Какие чувства вызывает любовь: 9 научных фактов о любви

Содержание

О любви: влюбленность и страсть

Чувство любви порождает определенный спектр эмоций — как положительных, так и отрицательных. Например, это может быть любовь в радости и в восторге или, напротив, любовь, в которой превалируют гнев, печаль, разочарование.

Потому что чувства и эмоции каждого конкретного человека зависят от того, каков он сам: от особенностей его психики и физиологии, от развития его личности, а также от воспитания, жизненного опыта, сферы деятельности, социального статуса, веры, от влияния других людей и других аспектов. Проще говоря, каков человек, такова и его любовь.

Предположим, встречаются двое, между ними возникает симпатия, затем влюбленность, которая со временем перерастает в устойчивое чувство, именуемое любовью. Или не перерастает, и связь обрывается.
Влюбленность обусловлена тем, что в начале притяжение друг к другу развивается на основе первичной биохимической реакции — активизируются участки головного мозга, центр удовольствия, и возникает активное влечение людей друг к другу.

Этот период проходит под эгидой страсти, однако он пока еще существует на уровне поверхностной близости, в рамках которой двое проявляют в основном лишь свои положительные стороны как в эмоциях, так и в поведении.

К тому же доказано, что в период влюбленности партнеры склонны идеализировать друг друга. Это замечательное время наслаждения близостью, время радости и удовольствия, когда практически все уходит на второй план, а отношения становятся доминантой жизни. Человек в такой период расцветает: молодеет, худеет, глаза горят, энергии через край.

Свежие новости

Кстати, если влюбленным, испытывающим страсть, попытаться запретить отношения, их с еще большей силой будет тянуть друг к другу, а этап влюбленности затянется на более длительный срок.

Существует немало примеров, когда супруга, узнавшая о начале связи мужа с другой женщиной, бросает все силы на искоренение этой связи: устраивает скандалы, выслеживает, ставит ультиматумы или становится идеальной, «прилипает», ни на шаг не отпускает его из поля зрения. Но тем самым вызывает раздражение и разжигает желание запретного плода.

Как правило, в такой ситуации, даже если сам супруг искренне пообещал, что все закончил, скоро становится очевидным, как  цинично может себя вести влюбленный человек по отношению к тем, кто ему пытается помешать, какие изощренные формы лжи рождает его мозг.

Влюбленность и страсть не могут длиться вечно: психика человека не в состоянии постоянно находиться на пике своих возможностей, поэтому постепенно начинает успокаиваться. Это не говорит об окончании отношений, просто наступило время перехода на следующий уровень взаимности, когда гиперэмоциональная влюбленность способна перерасти в чувство, именуемое любовью, более глубокое и долгосрочное.

Как будто во время влюбленности двое «выпали» из мира реальности, а теперь пришло время возвращаться в реальный мир. У одних возвращение происходит в близости и радости: держась за руки, они начинают познавать чувство любви. У других отношения разрываются, принося страдания, разбитое сердце и одиночество.

Дело в том, что когда проходит время эйфории и наступает реальность, у партнеров просыпаются и выходят на поверхность ранее не заметные проявления личности. Неожиданно мы знакомимся с отрицательными чертами характера, реакциями, моделями поведения, комплексами, страхами, «призраками» прошлой жизни близкого человека. Что неминуемо отражается на отношениях, и наступает стадия ярко выраженных противоречий, приводящая к базовому конфликту. И тут все пары делятся на те, которые прошли его конструктивно, и те, которые этого не смогли (последних на порядок больше).

 

Врач рассказала о влиянии гормонов на ощущение несчастной любви | Новости | Известия

Гормоны, в частности дофамин, окситоцин, серотонин, отвечают за биологическую составляющую любви, эмоций и счастья. Низкий уровень одного из них может привести к тому, что человек будет чувствовать себя несчастным, недостаточно любимым. Об этом 14 февраля рассказала ТАСС член-корреспондент РАН, профессор, доктор медицинских наук, заместитель директора ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России, директор Института клинической эндокринологии Екатерина Трошина.

«Не зря говорят: любовь — это химия. В головном мозге человека вырабатывается множество активных веществ — биогенных аминов. Они отвечают за «кристаллизацию» чувств, а гормоны впоследствии укрепляют эти чувства», — отметила эксперт.

По словам Трошиной, фенилэтиламин отвечает за зарождающуюся симпатию, он провоцирует влюбленность, вырабатываясь в мозге в ответ на тот объект, который вызвал интерес. Он продуцируется вместе с другими веществами — серотонином и дофамином.

Кроме того, дофамин вызывает чувство удовольствия от общения, заставляет концентрировать внимание на определенном человеке. Этот гормон вызывает чувство уверенности в себе.

Серотонин отвечает за перепады настроения и эмоциональную лабильность. Его тоже называют гормоном любви, он вызывает ощущение удовлетворения и счастья.

«Но если его недостаточно, будет любовь-страдание, любовь-депрессия», — пояснила Трошина.

«Сгладить» страдания и уменьшить тревожность и напряжение помогает окситоцин. Он вырабатывается в гипоталамусе и вместе с серотонином позволяет формироваться чувствам привязанности и нежности.

«Удивительно, но достаточно всего лишь обняться, чтобы уровень окситоцина возрос. Чем более одинок человек, тем меньше у него окситоцина, тем больше страхов он испытывает без этого гормона нежности», — пояснила врач.

За учащение пульса при виде объекта любви, а также желание сделать для него всё невозможное отвечает адреналин, а тестостерон вызывает влечение как у мужчин, так и у женщин.

20 августа психолог Люция Сулейманова рассказала, что для многих людей счастливая жизнь ассоциируется с материальным благополучием, но сама погоня за ним не делает их счастливыми. Это связано с гормоном дофамином, который быстро перестает вырабатываться на привычные раздражители. По ее словам, понимание счастья у людей меняется с появлением жизненного опыта.

Чувство, которое возникает без нашего ведома: 10 фактов о любви

О любви говорят все. Но как много в наше время любви на словах и в песнях, и как мало ее в реальности! Реальная любовь – удел немногих счастливчиков, которые немало потрудились над тем, чтобы не только иметь, но и сохранить те настоящие чувства, название которым — любовь. И только немногим удается познать истину и суть любви, пройдя определенный путь совершенствования своих чувств.

Любовь — самое противоречивое и многогранное чувство, которое каждый человек понимает и принимает по-своему. Найти любовь и завязать отношения не так сложно, как эти отношения сохранять и поддерживать. Часто люди захватываются мимолетными негативными состояниями, под влиянием которых им кажется, что теперь вместе с этим человеком вся жизнь будет такой же негативной.

Инфантильные партнеры чуть что — сразу бросаются менять статусы в социальных сетях, удалять фотографии, рвать связи. Но даже разорвать отношения они толком не могут и не умеют: любят, ненавидят, расстаются, сходятся, мечутся, словно сами не знают, чего хотят. Зрелая личность не покупается на временные состояния, так как понимает, что эмоции приходят и уходят. Зрелая личность в отношениях отталкивается от переживаний, которые захватывают длительный промежуток времени, на основе которого перспектива дальнейшего развития любви и отношений вырисовывается достаточно отчетливо.

Если обратиться к античной философии, там выделяются такие разновидности любовных отношений как: эрос – страстная и восторженная влюбленность, агапэ – самоотверженная любовь, сторгэ – нежная и теплая любовь и др. В эпоху Возрождения любовь понимали, как стремление к красоте. В прошлом веке психолог Зигмунд Фрейд попытался препарировать любовь, и низвести ее к «первобытной сексуальности».

Так что же такое любовь?..

1. Любовь похожа на кокаин

Если сделать томографию томографию мозга влюбленного человека, можно заметить одну интересную деталь: у него будут очень сильно возбуждены две зоны, отвечающие за так называемую систему наград. Ученые объясняют это воздействием повышенных доз дофамина — вещества, обычно вызывающего чувство удовольствия. Любопытно, что с такой силой эти зоны мозга реагируют только на кокаин.

2. Любовь как способ выживания

У животных, которые формируют долгосрочные пары, есть три стадии в отношениях: желание, увлечение, привязанность. Желание — это не направленный на кого-то сексуальный драйв (зоологи называют этим словом состояния, в основе которых лежат базисные потребности: утоление голода, жажды и полового влечения). Увлечение — это фиксация на конкретном объекте.

Привязанность — прочная связь, рассчитанная на долгосрочную программу размножения. Ученые убедились, что романтическая любовь у людей — это видоизмененная форма увлечения у животных. Она появилась у наших предков как способ выживания. Иными словами, любовь помогает экономить усилия, чтобы не разбрасываться, а добиваться одного партнера с целью продолжения рода.

3. Любовь длится от 1,5 до 3 лет

Здесь есть биологический смысл: такой срок гарантировал участие отца в первых, самых трудных месяцах жизни матери и ребенка у наших предков. При наличии преград, таких как невзаимность, разлука, сильное расхождение в расписаниях, — любовь может длиться существенно дольше.

4. Любовь слепа

На снимках, которые опубликовал немецкий исследователь Андреас Бартель, видно, что зоны, обычно активные в мозге невлюбленного человека, у влюбленных спят. Это зоны негативных эмоций и рациональных решений.

5. Откуда берется депрессия

Человек, несчастный в любви, проходит через две стадии. Поначалу уровень дофамина повышается еще сильнее. Следствием такого передоза является ярость и еще более обостренное чувство любви. Но рано или поздно наступает вторая фаза. Дофамин падает ниже среднего уровня, что вызывает депрессию.

