Система ценностных ориентаций личности: Ценностная система личности − высший уровень социальной регуляции — Социосфера

Содержание

Ценностная система личности − высший уровень социальной регуляции — Социосфера

Система ценностей выступает как интегрированная основа культу­ры, отдельной личности, социальной группы, нации, всего человечества. Разрушение ценностной основы рассматривается как кризис личности, общества, культуры. Ни одна из национальных культур не смогла искоре­нить различие темпераментов, но способствовала формированию стерео­типов восприятия национальных характеров. Ценности – важнейшие ком­поненты человеческой культуры наряду с нормами и идеалами. Их суще­ствование укоренено в экзистенциальной активности субъекта культурно­го творчества, его диалоге с другими людьми, ориентированном не только на область сущего, но и на значимое, нормативно должное [4, с. 141].

С изменением общественных отношений происходит переоценка ценностей. В рамках той или иной концепции у человека формируется оп­ределенный набор ценностных ориентаций, иерархическая структура, ко­торая динамична, ценности выступают как интегративная основа как для отдельно взятого индивида, так и для любой, независимо от ее количест­венного состава, социальной группы, культуры, нации, всего человечества. Разрушение ценностной основы связано с кризисом как отдельно взятой личности, так и общества, культуры, но не с окончательной гибелью, а ее возрождением через обновление ценностей и преобразование старых. Тем не менее, ценностная система личности выступает в качестве высшего уровня социальной регуляции.

Ценностные ориентации человека выступают как цементирующее основание в поведении людей, обеспечивающее их взаимодействие и оп­ределяющие социальные и культурные интересы личности.

Изучая социальные и культурные ценности в процессе развития различных культур, многие исследователи пришли к выводу: понимание культуры вне соответствующей ценностной системы невозможно. Так, Д. Ли в разных культурах различает ценности вообще (а value) и ценности конкретной культуры (system of values). Первые ценности, по его мнению, воспринимаются как некоторое ощущение значимости и осмысления си­туации и не всегда осознаваемое руководство к действию, а вторые служат основой для индивидуального выбора и ценностных суждений. Но сущест­вует и такая точка зрения, согласно которой некоторые элементы культу­ры в форме культурных архетипов, связанных с менталитетом, все же на­следуются генетически.

«Отрицательных ценностей» нет и, следовательно, определение куль­туры посредством термина «ценностей» является узким и односторонним. Между тем в понятии «ценности» заключен не только позитивный смысл. Наряду с положительными ценностями существуют ложные ценности, цен­ности абсурдные, псевдоценности и антиценности и т. д.

Развитие культуры и приращение новых ценностей проходит через плотное сито традиций. В ходе такого отбора ценностей, основанном на длительной их адаптации к господствующим культурообразующим ком­понентам, формируется ядро культуры, основное содержание которого пе­редается от поколения к поколению и остается неизменным. Благодаря такой консервативности, каждая отдельно взятая культура имеет свое ли­цо, свою ценностную определенность и неповторимость.

Существуют многочисленные типологии ценностей. Так, согласно одной из них, ценности подразделяются на четыре категории. К первой группе относится ценностная способность вещей и идей выступать средст­вом удовлетворения потребностей человека или социальной группы; вто­рая группа составляет значимость вещей и идей для жизнедеятельности субъекта; третья группа связывается со специальной формой проявления ценностного отношения между субъектом и объектом; специфика четвер­той группы определяется посредством ценностных форм индивидуального и общественного сознания, выступающих в виде идеалов, норм, побужде­ний и т. д. Усвоение личностью этих ценностей включает в себя два мо­мента. Во­первых, объектно­содержательный, когда субъект осознает и выделяет себя как личность, а ценности обусловливают определенное «ви­дение» окружающей действительности, в основе которого лежит установ­ка, готовность к восприятию «значимой» действительности. Во­вторых, субъектно­содержательный момент усвоения ценностей, с которым связы­вается их отбор и выбор, формирование внутренней системы ценностных ориентаций личности.

Система ценностных ориентации личности включает три компонен­та: 1) когнитивный, или познавательный, который связан с выражением взглядов, мнений, интересов, убеждений личности; 2) эмоциональный, характеризующийся степенью значимости ценностей; 3) поведенческий, отражающий готовность к тому или иному виду действия. Их усвоение и содержание зависят от типа личности (биогенетической основы и социа­лизации). В усвоении тех или иных ценностей человек проявляет избира­тельность, что обусловлено его психосоциальной природой и системой уже сложившихся ценностей определенной культуры. Фактически усвоение ценностей культуры есть процесс социализации индивида, способ адапта­ции личности.

Культура представляет собой динамическую систему. При относи­тельной устойчивости отдельных ее элементов происходят те или иные изменения в ходе ее развития. Наиболее изменчива система традицион­ных ценностей, что проявляется в приращении новых культурных ценно­стей, отбрасывании некоторых «старых ценностей». Ценностные ориента­ции личности тоже динамичны, их устойчивость относительна. Так, изме­нение общественных отношений приводит к переоценке ценностей. Мно­гое из того, что считалось абсолютным и непреложным, зафиксированным в культуре в форме ценностных идеалов, культурных стереотипов, видо­изменяется и проявляется в формировании новых ценностных ориентаций личности. Более устойчивые ценностные ориентации личности связаны с усвоением традиционных ценностей культуры в виде общечеловеческих ценностей, относящихся к уровню «высокой культуры». Менее устойчи­вые, меняющиеся ценностные ориентации личности связаны с усвоением новых культурных образований, относящихся к уровню массовой культуры («низовой культуры»).

Таким образом, некоторые особенности и функции ценностно­смысловой организации сознания каждой отдельной личности, прояв­ляющиеся в различных типах коммуникационных воздействий (внешних и внутренних), присущи любой культуре и определяют ее ценности, будь то предмет материальной или духовной культуры, ее включенность в со­циально­коммуникативный процесс, в процессе общей жизнедеятельности человека.

Итак, актуализация ценностных ориентаций личности в межлично­стном общении связана с наполнением конкретным содержанием его мо­тивационно­смысловой сферы. Ценностные ориентации личности высту­пают как средство выбора и отбора социальных и культурных форм обще­ния, регулируют взаимоотношения индивида с группой, обществом, спо­собствуют ее самореализации.

Если социальные ценностные ориентации этнических общностей кристаллизуются, прежде всего, в религиозных верованиях, то возникает вопрос о том, в каком соотношении находятся понятия «менталитет» и «религия»? Как нам представляется, выбор религии опосредован влияни­ем тех ментальных структур общественного сознания этнических общно­стей, образование которых есть результат воздействия природных и со­циокультурных факторов. Религия же, став фактором этнического созна­ния, во многом определяет такой элемент менталитета, как социальный контекст. Естественно, принятие христианства тогдашней Русью не было безболезненным актом. Так, например, в Новгороде сохранилась легенда о введении там христианства епископом Иокакимом Корсунянином и кня­жескими воеводами Добрыней и Путятой, когда «Путята крестил мечом, а Добрыня огнем» [6, с. 18]. Таким образом, принятие христианства Киев­ской Русью, мы считаем, во многом было предопределено особенностями менталитета той этнической общности, которая составляла ее население. Но, если рассматривать роль православия по отношению к этнической общности, образовавшейся в Московской Руси (великороссам), то нам представляется, что именно тогда этот социокультурный ген выполнил, по выражению И. Экономцева, роль «духовной закваски русского этногенеза» [8, с. 163]. Особенно заметно это проявилось в период татаро­монгольского правления, когда православие было основным этноконсолидирущим фак­тором. Митрополит был религиозным представителем «всея Руси» гораз­до раньше, – отмечал П. Н. Милюков, – чем московский князь сделался ее политическим представителем [2, с. 35].

Если мы признаем, что православие играло роль «духовной заква­ски этногенеза русского народа», то закономерным представляется вопрос о том, в какой степени ценности, укорененные в православии, являются этническими? В данном случае, видимо, следует иметь в виду то, что, вос­принимаясь этнической общностью, формируя ее в известной степени, ре­лигия и ценности, постулируемые ею, претерпевают модификацию, адап­тируются в соответствии с особенностями менталитета и конкретными ис­торическими и социокультурными условиями. Как известно, не всё насе­ление Древней Руси стало приверженцами православия. Часть из них при­няли католицизм. Чем это было вызвано? Видимо, не только исторической ситуацией, но и особенностями менталитета различных групп формирую­щейся этнической общности. Православие – это не столько совокупность догматических формулировок, канонов и обрядов, сколько определенный строй духовной жизни, духовный такт и даже «вкус». Православие, по мнению Л. Н. Гумилева, являлось основным объединяющим фактором российского суперэтноса, причем не только как религия, но и как мен­тальность. К российскому суперэтносу, название, которому дали русские, Л. Н. Гумилев относил финно­угорские народы Восточной Европы: каре­лов, вепсов, зырян (коми), мордву, удмуртов, а также православных укра­инцев, чувашей и множество сибирских народов, включая алеутов. Един­ство данной суперэтнической группы поддерживалось во многом степенью близости их систем социальных ценностных ориентации, которые были сформированы в русле православной традиции.

Особенности менталитета проявляются не только на суперэтниче­ском, но и на субэтническом уровне. Многие поведенческие реакции чело­века, его общечеловеческие принципы своим исходным началом имеют созданные естественным отбором врожденные запреты. Один из основных запретов у очень многих видов «не убей своего». Для различения своих и чужих, следовательно, должна быть программа. У хорошо вооруженных природой животных есть запреты применять смертоносное оружие или убийственный прием в драке со своим. Человек от природы вооружен сла­бо, поэтому и врожденные ограничения у него слабы. Компенсацией этому могут быть только культурные факторы. Четко выражен запрет в мире жи­вотных: не бей того, кто принял позу покорности (у людей: не бей лежаче­го; повинную голову меч не сечет). Человек есть часть природы. Действие ее законов отчасти распространятся и на него. В своих фундаментальных проявлениях законы природы действуют одинаково на всей планете. Зна­чит ли это, что основные социальные ценностные ориентации человечест­ва в главных своих духовных проявлениях совпадают, и тогда вопрос об особых социальных ценностях этнических общностей, если рассматривать природный аспект их детерминации, является неправомерным? Видимо, верным будет то, что человечество имеет совпадающие основные социаль­ные ценности. Различия, на наш взгляд, будут заключаться в иерархии этих ценностей и степени их выраженности. Мысль о том, что истоки нравственности надо искать в самом человеке, высказывалась русскими философами и ранее. К. Г. Юнг утверждал, что мораль не была ниспослана свыше в форме синайских скрижалей и навязана народу, а напротив, мо­раль есть функция человеческой души, и стара, как само человечество. По­терявшему контакт с природой и во многом лишившемуся корней «естест­венной нравственности» человеку «понадобилось сохранить от забвения прежние нравственные нормы, записать и проповедовать их в назидание как предостережение против выбора иных жизненных установок», – счи­тает Ю. Салин. Безусловно, во всех системах существуют нравственные нормы, представляющие ценностные ориентации для социальных общно­стей, разделяющих их. «Преодоление собственной алчности, любовь к ближнему, поиск истины (в отличие от некритического знания фактов) – вот цели, общие всем гуманистическим системам Запада и Востока», – от­мечал Э. Фромм [7, с. 287].

Религиозные и философские системы призваны обеспечить духов­ный базис для выживания человечества и составляющих его этнических групп в новых, несомненно более сложных условиях. Ограниченность дей­ствия ценностных установок локальных культур К. Г. Юнг определял сле­дующим образом: «Моральные законы имеют силу лишь внутри группы живущих совместно людей. За ее пределами их действие прекращается. Вместо них там действует старая истина: «человек человеку – волк». С развитием культуры удается подчинить все большее количество людей власти одной и той же морали, хотя до сих пор не удалось добиться господ­ства морального закона даже и за пределами границ сообществ, то есть в свободном пространстве сообществ, независимых друг от друга. Там с древних времен господствуют бесправие, распущенность и вопиющая без­нравственность, о чем вслух говорят лишь враги» [9, с. 56]. Видимо, не­достаточной зрелостью человечества можно объяснить существующее и поныне деление на внешнюю и внутреннюю мораль.

Кризис, который переживает наше общество, есть отражение духов­ного кризиса, переживаемого человечеством в настоящее время. Данное обстоятельство понимается все большим количеством людей. Способом существования человеческого рода является этническая общность. Разру­шение этнической целостности какой­либо общности это обеднение рода человеческого в целом.

Но могут ли ценности, определяемые западным менталитетом (ин­дивидуализм, прагматизм, утилитаризм, техницизм и активизм) рассмат­риваться в качестве общезначимых культурных мотиваций для всего чело­вечества? Такие выдающиеся западные философы, как К. Ясперс, М. Хай­деггер, А. Камю, X. Ортега­и­Гассет, Э. Фромм считали, что названные ценности ведут к обесцениванию духовных и этических начал человече­ского существования, к смыслоутрате и дегуманизации самого человека. Как нам представляется, в современный век ни одна социокультурная сис­тема не может оставаться самодостаточной, так как ничье автономное су­ществование сегодня в принципе невозможно. Следовательно, человечест­во должно, исходя из своих общих ментальных основ, согласиться с тем, что высшими ценностями являются те, что позволяют сохранить нашу планету в состоянии, которое бы обеспечивало развитие на ней всего жи­вого, без утраты качественного своеобразия. «Многокрасочность» мира нужна не сама по себе, а как возможность человечества находить внутри себя элементы, позволяющие стать основой для выживания (адаптации) на каждом из исторических витков спирали. Локальные цивилизации не являются искусственными образованиями, они есть результат адаптации, развития этносов, этнических групп на достаточно длительном историче­ском отрезке времени. Правомерной, на наш взгляд, является постановка вопроса о необходимости соотнесения воспроизводства этносов, цивили­заций, как части воспроизводства человечества и экосистемы в целом.

Ценности как интериоризованные в сознании личности нормы и правила общества представляют собой результат действия различных ме­ханизмов социализации (инкультурации), под воздействием которых че­ловек оказывается с самого рождения. Так рассуждает об этом В. В. Столин в своей работе «Самосознание личности»: «Культура первоначально не выступает для ребенка абстрактно, она проявляется для него в конкретном общении, в живой совместной деятельности, в виде образцов поведения других людей, их стремлений и ценностей, их отношений между собой и к ребенку, их действий <…> Приобщаясь к конкретным людям в конкретных отношениях и уподобляясь им, ребенок в то же время приобщается к куль­туре вообще. Однако разные люди несут в себе разные взгляды, ценности, способы жизни, поэтому, приобщаясь к одним, он одновременно и диффе­ренцируется от других людей» (Столин В. В., 1983, с. 184).

Будучи внутренними регуляторами поведения, ценности, как инте­риоризованные нормы играют существенную роль во взаимодействии эт­носов. Ценности относятся к важнейшим параметрам этнической группы и формируются «на основании выработки определенного отношения к со­циальным явлениям, продиктованным местом данной группы в системе общественных отношений, ее опытом в организации определенной дея­тельности» [1, с. 147]. Следовательно, если кросс­культурная специфика ценностей этнической группы определяется ее уникальным опытом жиз­недеятельности, продукт этой деятельности ценности культуры несет в се­бе в определенной мере сакральный смысл для общности, его создавшей.

Подтверждается тот факт, что общечеловеческие ценности есть нечто трансцендентное по отношению к самосознанию, которое должно признать эти ценности и следовать им. Общечеловеческие ценности интегрируют в себе систему ценностей и ценностных ориентаций личности и националь­ных государств. Это положение обусловлено не только тем, что по природе своей общечеловеческие ценности являются высшей ступенью в иерархии социальных ценностей, а прежде всего тем, что в силу возрастания взаимо­зависимости между всеми народами национальные ценности не могут быть полноценны и даже невозможны без учета общечеловеческих.

Система ценностных ориентаций и направленность личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

Система ценностных ориентаций и направленность личности

Потапова И.И.

В статье рассмотрена система формирования ценностных ориентаций обучающихся в профессиональном колледже, которые задают общую направленность интересам и устремлениям личности; определяют иерархию индивидуальных предпочтений, целевую и мотивационную программы, уровень притязаний и престижных предпочтений.

In article the system of formation of valuable orientations of students in professional college is considered. They set the general orientation to interests and aspirations of the person, define hierarchy of individual preferences, target and motivational programs, level of claims and prestigious preferences.

Ценностные ориентации — это, прежде всего предпочтения или отвержения определенных смыслов как жизнеорганизующих начал и готовность или неготовность вести себя в соответствии с ними.

А.Г. Здравомыслов определяет ценностные ориентации личности как ось сознания, «обеспечивающую устойчивость личности, выраженную в направленности потребностей и интересов. В силу этого ценностные ориентации выступают важнейшим фактором, регулирующим, детерминирующим мотивацию личности». Система ценностных ориентаций образует направленность личности, регулирует деятельность.

По мнению В.А. Ядова, система ценностей позволяет прогнозировать общую направленность поведения. Вместе с тем степень совпадения ценностей и реального поведения может колебаться, то есть ценностные ориентации не всегда непосредственно управляют поведением и поступками.

Разработанная М. Рокичем методика, основана на прямом ранжировании списка ценностей. М. Рокич различает два класса ценностей:

1. Терминальные — убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться. Стимульный материал представлен набором из 18 ценностей.

2. Инструментальные — убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Стимульный материал также представлен набором из 18 ценностей.

Это деление соответствует традиционному делению на ценности — цели и ценности-средства.

Как отмечает Д.А. Леонтьев, индивидуальная иерархия ценностных ориентаций, как правило, представляет собой последовательность достаточно хорошо разграничиваемых «блоков». Он приводит возможные группировки ценностей, объединенные в блоки по различным основаниям и представляющие собой своего рода полярные ценностные системы. В частности, среди терминальных ценностей противопоставляются:

1. Конкретные жизненные ценности (здоровье, работа, друзья, семейная жизнь) — абстрактные ценности (познание, развитие, свобода, творчество).

2. Ценности профессиональной самореализации (интересная работа, продуктивная жизнь, творчество, активная деятельная жизнь). Ценности личной жизни (здоровье, любовь, наличие друзей, развлечения, семейная жизнь).

3. Индивидуальные ценности (здоровье, творчество, свобода, активная деятельная жизнь, развлечения, уверенность в себе, материально обеспеченная жизнь). Ценности межличностных отношений (наличие друзей, счастливая семейная жизнь, счастье других).

4. Активные ценности (свобода, активная деятельная жизнь, продуктивная жизнь, интересная работа). Пассивные ценности (красота природы и искусства, уверенность в себе, познание, жизненная мудрость).

Среди инструментальных ценностей Д.А. Леонтьев выделяет следующие дихотомии:

1. Этические ценности (честность, непримиримость к недостаткам) — ценности межличностного общения (воспитанность, жизнерадостность, чуткость). Ценности профессиональной самореализации (ответственность, эффективность в делах, твердая воля, исполнительность).

2. Индивидуалистические ценности (высокие запросы, независимость, твердая воля), конформистские ценности (исполнительность, самоконтроль, ответственность) —

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

альтруистические ценности (терпимость, чуткость, широта взглядов).

3. Ценности самоутверждения (высокие запросы, независимость, непримиримость, смелость, твердая воля). Ценности принятия других(терпимость, чуткость, широта взглядов).

4. Интеллектуальные ценности (образованность, рационализм, самоконтроль). Ценности непосредственно-эмоционального мироощущения (жизнерадостность, честность, чуткость).

Динамика ценностных ориентаций опосредуется тем, представителем какой социальной группы является конкретная личность [1]. Существуют социальные группы, которые в большей степени устойчивы по отношению к социально-экономическим изменениям, что выражается в сохранении ценностных приоритетов. И есть более динамичные социальные группы, которые в историческом времени быстрее изменяют свои ценностные ориентации. К таким группам относится молодежь, особенно получающая экономическое образование.

Динамика ценностных ориентаций в юношеском возрасте в результате экономического образования в условиях среднего профессионального обучения не изучена, что и определило цель моего исследования.

Цель работы — выявление динамики ценностных ориентаций личности в юношеском возрасте в условиях экономического образования.

Основная гипотеза — структура ценностных ориентаций личности в юношеском возрасте изменяется под влиянием экономического образования в направлении усиления значимости социальных и волевых ценностей.

Предмет исследования — динамика в структуре ценностных ориентаций (ЦО) в юношеском возрасте.

Объект исследования — студенты 2 курса Московского технико-экономического колледжа на базе полного среднего образования. 60 человек. Экспериментальная группа — 30 человек, обучающиеся по специальности «Экономика и бухгалтерский учет». Контрольная группа — 30 человек, обучающиеся по специальности «Экспертиза качества потребительских товаров».

Экспериментальная группа изучала следующие экономические предметы: экономическую теорию, экономику организации, теорию бухгалтерского учета и бухгалтерский учет в течение всего учебного года. В результате изучения данных предметов студенты получили профессиональную подготовку в сфере экономики как будущие специалисты — бухгалтера. В процессе обучения студенты изучили общие положения экономической теории, основные макро- и микроэкономические категории и показатели, научились ориентироваться в вопросах экономики в современных условиях, узнали порядок ценообразования и ценовую политику предприятий, основные средства предприятия и порядок их использования, научились оценивать финансовое состояние организаций, рассчитывать показатели бизнес-плана, изучили нормативно-правовую базу организации бухгалтерского учета и методы его ведения, первичную и сводную учетную документацию, источники формирования финансовых ресурсов, компьютерное обеспечение бухгалтерской деятельности, научились документально оформлять хозяйственные операции различного типа, проводить инвентаризацию, составлять бухгалтерскую, налоговую и статистическую отчетность предприятия.

Контрольная группа не изучала экономические дисциплины, которые по учебному плану данной группы изучаются на следующем курсе.

При проведении исследования использовались следующие методики:

1. Методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича (адаптация выполнена А Гоштаутосом, А.А.Семеновым, В.А. Ядовым), основанная на прямом ранжировании списка ценностей.

2. Для исследования ценностных ориен-таций применялась методика попарного сравнения одиннадцати ценностных ориентаций С.С. Бубновой.

3. Контент-анализ сочинений студентов.

4. Для определения уровня материального благосостояния — экспертные субъективные оценки преподавателей.

Эмпирические задачи работы:

— проверить экспериментальную и контрольную группы на эквивалентность;

— проанализировать динамику в структурах ЦО после обучения в экспериментальной и контрольной группах;

— проанализировать представления студентов об экономическом образовании.

Профессиональное образование. Столица | № 6 2010

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

Этапы исследования. На первом этапе был осуществлен выбор методик исследования ценностных ориентаций и проведено тестирование студентов по методикам С.С.Бубновой и М.Рокича.

Студенты экспериментальной группы написали сочинение на тему: «Для чего я изучаю экономические дисциплины», по результатам которых проведен контент- анализ.

На втором этапе было проведено повторное тестирование студентов по методикам С.С.Бубновой и М.Рокича.

Для проведения исследования использовался экспериментальный план с предварительным и итоговым тестирование и контрольной группой № 4 (по Д. Кэмпбеллу).

Экспериментальный план имеет следующий вид:

R O1 X O2

R 03 04

Применение этого плана дает возможность осуществить почти полный контроль над всеми конкурентными гипотезами, необходимость контроля при его использовании не эксплицируется.

1. Мы проводили тестирование испытуемых с использованием одного экспериментатора в один день и с разницей во времени один час.

2. Естественное развитие и эффект тестирования контролируются постольку, поскольку они одинаковым образом проявляются в экспериментальной и контрольной группах. Действие фактора естественного развития связано с проблемой отбора испытуемых: результаты могут оказаться действительными только для данного возраста. Мы проводили исследования и делаем выводы для студентов 16 — 18 лет.

3. В нашем случае созданы условия для контроля инструментальной погрешности, так как для [О] используются ответы испытуемых, полученные с помощью фиксированных методик.

