Адаптация личности это – Социальная адаптация личности

Социальная адаптация личности

Адаптация
— это динамический процесс, благодаря
которому подвижные системы живых
организмов, несмотря на изменчивость
условий, поддерживают устойчивость,
необходимую для существования, развития
и продолжения рода.

Именно механизм
адаптации, выработанный в результате
длительной эволюции, обеспечивает
возможность существования организма
в постоянно меняющихся условиях среды.
Поскольку
организм и среда находятся не в
статическом, а в динамическом равновесии,
их соотношения меняются постоянно, а
следовательно, также постоянно должен
осуществляется процесс адаптации.

Понятие адаптация
возникло в XIX
веке и использовалось в начале главным
образом для биологии. Затем это понятие
стали применять не только к различным
сторонам жизнедеятельности организмов,
но и к личности человека, даже к
коллективному поведению. Адаптация
компенсирует недостаточность привычного
поведения в новых условиях. Благодаря
ей создаются возможности ускорения
оптимального функционирования организма,
личности в необычной обстановке. Если
адаптация не наступает, возникают
дополнительные затруднения в основании
предмета деятельности, вплоть до
нарушения ее регуляции.

С

Социальная
адаптация

– сложный процесс взаимодействия
организма и окружающей среды, направленный
на достижение гармонии между внутренними
и внешними условиями жизни и деятельности.

оциальная адаптация
– сложный процесс взаимодействия
организма и окружающей среды, направленный
на достижение гармонии между внутренними
и внешними условиями жизни и деятельности.

Социальная адаптация
выступает как средство:

  • достижение
    оптимального равновесия в динамично
    системе «среда – личность»;

  • повышение
    социальной активности личности;

  • регулирование
    общения и взаимоотношений;

  • формирование
    эмоционально – комфортных позиций
    личности: приобретения людьми
    определенного социального-психологического
    статуса, овладение теми или иными
    социально – психологическими ролевыми
    позициями.

  • повышение
    сплоченности и стабильности социальной
    среды, сохранения психического здоровья.

С

Прогрессивная
социальная адаптация

приводит к достижению целей и выполнению
функций полной адаптации, в ходе
реализации которой достигается единство
интересов и целей личности, с одной
стороны, и групп общества в целом – с
другой.

Регрессивная
социальная адаптация

проявляется как формальная адаптация,
не отвечающая интересам общества,
развитию данной социальной группы и
самой личности.

уществуют несколько классификаций
адаптации. Социальную адаптацую разделяют
на прогрессивную и регрессивную.

Прогрессивная
социальная адаптация

приводит к достижению целей и выполнению
функций полной адаптации, в ходе
реализации которой достигается единство
интересов и целей личности, с одной
стороны, и групп общества в целом – с
другой.

Регрессивная
социальная адаптация

проявляется как формальная адаптация,
не отвечающая интересам общества,
развитию данной социальной группы и
самой личности.

Некоторые
психологи обозначают регрессивную
социальную адаптацию как конформную,
основанную на формальном принятии
личностью социальных норм и требований.
В такой ситуации личность лишает себя
возможности самореализоваться, проявить
свои творческие способности. Прогрессивная
социальная адаптация способствует
самореализации личности.

Также
социальную адаптацию можно разделить
на:

  • Внутреннюю,
    проявляющуюся не только в изменении
    форм поведения и деятельность личности
    в соответствие с требованиями среды,
    но и в форме перестройки функциональных
    структур и систем. Это полная,
    генерализированная адаптация личности.

  • В

    Внешняя
    социальная адаптация

    — это поведенческая, приспособительная
    социальная адаптация, когда личность
    внутренне, содержательно не
    перестраивается. Это инструментальный
    вид адаптации. Внешняя социальная
    адаптация может сопровождаться
    сознательным внутренним конфликтом
    или проходить без него.

    Внутренняя
    социальная адаптация

    — полная,
    генерализированная адаптация личности.

    нешнюю — это
    поведенческая, приспособительная
    социальная адаптация, когда личность
    внутренне, содержательно не перестраивается.
    Это инструментальный вид адаптации.
    Внешняя социальная адаптация проявляется
    в двух формах: во-первых в сознательном
    приспособлении к условиям среды,
    сопровождающимся острым внутренним
    конфликтом;

во-вторых, в
сознательном приспособлении к среде
без сколько-нибудь выраженного внутреннего
конфликта.

По механизму
осуществления социальная адаптация
бывает добровольной
и принудительной
.
Принудительная социальная адаптация,
когда человек изменяет сове поведения
и деятельность не по собственному
желанию проходит в ущерб человеку и
влечет за собой деформацию интеллектуальных
моральных качеств личности, развитию
у нее ментальных и эмоциональных
нарушений.Человек
может адаптироваться к нежелательным,
отрицательным для себя социальным
явлениям, например к рабству, фашизму,
диктатуре. Последствия принудительной
социальной адаптации будут приводит к
тому, что человек попытается изменить
окружающую среду, так как свою природу
человек изменить не в состоянии.

По мнению
М.Р.Битяновой результаты процесса
социальной адаптации могут быть различны:

  • Собственно
    приспособление человека к окружающей
    среде жизнедеятельности, которое
    позволяет ему более или менее успешно
    функционировать как индивиду и участнику
    различных социальных ситуаций.

  • Активное
    утверждение человека в социальной
    среде, позволяющее ему не только активно
    функционировать, но и личностно
    развиваться в общении и деятельности.

  • Конфликтное
    взаимодействие человека и среды,
    приводящее к дезадаптации: нарушениями
    функционирования, потере внутренней
    личностной активности, высокой
    психической напряженности и т.д.

studfile.net

Психологическая адаптация человека

Адаптация личности – это психологическое приспособление к изменениям окружающей среды. Основная составляющая психологической адаптации заключается в приспособлении человека к требованиям социума и собственным желаниям. Психологическая адаптация подразумевает усвоение традиций социальной группы и принятых здесь ценностей. Она встречается повсеместно. Нам необходимо адаптироваться к ситуации в детском саду, в школе, на работе, в незнакомой компании.

Проявление и способы психологической адаптации

Психологическая адаптация – процесс, происходящий с раннего детства и до конца существования. Приспособление к окружающим условиям существования в детском возрасте чрезвычайно важно. Именно от психологической и социальной адаптации человека в детстве зависит его дальнейшая жизнь в социуме.

Все мы наслышаны об историях детей-Маугли. Человек, который в раннем возрасте адаптировался к диким условиям и жизни среди животных, не сможет вести активную социальную жизнь в обществе людей. Необходимость психологической адаптации к жизни среди себе подобных вызывает у Маугли шок. В редких случаях людям, выросшим без человеческого общества, удается приспособится к социуму. Чаще всего они возвращаются к прежней жизни, где психологическая адаптация – пройденный этап.

Главное проявление психологической адаптации — общение и другие виды взаимодействия. Активное взаимодействие с обществом и привыкание к нормам и устоям делают возможными процесс обучения и работы, построение отношений с другими членами общества, изменение поведения человека для соответствия ожиданиям окружающих.

Способы психологической адаптации:

Метод проб и ошибок. Встречаясь с жизненным препятствием на пути, человек преодолевает его, опираясь на собственный опыт. Не всегда испробованные способы преодоления решают возникшую проблему. Со временем человек отбрасывает в сторону методы, которые не привели к нужному результату, и находит новые пути решения.
Формирование реакции. Так называемая своеобразная «дрессировка». Правильная реакция на изменения общества подкрепляется вознаграждением на психологическом или физическом уровне. Этот способ адаптации не осознано используют родители в отношении детей. В тот момент, когда ребенок произносит членораздельные звуки, матери кажется, что он зовет именно ее. Она встречает начинание малыша с восторгом, что стимулирует ребенка к дальнейшему развитию.
Наблюдение. Попадая в незнакомую среду, человек наблюдает за поведением окружающих. Он подражает людям, которые уже адаптировались к условиям взаимодействия в этом обществе, не задумываясь над тем, зачем он это делает. Со временем человек полностью принимает линию поведения, включая осознание целей и последствий.

Латентная адаптация. Человек постоянно получает сигналы от окружающего мира. Часть из них воспринимается, другая понимается не так четко, а третья не осознается вовсе. В подсознании сохраняются определенные методы взаимодействия с обществом, которые используются по мере необходимости и возникновения ситуаций.
Инсайт. Это реакция мозга на ситуацию, когда разбросанные в памяти варианты поведения и способы решения проблемы объединяются, и человек получает сигнал о том, какая реакция на окружающий мир станет единственно верной. Решение спонтанно и уникально, поэтому инсайт похож на творческий процесс.
Рассуждения. Обсуждая проблему или незнакомую ситуацию, человек ищет решение или способ адаптации к окружению. Выводы, полученные в результате рассуждений, в дальнейшем используются при аналогичных ситуациях.

Адаптационные расстройства личности

Не всегда процесс психологической адаптации человека проходит гладко. Если непривычная ситуация затягивается, то возможно появление адаптационных расстройств. Это может случится при затяжном семейном конфликте, при расставании с близкими людьми, при потери прежнего положения в социуме или при тяжелом заболевании.

Опасные звоночки проявляются постепенно. Развитие адаптационного расстройства занимает около месяца и в дальнейшем может либо исчезнуть, либо перерасти в психическое заболевание, требующее вмешательства врача.

Варианты адаптационного расстройства человека:

Кратковременная депрессия, которая заключается в резком понижении настроения, апатичности и безразличия, медлительности мышления, ощущении бессилия и неуверенности в себе;
Пролонгированная депрессия, которая подразумевает продолжительность симптомов кратковременной до двух лет. Проявляется, когда конфликтная жизненная ситуация затягивается, а человек не может с ней справится и адаптироваться к изменениям собственной жизни;
Тревожность, проявляющаяся в форме беспокойства, как двигательного, так и вегетативного;
Нарушение эмоционального фона, когда наряду с депрессией и тревожностью, проявляется агрессия, раздражительность, подверженность состоянию гнева и злости;
Нарушения поведения, проявляющееся в поступках, которые намеренно нарушают этические и моральные нормы, принятые в обществе. Такие отклонения характерны для подросткового возраста, когда необходимость психологической адаптации вызывает в человеке отрицание и подталкивает на бессмысленные действия.

Расстройства, связанные с психологической адаптацией человека, распространены в обществе. Однако подобный диагноз ставится врачом только в случае нарушения функциональности человека, как полноценного члена общества. Чаще всего адаптационными расстройствами личности страдают женщины. Среди людей, которые не смогли психологически адаптироваться к происходящему, преобладают те, которые считают себя несчастными. Это одинокие люди, не имеющие семьи или разведенные, социальное и материальное положение человека с расстройством, как правило, оставляет желать лучшего.

Адаптационные расстройства успешно поддаются лечению и в большинстве случаев имеют благоприятный исход, если вовремя обратится к специалисту и принять меры. Психологическая адаптация – обязательный процесс для гармоничного существования в обществе и общения с его членами.

sunmag.me

Социальная адаптация как стадия социализации личности Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ КАК СТАДИЯ СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ

О. В. ПОЗДНЯКОВА

Статья посвящена научному обоснованию понятий «социальная адаптация» и «социализация». Автор отражает сущностные характеристики данных понятий, акцентирует внимание на процессе социальной адаптации как способе освоения личностью социальных норм и как начальной стадии успешной социализации ребенка.

Ключевые слова: адаптация, социальная адаптация, социализация личности.

Исследование процесса социализации в отечественной науке становится одной из самых актуальных проблем, к которой обращаются не только психологи, но и социологи, историки, политики. Это связано с тем, что в настоящее время в связи с резким изменением социальной ситуации наше общество значительно изменилось и продолжает меняться.

Процесс вхождения в определенную социальную действительность предполагает понимание особенностей этой действительности, принятие ее норм и ценностей в качестве собственных идеалов и установок. Социализация предполагает не только такое пассивное принятие определенных норм и правил поведения, но и их активное использование, т. е. выработку определенных знаний и умений, адекватно применяемых человеком в данной социальной действительности.

Анализ литературных источников по исследуемой проблеме свидетельствует о многообразии взглядов в определении понятия «адаптация». Семантика слова «адаптация» ведет начало от латинского слова adaptation — «приспособление», «прилаживание», «приноровление».