6. Любовь — это зависимость

Раз по воздействию любовь похожа на кокаин, ученые рекомендуют лечить несчастную любовь так же, как наркотическую зависимость. Необходимо убрать стимулы и напоминания — выкинуть все фото, не звонить и заняться чем-то совершенно новым. Полный restart.

7. Любовь можно лечить лекарствами

Как и у маньяков, которые не контролируют свои действия, у влюбленных в крови наступают серьезные химические изменения. У них сильно понижен серотонин, важный гормон. Ученые винят в этом уже упоминавшийся дофамин: естественный наркотик, толкающий нас на безумства, который отключает систему контроля. Статистика преступлений на почве любви такова, что в США всерьез говорят о ее лечении таблетками.

8. Серотонин убивает любовь

Если дать мыши большую дозу серотонина, она отвергнет своего постоянного партнера и начнет спариваться с кем попало. Объясняют это так: серотонин снижает уровень дофамина, и заодно — градус любви (но не влечения). Важно помнить, что уровень серотонина повышается под действием современных антидепрессантов.

9. Новизна спасает любовь

Приехав в чужую страну, оказавшись в незнакомой гостинице, многие пары снова способны на безумства. В ответ на любую новизну в мозге снова в высоких концентрациях выделяется дофамин, и он может закоротить старые электрические цепи, например, тот самый драйв влюбленности. Вообще, американские психологи уже много лет рутинно советуют всем семейным парам устраивать раз в неделю вечер свидания. Но нельзя ходить все время в один и тот же ресторан. Нужно искать новизну.

10. Мужчины любят глазами

У мужчин в период влюбленности активнее становится зона коры больших полушарий, отвечающая за зрение. Так что не зря говорят, что мужчины любят глазами. У женщин активнее зона, связанная с памятью: инстинкт запоминает поведение партнера за несколько недель, а потом анализирует полученную информацию, чтобы как следует взвесить все за и против. В итоге женщины гораздо лучше помнят все детали первой фазы романа.

По материалам MirFactov


Что происходит с мозгом во время влюблённости — Wonderzine

Как формируется привязанность


и что делает нас навязчивыми

Окситоцин и вазопрессин усиливают выброс дофамина. Прилежащее ядро, вентральная покрышка среднего мозга — это части дофаминовой системы «вознаграждения» или «поощрения». В мозге существует не менее пяти рецепторов к дофамину, но в формировании отношений у всё тех же полёвок участвуют два — рецептор первого типа и второго.

Бренден Гинрич с коллегами из Университета Эмори в Атланте показал, что если активировать рецептор второго типа, то полёвки сформируют пару мгновенно, ещё до спаривания. Если этот рецептор заблокировать, то пара не получится. А если избирательно активировать только рецептор первого типа, количество которого в мозге обычно повышается после создания пары, моногамные полёвки ни за что не станут связываться с противоположным полом. Вероятно, именно поэтому грызуны не обращают внимания на всех представительниц противоположного пола, за исключением своей возлюбленной, и иногда даже ведут себя агрессивно по отношению к другим самкам.

Остальные гормоны любви изучены куда хуже, хотя менее интересными они от этого не становятся. Например, во влюблённом мозге снижается уровень серотонина. То же происходит при некоторых психических расстройствах: депрессии, обсессивно-компульсивном расстройстве (или неврозе навязчивых состояний) и тревожном расстройстве. Некоторые учёные считают, что это может объяснить обсессивное и навязчивое поведение влюблённых, которые постоянно думают о своём возлюбленном. Правда, когда отношения уже устоялись, уровень серотонина возвращается к нормальному.

Почему любовь слепа

Влюблённость у людей гораздо сложнее, чем у полёвок. С появлением методов визуализации мозговой активности учёные получили возможность изучать различия в работе мозга влюблённых пар и одиноких людей. В одной из самых известных работ на эту тему британский учёный Семир Зеки показывал влюблённым фотографии их избранников и неизвестных людей. Удалось выяснить, что, когда влюблённому демонстрируют предмет его обожания, повышается активность средней части островка, передней части поясной извилины, гиппокампа, прилежащего ядра, покрышки среднего мозга.

Как и в случае с полёвками, почти все эти отделы мозга связаны с переживанием удовольствия и с чувством «награды». Кроме того, в оригинальном исследовании Семира Зеки сравнивали влюблённых и матерей. Оказалось, что по активности мозга романтические отношения и материнское чувство очень близки. Активируются аналогичные участки, за исключением гипоталамуса, который не активировался у матерей. Именно с гипоталамусом связывают сексуальное возбуждение, которое испытывают влюблённые, глядя на своих возлюбленных.

В этом же исследовании активность некоторых отделов мозга у влюблённых была ниже, чем у контрольной группы. По убеждению авторов, снижение активности амигдалы связано со снижением тревожности у влюблённых и чувством доверия. Префронтальная кора контролирует практически всё, что можно контролировать в нашем поведении. Её деактивация вполне может отвечать за то, что влюблённые видят окружающий мир в розовых очках и не совсем правильно оценивают своего возлюбленного, думая о нём лучше, чем он есть на самом деле.

Химия любви. Как чувство влюбленности меняет человека?

Поговорим о чувствах с научной точки зрения.  Влюбленным человеком управляют гормоны.   Какие из них играют роль маленьких купидонов, знает наш эксперт. У нас в гостях врач-эндокринолог  Владислав Морозик. По каким параметрам мы анализируем понравившегося нам человека? 55% — язык тела. Это означает, что мозг подсознательно отслеживает движения тела потенциального партнера и по ним определяет насколько он/она подходит, а также ищет ответные сигналы, которые указывают  на заинтересованность с обратной стороны. 38% — голос и его тон, а также изменение частоты. 7% — реакция на высказывания партнера и выбор слов. Существует мнение, что в человека можно влюбиться даже на уровне запаха. У каждого человека феромоны имеют особенный запах, для партнера они больше важны в тот момент, когда наступает физическая близость.   Как себя проявляет влюбленность?   Румянец Блеск в глазах Трепет сердца  «Бабочки» в животе Чувство полета Дрожь в коленках Мокрые ладони Опьянение  Давайте посмотрим, как работает влюбленность внутри нашего организма.  На какие органы влияет чувство влюбленности? Мозг — у влюбленных сильнее, чем у остальных, активированы участки мозга, которые связаны с системой вознаграждения и мотивации — это обусловлено действием гормонов. Сердце — усиливается кровоток и сердцебиение, поскольку повышается выработка гормонов стресса. Из-за этого же учащается дыхание, усиливается потоотделение: могут потеть ладони, бывают легкие головокружения. Кишечник — гормоны стресса вызывают сужение кровеносных сосудов в области кишечника. Легкие спазмы, возникающие из-за этого, создают ощущение «бабочек» в животе. Желудок, печень и поджелудочная — из-за стресса  повышается уровень глюкозы и усиливается выработка энергии. Благодаря этому влюбленные не чувствуют усталости, им не хочется спать и снижается аппетит. В то же время ускоряется расщепление жиров, и таким образом любовь помогает худеть лучше всяких диет. Надпочечники /яичники — надпочечники вырабатывают определенные гормоны, но это происходит как ответ на определенные раздражители. Всем управляет наш мозг. Поэтому все-таки правильнее сказать, что за влюбленность отвечает мозг. Но не только как мыслительный орган, но и как активатор и координатор всей эндокринной системы. То есть — это комплексная реакция: если человек понравился, то начинается выброс гормонов. Ингредиенты «коктейля» влюбленности Дофамин — гормон целеустремленности и концентрации, он заставляет добиваться цели, стремиться к полному обладанию. Серотонин — когда отношения только зарождаются, его выработка снижается. Это связано со страхом — а вдруг чувства не взаимны? Так и появляются тревожность, перепады настроения, которые могут быть спровоцированы одним-единственным взглядом, улыбкой, звонком или смс. Эндорфины — благодаря им формируется ощущение благополучия и защищенности. Поцелуи, объятия  — и эндорфинный завод работает на полную катушку. Адреналин — увеличивает возможности человека в нестандартных ситуациях. Поэтому влюбленным кажется, что они могут свернуть горы.  Во время сильной влюбленности уровень адреналина в 10 раз превышает норму и в 3 раза выше, чем при инфаркте. Кортизол — подавляет воспаление в организме, но одновременно с этим ослабляет иммунитет. Поэтому влюбленным проще слечь с простудой. 

Поговорим о чувствах с научной точки зрения.  Влюбленным человеком управляют гормоны.   Какие из них играют роль маленьких купидонов, знает наш эксперт. У нас в гостях врач-эндокринолог  Владислав Морозик.

По каким параметрам мы анализируем понравившегося нам человека?

55% — язык тела. Это означает, что мозг подсознательно отслеживает движения тела потенциального партнера и по ним определяет насколько он/она подходит, а также ищет ответные сигналы, которые указывают  на заинтересованность с обратной стороны.

38% — голос и его тон, а также изменение частоты.

7% — реакция на высказывания партнера и выбор слов.

Существует мнение, что в человека можно влюбиться даже на уровне запаха. У каждого человека феромоны имеют особенный запах, для партнера они больше важны в тот момент, когда наступает физическая близость.
 

Как себя проявляет влюбленность?  

