Бессознательное фрейд: Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Познание бессознательного

Вытесненному бессознательному дорога к сознанию закрыта. Сознание тоже не может овладеть вытесненным бессознательным, поскольку оно не знает того, что, зачем и куда вытеснено. Получается вроде бы тупик. Чтобы выйти из тупика, Фрейд попытался найти какую-­то иную возможность перевода внутренних процессов в сферу, где открывался простор для их осознания.
Необходимо было ответить на во­прос, как вытесненное может стать предсознательным. Но здесь на передний план выдвигалась непосредственная аналитическая работа, с помощью которой созда­вались необходимые условия для возникновения опосредующих звеньев, способ­ствующих переходу от вытесненного бессознательного к предсознательному.
В целом, Фрейд попытался по­своему ответить на каверзный вопрос о возможностях осознания бессознательного. Для него сознательные, предсознательные и бес­сознательные представления не являлись «записями» одного и того же содержа­ния в различных психических системах. Первые включали в себя предметные представления, оформленные соответствующим словесным образом. Вторые — возможность вступления в связь предметных представлений со словесными. Третьи — материал, остающийся неизвестным, то есть непознанным, и состоящий из одних предметных представлений. Исходя из этого процесс познания бессо­знательного в психоанализе переносится из сферы сознания в область предсо­знательного.

Фактически речь идет о переводе вытесненного бессознательного не в сознание, а в предсознательное. Осуществление этого перевода происходит при помощи спе­циально разработанных психоаналитических приемов, когда сознание человека как бы остается на своем месте, бессознательное не поднимается непосредственно на ступень сознательного, а наиболее активной становится система предсознатель­ного, в рамках которой появляется реальная возможность превращения вытеснен­ного бессознательного в предсознательное.
Таким образом, в классическом психоанализе Фрейда познание бессознатель­ного соотносится с возможностями встречи предметных представлений с языковы­ми конструкциями, выраженными в словесной форме. Отсюда то важное значение в теории и практике психоанализа, которое придается роли языка и лингвистичес­ких построений в раскрытии содержательных характеристик бессознательного.
В процессе психоаналитического сеанса происходит диалог между аналитиком и пациентом, где языковые обороты и речевые конструкции служат основанием для проникновения в глубины бессознательного.
Однако здесь возникают специфические трудности, обусловленные тем, что бессознательное имеет не только иную, инаковую, отличную от сознания логику, но и свой собственный язык. Особенно ярко специфический язык бессознательного проявляется в сновидениях человека, где различные образы и сюжеты пронизаны символикой. Этот символический язык бессознательного требует своей расшифровки, что является не столь простой задачей.
Фрейд уделял значительное внимание как раскрытию символического языка бессознательного, так и осмысле­нию возможностей перевода вытесненного бессознательного в сферу предсознатель­ного. Он предложил такое специфическое толкование природы словесных пред­ставлений, благодаря которому им допускалась логическая возможность осознания бессознательного через предсознательные опосредствующие звенья.
Процесс познания бессознательного оказывается своего рода воскрешением знания­ воспоминания, отрывочные состав­ляющие которого находятся в предсознательном. Однако глубинное содержание этого вытеснено в силу нежелания или неумения человека распознать за символи­ческим языком бессознательного его стремления и желания, которые нередко ас­социируются с какими­то скрытыми демоническими силами, чуждыми индивиду как социальному и культурно­нравственному существу.

Специфика бессознательных процессов

Фрейд утверждал, что, подобно физическому, психическое не должно быть в действительности именно таким, как оно нам представляется. Одно дело реальность, а другое — представление о ней. Одно дело восприятие психической реальности сознанием, и другое — бессознательные психические процессы, являющиеся объек­том сознания. Поэтому перед психоаналитиком встает непростой вопрос: как воз­можно познание бессознательного психического, если, по существу, оно столь же неизвестно человеку, как и реальность внешнего мира? Фрейд отдавал себе отчет в том, что раскрытие содержания бессознательного является трудной задачей. Однако он полагал, что, как и в случае познания материальной реальности, при осмыслении психической реальности необходимо вно­сить коррективы к внешнему восприятию ее.
Оптимис­тический настрой Фрейда по отношению к возможностям познания бессознатель­ного психического объяснялся тем, что психоаналитические представления о вы­тесненном бессознательном включали в себя вполне определенную, хотя, быть может, на первый взгляд странную установку. Опираясь на нее, в психике челове­ка могут протекать такие процессы, которые, в сущности, ему известны, хотя вро­де бы он ничего не знает о них. 

При осмыслении проблемы бессознательного психического Фрейд выдвинул не­ сколько идей, оказавшихся важными для теории и практики психоанализа. Помимо сделанных им различий между сознательным, предсознательным и вытесненным бессознательным, а также признанием «третьего» невытесненного бессознательно­го (Сверх-­Я), он рассмотрел свойства и качества бессознательных процессов.
Прежде всего, Фрейд подчеркнул, что наряду с первичным характером бессознательных процессов они являются динамически активными и подвижными. Вы­тесненные в бессознательное желания и влечения человека не утрачивают своей действенности, не становятся пассивными, не пребывают в покое. Напротив, на­ходясь в глубинах человеческой психики, они накапливают свою силу и готовы в любой подходящий момент вырваться на свободу. В результате человеку подчас не остается ничего другого, как спасаться бегством в болезнь. В психике человека содержатся, используя выражение Фрейда, всегда активные, бессмертные желания нашей бессознательной сферы. В теории психоанализа признание за бессознательными процессами их актив­ного характера означало нацеленность на исследование динамики их перехода из одной системы в другую. В практике психоанализа это предполагало рассмотрение причин возникновения неврозов с точки зрения до поры до времени дремлющего в глубинах психики вытесненного бессознательного. Активизация же последнего с неизбежностью приводит к образованию разнообразных симптомов, свидетель­ствующих о психическом заболевании.
Кроме того, Фрейд считал, что в отличие от сознания бессознательное характеризуется отсутствием каких-­либо противоречий. Логика сознания такова, что она не терпит противоречий. Если они обнаруживаются в мыслях или действиях че­ловека, то в лучшем случае это может расцениваться как недоразумение, а в худ­шем — как болезнь. Логика бессознательного отличается таким инакомыслием, прикотором противоречивость протекания бессознательных процессов не является отклонением от некой нормы. Противоречия существуют лишь в сознании и для сознания. Для бессознательного нет противоречий.
Любой фиксируемый сознанием абсурд не является таковым для бессознательного. Напротив, он не менее значим по смыслу для бессознательного, чем какое­ либо логически стройное и непротиворечивое построение для сознания. С точки зрения теории психоанализа, за противоречивостью и абсурдностью бессознатель­ного стоит скрытый, потаенный смысл, выявление которого весьма актуально для исследовательской работы. В клиническом плане нелогичные с позиций сознания мышление и поведение пациента воспринимаются аналитиком в качестве важно­го эмпирического материала, свидетельствующего об активизации бессознатель­ных процессов, нуждающихся в раскрытии их истоков и конкретного содержания.
Цель — выявление их подлинного смысла и доведение до сознания всего того, что кажется на первый взгляд абсурдным и противоречивым. Не менее существенно и то, что при раскрытии специфики бессознательного психического Фрейд пересмотрел привычные представления о времени. В его по­нимании время как таковое имеет значимость только для сознания. В бессознатель­ном отсутствует чувство времени. Само бессознательное оказывается как бы вне времени. Так, в сновидении или при невротическом состоянии прошлое и настоящее не обязательно должны следовать друг за другом в той хронологической последовательности, в которой происходили реальные или воображаемые собы­тия. В бессознательном прошлое и настоящее, как, впрочем, и будущее, могут сме­щаться в любую сторону, опережая или подменяя друг друга. Для Фрейда вневременность — одна из наиболее характерных особенностей бессознательного.
Фрейд признавал, что психоанализ не всесилен ни в своих исследовательских, ни в своих терапевтических функциях. Он соглашался с тем, что, подобно философам, психоаналитик не может ответить на вопрос, что есть бессознательное. Но он исходил из того, что психоанализ может помочь в изучении бессознательного пси­хического и использовать полученные таким путем знания в терапевтических це­лях. Причем там и тогда, где и когда другие методы исследования и терапии ока­зываются в силу присущих им ограничений недейственными и неэффективными в выявлении бессознательных желаний и влечений человека.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Бессознательное по Фрейду — Психологос

По представлению Фрейда, бессознательное — огромно, а сознание — лишь маленькая верхушка этого асберга

Фрейд представлял Социум большим и всесильным, а детские импульсы — маленькими и беспомощными.

Бессознательное как продукт вытеснения — содержание поля сознания, какими-то силами (силовыми центрами) по тем или иным причинам из области осознавания жестко или мягко вытесненное. Кто кого вытесняет, много ли вытесняет, как вытесняет и каковы последствия вытеснения — тут представления разных исследователей расходятся.

Что касается представлений Зигмунда Фрейда, то он полагал, что вытеснение может происходить только в одну сторону, а именно Сверх-Я, представитель социума в сознании, как более сильная инстанция вытесняет более слабое содержание: первичные детские влечения, нежелательные для Сверх-Я. В результате, содержание бессознательного по Фрейду — это первичные детские влечения, которые в нас живут, но не осознаются из-за их социальной неприемлемости или рассогласования с другими потребностями, мотивами и установками личности.

Других видов бессознательного З.Фрейд не знал, не предполагал и просто отрицал.

Причем, по Фрейду, это вытеснение жесткое, то есть достать бессознательное, вернуть в сознание человеку обычными средствами нельзя. Это область психического, где происходят принципиально недоступные для меня вещи, но не бессмысленные, а имеющие смысл и логику. Их может расшифровать только специалист специальными методами, например гипнозом или толкованием свободных ассоциаций. Внимание туда принципиально не достает.

По Фрейду, объем такого бессознательного превосходит объем сознания (метафора айсберга, где сознание — крошечная вершина, а основная глыба под водой — бессознательное) и именно оно отвечает за большинство невротических проявлений. Именно бессознательное, согласно Фрейду, виновато во всех наших личностных бедах. Это и есть бессознательное в изначальном и узком смысле, бессознательное в понимании З.Фрейда.

Сегодня уже понятно, что бессознательное — не одно, видов бессознательного множество; достаточно понятно, что вытеснение — лишь одна из причин невротических реакций, и не самая серьезная, и при этом направление и содержание вытеснения может быть самым разнообразным: в результате столкновения могут проиграть и быть вытеснены не только детские влечения, но и взрослые установки, идущие от социума.

путешествие через бессознательное – Москва 24, 06.05.2016

Фото: youtube/Мудрости Жизни

Сегодня исполняется 160 лет со дня рождения Зигмунда Шломо Фрейда, отца и основателя теории психоанализа. Чтобы вам проще было разобраться в его учении и хитросплетениях биографии, мы подготовили алфавит с главными фактами, именами и событиями в его жизни.

А – Австрия

Зигмунд Фрейд родился в австрийском городе Фрайберг, в Моравии, 6 мая 1856 года. Вскоре его семья перебралась в Лейпциг, а затем в Вену, где Фрейд окончил медицинский факультет Венского университета и стал самым известным психиатром в мире.

Б – Бессознательное

Краеугольным камнем в теории Фрейда было открытие бессознательного – части психики человека, по принципам функционирования отличающейся от сознания. Прочитав однажды книгу своего любимого писателя Людвига Берне «Искусство в три дня стать оригинальным писателем», где тот рекомендовал записывать «все, что вы думаете о самих себе, о ваших успехах, о турецкой войне, о Гёте, об уголовном процессе и его судьях, о ваших начальниках», что бы «через три дня изумиться, как много кроется в вас совершенно новых, неведомых вам идей», Фрейд осознал, что всю информацию, которую клиенты сообщали о себе в диалогах с ним, можно использовать в качестве ключа к пониманию их психики.

В – Великобритания

Летом 1938 года после присоединения Австрии к Германии и последовавших за этим гонений на евреев, Фрейд принял решение покинуть Третий рейх и уехать в Англию, где он и скончался спустя год. Его тело было кремировано в Голдерс-Грин, а прах помещен в древнюю этрусскую вазу. Голдерс-Грин – один из старейших крематориев в Британии и первый в Лондоне. Здесь хранятся урны с прахом Анны Павловой, Вивьен Ли, Герберта Уэллса, Бернарда Шоу и Эмми Уайнхаус.

Г – Гомосексуализм

Источник развития гомосексуализма Фрейд видел в глубокой привязанности к матери в детском возрасте: «Молодой человек необыкновенно долго и интенсивно, сосредоточен на своей матери. Но, наконец, по завершении полового созревания все же настает время заменить мать другим сексуальным объектом. И тут происходит внезапный поворот: юноша не покидает мать, но идентифицирует себя с ней, он в нее превращается и ищет теперь объекты, которые могут заменить ему его собственное «Я», которых он может любить и лелеять так, как его самого любила и лелеяла мать».

Д – Детский церебральный паралич

Именно Фрейду принадлежит сам термин, так и первые исследования этой болезни. Будучи молодым доктором, он начал практиковать хирургию, а затем и неврологию в Венской городской больнице, где занимался лечением детей с параличом и нарушениями речи. Впоследствии, разочаровавшись в медицине, он перешел на работу в психиатрическое отделение.

