Что такое экспрессивный человек: Объясните пожалуйста, простым языком, какого человека называют экспрессивным?

Содержание

Мотивация и личность. Глава 10. Экспрессивный компонент поведения — Гуманитарный портал

Преодоление и экспрессия

Преодоление (субъективная компонента функционального поведения) всегда детерминировано тем или иным позывом, потребностью, целью, намерением или функцией, оно всегда имеет назначение. Человек идёт на почту, чтобы отправить письмо, заходит в магазин, чтобы купить себе еды, мастерит полку, чтобы поставить на неё книги, или выполняет работу, за которую получает деньги. В самом понятии «преодоление» (coping) (296) уже заложена попытка решения некой проблемы или, по меньшей мере, столкновение с некой проблемой.

«Преодоление» — не самодостаточное понятие, оно всегда отсылает нас к чему-то, что лежит за его пределами, и это может быть текущая или базовая потребность организма, средство или цель поведения, целенаправленное поведение или поведение, индуцированное фрустрацией.

Экспрессивное поведение или то, что подразумевают под этим термином психологи, как правило, немотивировано, хотя, разумеется, обязательно чем-то детерминировано.

(Спешу напомнить, что экспрессивное поведение имеет множество детерминант, поиск базового удовлетворения не служит для него единственно возможной причиной.) Экспрессивное поведение — это своего рода зеркало, оно отражает, обозначает или выражает некое состояние организма. Более того, экспрессивное поведение, как правило, становится частью этого состояния, например, глупыми выходками идиота; улыбкой и бодрой, пружинистой походкой здорового человека; приветливым выражением лица добряка; красотой красивой женщины; тяжело опущенными плечами, пониженным тонусом и унылой миной подавленного человека; почерком, походкой, жестикуляцией, улыбкой, манерой танца. Все эти внешние экспрессивные проявления не имеют под собой никакой цели, никакого намерения. Они ни на что не направлены. Они не служат удовлетворению ни одной из базовых потребностей. 
29
Они эпифеноменальны.

Всё, что мы говорили до сих пор, просто и очевидно. Но стоит двинуться дальше, и мы тут же сталкиваемся с одной на первый взгляд парадоксальной проблемой. Я имею в виду проблему мотивированного самовыражения, суть которой состоит в том, что умный, образованный человек может научиться честности, грациозности, доброте и даже искренности, и они станут истинной экспрессивной составляющей его поведения. Люди, подвергшиеся психоанализу, и люди, обретшие высший мотивационный смысл жизни, поймут, о чём я веду речь.

Для этих людей проблема самовыражения, пожалуй, — единственная базовая проблема. Самоприятие и спонтанность не требуют от них особых усилий — например, любой здоровый ребёнок живёт в ладу с собой и совершенно естествен в своём поведении, ему не нужно прилагать для этого особых усилий. Но если человек постоянно задаёт себе вопросы: «Кто я такой?», «Как мне стать лучше?», то очевидно, что самовыражение для него становится мучительно трудной задачей, а зачастую даже недостижимой целью. То же самое можно сказать о невротиках, даже о бывших невротиках.

И в самом деле, самовыражение практически невозможно для невротика, у которого нет чувства собственного Я, который постоянно ощущает себя актёром, вынужденным выбирать роль из некого навязанного ему репертуара ролей.

Хочу привести два примера — один простой, другой посложнее — для того, чтобы продемонстрировать те (внешние) противоречия, которые несёт в себе концепция мотивированной, преднамеренной спонтанности, концепция, так сказать, «расслабленности с напряжёнными мышцами», или, если угодно, концепция даосской уступчивости. Если человек хочет хорошо танцевать, то он должен быть спонтанен, свободен в своих движениях, он должен слушать, куда влечёт его музыка, должен улавливать неосознанные желания своего партнёра. Хороший танцор позволяет себе стать инструментом, он всецело отдаётся во власть музыки, которая движет и управляет им. У него нет собственной воли, нет собственных желаний, он некритичен к себе. Он пассивен — пассивен в самом истинном и в самом полезном смысле этого слова — даже если он танцует до полного изнеможения.

Именно эта пассивная спонтанность, это неволение, лежит в основе множества различных способов получения удовольствия, например, удовольствие оказаться в руках мастера — массажиста или парикмахера, удовольствие, которое мы получаем от ласк, удовольствие подчиниться ребёнку, позволить ему тормошить и мучить вас. Но очень немногие люди способны быть такими же пассивными в танце. Очень многие неумелые танцоры стараются совершать «нужные» движения, напряжённо вслушиваются в ритм музыки, постоянно контролируют себя, боятся сбиться с ритма, сделать неверное движение и, как правило, не добиваются желанного результата. Сторонний наблюдатель всё равно поймёт, что перед ним плохой танцор, да и сами они, как правило, считают себя таковыми, ибо танец не приносит им удовольствия. Только самозабвенная самоотдача, только отказ от самоконтроля, преодоление старания, спонтанность могут стать источником истинного, наслаждения.

Можно не ходить в танцевальную школу и стать хорошим танцором. Но это не опровергает значения обучения.

Однако обучение танцу — это особый вид обучения, это старание не стараться, это обучение спонтанности, добровольному самоотказу, неволению, естественности, даосской пассивности. Многим людям приходится «учиться» этому, приходится преодолевать внутренние запреты, гордыню, стремление к постоянному самоосознанию и самоконтролю. («Когда ты освободишься от внешнего, от желаний и борьбы, ты будешь движим своим собственным позывом и даже не будешь знать об этом». — Лао-цзы.)

Ещё более трудные вопросы возникают, когда мы берёмся рассуждать о природе самоактуализации. О людях, живущих на высших уровнях мотивации, можно сказать, что их поведение и поступки чрезвычайно спонтанны, они открыты, простодушны, естественны и потому выразительны (можно следом за Асрани назвать это «состоянием лёгкости»). Более того, их мотивация в корне отлична от мотивации обычных людей, их потребности настолько далеко ушли от мотивов безопасности, любви или уважения, что им следует придумать иное название.

(Для описания потребностей и мотивов самоактуализирующихся людей я предложил понятия «метапотребности» и «метамотивы».)

Если свойственное человеку желание любви мы называем потребностью, то стремление к самоактуализации следует обозначить каким-то иным понятием, ибо оно имеет слишком много характеристик, отличающих его от потребностей нижележащих уровней. Одна из самых существенных особенностей самоактуализации, представляющая наибольший интерес в контексте нашего обсуждения, состоит в том, что безопасность, любовь, уважение — это внешние для организма феномены, их нет в самом организме, и потому организм испытывает в них нужду. В основе, самоактуализации мы не найдём нехватки, дефицита, и потому её нельзя отнести к разряду нужд. Самоактуализацию нельзя отнести к разряду внешних по отношению к организму феноменов, она необходима организму, но не так, как вода необходима дереву.

Самоактуализация — это внутренний рост организма, это развитие тенденций, заложенных в нём, или, если говорить точнее, самоосуществление организма. Так же как дерево нуждается в воде, солнце и питании, точно так же человек нуждается в безопасности, любви и уважении, и он получает их из окружающей его действительности, из окружающей среды.

Именно с этой точки начинается развитие, или отдельное бытие. Любому дереву нужен солнечный свет и любому человеку нужна любовь, однако, удовлетворив эти элементарные потребности, каждое дерево и каждый человек развивается по-своему, в своей собственной манере, не похожей на способы развития других деревьев и других людей, используя эти универсальные удовлетворители для своих индивидуальных, уникальных целей. Одним словом, с этого момента организм развивается изнутри, он обретает независимость от внешних факторов. Парадоксально, но высшим мотивом человеческого поведения служит бегство от мотива, от функции, то есть чистое самовыражение. Или, скажем иначе, самоактуализация мотивирована потребностью в росте, а не потребностью в восполнении или устранении некоего дефицита. Это — «вторичная наивность», невинность мудрости, «состояние лёгкости» (295, 314.

315).

Человек может продвигаться в направлении самоактуализации, преодолевая менее «высокие», но более насущные проблемы, то есть он может сознательно и намеренно стремиться к спонтанности. Таким образом, на высших уровнях человеческого развития дихотомия между преодолением и экспрессией, между функциональным и экспрессивным компонентами поведения стирается, преодолевается, и именно человеческое старание становится дорогой к самоактуализации.

Внутренние и внешние детерминанты

Характерной чертой функционального поведения есть то, что оно в большей степени, чем экспрессивное поведение, определяется внешними детерминантами. Преодоление, как правило, представляет собой функциональную реакцию на некую критическую или проблемную ситуацию или на некую потребность, удовлетворение которой обеспечивается физической и/или культурной средой. В конечном итоге функциональное поведение, как мы уже видели, представляет собой попытку устранения внутреннего дефицита при помощи внешних удовлетворителей.

В отличие от функционального поведения, основные детерминанты экспрессивного поведения находятся в характере человека (см. ниже). Если функциональное поведение можно охарактеризовать как взаимодействие характера с непсихической реальностью, в результате которого происходит их взаимное приспособление, то экспрессивное поведение следует рассматривать как эпифеномен характера, как побочный его продукт. Таким образом, если первый тип поведения подчиняется и законам физического мира, и закономерностям характерологической структуры индивидуума, то второй — преимущественно законам психологической, или характерологической реальности. Наглядной иллюстрацией этому тезису может стать искусство «ангажированное» и «свободное», «продажное» и «непродажное».

Из вышесказанного можно сделать несколько выводов.

  1. Если мы хотим исследовать характер человека, то мы должны обратить внимание на его экспрессивное поведение. Достаточно обширный опыт использования проективных (или экспрессивных) тестов подтверждает этот вывод.
  2. Возвращаясь к извечному спору о том, что такое психология человека и с какой стороны за неё браться, мы можем смело заявить, что приспособительное, целенаправленное, мотивированное, инструментальное поведение — не единственный психологический феномен, требующий исследования.
  3. Вычленение из общего континуума поведения функционального и экспрессивного компонентов имеет некоторое отношение к проблеме взаимоотношения психологии с другими науками.

Нельзя отрицать того факта, что изучение физического мира полезно с точки зрения лучшего понимания функционального поведения, но оно вряд ли прольет свет на природу экспрессивного поведения. Этот тип поведения, по-видимому, имеет сугубо психологическую природу, подчиняется своим собственным правилам и законам, и поэтому его следует изучать непосредственно, то есть при помощи психологических методов, остерегаясь использования методов других естественных наук.

Связь с научением

Функциональное поведение в своих чистых проявлениях, как правило, выступает продуктом научения, тогда как чисто экспрессивное поведение обычно не связано с научением. Нет нужды обучать человека чувству беспомощности, тому, как выглядеть здоровым или казаться глупым, как проявлять свой гнев или удивление. Но для того, чтобы ездить на велосипеде, мастерить книжные полки или зашнуровывать ботинки, человеку нужно поучиться, нужно овладеть определёнными навыками и приёмами. Различие между функциональным и экспрессивным поведением можно проиллюстрировать, если провести аналогию с психологическими методиками — например, с тестами достижений, с одной стороны, и тестом Роршаха, с другой.

Функциональное поведение нуждается в подкреплении, человек прекратит свои действия, если увидит, что они не достигают желанного результата, тогда как экспрессивное поведение, как правило, не требует подкрепления или вознаграждения, не зависит от удовлетворения потребности.

Возможность контроля

Обусловленность функционального поведения внешними факторами, а экспрессивного — внутренними — проявляется также и в том, насколько подконтрольно поведение, насколько успешно справляются с этой задачей сознательные и бессознательные механизмы (сдерживание, подавление, вытеснение). Экспрессивное поведение всегда спонтанно, оно почти не поддаётся контролю, его трудно скрыть, изменить, подделать, подавить. (Уже в самих понятиях «контроль» и «экспрессия» заложено противопоставление.) То же самое можно сказать и про мотивированное самовыражение, о котором мы говорили выше.

Даже несмотря на то, что такого рода самовыражение человек обретает в процессе обучения, постепенно освобождаясь от внутренних запретов, его спонтанность и свобода истинны, реальны и потому так же неподконтрольны, как естественные источники экспрессивного поведения.

Эмоциональные реакции, почерк, манера танцевать, петь, говорить — всё это примеры экспрессивных реакций, которые, если и попадают под контроль сознания, то лишь на весьма короткое время. Человек не властен над своей экспрессией, критическое отношение к ней не может быть длительным — рано или поздно либо в силу усталости, либо из-за отвлечения внимания, либо по каким-то иным причинам контроль ослабнет, и верх снова возьмут глубинные, бессознательные, автоматические, характерологические детерминанты [6. Экспрессивное поведение нельзя назвать произвольным в полном смысле этого слова. Экспрессия отличается от преодоления ещё и тем, что она не требует от человека усилий. Функциональное поведение всегда сопряжено с некоторой долей напряжения, усилия. (Опять же оговорюсь, что творчество — это особый случай.)

Хочу заранее предостеречь от одной ошибки. Вас может одолеть искушение счесть спонтанность и экспрессивность заведомо полезными для организма характеристиками, а самоконтроль — напротив, заведомо вредоносным. Но это не так. Конечно, в большинстве случаев субъективное переживание спонтанности приносит человеку удовольствие, хотя бы потому, что предполагает заведомо большую раскованность, искренность, лёгкость, чем старания контролировать своё поведение, и в этом смысле спонтанность полезна как для здоровья организма, так и для оздоровления взаимоотношений с другими людьми, о чём говорит, например, Джурард (217). Однако можно посмотреть на самоконтроль с иной точки зрения. Если мы представим его в образе сдержанности, то вряд ли сможем отрицать, что некоторые аспекты сдержанности вполне благоприятны и даже полезны для человека, не говоря уже о том, что иногда для успешного взаимодействия с внешним миром человеку просто необходимо контролировать себя. Контроль не обязательно означает фрустрацию или отказ от удовольствий. Те способы самоконтроля, которые я называю «аполлоническими» вовсе не ставят под сомнение необходимость удовлетворения базовых потребностей; наоборот, они направлены на то, чтобы человек получил ещё большее удовлетворение. К таким способам контроля я отношу отложенное удовлетворение (например, в половых отношениях), грациозность (в танце или в плавании), эстетизацию (например, в еде), стилизацию (например, в поэзии), соблюдение церемониала, сакрализацию и другие, которые позволяют человеку не просто делать что-то, а делать это хорошо.

Считаю нужным ещё раз напомнить, что в здоровой личности гармонично сосуществуют обе эти тенденции. Здоровый человек не только спонтанен. Он спонтанен и экспрессивен тогда, когда хочет быть спонтанным и экспрессивным. Он способен расслабиться, отказаться от самоконтроля, способен, что называется, расстегнуть пиджак, когда находит это уместным.

Но он умеет также контролировать себя, может отложить удовольствие на потом, он вежлив, он старается не обижать людей, умеет промолчать и умеет держать себя в руках. Он воплощает в себе и дионисийство, и аполлонизм, он способен быть стоиком и эпикурейцем, экспрессивным и функциональным, сдержанным и раскованным, искренним и отстранённым, веселым и деловитым, он живёт настоящим, но умеет думать о будущем.