  • Румянец
  • Блеск в глазах
  • Трепет сердца 
  • «Бабочки» в животе
  • Чувство полета
  • Дрожь в коленках
  • Мокрые ладони
  • Опьянение 

Давайте посмотрим, как работает влюбленность внутри нашего организма. 

На какие органы влияет чувство влюбленности?

  • Мозг — у влюбленных сильнее, чем у остальных, активированы участки мозга, которые связаны с системой вознаграждения и мотивации — это обусловлено действием гормонов.
  • Сердце — усиливается кровоток и сердцебиение, поскольку повышается выработка гормонов стресса. Из-за этого же учащается дыхание, усиливается потоотделение: могут потеть ладони, бывают легкие головокружения.
  • Кишечник — гормоны стресса вызывают сужение кровеносных сосудов в области кишечника. Легкие спазмы, возникающие из-за этого, создают ощущение «бабочек» в животе.

  • Желудок, печень и поджелудочная — из-за стресса  повышается уровень глюкозы и усиливается выработка энергии. Благодаря этому влюбленные не чувствуют усталости, им не хочется спать и снижается аппетит. В то же время ускоряется расщепление жиров, и таким образом любовь помогает худеть лучше всяких диет.
  • Надпочечники /яичники — надпочечники вырабатывают определенные гормоны, но это происходит как ответ на определенные раздражители. Всем управляет наш мозг. Поэтому все-таки правильнее сказать, что за влюбленность отвечает мозг. Но не только как мыслительный орган, но и как активатор и координатор всей эндокринной системы. То есть — это комплексная реакция: если человек понравился, то начинается выброс гормонов.

Ингредиенты «коктейля» влюбленности


  • Дофамин — гормон целеустремленности и концентрации, он заставляет добиваться цели, стремиться к полному обладанию.
  • Серотонин — когда отношения только зарождаются, его выработка снижается. Это связано со страхом — а вдруг чувства не взаимны? Так и появляются тревожность, перепады настроения, которые могут быть спровоцированы одним-единственным взглядом, улыбкой, звонком или смс.
  • Эндорфины — благодаря им формируется ощущение благополучия и защищенности. Поцелуи, объятия  — и эндорфинный завод работает на полную катушку.

  • Адреналин — увеличивает возможности человека в нестандартных ситуациях. Поэтому влюбленным кажется, что они могут свернуть горы.  Во время сильной влюбленности уровень адреналина в 10 раз превышает норму и в 3 раза выше, чем при инфаркте.
  • Кортизол — подавляет воспаление в организме, но одновременно с этим ослабляет иммунитет. Поэтому влюбленным проще слечь с простудой. 

Как влюбленность влияет на наш организм: от «бабочек» в животе до синдрома разбитого сердца

Что происходит с нашим организмом, когда мы влюбляемся, правда ли, что существует «синдром разбитого сердца» и как нежные чувства помогают в борьбе с вирусами?  

Есть ли разница между любовью и влюбленностью?

Фото: unsplash.com

Любовь и влюбленность – это два разных чувства, и для того чтобы понять их природу, не нужно быть мудрецом или философом. Их отличие кроется в том, что во время влюбленности мы обращаем больше внимания на свои ощущения, в то время как любовь заставляет думать и заботиться о том, кого, выражаясь на языке романтики, выбрало наше сердце.

Психологи говорят, что влюбленность – чувство поверхностное, для него характерна идеализация партнера, желание им полностью обладать и быть рядом каждую секунду. Она же вызывает страсть и вдохновение, которые распространяются на другие сферы жизни и рождают желание писать картины, стихи или путешествовать с одним рюкзаком за плечами  главное, чтобы ОН был рядом.

Люди, которые находятся в отношениях достаточно долго, видят не только положительные, но и отрицательные стороны друг друга и умеют их принимать. На этом этапе между партнерами пропадает конкуренция и появляется поддержка, готовность жертвовать своим временем и другими ресурсами.

Если вкратце, то влюбленность психологи относят к эмоциям, а любовь – уже к чувствам.

Любовь – это болезнь?

Фото: unsplash.com

Несколько лет назад перед 14 февраля в Интернете появилась информация, что Всемирная организация здравоохранения признала любовь психическим заболеванием. Несмотря на то что этот факт стал пугающе популярным, он оказался неправдой: список всех болезний ВОЗ публикует в открытом доступе и посмотреть его может любой желающий.

А вот неспособность человека к любви на самом деле признается отклонением. Она называется гипопитуитаризмом и возникает из-за нарушения работы гипофиза. Другими словами, организм человека перестает вырабатывать гормоны, которые отвечают за эмоциональную привязанность и возможность устанавливать длительные отношения.

Как влюбленность влияет на наш организм?

Фото: unsplash.com

Неслучайно чувства, возникающие между людьми, называют химией. Любовь – это настоящий гормональный коктейль из пяти компонентов, а не только прогулки под луной, романтичные письма и милые прозвища.

Дофамин начинает вырабатываться в организме первым – именно он «притупляет» внимательность и заставляет видеть в партнере только хорошее. Восполнить его недостаток можно и во время физических нагрузок, поэтому один из самых верных способов вылечить разбитое сердце – отправиться на пробежку.

Фото: unsplash.com

Также в организм влюбленного человека вбрасывается много адреналина особо интенсивно это происходит в первые месяцы после начала отношений, когда перед свиданиями мы испытываем легкое волнение, а от каждого слова своего спутника – безумную радость.

Адреналин не только заставляет наш организм находиться в постоянном тонусе, но и понижает уровень серотонина – гормона счастья. Именно поэтому любовь это не только эйфория, но и частые переживания. «Почему он не пишет, с кем проводит вечер, правда ли задерживается на работе?» мысли, которые кажутся иррациональными, возникают в нашей голове не просто так, а из-за того, что гормоны вступают в реакцию и толкают нас на странные поступки.

Окситоцин начинает вырабатываться немного позже других гормонов – он отвечает не только за сексуальное желание, но и за чувство доверия и защищенности, которое приходит на смену безрассудному обожанию. Еще ученые считают, что окситоцин влияет на моногамию – чем выше его концентрация у обоих партнеров, тем крепче будет пара.

Эндорфины вырабатываются уже при непосредственном физическом контакте – во время поцелуев, объятий и секса и приносят ощущения благополучия и защищенности. Но одними гормонами влияние любви на наш организм не ограничивается.

Ученые говорят, что это чувство активизирует много новых рецепторов мозга и повышает его активность, снижает артериальное давление, частоту сердечных сокращений и даже чувствительность к боли, улучшает цвет лица, минимизирует риск психических заболеваний и повышает стрессоустойчивость. Кроме этого, есть и негативные последствия: у некоторых влюбленных снижается качество сна и появляется легкая рассеянность.

Еще любовь «будит» гены, которые вырабатывают определенный вид белка – он повышает иммунитет и борется с инфекциями, а это сейчас очень актуально. Рассчитывать на любовь как на единственную меру предосторожности перед коронавирусом мы все-таки не советуем, но в тандеме с мытьем рук и карантином она принесет только пользу.

А если она не взаимная?

Фото: unsplash.com

Одни специалисты говорят, что безответная любовь наносит организму непоправимый вред, а другие что она даже полезна. Считается, что, если человек, который нам нравится, не отвечает взаимностью, из всех «романтичных» гормонов в организме вырабатывается только дофамин. Его избыток вызывает стресс, нарушение сна и депрессию. Также неразделенные чувства могут стать катализатором психологических болезней, которые в обычных условиях никак не проявляются, поэтому, если ваше состояние начинает выходить из-под контроля, поговорите об этом с психологом.

При несчастной любви врачи советуют не концентрироваться на негативных чувствах, а отвлечься от них: например, заняться спортом, искусством или сменить обстановку.

Что происходит при расставании?

Фото: unsplash.com

Во время расставания с близким человеком весь налаженный физиологический цикл из гормонов и их реакций внезапно обрывается. Это нарушает концентрацию веществ в крови и вызывает чувство тревожности и неудовлетворенности, которое может привести к апатии. Кроме того, ученые считают, что расставание активирует некоторые химические реакции мозга, которые могут привести к ощущениям настоящей физической боли.

Разбитое сердце – это не выдумки средневековых романтиков, а подтвержденный медицинский синдром, который называется «такоцубо». Этот сбой в работе сердечной мышцы возникает из-за сильных переживаний и даже может привести к летальному исходу.

Страдать и чувствовать опустошенность в первое время после расставания с любимым человеком – это нормально, главное не допустить, чтобы грусть переросла в депрессию. 

Оказывается, любить и быть любимым – это не только приятно, но и полезно для здоровья, поэтому смело поддаемся влиянию весны и становимся активными, продуктивными и счастливыми.

Быть в курсе!

Раз в неделю делимся статьями и новостями на темы моды, красоты, осознанности и жизни звезд

Статьи по теме:

Как развить эмоциональный интеллект: 4 простых шага

7 музеев, которые можно посетить виртуально прямо сейчас (и коронавирус не помеха)

Хатха, бикрам или табата: как выбрать «свою» йогу

Ученые выяснили, когда «гормон любви» вызывает агрессию

Окситоцин вызывает не только привязанность, но и агрессию — все зависит от условий, в которых он вырабатывается, и характера, выяснили израильские ученые. Это ставит под вопрос восприятие окситоцина как «гормона любви» — скорее, он просто обостряет те или иные проявления социального поведения.