Изначально «адаптация» являлась категорией биологической науки и рассматривалась как приспособление организма к среде. В работах Ч. Дарвина адаптация трактовалась как совокупность изменений, происходящих в организме, более или менее адекватных изменяющимся раздражителям внешней среды. Ч. Дарвин и его последователи рассматривали функционирование живого организма как целостной системы: адаптируясь, организм реагирует на изменения внешней среды согласованными изменениями во всех своих подсистемах (кровеносной, дыхательной, нервной и др.) [6].

Данная идея получила развитие в работах французского физиолога К. Бернара, выдвинувшего гипотезу о постоянстве внутренней среды

любого живого организма: организм существует, так как обладает возможностью постоянно сохранять благоприятные для своего существования параметры внутренней среды. Идея К. Бернара о постоянстве внутренней среды организма была поддержана и развита американским физиологом У. Кенноном, который назвал это свойство гомеостазом, традиционно определяемым как «подвижное равновесное состояние какой-либо системы, сохраняемое путем ее противодействия, нарушающим это равновесие внешним и внутренним факторам» [13].

Поскольку человек — не только организм, но и личность — субъект в социальной макро-и микросистемах, то применительно к нему гомеостаз, регулируемый центральной нервной системой, необходимо рассматривать не только по отношению к биологическому и нейропсихическому состоянию организма, но и как к личности.

Выдающийся швейцарский психолог Жан Пиаже впервые стал рассматривать взаимоотношения человека с социальной микросредой как гомеостатическое уравновешивание, то есть применил понятие адаптации к личности. Вместе с тем известно, что Ж. Пиаже распространил понятие гомеостаза на личность с сохранением толкования адаптации лишь как приспособления личности к социальной среде. В созданной им теории когнитивного развития субъективным фактором адаптации человека к внешней среде автор считает его интеллект. Адаптация человека, по Ж. Пиаже, осуществляется за счет взаимодействующих и взаимно дополняющих друг друга процессов ассимиляции («уподобление» себе, преобразование среды) и аккомодации (усвоение правил среды, «уподобление» ей) [17].

Разработка теории адаптации в рамках социологии, как правило, осуществлялась в русле изу-

чения и анализа влияния социальных норм на поведение человека. Г. И. Царегородцев отмечает, что для большинства авторов адаптация в обобщенном виде выступает лишь как взаимодействие между «общественным субъектом» и «социальным объектом» — условиями его общественного существования [23].

По мнению Г. Спенсера, каждое эволюционное изменение реализуется через установление нового состояния равновесия. Следовательно, адаптация — это и есть уравновешивание между какой-то системой и внешними условиями. Но в силу того, что автор придерживался биологического подхода, его концепция адаптации не выходит за рамки приспособительного процесса: «естественный отбор» в человеческом обществе происходит так же, как и среди животных, способствуя выживанию самых приспособленных [23].

Э. Дюркгейм рассматривал адаптацию с точки зрения анализа влияния социальных норм на поведение человека. Таким образом, адаптация по Э. Дюркгейму, — это реализация индивидом общих социальных норм, носящих двоякий, в сущности амбивалентный принудительно-добровольный характер. Но автор не указывает тот факт, что различные социальные группы зачастую по-разному интерпретируют одни и те же нормы и ценности [9].

М. Вебер считает, что адаптация выступает в качестве наиболее оптимального способа удовлетворения потребностей человека. Он выделил идеальную модель адаптации, отождествляя ее с таким понятием, как «целерациональное действие», под которым он понимал некий эталон, или идеальный тип, по отношению к которому человеческое поведение можно изучать по степени отклонения от существующей нормы [3].

В русле структурно-функционального подхода (Р. Мертон, Т. Парсонс и др.) адаптация рассматривается в связи с ролевым поведением индивида, которое оправданно с его точки зрения, но может расцениваться патологическим с позиции общества. Авторы указали на то, что для раскрытия природы адаптации, помимо анализа норм, целей и ценностей, необходим особый анализ — возможности их реализации. Таким образом, социальная адаптация — это равновесие между потребностями, интересами и ценностями индивида и окружающей его социальной среды [12].

Американский социолог-интеракционист Т. Шибутани рассматривал адаптацию в виде приспособительных реакций, играющих роль восстановления равновесия между человеком и средой. Эти реакции происходят на всех уровнях: от

индивидуального и группового до межгруппово-го; способствуют активному участию человека в освоении окружающей среды [14].

Бихевиористы Л. Шаффер, Э. Шобен описывали социальную адаптацию через схему «стимул -реакция». В рамках их концепции под адаптацией понимается единичный поведенческий акт, при котором воздействие среды всегда выступает в качестве преграды, препятствующей индивиду в осуществлении его целей [14].

Таким образом, социальная адаптация — это процесс активного приспособления субъекта к условиям новой среды на основе выработки общих норм, ценностей, регламентированных правил поведения, в результате чего происходят определенные изменения личности, позволяющие ей отождествлять себя с носителями ценностных ориентаций данного социума.

Адаптация как общественный феномен выступает сложным по структуре духовно-практическим образованием, проявляющимся на всех уровнях социальной жизни людей. Благодаря этому адаптация становится одним из важнейших универсальных способов преодоления негативных кризисных общественных явлений и подготовки людей к включению в инновационные социальные системы. Тем самым, адаптация обеспечивает последовательность и закономерность эволюционной трансформации общества, снижение риска проявления деструктивных тенденций и гармонизацию складывающихся социальных отношений.

На психологическом уровне адаптация осуществляется посредством успешного принятия решений, проявления инициативы, принятия ответственности, антиципации результатов предполагаемых.

Процесс адаптации психоаналитическая концепция представляет в виде обобщенной формулы: конфликт — тревога — защитные реакции. Социализация личности определяется вытеснением влечения и переключением энергии на санкционированные обществом объекты (З.Фрейд), а также как результат стремления личности компенсировать и сверхкомпенсировать свою неполноценность (А. Адлер).

Подход Э. Эриксона предполагает наличие позитивного выхода из ситуации противоречия и эмоциональной нестабильности в направлении гармонического равновесия личности и среды: противоречие — тревога — защитные реакции индивида и среды — гармоническое равновесие или конфликт [24].

Вслед за З. Фрейдом психоаналитическую концепцию адаптации разрабатывал немецкий

психоаналитик Г. Гартман. С его точки зрения, адаптация включает процессы, связанные с конфликтными ситуациями, так и процессы, которые входят в «свободную от конфликтов сферу Я» [14].

Процесс адаптации в когнитивной психологии личности представлен формулой: конфликт -угроза — реакция приспособления. В процессе информационного взаимодействия со средой личность сталкивается с информацией, противоречащей имеющимся у нее установкам (когнитивный диссонанс), при этом переживается состояние дискомфорта (угроза), которое стимулирует личность на поиск возможностей снятия или уменьшения когнитивного диссонанса. Предпринимаются попытки:

— опровергнуть поступившую информацию;

— сменить собственные установки, изменить картину мира;

— найти дополнительную информацию с целью установления согласованности между прежними представлениями и противоречащей им информацией [18].

В зарубежной психологии необихевиористы определяют социальную адаптацию как «состояние, при котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды — с другой, полностью удовлетворены; состояние гармонии между индивидом и природой или социальной средой» или как «процесс, посредством которого это гармоническое состояние достигается» [14].

Представители гуманистического направления психологии (Г. Беккер, Ф.В. Знанецкий, А. Мас-лоу, У. Томас) рассматривают адаптацию одновременно и как процесс, и как конечное состояние. Они впервые предложили в качестве критерия адаптированности важный показатель — степень интеграции личности и среды, который позволяет оценить соотношение личностно значимых и общесоциальных ценностей. Процесс адаптации в этом случае можно описать формулой: конфликт -фрустрация — акт приспособления [14].

Рассматривая в целом взаимоотношения личности с внешней средой, Л. С. Выготский отмечал, что «среда определяет развитие ребенка через переживание среды… силы среды приобретают направляющее значение благодаря переживанию ребенка» [4]. Подобной позиции придерживался и С. Л. Рубинштейн, понимавший деятельность как «активность субъекта, направленную на изменение мира, на производство или порождение определенного объективированного продукта материальной или духовной культуры» [19]. В этом определении акцентировано внимание на субъектных свойствах человека, его способности

не только приспосабливаться к миру, но и изменять его в соответствии со своим замыслом, целями.

Таким образом, человеку не только как природному существу (Homo sapiens), а как личности (Homo socialis) свойственна адаптация иного рода -социально-психологическая. Это не простое приспособление личности к социальной среде, а действенное стремление к установлению оптимальных взаимоотношений с социальной средой» [5].

Отечественные исследователи под социальной адаптацией понимают «активное освоение личностью или группой новой для нее социальной среды» [22]; «процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды» и «результат этого процесса» [2].

Согласно Д. В. Ольшанскому, это вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются требования и ожидания его участников. Важнейший компонент адаптации — согласование самооценок и притязаний субъекта с его возможностями и реальностью социальной среды, включающее также тенденции развития среды и субъекта [15].

Д. Н. Дубровин социальной адаптацией называет «успешное приспособление индивида к условиям социальной среды, наличие адекватного восприятия окружающей действительности, адекватной системы отношений и общения с окружающими; проявление активности в учебной, трудовой деятельности и пр.» [7].

Таким образом, ключевым в определениях понятия «социальная адаптация» является процесс активного освоения личностью социальной среды, в котором личность выступает как в качестве объекта, так и в качестве субъекта адаптации, а социальная среда является одновременно и адаптирующей и адаптируемой стороной. Исходя из этого, важным представляется вопрос о соотношении понятий «социальной адаптации» и «социализации» в различных исследованиях.

Большинством ученых признается факт связи адаптации с социализацией, но характер этой связи интерпретируется по-разному. Ряд авторов трактуют эти понятия как синонимы. Сторонники данной точки зрения видят адаптацию в качестве одного из механизмов социализации. Данный механизм позволяет субъекту социализации (личности или группе) активно включаться в разные структурные элементы социальной среды, в результате чего возникает стандартный индивид с готовой системой ролей, отвечающих «потребностям общества».

По И. С. Кону, социализация представляет собой процесс усвоения индивидом социального опыта, определенной системы знаний, норм, ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества [11].

По мнению Б. Д. Парыгина, адаптация -часть социализации, которую он рассматривает как «многогранный процесс очеловечивания человека, включающий в себя как биологические предпосылки, так и непосредственно само вхождение индивида в социальную среду» [16].

Г. М. Андреева, так же сводит социальную адаптацию к чему-то более узкому, в отличие от более широкого понятия — социализации. С одной стороны, под «социализацией» следует понимать процесс усвоения индивидом социального опыта посредством вхождения в систему социальных связей, а с другой — процесс активного воспроизводства данного опыта за счет активной деятельности и включения индивида в социальную среду [1].

В работе О. И. Зотовой и И. К. Кряжевой, напротив, делается вывод, что социализация личности, обусловленная в основном влиянием со стороны социальной среды, является необходимым условием адаптации индивида в обществе и в конкретном коллективе [14].

Д. Н. Дубровин пишет о том, что в процессе социализации формируется социальная адаптация. Это дает основание считать, что «процесс социализации является одним из главных психологических механизмов зарождения и развития феномена социальной адаптации» [7].

Логика рассуждений К. В. Рубчевского такова: понятие «адаптация» многозначно и может рассматриваться как результат социализации личности и как ее адаптированность к тем или иным общественным или внутригрупповым условиям [20].

Н. А. Ермоленко справедливо отмечает в этой связи, что «социальная адаптация может рассматриваться отдельным моментом, специфической формой социализации в конкретных условиях… В разных отношениях социальная адаптация может рассматриваться и уже и шире социализации» [25].

Таким образом, исследования последних лет выявляют актуальность проблемы социального развития. Сензитивные периоды детства необратимы, именно в детстве ребенок усваивает социальные нормы и правила поведения в обществе, выстраивает свои отношения с родителями и сверстниками. Семья для ребенка не только источник и условие развития его психики, расширения знаний и представлений об окружающем мире, но и первая модель принятых в данном обще-

стве социальных отношений, с которой он встречается [21].

Социализация ребенка — это, прежде всего, формирование готовности его к освоению социальных ролей; социальное самоопределение — выбор детьми своей роли и позиции в общей системе социальных отношений, включенность в эту систему на основе сформированных ранее интересов и потребностей [8].