Здоровый, самоактуализирующийся человек поистине универсален; в отличие от среднестатистического человека он осуществляет гораздо большую часть возможностей, заложенных в человеческой природе. Его арсенал реакций гораздо шире, чем у обычного человека, и он движется в направлении к абсолютной человечности, то есть к полному раскрытию своего человеческого потенциала.

Воздействие на среду

Функциональное поведение по своей природе — не что иное, как попытка изменить окружающий мир, и эта попытка, как правило, оказывается более или менее успешной.

Экспрессивное поведение напротив, как правило, не стремится вызвать изменения окружающей среды, а если и приводит к таковым, то непреднамеренно.

Рассмотрим такой пример. Некий человек — предположим, коммерсант, — хочет продать свой товар и вступает в разговор с потенциальным покупателем. Ясно, что в этой ситуации продавец сознательно направляет беседу в нужное ему русло, приводит различные аргументы, чтобы заставить собеседника приобрести у него товар. Однако манера общения нашего коммерсанта неприятна, он слишком навязчив (или недружелюбен, или высокомерен), и это вызывает у его собеседника желание поскорее отделаться от него. На этом примере мы видим, что экспрессивные аспекты поведения могут определённым образом воздействовать на ситуацию, однако нужно отметить, что наш коммерсант вовсе не стремился к столь нежеланным для себя эффектам, он не старался быть навязчивым или высокомерным и, скорее всего, так и не понял, что произвёл на своего собеседника плохое впечатление. Отсюда мы можем заключить, что даже если экспрессивное поведение воздействует на внешнюю действительность, то воздействие это имеет немотивированный, непреднамеренный, эпифеноменальный характер.

Средства и цели

Преодоление, или функциональное поведение, всегда носит инструментальный характер, всегда служит средством достижения некой цели. И наоборот — всякое целенаправленное поведение (за исключением тех случаев, когда человек сознательно, добровольно отказывается от преодоления) следует считать функциональным.

Различные формы экспрессивного поведения либо не имеют никакого отношения к средствам и целям (например, почерк), либо сами по себе служат целью (например, пение, танец, игра на фортепьяно и тому подобное). 30

Подробнее мы остановимся на этом вопросе в главе 14.

Поведение и сознание

Акты чистой экспрессии не осознаются человеком или осознается только частично. Обычно человек не отдаёт себе отчёта в том, как он ходит, как стоит, как улыбается и как смеётся. Мы обращаем внимание на эти вещи только тогда, когда разглядываем фотографии, просматриваем домашние видеозаписи, или же когда кто-нибудь поправляет или передразнивает нас. Но это скорее исключения, нежели правило. Осознанные акты экспрессии, такие как выбор одежды, прически, мебели, следует рассматривать как примеры смешанного поведения, в котором присутствует изрядный элемент функциональности. Функциональное поведение, как правило, осознается полностью, хотя иногда, в крайне редких случаях может иметь неосознанный характер.

Самоосвобождение и катарсис. Незавершённые акты. Синдром разведчика

Есть особый тип поведения, в котором объединяются экспрессивная природа и функциональный смысл. Несмотря на свою экспрессивность, оно исполняет определённые функции, а порой становится сознательным выбором организма. Я говорю о тех поведенческих актах, которые Леви называл актами освобождения. Примеры, которыми проиллюстрировал этот тип поведения сам Леви (271), кажутся мне несколько технократичными, поэтому позволю себе привести более подходящий, на мой взгляд, пример. Мне кажется, что наиболее полным образом этот тип поведения обнаруживается в ругательствах, непроизвольно слетающих с уст человека, или в ситуациях, когда человек, оставшись наедине с собой, даёт волю своему гневу и ярости. Всякое ругательство, несомненно, экспрессивно, поскольку выражает состояние организма. Это не функциональный акт, потому что он не имеет своей целью удовлетворение базовой потребности.

Он приносит человеку удовлетворение, но удовлетворение особого рода. Такие поведенческие акты вызывают изменения в состоянии организма, но изменения эти носят эпифеноменальный характер, выступают как побочный продукт поведения.

Мне думается, что подобного рода акты освобождения можно определить как поведение, способствующее устранению внутреннего дискомфорта в организме, снятию внутреннего напряжения. Такое поведение 1) позволяет завершить незавершённый акт; 2) снимает накопившуюся враждебность, тревогу, возбуждение, радость, восторг, экстаз и другие аффекты, перенапрягающие ресурсы организма, позволяет им выплеснуться в экспрессивно-двигательном акте, а также 3) есть одной из форм «чистой» активности, активности ради активности, в которой не может себе отказать ни один здоровый организм. То же самое можно сказать о самораскрытии (217).

Вполне возможно, что катарсис как форма психотерапии, о которой говорили Брейер и Фрейд, в сущности есть лишь несколько более сложным вариантом вышеописанного поведения.

Катарсис также можно определить как полное (и в известном смысле несущее удовлетворение) высвобождение сдержанного, незавершённого акта, как поток воды, спущенной из запруды.

Наверное, любое признание, любую форму самообнажения можно рассматривать как акт освобождения. Быть может, даже столь специфический феномен как психоаналитический инсайт подпадает под это определение; если бы мы достаточно хорошо изучили этот феномен, то, вероятно, с полным правом рассматривали бы его как акт освобождения или акт завершения.

Не следует путать вышеописанный тип поведения, который берёт своё начало из стремления к завершению незавершённого акта или серии актов, с персеверативным поведением, которое представляет собой исключительно функциональную реакцию организма на возникшую угрозу. Персеверативное поведение детерминировано угрозой базовым, парциальным и/или невротическим потребностям, и потому его следует рассматривать в рамках теории мотивации, тогда как представленный здесь тип поведения скорее должен быть отнесён к разряду идеомоторных феноменов, которые, в свою очередь, тесно связаны с такими нейрофизиологическими переменными, как уровень сахара в крови, количество выделяемого адреналина, возбудимость вегетативной нервной системы и рефлексы. То есть для того, чтобы понять, почему пятилетний ребёнок получает такое удовольствие, прыгая на пружинном матраце, нет нужды исследовать его мотивационную жизнь, достаточно просто вспомнить, что существуют такие физиологические состояния, которые требуют моторного выражения. Когда человек не имеет возможности выразить себя, когда он вынужден скрывать свою истинную природу, когда он не может быть самим собой, он чувствует примерно такое же напряжение, как разведчик в тылу врага.

Естественность, искренность, безыскусность гораздо менее утомительны, чем притворство и фальшь.

Репетиционный синдром; настойчивое и безуспешное преодоление; «обезвреживание» проблемы

Повторяющиеся ночные кошмары невротика, еженощные пробуждения пугливого ребёнка (или взрослого человека), неспособность ребёнка отвлечься от своих страхов, тики, ритуалы и прочие символические акты, диссоциативные акты, невротические «выплески» — всё это проявления репетиционного синдрома (от лат. repetitio — повторение), о котором я считаю нужным порассуждать особо. 31

О важности данного феномена говорит хотя бы тот факт, что Фрейд, когда столкнулся с ним, вынужден был внести коррективы в некоторые из базовых положений своей теории.

После него к этой проблематике обращались такие исследователи, как Фенихель (129), Куби (245), Касании (223), их соображения могут помочь нам понять природу данного феномена. По мнению этих авторов, поведенческие акты репетиционного круга можно рассматривать как настойчивые потуги — иногда успешные, но чаще тщетные — разрешить практически неразрешимую проблему. В качестве примера, хорошо иллюстрирующего этот тезис, представьте себе повергнутого на ковер борца. До тех пор, пока у него остаются силы, он старается подняться на ноги, хотя прекрасно понимает, что, поднявшись, будет снова уложен противником на ковер. Иначе говоря, в основе этих поведенческих актов лежит упрямое и почти безнадёжное желание организма овладеть ситуацией. Исходя из этого положения, мы должны рассматривать их как особую форму преодоления или, по крайней мере, как попытку такого преодоления. Эти акты отличаются от простых персевераций и тем более от актов освобождения, — феномен освобождения не предполагает преодоления, освобождение лишь завершает незавершённое и разрешает неразрешённое.

Впечатлительный ребёнок, напуганный сказкой о сером волке, будет снова и снова мысленно возвращаться к напугавшему его образу, тема волков будет всплывать в его играх, разговорах, вопросах, фантазиях, рисунках. Можно сказать, что таким образом ребёнок пытается «обезвредить» проблему, сделать её менее болезненной. Чаще всего он достигает желанного результата, многократно представляя себе страшный образ, он постепенно привыкает к нему, перерабатывает и перестаёт бояться его, узнает способы защиты, пробует различные приёмы, которые должны помочь ему стать хозяином положения, совершенствует удачные и отказывается от неудачных и так далее.

Логично было бы заключить, что навязчивость исчезает с исчезновением причины, вызвавшей её. Однако, как в таком случае объяснить тот факт, что иногда навязчивость не желает отступать? Видимо, нужно признать, что индивидууму, несмотря на все его старания, не всегда удаётся победить её, не всегда удаётся стать хозяином положения.

По-видимому, люди, у которых не сформировано базовое чувство уверенности, люди, постоянно ощущающие угрозу, не умеют красиво проигрывать. Здесь уместно было бы вспомнить эксперименты Овсянкиной (367) и Зейгарник (493), посвящённые изучению персеверации незавершённых действий или, иначе говоря, персеверации неразрешённых проблем.

Исследователи пришли к выводу, что эта тенденция возникает только тогда, когда существует угроза личности, когда поражение означает для человека утрату безопасности, уверенности в себе, самоуважения и тому подобных вещей.

Учитывая данные этих исследований, мы можем внести в нашу формулировку одно существенное уточнение. Навязчивость, то есть безуспешные попытки преодоления, неизбежны тогда, когда существует угроза базовым потребностям организма, когда организм не в состоянии устранить эту угрозу.

Разделив персеверации на экспрессивные и функциональные, мы не только получим два подкласса поведенческих актов, но и увеличим общий объём актов, которые можно назвать персеверативными. Например, к разряду «экспрессивных персевераций» или «завершающих актов» мы отнесем не только акты освобождения, но и моторные выплески напряжения, различные формы выражения возбуждения, как приятного, так и неприятного для организма, и широкий ряд идеомоторных тенденций в целом. Следуя той же логике, под рубрикой «навязчивое преодоление» можно (и даже полезно) объединить такие феномены, как не преодолённое чувство обиды или унижения, бессознательное чувство зависти и ревности, настойчивые попытки компенсировать некогда пережитое унижение, компульсивное стремление к частой смене партнёров у скрытых гомосексуалистов и прочие тщетные усилия, направленные на устранение угрозы. Я позволю себе смелое предположение и заявлю, что, пересмотрев некоторые концептуальные положения теории неврозов, мы в конце концов придём к выводу, что и сам невроз — это не что иное, как неэффективная, безуспешная попытка преодоления.

Безусловно, всё вышесказанное ещё не означает, что отныне отпадает необходимость в дифференциальной диагностике. Для того, чтобы помочь конкретному пациенту, страдающему навязчивыми ночными кошмарами, мы должны определить, экспрессивен ли его кошмар или функционален, или природа этого кошмара двойственна. Ниже я приведу примеры, почерпнутые мною из работы Мюррея (353).  32

Определение невроза

Мы постепенно приходим к пониманию того, что классический невроз в целом, так же как и любой отдельный невротический симптом, имеет функциональную природу. Фрейд, несомненно, внёс наиболее значительный вклад в науку, показав, что невротический симптом имеет функции и цели и может вызывать эффекты самого разного рода (первичная выгода).

Однако, к нашему несчастью, к разряду невротических оказались приписанными не только функциональные, но и экспрессивные симптомы. Мне же представляется, что во избежание путаницы было бы полезно уточнить само понятие невротической симптоматики. Я предлагаю называть невротическими только такие поведенческие проявления, которые несут в себе ту или иную функцию, поведение же экспрессивного характера стоило бы обозначить каким-то иным понятием (см. ниже).

Существует довольно простой — по крайней мере, с точки зрения теории — признак, позволяющий нам отличить истинно невротические симптомы, то есть симптомы функциональные, целенаправленные, от симптомов псевдоневротических, симптомов экспрессивной природы. Если симптом несёт в себе некую функцию, если он что-то делает для человека, то очевидно, что человеку будет трудно отказаться от него. Предположим, что мы нашли способ полностью освободить пациента от невротических симптомов.

Вряд ли такая процедура принесёт ему облегчение, скорее она причинит ему вред, так как может обострить его тревогу или иные болезненные переживания. Это всё равно что вынуть часть фундамента из-под дома. Даже если эта часть не столь прочна, как соседняя, она, хорошо или плохо, но поддерживает здание, — решительно изъяв её, мы рискуем разрушить все строение. 33

Однако, если симптом не функционален, если он не имеет жизненно важного значения для организма, его устранение не причинит вреда пациенту, скорее наоборот — оно пойдёт ему на пользу. Симптоматическую терапию, как правило, критикуют на том основании, что она игнорирует взаимосвязь симптомов. Болезненный симптом, на первый взгляд самостоятельный, на самом деле может играть жизненно важную роль для целостности психической организации пациента, и потому терапевт не имеет права «изымать» симптом, не уяснив его значение.

Из этого положения закономерно вытекает другое. Если симптоматическая терапия действительно опасна, когда мы имеем дело с истинно невротическими симптомами, то она же совершенно безвредна, когда мы имеем дело с экспрессивной симптоматикой. Устранение симптома экспрессивного характера не причиняет пациенту вреда, напротив, оно может облегчить его состояние. Это означает, что симптоматическая терапия может найти гораздо более широкое применение, нежели предписывает ей психоанализ [463, 487. Многие гипнотерапевты и поведенческие терапевты считают, что опасность симптоматической терапии сильно преувеличена.

На основании всего вышеизложенного закономерно заключить, что традиционное понимание неврозов страдает чрезмерной упрощённостью. В общей картине симптоматики невроза всегда можно обнаружить как функциональные, так и экспрессивные симптомы, и мы должны научиться различать их, отделять одни от других, как отделяем причину от следствия.

Так, например, причиной многих невротических симптомов бывает чувство беспомощности, такую симптоматику следует рассматривать как реактивное образование, с помощью которого человек пытается преодолеть ощущение беспомощности или хотя бы сжиться с ним. Реактивное образование, безусловно, функционально, но само чувство беспомощности экспрессивно, оно не приносит человеку пользы, оно не выгодно для него. Оно предстаёт перед организмом как данность, и человеку не остаётся ничего другого, как реагировать на эту данность.

Катастрофическое поведение; безнадёжность

Иногда мы сталкиваемся с тем, что все попытки организма преодолеть угрозу терпят крах. Так бывает, когда внешняя угроза слишком велика или когда защитные системы организма слишком слабы, чтобы противостоять угрозе.

