Ценности современного человека: «Какие ценности являются важными в жизни современного человека?» – Яндекс.Кью

Содержание

Ценности современного человека | РДШ

Что же такое ценности? Проще всего заглянуть в старый добрый интернет и спросить его. Но как же понимаем мы это слово? Для меня ценности – это не вещи, это что-то, о чем я постоянно думаю, что для меня важно и первостепенно. Ценности – это то, ради чего я могу пожертвовать своим временем, деньгами и др. Но у каждого человека эти ценности свои.

Конечно, с каждым десятилетием или столетием уклад жизни и мыслей, ценности людей меняются. И можно бесконечно долго спорить, становятся ли люди с каждым поколением лучше или хуже. Поколение до нас скажет, что нет у нас никаких моральных ценностей и стоящих целей в жизни. Наше поколение на это лишь усмехнется и продолжит все делать так, как считает нужным. Это двадцать первый век, друзья.

Зато вот я не согласна со всеми этими спорами. Слушая рассказы родителей, теть, дядь, бабушек и дедушек, я понимаю, что не такие мы и плохие, какими нас считаю прошлые поколения. А порой, даже удивляюсь, какое современное поколение спокойное и хорошее, по сравнению с тем, что было раньше. И я склоняюсь к тому, что ценности современного общества и подростков, в частности, достойны уважения.

Было время, когда, глядя на подростков и молодежь, непроизвольно переживал за будущее страны. Но сейчас все уже не так. К примеру, намного увеличилась увлеченность людей спортом. Попробуй сейчас не заниматься чем-нибудь, будь то футбол, плаванье или просто не ходить в зал. Сразу станешь «не модным». Мне безумно нравится эта тенденция занятия спортом. Это тоже важная ценность современного общества, которую определенно стоит выделить.

Нельзя так же не заметить, что современные люди стали уважать друг друга, старших, пожилых людей. Да, всегда можно увидеть ругающихся молодых людей со старушками в трамвае, например. Но, давайте на чистоту, чаще это бывает из-за грубости тех самых пенсионеров. «Уважай меня и я буду уважать тебя» — вполне себе справедливый девиз. Уважение — это вещь двусторонняя.

Еще одна вещь, которая цениться многими людьми в наше время — это образование.

Люди желают учиться и делают это преимущественно хорошо. Ведь все понимают, что если сейчас они будут очень внимательны на учебе, то потом у них будет хорошая работа и материальная обеспеченность. Учиться – это здорово.

Ценность, которая, наверное, всегда будет на одном из ведущих мест в нашей жизни – это здоровье. Наравне со спортом, здравоохранение развивается и становится все лучше. Люди хотят быть здоровыми, ведут здоровый образ жизни, вовремя обследуются в медицинских центрах, стараются правильно питаться и бросать вредные привычки.

Бесспорно, такие ценности, как семья, здоровье, общение, самореализация всегда будут «в моде». Правда, нельзя забывать и том, что в современном мире люди больше ориентированы на самого себя. Следовательно, и ценности чаще направлены на собственное благополучие.

Современные люди не такие, какими их считают. И у современного человека в наше время ценностей хоть отбавляй. Причем многие из них достойны уважения.

Юлия Соловьева, Селтинский р-н.

Ценности в современном проблемном мире Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Литература

1. Гумилев Л. Н. Этносфера: история людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. С. 493 — 542.

2. Добронравова И. С. Сложность как процесс // Синергетическая парадигма. М.: Прогресс-Традиция, 2011. С. 149 — 157.

3. Ключевский В. О. Сочинения: в 9 т. Т. 3. Курс русской истории. Ч. 3 / под ред. В. Л. Янина. М.: Мысль, 1988. 414 с.

4. Ленк Х. Технологические риски, ответственность и надежность сложных социотехнических систем. М.: Прогресс-Традиция, 2011. С. 237 — 249.

5. Римская империя // HISTORIE. История цивилизаций. Режим доступа: http://www.historie.ru/civilizacii/-rimskaya-imperiya/84-rimskaya-imperiya-drevniy-rim. html

6. Успенский Ф. И. История Византийской империи Х1 — XV вв. Восточный вопрос. М.: Мысль, 1997. 804 с.

Информация об авторах:

Вольфсон Эдуард Николаевич — кандидат философских наук, профессор кафедры государственного и муниципального управления КузГТУ, [email protected]

Eduard N. Volfson — candidate of philosophical sciences, professor of the public and municipal administration chair in КuzSТU.

Невзоров Борис Павлович — доктор педагогических наук, профессор кафедры генетики КемГУ, [email protected]

Boris P. Nevzorov — Doctor of pedagogical science, professor of chair of genetics Kemerovo State University.

Фадеев Юрий Александрович — доктор физико-математических наук, профессор кафедры математики КузГТУ, [email protected] ru.

Yury A. Fadeev — Doctor of physics and mathematics, professor of chair of mathematics KSPU.

Статья поступила в редколлегию 30.04.2015 г.

УДК 124.5

ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ ПРОБЛЕМНОМ МИРЕ

М. П. Данилкова

VALUES IN THE MODERN TROUBLED WORLD

M. P. Danilkova

Статья посвящена одной из актуальных проблем социальной философии, касающейся вопроса существования современного человека в условиях кардинального обновления ценностных систем, в ситуации тотального кризиса, свойственного как социальным, так и индивидуальным ценностным системам. Автор обосновывает точку зрения, согласно которой в современной проблемном мире человек находится в ценностном лабиринте, где ему необходимо лавировать в сложном, не имеющем строго очерченных границ переплетении индивидуальных, социальных, общечеловеческих и иных систем ценностей.

В работе анализируется постоянно усиливающиеся тенденции прагматизма и нравственного релятивизма и их негативное влияние как на отельного человека, так и на общество в целом.

The paper is devoted to an urgent problem of social philosophy, concerning the existence of the modern person in terms of a radical update of value systems, in a situation of deep economic crisis inherent in both social and individual value systems. The author proves the point of view according to which in the modern troubled world a person finds themselves in a maze of values where you need to maneuver in a complex tangle of individual, social, human and other value systems having no well-defined borders. The paper analyzes the constantly growing trends of pragmatism and moral relativism and reveals their negative consequences both for the individual and for the society as a whole.

Ключевые слова: переоценка ценностей, ценностные асимптоты, лабиринт ценностей, социальные и личностные ценности, прагматизм, моральный релятивизм.

Keywords: revaluation of values, values asymptotes, maze of values, social and personal values, pragmatism, moral relativism.

В настоящий момент в условиях радикальных преобразований социокультурной среды и существенных обновлений ценностных систем и ценностных иерархий, все более актуализируются проблемы, имеющие аксиологическое значение и содержание. В

этой связи приоритетными становятся вопросы, связанные с динамикой и коррелированием социальных и индивидуальных ценностных систем и ценностно-ориентационной деятельности.

Данная статья посвящена исследованию вопросов, относящихся к аксиологическим аспектам существования человека в условиях кардинальных реформаций ценностных систем, в ситуации тотальной переоценки ценностей. Целью работы является анализ некоторых важнейших тенденций в динамике ценностной архитектоники современного российского социума и модификаций индивидуальной системы ценностей в контексте данных изменений.

Нынешний этап развития российского общества, как известно, сопровождается стремительным реформированием социальной среды, да и само существование человека происходит в условиях невиданного ускорения и преобразования. Каким качественным изменениям подвергаются прежние идеологии, убеждения, принципы, ценностные установки в данный переломный период развития? Какое место в сложившихся обстоятельствах отводится общезначимым ценностям и ценностному мировоззрению?

Прежде чем ответить на поставленные вопросы, в рамках данного анализа в начале обратимся к истории проблемы, в частности к трактовке понятия «ценность». Как известно, спектр дефиниций понятия «ценность» в истории философской мысли достаточно разнороден и многообразен, что лишний раз подчеркивает всю сложность и многоаспектность данного феномена. Вместе с тем рассмотрение отдельных наиболее известных аксиологических теорий позволяет условно выделить в трактовке данного понятия следующие основные оппозиции.

Во-первых, понимание ценностей как фактов реальности, как объектов или как атрибутов объектов (тогда ценность определяется через понятие «значимость»). Во-вторых, отнесение ценностей к неким феноменам, абстрактным сущностям, принадлежащим идеальному бытию. В-третьих, рассмотрение ценностей как ориентиров субъективной деятельности в мире социальных отношений, как жизненных смыслов, формулирующих ценностное отношение человека к другому человеку, к миру в целом.

История аксиологический теорий предоставляет нам огромную палитру и других не менее обоснованных интерпретаций ценностей. Однако, не вдаваясь в полемику по поводу различных точек зрения и суждений о природе и сущности ценностей, остановимся на утверждении о том, что ценности — это феномены, выражающие не столько сферу потребностей человека и определяющие смысл его существования, сколько являющиеся специфическими регуляторами и организаторами нашего поведения. Ценности вооружают человека осознанием своих глубинных оснований бытия, своей души, своей субъективности.

В этом качестве проблема ценностей — это проблема того, как мыслит и как действует человек с позиций любой формы экономического, политического и социально-культурного бытия. Другими словами: «… ценность -это то, во имя чего человек действует и живет.» [3, с. 55].

Подчеркнем, что в данном контексте будем исходить из онтологического основания ценностей как важнейших составляющих внутреннего мира личности, формирующих его мировоззрение, через призму

которого раскрывается отношение человека к миру, другим людям и самому себе.

Итак, определившись, в некотором смысле, с понятием «ценность», вернемся к проблеме существования человека в современном мире, полном всевозможных переплетений ценностных целей, смыслов и значений, который с одной стороны, несомненно, предлагает бесконечное множество вариантов конструирования человеческого бытия, а с другой — представляет собой огромную опасность «заблудиться в нем», «утратить самого себя». Можно ли найти выход и как не оказаться в ценностном тупике?

Напомним, что в предшествующие исторические эпохи аксиологическая ориентация человека кардинально менялась. Эти эпохи, оставив после себя огромное культурное наследие, характеризуются весьма контрарными аксиологическими концепциями, утверждающими каждый раз новый идеал человека. Так, например, в ХХ веке была предпринята попытка создать гармоничное общество, в котором человек находился бы на вершине ценностной иерархии, и обеспечить условия «для имплементации принципов свободы и справедливости» в социальные сферы. Но, как известно, она потерпела поражение.

А что же происходит с положением человека в ХХ1 в., является ли он центром аксиологического притяжения? Какие тенденции можно выделить в ценностной архитектонике российского общества в нынешнее «судьбоносное» время, и каковы последствия данного процесса как для отдельного человека, так и для общества в целом?

Для начала следует особо отметить, что настораживающие тенденции в развитии нашего общества связаны, во-первых, с замещением духовной культуры узкопрофессиональными знаниями, что, бесспорно, губительно сказывается на развитии самой личности. Во-вторых, характеризуются отсутствием в нынешнем человеке чувства реальности ко всему более существенному и значимому, чем удовлетворение его всевозрастающих материальных потребностей, например, к смыслу жизни, состраданию, «чувствам и серьезным мыслям». В последние годы мы все чаще становимся свидетелями того, как востребованными становятся не истинные человеческие качества, такие как доброта, милосердие, честность, мужественность и т. п., а социальный статус человека, его прагматический или коммерческий успех. За последние десятилетия под влиянием рынка понятие «Я» кардинально изменило свое значение, «Я» — это не то, что хочет сам человек, а то, что хотят от него другие. Современный человек не чувствует себя носителем индивидуальных качеств, он становится вещью, товаром. Его единственная цель — выгодно продать себя на рынке труда. «Человек, живущий при рыночной экономике, чувствует себя товаром. Он не един с собой. Его личным интересом оказывается интерес к «себе» как к товару, который должен иметь оптимальную цену на личностном рынке» [4, с. 173].

В настоящее время стремительно развивающиеся процессы интеграции, все глубже проникающие в различные сферы человеческой деятельности, глобально реформируют систему взаимодействия чело-

века и социума, что неизбежно приводит к трансформации в ценностной структуре общества. Конструирование и становление принципиально новых ценностных систем, появление которых напрямую связано с экономической, политической, социокультурной модернизацией общества, сопровождается изменением самого человека, его персональной системы ценностей.

Характер и направленность таких преобразований определяется не только целями личности, но и возможностью, а также способностью личности адаптироваться к новым социокультурным реалиям. Процесс адаптации к новым ценностным ориентациям весьма неоднозначен. В нынешней ситуации, характеризующейся разнообразными механизмами трансформационных процессов в аксиосфере российского общества, все более обостряется кризис духовности, проявляющейся в гипертрофированном рационализме, чрезмерном приоритете личных интересов, предпочтении материальных ценностей духовным, прагматизме и утилитаризме.

Следующей отличительной чертой, отчетливо наметившейся в ценностной динамике нашего общества, является нравственный релятивизм. Такое положение неотвратимо приводит к размыванию традиционных моральных ценностей таким образом, что личность лишается образцов нравственного поведения, которыми можно бы руководствоваться. И как следствие такого процесса, человек оказывается в социальной и моральной изоляции, в духовном одиночестве: «человек перестает жить в самом населенном мире — в мире человеческой духовности, насыщенной аксиологическими смыслами» [2].

Поскольку функционирование социальных ценностей неразрывно связано с социальной структурой общества, то ее неоднородность и нестабильность приводят к существованию различных, иногда весьма противоречивых ценностных систем. Мировой социальный опыт показывает, что в тех странах, где отсутствует устойчивая система коллективных ценностей, возникает ценностный вакуум, и любые преобразования в социальных сферах обречены на неудачу. «Каждое общество имеет некоторую совокупность базисных ценностей, которые определяют его своеобразие. Они представляют концептуальную основу системы ценностей, являются необходимым условием ее формирования и функционирования» [1, с. 8].

