Виктор франкл сказать жизни да читать бесплатно: Сказать жизни — Да читать онлайн 📚полностью бесплатно. Скачать книгу автора Виктор Эмиль Франкл в litgroup.info

Содержание

Электронная библиотека MyBook — читайте книги в онлайн библиотеке. Новинки и бестселлеры литературы в библиотеке электронных книг.

Переводчики Д. Орлова, Д. Леонтьев

Редактор Д. Леонтьев

Руководитель проекта И. Серёгина

Технический редактор Н. Лисицына

Корректор О. Галкин

Верстальщик Е. Сенцова

Дизайнер обложки С. Прокофьева

© 1984 Viktor E. Frankl Published by arrangement with the Estate of Viktor E. Frankl.

© Издательство «Смысл», перевод на русский язык, 2004

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2009

© Электронное издание. ООО «Альпина Паблишер», 2012

Франкл В.

Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере / В. Франкл; Пер. с нем. — М.: Альпина нон-фикшн, 2011.

ISBN 978-5-9614-2317-4

Все права защищены. Никакая часть электронного экземпляра этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

УПРЯМСТВО ДУХА

Эта книга принадлежит к числу немногих величайших человеческих творений.

Карл Ясперс

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые,

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Ф.И. Тютчев

Перед вами великая книга великого человека.

Ее автор — не просто выдающийся ученый, хотя это так: по числу почетных ученых степеней, присужденных ему разными университетами мира, ему нет равных среди психологов и психиатров. Он не просто мировая знаменитость, хотя и с этим спорить трудно: 31 его книга переведена на несколько десятков языков, он объехал весь мир, и встречи с ним искали многие выдающиеся люди и сильные мира сего — от таких выдающихся философов, как Карл Ясперс и Мартин Хайдеггер, и до политических и религиозных лидеров, включая Папу Павла VI и Хиллари Клинтон. Не прошло и десятилетия после смерти Виктора Франкла, но мало кто станет оспаривать, что он оказался одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке.

Он не только построил психологическую теорию смысла и основанную на ней философию человека, он раскрыл глаза миллионам людей на возможности открыть смысл в собственной жизни.

Актуальность идей Виктора Франкла определяется уникальной встречей масштабной личности с обстоятельствами места, времени и образа действия, которые придали этим идеям столь громкий резонанс. Он умудрился прожить немало, и даты его жизни — 1905–1997 гг. — вобрали в себя XX век почти без остатка. Почти всю свою жизнь он прожил в Вене — в самом центре Европы, почти что в эпицентре нескольких революций и двух мировых войн и поблизости от линии фронта сорокалетней холодной войны. Он пережил их все, пережил в обоих смыслах этого слова, — не только оставшись в живых, но и претворив свои переживания в книги и публичные лекции. Виктор Франкл испытал на себе весь трагизм столетия.

Почти посередине через его жизнь проходит разлом, обозначенный датами 1942–1945. Это годы пребывания Франкла в нацистских концлагерях, нечеловеческого существования с мизерной вероятностью остаться в живых. Почти любой, кому посчастливилось выжить, счел бы наивысшим счастьем вычеркнуть эти годы из жизни и забыть их как страшный сон. Но Франкл еще накануне войны в основном завершил разработку своей теории стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере эта теория получила беспрецедентную проверку жизнью и подтверждение — наибольшие шансы выжить, по наблюдениям Франкла, имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить. Мало кого можно вспомнить в истории человечества, кто заплатил столь высокую цену за свои убеждения и чьи воззрения подверглись такой жестокой проверке. Виктор Франкл стоит в одном ряду с Сократом и Джордано Бруно, принявшим смерть за истину. Он тоже имел возможность избежать такой участи. Незадолго до ареста ему удалось, как и некоторым другим высококлассным профессионалам, получить визу на въезд в США, однако после долгих колебаний он решил остаться, чтобы поддержать своих престарелых родителей, у которых шанса уехать с ним не было.

У самого Франкла было ради чего жить: в концлагерь он взял с собой рукопись книги с первым вариантом учения о смысле, и его заботой было сначала попытаться сохранить ее, а затем, когда это не удалось, — восстановить утраченный текст. Кроме того, до самого освобождения он надеялся увидеть в живых свою жену, с которой он был разлучен в лагере, но этой надежде не суждено было сбыться — жена погибла, как и практически все его близкие. В том, что он сам выжил, сошлись и случайность, и закономерность. Случайность — что он не попал ни в одну из команд, направлявшихся на смерть, направлявшихся не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что машину смерти нужно было кем-то питать. Закономерность — что он прошел через все это, сохранив себя, свою личность, свое «упрямство духа», как он называет способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами, обрушивающимися на тело и душу.

Выйдя в сорок пятом на свободу и узнав, что вся его семья погибла в горниле мировой войны, он не сломался и не ожесточился.

В течение пяти лет он выпустил дюжину книг, в которых изложил свое уникальное философское учение, психологическую теорию личности и психотерапевтическую методологию, основанные на идее стремления человека к смыслу. Стремление к смыслу помогает человеку выжить, и оно же приводит к решению уйти из жизни, оно помогает вынести нечеловеческие условия концлагеря и выдержать тяжелое испытание славой, богатством и почетом. Виктор Франкл прошел и те, и другие испытания и остался Человеком с большой буквы, проверив на себе действенность собственной теории и доказав, что в человека стоит верить. «Каждому времени требуется своя психотерапия», — писал он. Ему удалось нащупать тот нерв времени, тот запрос людей, который не находил ответа, — проблему смысла, — и на основе своего жизненного опыта найти простые, но вместе с тем жесткие и убедительные слова о главном. У этого человека — редкий случай! — и хочется, и есть чему поучиться в наше время всеобщей относительности, неуважения к знаниям и равнодушия к авторитетам.

«Упрямство духа» — это его собственная формула. Дух упрям, вопреки страданиям, которые может испытывать тело, вопреки разладу, который может испытывать душа. Франкл ощутимо религиозен, но он избегает говорить об этом прямо, потому что он убежден: психолог и психотерапевт должны суметь понять любого человека и помочь ему вне зависимости от его веры или отсутствия таковой. Духовность не исчерпывается религиозностью. «В конце концов, — говорил он в своей московской лекции, — Богу, если он есть, важнее, хороший ли Вы человек, чем то, верите Вы в него или нет».

Первый вариант книги «Психолог в концлагере», составившей основу данного издания, был надиктован им за 9 дней, вскоре после освобождения, и вышел в 1946 году анонимно, без указания авторства. Первый трехтысячный тираж был распродан, но второе издание продавалось очень медленно. Гораздо больший успех имела эта книга в Соединенных Штатах; первое ее английское издание появилось в 1959 году с предисловием авторитетнейшего Гордона Олпорта, роль которого в международном признании Франкла чрезвычайно велика. Эта книга оказалась нечувствительна к капризам интеллектуальной моды. Пять раз она объявлялась «книгой года» в США. За 30 с лишним лет она выдержала несколько десятков изданий общим тиражом свыше 9 миллионов экземпляров. Когда же в начале 1990-х годов в США по заказу библиотеки Конгресса проводился общенациональный опрос с целью выяснить, какие книги сильнее всего повлияли на жизнь людей, американское издание книги Франкла, которую Вы держите в руках, вошло в первую десятку!

Новое, наиболее полное немецкое издание главной книги Франкла под названием «И все же сказать жизни «Да»» вышло в 1977 году и с тех пор постоянно переиздается. В нее была включена также философская пьеса Франкла «Синхронизация в Биркенвальде» — до этого она была опубликована только раз, в 1948 году, в литературном журнале под псевдонимом «Габриэль Лион». В этой пьесе Франкл находит иную, художественную форму для выражения своих главных, философских идей — причем отнюдь не только в словах, которые произносит заключенный Франц, alter ego самого Франкла, но и в структуре сценического действия.

С этого издания и сделан данный перевод. На русском языке ранее выходили сокращенные варианты повествования Франкла о концлагере, сделанные по другим изданиям. Полный его вариант публикуется на русском языке впервые.

В конце жизни Франкл дважды побывал в Москве, выступал в Московском университете. Он встретил чрезвычайно горячий прием. Его мысли легли на благодатную почву, и сегодня Франкл воспринимается в России скорее как свой, а не как чужестранец. Столь же теплый прием получили выходившие у нас ранее книги Франкла. Есть все основания надеяться, что и этому изданию суждена долгая жизнь.

Дмитрий Леонтьев,

доктор психологических наук

Сказать жизни ДА! Психолог в концлагере (слушать аудиокнигу бесплатно)

Эта удивительная книга сделала ее автора одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. В ней философ и психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские лагеря смерти, открыл миллионам людей всего мира путь постижения смысла жизни. В страшных, убийственных условиях концлагерей он показал необычайную силу человеческого духа.
Дух упрям, вопреки слабости тела и разладу души. Человеку есть ради чего жить! Почему книга достойна прочтения
Книга разошлась миллионными тиражами в десятках стран, крупнейшие философы считали ее одним из величайших произведений человечества, а миллионам простых людей она помогла изменить свою жизнь. По опросу Национальной библиотеки конгресса США, книга вошла в десятку книг, которые больше всего повлияли на жизнь людей во всем мире.

Содержание
01. Упрямство духа. Предисловие Д. Леонтьева. (13:24)
02. Неизвестный заключенный. (03:22)

03. Активный и пассивный отбор. (05:17)
04. Отчет заключенного № 119104 (психологический опыт). (08:56)
05. Фаза первая: прибытие в лагерь. (00:35)
06. Станция Аушвиц. (08:26)
07. Первая селекция. (06:11)
08. Дезинфекция. Что остается человеку: голое существование. (06:01)
09. Первые реакции. (05:01)
10. «Броситься на проволоку»?.. (06:32)
11. Фаза вторая: жизнь в лагере. Апатия. (07:56)
12. Что причиняло боль. (03:16)
13. Тяжесть презрения. (10:54)
14. Мечты заключенных. (02:32)
15. Голод. (07:52)
16. Сексуальность. (01:00)
17. Без всякой сентиментальности. (03:05)
18. Политика и религия. (03:43)
19. Спиритический сеанс. (02:01)
20. Уход в себя. (03:31)
21. Когда отнято все… (06:12)
22. Медитации в канаве. (04:11)
23. Монолог на рассвете. (02:22)
24. Искусство в концлагере. (05:56)
25. Лагерный юмор. (06:48)
26. Мы завидуем арестантам. Счастье — это когда худшее обошло стороной. (08:10)
27. В сыпнотифозный лагерь?.. (05:39)
28. Жажда одиночества… (04:49)
29. Судьба играет человеком. (06:41)
30. Последнее желание, выученное наизусть. (04:43)
31. План бегства. (15:31)
32. Раздражительность. (08:43)
33. Внутренняя свобода. (07:54)
34. Судьба — подарок. (06:34)
35. Анализ временного существования. (09:35)
36. Спиноза как воспитатель. (11:34)
37. Задать вопрос о смысле жизни. (04:16)
38. Страдание как подвиг. (01:40)
39. Ожидание. (02:48)
40. Слово, сказанное вовремя. (03:44)
41. Врачевание души. (06:09)
42. Психология лагерной охраны. (08:43)
43. Фаза третья: после освобождения. (08:01)
44. «Отпустило»… (09:04)

Нужные книги: Виктор Франкл «Сказать жизни «ДА»!»


На этой неделе по совету друзей прочитал книгу Виктора Франкла «Сказать жизни – «ДА»! Упрямство Духа» («Психолог в концлагере»). Стало с одной стороны обидно: как жаль, что никто не порекомендовал ее раньше, почему во время учебы в университете на лекциях и семинарах по психологии нам ни о книге, ни о ее авторе ничего не говорили? А с другой: наверное, студентом я бы не понял и одной сотой доли вложенного в нее смысла.

Об авторе: Виктор Эмиль Франкл / Viktor Emil Frankl (26 марта 1905, Вена, Австро-Венгрия — 2 сентября 1997, Вена, Австрия) — известный психиатр, психолог и невролог. С сентября  1942 г. до апреля 1945 г. — узник нацистских концлагерей Терезиенштадт, Аушвиц, Тюркгейм. Является создателем логотерапии — метода экзистенциального психоанализа, ставшего основой Третьей Венской школы психотерапии.

Несколько цитат из книги В.Франкла:

«Отчет заключенного № 119104 (психологический опыт). Поскольку «номер 119104» предпринимает здесь попытку описать, что он пережил и передумал в лагере именно «как психолог», прежде всего следует отметить, что находился он там, конечно, не в качестве психолога и даже — за исключением последних недель — не в качестве врача. Речь пойдет не столько о его собственных переживаниях, не о том, как жил он, сколько об образе, вернее — о способе жизни обычного заключенного. И я не без гордости заявляю, что был именно не более чем обычным заключенным, номером 119104.

* * *
…Что было действительно необходимо — это коренное изменение нашего отношения к жизни. Мы должны были научиться, и более того, учить отчаявшихся людей, что на самом деле имеет значение не то, что мы ждем от жизни, а то, что жизнь ожидает от нас. Нам нужно было перестать спрашивать о смысле жизни, а вместо этого понять, что жизнь задает вопросы нам, ставит задачи — ежедневно и ежечасно. Наш ответ должен состоять не в разговорах и  размышлениях, а в правильных поступках и правильном поведении. В конечном счете жить означает брать на себя ответственность за выбор правильного ответа на проблемы жизни, и выполнять задачи, которые она постоянно дает каждому человеку.

Эти задачи, и следовательно, смысл жизни, — разные для разных людей, они меняются от одного момента к другому. Поэтому невозможно определить смысл жизни вообще. На вопросы о смысле жизни никогда нельзя отвечать огульными утверждениями. «Жизнь» не является чем-то абстрактным и неопределенным, это нечто очень реальное и конкретное, и, точно так же, ее задачи реальны и конкретны. Они составляют судьбу человека, которая различна и уникальна у каждого. Ни человека, ни его судьбу нельзя сравнивать с любым другим человеком и любой другой судьбой. Ни одна ситуация не повторяется, и каждая ситуация требует своего ответа.