Группы эквивалентны по следующим показателям:

1) По возрасту. В экспериментальной и в контрольной группе обучаются студенты в возрасте 16 -18 лет, что соответствует юношескому возрасту.

2) По уровню полученного образования. Все студенты групп, участвующие в исследовании имеют полное среднее образование.

3) По содержанию образовательного компонента. Учебные программы составлены таким образом, что дисциплины гуманитарного, общепрофессионального цикла представлены в обеих группах одинаково. Это основы философии, основы права, русский язык и культура речи, психология, математика, информатика, иностранный язык, физическая культура и основы безопасности жизнедеятельности.

4) Предварительное тестирование на выявление сходства ЦО. Динамика ЦО определялась прямым ранжированием с последующим выявлением сдвига с опорой на критерий знаков.

В результате проверки групп на эквивалентность между ними не выявлено значимых различий: по возрасту, полу, полученному до обучения в колледже образованию, содержанию образовательного компонента согласно учебных программ и ценностным ориентациям можно признать экспериментальную и контрольную группы эквивалентными.

В результате исследования было выявлено, что по некоторым ценностным ориентациям динамика в результате обучения отсутствует как в контрольной, так и в экспериментальной группах. Это объясняется естественными причинами развития. К наиболее устойчивым среди ведущих ценностей относятся ценности отношений личности с самым ближайшим социальным окружением и прагматические ценности.

В результате исследования обнаружено, что ценностная ориентация на здоровье (1-е место) (как стандартная ценность, передающаяся из поколения в поколение), любовь (2-е место), наличие друзей (3-е место), общение (2-е место), материально обеспеченная жизнь (5-е место) и в экспериментальной, и в контрольной группе занимает ведущее место, которое не изменилось в результате обучения.

Следует отметить те ценностные приоритеты, которые оставались устойчивыми, несмотря на низкие ранги: приятное времяпрепровождение (10-е место), поиск и наслаждение прекрасным (11-е место), продуктивная жизнь (13-е место), творчество (17-е место), непримиримость к недостаткам (18е место).

Поэтому можно предположить, что, несмотря на сравнительно низкие ранги, перечисленные ЦО,

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

относящиеся к категории относительно стабильных, являются важнейшими и во многом инвариантными составляющими ценностного сознания социальной группы студентов в целом. Ценность творчество имеет самый низкий уровень, то есть не имеет никакой значимости и считается студентами неважной в их жизни. Отчасти такое положение дел можно объяснить возрастными изменениями, специальность бухгалтера и эксперта не предполагает творческого подхода к работе, язык цифр требует точности и определенности.

Общая динамика. Отсутствие частной динамики в группе терминальных ценностей закономерно. Жизненные цели не могут принципиально измениться за год. Следовательно, мы обращаем внимание на общую динамику, не связанную со спецификой образования.

В начале обучения семья имела высокую значимость для студентов, являлась неким эталоном, образцом поведения. Постепенно значение семьи снизилось, но осталось достаточно высоким. Это свидетельствует о том, что семья имеет значение для студентов, но приобретение опыта в других сферах, появившаяся самостоятельность, обогатили их опыт и показали важность других ценностей и сфер жизни. Возрастные особенности молодежи проявляются и в том, что для респондентов возрастает значимость личностных ценностей — получение удовольствия от жизни (развлечения), власть и личные достижения. Ранговая оценка рационализма, умения здраво, логично мыслить, принимать обдуманные решения для студентов возрастает. Наряду с повышением социального статуса снижается значимость интересной работы. Студенты поступают в колледж мотивированными на изучение данной специальности, но в процессе обучения значимость снижается. Такая динамика характерна для подросткового возраста (амбивалентна). В представлении студентов, начавших обучение, понятие интересная работа эквивалентно «легкая», «не сложная», «не требующая профессиональных знаний». Постепенно в процессе обучения отношение к этому понятию меняется, и в этой связи снижается ранг данной ЦО.

Кроме общей динамики, мы наблюдаем парциальную динамику в контрольной и экспериментальной группах. В данном случае экономическое образование тормозит естественное развитие. Инструментальные ценности (в отличие от терминальных) могут изменяться за достаточно короткий срок, так как способы достижения цели могут быть различными. Само образование предоставляет более широкий спектр понимания инструментов или способов достижения ценностей-целей.

Динамика данных ЦО детерминирована экономическим образованием, поскольку студенты расширили представление о способах достижения жизненных целей.

У студентов экспериментальной группы ЦО познание, оставаясь в числе отвергаемых ценностей, осталось на прежнем уровне. Экономическое образование удерживает его как цель. По-видимому, студенты контрольной группы считают, что ими получено довольно много знаний.

Значение образованности для студентов экспериментальной группы незначительно снизилось, а контрольной — вышло на первое место, возможно, это связано с получением профессионального образования. Следовательно, для студентов-экономистов образование не служит инструментом достижения главных жизненных целей.

Значимость красоты природы и искусства, помощи и милосердия для студентов экспериментальной группы повысилась, а контрольной — осталась на прежнем уровне. Естественное развитие не оказывает влияния в отношении эстетических ценностей, студенты ориентированы на профессиональную подготовку. В результате анализа внеклассной работы, проводимой с обеими группами кураторами, мы пришли к выводу, что динамика связана с различиями, выявленными в системе воспитания. Куратор экспериментальной группы регулярно посещает со студентами театры, выставки, музей, активно участвует во внеурочной жизни колледжа. Это влияние побочного фактора развития, как устойчивой ситуации.

Анализ данных свидетельствует, что различия между ценностными ориентациями студентов контрольной и экспериментальной групп прослеживаются по категориям нравственных и эстетических качеств личности. Для студентов экспериментальной группы значимость их возросла, что соответствует общей динамике ЦО студентов. В контрольной группе структура этих ценностей не изменилась.

Мы предполагаем, что это свидетельствует о том, что экономическое образование позволяет студентам определиться с главным в своей жизни (терминальными ценностями) и подобрать инструменты для их реализации. По волевым ЦО: самоконтроль, ответственность, эффективность в

Профессиональное образование. Столица | № 6 2010

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

делах социально-экономическим ценностям: высокие запросы, социальная активность, счастье других выявлен рост их значимости в экспериментальной группе. В контрольной группе эти ценности остаются без изменений.

Задача контент-аналитического исследования: выявить ЦО студентов в процессе изучения экономических дисциплин.

Выборка. Сочинения группы студентов, изучающих экономические дисциплины.

Единицы контекста — каждое сочинение.

Частота упоминаний категорий и подкатегорий в единицах контекста фиксируется и подсчитывается как терминологическая.

Объем упоминаний категорий и подкатегорий подсчитывается в количестве предложений.

В ходе контент-анализа было проанализировано 30 сочинений студентов экспериментальной группы (общим объемом 4738 слов, 433 предложения).

Качественные единицы контент-анализа (категории обозначены буквами, подкатегории -цифрами).

А — профессиональное становление — успех; высокая квалификация; конкурентоспособность; престижная работа; карьерный рост.

Б — материальное благосостояние — высокая зарплата; богатство.

В — социальная значимость — основа существования общества; жизнь подчиняется законам экономики; современный инструмент государственного управления; помощь стране.

Г — самореализации — полезно знать; реализовать себя в жизни; получить высшее образование; получить глубокие и обширные знания.

Д — познавательные потребности — интересно; необходимо; нравится; увлекательно.

Е — семейное благополучие — содержать семью; создать условия для себя и своей семьи.

Все результаты, полученные в ходе исследования, являются, естественно отражением частных тенденций Московского технико-экономического колледжа и не могут быть перенесены на всю категорию студентов, но нам кажется, что мы обнаружили некоторые общие закономерности динамики ЦО современного студента. Проанализировав результаты исследования, можно предложить следующие выводы.

1. В результате проверки групп на эквивалентность между ними не выявлено значимых различий.

По возрасту, полу, полученному до обучения в колледже образованию, содержанию

образовательного компонента и ЦО можно признать экспериментальную и контрольную группы эквивалентными.

2. Ценностные ориентации групп испытуемых в целом находятся в пределах возрастной нормы, то есть для возрастного этапа (16 — 18 лет),актуальны задачи поиска партнера, устройства личной жизни, получение образования, построение примерного плана собственного жизненного пути и профессиональной деятельности, самоутверждение.

3. Динамика ценностных приоритетов студентов в условиях экономической стабильности в обществе не зависит от образования и характеризуется переходом от направленности на деловую активность и семейные ценности к направленности на самоутверждение, прагматизм (типичной для данной возрастной и социальной группы).

4. Анализ данных свидетельствует, что различия между ценностными ориентациями студентов контрольной и экспериментальной групп прослеживаются по категориям нравственных и эстетических качеств личности.

По волевым и социально-экономическим ценностям выявлен рост их значимости в экспериментальной группе. В контрольной группе эти ценности остаются без изменений.

5. В экспериментальной группе состоялся переход от направленности на самореализацию к направленности на деловую и экономическую активность; наблюдается смещение акцентов в ЦО от этических и альтруистических к прагматическим.

6. В будущей профессии студентов-экономистов привлекает профессиональное становление, принесение пользы другим людям, социальная востребованность, а также соответствие своим интересам и увлечениям.

Библиографический список:

1. Дашкова Л.Г. Развитие ценностных ориентаций личности // Профессиональное образование.

Профессиональное образование. Столица | № 6 2010 5

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

Столица. 2010. № 1. С. 33-34.

2. Н.Н. Травкина Творение и жизнетворчество как процесс развития профессиональных компетенций и социализации личности молодого специалиста // Научные исследования в образовании. 2010. № 2. С. 55-58.

Ключевые слова: ценностные ориентации, направленность личности.

Keywords: valuable orientations, an orientation of the person.

Определение ценностных ориентаций

Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизнедеятельности, основу жизненной концепции и «философии жизни».

М. Рокич предложил теоретическую модель для изучения ценностных ориентаций человека и представил действенный инструмент их измерения.

Ценности — это обобщенные представления о благах и приемлемых способах их получения, на базе которых человек осуществляет сознательный выбор целей и средств деятельности. Ценности личности выступают в качестве основы для формирования жизненной стратегии, во многом определяют линию профессионального развития.

Ценностная ориентация — это понятие социальной психологии, под которым понимается:

  1. идеологические, политические, моральные, эстетические и другие основания оценки человеком социальных объектов и событий;
  2. способ организации человеком своего поведения в соответствии с осознанными мотивами, возведенными в ранг смысложизненных ориентиров.

В последнем случае ценностные ориентации выступают в качестве индивидуальной идеологии стиля жизни. Они формируются при усвоении социального опыта и проявляются в целях, идеалах, убеждениях, интересах и других элементах внутреннего мира, реализуются в поведении личности. В структуре деятельности ценностные ориентации тесно связаны с познавательными и волевыми сторонами, они обеспечивают устойчивость личности, преемственность определенного типа поведения. Система ценностных ориентаций составляет содержательную сторону направленности личности и отражает внутреннюю основу ее отношения к действительности.

Ценностная ориентация есть, с одной стороны, конкретное проявление отношения личности к фактам действительности, а с другой — система фиксированных установок, регулирующих поведение в каждый данный отрезок времени.

Ценностные ориентации — сложное образование, в котором можно выделить три основных компонента: когнитивный, эмотивный и поведенческий. Когнитивный есть элемент знания, эмотивный — эмоциональная составляющая, вытекающая из оценки; поведенческий — связан с реализацией ценностных ориентаций в поведении личности.

Ценностные ориентации относятся к важнейшим компонентам структуры личности, по степени их сформированности можно судить об уровне развития личности. Развитые ценностные ориентации — признак зрелости, показатель меры социальности. Устойчивая и непротиворечивая совокупность ценностных ориентаций обуславливает такие качества личности, как цельность, надежность, верность определенным принципам и идеалам, способность к волевым усилиям во имя этих идеалов и ценностей, активность жизненной позиции. Противоречивость ценностных ориентаций порождает непоследовательность в поведении. Неразвитость ценностных ориентаций — признак инфантилизма, господства внешних стимулов во внутренней структуре личности.

В процессе совместной деятельности, определяющей отношения людей в группах, складываются групповые ценностные ориентации. Совпадение важнейших ценностных ориентаций членов группы обеспечивает ее сплоченность.

М. Рокич (Milton Rokeach) предложил теоретическую модель для изучения ценностных ориентаций человека (в рамках когнитивного подхода) и представил действенный инструмент их измерения (Milton Rokeach Value Survey). И теория, и методика широко используются психологами, экономистами, а также специалистами в области политических наук. Теория М. Рокича объясняет, что такое ценности, что люди ценят и в чем состоят функциональные цели системы ценностей.

В качестве основного диагностического конструкта автор теста рассматривает направленность личности, понимаемую как значимость для человека тех или иных жизненных целей и ценностных ориентаций, которыми он руководствуется в своей жизни. В зависимости от устремлений, которые человек пытается реализовать, жизненные сферы (профессиональная, обучения и образования, семейная, общественная жизнь и сфера увлечений) представляют для разных людей различную степень значимости.

Учеными предложено множество типологий ценностей, наиболее известно разделение на духовные, социальные и материальные. Кроме того, выделяют ценности, соответствующие разным областям социальной жизни (моральные, эстетические, политические, познавательные, экономические и др.). М. Рокич приводит свою типологию:

  • Ценности-цели (терминальные), определяемые им как убеждения человека в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться. Терминальные ценности определяют для человека смысл его жизни, указывают, что именно для него особенно важно и значимо.
  • Ценности-средства (инструментальные), определяемые как убеждения человека в том, что определенный образ действий или свойство личности являются предпочтительными в любой ситуации.

Инструментальные ценности подразделяются на группы:

  • этические, ценности общения, ценности дела;
  • индивидуалистические, конформистские, альтруистические;
  • самоутверждения, принятия других людей и т. д.

Методика изучения ценностных ориентаций М. Рокича основана на прямом ранжировании списков ценностей двух классов: терминальных и инструментальных (по 18 пунктов каждый). Сначала испытуемому предлагается набор терминальных, а затем инструментальных ценностей.

Результаты теста очень зависят от адекватности в самооценке человека, поэтому специалисты рекомендуют использовать тест М. Рокича в комплексе с другими методиками. Достоинство этого теста — универсальность, удобство и быстрота в проведении и обработке данных. Однако на результаты могут оказать влияние неискренность испытуемого, стремление (не всегда осознанное) давать социально желательные ответы.

Тестирование лучше проводить индивидуально, а не в группе: специалисту будет легче установить доверительные отношения с испытуемым, что повысит вероятность получения искренних ответов.

Приложение: Методика определения ценностных ориентаций М. Рокича

«Менеджер по персоналу»

Ценностные ориентации личности как динамическая система(Яницкий М.С.)

Содержание

Предисловие

Глава 1. Психологическая природа ценностных ориентации личности

1.2. Общая характеристика развития теоретических представлений о ценностях и ценностных ориентациях личности
1.2. Место и роль системы ценностных ориентации в структуре личности и ее развитии
1.3. Проблема типологии систем ценностных ориентации личности
Резюме


Глава 2. Основные закономерности формирования и развития системы ценностных ориентации личности

2.2. Формирование системы ценностных ориентации личности в онтогенезе
2.2. Динамика ценностных ориентации в процессах личностного развития
2.3. Психологические факторы развития системы ценностных ориентации личности
Резюме

Глава 3. Личность и ее система ценностных ориентации

3.2. Общественное сознание и ценностные ориентации личности
3.2. Структура ценностных ориентации личности
3.3. Типы индивидуальной иерархии ценностных ориентации
3.4. Основные механизмы и факторы развития системы ценностных ориентации личности
Резюме

Глава 4. Экспериментальное исследование психологических механизмов и факторов развития системы ценностных ориентации личности

4.2. Особенности системы ценностных ориентации при аномальном, антисоциальном и просоциальном развитии личности
4.2. Развитие высшего уровня системы ценностных ориентации личности в ходе группового психологического тренинга
4.3. Развитие профессиональной системы ценностей в процессе психологического обучения
Резюме

Заключение
Приложение
Библиографический список

Предисловие

Интерес к ценностным основам отдельной личности и общества в целом всегда возрастал на грани эпох, в кризисные, переломные моменты истории человечества, необходимость осмысления которых закономерно требовала обращения к проблеме этических ценностей. Кардинальная смена общественной системы и произошедшие за последнее десятилетие изменения в российском обществе потребовали переоценки значимости многих фундаментальных ценностей.

Социальные перемены, обусловившие необходимость принятия каждым членом общества ответственности за свою судьбу, приводят к постепенному утверждению в общественном сознании новой системы ценностных ориентаций. Входящие в жизнь молодые люди, уже не связанные с прежними ценностями, не в полной мере восприняли и ценности свободного демократического общества. В этой связи особое значение приобретает процесс ценностного самоопределения в вузе, формирование системы ценностных ориентаций, имеющей гуманистическую и деонтологическую направленность, которая особенно необходима для успешной реализации будущей профессиональной деятельности в системе «человек-человек». Необходимость обращения к этико-деонтологическим аспектам подготовки будущих специалистов психолого-педагогического профиля, формирования у них направленности на ценности профессиональной и личной самореализации, особенно актуальные в кризисном обществе, определяет значимость изучения закономерностей развития системы ценностных ориентаций.

Актуальность рассматриваемой проблемы определяется, тем самым, наличием противостояния между современными социальными условиями, предъявляющими особые требования к формированию системы ценностных ориентаций личности, и недостаточной изученностью психологических факторов и механизмов ее развития, а также слабой разработанностью конкретных приемов соответствующего целенаправленного воздействия.

Данная работа посвящена изучению психологических закономерностей формирования системы ценностных ориентаций личности и разработке системы психологических факторов и механизмов целенаправленного развития этой системы в процессе подготовки специалистов психолого-педагогического профиля.

Автор выражает благодарность доктору психологических наук, профессору В. Г. Леонтьеву за ценные научные консультации и замечания по организации и структуре данной работы, а также доктору психологических наук, профессору А. И. Донцову и всему коллективу возглавляемой им кафедры социальной психологии Московского государственного университета за существенную методологическую помощь в разработке и внедрении принципов развития профессиональной системы ценностей будущих практических психологов в процессе обучения в вузе.

Яницкий М.С.,

Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. — 204 с. ISBN 5-202-01717-0
Издание осуществлено при поддержке Института «Открытое общество» (фонд Сороса) в рамках Программы поддержки кафедр мегапроекта «Развитие образования в России», грант № HBA 911.
Рецензент: кафедра социальной психологии Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

См. также

ТИПОЛОГИЯ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ЛИЧНОСТИ | Наукові конференції

Автор: 

Диляра Ихсанова (Алматы, Казахстан)

Развитие системы ценностных ориентаций занимает одно из важных и актуальных мест в современной психологической тематике, поскольку ценностные ориентации выполняют важнейшую функцию не только стабилизации, но и предотвращения отклоняющегося поведения молодежи.

Несмотря на неугасающий интерес к аксиологической проблематике, до настоящего времени нет единого определения ценностных ориентаций личности, не выяснено их соотношение и взаимосвязь с другими личностными сферами. При этом большинство исследователей едины во мнении о том, что система ценностных ориентаций, являясь основой для рассмотрения человека как зрелой личности, выражает избирательное отношение человека к социальной действительности. В связи с этим, мы понимаем ценностные ориентации как  сложный социально-психологический феномен, не только характеризующий содержание активности, но и определяющий подход человека к миру, к себе, а также придающий смысл поведению и поступкам. Таким образом, система ценностных ориентаций имеет многоуровневую структуру, а ее вершина – это ценности, связанные с жизненными целями личности. Ученые обосновывают проблематичность изучения системы ценностных ориентаций личности сложностью самого процесса детерминации её социальными и культурными факторами. А так же подчеркивается многомерность системы ценностных ориентаций как объекта исследования.

         Принято считать, что главным элементом культуры являются ценности, доминирующие в обществе. Так ценностные приоритеты реализуются через поведение, а накопленный нами опыт в быстро меняющихся социальных условиях оказывает влияние на ценности. Таким образом, можно увидеть изменения в культуре и личности, проанализировав ценности. Но здесь мы должны рассмотреть еще один аспект данного вопроса: каково значение ценностей в разных культурах. На индивидуальном уровне ценности являются мотивами, которыми люди руководствуются в жизни. Взаимосвязь между рангами ценностей отражает внутренние изменения индивида.

На современном этапе, исследование ценностей базируется на исследованиях М. Рокича. Он предложил инструмент для изучения ценностей в психологии, дав ясное определение этого понятия, как принципов жизни. Автор методики различает два класса ценностей:  — терминальные ценности — убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться; — инструментальные ценности — убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации. Это деление соответствует традиционному в отечественной психологии делению на ценности-цели и ценности-средства [1].

         С. Шварцем (1992) был проведен многонациональный опрос, направленный на выявление ценностей, которые люди считают своими главными жизненными принципами. Автор утверждает, что главный аспект, отделяющий ценности друг от друга, – это тип мотивации. Он выделил блоки ценностей, основанием явились основные человеческие ценности, характеризующие человеческие потребности и имеющие место во всех культурах. К ним автор относит: биологические нужды, потребности социального взаимодействия. Выделив ценности в работах других ученых, он сгруппировал их в десять видов мотивации. Основываясь на главной цели, С.Шварц дал ценностям определения: власть, гедонизм, достижения, заботливость, безопасность, конформизм, самостоятельность, стимуляция, традиционность, универсализм. Последующие результаты подтвердили данную структуру. В дальнейшем С. Шварц говорил, что единая система ценностей связана с другими переменными, такими как – установки, поведение, групповое членство [2].

В исследовании, проведенном С. Шварцем, описанную совокупность из десяти ценностей можно представить в двумерном пространстве, где одна из осей будет характеризовать открытость опыту, а другая – выход за пределы Я. Это двумерное представление отражает динамические связи между ценностями. Одновременно придерживаться ценностей, расположенных рядом в двумерном пространстве, не представляет затруднений. Придерживаться же противоположных ценностей, например, стимуляции и конфронтации, довольно трудно [2, с.329].

Дж. Капрара и Д. Сервон рассматривают проблему влияния социальных изменений на ценности общества и говорят о наличии феноменов, которые свидетельствуют о сохранении определенных базовых ценностей. При изучении влияния социальных изменений на индивидуальные ценности необходимо учитывать, что люди не пассивные реципиенты социального влияния. Люди  не только выбирают, но и частично формируют социальные факторы, которые на них действуют [3].

         Рассматривая индивидуальную иерархию ценностных ориентаций Д.А.Леонтьев предлагает возможные группировки ценностей по различным основаниям, в частности противоположные ценности, среди которых:  конкретные и абстрактные ценности, индивидуальные и межличностные, активные и пассивные ценности, а так же ценности профессиональной реализации и личной жизни [4].

Ценностные ориентации в любом обществе отличаются неоднородностью, поскольку они формируются, и развиваются в ходе накопления индивидом жизненного опыта в условиях изменяющегося мира и находят свое выражение в целях, социальных выборах, интересах личности или группы в условиях реального взаимодействия [5]. В связи с этим, ценностные ориентации и личности и группы, будут представлять интерес для определения не только направленности общества, но и для определения влияния и возможно изменения ценностных ориентаций в результате совместной деятельности.

В связи с этим, типология ценностных ориентаций имеет очень важное значение, поскольку в группах характеризующихся низким или высоким уровнем развития, соответственно наиболее отчетливо проявляются доминирующие индивидуальные ценности.

По мнению М.С. Яницкого субъективная значимость для человека тех или иных ценностей может определяться разными источниками [6]. В связи с этим, важно отметить, что развитие ценностных ориентаций личности основывается не только исходя из индивидуального опыта, но и в социальном взаимодействии. Таким образом, в результате психокоррекционного воздействия, мы можем оказывать определенное влияние на развитие системы ценностных ориентаций молодого поколения.