Е – Евреи

Зигмунд Фрейд происходил из еврейской семьи. Именно по причине гонения на евреев после прихода Гитлера к власти Фрейду пришлось покинуть Вену. Он писал: «Кастрационный комплекс – это самый глубокий бессознательный корень антисемитизма, потому что еще в детстве мальчик часто слышит, что у евреев отрезают что-то, – он думает, кусочек пениса, и это дает ему право относиться с презрением к евреям».

Кадр из фильма «Киногид извращенца»

Ж – Жижек, Славой

Славой Жижек – культуролог и философ, написавший сценарий к легендарному фильму «Киногид извращенца» в трех частях. Вся картина состоит из постоянной смены кадров из всемирно известных фильмов, которые комментируются самим Жижеком, при этом режиссер Софи Файнс помещает его в воссозданные декорации из этих же кинолент.

З – Защитный механизм

Термин был предложен Фрейдом в 1884 году. Тогда он занимался психиатрией только год, но уже достиг больших успехов в исследованиях психических расстройств. Понятие «Защитный механизм» предполагало бессознательное вытеснение отрицательных переживаний, вследствие которых человек может отрицать произошедшие с ним события, полностью перенести их на других людей или начать ассоциировать себя с другой персоной.

И – Истерия

Вместе со своим другом, врачом Йозефом Брейером, Фрейд практиковал лечение истерии методом гипноза и свободных ассоциаций. Они просили своих пациенток рассказывать о событиях, которые некогда сопровождали появление симптомов болезни. Выяснилось, что, когда больным удавалось вспомнить об этом и выговориться, симптомы хотя бы на какое-то время исчезали. Гипноз ослаблял контроль сознания, а порой и совсем снимал его. Это облегчало загипнотизированному пациенту решение задачи на уровне бессознательного.

К – Кокаин

Фрейд был кокаинозависимым. Начав изучать воздействие препарата на пациентов и его лечебные свойства при психических расстройствах, Фрейд решил попробовать его на себе в надежде, что это поможет побороть зависимость от морфия. Долгое время ученый использовал его как анальгетик и обезболивающее и написал несколько исследовательских работ по его воздействию. Но уже в 1897 году кокаин «был публично осужден как одно из бедствий человечества наряду с опиумом и алкоголем».

Л – Либидо

Либидо – еще одно из главных открытий Фрейда, ставшее основой психоанализа. Сам термин происходит из античных трактатов, встречается еще у Августина и переводится как «срамная похоть плоти». Фрейд исследовал развитие сексуальности у ребенка, предполагая, что либидо – неотъемлемая часть психологии человека, которая начинает проявляться с момента рождения и первоначально проявляется в удовольствии от сосания материнской груди в оральной стадии.

М – Морфий

В апреле 1923 года у Фрейда обнаружили опухоль нёба; операция по ее удалению прошла неудачно и едва не стоила ученому жизни. К 1939 году, когда болезнь перешла в необратимую стадию, Фрейду пришлось перенести еще 32 операции. Ученый обратился к ухаживавшему за ним доктору Максу Шуру, напомнив о данном ранее обещании помочь умереть. 21 и 22 сентября Шур ввел Фрейду дозу морфия смертельные дозы морфия. В три часа утра 23 сентября Зигмунд Фрейд скончался.

Н – Невроз навязчивых состояний

Невроз навязчивых состояний, или обсессивно-компульсивное расстройство – один из пяти основных клинических случаев, которые классифицировал Фрейд. Это расстройство представляет собой бессознательные фобии и ритуалы, которые, по мнению больного, должны его защитить. Например, постоянные почесывания, суетливые движения, навязчивое желание вымыть руки и т.д. могут служить признаками такого заболевания.

О – Оно

Оно – одна из трех составных частей, формирующих личность человека и представляющее собой совокупность инстинктивных влечений. Главная задача Оно – стремление к достижению удовольствия любыми средствами, что в идеале должно контролироваться морализаторскими принципами Сверх-Я.

П – Психоанализ

Создание теории психоанализа – главная заслуга Зигмунда Фрейда. Исследования истерии и ее лечение методом свободных ассоциаций позволили Фрейду сделать огромный шаг в развитии психиатрии. Его учение сразу приобрело огромную популярность в прогрессивных кругах Европы, а самые близкие последователи сформировали «Психологическое общество». Среди учеников Фрейда были Альфред Адлер, Пауль Федерн, Отто Ранк и многие другие. 15 апреля 1908 года общество было реорганизовано и получило новое название – «Венское психоаналитическое объединение».

Р – Религия


В 1927 году Фрейд написал одну из последних работ – «Будущее одной иллюзии». И хотя религию он считал чем-то вроде «массового невроза», этот труд был посвящен именно религиозным верованиям и их различиям с точки зрения психоанализа. Согласно исследованию Фрейда истоки всех религий крылись в ощущении беспомощности перед грозными силами природы.

С – Сублимация

Фрейд описывал сублимацию как отклонение энергии сексуального влечения от их прямой цели и перенос ее к другим целям или объектам. Одним из самых ярких и главных способов проявления сублимации Фрейд считал искусство и творчество в целом.

Т – Толкование сновидений

Классическая и первая крупная монографическая работа Зигмунда Фрейда. В ней он рассматривал сны как проявление бессознательного и поэтому отдавал им крайне важную роль при лечении больных. Согласно его теории в снах содержание заменялось символами, правильная трактовка которых могла помочь в лечении пациента.

У – Удовольствие

Работа «По ту сторону принципа удовольствия», написанная в 1920 году, – одна из ключевых для понимания Зигмунда Фрейда. В ней впервые появилось разделение личности на Я/Оно/Сверх-Я, а также на основе анализа поведения ветеранов и инвалидов Первой мировой войны Фрейд впервые рассмотрел вопросы влечения к смерти.

Фото: wikimedia.org. Члены Венского психоаналитического объединения: Зигмунд Фрейд, Отто Ранк, Карл Абрахам и др.

Ф – Фрейдизм

Учения Фрейда, основанное на психоанализе, получило общее название фрейдизм. Оно объясняет явления культуры, социальной жизни и поведения людей бессознательными и в первую очередь сексуальными инстинктами и влечениями.

Х – Художники

В 1910 году из-под пера Фрейда вышла книга «Леонардо да Винчи. Воспоминание детства», посвященная исследованию творчества и трактатов великого итальянского художника. Анализируя его картину «Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом», Фрейд приходит к выводу, что художник отразил в ней свои детские воспоминания о матери, которую звали Катерина и с которой он был разлучен в раннем возрасте. А в отсутствии отца Фрейд видит причины гомосексуализма у легендарного художника эпохи Ренессанса.

Ц – Цитаты

Огромное количество цитат, которые сегодня блуждают в интернет-пространстве приписываются Фрейду ошибочно. Но самые известные изречения, которые в действительности принадлежат именно ему это: «Анатомия – это судьба» и «Иногда сигара – это просто сигара».

Ч – Чехия

Город Фрайберг, где родился Зигмунд Фрейд, сегодня принадлежит Чехии и называется Пршибор. В доме, в 1856 году родился Зигмунд Фрейд, в 2006 году был открыт музей.

Ш – Шарко, Жан-Мартен

В 1885 году Фрейд выиграл конкурс на стажировку в Париже у психиатра Жана-Мартена Шарко, того самого Шарко, который изобрел душ, названный впоследствии в его часть, и активно занимался исследованиями причин и лечением женской истерии. Под руководством Шарко Фрейд обнаружил наличие определенных связей между истерией и проблемами сексуального характера.

Э – Эдипов комплекс

Эдипов комплекс – одно из самых важных и самых спорных положений теории психоанализа Фрейда. Этим термином он обозначал бессознательное влечение к родителю противоположного пола. Название Фрейд взял из древнегреческой мифологии и одноименной драмы Софокла, в которой царь Эдип вопреки своей воле и, не ведая того, убивает своего отца и женится на матери.

Ю – Юнг, Карл Густав

Карл Юнг был главным оппонентом и любимым учеником Фрейда. На основе реальной истории их взаимоотношений был снят фильм «Опасный метод» (реж. Дэвид Кроненберг, по роману «Самый опасный метод» Джона Керра и пьесе «Исцеление беседой» Кристофера Хэмптона). Драма отношений Юнга и Фрейда связана с тем, что Фрейд полностью подчинял психику человека сексуальности, а Юнг считал, что «окружающая среда вовсе не дарует личности возможности ею стать, но лишь выявляет то, что в ней заложено».

Я – Сверх-Я

Сверх-Я – наряду с Я и Оно это один из трех компонентов психики человека и человеческой личности. Согласно теории психоанализа Фрейда, Сверх-Я отвечает за моральные принципы и религиозные установки человека, нормы поведения и формирование идеалов.

Зигмунд Фрейд, факир бессознательного — РИА Новости, 26.05.2021

Оставим в стороне апологетов Фрейда в искусстве — Пабло Пикассо, Рене Магритта, Сальвадора Дали, французских и итальянских кинорежиссеров — например, Федерико Феллини, убежденного фрейдиста. Не будем говорить об ирландце Джеймсе Джойсе — литературном брате Фрейде. С влиянием Зигмунда Великолепного на искусство, его сексуальную свободу и причудливые фантазии все более или менее ясно. Намного интереснее то, что говорит о Фрейде наука.

Три четверти современной психологии личности и психотерапии вышли из «шинели» Фрейда, замечает Дмитрий Леонтьев, профессор кафедры общей психологии психологического факультета МГУ. «Фрейд — один из самых мужественных людей в истории науки, который был готов идти наперекор всем сложившимся правилам. Он создал научную «повестку дня», поскольку даже теории, выдвинутые другими учеными, зачастую рождались именно в спорах с Фрейдом».

Слово «либидо» с легкой руки Фрейда стало объяснять в человеческом поведении если не все, то очень многое. Но сексуальность, открытая создателем психоанализа, — «вовсе не клубничка, а проклятье, с которым не известно что делать», считает Вячеслав Цапкин, заведующий кафедрой мировой психотерапии факультета психологического консультирования Московского городского психолого-педагогического университета. По мнению Фрейда, поясняет эксперт, человек утратил все инстинкты, в том числе сексуальный, и ему приходится постоянно «изобретать» собственную сексуальность, мучиться над ней.

Конечно, Фрейд — «отчасти эмансипатор, либеральный мыслитель», идеолог сексуальной революции, признает Вячеслав Цапкин, но в современном обществе его половые теории уже устарели. Сексуальные революции XX века, давшие свободу вытесненным желаниям, отнюдь не избавили общество от неврозов, вопреки предположениям Фрейда, подчеркивает эксперт.

Более того, как отмечают гендерные психологи, гламурная гонка за сексуальностью, желание соответствовать раскрепощенным глянцевым образцам приводит к новым неврозам. Как утверждает психолог Ольга Маховская, в этом случае рождается «глянцевый невроз»: женщина мучительно переживает свое несоответствие гламурным идеалам.

Раскаленный хаос желаний

Бессознательное — не совсем открытие Фрейда. До него первые подступы к бессознательному совершили Лейбниц и Шопенгауэр. Но именно Фрейд нажал спусковой крючок, дав открыто и мощно «выстрелить» подсознательному. Выстрел ударил по патриархальным семейным ценностям. О такой «киллерской» роли Фрейда — кстати сказать, отличного семьянина, отца шестерых детей, — говорил Юнг, его коллега-психолог. И он лишь отчасти пристрастен. Фрейд и впрямь оказался мастером отрицания, талантливым нигилистом. Он мог бы сказать словами Базарова из «Отцов и детей»: строить — не его дело, «сперва нужно место расчистить».

Фрейд, разумеется, был не единственным критиком традиционной морали. Его собратом был Ницше — еще один красноречивый оратор, автор знаменитого суждения: «Культура — это лишь тоненькая яблочная кожура над раскаленным хаосом». Оба мыслителя признали бездну вытесненных желаний в душе человека, с которым разуму трудно бороться, оба «легализовали» душевное подполье. Но вклад нигилистов в общественное сознание — всегда отрицательный. А где же их положительная программа? Как успокоил Фрейд своих растерянных, дезориентированных пациентов, напуганных мешаниной желаний, вдруг обнаружившейся в их душе?

Позитивное, душеспасительное открытие Фрейда — «психодинамика, система закономерностей того, как из глубинных мотиваций человека рождаются действия», замечает Дмитрий Леонтьев. «Фрейд открыл, что невротические симптомы имеют свой смысл, — поясняет Вячеслав Цапкин. — Он понял, что нужно создать такие условия в общении между пациентом и терапевтом, которые бы позволили симптому «заговорить».

Между тем, симптоматическое лечение — далеко не всегда правильное. Другими словами, если внешние проявления невроза исчезнут, это не всегда означает выздоровление. Психоанализ — это «езда в незнаемое», поясняет Дмитрий Леонтьев. «Психоанализ — детективное расследование, которое может идти по ложному следу». Однозначных критериев эффективности психологической помощи нет, подчеркивает эксперт.