Пандемия заставила семейные пары проводить много времени вместе, и если для одних это стало поводом освежить чувства, то других привело к ссорам и разводу. Дело может быть в окситоцине — как предполагают нейробиологи из израильского Института Вейцмана, он не только помогает формировать привязанность, но и приводит к агрессии. «Газета.Ru» ознакомилась с выводами исследования, опубликованного в журнале Neuron.

Окситоцин называют «гормоном любви, привязанности и нежности» — ряд исследований показывает, что он вызывает чувство удовлетворения, снижения тревоги и спокойствия рядом с партнером. Но большинство выводов основаны на исследованиях животных. Эксперименты на людях показывают довольно неоднозначные результаты.

Однако эксперименты на животных проводятся в основном в лабораторных условиях и сводятся к наблюдениям в контролируемой среде.

Это позволяет делать лишь приблизительные выводы о том, как нейромедиаторы работают вне смоделированных поведенческих экспериментов.

Чтобы выяснить это, команда специалистов создала экспериментальную установку для мышей, условия в которой были приближены к естественным. В отличие от обычных лабораторных мышей, здесь у животных была возможность исследовать различные объекты и взаимодействовать с ними. Активность мышей круглосуточно отслеживалась с помощью камер. Это не первая попытка создать для животных схожую с естественной среду, однако здесь ученые также использовали оптогенетику — метод, позволяющий активировать определенные нейроны с помощью света.

Ученые ввели в мозг мышам специальные белки, способствующие выработке окситоцина. С помощью специального устройства они активировали необходимые нейроны, повышая их чувствительность к окситоцину.

«Нашей основной целью было достичь наилучшего баланса, при котором мы можем держать животных в условиях, близких к естественным, при этом имея возможность изучать функции мозга», — отмечают авторы работы.

Обычно в экспериментальных установках животным не хватает стимулов, а измерения ведутся всего несколько минут, поясняют они. Здесь же у исследователей была возможность наблюдать за почти естественной социальной динамикой по несколько дней.

Изучение роли окситоцина стало своеобразным тест-драйвом новой системы. Считалось, что окситоцин играет важную роль в просоциальном поведении — по крайней мере, на это указывали выводы большинства более ранних исследований. Однако часть предыдущих экспериментов показала довольно противоречивые результаты, поэтому гипотеза оказалась следующей — окситоцин, вероятно, усиливает восприятие социальных сигналов, а будет ли поведение животного просоциальным или антисоциальным, зависит от его характера и окружающих условий.

В качестве контрольной группы ученые использовали мышей, находившихся в обычных лабораторных условиях, без дополнительных стимулов и возможности исследовать какие-либо предметы.

В полуестественной среде, когда восприимчивость к окситоцину повышалась, мыши сначала проявляли интерес друг другу, но вскоре он сменялся раздражением и агрессией. Однако в лабораторных условиях агрессия, наоборот, снижалась.

«В естественной среде мы бы увидели воинственное поведение, потому что животным нужно бороться за территорию и пищу, — отмечают исследователи. — То есть, социальные условия благоприятствуют конкуренции и агрессии. Но в лабораторных условиях иная социальная обстановка, и окситоцин дает другой эффект».

Если «гормон любви» — на самом деле «гормон социального поведения», то что это значит для его фармацевтического применения? Хотя окситоцин предлагается использовать при терапии аутизма и некоторых других расстройств, возможно, он оказывает совсем не тот эффект, на который рассчитывают врачи.

«Как показали предыдущие эксперименты, окситоцин участвует в таких аспектах социального поведения, как зрительный контакт или ощущение близости, — говорит Ноа Эрен, одна из авторов исследования. —

Но наша работа показывает, что он не приводит к безусловному улучшению коммуникабельности. Его воздействие зависит как от контекста, так и от личности».

Это означает, что для терапевтического применения окситоцина требуется изучить гораздо больше нюансов, поясняет Эрен. Для начала нужно разобраться, как он на самом деле работает в естественной среде у животных. И только потом пытаться делать выводы о людях.

Что вызывает в вас слово «любовь»?

Что-то счастливое, грустное. хорошо или плохо?

Слово любовь обладает большой силой. Это вызывает у каждого из нас разную реакцию.

Само слово имеет уникальный резонанс, создаваемый нашей ассоциацией с ним. Все слова имеют резонанс. Нет ничего более могущественного, чем ЛЮБОВЬ.

Зверства совершаются во имя любви . «Я люблю тебя; поэтому я должен наказать тебя, чтобы (контролировать тебя) и показать тебе ошибку твоего пути.»

Войны ярости от любви Бога и страны.

Любовь может граничить с контролем, но не может быть, когда она ведет ребенка к тому, чтобы стать взрослым, уважающим человечество.

Все способы, которыми ЛЮБОВЬ вызывает в вас отклик, связаны с вашим опытом с ней.

Коринфянам 13: 4-8. Новая международная версия (NIV) утверждает:

Любовь терпелива; любовь добра. Не завидую
не хвастается; это не гордо.
Это не бесчестит других; он не корыстный
Его нелегко разозлить; он не записывает ошибок.
Любовь не радуется злу, но радуется истине.
Всегда защищает, всегда доверяет, всегда надеется, всегда упорствует.
Любовь никогда не перестает.

Отложив в сторону любые чувства, вызванные вашей историей с этим стихом, открыты ли вы чистой Любви Духа? Сможете ли вы подняться над своими предыдущими встречами с тем, что мужчина создал во имя любви? И откройтесь любви, которая не определяется вашими предыдущими встречами с ней.

Чистый смысл этого слова находится в сердце, открытом для него.У нас нет языка, чтобы это определить. Просто возможность испытать это.

Мои первоначальные мысли при написании этого блога заключались в том, чтобы подчеркнуть, как «слово» может иметь для всех нас разные значения, ассоциируясь с ним. Вы слышите слова, которые вызывают хорошие, плохие или нейтральные чувства, и реагируете. Эмоциональные реакции на слова, на сам язык могут оказаться в ловушке внутри вас, удерживая вас в рамках, которые ограничивают.

Я узнал об этом во время курса, который преподавал. У каждого человека было свое понимание, исходя из своей истории со словом «любовь».И другие слова, такие как доверие и даже слово цель. Который я даже не использовал, но услышал, когда спросил, что каждый человек видит своим будущим.

Если вам нужна помощь в изменении вашей ассоциации со словами, которые ограничивают, включая любовь, для меня будет честью сделать это. Оба кода эмоций и код тела может помочь.

Запланировать сеанс Cегодня.

10 эмоций, которые вызывают настоящие отношения

КАРАЧИ: Хотя отношения часто могут приводить к ощущению абсолютного блаженства, они также являются причиной наших самых печальных и печальных моментов.В те не самые лучшие времена принято думать, что отношения провалились, вам не суждено быть вместе или что вы просто не знаете, как быть с кем-то близким. Однако на самом деле это лучшие отношения, которые включают в себя столько же негативных чувств, сколько и позитивных. Согласно материалам Elite Daily и 973fm.com.au , вам следует принять следующие чувства.

1. Нервозность

Будь то дрожь каждый раз, когда вы встречаетесь с их семьей, бабочки перед обычным ужином или болезненное ощущение в животе, когда ваш партнер уже несколько дней не ведет себя так, как обычно, сладко, или их беспокойство вызывает у вас стресс — просто потому, что вам комфортно, это не значит, что вы не превращаетесь в нервную катастрофу при виде одного пропущенного звонка (или отсутствия звонков).Это просто напоминание о том, как много они для вас значат.

2. Печаль

Печаль и боль являются частью отношений и столь же важны, как счастье и гармония. Вы не сможете наслаждаться подъемами, если не испытали раздражающие и душераздирающие падения. Печаль — определенно не конец отношений. Фактически, это делает вашу связь сильнее.

3. Дискомфорт

Раскрытие своих чувств и неуверенности должно быть неудобным, однако это чувство дискомфорта быстро сменяется облегчением, когда вы наблюдаете, как ваш партнер принимает ваше худшее «я» и все те вещи, которые, как вы думали, вы никогда не сможете продемонстрировать. кому-либо.Чтобы оценить, когда у вас нет причин так чувствовать, нужно чувствовать себя некомфортно и находиться вне зоны комфорта, поскольку ваш партнер принимает на себя все ваши неуверенности.

4. Гнев

Искренние отношения приходят с честной борьбой. Громкие споры, жаркие дискуссии, разногласия и приступы гнева — неизбежные побочные эффекты страсти и привязанности. Однако драки никогда не бывают бессмысленными. Они полны цели и разума. Здоровые пары никогда не борются из-за драмы или внимания, а стремятся к разрешению.Итак, вперед, сражайтесь и становитесь сильнее.

5. Истощение

Вы устали от того, что не спите всю ночь, думая о них, или от того, что проведете день с их родителями, или устали от ужина для своих коллег и устали от развлечения их друзей — тех, кого вы носите Не обязательно слишком много? Ощущение беспомощности от того, что вы отдаете все, что у вас есть, этому одному человеку, является признаком отношений, которые определенно реальны.

6.Обидчивость

За взаимным уважением, восхищением и общим обожанием приходит легкий невротизм. Вы не можете любить кого-то и в то же время не бояться его или ее из-за власти, которую он или она держит над вами — потому что у этого человека есть способность бросить ваше сердце обратно вам в лицо, чтобы сбросить вас с высочайшего уровня ты когда-либо был. Итак, чувство раздражительности и беспокойства — это нормально и доказывает, что вы действуете из искренних побуждений.