Гольдштейн первым провёл глубокий анализ симптоматики пациентов, страдающих травматическими повреждениями мозга, и показал разницу между функциональными реакциями, или реакциями, направленными на преодоление угрозы, и катастрофическим поведением, возникающим в результате невозможности преодоления этой угрозы.

Катастрофическое поведение обнаруживается также у пациентов, страдающих фобиями (260) и тяжёлыми посттравматическими неврозами [2. Наверное, с ещё большей наглядностью он проявляется у невротизированных крыс, у которых оно принимает форму лихорадочного поведения (285). Конечно, этих крыс нельзя назвать невротиками в строгом смысле этого слова. Невроз — это болезненный способ организации поведения, тогда как поведение этих животных абсолютно дезорганизовано.

Другой характеристикой катастрофического поведения служит его антифункциональность, нецеленаправленность; другими словами, оно скорее экспрессивно, нежели функционально. Следовательно, такое поведение нельзя назвать невротическим, для его обозначения стоило бы использовать другие термины. Можно назвать его катастрофическим, можно дезорганизованным, можно попытаться найти какое-то иное название. Однако вы можете предпочесть иную точку зрения на эту проблему, например, ту, что предлагает в своей работе Кли (233).

Ещё одним примером такого рода экспрессии, в корне отличной от невротического преодоления, служит глубокое чувство безнадёжности или уныния, характерное для людей и обезьян (304), вынужденных жить в условиях хронической депривации, обречённых на бесконечные разочарования. В какой-то момент эти люди (и обезьяны) просто перестают сопротивляться обстоятельствам, однажды они понимают, что борьба бессмысленна. Им не на что надеяться, а значит, не за что бороться. Вполне возможно, что апатия шизофреника объясняется этим же чувством безнадёжности, а следовательно, её следует интерпретировать не как форму преодоления, а как отказ от преодоления. Мне кажется, что апатия как симптом кардинально отличается от буйного поведения кататонического шизофреника или бредовых идей параноидного пациента. Буйство и бред очевидно функциональны; это реакции, направленные на преодоление, они свидетельствуют о том, что организм сопротивляется болезни, что он не утратил надежды. В теории это может означать, что прогноз при кататонических и параноидных формах будет более благоприятным, чем при простой форме шизофрении, и практика подтверждает это предположение.

Так же дифференцированно следует подходить к интерпретации суицидальных попыток, к анализу поведения смертельно больных людей и к анализу отношения пациента к болезни. В этих ситуациях отказ от преодоления также значительно снижает вероятность благоприятного исхода.

Психосоматические симптомы

Дифференциация поведения на функциональное и экспрессивное может оказаться особенно полезной в сфере психосоматической медицины. Именно этой области знания наивный детерминизм Фрейда нанёс наибольший вред. Ошибка Фрейда заключалась в том, что он предполагал за поведением обязательную взаимосвязь с «бессознательной мотивацией».

Обнаруженный им феномен так называемых ошибочных действий он интерпретировал исключительно с точки зрения бессознательных мотивов, словно не замечая существования иных детерминант поведения. Он обвинял в антидетерминизме любого, кто только предполагал возможность существования иных источников забывания, оговорок и описок. Многие психоаналитики и по сей день склонны объяснять поведение человека исключительно действием бессознательных мотивов.

Следует признать, что при анализе неврозов предвзятость психоаналитиков не так вопиюща, поскольку практически все невротические симптомы действительно имеют под собой бессознательную мотивацию (разумеется, наряду с другими детерминантами).

Однако в психосоматической медицине такой подход породил страшную неразбериху. Очень многие соматические реакции не несут в себе никакой функции, очевидной цели, они не имеют под собой никакой мотивации — ни бессознательной, ни осознанной. Такие симптомы как повышенное кровяное давление, запор, желудочная язва и тому подобное, служат скорее всего эпифеноменами, побочными продуктами сложной цепи физических и соматических процессов. Ни один язвенник не стремился заработать язву, не нуждался в ней; его болезнь не несёт ему прямой выгоды. (Я пока оставляю в стороне вопрос о вторичной выгоде.) А вот в чём он действительно нуждался, так это в том, чтобы скрыть от окружающих свою пассивность или подавить свою агрессию или соответствовать неким идеалам. Эти цели могут быть достигнуты только ценой соматического здоровья, но эта цена всегда неожиданна для человека, он не предвидит её. Другими словами, психосоматические симптомы не приносят человеку той (первичной) выгоды, какую приносят невротические симптомы.

Блестящий пример тому — исследование Данбер (114), доказавшее, что существует особый тип людей, склад личности которых увеличивает риск травмы. Эти люди настолько беспечны, настолько неосмотрительны, что поскальзываются, запинаются и падают на ровном месте, получая при этом различного рода переломы и вывихи. Они не ставят перед собой задачи сломать руку или ногу, эти переломы — не цель этих людей, а рок, довлеющий над ними.

Впрочем, некоторые исследователи допускают гипотетическую возможность того, что соматические симптомы приносят человеку определённую выгоду, но я бы сказал, что эти симптомы правильнее было бы отнести к разряду конверсионных или невротических симптомов. Если же соматический симптом возникает в результате некоего невротического процесса, как непредвиденная соматическая расплата за него, он требует иного названия; его имеет смысл назвать, например, физионевротическим или экспрессивно-соматическим. Не стоит смешивать побочные продукты невротического процесса с самим процессом.

Прежде чем закончить обсуждение этой темы, считаю нужным упомянуть о наиболее выразительном классе симптомов. Это симптомы, которые отражают генерализованные, организмические состояния человека, такие как депрессия, хорошее здоровье, активность, апатия и тому подобное. Если человек подавлен, то он подавлен весь, целиком. И совершенно очевидно, что запор в данном случае выступает не функциональным, а экспрессивным симптомом (хотя у некоторых пациентов даже запор может стать целенаправленным поведенческим актом, например, ребёнок настойчиво отказывается испражняться, демонстрируя тем самым бессознательную враждебность по отношению к назойливым приставаниям матери). То же самое можно сказать об утрате аппетита и о мутизме, нередко сопровождающих апатию, о хорошем мышечном тонусе здорового человека, о нервозности неуверенного в себе человека.

Возможность двоякой интерпретации психосоматических расстройств прекрасно продемонстрирована в работе Сонтага (433). Автор исследовал пациентов с кожными заболеваниями.

Он рассказывает о пациентке, страдавшей сильной угревой сыпью. Манифестация и троекратные повторные возникновения этого симптома по времени совпадали с эпизодами тяжёлого эмоционального стресса и конфликта, связанного с сексуальными проблемами. В каждом из трёх эпизодов угри как нарочно появлялись на лице и теле женщины накануне полового контакта. Вполне возможно, что женщина бессознательно желала оказаться неприглядной для того, чтобы избежать полового контакта; возможно также, что она таким образом наказывала себя за свои прошлые прегрешения. Другими словами, сыпь могла выступать как функциональный, невротический симптом, симптом, несущий определённую выгоду пациентке. Но убедительных аргументов в пользу такой интерпретации у нас нет; да и сам Сонтаг допускает, что вся эта история вполне может быть цепью случайных совпадений.

Можно также предположить, что угревая сыпь была выражением генерализованного организмического нарушения, вызванного конфликтом, стрессом, тревогой, что в её появлении был элемент экспрессии. Нужно сказать, что работа Сонтага весьма необычна, и её необычность состоит именно в том, что автор чутко уловил ту основополагающую дилемму, которая обязательно встаёт перед исследователем при анализе такого рода случаев; Сонтаг допускает возможность альтернативной интерпретации симптома — рассмотрения его и как функционального, и как экспрессивного.

Большинство же авторов, не располагая даже тем количеством данных, которыми располагал Сонтаг, не утруждают себя рассмотрением альтернатив и либо смело объявляют симптом невротическим, либо с не меньшей решительностью заявляют, что в нём нет ничего невротического.

Очень часто мы склонны видеть потаённый смысл в том, что на самом деле не больше, чем простое совпадение. Для лучшего понимания того, почему симптомы требуют особой осторожности при интерпретации, хочу в качестве примера привести один случай, о котором я где-то читал. Пациент, женатый мужчина, завёл интрижку на стороне, в связи с чем испытывал мучительные угрызения совести. Мало того, каждый раз после половой близости с любовницей у него на теле высыпала сыпь. Судя по настроению, которое царит ныне в медицинских кругах, можно предположить, что очень многие врачи сочли бы эту сыпь невротическим симптомом, они заявили бы, что мужчина таким образом наказывает себя.

Однако внимательный осмотр пациента показал возможность менее замысловатого объяснения. Оказалось, что кровать его любовницы кишела клопами!

Свободные ассоциации как самовыражение

Дифференциация поведения на два класса поможет нам лучше понять процесс свободных ассоциаций. Если вы следом за мной придёте к выводу, что свободные ассоциации — по сути своей экспрессивный феномен, вы поймёте, в чём причина действенности этого метода.

Если задуматься, то вся эта глыба психоанализа, огромное количество теорий, созданных на его основе, и методик, рождённых им, держится на единственной процедуре — на методе свободных ассоциаций. В связи с этим кажется просто невероятным, что эта процедура так плохо изучена.

Исследований по этой проблеме практически не проводится, она так и не стала предметом серьёзного научного обсуждения. Мы знаем, что свободные ассоциации приводят к катарсису и инсайту, но до сих пор можем лишь гадать, отчего так происходит.

Для начала обратимся к проективным тестам, таким как тест Роршаха, поскольку они представляют собой наглядный и всем известный образец экспрессии. Образы, о которых сообщает пациент в процессе тестирования, не имеют целью решить какую-то проблему, они просто отражают его взгляд на мир.

Поскольку экспериментальная ситуация почти не структурирована, и потому мы можем быть уверены в том, что образы, сообщаемые пациентом, почти всецело детерминированы структурой его характера и почти совсем не детерминированы требованиями внешней ситуации. Отсюда мы можем заключить, что имеем дело с актом экспрессии, а не преодоления. Именно поэтому, на основании содержания этих образов, мы вправе делать выводы о характере пациента.

Мне кажется, что метод свободных ассоциаций несёт в себе тот же смысл и может быть использован в тех же целях, что и тест Роршаха. Метод свободных ассоциаций, так же как тест Роршаха, наилучшим образом работает в неструктурированной ситуации. Если мы согласимся, что в основе свободы свободного ассоциирования лежит отказ от диктата внешней реальности, реальности, которая требует от человека подчинения сиюминутной конкретике, законам физического, а не психического мира, то мы поймём, почему проблема адаптации с такой обязательностью навязывает индивидууму целеполагание. Проблема адаптации активизирует и делает насущными те возможности организма, которые помогают ему преодолеть требования насущного. Насущное становится организационным принципом, в соответствии с которым разнообразные возможности организма воплощаются в действительность именно в той последовательности, которая единственно возможна и необходима для решения этой внешней задачи.

Говоря о структурированной ситуации, мы имеем в виду ситуацию, логика которой предопределяет и направляет реакции организма. Совсем другое дело — неструктурированная ситуация. В неструктурированной ситуации внешняя реальность не столь важна, не столь значима для организма. Она не предъявляет к организму ясно выраженных требований, не указывает ему на единственно возможный, единственно «правильный» ответ. Именно в этом смысле неструктурирован тест Роршаха, все реакции организма в данном случае равновозможны и одинаково верны. Проблема, встающая перед испытуемым, разглядывающим пятна Роршаха, прямо противоположна проблеме студента, всматривающегося в чертеж, сопровождающий геометрическую задачу; ситуация, в которой оказался студент, настолько жёстко структурирована, что в ней возможен лишь один-единственный, правильный ответ, который никак не связан с мыслями, чувствами и надеждами человека.

Всё вышесказанное с полным правом можно повторить и относительно метода свободных ассоциаций, быть может, даже с большей убедительностью, так как здесь пациенту не предлагается никакого стимульного материала. Перед ним не поставлено никакой конкретной задачи, никакой конкретной цели, наоборот, он должен избегать любого целеполагания.

Только тогда, когда пациент в конце концов научается ассоциировать легко и свободно, когда он сможет «выдать» те образы, мысли, воспоминания, которые проносятся в его сознании, не подвергая их цензуре, не пытаясь связать логически, только тогда они перестают быть ответом на внешний стимул и становятся отражением его характера, и чем меньше проступает в его ответах внешняя реальность, тем выше экспрессия, представленная в них. Совершенный испытуемый излучает эти ассоциации из самой сердцевины личности, из её ядра, в котором заключена его сущность.

Все ассоциации индивидуума будут детерминированы только его потребностями, фрустрациями и установками, то есть его личностной структурой. То же самое можно сказать и о сновидениях: их также следует считать выражением характерологической структуры индивидуума, так как внешняя реальность не оказывает практически никакого влияния на содержание сновидений. Тики, нервозность, оговорки, ошибки, забывание, хотя и функциональны по своей природе, тоже содержат экспрессивный компонент.

Значение свободных ассоциаций состоит в том, что они обнажают суть человека. Ориентация на достижение, на разрешение проблемы, на преодоление — всё это лишь поведенческие феномены, феномены, связанные с адаптацией личности, детерминированные требованиями внешней реальности, тогда как структура личности в большей степени детерминирована законами психической реальности, нежели законами логики или физической среды. Фрейдовское Эго, именно оно непосредственно связано с реальностью и поэтому, чтобы успешно взаимодействовать с ней, должно подчиняться ее законам.

Для того, чтобы добраться до сердцевины личности, для того, чтобы проникнуть в суть человека, нужно ослабить, если не исключить полностью, детерминирующее воздействие реальности и законов логики. Именно для этого психоаналитику и его пациенту нужны тихая комната, кушетка и благожелательная атмосфера; устремляясь именно к этой цели они пытаются освободиться от всех запретов и обязательств, которые возложила на них культура. Только тогда, когда пациент научается выражать свою сущность словами, когда слова теряют своё функциональное значение, только тогда мы можем наблюдать все благотворные эффекты метода свободных ассоциаций.

Отдельная проблема теоретического плана встаёт перед нами, когда мы приступаем к изучению преднамеренных или сознательных актов экспрессии. Давно замечено, что такие акты могут выполнять функцию своего рода обратной связи, вызывая изменения в характерологической структуре человека.

Довольно часто, работая со специально отобранными для этого людьми, я обнаруживал, что если регулярно просить человека изобразить какое-то качество или эмоцию (храбрость, нежность, гнев и так далее), то в конце концов человеку всё легче проявлять эти качества в реальных ситуациях, ему всё легче на самом деле быть храбрым, нежным или сердитым. Как правило, испытуемые, отбираемые для подобных терапевтических экспериментов, — это люди, в личности которых исследователь почувствовал те или иные подавленные тенденции. В таких случаях сознательная экспрессия способна изменить человека.