По ту сторону науки

Ряд теорий Фрейда находится вне науки, признает Вячеслав Цапкин. Профессор психологии Йельского университета Пол Блум справедливо замечал, что суждения Фрейда изначально довольно туманны, поэтому проверить его идеи достоверными методами науки невозможно. Толкуя сновидения (книга 1900 года так и называется — «Толкование сновидений»), Фрейд больше проявлял себя как поэт, чем как ученый. Вот один пример: если пациенту снились белые волки, Фрейд считал, что его больной в детстве стал свидетелем сексуальных сцен между родителями. Или увидел их в нижнем белье. Пределов фантазии, очевидно, нет.

Но не превращается ли такая игра в ассоциации в манипуляцию человеческим сознанием, в навязывание побуждений? Вот в чем вопрос. И он остается открытым.

И, наконец, главное. Фрейд пришел в науку из практики. Поначалу он преследовал сугубо практические цели — психологической помощи больным. А когда Фрейд причислил себя еще и к теоретикам, возникла большая проблема: насколько корректно судить о законах здорового сознания, исходя из наблюдений над симптомами невротика? Фрейд счел, что корректно. Но вопрос все же открыт, так как здоровые люди на прием к Фрейду, как правило, не стремились. Так стоит ли каждого мальчика считать потенциальным Эдипом?

Фрейд — прежде всего философ, литератор, оратор. Научные же его теории — это богатое и плодородное, но минное поле. Вспоминается замечательная комедия Алана Паркера «Дорога на Вэлвилл», в которой в клинику доктора-новатора Келлога (в исполнении Энтони Хопкинса) ехала праздная публика, слепо верившая в его парадоксальные теории и не знавшая, чем себя в жизни занять. Дело кончилось плачевно: неврозы больных обострились, физическое здоровье ухудшилось.

А вот и наблюдение не из области искусства, а из области науки.

Как установила Американская Ассоциация психоаналитиков, несмотря на то, что во многих гуманитарных науках царствует психоанализ, факультеты психологии обычно относятся к учению Фрейда как к историческому артефакту.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Взлет, падение и новый подъем психоанализа. 165 лет со дня рождения Зигмунда Фрейда

«Отношение к психоанализу двойственное. Теории Фрейда беспощадно осуждали как «устаревшую парадигму», «псевдонауку», «миф». При этом все клинические психологи должны быть осведомлены о психоанализе: фрейдизм рассматривается почти в каждом вводном университетском курсе. Более того, хотя идеи Фрейда ругали, отвергали или просто игнорировали, теперь раздаются голоса, что эти идеи надо заново открыть и что они, возможно, уместнее, чем готовы признать современные ученые-когнитивисты. Удивительно, что так говорят уважаемые сторонники экспериментальной психологии, обычно рассматривающие человеческое поведение эмпирически», — писал нидерландский психолог Корнелис Вегман, задаваясь вопросом, что же изменилось.

На эту тему

Свою знаменитую модель психики, согласно которой под поверхностью человеческого сознания бурлит стихия бессознательного, Фрейд ввел в оборот в книге «Толкование сновидений» в 1899 году. Эта и другие идеи австрийца повлияли на науку и медицину, но еще глубже проникли в культуру и определили обывательский взгляд на механику души. Эдипов комплекс, либидо, детские травмы, фаллические символы, оговорки по Фрейду, кушетка и чуткий психотерапевт с толстым блокнотом, сидящий у изголовья, — благодаря кино, телевидению, литературе, живописи все это сделало психоанализ синонимом вообще всей психологии.

Взять «Звездные войны»: метания Анакина и Люка Скайуокеров между двумя сторонами Силы можно представить как конфликт между моральными указаниями Сверх-Я и инстинктивными желаниями Оно. В «Психозе» (и особенно в сериале-приквеле «Мотель Бейтса») сумасшествие Нормана обусловлено инцестуальными отношениями с матерью. В «Игре престолов» герои постоянно объясняют свои и чужие поступки наличием или отсутствием мужских гениталий. Первый сезон «Декстера» вообще устроен как психоаналитические сессии, где клиент — главный герой, а терапевт — серийный убийца, за которым тот охотится. Куда ни глянь, фрейдизм повсюду, и все можно истолковать психоаналитически.

Что Фрейд разглядел в человеке

«До Фрейда сновидения оставались мистической частью психики и культурной жизни общества. Религиозные течения трактовали их, скорее, как что-то дьявольское, изредка — как встречу с богом, но тогда это событие должна была признать Церковь. То есть это не продукт психики самого человека, а производное чего-то внешнего, — объясняет заведующий кафедры психоанализа и бизнес-консультирования НИУ ВШЭ Андрей Россохин. — Гений Фрейда заключался в том, что он первым системно описал и доказал: сновидения от начала и до конца относятся к нам».

Сам Фрейд говорил, что наука нанесла три удара по наивно любующемуся собой человеку. Сначала Николай Коперник обнаружил, что Земля не центр Вселенной. Затем Чарльз Дарвин, Альфред Рассел Уоллес и другие эволюционисты лишили людей привилегированного места среди божьих творений. Третий, самый болезненный удар мы получили от психологов, показавших, что наше Я не хозяин в собственном доме и вынуждено довольствоваться скудной информацией из бессознательного.

«Когда что-то из бессознательного пытается вступить в контакт с сознанием, сознание шифрует это с помощью защитных механизмов, и человек встречается с этим в сновидениях. А психоанализ — это путешествие во внутренний мир человека, в процессе которого симптом исчезнет сам собой по мере открытия», — говорит Андрей Россохин. По его словам, теория Фрейда, как когда-то сонники, позволяла людям выстоять при встрече с неопределенными, непонятными образами из их снов, придав им смысл.

Знаменитая кушетка в лондонском доме-музее. В этом месте Зигмунд Фрейд жил после бегства из нацистской Германии, но вскоре умер от рака

© AP Photo/Anne Purkiss

Психиатрии Фрейд дал, возможно, даже нечто большее — возможность стать полноценной дисциплиной и практикой в рамках медицины. «Раньше психиатрия смиренно принимала обязанность просто присматривать за пациентами сумасшедших домов», — писал социолог Майкл Стренд. На рубеже веков врачи не понимали, откуда берутся душевные расстройства и что с ними делать, не существовало нейролептиков, антидепрессантов или других лекарств. Тогда еще даже не изобрели лоботомию — операцию по отсечению части мозга инструментом наподобие ножа для колки льда, которая теперь кажется варварством, а поначалу расценивалась чуть ли не как чудо (в 1949 году Антониу Эгаш Мониш получил за нее Нобелевскую премию). В этом тупике психоанализ указывал на корни психических болезней, предлагал метод избавления от них — и к середине XX века стал необходимой частью подготовки психиатров.

Почему наука отвергла психоанализ

Несмотря на популярность, психоанализ с самого начала критиковали. Хотя по образованию Фрейд был неврологом, его труды мало напоминали медицинские трактаты. Его представление о бессознательном с годами все усложнялось, а после смерти многочисленные последователи стали развивать его идеи в разных направлениях. Вдобавок Фрейд был не единственным «отцом» психоанализа — вспомнить хотя бы Карла-Густава Юнга, у которого были свои взгляды на бессознательное и свои ученики. Психоанализ превратился в несколько запутанных, туманных, метафоричных теорий, чьи внутреннюю непротиворечивость и логические следствия практически невозможно проверить. В науке это неприемлемо.

На эту тему

То, что с помощью психоанализа можно объяснить каждое психическое событие и любой поступок, — проблема. Чтобы теория считалась научной, нужно придумать эксперимент, который мог бы ее опровергнуть. К примеру, во время полного солнечного затмения 1919 года Артур Эддингтон сфотографировал звезды и увидел, что они отклонились от обычного положения. Это согласовывалось с общей теорией относительности Альберта Эйнштейна, предсказывавшей, что громадные объекты вроде Солнца искривляют пространство и заодно поток света от далеких звезд. Если бы Эддингтон не обнаружил отклонения, это заставило бы усомниться в правоте Эйнштейна. С психоанализом такое в принципе невозможно.

В психологии первыми критиками Фрейда были бихевиористы (от англ. behavior — поведение), появившиеся в начале XX века. Они отвергали взгляд внутрь себя, свойственный психоанализу, как бесполезный. Вместо этого бихевиористы считали, что исследовать следует только то, что можно объективно наблюдать, — действия человека. А действия предопределены тем, что человек выучил (и чему его можно научить с помощью наказаний и поощрений). Например, если обозвать кого-нибудь дурными словами, то он обидится и больше не станет иметь с тобой дела. Это плохо, поэтому люди обычно не обзываются. Радикальные бихевиористы признавали, что черты характера, чувства, намерения и другие психические феномены существуют, но не видели смысла в них разбираться. Для них фрейдовские Я, Сверх-Я, Оно, бессознательное были ничем не лучше дьявола и бога из старых поверий.

Но, чтобы отлучить психоанализ от медицины, понадобилось кое-что еще.

Как человека уподобили компьютеру

Психоанализ был на пике популярности после Второй мировой войны, когда с фронта вернулись ветераны. Одновременно в США и особенно в Европе стали строить социальное государство. Как писал Майкл Стренд, расходы на медицину выросли в разы, и страховщики справедливо задались вопросом, на что тратятся деньги. Терапевты не могли объяснить, как работает психоанализ и работает ли вообще, исследования эффективности говорили не в пользу этого метода, поэтому такая терапия казалась чиновникам и частникам бездонной ямой, куда утекают ресурсы.

Фарфоровый бюст с разметкой функциональных областей мозга в музее Зигмунда Фрейда в Вене. В XIX в. было распространено псевдонаучное течение под названием френология, согласно которому качествам личности (осторожности, сообразительности, любви к потомству и т.п.) соответствует определенный участок, а об этих качествах можно судить по форме черепа

© Marka/Universal Images Group via Getty Images

В 1960-х годах сын эмигрантов из России Аарон Бек разработал новую терапию — когнитивную (от англ. cognition — мышление). Когнитивный подход чем-то напоминает бихевиористский (позже Бек и другие психиатры, объединив их, изобретут разные когнитивно-поведенческие терапии). Бек заметил, что во время аналитических сессий пациенты вполне сознательно высказывают негативные мысли о себе, о мире и о будущем. Тогда он подумал: если скорректировать эти дурные представления, несчастным полегчает. Что немаловажно, для этого хватит всего нескольких сессий — специалиста не нужно посещать годами или вообще всю жизнь, как считают психоаналитики.

Для когнитивных психологов человек подобен компьютеру, обрабатывающему информацию. Он воспринимает окружающий мир; запоминает, переводит на свой язык, осмысляет; пребывает в разных состояниях ума. Такие психологи неохотно разделяют разум и чувства: то, что мы испытываем, тоже относится к мышлению, а не к душе, бессознательному или еще чему-то. Соответственно, психическое расстройство — этой сбой компьютера, а не результат внутреннего конфликта, возникшего на раннем этапе развития. Например, депрессия — устранимая поломка в системе эмоциональной регуляции, а не боль от разочарования в объекте любви и невыразимой потери, которую надо понять.

На эту тему

Открытия в других науках тоже говорили, скорее, в пользу модели человека как компьютера. Фармакология показала, что определенные химические вещества меняют психику. Депрессию можно рассматривать как следствие химического дисбаланса в мозге; антидепрессанты, по идее, восстанавливают этот баланс. А нейрофизиология создала представление о том, что мозг состоит из этаких модулей: в коре больших полушарий есть участки, отвечающие за зрение, слух и т.д., миндалевидное тело связано с чувством страха, мозжечок нужен для координации движений.  

Когнитивно-поведенческая терапия вместе с лекарствами, когда они требуются, стала золотым стандартом в лечении расстройств, а дальнейшие исследования мозга давали надежду, что и то и другое со временем сделается еще эффективнее. Казалось, психоанализ окончательно себя изжил. Но в последние годы о наследии Фрейда, Юнга и остальных, наоборот, вспоминают все чаще, словно прислушавшись к голосам, о которых нидерландец Корнелис Вегман писал еще в 1985 году.

Почему в науке снова украдкой присматриваются к психоанализу

Психоанализ критиковали за сомнительную эффективность. Но любую терапию сложно проверить по правилам, принятым в доказательной медицине. В исследованиях лекарств одной группе дают пустышки, чтобы оценить эффект плацебо. Но что может быть пустышкой в разговоре с врачом и как внушить пациенту, что это никакая не пустышка? Некоторые исследования, что все-таки были проведены, говорят, что психоаналитические методики недооценены и, наоборот, когнитивно-поведенческие не так уж хороши. А обзор научных работ, проведенный в 2012 году, показал, что эффективность обоих подходов примерно одинакова.

С медикаментами ситуация, по идее, должна быть яснее, но на деле это не так. В одном обзоре исследований авторы выявили, что антидепрессанты — лекарства от одного из самых распространенных психических расстройств — заметно эффективнее плацебо. Однако в другом обзоре ученые пришли к выводу, что спустя 12 недель после начала приема антидепрессанты подействовали только на 59% пациентов (а пустышки — на 39% человек с депрессией). И даже когда эти препараты помогают, до конца не ясно, почему это происходит.