7. Уродливый

Вы хотите быть без макияжа, с жирными волосами и в мешковатой пижаме? Если вам лень рядом с партнером, а он все еще без жалоб… это успех. Но что еще более важно, если вы можете быть самим собой с кем-то, как если бы вы не приукрашивали себя, как если бы вы встречались с другими людьми, у вас прочные отношения. Чувствовать себя непривлекательным, сознательно открывать кому-то свое самое грубое «я» — это прекрасно. Это просто означает, что вы достигли уровня комфорта, который приходит только с ношением некрасивого.

8. Разочарование

Когда он / она не пишет вам в течение часа, когда вы скучаете по нему / ей и ничего не можете с этим поделать, когда вы хотите, чтобы он / она испытали все вместе с вами — от жирного Китайская еда на вынос ужасного фильма, который показывают по телевизору… Разочарование должно быть не из-за вашего партнера, а из-за того, что вы не находитесь с ним / ней. Если вы не разочарованы тем, кого любите, значит, вы на самом деле не влюблены.

9. Наивность

Отношения заключаются не в том, чтобы все было правильно, а в осознании того, что вы можете ошибаться и ошибаться. Речь идет об обучении, росте и понимании того, что на самом деле вы не знаете всего. Речь идет обо всем, чему вы должны учить и, тем более, чему научиться у партнера. Но вы двое можете исследовать мир вместе, позволяя урокам и опыту сблизить вас.

10. Уязвимость

Ваши чувства полностью обнажены, безжизненны и находятся на линии огня. Вы отдали своему партнеру свое сердце и надеетесь, что он / она не уронит его. Вы дали ему / ей больше, чем вы думали, и надеетесь, что тот, кого вы любите, не бросит это вам обратно в лицо. Как вы хороши в друзьях, вы знаете, что есть шанс пойти в обход. Эта уязвимость может со временем исчезнуть, но она всегда остается в глубине души. Нельзя по-настоящему любить кого-то, не боясь потерять.

Опубликовано в The Express Tribune 5 мая th , 2015.

Мне нравится Life & Style на Facebook , Следите за новостями @ETLifeandStyle в Twitter. в моде, сплетнях и развлечениях.

Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

Аннотация

Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например,g., после разрыва) или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях). Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви. Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые.Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная повышающая регуляция любви с использованием переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности. Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции.Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти результаты подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

Введение

Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворение жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство для одного человека, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

Несмотря на то, что это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении и понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель состояла в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезной для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — это единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регулирования любви и хорошо зарекомендовавшей себя концепцией регулирования эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, в то время как ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств, в свою очередь, может повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регулирующей целью: понижающая регуляция эмоций снижает амплитуду LPP, в то время как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и в результате будет мотивировано внимание к ним. (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.

Исследование 1 — Методы

Участники

Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

Процедура

Сначала участники ответили на несколько вопросов об их любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы влюбленности и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

Анализы

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом и увлечение, любовь в целом и привязанность, увлечение или привязанность, я и люди в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

Ответы на четыре вопроса открытой стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

Таблица 1

Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства
Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
Дистракция 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
Еда / курение 3 (9%) 902 43 0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
Экспресс-эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
Нет уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

Таблица 2

Количество и процент участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви
Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
Переоценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
Доверие 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

Исследование 1 — Результаты

Характеристики участников

У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

Таблица 3

Характеристики участников.

Средние (диапазоны в скобках).

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9011 207) t (38) p
Срок действия известного любимого / партнера [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 ​​ 0,69
Время с момента возникновения любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
Продолжительность отношений [месяцев] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 ,35
Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
Оценка прикрепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 ,10
Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) –1,2 .24
Отрицательный эффект, в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 ,58

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники не воспринимают любовные чувства как ни одно из контролируемых. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем с увлечением, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

Таблица 4

Среднее значение (СО) воспринимаемого контроля над семью аспектами любви.

4,1 (1,5) 4,1 (1,5)
Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва ( n )
Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
Увлечение 4,4 (1,4) 4,4 (1,4) 4.2 (1,7)
Приспособление 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
Самостоятельная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

Промежуточное обсуждение

Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты на более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

Исследование 2 — методы

Участники

Двадцать участников, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из общины Университета Эразмус в Роттердаме в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

Анкеты

Помимо вопросов об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

Stimuli

Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральными стимулами были 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

Задание на регулирование любви

Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, пока их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) записывалась.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было предложено регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижающему регулированию заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера включает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

Запись и предварительная обработка ЭЭГ

ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl накладывались на кожу головы с помощью головного колпачка (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с использованием сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; крутизна 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

Статистический анализ

Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсиях между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв отношений). ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, поскольку они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t -тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

Исследование 2 — результаты

Характеристики группы

У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект за последние две недели и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что предполагает, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба p s <0,001. Кроме того, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект интенсивности / объекта, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали, что больше контролируют интенсивность своих любовных чувств, чем объект. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой не был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не отличался между отношениями. и группы распада.

Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, r (38) = 0,29, p = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

Диаграммы рассеяния, отображающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы чувствовать себя лучше, в то время как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого / отношений использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, обдумывая негативные сценарии будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Голландии, чем в выборке из США в исследовании 1.

Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) занятия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (например, регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

Рейтинги

См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

Рейтинг влюбленности, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

Блоки просмотра

Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения, F (1,38) = 26,8, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 7.9, p = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала большее возбуждение после пассивного просмотра партнера, чем после нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает, что эти две группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента, F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство влечения и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

Положительное и отрицательное влияние

См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

Блоки просмотра

Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали основной эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений испытала более положительный эффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный эффект показал основные эффекты изображения, F (1,38) = 9,6, p = 0,004, и группы, F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе взаимоотношений, но отрицательный — в группе расставания, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Положительный эффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышающей регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. регулируется предписанной любовью, все p s>.17. Отрицательный эффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

Потенциалы, связанные с событием

Блоки просмотра

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнеров и нейтральных изображений в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывало на то, что ответ ERP партнеру по сравнению с нейтральными изображениями не отличался между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображения партнера и нейтральным изображением, отдельно для обеих групп.

Блоки регулирования

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект Регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регулирование x Каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным в отношении повышающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба p s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регулирование x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения: p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс было взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, как p, s <0,041, так и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP по понижающей регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация в амплитудах ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, выпадающей точки данных (т. Е. Эффект повышения регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще больше и значительнее после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, p = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников показывали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

Обсуждение

Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую контролируемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком статистически консервативными в этом исследовательском исследовании, мы не исправили количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно влияет на когнитивное и социальное функционирование [21], поэтому оно не может быть адаптивной стратегией для регулирования любовных чувств.

Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто бывает во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивает сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали важность общения / честности и начала (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Следовательно, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в данных обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

В четырех открытых стратегических вопросах мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценивали эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Когда участникам было дано указание регулировать любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня влечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровней увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может быть использовано для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить то, насколько положительным, отрицательным или возбужденным они себя чувствовали.

Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительного и более отрицательного аффекта после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку подавление любовных чувств к нынешнему давнему партнеру обычно нежелательно. Тем не менее, участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или воображения негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы обнаружить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым показателем интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру. Поскольку более сильные любовные чувства могут привести к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

Понижающая регуляция любви уменьшала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые находились в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражено амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300-400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к уменьшению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый паттерн напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию в блокированном, а не смешанном виде [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

Это первое в своем роде исследование дает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышение и понижение любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого человека. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

Абстракция

Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная повышающая регуляция любви с использованием переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти результаты подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

Введение

Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворение жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство для одного человека, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

Несмотря на то, что это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении и понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель состояла в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезной для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — это единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регулирования любви и хорошо зарекомендовавшей себя концепцией регулирования эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, в то время как ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств, в свою очередь, может повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регулирующей целью: понижающая регуляция эмоций снижает амплитуду LPP, в то время как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и в результате будет мотивировано внимание к ним. (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.

Исследование 1 — Методы

Участники

Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

Процедура

Сначала участники ответили на несколько вопросов об их любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы влюбленности и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

Анализы

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом и увлечение, любовь в целом и привязанность, увлечение или привязанность, я и люди в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

Ответы на четыре вопроса открытой стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

Таблица 1

Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства
Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
Дистракция 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
Еда / курение 3 (9%) 902 43 0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
Экспресс-эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
Нет уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

Таблица 2

Количество и процент участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви
Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
Переоценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
Доверие 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

Исследование 1 — Результаты

Характеристики участников

У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

Таблица 3

Характеристики участников.

Средние (диапазоны в скобках).

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9011 207) t (38) p
Срок действия известного любимого / партнера [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 ​​ 0,69
Время с момента возникновения любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
Продолжительность отношений [месяцев] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 ,35
Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
Оценка прикрепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 ,10
Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) –1,2 .24
Отрицательный эффект, в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 ,58

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники не воспринимают любовные чувства как ни одно из контролируемых. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем с увлечением, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

Таблица 4

Среднее значение (СО) воспринимаемого контроля над семью аспектами любви.