Ранее обозначенные тенденции, характерные для нынешнего состояния российского социума, такие как: утверждение новых моральных принципов и отношений, усиление поляризации интересов и ценностей — в значительной степени реконструируют ориентацию личности в лабиринтах индивидуального бытия, вынуждая ее стремительно изменять направления, цели и способы жизнедеятельности. В современном мире человек сталкивается с абсолютно чуждыми ему понятиями, смыслами, поведенческими моделями: «трансформация морально-ценностных предпочтений, обусловленная становлением рыночной демократией, воспримется как факт, опротестовать который бесполезно» [3, с. 54]. И как результат данного процесса — наличие хаотизированных смы-

слов существовования, нигилизм, отчуждение, потеря человеком своей сущности, целостности, жизненной энергии. Демонтаж индивидуальной системы ценностей приводит личность в состояние глубокого духовного смятения и тревоги. Сегодня личность находится перед выбором между отказом от прежних моральных норм и приспособлением к современным реалиям, в которых явно продуцируют и доминируют материальные ценности и цели. В условиях тотального изменения социальной ситуации человек не может найти ценностно-нормативное соглашение как с окружающей средой, так и с самим собой.

В контексте сказанного можно с уверенностью утверждать, что в современном проблемном мире человек находится в фокусе напряженных социально-психологических мотиваций и вынужден решать целый комплекс личностных проблем. Поэтому ему необходимо лавировать в сложном, не имеющем строго очерченных границ, переплетении индивидуальных, социальных, общечеловеческих и иных систем ценностей. В подобных условиях осуществление ценностного выбора совершается на уровне отдельного индивида, исходя из его собственных представлений и предпочтений. В то же время не так-то просто найти некое устойчивое положение в архитектонике ценностей, принятой в той иди иной культуре, и тем более сформировать персональную систему ценностей в динамике взаимодействия с социумом.

Кроме того, было бы излишне отрицать: реальность российского общества такова, что реформаци-онные процессы не приводят к ситуации, при которой возможна ценностная активность и самореализация личности как главнейшей цели человеческого существования. Основополагающими на арене модернизации социума становятся процессы коммерциализации всех сфер общественной жизни, в том числе и «коммерциализация духовного пространства». Подобные явления существенным образом изменяют восприятие человеком самого себя и человека вообще, усиливают разобщенность людей на всех уровнях межличностного взаимодействия, другими словами, создают условия, где каждый «сам за себя». В этом контексте ориентация на формирование каких-либо универсальных целей и ценностей становится не осуществимой.

А между тем вышеуказанные изменения, происходящие сегодня во всех сферах общественной жизни, неизбежно ставят личность перед осмыслением и переоценкой традиционной системы ценностей. Однако, при рассмотрении вопроса о ценностных приоритетах не обязательно настаивать на поклонении прежним идеалами и ценностям, суть вопроса состоит в том, что подлинные ценности культуры не должны диктоваться временем, человек способен выбрать их самостоятельно, и обрести в них смыслообразующие основания собственного бытия.

Следующей не менее важной причиной глобальных изменений в ценностной структуре российского общества является постоянно ускоряющаяся тенденция потребления. Потребительская и накопительская ориентации, как известно, начавшиеся еще в ХХ столетии, успешно перекочевали в век нынешний и всецело захватили человека, занятого в основном лишь

поглощением удовольствий. Она приобрела гипертрофированную форму, превратив человека в «потребительскую машину»: «неудержимая страсть к потреблению утратила всякую связь с истинными потребностями человека» [5, с. 181]. Желание потреблять становится самоцелью человека, смыслом его существования, средством для достижения счастья. В результате чего человек, движимый такими страстями и устремлениями, ощущает себя не носителем индивидуальных качеств, а обезличенной вещью, лишенной каких-либо персональных черт и характеристик. В условиях, когда современные формы социальной жизни отличаются гигантским разнообразием и высокой социальной мобильностью, человеку все более затруднительно структурировать свое индивидуальное бытие. В итоге, человек, хочет он этого или нет, становится отчужденным от самого себя.

В настоящее время, в век самых передовых технологий, человек находится в ценностном лабиринте, который в конечном итоге усложняет механизмы реализации его ценностных установок и убеждений. Разгадав множество тайн, научившись подчинять себе ход событий, наделенный уникальными способностями и возможностями, современный человек оказался

ФИЛОСОФИЯ |

бессильным перед натиском утилитарных ценностей. Находясь в плену материальных потребностей и желаний, он лишился главенствующего положения и уже не является центром аксиологического притяжения. Человек превратился в орудие для достижения экономических целей и в этом смысле утратил значительную часть ответственности за свою собственную жизнь, не говоря уже о жизни других.

Подводя итоги, еще раз подчеркнем, что отличительной особенностью динамики ценностной архитектоники современных российских реалий является наличие множества различных вариантов тех или иных ценностных целей и ориентаций. Аксиологическая проблема существования человека в современном проблемном мире заключается в том, как в этом безбрежном разнообразии ценностей и целей обрести только те принципы и убеждения, благодаря которым он сможет сохранить свою уникальность и неповторимость. Может быть, человеку необходимо сделать паузу и «поразмыслить о судьбе дел человеческих», попытаться осознать, какую исключительную важность приобретает персональный ценностный выбор в современных условиях?

Литература

1. Журавлева Н. А. Психология социальных изменений. Ценностный подход. М.: Издательство ИП РАН, 2013. 448 с.

2. Козин Н. Г. Идентификация. История. Человек // Вопросы философии. 2011. № 1. С. 37 — 48.

3. Малахов В. А. Философия и время: вектор сопротивления // Вопросы философии. 2011. № 1. С. 49 — 59.

4. Фромм Э. Человек для себя / пер. с англ. Л. А.Чернышевой. М: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. 314 с.

5. Фромм Э. Здоровое общество / пер. с англ. Т. Банкетовой. М: АСТ: АСТ МОСКВА, 2009. 539 с.

Информация об авторе:

Данилкова Марина Петровна — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Новосибирского государственного технического университета, [email protected]

Marina P. Danilkova — Candidate of Philosophy, Assistant Professor at the Department of Philosophy, Novosibirsk State Technical University.

Статья поступила в редколлегию 20.04.2015 г.

Идеалы и ценности современного человека

Определение 1

Идеалы и ценности – это компоненты психической структуры личности человека, лежащие в основе его мировоззрения, а также влияющие на направленность личности, ее самоопределение в окружающей действительности.

Понятие идеала, его виды

Определение 2

Идеал – это представление образа должного, наилучшего образца будущего, который складывается у человека, общества или в рамках какого-либо учения.

Идеал представляет собой образ конечной цели, способа бытия, к которому стремится как отдельная личность, так общество вообще, или отдельные социальные группы внутри него. При этом данному образу приписываются, превосходные, совершенные характеристики, он обязательно превосходит наличную реальность, которая в свою очередь оценивается носителем идеалов, как несовершенная, находящаяся в процессе развития, пути к идеалу, а в худшем случае и вовсе как павшая, испорченная, отдаляющаяся от него.

При этом идеал во многом не рационально, но интуитивно-чувственное представление. Как для любого эмоционально-значимого образа для него характерна нерасчленённость – образ идеала целостный, как яркая картинка, попытка его подробного рационалистического анализа ведет к распаду идеала. Идеал обладает побудительным воздействием на личность или общество. Он притягателен и личность стремится к его достижению, так же идеал задает направление движения, роста личности, и служит показателем уровня ее духовного развития – чем более развита личность, тем более возвышенным, сложным, многогранным будет образ идеала.

На протяжении истории человеческой мысли из недр философских, религиозных, эстетических учений неоднократно возникали идеалы, которые предлагались или навязывались обществу. Это и идеальные общества утопистов-социалистов, и религиозные идеалы спасения и посмертного существования, и гуманистический идеал совершенного человека, созданный в искусстве и философии Возрождения, идеалы демократии и идеалы сильного централизованного общества.

Эти идеалы усваиваются человеком с момента его рождения в процессе социализации, однако их усвоение не является простым копированием или принятием готовых социальных образов. Внешние воздействия преломляются через внутренние условия – взгляды, ценности, опыт, интересы личности, и ведут к формированию собственных уникальных идеалов. Можно выделить три онтогенетические стадии развития идеалов личности:

  • персонифицированную,
  • собирательную,
  • программную.

Персонифицированные идеалы начинают формироваться еще в дошкольном возрасте. Ребенок наблюдает за взрослыми – родителями, родственниками, старшими братьями и сестрами, воспитателями и знакомыми, и неосознанно выбирает среди них человека, на которого он хотел бы быть похожим в будущем. Персонифицированный идеал жестко привязан к образу определенной личности, причем этот образ сильно идеализирован и как правило значительно расходится с реальной личностью, ее поведением, характером, социальным положением и т.д., однако данные противоречия ребенком как правило не воспринимаются. Идеальный персонифицированный образ принимается целиком, без его расчленения на значимые и незначимые компоненты, так вместе с ценностями, поступками личности-идеала, ребенок стремится подражать ее внешности, привычкам, особенностям невербальных проявлений (акцент, стереотипные жесты, позы и т.д.).

По мере созревания и роста личности взгляд на идеал становится более сложным, дифференцированным, критическим и отдельная личность – реальная или воображаемая (герой книг, кино, видеоигр и т. д.) уже не может выполнять роль личностного идеала. На стадии собирательного идеала подросток создает свой собственный идеальный образ, ориентируясь на привлекательные и значимые для него качества, которые он встречал у реальных или воображаемых личностей и героев. Собираемый идеал уже более дифференцированный и сложный, он уже в большей степени отражает ценности и установки самой личности, содержит меньше случайных характеристик.

В период юношества – молодости, на фоне активного самоопределения личности, собирательный идеал также теряет свою актуальность. Личность стремится создать такой идеал, который не был бы чей-то копией, но исходил бы от нее самой, ее стремлений, интересов, потребностей, ценностей, мировоззрения и т.д. Такой идеал является программным. Он содержит не только желаемый, совершенный образ личности, спроецированный в будущее, но также и некоторое представление о пути к нему. Программный идеал создается не столько из качеств других личностей, сколько из абстрактных понятий и представлений – о добре и зле, справедливости, красоте и т. д.

Понятие и виды ценностей

Замечание 1

Ценности представляют собой широкий класс психических объектов – убеждений, стереотипов, правил, идеалов, понятий, которые имеют для личности высокий уровень значимости, оказывают влияние на процессы планирования и осуществления деятельности, а также выбор целей и направленности ее действий.

Каждая личность имеет множество ценностей, которые организованы в ценностную иерархию. Ценности не равны между собой. В практической деятельности личности могут неоднократно происходить ситуации, когда различные ценности вступают в противоречие между собой, и личности приходится делать выбор в пользу одной из них.

Можно выделить следующие виды ценностей:

  • материальные – ценности имущественно-физиологического спектра;
  • духовные – ценности, связанные с отвлеченными, нематериальными категориями развития личности и ее духовной жизни;
  • моральные – ценности этического взаимодействия;
  • эстетические – ценности представления о прекрасном и безобразном;
  • социальные – ценностями связанные с межличностным взаимодействием и отношением к обществу.

Идеалы и ценности современности

Человек, личность взрослеет и разевается в определенной культурно-исторической среде, и потому несмотря на индивидуальность и своеобразие ее личного опыта, идеалы и ценности личности представляют собой своеобразный срез и отражение тех идей, настроений и ценностей которые свойственны породившему его обществу, даже если это контр-ценности, направленные против доминирующих в обществе настроений.

Сложность современного общества состоит в том, что оно находится на переходном этапе от индустриальности и классического капитализма, к постиндустриальному обществу и информационному капитализму. При этом ценности уже ушедшего двадцатого века, также постепенно отходят на второй план, все реже воспроизводятся современной молодежью. Вместе с тем ценности нового, информационного общества также не до конца сформированы, поскольку современные элиты, как политические, так экономические, духовные, творческие, все еще принадлежат в большей степени старому обществу, и пытаются реализовывать его ценности в новых изменившихся условиях.

В российском обществе данная ситуация усугубляется отрицанием и отвержением тех ценностей и идеалов, которые были сформированы в советский период, что не позволяет объективно оценить современное состояние общества, а также критически воспринять те ценности, которые транслируются из-за рубежа.

В качестве наиболее распространенных ценностей современного общества можно отметить ценности потребления, социальной успешности, свободы самовыражения, популярности, толерантного отношения и космополитизма.

Ценности общества и ценности личности

Дмитрий Алексеевич Леонтьев,

доктор психологических наук, профессор, факультет психологии МГУ

 

 

 Тезисы доклада

 

1. Понятие ценности относится к числу междисциплинарных, причем понимаемых по-разному не только в разных дисциплинах (философии, социологии, психологии, экономике и др.), но и внутри каждой из них. Систематизировать эти различия можно, выделив 6 развилок в построении понятия ценности (Леонтьев, 1996а):

            А. Ценность может выступать как объект или как атрибут объекта, соответственно, объект может быть ценностью или иметь ценность

            Б. Ценностью могут быть любые объекты, обладающие какой-либо полезностью (экономический, или утилитаристский взгляд) или объекты особого рода, обладающие особым статусом.

            В. Ценности являются индивидуальными или надындивидуальными образованиями (эти две трактовки не обязательно должны исключать друг друга). 