В контексте нашего исследования наибольший интерес представляет понимание процесса адаптации ребенка-дошкольника, как активного освоения им социальной среды, овладения формами поведения, направленными на гармонизацию отношений с окружающими и собственное развитие в данной среде.

Мы разделяем точку зрения тех авторов, которые отмечают что «социальная адаптация» представляет собой начальную стадию «социализации личности», которая совпадает с периодом детства. На этой стадии происходит вхождение ребенка в мир людей: овладение элементарными нормами и правилами поведения, социальными ролями, усвоение простых форм деятельности. Социальные переживания, отражающие отношение ребенка к социальному окружению и своему месту в нем являются одним из условий успешной адаптации детей дошкольного возраста. Наиболее значимым для развития эмоциональных представлений является эмоциональный опыт, который определяет их содержание, а у детей дошкольного возраста, и степень их дифференциро-ванности [10].

Результатом успешной социальной адаптации является адаптированность ребенка в социальной среде. Мы считаем, что наиболее важными показателями адаптированности являются следующие: статусное место ребенка в группе; социальные переживания, отражающие его отношение к нормам, ценностям и правилам поведения и его эмоциональное состояние; самооценка; уровень общения и взаимодействия.

Целью нашего дальнейшего исследования является выявление взаимосвязи между компонентами социальной адаптации и особенностями детско-родительских отношений.

Литература

1. Андреева Г. М. Социальная психология. М.,

2008.

2. Большой психологический словарь / под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П.Зинченко. СПб., 2004. С. 19.

3. Вебер М. Избранные произведения / пер. с нем. М., 1990.

4. Выготский Л.С. Детская психология // Собр. соч. Т. IV. М., 1984. С. 27.

5. Глоточкин А. Д. О личностной, социальнопсихологической адаптации // Актуальные психологопедагогические проблемы обучения и воспитания в школе и вузе. Тверь, 1994. С. 102-105.

6. Дарвин Ч. Происхождение видов. М., 1952.

7. Дубровин Д. Н. Психологическая адаптация как фактор личностного самоопределения: автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2005. С. 5.

8. Дубровина И. В. Семья и социализация ребенка // Возрастная и педагогическая психология. М., 1998.

9. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / пер. с франц. А. Б. Гофмана. М., 1995.

10. Кон И. С. Ребенок и общество: учеб. пособие. М., 2003.

11. Кон И. С. Социология личности. М., 1973.

12. Кузнецов П. С. Социальная адаптация в трудах

Э. Дюркгейма, М. Вебера, Т. Парсонса, Р. Мертона // Проблемы формирования социальной и производственной инфраструктуры. Саратов, 2000.

13. Маклаков А. Г. Общая психология. СПб., 2001.

14. Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегии). Ереван, 1988. С. 9.

15. Ольшанский Д. В. Адаптация социальная // Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

16. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М., 1980. С. 164-165.

17. Пиаже Ж. Избранные психологические труды: пер. с франц. М., 1994.

18. Реан А. А., Кудашев А. Р., Баранов А. А. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика. СПб., 2006. С. 20.

19. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 2000. С. 181.

20. Рубчевский К. В. Социализация личности: ин-териоризация и социальная адаптация // Общественные науки и современность. 2003. № 3. С. 147-151.

21. Смолярчук И. В. Влияние детско-родительского взаимодействия на социализацию дошкольников // Вестн. Тамб. ун-та. Сер.: Гуманитарные науки. Тамбов,

2009. Вып. 5 (73). С. 173-181.

22. Социологический справочник / под ред. В. И. Во-ловича. Киев, 1990. С. 311-312.

23. Философские проблемы теории адаптации / под ред. Г. И. Царегородцева. М., 1975.

24. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: пер. с англ. М., 2006.

25. Яницкий М. С. Адаптационный процесс: психологические механизмы и закономерности динамики. Кемерово, 1999. С. 17.

* * *

SOCIAL ADAPTATION AS THE STAGE OF SOCIALIZATION OF THE PERSON

O. V. Pozdnyakova

The article is devoted to a scientific substantiation of concepts «social adaptation» and «socialization». The author reflects intrinsic characteristics of the given concepts, brings to a focus to process of social adaptation as a way of development by the person of social norms and as initial stage of successful socialization of the child.

Key words: adaptation, social adaptation, socialization of the person.

cyberleninka.ru

Социально-психологическая адаптация личности

Адаптация в широком смысле слова – это приспособление человека к изменяющимся внешним и/или внутренним условиям. Социально-психологическая адаптация – вид и составляющая адаптации, представляющая собой процесс и одновременно успешный результат взаимодействия личности и социальной среды.

Биологический аспект адаптации

Кроме психологического аспекта адаптации есть и иной, первостепенный и базовый – биологический. Биологическая адаптация – это приспособление биологического существа к устойчивым и изменяющимся условиям природной среды.

Из определения понятно, что биологическая адаптация явление общей для животных и человека. Но из-за того, что суть человеческой природы не только лишь биологическая, но еще и социальная, одного лишь приспособления человека к смене температуры воздуха, влажности, атмосферного давления, вирусам и иным физическим и физиологическим изменениям, недостаточно. Хотя, конечно, тот факт, что без возможности адаптироваться биологически, человек бы просто не выжил, трудно переооценить.

Психологи, поддерживающие теорию эволюции Ч. Дарвина, говорят о том, что социально-психологическая адаптация возникла, а точнее эволюционировала из биологической адаптации. В какой-то момент механизмы и способы биологической адаптации достигли таких вершин развития, что породили новую ступень адаптации – психическую деятельность.

Если животные адаптируются главным образом благодаря бессознательной регуляции функций организма, инстинктам, рефлексам, то человек еще и благодаря своему интеллекту. Люди умеют усилием воли, сознательно регулировать не только психологические и социальные, но даже некоторые (но не все!) биологические процессы и состояния. Это умение существенно расширяет адаптационные возможности человека.

Сознательная часть психики человека (а главным образом интеллектуальные возможности) выполняет функцию адаптации к новой не только для конкретного индивида, но и для всего человеческого рода обстановке и образу жизни.

Сознание творчески подходит к решению задачи адаптации в принципиально новых условиях существования в социуме. А такие механизмы как инстинкты и навыки скорее нужны для адаптации к традиционным, повторяющимся, знакомым человеку как виду обстоятельствам, даже если отдельно взятый, конкретный индивид сталкивается с ними впервые.

Кроме того, благодаря развитой психике, а именно благодаря творчеству, у людей есть возможность изобретать средства и инструменты, облегчающие процесс как биологической, так и социальной адаптации.

Именно для более успешной адаптации в природных условиях и к жизни в социуме людьми были придуманы жилища, одежда, обувь, посуда, средства передвижения, электрические приборы и многое другое.

Благодаря разуму человека даже у лиц с ограниченными возможностями есть шанс прекрасно адаптироваться к жизни. Существуют аппараты коррекции нарушений и компенсации отсутствующих функций у людей и животных. Простой пример: с плохим зрением очень тяжело выжить как в природных, так и в городских условиях. Для коррекции зрения были изобретены специальные оптические линзы и придуманы очки.

Без биологической адаптации организма человека невозможна и социально-психологическая адаптация его личности. Биологический аспект адаптации всегда присутствует в процессе социальной-психологической адаптации.

Психологическая и социально-психологическая адаптация

Понятия «психологическая адаптация» и «социально-психологическая адаптация» одними авторами отождествляются, другими разделяются. Отдельно говорят и просто о «социальной адаптации». Путаницу объяснить очень просто: сложно отделить психологическое от социального там, где речь идет о столкновение индивидуально-психологического с общетсвенным.

Психологическая адаптация – приспособление человека как личности к существованию в обществе других людей в соответствии с требованиями этого общества и с личными потребностями, мотивами, интересами.


Те периоды, когда приспособление индивида к условиям социальной среды происходит наиболее активно, называют социально-психологической адаптацией.

Социально-психологическая адаптация человека – это активное и целенаправленное усвоение норм, правил, ценностей как общества в целом, так и конкретного, ближайшего социального окружения человека:

Социально-психологической адаптации конкретного индивида не бывает без его общения и взаимодействия с другими людьми и соответствующей активной деятельности.

Общество само заботится о том, чтобы его новые члены успешно адаптировались. Воспитание, общее образование, трудовая и профессиональная подготовка существуют, в том числе, и как средства достижения успешной социальной адаптации.

Процесс адаптации по продолжительности занимает различное время в зависимости от ситуации, к которой нужно приспособиться человеку и от его индивидуальных особенностей. Но в результате социально-психологической адаптации человек всегда:

  • согласовывает свои цели с ценностями общества,
  • научается, оставаясь собой, благополучно сосуществовать с другими людьми,
  • приобретает способность проявлять инициативу, принимать правильные решения, строить планы на будущее,
  • получает новые знания, умения, навыки и развивает уже имевшиеся,
  • устанавливает близкие, эмоционально насыщенные и длительные взаимоотношения с другими людьми.

По итогам социально-психологической адаптации человек успешно социализируется, то есть усваивает образцы поведения, социальные нормы, ценности, знания, навыки, благополучно функционирует в социуме. Но это еще не все!

Человек не только, грубо говоря, приспособленец, но и творец своей судьбы. Он не только приспосабливается к социальной среде, но и приспосабливает ее под себя, так как ему хочется и удобно!

Человек создает, изменяет, преобразовывает внешние условия жизни так, чтобы они смогли удовлетворить его потребности и способствовали бы достижению целей.

Успешность адаптации зависит не только от того, какие требования предъявляет и что ждет от человека общество, но и от того, к какой личности предъявляются эти требования.

Особенности, возможности, внутренний потенциал помогают не только привыкать к данной реальности, но и изменять, а также создавать новую, максимально комфортную, желанную, лучшую реальность.

Социально-психологическая дезадаптация

Не следует путать понятия успешной адаптации и успешности жизни. Успешно адаптировавшийся в социуме индивид это не всегда счастливый и успешный по жизни человек. Успешная социально-психологическая адаптация – это только предпосылка к счастливой жизни. Адаптация, к сожалению, не всегда бывает успешной.

Дезадаптация – это нарушение приспособляемости и процесс неуспешного приспособления человека к новым и сложным для него жизненным обстоятельствам.

Дезадаптация случается, когда человеку не удается справиться с требованиями и трудностями новых социальных условий, утвердиться во взаимоотношениях и самоутвердиться в определенном статусе, роли или комфортной позиции.

Что может помешать человеку успешно адаптироваться? Возможных вариантов всего два:

  • внешние, средовые факторы, то есть само общество,
  • внутриличностные особенности индивида.

Внешних факторов, мешающих успешно приспособиться к конкретной группе или обществу, может быть сколько угодно много и они часто не зависят от воли человека. А вот внутренние факторы это, как правило, всегда какие-то конкретные психологические проблемы, о которых человек и сам зачастую знает, но не хочет или не может устранить. Это могут быть:

  • завышенная или заниженная самооценка,
  • тревожность, мнительность,
  • агрессивность, конфликтность,
  • слишком сильная или недостаточная мотивация к достижению целей,
  • завышенный или заниженный уровень притязаний и иные психические особенности личности и явления, дисгармонирующие личность.

Наличие психопатологии также приводит к дезадаптированности.

Но точно также как дезадаптацию могут вызывать различные психологические проблемы, она сама может породить множество проблем с психикой, вплоть до серьезного ее расстройства.

Признаки низкой адаптационной способности человека позволяют предполагать у него наличие проблем физического или психологического характера.

Человек, которого общество систематически подавляет, ущемляет, предъявляет завышенные требования и тому подобное, испытывает большие трудности с адаптацией.

В психологически особо тяжелых жизненных обстоятельствах человек порой просто не может приспособиться, у него никак не получается принять изменения и смириться с ними, поэтому, каким бы сильным и волевым он ни был, может «сломаться».

Психотравмирующая ситуация провоцирует психический «надлом», мешающий адаптироваться к ней, а это, в свою очередь, может спровоцировать возникновение психопатологии, если только человек не найдет в себе силы выдержать испытание.

Верный признак дезадаптации это болезненное переживание длительных межличностных или внутриличностных конфликтов, которое приводит к невозможности удовлетворять собственные потребности и/или отвечать требованиям социума.