 

Литература:

1.  Практическая психодиагностика. Методики и тесты: учебное пособие / под ред. Райгородского. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2008. – 672 с.

2.  Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучении ценностей личности: концепция и методическое руководство. — СПб.: Речь, 2004 — 70 с.

3.  Капрара Дж., Сервон Д. Психология личности. — СПб: Питер, 2003. – 640 с.

4.  Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Московского университета. Сер. Психология. — 1996.- №4.- С.35-44.

5.  Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика. – М.: ПЕР СЭ, 2007. – 464 с.

6.  Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. – 204 с.

Ценностные ориентации личности

Что такое ценность?

С понятием «ценность» всегда соотносится степень важности для человека каких-то качеств, принципов, взглядов, взаимоотношений, или даже предметов — в зависимости от тех обстоятельств, которые эти ценности сформировали. Ценности принято разделять на материальные, культурные и моральные, а так же на общественные и индивидуальные. Такие атрибуты, как редкость и уникальность, так же часто относят к понятию ценности, хотя, в определенных условиях, важными могут становится и вполне обычные и распространенные вещи, явления и понятия, такие как еда, или дождь, социальный статус, или мода, поэтому иерархия ценностей в человеческом сообществе явление очень многообразное и зависимое от конкретной ситуации.

Материальные ценности могут иметь для человека очень высокую важность даже в высокоразвитых социально-культурных системах, как в личном, так и в общественном плане. Но все же, когда речь идет о «человеческих» ценностях, обычно имеются ввиду именно моральные ценности, то есть — иерархии ценностей, в которых общие интересы превалируют над частными.

Ценностная ориентация

Говоря о ценностной ориентации, как об устойчивой структуре сознания и об осознанном выборе человек, мы имеем дело с рядом очень неоднозначных и сложных оценочных критериев. Сложность заключается в первую очередь в том, что культурная и социальная среда, в которой формируются подобные личностные ориентиры, в любом случае оказывает давление на личность, заставляя ее принимать соответствующую «форму». Во многих случаях такая «внешняя» ценностная структура личности, формально отвечающая общим социально-культурным и моральным нормам, является неосознанной и непрочувствованной психологической мимикрией, по сути — инстинктивной. И до тех пор, пока подобная, формально структурированная личность не сталкивается с серьезным противодействием со стороны окружения относительно избранных ей ценностей, либо пока она не испытывает мощного внутреннего импульса самостоятельно нарушить иерархию приобретенных оценочных критериев, невозможно говорить об осознанном выборе, хотя такой выбор и может быть вполне осознанным с самого начала.

В то же время, общая устойчивая формальная структура ценностных ориентиров в социуме служит серьезной опорой для реализации ценностного выбора в конкретных ситуациях, и мощной психологической подпиткой для развития более осознанного внутреннего подхода личности к выбору ценностей, уверенности в таком выборе.

Психологические процессы

Сложность применения распознавательных критериев внутренней ценностной иерархии так же связана с тем, что даже если личность относится к выбору не формально, а вполне осознает несоответствие своих собственных ценностных приоритетов в сравнении с ценностями социально-культурной среды, в которой существует, мимикрия может приобретать и сознательный статус. Но существует и еще более изощренная форма мимикрии (психологической имитации), когда личность подсознательно действует в соответствии с собственными интересами, скрывая это от рационального сознания, и формально сохраняя для себя внутренний статус соответствия ценностным интересам общества.

Такие сложные психологические процессы присутствовали в человеческом сообществе на всех этапах развития, и на этом фоне действительно альтруистически выстроенные ценностные ориентиры всегда были явлением достаточно редким, и даже более редким, чем это может показаться, исходя из вышеописанной картины. Дело в том, что мотивации альтруистических поступков, на которые направляет человека общественная иерархия ценностей, могут быть вполне эгоистическими, например — желание награды в виде признания общества, удовольствие от самоуважения, удовольствие от причастности к важным, или даже возвышенным в глазах общества делам и поступкам. Оказание кому-либо помощи и поддержки, исходя из расчета на то, что сам получишь подобную помощь, попав в схожую ситуации. Все это вполне эгоистические причины, но они помогают людям реализовывать альтруистические ценности, и независимо от мотивации таких поступков, служат прекрасным примером и воодушевляют других.

Особо сострадательные люди, обладающие повышенной чувствительностью (а это во многом генетический фактор) не могут выносить страдания других, поскольку экстраполируют их на себя, и чтобы избежать этих страданий, иногда полностью отдаются помощи окружающим, и даже стремятся к такого рода деятельности. В обществе принято наделять таких людей светлыми гуманистическими образами, вплоть до возведения их в сан святых, и это тоже служит воодушевляющим ориентиром для многих, способствует гуманизации всего общества.

Такие люди обычно действуют исходя из порыва души, как это принято называть, и «форма» их потребности, или желания, поддерживается в любом окружении, и возводится в ранг высокой ценности. Однако оценка подобных действий в качестве самостоятельно выстроенной внутренней иерархической структуры ценностей скорее является фиксацией и поддержкой врожденных свойств таких людей, и их выбора в соответствии со свойствами, а не оценкой осознанного внутреннего процесса формирования ценностей. Осознанным действием в этом направлении вероятно можно было бы назвать действия личности с противоположными, или нейтральными свойствами, которая сумела подняться над своими собственными внутренними приоритетами, ориентируясь на шкалу общественных ценностей из соображений глубоко выясненного характера.

В качестве различного уровня осознанности формирования внутренней шкалы ценностей можно рассмотреть такое явление, как «патриотизм», которое в любой общественной формации ставится на очень высокое место в ценностной иерархии.

Патриотизм имеет вполне естественные природные корни. Любовь и привязанность к своим корням, к своему народу, к близким по духу, обычаям и понятиям людям — что может быть более естественно для любого человека. Это мощная психологическая защитная сила, объединяющая общество в случае опасности, или агрессии со стороны. Это и энергия, способная вызвать большой эмоциональный подъем от ощущения единства, принадлежности к чему-то гораздо большему и важному, чем ты сам, как отдельная личность.

Эйфория от подобных состояний объединения, заложенная в нас природой, так же является существенным фактором в формировании важности патриотизма, как общественной ценности. Но там, где присутствует эйфория, всегда есть почва для манипуляций массовым сознанием, и если внутренняя ценностная структура человека сформирована не вполне осознанно, не выверена в опыте выяснений, а является лишь калькой общих распространенных представлений и штампов, такого человека очень легко направить на что угодно, используя эйфорическую подпитку природного патриотического инстинкта. И история знает немало таких примеров.

Место и роль системы ценностных ориентации в структуре личности и ее развитии

Ценностные ориентации личности, как и любое другое многозначное междисциплинарное научное понятие, по-разному интерпретируются в произведениях различных авторов. В ряде исследований понятие «ценностные ориентации личности» по существу совпадает с терминами, характеризующими мотивационно-потребностную либо смысловую сферу. Так, А. Маслоу фактически не разделяет понятия «ценности», «потребности» и «мотивы», В. Франкл — «ценности» и «личностные смыслы». Во многих отечественных работах ценностные ориентации как бы поглощаются другими, более устоявшимися психологическими понятиями, которые являются основным объектом исследования того или иного автора.

При наличии ситуации, в которой возможно удовлетворение определенной потребности, включается особое регулятивное образование, которое Д. Н. Узнадзе называет установкой. Функция установки, состоит в том, что она «указывает» потребности предмет, способный удовлетворить ее в данной ситуации. Установки с ценностными ориентациями личности объединяет общее для них состояние готовности. В то же время число ценностей, которыми может располагать индивид, значительно меньше, чем число установок, связанных с конкретными ситуациями. Большинство отечественных авторов придерживаются точки зрения, что именно ценности определяют основные качественные характеристики установки, имея большую субъективную значимость, а не наоборот. Ценностные ориентации как регулятивный механизм охватывают более широкий круг проявлений активности человека, чем установки, которые в грузинской психологической школе связываются в основном с биологическими потребностями.

Для характеристики социальной регуляции поведения человека часто используется понятие «социальная установка», или «аттитюд», который У. Томас и Ф. Знанецкий определяли как «состояние сознания индивида относительно некоторой социальной ценности», «психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта» [Будинайте Г. Л., Корнилова Т. В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта // Вопр. психол. — 1993. — Т. 14. — № 5.]. В отличие от установки, имеющей скорее неосознанный характер, аттитюд понимается как осознанное явление, которое человек может выразить в языке. Аттитюды, помогая человеку осмыслить явления социальной действительности, выполняют функцию выражения того, что для него является важным, значимым, ценным. Таким образом, аттитюды представляют собой средство вербализованного выражения ценностей как более общих, абстрактных принципов применительно к конкретному объекту.

Установки, аттитюды и ценностные ориентации личности регулируют реализацию потребностей человека в различных социальных ситуациях. В. Я. Ядов объединяет все описанные выше регулятивные образования как диспозиции, т. е. «предрасположенности». В своей «диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности» В. Я. Ядов аргументирует иерархическую организацию системы диспозиционных образований. В разработанной им схеме на низшем уровне системы диспозиций располагаются элементарные фиксированные установки, носящие неосознаваемый характер и связанные с удовлетворением витальных потребностей. Второй уровень составляют социально фиксированные установки, или аттитюды, формирующиеся на основе потребности человека во включении в конкретную социальную среду. Третий уровень системы диспозиций — базовые социальные установки — отвечает за регуляцию общей направленности интересов личности в тех или иных конкретных сферах социальной активности человека. Высший уровень диспозиций личности представляет собой систему ее ценностных ориентации, соответствующую высшим социальным потребностям и отвечающую за отношение человека к жизненным целям и средствам их удовлетворения.

Очевидно, что уровни диспозиционной системы личности отличаются также степенью осознанности описанных регулятивных образований. Ценностные ориентации, определяющие жизненные цели человека, выражают соответственно то, что является для него наиболее важным и обладает для него личностным смыслом. К. А. Абульханова-Славская и А. В. Брушлинский описывают роль смысловых представлений в организации системы ценностных ориентации, которая проявляется в следующих функциях: принятии (или отрицании) и реализации определенных ценностей; усилении (или снижении) их значимости; удержании (или потере) этих ценностей во времени. Б. С. Братусь определяет личностные ценности как «осознанные и принятые человеком общие смыслы его жизни».

В то же время ряд авторов полагают, что ценностные образования, напротив, являются базой для формирования системы личностных смыслов. Так, по В. Франклу, человек обретает смысл жизни, переживая определенные ценности. По словам Г. Е. Залесского, убеждению присущи одновременно и побуждающая, и когнитивная функции. Убеждение, выступая в качестве эталона, оценивает конкурирующие мотивы с точки зрения их соответствия содержанию той ценности, которую оно призвано реализовать, и выбирает соответствующий способ ее практической реализации.

Представление о системе ценностей личности как иерархии ее убеждений получило распространение также в американской социальной психологии. Так, М. Рокич определяет ценности как «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования». По его мнению, ценности личности характеризуются следующими признаками:

  • истоки ценностей прослеживаются в культуре, обществе и личности;
  • влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения;
  • общее число ценностей, являющихся достоянием челове­ка, сравнительно невелико;
  • все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в различной степени;
  • ценности организованы в системы.

Ш. Шварц и У. Билски дают аналогичное концептуальное определение ценностей, включающее следующие формальные признаки:

  • ценности — это понятия или убеждения;
  • ценности имеют отношение к желательным конечным со­стояниям или поведению;
  • ценности имеют надситуативный характер;
  • ценности управляют выбором или оценкой поведения и событий;
  • ценности упорядочены по относительной важности [18].

Таким образом, ценностные ориентации представляют собой особые психологические образования, всегда составляющие иерархическую систему и существующие в структуре личности только в качестве ее элементов. Невозможно представить себе ориентацию личности на ту или иную ценность как некое изолированное образование, не учитывающее ее приоритетность, субъективную важность относительно других ценностей, то есть не включенное в систему.

Систему ценностных ориентации личности, таким образом, можно рассматривать как подсистему более широкой системы, описываемой различными авторами как «жизненный мир человека», «образ мира» и т.п., имеющую, в свою очередь, сложный и многоуровневый характер. По словам Б. Ф. Ломова, «ценностные ориентации, как и любую психологическую систему, можно представить как многомерное динамическое пространство, каждое измерение которого соответствует определенному виду об­щественных отношений и имеет у каждой личности различные веса».

Принцип иерархии ценностей, многоуровневость, является важнейшей характеристикой системы ценностных ориентации личности. По словам В. Франкла, субъективное «переживание определенной ценности включает переживание того, что она выше какой-то другой». Принятие личностью ценностей, таким образом, автоматически предполагает построение индивидуальной ценностной иерархии.

Структурный характер системы ценностных ориентации личности, ее многоуровневость и многомерность определяют возможность реализации ею целого ряда разноплановых функций. Система ценностных ориентации личности, занимая промежуточное положение между внутренними установками и нормами социальной среды, между мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов, обеспечивает взаимодействие этих элементов более общей системы «человек». По мнению Ю. А. Шерковина, двойственный характер системы ценностей, обусловленных одновременно индивидуальным и социальным опытом, определяет ее двойное функциональное значение. Во-первых, ценности являются основой формирования и сохранения в сознании людей установок, которые помогают индивиду занять определенную позицию, выразить свою точку зрения, дать оценку. Таким образом, они становятся частью сознания. Во-вторых, ценности выступают в преобразованном виде в качестве мотивов деятельности и поведения, поскольку ориентация человека в мире и стремление к достижению определенных целей неизбежно соотносятся с ценностями, вошедшими в его личностную структуру.

С точки зрения В. Г. Алексеевой, ценностные ориентации представляют собой предполагающую индивидуальный свободный выбор форму включения общественных ценностей в механизм деятельности и поведения личности. По ее словам, система ценностных ориентации — это «основной канал усвоения духовной культуры общества, превращения культурных ценностей в стимулы и мотивы практического поведения людей». Как справедливо замечает К. Роджерс, потребности могут удовлетворяться лишь теми путями, которые совместимы с системой ценностей личности и концепцией «я». А. Г. Здравомыслов также полагает, что благодаря контрольным функциям ценностных ориентации «действие потребностей любого рода может ограничиваться, задерживаться, преобразовываться». Механизм действия системы ценностных ориентации, по его словам, связан с разрешением конфликтов и противоречий в мотивационной сфере личности, выражаясь в борьбе между долгом и желанием, т. е. между мотивами нравственного и утилитарного характера.

Роль ценностных ориентации в регуляции волевых процессов рассматривается, в частности, в работе Ш. А. Надирашвили. На основе теории Д. Н. Узнадзе им выделяется три качественно различных уровня регуляции психической активности человека: объективация предмета, объективация социальных требований, объективация собственного «Я». Таким образом, высший уровень психической активности человека — волевая активность — регулируется ценностными ориентациями индивида.

В работах В. Ф. Сержантова, В. Д. Шадрикова, Е. А. Климова и др. ценностные ориентации выступают в качестве важного механизма регуляции деятельности. Наиболее ярко эта роль системы ценностных ориентации проявляется применительно к профессиональной деятельности. По мнению Е. А. Климова, для каждой определенной профессиональной группы характерен свой смысл деятельности, своя система ценностей. При этом, как подчеркивает Л. Г. Дикая, сегодня профессионально важные качества «становятся производными от нравственных качеств человека… от иерархии ценностных ориентаций.

Необходимо отметить, что двойственность системы ценностных ориентации личности как высшего регулятивного образования заключается в том, что она не только определяет формы и условия реализации побуждений человека, но и сама становится источником его целей. Как справедливо отмечает А. И. Донцов, ценностные ориентации направляют и корректируют процесс целеполагания человека [Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции //Вопросы философии. – 1996].

Ориентация на личные ценности как модератор отношений между воспринимаемой организационной справедливостью и ее предполагаемыми последствиями

  • Адамс, Дж. С. (1963). К пониманию несправедливости. Дж. Абнор. Чел. Психол . 67: 422–436.

    Google Scholar

  • Арбакл, Дж. Л., и Вотке, В. (1999). Версия 4.0 пользователей Amos ., SmallWaters Corporation, Чикаго.

    Google Scholar

  • Бегли Т.М., Ли, К., Фанг, Ю., и Ли, Дж. (2002). Дистанция власти как модератор взаимосвязи между справедливостью и результатами сотрудников в выборке китайских сотрудников. J. Менеджер. Psychol. 17: 692–711.

    Google Scholar

  • Билски В. и Шварц С. Х. (1994). Ценности и личность. евро. J. Pers. 8: 161–181.

    Google Scholar

  • Бозман, Д.П., и Перрев П. Л. (2001). Влияние содержания заданий на анкету организационной приверженности — отношения познания оборота. J. Appl. Psychol. 86: 161–173.

    Google Scholar

  • Брокнер Дж. И Визенфельд Б. М. (1996). Интегративная структура для объяснения реакций на решения: интерактивные эффекты результатов и процедур. Psychol. Бык. 120: 189–208.

    Google Scholar

  • Коэн-Чараш, Ю.и Спектор П. Э. (2001). Роль правосудия в организациях: метаанализ. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 86: 278–324.

    Google Scholar

  • Колкитт, Дж. А., Конлон, Д. Э., Вессон, М. Дж., Портер, К. О. Л. Х. и Нг, К. Ю. (2001). Правосудие в тысячелетии: метааналитический обзор 25-летнего исследования организационной справедливости. J. Appl. Psychol. 86: 425–445.

    Google Scholar

  • Кропанцано, Р.и Гринберг Дж. (1997). Прогресс в организационной справедливости: туннелирование через лабиринт. В Купер, К. Л., и Робертсон, И. Т. (ред.), Международный обзор промышленной и организационной психологии , Вили, Нью-Йорк, стр. 317–372.

    Google Scholar

  • Де Кремер, Д. (2002). Самостоятельные последствия правил распределения: когда на самооценку и принятие влияют нарушения правила справедливости. Soc.Jus. Res. 15: 327–339.

    Google Scholar

  • Дойч, М. (1985). Distributive Justice, University Press, Нью-Хейвен, Коннектикут.

    Google Scholar

  • Эловайнио, М., Кивимяки, М., Вахтера, Дж., Виртанен, М., и Келтикангас-Ярвинен, Л. (2003). Личность как модератор в отношениях между восприятием организационной справедливости и отсутствия болезни. J. Voc. Behav. 63: 379–395.

    Google Scholar

  • Перо, Н. Т. (1987). Гендерные различия в ценностях: последствия модели ожидаемой стоимости. В Halisch, F., and Kuhl, J. (eds.), Motivation, Intention and Volition, Springer-Verlag, Berlin, pp. 31–45.

    Google Scholar

  • Перо, Н. Т. (1994). Человеческие ценности и их отношение к справедливости. J. Soc. Issues 50: 129–151.

    Google Scholar

  • Перо, Н. Т. (2002). Ценности и ценностные дилеммы в отношении суждений относительно исходов производственного конфликта. чел. Soc. Psychol. Бык. 28: 446–459.

    Google Scholar

  • Фолджер Р. и Кропанзано Р. (1998). Организационная юстиция и управление человеческими ресурсами , Sage, Thousand Oaks, CA.

    Google Scholar

  • Гэрлинг, Т. (1999). Ценностные приоритеты, социальные ценностные ориентации и сотрудничество в социальных дилеммах. руб. J. Soc. Psychol. 38: 397–408.

    Google Scholar

  • Хинкль, С., и Браун, Р. (1990). Внутригрупповая идентификация и межгрупповая дифференциация. В Abrams, D., and Hogg, M.A. (ред.), Social Identity Theory: Constructive and Critical Advances , Harvester / Wheatsheaf, New York, pp.48–70.

    Google Scholar

  • Койвула Н. и Веркасало М. (рукопись представлена ​​для публикации). Структуры ценностей среди студентов и металлургов.

  • Левенталь, Г. С. (1980). Что делать с теорией справедливости? В Гергер, К. Дж., Гринберг, М. С. и Уиллис, Р. Х. (ред.), Социальные обмены: достижения в теории и исследованиях , Пленум, Нью-Йорк, стр. 27–55.

    Google Scholar

  • Линд, Э.А. и Тайлер Т. Р. (1988). Социальная психология процессуального правосудия , Пленум, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Мак-Клинток, К. Г. (1972). Социальная мотивация — проверка предложений. Behav. Sci. 17: 438–454.

    Google Scholar

  • Мурман Р. Х. (1991). Взаимосвязь между организационной справедливостью и гражданским поведением в организации: влияет ли восприятие справедливости на гражданство сотрудников? Дж.Прил. Psychol. 76: 845–855.

    Google Scholar

  • Роккас, С. (2003). Пересмотр идентификации и статуса: регулирующая роль ценностей самосовершенствования и самопревосхождения. чел. Soc. Psychol. Бык. 29: 726–736.

    Google Scholar

  • Рокич, М. (1973). Природа человеческих ценностей , Free Press, Нью-Йорк.

    Google Scholar

  • Сагер, Дж.К., Гриффет Р. В. и Хом П. В. (1998). Сравнение структурных моделей, представляющих познания оборота. J. Vocat. Behav. 53: 254–273.

    Google Scholar

  • Шмитт, М., и Дюрфель, М. (1999). Процессуальная несправедливость на работе, чувствительность к правосудию, удовлетворенность работой и психосоматическое благополучие. евро. J. Soc. Psychol. 29: 443–453.

    Google Scholar

  • Шварц, С.Х. (1992). Универсалии в содержании и структуре ценностей: теоретические достижения и эмпирические тесты в 20 странах. В Zanna, M. P. (ed.), Advances in Experimental Social Psychology , Academic Press, San Diego, CA, Vol. 25. С. 1–65.

    Google Scholar

  • Шварц, С. (1996). Ценностные приоритеты и поведение: применение теории интегрированных систем ценностей. В Селигман, К., Олсон, Дж. М., и Занна, М. П. (ред.), Симпозиум Онтарио по личности и социальной психологии: ценности , Эрлбаум, Хиллсдейл, Нью-Джерси, Vol.8. С. 1–24.

  • Шварц, С., Леманн, А., и Роккас, С. (1999). Мультиметодические исследования основных человеческих ценностей. В Adamopoulos, J., and Kashima, Y. (eds.), Social Psychology and Cultural Context , Sage, Thousand Oaks, CA, pp. 107–123.

    Google Scholar

  • Скарлицки Д. П., Фолгер Р. и Теслюк П. (1999). Личность как модератор в соотношении справедливости и возмездия. Acad.Управлять. J. 42: 100–108.

    Google Scholar

  • Скитка, Л. Дж. (2002). Всегда ли средства оправдывают цели, или цели иногда оправдывают средства? Ценностно-защитная модель рассуждения о справедливости. чел. Soc. Psychol. Бык. 28: 588–597.

    Google Scholar

  • Скитка, Л. Дж., И Маллен, Э. (2002). Понимание суждений в реальном политическом контексте: проверка модели защиты ценностей рассуждений о справедливости. чел. Soc. Psychol. Бык. 28: 1419–1429.

    Google Scholar

  • Соуза, Ф. Х., и Вала, Дж. (2002). Относительная справедливость в организациях: модель групповых ценностей и поддержка изменений. Soc. Только. Res. 15: 99–121.

    Google Scholar

  • Стоун-Ромеро, Э. Ф., и Андерсон, Л. Э. (1994). Относительная мощность модерируемой множественной регрессии и сравнение коэффициентов корреляции подгрупп для обнаружения модерирующих эффектов. J. Appl. Psychol. 79: 354–359.