            Г. Признание надындивидуальной природы ценностей ставит вопрос о том, онтологизируются ли они как трансцендентные сущности или социологизируются как порождение социальных общностей.

            Д. Признание индивидуальной формы существования ценностей ставит вопрос о том, являются ли они лишь структурами сознания (представлений) или личности и мотивации. Эта дихотомия проявляется, в частности, в терминологическом разведении ценностей и ценностных ориентаций.

            Е. Социальная трактовка ценностей ставит вопрос об их понимании как эталонов (конкретных норм и стандартов) или идеалов (векторов, задающих направление, но не конкретные цели действий).

 

2. Рассмотрение понятия ценности в пространстве этих шести развилок приводит к неизбежности понимания ценности в единстве трех форм ее существования, постоянно переходящих друг в друга (строго говоря, именно трансформация ценности из одной формы в другую является способом ее бытия):

            А. Общественные идеалы. Это исходная форма ценностей, поскольку каждая ценность порождается каким-либо социальным сообществом, от семьи до человечества в целом. Социальная ценность есть концентрированное выражение коллективного опыта группы или общности в форме идеала, т.е. представления о совершенстве, о желательном в тех или иных сферах социальной активности.

            Б. Предметно воплощенные ценности. Общественные идеалы даны нам не абстрактно, а через их воплощение в произведениях (артефактах) и деяниях конкретных людей, в которых ценность находит свое наиболее зримое существование.

            В. Личностные ценности. Предметное воплощение ценностей происходит лишь посредством деятельности людей, которые осуществляют эти ценности, будучи ими побуждаемы. Таким образом, неизбежно признание существования ценностей в структуре мотивации личности.

           

 3. Личностные ценности как элементы структуры личности занимают в ней то же место, что и потребности – место устойчивых источников побуждений, в конкретной ситуации порождающих во взаимодействии и конкуренции с другими подобными источниками мотивы текущей деятельности. Личностные ценности и потребности функционально идентичны, выполняя в жизнедеятельности одну и ту же функцию, однако различаются по ряду признаков, связанных с тем, что человек как субъект потребностей взаимодействует с миром в одиночку, а как субъект ценностей – как часть целого. В ходе возрастного развития и социализации личности к потребностям как исходно единственным источникам побуждений прибавляются личностные ценности и между ними устанавливается баланс, хотя в индивидуальных случая он может заметно нарушаться. Соотношение потребностей и личностных ценностей в регуляции жизнедеятельности является существенной индивидуальной характеристикой личности (Леонтьев, 1996б).

Формирование личностных ценностей в индивидуальном развитии – не автоматический процесс, осложненный множественностью групповой принадлежности людей в современном урбанизированном обществе и нередкой противоречивостью ценностных систем и ролевых ожиданий различных социальных групп, к которым принадлежит индивид. Выбор социальных ценностей огромен, однако лишь некоторые из них становятся чем-то большим, чем внешние требования, входят в мотивационную структуру личности, становясь личностными ценностями. Предпосылки этого процесса: идентификация с группой, ориентированной на данную ценность и практическое участие в совместной деятельности, мотивированной этой ценностью. Есть все основания предполагать, что усвоение индивидом ценностей идет расходящимися кругами, от малых групп (семья и др.) к большим (нация, человечество), причем ранее усвоенные ценности могут служить мощным барьером к усвоению противоречащих им ценностей больших групп (Леонтьев, 1997).

           

4. Ценностной основой социальных отношений и социального поведения людей служит трансляция в обществе ценностных содержаний через посредство, в частности, социальных символов и артефактов. Их ценностное содержание чаще всего не осознается людьми, однако подспудно улавливается ими и влияет на формирование отношения индивидов к тем или иным социальным объектам, символам и артефактам. Так, есть данные, говорящие о том, что степень сходства ценностей организации и работника позволяют предсказывать лояльность работника организации. Согласно другим данным, воспринимаемая степень сходства между ценностями, приписываемыми политическому лидеру, и собственными ценностными ориентациями значимо коррелирует с готовностью голосовать за этого лидера (Леонтьев, Дубровина, 2001). В ряде экспериментальных работ на материале музыки и живописи, а также печатной и телевизионной рекламы, политических образов, телевизионных каналов, пословиц и др. (Леонтьев и др., 1997-2008) подтвердились гипотезы о том, что реципиенты усматривают в них довольно конкретный набор ценностей.

Можно предположить, что социальные объекты и категории ассоциированы в сознании людей с определенным ценностным ореолом, образованным набором иерархически упорядоченных ценностей. Этот набор отличается индивидуальным своеобразием для каждого объекта и устойчиво воспроизводится разными респондентами или выборками респондентов. Субъективные отношения респондентов к указанным социальным объектам и категориям существенным образом определяются соотношением ценностей, атрибутируемых данному социальному объекту, с ценностными ориентациями самих респондентов.

 

5. Развиваемый неклассический ценностный подход, главной чертой которого является положение о циркуляции ценностных содержаний между общественным сознанием, культурными артефактами и деяниями и индивидуальной мотивацией (Leontiev, 2007), открывает новые перспективы для изучения динамики ценностей как в социокультурном, так и в индивидуально-психологическом аспекте рассмотрения.

Моральные ценности современной молодежи

Станиславский Денис (студент группы ПР-204)

Жизнь как большое пространство, необъятная тайна всегда строилась на определенных ценностях. И современное молодое поколение имеет свои идеалы, свои предпочтения. Ученые считают XXI век периодом кризиса морали современной молодежи. Так ли это?

Пожалуй, нет ничего дороже для человека, чем родной дом. К сожалению, по данным социологических исследований, около 60% подростков поднимают голос на своих родителей, разговаривают с ними нецензурными словами, а около 8% молодежи даже применяли к родителям физическую силу. Эти факты свидетельствуют о том, что родители для современной молодежи не являются для них авторитетом, а семейно-родственные ценности утратили свое значение.
Существует так называемое «золотое правило», то есть своеобразный порог моральной зрелости. Оно обязывает применять к собственным поступкам ту же мерку, которой меряем действия других людей. Выполняет ли это правило молодежь? Очевидно, что нет. Об этом можно сказать, судя из простых жизненных ситуаций: в транспорте редко молодежь уступает место старшим по возрасту пассажирам, мало кто теперь подойдет к человеку, который себя плохо чувствует, предложив ему свою помощь. Но люди не рождаются такими, они такими становятся и живут по правилам так называемого «современного мира». Поэтому пытаются быть «крутыми» — в общении употребляют нецензурные слова, курят, употребляют спиртное. То есть делают то, что противоречит взглядам и мыслям старшего поколения и моральным основам общества.
На протяжении веков человечество выработало приемлемые формы сосуществования, которые базировались на правилах и традициях каждого народа, были обусловлены особенностями национальной истории, ментальности, политического устройства страны. Вообще, украинцев издавна считали великодушным, добрым и милосердным народом. А одной из черт воспитанного и культурного человека, для которого нравственные ценности занимают важное место в жизни, является толерантность. По-английски — готовность быть терпеливым, а, следовательно, способность терпеть что-то или кого-то и быть сдержанным и устойчивым. Но, к сожалению, принципы толерантности малозначимы для современного поколения, как и понимание чувств и переживаний окружающих людей, а преобладают агрессивность и нетерпеливость.
Для каждого украинца святыми были символы его страны: калина, речь, вышитое полотенце, золотой колосок, тянущийся к небу. Все это и сейчас должно быть символами мира, согласия, доброты, милосердия, человечности. Но каждый третий современный украинец не считает, что это ценности, которые надо беречь.
Социологические исследования ценностных ориентаций студенческой молодежи последнего десятилетия убеждают, что сейчас формируется тип личности, характерный для западного общества — личности, которая, прежде всего, ценит себя и считает, что ее деятельность, успех в жизни зависит именно от нее. С одной стороны, это неплохо, ведь ориентация на собственные силы, ум, способности при достижении жизненных целей требует работы над собой, настойчивого овладения знаниями и т.д. Впрочем, самое главное, чтобы при выполнении этих задач не сформировался человек-эгоист, который сможет переступить через все ради достижения своей цели.
Это является весомым фактором для того, чтобы обсуждать эту проблему. Поэтому каждый из нас должен осуществить свой вклад для ее решения. Не зря говорят — если хочешь узнать будущее общества, то посмотри на его молодое поколение. Сущность нравственных ценностей не менялась от Конфуция до наших дней, только отношение к ним менялось и их реализация в жизни.
Напоследок отметим, что упадок моральных ценностей присутствует не только среди молодежи, но и во всем обществе, то есть проблема моральных ценностей — это дело всего общества. И решать ее нужно на уровне всего социума, но отметим то, что проблематика нравственных ценностей среди молодежи является наиболее важной, поскольку именно на плечах молодежи лежит ответственность за наше будущее. Если ценности — это то, что человек считает важнее всего, то главные ценности каждого человека должны быть такие: семья, свобода, труд, творчество, друзья, ответственность, честность, воспитанность. По моему мнению, главные ценности должны формироваться в детстве и в семье, потому что, когда еще как не в детстве закладывать фундамент для дальнейшего становления личности. Итак, нам нужно сделать все необходимое, чтобы молодежь пришла к выводу, что такие ценности как семья, труд, творчество, друзья, ответственность, честность, воспитанность — главные! А моральное сознание является высшим выражением развития человека, следовательно, когда нет морального сознания, гуманизма каждого отдельного человека, то и нет его развития, полного формирования личности с ее внутренним миром.

Система ценностей современного общества / Открытый урок

Ценностные ориентации — это отражение в сознании человека ценностей, признаваемых им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров

Ценностные ориентации, являясь одним из центральных личностных новообразований, выражают сознательное отношение человека к социальной действительности и в этом своем качестве определяют широкую мотивацию его поведения и оказывают существенное влияние на все стороны его действительности. Особое значение приобретает связь ценностных ориентаций с направленностью личности. Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее взглядов на окружающий мир, на других людей, отношение к себе самой, основу мировоззрения, ядро мотивации и «философию жизни». Ценности охватывают жизнь человека и человечества в целом во всех их проявлениях и сторонах, в том числе, познавательную сферу человека, его поведение и эмоционально-чувственную сферу. В современной науке понятие «ценностных ориентаций» соотнесено с ценностными стандартами группы, класса, нации, социальной системы.

Прослеживание социального развития личности производится через динамику его конкретных и частных отношений к общечеловеческим ценностям, аккумулирующим в себе достижения культуры. Развитие ценностных ориентаций тесно связано с развитием направленности личности. Интериоризация ценностей как осознанный процесс,  происходит лишь при условии наличия способности выделить из множества явлений те, которые представляют для личности некоторую ценность, а затем превратить их в определенную структуру,  в зависимости от условий, близких и далеких целей всей своей жизни, возможности их реализации и т. д. Такая способность может осуществиться лишь при высоком уровне личностного развития, включающего определенную степень сформированности высших психических функций сознания и социально-психологической зрелости.

Второй параметр, характеризующий особенности функционирования ценностных ориентаций квалифицирует содержательную сторону направленности личности, находящейся на том или ином уровне развития. В зависимости от того, какие конкретные ценности входят в структуру ценностных ориентаций личности, каковы сочетание этих ценностей и степень большего или меньшего предпочтения их относительно других, можно определить, на какие цели жизни направлена деятельность человека.

Формирование ценностных ориентаций (в дальнейшем ЦО) — сложный и длительный процесс. Изучение психологических особенностей формирования ЦО целесообразно вести с позиции системного подхода, позволяющего рассматривать данное психологическое образование как результат процесса взаимодействия Человека с Миром. С точки зрения содержания, ЦО — общая направленность личности на то, что для нее в жизнедеятельности значимо и важно.

В ценностных ориентациях как психологическом механизме можно выделить три аспекта: субъективный, интернациональный и объективный. К субъективному аспекту можно отнести приобретение жизненного опыта во всех сферах жизни, самоанализ и рефлексию, удовлетворение собой, духовное развитие, самопознание, воспоминания и грезы. Интернациональный аспект ЦО — это все ценное, что есть для человека в самом процессе взаимодействия с окружающими людьми и предметами. Например, значимость хороших отношений, жизненный комфорт и хорошая обстановка, сочувствие и сопереживание другим, взаимопомощь и взаимопонимание, дружба и добрые, сердечные отношения, интересные и творческие люди. В объективный аспект ЦО включаются: достижение материальных благ и ценных вещей, быт, социальные блага, привилегии, слава и почет, одежда, машина, культурное окружение. Но, конечно, более всего объективный аспект ЦО характеризуют общекультурные ценности, экзистенциональные ценности, цель и смысл жизни человека. Сюда же можно отнести эстетические и религиозные ценности, т.е. все то, что дается человеку Миром, и о чем он догадывается, только достигнув определенного уровня самосознания, рефлексии.

Субъективный, объективный и интернациональный аспекты ЦО пронизывают три уровня регуляции личностного поведения. На самом высоком уровне (по степени обобщенности и времени) — детерминации, регуляции жизнедеятельности человека определяющую роль играют общечеловеческие и экзистенциональные ценности. Это находит выражение в ориентации на: определенный жизненный путь, творческую активность, радость жизни, понимание «добра и зла», идеалы модели желаемого будущего и, конечно, в осознании цели и смысла бытия. Так, подростки могут считать для себя самим важным стать эрудированными, образованными и культурными людьми. Когда же они переходят в старшие классы, то эти ценности чаще всего включают нравственный аспект, т.е. быть не просто культурным, а еще отзывчивым, доброжелательно относиться к людям. Степень активности в реализации этих целей тоже изменяется, т. е. нарастает c течением времени, а, достигнув некоторого максимума, снижается и т.д. На данном уровне регуляции жизнедеятельности человека проявляется, прежде всего, его зависимость от широкого социального окружения, от особенностей национальной культуры, от традиций, обычаев и ритуалов, т.е. от всего того, что чаще всего обозначают одним словом — культура. Именно она закладывает через культуру психической деятельности (ритуал, традиция, обычай и т.п.) основные, жизненно важные ценности. Этот уровень — регуляции жизнедеятельности человека мы называем уровнем отдаленных перспектив.