Залог успешной социально-психологической адаптации

Проблемы и причины дезадаптации рассматривали многие зарубежные и отечественные психологи, представители различных школ и направлений: Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, З. Фрейд, А. Адлер, Э. Эриксон, Б. Скиннер, А. Бандура, Ж. Пиаже, Дж. Келли, А. Маслоу, К. Роджерс и другие.

Все они внесли значительный вклад в понимание проблем адаптации и дезадаптации. Но особо интересна позиция представителя гуманистического направления, психолога А. Маслоу. Он объясняет дезадаптивные процессы и поведение личности наличием метапатологий – расстройств психики, развивающихся в результате реальной или предполагаемой невозможности удовлетворять метапотребности (потребности роста личности, высшие, духовные потребности).

Некоторые метапотребности:

  • целостность,
  • свобода,
  • совершенство,
  • активность,
  • простота,
  • красота,
  • уникальность,
  • истина,
  • честь и другие.

Некоторые метапатологии:

  • цинизм,
  • ненависть, гнев,
  • вульгарность,
  • нетерпеливость,
  • апатия, отсутствие интереса к жизни,
  • тотальный эгоизм,
  • депрессия,
  • отчаяние,
  • перекладывание ответственности на других,
  • неспособность глубоко любить и другие.

Чтобы человек мог успешно адаптироваться в обществе, ему нужно:

  • развиваться личностно, интеллектуально, морально,
  • стремиться удовлетворять не только базовые, но и духовные потребности,
  • вовремя решать возникающие психологические трудности,
  • эффективно разрешать межличностные конфликты.

Человек не рождается совершенным, но к самосовершенствованию нужно стремиться, чтобы уметь находить в себе и силы и адаптивный потенциал для принятия любых перемен и изменений в жизни, а также для возможности компенсировать жизненные утраты новыми приобретениями или уже имеющимися способностями.

Чем более целостной и гармоничной становится личность, тем успешнее человек адаптируется в социуме, оставаясь при этом скорее активным творцом своей истории, нежели пассивным приспособленцем к данным реалиям.

Если вы хотите углубиться в изучение феномена социально-психологической адаптации, читайте литературу:

  1. Артур Реан, А. Кудашев “Психология адаптации личности”
  2. Ирина Лапина “Адаптация детей при поступлении в детский сад. Программа. Психолого-педагогическое сопровождение. Комплексные занятия”
  3. Татьяна Костяк “Психологическая адаптация первоклассников” и “Психологическая адаптация ребенка в детском саду”
  4. Владимир Антипов “Психологическая адаптация к экстремальным ситуациям”
  5. Валентина Казанская “Подросток: социальная адаптация. Книга для психологов, педагогов и родителей”
  6. Галина Соломатина “Приемные дети. Как справиться с проблемами адаптации и воспитания в замещающей семье”

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ждем Вашей оценки

Загрузка…

Понравилась запись? Поделитесь с друзьями

ourmind.ru

Психология личности. Глава 3. Социальная адаптация личности (А. А. Реан, 2016)

Глава 3

Социальная адаптация личности

Проблема социальной адаптации личности является одной из сложнейших в психологии. Данная проблема чрезвычайно актуальна для многих областей психологической науки. Она ставится (и в рамках собственной специфики рассматривается) в таких разделах психологии, как психология личности, педагогическая психология, юридическая психология, психология труда, медицинская психология и психология зрелости.

Проблемы, связанные с психодиагностикой социальной адаптации личности, разнообразны и сложны. В настоящее время, пожалуй, нет какой-либо специальной методики, с помощью которой можно было бы окончательно решить задачу комплексного изучения социальной адаптации личности. При этом необходимо отметить, что, конечно, методики, связанные с проблематикой социальной адаптации, существуют. Но все они направлены на диагностику только какой-то одной составляющей социальной адаптации. Хотя в описании методик это важное обстоятельство вовсе не всегда оговаривается. Сложность же проблемы состоит в том, что комплексная психодиагностика социальной адаптации должна быть одновременно направлена на диагностику общего уровня социальной адаптации личности, на диагностику адаптированности как конкретного состояния личности, на диагностику адаптационного потенциала личности. Разработка адекватного психодиагностического инструментария в этой области затрудняется к тому же и существованием ряда проблем в рамках самой теории социальной адаптации личности. Обратимся к рассмотрению некоторых из них.

Под социальной адаптацией обычно понимают: а) постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды; б) результат этого процесса. При этом выделяют следующие основные типы адаптационного процесса: 1) тип, характеризующийся преобладанием активного воздействия на социальную среду; 2) тип, определяющийся пассивным, конформным принятием целей и ценностных ориентаций группы. Нам трудно согласиться с такими представлениями о типах адаптационного процесса. В самом лаконичном виде свои критические замечания и, главное, конструктивные построения мы можем представить следующим образом. Типы адаптационного процесса на самом деле различаются не по критерию «активный – пассивный». Второй из названных выше типов тоже активный. Но здесь речь идет об активном приспособлении личности, об активном самоизменении, самокоррекции в соответствии с требованиями среды. Просто пассивного принятия ценностных ориентаций среды без активного самоизменения быть не может, если речь действительно идет о процессе адаптации.

Исходя из сказанного, мы предлагаем считать критерием различения типов адаптационного процесса не «активность – пассивность», а вектор активности, его направленность. Направленности вектора активности «наружу» соответствует один тип адаптационного процесса. Он характеризуется активным влиянием личности на среду, ее освоением и приспособлением к себе. Направленности вектора активности «внутрь» соответствует другой тип адаптационного процесса. Он связан с активным изменением личностью себя, с коррекцией собственных социальных установок и привычных инструментальных, поведенческих стереотипов. Это тип активного самоизменения и активного самоприспособления к среде. И еще неизвестно, что с энергетической (физической) точки зрения и с эмоциональной (психологической) точки зрения дается легче: изменение среды или изменение себя. В любом случае, ясно, что ни о каком пассивном процессе адаптации не может быть и речи. Конформное, пассивное принятие требований, норм, установок и ценностей социальной среды без включения активного процесса самоизменения, самокоррекции и саморазвития – это не адаптация, а дезадаптация. Практически всегда (только лишь в различной степени выраженности) это переживание дискомфорта, неудовлетворенности, ощущение собственной малости и, возможно, неполноценности. Истинная адаптация – активный процесс, будь то изменение социальной среды или изменение себя. Причем активное изменение себя, оставаясь процессом адаптации (приспособления) и решая задачи адаптации, может объективно протекать как процесс развития личности.

В случае неприемлемости для личности по каким-либо причинам двух рассмотренных вариантов адаптационный процесс протекает по типу активного поиска в социальном пространстве новой среды, с высоким адаптивным потенциалом для данной личности. Последнее обстоятельство («для данной личности») является принципиально важным, потому что понятие адаптационный потенциал среды всегда должно рассматриваться в субъективном контексте.

В действительности существует еще и четвертый тип адаптационного процесса. Причем этот тип как раз и является наиболее распространенным и наиболее эффективным с точки зрения адаптации. Мы называем его вероятностно-комбинированным. Вероятностно-комбинированный тип основан на использовании всех вариантов вышеприведенных «чистых» типов. Выбор того или иного варианта осуществляется в результате оценки личностью вероятности успешности адаптации при разных типах адаптационной стратегии (вектор активности «внутрь» или «наружу»). При выборе стратегии оцениваются: а) требования социальной среды – их сила, степень враждебности, степень ограничения потребностей личности, степень дестабилизирующего влияния и т. п.; б) потенциал личности в плане изменения, приспособления среды к себе; в) цена усилий (физические и психологические траты) при выборе стратегии изменения среды или стратегии изменения себя. Ясно, что оценка всех этих параметров часто (и, возможно, в большинстве случаев) происходит в свернутом виде или даже на неосознанном, интуитивном уровне.

Распространенным и, можно сказать, хрестоматийным является утверждение о том, что основные типы адаптационного процесса формулируются в зависимости от структуры потребностей и мотивов индивида. Это утверждение представляется нам, во-первых, неполным, во-вторых, неточным. Оно неполно, так как типы адаптации формируются в зависимости не только от структуры потребностей и мотивов, но и в зависимости от индивидуально-психологических (дифференциально-психологических) особенностей личности. Например, в зависимости от уровня сенситивности, ранимости личности, или в зависимости от уровня застревания аффекта как особенности личности, или, например, в связи с такой особенностью, как эмотивная акцентуация личности. Данное утверждение является и не вполне терминологически точным, так как лучше говорить в нем не об индивиде, а о личности, если уж речь идет о социальной адаптации.

В историко-психологическом плане в исследовании проблемы социальной адаптации можно выделить (правда, несколько условно) три направления. Первое направление в основном связано с психоаналитическими концепциями взаимодействия личности и социальной среды. Хотя к этому же направлению можно отнести и некоторые психоаналитические подходы, в основном связанные с психосоматической и психофизиологической проблематикой. В целом в рамках этого направления социальная адаптация трактуется как результат, выражающийся в гомеостатическом равновесии личности с требованиями внешнего окружения (среды). Содержание процесса адаптации описывается обобщенной формулой: конфликт – тревога – защитные реакции. Кроме работ авторов психологической и психоаналитической ориентации (L. Berkowitz, E. Erikson Z. Freud и др.) близкий к этому подход реализуется в концепции общего адаптационного синдрома Г. Селье (1979, 1992). В рамках этого направления конфликт рассматривается как следствие несоответствия потребностей личности ограничивающим требованиям социальной среды. Результатом конфликта является актуализация состояния личностной тревоги. Реагируя на тревогу и нарушение внутреннего гомеостаза, эго мобилизует личностные ресурсы. Исключаются защитные реакции, которые преимущественно действуют на бессознательном уровне. Важно подчеркнуть, что степень адаптированности личности при данном подходе определяется характером ее эмоционального самочувствия. Вследствие этого выделяются два уровня адаптации: адаптированность и неадаптированность. Адаптированность при этом связывается с отсутствием у личности тревоги. Неадаптированность – с наличием проявлений состояния тревоги.

Необходимо подчеркнуть, что хотя подход Э. Эриксона и принято относить к данному направлению исследований социальной адаптации, в нем есть существенные особенности. Они состоят в том, что, по Э. Эриксону, процесс адаптации описывается формулой: противоречие – тревога – защитные реакции индивида в среде – гармоническое равновесие или конфликт. То есть конфликт – лишь один из возможных исходов взаимодействия личности и среды. Он возникает, когда недостаточны защитные реакции индивида и, подчеркнем это особо, недостаточны «уступки» среды. Другим возможным исходом является сотрудничество и гармония индивида и среды. В этом плане подход Э. Эриксона очень близок к другому направлению исследований социальной адаптации личности. Это второе направление связано с так называемой гуманистической психологией. Хотя, заметим, по нашему мнению, все объединения такого рода достаточно условны. Пожалуй, в них больше учебного и историко-научного смысла (в плане создания упрощающих классификаций), чем содержательно-психологического. Мы можем легко показать на первоисточниках, что многие идеи представителей психоаналитического направления (A. Adler, E. Fromm) вполне могут быть восприняты в качестве краеугольных постулатов гуманистической психологии. Чем, как не идеями гуманистической психологии, являются принципы адлерианских воспитательных центров – сделать личность счастливее, показать, что другие люди бескорыстно заинтересованы в тебе и желают тебе успеха, освободить от давления комплексов, продемонстрировав: другие не хуже и не лучше тебя, они такие же, как ты. И уж совсем как манифест гуманистической психологии звучат слова Э. Фромма: «…целью человеческой жизни следует считать развертывание сил человека…» А с другой стороны, можно заметить, как признанный классик гуманистической психологии B. Франкл в одной из своих работ выделяет себя из «направления» и задается самым базовым вопросом, «насколько гуманистична гуманистическая психология». Но дальнейшие рассуждения на эту интересную тему могут увести нас слишком далеко от заявленного предмета разговора.