* * *
…Любовь — это единственный способ понять другое человеческое существо в глубочайшей сути его личности. Никто не может полностью понять саму сущность другого человеческого существа, если он не будет его любить. Любовь придает нам способность увидеть особенности и самые существенные черты любимого человека, и даже больше — увидеть его еще не реализованный потенциал. Более того, своей любовью любящий человек помогает любимому реализовать этот потенциал. Заставив любимого осознать, чем он может стать, можно помочь ему осуществить свои возможности.

* * *
…Свобода — это не самоцель, а только половина дела. Свобода — всего лишь обратная сторона цельного понятия, лицевой стороной которого является ответственность. Действительная свобода может выродиться в простой произвол, если она не ограничена ответственностью. Вот почему я рекомендую, чтобы в Америке статуя Свободы на восточном берегу была дополнена статуей Ответственности на западном».

Книгу «Сказать жизни «ДА»!» и другие работы В. Франкла можно найти и скачать (бесплатно) здесь:

1. http://royallib.ru/author/frankl_viktor.html
2. http://www.hpsy.ru/authors/x102.htm

Настоятельно ВСЕМ советую.

Книга Краткое содержание книги: Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере. Виктор Франкл

  1. Главная
  2. Smart Reading
  3. Краткое содержание книги: Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере. Виктор Франкл

Жанр:

Язык: Русский

Тип: Текст

Год издания: 2020 год

Другой носитель:

Функции для работы с книгой

Аннотация:

Этот текст – сокращенная версия книги Виктора Франкла «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере». Только самые ценные мысли, идеи, кейсы, примеры. О книге У психотерапевта и философа Виктора Франкла с 1942 по 1945 год не было имени, не было личных документов, не было прав и не было будущего. Был только номер узника нацистского лагеря – 119104. «Смысл страдания открылся нам, оно стало задачей, покровы с него были сняты, и мы увидели, что страдание может стать нравственным трудом…» В таких обстоятельствах редкий человек способен на рефлексию. Но заключенный 119104 был ученым. Каждый день он собирал и анализировал данные, чтобы ответить на вопрос: почему одни люди впадают в апатию и умирают, а другие находят силы, чтобы цепляться за жизнь? Воля к смыслу, обретение смысла – это главное. Когда человек перестает задавать вопрос «За что мне это?» и спрашивает «Для чего?», меняется вся его жизнь и начинается освобождение от страданий. Зачем читать • Обрести утраченное желание жить. • Узнать, что происходит с людьми за гранью физического выживания. • Познакомиться с уникальным жизненным опытом великого гуманиста и философа ХХ века. Об авторе Австрийский психолог еврейского происхождения Виктор Франкл был учеником своих великих земляков – Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера. В 1942 году попал в систему фашистских концлагерей Освенцим, Дахау и Терезиенштадт. Доктор Франкл дорогой ценой открыл, что человека держит на земле его главное предназначение. Он вышел из лагеря в 1945 году, преодолел потерю почти всех близких и прожил после войны долгую, счастливую жизнь. Создал Третью Венскую школу психотерапии, основанную на методе логотерапии.

Полная версия:

Читать онлайн «Краткое содержание книги: Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере. Виктор Франкл»

Другие книги автора:

Сказать жизни да читать онлайн. Онлайн чтение книги Сказать жизни «Да!» Скажи жизни «Да!» Упрямство духа

Здравствуйте, дорогие читатели!

В чём смысл жизни человека? Объясняет Виктор Франкл, психолог, прошедший Холокост, в своей книге «Сказать жизни – да». Прочитав эту великую, без преувеличения, книгу философа, психолога, ученого, я увидела, что мои, якобы проблемы вовсе таковыми не являются. И мне стало стыдно за себя, за то, что я не радуюсь жизни всеми силами своей души, не благодарю жизнь. Ведь я же счастливый человек! Я вдруг осознала это в полной мере! Интересно узнать, о чем книга?

1. Об авторе книги «Сказать жизни – да. Психолог в концлагере».

Прежде чем перейти к обзору книги, важно несколько слов сказать об авторе. Виктор Франкл (годы жизни:1905-1997) – известный австрийский ученый, психолог и философ. Ему присвоено множество ученых степеней. Он написал более 30-ти книг по психологии, посвященных теории смысла жизни человека. Он заставил миллионы людей (я тоже в их числе) понять, в чем смысл их жизни.

Виктор Франкл пробыл в нацистских лагерях 3 долгих года – с 1942-го по 1945-й. Причем, до ареста у него была возможность уехать с женой в Америку , но визы не было у его родителей. Он понимал, что в концлагере родители не выживут без него. Не зная, как поступить, он отправился за ответом в Храм Святого Стефана в Вене. Он хотел получить «ответ с неба».

И получил его, придя домой. Отец дал ему кусок мрамора. Это был камень из одной из разрушенных синагог. На куске мрамора был фрагмент одной из Заповедей. Это была заповедь о почитании родителей. Он решил остаться и служить семье. Он не мог бросить своих родителей.

Я уверена, что именно благодаря этому героическому поступку, он мистическим образом смог выжить в нечеловеческих условиях концлагерей.

То, что Виктор Франкл выжил в концлагерях — невообразимое соединение закономерности и случайности:

  • Случайностью можно назвать тот факт, что ни единого раза он не попал ни в одну из команд, которые формировались ежедневно для уничтожения.
  • А закономерностью — то, что он остался жив в условиях холода, голода, пыток, но главное: сохранив до конца все принципы человечности.

Вы замечали, что часто можно провести параллель между предшествующими нашими поступками и последующими событиями ? Мы часто виним судьбу за наши беды и проблемы, не понимая того, что от нас самих и от наших поступков сегодня зависит наша жизнь завтра. Даже добрая мысль может спасти нас в сложной ситуации, а всего лишь один неверный поступок «испортить» нам всю жизнь.

Еще до начала войны Франкл написал книгу по психологии. Это была теория о смысле жизни. Рукопись он пытался сохранить в лагере, но безуспешно. В лагере смерти ему пришлось на себе проверить правильность своей теории. Он увидел, что в таких нечеловеческих условиях есть больший шанс выжить у людей сильных духом, а не у физически крепких людей.

Пройти такие ужасные испытания и сохранить свое человеческое лицо, ему помогала надежда увидеть свою жену среди живых. Это было его целью, его смыслом — выжить, чтобы встретиться со своей женой. Но когда он понял, что она, будучи хрупким созданием и находясь далеко от него, в другом концлагере, не сможет физически выжить в этих условиях, он дал себе слово выжить и сохранить все человеческие принципы, не превратиться в зверя, ради того, чтобы она приняла быструю, не мучительную смерть.

2. Вопрос смысла жизни. Объясняет психолог Виктор Франкл.

А теперь самое интересное. Подход Виктора Франкла был обеcкураживающе неожиданным для меня. Изначально мы неверно ставим вопрос о смысле жизни . Дело, оказывается, не в том, ЧТО МЫ ОЖИДАЕМ ОТ ЖИЗНИ, а в том, ЧТО ЖИЗНЬ ОЖИДАЕТ ОТ НАС . Каждый день и каждую минуту мы стоим перед выбором, как поступить, жизнь ставит перед нами вопросы. Мы же должны отвечать правильными поступками и действиями. И от того, как мы поступили в каждом конкретном случае, зависит, как сложатся обстоятельства в дальнейшем. Каким будет следующий вопрос, который задаст нам жизнь (= Бог).

Этот постулат был выведен Франклом, исходя из множества обстоятельств и событий в лагере смерти, где связи причины и следствия особенно очевидны и оголены.

Еще одна ценная идея автора: у каждого человека есть что-то большее, чем «я» : ответственность, забота о других, желание создать что-то значимое для людей. И тогда только человек себя чувствует по-настоящему счастливым, в этом главный смысл его существования. Причем, у каждого человека смысл жизни свой. Каждый человек стремится определить свой смысл существования, это двигатель жизни каждого.

Новейшие исследования показали, что 4 американца из 10 не видят какой-то конкретной и важной цели в своей жизни. 4 из 10-ти — это 40%.
Одновременно, исследования показывают, что у люди, которые имеют цель, смысл в жизни, более удовлетворены жизнью и имеют лучшее благосостояние, лучшее физическое и психическое здоровье, большую гибкость, более высокую самооценку и минимальный риск депрессии.

3. Обзор книги «Сказать жизни – да. Психолог в концлагере».

Как ученый, Франкл описал свои ощущения в лагере в различных фазах. Фазой шока он назвал 1-ю фазу. 2-ю фазу — фазой апатии . В это время в душе людей что-то умирает и включается защитная реакция — апатия. Фаза 3 – это фаза освобождения , когда появляется реакция полного отсутствия радости. Человеку требуется психологическая поддержка.

Защитные силы организма

Франкла поразило совершенство организма человека . Какие в нем скрыты возможности и резервы! Полгода заключенные носили одну рубашку, не моясь. Постоянно грязные после земляных работ, во время которых невозможно обойтись без ран. При этом, ни у кого не было воспалений или заражений. Работа на морозе полубосыми без теплой одежды. Но ни у кого не было даже насморка. Как такое возможно? В какой момент человеческий организм запускает такие защитные силы? В момент, когда наступает постоянная угроза жизни?

Голод

Автор рассказывает в книге не о глобальных ужасах, а о «маленьких» изнурительных ежедневных мучениях заключенных. Например, детальное повествование, о ежедневной борьбе автора с голодом, о способах растягивания на день невообразимо маленькой порции хлеба. Я как-будто сама ощутила это состояние, настолько реалистично оно описано.

Еда на день состояла из миски пустого супа, крохотного кусочка хлеба. Плюс была добавка — ужасная колбасы (мизерный кусочек) либо повидло (маленькая ложка). Для заключенных, которые тяжело работали и были постоянно на холоде в ветхой одежде, этого было невообразимо мало.

Человеку, который никогда не голодал, представить это состояние очень трудно. Представьте, что Вы стоите под холодным дождем, в грязи. И Вам надо долбить землю киркой. Вы постоянно ждёте сирены, которая позовёт на получасовой перерыв, единственный в каждом дне. Вы постоянно думаете, будет ли сегодня хлеб? Распухшими пальцами Вы ощупываете хлеб в кармане, отламываете по крошке, растягивая на целый день.

Тема, как использовать столь мизерную порцию хлеба, была важнейшей темой среди заключенных. Она породила даже 2 партии: партию, в которой придерживались мнения, что пайку надо съесть сразу и партию с мнением, что хлеб порцию надо растянуть на целый день. Первые выдвигали 2 довода: хлеб не украдут и хоть раз в день можно заглушить невыносимый голод. Франкл относился ко 2-й партии. Он рассказывает в книге о своих мотивах примкнуть к ней. Час пробуждения был одним из самых невыносимых часов в сутках. Сначала пронзительный свисток сирены, потом борьба с сыростью, холодом, когда распухшими ногами нужно было влезть в мокрые ботинки. И видеть, как плачут мужчины от боли израненных ног. Тогда-то и Франкл и хватался за хоть и слабое, но все-таки утешение – кусочек хлеба в кармане!

Самоубийство

Вы спросите, кому под силу бороться за жизнь в таких условиях? Ведь смерть по сравнению с жизнью выглядит наградой. Франк рассказывает, что действительно, практически у всех заключенных возникала мысль о самоубийстве. Сам он, как верующий человеком, сразу дал себе слово ни при каких обстоятельствах «не бросаться на проволоку». Он знал статистику и понимал, что ему навряд ли удастся избежать попадания в ежедневные селекции уничтожения.

Апатия

Франкл реалистично рассказывает об апатии. Она появляется у всех после шока. В начале заключенные с трудом выносили картины садизма. Но со временем люди начинали привыкать и уже не реагировали на крики от боли. Каждый день они сталкивались с больными, страдающими, умирающими и мертвыми, поэтому со временем начинали реагировать на них отрешенно и равнодушно.

Франкл, будучи врачом, был поражен своему бесчувствию. Апатия – это фактически специальный защитный механизм организма. Реальность вокруг сужается и человек концентрируется только на главной задаче: как сегодня выжить?

Всем очень советую прочитать эту книгу, чтобы понять и осознать, что не правильно жаловаться на удары судьбы. Создание благоприятных обстоятельств и счастливой жизни во многом зависит от нас, от того, как мы поступаем в каждом конкретном случае, сколько мы бескорыстно отдаем другим своего внимания, тепла, заботы и труда!

Еще один важный вывод, который можно сделать из книги, заключается в том, что каждому человеку свойственно стремиться определить смысл, цель своего существования . Это является двигателем, стимулом жизни, развития человека. Но у каждого смысл жизни индивидуален, у каждого он свой.

Желаю всем радоваться жизни, любить и мечтать!

Виктор Франкл

Сказать жизни — «Да»

УПРЯМСТВО ДУХА

Эта книга принадлежит

к числу немногих величайших

человеческих творений.

Карл Ясперс

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые,

Его призвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Ф.И. Тютчев

Предисловие

Перед вами великая книга великого человека.

Ее автор — не просто выдающийся ученый, хотя это так: по числу почетных ученых степеней, присужденных ему разными университетами мира, ему нет равных среди психологов и психиатров. Он не просто мировая знаменитость, хотя и с этим спорить трудно: 31 его книга переведена на несколько десятков языков, он объехал весь мир, и встречи с ним искали многие выдающиеся люди и сильные мира сего — от таких выдающихся философов, как Карл Ясперс и Мартин Хайдеггер, и до политических и религиозных лидеров, включая Папу Павла VI и Хиллари Клинтон. Не прошло и десятилетия после смерти Виктора Франкла, но мало кто станет оспаривать, что он оказался одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. Он не только построил психологическую теорию смысла и основанную на ней философию человека, он раскрыл глаза миллионам людей на возможности открыть смысл в собственной жизни.