Рассматривая причины формирования ценностных ориентаций нельзя не упомянуть о возрастных и половых особенностях. У девушек и юношей разные структуры ценностных ориентаций. Ценностные ориентации являются важным элементом внутренней структуры личности, которые закреплены жизненным опытом каждого конкретного индивида и всей совокупностью его переживаний. Поэтому очень важен анализ индивидуальных особенностей формирования ценностных ориентаций старшеклассников. Наличие определенной системы ценностей личности представляется необходимым психологическим условием для формирования такого важного личностного образования, как возникновение зрелых жизненных планов, личностного и профессионального самоопределения.  Для того, чтобы понять закономерности процесса личностного самоопределения, недостаточно только выявить систему ценностных ориентаций обучающихся, важно понять, в каком отношении они находятся во всей мотивационно-потребностной сфере личности: как соотносится между собой то, что человек ценит, сознательно считает наиболее важным, и то, чего он реально хочет, к чему сознательно или не сознательно стремится. Ценностно-потребностная сфера личности — это система индивидуальных потребностей, формирующаяся на основе врожденных или  приобретенных в течении жизни потребностей,  организующихся в блоки — ценности, которые соответствуют исторически сложившимся, социально одобряемым, морально-этическим нормам, выработанным в процессе развития общества под влиянием социально-экономических факторов, но отличающимся своей индивидуальной неповторимостью.

Подростковый возраст является периодом интенсивного формирования системы ценностных ориентаций, оказывающей влияние на становление характера и личности в целом. Этосвязано с появлением необходимых для формирования ценностных ориентаций предпосылок: овладением понятийным мышлением, накоплением достаточного морального опыта, изменением социального положения. Именно ценностные ориентации, сформированные в подростковом возрасте, определяют особенности и характер отношений личности с окружающей действительностью и тем самым в определенной мере детерминируют ее поведение.

Ценностные ориентации являются отражением в сознании человека ценностей, признаваемых им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров. Они определяют содержательную сторону личности и составляют основу ее отношений к окружающему миру, являются ядром мотивации жизненной активности, основой жизненной концепции. 

Ценности современного российского общества в условиях глобализации


скачать Автор: Тарасова Ю. А. — подписаться на статьи автора
Журнал: Век глобализации. Выпуск №4(20)/2016 — подписаться на статьи журнала

Статья посвящена анализу ценностей современного российского общества в условиях глобализации. Ценности являются основой культуры и залогом ее существования и развития. Автор исследует существующие концепции сохранения культурной идентичности и делает вывод о необходимости возрождения интереса к истории России, поддержки семьи, религии и языка.

Kлючевые слова: идентичность, культура, культурные ценности, национальное самосознание, русская идея, глобализация, информатизация.

The paper is devoted to the analysis of modern Russian society’s values under the conditions of globalization. The values constitute a basis of culture and a prerequisite for its existence and development. The author explores the existing concepts of saving the cultural identity and draws a conclusion about the necessity of revival of interest to Russian history, support of family, religion and language.

Keywords: identity, culture, culture values, national consciousness, the Russian idea, globalization, informatization.

Глобализация является трендом развития современного общества. Изучению ее проявлений и последствий для экономики, экологии и других сфер жизнедеятельности различных народов посвящены многочисленные труды экономистов, историков, социологов, политологов и философов.

В качестве проблем глобализирующегося мира выделяют: неравномерность, значительный перевес западных стран в получении выгод от экономической интеграции; проблемы экологии (глобального загрязнения окружающей среды), глобальной преступности и терроризма; наконец, проблему унификации культурного ландшафта. Остановимся на последней и рассмотрим возможные сценарии трансформации ценностей современной российской культуры в условиях глобализации.

Внимание к данному вопросу определяется тем, что «самобытность той или иной культуры покоится скорее на ее особенном способе разрешать проблемы, прокладывать перспективу для ценностей, являющихся примерно одинаковыми у всех людей» [Леви-Стросс 2000: 341]. Ценности представляют собой своеобразный культурный код, ибо каждая культура рождает свою систему ценностей. По ней можно судить о том, насколько успешно протекает процесс культурной идентификации нации, народа, происходит укрепление или разрушение национального самосознания, сохраняет ли нация себя как носителя уникального, только ей присущего типа культуры, или она постепенно утрачивает эту историческую миссию [Ясеницкий 2007: 24].

Рефлексия на тему соответствия культурного кода практике реальной жизни дает представителям народа чувство полноценности или неполноценности по отношению к другим культурам, веру в непрерывность истории и благоприятность дальнейшего развития.

Очевидно, что культурный код меняется в зависимости от меняющихся внешних обстоятельств в соответствии с принципом реальности. Но очевидно также, что изменения эти занимают длительное время и нацелены прежде всего на включение нестабильных внешних условий в стабильную, выработанную веками цивилизационную матрицу. Рассмотрим новые факторы внешней среды, которые появляются в процессе глобализации.

Э. В. Соколов считает, что глобализация практически уже привела современное человечество к формированию другого универсума, которое он назвал «единым социокультурным пространством» [Соколов 2000: 154]. Полем его существования можно считать информационное общество, к появлению которого привела новая экономика, основанная преимущественно на производстве, передаче и использовании информации. В настоящее время информационное общество выступает как инновационная смыслообразующая парадигма постижения современного мира.

Такой же точки зрения придерживается американский публицистТ. Фридман: «Глобализация 3.0 [третья стадия глобализации]… сокращает мир до предела: мир перестает быть маленьким и становится крошечным, и в то же время она выравнивает всемирное игровое поле. …Движущей силой Глобализации 3.0 – что и является ее уникальной особенностью – становится сформировавшийся потенциал для глобального сотрудничества и конкуренции, который теперь доступен отдельной личности. Средством, позволившим людям и группам людей так легко и беспрепятственно выходить на глобальный уровень, оказались не лошадиная сила и не машинная мощь, им оказались компьютерные программы, бесконечные разновидности новых приложений – и глобальная волоконно-оптическая сеть, превратившая всех нас в ближайших соседей. Теперь каждый человек должен и способен задать вопрос: каково мое место в глобальном соревновании и сегодняшней перспективе и как мне самому сотрудничать с другими людьми на глобальном уровне»? [Фридман 2006: 6.] Автор совершенно уверен и убедительно доказывает, что глобализация дает преимущества представителям всех культур. Однако такое восприятие единого информационного пространства представляется идеализированным. «Ближайшие соседи» в информационном пространстве могут по-разному воспринимать информацию, работать с ней и транслировать ее.

Информация – не столько смысл, сколько знак. Сама по себе она является неупорядоченным потоком лишенных смысла «следов», которые познаваемые объекты оставляют в сознании субъекта. Информация – «черный ящик» хаоса таких «следов» – кодов, условных знаков.Их декодирование предполагает предварительное знание установленных кодов. В современном мире уже угрожающе «растет разрыв между информацией и знанием, между знанием и мудростью» [Киссинджер 2002: 321].

Таким образом, формирование единого информационного пространства не гарантирует формирования единого культурного пространства, что доказывается ростом противоречий между различными культурами, непрекращающимися конфликтами, связанными с религиозными и национальными мотивами.

Тем не менее единое информационное пространство является свершившимся фактом современной реальности. И оно выступает полем продвижения западных культурно-исторических моделей странами, вставшими во главе глобализационных процессов. Оценки этой тенденции достаточно неоднозначны. Известный антрополог К. Леви-Стросс отмечал: «Далекие от состояния закрытости в себе самих, все цивилизации признают, одна за другой, превосходство одной из них – западной цивилизации.

Страны недостаточно развитые упрекают других на международных ассамблеях не в том, что их озападнивают, но в том, что не столь быстро представляют им средства себя озападнить» [Леви-Стросс 2000: 341].

Политолог Джозеф Най указывает, что культурно-идеологическая привлекательность США служила и продолжает служить основой «мягкой силы» этой державы, способной содействовать построению нового, более совершенного миропорядка [Най 2004].

Но оценки представителей западной культуры вряд ли могут быть вполне объективными и применимыми к российской реальности. В целом же отечественные социологи, политологи и историки негативно оценивают последствия вестернизации для России [см.: Покровский; Алексеенко 2009: 65–70; Пензина 2012; 228–233 и др.]. В связи с этим растет интерес к проблеме альтернативного, русского ответа вызовам глобализации.

Каковы же основы русской культуры на современном этапе, ее базовые ценности? Прежде всего очевидна специфика российской ситуации, которая заключается в том, что на уровне общественного сознания Россия утратила, «потеряла» базовые ориентиры своего бытия после распада Советского Союза. По мнению М. Т. Степанянц, Россия «утратила» ранее имевшуюся идентичность и тем самым оказалась чрезвычайно уязвимой для веяний извне. Если разрушены, размыты, неопределенны «границы», укрепленные культурными ценностями и институтами, значит, отсутствует иммунитет, способность сопротивляться инокультурному «вторжению» [Степанянц 2008: 134]. То, что этот слом действительно имел место, доказывает большое количество исследований, посвященных поиску новой национальной идеи в 1990-х – начале 2000-х гг. Однако остается вопросом, насколько утрата наднационального идеала советского общества затронула глубинные пласты русской культуры. Как отмечает Л. Г. Королева, «культура зиждется на определенном религиозно-философском фундаменте, отражая ту или иную интерпретацию смысла и путей истории, собственно, места человека в ней» [Королева 2006: 81]. В качестве основы формирования самосознания российского народа отдельные ученые выдвигают геополитический аспект – положение и жизнедеятельность российского государства на разных этапах своей истории на стыке Европы и Азии, уникальность «евразийства» и несводимость, таким образом, его исторического опыта к моделям Запада или Востока [Пашков 2007: 10–16]. Отсюда вытекает, что Россию следует идентифицировать как евразийскую многонациональную субцивилизацию [Клубков 2013: 209–211]. Данное предложение открывает возможность самоидентификации по национальному признаку. Однако отнесение себя к «евразийству», объясняя особенное в становлении государства, все же не может дать чувства преемственности русской истории на современном этапе. Можно сказать, что термин «евразиец», отвечая на вопрос «кто?», оставляет в стороне вопрос «какой?».

Интересным является исследование Ю. А. Урютовой. Она отмечает в первую очередь две оси самоидентификации русских – русский язык и православие. Автор относит расцвет национального самосознания к XIV в. По мнению исследователя, реформы Петра I привели к расколу исторического самосознания, который в дальнейшем нашел отражение в споре славянофилов и западников [Урютова 2012]. Следует отметить, что раскол произошел и в другой плоскости – культура элиты все дальше отходила от культуры основной массы народа. Именно реформы Петра I можно смело назвать первым опытом вестернизации России. Также следует согласиться с оценкой автором советского эксперимента как закономерного этапа реализации ценностей российской культуры, а не ее слома.

С одной стороны, диктатура пролетариата постаралась искоренить религиозные представления в культуре масс. Но сами ценности православия – стремление к справедливости, народной правде, соборности – во многом легли в основу нового режима. Не случайно в поэме «Двенадцать» А. А. Блок поставил над отрядом красногвардейцев фигуру Иисуса Христа. Понимая неприемлемость на уровне официальной риторики такого окончания, поэт интуитивно нашел наиболее оправдывающий и адекватный авторитет в философско-символическом пространстве современной ему культуры. Конечно, с 1918 г. представления о национальном идеале социальной справедливости и его выразителях значительно и неоднократно менялись, о чем свидетельствует и существование культа личности, и появление в последние годы существования советского государства двойной морали, выражавшейся в отношении «все вокруг колхозное – все вокруг мое». Энтузиазм первых строителей светлого будущего сменила приспособленческая идеология партийных функционеров. Однако среди большей части населения продолжала существовать уверенность в том, что трудолюбие, хорошее образование и нравственность являются гарантией если не успеха, то все же определенного уровня жизни и престижа в рамках советского общества. Коренные перемены в социально-политическом строе России и уменьшение ее влияния на международной арене создали пространство неопределенности, вызвавшее необходимость актуализации существующих или создание новых ценностных установок, которые дали бы возможность войти в очередной плодотворный период развития.

Национальные ценности выявляются путем наблюдения бытия народа. В рамках научного исследования мы можем обратиться к социологическим опросам, официальным документам Российского государства и исследованиям научного сообщества, посвященным этой теме. В 2004–2005 гг. ВЦИОМ проводил исследование, в котором был задан вопрос: «Как вы считаете, есть ли какие-то идеи и ценности, которые могли бы объединить российское общество, и если есть, то какие?» В 2004 г. в пятерку лидеров вошли: «Повышение уровня и качества жизни населения» (36,36 %), «Стабильность, порядок» (27,96 %), «Равенство всех граждан перед законом», (24,33 %) «Сильная держава» (19,63 %), «Семья, будущее детей» (18,69 %). «Мораль, нравственность, достоинство личности» выбрали лишь 11,54 % населения [Исследование ВЦИОМ 2004]. В 2005 г. приоритеты респондентов в целом остались прежними: «Повышение уровня и качества жизни населения» (47,69 %), «Стабильность, порядок» (35,44 %), «Равенство всех граждан перед законом» (22,94 %), «Сильная держава» (22,76 %), «Мораль, нравственность, достоинство личности» (17,38 %), «Семья, будущее детей» (15,17 %) [Исследование ВЦИОМ 2005]. Отметим, что мораль и нравственность несколько «потяжелели». Однако большая часть населения увидела основные объединяющие ценности все же в материальном аспекте бытия – повышении уровня и качества жизни, стабильности, равенстве перед законом.