Итак, второе направление исследований социальной адаптации представлено работами, в которых в качестве цели адаптации рассматривается достижение позитивного духовного здоровья и соответствия ценностей личности ценностям социума. При этом предполагается развитие у адаптирующегося индивида определенных необходимых личностных качеств. В этом подходе (G. Allport, A. Maslow, C. Rogers, V. Frankl) критикуется понимание адаптации в рамках гомеостатической модели. «В противоположность теории гомеостаза, – отмечает В. Франкл, – напряжение не является чем-то, чего нужно безусловно избегать… Здоровая доза напряжения, такого, например, которое порождается смыслом, который необходимо осуществить, является неотъемлемым атрибутом человечности и необходима для душевного благополучия». В гуманистической психологии в противовес идее гомеостаза выдвигается положение об оптимальном взаимодействии личности и среды. Нам представляется чрезвычайно важным отметить, что состояние оптимальности трактуется как динамическое. То есть возможно его нарушение, при котором актуализируется стремление к его достижению вновь, но уже на ином (более высоком или более низком) уровне. Процесс адаптации в данном подходе описывается формулой: конфликт – фрустрация – акты приспособления. Причем конфликт возникает при рассогласовании реальности не с любыми потребностями личности вообще, а лишь тогда, когда фрустрируются фундаментальные, базальные потребности личности. К их числу A. Маслоу относит физиологические потребности, потребность в безопасности, аффилиативные потребности (потребность в принадлежности к группе, в общении), потребность в уважении, признании, любви и потребность в самоактуализации.

Выделяются конструктивные и неконструктивные поведенческие реакции. По A. Маслоу, критериями конструктивных реакций являются: детерминация их требованиями социальной среды, направленность на решение определенных проблем, однозначная мотивация и четкая представленность цели, осознанность поведения, наличие в проявлении реакций определенных изменений внутриличностного характера и межличностного взаимодействия. Признаками неконструктивных реакций являются агрессия, реагрессия, фиксация и т. п. Эти реакции не осознаются и направлены на устранение из сознания неприятных переживаний, реально не решая самих проблем. Следовательно, эти реакции есть аналог защитных реакций (рассматриваемых в психоаналитическом направлении).

В рамках самой гуманистической психологии существуют разночтения в понимании сути, роли и места неконструктивных реакций. Так, по К. Роджерсу, неконструктивные реакции есть проявление психопатологических механизмов. По A. Маслоу же, неконструктивные реакции в определенных ситуациях (в условиях дефицита времени и информации) свойственны вообще всем здоровым людям. И в этом случае они играют, как считается, роль действенного механизма самопомощи. Такой подход нам кажется наиболее справедливым, и мы склонны придерживаться этой точки зрения. Этот подход, кстати, находит свое развитие в новейших концепциях и исследованиях личности. Так, экстернальность, будучи менее эффективным личностным конструктом (стратегией), чем интернальность, в определенных условиях становится необходимой. В некоторых ситуациях (множественность неуспехов, неудач, провалов) формируется так называемая защитная экстернальность, которая позволяет личности сохранить самопризнание, самоуважение и достаточно приемлемую самооценку.

Итак, в рамках направления исследований социальной адаптации, связанного с гуманистической психологией, процесс адаптации есть процесс оптимального взаимодействия личности и среды. Основным критерием адаптированности здесь выступает степень интеграции личности и среды.

Еще один подход в исследовании социальной адаптации связан с концепциями «когнитивной психологии» личности. Формула та же: конфликт – угроза – реакция приспособления. Однако содержание ее иное. Предполагается, что, если в процессе информационного взаимодействия со средой личность сталкивается с информацией, противоречащей имеющимся у нее установкам, возникает рассогласование между содержательным компонентом установки и образом реальной ситуации. Это расхождение (когнитивный диссонанс) и переживается как состояние дискомфорта (угроза). Угроза, в свою очередь, стимулирует личность к поиску возможностей снятия или уменьшения когнитивного диссонанса (Festinger L., 1957; Lasarus R., 1966).

Проявление когнитивного диссонанса мы можем довольно часто наблюдать в области социальной перцепции, т. е. в области восприятия человека человеком. Но сама социальная перцепция, скорее всего, должна рассматриваться в качестве раздела (области) психологии личности и межличностного взаимодействия. И потому феноменология когнитивного диссонанса в социальной перцепции, по существу, связана с проблематикой эмоциональной дезадаптации личности в процессе ее социальных взаимодействий. Скажем, известно, что как дискомфорт переживается несоответствие между субъективными социально-перцептивными оценочными эталонами личности и реальным человеком, поведение которого противоречит данным установкам или оценочным эталонам личности («Лысый – а ведет себя несолидно», «Военный – а недисциплинированный», «Немец – а не педант», «Коммерсант – а честный человек» и т. д.).

Активный поиск способов снятия или уменьшения когнитивного диссонанса может увенчаться нахождением следующих возможностей преодоления дезадаптации:

1. Личность может найти рациональные (или в действительности оправдательные) объяснения имеющемуся противоречию. Причем эти рациональные объяснения могут относиться как к себе самому («Почему я так поступил»), так и к другому субъекту взаимодействия. Например: «Его поведение сейчас не соответствует моим прогнозам (ожиданиям), но это поведение случайное, а не типичное».

2. Личность может «фильтровать» внешнюю информацию, осуществлять ее неосознаваемую селекцию. Все или многое из того, что не соответствует в личности или поведении другого человека установкам воспринимающего субъекта, не замечается или замечается не в полной мере. Такая стратегия адаптации, по существу, является предвосхищающей, или превентивной, стратегией. Ее цель в конечном счете не реадаптация, не преодоление возникающего когнитивного диссонанса. Целью здесь являются априорное избегание дискомфорта, дезадантации, недопущение возникновения когнитивного диссонанса, который будет переживаться как дискомфорт, угроза.

3. Личность может достичь вполне достаточного уровня адаптации и снятия противоречия за счет активной самокоррекции и самоизменения собственных установок. То есть адаптация наступает не за счет селекции информации об окружающей социальной среде в соответствии со своими установками, а за счет изменения самих этих установок. Этот процесс связан с изменением отношения или системы отношений личности к тем или иным реалиям. Скорее всего, именно в эту стратегию преодоления когнитивного диссонанса и достижения социальной адаптации входит знаменитая психотерапевтическая формула, утверждающая: «Если нельзя изменить обстоятельства – надо изменить взгляд на них».

Проиллюстрируем работу теории когнитивного диссонанса при решении задачи на адаптацию личности на примере эксперимента, который описан Л. Фестингером и Дж. Карлсмит (Festinger L., Carlsmith J., 1959), и повторен в работе А. Раппопорта (1994). Испытуемый должен был выполнить явно скучное задание (вычеркивание определенной буквы в очень длинном тексте). После выполнения задания испытуемого просили дать оценку этому заданию по шкалам интересности, приятности и ценности. Понятно, задача была оценена очень низко по всем этим критериям. Но смысл эксперимента, конечно, состоял не в этом. На следующем этапе испытуемого просили сказать другому испытуемому, который должен был выполнять эту же задачу, что она довольно интересная и доставляет удовольствие. В одном случае за сообщение этой ложной информации испытуемому платили $1. В другом случае испытуемый получал за эту ложь $20. На последнем этапе эксперимента под предлогом проверки экспериментальных данных самого начального этапа первых испытуемых попросили снова оценить задание по всем вышеназванным шкалам. Обе группы первых испытуемых повысили средние оценки задания, однако у испытуемых, которые получали за ложную информацию $1, это повышение было значительно большим, чем у испытуемых, которым платили за это $20. Эти результаты трудно объяснить с позиций бихевиоральной психологии. С точки зрения формулы «стимул – реакция» большее вознаграждение должно бы вызвать и большую заинтересованность в задании, оно должно было стать для этих испытуемых и менее скучным. Однако оказалось, что более высоко оценили задание «низкооплачиваемые» испытуемые, а не «высокооплачиваемые». Поведение испытуемых в этой ситуации является действительно хорошим примером решения задачи на адаптацию как преодоления когнитивного диссонанса. Дело в том, что большинство испытуемых ощущали дискомфорт, совершая обман. Эта ситуация переживалась как угроза, так как поступок[2] испытуемых (обман других) был несовместим с их оценкой самих себя как порядочных и правдивых личностей. Они могли уменьшить чувство дискомфорта двумя путями: изменить мнение о самих себе, т. е. принять, что они неправдивы, или изменить восприятие экспериментального задания, т. е. считать, что оно достаточно интересно, приятно и ценно. Это объясняет сдвиг на шкале оценок в положительную сторону при повторной оценке задания обеими группами испытуемых.

Однако у «высокооплачиваемых» испытуемых был еще один путь уменьшения когнитивного диссонанса и снижения уровня дискомфорта. Это путь рационального (прагматического) объяснения своего поступка – им хорошо платили за это. У «низкооплачиваемых» испытуемых такого рационального объяснения не было. Поэтому у них оставался только другой путь уменьшения когнитивного диссонанса – отрицать свою первоначальную мысль о том, что задание было глупым и скучным, что и привело к его восприятию и оценке при повторном шкалировании как заметно более позитивного: более интересного и более приятного.

В заключение подчеркнем (и это для нас особенно важно), что в подходе к проблеме социальной адаптации с позиций когнитивного диссонанса, как и в других теориях, выделяются два уровня адаптации: адаптация и дезадаптация. Адаптированность связывается с отсутствием переживания угрозы, дезадаптация – с выраженным эмоциональным переживанием.

Анализируя работы отечественных авторов, как стоящих на позиции деятельностного подхода, так и рассматривающих социальную адаптацию в рамках парадигмы общения и межличностного взаимодействия, А. Н. Жмыриков (1989) справедливо заключает, что и здесь используются лишь два критерия адаптированности и соответственно выделяются два уровня: полной адаптированности и дезадаптации. Теоретическая и практическая недостаточность такого рода решения проблемы социальной адаптации личности представляется нам очевидной. Во-первых, на практике действительно часто возникают ситуации, в которых принятие решения в рамках дихотомии «адаптация – дезадаптация» затруднительно. Существуют же определенные промежуточные варианты. Во-вторых, не дают возможности «успокоиться» существующие противоречия между различными теориями социальной адаптации личности, о которых мы здесь говорили. А в связи с тем, что в каждом из этих подходов есть много положительного и рационального, возникает желание «помирить» их. Иначе говоря, привлекательным кажется путь не жесткого альтернативного выбора одного из подходов, а путь создания модели социальной адаптации интегративного типа, но не схоластической.

Одна из попыток такого решения проблемы состоит в том, что в структуре социальной адаптации личности выделяются следующие компоненты (они же критерии адаптированности): выходные параметры деятельности личности, степени интеграции личности с макро- и микросредой, степень реализации внутриличностного потенциала, эмоциональное самочувствие (Жмыриков А. Н., 1989). Использование этих показателей в качестве критериев адаптации позволяет выделить четыре основ ных уровня адаптированности личности: высокий оптимальный, высокий избыточный, низкий, дезадаптивный. Этот подход нам импонирует и вполне соответствует тем основным идеям, которые мы здесь высказали, о необходимости построения более общей модели социальной адаптации. Однако и в данной модели есть определенные дискуссионные моменты. В основном они связаны с взаимозависимостью критериев «выходные параметры деятельности» и «степень интеграции личности и среды», а также с критерием «степень реализации внутриличностного потенциала». Первые два параметра взаимозависимы, так как оба являются внешними. Степень интеграции все равно проявляется через уровень деятельности (в том числе и совместной) и уровень общения. Что же касается критерия «степень реализации внутриличностного потенциала», то кажется более целесообразным говорить не о нем, а о потребности, выраженности стремлении и самоактуализации, деятельной активности по реализации внутриличностного потенциала. Именно стремление к самоактуализации и возможность наиболее полной реализации этого стремления как динамические и процессуальные параметры, а не степень реализации потенциала как статичная характеристика являются признаком социальной адаптации личности. Конечно, сказанное справедливо и является не только признаком, но и условием социальной адаптации личности, если при этом не игнорируются иные требования, выполнение которых необходимо для адаптации.

Конец ознакомительного фрагмента.

kartaslov.ru

Понятие адаптации с точки зрения психологии

Библиографическое описание:


Александров И. А. Понятие адаптации с точки зрения психологии // Молодой ученый. — 2018. — №22. — С. 283-285. — URL https://moluch.ru/archive/208/51057/ (дата обращения: 07.12.2019).



В данной статье представлен обзор психологических аспектов адаптации. Проведён анализ трудов основных зарубежных и отечественных учёных-психологов в области социально-психологической адаптации, рассмотрены содержание и характеристики понятия.

Ключевые слова: социально-психологическая адаптация, личность, механизмы адаптации, социальная группа.