Актуальность идей Виктора Франкла определяется уникальной встречей масштабной личности с обстоятельствами места, времени и образа действия, которые придали этим идеям столь громкий резонанс. Он умудрился прожить немало, и даты его жизни — 1905-1997 — вобрали в себя XX век почти без остатка. Почти всю свою жизнь он прожил в Вене — в самом центре Европы, почти что в эпицентре нескольких революций и двух мировых войн и поблизости от линии фронта сорокалетней холодной войны. Он пережил их все, пережил в обоих смыслах этого слова, — не только оставшись в живых, но и претворив свои переживания в книги и публичные лекции. Виктор Франкл испытал на себе весь трагизм столетия.

Почти посередине через его жизнь проходит разлом, обозначенный датами 1942-1945. Это годы пребывания Франкла в нацистских концлагерях, нечеловеческого существования с мизерной вероятностью остаться в живых. Почти любой, кому посчастливилось выжить, счел бы наивысшим счастьем вычеркнуть эти годы из жизни и забыть их как страшный сон. Но Франкл еще накануне войны в основном завершил разработку своей теории стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере эта теория получила беспрецедентную проверку жизнью и подтверждение — наибольшие шансы выжить, по наблюдениям Франкла, имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить. Мало кого можно вспомнить в истории человечества, кто заплатил столь высокую цену за свои убеждения и чьи воззрения подверглись такой жестокой проверке. Виктор Франкл стоит в одном ряду с Сократом и Джордано Бруно, принявшим смерть за истину. Он тоже имел возможность избежать такой участи. Незадолго до ареста ему удалось, как и некоторым другим высококлассным профессионалам, получить визу на въезд в США, однако после долгих колебаний он решил остаться, чтобы поддержать своих престарелых родителей, у которых шанса уехать с ним не было.

У самого Франкла было ради чего жить; в концлагерь он взял с собой рукопись книги с первым вариантом учения о смысле, и его заботой было сначала попытаться сохранить ее, а затем, когда это не удалось, — восстановить утраченный текст. Кроме того, до самого освобождения он надеялся увидеть в живых свою жену, с которой он был разлучен в лагере, но этой надежде не суждено было сбыться — жена погибла, как и практически все его близкие. В том, что он сам выжил, сошлись и случайность, и закономерность. Случайность — что он не попал ни в одну из команд, направлявшихся на смерть, направлявшихся не по какой-то конкретной причине, а просто потому, что машину смерти нужно было кем-то питать. Закономерность — что он прошел через все это, сохранив себя, свою личность, свое «упрямство духа», как он называет способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами, обрушивающимися на тело и душу.

Выйдя в сорок пятом на свободу и узнав, что вся его семья погибла в горниле мировой войны, он не сломался и не ожесточился. В течение пяти лет он выпустил дюжину книг, в которых изложил свое уникальное философское учение, психологическую теорию личности и психотерапевтическую методологию, основанные на идее стремления человека к смыслу. Стремление к смыслу помогает человеку выжить, и оно же приводит к решению уйти из жизни, оно помогает вынести нечеловеческие условия концлагеря и выдержать тяжелое испытание славой, богатством и почетом. Виктор Франкл прошел и те, и другие испытания и остался Человеком с большой буквы, проверив на себе действенность собственной теории и доказав, что в человека стоит верить. «Каждому времени требуется своя психотерапия», — писал он. Ему удалось нащупать тот нерв времени, тот запрос людей, который не находил ответа, — проблему смысла, — и на основе своего жизненного опыта найти простые, но вместе с тем жесткие и убедительные слова о главном. У этого человека — редкий случай! — и хочется, и есть чему поучиться в наше время всеобщей относительности, неуважения к знаниям и равнодушия к авторитетам.

Эта удивительная книга сделала ее автора одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. В ней философ и психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские лагеря смерти, открыл миллионам людей всего мира путь постижения смысла жизни. В страшных, убийственных условиях концлагерей он показал необычайную силу человеческого духа. Дух упрям, вопреки слабости тела и разладу души. Человеку есть ради чего жить! Дополнительный подарок для читателя настоящего издания — пьеса «Синхронизация в Биркенвальде», где выдающийся ученый раскрывает свою философию художественными средствами.

Почему книга достойна прочтения. Книга разошлась миллионными тиражами в десятках стран, крупнейшие философы считали ее одним из величайших произведений человечества, а миллионам простых людей она помогла изменить свою жизнь. По опросу Национальной библиотеки конгресса США, книга вошла в десятку книг, которые больше всего повлияли на жизнь людей во всем мире.

Для кого эта книга. Для тех, кто исследует себя и свой внутренний мир. Кто знает смысл, и кто его утерял. Для тех, у кого всё в порядке, и для тех, кто устал от жизни. Эта великая книга научит способности обрести смысл в любой ситуации.

Кто автор. Виктор Франкл (1905-1997) — знаменитый австрийский врач-психотерапевт, психолог и философ. В годы Второй мировой войны он получил страшную возможность испытать на себе собственную концепцию. Пройдя нацистские лагеря смерти, он увидел, что наибольший шанс выжить в нечеловеческих условиях имели не крепкие телом, а сильные духом. Те, кто знал, ради чего живет. У самого Франкла было ради чего жить: в концлагерь он взял с собой рукопись, которой предстояло стать великой книгой.

Перед вами великая книга великого человека.

Ее автор — не просто выдающийся ученый, хотя это так: по числу почетных ученых степеней, присужденных ему разными университетами мира, ему нет равных среди психологов и психиатров. Он не просто мировая знаменитость, хотя и с этим спорить трудно: 31 его книга переведена на несколько десятков языков, он объехал весь мир, и встречи с ним искали многие выдающиеся люди и сильные мира сего — от таких выдающихся философов, как Карл Ясперс и Мартин Хайдеггер, и до политических и религиозных лидеров, включая Папу Павла VI и Хиллари Клинтон. Не прошло и десятилетия после смерти Виктора Франкла, но мало кто станет оспаривать, что он оказался одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. Он не только построил психологическую теорию смысла и основанную на ней философию человека, он раскрыл глаза миллионам людей на возможности открыть смысл в собственной жизни.

Актуальность идей Виктора Франкла определяется уникальной встречей масштабной личности с обстоятельствами места, времени и образа действия, которые придали этим идеям столь громкий резонанс. Он умудрился прожить немало, и даты его жизни — 1905-1997 гг. — вобрали в себя XX век почти без остатка. Почти всю свою жизнь он прожил в Вене — в самом центре Европы, почти что в эпицентре нескольких революций и двух мировых войн и поблизости от линии фронта сорокалетней холодной войны. Он пережил их все, пережил в обоих смыслах этого слова, — не только оставшись в живых, но и претворив свои переживания в книги и публичные лекции. Виктор Франкл испытал на себе весь трагизм столетия.

Почти посередине через его жизнь проходит разлом, обозначенный датами 1942-1945. Это годы пребывания Франкла в нацистских концлагерях, нечеловеческого существования с мизерной вероятностью остаться в живых. Почти любой, кому посчастливилось выжить, счел бы наивысшим счастьем вычеркнуть эти годы из жизни и забыть их как страшный сон. Но Франкл еще накануне войны в основном завершил разработку своей теории стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере эта теория получила беспрецедентную проверку жизнью и подтверждение — наибольшие шансы выжить, по наблюдениям Франкла, имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто отличался наиболее крепким духом, кто имел смысл, ради которого жить. Мало кого можно вспомнить в истории человечества, кто заплатил столь высокую цену за свои убеждения и чьи воззрения подверглись такой жестокой проверке. Виктор Франкл стоит в одном ряду с Сократом и Джордано Бруно, принявшим смерть за истину. Он тоже имел возможность избежать такой участи. Незадолго до ареста ему удалось, как и некоторым другим высококлассным профессионалам, получить визу на въезд в США, однако после долгих колебаний он решил остаться, чтобы поддержать своих престарелых родителей, у которых шанса уехать с ним не было.

Первый вариант книги «Психолог в концлагере», составившей основу данного издания, был надиктован им за 9 дней, вскоре после освобождения, и вышел в 1946 году анонимно, без указания авторства. Первый трехтысячный тираж был распродан, но второе издание продавалось очень медленно. Гораздо больший успех имела эта книга в Соединенных Штатах; первое ее английское издание появилось в 1959 году с предисловием авторитетнейшего Гордона Олпорта, роль которого в международном признании Франкла чрезвычайно велика. Эта книга оказалась нечувствительна к капризам интеллектуальной моды. Пять раз она объявлялась «книгой года» в США. За 30 с лишним лет она выдержала несколько десятков изданий общим тиражом свыше 9 миллионов экземпляров. Когда же в начале 1990-х годов в США по заказу библиотеки Конгресса проводился общенациональный опрос с целью выяснить, какие книги сильнее всего повлияли на жизнь людей, американское издание книги Франкла, которую Вы держите в руках, вошло в первую десятку!

Новое, наиболее полное немецкое издание главной книги Франкла под названием «И все же сказать жизни «Да»» вышло в 1977 году и с тех пор постоянно переиздается. В нее была включена также философская пьеса Франкла «Синхронизация в Биркенвальде» — до этого она была опубликована только раз, в 1948 году, в литературном журнале под псевдонимом «Габриэль Лион». В этой пьесе Франкл находит иную, художественную форму для выражения своих главных, философских идей — причем отнюдь не только в словах, которые произносит заключенный Франц, alter ego самого Франкла, но и в структуре сценического действия. С этого издания и сделан данный перевод. На русском языке ранее выходили сокращенные варианты повествования Франкла о концлагере, сделанные по другим изданиям. Полный его вариант публикуется на русском языке впервые.

Цитаты из книги Виктор Франкл — Психолог в концлагере:

Возвращаясь к апатии как главному симптому второй фазы, следует сказать, что это — особый механизм психологической защиты. Реальность сужается. Все мысли и чувства концентрируются на одной-единственной задаче: выжить!

И вдруг меня пронзает мысль: ведь сейчас я впервые в жизни понял истинность того, что столь многие мыслители и мудрецы считали своим конечным выводом, что воспевали столь многие поэты: я понял, я принял истину — только любовь есть то конечное и высшее, что оправдывает наше здешнее существование, что может нас возвышать и укреплять! Да, я постигаю смысл того итога, что достигнут человеческой мыслью, поэзией, верой: освобождение — через любовь, в любви! Я теперь знаю, что человек, у которого нет уже ничего на этом свете, может духовно — пусть на мгновение — обладать самым дорогим для себя — образом того, кого любит. В самой тяжелой из всех мыслимо тяжелых ситуаций, когда уже невозможно выразить себя ни в каком действии, когда единственным остается страдание, — в такой ситуации человек может осуществить себя через воссоздание и созерцание образа того, кого он любит. Впервые в жизни я смог понять, что подразумевают, когда говорят, что ангелы счастливы любовным созерцанием бесконечного Господа.

Мы еще не согрелись, все еще молчат. А мой дух снова витает вокруг любимой. Я еще говорю с ней, она еще отвечает мне. И вдруг меня пронзает мысль: а ведь я даже не знаю, жива ли она! Но я знаю теперь другое: чем меньше любовь сосредоточивается на телесном естестве человека, тем глубже она проникает в его духовную суть , тем менее существенным становится его «так-бытие» (как это называют философы), его «здесь-бытие», «здесь-со-мной-присутствие», его телесное существование вообще. Для того, чтобы вызвать сейчас духовный образ моей любимой, мне не надо знать, жива она или нет. Знай я в тот момент, что она умерла, я уверен, что все равно, вопреки этому знанию, вызывал бы ее духовный образ, и мой духовный диалог с ним был бы таким же интенсивным и так же заполнял всего меня. Ибо я чувствовал в тот момент истинность слов Песни Песней: «Положи меня, как печать, на сердце твое… ибо крепка, как смерть, любовь» (8: 6).

Юмор, как ничто другое, способен создать для человека некую дистанцию между ним самим и его ситуацией, поставить его над ситуацией, пусть, как уже говорилось, и ненадолго.

Счастье — это когда худшее обошло стороной.

Человек терял ощущение себя как субъекта не только потому, что полностью становился объектом произвола лагерной охраны, но и потому, что ощущал зависимость от чистых случайностей, становился игрушкой судьбы. Я всегда думал и утверждал, что человек начинает понимать, зачем то или иное случилось в его жизни и что было для него к лучшему, лишь спустя некоторое время, через пять или десять лет.


И как тут не вспомнить известную притчу о Смерти в Тегеране? Один знатный перс прогуливался однажды по саду в сопровождении слуги. И вот слуга, уверяя его, что видел сейчас Смерть, которая ему угрожала, стал умолял дать ему самого быстрого коня, чтобы он мог вихрем умчаться отсюда и вечером быть уже в Тегеране. Хозяин дал ему такого коня, и слуга ускакал. Возвращаясь домой, хозяин сам увидел Смерть и спросил: «Зачем ты так испугала моего слугу и угрожала ему?» «Вовсе нет, — ответила Смерть, — я не пугала его, я сама удивилась, что он еще здесь, ведь я должна встретиться с ним сегодня вечером в Тегеране».