И последнее, что я хочу сказать по этому поводу. Я убеждён, что высшей формой выражения своеобразия личности есть искусство. Любая научная теория, любое открытие, любое изобретение в большей мере детерминировано требованиями внешней ситуации, нежели уникальной природой её автора. Не родись Менделеев, кто-нибудь другой обязательно составил бы периодическую таблицу химических элементов. Но полотна Сезанна могли выйти только из-под кисти Сезанна. Только художник незаменим.

Экспрессия — что это и как она проявляется? Что такое экспрессия, формы ее проявления

Экспрессия начинается там, где заканчивается мышление, так сказал Альбер Камю, а мы могли бы добавить — и начинаются эмоции. Действительно, на вопрос, что такое экспрессия, можно ответить со стороны психологии, искусства и даже генной инженерии. Но суть, ядро этого слова, заключено в одном очень экспрессивном существительном — чрезвычайности. Чрезвычайности мыслей, движения, образа жизни, порывов, скорости. Пожалуй, с этого и начнем.

Что такое экспрессия

Латинское слово ex-pressio, то есть — выдавливание, выжимание, нагнетание, заставляет посмотреть на знакомое нам понятие с другой стороны. То есть буквально слово экспрессия означало насильственное вызывание каких-либо чувств и эмоций.

Наши словари трактуют это яркое слово иначе и ближе для привычного восприятия — выразительность, чувственность, эмоциональность на грани обнажения личности.

Но по факту экспрессия — это довольно капризный диагноз, который выносится в определенном соответственно параметрам, принятым в этом обществе за норму. Допустим, нет ничего предосудительного для русского человека в том, чтобы, здороваясь со знакомым, придержать его руку в своей. Для истинного британца, как-то не воспитанного на дружественных телесных контактах, такой жест будет выглядеть экспрессивным, если не сказать — ненормальным.

Экспрессия в психологии

Психология не считает, что экспрессия — такое чувственно-эмоциональное поведенческое проявление, ведь человек, демонстрируя себя, преподносит значительную часть своей личности не в словах или поступках, а в собственном облике. Сила чувств, наше самовыражение, основанное на прочном фундаменте из убеждений, привычек, и «эмоциональной слепоте» (зрительно оцениваем окружающих, но не себя), — все это откладывается на манере одеваться, носить макияж, опрятности или неряшливом виде.

Экспрессивная личность присутствует в каждом, ведь синонимами экспрессии являются колоритность, сочность, живость натуры, а нет ни одного человека, периодически не испытывающего в себе яркого подъема, силы, рельефности — каждому знакомо это чувство, горячей волной поднимающееся изнутри. Только кому-то достаточно выпить чашечку кофе, чтобы подняться на высоту эмоций, а кому-то нужно совершить внутреннее преодоление, добиться признания.

Экспрессия в искусстве

Самое наглядное и выразительно проявление экспрессии мы встречаем в искусстве, будь то волнующая картина, скрипичный концерт или зажигательный танец. Для оценки произведения как примера экспрессии не нужно вдаваться в анализ. Если вы ощутили в себе душевное движение, значит, то, что вызвало его, — экспрессивно в той или иной мере.

С его «живыми» иконами, Иероним Босх, переворачивающий сознание невиданной жутью своих полотен, — экспрессионисты. Майкл Флетли, почти забытый Король Айседора Дункан — экспрессионисты. Эпохой экспрессионизма считают расцвет готического направления в Западной Европе, а сейчас того же титула удостоились творческие плоды направления hi-tech.

Зеркало личности

Внутреннюю экспрессию спрятать невозможно, потому что человек не способен отказаться от своей личности. Злой нелюдимый затворник сможет поменять истинное лицо на маску добродушного «соседушки», но не пройдет и десяти минут, как угрюмость начнет продираться сквозь улыбку. Это то же самое, как если калека вдруг начнет притворяться здоровым. Поверят ли ему?

Что такое экспрессия и как она работает, хорошо наблюдать на революционно настроенных людях, генераторах энергии и маятниках, раскачивающих весь окружающий мир вокруг себя. Их секрет в направленном действии своего душевного подъема, в том, что свою искру они несут с уверенным пониманием того, что она светит и греет, а не стыдливо пряча ее под полой. Поэтому основной синоним экспрессии, стоящий на первом месте, — это яркость. Яркая личность всегда экспрессивна, ибо обнаженность чувств есть зеркало — всякий глядящий в него увидит суть. В зеркало же, занавешенное комплексами и предрассудками, затянутое паутиной, и глядеть никому не хочется.

Универсальный язык

Лексическое значение экспрессии — это выразительное, яркое проявление эмоций и личных качеств человека.

Экспрессия здорового человека всегда адаптивна к обществу, образующему культурную ячейку. Смех — нормальная реакция на шутку, и он будет понят как жителем Африки, так и австралийским поселенцем. Но продолжительность естественной реакции на анекдот, сила ее проявления и характер дополнительных жестов регулируются принципами допустимого в конкретной среде. Относится это и к прочим примерам универсального языка экспрессивности: плачу, грусти, радости, восторгу, страху.

Регулируемые социумом нормы не кажутся сильно ограничивающими, но лишь потому, что каждый из нас воспитан в понятиях того, что позволительно, а что нет. Люди, внутренний мир которых не вписывается в установленные рамки, и есть истинные экспрессионисты.

Экспрессия генов

Что такое экспрессия генов, можно понять, только зная приблизительное строение клетки и ту информацию, которую она несет.

Любой человек — из плотно подогнанных клеток, и всего их в пределах 50 трлн. Внутри каждой клетки находится ядро, но само по себе оно только оболочка для ценного набора ДНК, образующего цепочку вокруг концентрата нашей личности — хромосомы. Информация в хромосоме — это сведения о цвете наших глаз, о форме ногтей, о сухости или жирности кожи. Эти сведения не слиты в единый резервуар, а строго разделены на кирпичики — гены. Если только представить, что комплект каждой клетки содержит 20 тыс. генов, то становится понятной сложность каждой личности в отдельности. Мы просто обязаны быть индивидуальностями, обладая таким спектром противопоставлений.

Как и у людей, у каждого из генов есть своя обязанность, которую он «вывозит» или нет. Кто-то регулярно совершает переработку, а кто-то скромно отмалчивается в стороне. И это и есть, собственно, экспрессия генов — характер их активности. Это нельзя назвать отклонением — невозможно всем работать с одинаковой скоростью, и неизменно часть генов будет обладать высокой экспрессией, а часть — низкой. Это не хорошо и не плохо, это абсолютная норма.

Наука, изучающая экспрессию генов, — генная инженерия, ставит впереди себя задачи, знакомые нам разве что по фантастическим фильмам. Одной из целей, возложенных на изучение генной экспрессии, является вечная молодость.

«Какая экспрессия!» — восхищенно выдохнет ценитель искусства, глядя на картину художника. «Очень экспрессивная девушка!» — скажет человек о своей собеседнице, эмоционально рассказывающей о взволновавшем ее событии. Что же такое экспрессия? Это понятие встречается в искусстве и в медицине, в биологии и в психологии. Мы употребляем его, когда говорим о чем-то ярком, динамичном и очень эмоциональном.

Понятие «экспрессия» происходит от латинского слова «выражение» — expression. Не стоит путать с espresso – способом приготовления крепкого кофе. В психологии под экспрессией понимается процесс демонстрации эмоций, трансляция их окружающим, то есть эмоциональная выразительность.

Отражают отношение человека к окружающему миру и к самому себе. Их центры находятся в древней подкорковой зоне головного мозга, что объясняет связь наших эмоциональных состояний с различными физиологическими функциями организма. Когда человек переживает сильные чувства, происходят изменения в сердечно-сосудистой системе, пищеварительной, гормональной и т. д.

Эти изменения могут быть визуально заметны, они показывают, какие чувства и настроения испытывает человек. Например, мы замечаем бледность кожи испуганного человека или покрасневшие от смущения щеки, дрожащие от волнения пальцы рук или выступивший на лбу пот, не говоря уже об улыбке, смехе и слезах. Все это экспрессивные реакции, выражающие эмоциональное состояние.

Кстати, они характерны не только для человека, но и для высших животных, что свидетельствует о древности выразительных движений:

  • вздыбленная шерсть, подергивание хвоста у кошек;
  • очаровательная улыбка или оскал собак и т. д.

Но экспрессия человека только этими, во многом рефлекторными реакциями не ограничивается.

Формы экспрессии

Эмоции и формы их выражения играют важную роль в , без них невозможно взаимопонимание людей. Недаром же замкнутый, скрывающий свои чувства человек вызывает недоверие и подозрительность.

Мимика

Выражение лица – это первое, что мы замечаем, встречаясь с человеком. Особенно привлекают внимание глаза. Экспериментально было установлено, что даже рассматривая портрет человека на картине, зритель постоянно обращается взглядом к его глазам.

С помощью выражения глаз – изменения их формы, размера зрачка, движений, свечения радужки – человек может передавать самые разные чувства. Так, Л. Н. Толстой в своих произведениях описал 85 разных выражений глаз. Взгляд может быть огненный, пылающий и холодный, ледяной, в нем может сверкать ненависть и отвага или застыть презрение, он способен светиться любовью или потухнуть от горя.

Экспрессия человеческих глаз имеет потрясающую силу, недаром же зрительный контакт считается самым мощным средством эмоционального воздействия. Поэтому прямой взгляд в глаза в древности считался угрозой, да и сейчас нередко расценивается как демонстрация человеком своего превосходства. А стремящийся что-то скрыть человек старается не смотреть собеседнику в глаза, трус и индивид тоже отводит взгляд.

Второе по значимости место среди мимических средств занимает . И если мы снова обратимся к творчеству Л. Н. Толстого, то в его произведениях сможем найти описание 97 оттенков улыбки. Это экспрессивное движение настолько важно в общении, что существуют специальные тренинги, где людей учат правильно улыбаться.

Всего на лице человека находится 57 мимических мышц, движения которых могут выражать неисчислимое количество разнообразных чувств и настроений. Кстати, в улыбке могут быть задействованы 53 мышцы из этих 57. Поэтому научиться красивой, искренней улыбке совсем непросто. Для того чтобы с ее помощью передать радость от общения с собеседником, нужно эту радость действительно испытывать.

Пантомимика

Включает всю совокупность телодвижений, жестов и поз, которые участвуют в выражении эмоций. Характер движений человека вообще рефлекторно меняется в зависимости от его настроения. Жестикуляция, положение тела в пространстве, походка выдают наши чувства, даже если мы того не желаем.

  • Грустный, подавленный человек идет шаркающей походкой, опустив плечи и голову, он практически не жестикулирует, словно у него нет сил на это.
  • Для счастливого и бодрого человека характерна уверенная, пружинистая походка и широкий шаг. Он идет, словно танцует, и жестикуляция у него свободная и широкая, кажется, он готов обнять весь мир.
  • Резкие, рубящие жесты, напряженные, плохо скоординированные движения выдадут разозленного человека.

Наиболее заметна в общении экспрессия рук, их движения дополняют или опровергают то, что говорит человек, но они всегда очень информативны. Округлые, плавные движения руками бывают у спокойного человека в доброжелательном настроении. Прося о помощи, мы протягиваем руки открытыми ладонями к собеседнику, защищаясь, скрещиваем руки на груди, а злясь, сжимаем кулаки.

О пантомимике как форме экспрессивных движений можно говорить очень долго, недаром же языку телодвижений посвящены целые книги.

Вербальная (речевая) экспрессия

Не только движения, но и речь человека буквально пропитана эмоциями. В любом языке существует множество слов для передачи чувств и настроений, причем это разные части речи – существительные, глаголы, прилагательные, наречия и т. д.

  • гнев – сердитый – гневаться;
  • радость – радоваться – радостный – радостно;
  • возлюбленный – любовь – любить;
  • презирать – презренный – презрение и т. д.

А если к словам добавить традиционные в русском языке приставки и суффиксы, то становится ясно, что с помощью только вербальных средств можно выразить разнообразные оттенки и нюансы эмоциональных состояний. Это успешно используют талантливые писатели, заставляя читателей переживать и радоваться, смеяться и плакать, возмущаться или скучать.

Настроения и чувства можно передать и с помощью слов, не относящихся к эмоциональной лексике. В русском языке для этого нужно только использовать соответствующие суффиксы и приставки. Например:

  • рука – рученька – ручонка – ручища;
  • тихо – тихонько – тихонечко;
  • кот – котик – котище – котяра;
  • большой – большенький – большущий – большученный и т. д.

А можно так построить фразу, что экспрессия в ней будет выражена с помощью сочетания слов. Например: «Эх, какой же грандиозный писатель» или «Это не человек, а ураган какой-то!»

Экспрессия речи проявляется в усилении ее эмоциональности, и лексика – это лишь одно из средств. Не менее важную роль играют экстра- и паралингвистика. Паралингвистика – это интонационные особенности нашего голоса, его тембр и громкость. С помощью интонации мы можем передавать разнообразные чувства и настроения, и нередко ее экспрессия значит даже больше, чем содержание самого речевого высказывания. Думаю, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда собеседник уверяет, что у него все в порядке, но, судя по его голосу, это далеко не так.

Одной только интонации без слов достаточно для выражения эмоций, поэтому мы можем понять чувства иностранца. Экспрессивность интонации используется в музыке, которая, по сути, ее копирует.

Громкость и тембр речи тоже связаны с эмоциями:

  • слишком громкий голос свидетельствует о повышенном эмоциональном возбуждении;
  • тихий – о низком эмоциональном тонусе;
  • дрожащий – о страхе или неуверенности;
  • визгливый – о раздражении и злости;
  • мягкий, бархатный о положительном настрое на собеседника;
  • хриплый – смесь возбуждения и тревоги.

Экстралингвистика – это паузы и различные звуки, которые сопровождают речь. Главная функция экстралингвистики – экспрессивная, она передает эмоции в чистом виде, и к ней относятся различные многозначные паузы, ахи, охи, вздохи, плач, смех и т. д.

Экспрессия в искусстве

Искусство – это одна из форм общения людей, передающая в первую очередь эмоциональную информацию. Есть такая точка зрения, что искусство родилось из людей в сильных эмоциях, точнее в тех, что им не хватает в реальности. И часто экспрессивная функция является основной для произведений искусства.

  • Главным образом это относится к музыке, которая для передачи настроения использует интонации человеческой речи. И музыка способна не только передавать чувства, но и пробуждать их у человека, вызывать эмоциональный резонанс.
  • Более сложными и неоднозначными экспрессивными средствами обладает изобразительное искусство. Оно воздействует на эмоциональную сферу человека с помощью цветовой гаммы, экспрессии мазков и динамики линий. Долгое время экспрессивной стороне живописи не придавалось серьезного значения, так как целью этого вида искусства считалось максимально реалистичное изображение мира. Изменили эту точку зрения на рубеже XIX-XX веков художники-импрессионисты, которые стали использовать изобразительные средства (главным образом цвет) для передачи нюансов настроения.
  • Танец и балет используют экспрессию движений, которые не менее выразительны, чем звуки, слова и краски.
  • В литературе главную роль играют выразительные способности слова.
  • А вот театр может использовать всю палитру экспрессивных средств, доступных человеку.