Актуальность этой проблемы заключается в общественной заинтересованности сохранения и улучшения психического и физического здоровья человека. В связи с этим, изучение закономерностей, принципов и механизмов человеческой адаптации в различных социальных и производственных условиях на разнообразных уровнях, в данный момент приобретает ключевое теоретическое и практическое значение.

В разных науках очень распространён термин «адаптация». Это слово происходит из латыни, и означает приспособление. Впервые термин был введён Г. Аубертом. Само понятие, как утверждает Г. И. Царегородцев в своём труде «Философские проблемы теории адаптации», способствует объединению знаний различных систем. Общенаучные понятия помогают объединению исследуемых объектов разных наук в целостные теории [11].

Адаптацию рассматривают с разных точек зрения: философски её пытались объяснить в Древней Греции такие мыслители как Анаксагор, Гиппократ и Демокрит, делая акцент на том, что внешний вид может зависеть от образа жизни. Объяснение адаптации через эволюцию пытался произвести сначала Ламарк, идеи которого легли в теории адаптации Дарвина. Физиологически, резервные способности организма обеспечивают возможность адаптации на биохимическом и клеточном уровнях. Согласно классической модели Г. Селье, развитие психологической адаптации происходит в три этапа: тревога, сопротивление, истощение. Во время адаптации, задействуются две противопоставленных системы: система изменений, затрагивающая органы и системы работы организма с одной стороны, и система сохранения гомеостаза с другой. Н. А. Фомин в своей работе «Физиология человека» утверждает, что сохранение баланса между этими двумя системами ведёт к адаптации [9].

С точки зрения А. Маслоу, психологическая адаптация является оптимальным взаимодействием личности и окружающей среды. Целью такой адаптации становится достижение позитивного духовного здоровья. Несостыковка личностных ценностей с восприятием социальной ситуации вызывает конфликт, который личность пытается устранить путём мыслительной и трудовой деятельности [3].

С точки зрения Р. Ласаруса, в процессе восприятия мира, личность получает информацию, противоречащую её установкам. Таким образом, возникает конфликт между личностными установками и образом реальности. Интенсивность реакций индивида, направленных на устранение раздражающего фактора, свидетельствует о степени адаптированности личности.

В работе И. А. Милославской «Роль социальной адаптации в условиях современной НТР» выделяется объективно-субъективный характер адаптации. Так же обозначается, что из-за социальной адаптации человек усваивает необходимые навыки и стандарты жизнедеятельности для приспособления к повторяющимся условиям жизни [4].

В психоанализе, в работах З. Фрейда и А. Адлера адаптация представлена с позиции анализа защитных механизмов личности. Адаптация включает в себя и ситуации, связанные с решением конфликтов, и процессы из сферы Эго, свободной от конфликтов. Хорошо адаптированный человек живёт без нарушений продуктивности и с уравновешенным психическим состоянием. Личность изменяется в процессе адаптации, также меняется и среда. Эго регулирует процесс адаптивности [1].


Социально-психологическая адаптация строится на взаимодействии личности и группы, при котором личность нормально функционирует без серьёзных и длительных конфликтов с внутренней и внешней средами, т. е. выполняет свою роль, удовлетворяет свои социальные потребности, самоутверждается и демонстрирует нормальную, девиантную и патологическую виды адаптации [5].

Нормальная адаптация выражается в устойчивом поведении при конфликтных ситуациях, без изменения самой личности и норм социальной группы, с которой личность взаимодействует. При девиантной адаптации личность обеспечивает удовлетворение своих потребностей без учёта потребностей социальной группы, а паталогическая адаптация приводит с негативными последствиями для личности в интересах социальной группы, что может привести к невротическим расстройствам [5].

В профильной литературе существует более широкое определение социальной адаптации. Социальная адаптация является итогом социальных, психологических, моральных, экономических и демографических изменений отношений между личностями. Стоит отметить, что процесс социально-психологической адаптации не имеет жёстких временных рамок. В таком случае, о способности к адаптации можно судить по скорости её протекания [7].

Л. П. Хохлова выделяет условия, необходимые для проведения социально-психологической адаптации. Условия бывают внешние и внутренние. К внешним условиям относятся совместная деятельность с группой и её способность к встречной адаптации с личностью. К внутренним условиям относятся свойства высшего уровня личностной структуры, такие как установки, жизненные цели, ориентиры [10].

Адаптация напрямую связана с личностными характеристиками. Например, на неё влияют внушаемость, эмоционально-волевое самообладание, тревожность, активность. Последнее выделяется отдельно. К. К. Платонов в кратком словаре системы психологических понятий описывает активность как сознательную целенаправленную деятельность личности и её целостные социально-психологические качества, которые определяют и характеризуют воздействие субъекта на предметы, процессы и явления окружающей действительности или определяют степень этого воздействия [6].

Таким образом, в активности выделяются два фактора: изменение и сохранение. С одной стороны, личность активно изменяет свою систему отношений, входя в новую конфликтную среду, а с другой стороны, личность пытается сохранить ключевые позиции своей системы ценностей и отношений без изменений. Балансировка между этими параметрами приводит к социально-психологической адаптации личности [8].

Подводя черту, мы можем сказать, что социально-психологическую адаптацию можно определить как процесс вхождения личности в коллектив, в новую для нее социальную среду. Исходя из того, как складываются взаимоотношения личности и группы можно выделить следующие виды адаптации: нормальную, девиантную и патологическую. Адаптация рассматривается как определенный период, по истечении которого устанавливается оптимальное соотношение личности и ее окружения, т. е. достигается состояние адаптированности [2].

Так как существуют различия по способности приспосабливаться, то наиболее приоритетными становятся задачи изучения и разработки системы улучшения адаптивности с целью оказания эффективного воздействия на людей. Также, включение этого параметра как одного из основных в разработку программ подготовки специалистов любого уровня, поможет улучшить уровни психологического состояния общества и его трудоспособности.

Литература:

  1. Дебольский Н. Г. Трансцендентальный реализм Гартмана. // Новые идеи в философии, сб. 13. СПб.: Образование, 1914.
  2. Ковригина И. С. Социально-психологическая адаптация: сущность, виды и стадии формирования // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2009. № 9. С 201–205
  3. Маслоу А. Психология бытия. М.: Рефл-бук, 1997. 304 с.
  4. Милославская И. А. Социальная психология и философия / Под ред. Б. Ф. Парыгина. Вып.2. М.: Просвещение, 1973. 173 с.
  5. Налчаджян А. А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы и стратегия). М.: Ереван, 1988. 253 с.
  6. Платонов К. К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высшая школа, 1984. 176 с.
  7. Саблин В. С. Психология человека. М.: Мысль, 2004. 352 с.
  8. Терещенко Н. Г. Психологическое обеспечение адаптации персонала в организации // Адаптация личности в современном мире / под ред. М. В. Григорьевой. Саратов: Научная книга, 2012. С. 204–215
  9. Фомин Н. А. Физиология человека. М.: Просвещение, 1982. 320 с.
  10. Хохлова Л.П Исследование адаптирующей способности коллективов. Психологические основы формирования личности в условиях общественного воспитания // Вопросы психологии. Москва. 1984. С. 174–176
  11. Царегородцев Г. И. Философские проблемы теории адаптации. М.: Просвещение, 1975. 277 с.

Основные термины (генерируются автоматически): социально-психологическая адаптация, личность, социальная группа, социальная адаптация, адаптация, психологическая адаптация, вид адаптации.

moluch.ru

Социальная адаптация личности — Студопедия.Нет

 

Проблема социальной адаптации личности является одной из сложнейших в психологии. Данная проблема чрезвычайно актуальна для многих областей психологической науки. Она ставится (и в рамках собственной специфики рассматривается) в таких разделах психологии, как психология личности, педагогическая психология, юридическая психология, психология труда, медицинская психология и психология зрелости.

Проблемы, связанные с психодиагностикой социальной адаптации личности, разнообразны и сложны. В настоящее время, пожалуй, нет какой‑либо специальной методики, с помощью которой можно было бы окончательно решить задачу комплексного изучения социальной адаптации личности. При этом необходимо отметить, что, конечно, методики, связанные с проблематикой социальной адаптации, существуют. Но все они направлены на диагностику только какой‑то одной составляющей социальной адаптации. Хотя в описании методик это важное обстоятельство вовсе не всегда оговаривается. Сложность же проблемы состоит в том, что комплексная психодиагностика социальной адаптации должна быть одновременно направлена на диагностику общего уровня социальной адаптации личности, на диагностику адаптированности как конкретного состояния личности, на диагностику адаптационного потенциала личности. Разработка адекватного психодиагностического инструментария в этой области затрудняется к тому же и существованием ряда проблем в рамках самой теории социальной адаптации личности. Обратимся к рассмотрению некоторых из них.


Под социальной адаптацией обычно понимают: а) постоянный процесс активного приспособления индивида к условиям социальной среды; б) результат этого процесса. При этом выделяют следующие основные типы адаптационного процесса: 1) тип, характеризующийся преобладанием активного воздействия на социальную среду; 2) тип, определяющийся пассивным, конформным принятием целей и ценностных ориентаций группы. Нам трудно согласиться с такими представлениями о типах адаптационного процесса. В самом лаконичном виде свои критические замечания и, главное, конструктивные построения мы можем представить следующим образом. Типы адаптационного процесса на самом деле различаются не по критерию «активный – пассивный». Второй из названных выше типов тоже активный. Но здесь речь идет об активном приспособлении личности, об активном самоизменении, самокоррекции в соответствии с требованиями среды. Просто пассивного принятия ценностных ориентаций среды без активного самоизменения быть не может, если речь действительно идет о процессе адаптации.

Исходя из сказанного, мы предлагаем считать критерием различения типов адаптационного процесса не «активность – пассивность», а вектор активности , его направленность. Направленности вектора активности «наружу» соответствует один тип адаптационного процесса. Он характеризуется активным влиянием личности на среду, ее освоением и приспособлением к себе. Направленности вектора активности «внутрь» соответствует другой тип адаптационного процесса. Он связан с активным изменением личностью себя, с коррекцией собственных социальных установок и привычных инструментальных, поведенческих стереотипов. Это тип активного самоизменения и активного самоприспособления к среде. И еще неизвестно, что с энергетической (физической) точки зрения и с эмоциональной (психологической) точки зрения дается легче: изменение среды или изменение себя. В любом случае, ясно, что ни о каком пассивном процессе адаптации не может быть и речи. Конформное, пассивное принятие требований, норм, установок и ценностей социальной среды без включения активного процесса самоизменения, самокоррекции и саморазвития – это не адаптация, а дезадаптация. Практически всегда (только лишь в различной степени выраженности) это переживание дискомфорта, неудовлетворенности, ощущение собственной малости и, возможно, неполноценности. Истинная адаптация – активный процесс, будь то изменение социальной среды или изменение себя. Причем активное изменение себя, оставаясь процессом адаптации (приспособления) и решая задачи адаптации, может объективно протекать как процесс развития личности.



В случае неприемлемости для личности по каким‑либо причинам двух рассмотренных вариантов адаптационный процесс протекает по типу активного поиска в социальном пространстве новой среды, с высоким адаптивным потенциалом для данной личности. Последнее обстоятельство («для данной личности») является принципиально важным, потому что понятие адаптационный потенциал среды всегда должно рассматриваться в субъективном контексте.

В действительности существует еще и четвертый тип адаптационного процесса. Причем этот тип как раз и является наиболее распространенным и наиболее эффективным с точки зрения адаптации. Мы называем его вероятностно‑комбинированным . Вероятностно‑комбинированный тип основан на использовании всех вариантов вышеприведенных «чистых» типов. Выбор того или иного варианта осуществляется в результате оценки личностью вероятности успешности адаптации при разных типах адаптационной стратегии (вектор активности «внутрь» или «наружу»). При выборе стратегии оцениваются: а) требования социальной среды – их сила, степень враждебности, степень ограничения потребностей личности, степень дестабилизирующего влияния и т. п.; б) потенциал личности в плане изменения, приспособления среды к себе; в) цена усилий (физические и психологические траты) при выборе стратегии изменения среды или стратегии изменения себя. Ясно, что оценка всех этих параметров часто (и, возможно, в большинстве случаев) происходит в свернутом виде или даже на неосознанном, интуитивном уровне.