    Google Scholar

  • Тайфел Х. и Тернер Дж. (1979). Интегративная теория межгруппового конфликта. В Остине, У. Г. и Воршеле, С. (ред.), Социальная психология межгрупповых отношений , Брукс / Коул, Монтерей, Калифорния, стр. 33–47

    Google Scholar

  • Тайлер Т. Р. и Блейдер С. Л. (2000). Сотрудничество в группах: процессуальная справедливость, социальная идентичность и поведенческое взаимодействие , Psychology Press, Филадельфия.

    Google Scholar

  • Тайлер Т. Р., Дегоуи О. и Смит Х. (1996). Понимание того, почему важна справедливость групповых процедур: проверка психологической динамики модели групповых ценностей. J. Pers. Soc. Психол . 70: 913–930.

    Google Scholar

  • Тайлер Т. Р. и Линд Э. А. (1992). Реляционная модель власти. В Zanna, M. P. (ed.), Advances in Experimental Social Psychology , Academic Press, New York, Vol.25. С. 115–191.

    Google Scholar

  • Веркасало М., Даун Э. и Ниит Т. (1994). Универсальные ценности в Эстонии, Финляндии и Швеции. Ethnol. Евро. 2: 101–117.

    Google Scholar

  • Измерение, предшественники и последствия в разных странах

    ИЗМЕРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ НА НАЦИОНАЛЬНОМ уровне

    164.

    Кларк, Х. Д., Корнберг, А., Макинтайр, К., Bauer-Kaase, P., and Kasse, M.

    (1999), «Влияние экономических приоритетов на измерение ценности

    изменение: новые экспериментальные данные», American Polit Science Review, 93,

    pp. 637-647.

    Демпси П. и Дьюкс У. Ф. (1966), «Оценка сложных ценностных стимулов: исследование

    и пересмотр« Пути жизни »Морриса», Образовательное и

    Психологическое измерение, 26, стр. 871-882 .

    Эспинг-Андерсон, Г.(1990), Три мира социального капитализма,

    Princeton, NJ: Princeton University Press.

    Перо, Н. Т. (1985), Ценности в образовании и обществе, Нью-Йорк: Free Press.

    Фитцсиммонс, Г. В., Макнаб, Д., и Кассерли, К. (1985), Техническое руководство по

    Шкала ценностей инвентаризации жизненных ролей и инвентаризация значимости. Эдмонтон,

    Канада: PsiCan Consulting.

    Фонтейн Дж. И Шварц С.Х. (1996), «Универсальность и предвзятость в структуре

    данных психологического опроса», доклад, представленный на XIII Конгрессе

    Международной ассоциации кросс-культурной психологии, Монреаль, Канада.

    Август 1996 г.

    Глен, Н.Д. (1974), «Старение и консерватизм», Ежегодники Американской академии политических и социальных наук

    , 415, стр. 176-186

    Голдрейх, Ю. и Раве, А. . (1993), «Техника отображения Coplot как помощь для климатической классификации

    », Географический анализ, 25, стр. 337-353.

    Гордон Л. В. (1967), Обзор межличностных ценностей, Чикаго: Научное исследование

    Associates.

    Гутман, Л.(1968), «Общая неметрическая техника для нахождения наименьшего координатного пространства

    для конфигурации точек», Psychometrica, 33, стр. 469-

    506.

    Halman, L., and de Moor, R. ( 1994), «Изменение ценностей в западных обществах» в: P.

    Ester, L. Halman, and R. de Moor (eds.), The Individualizing Society: Value

    Change in Europe and North America, Tilburg: Tilburg University Нажимать.

    Хофстеде, Г. (1980), Последствия культуры: международные различия в работе —

    Связанные ценности, Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage.

    Хофстеде, Г. (2001), Последствия культуры: сравнение ценностей, поведения,

    Учреждения и организации в разных странах, Лондон: Sage.

    Holyoak, K. J., and Gordon, P.C. (1983), «Социальные ориентиры», Journal of

    Personality and Social Psychology, 44, стр. 881-887.

    Инглхарт Р. (1997), Модернизация и постмодернизация: культурные, экономические

    и политические изменения в 43 странах, Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press.

    Инглхарт Р. и Бейкер У. Э. (2000), «Модернизация, культурные изменения и

    сохранение традиционных ценностей», American Sociological Review, 65, стр. 19-51.

    Kluckhohn, CKM (1951), «Ценности и ценностные ориентации в теории действия

    » в Т. Парсонс и Э. Шилс (ред.), К общей теории действия,

    Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет Нажимать.

    Кон, М. (1969), Класс и соответствие: исследование ценностей, Homewood, IL:

    Dorsey Press.

    (PDF) Теория культурных ценностных ориентаций: объяснение и применение

    Теория культурных ценностных ориентаций: объяснение и применение • 181

    Мацумото, Д. Р.

    2002 Новая Япония: развенчание семи культурных стереотипов. Бостон: Межкультурная пресса.

    Наролл Р.

    1973 «Проблема Гальтона». В книге Р. Наролл и Р. Коэн (ред.), Справочник по методу

    в культурной антропологии (стр. 974-989). Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Комитет по демографическому кризису

    1988, июнь Population Briefing Paper No. 20. Вашингтон, округ Колумбия: демографический кризис

    Комитет

    Патнэм, Р. Д.

    1993 Заставить демократию работать: гражданские традиции в современной Италии. Принстон, Нью-Джерси: Princeton

    University Press.

    2000 Боулинг в одиночку: крах и возрождение американского сообщества, Нью-Йорк: Саймон

    и Шустер.

    Шварц, С. Х.

    1992 «Универсальность содержания и структуры ценностей: теория и эмпирические

    тестов в 20 странах».В М. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии

    (том 25) (стр. 1-65). Нью-Йорк: Academic Press.

    1994a «Есть ли универсальные аспекты в содержании и структуре ценностей?» Журнал

    социальных проблем, 50, 19-45.

    1994b «За пределами индивидуализма / коллективизма: новые культурные измерения ценностей». В

    U. Kim, H.C. Triandis, C. Kagitcibasi, S.-C. Чой и Дж. Юн (ред.),

    Индивидуализм и коллективизм: теория, метод и приложения (стр.85-119). Ньюбери

    Парк, Калифорния: Сейдж.

    1999 «Различия в культурных ценностях: некоторые последствия для работы». Прикладная психология:

    Международный обзор, 48, 23-47.

    1996 «Ценностные приоритеты и поведение: применение теории интегрированных систем ценностей —

    tems». В: Селигман, К., Олсон, Дж. М. и Занна, М. П. (ред.), Психология ценностей: Симпозиум Онтарио, т. 8. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    2003 «Предложение по измерению ценностных ориентаций в разных странах».В Анкете

    отчет о развитии Европейского социального исследования (глава 7). Получено с http: //

    naticent02.uuhost.uk.uu.net/questionnaire/chapter_07.doc

    2004 «Отображение и интерпретация культурных различий во всем мире». В Vinken,

    H., Soeters, J. и Ester P. (eds.), Сравнение культур, Размеры культуры в

    сравнительная перспектива. Лейден, Нидерланды: Brill.

    2005a «Основные человеческие ценности: их содержание и структура в разных странах».В

    А. Тамайо и Дж. Б. Порто (ред.), Valores e Comportamento nas Organizações

    [Ценности и поведение в организациях] стр. 21-55. Петрополис, Бразилия: Vozes.

    2005b «Устойчивость и плодотворность теории универсалий в индивидуальных человеческих

    ценностях». В А. Тамайо и Дж. Б. Порто (ред.), Там же, стр. 56-95.

    2006 Ценностные ориентации: оценка, предшественники и последствия в

    странах. В R. Jowell, C. Roberts, R. Fitzgerald и G.Ева (ред.), Измерение

    отношений в разных странах — уроки Европейского социального исследования. Лондон: Мудрец.

    Шварц, С. Х., и Барди, А.

    1997 «Влияние адаптации к коммунистическому правлению на ценностные приоритеты в Восточной Европе

    ». Политическая психология, 18, 385-410.

    Шварц, С. Х., Барди, А., и Бьянки, Г.

    2000 «Ценностная адаптация к навязыванию и краху коммунистических режимов в

    Восточной Европе». В С.А.Реншон и Дж. Дакитт (ред.), Политическая психология:

    Культурные и межкультурные перспективы (стр. 217-237). Лондон: Макмиллан.

    COSO_5,2_F3_137-182 22.09.06 18:01 Page 181

    Верования, ценности и культурные универсалии — к разговору о культуре

    Нолан Вейл

    Рекомендуемый фокус

    В этой главе более подробно рассматриваются две теории культурных ценностей. Следующие ниже задания предлагают вам не только переформулировать идеи из главы, но и применить теории к сообществам по вашему выбору.

    1. На какие пять вопросов должно ответить каждое общество, согласно Клюкхону и Стродтбеку? Определите три возможных ответа на каждый вопрос.
    2. Перечислите и определите шесть аспектов культуры Хофстеде. Выберите две интересующие вас национальные культуры. Сравните и сопоставьте их, используя модель Хофстеде.
    3. Определите четыре проблемы, которые критики определили с теорией Хофстеде.
    4. Как вы думаете, возможно ли определить национальные ценности, или вы думаете, что ценности значительно различаются от человека к человеку и от места к месту? Объяснять.

    Теория ценностных ориентаций Клюкхона-Стродтбека представляет собой одну из первых попыток разработки кросс-культурной теории ценностей. Согласно Клюкхону и Стродтбеку (1961), каждая культура сталкивается с одними и теми же основными потребностями выживания и должна отвечать на одни и те же универсальные вопросы. Именно из этой потребности возникают культурные ценности. Основные вопросы, с которыми сталкиваются люди повсюду, делятся на пять категорий и отражают озабоченность по поводу: 1) человеческой природы, 2) отношений между людьми и природным миром, 3) времени, 4) человеческой деятельности и 5) социальных отношений.Клюкхон и Стродтбек выдвинули гипотезу о трех возможных реакциях или ориентациях на каждую из проблем.

    Таблица 6.1 — Краткое изложение теории ориентации значений Клюкхона-Стродтбека

    Основные проблемы Ориентация
    Природа человека Зло Смешанный Хорошо
    Отношение к миру природы Подчиненный Гармония Доминант
    Время Прошлое Настоящее время Будущее
    Действия Быть Становление Делает
    Социальные отношения Иерархический Залог Индивидуальный

    Какова природа человека?

    Это вопрос, говорят Клюкхон и Стродтбек, который задают все общества, и, как правило, есть три разных ответа.Люди в некоторых обществах склонны верить, что люди по своей природе злы и что общество должно принимать решительные меры, чтобы сдерживать злые импульсы людей. С другой стороны, другие общества с большей вероятностью будут считать людей от рождения хорошими и обладающими врожденной склонностью к добру. Между этими двумя полюсами находятся общества, которые рассматривают людей как обладающих потенциалом быть добром или злом в зависимости от окружающих их влияний. Общества также различаются по вопросу о том, является ли человеческая природа неизменной (неизменной) или изменчивой (изменчивой).

    Каковы отношения между людьми и миром природы?

    Некоторые общества считают, что природа — мощная сила, перед которой люди по сути беспомощны. Мы могли бы описать это как «природа выше людей». Другие общества более склонны полагать, что с помощью интеллекта и применения знаний люди могут управлять природой. Другими словами, они придерживаются позиции «человек выше природы». Между этими двумя крайностями находятся общества, которые считают, что люди разумны в стремлении жить в «гармонии с природой».”

    Как лучше всего думать о времени?

    Некоторые общества уходят корнями в прошлое, полагая, что люди должны извлекать уроки из истории и стремиться сохранить традиции прошлого. В других обществах больше ценится здесь и сейчас, веря, что люди должны жить настоящим. Кроме того, есть общества, которые больше всего ценят будущее, веря, что люди всегда должны откладывать немедленное удовлетворение, пока они планируют и упорно трудятся, чтобы построить лучшее будущее.

    Каков правильный образ человеческой деятельности?

    В некоторых обществах «бытие» является наиболее ценной ориентацией.Стремление к великому не обязательно и не важно. В других обществах больше всего ценится «становление». Жизнь рассматривается как процесс непрерывного развития. Люди могут сказать, что наша цель на Земле — стать полностью человечным. Наконец, есть общества, которые в первую очередь ориентированы на «делание». В таких обществах люди склонны думать о бездействии как о потраченной впустую жизни. Люди более склонны выражать мнение, что мы здесь, чтобы много работать и что человеческая ценность измеряется суммой достижений.

    Каковы идеальные отношения между человеком и обществом?

    Другими словами, мы можем сказать, что проблема заключается в том, как лучше всего организовать общество. Люди в некоторых обществах считают наиболее естественным иерархическую организацию общества. Они придерживаются мнения, что одни люди рождены, чтобы вести, а другие — следовать. Они считают, что лидеры должны принимать все важные решения. Другие общества лучше всего охарактеризовать как ценящие взаимные отношения. В таких обществах каждый играет важную роль в обществе; поэтому важные решения должны приниматься консенсусом.В других обществах человек является первичной ячейкой общества. В обществах, которые придают большое значение индивидуализму, люди склонны считать, что каждый человек должен контролировать свою судьбу. Когда группы собираются для принятия решений, они должны следовать принципу «один человек — один голос».

    В рамках раннего применения теории Клакхон и Стродтбек опросили представителей пяти культурных групп на юго-западе Америки: 1) народы навахо, путешествующие по юго-западу в поисках работы, 2) белые поселенцы в Техасе, 3) американцы мексиканского происхождения, 4) мормоны. сельские жители и 5) жители зуни пуэбло.Исследователи обнаружили, что эта структура полезна для понимания различных культур по всему миру.

    Как заметил Хилл (2002), Клюкхон и Стродтбек не считали теорию завершенной. Фактически, они изначально предлагали шестую ценностную ориентацию — Пространство: здесь, там или далеко, что они не могли понять, как исследовать в то время. И Хилл предложил ряд дополнительных вопросов, которые можно было бы ожидать от культурных групп:

    • Пространство — должно ли пространство принадлежать отдельным лицам, группам (особенно семье) или всем?
    • Работа — Что должно быть основной мотивацией для работы? Чтобы сделать вклад в общество, ощутить личные достижения или достичь финансовой безопасности?
    • Пол — Как общество должно распределять роли, власть и ответственность между полами? Должны ли решения принимать в первую очередь мужчины, женщины или и то, и другое?
    • Отношения между государством и личностью — Следует ли предоставлять права и обязанности нации или отдельному человеку?

    Сегодня концепция Клюкхона и Стродтбека — лишь одна из многих попыток изучения общечеловеческих ценностей.Среди других — Хофстеде (1997), Рокич (1979) и Шварц (2006).

    Герт Хофстеде сформулировал теорию измерений культуры в 1980-х годах и со временем обновлял и пересматривал ее. В настоящее время теории Хофстеде уделяется много внимания в основных текстах, которые включают обсуждение культурных ценностей. Основываясь на данных опроса сотрудников IBM, Хофстеде утверждал, что его теория особенно полезна для выявления сходств и различий между национальными культурами.Хофстеде первоначально определил четыре измерения.

    Power Distance

    Дистанция власти — это мера степени, в которой менее могущественные члены общества ожидают и принимают неравное распределение власти. «Во всех обществах существует определенная степень неравенства, — отмечает Хофстеде; однако в одних обществах равенство относительно больше, чем в других. Страны различаются по континууму от стран, где расстояние по мощности очень мало, до стран, где расстояние по мощности очень велико.Например, по шкале от 1 до 100, Дания имеет очень низкие оценки, а Мексика — довольно высокие. США находятся где-то посередине.

    Страны с более низкими значениями PDI, как правило, более эгалитарны. Например, между родителями и детьми больше равноправия, и родители с большей вероятностью примут это, если дети будут спорить с ними или «отвечать», используя общее выражение. На рабочем месте начальство с большей вероятностью будет просить сотрудников о вкладе, и на самом деле подчиненные ожидают, что с ними проконсультируются.С другой стороны, в странах с высокой дистанцией власти родители ожидают, что дети будут подчиняться без вопросов. Люди с более высоким статусом могут ожидать заметного уважения от подчиненных. На рабочем месте начальство и подчиненные вряд ли будут рассматривать друг друга как равных, и предполагается, что начальство будет принимать решения, не консультируясь с сотрудниками. В целом статус важнее в странах с большой дистанцией власти.

    Таблица 6.2 — Индекс энергетической дистанции (PDI) для 50 стран и 3 регионов (Hofstede, 1997: 26)

    Страна /

    Регион

    PDI Страна /

    Регион

    PDI Страна /

    Регион

    PDI Страна /

    Регион

    PDI
    Малайзия * 104 Франция 68 Южная Корея 60 Австралия 36
    Гватемала 95 Гонконг 68 Иран 58 Коста-Рика 35
    Панама 95 Колумбия 67 Тайвань 58 Германия 35
    Филиппины 94 Сальвадор 66 Испания 57 Великобритания 35
    Мексика 81 Турция 66 Пакистан 55 Швейцария 34
    Венесуэла 81 Бельгия 65 Япония 54 Финляндия 33
    Арабские страны 80 Восточная Африка 64 Италия 50 Норвегия 31
    Эквадор 78 Перу 64 Аргентина 49 Швеция 31
    Индонезия 78 Таиланд 64 Южная Африка 49 Ирландия 28
    Индия 77 Чили 63 Ямайка 45 Новая Зеландия 22
    Западная Африка 77 Португалия 63 США 40 Дания 18
    Югославия 76 Уругвай 61 Канада 39 Израиль 13
    Сингапур 74 Греция 60 Нидерланды 38 Австрия 11
    Бразилия 69

    * Страна может получить оценку выше 100, если она была добавлена ​​после того, как формула для шкалы уже была исправлена.

    Таблица 6.3 — Индекс индивидуализма (IDV) для 50 стран и 3 регионов (Hofstede, 1997: 53)

    Страна /

    Регион

    IDV Страна /

    Регион

    IDV Страна /

    Регион

    IDV Страна /

    Регион

    IDV
    США 91 Германия 67 Турция 37 Таиланд 20
    Австралия 90 Южная Африка 65 Уругвай 36 Сальвадор 19
    Великобритания 89 Финляндия 63 Греция 35 Южная Корея 18
    Канада 80 Австрия 55 Филиппины 32 Тайвань 17
    Нидерланды 80 Израиль 54 Мексика 30 Перу 16
    Новая Зеландия 79 Испания 51 Югославия 27 Коста-Рика 15
    Италия 76 Индия 48 Восточная Африка 27 Индонезия 14
    Бельгия 75 Япония 46 Португалия 27 Пакистан 14
    Дания 74 Аргентина 46 Малайзия 26 Колумбия 13
    Франция 71 Иран 41 Гонконг 25 Венесуэла 12
    Швеция 71 Ямайка 39 Чили 23 Панама 11
    Ирландия 70 Арабские страны 38 Западная Африка 20 Эквадор 8
    Норвегия 69 Бразилия 38 Сингапур 20 Гватемала 6
    Швейцария 68

    Индивидуализм vs.коллективизм

    Индивидуализм против коллективизма якорь противоположные концы континуума, который описывает, как люди определяют себя и свои отношения с другими. Страны, получившие более высокие баллы по показателю индивидуализма, по определению считаются менее коллективистскими, чем страны с более низкими баллами. В более индивидуалистических обществах интересам отдельных лиц уделяется больше внимания, чем интересам группы (например, семьи, компании и т. Д.). Индивидуалистические общества придают большее значение стремлению к себе и личным достижениям, в то время как более коллективистские общества уделяют больше внимания важности отношений и лояльности.Люди больше определяются тем, что они делают в индивидуалистических обществах, тогда как в коллективистских обществах они определяются больше своей принадлежностью к определенным группам. Коммуникация более прямая в индивидуалистических обществах, но более косвенная в коллективистских. США занимают очень высокие позиции по индивидуализму, а Южная Корея — довольно низко. Япония находится близко к середине.

    Мужественность против женственности

    Мужественность и женственность относится к параметру, который описывает степень, в которой существуют сильные различия между ролями мужчин и женщин в обществе.Общества, получившие более высокие баллы по шкале мужественности, склонны ценить напористость, конкуренцию и материальный успех. Страны с более низкими показателями мужественности, как правило, придерживаются ценностей, более широко рассматриваемых как женские ценности, например скромность, качество жизни, межличностные отношения и повышенная забота об обездоленных слоях общества. Общества с высоким уровнем мужественности также с большей вероятностью будут иметь твердое мнение о том, что составляет мужскую работу по сравнению с женской, в то время как общества с низким уровнем мужественности допускают гораздо большее совпадение социальных ролей мужчин и женщин.

    Таблица 6.4 — Индекс маскулинности (MAS) для 50 стран и 3 регионов (Hofstede, 1997: 84)

    Страна /

    Регион

    MAS Страна /

    Регион

    MAS Страна /

    Регион

    MAS Страна /

    Регион

    M AS
    Япония 95 США 62 Сингапур 48 Южная Корея 39
    Австрия 79 Австралия 61 Израиль 47 Уругвай 38
    Венесуэла 73 Новая Зеландия 58 Индонезия 46 Гватемала 37
    Италия 70 Гонконг 57 Западная Африка 46 Таиланд 34
    Швейцария 70 Греция 57 Турция 45 Португалия 31
    Мексика 69 Индия 56 Тайвань 45 Чили 28
    Ирландия 69 Аргентина 56 Панама 44 Финляндия 26
    Ямайка 68 Бельгия 54 Франция 43 Югославия 21
    Германия 66 Арабские страны 53 Иран 43 Коста-Рика 21
    Великобритания 66 Канада 52 Перу 42 Дания 16
    Филиппины 64 Малайзия 50 Испания 42 Нидерланды 14
    Колумбия 64 Пакистан 50 Восточная Африка 41 Норвегия 8
    Эквадор 63 Бразилия 49 Сальвадор 40 Швеция 5
    ЮАР 63

    Предотвращение неопределенности

    Избегание неопределенности измеряет степень, в которой люди ценят предсказуемость и рассматривают неопределенность или неизвестное как угрозу.Люди в обществах с высоким уровнем избегания неопределенности предпочитают точно знать, чего ожидать в той или иной ситуации. Им нужны твердые правила и строгий кодекс поведения. Им не нравится двусмысленность. Люди из стран с низкими показателями избегания неопределенности обычно более терпимы к двусмысленности. Они счастливы, что у них мало правил, и предпочитают менее структурированный контекст, а не более жестко структурированный. В образовательных учреждениях люди из стран с высоким уровнем избегания неопределенности ожидают, что их учителя будут экспертами во всех ответах.Люди из стран с низким уровнем избегания неопределенности не возражают, когда учитель говорит: «Я не знаю».

    Таблица 6.5 — Индекс избегания неопределенности (UAI) / 50 стран и 3 региона (Hofstede, 1997: 113)

    Страна /

    Регион

    UAI Страна /

    Регион

    UAI Страна /

    Регион

    UAI Страна /

    Регион

    UAI
    Греция 112 Коста-Рика 86 Эквадор 67 Индонезия 48
    Португалия 104 Турция 85 Германия 65 Канада 48
    Гватемала 101 Южная Корея 85 Таиланд 64 США 46
    Уругвай 100 Мексика 82 Иран 59 Филиппины 44
    Сальвадор 94 Израиль 81 Финляндия 59 Индия 40
    Бельгия 94 Колумбия 80 Швейцария 58 Малайзия 36
    Япония 92 Венесуэла 76 Западная Африка 54 Великобритания 35
    Югославия 88 Бразилия 76 Нидерланды 53 Ирландия 35
    Перу 87 Италия 75 Восточная Африка 52 Гонконг 29
    Панама 86 Пакистан 70 Австралия 51 Швеция 29
    Франция 86 Австрия 70 Норвегия 50 Дания 23
    Чили 86 Тайвань 69 Южная Африка 49 Ямайка 13
    Испания 86 Арабские страны 68 Новая Зеландия 49 Сингапур 8
    Аргентина 86

    Долгосрочные vs.краткосрочная ориентация

    Долгосрочная и краткосрочная ориентация — это пятое измерение, разработанное через несколько лет после первых четырех. Она возникла в результате попытки исследовательской группы (The Chinese Culture Connection, 1987) разработать структуру универсальных ценностей с незападным уклоном. Согласно Хофстеде (1997: 161), итоговое исследование китайских ценностей совпало с тремя измерениями Хофстеде: дистанцией власти, индивидуализмом и мужественностью, хотя и не с измерением избегания неопределенности.Вдобавок группа обнаружила уникальный фактор, не отраженный в работе Хофстеде, который они назвали конфуцианским динамизмом. С тех пор Хофстеде включил конфуцианский динамизм в свою теорию как долгосрочную и краткосрочную ориентацию. Долгосрочная ориентация связана с бережливостью, экономией, упорством в достижении результатов и готовностью подчинить себя какой-либо цели. Краткосрочная ориентация связана с меньшими сбережениями, предпочтением быстрых результатов и неограниченными расходами в ответ на социальное давление (часто называемое по-английски «не отставать от Джонсов»).