4,1 (1,5) 4,1 (1,5)
Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва ( n )
Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
Увлечение 4,4 (1,4) 4,4 (1,4) 4.2 (1,7)
Приспособление 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
Самостоятельная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

Промежуточное обсуждение

Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты на более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

Исследование 2 — методы

Участники

Двадцать участников, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из общины Университета Эразмус в Роттердаме в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

Анкеты

Помимо вопросов об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

Stimuli

Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральными стимулами были 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

Задание на регулирование любви

Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, пока их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) записывалась.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было предложено регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижающему регулированию заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера включает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

Запись и предварительная обработка ЭЭГ

ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl накладывались на кожу головы с помощью головного колпачка (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с использованием сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; крутизна 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

Статистический анализ

Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсиях между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв отношений). ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, поскольку они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t -тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

Исследование 2 — результаты

Характеристики группы

У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект за последние две недели и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что предполагает, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба p s <0,001. Кроме того, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект интенсивности / объекта, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали, что больше контролируют интенсивность своих любовных чувств, чем объект. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой не был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не отличался между отношениями. и группы распада.

Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, r (38) = 0,29, p = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

Диаграммы рассеяния, отображающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы чувствовать себя лучше, в то время как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого / отношений использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, обдумывая негативные сценарии будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Голландии, чем в выборке из США в исследовании 1.

Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) занятия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (например, регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

Рейтинги

См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

Рейтинг влюбленности, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

Блоки просмотра

Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения, F (1,38) = 26,8, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 7.9, p = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала большее возбуждение после пассивного просмотра партнера, чем после нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает, что эти две группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента, F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство влечения и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

Положительное и отрицательное влияние

См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

Блоки просмотра

Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали основной эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений испытала более положительный эффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный эффект показал основные эффекты изображения, F (1,38) = 9,6, p = 0,004, и группы, F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе взаимоотношений, но отрицательный — в группе расставания, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Положительный эффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышающей регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. регулируется предписанной любовью, все p s>.17. Отрицательный эффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

Потенциалы, связанные с событием

Блоки просмотра

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнеров и нейтральных изображений в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывало на то, что ответ ERP партнеру по сравнению с нейтральными изображениями не отличался между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображения партнера и нейтральным изображением, отдельно для обеих групп.

Блоки регулирования

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект Регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регулирование x Каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным в отношении повышающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба p s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регулирование x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения: p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс было взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, как p, s <0,041, так и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP по понижающей регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация в амплитудах ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, выпадающей точки данных (т. Е. Эффект повышения регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще больше и значительнее после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, p = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников показывали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

Обсуждение

Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую контролируемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком статистически консервативными в этом исследовательском исследовании, мы не исправили количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно влияет на когнитивное и социальное функционирование [21], поэтому оно не может быть адаптивной стратегией для регулирования любовных чувств.

Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто бывает во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивает сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали важность общения / честности и начала (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Следовательно, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в данных обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

В четырех открытых стратегических вопросах мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценивали эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Когда участникам было дано указание регулировать любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня влечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровней увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может быть использовано для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить то, насколько положительным, отрицательным или возбужденным они себя чувствовали.

Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительного и более отрицательного аффекта после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку подавление любовных чувств к нынешнему давнему партнеру обычно нежелательно. Тем не менее, участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или воображения негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы обнаружить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым показателем интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру. Поскольку более сильные любовные чувства могут привести к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

Понижающая регуляция любви уменьшала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые находились в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражено амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300-400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к уменьшению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый паттерн напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию в блокированном, а не смешанном виде [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

Это первое в своем роде исследование дает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышение и понижение любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого человека. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

Абстракция

Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная повышающая регуляция любви с использованием переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти результаты подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

Введение

Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворение жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство для одного человека, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

Несмотря на то, что это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении и понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель состояла в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезной для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — это единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регулирования любви и хорошо зарекомендовавшей себя концепцией регулирования эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, в то время как ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств, в свою очередь, может повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регулирующей целью: понижающая регуляция эмоций снижает амплитуду LPP, в то время как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и в результате будет мотивировано внимание к ним. (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.

Исследование 1 — Методы

Участники

Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

Процедура

Сначала участники ответили на несколько вопросов об их любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы влюбленности и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

Анализы

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом и увлечение, любовь в целом и привязанность, увлечение или привязанность, я и люди в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

Ответы на четыре вопроса открытой стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

Таблица 1

Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства
Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
Дистракция 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
Еда / курение 3 (9%) 902 43 0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
Экспресс-эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
Нет уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

Таблица 2

Количество и процент участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви
Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
Переоценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
Доверие 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

Исследование 1 — Результаты

Характеристики участников

У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

Таблица 3

Характеристики участников.

Средние (диапазоны в скобках).

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9011 207) t (38) p
Срок действия известного любимого / партнера [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 ​​ 0,69
Время с момента возникновения любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
Продолжительность отношений [месяцев] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 ,35
Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
Оценка прикрепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 ,10
Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) –1,2 .24
Отрицательный эффект, в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 ,58

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники не воспринимают любовные чувства как ни одно из контролируемых. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем с увлечением, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

Таблица 4

Среднее значение (СО) воспринимаемого контроля над семью аспектами любви.

4,1 (1,5) 4,1 (1,5)
Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва ( n )
Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
Увлечение 4,4 (1,4) 4,4 (1,4) 4.2 (1,7)
Приспособление 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
Самостоятельная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

Промежуточное обсуждение

Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты на более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

Исследование 2 — методы

Участники

Двадцать участников, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из общины Университета Эразмус в Роттердаме в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

Анкеты

Помимо вопросов об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

Stimuli

Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральными стимулами были 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

Задание на регулирование любви

Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, пока их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) записывалась.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было предложено регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижающему регулированию заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера включает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

Запись и предварительная обработка ЭЭГ

ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl накладывались на кожу головы с помощью головного колпачка (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с использованием сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; крутизна 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

Статистический анализ

Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсиях между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв отношений). ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, поскольку они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t -тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

Исследование 2 — результаты

Характеристики группы

У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект за последние две недели и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что предполагает, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба p s <0,001. Кроме того, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект интенсивности / объекта, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали, что больше контролируют интенсивность своих любовных чувств, чем объект. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой не был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не отличался между отношениями. и группы распада.

Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, r (38) = 0,29, p = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

Диаграммы рассеяния, отображающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы чувствовать себя лучше, в то время как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого / отношений использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, обдумывая негативные сценарии будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Голландии, чем в выборке из США в исследовании 1.

Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) занятия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (например, регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

Рейтинги

См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

Рейтинг влюбленности, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

Блоки просмотра

Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения, F (1,38) = 26,8, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 7.9, p = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала большее возбуждение после пассивного просмотра партнера, чем после нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает, что эти две группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента, F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство влечения и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

Положительное и отрицательное влияние

См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

Блоки просмотра

Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали основной эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений испытала более положительный эффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный эффект показал основные эффекты изображения, F (1,38) = 9,6, p = 0,004, и группы, F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе взаимоотношений, но отрицательный — в группе расставания, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Положительный эффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышающей регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. регулируется предписанной любовью, все p s>.17. Отрицательный эффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

Потенциалы, связанные с событием

Блоки просмотра

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнеров и нейтральных изображений в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывало на то, что ответ ERP партнеру по сравнению с нейтральными изображениями не отличался между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображения партнера и нейтральным изображением, отдельно для обеих групп.

Блоки регулирования

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект Регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регулирование x Каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным в отношении повышающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба p s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регулирование x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения: p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс было взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, как p, s <0,041, так и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP по понижающей регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация в амплитудах ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, выпадающей точки данных (т. Е. Эффект повышения регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще больше и значительнее после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, p = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников показывали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

Обсуждение

Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую контролируемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком статистически консервативными в этом исследовательском исследовании, мы не исправили количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно влияет на когнитивное и социальное функционирование [21], поэтому оно не может быть адаптивной стратегией для регулирования любовных чувств.

Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто бывает во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивает сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали важность общения / честности и начала (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Следовательно, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в данных обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

В четырех открытых стратегических вопросах мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценивали эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Когда участникам было дано указание регулировать любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня влечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровней увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может быть использовано для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить то, насколько положительным, отрицательным или возбужденным они себя чувствовали.

Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительного и более отрицательного аффекта после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку подавление любовных чувств к нынешнему давнему партнеру обычно нежелательно. Тем не менее, участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или воображения негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы обнаружить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым показателем интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру. Поскольку более сильные любовные чувства могут привести к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

Понижающая регуляция любви уменьшала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые находились в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражено амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300-400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к уменьшению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый паттерн напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию в блокированном, а не смешанном виде [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

Это первое в своем роде исследование дает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышение и понижение любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого человека. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

Абстракция

Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная повышающая регуляция любви с использованием переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти результаты подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

Введение

Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворение жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство для одного человека, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

Несмотря на то, что это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении и понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель состояла в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезной для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — это единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регулирования любви и хорошо зарекомендовавшей себя концепцией регулирования эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, в то время как ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств, в свою очередь, может повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регулирующей целью: понижающая регуляция эмоций снижает амплитуду LPP, в то время как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и в результате будет мотивировано внимание к ним. (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.