Также непонятно, почему возникает депрессия и другие психические расстройства. Обычно говорят о врожденной предрасположенности вместе с влиянием среды, но этот ответ основан просто на статистических закономерностях — точные механизмы остаются загадкой. Оттого психиатрические диагнозы представляют собой сгруппированные признаки и симптомы. Врачи ставят их, выслушав жалобы пациентов и подсчитав галочки в опросниках: пять симптомов из девяти — идите с рецептом в аптеку и подыщите себе психотерапевта.

На эту тему

Ответы могла бы дать нейрофизиология, но это ей еще не удалось. Ученые в этой области работают над составлением полной карты мозга, и эта работа займет еще не один год. Пока же в исследованиях в основном изучаются отдельные типы поведения и мыслительные операции, например, как воспринимается речь после инсульта или что происходит после того, как человек предпочел шоколадку шарику мороженого. Мозг — сложная штука, и мы смогли в него заглянуть всего несколько десятков лет назад, да и то краем глаза.

Но кое-что нейрофизиологи все-таки выяснили: в частности, что за эмоции и самоконтроль отвечают разные отделы мозга, подчас работающие наперекор друг другу. Эта картина чем-то напоминает противостояние Сверх-Я и Оно у Фрейда. А когнитивисты теперь считают, что мышление человека разделено на две системы: быструю эмоциональную и медленную логическую — напрашивается параллель с сознанием и бессознательным.

Впрочем, это не значит, что австриец был провидцем или, наоборот, заблуждался. На сегодня никто попросту не может вынести окончательный вердикт — и ни у кого нет точного ответа, что такое психика, сознание, как они устроены. Но гипотезы оппонентов, какими бы ошибочными они ни казались на первый взгляд, позволяют посмотреть на человека под непривычным углом. Ученые из разных лагерей постепенно это осознают: к примеру, появилась новая междисциплинарная область — нейропсихоанализ. Возможно, вместе они наконец-то смогут ответить, кто мы такие.

Марат Кузаев 

«Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти» – Weekend – Коммерсантъ

В этом году исполняется 100 лет «По ту сторону принципа удовольствия» — самой мрачной книге Зигмунда Фрейда, в которой он разбирался с неврозами, навязчивыми состояниями, меланхолией и депрессией и изучал бессознательное влечение к смерти. К юбилею перечитали этот и другие труды отца психоанализа и выяснили, что оптимизма в них вообще мало



1
Прежде чем диагностировать у себя депрессию и заниженную самооценку, убедитесь, что вы не окружены идиотами.

«Оговорки»


2
У вас есть иллюзия личной психической свободы, и вы не хотите от нее отказаться. Мне очень жаль, но в этом я самым серьезным образом расхожусь с вами во мнениях.

«Введение в психоанализ»


3
Весьма примечательно, что нам никогда не приходит в голову рассматривать печаль как болезненное состояние и обратиться к врачу для ее лечения, хотя она влечет за собой серьезные отступления от нормального поведения в жизни.

«Семейный роман невротиков»


4
Культурный человек возможность счастья променял на гарантированную безопасность.

«Я и Оно»


5
Жизнь, как она нам дана, слишком тяжела для нас, она нам приносит слишком много боли, разочарований, неразрешимых проблем. Для того чтобы вынести такую жизнь, мы не можем обойтись без средств, дающих нам облегчение. Пожалуй, имеется три рода таких средств: сильное отвлечение, позволяющее придавать меньшее значение нашим несчастьям; заменители удовлетворения, уменьшающие их бремя; наркотики, делающие нас нечувствительными к ним. Без чего-либо подобного не обойтись.

«Недовольство культурой»


6
Агрессия, не нашедшая выхода, означает тяжелое повреждение; все выглядит так, как будто мы должны разрушить другое и других, чтобы не разрушить самих себя, чтобы обезопасить себя от стремления к саморазрушению. Действительно печальное открытие для моралиста!

«Введение в психоанализ»


7
Когда меланхолик с повышенной самокритикой изображает себя мелочным, эгоистичным, неискренним, несамостоятельным человеком, всегда стремившимся только к тому, чтобы скрыть слабости своего характера, он, вероятно, достаточно близок к тому, что нам известно о самопознании, и мы лишь спрашиваем себя, почему нужно сначала заболеть, чтобы подобная истина стала доступной.

«Семейный роман невротиков»


8
Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти.

«Мы и смерть»


9
Знаю, что вы много слышали о чувстве неполноценности, которое характеризует как раз невротиков. Оно проявляется, в частности, в так называемой художественной литературе. Писатель, употребивший словосочетание «комплекс неполноценности», считает, что этим он удовлетворяет всем требованиям психоанализа и поднимает свое творение на более высокий психологический уровень. В действительности искусственное словосочетание «комплекс неполноценности» в психоанализе почти не употребляется.

«Лекции по введению в психоанализ»


10
Различие между неврозом и здоровьем существует только днем, но не распространяется на жизнь во сне.

«Введение в психоанализ»


11
Невроз заменяет в наше время монастырь, в который обычно удалялись все те, которые разочаровывались в жизни или которые чувствовали себя слишком слабыми для жизни.

«Психология бессознательного»


12
Инфузория умирает, предоставленная сама себе, естественной смертью вследствие несовершенства в устранении своих собственных продуктов обмена веществ; но, может быть, и высшие животные умирают в основном вследствие такого же недостатка.

«Проблемы метапсихологии»


13
Психоаналитик, от которого требуют, чтобы он взялся за лечение жены или ребенка друга, должен быть готов к тому, что чем бы это предприятие ни кончилось, оно будет стоить дружбы. Но он все же должен принести эту жертву.

«Техника психоанализа»


14
Сильный эгоизм защищает от болезни, но, в конце концов, необходимо начать любить для того, чтобы не заболеть, и, наоборот, остается только заболеть, когда вследствие собственной несостоятельности человек лишается возможности любить.

«Очерки по психологии сексуальности»


15
Чрезвычайно поучительно видеть, как с подъемом настроения снижаются претензии на остроумие.

«Остроумие и его отношение к бессознательному»


16
От влюбленности недалеко до гипноза. Соответствие обоих очевидно. То же смиренное подчинение, уступчивость, отсутствие критики как по отношению к гипнотизеру, так и по отношению к любимому объекту.

«По ту сторону принципа удовольствия»


17
Гениталии не проделали вместе со всем человеческим телом развития в сторону эстетического совершенствования, они остались животными, поэтому и любовь в основе своей и теперь настолько же животна, какой она была испокон веков.

«Очерки по психологии сексуальности»


18
Любовные влечения с трудом поддаются воспитанию, их воспитание дает то слишком много, то слишком мало.

«Очерки по психологии сексуальности»


19
Нарциссический рубец является наиболее живым элементом в часто встречающемся у невротиков чувстве неполноценности.

«По ту сторону принципа удовольствия»


20
Возможности нашего счастья ограничиваются уже нашей конституцией. Куда меньше трудностей с испытанием несчастья.

«Недовольство культурой»


Бессознательное или подсознание? Основные идеи о бессознательном

Не особо вдумываясь в смысл термина, частенько заявляют: Фрейд открыл бессознательное. После чего нередко следует заявление, якобы уже давно появились более успешные способы работы с ним, нежели психоанализ, и едва ли не каждый тренинг, мастер-класс или курс психотерапии сегодня обещает учитывать наши подсознательные механизмы. Concepture выясняет: так ли все просто и отвечает на вопрос о том, что именно «открыл» Фрейд: бессознательное или подсознание?

Использование терминов «бессознательное», «подсознание» и концепта «Оно» как синонимов – лучший способ растерять всякую осмысленность в употреблении этих слов. Фрейдовским и, по сути, психоаналитическим является понятие «бессознательное» – даже при многочисленных признаниях аналитиков сколь неудачным является этот термин. Лакан однажды скажет, что «слово это неудобно тем, что представляет собой отрицание, так что вообразить по его поводу можно все на свете», а Жак-Ален Миллер из Новой Лакановской школы даже предложил заменить его в современной клинике неологизмом «парлетр» (parletre – говорящее тело/говорящее существо/говорящее бытие). Подсознание – это термин, отсылающий к совершенно иной традиции понимания психики и ее скрытой стороны.

Краткая история идеи

Здесь уместно сделать небольшое тематическое отступление в историю идей. Когда говорят об открытии Фрейда, то обычно понимают под этим создание первой теоретической концепции о бессознательной части нашей психики. Это совершенно неверно. О том, что человек – отнюдь не целиком разумное существо, было известно еще в архаичных культурах. Античная классическая философия в лице Платона и Аристотеля очень четко делит душу человека на три части, из которых две неразумны [причем одна отвечает за аффекты и страсти, а другая – за животные потребности – прим. автора]. О неосознанных частях души писали Августин, Декарт, Спиноза и Лейбниц. А немецкие романтики сделают иррациональную стихийную часть души главным объектом своей философии. Так что пока никакого открытия здесь не просматривается.

Однако если мы внимательно посмотрим на то, как философы классической эпохи говорят о бессознательном, то мы обнаружим, что это то, что стоило бы называть «не-осознанное». Базовая предпосылка такой философии сознания такова: наша душа/сознание прозрачны для наблюдения, в них есть лишь то, что еще не попало в свет разума, но никаких принципиальных преград этому нет. Лишь Лейбниц теоретически обосновывает, что в человеческой душе могут существовать столь малые переживания (теория малых перцепций), что мы никогда их не отследим, но можем видеть лишь некоторые результирующие. Собственно, это и есть то, что можно назвать «подсознанием» или подпороговым уровнем сознания. Такое подсознание изучают психологи экспериментального толка, т. к. оно принципиально строится на идее причинности.

Именно на такой предпосылке в XIX веке появится месмеризм и множество других полумистических практик лечения. Другим вариантом такого бессознательного является иррациональное начало у романтиков. По сути, оно отличается от подсознания Лейбница только заменой строгой причинности на полную свободу, творчество и непостижимость. Однако, оно тоже может быть названо подсознанием, поскольку по мысли романтика это основа, на которой взрастает разум, т. е. оно всегда подспудно присутствует, являясь истиной происходящего в душе человека.

Оригинальность гипотезы Фрейда

Открытие Фрейда если и состоит в чем-то, то в конституировании совершенно нового представления о бессознательном. Оно непрозрачно, в отличие от несознательного классических философов, и даже сопротивляется осознанию. Оно не является врожденным и истинным как стихийная иррациональность романтиков и не строится целиком на малых переживаниях и их причинном взаимодействии как подсознание у Лейбница и Месмера. Это бессознательное говорящего существа, которое проявляет себя вопреки сознательной воле индивида.

«Поэты и философы раньше меня открыли бессознательное. Я открыл лишь научный метод, с помощью которого бессознательное может быть изучено». З.Фрейд

Гипотеза Фрейда по-своему остроумна. На основании экспериментальных исследований психики человека XIX века он проводит приблизительное равенство между «сознанием» как психической инстанцией и «осознанным вниманием» как его функцией. В самом деле, то, что сейчас не находится в зоне контроля или фокусе внимания, сложно назвать сознательным. Но тогда очевидно, что всё, что не осознается «здесь и сейчас» – это вне-сознательная и гораздо большая по объему часть психики, т. к. она включает в себя память и, возможно, врожденные элементы.

Развивая эту идею, Фрейд предлагает различать «бессознательное» в двух смыслах. Первый смысл он называет дескриптивным, т. е. описательным, – это бессознательное как всё, что не осознанно. Например, воспоминания вчерашнего дня, которые сейчас не актуальны для меня, усилием воли я могу восстановить.

Второй смысл – динамический – это и есть бессознательное, которым занимается психоанализ. В отличие от латентного состояния психики, которое может быть помещено в фокус сознания, бессознательное в динамическом смысле – это то, что вытеснено и сопротивляется осознанию. Именно в этой области Фрейд ищет причины тех действий, которые нам кажутся случайными или нелепыми, и прежде всего причины болезненных симптомов невротиков.

При этом в духе экспериментальной науки он исследует людей, которым под гипнозом даются разные команды и установки, и обнаруживает, что какой-то части сознательных объяснений наших действий мы верить не можем. Эти на вид логичные объяснения, идущие от сознания, на деле скрывают реальные причины действий, лежащие в бессознательном. Фрейд назовет это рационализацией.

«Я умышленно говорю «в нашем бессознательном», ибо то, что мы так называем, не совпадает с бессознательным у философов». З.Фрейд

Основатель психоанализа был хорошо знаком с разными научными и философским теориями [например, идеи о бессознательном есть в теориях К. Каруса, И. Гербарта и Э. Гартмана, которых читал Фрейд – прим. автора], однако вопросы, которые он задает, разительно отличаются от предшественников. Для большей части предшествующей философской традиции бессознательное – это нечто непознанное или вообще непознаваемое. Фрейд же пытается изучить механизмы, благодаря которому возникает и проявляется бессознательное.