    Таблица 6.6 — Долгосрочная ориентация (LTO) для 23 стран (Hofstede, 1997: 166)

    Страна LTO Страна LTO Страна LTO Страна LT O
    Китай 118 Индия 61 Польша 32 Зимбабве 25
    Гонконг 96 Таиланд 56 Германия 31 Канада 23
    Тайвань 87 Сингапур 48 Австралия 31 Филиппины 19
    Япония 80 Нидерланды 44 Новая Зеландия 30 Нигерия 16
    Южная Корея 75 Бангладеш 40 США 29 Пакистан 0
    Бразилия 65 Швеция 33 Великобритания 25

    Индульгенция vs.самоограничение

    Слабость против самоограничения представляет собой еще одно новое измерение. Люди, живущие в странах с высокими показателями потворства своим слабостям, с большей вероятностью будут ценить бесплатное удовлетворение человеческих желаний. Для них важно получать удовольствие от жизни и получать удовольствие. С другой стороны, люди в странах с высоким уровнем сдержанности более склонны полагать, что удовлетворение следует ограничивать и что оно должно регулироваться строгими социальными нормами (Hofstede, Hofstede & Minkov, 2010: 281).

    Таблица 6.7 — Слабость против сдержанности. Рейтинг 40 стран от наиболее к наименее снисходительным (воспроизведено из Jandt, 2016: 175)

    Страны с высоким уровнем потребления Страны с жесткими ограничениями
    1 Венесуэла 11 Австралия 74 Марокко 83 Ирак
    2 Мексика 12 Кипр 75 Китай 85 Эстония
    3 Пуэрто-Рико 12 Дания 76 Азербайджан 85 Болгария
    4 Сальвадор 14 Великобритания 77 Россия 85 Литва
    5 Нигерия 15 Канада 77 Черногория 88 Беларусь
    6 Колумбия 15 Нидерланды 77 Румыния 88 Албания
    7 Тринидад 15 США 77 Бангладеш 90 Украина
    8 Швеция 18 Исландия 81 Молдова 91 Латвия
    9 Новая Зеландия 19 Швейцария 82 Буркина-Фасо 92 Египет
    10 Гана 19 Мальта 83 Гонконг 93 Пакистан

    Среди различных попыток социологов изучить человеческие ценности с точки зрения культуры, безусловно, популярна книга Хофстеде.Фактически, это был бы редкий культурный текст, в котором не уделялось бы особого внимания теории Хофстеде. Текущий текст является показательным примером. Однако теория Хофстеде также подвергалась серьезному сомнению, и ниже мы суммируем некоторые из наиболее распространенных критических замечаний.

    Во-первых, подверглась критике методология Хофстеде. Начнем с того, что способ разработки анкеты был описан как случайный (Orr & Hauser, 2008). Действительно, вопросник изначально был разработан не для изучения культурных ценностей, а для оценки удовлетворенности работой в IBM.Трудно поверить, что вопросы, сформулированные для изучения отношения на рабочем месте, имеют отношение к более широким культурным установкам за пределами рабочего места.

    Критики также отмечают, что выводы Хофстеде основаны на недостаточных выборках (McSweeney, 2002). Хотя было проведено 117 000 анкет, использовались только результаты из 40 стран. Кроме того, только в 6 странах было более 1000 респондентов, а в 15 странах — менее 200 респондентов. Конечно, 200 человек не должны говорить от имени страны с миллионами людей.

    Критики также скептически относятся к предположению, что сотрудники IBM являются представителями национальных культур в целом. И даже внутри IBM опросы проводились только среди определенных категорий работников, то есть «маркетинг плюс продажи», не считая многих других категорий сотрудников, включая рабочих, студентов очной формы, пенсионеров и т. Д. ( Максуини, 2002). Хофстеде предположил, что такое ограничение выборки эффективно контролирует влияние профессиональной категории и класса, гарантируя, что релевантной переменной для сравнения является национальность.Однако трудно избежать вывода о том, что, поскольку исследование состояло исключительно из сотрудников IBM, результаты могут сказать больше о корпоративной культуре IBM, чем о чем-либо более широком. Более того, мы не должны забывать, что, когда исследование Хофстеде было впервые проведено, в IBM работали в основном мужчины, поэтому женские точки зрения также в значительной степени отсутствуют (Orr & Hauser, 2008).

    Теорию Хофстеде также осуждают за продвижение в значительной степени статичного взгляда на культуру (Hamden-Turner & Trompenaars, 1997).Как предположили Орр и Хаузер (2008), мир кардинально изменился с тех пор, как начались исследования Хофстеде. Карта мира изменилась, сами культуры могли измениться, а исходные данные, вероятно, устарели. На самом деле, остается загадкой, почему теория Хофстеде продолжает пользоваться такой популярностью. Действительно, на протяжении многих лет попытки многих исследователей повторить открытия Хофстеде не увенчались успехом (Orr & Hauser, 2008).

    В этой главе мы рассмотрели два подхода к изучению культурных ценностей: подход Клюкхона и Стродтбека и подход Хофстеде.Изучение ценностей, несомненно, останется живой темой для кросс-культурных исследователей.

    Однако, в частности, в творчестве Хофстеде неявно присутствует идея о существовании такой вещи, как национальная культура. Обсуждая культурные ценности, мы временно согласились с этим предложением. Однако в заключение поднимем вопрос о том, действительно ли идея национальной культуры имеет смысл. Максуини (2002: 110), повторяя мнение многих других ученых, настаивает на том, что «приставка названия страны к чему-то, подразумевающая национальное единообразие, используется чрезмерно.По его мнению, размеры Хофстеде — не более чем статистические мифы.

    В следующих главах мы предложим термин «культура», который лучше применять к небольшим коллективам, и объясним, почему идея о существовании такой вещи, как национальная культура, может быть простой иллюзией.

    Приложение

    Для дальнейшего размышления и обсуждения
    1. Выберите сообщество, которое вы хорошо знаете, и решите, где, по вашему мнению, большинство членов сообщества поместят себя в Таблице 6.1 — модель ценностных ориентаций Клюкхона-Стродтбека. Объясните свои рассуждения. Ваши взгляды совпадают или отличаются от взглядов вашего основного сообщества?
    2. Является ли ваша основная культурная община «снисходительной» или «строго сдержанной» общиной? Как эта культурная ориентация согласуется с вашей личной ориентацией? Вы «снисходительный» или «сдержанный» человек?

    Список литературы

    Хамден-Тернер, К. и Тромпенаарс, Ф. (1997), «Ответ Гирту Хофстеде», Международный журнал межкультурных отношений, 21 (1) 149-159.

    Хилл, М. Д. (2002). Теория ориентации ценностей Клюкхона и Стродтбека. Интернет-чтения по психологии и культуре, 4 (4). https://doi.org/10.9707/2307-0919.1040

    Хофстеде, Г. (1997). Культуры и организации: Программное обеспечение разума. Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Хофстеде Г., Хофстеде Г. Дж. И Минков М. (2010). Культуры и организации: Программное обеспечение разума. (3-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

    Jandt, F.Э. (2016). Введение в межкультурное общение: идентичности в глобальном сообществе, (8-е изд.) Thousand Oaks, CA: SAGE Publications.

    Клюкхон, Ф. Р. и Стродтбек, Ф. Л. (1961). Вариации ценностных ориентаций. Эванстон, Иллинойс: Роу Петерсон.

    МакСвини, Б. (2002). Модель национальных культурных различий Хофстеде и их последствия: торжество веры — провал анализа. Human Relations, 55 (1), 89–118.

    Орр, Л.М. и Хаузер, В. Дж. (2008). Пересмотр культурных аспектов Хофстеде: призыв к межкультурным исследованиям 21 века. Журнал управления маркетингом, 18 (2), 1-19.

    Рокич, М. (1979) Понимание человеческих ценностей: индивидуальные и социальные . Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Шварц, С. Х. (2006). Теория культурных ценностных ориентаций: экспликация и приложения. Сравнительная социология, 5 (2-3), 137-182.

    Связь китайской культуры.(1987). Китайская культура и поиск внекультуральных измерений культуры. Журнал кросс-культурной психологии, 18 (2), 143-164.

    Ценности: теория основных ценностей Шварца

    Цель: Выявить личные ценности, устойчивые в разных культурах и помогающие объяснить разнообразие и конфликт ценностей.

    Описание: Сначала описываются шесть основных характеристик, относящихся ко всем значениям. Далее следует описание десяти основных личных ценностей с указанием того, какие из них совпадают, а какие противоречат друг другу.

    Шесть основных характеристик ценностей

    1. «Ценности — это убеждения, неразрывно связанные с влиянием. Когда ценности активируются, они наполняются чувством ».
    2. «Ценности относятся к желаемым целям, побуждающим к действию».
    3. «Ценности выходят за рамки конкретных действий и ситуаций. … Эта особенность отличает ценности от норм и отношений, которые обычно относятся к конкретным действиям, объектам или ситуациям ».
    4. «Ценности служат стандартами или критериями.Ценности определяют выбор или оценку действий, политик, людей и событий. Люди решают, что хорошо или плохо, оправдано или незаконно, стоит делать или избегать, исходя из возможных последствий для их заветных ценностей. Но влияние ценностей на повседневные решения редко бывает осознанным. Ценности входят в осознание, когда действия или суждения, которые человек обдумывает, имеют противоречивые последствия для разных ценностей, которые он лелеет ».
    5. «Ценности отсортированы по важности относительно друг друга.Ценности людей образуют упорядоченную систему приоритетов, которая характеризует их как личностей ».
    6. «Относительная важность множества ценностей определяет действия. Любое отношение или поведение обычно влияет на несколько ценностей. … Компромисс между релевантными, конкурирующими ценностями определяет отношение и поведение… Ценности влияют на действия, когда они актуальны в контексте (следовательно, могут быть активированы) и важны для действующего лица ».

    Эти шесть функций относятся ко всем значениям.

    Десять основных личных ценностей

    Теория базовых ценностей Шварца выделяет десять широких личных ценностей, которые различаются основной целью или мотивацией. Эти ценности, вероятно, будут универсальными, потому что они помогают людям справиться с одним или несколькими из следующих трех универсальных требований существования:

    • потребности индивидов как биологических организмов
    • реквизиты скоординированного социального взаимодействия
    • потребностей групп в выживании и благополучии.

    Десять общих личных ценностей:

    1. «Самоуправление — Определение цели: независимое мышление и действие — выбор, создание, исследование».
    2. «Стимуляция — Определение цели: волнение, новизна и вызов в жизни».
    3. «Гедонизм — Определение цели: удовольствие или чувственное удовлетворение для себя».
    4. «Достижение — Определение цели: личный успех через демонстрацию компетентности в соответствии с социальными стандартами».
    5. «Власть — Определение цели: социальный статус и престиж, контроль или господство над людьми и ресурсами.”
    6. «Безопасность — Определение цели: безопасность, гармония и стабильность общества, отношений и личности».
    7. «Соответствие — определение цели: сдерживание действий, наклонностей и импульсов, которые могут расстроить или причинить вред другим и нарушить социальные ожидания или нормы».
    8. «Традиция — определение цели: уважение, приверженность и принятие обычаев и идей, которые дает культура или религия».
    9. «Доброжелательность — Определение цели: сохранение и повышение благосостояния тех, с кем человек находится в частом личном контакте (« внутри группы »).”
    10. «Универсализм — определяющая цель: понимание, признание, терпимость и защита на благо всех людей и природы».

    Динамические отношения между значениями

    Отношения между этими 10 общими личными ценностями динамичны. Действия, преследующие одну ценность, «имеют последствия, противоречащие одним ценностям, но совпадающие с другими». Это имеет «практические, психологические и социальные последствия». «Конечно, люди могут преследовать и преследуют конкурирующие ценности, но не единовременно.Скорее, они делают это посредством разных действий, в разное время и в разных условиях ».

    На приведенном ниже рисунке представлено краткое руководство по ценностям, которые противоречат друг другу, и которые совпадают. Есть два биполярных измерения. Один «противопоставляет» «открытость переменам» и «ценности сохранения». Это измерение отражает конфликт между ценностями, которые подчеркивают независимость мыслей, действий и чувств и готовность к изменениям (самоуправление, стимуляция), и ценностями, которые подчеркивают порядок, самоограничение, сохранение прошлого и сопротивление изменениям (безопасность, соответствие, традиция).”

    Традиции и конформизм находятся в одном клине, потому что они преследуют одну и ту же широкую мотивационную цель. Традиция находится на периферии, потому что она сильнее конфликтует с противоположными ценностями.

    «Второе измерение противопоставляет ценности« самосовершенствования »и« самопревосхождения ». Это измерение отражает конфликт между ценностями, которые подчеркивают заботу о благополучии и интересах других (универсализм, доброжелательность), и ценностями, которые подчеркивают стремление к собственным интересам и относительный успех и превосходство над другими (власть, достижения).”

    «Гедонизм разделяет элементы как открытости к изменениям, так и самосовершенствования».

    Существует два основных метода измерения основных ценностей: исследование ценностей Шварца и анкета портретных ценностей.

    В работе

    Шварц также более подробно исследуются взаимосвязи между различными ценностями, что полезно для более глубокого анализа того, как ценности влияют на поведение и отношения, а также на интересы, которые они выражают.

    Артикул: Schwartz, S.Х. (2012). Обзор теории основных ценностей Шварца. Интернет-чтения по психологии и культуре , 2 , 1. Интернет: http://dx.doi.org/10.9707/2307-0919.1116

    Сопутствующие инструменты на этом веб-сайте: N / A

    Сопутствующие инструменты в блоге i2Insights:

    Связанные темы в Википедии:

    Размещено: Февраль 2017
    Последнее изменение: Апрель 2020

    Влияние ценностных ориентаций на межкультурные контакты и посредничество — ACCORD

    Аннотация

    Эта статья посвящена влиянию ценностных ориентаций на межкультурные встречи и посредничество в системе образования Танзании.Цель статьи — дать эмический взгляд на ценностные ориентации в межкультурных встречах и ситуациях посредничества в образовательной системе, чтобы улучшить понимание конфликтных аспектов этих встреч. Для достижения этой цели цель статьи — определить, какие ценностные ориентации приводят к конфликтам и как ими управлять.

    Статья, во-первых, предоставит обзор текущих ценностных дискурсов и, во-вторых, докажет двуязычную валидность ценностных доменов, основанных на ценностной модели Шварца.В-третьих, будут представлены методология и эмпирические данные. Вывод приводит к рекомендациям по межкультурному взаимодействию между европейцами и танзанийцами.

    1. Введение

    Исследование ценностей и ценностной ориентации следует устоявшейся традиции социальной психологии (Bond 1988, 1998; Oishi, Schimmack, Diener & Suh 1998; Rokeach 1973, 1979, 1985; Schwartz 1994; Schwartz & Sagiv 1995; Schwartz). & Bardi 2001; Spini 2003), социология (Inglehart & Abramson 1994; Inglehart & Flanagan 1987; Klages & Gensicke 2006), политические науки (Huntington & Harrison 2004), психология развития (Colby & Kohlberg 1978; Kohlberg 1976; Piaget 1979, 1984 ), культурной психологии (Hofstede 1985, 1993, 1997; Triandis 1972, 1980, 1994, 1995) и организационной психологии (Von Rosenstiel 2003).

    Однако за последние десятилетия научные дебаты о ценностной ориентации приобрели большое значение в образовательной науке и образовательной практике (Bennack 2006). Этот дискурс о ценностном образовании в школах и образовательных контекстах в последнее время стал важным в отношении мультикультурного образовательного окружения в школах в Европе (Koppen, Lunt & Wulf, 2003), а также в странах Африки к югу от Сахары (Boness 2002; Mayer 2001). Хотя дискурсы о ценностных ориентациях в европейских и африканских странах могут иметь разную историческую основу, контекст и мотивацию, они одинаково важны и оправданы.В то же время, африканские и западные 1 ценностные ориентации испытали ценностные сдвиги в результате глобализации, которые разрушили четкое различие между западными и танзанийскими ценностями. Более того, эти концепции сливаются друг с другом из-за исторических факторов и глобализации (Boness 2002; Mayer 2001).

    Ценностные дискурсы особенно актуальны для межкультурных образовательных встреч в «ситуациях культурного перехода» (Dadder 1987: 21), которые часто возникают из-за различий в ценностных ориентациях участвующих индивидов или групп.Ценности — как ключевой игрок в культурной и образовательной среде — рассматриваются как оказывающие основное влияние на межкультурные конфликты, управление межкультурными конфликтами и посредничество (Mayer 2008a) в образовательных системах.

    Ценности по сути диалектичны и противоречивы (Stewart, Danielian & Foster 1998). Различия в ценностях и концепциях ценностей часто играют важную роль в конфликте (Druckmann & Broom 1991; Moore 1996), потому что различия в ценностных ориентациях и конкурирующие или несовместимые ценности могут привести к конфликту (Berkel 2005).Конфликтующие ценностные концепции являются обычным явлением, особенно в различных условиях (Miller, Glen, Jaspersen & Karmokolias, 1997), и дополнительно связаны с культурным происхождением человека (Kitayama & Markus 1991). Было установлено (Druckmann, Broom & Korper, 1988), что стороны обычно более склонны отходить от своей исходной позиции и становятся более склонными к сотрудничеству, когда они обсуждают ценностные ориентации перед переговорами.

    Конфликт в организационном контексте, как и в школах, часто связан с согласованием ценностей (Berkel 2005; Bond 1998; Kluckhohn & Stroedbeck 1961; Wallace, Hunt & Richards 1999) и управлением ценностями (Agle & Caldwell, 1999; Gandal , Roccas, Sagiv & Wrzesniewski 2005; Smith, Peterson & Schwartz 2002).

    Конфликты и концепции ценностей часто регулируются через межкультурное посредничество. В течение последнего десятилетия междисциплинарный интерес к теоретическим подходам к межкультурному посредничеству увеличился (Busch 2006; Liebe & Gilbert 1996; Mayer 2005, 2006), но без единого определения или концепции (Augsburger 1992; Myers & Filner 1994). Однако здравый смысл заключается в том, что, в частности, при межкультурном посредничестве обсуждаются культурно-специфические ценности Nicvalue. Это творческий акт воссоздания конфликтных реальностей и ценностей посредством вмешательства третьей стороны (Mayer 2008b).Межкультурное посредничество определяется как «ситуация, когда один или два человека или группа привлекают третью сторону для посредничества между сторонами» (см. Mayer 2005; Mayer & Boness 2004).

    Особенно в последние годы исследования межкультурных ценностей активизировались, уделяя все большее внимание африканскому региону (Burgess, Schwartz & Roger 1995; Schwartz & Bardi 2001; Schwartz, Melech, Lehmann, Burgess, Harris & Owens 2001) . Однако страны Африки к югу от Сахары по-прежнему недостаточно представлены в исследованиях межкультурных ценностей, и методологии исследований обычно страдают от западного уклона (Noorderhaven & Tidjani 2001).

    Что касается важности ценностей, ценностных ориентаций и конфликтов, эта статья будет сосредоточена на ценностных ориентациях европейцев и танзанийцев в межкультурных школах.

    В результате этих выводов и появления воздействий глобализации на образовательные системы в странах Африки к югу от Сахары, спрос на исследования межкультурных ценностей в отношении управления конфликтами возрос. Следовательно, существует большая потребность в сборе, анализе и оценке ценностей и их влияния на межкультурные конфликты и посредничество — междисциплинарные и межкультурные.Сосредоточив внимание на этой потребности, цель данной статьи — внести свой вклад в академический кросс-культурный дискурс о возникновении и влиянии ценностных ориентаций и их констелляций, которые влияют на кросс-культурные встречи между танзанийцами и европейцами.

    Это междисциплинарное эмпирическое исследование позволяет по-новому взглянуть на влияние ценностных ориентаций на межкультурные встречи и их конструктивное управление. Путем оценки соответствующих ценностных ориентаций в межличностных встречах между людьми из «отдаленных культурных контекстов» (Hall 1976, 1981), а также путем изучения и работы в образовательных учреждениях, эмпирические исследования направлены на развитие межкультурной осведомленности и методов управления конфликтами, которые могут привести к более высокий уровень межкультурной восприимчивости, сочувствия, понимания и мета-коммуникации по культурно-специфическим ценностям и управлению конфликтами, культурно-синергетическим моделям управления конфликтами и посредничеству (Mayer 2008b).

    Эта статья связана с целями исследования Бонесса (2002) и фокусируется на Танзании как на одном важном примере исследования в африканском контексте, в котором имеет место управление межкультурными конфликтами между европейцами и африканцами. При этом учитываются как западный, так и африканский подходы к конфликту, а также ценностные ориентации, которые влияют на кросс-культурные ситуации, описанные в результатах проведенного исследования.

    Эта статья дает представление о конкретных ценностных ориентациях, лежащих в основе межкультурных конфликтов и посредничества с африканской точки зрения, что должно способствовать глубокому пониманию ценностей, задействованных в процессах управления конфликтами в Танзании.

    Основная цель статьи:

    • для выявления ценностных ориентаций и взаимосвязей в межкультурных взаимодействиях и посредничестве в системе образования Танзании.

    Подцели:

    • , чтобы представить, как области ценностей и измерения Шварца могут быть связаны с результатами исследования опроса,
    • , чтобы определить, в каких культурных категориях происходит межкультурное взаимодействие, и
    • , чтобы установить, какие ценностные ориентации вовлечены в межкультурный конфликт и посредничество между европейцами и танзанийцами.

    Далее в статье представлен обзор ценностных дискурсов и доказывается двуязычная валидность ценностных доменов (Schwartz 1994). Далее в статье освещается методология исследования и обсуждаются результаты эмпирических исследований. Наконец, будут представлены избранные культурно-специфические ценностные ориентации в межкультурных конфликтах и ​​ситуациях посредничества в системе образования Танзании.

    2. Дискурсы о ценностных ориентациях

    За десятилетие после Второй мировой войны ценностные исследования приобрели большое значение.Были реализованы междисциплинарные проекты, которые способствовали ценностным исследованиям в различных дисциплинах (Allport, 1954; Inglehart, 1971, 1977; Kluckhohn, 1951; Kluckhohn & Stroedbeck, 1961; McClelland, 1961; Parsons & Shils, 1951). С 1970-х годов исследования ценностей набирают обороты, в основном за счет социальных, культурных и гуманитарных наук.

    Рокич (1973, 1979) разработал теорию человеческих ценностей и исследование ценностей Рокича и заложил основу ценностной модели Шварца и Бильски (1987, 1990, 1994) и Шварца (1994), которая поставила вопрос об «универсальной теории». человеческих ценностей », которая будет представлена ​​в следующем разделе.