Исследование 1 — Методы

Участники

Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

Процедура

Сначала участники ответили на несколько вопросов об их любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы влюбленности и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

Анализы

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом и увлечение, любовь в целом и привязанность, увлечение или привязанность, я и люди в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

Ответы на четыре вопроса открытой стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

Таблица 1

Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства Почувствуйте себя лучше, когда разбито сердце Уменьшите любовные чувства
Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
Дистракция 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
Еда / курение 3 (9%) 902 43 0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
Экспресс-эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
Нет уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

Таблица 2

Количество и процент участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва (9020 = 20117 n 90 )
Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви Поддержание долгосрочных отношений Предотвращение упадка любви
Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
Переоценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
Доверие 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

Исследование 1 — Результаты

Характеристики участников

У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

Таблица 3

Характеристики участников.

Средние (диапазоны в скобках).

Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва (9011 207) t (38) p
Срок действия известного любимого / партнера [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 ​​ 0,69
Время с момента возникновения любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
Продолжительность отношений [месяцев] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 ,35
Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
Оценка прикрепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 ,10
Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) –1,2 .24
Отрицательный эффект, в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 ,58

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники не воспринимают любовные чувства как ни одно из контролируемых. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем с увлечением, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

Таблица 4

Среднее значение (СО) воспринимаемого контроля над семью аспектами любви.

4,1 (1,5) 4,1 (1,5)
Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
Группа отношений ( n = 20) Группа разрыва ( n )
Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
Увлечение 4,4 (1,4) 4,4 (1,4) 4.2 (1,7)
Приспособление 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
Самостоятельная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

Промежуточное обсуждение

Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты на более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

Исследование 2 — методы

Участники

Двадцать участников, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из общины Университета Эразмус в Роттердаме в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

Анкеты

Помимо вопросов об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

Stimuli

Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральными стимулами были 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

Задание на регулирование любви

Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, пока их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) записывалась.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было предложено регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижающему регулированию заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера включает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

Запись и предварительная обработка ЭЭГ

ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl накладывались на кожу головы с помощью головного колпачка (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с использованием сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; крутизна 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

Статистический анализ

Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсиях между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв отношений). ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, поскольку они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t -тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

Исследование 2 — результаты

Характеристики группы

У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект за последние две недели и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

Воспринимаемый контроль

Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что предполагает, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба p s <0,001. Кроме того, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект интенсивности / объекта, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали, что больше контролируют интенсивность своих любовных чувств, чем объект. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой не был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не отличался между отношениями. и группы распада.

Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, r (38) = 0,29, p = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

Диаграммы рассеяния, отображающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

Стратегии

См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы чувствовать себя лучше, в то время как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого / отношений использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, обдумывая негативные сценарии будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Голландии, чем в выборке из США в исследовании 1.

Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) занятия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (например, регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

Рейтинги

См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

Рейтинг влюбленности, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

Блоки просмотра

Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения, F (1,38) = 26,8, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 7.9, p = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала большее возбуждение после пассивного просмотра партнера, чем после нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает, что эти две группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента, F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство влечения и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

Положительное и отрицательное влияние

См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

Блоки просмотра

Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали основной эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <0,001. Группа взаимоотношений испытала более положительный эффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный эффект показал основные эффекты изображения, F (1,38) = 9,6, p = 0,004, и группы, F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе взаимоотношений, но отрицательный — в группе расставания, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

Блоки регулирования

Положительный эффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышающей регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. регулируется предписанной любовью, все p s>.17. Отрицательный эффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

Потенциалы, связанные с событием

Блоки просмотра

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнеров и нейтральных изображений в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывало на то, что ответ ERP партнеру по сравнению с нейтральными изображениями не отличался между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображения партнера и нейтральным изображением, отдельно для обеих групп.

Блоки регулирования

См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект Регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регулирование x Каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным в отношении повышающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба p s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регулирование x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения: p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс было взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, как p, s <0,041, так и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP по понижающей регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация в амплитудах ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, выпадающей точки данных (т. Е. Эффект повышения регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще больше и значительнее после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, p = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников показывали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

Обсуждение

Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую контролируемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком статистически консервативными в этом исследовательском исследовании, мы не исправили количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно влияет на когнитивное и социальное функционирование [21], поэтому оно не может быть адаптивной стратегией для регулирования любовных чувств.

Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто бывает во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивает сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали важность общения / честности и начала (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Следовательно, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в данных обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

В четырех открытых стратегических вопросах мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценивали эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Когда участникам было дано указание регулировать любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня влечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровней увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может быть использовано для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить то, насколько положительным, отрицательным или возбужденным они себя чувствовали.

Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительного и более отрицательного аффекта после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку подавление любовных чувств к нынешнему давнему партнеру обычно нежелательно. Тем не менее, участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или воображения негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы обнаружить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым показателем интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру. Поскольку более сильные любовные чувства могут привести к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

Понижающая регуляция любви уменьшала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые находились в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражено амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300-400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к уменьшению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый паттерн напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию в блокированном, а не смешанном виде [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

Это первое в своем роде исследование дает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышение и понижение любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого человека. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

10 лучших способов справиться со своим гневом и снова почувствовать любовь

Что приходит на ум, когда вы думаете о любви в чистом виде? Счастье? Наверное, потому, что для многих свадьба — это высший символ любви. Хотя любовь приносит много положительных эмоций в нашу жизнь, верно и обратное. Это источник гнева. Как только вы осознаете, примете и отпустите этот гнев, вы сможете более свободно любить и встанете на путь к счастью.

Почему гнев и любовь сосуществуют

Любовь — мощная форма самовыражения, но ее бывает трудно достичь и поддерживать.Так что, вероятно, любовь также причиняет вам боль и гнев.

Скорее всего, чем больше вы любите кого-то, тем больше вы обижаетесь или обижаетесь. Действия и слова вашей мамы, папы, братьев и сестер, детей и супруга, вероятно, ранят и злят вас больше всего в жизни, вбивая самые глубокие клинья.

Вы испытываете гнев по отношению к этому человеку из-за глубокой заботы о нем. Институт веры и обучения при Университете Бэйлора указывает; неконтролируемый гнев — причина номер один неудачных отношений, будь то брак, дружба или узы между близкими членами семьи.

Как часто вы ждете кого-то, кого вы любите делать то, что вы, хотите, чтобы они делали, что кажется очевидным, логичным и разумно у вас , что бы сделать вашим жизнь проще и менее напряженной? И когда этого не происходит или не происходит случиться на на желаемом вами временном графике, как часто вы чувствуете разочарование, разочарованы и обижены, а затем начинают варить (даже кипятить) в собственном соки, т. е. рассердиться посреди любви?

Жизнь часто бывает несправедливой.Люди не идеальны. Хотя каждый может измениться, устойчивое движение в другом направлении происходит только тогда, когда человек хочет развиваться. Внешние силы и просьбы (даже просьбы) могут способствовать принятию решения о внесении изменений, но истинное осознание, интернализация, рекламная привычка по-настоящему срабатывают только тогда, когда человек к этому готов. Следовательно, любовь как одна из причин гнева.

Как справиться с гневом, чтобы снова полюбить

Любовь и гнев превосходят отношения.Это самый распространенный способ думать о любви. Однако в вашей жизни, вероятно, есть и «другие» виды любви. Возможно, это упражнения, общение или работа. Когда кто-то или что-то идет на компромисс с вашими увлечениями, гнев может быть естественной реакцией.

«Гнев — результат любви. Это энергия для защиты того, что вы любите, когда этому угрожают ».

Тим Келлер

Итак, что может помочь нам свернуть с дороги гнева и избежать подобных поездок в будущем?

  1. Что означает любовь в твоей жизни?
  2. Самосознание и признание своих чувств.
  3. Думайте о гневе как о положительной силе.
  4. Спросите себя, почему вы чувствуете то же самое. Ваш гнев на другого человека, если он действительно на вас?
  5. Освободите гнев (часто намного легче сказать, чем сделать , а иногда занимает гораздо дольше, чем хотелось бы).
  6. Сделайте глубокий вдох и улыбнитесь.
  7. Найдите и проявите сострадание.
  8. Взгляни на свою веру.
  9. Простите, отпустив.
  10. Ставьте перед собой соответствующие и реалистичные ожидания в отношении другого человека

Что означает любовь в твоей жизни?

Что для тебя значит любовь?

Стивен Стосны, Ph.Д., спрашивает пары, с которыми он работает, любовь больше похожа на картину да Винчи или старый изношенный носок. Как ты относишься к любви?

Затем он спрашивает мужчин в своем учебном лагере, чувствуют ли они, что заслуживают любви, и если да, то насколько.

Наконец, он просит оценить любовь, которую они проявляют в отношениях.

Стосны благодаря своим работам обнаружил, что мужчины чувствуют себя достойными любви, но не проявляют ее и не дарят тем, кого любят. Итак, существует дисбаланс в их отношениях с другими людьми и с самой любовью.Это источник некоторых проблем в отношениях. Стосны указывает вам в «Психологии сегодня», что вы не можете заслужить любви, если не даете ее.

Давайте вернемся к его аналогии с картиной да Винчи или старым изношенным носком. Когда вы смотрите на кого-то как на старый носок, в отношения, вероятно, закрадываются обида и боль, особенно если кто-то понимает вашу неспособность в достаточной степени проявлять признаки любви. Стосны указывает, что большая часть мужского гнева коренится в чувстве неудачника как мужчины.