В концлагере можно отнять у человека все, кроме последнего — человеческой свободы, свободы отнестись к обстоятельствам или так, или иначе . И это «так или иначе» у них было. И каждый день, каждый час в лагере давал тысячу возможностей осуществить этот выбор, отречься или не отречься от того самого сокровенного, что окружающая действительность грозила отнять, — от внутренней свободы. А отречься от свободы и достоинства — значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя «типичного» лагерника. Нет, опыт подтверждает, что душевные реакции заключенного не были всего лишь закономерным отпечатком телесных, душевных и социальных условий, дефицита калорий, недосыпа и различных психологических «комплексов». В конечном счете выясняется: то, что происходит внутри человека, то, что лагерь из него якобы «делает», — результат внутреннего решения самого человека. В принципе от каждого человека зависит — что, даже под давлением таких страшных обстоятельств, произойдет в лагере с ним, с его духовной, внутренней сутью: превратится ли он в «типичного» лагерника или остается и здесь человеком, сохранит свое человеческое достоинство. Достоевский как-то сказал: я боюсь только одного — оказаться недостойным моих мучений. Эти слова вспоминаешь, думая о тех мучениках, чье поведение в лагере, чье страдание и сама смерть стали свидетельством возможности до конца сохранить последнее — внутреннюю свободу. Они могли бы вполне сказать, что оказались «достойны своих мучений». Они явили свидетельство того, что в страдании заключен подвиг, внутренняя сила. Духовная свобода человека , которую у него нельзя отнять до последнего вздоха, дает ему возможность до последнего же вздоха наполнять свою жизнь смыслом . Ведь смысл имеет не только деятельная жизнь, дающая человеку возможность реализации ценностей творчества, и не только жизнь, полная переживаний, жизнь, дающая возможность реализовать себя в переживании прекрасного, в наслаждении искусством или природой. Сохраняет свой смысл и жизнь — как это было в концлагере, — которая не оставляет шанса для реализации ценностей в творчестве или переживании. Остается последняя возможность наполнить жизнь смыслом: занять позицию по отношению к этой форме крайнего принудительного ограничения его бытия. Созидательная жизнь, как и жизнь чувственная, для него давно закрыта. Но этим еще не все исчерпано. Если жизнь вообще имеет смысл, то имеет смысл и страдание. Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть. Страдание и смерть придают бытию цельность.

Внутренне человек может быть сильнее своих внешних обстоятельств. И не только в концлагере. Человек всегда и везде противостоит судьбе, и это противостояние дает ему возможность превратить свое страдание во внутреннее достижение.

Опускался тот, у кого уже не оставалось больше никакой внутренней опоры.

Обесценивание настоящего, окружающей действительности таит в себе и определенную опасность — человек перестает видеть хоть какие-то, пусть малейшие, возможности воздействия на эту действительность. А ведь отдельные героические примеры свидетельствуют, что даже в лагере такие возможности иногда бывали. Обесценивание реальности, сопутствующее «временному существованию» заключенных, лишало человека опоры, заставляя окончательно опуститься, пасть духом — потому что «все равно все впустую». Такие люди забывают, что самая тяжелая ситуация как раз и дает человеку возможность внутренне возвыситься над самим собой. Вместо того чтобы рассматривать внешние тяготы лагерной жизни как испытание своей духовной стойкости, они относились к своему настоящему бытию как к чему-то такому, от чего лучше всего отвернуться, и, замкнувшись, полностью погружались в свое прошлое. И жизнь их шла к упадку. Конечно, немногие способны среди ужасов концлагеря достичь внутренних высот. Но такие люди были. Им удавалось при внешнем крушении и даже в самой смерти достичь такой вершины, которая была для них недостижима раньше, в их повседневном существовании.

Можно сказать, что большинство людей в лагере полагали, что все их возможности самоосуществления уже позади, а между тем они только открывались. Ибо от самого человека зависело, во что он превратит свою лагерную жизнь — в прозябание, как у тысяч, или в нравственную победу — как у немногих.

Любая попытка психотерапевтической или даже профилактической коррекции психологических отклонений, возникавших у заключенного, должна была быть направлена прежде всего на то, чтобы вопреки лагерной действительности снова обратить его к будущему , к какой-то значимой для него цели в этом будущем. Некоторые люди сами инстинктивно пытались поддерживать себя этим. У большинства было что-то, что их поддерживало, и в большинстве случаев это «что-то» находилось в будущем. Человеку вообще свойственно ориентироваться на будущее, существовать в его свете, как бы sub specie aeternitatis (с точки зрения вечности (лат. )), применяя латинское выражение. К этому просвету в будущем, к попытке заглянуть в будущее он прибегает в свои самые тяжелые минуты.

Для того, кто знает, какая связь существует между душевным состоянием человека и иммунитетом организма, достаточно ясно, какие фатальные последствия может иметь утрата воли к жизни и надежды.

Мы уже говорили о том, что каждая попытка духовно восстановить, «выпрямить» человека снова и снова убеждала, что это возможно сделать, лишь сориентировав его на какую-то цель в будущем. Девизом всех психотерапевтических и психогигиенических усилий может стать мысль, ярче всего выраженная, пожалуй, в словах Ницше: «У кого есть «Зачем», тот выдержит почти любое «Как» ». Надо было в той мере, в какой позволяли обстоятельства, помочь заключенному осознать свое «Зачем» , свою жизненную цель , а это дало бы ему силы перенести наше кошмарное «Как», все ужасы лагерной жизни, укрепиться внутренне, противостоять лагерной действительности. И наоборот: горе тому, кто больше не видит жизненной цели, чья душа опустошена, кто утратил смысл жизни, а вместе с ним — смысл сопротивляться. Такой человек, утративший внутреннюю стойкость, быстро разрушается. Фраза, которой он отклоняет все попытки подбодрить его, типична: «Мне нечего больше ждать от жизни». Что тут скажешь? Как возразишь?

Вся сложность в том, что вопрос о смысле жизни должен быть поставлен иначе. Надо выучить самим и объяснить сомневающимся, что дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас. Говоря философски, тут необходим своего рода коперниканский переворот: мы должны не спрашивать о смысле жизни, а понять, что этот вопрос обращен к нам — ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием , правильным поведением. Ведь жить — в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение тех задач, которые жизнь ставит перед каждым, за выполнение требований дня и часа. Эти требования, а вместе с ними и смысл бытия, у разных людей и в разные мгновения жизни разные. Значит, вопрос о смысле жизни не может иметь общего ответа. Жизнь, как мы ее здесь понимаем, не есть нечто смутное, расплывчатое — она конкретна, как и требования ее к нам в каждый момент тоже весьма конкретны. Эта конкретность свойственна человеческой судьбе: у каждого она уникальна и неповторима. Ни одного человека нельзя приравнять к другому, как и ни одну судьбу нельзя сравнить с другой, и ни одна ситуация в точности не повторяется — каждая призывает человека к иному образу действий. Конкретная ситуация требует от него то действовать и пытаться активно формировать свою судьбу, то воспользоваться шансом реализовать в переживании (например, наслаждении) ценностные возможности, то просто принять свою судьбу. И каждая ситуация остается единственной, уникальной и в этой своей уникальности и конкретности допускает один ответ на вопрос — правильный. И коль скоро судьба возложила на человека страдания, он должен увидеть в этих страданиях, в способности перенести их свою неповторимую задачу. Он должен осознать уникальность своего страдания — ведь во всей Вселенной нет ничего подобного; никто не может лишить его этих страданий, никто не может испытать их вместо него. Однако в том, как тот, кому дана эта судьба, вынесет свое страдание, заключается уникальная возможность неповторимого подвига.

После того как нам открылся смысл страданий, мы перестали преуменьшать, приукрашать их, то есть «вытеснять» их и скрывать их от себя, например, путем дешевого, навязчивого оптимизма. Смысл страдания открылся нам, оно стало задачей, покровы с него были сняты, и мы увидели, что страдание может стать нравственным трудом, подвигом в том смысле, какой прозвучал в восклицании Рильке: «Сколько надо еще перестрадать!». Рильке сказал здесь «перестрадать», подобно тому как говорят: сколько дел надо еще переделать.

Жизнь чего-то ждет от него самого, что-то важное ждет его в будущем .

Единственность, уникальность, присущие каждому человеку, определяют и смысл каждой отдельной жизни. Неповторим он сам , неповторимо то , что именно он может и должен сделать — в своем труде, в творчестве, в любви. Осознание такой незаменимости формирует чувство ответственности за собственную жизнь , за то, чтобы прожить ее всю, до конца, высветить во всей полноте. Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или перед делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни. Он знает, зачем существует, и поэтому найдет в себе силы вытерпеть почти любое как.

Никто не знает своего будущего, не знает, что ему может принести следующий час.

Я цитировал слова поэта: «То, что ты переживаешь, не отнимут у тебя никакие силы в мире». То, что мы осуществили в полноте нашей прошедшей жизни и ее опыта, — это наше внутреннее богатство , которое никто и ничто не может у нас отнять. Это относится не только к тому, что мы пережили, но и к тому, что мы сделали, ко всему тому возвышенному, о чем мы думали, к тому, что мы выстрадали, — все это мы сохраним в реальности раз и навсегда. И пусть это миновало — это сохранено для вечности! Ведь быть в прошлом — это тоже своего рода бытие, притом самое надежное. А дальше я заговорил о самых разных возможностях наполнить свою жизнь смыслом. (Мои товарищи лежали тихо, не шевелясь, только изредка раздавались вздохи.) О том, что человеческая жизнь всегда и при любых обстоятельствах имеет смысл и что этот смысл охватывает также страдания, нужду и смерть . И я просил этих бедняг, внимательно слушавших меня в кромешной тьме барака, смотреть в лицо ужаснейшего положения — и все-таки не отчаиваться, все-таки сознавать, что даже при всей безнадежности нашей борьбы она все равно имеет свой смысл, несет в себе свое достоинство !

Если мы говорим о человеке, что он — из лагерной охраны или, наоборот, из заключенных, этим сказано еще не все. Доброго человека можно встретить везде, даже в той группе, которая, безусловно, по справедливости заслуживает общего осуждения. Здесь нет четких границ! Не следует внушать себе, что все просто: одни — ангелы, другие — дьяволы. Напротив, быть охранником или надсмотрщиком над заключенными и оставаться при этом человеком вопреки всему давлению лагерной жизни было личным и нравственным подвигом. С другой стороны, низость заключенных, которые причиняли зло своим же товарищам, была особенно невыносима. Ясно, что бесхарактерность таких людей мы воспринимали особенно болезненно, а проявление человечности со стороны лагерной охраны буквально потрясало. Вспоминаю, как однажды надзиравший за нашими работами (не заключенный) потихоньку протянул мне кусок хлеба, сэкономленный из собственного завтрака. Это тронуло меня чуть не до слез. И не столько обрадовал хлеб сам по себе, сколько человечность этого дара, доброе слово, сочувственный взгляд. Из всего этого мы можем заключить, что на свете есть две «расы» людей, только две! — люди порядочные и люди непорядочные. Обе эти «расы» распространены повсюду, и ни одна человеческая группа не состоит исключительно из порядочных или исключительно из непорядочных; в этом смысле ни одна группа не обладает «расовой чистотой!» То один, то другой достойный человек попадался даже среди лагерных охранников. Лагерная жизнь дала возможность заглянуть в самые глубины человеческой души. И надо ли удивляться тому, что в глубинах этих обнаружилось все, что свойственно человеку. Человеческое — это сплав добра и зла. Рубеж, разделяющий добро и зло, проходит через все человеческое и достигает самых глубин человеческой души. Он различим даже в бездне концлагеря. Мы изучили человека так, как его, вероятно, не изучило ни одно предшествующее поколение. Так что же такое человек? Это существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах.

Никто не вправе вершить бесправие , даже тот, кто от бесправия пострадал, и пострадал очень жестоко.

Две мировые войны полностью разрушили мораль.

СПИНОЗА. Сократ, уверяю вас… у меня есть сведения: не верят вообще никому, ни в чем. Философ бы там пропал. Одиноки — Боже мой! — мы были в сущности когда-то все. Но сейчас… Не забывайте: правда — это то, чему меньше всего сегодня верят, это самое для них неправдоподобное. И того, кто ее выскажет, сочтут несовременным, его речи ни на кого не подействуют.

СОКРАТ (подчеркнуто). Искусство! Они сказали, что только искусство может повлиять на людей там, внизу.

КАНТ. Не лишено интереса! Идея неплоха!

СОКРАТ (воодушевляясь). Я сначала не хотел об этом говорить. Но ведь действительно, нет другого выхода, теперь я в этом убежден.

СПИНОЗА. Искусство — значит фантазии, мифы, поэмы, но отнюдь не истина… Разве мы можем участвовать в чем-то подобном?

КАНТ. Смешное возражение — не обижайтесь! То нереальное, которое искусство преподносит людям, подчас бывает ближе к истине, чем их человеческая реальность.

КАНТ. Но я спрашиваю, Сократ, почему люди еще и ничему не учатся?

СОКРАТ. Это верно. Пока они не читают философские книги, они будут оплачивать свои философские заблуждения страданием и кровью, нуждой и смертью. Но подумайте еще раз — разве мы не должны были оплачивать нашу философскую мудрость ни кровью, ни страданием, ни нуждой, ни смертью?

СПИНОЗА. Он прав, господин профессор.

СОКРАТ. Что вы вообще хотите? Никто нас не понимает — разве что дойдет до этого сам. Никто не поймет то, что мы говорили или писали, пока не начнет мыслить самостоятельно, пока самостоятельно не откроет все это и не пробудится. А разве с нами было иначе? Нам необходимо было действовать, воплощать то, о чем мы думали. Пока мы не действовали, мы не проникали в самую суть и не влияли ни на кого. Со мной, во всяком случае, было так. Меня услышали не благодаря моим речам, меня услышали лишь благодаря моей смерти…

СПИНОЗА. Если бы каждый стремился к благу, он бы стал благим. Однако люди не ждут ничего ни друг от друга, ни от самих себя. И ничего от себя не требуют.

СОКРАТ. Когда я там, внизу, уже давно готов был встретиться с судьбой, один старый еврей рассказал мне любопытную еврейскую легенду. Положение дел в мире зависит от того, живут ли в нем постоянно тридцать шесть праведников. Причем никому не известно, кто они. И если кого-то опознают, он немедленно исчезает.

МАТЬ. Он же нас не видит, не слышит. Никто не понимает наших мыслей. Подумай, где мы… Они до конца должны пройти свой путь, каждый — сам, в одиночку. Вот к чему все сводится — самому найти себя.

КАНТ. Все, что люди здесь увидели и услышали, и может быть только представлением. Ведь если бы мы показали им правду как она есть, они остались бы к ней слепы и глухи.

Эта книга сделала ее автора одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. В ней философ и психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские лагеря смерти, открыл миллионам людей всего мира путь постижения смысла жизни. Дополнительный подарок для читателя настоящего издания — пьеса «Синхронизация в Биркенвальде», где выдающийся ученый раскрывает свою философию художественными средствами.