Распространенным и, можно сказать, хрестоматийным является утверждение о том, что основные типы адаптационного процесса формулируются в зависимости от структуры потребностей и мотивов индивида. Это утверждение представляется нам, во‑первых, неполным, во‑вторых, неточным. Оно неполно, так как типы адаптации формируются в зависимости не только от структуры потребностей и мотивов, но и в зависимости от индивидуально‑психологических (дифференциально‑психологических) особенностей личности. Например, в зависимости от уровня сенситивности, ранимости личности, или в зависимости от уровня застревания аффекта как особенности личности, или, например, в связи с такой особенностью, как эмотивная акцентуация личности. Данное утверждение является и не вполне терминологически точным, так как лучше говорить в нем не об индивиде, а о личности, если уж речь идет о социальной адаптации.

В историко‑психологическом плане в исследовании проблемы социальной адаптации можно выделить (правда, несколько условно) три направления. Первое направление в основном связано с психоаналитическими концепциями взаимодействия личности и социальной среды. Хотя к этому же направлению можно отнести и некоторые психоаналитические подходы, в основном связанные с психосоматической и психофизиологической проблематикой. В целом в рамках этого направления социальная адаптация трактуется как результат, выражающийся в гомеостатическом равновесии личности с требованиями внешнего окружения (среды). Содержание процесса адаптации описывается обобщенной формулой: конфликт – тревога – защитные реакции. Кроме работ авторов психологической и психоаналитической ориентации (L. Berkowitz, E. Erikson Z. Freud и др.) близкий к этому подход реализуется в концепции общего адаптационного синдрома Г. Селье (1979, 1992). В рамках этого направления конфликт рассматривается как следствие несоответствия потребностей личности ограничивающим требованиям социальной среды. Результатом конфликта является актуализация состояния личностной тревоги. Реагируя на тревогу и нарушение внутреннего гомеостаза, эго мобилизует личностные ресурсы. Исключаются защитные реакции, которые преимущественно действуют на бессознательном уровне. Важно подчеркнуть, что степень адаптированности личности при данном подходе определяется характером ее эмоционального самочувствия. Вследствие этого выделяются два уровня адаптации: адаптированность и неадаптированность. Адаптированность при этом связывается с отсутствием у личности тревоги. Неадаптированность – с наличием проявлений состояния тревоги.

Необходимо подчеркнуть, что хотя подход Э. Эриксона и принято относить к данному направлению исследований социальной адаптации, в нем есть существенные особенности. Они состоят в том, что, по Э. Эриксону, процесс адаптации описывается формулой: противоречие – тревога – защитные реакции индивида в среде – гармоническое равновесие или конфликт. То есть конфликт – лишь один из возможных исходов взаимодействия личности и среды. Он возникает, когда недостаточны защитные реакции индивида и, подчеркнем это особо, недостаточны «уступки » среды. Другим возможным исходом является сотрудничество и гармония индивида и среды. В этом плане подход Э. Эриксона очень близок к другому направлению исследований социальной адаптации личности. Это второе направление связано с так называемой гуманистической психологией. Хотя, заметим, по нашему мнению, все объединения такого рода достаточно условны. Пожалуй, в них больше учебного и историко‑научного смысла (в плане создания упрощающих классификаций), чем содержательно‑психологического. Мы можем легко показать на первоисточниках, что многие идеи представителей психоаналитического направления (A. Adler, E. Fromm) вполне могут быть восприняты в качестве краеугольных постулатов гуманистической психологии. Чем, как не идеями гуманистической психологии, являются принципы адлерианских воспитательных центров – сделать личность счастливее, показать, что другие люди бескорыстно заинтересованы в тебе и желают тебе успеха, освободить от давления комплексов, продемонстрировав: другие не хуже и не лучше тебя, они такие же, как ты. И уж совсем как манифест гуманистической психологии звучат слова Э. Фромма: «…целью человеческой жизни следует считать развертывание сил человека…» А с другой стороны, можно заметить, как признанный классик гуманистической психологии B. Франкл в одной из своих работ выделяет себя из «направления» и задается самым базовым вопросом, «насколько гуманистична гуманистическая психология». Но дальнейшие рассуждения на эту интересную тему могут увести нас слишком далеко от заявленного предмета разговора.

Итак, второе направление исследований социальной адаптации представлено работами, в которых в качестве цели адаптации рассматривается достижение позитивного духовного здоровья и соответствия ценностей личности ценностям социума. При этом предполагается развитие у адаптирующегося индивида определенных необходимых личностных качеств. В этом подходе (G. Allport, A. Maslow, C. Rogers, V. Frankl) критикуется понимание адаптации в рамках гомеостатической модели. «В противоположность теории гомеостаза, – отмечает В. Франкл, – напряжение не является чем‑то, чего нужно безусловно избегать… Здоровая доза напряжения, такого, например, которое порождается смыслом, который необходимо осуществить, является неотъемлемым атрибутом человечности и необходима для душевного благополучия». В гуманистической психологии в противовес идее гомеостаза выдвигается положение об оптимальном взаимодействии личности и среды. Нам представляется чрезвычайно важным отметить, что состояние оптимальности трактуется как динамическое. То есть возможно его нарушение, при котором актуализируется стремление к его достижению вновь, но уже на ином (более высоком или более низком) уровне. Процесс адаптации в данном подходе описывается формулой: конфликт – фрустрация – акты приспособления. Причем конфликт возникает при рассогласовании реальности не с любыми потребностями личности вообще, а лишь тогда, когда фрустрируются фундаментальные, базальные потребности личности. К их числу A. Маслоу относит физиологические потребности, потребность в безопасности, аффилиативные потребности (потребность в принадлежности к группе, в общении), потребность в уважении, признании, любви и потребность в самоактуализации.

Выделяются конструктивные и неконструктивные поведенческие реакции. По A. Маслоу, критериями конструктивных реакций являются: детерминация их требованиями социальной среды, направленность на решение определенных проблем, однозначная мотивация и четкая представленность цели, осознанность поведения, наличие в проявлении реакций определенных изменений внутриличностного характера и межличностного взаимодействия. Признаками неконструктивных реакций являются агрессия, реагрессия, фиксация и т. п. Эти реакции не осознаются и направлены на устранение из сознания неприятных переживаний, реально не решая самих проблем. Следовательно, эти реакции есть аналог защитных реакций (рассматриваемых в психоаналитическом направлении).

В рамках самой гуманистической психологии существуют разночтения в понимании сути, роли и места неконструктивных реакций. Так, по К. Роджерсу, неконструктивные реакции есть проявление психопатологических механизмов. По A. Маслоу же, неконструктивные реакции в определенных ситуациях (в условиях дефицита времени и информации) свойственны вообще всем здоровым людям. И в этом случае они играют, как считается, роль действенного механизма самопомощи. Такой подход нам кажется наиболее справедливым, и мы склонны придерживаться этой точки зрения. Этот подход, кстати, находит свое развитие в новейших концепциях и исследованиях личности. Так, экстернальность, будучи менее эффективным личностным конструктом (стратегией), чем интернальность, в определенных условиях становится необходимой. В некоторых ситуациях (множественность неуспехов, неудач, провалов) формируется так называемая защитная экстернальность, которая позволяет личности сохранить самопризнание, самоуважение и достаточно приемлемую самооценку.

Итак, в рамках направления исследований социальной адаптации, связанного с гуманистической психологией, процесс адаптации есть процесс оптимального взаимодействия личности и среды. Основным критерием адаптированности здесь выступает степень интеграции личности и среды.

Еще один подход в исследовании социальной адаптации связан с концепциями «когнитивной психологии» личности. Формула та же: конфликт – угроза – реакция приспособления. Однако содержание ее иное. Предполагается, что, если в процессе информационного взаимодействия со средой личность сталкивается с информацией, противоречащей имеющимся у нее установкам, возникает рассогласование между содержательным компонентом установки и образом реальной ситуации. Это расхождение (когнитивный диссонанс) и переживается как состояние дискомфорта (угроза). Угроза, в свою очередь, стимулирует личность к поиску возможностей снятия или уменьшения когнитивного диссонанса (Festinger L., 1957; Lasarus R., 1966).

Проявление когнитивного диссонанса мы можем довольно часто наблюдать в области социальной перцепции, т. е. в области восприятия человека человеком. Но сама социальная перцепция, скорее всего, должна рассматриваться в качестве раздела (области) психологии личности и межличностного взаимодействия. И потому феноменология когнитивного диссонанса в социальной перцепции, по существу, связана с проблематикой эмоциональной дезадаптации личности в процессе ее социальных взаимодействий. Скажем, известно, что как дискомфорт переживается несоответствие между субъективными социально‑перцептивными оценочными эталонами личности и реальным человеком, поведение которого противоречит данным установкам или оценочным эталонам личности («Лысый – а ведет себя несолидно», «Военный – а недисциплинированный», «Немец – а не педант», «Коммерсант – а честный человек» и т. д.).

Активный поиск способов снятия или уменьшения когнитивного диссонанса может увенчаться нахождением следующих возможностей преодоления дезадаптации:

1. Личность может найти рациональные (или в действительности оправдательные) объяснения имеющемуся противоречию. Причем эти рациональные объяснения могут относиться как к себе самому («Почему я так поступил»), так и к другому субъекту взаимодействия. Например: «Его поведение сейчас не соответствует моим прогнозам (ожиданиям), но это поведение случайное, а не типичное».

2. Личность может «фильтровать» внешнюю информацию, осуществлять ее неосознаваемую селекцию. Все или многое из того, что не соответствует в личности или поведении другого человека установкам воспринимающего субъекта, не замечается или замечается не в полной мере. Такая стратегия адаптации, по существу, является предвосхищающей, или превентивной, стратегией. Ее цель в конечном счете не реадаптация, не преодоление возникающего когнитивного диссонанса. Целью здесь являются априорное избегание дискомфорта, дезадантации, недопущение возникновения когнитивного диссонанса, который будет переживаться как дискомфорт, угроза.

3. Личность может достичь вполне достаточного уровня адаптации и снятия противоречия за счет активной самокоррекции и самоизменения собственных установок. То есть адаптация наступает не за счет селекции информации об окружающей социальной среде в соответствии со своими установками, а за счет изменения самих этих установок. Этот процесс связан с изменением отношения или системы отношений личности к тем или иным реалиям. Скорее всего, именно в эту стратегию преодоления когнитивного диссонанса и достижения социальной адаптации входит знаменитая психотерапевтическая формула, утверждающая: «Если нельзя изменить обстоятельства – надо изменить взгляд на них».

 

Проиллюстрируем работу теории когнитивного диссонанса при решении задачи на адаптацию личности на примере эксперимента, который описан Л. Фестингером и Дж. Карлсмит (Festinger L., Carlsmith J., 1959), и повторен в работе А. Раппопорта (1994). Испытуемый должен был выполнить явно скучное задание (вычеркивание определенной буквы в очень длинном тексте). После выполнения задания испытуемого просили дать оценку этому заданию по шкалам интересности, приятности и ценности. Понятно, задача была оценена очень низко по всем этим критериям. Но смысл эксперимента, конечно, состоял не в этом. На следующем этапе испытуемого просили сказать другому испытуемому, который должен был выполнять эту же задачу, что она довольно интересная и доставляет удовольствие. В одном случае за сообщение этой ложной информации испытуемому платили $1. В другом случае испытуемый получал за эту ложь $20. На последнем этапе эксперимента под предлогом проверки экспериментальных данных самого начального этапа первых испытуемых попросили снова оценить задание по всем вышеназванным шкалам. Обе группы первых испытуемых повысили средние оценки задания, однако у испытуемых, которые получали за ложную информацию $1, это повышение было значительно большим, чем у испытуемых, которым платили за это $20. Эти результаты трудно объяснить с позиций бихевиоральной психологии. С точки зрения формулы «стимул – реакция» большее вознаграждение должно бы вызвать и большую заинтересованность в задании, оно должно было стать для этих испытуемых и менее скучным. Однако оказалось, что более высоко оценили задание «низкооплачиваемые» испытуемые, а не «высокооплачиваемые». Поведение испытуемых в этой ситуации является действительно хорошим примером решения задачи на адаптацию как преодоления когнитивного диссонанса. Дело в том, что большинство испытуемых ощущали дискомфорт, совершая обман. Эта ситуация переживалась как угроза, так как поступок[2] испытуемых (обман других) был несовместим с их оценкой самих себя как порядочных и правдивых личностей. Они могли уменьшить чувство дискомфорта двумя путями: изменить мнение о самих себе, т. е. принять, что они неправдивы, или изменить восприятие экспериментального задания, т. е. считать, что оно достаточно интересно, приятно и ценно. Это объясняет сдвиг на шкале оценок в положительную сторону при повторной оценке задания обеими группами испытуемых.