Возможно, это наша фантазия с символом любви из сборника рассказов, свадьбой, которая мешает иметь дело с любовью и легко может стать источником гнева. Когда у вас нет этой сказочной истории любви, вы постоянно цепляетесь за то, чего не существует. Это может заставить вас лично почувствовать себя неудачником, и тогда начнется эффект снежного кома обиды, гнева, обвинения, отрицания и избегания.

Спросите себя, нет ли в вашей жизни дисбаланса. Чувствуете ли вы себя достойным любви и проявляете ли вы любовь к другим?

Признайте, что гнев — это любовь

Как только вы поймете, что для вас значит любовь, осознайте свои чувства, окружающие ее.Если любовь для вас — грязный носок, какие чувства это вызывает?

Распознавайте и признавайте свои чувства, как положительные, так и отрицательные — будь то гнев, боль, горечь или счастье, гордость или удовлетворение.

Почему я злюсь?

Как и все источники гнева, страха, неуверенности, подумайте, что вызвало этот гнев? Кого или что я люблю, из-за чего я так злился? Ваш гнев на другого человека или действительно на вас?

Подумайте о своих отношениях.Вы играете в виноватую? Если да, то специалист по взаимоотношениям и писатель Ева Эшер Хоган считает, что вас защищает ваше эго.

Вместо того, чтобы обвинять кого-то другого, подумайте о своей ответственности за ситуацию. Какую роль вы играете? Ответить на этот вопрос непросто, потому что Хоган указывает, что ответственность скрывается за чувствами гнева, обиды и страха.

Используйте журнал гнева, чтобы определить триггеры. Наверное, это больше, чем просто любовь. Неуверенность или страх также могут повлиять на это.Как только вы начнете копать глубоко, размышляя, распознавая и отслеживая свой гнев, вы можете быть удивлены его причинами.

Тогда начните перемещать эти эмоциональные валуны. Как только вы возьмете на себя ответственность за ситуацию, вы сможете излучать любовь, признательность и поддержку члену семьи или партнеру.

Как улыбка помогает избавиться от гнева

Как только вы переместите эти валуны, вы будете готовы разрешить эту боль.

Вместо того, чтобы думать о гневе в отношениях как о хорошем или плохом, Коучинг безупречного образа жизни побуждает вас принять и уважать его таким, какой он есть.Почувствуйте этот гнев глубоко. Подумайте, почему вы чувствуете этот гнев — вероятно, потому, что у вас есть глубокая связь с кем-то другим.

Когда вы думаете об этом в этом смысле, гнев может быть мощным. Некоторые могут использовать эту силу, чтобы причинить боль другим или пробить стену, когда злятся. Но что, если вы подумаете об использовании этой силы по-другому?

Коучинг безупречного образа жизни побуждает вас «соединиться с любовью, которая стоит за гневом». Используйте эту силу, чтобы изменить свою жизнь и жизнь других людей.

Когда вы злитесь, вы часто слышите «сделайте глубокий вдох». Сделай это и улыбнись! Ваше сердце чувствует себя иначе? Это должно помочь вам остановить цикл ярости.

Думайте о гневе как о положительной силе

Гнев силен. Вместо того, чтобы пробивать стены, используйте это для чего-нибудь хорошего. Многие позитивные изменения в обществе произошли из-за гнева.

Например, движение Me Too. Это коренится в женщинах, которые на протяжении десятилетий подавляли свое разочарование сексуальным насилием со стороны мужчин, занимающих влиятельные должности.Когда они заговорили, они получили полномочия и положили конец карьере многих влиятельных людей.

Когда вы понимаете, что любовь является частью гнева, это меняет ваше отношение к ней. Это поможет вам превратить этот негативный оттенок во что-то положительное. Вы злитесь, потому что вам не все равно.

Например, вы злитесь на своего ребенка, потому что он не слушает вас и подвергает себя опасности? Почему это событие вас так рассердило — потому что вы любите своего ребенка и не хотите, чтобы с ним что-то случилось?

Любовь — это не просто любовь к другим. Мы тоже любим себя. Помните это эго? Вот почему мы злимся, когда начальник игнорирует наш успех в проекте. Мы расстроены, что наша гордость и самоуважение не признаются.

Используйте это разочарование, чтобы направить позитивные изменения в свою жизнь и в других. Когда вы почувствуете, как закипает ваша кровь, сделайте глубокий вдох и улыбнитесь. Улыбка поможет вам превратить негативный оттенок гнева в положительную силу в вашей повседневной жизни.

Как найти сострадание в своем сердце

Затем найдите и проявите сострадание.Это ключ к возвращению любви в ваше сердце и проявлению этой любви к другим.

Стосны подчеркивает, что благодаря состраданию вы чувствуете себя более ценным и могущественным, чем когда вы злитесь.

CompassionPower — отличный ресурс от Stosny, который поможет вам найти в жизни сострадание, чтобы вы снова почувствовали силу. Построив эту эмоциональную связь, вы сможете улучшить себя как личность и начать исцеляться. Это лучший путь, чем обвинять, отрицать и избегать гнева, который горит внутри.

У него есть бесплатная рабочая тетрадь, которая поможет вам начать этот путь, а также инструменты, которые направят вас к любви и состраданию, чтобы вы могли чувствовать и проявлять любовь, которая в конечном итоге принесет вам счастье в жизни.

Как вера может помочь вам в гневе и любви

Наконец, обратите внимание на свою веру. Институт веры и обучения при Университете Бэйлора считает, что «нам нужно лечить обе основные причины: нам нужно перестать боготворить любовь и перестать верить в то, что мы имеем право быть счастливыми.”

Если вы верный человек, Институт побуждает вас искать полного удовлетворения, а не поклоняться идолам любви и тем, кто должен ее символизировать в вашей жизни.

Найти прощение, отпустив боль

На перекрестке Хелен Дэвис из Behavioral SobrietyTM говорит, что у вас есть три варианта.

  1. Продолжайте сражаться
  2. Похороните обиду
  3. Смириться и двигаться дальше.

Ты не сможешь двигаться дальше в одночасье.Это не похоже на включение и выключение света. Подумайте об этом больше с точки зрения потери веса. Потребовалось время, чтобы набрать вес, или в данном случае эмоциональный вес, и понадобится время, чтобы поправить здоровье вашего сердца.

Это займет время, особенно если вы закопали рану. Отказ справиться с этим только усугубляет ситуацию и усложняет ее преодоление, потому что создает эмоциональный багаж.

Как вам от этого сбежать? Вы пьете, курите, усерднее работаете, употребляете наркотики или отказываетесь от других? Выберите лучший способ — упражняйтесь, выражайте свои чувства, ведите дневник благодарности или найдите сочувствие.

Сосредоточьтесь на том, за что вы благодарны в своей жизни, а также проявляйте доброту к другим. Благодарность может изменить вашу жизнь и улучшить ваше благополучие и счастье.

Когда вы начнете менять свое мышление, по природе человека вы все равно будете время от времени злиться. Жизнь полна стрессов и несправедлива, поэтому что-то снова вызовет этот гнев.

Как только вы поймете триггеры, вы сможете остановить их, когда они возникнут.

Если стресс является катализатором, научитесь управлять им и отпускать его.

Сосредоточьтесь на настоящем. В какой-то момент вы должны отпустить это и помнить о своем текущем состоянии. Используя эти советы, вы можете включить осознанность в свой день.

Вы не можете продолжать возвращаться к тому, что любимый человек сделал в прошлом, чтобы причинить вам боль. Прошлое есть прошлое. Оставь это там. Сосредоточьтесь на настоящем моменте и двигайтесь вперед.

Помните ту улыбку? Это простой шаг, который позволит вам мгновенно изменить свой гнев с чего-то отрицательного на положительное.

Есть разные способы найти любовь в своей жизни, но немного поработав, можно потерять гнев в своем сердце и наполнить его счастьем. В итоге у вас есть выбор, когда что-то раздражает вас в ком-то или в том, что вы любите. Вы можете выбрать гнев или терпение и доброту. Какой из них вы выберете, чтобы исцелить свое сердце и тех, кого любите больше всего?

В поисках любви после гнева

Любовь трудно выразить и почувствовать, потому что она скрыта под множеством других сложных эмоций.Существует цикл любви-обиды-гнева, которому вы, вероятно, следуете в своей жизни. Вы должны справиться с каждой частью этого цикла, чтобы снова по-настоящему вернуться к любви. Вы начали с любви, затем разлюбили, но можно вернуться туда, где все началось, с помощью некоторой работы.

Устанавливайте уместные и реалистичные ожидания для себя и других. Делайте маленькие шаги, и в конце концов вы достигнете своей цели.

Выбор любви принесет вам счастье. Выбирая гнев, вы не чувствуете себя хорошо.Это приводит к ссорам в отношениях и может привести к разводам, если вы женаты, и, что еще хуже, к состоянию депрессии.

Как вы найдете любовь после гнева?

(Personal Insight MD, LLC, PeopleTweaker и Insight MD не предоставляет медицинские консультации, диагностику или лечение. Если вы чувствуете крайний гнев из-за мыслей и действий, вредных для вас или других, таких как физическое / словесное оскорбление или акты насилия , занимайтесь самолечением с помощью алкоголя, запрещенных наркотиков и т. д., выражая свой гнев таким образом, который угрожает отношениям или вашей работе и т. д., немедленно обратитесь за профессиональной помощью и при необходимости позвоните 911, если вы оказались в неконтролируемой ситуации или у вас возникло желание причинить вред себе или другим.)

.

Добавить комментарий