Экспрессивность как качество личности

Способность человека с помощью передавать свои эмоциональные состояния называют экспрессивностью. В той или иной степени это качество присуще всем людям. Но некоторые личности настолько ярко и бурно демонстрируют свои чувства, что о них говорят как об экспрессивных натурах.

Уровень экспрессивности зависит не только и не столько от ситуации или состояния человека, сколько от его . Они являются устойчивыми, часто носят врожденный характер и связаны с темпераментом. К таким свойствам личности, определяющим ее повышенную экспрессивность, относятся следующие:

  • возбудимость нервной системы; преобладание возбуждения над торможением, что свойственно ;
  • подвижность нервных процессов, что приводит к быстрой смене настроения;
  • высокая скорость реакций – моментально все чувства отражаются на лице, в движениях и интонации;
  • высокий уровень активности – энергичные и деятельные сангвиники, как правило, более экспрессивны, чем флегматики;
  • чувствительность нервной системы, которая приводит к бурным эмоциональным реакциям даже на незначительные раздражители.

Экспрессивность человека зависит также еще от нескольких факторов. Например, от пола и возраста. Женщины обычно более экспрессивны, чем мужчины, так как у них подвижнее нервная система. Дети эмоциональнее, чем взрослые, они легко возбуждаются и не привыкли скрывать свои чувства. Поэтому их экспрессия намного заметнее.

Интересно, что уровень экспрессивности зависит и от национальной принадлежности человека. Это связано как с психологическим фактором (национальным характером), так и с культурным – традициями и обычаями. Так, более экспрессивные народы живут на юге. Думаю, все представляют, как бурно жестикулируют и выражают свои эмоции испанцы, португальцы, итальянцы, жители Латинской Америки и кавказские народы. А как экспрессивно поют и танцуют индусы! Эмоциональные по природе японцы сдержаны, так как этого требуют их культурные традиции. А вот жители Северной Европы, особенно Скандинавии и Прибалтики, экспрессивностью не отличаются.

Экспрессия не просто играет важную роль во взаимодействии людей, многие психологи считают ее ядром . Способность человека выражать свои эмоции и управлять процессом экспрессии сыграла важную роль в эволюции homo sapiens и в развитии цивилизации.

Экспрессия

Выразительность; сила проявления чувств, переживаний. Экспрессивные реакции являются внешним проявлением эмоций и чувств человека — в мимике, пантомимике, голосе и жестах. Хотя экспрессия у человека генетически детерминирована, она сильно зависит от процесса научения, направляемого нормами социальными/При этом могут возникнуть определенные формы экспрессии, не имеющие никакой «природной» связи с некоей эмоцией. Формы экспрессии у лиц одной культуры относительно однородны. Существуют и универсальные формы экспрессия, что могут быть понятны людям разных культур, и те, что можно понять лишь в рамках данной культуры. Так, слезы — почти универсальный признак горя и печали, но форму этой реакции — когда, как и сколь долго можно плакать — определяют нормы культуры. Экспрессия сильно влияет на характер отношений межличностных. Избыточная или недостаточная экспрессия, ее неадекватность конкретной ситуации могут стать одним из источников конфликтов.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест . С. Ю. Головин . 1998 .

ЭКСПРЕССИЯ

(англ. expression — выражение, напр. лица, глаз; изображение).

1. Любой внешний показ, демонстрация, имитация с помощью движений, поз и звуков.

2. Непосредственно наблюдаемые внешние сигналы и знаки, информирующие о внутреннем состоянии субъекта. Напр., эмоциональная Э. — сигналы и знаки (вербальные, жестовые, мимические), информирующие об эмоциональном состоянии субъекта; речевая Э. — способность речи выражать психическое состояние говорящего (в т. ч. эмоциональное).

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК . Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко . 2003 .

Синонимы :

Смотреть что такое «экспрессия» в других словарях:

    ЭКСПРЕССИЯ — (лат., от exprimere выражать). Выразительность: в живописи, в музыке, сценической игре и проч. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЭКСПРЕССИЯ выразительность, преимущ. в сценич. игре и в живописи.… … Словарь иностранных слов русского языка

    экспрессия — См … Словарь синонимов

    экспрессия — и, я. expression f. <, лат. expressio выражение. 1. устар. Выражение, слово. Если на пассаж <пасквиля>, до меня касающийся, ответствовать труд заслуживает, всенижайше предлагаю, не употребить ли следующих, или тому подобных экспрессий:… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    Экспрессия — * экспрэсія * expression 1. . 2. Синтез белка в клетке, который кодируется геном, конкретным для каждого из белков. Процесс Э. включает в себя транскрипцию ДНК, процессинг полученного продукта мРНК и его трансляцию в активный белок. В этом случае … Генетика. Энциклопедический словарь

    ЭКСПРЕССИЯ — [рэ], эксрессии, мн. нет, жен. (лат. expressio выражение) (книжн.). То, что придает выразительность чему нибудь, что делает что нибудь выразительным. Он спел романс о большой экспрессией. Экспрессия жеста, лица, слова. «Вы поглядите, сколько… … Толковый словарь Ушакова

    экспрессия — экспрессия. Произносится [экспрэссия] и [экспрессия] … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

    ЭКСПРЕССИЯ — ЭКСПРЕССИЯ, выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Современная энциклопедия

    ЭКСПРЕССИЯ — выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Большой Энциклопедический словарь

    ЭКСПРЕССИЯ — ЭКСПРЕССИЯ, и, ж. (книжн.). Выражение чувств, переживаний, выразительность. Декламировать с большой экспрессией. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

    экспрессия — (гена) Тематики биотехнологии EN expression … Справочник технического переводчика

Книги

  • Жест и экспрессия , Пасквинелли, Барбара. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…

Различными путями — неотъемлемая часть жизни человека в обществе. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть, насколько различаются внешние проявления эмоций у разных людей: на один и тот же анекдот один человек лишь хмыкнет, в то время как его товарищ разразится неудержимым смехом. Говоря о силе и выразительности проявления чувств, психологи употребляют слово «экспрессия», которое, впрочем, сейчас шагнуло далеко за рамки психологии. Но при этом, употребляя его, мало кто задумывается, что такое «экспрессия» на самом деле.

Определение с точки зрения психологии

Основное значение слова «экспрессия», используемое в психологии, — выразительность, сила проявления чувств и переживаний. Здесь ее делять на несколько аспектов, в совокупности представляющих собой так называемую кинесику — зрительно воспринимаемый диапазон движений, несущих информацию как с точки зрения только одного из участников общения, так и с точки зрения всех людей, участвующих в коммуникации.

Составляющие экспрессии человека

В современной психологии решение вопроса о том, что такое экспрессия, неотделимо от изучения ее компонентов — выразительных движений, изменяющихся согласно состоянию человека и его отношению к происходящему. Здесь можно выделить две классификации, отечественную и принятую в зарубежной психологии. В отечественной психологии выделяются следующие составляющие человеческой экспрессивности, иногда называемые «средствами экспрессии»:

  • выразительные движения лица — его мимика;
  • пантомимика — совокупность выразительных движений тела, включающая в себя позу, походку, жесты;
  • вокальная мимика человека — выражение эмоций через интонации и изменение тембра голоса.

Совокупность этих аспектов отечественные психологи называют экспрессивным репертуаром человека. Англо-американская психологическая традиция рассматривает исключительно кинесику — воспринимаемые визуально смыслово-значимые движения человека. Здесь рассматриваются жесты, движения глаз и позы, каждое из которых в определенной культуре имеет свое смысловое значение. Культурная разница также учитывается в психологии при сборе данных о способах выражения чувств разными людьми. В целом набор жестов и интонаций отслеживается, осознается и контролируется человеком, что обеспечивает ему более простое донесение своих чувств до собеседника, а также способствует достижению целей.

Экспрессивность как качество личности

Ответив на вопрос о том, что такое экспрессия, следует отдельно рассмотреть такую значимую часть человеческого «Я», как экспрессивность. Под экспрессивностью личности подразумевают умение человека живо и выразительно показать окружающим свои чувства и эмоции. Чем более выражено это качество, тем более эмоциональным кажется человек. Человека с минимальной выраженностью экспрессивности принято называть сдержанным. Как правило, такие люди достаточно скупы в жестах, их лицо отражает достаточно мало эмоций, да и те не слишком отчетливы, интонации их голоса ровны и мало подвержены изменениям под воздействием чувств, которые могут кипеть внутри человека.

Другие значения слова

Помимо основного, психологического смысла, слово «экспрессия» имеет еще несколько значений, также достаточно употребляемых в речи. Экспрессией называют выразительность чего-либо: жестов, слов, действий на сцене или в какой-то ситуации. Иногда подразумевается излишне подчеркнутая, в чем-то даже избыточная выразительность. Кроме этого, слово имеет также отдельное значение, в котором его употребляют для обозначения биологического процесса. Биолог, отвечая на вопрос о том, что такое экспрессия, скажет, что это преобразование информации от гена в определенный белок или РНК.

— (лат., от exprimere выражать). Выразительность: в живописи, в музыке, сценической игре и проч. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЭКСПРЕССИЯ выразительность, преимущ. в сценич. игре и в живописи.… … Словарь иностранных слов русского языка

экспрессия — выразительность; сила проявления чувств, переживаний. Экспрессивные реакции являются внешним проявлением эмоций и чувств человека в мимике, пантомимике, голосе и жестах. Хотя экспрессия у человека генетически детерминирована, она сильно зависит… … Большая психологическая энциклопедия

См … Словарь синонимов

экспрессия — и, я. expression f. <, лат. expressio выражение. 1. устар. Выражение, слово. Если на пассаж <пасквиля>, до меня касающийся, ответствовать труд заслуживает, всенижайше предлагаю, не употребить ли следующих, или тому подобных экспрессий:… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Экспрессия — * экспрэсія * expression 1. . 2. Синтез белка в клетке, который кодируется геном, конкретным для каждого из белков. Процесс Э. включает в себя транскрипцию ДНК, процессинг полученного продукта мРНК и его трансляцию в активный белок. В этом случае … Генетика. Энциклопедический словарь

— [рэ], эксрессии, мн. нет, жен. (лат. expressio выражение) (книжн.). То, что придает выразительность чему нибудь, что делает что нибудь выразительным. Он спел романс о большой экспрессией. Экспрессия жеста, лица, слова. «Вы поглядите, сколько… … Толковый словарь Ушакова

экспрессия — экспрессия. Произносится [экспрэссия] и [экспрессия] … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

Выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Большой Энциклопедический словарь

ЭКСПРЕССИЯ, и, ж. (книжн.). Выражение чувств, переживаний, выразительность. Декламировать с большой экспрессией. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

экспрессия — (гена) Тематики биотехнологии EN expression … Справочник технического переводчика

Книги

  • Жест и экспрессия , Пасквинелли, Барбара. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…
  • Жест и экспрессия , Барбара Пасквинелли. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…

Человек выразительный, или проблема описания экспрессивной моторики личности* Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Татьяна Князева

ЧЕЛОВЕК ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЙ, ИЛИ ПРОБЛЕМА ОПИСАНИЯ ЭКСПРЕССИВНОЙ МОТОРИКИ ЛИЧНОСТИ*

Жизнь пронизана движением

Движение делает

человека

выразительным

Экспрессивная моторика личности

Человеческая жизнь пронизана движением. Ни одна сфера нашей деятельности не обходится без него. Повседневная жизнь, политика, реклама, искусство -везде двигательно-экспрессивный подтекст является необходимым для понимания смысла воспринимаемой ситуации. Движение каждого человека разнообразно, уникально и неповторимо. Интерес к двигательным аспектам человеческого поведения как источнику информации о внутренней жизни человека сопровождает всю историю развития человечества. Однако процесс познания человека на основе его внешних данных является, по мнению А.А. Бодалева [1], решением сложной психологической задачи, поскольку связи между внутренней сущностью человека и внешними проявлениями сложны и многообразны.

Всякое движение человека окрашено незримой смысловой «аурой», которая делает человека выразительным. Выразительным мы будем называть такое движение, которое представляет собой не столько двигательный процесс, сколько эмоциональное устремление, отношение личности, выявляющееся в специфической организации телесной пластики. С этой точки зрения телесность разных индивидов оказывается различной не только по органическим, но и по интенцио-нальным характеристикам. Действие без слов является понятным нашему восприятию потому, что опирается на общие закономерности невербально-экспрессивного поведения человека. Это экспрессивное свойство моторики является неотъемлемым свойством человеческой природы, связанным с оценкой коммуникативной ситуации и закрепленным эволюционно. Под моторикой, согласно общепринятому определению, подразумевается сфера функций двигательного аппарата, в которой объединены психологические, биомеханические и физиологические аспекты [2].

* Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 05-06-06455а.

Мир природы и мир духа в науках о человеке

Коммуникативная функция выразительного движения

Вечный вопрос в истории наук о человеке — это вопрос о том, как соединяются в нем телесное и духовное, материальное и идеальное, внешнее и внутреннее. В философии воззрения на человека как высшую целостность всегда сосуществовали с представлениями о пересечении в человеческом существе независимых начал, причастных разным мирам: миру природы и миру духа. С приходом в психологию В. Вундта и развитием интроспективного направления и в психологии укрепились представления о психическом как нематериальной сущности, хотя и локализованной в телесной организации, но внешней по отношению к ней. Версия о причастности телесного и психического к разным сферам бытия сочеталась с представлением об их различной познаваемости: сознание познается субъективным методом, а тело -объективным. Необходимость решительного расширения предмета психологии одним из первых осознал И.М. Сеченов. В полемике с интроспективной концепцией опытной школы, полагавшей, что предметом психологии должны быть процессы, которые начинаются и кончаются в сознании, И.М. Сеченов выдвинул в качестве аксиомы научной психологии качественно иной взгляд на ее предмет. Этим предметом являются целостные акты, нераздельно включающие в свою общую структуру наряду с «сознательным элементом» — внутренним планом действия, внешнее воздействие и двигательный мышечный компонент. И.М. Сеченов настаивал на том, что «этот постулат должен быть признан для психологии столь же незыблемым, как принцип не разрушаемости материи в химии» [3]. Как замечает в этой связи М.Г. Ярошевский, «стремление отстоять самобытность психологии оказывается в некоторых психологических концепциях ложно направленным, когда реальную телесную деятельность начинают трактовать в качестве вне психологического предмета» [4].

Выразительное движение традиционно рассматривается с точки зрения его коммуникативной функции. Однако тесная связь телесности с развитием психических процессов, участие в функционировании психической деятельности позволяет предположить, что смысловая моторика является не только внешним проявлением внутреннего психологического содержания, но и способом его существования, формирования и развития. Психические процессы, согласно Л.С. Выготскому, возникают в онтогенезе первоначально как известные внешние операции, внешние формы поведения, которые, становясь внутренними формами мышления

Связь движения и личности

и действия, не порывают своей связи с телесными процессами. Это связано с тем, что все формы языка как средства общения, в том числе и невербального, возникли как телесные процессы внешней активности. На примере исследования музыкального переживания Б.Теплов показывает, что осуществление психической функции нарушается, если блокируется моторное звено. При потере моторной чувствительности ухудшается, как ни парадоксально, и эмоциональная чувствительность [5].