Ключевые особенности психоаналитического представления о бессознательном

Концепция бессознательного будет меняться со временем, а для его описания Фрейд использует несколько разных моделей и аналогий: гидравлическая модель, экономико-энергетическая модель, топологическая и другие. Однако относительно неизменными останутся следующие положения.

Во-первых, бессознательное можно анализировать и расшифровывать, оно не непознаваемо, хотя и сопротивляется анализу. Психоанализ не отбрасывает разум, а напротив – сохраняет веру в возможность разума помочь в работе с бессознательным.

Во-вторых, бессознательное по своему содержанию – продукт нашей личной истории, без влияния языка и общества его не существует, а доля врожденных содержаний, пресловутых «инстинктов», в нем незначительна. Фрейд в своих работах четко различал «влечения» (у людей) и «инстинкты» (у животных), а факт их смешения – целиком на совести недобросовестных переводчиков и комментаторов.

В-третьих, бессознательное – это особое состояние психики, которое лишено времени и модальности, а также содержит в себе всё вытесненное, ничего не забывая. Сюда же относится известная идея о том, для бессознательного почти ничего не значит частица «не». При этом бессознательное весьма сложным образом связано с телом. На примере своих пациентов Фрейд обнаружил, что бессознательные влечения могут игнорировать или прямо противоречить потребностям или возможностям организма.

Эту часть нашей психики он назовет «влечением к смерти», хотя многие вдумчивые комментаторы будут отмечать, что формулировка крайне неудачная. Суть этого влечения не в стремлении к разрушению и смерти, а в некотором слепом стремлении, безразличном к жизни и смерти. Впоследствии Жак Лакан сформулирует эту идею более утонченно: бессознательное – это то, что возникает благодаря телу, но ничего не желает знать о его существовании.

Стоит добавить к этому, что бессознательными могут быть любые элементы психики из второй топики («Оно — «Я» — «Сверх-Я»), поэтому его отождествление с термином Id («Оно») в корне неверно. И все же Фрейд, резюмируя свои взгляды на психоанализ, однажды высказал формулу: «Где было «Оно», должно стать «Я».

Многие поняли это слишком прямолинейно, в духе философии – как полное осознание того, что еще не осознанно. Однако такая экспансия не только невозможна в полной мере, но и губительна для субъекта, т. к. только «Оно» является источником хоть какой-то жизненной энергии. Лакан, читая эту формулу в оригинале («Wo Es war, soll Ich werden»), отмечал, что в ней можно услышать не только описание будущего («должно прийти»), но и обещание («обязуюсь прийти»).

В этом смысле статус бессознательного не столько онтологический, сколько этический, а сама фраза указывает на то, что субъект («Я») – это тот, кто еще только должен появиться на фоне бессмысленного симптома («Оно»). Собственно, именно эта вера в возможность (прихода) субъекта и определяет целиком и полностью клинику психоанализа.

Конечно, можно выделить еще целый ряд положений о бессознательном в психоанализе, и к некоторым из них мы еще обратимся в последующих текстах курса.

Подведем итог. Фрейд изобрел совершенно новый концепт «бессознательного», порывающий с логикой «непознанного» и «непознаваемого». И если речь идет о психоанализе, то стоит говорить «бессознательное» и никак иначе. За «подсознанием» стоят совсем иные допущения в духе аутосуггестии, гипноза и других теорий.

 

Для превью взяты работы Misi Szilagyi

 

Что такое бессознательное? | Музей Фрейда, Лондон,

Бессознательное стало широко используемым термином, но Фрейд имел в виду нечто вполне конкретное.

Он отверг понятие «второго сознания» и критиковал мистическую точку зрения, согласно которой все люди связаны с одним и тем же универсальным бессознательным.

Динамическое бессознательное

Фрейда интересовало динамическое бессознательное , состоящее из идей, которые были вытеснены из сознания процессом вытеснения .

Это очень отличается от идей, которые находятся вне сознания, но могут довольно легко стать сознательными — то, что Фрейд назвал предсознательным .

Ключевой особенностью теории Фрейда является то, что идеи могут быть как бессознательными, так и активными одновременно. Он осторожно указал на то, что репрессии не уменьшают их интенсивности. Фактически, заявил он, они являются «представителями» мощных телесных влечений , стремящихся к удовлетворению.

Поскольку за ними стоит сила побуждений, Фрейд придал бессознательным идеям статус желаемых импульсов .Несмотря на то, что мы не подозреваем о них, они продолжают утверждать себя и влиять на нашу жизнь, а подавление предполагает постоянные усилия, чтобы держать их в страхе.

Характеристики бессознательного

Фрейд выделил ряд специфических характеристик бессознательного:

  • Позволяет сосуществовать бок о бок противоречивым идеям
  • Его содержание не имеет такой степени «достоверности», как сознательные идеи.
  • Бессознательные идеи не расположены в хронологическом порядке.

Фрейд стремился показать, что бессознательное — это не просто иррациональный клубящийся беспорядок. Он описал сложную и высокоорганизованную систему, работающую по законам.

В бессознательном идея может поглотить движущую энергию нескольких идей посредством процесса конденсации или может перенести свою энергию на связанную идею посредством смещения .

Фрейд назвал эти механизмы уплотнения и смещения первичными процессами , которые он противопоставил более знакомым вторичным процессам сознательного мышления.Эти первичные процессы позволяют бессознательным желаемым импульсам претерпевать искажения, находя выходы, которые не имеют очевидной связи с подавленными идеями.

Лечебный метод

Фрейд считал, что метод свободных ассоциаций был самым близким приближением к первичным процессам.

С помощью этого метода Фрейд стремился проследить смещения и уплотнения, которые привели к формированию таких вещей, как снов , оговорок и, что наиболее важно, симптомов его пациентов .

Модель человеческого разума по Фрейду

Понимание человеческого разума лежит в основе психоаналитической теории. С момента появления теории Зигмунда Фрейда в начале 1900-х годов, несмотря на многие достижения в изучении психоаналитической теории, основные мысли Фрейда сохраняют прочную основу для формирования взглядов на теорию человеческого разума.

В центре теории Фрейда находятся психопатологии, которые приводят к психическому заболеванию у субъекта.Предпосылка Фрейда состоит в том, что человеческий разум находится на трех уровнях осознания или сознания. Именно появление этих психопатологий влияет на людей, поэтому требует большего, чем просто говорить о них. Эффективное лечение этих глубоко укоренившихся психопатологий — это психоанализ.

На иллюстрации ниже показано разделение Фрейдом этих трех уровней и предполагаемое использование каждого уровня. Это сознательные, подсознательные и бессознательные .Работая вместе, они создают нашу реальность.

Хотя принятие психоаналитической теории Фрейда со временем пошло на убыль, лишь немногие профессионалы предложили бы отказаться от нее. Внутри него находится модель или концепция, выдержавшая множество испытаний временем.

Этимология

Происхождение смысла разума имеет долгую и богатую историю. В отличие от многих других слов и фраз, его использование не имеет четкой эволюции. Его значение больше зависело от контекста его использования, чем от какого-либо одного значения.

Если об этом говорит философ, разум вполне может означать личность, личность и его воспоминания. Для религиозного человека разум является домом для духа, осознания Бога, а для ученого разум является генератором идей и мыслей. Ум носил с собой множество разнообразных ярлыков. В младенчестве ссылки на разум действительно были метафоричными.

Только в 14 и 15 веках постепенно развилось обобщение разума , включающего все умственные способности, мышление, волю, чувство и память.

В конце 19 — начале 20 века на передний план вышла психология как уважаемая наука. В немалой степени благодаря работам Фрейда и других укрепилось популярное внимание к человеческому разуму, его роли в поведенческих науках и вопросу о разуме / теле. Сегодня концепция разума и его функций почти всегда обсуждается с научной точки зрения.

Сознательный разум Фрейда

Поскольку сознание лучше всего понимать как осознавание чего-либо, способность вызывать это в памяти, казалось бы, достаточно просто квалифицировать только те события, которые мы можем вспомнить, как деятельность человеческого разума.

У этого представления есть две проблемы. Во-первых, есть оценка, что только около 10% работы разума состоит из сознательных мыслей, а во-вторых, эта точка зрения не объясняет те случайные события, созданные в разуме.

Возможности сознательного разума могут выполнять две функции:

  1. Его способность направлять ваш фокус.
  2. Его способность вообразить то, что нереально

Будучи важным партнером в триаде человеческого разума, сознательный разум служит нам сканером.Он будет воспринимать событие, вызывать потребность в реакции, а затем, в зависимости от важности события, сохранять его либо в бессознательной, либо в подсознательной области человеческого разума, где оно остается для нас доступным.

Подсознание Фрейда

Ваше подсознание — это место хранения любых недавних воспоминаний, необходимых для быстрого вызова , таких как ваш номер телефона или имя человека, с которым вы только что познакомились. Он также содержит текущую информацию, которую вы используете каждый день, такую ​​как ваши текущие повторяющиеся мысли, модели поведения, привычки и чувства.

Рабочая лошадка опыта разума / тела Подсознание Фрейда служит в качестве оперативной памяти (RAM) разума. «Таким образом, бессознательное можно рассматривать как источник сновидений и автоматических мыслей (тех, которые появляются без какой-либо видимой причины), хранилище забытых воспоминаний (которые могут быть доступны сознанию в более позднее время) и локус неявных знания (вещи, которые мы выучили так хорошо, что делаем их, не задумываясь) ».

Подсознание Фрейда

Подсознание — это , где находятся все наши воспоминания и прошлый опыт .Это те воспоминания, которые были вытеснены травмой, и те, которые были просто сознательно забыты и больше не важны для нас (автоматические мысли). Именно из этих воспоминаний и опыта формируются наши убеждения, привычки и поведение.

Обзор предыдущей иллюстрации показывает бессознательное, находящееся на более глубоком уровне в сознании, под подсознанием. Хотя подсознание и бессознательное имеют прямые связи друг с другом и имеют дело с похожими вещами, подсознание на самом деле является подвалом, подземной библиотекой, если хотите, всех ваших воспоминаний, привычек и поведения.Это кладезь всех ваших глубинных эмоций, запрограммированных с рождения.

Психоаналитическая теория Фрейда учит, что именно здесь, в бессознательном уме, могут произойти необходимые изменения с помощью психоанализа.

Комментарий

Как уже упоминалось, психоаналитическая теория Фрейда и связанные с ней вмешательства с теми, у кого проявляются симптомы психического заболевания, не статичны. Использование современной психологии в области теории и практики открыло теорию Фрейда для многих новых идей.

Среди широко распространенной поддержки и критики психоанализа был достигнут значительный прогресс в его использовании в качестве действенного подхода к лечению. Психоаналитическая теория Фрейда заслуживает изучения хотя бы по одной причине, кроме как для получения важной исторической точки зрения на лечение психического здоровья.

Бессознательное | психология | Britannica

Бессознательное , также называемое Подсознание , комплекс умственных действий внутри человека, которые происходят без его ведома.Зигмунд Фрейд, основатель психоанализа, заявил, что такие бессознательные процессы могут влиять на поведение человека, даже если он не может о них сообщить. Фрейд и его последователи считали, что сны и оговорки на самом деле были скрытыми примерами бессознательного содержания, слишком угрожающего, чтобы с ним напрямую противостоять.

Некоторые теоретики ( например, ранний экспериментальный психолог Вильгельм Вундт) отрицали роль бессознательных процессов, определяя психологию как исследование сознательных состояний.Тем не менее, существование бессознательной умственной деятельности кажется хорошо установленным и продолжает оставаться важной концепцией в современной психиатрии.

Фрейд различал разные уровни сознания. Действия в непосредственном поле осознания он назвал сознательными; например, чтение этой статьи является сознательной деятельностью. Сохранение данных, которые легко довести до сведения, — это предсознательная деятельность; например, человек может не думать (осознавать) свой адрес, но легко вспоминает его, когда его спрашивают.Данные, которые нельзя вспомнить с усилием в определенное время, но которые можно вспомнить позже, сохраняются на подсознательном уровне. Например, в обычных условиях человек может не осознавать, что когда-либо был заперт в туалете в детстве; тем не менее, находясь под гипнозом, он может живо вспомнить пережитое.

Поскольку переживания одного человека не могут непосредственно наблюдаться другим (так как человек не может чувствовать головную боль другого), усилия по объективному изучению этих уровней осознания основаны на умозаключениях; я.е., самое большее , исследователь может сказать только, что другой человек ведет себя , как если бы он был без сознания, или , как если бы он был в сознании.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Попытки интерпретировать происхождение и значение бессознательной деятельности в значительной степени опираются на психоаналитическую теорию, разработанную Фрейдом и его последователями. Например, считается, что происхождение многих невротических симптомов зависит от конфликтов, которые были удалены из сознания посредством процесса, называемого вытеснением.По мере роста знаний о психофизиологической функции многие психоаналитические идеи оказываются связанными с деятельностью центральной нервной системы. То, что физиологическая основа памяти может лежать в химических изменениях, происходящих в клетках мозга, было выведено из клинических наблюдений, которые: (1) прямая стимуляция поверхности мозга (коры), когда пациент находится в сознании на операционном столе во время операции, имеет эффект возвращения к осознанию давно забытых (бессознательных) переживаний; (2) удаление определенных частей мозга, по-видимому, отменяет сохранение определенных переживаний в памяти; (3) общая вероятность доведения бессознательных или предсознательных данных до осознания повышается за счет прямой электрической стимуляции части структуры мозга, называемой ретикулярной формацией, или ретикулярной активирующей системой.Кроме того, согласно так называемой теории сдвига крови в головном мозге, переход от бессознательной к сознательной деятельности опосредуется локальными изменениями кровоснабжения различных частей мозга. Эти биопсихологические исследования пролили новый свет на обоснованность психоаналитических представлений о бессознательном. См. Также психоанализ.