    2.1 Области значений и измерения

    Широкий междисциплинарный исследовательский интерес к ценностям и ценностной ориентации привел к широкому разнообразию определений термина и понятия «ценность» (Mayton, Ball-Rokeach & Lodges, 1994). В этом обзоре используется определение ценностей и их представление в соответствии с утверждениями Шварца, представленными в этой статье.

    Шварц и Билски (1987: 551ff) определили десять областей ценностей на основе своих межкультурных и эмпирических исследований и на основе концепции семи универсальных областей ценностей (Rokeach, 1973).Мотивационные области власти, доброжелательности, универсализма, достижений, а также гедонизма, самоуправления, традиции и универсализма представляют определения с ценностями Олпорта и Вернона (1931) и Спрангера (1921). Эти области считаются концепциями универсальных ценностей и, как ожидается, несут в себе культурные последствия и вариации (Schwartz 1994: 19ff).

    Schwartz и Bilsky (1987: 551) делят ценности на пять основных категорий: «Согласно литературным данным, ценности — это концепции или убеждения о желаемых конечных состояниях или поведениях (терминальные и инструментальные ценности), которые выходят за рамки конкретных ситуаций; руководить выбором или оценкой поведения; или упорядочить события по относительной важности.«Ценности — это когнитивные репрезентации, согласно определению Клюкхона и Стредбека (1961), которые в основном включают три формы универсальных человеческих источников ценностей: потребности индивидов как биологических организмов, требования координированного, социального и межличностного взаимодействия и безопасность функции, касающиеся благополучия и выживания групп.

    Естественные познавательные и вербальные требования ценностей трансформируются в культурные ценности и цели, конструируемые и определяемые членами группы.Затем через социализацию ценности становятся социокультурной концепцией индивидов, групп или обществ, определяемой Шварцем (1994: 24) следующим образом:

    Ценности — это желательные транс-ситуативные цели различной важности, которые служат руководящими принципами в жизни человека или другого социального объекта. В этом определении ценностей как целей подразумевается, что (1) они служат интересам некоторой социальной единицы; (2) они могут мотивировать действие, придавая ему направление и эмоциональную интенсивность; (3) они действуют как стандарты для суждения и оправдания действий, и (4) они приобретаются как через социализацию доминирующих групповых ценностей, так и благодаря уникальному опыту обучения отдельных людей.

    В следующей таблице показаны области мотивационных ценностей, сформулированные Шварцем (1994: 22) в отношении определения и цели, а также примерных ценностей.

    Таблица 1: Сферы мотивационных ценностей
    Определение и цель значений Примерные значения
    Власть: Социальный статус и престиж, контроль или господство над людьми и ресурсами Социальная мощь, авторитет и богатство
    Достижение: Личный успех за счет демонстрации компетентности в соответствии с социальными стандартами Успех, возможности, амбиции
    Гедонизм: Удовольствие и чувственное удовлетворение для себя Удовольствие, наслаждаясь жизнью
    Стимуляция: Волнение, новизна и вызов в жизни Жизнь смелая, разнообразная, жизнь увлекательная
    Самостоятельное руководство: Самостоятельное мышление и выбор действий, создание, исследование Творчество, любознательность, свобода
    Универсализм: Понимание, признание, терпимость и защита на благо всех людей и природы Широкий кругозор, социальная справедливость, равенство
    Доброта: Сохранение и улучшение благосостояния людей, с которыми человек часто находится в личных контактах Готовность помочь, честность, прощение
    Традиция: Уважение, приверженность и принятие обычаев и идей, присущих традиционной культуре или религии Смирение, набожность, принятие своей «доли в жизни»
    Соответствие: Ограничение действий, наклонностей и импульсов, которые могут расстроить или причинить вред другим и нарушить социальные ожидания или нормы Вежливость, послушание, Честь родителей и старших
    Безопасность: Безопасность, гармония и стабильность общества, отношений и личности. Национальная безопасность Социальный порядок, чистота
    Источник: Schwartz 1994: 22

    Эти области ценностей были подтверждены различными исследовательскими группами: Оиши, Шиммак, Динер и Сух (1998), Шварц и Барди (2001), Шварц и Сагив (1995) и Спини (2003). Оиши и другие (1998) подтверждают выводы концепции Шварца о ценностях как о целях более высокого порядка. Эти ценности служат индивидуалистическим (достижение, удовольствие, самоуправление) или коллективистским целям (просоциальным, конформизм), которые могут быть запутанными.Ценность безопасности, например, может быть определена как коллективистская ценность, но она также включает в себя через ценность внутренней гармонии индивидуалистические ценностные ориентации. Используя данные из 88 выборок из 40 стран, Шварц и Сагив (1995) переоценили положения теории ценностей и предоставили критерии для определения того, что является специфическим для культуры в смыслах и структуре ценностей. Они подтверждают повсеместное присутствие десяти типов ценностей, выстроенных в мотивационный континуум и организованных по следующим практически универсальным ортогональным измерениям:

    Рисунок 1: Модель областей и измерений мотивационных ценностей
    Источник: Mayer (2001: 29), Boness (2002: 180) адаптировано из Schwartz (1994: 24-25).

    Ценности определяют себя в динамических взаимодействиях и зависимостях друг от друга.Каждое действие направлено на выполнение требований ценности. Граничные области значений более прозрачны, чем области значений, которые находятся в оппозиции. Модели взаимоотношений конфликта и совместимости между ценностями и ценностными приоритетами Schwartz (1994: 24-25) представлены следующим образом:

    • открытость к изменениям: независимые мысли и действия, а также изменения, самостоятельность, стимуляция, гедонизм;
    • сохранение: самоограничения, сохранение традиционных практик, защита стабильности, безопасности, соответствия, традиций;
    • самосовершенствование: чувство и цель успеха и превосходство над другими: сила и достижения, гедонизм; и
    • самопревосхождение: принятие других как равных и забота о благополучии других: универсализм и доброжелательность.

    Шварц и Барди (2001) обнаружили, что существует широко распространенный консенсус относительно иерархического порядка ценностей, несмотря на резкие ценностные различия в ценностных приоритетах различных групп. Иерархия средних значений репрезентативных и почти репрезентативных выборок из 13 стран демонстрирует аналогичную картину, которая повторяется у школьных учителей в 56 странах и студентов колледжей в 54 странах. Авторы проанализировали, что ценности доброжелательности, самоуправления и универсализма неизменно являются наиболее важными для школьных учителей в 56 странах и студентов колледжей в 54 странах; в то время как ценности власти, традиций и стимулирования наименее важны; а ценности безопасности, соответствия, достижений и гедонизма находятся посередине.

    Впоследствии, в отношении африканского контекста, опрос Шварца был проведен в 1989 году в Зимбабве среди целевой группы учителей и студентов. Но Шварц и Сагив (1995: 101) столкнулись с трудностями при заполнении вопросника о ценностях: очевидно, что база данных не была надежной для оценки (Schwartz & Sagiv 1995: 101).

    2.2 Доказательства ценностей и ценностей Шварца на суахили

    Что касается этого обзора, важно оценить, отражены ли ценностные аспекты и области в ценностной модели Шварца в лингвистических терминах суахили, которые относятся к существующим ценностным ориентациям в танзанийском культурном контексте. 2 Большинство доменов значений можно перевести на суахили, как показано в таблице 2, как пример значения в домене «зрелая любовь» к «upendo». Однако некоторые домены значений, как указано, «непереводимы». Другие ценностные концепции могут быть переведены только с использованием ограничений понятия, таких как «укосэфу ва убагузи»

    .
    Таблица 2: Сферы ценностей Шварца и примеры значений на суахили
    Домены значений и примеры значений в доменах в модели ценности Шварца Перевод на суахили
    Самонаправление muamuzi mwaelekeo
    Творчество непереводимый
    Свобода США
    Выбор автоголов маленго
    Любопытный mjuaji
    Независимый kujitegemea
    Стимуляция непереводимый
    Разнообразная жизнь непереводимый
    Увлекательная жизнь непереводимый
    Дерзкая ushujaa
    Гедонизм непереводимый
    Удовольствие куона раха
    Наслаждаясь жизнью майша йенье фураха
    Достижение куфикия
    Амбициозный мвенье ния
    Успешно Фаулу
    Возможность Мбину
    Влиятельная мвенье увезо
    Мощность Нгуву
    Орган Cheo
    Богатство Утаджири
    Социальная власть мвенье мамлака
    Сохранение моего публичного имиджа непереводимый
    Социальное признание Утамбузи
    Безопасность США
    Социальный заказ кутегемеана
    Семейная безопасность кутегемеана кифамилия
    Национальная безопасность usalaama wa taifa
    Обращение за услугу купеана
    Чистый сафи
    Чувство принадлежности Кува на
    Здоровье Афья
    Соответствие Kuungana na / pamoja na..
    Послушный mtiifu
    Самодисциплинированный непереводимый
    Вежливость табиа нзури
    Почитание родителей и старейшин хэшиму
    Традиция мила на дестури
    Уважение к традициям хэшима
    Скромный Меньекеву
    Благочестивый Меньекеву
    Принятие своей жизненной позиции непереводимый
    Умеренная мтаратибу
    Доброта укариму
    Полезный Kujitoa, ushirikiano
    Верный Мфуаси
    Прощение sameheana
    Честный мквели
    Ответственный мвенье мадарака
    Настоящая дружба ундугу, урафики
    Зрелая любовь упендо
    Универсализм непереводимый
    Широкий кругозор непереводимый
    Социальная справедливость непереводимый
    Равенство усава ва вату (укосефу ва убагузи)
    Мир мира дуния йенье усалаама на амани
    Мир красоты дуня йенье узури
    Единство с природой умоджа ва асили
    мудрость узи
    Защита окружающей среды utunzaji wa mazingira
    Духовная жизнь mwenendo wa kiroho
    Источник: Boness 2002: 122-124

    В частности, «индивидуалистические концепции», такие как «самоуправление», часто не имеют эквивалентных терминов и концепций на суахили (Boness 2002) и «непереводимы». 3 Однако ценности, связанные с базовыми потребностями, можно напрямую и легко перевести как «безопасность» и «доброжелательность» (Burton 1990).

    Эти лингвистические идеи влияют на интерпретацию результатов. Несомненно, основные значения и мотивации ценностных концепций, упомянутых в критических инцидентах (КИ), нуждаются в интерпретациях, специфичных для культуры, хотя они и считаются «универсальными человеческими концепциями» (Schwartz 1994).

    Далее будут обсуждаться методология исследования и эмпирические результаты.

    3. Методология исследования

    Опрос следует парадигме позитивистского исследования (Collis & Hussey 2003: 47) в традициях критических герменевтических подходов (Habermas 1999; Gadamer 1990; Adorno 1972) и проводился как исследовательский.

    Использование критического герменевтического подхода подразумевает постоянно меняющуюся точку зрения исследователя в подходе к предмету исследования и его интерпретации. Хабермас (1973: 261) называет эту постоянную саморефлексию на метауровне, отслеживая процесс анализа, «движением к освобождению».Точные и критические размышления об исследованиях сочетаются с герменевтическими утверждениями о структурах. Они реализуют интерпретации реальности относительно герменевтической исходной позиции интерсубъективности и понимания, ориентированного на действия (Habermas 1973: 241). В связи с этим была использована триангуляция методов с использованием качественных и количественных методов. Данные были собраны с помощью метода критических инцидентов (Flanagan 1954) и целевых интервью, которые будут представлены в следующем разделе.

    3.1 Сбор данных

    Основным инструментом исследования была анкета для исследования критических инцидентов (см. Приложение), в которой использовалась методика критических инцидентов (CIT), разработанная Фланаганом (1954). Благодаря этой технике достигается глубокое понимание ценностных ориентаций людей (Flechsig 1996, 2001). «CIT — это набор процедур для сбора прямых наблюдений за поведением человека таким образом, чтобы облегчить их потенциальную полезность при решении практических проблем и разработке общих психологических принципов.В CIT изложены процедуры сбора данных о наблюдаемых инцидентах, имеющих особую значимость и отвечающих систематически определенным критериям »(Flanagan 1954: 327).

    Надежность анкеты была проверена, и проверки достоверности были предприняты в социальных системах, таких как ВВС США, General Motors и другие организации (Flanagan 1954: 336). Анкета была переведена на суахили, официальный язык Танзании, чтобы получить достоверные результаты в рамках социальной системы среднего образования (Boness 2002).В ходе опроса респондентам разъясняли анкету на английском и суахили, а также посредством устных объяснений и ролевых игр.

    В дополнение к анкетному опросу было проведено десять целевых интервью с учителями и учеными из Университета Дар-эс-Салама, а также с государственными служащими из Министерства образования и культуры в Дар-эс-Саламе, чтобы получить информацию о культуре суахили и Танзанийская вторичная система. Для сбора справочной информации о культуре и политике были проведены целевые интервью с представителями различных организаций и учебных заведений Танзании, Кении, Франции и Организации Объединенных Наций на тему ценностей в школьной системе Танзании.Эта информация повлияла на интерпретацию данных в этой статье.

    3.2 Образец

    Опрос был включен в трехлетний исследовательский проект, проводившийся под эгидой Министерства образования и культуры (MEC) в Дар-эс-Саламе и Геттингенского университета (UG) в Германии. Полевое исследование было проведено биокультурной командой из четырех исследователей (двух немцев и двух танзанийцев) с академическим образованием и межкультурной дидактикой (социальные науки).Команда состояла из двух мужчин и двух женщин-исследователей в возрастной группе от 25 до 50 лет. Все четверо знали суахили как родной или иностранный.

    Общенациональная 781 государственная и частная средняя школа (Boness 2002: 66) была приглашена для участия в опросе. Критериями отбора школ были доступность, государственные школы, 4 и желание участвовать. Количество участвующих школ варьировалось в зависимости от региона и района в соответствии с указанными критериями, выбранными MEC.В итоге в конкурсе приняли участие 19 школ, в том числе 8 школ ЮНЕСКО (Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры). Из 19 выбранных школ 16 были средними школами, двумя техническими колледжами и одной бенедиктинской семинарией. Согласно MEC (Boness 2002: 229–230), гендерно-ориентированные школы включают 13 школ совместного обучения, четыре школы для мальчиков и две школы для девочек. Школы были расположены в девяти регионах Танзании, как показано в Таблице 3.

    Таблица 3: Школы и зоны в Танзании
    Зоны Регионы Районы
    Восточная зона Побережье Дар-эс-Салама Илала Кишараве
    Северная зона Аруша Танга Килиманджаро Monduli, Аруша Танга, Лушото Моши
    Центральная зона Додома Додома
    Южное нагорье Мтвара Линди Мтвара Линди-Килва
    Занзибар-Визивани Занзибар Занзибар
    Источник: Boness 2002

    Маршрут исследования был определен, как показано на рисунке 2: 5

    Рисунок 2: Маршрут исследования
    Источник: Boness 2002

    В общей сложности 408 анкет были заполнены учениками и учителями во время школьных занятий, чтобы получить ответы на полезные анкеты от 179 учителей и 211 учеников в 19 танзанийских школах, участвовавших в опросе.

    3.3 Анализ данных

    После сбора и транскрипции данные были проанализированы исследовательской группой. Различные процедуры были согласованы с основным анализом. Одна процедура заключалась в выявлении трех или более элементов культуры в каждом описании КЭ. Исключены анкеты, не содержащие информации, дублетов и неличностных конфликтов (например, описания террористических атак в Кении и Танзании). Эти процедуры, которые были выполнены и утверждены двумя европейскими и одним танзанийским академиками, привели к получению промежуточного итога 358 анализируемых КИ (Boness 2002: 264).

    Элементы культуры были определены как содержащие все основные явные утверждения, которые объясняют межкультурное взаимодействие. С помощью элементов культуры были разработаны культурные категории, обеспечивающие связь с областями ценностей. Из общего количества более 250 элементов культуры, выявленных в 408 анкетах, были индуктивно построены категории культур. Категории культур были определены как включающие области культуры, в которых европейская культура и культура Танзании раскрывают определенные правила, нормы, ценности и поведение, когда они встречаются (см. Таблицу 5).Пример того, как происходила эта процедура генерации, следующий. В одном из интервью танзанийец назвал европейца «вором», потому что европеец сфотографировал танзанийца без предварительного разрешения. Понятие «вор» тесно связано с имуществом или владением. Таким образом, этот инцидент может быть связан с культурной категорией «собственность и владение». Всего проанализировано 19 категорий культур. Был проведен рейтинг частотного распределения. Все КИ были связаны с категориями культур, содержащими элементы культуры.Посредством межсудьей проверки элементы культуры были связаны с измерениями и областями ценностей Шварца.

    4. Результаты исследования

    Результаты исследований основаны на биографических данных и эмпирических данных. Анкеты заполняли большинство респондентов в возрасте от 15 до 24 лет; мужчины составляли более двух третей респондентов; и 70 респондентов были из Килиманджаро. В следующей таблице показаны возрастные слои выборки. Как показано в таблице 4, более 50% выборки составляют возрастную группу первого десятилетия.

    Предполагается, что первое возрастное десятилетие выборки представляет образ мышления будущего поколения с высокими образовательными стандартами в обществе. Таким образом, выявленные ценностные ориентации и межкультурные опосредствования, описанные в этом обзоре, являются индикаторами будущих направлений в глобализирующемся мире межкультурных встреч.

    Таблица 4: Возрастные группы
    Возрастная декада Возрастная группа в годах Кол-во человек
    1 15-24 217
    2 25-34 61
    3 35-44 65
    4 45-55 43
    1–4 Возраст без указания возраста 22
    Источник: Boness 2002

    На рис. 3 графически представлены гендерные пропорции в выборке из 285 респондентов мужского и 119 женского пола.Гендерное равновесие при зачислении в государственные средние школы почти достигнуто, но в выборку вошло несколько школ с однополым обучением. Большое количество респондентов-мужчин (285 человек) отражает тот факт, что были опрошены четыре школы для мальчиков и только две школы для девочек.

    Рисунок 3 Гендерное распределение
    Источник: Boness 2002

    Согласно действующей национальной школьной политике, управление культурным и этническим разнообразием желательно и стимулируется в государственных школах, чтобы избежать этнического и языкового доминирования и, следовательно, дисбаланса сил.Выборка представляет этническое разнообразие в государственных школах, как показано в Таблице 5.

    Таблица 5: Этническое происхождение респондентов
    Рейтинг Этническое происхождение В процентах номер
    1 Чагга > = 5% 70
    2 Шамбала 24
    3 Танзанийцы 23
    4 Пар > = 3% 18
    5 Мвера / Макуа 14
    6 Матенго 13
    7 Нгони 12
    8 Nyamwezi / Sukuma 12
    9 Maassai / Meru / Arusa 12
    10 Хайя > = 2% 10
    11 Хехе 9
    12 Ньякуса 8
    13 Suaheli / Sansibar / Pemba 8
    14 Маконде 7
    15 Бена 5
    16 Gogo 4
    17 Яо 4
    Источник: Boness 2000

    После того, как будут представлены биографические данные, будут изложены эмпирические результаты.

    4.1 Межкультурные критические инциденты и ценностные ориентации

    Проанализированные КИ сгруппированы по 19 культурным категориям. Как показано в Таблице 6, самая высокая частота рассказанных КИ встречается в таких культурных категориях, как «чужеродность и контакт», «владение и собственность», «образование», а также «внешний вид человека». -культурные ожидания в этих категориях весьма противоречивы. «Владение и собственность» часто являются конфликтной категорией из-за высокого понимания материального дисбаланса между «богатыми европейцами» и «бедными африканцами».

    «Образование» в Танзании высоко ценится, особенно если образование встроено в общепринятые культурные нормы и мораль и подразумевается с помощью методов, определенных культурой. Поэтому методы обучения и воспитания, основанные на разных ценностных ориентациях, встречают скептицизм и часто приводят к конфликтам.

    Кроме того, вызывает озабоченность «внешний вид человека», способ одеваться и прически: танзанийцы предпочитают приличную одежду для обоих полов. Если люди одеты необычно, легко возникает конфликт.

    Таблица 6: Критические происшествия и культурные категории
    Рейтинг Культурная категория Количество КИ
    1 Посторонние предметы и контакт 89
    2 Владение и имущество 52
    3 Образование 44
    4 Внешний вид человека 35
    5 Сексуальность 21
    6 Язык и общение 21
    7 Расход 21
    8 Время и пространство 16
    9 Здоровье и болезнь 13
    10 Окружающая среда и природа 11
    11 Работа и сотрудничество 11
    12 Власть и гегемония 10
    13 Торговля и экономика 8
    14 Религия 8
    15 История 5
    16 Государство 4
    17 Сообщество и окрестности 4
    18 Семья 3
    19 Торжества и праздники 3
    Источник: Boness 2002

    После того, как категории культуры определены и ранжированы по важности, в дальнейшем элементы культуры будут связаны с ценностной моделью Шварца для оценки ценностных ориентаций в КЭ.

    4.2 Выводы об областях ценностей и измерениях Шварца

    Элементы культуры могут быть связаны с ценностными областями и ценностными измерениями ценностной модели Шварца. Далее в статье упоминаются только избранные области ценностей, такие как власть и духовная жизнь. Как показано в таблице 7, 442 упомянутых элемента культуры могут быть связаны с ценностной областью «власть», включенной в ценностное измерение самоулучшения. Элемент культуры «фотография, фильм, фотоаппарат, изображение» имеет наивысшую оценку и включает 116 элементов культуры.Это может быть вызвано тем фактом, что использование камер обрабатывается и интерпретируется с учетом культурных особенностей. Европейцы фотографируют, не строя социальных отношений и личных контактов. С танзанийской точки зрения фотографии можно делать только после установления личных отношений.

    Таблица 7: «Сила» ценностной области в ценностном измерении «самосовершенствование»
    Размерность Область значений Элемент культуры Количество элементов культуры
    Самоулучшение Мощность Власть и гегемония 7
    Мощность 4
    Владение и имущество 38
    Деньги 104
    Богатство 6
    Бедность 38
    Кража 74
    Принятие и уважение 2
    О чем-то просить. 25
    Попрошайничество 22
    Фото, пленка, фотоаппарат, рисунок 116
    Использовать, подавлять 6
    Источник: Boness 2002

    Что касается четырех ценностных измерений и десяти ценностных областей, элементы культуры можно отнести ко всем ценностным измерениям и областям Шварца. В дополнение к этим ценностным областям и измерениям Шварца, ценностная область «духовная жизнь» может быть получена индуктивно из данных.Эта недавно разработанная область ценностей содержит элементы культуры Бога, молитвы, духовности и религии (см. Таблицу 8). Что касается 71 элемента культуры, 31 указывает на отношения с Богом, 23 связаны с молитвами и 17 — с духовностью и религией. Отношения с Богом были подчеркнуты как очень важные в отношении церковных служб, молитв и духовности, что привело к конфликтам в межкультурных встречах, как показано в Таблице 8. Духовность, похоже, не имеет значения для европейцев в описанных КИ.Однако духовные ценности являются руководящими принципами для танзанийцев в межкультурном взаимодействии.

    Таблица 8: Сфера ценностей «духовная жизнь» в ценностном измерении «самопревосхождение»
    Размерность Область значений Элемент культуры Количество элементов культуры
    Самопревосхождение Духовная жизнь Бог 31
    Молитва 23
    Духовность и религия 17
    Источник: конструкция Mayer and Boness

    После этих выбранных примеров, относящихся к ценностному измерению самосовершенствования и ценностной области власти, а также духовной жизни, на Рисунке 4 показано распределение КИ по ценностным измерениям и областям Шварца (с добавлением « духовной жизни » в качестве области ). 6 На рис. 4 представлен обзор частотной ориентации в Танзании и Европы в каждой ценностной области.