В 2006 г. на официальном уровне вице-премьером Сергеем Ивановым было заявлено, что «Россия завершила трудный, идущий с начала 1990-х гг. процесс формирования новой системы ценностей, определяющих мировоззренческую основу общества в наступившем тысячелетии. Впервые с момента провозглашения новой России мы смогли четко сформулировать ясный ответ на ключевые для любого народа и государства вопросы: Кто мы? Куда идем? В каком обществе хотим жить?» Ответ сводится к «триаде национальных ценностей: суверенная демократия, сильная экономика и военная мощь» [Иванов 2006: 4]. Очевидно, сформулированные национальные ценности совпадали с чаяниями народа.

В 2011 г. на вопрос о национальной идее премьер-министр В. В. Путин выразился осторожнее, словами А. Солженицына, – «сбережение народа», под которыми он понимал развитие и движение к конкурентоспособности во всем – от экономики до искусства [Путин…].

Сравним эти национальные идеалы с теми, что предлагает западная цивилизационная модель. Основными принципами и ценностями западного общества являются: принцип свободы личности и индивидуализм, либеральная демократия, научный и культурный прогресс, незыблемость права частной собственности, рыночная модель либеральной экономики. Сами по себе они крайне привлекательны и, как показывают результаты социологических опросов, уже нашли широкое признание в России. Однако положение морали и нравственности, сместившихся так низко на шкале национальных интересов, говорит о том, что не все благополучно с восприятием этих ценностей современным российским обществом.

Н. Е. Покровский утверждает, что в отношении российской культуры особенности вестернизации состоят в «иррационализации рациональных матриц (доведение до абсурда рациональных элементов культуры), приоритете количественных характеристик (коммерциализация), готовности к употреблению (оперантность), полностью гарантированном качестве на определенном уровне, упакованности в яркие символические формы, виртуализации культурных образов (созда-ние виртуальной реальности, в которой разворачивается культурный феномен)» [Покровский 2002]. При этом, по мнению автора, вестернизация ведет к саморазрушению общества.

Потребление продуктов модернизации не может быть единственным основанием бытия и развития традиционной культуры, но вполне может служить основой культуры массовой, которая, в свою очередь, формирует личность потребителя. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. именно засилье массовой культуры низкого качества указывается как одна из главных угроз национальной безопасности [Указ… 2009].

Таким образом, можно сделать несколько выводов. Прежде всего формирование единого информационного пространства повлекло за собой как положительные, так и отрицательные последствия. При росте возможностей оно привело к транслированию западных культурных ценностей и угрозе нивелирования культурно-исторического ландшафта. Эти тенденции особенно очевидны в культурном пространстве Российской Федерации, которая, вступив в эпоху перемен и разочаровавшись в наднациональных идеалах советского общества, оказалась наиболее подвержена влиянию извне.

Несмотря на заявления официальных лиц, национальная идея далека от формулирования или даже явной феноменологии. Тем не менее интерес в научном сообществе, политических и религиозных сообществах к этому вопросу показывает его злободневность, потребность в исследовании и выявлении новых рубежей. Диалог культур возможен лишь при условии того, что каждая из них чувствует полноценность по отношению к партнеру.

Представляется очевидным, что наряду с конкурентоспособностью, сильной экономикой, военной мощью приоритетами государства и общества должны стать возрождение интереса к российской истории, поддержка семьи, сохранение языка и религии. Именно эти ценности служат основами традиции и источниками дальнейшего развития.

Литература

Алексеенко О. В. Вестернизация как одна из тенденций развития современного мирового пространства // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Политология». 2009. № 4. С. 65–70. (Alekseenko O. V. Westernization as One of the Tendencies of the Modern World Space Development // Vestnik Rossiyskogo universiteta druzhby narodov. Series ‘Politologiya’. 2009. No. 4. Pp. 65–70.)

Иванов С. Триада национальных ценностей // Известия. 2006. № 124. 13 июля. С. 4. (Ivanov S. The Triad of National Values ​​// Izvestiya. 2006. No. 124. July 13. P. 4)

Исследование ВЦИОМ [Электронный ресурс]. URL: http://wciom.ru/zh/print_ q.php?s_id=172&q_id=14318&date=20.01.2004 (дата обращения: 10.07.2013). (Investigation of the All-Russian Centre for the Study of Public Opinion [Electronic resource]. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php? S_id = 172 & q_id = 14318 & date = 20.01.2004 (accessed: 10.07.2013).)

Исследование ВЦИОМ [Электронный ресурс]. URL: http://wciom.ru/zh/print_ q.php?s_id=134&q_id=11404&date=07.08.2005 (дата обращения: 10.07.2013). (Investigation of the All-Russian Centre for the Study of Public Opinion [Electronic resource]. URL: http://wciom.ru/zh/print_q.php? S_id = 134 & q_id = 11404 & date = 07.08.2005 (accessed: 10.07.2013).)

Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? М. : Ладомир, 2002. (Kissinger G. Does America Need Foreign Policy? M.: Ladomir, 2002.)

Клубков А. А. Евразийская цивилизационная идентичность России: философско-культурологические и геополитические аспекты // Мир науки, культуры, образования. 2013. № 2(39). С. 209–211. (Klubkov A. Eurasian Civilization Identity of Russia: Philosophical and Cultural and Geopolitical Aspects // Mir nauki, kul’tury, obrazovaniya. 2013. No. 2 (39). Pp. 209–211.)

Королева Л. Г. Концепт культуры и проблема социокультурной идентичности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. № 1. С. 78–82. (Koroleva L. G. Concept of Culture and the Problem of Sociocultural Identity // Gumanitarnye i sotsial’no-ekonomicheskie nauki. 2006. No. 1. Pp. 78–82.)

Леви-Стросс К. Раса и история / К. Леви-Стросс // Путь масок. М. : Республика, 2000. (Levy-Strauss K. Race and History / K. Levy-Strauss // The Way of the Masks. M.: Respublika, 2000.)

Най Дж. «Мягкая» сила и американо-европейские отношения // Свободная мысль – ХХI. 2004. № 10. (Nye J. ‘Soft’ Power and US-European Relations // Svobodnaya mysl’ – 21. 2004. No. 10.)

Пашков Р. В. Евразийство в условиях глобализации // Территория науки. 2007. № 1. С. 10–16. (Pashkov R. V. Eurasianism in the Conditions of Globalization // Territoriya nauki. 2007 No. 1. Pp. 10–16.)

Пензина Е. В. Феномен глобализации: глобализация и вестернизация // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. 2012. № 8. С. 228–233. (Penzina E. V. Globalization Phenomenon: Globalization and Westernization // Vestnik Krasnoyarskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2012. No. 8. pp. 228–233.)

Соколов Э. В. Социальные нормы, запреты и стимулы деятельности в мировом сообществе XXI века // Запад или человечество? СПб. : Изд-во Санкт-Петербургского философского общества; Алетейя, 2000. (Sokolov E. B. Social Norms, Prohibitions and Stimuli of Activity in the World Community of the 21st Century // West or Humanity? St. Petersburg: Izdatel’stvo Sankt-Peterburgskogo filosofskogo obschestva; Aleteiya, 2000.)

Покровский Н. Е. Глобализация или американизация: ценностные структуры популярной культуры в России конца XX века. Отчет о НИР № 98-06-80384 (Российский фонд фундаментальных исследований). (Pokrovskiy N. E. Globalization or Americanization: Value Structures of Popular Culture in Russia of the Late 20th Century. Research Report No. 98-06-80384 (Russian Foundation for Basic Research).)

Покровский Н. Е. Глобализация и душа: рефлексии по поводу американизации и глобализации русской души. 2002 [Электронный ресурс]. URL: http://www.prof. msu.ru/publ/book5/c5_2_5.htm (дата обращения: 12.07.2013). (Pokrovsky N. E. Globalization and the Soul: Reflections on the Americanization and Globalization of the Russian Soul. 2002 [Electronic resource]. URL: http://www.prof. Msu.ru/publ/book5/c5_2_5.htm (accessed: 07.12.2013).)

Путин назвал национальной идеей «сбережение народа» // Русский обозреватель. 2011. 1 июня [Электронный ресурс]. URL: http://www.rus-obr.ru/ru-web/11310 (дата обращения: 12.07.2013). (Putin Called ‘Saving the People’ the National Idea // Russkiy obozrevatel’. June 1, 2011 [Electronic resource]. URL: http://www.rus-obr.ru/en-web/11310 (accessed: 12.07.2013).)

Степанянц М. Т. Россия в глобализирующемся мире // Философский журнал. 2008. № 1. С. 133–147. (Stepanyants M. T. Russia in the Globalizing World // Filosofskiy zhurnal. 2008. No. 1. Pp. 133–147.)

Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Российская газета. 2009. № 4912. 19 мая. (The Decree of the President of the Russian Federation dated May 12, 2009 No. 537 ‘On the Strategy of National Security of the Russian Federation until 2020’ // Rossiyskaya gazeta. 2009. No. 4912. May 19.)

Урютова Ю. А. Русская национальная идентичность: апелляция к прошлому для создания будущего // Общество: политика, экономика, право. 2012. № 2. С. 11–17. (Uryutova Yu. A. Russian National Identity: Appeal to the Past for the Future // Obschestvo, politika, ekonomika, pravo. 2012. № 2. Pp. 11–17.)

Фридман Т. Плоский мир. Краткая история XXI века. М. : АСТ, 2006. (Friedman T. The World is Flat. A Brief History of the Twenty-First Century. Moscow: AST, 2006.)

Ясеницкий И. А. Генезис формирования отечественной социально-философской концепции ценности // Вестник Самарского государственного университета. 2007. № 5–3. С. 23–30. (Yasenitskiy I. A. Genesis of the Formation of the National Social-Philosophical Concept of Value // Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo universiteta. 2007 No. 5–3. Pp. 23–30.)

Размещено в разделах

Что определяет современного человека?

После недавнего выступления о возрастающей роли женщин в руководстве мне задали, казалось бы, простой вопрос. Что же тогда остается мужчинам, учитывая акцент на современной женщине-лидере? Что такое современный мужчина?

Чтобы ответить, я думаю, что на самом деле необходимо ответить на два вопроса: каким является современного человека и каким должен быть современный человек (если он активно и сознательно строит свое лучшее «я»)?

Давайте начнем с того, что представляет собой современный человек в целом: я бы сказал, что современный человек в основном не понимает, кем он должен быть.

Позвольте мне прояснить мои предубеждения: мой опыт работы в эволюционной биологии, поэтому я пытаюсь понять поведение как механизмы выживания и воспроизводства. Я знаю, что всем нам нравится думать, что мы высоко цивилизованные, сознательные существа, но реальность такова, что для большинства из нас наш повседневный образ мыслей — это не что иное, как «могу ли я размножаться с этим?» Или «представляет ли этот человек угрозу ? » Мы оперируем подсознательными историями, построенными на протяжении миллионов лет, которые позволяют нам лучше всего выжить и воспроизвести.Имея это в виду, мужчины имеют богатую и долгую историю защиты, борцов и искателей статуса.

Мужчины — это больше, чем мускулы.

Источник: RyanMcGuire / Pixabay

На протяжении всей нашей эволюционной истории мужчины напрямую соревновались с другими мужчинами за достижение статуса в своем сообществе. Лучшим охотникам отдавали предпочтение женщины, которые, будучи разборчивым в сексуальном плане полом, выбирали себе в пару только тех мужчин, которые могли обеспечивать и защищать. Это означало, что в каждом сообществе наблюдалась резкая репродуктивная изменчивость.Некоторые мужчины могут получить большинство партнеров, в то время как большинство мужчин будет иметь небольшой репродуктивный успех или вообще не иметь его. Здесь можно начать видеть, что то, что мы сегодня называем насильственными сексуальными преступлениями (изнасилование / нападение) и т. Д., Возникает из разочарования тех, кого не выбрали. Мужчины, будучи физически доминирующим полом, могли контролировать женщин, даже когда их не «выбирали».

Даже когда женщины были активны в выборе партнера, они все еще сохраняли небольшой контроль, учитывая, что их партнер преобладал над ресурсами (едой и т. Д.).). Неспособность контролировать основные потребности выживания на протяжении большей части нашей эволюционной истории отводила женщинам подчиненную роль. Ожидалось, что мы защитим наше потомство, но не более того. Наша уязвимость заключалась в нашей физической неспособности доминировать, и благодаря этому мы оттачивали другой набор навыков, сосредоточенных на общении, сочувствии, отношениях и острой способности читать других (навыки, которые были необходимы для нашего собственного выживания).

Перенесемся в среду, в которой подключены почти 8 миллиардов человек.Мы добились огромного прогресса в технологиях, и мужчины и женщины стали более равноправными благодаря законам, которые гарантируют нам равные права и защиту (по крайней мере, в некоторых странах).

Однако биологически мы все еще более или менее живем с мозгами каменного века. Так что это значит для современного человека?

Во-первых, расширилось поле для сравнения и конкуренции — наряду с уровнем доступа к товарищам. В древние времена сообщества были небольшими, поэтому было сравнительно небольшое объединение, с которым можно было сравнивать.Все, что вам нужно было сделать, это быть относительно лучше, чем любой другой парень в любом заданном месте. С таким ограниченным набором из 15 или около того других мужчин понять ваш относительный ранг и положение в жизни было просто.