Однако у «высокооплачиваемых» испытуемых был еще один путь уменьшения когнитивного диссонанса и снижения уровня дискомфорта. Это путь рационального (прагматического) объяснения своего поступка – им хорошо платили за это. У «низкооплачиваемых» испытуемых такого рационального объяснения не было. Поэтому у них оставался только другой путь уменьшения когнитивного диссонанса – отрицать свою первоначальную мысль о том, что задание было глупым и скучным, что и привело к его восприятию и оценке при повторном шкалировании как заметно более позитивного: более интересного и более приятного.

В заключение подчеркнем (и это для нас особенно важно), что в подходе к проблеме социальной адаптации с позиций когнитивного диссонанса, как и в других теориях, выделяются два уровня адаптации: адаптация и дезадаптация. Адаптированность связывается с отсутствием переживания угрозы, дезадаптация – с выраженным эмоциональным переживанием.

Анализируя работы отечественных авторов, как стоящих на позиции деятельностного подхода, так и рассматривающих социальную адаптацию в рамках парадигмы общения и межличностного взаимодействия, А. Н. Жмыриков (1989) справедливо заключает, что и здесь используются лишь два критерия адаптированности и соответственно выделяются два уровня: полной адаптированности и дезадаптации. Теоретическая и практическая недостаточность такого рода решения проблемы социальной адаптации личности представляется нам очевидной. Во‑первых, на практике действительно часто возникают ситуации, в которых принятие решения в рамках дихотомии «адаптация – дезадаптация» затруднительно. Существуют же определенные промежуточные варианты. Во‑вторых, не дают возможности «успокоиться» существующие противоречия между различными теориями социальной адаптации личности, о которых мы здесь говорили. А в связи с тем, что в каждом из этих подходов есть много положительного и рационального, возникает желание «помирить» их. Иначе говоря, привлекательным кажется путь не жесткого альтернативного выбора одного из подходов, а путь создания модели социальной адаптации интегративного типа, но не схоластической.

Одна из попыток такого решения проблемы состоит в том, что в структуре социальной адаптации личности выделяются следующие компоненты (они же критерии адаптированности): выходные параметры деятельности личности, степени интеграции личности с макро– и микросредой, степень реализации внутриличностного потенциала, эмоциональное самочувствие (Жмыриков А. Н., 1989). Использование этих показателей в качестве критериев адаптации позволяет выделить четыре основ ных уровня адаптированности личности: высокий оптимальный, высокий избыточный, низкий, дезадаптивный. Этот подход нам импонирует и вполне соответствует тем основным идеям, которые мы здесь высказали, о необходимости построения более общей модели социальной адаптации. Однако и в данной модели есть определенные дискуссионные моменты. В основном они связаны с взаимозависимостью критериев «выходные параметры деятельности» и «степень интеграции личности и среды», а также с критерием «степень реализации внутриличностного потенциала». Первые два параметра взаимозависимы, так как оба являются внешними. Степень интеграции все равно проявляется через уровень деятельности (в том числе и совместной) и уровень общения. Что же касается критерия «степень реализации внутриличностного потенциала», то кажется более целесообразным говорить не о нем, а о потребности, выраженности стремлении и самоактуализации, деятельной активности по реализации внутриличностного потенциала. Именно стремление к самоактуализации и возможность наиболее полной реализации этого стремления как динамические и процессуальные параметры, а не степень реализации потенциала как статичная характеристика являются признаком социальной адаптации личности. Конечно, сказанное справедливо и является не только признаком, но и условием социальной адаптации личности, если при этом не игнорируются иные требования, выполнение которых необходимо для адаптации.

Итак, построение модели социальной адаптации более общего, интегративного типа мы связываем с выделением критериев социальной адаптации личности внутреннего и внешнего плана, а также с уходом от простой дихотомии «адаптация – дезадаптация» и с созданием более дифференцированной типологии. Предлагаемая нами модель социальной адаптации личности в схематичном виде представлена на рис. 3.1.

 

Рис. 3.1. Модель социальной адаптации личности

 

Мы говорим о Im‑адаптации по внутреннему или внешнему критерию (Im от Imaginary – мнимый), подчеркивая самим названием, что это неполная, односторонняя, «ненастоящая», но возможная форма адаптации личности. И обе эти формы отличаются от Re‑адаптации личности (Re от Real – действительный), которая представляет собой системную, полную, истинную социальную адаптацию личности. Внутренний критерий мы связываем с психоэмоциональной стабильностью, личностной комфортностью, состоянием удовлетворенности, отсутствием дистресса, ощущения угрозы и т. п. Внешний критерий отражает соответствие реального поведения личности установкам общества, требованиям среды, принятым в социуме правилам и критериям нормативного поведения. Дезадаптация по внешнему критерию проявляется как конфликтное, асоциальное, контрнормативное и делинкветное (крайний случай – криминальное) поведение. При этом одновременно может иметь место «внутренняя гармония» личности, т. е. адаптированность по внутреннему критерию. Системная социальная адаптация (Re‑адаптация) есть адаптация по внутреннему и внешнему критериям; это появление нового системного образования – способности личности к самоактуализации в гармонии с реальным социумом.

Важным фактором социальной адаптации (как по внутреннему и внешнему критериям, так и в системном плане) является развитая социально‑психологическая терпимость личности. Этот фактор эффективно срабатывает при определенных рассогласованиях позиций личности и господствующих установок среды. Развитая социально‑психологическая терпимость предупреждает развитие когнитивного диссонанса, а следовательно, и дезадаптацию личности. То есть когнитивный диссонанс возникает не каждый раз при рассогласовании когнитивных образов с действительностью. При определенном отношении личности к этому рассогласованию состояние дезадаптации по механизму когнитивного диссонанса может и не возникнуть.

В структуре общего феномена терпимости мы выделяем два ее вида: 1) сенсуальная терпимость личности и 2) диспозиционная терпимость личности. Сенсуальная терпимость (лат. sensualis – чувственный, основанный на чувствах, ощущениях) связана с устойчивостью к воздействию социальной среды, с ослаблением реагирования на какой‑либо неблагоприятный фактор за счет снижения чувствительности к его воздействию. Сенсуальная терпимость, таким образом, связана с классической (и даже психофизиологической) толерантностью, с повышением порога чувствительности к различным воздействиям социальной среды, в том числе к воздействию субъектов межличностного взаимодействия. Образно говоря, сенсуальная терпимость есть терпимость‑черствость, терпимость‑крепость, терпимость‑стена. В основе диспозиционной терпимости (диспозиция – предрасположенность) лежит принципиально иной механизм, обеспечивающий терпимость личности при социальных взаимодействиях. В данном случае речь идет о предрасположенности, готовности к определенной (терпимой) реакции личности на среду. За диспозиционной терпимостью стоят определенные установки личности, ее система отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще. Примерами установок личности, обеспечивающих ее диспозиционную терпимость, являются, скажем, такие: «Все люди когда‑нибудь ошибаются», «Каждый имеет право на свое мнение», «Чем больше точек зрения, тем лучше», «Агрессия и раздражительность чаще провоцируются ситуацией, а не являются внутренней сущностью человека» и т. п. Принятие стратегии и позиции, известной под названием «альтруистический эгоизм», вероятнее всего, также приводит к существенному повышению терпимости личности. Несомненно, что и в данном случае надо говорить о диспозиционной, а не о сенсуальной терпимости. Диспозиционная терпимость, следовательно, образно говоря, есть терпимость‑позиция, терпимость‑установка, терпимость‑мироощущение. Она вовсе не связана с психофизиологической толерантностью. Носителем высокой диспозиционной терпимости, таким образом, вполне может быть высокосенситивная личность или эмотивный акцентуант.

В заключение отметим (и это прямо относится к изложенному выше подходу о сути и уровнях адаптации), что мы не отождествляем понятия «адаптированная личность» и «адаптированное состояние». Адаптированная личность – это личность, находящаяся вовсе не всегда, но преимущественно в адаптированном состоянии и обладающая высокоразвитыми способностями и умениями к выходу из дезадаптированного состояния, «снятию» дезадаптогенных факторов.

С точки зрения психодиагностики было бы целесообразным создание такой методики изучения социальной адаптации личности, которая бы основывалась на изложенном здесь системном подходе. Работа в этом направлении ведется. Вместе с тем многие психодиагностические методики, которые будут упомянуты в настоящей работе, так или иначе выходят на проблему социальной адаптации личности и могут применяться в этом ракурсе. Не повторяясь, можем лишь напомнить, что «акцентуации» (методики ПДО Личко и Леонгарда – Шмишека) и «адаптация» – понятия связанные. В методике Т. Лири прямо идет речь об адаптивном и дезадаптивном уровне развития качеств. Определенная структура мотивации (методики Х. Хекхаузена, К. Замфир и А. Реана и др.) может способствовать или препятствовать социальной адаптации личности, в том числе и профессиональной адаптации. Перечень методик, которые так или иначе выходят на проблему изучения социальной адаптации, можно продолжить. Однако все это «косвенные» выходы. Было бы интересно и практически очень полезно иметь прямую методику комплексной психодиагностики социальной адаптации личности, непосредственно направленную на решение именно этой диагностической задачи, с учетом рассмотренной здесь всей сложности и многоаспектности самого феномена социальной адаптации.

 

Глава 4

Я‑концепция личности

 

4.1. Я‑концепция в структуре личности

 

Я‑концепция – это обобщенное представление о самом себе, система установок относительно собственной личности или, по выражению немецкого психолога W. Neubauer, Я‑концепция – это «теория самого себя». Важно заметить, что Я‑концепция является не статичным, а динамичным психологическим образованием. Формирование, развитие и изменение Я‑концепции обусловлено факторами внутреннего и внешнего порядка. Социальная среда (семья, школа, многочисленные формальные и неформальные группы, в которые включена личность) оказывает сильнейшее влияние на формирование Я‑концепции. Фундаментальное влияние на формирование Я‑концепции в процессе социализации оказывает семья. Причем это влияние сильно не только в период самой ранней социализации, когда семья является единственной (или абсолютно доминирующей) социальной средой ребенка, но и в дальнейшем. С возрастом все более значимым в развитии Я‑концепции становится опыт социального взаимодействия в школе и в неформальных группах. Но вместе с тем семья как институт социализации личности продолжает играть важнейшую роль также в подростковом и юношеском возрасте.

В самом общем виде в психологии принято выделять две формы Я‑концепции – реальную и идеальную. Однако возможны и более частные ее виды, например профессиональная Я‑концепция личности, или Я‑профессиональное. В свою очередь, профессиональная Я‑концепция личности также может быть реальной и идеальной.

Понятие «реальная», как справедливо замечает Х. Ремшмидт, отнюдь не предполагает, что эта концепция реалистична. Главное здесь – представление личности о себе, о том, «какой я есть». Идеальная же Я‑концепция (идеальное Я) – это представление личности о себе в соответствии с желаниями («каким бы я хотел быть»).

Конечно, реальная и идеальная Я‑концепции могут не только не совпадать, но в большинстве случаев обязательно различаются. Расхождение между реальной и идеальной Я‑концепциями может приводить как к негативным, так и к позитивным следствиям. С одной стороны, рассогласование между реальным и идеальным Я может стать источником серьезных внутриличностных конфликтов. С другой стороны, несовпадение реальной и идеальной Я‑концепций является источником самосовершенствования личности и стремления к развитию. Можно сказать, что многое определяется мерой этого рассогласования, а также интерпретацией его личностью. В любом случае, ожидание полного совпадения Я‑реального и Я‑идеального, особенно в подростковом и юношеском возрасте, является мало на чем основанной иллюзией.

По существу, на представлении о том, что реальная и идеальная Я‑концепции в большинстве случаев (статистическая норма) в той или иной мере закономерно не совпадают, построены и некоторые методики измерения адекватности самооценки. В качестве иллюстрации сказанного рассмотрим одну из таких методик.

 

studopedia.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о