    Рисунок 4: Критические инциденты и области значений
    Источник: Construction by Mayer and Boness

    В области ценностей «власть» респонденты приписывают 10 ценностных ориентаций в своих КИ танзанийскими, а 18 — европейскими. Кроме того, респонденты считают, что ценностная сфера «духовной жизни» является чрезмерной у четырех танзанийцев, в то время как ценностные ориентации, относящиеся к ценностной сфере «духовной жизни», не приписываются европейцам.Это означает, что респонденты либо не могут расшифровать духовность европейцев, либо европейцы не демонстрируют свои духовные или религиозные ценности в КИ.

    Сосредоточившись на измерениях значений в КЭ, можно обнаружить существенные различия. 7 Респонденты приписывают «открытость переменам» статистически значительно выше европейцев, чем танзанийцев (2 16,86). В то же время они считают, что «сохранение» значительно выше у танзанийцев, чем у европейцев (2 55,54), как показано в следующей таблице 9.Это означает, что респонденты рассматривают основной образ «Я» в измерении «сохранения», тогда как основной образ «Другого» европейца изображается в измерении «открытости к изменениям».

    Таблица 9: Измерения ценности: открытость и сохранение
    Размеры значения Европейцы танзанийцы x 2 Значение
    OC (Открытость) 149 37 16,86 ***
    CO (Сохранение) 28 180 55,54 ***
    Источник: конструкция Mayer and Boness

    По параметру «самосовершенствование» статистическая значимость низкая; в измерении «самопревосхождения» нет статистически значимой характеристики, как показано в таблице 10.

    Таблица 10: Измерения ценностей: Самоулучшение и самопревосхождение
    Размеры значения Европейцы танзанийцы x 2 Значение
    SE (Самоулучшение) 126 87 3,37 *
    ST (Самопревосхождение) 65 60 0,06
    Источник: конструкция Mayer and Boness

    Таблица 11 показывает статистическую значимость доменов значений.Значения различаются на разных уровнях и в разных культурах. Поведение европейцев в сфере ценностей «самоуправления» интерпретируется как угроза танзанийским традициям и конформизму и, следовательно, воспринимается как противоречивое.

    Таблица 11: Статистическая значимость областей значений
    Область значений Частота Европейцы Частота Танзанийцы x 2 Значение
    OC Самонаправление 116 23 30,22 ***
    Чхедонизм 19 7 2,76 *
    Стимуляция ОК 14 7 0,82
    COтрадиционный 17 125 41,07 ***
    Соответствие CO 4 37 13,76 ***
    COsecurity 7 18 2,77 *
    SE Достижение 42 41 0,01
    SEpower 84 46 5,55 **
    ST Доброжелательность 44 15 6,53 **
    ST Универсализм 15 28 2,32
    ST Духовная жизнь 6 3,00 *
    Источник: конструкция Mayer and Boness

    Сферы ценностей «традиция», «самостоятельность» и «соответствие» были статистически значимыми.Респонденты интерпретировали поведение европейцев в отношении этих ценностей как «эгоистичное» и «высокомерное». В то же время они интерпретировали поведение танзанийцев в отношении этих ценностей как «конформное» и «традиционное».

    Сферы ценностей «доброжелательность» и «власть» также были статистически значимыми. Что касается «доброжелательности», респонденты определили европейцев как «щедрых». Что касается «власти», респонденты рассматривали европейцев как «заинтересованных во власти и доминирующем поведении».

    «Духовная жизнь», «безопасность» и «гедонизм» имеют низкую статистическую значимость. Респонденты считают танзанийцев очень «религиозными» и «ведомыми религией» (Boness & Mayer 2003), но воспринимают европейцев как «не духовных». 8

    Респонденты видят разные ценностные приоритеты в танзанийских и европейских ценностях и поведении. Эти воспринимаемые различия рассматриваются как множественные причины межкультурных конфликтов. Одновременно респонденты описывают в своих КИ, как межкультурные конфликты и ценностные различия регулируются в контексте Танзании в соответствии с культурно-специфическими способами управления конфликтами и посредничества.

    4.3 Межкультурное посредничество в критических инцидентах

    87 респондентов из 408 прямо назвали медиацию как инструмент управления конфликтами. Принимая во внимание успех посреднических процессов, 77 посредничества привели к положительному результату и были определены как успешные, а десять — к отрицательным.

    Что касается категорий культур (см. Таблицу 6), успешное посредничество было достигнуто в:

    • владение и имущество (20 дел были урегулированы посредником: 14 успешно, 7 безуспешно),
    • внешнего вида (14 случаев опосредованы: 13 успешно, 31 безуспешно),
    • иностранных культур (11 случаев опосредованы: 11 успешно),
    • языка (9 случаев медиации: 9 успешно),
    • Šобразование (8 случаев медиации: 7 успешно, 1 безуспешно).

    В отличие от успешных посредников, есть 10 КИ, которые показывают — в глазах респондентов — «неудачные» кросс-культурные посредничества. В основном они относятся к ценностным областям «владение и собственность», а также «власть». Это может быть связано с восприятием Танзании как «потерявших владение» в отношении землепользования и владения, а также «власти» — имея в виду управление и глобализацию. Поэтому танзанийские посредники в межкультурных посредничествах могут быть не беспристрастными, а, скорее, продвигать свои собственные способы перераспределения владения и власти.

    Далее будет приведен пример неудачного посредничества ценностной области «владение и собственность», чтобы дать представление о конфликтных ценностных ориентациях в межкультурных конфликтах и ​​управлении ими.

    Танзанийский учитель рассказывает о КИ, которую он наблюдал (Boness 2002: 326):

    Европейский турист фотографировал людей суахили, идущих по улице в городе Аруша. Расстроились фотосессией и назвали туриста «вором». В этой ситуации европеец получил легкие травмы и был доставлен в больницу.Его фотоаппарат отобрали. Друг европейца из Танзании попытался выступить посредником, но безуспешно. Ситуация очень эмоциональная. Посредник из Танзании выступил слишком поздно. Поэтому он не смог убедить людей на улице в том, что европеец не хочет украсть их личность, делая фотографии.

    Значения, лежащие в основе CI в этом примере, связаны с параметром «самоулучшение», особенно в отношении «мощности». Домены «традиция» и «соответствие» также играют роль в этом CI, чтобы сохранить общественный имидж человека.Респонденты определяют ценности в ценностном измерении «сохранение» как очень важные для танзанийцев, а измерение «открытость к изменениям», включая области «стимулирование» и «самоуправление», как очень важные для европейцев. Европеец фотографирует и, следовательно, с точки зрения Танзании, крадет детали личности человека и подразумевает власть. Считается, что европеец действует «самонаправленно», не подтверждая это социальное взаимодействие. Танзанийцы реагируют, используя физическую силу для борьбы с подразумеваемой психологической властью, навязываемой их личностям публично.В следующем разделе будут представлены избранные аспекты межкультурного посредничества, чтобы расширить понимание того, как разрешается конфликт в межкультурных взаимодействиях в Танзании в образовательном контексте.

    4.4 Аспекты межкультурного посредничества в Танзании

    Согласно исследованию, термин межкультурное посредничество используется в широком смысле слова «вмешательство третьей стороны» в контексте Танзании. В рамках этих интервенций стороны, принадлежащие к разным этническим, культурным, языковым или национальным признакам, пытаются разрешить конфликтную ситуацию.

    Во всех CI ситуации межкультурного посредничества нацелены на «беспроигрышные решения». Беспроигрышные решения относятся к взаимопониманию, терпимости, миру и согласию. Настройка посредничества рассматривается как социальное взаимодействие для обмена идеями и содействия комфорту и гармонии между сторонами. Роль посредника заключается в разъяснении культурных концепций, ценностей и норм африканских культур. Посредник не обязательно принимает во внимание культурные нормы и ценности, чуждые африканским концепциям: ожидается, что иностранцы будут адаптироваться к социальной и культурной ситуации, принимая местные ценности и поведение.Таким образом, посредник объясняет социокультурные аспекты, передавая аналогии, идиомы и метафоры. Посредник определяется как культурно компетентный человек, который преследует цель интеграции всех сторон в социальный порядок и мораль африканских культур. Он / она также является консультантом и советует сторонам, что им делать и как себя вести. Обычно ключевые лица сообщества выбираются в качестве посредников в зависимости от их профессии, харизмы, возраста или духовности. Посредники — это епископы, пасторы, учителя, старые и очень уважаемые лидеры общины, а также духовные лидеры.Медиации происходят спонтанно в частных или общественных местах, в очаге конфликта, в контексте семьи и друзей (Mayer, Boness & Thomas, 2003).

    Ожидается, что посредник будет честным и гармоничным с социальными нормами и ценностями. В большинстве CI посредник был принят танзанийской стороной конфликта, но не обязательно европейцем. После того, как стороны договорились о посредничестве, посредник пытается создать общую основу, относящуюся к человечности, Богу, Убунту как концепции человечности, семейных ценностей и отношений, а также уважения к другим и предкам.После создания общей основы стороны высказывают свое видение конфликта. Посредник советует сторонам конфликта, как разрешать конфликты. В конце все стороны конфликта извиняются и прощают друг друга. Для поддержания мира создаются механизмы социального контроля.

    5. Заключение

    Общая цель статьи заключалась в том, чтобы дать представление о конкретных ценностных ориентациях, лежащих в основе межкультурного взаимодействия и посредничества с танзанийской точки зрения, и способствовать более глубокому пониманию ценностей, связанных с межкультурными встречами в Танзании.

    Более конкретно, цель заключалась в выявлении ценностных ориентаций во встречах и посредничестве в образовательной системе Танзании. Подцели заключались в том, чтобы представить ценностную модель Шварца и связать ее с результатами исследования, проанализировать, в каких культурных категориях происходит межкультурное взаимодействие, и установить ценностные ориентации, которые участвуют в межкультурном конфликте между европейцами и танзанийцами.

    В заключение, ценностные ориентации модели Шварца могут быть разработаны с помощью методологии прикладных исследований.Ценности Шварца могут быть идентифицированы, а их культурно-специфические значения могут быть частично раскрыты в отношении межкультурных встреч и посредничества в образовательном контексте Танзании. Лингвистический анализ показал совместимость между ценностными терминами на английском и суахили, относящимися к ценностям основных потребностей. Однако, напротив, можно было оценить ценностные термины, которые нельзя было перевести и, следовательно, продемонстрировали культурную предвзятость вестернизированных ценностных ориентаций ценностной модели Шварца.

    Результаты подчеркивают высокий конфликтный потенциал в определенных культурных категориях, таких как «чуждость и контакт», «владение и собственность», «образование» и «внешний вид человека». Кроме того, ценностное измерение «самосовершенствование», включая ценностную область «власть», указывало на большое количество культурных элементов, которые могут быть весьма конфликтными в межкультурных взаимодействиях между европейцами и танзанийцами. Более того, можно установить, что такие ценностные параметры, как «открытость к изменениям» и «сохранение», очень важны.Респонденты считают, что европейцы делают упор на ценностные области в ценностном измерении «открытость переменам», а танзанийцы — в ценностном измерении «сохранение». Эти различия приводят к межкультурным конфликтам, которые часто разрешаются с помощью процедур посредничества, характерных для конкретной культуры. Почти 90% межкультурных посредников оказываются успешными. Успех межкультурного посредничества в танзанийском контексте, по-видимому, связан с принятием сторонами танзанийских посредников и культурной категории, которая обсуждается в ходе посреднической сессии.В частности, сильные различия в культурных категориях и ценностных ориентациях приводят к неудачному посредничеству, что оценивается в культурной категории «владение и собственность».

    6. Рекомендации

    Что касается выводов и заключения этой статьи, следующие рекомендации могут быть даны образовательным учреждениям, кросс-культурным тренерам, консультантам и исследователям:

    • Отдельные лица и группы, встречающиеся на межкультурных встречах в контексте образования Танзании, должны быть обучены межкультурным и культурно-специфическим компетенциям.Эти тренинги должны стать неотъемлемой частью школьной программы, чтобы обеспечить надлежащую подготовку к межкультурному обмену и процессам глобализации.
    • Межкультурные тренинги должны включать улучшение знаний, восприимчивости и осведомленности о культурных ценностных ориентациях и поведении в отношении саморефлексии и отражения других.
    • Межкультурное обучение и образование, относящиеся к управлению конфликтами и посредничеству, следует преподавать с помощью теоретических и практических подходов.Учителей и учеников следует знакомить с базовыми навыками межкультурного общения и медиации.
    • Межкультурные тренеры и консультанты должны сосредоточиться на ценностных ориентациях в межкультурных тренингах и разрабатывать обучающие инструменты и материалы, чтобы подготовить своих клиентов к культурно адаптированному и удовлетворительному взаимодействию с обеих сторон.
    • Последующие исследования, как количественные, так и качественные, должны быть проведены в отношении ценностных ориентаций, преобладающих в Восточной Африке. Поскольку можно ожидать быстрого глобализирующего воздействия на развитие в Восточной Африке, актуальность таких исследований должна быть очевидна, особенно если они сосредоточены на других областях социального взаимодействия, таких как экономика, политика и досуг.

    Реализация этих рекомендаций будет способствовать расширению прав и возможностей людей в межкультурных контактах и ​​построению глобального мира во всех странах.

    Источники

    1. Adorno, T.W. 1972. Zur Logik der Sozialwissenschaften, in Adorno, Th.W., Dahrendorf, R., Pilot, H., Der Positivismusstreit in der deutschen Soziologie , Soziologische Texte 58 (2), 125-144.
    2. Agle, B.R. И Колдуэлл, C.B. 1999. Понимание исследований ценностей в бизнесе: уровень анализа структуры. Бизнес и общество 38 (3), 326-387.
    3. Allport, G.W. 1954. Природа предубеждений . Кембридж: Аддисон-Уэсли.
    4. Allport, G.W. И Вернон П. 1931. Исследование ценностей . Бостон: Хоутон Миффлин.
    5. Аугсбургер, Д.В. 1992. Посредничество в конфликтах между культурами . Кентукки: John Knox Press.
    6. Bennack, J. 2006. Praxishilfen für den Umgang mit Schülerinnen und Schülern. 2 изд. Weinheim: Beltz Pädagogik.
    7. Беркель, К. 2005. Wertkonflikte als Drama — Reflexion statt Training. Wirtschaftspsychologie (Themenheft: Konfliktprozesse in der betrieblichen Lebenswelt — Theorie, Konzepte, Pragmatik) 4, 2005.
    8. Бонд, M.H. 1988. Обнаружение универсальных измерений индивидуальных различий в мультикультурных исследованиях ценностей: Рокич и китайские исследования ценностей. Журнал личности и социальной психологии 55 (6), 1009-1015.
    9. Бонд, M.H. 1998. Социальная психология в разных культурах .2 изд. Хартфордшир: Прентис-Холл.
    10. Boness, C. 2002. Kritische Situationen in Begegnungen zwischen Tansaniern und Europäern: Eine Felduntersuchung im Sekundarschulsystem Tansanias . Europäische Hochschulschriften, Reihe 11: Pädagogik, Band 859. Франкфурт: Петер Ланг.
    11. Boness, C. & Mayer, C.H. 2003. Ostafrikanische Kulturstandards, in Thomas, A., Kammhuber, S. & Schroll-Machl, S. (eds), Handbuch für interkulturelle Kommunikation und Kooperation .Группа 2: Länder, Kulturen und Interkulturelle Berufstätigkeit. Геттинген: Vandenhoeck & Ruprecht.
    12. Берджесс, С.М., Шварц, С.Х. И Роджер, Д. 1995. У ценностей общее содержание и структура? Южноафриканский тест. Южноафриканский журнал психологии 24 (1), 1-12.
    13. Бертон, Дж. У. 1990. Конфликт: теория человеческих потребностей . Лондон: Макмиллан.
    14. Буш, Д. 2006. Interkulturelle Mediation in der Grenzregion, in Busch, D. (ed), Studien zur Interkulturellen Mediation .2 изд. Франкфурт: Питер Ланг Верлаг.
    15. Колби, А. и Кольберг, Л. 1978. Моральный урок: Der kognitionszentrierte entwicklungspsychologische Ansatz, в Steiner, G. (ed), Die Psychologie des 20. Jahrhunderts . Группа VII: Piaget und Die Folgen. Цюрих: Киндлер.
    16. Коллис, Дж. И Хасси, Р. 2003. Бизнес-исследования: практическое руководство для студентов и аспирантов . 2 изд. Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.
    17. Dadder, R. 1987. Interkulturelle Orientierung: Анализируйте ausgewählter interkultureller Orientierungsprogramme . Саарбрюккен: Verlag Breitenbach.
    18. Друкманн, Д. и Брум, Б.Дж. 1991. Различия в ценностях и управление конфликтами: знакомство или симпатия? Журнал управления конфликтами 35 (4), 571-593.
    19. Druckmann, D., Broom, B.J. & Korper, S.H. 1988. Различия в ценностях и управление конфликтами: содействие или устранение связей? Журнал управления конфликтами 32, 234-251.
    20. Фланаган, Дж. К. 1954. Техника критических инцидентов. Психологический бюллетень 51 (4), 327-358.
    21. Flechsig, K.H. 1996. Einführung in die interkulturelle Didaktik. Internes Arbeitsskript , Institut für Interkulturelle Didaktik, Георг-Август-Университет, Геттинген.
    22. Flechsig, K.H. 2001. Beiträge zum interkulturellen Обучение. Internes Arbeitsskript , Institut für Interkulturelle Didaktik, Georg-August-Universität, Геттинген.
    23. Gadamer, H.G. 1990. Wahrheit und Methode. Grundzüge einer Философское дело Hermeneutik . 6 изд. Тюбинген: Мор / Зибек.
    24. Гандал, Н., Роккас, С., Сагив, Л. и Вжесневски, А. 2005. Личные ценностные приоритеты экономистов. Отношения с людьми 58 (10): 1227-1252.
    25. Habermas, J. 1973. Erkenntnis und Interesse . Франкфурт: Suhrkamp Taschenbuch Verlag.
    26. Habermas, J. 1999. Theorie des Kommunikativen Handelns .3 изд. Франкфурт: Зуркамп.
    27. Холл, E.T. 1976. Вне культуры . Нью-Йорк: Anchor Press, Doubleday and Co.
    28. Холл, E.T. 1981. Безмолвный язык . Нью-Йорк: якорные книги.
    29. Хофстеде, Г. 1985. Последствия культуры: международные различия в ценностях, связанных с работой . Сокращенное издание. Лондон: Sage Publications.
    30. Hofstede, G. 1993. Interkulturelle Zusammenarbeit: Kulturen Organisationen-Management .Висбаден: Габлер.
    31. Hofstede, G. 1997. Lokales Denken, Globales Handeln. Kulturen, Zusammenarbeit und Management . Мюнхен: Beck-Wirtschaftsberater im dtv.
    32. Хантингтон, С. и Харрисон, Л. 2004. Streit um Werte. Wie Kulturen den Fortschritt prägen . Мюнхен: Гольдманн.
    33. Инглхарт Р. 1971. Тихая революция в Европе: смена поколений в постиндустриальных обществах. Обзор американской политической науки 64 (4), 991-1017.
    34. Инглхарт, Р. 1977. Тихая революция. Изменение ценностей и политических стилей среди западной общественности . Принстон: Издательство Принстонского университета.
    35. Инглхарт, Р. и Абрахамсон, П. Р. 1994. Экономическая безопасность и изменение ценностей. Обзор американской политической науки 88, 336-354.
    36. Инглхарт Р. и Фланаган С.С. 1987. Изменение ценностей в индустриальных обществах. Обзор американской политической науки 81 (4), 1289-1319.
    37. Китайма, С.И Маркус, Х.Р. 1991. Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор 98 (2), 224-253.
    38. Klages, H. & Gensicke, T. 2006. Wertesynthese — Funktional oder dysfunktional? Kölner Zeitschrift für Soziologie und Sozialpsychologie 58 (2), 332-351.
    39. Kluckhohn, C. 1951. Ценности и ценностные ориентации в теории действия: исследование в определении и классификации, в Parsons, T. & Shils, E.(eds), К общей теории действия , 388-433. Кембридж: Издательство Гарвардского университета.
    40. Клюкхон, Ф. И Стредбек, Ф. 1961. Вариации ценностных ориентаций . Эванстон: Роу и Петерсон.
    41. Кольберг, Л. 1976. Моральные этапы и морализация: подход к когнитивному развитию, в Колберг, Л. (ред.), Моральное развитие и поведение . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
    42. Коппен Дж. К., Лант И. и Вульф К. 2003. Образование в Европе. Культуры, ценности, институты и переходный период: европейские исследования в области образования . Мюнстер: Waxmann.
    43. Liebe, F. & Gilbert, N. 1996. Interkulturelle Mediation — eine schwierige Vermittlung. Eine empirische Annäherung zur Bedeutung von kulturellen Unterschieden, в Berghof Forschungszentrum für konstruktive Konfliktbearbeitung (eds), Отчет Бергхофа № 2. Берлин: Berghof Forschungszentrum.
    44. Mayer, C.H. 2001. Werteorientierungen an Sekundarschulen in Tanzania vor dem Hintergrund interkultureller und inner-afrikanischer Wertediskussionen .Штутгарт: Ibidem-Verlag.
    45. Mayer, C.H. 2005. Interkulturelle Mediation im Spannungsfeld westlicher und afrikanischer Perspektiven, in Busch, D. & Schröder, H. (eds) 2005, Perspektiven interkultureller Mediation. Grundlagentexte zur kommunikationswissenschaftlichen Analyze triadischer Verständigung . Studien zur Interkulturellen Mediation I, 245–267. Франкфурт: Питер Ланг Верлаг.
    46. Mayer, C.H. 2006. Обучение Interkulturelle Mediation und Konfliktlösung.Didaktische Materialien zum Kompetenzerwerb . Мюнстер: Waxmann.
    47. Mayer, C.-H. 2008a. Управление конфликтами между культурами, ценностями и идентичностями. Пример из автомобильной промышленности Южной Африки. Кандидатская диссертация на кафедре менеджмента коммерческого факультета Родосского университета. Под давлением.
    48. Mayer, C.-H. 2008b. Идентичность и здоровье в транскультурной медиации. Модель культурно-синергетической транскультурной медиации и ее влияние. Журнал межкультурной коммуникации. Под давлением.
    49. Mayer, C.H. И Бонесс, C. 2004. Interkulturelle Mediation und Konfliktbearbeitung. Bausteine ​​deutsch-afrikanischer Wirklichkeiten . Мюнстер: Waxmann.
    50. Mayer, C.H., Boness, C. & Thomas, A. 2003. Beruflich в Кении и Танзании. Программа обучения для менеджера, Fach-und Führungskräfte . Reihe: Handlungskompetenz im Ausland. Геттинген: Vandenhoeck & Ruprecht.
    51. Mayton II, D.M., Ball-Rokeach, S.J., & Loges, W.E. 1994. Человеческие ценности и социальные проблемы: Введение в Mayton II, D.М., Логес, У.Э., Болл-Рокич, С.Дж. И Grube, J.W. 1994, Человеческие ценности и социальные проблемы: текущее понимание и значение для будущего. Journal of Social Issues 50 (4), 1-7.
    52. McClelland, D. 1992. Общество достижения . Принстон: Ван Ностранд.
    53. Миллер Р., Глен Дж., Ясперсен Ф. и Кармоколиас Ю. 1997. Международные совместные предприятия в развивающихся странах. Финансы и развитие 29 (3), 10-26.
    54. Мур, К.W. 1996. Посреднический процесс. Практические стратегии разрешения конфликта . 2 изд. Сан-Франциско: Джосси-Басс.
    55. Майерс, С. и Филнер, Б. 1994. Посредничество между культурами. Справочник по конфликтам и культуре . Сан-Диего: Образовательное издательство Амхерста.
    56. Noorderhaven, N.G. И Тиджани, Б. 2001. Культура, управление и экономические показатели: исследовательское исследование с особым вниманием к Африке. Международный журнал межкультурного менеджмента 1 (1), 31-52.
    57. Оиши, С., Шиммак, У., Динер, Э. и Сух, Э. М. 1998. Измерение ценностей и индивидуализм-коллективизм. Бюллетень личности и социальной психологии 24 (11), 1177-1189.
    58. Парсонс Т. и Шилс Э. (ред.) 1951. К общей теории действия: теоретические основы социальных наук . Нью-Йорк: Харпер и Роу.
    59. Piaget, J. 1979. Das Moralische Urteil beim Kinde . 3 изд. Франкфурт-Майн: Зуркамп.
    60. Piaget, J. 1984. Psychologie der Intelligenz . Штутгарт: Клетт-Котта.
    61. Рокич, М. 1973. Природа человеческих ценностей . Нью-Йорк: Свободная пресса.
    62. Рокич, М. 1979. Понимание человеческих ценностей . Нью-Йорк: Свободная пресса.
    63. Рокич, М. 1985. Введение изменений и стабильности в системы убеждений и личные структуры. Journal of Social Issues 41 (1), 153-171.
    64. Шварц, С. 1994. Есть ли универсальные аспекты в структуре и содержании человеческих ценностей? в Mayton II, D.М., Логес, В. Э., Болл-Рокич, С. Дж. И Грубе, Дж. У. 1994. Человеческие ценности и социальные проблемы: текущее понимание и последствия для будущего. Journal of Social Issues 50 (4), 19-45.
    65. Schwartz, S.H. И Барди, А. 2001. Иерархии ценностей в культурах с точки зрения сходства. Журнал кросс-культурной психологии 32 (3), 268-290.
    66. Schwartz, S.H. & Bilsky, W. 1987. К универсальной психологической структуре человеческих ценностей. Журнал личности и социальной психологии 53 (3), 550-562.
    67. Schwartz, S.H. & Bilsky, W. 1990. К теории универсального содержания и структуры человеческих ценностей: расширения и кросс-культурные репликации. Журнал личности и социальной психологии 58 (5), 878-891.
    68. Schwartz, S.H. & Bilsky, W. 1994. Ценности и личность. Европейский журнал личности 8, 163-181.
    69. Schwartz, S.H. И Сагив, Л. 1995.Выявление культурных особенностей в содержании и структуре ценностей. Журнал кросс-культурной психологии 26 (1), 92-116.
    70. Schwartz, SH, Melech, G., Lehmann, A., Burgess, S., Harris, M. & Owens, V. 2001. Расширение межкультурной валидности теории основных человеческих ценностей с помощью другого метода измерения . Журнал кросс-культурной психологии 32 (5), 519–542.
    71. Смит, П. Б., Петерсон, М. Ф. И Шварц, С. 2002. Культурные ценности, источники руководства и их отношение к управленческому поведению: исследование 47 стран. Журнал кросс-культурной психологии 33 (2), 188-208.
    72. Спини, Д. 2003. Измерение эквивалентности 10 типов значений из обзора стоимости Шварца в 21 стране. Журнал кросс-культурной психологии 34 (1), 3-23.
    73. Spranger, E. 1921. Lebensformen . Галле: Нимейер.
    74. Стюарт, E.C., Даниэлиан, Дж. И Фостер, Р. 1998. Культурные допущения и ценности, Беннетт, М. Дж. (Ред.) 1998, Основные концепции межкультурной коммуникации .Избранные чтения, 157–172. Ярмут, Мэн: Межкультурная пресса.
    75. Triandis, H.C. 1972. Анализ субъективной культуры . Нью-Йорк: Wiley-Interscience.
    76. Triandis, H.C. 1980. Введение, в Triandis, H.C. И Ламберт W.W. (eds), Справочник по межкультурной психологии , 1, 1-14. Бостон: Аллин и Бэкон
    77. Triandis, H.C. 1994. Культура и социальное поведение . Нью-Йорк: Макгроу Хилл.
    78. Triandis, H.C. 1995. Индивидуализм и коллективизм .Сан-Франциско: Westview Press.
    79. Von Rosenstiel, L. 2003. Grundlagen der Organisationspsychologie . Штутгарт: Schäffer-Poeschel Verlag.
    80. Уоллес, Дж., Хант, Дж. И Ричардс, C. 1999. Взаимосвязь между организационной культурой, организационным климатом и управленческими ценностями. Международный журнал управления государственным сектором 12 (7), 548-564.