Но сейчас? Удачи!

Мы по-прежнему видим, как мужчины борются за то, чтобы произвести впечатление на женщин своей способностью обеспечивать в форме жесткой конкуренции за ресурсы (теперь, конечно, в форме работы / денег, а не мяса). Это хорошо видно по дифференцированному выбору рабочих мест между полами.Мужчины занимают с огромным отрывом самые опасные / рискованные позиции с более высокими выплатами. Согласно отчету Статистического бюро США за 2017 год, летальность на рабочем месте среди мужчин примерно в 10 раз выше, чем среди женщин. Готовность мужчины рисковать демонстрирует потенциальным женихам, что он готов бросить вызов социальной иерархии, чтобы обеспечить. Но по мере того, как женщины все глубже проникают на рынок труда и (буквально с эволюционной точки зрения) приносят домой свой бекон, , что же тогда остается мужчинам? В первую очередь это может потенциально привести их к отчаянию — как будто они лишились самой их идентичности и полезности.И когда любой из нас, независимо от пола, чувствует угрозу, легко занять оборонительную позицию и стать агрессивным.

Больше женщин финансово независимы от мужчин, чем когда-либо прежде.

Источник: sallyjermain / Pixabay

Но те, кто готовы сознательно исследовать себя на более глубоком уровне, признают новую возможность. Стоит рассказать новую историю, в которой признается, что мужчины — это больше, чем куски мяса для соревнований. Критерии выбора партнера для женщин изменились вместе с изменением нашей социальной структуры.

В связи с резкими изменениями в нашей среде, мозг мужчин и женщин должен сознательно перемениться, чтобы отметить множество сложностей, связанных с полом.

Итак, каким должен быть развитый современный человек?

Я думаю, что современный мужчина может быть тем, кем пожелает. Возможность привлечь самок не только мышцами и мясом должна быть моментом освобождения , а не угрожающим. Уязвимость долгое время считалась противоположностью храбрости, но, как ясно показывает Брене Браун в своей блестящей работе, уязвимость и храбрость определяют друг друга.Невозможно быть храбрым и смелым, не будучи уязвимым, а уязвимость мужчин сегодня проявляется в гораздо большем количестве форм, чем рискованная работа. Это происходит в готовности отойти от менталитета охотника, в котором преобладают конкуренция и агрессия. Это происходит путем изучения и развития навыков, которые в прежние времена ассоциировались со слабостью — сочувствия, слушания, активного участия в семейной жизни — навыков, которыми обладает каждый из нас как людей, но которые слишком долго относились к одному полу. или другой.

Современный человек обладает сознательной способностью писать свой собственный рассказ.

Источник: Alexas_Fotos / Pixabay

Современный мужчина может быть кем угодно. У него есть выбор стать чем-то большим, чем одномерная карикатура на то, каким «предполагается» быть мужчиной. Когда люди сознательно исследуют себя, они смогут выбрать историю, которую они хотят рассказать — какой бы она ни была. По сути, в любом пути нет ничего плохого: агрессивный соперник — такая же мощная история, как и чуткая домохозяйка, и ничто не мешает современному мужчине быть и тем, и другим.Он поймет, что единственные люди, которые будут судить его за любой путь, по которому он идет сознательно, — это те, кто все еще застрял в своих одномерных подсознательных историях.

Единственное, что удерживает современного человека от переезда с того места, где он есть, туда, где он должен быть? Это его готовность быть достаточно храбрым, чтобы сознательно исследовать все свои дары и гордо идти в выбранном им развитом состоянии.

27 способов быть современным мужчиной

Быть современным человеком сегодня ничем не отличается от того, что было столетие назад.Все дело в соблюдении принципов. Конечно, мода, технологии и архитектура меняются со временем, как и стандарты этикета, не говоря уже о способах ведения себя в общественной сфере. Но современный человек возьмет кусочки прошлого, которые кажутся ему важными, и смешает их с сегодняшним днем.

1. Когда современный мужчина покупает обувь для своей супруги, ему не нужно спрашивать ее размер. И он знает, какие бренды работают большими или маленькими.

2. Современный человек никогда не дает понять другим, когда его уверенность в себе подорвалась.Он ведет себя так, как будто все идет гладко, пока это не так.

3. Современный человек внимателен. В кинотеатре он не проглотит попкорна в тихую минуту. Он ждет шума.

4. Современный человек не срезает жирные или обугленные кусочки со своего филе. Каждый кусочек стейка — это привилегия, и все идет на пользу.

5. Современный человек не потратит 10 минут своей жизни на поиски лучшего места для парковки. Он находит разумного и ставит свою машину между строк.

6. Перед тем, как отправиться спать, современный мужчина должен убедиться, что телефон супруги и электронные устройства своих детей заряжаются на ночь.

7. Современный человек покупает только обычную колу, например, Coke или Dr Pepper. Если вы войдете в его дом в поисках Mountain Dew, он покажет вам дверь.

8. Современный человек использует имена собственные для вещей. Например, он скажет «вертолет», а не «вертолет», как какой-нибудь бестолковый простак.

9. Наличие дочери делает современного мужчину более целостным.Он узнает что-то новое каждый день.

10. Современный мужчина следит за тем, чтобы посуда на решетке полностью высохла, прежде чем убрать ее.

11. Современный человек никогда не «прикреплял» твит и никогда не будет.

12. Современный мужчина проверяет состояние своего бара Irish Spring перед тем, как отправиться на стирку. Слишком маленький, его заменяют.

13. Современный человек слушает Wu-Tang хотя бы раз в неделю.

14. Современный человек все еще записывает свой список покупок на бумаге для заметок.На рынке не место, чтобы зарыть лицо в телефон.

15. У современного человека паркетный пол. Его дети могут определить его настроение по марке оксфордов Kenneth Cole.

16. Современный мужчина лежит на краю кровати ближе к двери. Если злоумышленник проникнет внутрь, он попытается отбить его, чтобы у его жены был шанс сбежать.

17. Есть ли у современного человека балерина для дыни? Как вы думаете? Как еще мускусная дыня, арбуз и падь, которые он готовит, имели такую ​​однородную форму?

18.Современный мужчина всерьез задумался о покупке рожка для обуви.

19. Современный мужчина покупает свежие цветы больше, чтобы удивить жену, чем извиниться.

20. Иногда современный человек оказывается маленькой ложкой. Иногда по ночам, когда он чувствует себя подавленным или уязвимым, ему нужна эмоциональная и физическая защита.

21. Современный мужчина не ругает свою дочь, когда она чихает, поедая яблочный пончик, даже если кусочки разлетаются повсюду.

22. Современный человек все еще каждое утро в полуголом бродит по подъездной дорожке, чтобы взять свежую газету.

23. У современного человека все фильмы Майкла Манна записаны на Blu-ray (или что-то еще, самое высокое качество в то время).

24. Современный человек не зацикливается на уровне заряда батареи своего телефона. Если ему нужно работать ровно, пусть будет так.

25. Современному человеку пистолет не нужен. У него нет и никогда не будет.

26. Современный мужчина плачет. Он часто плачет.

27. Люди не уверены, хороший ли современный мужчина танцует. То есть до тех пор, пока D.J. играет на своем джеме, идет туда и устраивает клинику.

Я хочу современного мужчину со старомодными ценностями

Я — сложное сочетание качеств. Я в значительной степени современная феминистка, но мне также нужен мужчина, который относился бы ко мне с уважением, вежливостью и рыцарством. Я не считаю, что с хорошим обращением хорошо обращаются, это признак слабости — это признак силы, чтобы требовать этого. Вот что я хочу от мужчины, даже если его трудно найти:

Он должен меня очень уважать.

Мне нужен мужчина, который не только знает меня, но и демонстрирует это. Он знает, что удивительных женщин — не пруд пруди, и он не только дорожит мной, но и понимает, что я крутой парень с ним или без него. Он знает, что я могу стоять самостоятельно, но он хочет стоять рядом со мной.

Он должен ухаживать за мной.

Я настолько же независим, насколько и они, но я также ценю романтику, особенно сейчас, когда ее так мало. Нет ничего лучше мужчины, который искренне заинтересован и делает все возможное, чтобы покорить девушку.В наши дни так редко бывает, что я отчаиваюсь найти этого парня, но я также знаю, что ничем другим меня не обрадует.

Он должен показать мне, что вложил деньги.

У меня нет времени возиться с игроками и токсичными парнями. Парню нужно доказать, что он идет ва-банк или нет. Я не против этой новой тенденции случайных свиданий и тусовок. Мой парень должен хотеть серьезных и зрелых отношений со мной и только со мной. Я не соглашусь на меньшее.

У него должны быть хорошие манеры.

Открывать двери и выдвигать стулья — это не женоненавистничество — это знак уважения и внимания. Я могу это делать сама, но терпеть не могу мужчин, которые хотя бы не делают жест. Я хочу, чтобы ко мне хорошо относился парень, который также понимает, что я не его собственность.

Он должен заботиться обо мне, но не душить меня.

Есть тонкая грань между заботой и привязанностью. Его сложно освоить, поэтому это одно из самых сложных требований.Многие мужчины считают, что я не нуждаюсь в заботе, потому что я сильный человек, но на самом деле мне нужен очень ласковый партнер.

Он должен восхищаться моей силой, но не оставлять меня делать все в одиночестве.

Если бы я хотел все делать один, я был бы один. Это так просто. Мне нужен парень, который признает мою личную автономию, но также готов помочь и поддержать меня в моих амбициях и усилиях. Я сделаю то же самое для него.

Он должен заботиться обо мне, но не снисходительно.

Трудно найти мужчину, который был бы достаточно зрелым и развитым, чтобы понять, что он может быть милым, не обращаясь со мной как со слабой. Я знаю, что эти парни существуют, но они редкость. Мне нужен тот, кто считает меня особенным, драгоценным и достойным уважения.

Он должен вызывать меня, когда я веду себя неразумно.

Я человек, а иногда и заноза в заднице. Это правда. У каждого есть свои моменты. Мне нужен парень, который достаточно силен, чтобы постоять за себя, не будучи подлым и не ударив ниже пояса.Я не буду намеренно причинять боль своему партнеру и не потерплю тех, кто намеренно причиняет мне боль.

Он должен иметь мою спину так же, как я.

У меня всегда будет спина моего парня безоговорочно, несмотря на все трудности. Я хочу, чтобы кто-то достаточно старомодный, чтобы поверить в отношения, построенные на командном менталитете, который также достаточно современен, чтобы доверять мне стоять самостоятельно, пока он молча поддерживает меня.

Он должен быть феминисткой, а не слабаком.

Мне не нужен пассивный, покорный парень — это меня отталкивает. Я ненавижу, когда мужчины считают, что, поскольку я сильная, самоуверенная женщина, мне нужен мужчина, который подчиняется моей воле. Гораздо жарче, когда мужчина развит и принимает женщин как равных, но при этом умеет брать на себя ответственность в определенных ситуациях.

Он должен быть эмоционально доступным и сильным одновременно.

Ух — самая сложная комбинация, которую когда-либо можно было найти! Мне нужен эмоционально зрелый и ранимый мужчина — я больше не балую этих глупых мальчишек.Проблема в том, что большинство уязвимых мужчин также терпят бедствие и хотят, чтобы о них заботились мамы. Нет, спасибо.

Он должен бороться за мои права вместе со мной.

Я не потерплю мужчину, который не отстаивает права всех женщин. Если он не понимает, насколько это необходимо, он мне не подходит. В то же время он должен быть достаточно современным, чтобы понять, что он делает это не ЗА меня, он делает это СО мной.

Он должен знать, как защитить меня, хотя я способный.

Вот что делают партнеры — защищают друг друга во всем. Мне нужен мужчина, который объединился бы со мной в сильную команду. Он дальновидный парень, который знает, что я более чем способен позаботиться о себе, но он достаточно традиционен, чтобы быть рядом со мной.

Он должен быть на 100 процентов предан мне и нашим отношениям.

Я не отношусь к половинчатым отношениям. Если я с кем-то, я иду ва-банк. Я не ищу кого-то лучше или чего-то другого.Я хочу, чтобы мужчина был таким же — очень традиционным в своих убеждениях о моногамии и приверженности, но достаточно современным, чтобы с ним было нормально проводить свою жизнь, путешествуя по приключениям и не имея детей.

Он должен понимать ценность крутой женщины и быть для меня крутым мужчиной.

Я знаю, что достоин потрясающей, красивой, большой любви особенного мужчины. Я жду человека, который ценит все, что я могу предложить, и готов постоянно развиваться, расти и меняться. Я хочу современную чувственность со старомодной романтикой!

Sponsored: Лучший совет по знакомствам / отношениям в сети. Зайдите на сайт Relationship Hero — сайт, где высококвалифицированные коучи по взаимоотношениям помогут вам понять вашу ситуацию и достичь желаемого. Они помогут вам преодолеть сложные и трудные любовные ситуации, такие как расшифровка смешанных сигналов, преодоление разрыва или все, что вас беспокоит. Вы сразу же связываетесь с отличным тренером по тексту или по телефону за считанные минуты. Просто нажмите здесь…

Эми Хортон Бывшая актриса, которая всегда любила искусство письменного слова, Эми рада быть здесь и делиться своими историями! Она надеется, что они резонируют с вами или, по крайней мере, заставят вас немного посмеяться.Она только что завершила свой первый роман, а также является автором журналов Elite Daily, Dirty & Thirty и The Indie Chicks.

Есть что сказать?