**************************************** ***

Мой комментарий:

Очень сложно комментировать произведение автора, который стал в какой-то степени «священной коровой» — а как замахиваться на святое?. . Авторитет его огромен, а его имя уже вписано золотыми буквами в историю. Из уважения к нему самому, к тем ужасам, которые он пережил, и к той помощи, которую он оказал людям, язык не поворачивается критиковать хоть что-либо в его книгах. Да и я не психолог, не профессиональный критик, а просто читатель. Но, может быть, именно потому, что я просто читатель, мне легче позволить себе иметь свое скромное личное мнение о его произведениях. Вернее, пока только о двух из них: «Сказать жизни «Да!» и пьеса «Синхронизация в Биркинвальде».

На пьесе я останавливаться почти не буду — на мой взгляд, она хоть и оригинальна по форме, но вторична по сути, так как является отражением его взглядов и философии, изложенных в первом произведении. А вот первое произведение я хотела бы проанализировать подробней.

Впервые о Викторе Франкле я узнала не так давно, лет 6-8 назад. Все мои знания о нем сводились к нескольким вещам: это человек, который был в концлагере, выжил и написал об этом книгу. Также во многих местах, где я наталкивалась на его имя, я видела одну и ту же цитату о том, как он в лагере продолжал чистить зубы пальцем, чтобы имитировать хоть какое-то занятие, сохраняющее в нем человеческое достоинство и поддерживающее смысл жизни.

Этот его совет мне показался очень ценным, книга меня заинтересовала, а потому мне захотелось прочитать ее целиком в надежде обогатиться еще и другими его важными мыслями. Забегая вперед скажу, что по прочтении книги этот совет (правда, не про чистку зубов, а про бритье, ну да это неважно) для меня оказалась единственной ценной мыслью в книге.

Как же так получилось? Ведь тема фашизма и пребывания в концлагере для меня еще и очень личная, и оттого особо волнительная. Почему же она меня практически оставила равнодушной? Было непонятно. И это меня не то чтобы разочаровало, но смутило и огорчило, что ли. Я ожидала от книги большего. Мне было некомфортно от осознания того, что я не впечатлилась книгой, не восхитилась ею, что меня не потрясли все те ужасы, которые он описывал. Я решила, что с возрастом я стала равнодушней и перестала быть восприимчивой к чужой боли.

А потом я задумалась. Во-первых, за всю мою сознательную жизнь я пересмотрела и перечитала столько книг о войне, наслушалась столько воспоминаний, что поразить меня еще больше, наверно, было бы сложно. А во-вторых, число психологов, которые пишут статьи о смысле жизни и выживании тоже растет в геометрической прогрессии, и какую-то новую, свежую мысль на эту тему встретить все сложнее. Так, может быть, в этом кроется причина? Но тогда почему же именно Виктор Франкл стал так знаменит и популярен в мире?

БИОГРАФИЯ

Франкл родился в 1905 году в Вене, в еврейской семье гражданских служащих. В юном возрасте проявил интерес к психологии. Дипломную работу в гимназии посвятил психологии философского мышления. После окончания гимназии в 1923 г. изучал медицину в Венском университете, где позднее выбрал специализацию в области неврологии и психиатрии. Особо глубоко изучал психологию депрессий и самоубийств. Ранний опыт Франкла формировался под влиянием Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера, однако впоследствии Франкл отойдёт от их воззрений.

В 1924 году стал президентом школы Sozialistische Mittelschüler Österreich. Работая на этой должности, Франкл создал специализированную программу поддержки для студентов в период получения аттестатов. За время работы Франкла в этой роли не было отмечено ни одного случая самоубийств среди венских студентов. Успех программы привлек внимание Вильгельма Райха, который пригласил Франкла в Берлин.

В 1933—1937 гг. Франкл возглавлял отделение по предотвращению самоубийств одной из Венских клиник. Пациентами Франкла стало свыше 30 тыс. женщин, подверженных риску самоубийства. Однако с приходом к власти нацистов в 1938 г. Франклу запретили лечить арийских пациентов по причине его еврейского происхождения. Франкл занялся частной практикой, а в 1940 г. возглавил неврологическое отделение Ротшильдской больницы, где также работал нейрохирургом. В тот период это была единственная больница, куда допускали евреев. Благодаря усилиям Франкла нескольких пациентов удалось спасти от уничтожения в рамках нацистской программы эвтаназии.

25 сентября 1942 г. Франкл, его жена и родители были депортированы в концентрационный лагерь Терезиенштадт. В лагере Франкл встретил доктора Карла Флейшмана, который на тот момент вынашивал план по созданию организации психологической помощи вновь прибывающим заключённым. Организовать выполнение этой задачи он поручил Виктору Франклу, как бывшему психиатру.
Всё своё время пребывания в концлагере Франкл посвятил врачебной деятельности, которую он, конечно же, держал втайне от СС. Вместе с другими психиатрами и социальными работниками со всей Центральной Европы он оказывал заключённым специализированную помощь. Задача службы состояла в преодолении первоначального шока и оказании поддержки на начальном этапе пребывания.

Особое внимание было уделено людям, которым угрожала особая опасность: эпилептикам, психопатам, «асоциальным», а кроме того, всем пожилым и немощным. Сам Франкл часто пользовался этой методикой, чтобы дистанцироваться от окружающих страданий, объективируя их.

Этой же основой Франкл пользовался для создания своей методики психотерапевтической помощи — логотерапии. По мнению Франкла, в человеке можно увидеть не только стремление к удовольствию или волю к власти, но и стремление к смыслу. Именно от обращения к смыслу существования зависел результат психотерапии в лагере. Этот смысл для человека, находящегося в лагере в экстремальном, пограничном состоянии, должен был быть безусловным смыслом, включающим в себя не только смысл жизни, но также смысл страдания и смерти. Беспокойство большинства людей можно было выразить вопросом «Переживём ли мы лагерь?». Другой вопрос, который задавали Виктору Франклу, был таков: «Имеют ли смысл эти страдания, эта смерть?». Если отрицательный ответ на первый вопрос для большинства людей делал бессмысленными страдания и попытки пережить заключение, то отрицательный ответ на второй вопрос делал бессмысленным само выживание.

19 октября 1944 г. Франкл был переведён в концентрационный лагерь Аушвиц, где провёл несколько дней и был далее направлен в Тюркхайм, один из лагерей системы Дахау, куда прибыл 25 октября 1944 г. Здесь он провёл следующие 6 месяцев в качестве чернорабочего. Его жена была переведена в концентрационный лагерь Берген-Бельзен, где была убита. Отец Франкла скончался в Терезинштадте от отёка легких, мать была убита в Аушвице.

27 апреля 1945 г. Франкл был освобождён американскими войсками. Из членов семьи Франкла выжила только сестра, эмигрировавшая в Австралию.

После трёх лет, проведенных в концлагерях, Франкл вернулся в Вену. В 1945 г. он закончил свою всемирно известную книгу «Сказать жизни „ДА“. Психолог в концлагере». В книге описан опыт заключенного с точки зрения психиатра.

———————

Так вот. Читая Википедию, мой взгляд упал на маленький раздел «Переводы», и тут я поняла, что произошло. Эту самую книгу Франкл написал еще в 1946 году, но первый перевод на русский язык, если я не ошибаюсь, случился лет через 60 после написания. То есть, если в Америке эта книга появилась в 1959 году и пять раз объявлялась книгой года, а в Германии она вышла в 1977 году, то к русскоязычным читателям его работы пришли почти на полвека позже. Естественно, что восприятие этой книги тогда и сейчас будет совершенно разным. То, что 70 лет назад могло стать настоящием открытием и откровением, сейчас воспринимается более обыденно и привычно.

Мне захотелось почитать комментарии и других читателей. Большинство из них в явном восторге от книги. Но было много и таких (больше, чем я предполагала, и это меня примирило с моей реакцией на книгу), которые находились в явном недоумении, причем по тем же причинам.

Я приведу несколько таких комментариев, а в следующем посте выложу те цитаты из книги, которые мне понравились.

КОММЕНТАРИИ

ххх

видимо слишком много ждала от этой книги, но мои ожидания не оправдались… может «виноват» перевод… не смотря на описываемые ужасы концлагеря, меня книга оставила равнодушной, равнодушной в том смысле, что мне бы она не помогла это пережить, скорее помогла бы библия. .. а может сказалось еще то, что прочитано по этой теме довольно много и нового, если можно так сказать, автор ничего для меня не сказал… это лишь мое субъективное впечатление…

ххх
Всю суть книги можно уместить в одно предложение, а вернее в цитату Фридриха Ницше, процитированную в ней же “Если у человека есть «зачем» жить, он может выдержать любое «как»”.

ххх
Очень понравилась идея — рассмотрение жизни узника концлагеря с точки зрения профессионального психолога, но ощущение от книги, что она не дописана, тема до конца не раскрыта, я ждала большего, хотя бы по объему (в моем издании это 158 страниц в формате pocket-book увеличенный шрифт и межстрочные интервалы). Автор здесь как бы един в двух лицах: с одной стороны он непосредственный участник событий, с другой — сторонний наблюдатель, врач, анализирующий происходящее. Очень жаль, что автор не развил свою идею до уровня полноценного научного труда.

ххх
Специфическая книга. Недостаточно научная, недостаточно художественная. Жуткая и тяжелая? Нет. Для этого слишком мало фактажа и слишком много общих фраз. Язык повествования изрядно пересушен. История в целом больше похожа на рассказ пастора, чем психолога. Но пару интересных мыслей для себя все же нашел.

ххх

Странное ощущение. Ну не очерствел же я, не привык же к людской боли, — к тому, к чему привыкнуть нельзя? Может для конца 70-х годов прошлого века, эта книга и была откровением, но сейчас, в сравнении с тем, что написано и прочитано в последние годы не воспринимается таким уж ужасным откровением.

ххх

Это было… вообще никак. Разве что в качестве зарисовок о концлагерях — нормально. Но ничем не выделяется из множества таких же свидетельств. К сожалению, они все слились у меня в голове в какую-то единую массу, эти истории узников. Страшные по содержанию, разумеется, но ни одной эмоциональной, запоминающейся и выделяющейся талантом рассказчика. А вот в качестве «собственной концепции психолога», обещанной в аннотации — откровенная хрень. «Надо иметь смысл жизни, знать, ради чего живешь» — вот и всё. Нет, ничего конкретнее не будет, разве что «у всех смысл жизни разный» и «коль скоро судьба возложила на человека страдания, он должен увидеть в этих страданиях, в способности перенести их свою неповторимую задачу». Извините, но чтобы сделать подобные выводы совершенно необязательно попасть в настолько страшное место, как концлагерь. Как и для того, чтобы давать рекомендации из серии: если все плохо, нужно стараться не терять чувства юмора, ценить искусство — хотя бы песенки петь — и восхищаться природой. Ну и хотеть жить и видеть собственное будущее, да. Революционная концепция, ничего не скажешь. «Счастье — это когда худшее обошло стороной» — это умная и весьма здравая мысль при определённых обстоятельствах. Но книги, написанные во многом ради одной давно известной всем идеи и переливания из пустого в порожнее я не люблю.

Использовала материалы с сайтов:

Читая жизнеутверждающие книги можно многое понять и взять что-то полезное для себя. Тема психологии всегда была интересной и увлекательной даже для тех, кто ранее не читал такие произведения, предпочитая только художественную литературу. Почему? Все очень просто, такие произведения дают возможность кардинально изменить свою жизнь и мировоззрение.

Виктор Франкл – современный писатель психологических произведений. Как он утверждает в своей книге «Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере» в человеческой жизни случаются периоды, когда все буквально валится из рук, проблемы наступают одна за другой. Что делать в таком случае, как восстановить психологическое и психическое равновесие? Человек начинает убеждать себя, что все будет хорошо, у других людей бывают проблемы куда хуже и решить их невозможно. Правильно ли это? Стоит ли так делать?

Как утверждает Виктор Франкл, такая терапия длится очень недолго и заканчивается тогда, когда у человека «лопается» терпение. Чем хуже ситуация, тем больше человек перестает верить в лучшее и настраивает себя на худшее, а потому вскоре ситуация может только ухудшиться. Стоит обращать внимание на то, что у других хуже, если сама проблема от этого никуда не денется? Наверное, нет.

Главный герой книги «Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере» не просто человек, он Психолог, который выступает в роли вдовца, маленького ребенка, соседа и просто хорошего друга. Его история достаточно печальна и требует сострадания, но сам герой не требует этого сострадания к себе. Он готов стойко пережить все свои переживания и переосмыслить жизнь. Эта статья далеко не научная, она рассказывает не об одной истории, она охватывает всех.

Читать книгу «Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере» достаточно легко, к тому же благодаря ей читателю приходится видеть человеческие судьбы, брошенные в водоворот жестокости. Прочтение книги дается достаточно трудно, так как она доставляет боль и страдания и не потому, что здесь показано пребывание человека в концлагере. Просто с психологической точки зрения все это достаточно трудно.

В некоторой степени это произведение автобиографическое, поскольку Виктор Франкл сам пережил концлагерь, прошел сквозь него и ощутил все ужасы на себе. При этом писатель не рассказывает, как трудно и невыносимо ему там было, автор больше обращает внимание на психологическую сторону медали, анализируя свое пребывание в лагере. Книгу «Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере» достаточно легко читать и воспринимать, она не имеет тяжелой нагрузки, но при этом жестокая.

На нашем литературном сайте сайт вы можете скачать книгу Виктора Франкла «Сказать жизни «Да!» бесплатно в подходящих для разных устройств форматах — epub, fb2, txt, rtf. Вы любите читать книги и всегда следите за выходом новинок? У нас большой выбор книг самых разных жанров: классика, современная фантастика, литература по психологии и детские издания. К тому же мы предлагаем интересные и познавательные статьи для начинающих писателей и всех тех, кто хочет научиться красиво писать. Каждый наш посетитель сможет найти для себя что-то полезное и увлекательное.