    Приложение

    Анкета по критическим инцидентам в Танзании
    Институт этнологии, Геттингенский университет, Германия

    Мы любезно просим вас описать «Критический инцидент», т.е.е. конфликтная ситуация, в которой вы столкнулись с европейцами.

    Пожалуйста, не указывайте личные имена из-за защиты данных!

    Персональные данные

    Возраст:
    Пол: Мужской Женский
    Уровень образования: A-Level O-уровень Университет
    Профессия:
    Национальность:
    Укажите этническое происхождение / культурную группу (племя) , к которой вы принадлежите:
    Мы хотели бы, чтобы вы вспомнили «критический инцидент» , который вы пережили с человеком из другой этнической / культурной группы (племени) .Не могли бы вы указать, к какой этнической / культурной группе , вероятно, принадлежит ваш «партнер по происшествию» ?
    Критический инцидент

    Пожалуйста, определите главное событие , которое вы пережили с человеком из Европы. Опишите конфликтную ситуацию, ответив на следующие вопросы:

    1. Найдите заголовок для этой ситуации.
    2. Опишите критическую аварийную ситуацию: что произошло? Где и когда это произошло? кто присутствовал (возраст, пол, культурная группа, роль)?
    3. Запишите, пожалуйста, причину открытия ситации: кто говорил или действовал первым? Запомните, пожалуйста, способ открытия : атмосфера, слова, жесты, наблюдение, стиль общения и т. Д.
    4. Каков был конфликтный момент ситуации?
    5. Как закончился инцидент ? Кто-нибудь помог в поиске решения? Обозначьте, пожалуйста, финал: посредничество, плач, согласие, обида, смех, разговор и т. Д.
    6. Кто-нибудь еще рассказывал вам о аналогичном происшествии , которое он / она пережил? __Да __Нет
    7. Что было причиной конфликта ?
    8. Как вы думаете, какие культурных ценностей повлияли на ваше поведение в данной ситуации?
    9. Как вы думаете, какие культурных ценностей повлияли на поведение вашего конфликтующего партнера в данной ситуации?
    10. Что вы узнали из инцидента? Расскажите, пожалуйста, о вашем межкультурном опыте !
    11. Как вы себя чувствовали в ситуации? Пожалуйста, точно опишите свои эмоции.
    12. Как бы вы попытались разрешить конфликт ?

    Большое спасибо за вашу поддержку!

    Примечание: В версии, напечатанной выше, поля для ввода ответов были исключены.

    Примечания

    1. Африканский относится в этой статье к танзанийским, а западным к европейским концепциям.
    2. В Танзании 95% населения говорят на суахили.
    3. Другие концепции ценностей, которые нельзя было напрямую перевести на суахили, включают: самостоятельность, творчество, выбор собственных целей, независимость, стимуляция, разнообразная жизнь, увлекательная жизнь, гедонизм, достижения, амбициозность, успешность, способность, влияние, сохранение моей общественный имидж, самодисциплина, принятие моей жизненной позиции, умеренность, универсализм и широкий кругозор.
    4. Критерии отбора были определены MEC совместно с исследовательской группой.
    5. Аббревиатуры цифр указывают количество обследованных средних учебных заведений, буквы обозначают регионы следующим образом: До: Додома, Д: Дар-эс-Салам, З: Занзибар, Л: Линди, М: Мтвара, П: Пвани / Побережье, А: Аруша, Кили: Килиманджаро, T: Танга
    6. респондента из Танзании различают танзанийские ценностные ориентации (обозначены на Рисунке 4 как T) и европейские ценностные ориентации (обозначены на Рисунке 4 как E).
    7. Индикация значимости: *** высшая значимость, ** средняя значимость, * низкая значимость, — нет значимости
    8. Не было статистически значимых данных в областях ценностей «универсализм», «стимулирование» и «достижение».

    Личные ценности, гендерные различия и академические предпочтения: экспериментальное исследование

    , , , , , , , , , , , ,
    [1] Барт, Дж., Тодд, Б., Голдстон, Д., Гуаданьо, Р. Э., и исследовательская группа по STEM-образованию.(2010). An Интегрированный Подход Выбор Технический Карьера: 0004 Life Цели для Колледж Студенты. Получено 6 июня 2011 г. с сайта http://osil.psy.ua.edu/pubs/ASEE_2010_paper_final.pdf.
    [2] Bem, D. J., & Allen, A. (1974). О том, как иногда предсказывать некоторых людей: поиск перекрестной ситуационной согласованности в поведении. Психологический Обзор , 81 , 506-520.
    [3] Бейтлер И., Бейтлер Л. и Маккой Дж. Л. (2008). Денежные стремления к благополучной жизни: восприятие учащихся средней школы. Финансовый Консультации и Планирование , 19 (1), 44-60.
    [4] Браун Д. (2002). Роль работы и культурных ценностей в выборе профессии, удовлетворении и успехе: теоретическое утверждение. Журнал из Консультации и Девелопмент , 80 , 48-56.
    [5] Budhwar, P. S., Saini, D. S., & Bhatnagar, J. (2005). Женщины в управлении в новых экономических условиях: случай Индии. Азия Тихоокеанский регион Бизнес Обзор , 11 (2), 179-193.
    [6] Карлсон Р. (1971). Половые различия в функционировании эго: исследовательские исследования свободы воли и общения. Журнал из Консультации и Клинический Психология , 37 , 267–277.
    [7] Чан Р. и Джозеф С. (2000). Измерения личности, области стремлений и субъективного благополучия. Личность и Индивидуальная Различия , 28 , 347-354.
    [8] Chusmir, L.H. (1990). Мужчины, которые делают нетрадиционный выбор карьеры. Журнал из Консультации и Девелопмент , 69 (1), 11-16.
    [9] Davey, H., & Lalande, V. (2004). Пол Различия, Значения, и Профессиональные Выбор . Получено 10 июня 2011 г. с http://www.natcon.org/archive/natcon/papers/natcon_papers_2004_Davey_Lalande.pdf.
    [10] Deci, E. L., & Ryan, R. M. (1985). Внутренний Мотивация и Самоопределение в Человек Поведение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.
    [11] Deci, E. L., & Ryan, R. M. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический Запрос , 11 , 227-268.
    [12] Deci, E., & Vansteenkiste, M. (2004). Теория самоопределения и удовлетворение основных потребностей: понимание развития человека в позитивной психологии. Ricerche di Psicologia , 27 (1), 23-40.
    [13] Даффи Р. Д. и Седлачек В. Э. (2007). Рабочие ценности студентов первого курса колледжа: изучение групповых различий. Карьера Развитие Ежеквартально, 55 (4), 359-364.
    [14] Данн, С. (2002). Эмоциональный интеллект цитаты от около мир .Получено 15 мая 2013 г. с сайта http://www.eqcoach.net.
    [15] Ферриман К., Любински Д. и Бенбоу К.П. (2009). Рабочие предпочтения, жизненные ценности и личные взгляды лучших аспирантов математики / естествознания и глубоко одаренных: изменения в развитии и гендерные различия в период становления взрослой жизни и отцовства. Журнал из Личность и Социальная Психология , 97 , 517-532.
    [16] Гельман С.А., Тейлор М.Г. и Нгуен С.П. (2004). Ход развития гендерной дифференциации. Монографии из Общество Исследования Дети Девелопмент , vii – 127.
    [17] Хаким, К.(2006). Женщины, карьера и предпочтения между работой и личной жизнью. Британский Журнал из Руководство и Консультации , 34, 279-294.
    [18] Холл К.С. и Линдзи Г. (1970). Теории из Личность (3 -е изд. ). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.
    [19] Хьюз, К.Д. (1995). Женщины нетрадиционных профессий. Перспективы на труда и доход , 7 (3), 14-19.
    [20] Inglehart, R., & Baker, W. E. (2000). Модернизация, культурные изменения и сохранение традиционных ценностей. Американский социологический обзор , 65 (1), 19-51.
    [21] Джонс, М.Г., Хоу, А., и Руа, М. Дж. (2000). Гендерные различия в опыте, интересах и отношении учащихся к науке и ученым. Наука Образование , 84 , 180-192.
    [22] Jozefowicz, D. M., Barber, B. L., & Eccles, J. S. (март, 1993 г.). Ценности и убеждения подростков, связанные с работой: гендерные различия и отношение к профессиональным устремлениям.Документ, представленный на двухгодичном собрании из Общество Детский Детский Детский Девелопмент , Новый Орлеан, Луизиана.
    [23] Судья Т.А. и Бретц Р.Д. (1992). Влияние ценностей работы на решения о выборе работы. Журнал из Прикладной Психология , 77 (3), 261-271.
    [24] Капур Дж., Бхардвадж Г. и Пестонджи Д. М. (1999, 2 августа). Запрос в различные фасетки из женщин Ахмедабад: Индийский институт менеджмента. Получено с http://115.111.81.83:8080/xmlui/bitstream/handle/123456789/569/WP%201999_1536.pdf?sequence=1&isAllowed=y.
    [25] Kasser, T. (2000). Две версии американской мечты: какие цели и ценности обеспечивают высокое качество жизни? В E. Diener (ред.), Advances в качество из жизнь теория и исследования3-12). Дордрехт, Нидерланды: Springer.
    [26] Kasser, T., & Ahuvia, A. (2002). Материалистические ценности и благополучие у студентов-предпринимателей. Европейский Журнал из Социальный Психология , 32, 137-146.
    [27] Kasser, T., & Ryan, R.M. (1993). Темная сторона американской мечты: корреляты финансового успеха как главного жизненного стремления. Журнал из Личность и Социальная Психология , 65 (2), 410-422.
    [28] Kasser, T., & Ryan, R.M. (1996). Дальнейшее изучение американской мечты: дифференциальные корреляты внутренних и внешних целей. Личность и Социальная Психология Бюллетень , 22 (3), 280-287.
    [29] Kasser, T., & Ryan, R.M. (2001). Будьте осторожны в своих желаниях: оптимальном функционировании и относительном достижении внутренних и внешних целей. В P. Schmuck & KM Sheldon (ред.), Life цели и благополучие: К психология из человек стремление (стр.116-131). Геттинген, Германия: Hogrefe & Huber.
    [30] Ким Ю., Кассер Т. и Ли Х. (2003). Самооценка, стремления и благополучие в Южной Корее и США. The Journal of Социальная Психология , 143 (3), 277-290.
    [31] Kimmel, M. S. (1987). Смена мужчины: Новые направления в исследования на Калифорния: Шалфей.
    [32] Кольберг, Л. (1966). Когнитивно-развивающий анализ детских половых представлений и установок. В Э. Маккоби (ред.), разработка пол различия (стр. 80-173). Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.
    [33] Kray, L. J., & Thompson, L. (2004). Гендерные стереотипы и результативность переговоров: изучение теории и исследований. Исследования в Организационные Поведение , 26 , 103-182.
    [34] Кришнан В. Р. (2008). Делает ли управленческое образование студентов лучшими актерами? Лонгитюдное исследование изменения ценностей и самоконтроля. Великий Озера Вестник , 2 (1), 35-48.
    [35] Leaper, C., Андерсон, К. Дж., И Сандерс, П. (1998). Модераторы гендерных эффектов в разговоре родителей со своими детьми: метаанализ. Развитие Психология , 34 (1), 3-27.
    [36] Leaper, C., & Friedman, C.K (2007). Социализация пола. In Grusec, J. E., & Hastings, P. D. (Eds.), Справочник из социализация: Теория и исследования 561-587). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.
    [37] Leaper, C., Leve, L., Strasser, T., & Schwartz, R. (1995). Последовательности общения матери и ребенка: игровая активность, пол ребенка и семейное положение. Merrill-Palmer Ежеквартально , 41 , 307-327.
    [38] Lease, S.H. (2003). Тестирование модели нетрадиционного выбора профессии мужчинами. Карьера Развитие Ежеквартально , 51 (3), 244-258.
    [39] Lemkau, J.P. (1984). Мужчины в профессиях, в которых преобладают женщины: отличительные черты характера и фона. Журнал из Профессиональное Поведение , 24 (1), 110-122.
    [40] Левин Р. В., Норензаян А. и Филбрик К. (2001). Межкультурные различия в помощи незнакомцам. Журнал из Межкультурный Психология , 32 (5), 543-560.
    [41] Lupart, J., Cannon, E., & Telfer, J. (2004). Гендерные различия в успеваемости, интересах, ценностях и ролевых ожиданиях подростков. Высокий Способность Исследования , 15 (1), 26-42.
    [42] Lyons, S., Duxbury, L., & Higgins, C. (2005). Эмпирическая оценка поколений различий в ценностях, связанных с работой. ASAC , 26 (9), 66-71.
    , [43], , Markus, H.R., & Kitayama, S. (1991). Культура и личность: последствия для познания, эмоций и мотивации. Психологический обзор , 98 (2), 224-253.
    , [44], , Martin, C.L., & Halverson Jr, C.F. (1981). Схематическая модель обработки определения пола и стереотипов у детей. Детский Развитие , 1119-1134.
    [45] Маслоу, А.(1954). Мотивация и Личность . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.
    [46] Маслоу А. (1971). дальше достигает из человек природа . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса викингов.
    [47] Масуд Р. З. (2011). Появление предприятий, принадлежащих женщинам, в Индии — Взгляд на. Journal из Arts Science & Commerce, ISSN , (100029) 2, 2200029
    [48] Misra, G., & Agarwal, R. (1985). Значение достижения: последствия для кросс-культурной теории мотивации достижения. В I.R. Lagunes & Ype H. Poortinga (Ed .), От a различных перспектива: Исследования в культурах (стр.250-266). Лиссе, Нидерланды: Swets & Zeitlinger.
    [49] Мюррей, Х.А. (1938). Исследования в Личность . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    [50] Niemiec, C.P., Ryan, R.M. & Deci, E. (2009). Выбранный путь: Последствия достижения внутренних и внешних стремлений в послевузовской жизни. Журнал из Исследования в Личность , 43 , 291-306.
    [51] Pang, J. S., & Schultheiss, O. C. (2005). Оценка неявных мотивов у студентов колледжей США: влияние типа и положения изображения, пола и этнической принадлежности, а также межкультурных сравнений. Журнал из Личность Оценка , 85 (3), 280-294.
    [52] Парих И. Дж. И инженер М. (1999, 7 декабря). Женщины в management-a движение от пятидесятые до (Рабочий документ 1570) . Ахмедабад: Индийский институт менеджмента. Получено с http://115.111.81.83:8080/xmlui/bitstream/handle/123456789/619/WP%201999_1570.pdf?sequence=1.
    [53] Парих И. Дж. И инженер М. (2000, 10 марта). Женщины и лидерство роли (Рабочий документ 1590). Ахмедабад: Индийский институт менеджмента. Получено с http://115.111.81.83:8080/xmlui/bitstream/handle/123456789/641/WP%202000_1590.pdf? sequence = 1 & isAllowed = y.
    [54] Парих И. Дж. И Шах Н. А. (1991, июнь). Женщины менеджеры в переход: из дома в корпоративные офисы корпоративные офисы корпоративные офисы (Рабочий документ 941). Ахмедабад: Индийский институт менеджмента. Получено с http: // vslir.iimahd.ernet.in:8080/xmlui/bitstream/handle/123456789/5962/WP%201991_941.pdf?sequence=1&isAllowed=y.
    [55] Парих П. П. и Сухатме С. П. (2004). Женщины-инженеры в Индии. Экономический и Политический Еженедельно , 39 , 193-201.
    [56] Парсонс, Т., и Бейлз, Р.Ф. (2014). Семья социализация и взаимодействие процесс .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
    [57] Patton, W., & Creed, P. (2007). Взаимосвязь между карьерными переменными и профессиональными устремлениями и ожиданиями австралийских подростков старшей школы. Журнал из Карьера Развитие , 34, 127-148.
    [58] Pleck, J.H. (1985). Работающие жены / работающие мужья .Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.
    [59] Померанц, Э. М., и Рубль, Д. Н. (1998). Роль материнского контроля в развитии половых различий в факторах самооценки ребенка. Детский Развитие , 69 (2), 458-478.
    [60] Resurreccion, L.A. (2013). Нарушение границы: Решение факторы , привести зачислить в сотрудник степень медсестер программы 9000 ill4 в 000 000 Докторская диссертация, Национальный университет Луи).
    [61] Ros, M., Schwartz, S.H., & Surkiss, S. (1999). Основные индивидуальные ценности, рабочие ценности и смысл работы. Прикладная Психология , 48 (1), 49-71.
    [62] Райан, Р. М., Чирков, В. И., Литтл, Т. Д., Шелдон, К. М., Тимошина, Е., и Деци, Е. Л. (1999). Американская мечта в России: внешние стремления и благополучие в двух культурах. Личность и Социальная Психология Бюллетень , 25 (12), 1509-1524.
    [63] Sagiv, L., & Schwartz, S.H. (2000). Ценностные приоритеты и субъективное благополучие: прямые отношения и эффекты конгруэнтности. Европейский Журнал из Социальный Психология , 30 , 177-198.
    [64] Салек Е.С. (1988). Личные ценности и успех: значение человеческих ресурсов для управления малым бизнесом.Получено 20 августа 2014 г. с сайта http://www.sbaer.uca.edu/research/sbida/1988/PDF/42.pdf.
    [65] Шмук П., Кассер Т. и Райан Р. М. (2000). Связь благополучия с внутренними и внешними целями в Германии и США Социальные Показатели Research, 50 , 225-241.
    [66] Schultheiss, O.C., & Brunstein, J.C.(2001). Оценка неявных мотивов с помощью исследовательской версии ТАТ: профили изображений, гендерные различия и отношения к другим параметрам личности. Журнал из Личность Оценка , 77 (1), 71-86.
    [67] Schwartz, S.H. (2006). Основные общечеловеческие ценности: обзор. Получено 1 сентября 2014 г. с сайта http://www.seangallaghersite.com/yahoo_site_admin/assets/docs/schwartz2006to_page_12.4180215.pdf.
    [68] Schwartz, S.H., & Rubel-Lifschitz, T. (2009). Межнациональные различия в величине половых различий в ценностях: влияние гендерного равенства. Журнал из Личность и Социальная Психология , 97 (1), 171.
    [
    ] Кассер, Т. (2008).Психологическая угроза и стремление к внешней цели. Мотивация и Emotion , 32 , 37-45.
    [70] Simpson, R. (2005). Мужчины, занимающиеся нетрадиционными профессиями: выход на карьеру, ориентация на карьеру и опыт ролевой нагрузки. Пол, Работа и Организация , 12 (4), 363-380.
    [71] Сингхал Р. и Мисра Г. (1994). Цели достижения: ситуационно-контекстный анализ. Международный Журнал из Межкультурный Отношения , 18 (2), 239-258.
    [72] Скитка, Л. Дж., И Маслах, К. (1996). Гендер как схематическая категория: подход, основанный на ролевой конструкции. Социальные Поведение и Личность: и международный журнал — (10004.) 24, .
    [73] Stein, A.H., & Bailey, M.M. (1973). Социализация ориентации на достижения у женщин. Психологический Бюллетень , 80 (5), 345-366.
    [74], , Trigg, L. J., & Perlman, D. (1976). Социальное влияние на стремление женщин к нетрадиционной карьере. Психология из Женщины Ежеквартально , 1 (2), 138-150.
    [75] Твенге, Дж. М. (1997). Изменения мужских и женских черт с течением времени: метаанализ. Пол роли , 36 (5-6), 305-325.
    [76] Ванстенкисте, М.

    Добавить комментарий