Великое неизвестное | Здоровье и благополучие

Можем ли мы когда-нибудь действительно познать себя, не говоря уже о других людях? Для Зигмунда Фрейда и его последователей наша жизнь формируется силами, о которых мы совершенно не подозреваем.Хотя мы думаем, что несем ответственность, мы просто повторяем одни и те же грубые ошибки, даже не подозревая об этом. Мы выбираем работу, которая нам не нравится, мы ссоримся с друзьями и отчуждаем своих партнеров. Иногда мы вынуждены осознавать, что что-то не так: плохой сон, который не проходит, необъяснимый физический симптом или странная навязчивая мысль заставляют нас осознать, что мы не хозяева в собственном доме. Это, как считал Фрейд, работает бессознательное.

Увлечение Фрейда бессознательным было вызвано его работой неврологом.Случай за случаем он обнаруживал симптомы, которые не соответствовали анатомическим требованиям. Распределение боли или потеря чувствительности должны соответствовать медицинской, биологической карте. Вместо этого казалось, что эти тела подчинялись другой анатомии, состоящей из слов и идей. В одном случае у мальчика замерзла рука после того, как его мать призвала его подписать письмо, осуждающее его отца в разводе: паралич спас его от жестокости доносов.

Почему мальчик просто не отказался подписать письмо? Почему паралич? Для Фрейда бессознательное было по своей сути конфликтным, и в этом примере мальчик, возможно, чувствовал желание подписать и не подписывать письмо.Это вызвало бы его эдипов конфликт с отцом и связанное с ним чувство вины. Симптом позволил ему не подписывать и, из-за физической боли паралича, наказал его за его виноватое желание.

Противоречивые мысли вызывают напряжение в нашем уме и симптомы в нашем теле. Внимательно прислушиваясь к своим пациентам, Фрейд обнаружил, что наше сознательное мышление — это лишь верхушка айсберга: большая часть того, что мы думаем, происходит на бессознательном уровне, но оказывает мощное влияние на нашу жизнь.

Другое важное открытие, сделанное Фрейдом в то же время, касалось нашей потребности в рационализации. Если загипнотизированному субъекту говорят, что в комнате нет мебели, а затем приказывают пересечь ее, он, естественно, будет избегать мебели. Когда его спрашивают, почему он выбрал такой странный путь, вместо того, чтобы признать существование мебели, он придумывает ложные объяснения: например, картина на стене выглядела интересной, поэтому он подошел к ней. Вместо того, чтобы рассматривать эти ложные объяснения как ограниченные гипнотическим состоянием, Фрейд полагал, что они были основной чертой человеческого эго.

Хотя мы можем и не врезаться в мебель, мы каждый день обманываем себя, пытаясь понять, почему мы что-то делаем. Мы говорим себе, что любим этого человека из-за какого-то внутреннего качества, а не потому, что он разделяет какую-то черту с нашей матерью.

Мы думаем, что злимся на наших боссов, потому что они неразумны, не замечая этого, потому что они повторяют поведение нашего отца. Мы чрезмерно добры к другим людям, не понимая, что это чрезмерная компенсация нашего желания причинить им вред.

Достижение подавленных

Мир бессознательного неприятен. Все дело в сексуальности и насилии, направленном на самых близких нам людей. Эти мысли невыносимы, поэтому мы их подавляем. Но подавление почти всегда неполное: подавленное возвращается в виде оговорок, снов и симптомов. Если серьезно отнестись к этим странным явлениям, мы сможем вернуться к нашим бессознательным желаниям.

Установление такой связи через интроспекцию в кресле вряд ли когда-либо возможно, и именно поэтому Фрейду пришлось изобрести новую технику для доступа к бессознательному.Пациент лежал на кушетке и «свободный товарищ». Когда они говорили все, что приходило в голову, возникали повторяющиеся мотивы и всплывали мелкие детали, которые позволяли устанавливать связи. Подавленные идеи, ищущие репрезентации, использовали бы самые незаметные мелочи, чтобы тайно пройти через нашу психическую цензуру.

В сновидениях, например, самые крошечные, кажущиеся тривиальными детали часто оказываются наиболее значимыми.

Психоанализ, таким образом, был странным разговором.Пациент говорил бы на кушетке со слушателем, которого он не мог видеть, следуя ассоциативным нити своего дискурса, какими бы бессмысленными или случайными они ни казались. Там, где многие другие методы лечения предлагали прямую беседу с глазу на глаз, с советами и руководством, здесь было кое-что еще. Анализ даже не претендовал на то, чтобы предложить исцеление или счастье. Фрейд сравнил это с билетом на поезд — доступом к бессознательному, которое мы можем использовать или отказаться от него.

И все же Фрейду и его коллегам стало ясно, что психика — это гораздо больше, чем то, что мы подавляем.Идентификатор, например, состоял из побуждений, которые никогда полностью не становились частью бессознательного. Позже аналитики исследовали те области нашей психической жизни, которые были похоронены еще глубже, чем подавленные. Они думали, что к некоторым материалам невозможно получить доступ через идеи или образы, но они причинили нам самые сильные страдания и страдания. Его эффекты можно увидеть в таких проблемах, как наркомания и алкоголизм.

Задача для них заключалась в том, чтобы найти новые методы взаимодействия с этой потерянной частью нашей психики.

За пределами Фрейда

Отстраняясь от Фрейда, Карл Юнг чувствовал, что слишком много внимания уделялось личной истории в ущерб коллективной истории человечества. Если вы говорите со своим аналитиком о своей матери, это не просто ваша собственная мать, но и представление на бессознательном уровне всего, что мы понимаем под «матерью». Юнг называл эти универсальные формы «архетипами» и считал, что мы никогда не сможем узнать их напрямую. Он поощрял изучение мифов, фольклора, религии и сновидений, чтобы больше узнать об архетипах, и видел в терапии органический процесс самореализации, который он назвал «индивидуацией».

Более поздние аналитики, такие как Жак Лакан, подчеркивали не только символические формы, но и их отсутствие. Для них отсутствие архетипов привело к человеческим изобретениям, творчеству и неврозам. Поскольку не существовало архетипа рождения или смерти, ребенок должен изобретать решения для себя.

По мере того, как психоанализ стал частью популярной культуры, аналитика часто изображали как своего рода детектив: нужно было найти недостающий кусок, чтобы вся головоломка стала полной.И все же Фрейд признавал, что все не так просто. Люди склонны цепляться за свои симптомы и страдания и обычно не хотят отказываться от них. Существует сильная тяга к саморазрушению, своего рода мазохизм и удовольствие от боли, которое Фрейд назвал «влечением к смерти». Более поздние поколения аналитиков разделились по этому поводу.

Мелани Кляйн считала, что бессознательное образовалось из сложного набора процессов интроекции и проекции, в то время как Лакан думал, что оно было создано посредством речи, слов, которые нам навязывают в детстве.Мы разыгрываем сценарии, не зная об этом, и в то же время важнейшая сфера нашей психической жизни управляется непредставимой и невыносимой областью, с которой мы сталкиваемся лишь мимолетно: в кошмаре, панической атаке или галлюцинации.

Там, где кляйнианцы склонны систематически интерпретировать отношения между аналитиком и анализандом, лаканианцы не верят, что они знают на
больше, чем анализанд. С точки зрения Лакана, аналитик знает очень мало: он больше похож на помесь нищего и клоуна, выманивающего материал у анализируемого и интерпретирующего редко, неожиданным и часто поразительным образом.

Кляйн стал самым влиятельным теоретиком британского психоанализа, в то время как работы Лакана пользовались успехом во всем мире. Также процветают юнгианский анализ и новый психоанализ отношений.

Постижение истины

Несмотря на более чем 100-летние исследования бессознательного, для большинства людей эта идея все еще неприятна. Мысль о том, что мы можем не знать, что мы думаем и чувствуем, слишком большой удар по нашему нарциссизму. Нам нравится верить, что мы контролируем свою жизнь, а психоаналитические идеи по-прежнему вызывают наибольшее сопротивление.

Познать собственное бессознательное никогда не бывает легко. Это будет означать, что мы будем меньше знакомиться с собой и подвергнем сомнению ложные рационализации, которыми мы жили. Это может дать то, что Фрейд назвал «обретением истины», но все же это будет результатом долгой и кропотливой работы. Анализ длится долго и включает в себя как приобретение определенного знания, так и признание того, что не может быть познано: мы будем вынуждены отказаться от любой надежды на полное понимание себя и других.

Признание неопределенности и незавершенности может позволить нам жить более аутентично и творчески. Мы можем начать следовать нашим реальным интересам, а не тем, которые мы усвоили из страха или в угоду другим. Мы также можем осознать тщетность попыток контролировать тех, кто нас окружает, и дать им пространство, которого мы лишили, позволяя нашим отношениям развиваться и расти. Но если анализ может помочь нам на этом пути, он почти никогда не приводит к миру и гармонии: скорее, к состоянию войны и мира, возможно, менее разрушительному и более терпимому, чем раньше.

Дополнительная литература

Чтобы получить отличное введение в психоанализ, прочтите

Человек-волк и другие случаи Зигмунда Фрейда (Пингвин)

Прочтите о Кляйне Ханна Сигал, Введение в работу Мелани Кляйн (Хогарт)

На Юнге прочтите Эндрю Сэмюэлс, Юнг и постъюнгианцы (Рутледж)

На Лакане прочтите Дариана Лидера, Знакомство с Лаканом (Иконка) и Славоем Жижеком, Неудачно (MIT Press)

О своем эксперте

Дариан Лидер — это психоаналитик, практикующий в Лондоне, и президент
Колледжа психоаналитиков Великобритании.Он является членом Центра
фрейдистского анализа и исследований (cfar.org.uk), и его книги включают «Почему женщины пишут больше писем, чем пишут?», «Почему люди болеют?» (Совместно с Дэвидом Корфилдом) и «Новое». Черный: траур, меланхолия и депрессия.

Для получения дополнительной информации посетите его сайт darianleader.com.

Знакомство со своей «темной стороной»

Люди часто ссылаются на «темную сторону» — свою или чью-то еще — но у Карла Юнга было другое имя для той части нас, которую мы предпочитаем скрывать от всеобщего обозрения.«Теневое Я», как он это называл, является одним из аспектов нашего бессознательного — инстинктивной частью нашей психики, которую мы пытаемся подавить. Он представляет собой прямую противоположность нашей «персоны» — публичного лица, которое мы любим представлять миру.

Наша тень будет обладать качествами, которые нам могут показаться неприятными или угрожающими. Если нас воспитали с верой в важность хороших манер и принятия, наше теневое «я» может быть грубым и нетерпимым.

По большей части наше теневое «я» редко всплывает на поверхность, но мы можем обнаружить, что оно появляется, когда мы чувствуем угрозу или стресс — и некоторые терапевты считают, что может быть полезно принять его.Например, вам может не нравиться признаваться в давно скрываемой агрессивной стороне, но может быть случай, когда это спасет вас от вреда.
Сара Уилсон

Что такое бессознательное?

Описание бессознательного, данное Зигмундом Фрейдом, хорошо известно. Фрейд утверждал, что внутри бессознательного находятся воспоминания, которые были вытеснены, но продолжают оказывать влияние на поведение. Психоанализ пытается донести этот бессознательный материал до сознательного осознания.

Метафора, наиболее часто используемая для описания взглядов Фрейда на бессознательное, — это айсберг. Верхушка айсберга, плавающая над водой, — это сознание — все те мысли, чувства и воспоминания, которые приходят в голову по подсказке. Но, как айсберг, гораздо больше происходит под поверхностью — под водой находится бессознательное, к которому у нас нет доступа. Воспоминания, которые было слишком болезненно вспоминать, могут быть вытеснены, но они все еще существуют, оказывая на нас свою силу способами, которых мы не понимаем.

Психоаналитическая психология подобна найму аквалангиста, который может спуститься под поверхность, чтобы мы могли посмотреть на скрытый айсберг.

Такие идеи получили широкое распространение. В повседневной жизни люди часто говорят о бессознательном таким образом, чтобы вызвать эту метафору айсберга, и они могут даже заплатить психоаналитическим психологам, чтобы те помогли им исследовать эти глубины.

Но это всего лишь метафора, а само бессознательное — спорная идея. Конечно, у людей действительно есть опыт, который находится за пределами их понимания, и они часто действуют так, что они не могут объяснить.Но это не означает, что метафора айсберга правильно описывает происходящее.