Неотделимая моторная «подоплека» любого переживания делает связь между движением и личностью двусторонней. М.П. Чехов заметил по этому поводу: «Если сделаете сильный выразительный, хорошо сформированный жест — в вас может вспыхнуть соответствующее ему желание» [6]. Экспрессивная моторика не только выражает уже сформировавшееся внутреннее содержание, но и участвует в формировании его, также как, например, вербально выражая свою мысль, мы тем самым и формируем ее. Из практики телесно-ориентированной терапии известно, что процесс коррекции неадекватных отношений личности проходит более продуктивно, если психокоррекционная работа включает в себя в качестве необходимого этапа разрушение прежних моторных форм, в которых реализовывались прежние дефектные отношения, и вырабатывание новых моторных форм, в которых могут воплотиться новые более адекватные отношения личности с миром [7].

Телесность

предметного

действия

Объектная и субъектная стороны моторики

Любая телесная деятельность может быть рассмотрена в двух системах отношений. С одной стороны, с точки зрения предмета она выступает как предметное содержание деятельности с присущим ему объективным значением. Так, А.В. Запорожец в своей книге «Психология действия» пишет: «Беря в руку и поднимая какой-то предмет, я принужден согласовывать свои движения с его объективными свойствами. Здесь необходима актуализация имеющихся у меня элементарных навыков и знаний, позволяющих выполнить требуемое действие в максимальном соответствии с имеющимися предметными условиями» [8]. Эти движения понятны, объяснимы законами механики, их цель ясна, смысл очевиден, в них находит свое воплощение объективно-предметное содержание действия. Основными характеристиками движений, связанных с «объектной» стороной действия, является их предметная целе-

Телесность экспрессивности

Субъектно-личност-ный и объектно-предметный компоненты действия

Экстравертирован-ная и интровертиро-ванная моторика

сообразность, координационная точность, подчинение действия логике предмета.

С другой стороны, в ситуации деятельности необходимо присутствует и сам субъект этой деятельности. Одно и то же действие, выполненное разными людьми или даже одним и тем же человеком, но находящимся в различных состояниях, будет иметь иной «окрас», иной характер движения. Именно этот экспрессивный компонент лежит в основе индивидуальной выразительности движения. К слову сказать, термин «окрас движения» принадлежит М. П. Чехову, который использовал его для описания сценической выразительности актера. С.Волконский, исследовавший в начале двадцатого века выразительность человеческого движения, употребляет понятие «психологический жест», который не связан ни с какой потребностью в действии, а только выдает ту сторону нашего существа, которая наиболее задета тем, что мы видим и слышим.

Субъективное значение вещей, а вместе с тем и производимых по отношению к ним соответствующих действий А.В. Запорожец, вслед за А.Н. Леонтьевым и П.Я. Гальпериным, изучавшими структуру осмысленной деятельности человека, называет смыслом, в отличие от их объективного, предметного значения. Таким образом, наряду с объектно-предметными компонентами в моторных системах наличествуют и другие, субъ-ектно-личностные, смысловые компоненты, которые составляют для первых процессов общий функциональный фон. Они более отдалены от объекта, меньше зависят от его особенностей, но больше отражают позицию субъекта, его отношение к окружающему. Можно сказать, что выделенные компоненты или стороны моторного действия имеют разное психологическое значение. Характеризуя объектно-предметный компонент движения мы отвечаем на вопрос, что делается. Говоря о субъектно-личностном компоненте действия мы акцентируем внимание на том, как оно выполняется, на выразительной стороне действия. А.Н. Леонтьев и А.В. Запорожец субъектно-личностные компоненты действия обозначили термином «внутренняя моторика». Например, когда человек идет к определенной цели (объектно-предметный компонент), его походка может быть очень выразительной, отражающей отношение субъекта к тому объекту, к которому он идет или от которого он уходит (субъектно-личностный компонент).

Аналогичным образом Н.А. Бернштейн разделяет моторику на экстравертированную и интровертирован-

Движение в ситуации художественной деятельности

ную. Однако стоит пояснить, что в отличие от А.В. Запорожца, смысловым Н.А. Бернштейн считает любое осмысленное движение, подчиненное конкретной двигательной задаче. Смысловая структура действия, по Бернштейну, непосредственно вытекает из содержания двигательной задачи. Основным свойством таких действий является их приспособительность к пространству, прилаженность к внешнему полю движения. С этой точки зрения моторика выступает как экстравер-тированная, она обеспечивает приспособление движения к окружающему предметному пространству, внешнему полю действия. В случае интровертированной моторики двигательная организация определяется не внешним предметом, а внутренней мотивацией человека. «Необходимо оговориться, что наличие у человека мотивов и психологических условий для действий, значительно возвышающихся над конкретным, элементарным обращением с предметами, не подлежит никакому сомнению. Трудность заключается в том, чтобы выяснить, сказываются ли, и если да, то в какой мере, эти отличия мотивировки и психологической обусловленности действий на внешнем, координационном оформлении и корригировании движения» [9].

Анализируя движение в ситуации художественной деятельности, Н.А. Бернштейн замечает: «Мотивы к тому, чтобы именно так водить волосами смычка по жилам, натянутым на грифе, не могут возникнуть на уровне смысловых предметных действий уже потому, что такое вождение лишено какого бы то ни было прямого смысла, связанного с вещью. Еще существеннее и самым тесным образом смыкается с нашим основным определением координации то, что уровень «D» не имеет в своем распоряжении средств, для адекватной сензорной коррекции подобного движения: ни художественно ценный звук, ни тем более выразительная динамика звукового последования, определяемая целостной художественной концепцией исполнителя, не содержится в афферентационном синтезе предметного уровня, а между тем именно они и определяют собой управление всей совокупностью координационных коррекций скрипача или виолончелиста» [10]. Рассуждая подобным образом, Н.А. Бернштейн приходит к выводу о необходимости введения в свою схему уровневого построения движения нового ведущего уровня «Е», доминирующего над уровнем «D», -уровня символических координаций, который скорее всего включает в себя еще несколько подобных уров-

Движение -целенаправленный двигательный акт

Зачаточные действия

ней. «Однако недостаточность материала в этом направлении пока еще настолько ощутима, что единственно правильный выход из настоящего момента -объединить провизорно все возможные здесь высшие уровни в одну группу «Е», поскольку даже при этом условии их удается охарактеризовать только в самых суммарных чертах» [11].

Независимо от того экстравертированной или инт-ровертированной является моторика, движение, по Н.А. Бернштейну, это всегда «целенаправленный двигательный акт, а не малозначительные обрывки движений» [12]. Сказанное сразу же устраняет из круга значимых акций все «холостые» движения, не связанные с преодолением внешних сил. Между тем в реальном действии человека всегда есть движения, как бы лишние по отношению к выполняемой задаче, нецелесообразные, бессмысленные, добавочные. Их можно выявить и в ситуации художественно-исполнительской деятельности. Так, американские психологи В. Руджиери и А. Канцельсон [13], наблюдая за игрой известных исполнителей, наряду с необходимыми исполнительскими действиями, детерминированными предметной логикой инструмента — подчиненности ей позы, положения рук и ног, зафиксировали и другие движения, как будто лишние и ненужные для исполнения на том или ином инструменте (покачивания, наклоны и т. п.). Исследователи проанализировали видеозапись разных выступлений Давида Ойстраха и обнаружили, что каждое из исполненных Д. Ойстрахом произведений сопровождалось еле заметными, а иногда и явными движениями (например, раскачка с активным переносом центра тяжести с ноги на ногу). Эти движения оказались специфичными для разных произведений, то есть отражали не столько индивидуальные особенности исполнителя, сколько особенности исполняемой музыки. Эта специфичность и характерность двигательного аккомпанемента позволила авторам заключить, что наблюдаемые движения входят в контекст исполнения, являются его частью.

Б.М. Теплов называет подобные микродвижения «зачаточными действиями» и считает их неотъемлемой частью любого процесса музыкального творчества, который определяет как слухо-двигательный процесс [14]. Можно высказать предположение, что микродвижения, возникающие в процессе художественного исполнения, не только «входят в контекст исполнения», но и относятся к иной функциональной системе, имеющей свое собственное моторное «представительство».

Добавочные действия

Целесообразно-

необходимые

действия

Это и будет «представительство» экспрессивной моторики. Эти движения спонтанны и неосознанны. Они подчинены интонационной логике, логике переживания художественного образа, являются необходимым условием его существования. В контексте исполнительского действия эти движения проявляются не полностью, они редуцированы, свернуты. Потенциально у них свой алгоритм развертывания в пространстве, отличный от «привязанного» к инструменту и ограниченного пространством исполнительского действия. Более того, этот алгоритм может вступать в противоречие с логикой инструментального действия. Так, например, если интонация радости (а тем более восторга) «требует» расширения пространства движения, то инструментальная логика «требует» суженности, сжатости позы, привязанности ее к инструменту.

Если мы возьмем противоположный творческому полюс — практику клинических наблюдений, то и здесь эти добавочные, бессмысленные на первый взгляд движения привлекли внимание исследователей, стали предметом научного изучения. Эту «бессмысленность» пыталась разгадать в 1930-е годы О.В. Протопопова, которая в интересном исследовании, проведенном в Московском институте дефектологии под руководством Л.С. Выготского, показала, что анализ разных бессмысленных добавлений, вкрадывающихся в целенаправленное действие человека и индивидуально окрашивающих его, открывает путь к изучению мотивационной сферы личности, ее характерологических особенностей [15].

О.В. Протопопова в своем исследовании показывает, что в реальной жизни ребенка и взрослого при выполнении того или иного действия всегда существуют какие-то отклонения от кратчайших, целесообразно-необходимых для осуществления конкретного предметного действия путей. Например, человеку для того, чтобы взять что-то со стола в противоположном конце комнаты, необходимо проделать по комнате прямой путь. Линия движения искривляется, когда на пути к цели встречается препятствие, преграждающее прямую дорогу. Автор высказывает предположение, что искривление пути, не вызванное данными внешнего силового поля, может быть вызвано препятствием психологического порядка, то есть находящимся внутри самого идущего. Простое математическое вычитание механически необходимого движения к цели из движения фактического выделяет в чистом виде ту ненужную, излишнюю часть движения (или же недостающую), которую при-

ходится отнести за счет особенностей действующей личности. Эта часть выражает отношение действующего лица к производимому им действию, к цели или к самому себе в связи с целью. Наблюдая за движениями отдельного ребенка на музыкально-двигательных занятиях — во время выполнения им упражнений, в музыкальных играх, в общении со сверстниками и взрослыми, О. В. Протопопова обнаружила, что во всем многообразии производимых ребенком отклонений от целесообразно-необходимых путей можно все же найти постоянные твердые формы, которые доминируют в этих отклонениях.

ми являются пространственные характеристики движения — стержневые плоскости, по которым преимущественно осуществляется движение. Соотнесение преобладающих устойчивых для личности пространственных форм движения с характерологическими особенностями ребенка позволило выделить четыре основных психомоторных типа. Сагиттальный психомоторный тип характеризуется напряженной выпрямленностью осанки, четкостью и горизонтальной зауженностью движений. Основное психологическое содержание сагиттальности можно определить как обособленность в той или иной форме, проявляющуюся в определенном наборе черт личности. Моторика детей, которых О.В. Протопопова называет «двигательными фронталами», развернута преимущественно во фронтальной (горизонтальной) плоскости. Основная психологическая черта этого типа — самоутверждение, экспансивность, он ищет устойчивости в обществе, во мнениях окружающих. Закрыто-диагональный тип движения, характерен для слабого, неуверенного в себе ребенка, занимающего, как правило, подчиненное положение в детском коллективе. Ощущение собственной малоценности, заставляет его максимально суживать сферу своей двигательной активности. Перекрещенные руки и ноги, сутуло опущенные плечи, «замки» -вот характерные черты этого типа моторики. Последний, открыто-диагональный психомоторный тип, по наблюдениям О.В. Протопоповой, никогда не встречается среди детей и взрослых, имеющих психические отклонения. Для этого типа характерно свободно разворачивающееся во всех направлениях движение, устанавливающее рав-нодействие во взаимоотношениях со средой.

Действия выражают отношение человека к миру и самому себе

Эти повторяющиеся формы выражают наиболее постоянное отношение человека ко всякому действию, миру и самому себе, то есть являются характерными, устойчивыми для данной личности. Этими устойчивыми форма-

Развитие смысловой субъективной моторики

Данные этого исследования позволяют заключить, что помимо функциональных, текущих состояний экспрессивная моторика отражает и устойчивые смысловые отношения личности. В этих отношениях воплощается личностная установка, зафиксированная как определенный способ действия и проявляющаяся даже в тех ситуациях, которым она неадекватна.

Смысловая субъективная моторика складывается в процессе индивидуального онтогенетического развития личности. Как бы далеко в прошлом ни было наше детство, оно продолжается в нас, в том числе в виде определенных закрепленных моторных паттернов и телесных реакций. Внутри каждого моторного типа можно выделить крайние полюса — наиболее жесткие и неадаптивные формы. На общем континууме психической регуляции появление крайне ригидных, жестких и негибких моторных форм свидетельствует о жесткой и одномерной Я-концепции, о наличии внутреннего барьера, который сужает и искажает полноценное восприятие и переживание мира, тормозит работу интуиции и препятствует творческой реализации личности. Вытесняясь из сознания, делаясь невидимым внутриличностно, эти отношения, не получающие своего адекватного разрешения во внутреннем плане, фиксируются на длительное время, а иногда и на всю жизнь, в особенностях внешнего облика человека, его позово-тонических компонентах.

Экспрессивно-моторный пласт движения

Структура смысловой моторики

Помимо ясных, предметно-целенаправленных движений в структуре любого действия наблюдается также экспрессивно-моторный пласт, не связанный напрямую с очевидным предметным смыслом. Но как было показано, эти движения не «холостые», не бессмысленные, не случайные. Они подчиняются внутреннему «предмету», внутреннему плану действия, образуют некоторый подтекст движения, внешние проявления которого не всегда непонятны наблюдателям. Из приведенных примеров видно, что смысловое содержание, выявляемое экспрессивной моторикой, может касаться широкого круга психических образований. Соглашаясь с Н.А. Бернштейном, отметим, что, очевидно, уровень «символических координаций» не однороден, он также включает в себя несколько уровней, слоев, тесно связанных друг с другом определенным динамическим соотношением.