Школа Дурака: Библиотека

Книг в этом разделе будет не много. По двум причинам, во-первых, найти в Интернете и скачать интересующую книгу, труда сейчас не составляет ни для кого. К услугам пользователей множество прекрасно организованных ресурсов. А во-вторых, книг, концептуально близких Школе, на сегодня, увы, немного. Но они есть и отрадно, что их становится больше. Книг о полноценной Целостности и живой Жизни.

На этой странице будут выложены некоторые из них. Те, что дополняют Школу или просто иллюстрируют некоторые ее темы.

Все книги можно скачать, названия в списке кликабельны.

 

  • 00. Две электронные читалки — CoolReader и AlReader
  • 01. Рудигер Дальке «Болезнь, как путь» (pdf) 1.2Mb
  • 02. Рудигер Дальке «Болезнь, как язык души» (pdf) 1.7Mb
  • 03. Сергей Лазарев «Человек будущего» (pdf и doc) 1,17Mb
  • 04. Ошо «Жизнь, любовь, смех», (fb2, doc), 161k
  • 05. Стивен Волинский «Квантовое сознание» (doc) 235k
  • 06. Роберт Антон Уилсон «Квантовая психология» (pdf) 1040k
  • 07. Станислав Гроф «Космическая игра» (fb2) 305k
  • 08. Майкл Талбот «Голографическая Вселенная» (ntml) 617k
  • 09. Сатпрем «Шри Ауробинодо или Путешествие Сознания», (chm, fb2, doc), 1,63Mb
  • 10. Ричард Ланг «Кто ты на самом деле», (pdf), 997k
  • 11. Ирхин В. Ю. Канцельсон М. И. «Крылья Феникса Введение в квантовую мифофизику» (pdf, doc) 390k
  • 12. «Золотое сечение», реферат (doc), 227k
  • 13. Шевелев И. Ш. «Золотое сечение», (djvu) 6,33Mb
  • 14. Олег Бахтияров «Деконцентрация», (doc), 105k
  • 15. Людвиг Витгенштейн «Логико-философский трактат» (fb2), 39,7k
  • 16. Майкл Бейджент «Запретная археология» (pdf, fb2), 4,02Mb
  • 17. Майкл Кремо «Деволюция человека» (doc, chm), 1,02Mb
  • 18. Йоахим Вердин «Жизнь без еды» (pdf, fb2) 1,48Mb
  • 19. Подборка книг о сыроедении (Атеров, Николаев, Курдюмов, Бутенко), 906k
  • 20. Три книги по сыроедению и питанию (Павел С, Столешников А.П., Арнольд Эрет) (doc, rtf) 760k
  • 21. Барбара О Брайен «Необыкновенное путешествие в безумие и обратно» (doc) 129k
  • 22. Нежинский И. В. Новый гностицизм (статья) (doc), 31,2 k
  • 23. Брейден Грэгг — Божественная матрица (doc, fb2), 832 k
  • 24. Мичио Каку — Параллельные миры (doc), 1,15 Mb
  • 25. Элизабет Хейч Посвящение (doc, fb2), 334 k
  • 26. Колин Уилсон «Паразиты сознания» (fb2) 256k
  • 27. Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер», (fb2), 141k
  • 28. Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный», (fb2), 334k
  • 29. Вит Ценев «Протоколы колдуна Стоменова», (fb2, chm), 209k
  • 30. Станислав Лем «Футорологический конгресс» (fb2), 113k
  • 31. Макс Фрай «Жалобная книга» (fb2) 278k
  • 32. Дэниел Киз Множественные умы Билли Миллигана (doc, fb2)
  • 33. Франкл Виктор «Сказать жизни «Да» (doc, fb2)
  • 34. Дуглас Грэхем 80/10/10 (fb2,epub)
  • 35. Джерико Генезис Санфайер — История Воина Бретарианца
  • 36. Виктория Бутенко, «Кулинарная книга сыроеда»
  • 37. Виктория Бутенко «Рецепты зеленых коктейлей»
Актуальности
07.11.10. Гиперкурс Школы … наглый проект – спешите все, кому надоело! Кому осточертела и занозой в неприличном застряла – ВСЯ ЭТА ЖИЗНЬ. Такая. Какую мы себе создали. подробнее>> 01.02.10. В прошлом году получилось так, что я видела, как начинается война. Это очень страшно… Сразу понимаешь все в этот момент. Потому что война подробнее>> 24.12.09. Знак свыше …Если ты хочешь, что-то сделать, но не решаешься … подробнее>> 24.12.09. Большой человек. Во всех смыслах. В нем были 343 килограмма веса, 190 см роста и голос хрупкой девушки. На Гавайях его называли – Нежный Гигант. подробнее>> 24.12.09. Задача Школы не в уменьшении количества проблем. …наоборот – Школа для того, чтобы проблем стало больше. Много больше. Настолько… подробнее>> 19.12.09. Иногда случайная фотография… заседает в памяти и в какой-то момент, вываливается грудой ассоциаций. Мятым комом бредовых мыслей. .. подробнее>> 18.12.09. Надеюсь, все смотрели «Властелин колец»? Читали даже? Значит, про Кольцо Всевластия всё знаете. …С чего это, вдруг, меня на сказки потянуло? Да вот… подробнее>> 15.12.09. Фильм о Дураках. Не знаю, согласились бы с этим его авторы, но буду настаивать – Дураки именно такие. Такие – обычные. Как наши соседи… подробнее>> 14.12.09. Балалаечник. Казалось бы, куда банальнее? За внешним, мы подозреваем внутреннее: три струны – три извилины? … подробнее>> 13.12.09. Что это значит – «жить»? Наверное, это когда ветер в волосах, соленые брызги в лицо и непередаваемый вкус победы… подробнее>>

✔ Виктор Франкл — Сказать жизни ДА! Психолог в концлагере (1945) (2014) MP3 Книги электронные бесплатно без регистрации через торрент

Название: Сказать жизни ДА! Психолог в концлагере
Жанр: Аудиокнига
Автор: Виктор Франкл
Читает: Олег Исаев
Год издания книги: 1945
Год издания аудио книги: 2014
Продолжительность: 4ч. 29м. 01с.
Описание:
Эта удивительная книга сделала ее автора одним из величайших духовных учителей человечества в XX веке. В ней философ и психолог Виктор Франкл, прошедший нацистские лагеря смерти, открыл миллионам людей всего мира путь постижения смысла жизни.



Франкла «Социальные кризисы и воспитание ответственности», прочитанной во дворце Культуры МГУ им. Если в двух первых частях слышны были отголоски боли, то в последней, между строк сквозит гораздо больше чувств. Что было делать? То насколько человек способен быть Человеком с большой буквы, зависит только от него, а не от обстоятельств.
Его, правда, мне вскоре пришлось обменять на кусок хлеба. Так рушились наши иллюзии, одна за другой. И тогда явилось нечто неожиданное: черный юмор. Мы ведь поняли, что нам уже нечего терять, кроме этого до смешного голого тела.
с нем.- М.: Смысл, 2004 Именно поэтому третья фаза производит такое сильное впечатление. Так рушились наши иллюзии, одна за другой. Да, существуют в мире обстоятельства, когда человек оказывается вырванным из своей культурной, цивилизованной жизни, и самое ужасное в том, что очень часто эти обстоятельства — дело рук человеческих.
Врезались в сердце его слова о том, что он понимал сколько жить осталось человеку в концлагере по тому, с какой частотой он брился. Удивительная книга, удивительная своей ровной силой и спокойствием, мудростью и глубоким пониманием жизни. Многому научила она меня, многое я просто не смогла взять, в силу недостаточности жизненного опыта. Но, безусловно, она стала знаковой.
За время работы Франкла в этой роли не было отмечено ни одного случая самоубийств среди венских студентов. Успех программы привлек внимание Вильгельма Райха, который пригласил Франкла в Берлин. В 1933—1937 гг. Франкл возглавлял так называемый Selbstmörderpavillon, отделение по предотвращению самоубийств одной из Венских клиник.
В послевоенные годы Франкл опубликовал более 32 книг, многие из которых были переведены на 10-20 языков. Франкл также посетил с лекциями и семинарами множество стран и стал обладателем 29 почетных докторских степеней. Франкл умер 2 сентября 1997 г. от сердечной недостаточности. В настоящее время живы члены семьи Франкла: жена Элеонора, дочь Габриэль Франкл-Весели, внуки Катарина и Александр, правнучка Анна Виктория.
«сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл
«сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл аудиокнига
«сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл скачать
«сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл скачать бесплатно
«сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл читать онлайн
«сказать жизни “да” психолог в концлагере» — виктор франкл
«сказать жизни “да” психолог в концлагере» — виктор франкл скачать
«сказать жизни “да” психолог в концлагере» — виктор франкл читать онлайн
Виктор франкл «сказать жизни да психолог в концлагере читать онлайн
Виктор франкл скажи жизни да психолог в концлагере читать онлайн
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере epub
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере fb2
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере pdf
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере v анф 2014
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере аудиокнига
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере аудиокнига скачать
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере зва
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере краткое содержание
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере купить
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере м анф 2014
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере отзывы
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать epub
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать fb2
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать txt
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать аудиокнигу
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере скачать бесплатно
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере читать
Виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере читать онлайн
Психолог в концлагере сказать жизни «да» виктор франкл
Психолог в концлагере сказать жизни да виктор франкл
Психолог в концлагере сказать жизни да виктор франкл fb2
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл fb2
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл аудиокнига
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл скачать бесплатно
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл читать
Сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл pdf
Сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл txt
Сказать жизни да психолог в концлагере» — виктор франкл отзывы
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл скачать
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл скачать fb2
Сказать жизни да психолог в концлагере виктор франкл читать онлайн
Сказать жизни да ю психолог в концлагере» — виктор франкл txt
Сказать жизни да ю психолог в концлагере» — виктор франкл зва
Сказать жизни да ю психолог в концлагере» — виктор франкл отзывы
Франкл виктор скажи жизни да психолог в концлагере аудиокнига
Франкл виктор сказать жизни да психолог в концлагере аудиокнига
Франкл виктор сказать жизни да психолог в концлагере эссе
Читать бесплатно виктор франкл сказать жизни да психолог в концлагере
скачать кряк нулед взлом репак Виктор Франкл — Сказать жизни ДА! Психолог в концлагере (1945) (2014) MP3 бесплатно торрент
Посты по теме:
Диктатор The Dictator (2012) HDRip
Nero 7 (2008) PC
Mirror’s Edge (2009) PC

Несмотря ни на что Виктор Э.

Франкл

Ссылка: https://newbook.kindleebs.xyz/?book=B082DPJPZQ
Краткое описание книги: Необычайно открытая работа автора бестселлера «В поисках смысла», тираж которого составляет 16 миллионов экземпляров. Через семь месяцев после освобождения из Освенцима Виктор Э. Франкл провел серию публичных лекций в Вене. Психолог, которому предстояло стать всемирно известным, объяснил свои основные мысли о смысле, устойчивости и важности принятия жизни даже перед лицом больших невзгод.Впервые опубликованные, слова Франкла сегодня вызывают такой же резонанс, как и в 1946 году. Он предлагает проницательное исследование изречения «Живите так, как будто вы живете во второй раз» и разворачивает свое основное убеждение, что каждый кризис также включает возможность. Несмотря на невыразимые ужасы в лагере, Франкл узнал от своих сокамерников, что всегда можно сказать «да жизни» — глубокий и вневременной урок для всех нас.

[PDF] Скачать

Теги скачать «Да жизни: вопреки всему» Виктор Э. Frankl Hard pdf free, télécharger «Да жизни: вопреки всему» Виктор Э. Франкл Hard pdf бесплатно, скачать «Да жизни: вопреки всему» Виктор Э. Франкл Hard full pdf online, descargar «Да жизни: вопреки» Все Автор Виктор Э. Франкл Hard pdf бесплатно, скачать Да жизни: вопреки всему Виктор Э. Франкл Hard pdf, Да жизни: Несмотря на все Виктор Э. Франкл Hard скачать pdf, Да жизни: несмотря на обо всем Виктор Э. Франкл Тяжелая книга pdf, Да жизни: несмотря ни на что Виктор Э.Frankl Hard pdf, «Да жизни: несмотря на все» Виктор Э. Франкл Жестко читайте онлайн, «Да для жизни: несмотря на все» Виктор Э. Франкл Hard бесплатно скачать pdf, «Да жизни: несмотря на все» Виктор Е. . Frankl Жесткая аудиокнига бесплатно, «Да жизни: вопреки всему» Виктор Э. Франкл. Жесткая загрузка epub, «Да жизни: вопреки всему» Виктор Э. Франкл Жесткие читки, «Да жизни: несмотря на все» Виктор Э. . Frankl Hard vk, Да жизни: несмотря ни на что Виктор Э.Франкл хард амазонка

«

Да жизни» Виктор Э.

Франкл: 9780807005552
Похвала

«Этот тонкий, мощный сборник австрийского невролога и психиатра Франкла ( Man’s Search for Meaning ) свидетельствует о смысле жизни даже в безвыходных обстоятельствах … Эта прекрасная работа выходит за рамки своего первоначального контекста, предлагая мудрость и руководство».
Publishers Weekly , помеченный обзор

«Тематические исследования достоверны, а общая точка зрения убедительна.Спустя более 70 лет философия Франкла все еще вдохновляет ».
Киркус Обзоры

«Идеи Франкла сейчас заслуживают особого внимания».
Washington Post

« Да жизни» — провокационное приглашение подумать о том, во что вы верите и что вы можете сделать, чтобы пережить трудные времена. Его краткость побуждает задерживаться на фразах или перечитывать интересующие вас страницы. В своем стремлении оказать сострадательную помощь в тяжелых условиях вы можете найти именно то, что вам нужно, во фразе, понимании или в этом стихотворении Рабиндраната Тагора: «Я спал и видел во сне, что жизнь была радостью». Я проснулся и увидел, что жизнь — это долг. Я работал — и вот. Долг был радостью ».
Oncology Times

Хвала Человеку в поисках смысла

«Надежное произведение литературы о выживании».
The New York Times

«[ Поиск смысла человека ] вполне может быть предписан всем, кто понимает наше время».
Journal of Individual Psychology

«Вдохновляющий документ об удивительном человеке, который смог извлечь немного пользы из столь ужасно плохого опыта.. . Настоятельно рекомендуется.»
Библиотечный журнал

«Эту книгу я стараюсь читать каждые пару лет. Это одна из самых вдохновляющих книг из когда-либо написанных. В чем смысл жизни? Что у вас есть, когда вы думаете, что у вас ничего нет? Удивительные и душераздирающие истории. Эта книга должна быть в каждой библиотеке ».
— Джимми Фэллон

«Я много перечитываю эту книгу. . . это дает мне надежду. . . это дает мне чувство силы ».
— Андерсон Купер, Андерсон Купер 360 / CNN

Несмотря ни на что Виктор Э.Франкл

«сегодня каждый импульс к действию генерируется осознанием того, что не существует такой формы прогресса, на которую мы могли бы положиться».