Вместо этого позвольте мне рассказать вам о другой метафоре, которая, на мой взгляд, более полезна, но, на удивление, гораздо менее известна.

Психолог Уильям Джеймс вместо этого утверждал, что наше сознание похоже на озеро и что мы плывем по нему в лодке со стеклянным дном. Поскольку лодка со стеклянным дном, мы можем смотреть на все, что находится внизу, но только по одной части за раз.

С точки зрения Фрейда, нам доступны только части, которые находятся над водой, но, с точки зрения Джеймса, доступно все озеро — если мы решим это сделать.Нам просто нужно переместить лодку.

Джеймс говорил о ядре и краю. Ядро — это известная нам часть прямо под лодкой, а край — это контекст вокруг нее. Он более расплывчатый, и мы не можем его точно описать, но он находится на грани нашего понимания, например, когда что-то крутится на кончике нашего языка или когда мы чувствуем, что знаем что-то в своем кишечнике.

Часто говорят, что одно из различий между психоаналитической психологией и гуманистической психологией состоит в том, что последняя не уделяет достаточно внимания бессознательному.Вот почему. Для психолога-гуманиста, мыслящего метафорой озера, не существует скрытого бессознательного. Нет необходимости в техниках психоаналитика. Вместо этого ключ — это принятие себя.

Как писал Карл Роджерс, один из ведущих психологов-гуманистов: «Любопытный парадокс состоит в том, что когда я принимаю себя таким, какой я есть, тогда я могу измениться». По мере того, как человек становится более способным принять себя, он начинает терять свою защиту и при этом может поднимать якорь и двигаться в новых направлениях по поверхности озера.

Чтобы узнать больше о психологии аутентичности, посетите сайт www.authenticityformula.com

Фрейд и психодинамическая перспектива

Цели обучения

  • Опишите допущения психодинамической точки зрения на развитие личности, включая ид, эго и суперэго.
  • Определите и опишите защитные механизмы
  • Определите и опишите психосексуальные стадии развития личности

Зигмунд Фрейд (1856–1939), вероятно, является наиболее противоречивым и неправильно понятым психологом-теоретиком.Читая теории Фрейда, важно помнить, что он был врачом, а не психологом. В то время, когда он получал образование, не существовало такой вещи, как степень по психологии, которая может помочь нам понять некоторые противоречия по поводу его теорий сегодня. Однако Фрейд был первым, кто систематически изучал и теоретизировал работу бессознательного в манере, которая у нас ассоциируется с современной психологией.

В первые годы своей карьеры Фрейд работал с Йозефом Брейером, венским врачом.В это время Фрейд был заинтригован историей одной из пациенток Брейера, Берты Паппенгейм, которую называли псевдонимом Анна О. (Launer, 2005). Анна О. ухаживала за своим умирающим отцом, когда она начала испытывать такие симптомы, как частичный паралич, головные боли, помутнение зрения, амнезия и галлюцинации (Launer, 2005). Во времена Фрейда эти симптомы обычно называли истерией. Анна О. обратилась за помощью к Брейеру. Он потратил 2 года (1880–1882) на лечение Анны О. и обнаружил, что разрешение ей рассказывать о своих переживаниях, похоже, приносит некоторое облегчение ее симптомов.Анна О. назвала его лечение «лечением разговором» (Launer, 2005). Несмотря на то, что Фрейд никогда не встречался с Анной О., ее история послужила основой для книги 1895 года « исследований истерии» , которую он написал в соавторстве с Брейером. Основываясь на описании Брейером лечения Анны О., Фрейд пришел к выводу, что истерия была результатом сексуального насилия в детстве и что эти травмирующие переживания были скрыты от сознания. Брейер не согласился с Фрейдом, и вскоре их совместная работа закончилась. Однако Фрейд продолжал работать над усовершенствованием разговорной терапии и построением своей теории личности.

Уровней сознания

Чтобы объяснить концепцию сознательного и бессознательного опыта, Фрейд сравнил разум с айсбергом (рис. 1). Он сказал, что только около одной десятой нашего разума сознательно , а остальная часть нашего разума бессознательна. Наше бессознательное относится к той умственной деятельности, о которой мы не осознаем и не можем получить доступ (Freud, 1923). Согласно Фрейду, неприемлемые побуждения и желания удерживаются в нашем бессознательном посредством процесса, называемого вытеснением.Например, мы иногда говорим вещи, которые не собираемся говорить, непреднамеренно заменяя то, что мы имели в виду, другим словом. Вы, наверное, слышали о фрейдистской оговорке — термине, который используется для описания этого. Фрейд предположил, что оговорки на самом деле являются сексуальными или агрессивными побуждениями, случайно выпадающими из нашего бессознательного. Подобные речевые ошибки встречаются довольно часто. Рассматривая их как отражение бессознательных желаний, сегодня лингвисты обнаружили, что оговорки, как правило, происходят, когда мы устали, нервничаем или не достигаем оптимального уровня когнитивных функций (Motley, 2002).

Рисунок 1 . Фрейд считал, что мы осознаем лишь небольшую часть деятельности нашего разума и что большая часть ее остается скрытой от нас в нашем бессознательном. Информация в нашем бессознательном влияет на наше поведение, хотя мы этого не осознаем.

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате конфликта двух сил: наших биологических агрессивных влечений и стремлений к удовольствиям и нашего внутреннего (социализированного) контроля над этими влечениями. Наша личность — это результат наших усилий по уравновешиванию этих двух конкурирующих сил.Фрейд предположил, что мы можем понять это, представив три взаимодействующие системы в нашем сознании. Он назвал их ид, эго и суперэго (рис. 2).

Рисунок 2 . Работа эго, или «я», состоит в том, чтобы уравновесить агрессивные / стремящиеся к удовольствиям влечения Ид с моральным контролем Суперэго.

Бессознательное id содержит наши самые примитивные побуждения или побуждения и присутствует с рождения. Он направляет импульсы к голоду, жажде и сексу. Фрейд считал, что Оно действует на основе того, что он назвал «принципом удовольствия», в котором Оно ищет немедленного удовлетворения.Благодаря социальному взаимодействию с родителями и другими людьми в окружении ребенка эго и суперэго развиваются, чтобы помочь контролировать Ид. суперэго развивается по мере того, как ребенок взаимодействует с другими, изучая социальные правила того, что правильно, а что нет. Суперэго действует как наша совесть; это наш моральный компас, который говорит нам, как мы должны себя вести. Он стремится к совершенству и оценивает наше поведение, вызывая чувство гордости или, когда мы не достигаем идеала, чувство вины. В отличие от инстинктивного ид и суперэго, основанного на правилах, эго является рациональной частью нашей личности.Это то, что Фрейд считал собой, и это часть нашей личности, которую видят другие. Его задача — уравновесить требования Ид и Супер-Эго в контексте реальности; таким образом, он действует на том, что Фрейд называл «принципом реальности». Эго помогает идентификатору реалистично удовлетворять его желания.

Ид и суперэго находятся в постоянном конфликте, потому что оно хочет мгновенного удовлетворения независимо от последствий, но суперэго говорит нам, что мы должны вести себя социально приемлемым образом.Таким образом, задача эго — найти золотую середину. Это помогает рационально удовлетворить желания ид, не вызывая у нас чувства вины. Согласно Фрейду, человек с сильным эго, способным уравновесить требования Ид и Супер-Эго, имеет здоровую личность. Фрейд утверждал, что дисбаланс в системе может привести к неврозу (склонность испытывать отрицательные эмоции), тревожным расстройствам или нездоровому поведению. Например, человек, над которым доминирует его идентификатор, может быть нарциссическим и импульсивным.Человек с доминирующим Суперэго может находиться под контролем чувства вины и отказывать себе даже в социально приемлемых удовольствиях; И наоборот, если суперэго слабо или отсутствует, человек может стать психопатом. Чрезмерно доминирующее эго можно увидеть у чрезмерно контролируемого индивида, чье рациональное восприятие реальности настолько сильно, что он не осознает своих эмоциональных потребностей, или у невротика, который чрезмерно обороняется (чрезмерно использует защитные механизмы эго).

Защитные механизмы

Фрейд считал, что чувство тревоги возникает из-за неспособности эго урегулировать конфликт между ид и суперэго.Когда это происходит, Фрейд считал, что эго стремится восстановить равновесие с помощью различных защитных мер, известных как защитные механизмы (рис. 3). Когда определенные события, чувства или стремления вызывают у человека беспокойство, он желает уменьшить это беспокойство. Для этого подсознание человека использует защитные механизмы эго, бессознательное защитное поведение, направленное на снижение тревожности. Эго, обычно сознательное, прибегает к бессознательному стремлению защитить эго от того, чтобы его охватила тревога.Когда мы используем защитные механизмы, мы не осознаем, что используем их. Кроме того, они действуют различными способами, искажая реальность. Согласно Фрейду, все мы используем защитные механизмы эго.

Рисунок 3 . Защитные механизмы — это бессознательное защитное поведение, которое снижает тревожность.

Хотя все используют защитные механизмы, Фрейд считал, что чрезмерное их использование может быть проблематичным. Например, предположим, что Джо Смит — футболист средней школы. В глубине души Джо испытывает сексуальное влечение к мужчинам.Он сознательно верит в то, что быть геем аморально и что если бы он был геем, его семья отреклась бы от него, и его сверстники подвергли бы его остракизму. Следовательно, существует конфликт между его сознательными убеждениями (быть геем неправильно и приведет к остракизму) и его бессознательными побуждениями (влечение к мужчинам). Мысль о том, что он может быть геем, вызывает у Джо чувство тревоги. Как он может уменьшить свое беспокойство? Джо может вести себя очень «мачо», шутить о геях и придираться к школьному сверстнику, который является геем.Таким образом, бессознательные импульсы Джо еще больше заглушаются.

Существует несколько различных типов защитных механизмов. Например, при подавлении блокируются вызывающие тревогу воспоминания из сознания. В качестве аналогии предположим, что ваша машина издает странный шум, но, поскольку у вас нет денег на его ремонт, вы просто включаете радио, чтобы больше не слышать странный шум. В конце концов вы забываете об этом. Точно так же в человеческой психике, если память слишком подавляющая, чтобы с ней иметь дело, она может быть вытесненной и, таким образом, удаленной из сознательного осознания (Freud, 1920).Эта подавленная память может вызывать симптомы в других областях.

Другой защитный механизм — формирование реакции , при которой кто-то выражает чувства, мысли и поведение, противоположные его склонностям. В приведенном выше примере Джо высмеивал гомосексуального сверстника, в то время как сам его тянуло к мужчинам. В регрессии индивид действует намного моложе своего возраста. Например, четырехлетний ребенок, который возмущается появлением новорожденного брата или сестры, может вести себя как младенец и снова пить из бутылочки.В проекции человек отказывается признать свои собственные подсознательные чувства и вместо этого видит их в ком-то другом. Другие защитные механизмы включают рационализацию , смещение и сублимацию .

Стадии психосексуального развития

Фрейд считал, что личность развивается в раннем детстве: детские переживания формируют нашу личность, а также наше поведение во взрослом возрасте. Он утверждал, что в детстве мы развиваемся в несколько этапов.Каждый из нас должен пройти через эти детские этапы, и если мы не получим должного воспитания и воспитания во время этапа, мы застрянем или зафиксируемся на этом этапе, даже будучи взрослыми.

На каждой психосексуальной стадии развития стремления ребенка к удовольствиям, исходящие от Ид, сосредотачиваются на другой области тела, называемой эрогенной зоной. Стадии бывают оральной, анальной, фаллической, латентной и генитальной (таблица 1).

Теория психосексуального развития Фрейда довольно противоречива.Чтобы понять истоки теории, полезно ознакомиться с политическими, социальными и культурными влияниями времен Фрейда в Вене на рубеже 20-го века. В ту эпоху атмосфера сексуального подавления в сочетании с ограниченным пониманием и просвещением в отношении человеческой сексуальности сильно повлияла на точку зрения Фрейда. Учитывая, что секс был запретной темой, Фрейд предположил, что негативные эмоциональные состояния (неврозы) возникают из-за подавления бессознательных сексуальных и агрессивных побуждений.Для Фрейда его собственные воспоминания и интерпретации переживаний и снов пациентов были достаточным доказательством того, что психосексуальные стадии были универсальными событиями в раннем детстве.

Таблица 1. Стадии психосексуального развития Фрейда
Этап Возраст (лет) Эрогенная зона Крупный конфликт Пример фиксации взрослого
Устный 0–1 Рот Отлучение от груди или из бутылочки Курение, переедание
Анальный 1–3 Анус Приучение к туалету Аккуратность, беспорядок
фаллический 3–6 Гениталии Комплекс Эдип / Электра Тщеславие, чрезмерное честолюбие
Задержка 6–12 Нет Нет Нет
Генитальный 12+ Гениталии Нет Нет

Устный этап

На оральной стадии (от рождения до 1 года) удовольствие сосредоточено во рту.Еда и удовольствие, получаемое от сосания (соски, пустышки и большие пальцы), играют большую роль в первый год жизни ребенка. Примерно в возрасте 1 года младенцев отлучают от бутылочки или груди, и этот процесс может вызвать конфликт, если с ним не будут обращаться должным образом лица, осуществляющие уход. Согласно Фрейду, взрослый человек, который курит, пьет, переедает или грызет ногти, фиксируется на оральной стадии своего психосексуального развития; ее могли отлучить от груди слишком рано или слишком поздно, что привело к этим тенденциям фиксации, которые стремятся ослабить тревогу.