Индивидуально-личностная составляющая моторики

Становление характерологических особенностей движения

Процесс деятельности, таким образом, всегда развивается на определенном субъектном экспрессивно-моторном фоне. В грубом приближении в составе субъектного фона, то есть в структуре смысловой моторики, можно выделить функционально-динамическую и устойчивую индивидно-личностную составляющие. Первая, функциональная, отражает текущее динамичное состояние моторики, связанное с эмоциональным состоянием и переживанием человека, его отношением к наличной ситуации в данный момент времени. Другая составляющая, индивидно-личностная, более устойчива, отражает сложившие свойства и индивидные особенности личности, характерное для человека повседневное отношение к миру и способ взаимодействия с ним. Она, в свою очередь, делится на две части. Индивидная компонента моторики отражает наиболее фундаментальные характеристики индивидуальных различий, имеющие биологическую детерминацию и описывающие телесность человека в соответствии с формально-динамическими характеристиками психики (Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, В.М. Русалов). Например, сюда можно отнести скоростные, темпераментальные характеристики моторики. Независимо от содержания действия они образуют устойчивую систему инвариантных формально-динамических свойств моторики. На фоне базовых — индивидных, биологически детерминированных, темпера-ментальных, устойчивых двигательных характеристик, протекают все вышележащие составляющие предметного действия, в том числе и собственно лич-ностно-субъектный уровень деятельности, в большей степени детерминированный социально. Этот уровень тесно связан, сплетен с формально-динамическим уровнем, многие характеристики их совпадают, например, спонтанность, неосознанность, однако не тождественен ему. Он включает в себя устойчивую систему характеристик движения, воплощающих в себе сложившиеся отношения личности к окружающей ее среде. Примером характеристик данного уровня могут служить выделенные О.В. Протопоповой стержневые плоскости движения.

Характерологические особенности движения, складывающиеся приблизительно к семи годам, устойчивы в течение длительного времени, иногда в течение всей жизни. В отличие от предыдущего уровня они имеют содержательную наполненность, отражают устойчивое, сформировавшееся на ранних этапах онтогенеза эмоци-

Многоуровневая структура смысловой моторики

Экспрессивная телесность -дорефлексивная форма отражения отношений личности с миром

ональное взаимоотношение личности с окружающим миром. Это могут быть отношения гибкого взаимодействия или отторгающе-защитное поведение, открытость или закрытость, обособленность или экспансивность и другие. Эти отношения характеризуется универсальностью и консистентностью проявления во всех сферах деятельности, даже в тех ситуациях, которым они не адекватны. Эти отношения, запечатленные в телесной организации движения, выступают в качестве установок, то есть несут в себе готовность действовать определенным образом, предвосхищая ту или иную ситуацию.

В теоретическом анализе мы условно разделяем разные стороны экспрессивно-смысловой моторики, однако в жизни все обсуждаемые моменты выступают в неразрывно связном единстве. Даже простое повседневное движение человека можно рассматривать как многоуровневое образование, включающее ведущий и фоновые уровни, каждый из которых выполняет свою роль, что, в целом, и обеспечивает индивидуальную выразительность движения. В процессе формирования индивидуального опыта новые системы «наслаиваются» на предшествующие. Смысловая моторика предстает как структура, представленная накопленными в эволюции и в процессе индивидуального развития системами, связанными между собой сложнейшими закономерностями межсистемных отношений. Реализация поведения осуществляется взаимодействием множества систем. Как отмечает Ю.И. Александров, «состояние субъекта поведения определяется через его системную структуру как совокупность систем разного фило- и онтогенетического возраста, одновременно активированных во время осуществления конкретного акта».

Структура экспрессивной телесности отражает структуру нашей психики, являясь дорефлексивной формой отражения опыта отношений личности с окружающим миром. Моторика, связанная с процессами смысловой выразительности, выходит за рамки своего исключительно двигательного аспекта и по сравнению с предметными действиями и локомоторными актами обладает большей сложностью, поскольку управляется на основе смысла передаваемого ими содержания, включая иные механизмы подготовки, иные пути осуществления движения. Существует гипотеза, согласно которой жесты и речь относятся к одной и той же системе сложных механизмов психической регуляции.

Именно экспрессивная сторона телесной деятельности человека и должна стать в первую очередь объектом психологического исследования. Однако не смысловая, а операционально-техническая сторона действия чаще всего изучается психологами и психофизиологами. Более того, многие работы выполнены на животных, что в целом оправдано, если мы исследуем исполнительскую часть двигательного акта, многие звенья которого сформировались еще на ранних этапах эволюции. Но когда мы переходим в область человеческих смыслов и мотиваций, знание механизмов глотательного движения у собаки, умывательного движения у мышки, шагатель-ного — у кошки, чесательного рефлекса у черепахи и др. вряд ли принципиально продвинет нас в понимании управляющих механизмов движения у человека [16].

Носители экспрессивного смысла движения

Знаковость движений тела

Единицы описания смысловой моторики

Одним из основных вопросов в исследовании телесной выразительности личности является вопрос о материальных, физических носителях экспрессивного смысла движения. Объектная и субъектная стороны содержания действия воплощаются, по мнению А.В. Запорожца [17], преимущественно в разных компонентах двигательной системы. Предметная сторона действия, его предметно-техническое содержание, воплощается в срочных фазических компонентах системы. К их числу относятся, например, попеременные движения ног в процессе ходьбы или же специфические ручные движения, совершаемые при выполнении тех или иных операций с вещами. Вопрос о том, какие физические характеристики движения значимы в организации экспрессивной моторики, отражающей психологическую динамику смысловой сферы личности, остается открытым. Наблюдая за человеком, мы, как правило, «схватываем» его индивидуальность, ощущаем его своеобразие, но не всегда можем сказать, что же за этим стоит в психологическом плане. Тем более затрудняемся с ответом на вопрос, на какие телесно-моторные особенности опирается наше восприятие.

Л.С. Выготский считал движения человеческого тела знаками, «иероглифами психической письменности», которые можно научиться читать так же, как научились читать иероглифы. Здесь стоит оговориться. На наш взгляд, в отличие от символического движения экспрессивная моторика личности не является знаковой. Знак — это орудие, опосредующее содержание, но не заключающее его в себе [18]. Знак несет в себе услов-

По внешнему понять внутреннее

Текучесть и изменчивость телесных проявлений

ность, имитационно или иероглифически передающую изображаемое. Экспрессивная моторика не замещает собой условно какое-либо понятие или качество. Она буквально означает то, чем она является в смысле своих наглядных свойств. Она является способом, формой существования, проявлением психологического содержания, телесной стороной переживания, и поэтому более точно было бы говорить не о знаках, а скорее о признаках проявления психического.

Попытки «поймать» во внешней выразительности (мимике лица, позе тела или даже форме черепа) признаки, отражающие внутренние характерологические особенности и психические состояния человека, содержатся уже в работах авторов античности и эпохи Возрождения (Гиппократ, Аристотель, Ф. Галль, М. Мон-тень, Л. Ларошфуко, Г. Лафатер и др.). Несмотря на скорее иллюстративно-житейский, чем научно-психологический уровень полученных в этой области знаний, в целом, по мнению Н.Д. Левитова, это был положительный шаг в формировании психологического знания, поскольку взамен «принятых в психологии того времени словесных субъективных номенклатур психических состояний были поставлены объективные данные внешнего облика человека, которые по предположению служат индикаторами характера» [19].

Трудность задачи заключается в том, что двигательные проявления человека чрезвычайно разнообразны. Даже в самых простых и освоенных двигательных актах мы не найдем точного повторения движения. Как замечает Н.А. Бернштейн, даже при простой ходьбе ни один шаг не идентичен другому, не говоря уже о ходьбе по неровной местности. Кроме того, во всех активных проявлениях организм выступает как настолько неделимое целое, что искусственное дробление кажется совершенно невозможным. Такие свойства телесности, как целостность, континуальность, дорефлексивность сформировали подход, обсуждаемый в основном в философских работах. В его основе лежит представление о принципиальной невозможности дискурсивного осмысления феномена телесности. Понятно, что описание целостности, выражение ее в мысли и слове всегда проблематично и в принципе невозможно без потерь. Вероятно, поэтому для большинства философских работ, посвященных проблематике телесности, типичными являются утверждения типа: «приближение к целостности феномена телесности возможно лишь на основе рекур-сивности», «телесная целостность как таковая не имеет

Базовые единицы

движения

экспрессии

«Пластический тон»

специфического способа данности», «тело человека есть «внутреннее чувство», и в нем нельзя вычленить ничего устойчивого», «ввиду господства смысловой текучести, любая попытка определить телесность обречена на неудачу, а определения, какими бы они ни были, оказываются ошибочными» (А. Бергсон, М. Мерло-Понти, Ф. Ницше, В. Подорога, А. Детенюк). Возникает интересный метафорический образ «потока», акцентирующий смысловую целостность телесности.

Тем не менее текучесть и изменчивость телесных проявлений, не мешает телесности выступать в качестве «презентанта» психической жизни индивида, непроизвольно информирующего окружающих о состояниях, отношениях, намерениях и прочих аспектах внутреннего мира личности. Это значит, что должны быть объективные признаки моторики, несущие интенциональ-ную нагрузку. Один из путей изучения невербально-сти — это разделение «непрерывного» на части. Однако принцип такого деления часто произволен и сводится к попыткам определения в качестве самостоятельной алфавитной системы разновидности поз, движений рук и даже улыбок [20]. Обстоятельный обзор этих работ содержится в книгах В.А. Лабунской [21].

Число базовых единиц движения, лежащих в основании разных видов невербально-экспрессивного поведения, по всей видимости, невелико. Как указывают ряд авторов, важным признаком смысловой моторики является ориентированность движения в пространстве (С.Г. Волконский, А.Я. Бродецкий, О.В. Протопопова, Л.Я. Дорфман). В этом случае особое значение приобретает не то, какие конкретные группы мышц сократились, а направление этого сокращения (от взгляда до позы или полного движения). Так, согласно С.Г. Волконскому, движение «от центра», расположенного, по мнению автора, в области солнечного сплетения, имеет эмоционально-смысловую нагрузку «расширения, распространения», концентрическое движение «во внутрь» означает «сжатие», «собирание, сдерживание эмоций, а равновесие — сохранение и стабилизацию состояния [22].

Как было показано, направленность движения как ведущий параметр детской моторики выделяет О.В.Протопопова. В своей работе она использовала единицу измерения движения, описанную в искусствоведческом исследовании И.О. Познякова, — «пластический тон», выражающийся в величине угловых смещений костных рычагов человеческого тела. Наличие такой единицы, отражающей пространственные характеристики движе-

Динамика центра тяжести

ния, позволило выявить стержневые плоскости — те преобладающие направления, по которым преимущественно распределяется движение, и даже оценить их количественно. Выделив в качестве основного фактора плоскость движения, О.В. Протопопова упоминает и другие признаки, участвующие в построении моторного типа, не заостряя на них особого внимания, например, пишет о напряженно выпрямленной спине сагиттала. Напряженность — это характеристика, которая относится к состоянию мышечного тонуса, а не к плоскости движения. Или то, что для выраженного закрыто-диагонального психомоторного типа характерна ходьба «с задержкой веса на отстающей ноге». Этот признак характеризует динамику центра тяжести. То есть на самом деле психомоторный тип представляет собой конгломерат, динамическое единство нескольких признаков, в котором помимо стержневой плоскости движения можно выявить и другие параметры. Наши многолетние наблюдения за движением человека в различных видах пластических практик, а также анализ литературы (А. Бернштейн, О.В. Протопопова, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, С.Д. Руднева, А.М. Бродецкий, Е.В. Харитонов и др.) позволяют высказать предположение, что искомые нами признаки экспрессивной моторики альтернативны конвенциональному «языку телодвижений», состоящему из набора фиксированных статических поз и жестов. Кроме пространственной ориентированности движения к их числу можно отнести такие показатели, как динамика центра тяжести, а также состояние тонуса мышечной системы.

Динамика центра тяжести является важнейшим показателем состояния человека, его внутренней активности, устремленности, отношения к цели (Н.А. Бернштейн, С.Д. Руднева и А.В. Пасынкова [23]; В. Руджи-ери, А.Канцельсон и др.). Динамика центра тяжести может быть охарактеризована с помощью двух показателей: диапазона (размаха) смещения центра тяжести и перераспределения «частных» центров тяжести, которое выражается в изменении взаиморасположения частей тела [24]. Высокие значения этих двух образующих свидетельствуют о таком способе моторной организации, при котором высокая подвижность, готовность в любую минуту начать движение сочетается с устойчивостью, со способностью хорошо сохранять равновесие. Именно такой тип движения присущ человеку «сферичному».

Высокая динамичность центра тяжести невозможна без оптимального состояния тонуса мышечной системы.

Мышечный тонус

Природа телесной

выразительности

двойственна

Для определения мышечного тонуса Н.А. Бернштейн использует понятие преднастройки, физиологической установки. «Мышечный тонус есть центрально управляемая настройка всех функциональных параметров каждого мышечного элемента и его эффекторного нервного волокна. Эта настройка сказывается на механических свойствах мышцы, ее упругости, растяжимости, вязкости…» [25].

Значение мышечного тонуса в передаче выразительного смысла движения активно обсуждается в психологии, начиная с работы Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных». Для ответа на вопрос, почему у человека в эмоциональном состоянии специфически изменяется напряжение или тонус различных групп мышц лица и тела, Ч. Дарвин выдвинул гипотезу, согласно которой выразительные движения образовались из полезных действий. Другими словами, то, что сейчас является выражением эмоций, раньше было приспособительной реакцией. Например, если мы чувствуем угрозу и страх, выделяется андреналин и совершенно определенные группы мышц вступают в работу [26]. Большой опыт практических наблюдений связи мышечного тонуса с устойчивыми особенностями личности, в исследованиях локализации мышечных зажимов в связи с личностными проблемами накоплен в практике телесно-ориентированной терапии [27].

По нашему предположению, динамическое взаимоотношение выделенных показателей моторики: стержневой плоскости движения, динамики центра тяжести, состояния тонуса мышечной системы, является значимым в передаче экспрессивного смысла движения. Но будет ли ориентированность в пространстве ведущим фактором в смысловой организации моторики, возможно выяснить только в ходе специально организованных экспериментов.

Природа любой выразительности, в том числе и телесной, двойственна. Экспрессивную моторику необходимо рассматривать в единстве со смысловым предметом, и только тогда она становится осмысленной, «говорящей» моторикой. Это единство может быть рассмотрено как с внутренней стороны, то есть со стороны смысловых психологических образований, так и со стороны собственно телесных, физических характеристик, через которые этот смысл реализуется. Смысловая моторика личности — это реальное явление, в изучении которого должны быть заинтересованы не только представители глубинной психоло-

гии и психоанализа. Недостаточная, на сегодняшний день, исследованность смысловой моторики как научного конструкта во многом обедняет психологическую теорию и практику.

1. Бодалев АА. Формирование понятия о другом человеке как личности. Л., 1970.

2. Моторика // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко. СПб., 2005. С. 306.

3. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга // И.М. Сеченов. Психология поведения. Избранные психологические труды. М.; Воронеж, 1995. С. 211.