«факт бытия всегда важнее слова».

«Итак, жизнь — это в каком-то смысле долг, одно огромное обязательство».

«Что меня ждет в жизни? Какая жизненная задача меня ждет?»

«Тот факт, что этот человек вообще существует в мире, только это делает этот мир и жизнь в нем значимой».

«поэтому в любой момент нам нужно принять только одно решение о том, как мы должны ответить, но

» сегодня каждый импульс к действию генерируется знанием того, что не существует такой формы прогресса, на которую мы можем доверять.«

» — факт бытия всегда важнее слова. «

» Итак, жизнь — это как-то долг, одно огромное обязательство.

«Чего от меня ожидает жизнь? Какая задача в жизни меня ждет? »

« Тот факт, что этот человек вообще существует в мире, только это делает этот мир и жизнь в нем значимой.

», поэтому в любой момент нам нужно только принять одно решение о том, как мы должны ответить, но каждый раз жизнь задает нам очень конкретный вопрос.«

» быть человеком — это не что иное, как сознание и ответственность! »

« И наоборот, факт, и только тот факт, что мы смертны, что наша жизнь конечна, что наше время ограничено, а наши возможности ограничены. ограниченно, именно этот факт делает что-то значимым, чтобы использовать возможность и сделать ее реальностью, реализовать ее, использовать наше время и занять его. Смерть побуждает нас сделать это. Следовательно, смерть образует фон, на котором наш акт бытия становится ответственностью.«

» именно уникальность нашего существования в мире, безвозвратность нашей жизни, безвозвратность всего, чем мы ее наполняем — или оставляем невыполненным, — придает значимость нашему существованию. «в мир,« волны », которые исходят от нашего существа, это то, что останется от нас, когда само наше существо уже давно умерло». он представляет собой индивидуальность нашего существенного внутреннего существа.«

» уникальной индивидуальности каждого человеческого существа придается ценность через его отношения с всеобъемлющим целым; а именно человеческое сообщество. «

» «Если я этого не сделаю, кто еще будет это делать? Но если я делаю это только за себя, то кто я тогда? И если я не сделаю этого сейчас, то когда я это сделаю? »«

»сама жизнь означает, что меня спрашивают, значит отвечать; каждый человек должен нести ответственность за свое собственное существование. «

» это может становиться тем более значимым, чем труднее становится.«

»: если человек решает поверить в высший смысл, в сверхсмысл бытия, тогда это убеждение, как и любое другое убеждение, будет иметь творческий эффект. Потому что вера — это не просто вера в «собственную» истину, это нечто большее, гораздо большее: вера воплощает в жизнь то, во что верят! »

« «Отложенная надежда вызывает боль».

«Мы несем ответственность за эта задача так же, как мы несем ответственность за задачу жизни. Обязанность? Кому, в какую высшую инстанцию? »

« Давайте…. сначала спросите себя, можно ли измерить или оценить человеческое страдание таким образом, чтобы можно было сравнить страдание одного человека со страданием другого. И я хотел бы сказать об этом, что человеческие страдания несоизмеримы! »

« За этим стоит желание избежать ответственности. Однако сегодня обычного человека заставляют уклоняться от ответственности. К этому бегству его движет страх признания коллективной вины ».

« То, что мы создаем, переживаем и страдаем, в это время мы создаем, переживаем и страдаем вечно.«

» Страшно осознавать, что каждое мгновение я несу ответственность за следующее; что каждое решение, от самого маленького до самого большого, — это решение «на всю вечность»; что в каждый момент я могу реализовать возможность момента, этого конкретного момента или потерять его. Каждый момент содержит тысячи возможностей — и я могу выбрать только одну из них, чтобы реализовать его ».

Виктор Франкл вдохновляет читателей сказать« Да жизни »

Добавьте к этому деградацию человеческого достоинства, созданную экономической системой, которая за последние несколько десятилетий до выступления Франкла низводила работающих мужчин и женщин до «простых средств», превращая их в «инструменты» зарабатывания денег для кого-то. еще.Франкл видел в этом оскорбление человеческого достоинства, утверждая, что человек никогда не должен становиться средством для достижения цели.

А еще были концентрационные лагеря, где жизни, считавшиеся достойными смерти, тем не менее использовались как рабский труд до их биологических пределов. Исходя из всего этого — плюс простой факт сговора со злыми лидерами — европейские страны особенно прониклись коллективным чувством вины. Вдобавок ко всему, как выживший в лагере Франкл остро осознавал, что «лучшие среди нас» не вернутся.Это знание может легко превратиться в сокрушительную «вину выжившего». Неудивительно, что таким выжившим в лагере, как он, пришлось заново учиться быть счастливыми.

Из всех этих оскорблений, направленных на достижение любого смысла, последовал внутренний кризис, как чувствовал Франкл, который привел к безутешному мировоззрению нигилистического экзистенциализма — вспомните мрачную послевоенную пьесу Беккета В ожидании Годо , выражение цинизма и безнадежности тех лет. Как сказал Франкл: «Неудивительно, что современная философия воспринимает мир так, как будто он не имеет субстанции.”

Быстрая перемотка вперед на семь или более десятилетий. В наши дни различные данные свидетельствуют о том, что многие молодые люди ставят на первое место свое чувство смысла и цели — развитие, которое Франкл не мог предвидеть, учитывая темные линзы, которые ему дали ужасы, которые он только что пережил. Но в наши дни те, кто нанимает и нанимает сотрудников для компаний, например, сообщают, что новое поколение потенциальных сотрудников больше, чем когда-либо на памяти, избегает работы в местах, деятельность которых противоречит их личным ценностям.

Интуитивное представление Франкла о значении цели было подтверждено большим количеством исследований. Например, наличие цели в жизни является защитой от плохого здоровья. Данные показывают, что люди, у которых есть цель в жизни, как правило, живут дольше. И исследователи обнаруживают, что наличие цели входит в число столпов благополучия.

«Тот, у кого есть причина жить, может вынести почти все как», — заявил немецкий философ Фридрих Ницше. Франкл использует эту максиму как объяснение стремления к выживанию, которое он отмечал у некоторых сокамерников.Те, кто нашел в своей жизни больший смысл и цель, кто мечтали о том, что они могут внести, по мнению Франкла, имели больше шансов выжить, чем те, кто сдался.

Здесь имел значение один важный факт. Несмотря на жестокость, которой подвергались заключенные охранники, избиения, пытки и постоянная угроза смерти, одна часть их жизни оставалась свободной: их собственный разум. Надежды, воображение и мечты заключенных были за ними, несмотря на их ужасные обстоятельства.Эта внутренняя способность была настоящей человеческой свободой; Он видел, что люди готовы голодать, «если голод имеет цель или смысл».

Урок, который Франкл извлек из этого экзистенциального факта: наша точка зрения на жизненные события — то, что мы с ними делаем — имеет такое же или большее значение, чем то, что на самом деле происходит с нами. «Судьба» — это то, что происходит с нами вне нашего контроля. Но каждый из нас несет ответственность за то, как мы относимся к этим событиям.

Франкл придерживался этих взглядов на исключительную важность смысла еще до того, как он испытал ужасы лагерной жизни, хотя годы в тюрьме придали ему еще более глубокие убеждения.Когда он был арестован и депортирован в 1941 году, он вшил в подкладку своего пальто рукопись книги, в которой отстаивал свою точку зрения. Он надеялся когда-нибудь опубликовать эту книгу, хотя ему пришлось отказаться от пальто — и неопубликованной книги — в первый день своего заключения. И его желание однажды опубликовать свои взгляды, наряду с его стремлением снова увидеть своих близких, давало ему личную цель, которая помогала ему оставаться на плаву.

После войны и с таким оптимистичным взглядом на жизнь, которая все еще не пострадала, несмотря на жестокость лагерей, Франкл в своих лекциях призывал людей стремиться к «новому человечеству», даже несмотря на их потери, горе и разочарование.«То, что человеческое, — утверждал он, — все еще в силе».

Франкл вспоминает, как спрашивал своих учеников, что, по их мнению, придает смысл его жизни, жизни Франкла. Один студент точно догадался: помочь другим людям найти свою цель. Франкл закончил эти лекции — и эту книгу — тем, что сказал, что вся его цель состояла в том, чтобы любой из нас мог сказать жизни «да», несмотря ни на что.

Из книги «Да жизни: несмотря ни на что» Виктора Франкла. Авторские права 2020.С разрешения Beacon Press.

Доступно на Amazon.com, Bookshop.org (где ваша покупка распространяется на независимые книжные магазины), Barnes & Noble (bn.com) и везде, где продаются книги.

В темные времена, мы должны сказать жизни «да» | Виктор Франкл

Отрывок из лекции, которую Виктор Франкл прочитал через 11 месяцев после освобождения из концлагеря

Австрийский психолог Виктор Франкл в Нью-Йорке около 1968 года.Фото: Imagno / Getty Images

В 1945 году психиатр Виктор Франкл был освобожден из нацистского концлагеря. В следующем году он опубликует один из самых влиятельных текстов всех времен, В поисках смысла человека , о цели и страдании. Сейчас, в разгар другого периода глобальных страданий, книга, которую Франкл написал на основе публичных лекций, которые он прочитал в Вене в 1946 году, впервые публикуется на английском языке в сопутствующем томе Yes to Life . Далее следует отрывок из лекции, которую Франкл прочитал всего через 11 месяцев после своего освобождения из Дахау.Франкл умер в 1997 году в возрасте 92 лет.

Сегодня (1946) говорить о смысле и ценности жизни может показаться более необходимым, чем когда-либо; вопрос только в том, возможно ли это и как. В некоторых отношениях сегодня это проще: теперь мы можем снова свободно говорить о стольких вещах — вещах, которые по своей сути связаны с проблемой осмысленности человеческого существования и его ценности, а также с человеческим достоинством. Однако в остальном говорить о значении, ценности и достоинстве стало труднее.Мы должны спросить себя: можем ли мы все еще так легко использовать эти слова сегодня? Не стало ли как-то сомнительным само значение этих слов? Разве в последние годы мы не видели слишком много негативной пропаганды, выступающей против всего, что они значат или когда-то имели в виду?

Пропаганда последних лет была пропагандой против всех возможных смыслов и против сомнительной ценности самого существования! Фактически, эти годы были предприняты для демонстрации бесполезности человеческой жизни.

Со времен Канта европейская мысль преуспела в четких утверждениях об истинном достоинстве человека: сам Кант во второй формулировке своего категорического императива сказал, что все имеет свою ценность, но у человека есть свое достоинство — человек должен никогда не становиться средством для достижения цели.Но уже в экономической системе последних нескольких десятилетий большинство трудящихся были превращены в простое средство, деградировавшее, чтобы стать простыми инструментами экономической жизни. Работа больше не была средством для достижения цели, средством для жизни или даже пищей для жизни — скорее, это был человек и его жизнь, его жизненная энергия, его «человеческая сила», которые стали этим средством для конец.

А потом пришла война — война, в которой человек и его жизнь теперь даже стали средством смерти.А потом были концлагеря. В лагерях даже жизнь, которая считалась достойной только смерти, использовалась до предела. Какая девальвация жизни, какое унижение и деградация человечества! Давайте попробуем вообразить — чтобы мы могли сделать суждение — что государство намеревается каким-то образом использовать всех людей, приговоренных к смерти, эксплуатировать их способность к труду вплоть до самого последнего момента их жизни — возможно, учитывая, что это было бы разумнее, чем просто немедленно убить таких людей или даже кормить их до конца их жизни.И если бы нам не говорили достаточно часто в концентрационных лагерях, что мы «не стоим супа», этого супа, который подавали нам как единственную трапезу дня, и цену за которую мы должны были заплатить тяжелым трудом. копать землю? Мы, недостойные негодяи, даже вынуждены были принять этот незаслуженный дар благодати должным образом: когда ему подавали суп, каждый пленник должен был снять шапку. Таким образом, точно так же, как наши жизни не стоили тарелки супа, наши смерти также имели минимальную ценность, даже не стоили свинцовой пули, просто Циклон Б.

Наконец, дело дошло до массовых убийств в психиатрических учреждениях. Здесь стало очевидно, что любого человека, чья жизнь перестала быть «продуктивной», пусть даже в самой жалкой форме, буквально объявляли «недостойным жизни».

Но, как мы уже говорили ранее, в то время распространялись даже «Non-Sense». Что мы имеем в виду под этим?

Сегодня в нашем отношении к жизни почти нет места для веры в смысл. Мы живем в типичный послевоенный период. Хотя я использую здесь несколько журналистскую фразу, состояние ума и духовное состояние среднего человека сегодня наиболее точно описывается как «духовно разбомбленное».Одного этого было бы достаточно плохо, но это еще больше усугубляется тем фактом, что мы в подавляющем большинстве случаев доминируем, в то же время, из-за ощущения, что мы снова живем в своего рода довоенном периоде. Изобретение атомной бомбы подпитывает страх перед катастрофой в глобальном масштабе, и в последней половине второго тысячелетия господствует своего рода апокалиптическое настроение «конца света». Мы уже знаем такие апокалиптические настроения из истории. Они существовали в начале первого тысячелетия и в его конце.И, как известно, в прошлом веке было чувство конца века , и это было не единственное пораженческое чувство; В основе всех этих настроений лежит фатализм.