Твитнуть автора:
Твитнуть @ AmyHorton18

10 ценностей, к воплощению которых должен стремиться каждый двадцатилетний мужчина

Быть мужчиной непросто — любой мужчина скажет вам это.Наше поколение более конкурентоспособно и требовательно, чем когда-либо. Мы подвержены определенным ожиданиям и предположениям. Кроме того, в культуре, которая постоянно меняется (особенно для нас, мужчин, поколение Y), ценности продолжают меняться.

Есть некоторые черты, которые, как утверждают некоторые, люди утратили с течением времени. Есть и другие качества, которые мы стремимся воплотить вне зависимости от времени и возраста. По моему мнению и опыту, особенно для нас, мужчин, поколение Y, это 10 основных ценностей, которые мы должны стремиться воплотить:

1.Верность

В современном мире кажется, что верность утрачена. Мы требуем немедленного исправления всего, что имеет свои последствия, например, когда люди не чувствуют себя открытыми для создания сильных отношений. Наша одержимость немедленными результатами делает нас неспособными к долгосрочному мышлению.

Однако мы должны стремиться вернуть и воплотить эту преданность. Есть люди, которые будут помогать нам всю жизнь, которым мы можем помочь взамен. Важно, особенно для мужчин, отвергнуть ту часть нашей культуры, которая требует немедленных отношений и немедленных результатов.

Мы должны сосредоточиться на долгосрочных взаимовыгодных отношениях с ценными людьми.

2. Уважение

Уважение — один из высших знаков актуализированного человека. Легко недооценивать людей, проявлять неряшливость, не оказывать противникам, коллегам по работе или конкурентам заслуженное уважение.

Легко быть бесцеремонным, думать, что мы лучшие, и игнорировать факты. Уважение — один из самых уважаемых признаков мужчины.

Уважение означает, что у вас есть опыт и вы сделали свое домашнее задание.Даже если вы стремитесь стать лучшим, вы понимаете, что это делают и другие. Одна из высших демонстраций нашей ценности как мужчины — это уважать людей, которых они заслуживают.

3. Действие

Общество приучило людей — особенно мужчин — не быть людьми действия. Нам дано все, и мы ожидаем немедленных решений для всего. Но становление человеком действия освежает и является знаком того, что, независимо от условий, мы знаем, что должны добиваться цели.

Действие — одна из важнейших черт, которыми мужчина должен стремиться.Важно, чтобы мы знали свои ценности, способности и то, что мы готовы сделать для себя.

4. Амбиции

Амбиции — противоположность лени. Это показатель того, что, выбирая между комфортом и риском ради лучшей жизни, вы выбираете последнее. Амбиции ставят во главу угла возможность, а не комфорт. Это знание того, чего вы хотите, и стремление к этому, независимо от последствий для вашей зоны комфорта.

Несмотря на то, что мы живем в поколении, которое более измучено и требует немедленного удовлетворения больше, чем наши предшественники, борьба с амбициями была вечной.Сражайтесь за лучшее будущее и постоянно совершенствуйте свое мастерство.

5. Сострадание

Сострадание — признак настоящего мужчины. Мы живем в суровом мире. Неожиданные проблемы и препятствия возникают каждый день. Мы терпим неудачи и не достигаем того, чего хотим. Когда дела идут не так, как мы, легко стать агрессивным.

Трудно понять других. Сострадание к другим — признак мудрого человека; когда он понимает, даже когда он не добивается своего, жизнь иногда бывает такой, какая она есть.Он понимает, что другие люди страдают от подобных проблем и понимает их.

6. Устойчивость

Устойчивость — характеристика, которая особенно важна в нашем поколении. Как упоминалось ранее, мы живем в поколении, которое отдает приоритет мгновенному удовольствию.

Стойкость — это знак мудрости, потому что вы понимаете, что даже если здесь и сейчас дела пойдут не так, как нужно, будут другие пути.

Возможности появятся. Продолжать бороться; измени свой подход и снова атакуй.Не сдавайтесь сразу, потому что с первого раза что-то не получилось.

7. Риск

Как мужчины, мы стремимся к приключениям, рисковать, исследовать и делать больше. Общество приучило нас не идти на дальнейший риск и не выставлять себя за это. Это заставило нас соблюдать существующие правила.

Одна ценность, которую мы всегда должны стремиться развивать, как мужчины, — это риск; приключение; действовать и преследовать цели. У нас никогда не будет ничего достойного в жизни, не рискуя быть отвергнутыми или смущенными.Это реальность, которую мы должны принять и использовать в своих интересах.

8. Центрированность

Мужчинам важно быть источником центрированности для других: женщин, детей и других мужчин.

Однако, особенно в современном мире, где правила общества настолько жесткие, а мы так привыкли реагировать на окружающую среду, мужчинам труднее сосредоточиться и оставаться верными себе.

Одна черта, к которой мы всегда должны стремиться, — это оставаться в центре внимания и не реагировать на какую-либо конкретную среду.Мы должны стремиться быть источником сосредоточенности для окружающих нас людей и обеспечивать им безопасность.

9. Самоуважение

Самоуважение — это то, к чему мужчины должны относиться очень серьезно и стремиться к этому. Сегодня общество пытается сформировать и определить себя больше, чем любое предыдущее поколение. Самоуважение — не противоположность эго; они идут вместе.

Разумное количество эго — это хорошо, и разумное количество внешнего подтверждения — это нормально.

Однако для того, чтобы вдохновляться, мотивировать и делать больше в своей жизни, большая часть нашей оценки должна исходить изнутри нас самих.Мы должны уметь следовать своим собственным представлениям, а не тому, что другие требуют или хотят от нас.

10. Мудрость

Конечное значение — и, в некотором смысле, сумма всех предыдущих — это мудрость. Мудрость — это опыт. Речь идет о том, что мы уже пережили что-то раньше и знали о подводных камнях.

Он испытал похожие вещи. Это риск в прошлом и желание идти на риск в будущем. Он предпринимал действия в прошлом и проявлял большую готовность действовать в будущем.

Мудрость — это, по сути, то, что вы получаете после обретения жизненного опыта. Это знак того, как много вы знаете о мире и жизни, а также обо всех конкретных деталях, потому что раньше вы сталкивались с множеством ситуаций. Мы все должны стремиться быть мудрее каждый день.

МАЛЕНЬКИЕ ЖИЗНИ-МИРЫ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА на JSTOR

Journal Information

Большинство выпусков социальных исследований посвящены одной теме, к которой обращаются ученые, писатели и эксперты из самых разных дисциплин.Некоторые из этих вопросов — материалы серии наших конференций; другие приглашаются вместе с учеными, которые используют свой уникальный опыт в многогранных исследованиях интересующих их предметов. Некоторые из наших тем явно взяты из социальных наук; другие рассматривают отдельные части мира. Другие вопросы касаются концепций, идей или явлений, которые кажутся созревшими для исследования.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций.Журналы The Press — это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру. Проект MUSE® Project MUSE — ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты для научного сообщества, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру.Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в реальном времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

балансирование мужественности, социальных норм и ожирения

Что значит быть мужчиной в современном мире? Противоречивые сообщения и ожидания общества по отношению к мужчинам могут не только мешать чувства идентичности, но также влияют на их здоровье.Добавить к это общественное давление вокруг образа тела, и вы можете легко найти вы попали в порочный круг отчаяния. Ян Паттон делится некоторыми ответы о том, как сбалансировать мужской образец для подражания и здоровье, получить помощь и восстановите связь со своим истинным «я».

«Как мужчина, мое тело было и моим самым большим достоянием, и моим самым большим достоинством. вина.”

-Иэн Паттон

Я всегда был «большим парнем». Я вырос толстым ребенком в школе и этот образ сопровождал меня через школу, университет и во взрослую жизнь.

Хотя я всегда знал, что я другой и был вынужден попробуйте что-нибудь с этим сделать, на меня также сильно повлияли противоречивые сообщения о мужественности, мужском здоровье и моем тело. Как мужчина, мое тело было как моим самым большим достоянием, так и моим величайшая ошибка.

Оглядываясь на свою жизнь, становится ясно, что мои представления о том, мужчина сыграл большую роль в прогрессировании моей болезни.

Что значит быть мужчиной в современном мире

Закройте глаза и отправляйтесь вместе со мной в прошлое, в начало 90-х. Представьте, что вы 10-летний мальчик, мечтающий стать Power Ranger или Черепаха ниндзя. У вас есть Donkey Kong, играющий на Super Nintendo, и вы носите футболку неонового цвета.

Что это за маленький мальчик узнать о своем месте в мире? Какие сообщения он получать о том, что был мальчиком и вырос в мужчину?

Он растет в обществе, сообщество и дом, которые учит его ценить большой и сильный, храбрый и агрессивный.Его учат, что он должен быть ответственный и надежный, защитник и поставщик. Эти мужские качества, которые его приучают понимать.

Чувствую себя аутсайдером

Но что, если ты не вписываешься в эту форму? Что делать, если ваше тело не соответствовать традиционному мужскому идеалу? Что, если весь мир видит большое тело? Толстый и не похожий на других человек?

Я был тем ребенком, а теперь я тот мужчина.И я могу вам сказать, что это Довольно конфликт, чтобы оба хвалили за твое тело и стыдно за него.

Быть большим и использовать свой размер в своих интересах наряду с общественным пониманием того, что вы неисправны и виноват из-за твоего размера. Чтобы получить сильный и мощный прозвища, такие как Moose или Tank, но также могут быть унижены ненавистными именами как «жирный», «свиной» или «жирный зад».

Конфликтующие ролевые модели

Существует тонкая грань между позитивным, способным и воодушевленным мужская роль и устрашающее, постыдное, чрезмерно большое тело.Смешанный обмен сообщениями может сильно сбивать с толку: «Вам нужно быть больше и сильнее, но, кроме того, вы похудеете и станете меньше, потому что теперь вы слишком большие. »

Что делает эти сообщения еще более разрушительными и опасными, так это То, что нет четких ответов, как себя исправить, чтобы дать чаевые масштаб возвращается к этому большому, сильному мужскому образу. Все, что вы получите, это: «Будь мужчиной, старайся изо всех сил, поднимай тяжелые вещи, переживай» и подобное, аналогичное, похожее.

Защищен спортом

Когда я рос с ожирением, мне посчастливилось иметь возможность участвовать в занятиях, где мой размер был преимуществом.Я преуспел в спорте например, хоккей, бейсбол, регби, американский футбол и фристайл борьба, все из которых усилены сильными, мощными, агрессивными обмен сообщениями, о котором мы только что говорили.

Во многих смыслах эти уроки и возможности были моей спасительной милостью. Они защищали меня от такой же степени дискриминации, предвзятость и злоупотребления, которые описывают некоторые из моих сверстников.

Хороший спорт и поддержка как «большого парня» обеспечили уверенность, самоэффективность, положительный социальный опыт и многое другое. главное, друзья.

доля

«Существует тонкая грань между позитивным, способным и воодушевленным мужская роль и устрашающее, постыдное, чрезмерно большое тело. В смешанные сообщения могут быть очень запутанными ».

-Иэн Паттон ссылка на твиттерПоделиться ссылка на facebookПоделиться

Хулиганы

Да, я испытал весовые издевательства, как и любой другой толстый ребенок.Дети были злыми, они мучили меня и толкали, жестоко подшучивали над моим счетом и вообще не давал мне забыть, что в одном отношении я был отличается от них.

Когда издевательства переросли в насилие, меня научили защищать себя и другие, при необходимости, силой. Хулиганы были быстро исправлены и редко повторно обижается.

Обоюдоострый меч

Оглядываясь назад, можно сказать, что обратная сторона взросления в этом мире стереотипное мужество было для меня двояким: в дополнение к, вероятно, способствуя прогрессированию моей болезни, это поставило под угрозу мои способность спрашивать для помощи.

Вот как это работало: с одной стороны, меня поощряли к увеличению (до точки невозврата). С другой стороны, меня учили, что как мужчина, вам нужно встать и исправить положение. Не проси помощи. Просить о помощи — это слабость и прямой конфликт с кем общество хочет, чтобы вы были.

доля

«Обратная сторона роста в этом мире стереотипного мужества. был для меня двояким: помимо того, что, вероятно, способствовал прогрессирование моей болезни, это поставило под угрозу мою способность просить о помощи.”

-Иэн Паттон ссылка на твиттерПоделиться ссылка на facebookПоделиться

Мужчины против женщин: тонкая картина

Нам, мужчинам, несомненно, легче, когда дело доходит до быть принятым и найти цель для наших тел. Для нас более социально приемлемо носить с собой лишний вес по сравнению с женщинами, и мы гораздо меньше стыдимся своего тела часто. В то же время идея быть «больным» и нуждаться в помощь из-за ожирения не в полной мере воспринимается мужчинами.

Добавьте к этому страх проявить признаки слабости, и вы имеем ситуацию, когда мы, мужчины, в общем, не ищем или получать лечение от ожирения, когда это необходимо.

О, ирония

Как парень, который был спортивным и интересовался наукой и телом, я поступил в кинезиологию как высшее образование — изучение тела в движении, также известный как наука об упражнениях. Пока моя болезнь прогрессировал, я продолжал изучать здоровье, питание и упражнения.

Я получил докторскую степень по ожирению. По иронии судьбы, на этой вершине познания я также был в самом болезненном состоянии, весом более 350 фунтов (почти 160 кг). Я был гипертоником, имел сильное апноэ во сне и меня беспокоит ощущение, что мой жир сосет жизнь из меня.

Разве я не должен, со всеми моими знаниями, что-то сделать с моими ожирение? Мое тело транслировало миру это знание явно недостаточно.