Анальный этап

После прохождения оральной стадии дети входят в то, что Фрейд назвал анальной стадией (1–3 года). На этом этапе дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря, поэтому логично, что конфликт на этом этапе связан с приучением к туалету. На этом этапе развития дети стараются овладеть собой. Фрейд предположил, что успех на анальной стадии зависит от того, как родители приучены к туалету. Родители, которые хвалят и поощряют, поощряют положительные результаты и могут помочь детям почувствовать себя компетентными.Родители, которые жестко приучены к туалету, могут вызвать у ребенка такой страх перед загрязнением, что они чрезмерно контролируют и зацикливаются на анальной стадии, что ведет к развитию анальной сохранности личности. Сохраняющая анальный характер личность скупа и упряма, имеет навязчивую потребность в порядке и опрятности и может считаться перфекционистом. Если родители слишком снисходительны к приучению к туалету, ребенок может не развить достаточный самоконтроль, зациклится на этом этапе и разовьется личность, изгоняющая анал.Анально-экспульсивная личность беспорядочна, беспечна, дезорганизована и склонна к эмоциональным всплескам.

Фаллический этап

Третья стадия психосексуального развития Фрейда — это фаллическая стадия (3–6 лет), соответствующая возрасту, когда дети начинают осознавать свое тело и осознают различия между мальчиками и девочками. Эрогенная зона на этом этапе — гениталии. Конфликт возникает, когда ребенок испытывает желание к родителю противоположного пола, а также ревность и ненависть к родителю того же пола.Для мальчиков это называется Эдиповым комплексом, включающим в себя стремление мальчика к своей матери и его стремление заменить отца, который рассматривается как соперник за внимание матери. В то же время мальчик боится, что отец накажет его за чувства, поэтому он испытывает кастрационную тревогу . Эдипов комплекс успешно разрешается, когда мальчик начинает идентифицировать себя со своим отцом как косвенный способ иметь мать. Неспособность разрешить Эдипов комплекс может привести к фиксации и развитию личности, которую можно описать как тщеславную и чрезмерно амбициозную.

Девочки переживают похожий конфликт на фаллической стадии — комплекс Электры. Комплекс Электры, который часто приписывают Фрейду, на самом деле был предложен его протеже Карлом Юнгом (Jung & Kerenyi, 1963). Девушка желает внимания отца и желает занять место матери. Фрейд также сказал, что девочки злятся на мать за то, что она не предоставила им пенис — отсюда и термин зависть к пенису . Хотя Фрейд первоначально рассматривал комплекс Электры как параллель с комплексом Эдипа, позже он отверг его, но он остается краеугольным камнем теории Фрейда, отчасти благодаря ученым в этой области (Freud, 1931/1968; Scott, 2005).

Период задержки

После фаллической стадии психосексуального развития следует период, известный как латентный период (6 лет до полового созревания). Этот период не считается этапом, потому что сексуальные чувства бездействуют, поскольку дети сосредоточены на других занятиях, таких как школа, дружба, хобби и спорт. Дети обычно занимаются деятельностью со сверстниками того же пола, что способствует укреплению гендерно-ролевой идентичности ребенка.

Генитальная стадия

Заключительная стадия — половая стадия (от полового созревания).На этой стадии происходит сексуальное пробуждение, когда всплывают инцестуозные позывы. Молодой человек перенаправляет эти побуждения другим, более социально приемлемым партнерам (которые часто напоминают родителей противоположного пола). У людей на этой стадии есть зрелые сексуальные интересы, что для Фрейда означало сильное влечение к противоположному полу. Люди, успешно завершившие предыдущие этапы и достигшие генитальной стадии без каких-либо фиксаций, считаются хорошо сбалансированными и здоровыми взрослыми.

Хотя большинство идей Фрейда не нашли поддержки в современных исследованиях, мы не можем сбрасывать со счетов вклад, который Фрейд внес в область психологии.Именно Фрейд указал, что большая часть нашей психической жизни находится под влиянием опыта раннего детства и происходит вне нашего сознательного осознания; его теории открыли путь другим.

В то время как сосредоточение Фрейда на биологических побуждениях привело его к подчеркиванию влияния социокультурных факторов на развитие личности, его последователи быстро осознали, что одна биология не может объяснить разнообразие, с которым они столкнулись по мере распространения практики психоанализа во время нацистского холокоста.Антисемитизм, который преобладал в этот период времени, возможно, заставил основных психоаналитиков сосредоточиться в первую очередь на универсальности психологических структур разума.

Теории Фрейда сегодня

Эмпирические исследования психодинамических концепций дали неоднозначные результаты: одни концепции получили хорошую эмпирическую поддержку, а другие — нет. Например, представление о том, что мы выражаем сильные сексуальные чувства с самого раннего возраста, как предполагает психосексуальная сценическая модель, не выдерживает эмпирической проверки.С другой стороны, идея о существовании зависимых, ориентированных на контроль и соревновательных типов личности — идея, также полученная из модели психосексуальной стадии — действительно кажется полезной.

Многие идеи с психодинамической точки зрения были изучены эмпирически. Люборски и Барретт (2006) рассмотрели большую часть этого исследования; другие полезные обзоры предоставлены Bornstein (2005), Gerber (2007) и Huprich (2009). А пока давайте рассмотрим три психодинамические гипотезы, получившие серьезную эмпирическую поддержку.

  • Бессознательные процессы влияют на наше поведение, как предсказывает психодинамическая точка зрения. Мы воспринимаем и обрабатываем гораздо больше информации, чем предполагаем, и большая часть нашего поведения определяется чувствами и мотивами, о которых мы в лучшем случае осознаем лишь частично (Bornstein, 2009, 2010). Доказательства важности бессознательных влияний настолько убедительны, что они стали центральным элементом современной когнитивной и социальной психологии (Robinson & Gordon, 2011).
  • Мы все используем защиты эго, и они помогают определить нашу психологическую адаптацию и физическое здоровье. Люди действительно различаются по степени, в которой они полагаются на разные защиты эго — настолько, что исследователи теперь изучают «стиль защиты» каждого человека (уникальное созвездие защит, которое мы используем). Оказывается, одни защиты более адаптивны, чем другие: рационализация и сублимация более здоровы (с психологической точки зрения), чем вытеснение и формирование реакции (Cramer, 2006).Отрицание в буквальном смысле вредно для вашего здоровья, потому что люди, которые используют отрицание, склонны игнорировать симптомы болезни, пока не станет слишком поздно (Bond, 2004).
  • Ментальные представления о себе и других действительно служат планом для будущих отношений. Десятки исследований показали, что мысленные образы наших родителей и других значимых фигур действительно формируют наши ожидания в отношении более поздних дружеских и романтических отношений. Идея о том, что вы выбираете романтического партнера, похожего на маму или папу, является мифом, но это правда, что вы ожидаете, что к вам будут относиться так же, как с вашими родителями в раннем возрасте (Silverstein, 2007; Wachtel, 1997).

Подумай над

  • Какие примеры защитных механизмов вы использовали сами или были свидетелями использования другими?

Глоссарий

анальная стадия: психосексуальная стадия, на которой дети испытывают удовольствие от движения кишечника и мочевого пузыря

сознание: умственная деятельность (мысли, чувства и воспоминания), к которой мы можем получить доступ в любое время

защитный механизм: бессознательное защитное поведение, предназначенное для уменьшения эго-тревожности

смещение: Механизм защиты эго, в котором человек передает неуместные побуждения или поведение к более приемлемой или менее опасной цели

эго: аспект личности, который представляет собой «я» или ту часть личности, которая видна другим

генитальная стадия: психосексуальная стадия, на которой основное внимание уделяется зрелым сексуальным интересам

id: аспект личности, который состоит из наших самых примитивных побуждений или побуждений, включая импульсы голода, жажды и секса

латентный период: психосексуальная стадия, в которой сексуальные чувства дремлют

невроз: склонность к отрицательным эмоциям

оральная стадия: психосексуальная стадия, на которой младенческое удовольствие сосредоточено на ротовой полости

фаллическая стадия: психосексуальная стадия, в которой основное внимание уделяется гениталиям

проекция: механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, маскирует свои неприемлемые побуждения или поведение, приписывая их другим людям

психосексуальных стадий развития: стадий развития ребенка, на которых стремление ребенка к удовольствиям сосредоточено на определенных областях тела, называемых эрогенными зонами

рационализация: Механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, оправдывает свое поведение

формирование реакции: механизм защиты эго, в котором человек, столкнувшийся с тревогой, меняет неприемлемые побуждения или поведение на свои противоположности

регресс: механизм защиты эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, возвращается к более незрелому поведенческому состоянию

вытеснение: механизм защиты эго, в котором связанные с тревогой мысли и воспоминания сохраняются в бессознательном

сублимация: механизм защиты эго, в котором неприемлемые побуждения направляются в более подходящие действия

суперэго: аспект личности, служащий моральным компасом или совестью

бессознательное: умственная деятельность, о которой мы не знаем и не можем получить доступ

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

Project MUSE — Фрейд и когнитивное бессознательное

Статья профессора Таубера участвует в широком обсуждении когнитивного бессознательного, некоторые из которых он анализирует. Большая часть этого обсуждения проводится без ссылки на фрейдистское бессознательное, но Таубер присоединяется к той подгруппе, которая вовлекает Фрейда в дискуссию. Для этой последней группы сразу же возникают вопросы об отношении соответствующего когнитивного бессознательного к фрейдистскому бессознательному.Именно на эти вопросы я направляю этот комментарий.

Я начинаю с упоминания множества способов, которыми Фрейд описывает бессознательное, некоторые из них обсуждались Таубером. На общем уровне. бессознательное описательно относится ко всей бессознательной психической деятельности. В своей первой «топографической» модели Фрейд воплощает бессознательное в систему Ucs и развивает отношения этой системы с двумя другими системами, системами Pcs и Cs .Во второй, «структурной» модели, он вынужден отказаться от этой системы черных дыр Ucs , потому что он осознал, что все структуры новой модели — ид, эго и суперэго — имеют бессознательное измерение. Со структурной моделью бессознательное снова становится более описательным, чем топографическим.

Есть еще один аспект подхода Фрейда к бессознательному, различая бессознательное, первичное мышление процесса, от сознательного, вторичного мышления процесса. Он сформулировал различие прежде всего в контексте топографической модели, но различие остается применимым в структурной модели.Вторичный процесс относится к дискурсивному, логическому мышлению, которое мы характеризуем как нормальный мыслительный процесс, тогда как первичный процесс относится к уникальному стилю бессознательных мыслительных процессов. Первичное процессное мышление характеризуется вневременностью и терпимостью к противоречиям, а также к механизмам смещения и сгущения. В своем эссе о бессознательном Фрейд (1915) также указывает, что бессознательная мысль не вербальна, а вербальной является только сознательная мысль. Было бы ошибкой рассматривать полярность первичного и вторичного процесса как эквивалентную Тауберу полярности рационального сознательного мышления и иррационального бессознательного / идого мышления.Первичное процессное мышление иррационально только тогда, когда его оценивают с узкой точки зрения вторичного процессного мышления. Как другая форма мышления, она лучше всего связана с недискурсивным и мифическим мышлением, как это разработали Эрнст Кассирер (1946) и Сюзанна Лангер (1953).

Подходя к бессознательному Фрейда, мы должны наконец различить то, что я назову клиническим и теоретическим Фрейдом. Первый — это попытка Фрейда развить понятие бессознательного, которое будет способствовать пониманию клинических симптомов, а также связанных с ними «нормальных» явлений, таких как сны и парапраксы.Вторая представляет собой неудержимое желание Фрейда разработать детально проработанную теорию психики. Джордж Клайн, первым определивший это различие, сослался на «клиническую теорию» и «метапсихологию» (Kline 1976; Phillips 1991). Он понимал, что клиническая теория и метапсихология сильно пересекаются, и что Фрейд сам не проводил различия. Я использую это различие здесь, потому что оно имеет отношение к обсуждению анализа Таубера.

Имея в виду разрозненные представления Фрейда о бессознательном, давайте посмотрим на анализ Таубера.Он начинает с драматического контраста между фрейдистским сознанием и бессознательным — первое рационально, второе иррационально; первый распознал как себя , второй испытал как другой ; первое — морально-нормативное, второе — просто аморальное. Главный тезис Таубера, насколько я понимаю, состоит в том, что это большое разделение между сознательным и бессознательным не обязательно должно быть последней историей, что когнитивная наука продемонстрировала когнитивное бессознательное, которое работает совместно с сознательным опытом и может интегрировать фрейдистское бессознательное в более крупное ». кооперативное бессознательное.Таубер приводит примеры из Фрейда, которые демонстрируют начальное рассмотрение последним коллективного бессознательного.

Добавить комментарий