Однако мы не можем двигаться к какой-либо духовной реконструкции с таким чувством фатализма, как это. Сначала мы должны это преодолеть. Но при этом мы должны учитывать, что сегодня мы не можем с легким оптимизмом оставить в истории все, что принесли с собой эти последние годы. Мы стали пессимистами.Мы больше не верим в прогресс сам по себе, в высшую эволюцию человечества как в нечто, что могло бы преуспеть автоматически. Слепая вера в автоматический прогресс стала проблемой только для самодовольных мягких рубашек — сегодня такая вера была бы реакционной . Сегодня мы знаем, на что способны люди. И если есть фундаментальная разница между тем, как люди воспринимали мир вокруг себя в прошлом, и тем, как они воспринимают его в настоящее время, то, возможно, лучше всего определить это следующим образом: в прошлом активизм сочетался с оптимизмом, а сегодня активизм требует пессимизма.Потому что сегодня каждый импульс к действию генерируется осознанием того, что нет такой формы прогресса, на которую мы могли бы положиться. Если сегодня мы не можем сидеть сложа руки, то именно потому, что каждый из нас определяет, что и как далеко что-то «продвинется». При этом мы осознаем, что внутренний прогресс на самом деле возможен только для каждого человека, в то время как массовый прогресс в лучшем случае состоит из технического прогресса, который впечатляет нас только потому, что мы живем в техническую эпоху. Наши действия теперь могут возникать только из нашего пессимизма; мы все еще можем использовать возможности в жизни только с точки зрения скептицизма, в то время как старый оптимизм просто убаюкивает нас и вызывает фатализм, хотя и радужный фатализм.Дайте мне трезвый активизм в любое время, а не этот розовый фатализм!

Насколько твердой должна быть вера человека в осмысленность жизни, чтобы ее не разбил такой скептицизм? Насколько безусловно мы должны верить в смысл и ценность человеческого существования, если эта вера способна принять и выдержать этот скептицизм и пессимизм? И как раз в то время, когда весь идеализм был так разочарован, а весь энтузиазм злоупотребляли, но когда мы не можем делать ничего, кроме как апеллировать к идеализму или энтузиазму.Но нынешнее поколение, сегодняшняя молодежь — а именно в молодом поколении мы, скорее всего, найдем идеализм и энтузиазм — больше не имеет образцов для подражания. Слишком много потрясений пришлось пережить этому поколению, слишком много внешних — а по их последствиям — внутренних — поломок; слишком много для одного поколения, чтобы мы могли безоговорочно рассчитывать на них, чтобы поддерживать их идеализм и энтузиазм.

Последние несколько лет, безусловно, разочаровали нас, но они также показали нам, что человеческое по-прежнему актуально.

Все программы, все лозунги и принципы были полностью дискредитированы за последние несколько лет. Ничто не могло выжить, поэтому неудивительно, что современная философия воспринимает мир так, как будто он не имеет субстанции. Но через этот нигилизм, через пессимизм и скептицизм, через трезвость «новой объективности», которая больше не является такой «новой», а постарела, мы должны стремиться к новому человечеству. Последние несколько лет, безусловно, разочаровали нас, но они также показали нам, что человеческое по-прежнему актуально; они научили нас, что все это вопрос отдельного человека.Ведь в конце концов остался только человек! Потому что среди всей грязи недавнего прошлого выжил человек. И в равной степени в опытах концлагерей остался человек. (Был пример этого где-то в Баварии, когда командир лагеря, эсэсовец, тайно тратил деньги из своего кармана, чтобы регулярно покупать лекарства для «своих» заключенных в аптеке в соседнем баварском рыночном городке, находясь в том же В лагере, старший надзиратель лагеря, который сам был заключенным, жестоко обращался с обитателями лагеря самым ужасным образом: все сводилось к отдельному человеку!)

Осталась только отдельная личность, человек — и ничего больше.За эти годы от него выпало все: деньги, власть, слава. Для него уже не было ничего определенного: ни жизни, ни здоровья, ни счастья. Для него было поставлено под сомнение все: тщеславие, амбиции, отношения. Все сводилось к голому существованию. Прожженное болью, все несущественное было расплавлено — человек уменьшился до того, чем он был в последнем анализе: либо членом масс, следовательно, никем реальным, так что на самом деле никто — анонимный, безымянный вещь (!), что «он» теперь стал просто заключенным, иначе он растворился прямо в своей сущности.Итак, в конце концов, нужно ли было принять что-то вроде решения? Это нас не удивляет, потому что «существование» — к наготе и грубости, к которой был возвращен человек, — не что иное, как решение.

Однако помощь в принятии этого решения была для человека; критическим фактором было существование других, бытие других, в частности, их образ жизни. Это было более плодотворно, чем все эти разговоры и все эти письма. Потому что факт бытия всегда важнее слова.И было необходимо, и так будет всегда, спросить себя, не является ли этот факт гораздо более важным, чем написание книг или чтение лекций: что каждый из нас актуализирует содержание в нашем собственном акте бытия. То, что актуализируется, также намного эффективнее. Одних слов недостаточно. Однажды меня вызвали на прием к женщине, покончившей с собой. На стене над ее кушеткой в ​​аккуратной рамке висела поговорка: «Еще сильнее судьбы мужество, стойко ее несущее.И этот человек покончил жизнь самоубийством именно под этим девизом. Конечно, те образцовые люди, которые могут и должны быть эффективными, просто находясь в меньшинстве. Наш пессимизм знает это, но именно поэтому одновременный активизм имеет значение, именно в этом заключается огромная ответственность немногих. Древний миф говорит нам, что существование мира основано на том, что в нем постоянно присутствуют 36 истинно простых людей. Всего 36! Бесконечно малое меньшинство.И все же они гарантируют непрерывное нравственное существование всего мира. Но эта история продолжается: как только один из этих справедливых индивидов признается таковым и, так сказать, разоблачен своим окружением, своими собратьями-людьми, он исчезает, он «удаляется» и затем мгновенно умирает. Что имеется в виду? Мы не будем далеки от истины, если выразим это так: как только мы замечаем какую-либо педагогическую тенденцию в образце для подражания, мы начинаем возмущаться; мы, люди, не любим, когда нас учат, как детей.

Что все это доказывает? Что дошло до нас из прошлого? Две вещи: все зависит от отдельного человека, независимо от того, насколько мало существует единомышленников, и все зависит от каждого человека посредством действий, а не слов, творчески воплощающих смысл жизни в реальности в его или ее собственное существо. Следовательно, мы должны противопоставить негативной пропаганде последнего времени, пропаганде «бессмысленности», «бессмысленности» другой пропагандой, которая должна быть, во-первых, индивидуальной, а во-вторых, активной.Только тогда он может быть положительным.

Рецензия на книгу Виктора Э. Франкла «Да жизни: вопреки всему»

Мы не можем знать всех факторов, которые сыграли роль в трагической логике, которая привела ее к самоубийству. Но, собирая историю по кусочкам позже, ее ближайшие друзья думают, что, когда Нью-Йорк закрылся, она считала, что у них тоже есть возможность продолжить полноценную жизнь, которую она там создала. До пандемии ее календарь был переполнен не только работой и волонтерской деятельностью, но и социальными и культурными мероприятиями, запланированными на оставшуюся часть этого года и на следующий.И теперь, среди каскада закрытий, отмен и переносов в неизвестное будущее всей работы, волонтерства, искусства и других личных мероприятий, которые она так тщательно спланировала, но больше не могла ожидать, ее собственная жизнь, казалось, рушилась. руины. Так что она отрицала все это на своих условиях.

И это лишь одна из многих смертей от отчаяния на нынешнем фоне повышенного стресса, неопределенности и уязвимости.

Любой кризис бросает вызов: как нам сохранить надежду? Это также вопрос, на который Виктор Франкл (1905–1997), венский психиатр и автор, наиболее известный своими исследованиями травмы и устойчивости, «Человек в поисках смысла», посвятил большую часть своей карьеры ответам.

Теперь, с публикацией впервые на английском языке книги «Да жизни: несмотря на все», первоначально написанной в виде серии лекций в 1946 году, у нас есть возможность прочитать то, что составляет краткий, ранний набросок книги. концепции он представил в более доступной форме и более подробно в своем более позднем классике. Но в какой бы версии вы ни встретились, идеи Франкла сейчас заслуживают особого внимания.

Франкл подчеркивал важность того, что он называл волей к смыслу.Он считал, что осознание смысла, цели или цели в жизни двигает нас вперед от одного дня к другому, даже когда мы сталкиваемся с личными страданиями, семейной трагедией или общественным бедствием. Это внутренний компас, который дает нам направление; когда мы теряем его, мы начинаем дрейфовать и можем потеряться в отчаянии.

Франкл начал развивать свои идеи о ключевой роли, которую значение играет в нашей жизни, еще до того, как нацистский режим депортировал его и его семью в концлагерь Терезиенштадт в 1942 году.Будучи евреями, Франклы были под прицелом Гитлера для уничтожения.

Но, несмотря на то, что в течение четырех лет его перебрасывали из одного лагеря в другой, страдая от тифа и голода, а также от постоянной угрозы быть убитым выстрелом, избиением или отравлением газом, Франкл выстоял. Он надеялся, что увидит свою семью после войны. Он также намеревался завершить незаконченную рукопись, описывающую его теории, которые нацисты захватили и уничтожили, когда заключили его в тюрьму.

Эти цели заставили его сосредоточиться на возможности послевоенного будущего.Он даже делал краткие заметки на клочках бумаги, которые прятал в своей изношенной униформе, о том, как его жизненный опыт в экстремальной ситуации подтверждает его идеи. Он заметил, что сокамерники, которые были в состоянии поддерживать внутреннюю цель, с меньшей вероятностью сдались и уступили тщетности существования в лагере.

Не имело значения, какова была цель — воссоединиться с близкими, стать свидетелем ужасов Холокоста, остаться верным религиозной вере или досадить врагу, просто оставшись в живых.Просто наличие причины жить укрепляло волю к жизни, чтобы попытаться выстоять, избежать смерти, выжить, даже если только на следующий день, а затем на следующий, с каждым днем ​​возможность приблизить цель.

После войны Франкл был опустошен, узнав, что ни его родители, ни его жена не покинули лагеря живыми. Но у него была работа, и он погрузился в нее, реконструировав и вовремя завершив конфискованную нацистами рукопись «Человеческие поиски смысла», а также сочинил ее менее чем через год после освобождения из своего адского заточения. три публичные лекции, составляющие «Да жизни: несмотря ни на что.

Ввиду того, что ужасающее число погибших во Второй мировой войне все еще подсчитывается, а атомная бомба только что была выпущена как новая экзистенциальная угроза, Франкл остро осознавал лежащие в основе общественные настроения, которые он описал как оцепеневшие, фаталистические, «духовно разбомбленные».

Как могли выжившие вернуться к жизни, если они не верили, что их жизнь имеет ценность? В разработанном им подходе к психотерапии, который он назвал логотерапией, Франкл предложил противоядие против такого нигилизма: взамен овладеть смыслом жизни — а точнее, конкретной целью, которую мы ставим перед собой.Если мы будем искать, такую ​​цель можно найти в наших ценностях, убеждениях, опыте и возможностях, а также в различных личных и профессиональных интересах, сообществах и отношениях, которые мы создали. Франкл писал, что даже в конце жизни чувство удовлетворения может быть получено из «позиции по отношению к неизменному, обреченному, неизбежному и неизбежному ограничению их возможностей: как они приспосабливаются к этому ограничению, как реагируют на него, как они прими эту судьбу ».

Судьба, с которой столкнулся Франкл, — это Холокост.Наша судьба сегодня окутана пандемией коронавируса. Найти и сохранить смысл в разгар кризиса непросто. Я бы хотел, чтобы моя подруга знала об этой стратегии и искала помощи, которая могла бы вернуть ее к жизни.

Несмотря ни на что

Beacon Press. 127 с. $ 19.95

Да жизни, несмотря ни на что Виктор Э. Франкл

Вновь открытый шедевр от автора феноменального Человек в поисках смысла , Да жизни, несмотря на все — это мощная медитация о внутренней ценности жизни, написанная пером пережившего Холокост.Смиренное, изменяющее жизнь чтение, которое исследует и подтверждает истинную преобразующую силу благодарности и надежды.

Найдите надежду даже в темные времена с этим заново открытым шедевром автора бестселлера «« Человек в поисках смысла », тираж которого составляет 16 миллионов экземпляров.

Всего через несколько месяцев после своего освобождения из Освенцима известный психиатр Виктор Э. Франкл выступил с серией лекций, раскрывающих основы его жизнеутверждающей философии. Психолог, который вскоре стал всемирно известным, объяснил свои основные мысли о смысле, устойчивости и своей убежденности в том, что каждый кризис содержит возможности.

Впервые опубликованные здесь на английском языке, слова Франкла сегодня так же резонируют, как и в 1946 году. Несмотря на неописуемые ужасы в лагере, Франкл узнал от своих сокамерников, что всегда можно сказать «да жизни» — глубокий и вневременной урок для всех нас.

Со вступительным словом Дэниел Гоулман.

Издатель: Ebury Publishing
ISBN: 9781846046360
Количество страниц: 160
Вес: 300 г
Размеры: 230 x 142 x 142 мм


ОТЗЫВОВ СМИ

‘Виктор Франкл дает нам дар смотреть на все в жизни как на возможность.’- Эдит Эгер, автор бестселлеров The Choice

«Тематические исследования достоверны, а общая точка зрения убедительна. Спустя более 70 лет философия Франкла все еще вдохновляет ». — Киркус

«Эта тонкая, мощная коллекция австрийского невролога и психиатра Франкла (« Человек в поисках смысла ») свидетельствует о смысле жизни даже в безвыходных обстоятельствах.

Добавить комментарий