Как и большинство людей, я села на диету. и культура упражнений.Я настаивал на том, что сила воли и Решимость могла помочь мне избавиться от ожирения. Что если бы я только голодал я и достаточно вспотел, если бы я мог терпеть достаточно дискомфорта и хотел этого достаточно сильно, я мог исцелить себя.

Борьба с эго

Пока я застрял в этом «самоуправляемом» отношении, я отказывался смотреть на свои ожирение как болезнь. Я позволяю своему эго и мировоззрению мачо откладывать надлежащее управление моим состоянием. Я позволил себе заболеть и хуже из-за упрямства.И это чуть не стоило мне жизни.

Мне было так плохо, что я каждое утро просыпался и спрашивал, не сегодня ли день, когда жир собирался убить меня. Я начал интересоваться, как мои дети справится без отца.

Не так уж и редко

Я не одинок в этом. Есть так много мужчин, которые просто игнорировать или отказываться заботиться о своем здоровье, потому что это не мужской вещь просить о помощи.Ожирение, психическое здоровье, скрининг при хронических заболеваниях… Это может быть что угодно.

Остается только надеяться, что они, как и я, поймут, что только проглотив свою гордость и открыто столкнувшись с проблемой, могут ли они надеяться выжить.

Несколько мужчин в приемной врача

В 2014 году у меня было обходное желудочное анастомозирование как часть моего ожирения. лечение. Предоперационная фаза была интенсивной, с рядом встречи и встречи.Моя первоначальная ориентационная сессия включала почти 50 человек, из которых только 3 мужчины.

Судя по тому, кого я встретил в залах ожидания, продолжая бариатрических приемов, в этом не было ничего необычного. Я также являюсь членом несколько сообществ групп поддержки, а здесь не более 1 из 5 члены, как правило, мужчины.

Если вы посмотрите на ожирение среди населения, вы не увидите того же гендерный разрыв. Это говорит нам о том, что мужчины не ищут лечение или обращение за помощью. С комплексом и хронический характер этого заболевания, боюсь, что многие мужчины ответят как я — позволяя болезни бесконтрольно развиваться какое-то предположение, что просьба о помощи — признак слабости.

В области других болезней (например, психического здоровья) прилагаются усилия. сделано, чтобы избавиться от клейма, связанного с просьбой и получением помогите как мужчина. Нам нужно сделать то же самое с ожирением и различными доступные методы лечения.

Нам нужны люди, чтобы понять, что просить о помощи — это нормально.

Восстановление связи со своим истинным я и просьба о помощи

Потребуется, чтобы мужчины владели многогранным макияжем.Мужчина может быть сильным и умным и ТАКЖЕ нужны сила и знания других — особенно когда на кону его здоровье.

Нам нужно больше мужчин, добавляющих к хору, говорящих и требующих лучше. И нам нужно больше мужчин, идущих впереди и показывающих пример это дело с ожирением не справиться самостоятельно.

Потому что правда в том, что нет ничего более мужественного и могущественного чем быть достаточно храбрым, чтобы быть уязвимым, чем открыто говорить о все аспекты здоровья.

Литература и современный человек | VQR Online

От этих корней. Мэри М. Колум. Нью-Йорк: сыновья Чарльза Скрибнера. 2,50 доллара США. К ХХ веку. Автор: Х. В. Раус. Кембридж: Издательство университета. Нью-Йорк: Macmillan Co, 3,50 доллара. модемный пакет; Исследование ценностей. Автор: Her1) crt J. Muller. Нью-Йорк и Лондон: фанк и Вагналлс. 2,80 доллара США. Три пути современного человека. Гарри Слох-Оуэра. Нью-Йорк: Международные издательства.2 доллара США.

Четыре рассматриваемые здесь книги представляют собой критические исследования необычайной широты охвата, интерпретирующие литературу в свете тех гуманных идей, которые наиболее глубоко выражают современную Zeitgeist. В каждой книге автор обязуется придать форму большому объему литературной истории, развивая единственное значимое направление мысли; и три из них особенно успешны, в результате чего у читателя возникает захватывающее чувство участия в высоком философском приключении.

Исключение составляет книга Мэри Колум «От этих корней». Похоже, что тезис г-жи Колум состоит в том, что важные движения в творческой литературе инициируются возбуждением идей в критике, и она начинает с живого описания главных критиков романтического движения в Англии, Германии и Франции. Затем она, скорее, опускает свой тезис и продолжает импрессионистскую историю реализма и символистской реакции, которая стремится сейчас довести пластинку до «Где мы». К сожалению, у нее очень туманное представление о том, где мы находимся.Ее симпатии и понимание крайне ограничены, и ей не удается вывести нас далеко за пределы Бодлера и Генри Джеймса. Ее взгляд на критиков, от Лессинг до Тэна, широк и вдохновляет; на художественный мир сегодня она смутно смотрит из кельтских сумерек.

Из трех оставшихся критиков господа Раус и Мюллер являются яркими исключениями из изречения Хэзлитта о том, что «ни один студент колледжа не пишет хорошо». Кроме того, работа г-на Роута представляет собой наиболее необычный проект исторической науки, и его «Навстречу двадцатому веку» должен занять свое место как наиболее философский из современных обзоров английской литературы девятнадцатого века.«Современная художественная литература» г-на Мидлера — это изысканное исследование художественной литературы двадцатого века. «Три пути современного человека» г-на Слохуэра более ограничены по объему, поскольку представляют собой марксистский анализ социальных установок трех типичных романистов — Сигрид Ундсет, Томаса Манна и Мартина Андерсена Нексо — вместе с обзором других современных романистов, которые могут удобно классифицировать по отношению к этим трем. Г-н Слоховер пишет не так хорошо, как другие, но он в совершенстве владеет своим предметом и обращается с марксистским методом с большой проницательностью и проницательностью.Он развивает аргумент с того места, где его изложили господа Раус и Мюллер. Более того, мне кажется, что он предлагает незаменимое дополнение к их мышлению, которое более чем расплывчато, если оно затрагивает (или пренебрегает) экономические факторы, определяющие литературные установки и необходимые для определения социальных целей.

Г-н Мюллер пишет как человек, который понимает отчетливо современные нотки в художественной литературе, но он бдительно критикует каждое отклонение от «гуманистического» духа, который является наследием нашего времени.Пробный камень всех его оценок дается в главе, озаглавленной «Теория ценностей: гуманизм». Его гуманизм очень отличается от гуманизма Мора и Бэббита; поскольку натурализм, который они отвергли, он откровенно принимает как отправную точку для адекватной современной философии. Это подразумевает принятие нашей полярной звезды Науки, как это однажды определил Мэтью Арнольд: «Наука, в самом широком смысле слова, означающее истинное знание вещей как основу наших действий». Естественно г.Мюллер хочет освободить науку от некоторых грубых выводов, часто связанных со словами «детерминизм» и «материализм», и — при изучении человеческой природы — признать важность бессознательного, инстинкта и интуиции. Он признает обоснованность марксистской социальной критики, особенно в ее интерпретации такими писателями, как Кеннет Берк, которые начали дискредитировать «причудливую простоту» наиболее догматичных сектантов. Понимая психологический принцип трагического катарсиса, г-н.Мюллер мудро критикует своего рода пессимистический нигилизм, который характеризует так много в творчестве реалистов.

Его программа безупречна. Осуществляя его, он демонстрирует восхитительную широту взглядов и необычайную тонкость в оценке отдельных писателей с точки зрения их литературного мастерства, но иногда он предпочитает традиционные культурные ценности в более узком смысле тем гуманистическим ценностям, которые являются его главной заботой. Похоже, он забывает марксистский принцип, согласно которому именно эти культурные ценности в значительной степени являются выражением социального порядка, соответствующего определенной промышленной системе.Это относится как к критику, так и к писателю. Идеология критика в такой же степени проявляется в тональности чувств и акцентах, с которыми он распространяет свои оценки, как и в его теоретическом изложении ценностей. И вызывает беспокойство то, что мистер Мюллер гораздо более снисходителен к мракобесию Лоуренса (когда дело касается научной мысли), чем к пессимизму Флобера, который, по крайней мере, был данью последнему научному идеалу. Опять же, учитывая его программу, г.Мюллер не воздал должное одному писателю, который в наибольшей степени представляет научную позицию вместе с социальным идеалом, который должен был быть реализован с помощью науки. Золя, по его словам, «не имел реального представления о более крупных направлениях современной мысли»! Нежелание г-на Мюллера признать автора «Жерминала» в звании Титана, взятое с его безоговорочным восхищением автором «Волшебной горы», заставляет задуматься о том, какие чувства возникли, чтобы запутать его оценку «ценностей». » вовлеченный.

Томас Манн, пожалуй, самый обольстительный из современных писателей, мыслитель бесконечной тонкости, широты и богатства. Но в конце «Волшебной горы» он все еще был занят «составлением счетов». Он еще не достиг баланса. И неудивительно: духовное образование Ганса Касторпа проводилось в вакууме — вне связи с социальными фактами, которые могли иметь значение. Эмиль Золя был полон недостатков, которые особенно тревожат академический ум. Но он всегда имел в виду соответствующие социальные факты, и его мысли были позитивными, прогрессивными и воинственно «гуманистическими».«Академический читатель, естественно, предпочитает диалектическое исследование и непредвзятость. Но разве критический дух не требует, чтобы время от времени соблюдался баланс и выносился вердикт?

Г-н Раус является таким же сторонником науки, как и г-н Мюллер («наука в самом широком смысле этого слова»), и его позиция подтверждается исследованиями многочисленных мастеров XIX века, которые не смогли ясно представить себе с научной точки зрения или сделать ее эффективной в своей критике жизни.В своем блестящем анализе карьеры Вордсворта, Теннисона, Ньюмана, Карлайла, Фруда, Арнольда, Гиссинга, Харди и других он снова и снова показывает их неспособность произвести необходимое «приспособление идеального к актуальному»; и в каждом случае это их чрезмерная зависимость от традиционных представлений об идеале («образец реальности в своей голове») — их нежный взгляд назад на религиозных и культурных идолов, которые не удовлетворяют их потребности в современном мире — вот что было ответственно. за их неудачу.Каждый требовал от метафизики или религии больше, чем мог дать. Они «хотели найти в светской жизни то вдохновение, которое когда-то было в священной литературе. Поэтому они упустили то, что на самом деле можно было найти для вдохновения ». Они хотели придерживаться старых карт, «и им не хватало опыта и поощрения от нащупывания своего пути и постепенного построения новой карты, объясняющей район». У них не хватило смелости следовать знаниям, куда бы они ни пришли, и поэтому им не удалось достичь уверенности в своих силах и «убежденности в том, что человечество достаточно сильно для вынесения любого вердикта».”

Милль меньше всего сбился с пути писателем. Он настаивал на свободе человека занимать любую позицию, к которой может привести его мышление; он верил в знания и разум как в достаточные проводники для человечества. Именно Милль более всего предвосхитил принцип «нового научного гуманизма», который «позволяет мысли блуждать среди неразрешимых загадок с уверенностью Тесея, который твердо держится своей подсказки; и блуждать среди человеческих непредвиденных обстоятельств с уверенностью Прометея, который знает достаточно социальных и физиологических причин, чтобы начать контролировать последствия.«Этот принцип, как надеется г-н Раус, может спасти двадцатый век от застарелой тщетности девятнадцатого.

Это действительно смелое заявление для профессора английской литературы и учебных заведений и заметный результат литературной науки. Но нужно сделать одну оговорку. Исследование г-на Рауса почти так же слабо со стороны экономики и социологии, как и со стороны метафизики и физических наук. Его неадекватное отношение к Рескину и его пренебрежение к Шелли, Марксу, фабианству и рабочему движению являются симптомами неясности в отношении социальных целей и организации, что ставит его в такое же положение, как и Теннисона или Карлайла. .Наука действительно должна быть нашим проводником и мастером в установлении фактов. Но может ли он сказать нам, что с ними делать? Это составит нашу карту Вселенной. Но определит ли это цель нашего паломничества?

Именно здесь академический ум нас подводит. Здесь срочно нужен критик вроде г-на Слохауэра, чтобы придать направление и содержание нашему «гуманизму». Гуманизм — это слово, которое приобретает значение, когда культура отдельных мужчин определяется в терминах человека, человека в обществе, сообщества мужчин.По мнению г-на Слоховера, такой гуманизм неявно присутствует в марксистском социализме, и его цель — проследить подходы к этому идеалу у Ундсета, Манна и Нексо, а также у других авторов, которые более или менее следуют «трем путям». они взяли. Социалистический дух проявляется, хотя и несовершенно, в католическом идеализме «Кристин Лаврансдаттер», поскольку это реакция как на аграрную, так и на коммерческую формы индивидуализма. Особенно счастливы характеристика Слохауэра «Волшебной горы» как буржуазного либерализма и его предположение, что великая книга Манна является неявной критикой его собственного отношения к художественной «сдержанности».Позиция «Касторпа» предполагает участие в нелиберальной деятельности. Роман, таким образом, становится критикой автора критики ». В сериях о Джозефе и в более поздних заявлениях Манн показан «воспитанным» до мирового коллективизма и, в широком смысле этого слова, до коммунизма. В «Pelle the Conqueror» и «Ditte» Nexo постепенно через идею сотрудничества достигает более всеобъемлющего идеала социалистического гуманизма. На то, что интерпретации г-на Слоховера не являются слишком дико спекулятивными, указывают письма от Манна и Нексо, в которых признается существенная точность анализа в их собственных случаях.

Добавить комментарий