4. Ярошевский. М.Г. Предмет психологии и ее категориальный строй // Вопросы психологии. 1971. № 5. С. 27.

5. Теплов Б.М. Психология музыкальных способностей. М., 2002; Stankov L., Spilsbury G. The measurement of auditory abilities of blind, partially sighted and sighted children // Appied Psychological Measurement. 1978. № 2.

6. Чехов М.П. О технике актера. М., 2003. С.392.

7. Телесно-ориентированная терапия: Хрестоматия / Под ред. Л.С. Сергеевой. СПб., 2000; Протопопова О.В. Моторика и психоортопедия // Психология аномального развития ребенка. Хрестоматия. Т.2. М., 2002.

7. Запорожец А.В. Психология действия. М., 1995. С. 504.

8. Бернштейн НА. Биомеханика и физиология движений. М.; Воронеж, 2004. С. 203.

9. Там же. С. 211.

10. Там же. С. 207.

11. Там же. С. 450.

12. Ruggiery V., Katsnelson A. An analysis of a performance by the violinist D.Oistrakh: The hypothetical role of postural tonic-static and entourage movements // Perceptual & Motor Scills. 1996. №. 82.

13. Теплов Б.М. Психология музыкальных способностей. М., 2002.

14. Протопопова О.В. Моторика и психоортопедия // Психология аномального развития ребенка. Хрестоматия. Т.2. М., 2002.

15. Управление движениями / Под ред. А.А. Мить-кина, Г. Пика. М., 1990.

16. Запорожец А.В. Психология действия. М., 1995.

17. Леонтьев АА. Основы психолингвистики. М., 2005.

18. Левитов НД. Психология характера. М., 1969. С. 362.

19. Пиз А. Язык телодвижений: Как научиться читать мысли других людей по их жестам. Новгород, 1992.

20. Лабунская ВА. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). М., 1986; Лабунская ВА. Психология затрудненного общения. Теория. Методы. Диагностика. Коррекция. М., 2001.

21. Волконский С А. Человек выразительный. М., 1908.

22. Руднева С.Д., Пасынкова А.В. Опыт работы по развитию эстетической активности методом музыкального движения // Психологический журнал. 1982. №3.

23. Харитонов Е.В. Пантомима в обучении киноактера: Автореф. … к. искусствоведения. М., 1972.

24. Бернштейн НА. Биомеханика и физиология движений. М.; Воронеж, 2004. С. 473.

25. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М., 1979.

26. Телесно-ориентированная терапия: Хрестоматия / Под ред. Л.С. Сергеевой. СПб., 2000.

Экспрессивное поведение.

Мотивация и личность

Экспрессивное поведение

Экспрессия в отличие от мотивированного и целенаправленного копинга должна быть определена как относительно немотивированное и нецеленаправленное поведение. Есть множество примеров относительно немотивированного поведения, и нам предстоит вкратце обсудить некоторые из них. Следует заметить, что почти все они игнорировались психологией: это отличная иллюстрация того, как наука со слишком ограниченным взглядом на жизнь порождает ограниченный мир. Для плотника, который является только плотником, весь мир сделан из дерева.

Бытие

Экспрессивное поведение обычно появляется тогда, когда люди становятся сами собой, раскрываются, развиваются и созревают, никуда не движутся (в смысле подъема по социальной лестнице), не прилагают энергичных усилий к достижению чего — либо, т. е. не делают напряженных попыток изменить положение дел, по отношению к текущему моменту[22]. В качестве плацдарма для размышлений о бытии как таковом может послужить концепция ожидания. Кошка, которая греется на солнце, ожидает не больше, чем дерево. Ожидание предполагает потерянное, недооцененное время, которое прошло для организма впустую и представляет собой побочный продукт чрезмерно ориентированного на средства отношения к жизни. Чаще всего это бессмысленная, неэффективная и расточительная реакция, поскольку 1) нетерпение, как правило, не является благом, в том числе с точки зрения эффективности, и 2) даже ориентированные на средства переживания и поведение могут доставлять удовольствие, наслаждение и быть ценными по своей сути, не требуя так сказать, дополнительных расходов. Путешествие — отличный пример того, как некоторый отрезок времени может или вызывать высочайшее наслаждение как наивысшее переживание, или быть потерянным впустую. Другой пример — образование. То же можно сказать в целом и о межличностных отношениях.

С этим связана определенная инверсия представления о потерянном времени. Ориентированный на практическую пользу, удовлетворение своих потребностей, целеустремленный человек считает потерянным время, не использованное для достижения цели. Несмотря на то что такое отношение вполне оправданно, мы можем сказать, что в не меньшей степени оправдано и иное отношение, при котором считают потраченным впустую время, не принесшее с собой никаких пиковых переживаний, т. е. наслаждения. «Если вы наслаждаетесь, теряя время, значит оно не потеряно даром». «Некоторые вещи кажутся необходимыми, но они — то и есть самые главные».

Отличной иллюстрацией того, как наша культура не позволяет непосредственно подойти к наивысшим переживаниям, являются прогулки, походы на байдарках, игра в гольф и т. п. Обычно такого рода деятельность превозносят за то, что она позволяет людям побыть на открытом воздухе, ближе к природе, на солнышке или в живописных местах. По существу, все это случаи, в которых то, что должно было вылиться в немотивированную деятельность и наивысшие переживания, ставится в рамки целенаправленного и направленного на достижения результата поведения, предназначенного для успокоения западной совести.

Искусство

Создание произведений искусства может быть относительно мотивированным (когда оно стремится к коммуникации, к пробуждению эмоций, к тому, чтобы показать что — то другому человеку и определенным образом воздействовать на него) или относительно немотивированным (когда оно носит в первую очередь экспрессивный, а не коммуникативный характер, скорее глубоко личный, чем межличностный). Тот факт, что экспрессия может оказывать непредвиденное воздействие межличностного характера, не относится к делу.

Однако напрямую относится к делу вопрос: существует ли потребность в экспрессии? Если это так, то эстетическая экспрессия, а также феномены очищения и освобождения столь же мотивированы, как поиск пищи или любви. В связи с различными вопросами в предыдущих главах мы отмечали, что, по нашему мнению, вскоре появятся данные, которые заставят нас признать существование потребности выражать через действие любые импульсы, возникающие в организме. То, что это приведет к парадоксам, явствует из того факта, что любая потребность или любая способность представляет собой импульс и, следовательно, ищет выражения. Следует ли определить это как отдельную потребность или импульс, или, скорее, следует расценивать это как универсальную характеристику любого импульса?

Здесь у нас нет необходимости выбирать ту или иную из названных альтернатив, поскольку наша единственная цель показать, что все они упускались из виду. Какая бы из них ни оказалась наиболее полезной, она заставит признать: 1) категорию отсутствия мотивации или 2) необходимость коренной реконструкции всей теории мотивации.

Для современного человека не менее важен и вопрос об эстетическом опыте. Это столь богатый и ценный опыт для такого множества людей, что они просто сочтут неприемлемой или посмеются над любой психологической теорией, которая отвергает или упускает его из виду, безотносительно того, какие научные обоснования могут быть причиной для такого пренебрежения. Наука должна принимать во внимание реальность в целом, а не только ее обедненные и обескровленные фрагменты. То обстоятельство, что эстетическая реакция бесполезна и не имеет целенаправленного характера и что мы ничего не знаем о ее мотивациях, если они вообще существуют в принятом смысле, свидетельствует лишь о бедности нашей официальной психологии.

Даже эстетическое восприятие, если говорить о когнитивном аспекте, может рассматриваться как относительно немотивированное по сравнению с обычными типами познания[23]. Даосистское бесстрастное восприятие разносторонности феномена (с особым вниманием не к пользе, но к способности вызвать наивысшие переживания) — одна из особенностей эстетического восприятия[24].

Оценка

Не только эстетическое переживание, но и многие другие его виды также пассивно воспринимаются организмом и доставляют ему удовольствие. Удовольствие как таковое едва ли можно назвать мотивированным; но как бы то ни было, оно является завершением или целью мотивированной деятельности, эпифеноменом удовлетворения потребности.

Мистический опыт, опыт благоговения, восторга, изумления, таинственности и восхищения — все это обладающие субъективной ценностью переживания одного и того же пассивного эстетического рода, переживания, которые прокладывают себе путь в организме, затопляя его, как делает это музыка. Они тоже являются наивысшими переживаниями, однако скорее самоцелью, чем переживаниями инструментального характера, поскольку ничуть не меняют внешний мир. Это высказывание верно и в отношении досуга, если он определяется надлежащим образом (Pieper, 1964).

Возможно, здесь уместно упомянуть о двух видах такого удовольствия: 1) функционального удовольствия и 2) удовольствия от самой жизни (биологическое удовольствие, переживание радости жизни). Эти проявления можно в первую очередь наблюдать у ребенка, который вновь и вновь повторяет только что приобретенное умение делать что — то просто от восторга, который сопровождает его успех при выполнении определенной функции. Хорошим примером могут быть танцы. Что же касается элементарного наслаждения жизнью, то любой больной, страдающий расстройством пищеварения, или испытывающий тошноту человек может подтвердить реальность этого первичного биологического наслаждения (ощущения радости жизни), которое является непроизвольным, непрошеным, немотивированным побочным продуктом восприятия себя живым и здоровым.

Игра

Игра может представлять собой как копинг, так и экспрессивное поведение, что в наши дни совершенно ясно из литературы об игровой терапии и игровой диагностике. По — видимому, существует вероятность того, что этот общий вывод заменит собой разнообразные функциональные, целевые и мотивационные теории игры, предлагавшиеся в прошлом. Поскольку ничто не мешает нам использовать дихотомию копинга — экспрессии применительно к животным, мы можем ожидать более практических и реалистических интерпретаций игры у животных. Все, что от нас требуется, чтобы приступить к исследованиям этой новой сферы, это признать возможность того, что игра может быть бесцельной и немотивированной, являться феноменом, связанным скорее с бытием, чем с энергичным стремлением к цели, самой целью, а не средством. Вероятно, то же самое можно сказать о смехе, веселье, развлечении, радости, экстазе, эйфории и т. д.

Интеллектуальная экспрессия

Интеллектуальная экспрессия — идеология, философия, теология, когниция и т. д. — это еще одна сфера, которая не поддается средствам официальной психологии. Мы полагаем, что причиной этого отчасти может служить то, что мышление в целом со времен Дарвина и Дьюи автоматически рассматривается как решение проблем, т. е. как функциональное и мотивированное. Однако при благоприятных условиях жизни, в которых находится здоровый человек, мышление, подобно познанию, может быть спонтанным и пассивным восприятием или созиданием, немотивированной, не требующей усилий счастливой экспрессией природы и существования организма, когда событиям скорее позволяют произойти, чем заставляют их сделать это, так же как это происходит, например, с благоуханием цветка или с яблоками на дереве.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Экспрессивность

Экспресси́вность

(от лат. expressio — выражение) — совокупность семантико-стилистических признаков единицы языка, которые обеспечивают её способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или адресату речи. Экспрес­сив­ность свойственна единицам всех уровней языка. К фонетическим экспрес­сив­ным средствам отно­сят­ся фонологически нерелевантные для данного языка изменения звуков (например, в русском языке изменение длитель­но­сти, аспирация и др.), акцентные и интонационные средства. Морфологические (слово­обра­зо­ва­тель­ные) средства включают словосложение и широкий диапазон ласкательных и уничижительных аффиксов. Лекси­че­ские экспрессивные средства охватывают пласт слов, имеющих помимо своего предметно-логиче­ско­го значения оценочный компонент, а также междометия и усилительные частицы. Все экспрессивные средства этих уровней обладают относительно чётко выраженной положи­тель­ной или отрица­тель­ной коннотацией. На синтак­си­че­ском уровне экспрес­сив­ность выража­ет­ся измене­ни­ем обычного порядка слов, использованием эллиптических конструк­ций, повторов и др.

В результате актуализации экспрессивных средств языка, сочетание и взаимо­дей­ствие которых позво­ля­ет практически любой единице языка выступать в качестве носителя экспрес­сив­но­сти, речь приобре­та­ет экспрессию, т. е. способность выражения психического состояния говорящего.

В коммуникативном акте параллельно с языковыми экспрессивными средствами исполь­зу­ют­ся много­чис­лен­ные паралингвистические средства (громкость и тембр голоса, темп речи, мимика, жесты), способствующие усилению экспрессии речи.

Экспрессивность как одно из свойств языковой единицы тесно связана с категорией эмоциональной оценки и в целом с выражением эмоций у человека. Генетически многие закреп­лён­ные системой языка экспрессивные средства, включая тропы и фигуры речи, а также приёмы построения стиха восходят к особенностям оформления высказывания в эмоционально окрашенной (аффективной) речи. Этим объясня­ет­ся и сходство арсенала экспрессивных средств и принципов их функционирования в языках разных систем. Характерно, что в работах ряда лингвистов категории экспрессивности и эмоциональ­но­сти отождествляются.

Различие функционального использования экспрессивных языковых средств в много­обра­зии видов общественно-речевой практики затрудняет их строгую классификацию по единому призна­ку, что особенно заметно при переходе от экспрессивной лексики к экспрессивному синтаксису. Изучение экспрессивных средств конкретных языков, как правило, входит в соответ­ству­ю­щие разделы фонетики, грамматики, лексикологии и стилистики этих языков.

  • Виноградов В. В., Итоги обсуждения вопросов стилистики, «Вопросы языкознания», 1955, № 1;
  • Галкина-Федорук Е.  М., Об экспрессивности и эмоциональности в языке, в кн.: Сборник статей по языкознанию. Профессору Московского университета академику В. В. Виноградову в день его 60‑летия, М., 1958;
  • Балли Ш., Французская стилистика, пер. с франц., М., 1961;
  • Телия В. Н., Коннотативный аспект семантики номинативных единиц, М., 1986.

В. Н. Гридин.

Экспрессионизм (ССИС, 2001) | Понятия и категории

ЭКСПРЕССИВНЫЙ, -ая, -ое (нач. XX в.), Выразительный; содержащий экспрессию, выразительность. Экспрессивный человек. Экспрессивное исполнение музыкального произведения.

Экспрессивность, -и, ж. Экспрессивность речи.

— Франц. expressif — экспрессивный, от expres — точный, ясный, определённый < лат. expressus — выразительный, от exprimere — выжимать, выражать, от ех— из-, вы- и premere — жать, давить.

ЭКСПРЕССИОНИЗМ, -а, м. (нач. XX. в.). Направление в литературе и искусстве первой четверти XX в., провозгласившее единственной реальностью субъективный духовный мир человека, а его выражение — главной целью искусства. (В музыке — искажение мелодии и гармонии для достижения эффекта большей выразительности; в живописи, скульптуре и литературе — выражение внутренних переживаний; направление европейского искусства XX в.). Яркий экспрессионизм. Экспрессионизм образа.

— Франц. expressionnisme — экспрессионизм, от expression — экспрессия, выразительность.

ЭКСПРЕССИОНИСТ, -а, м. (1 пол. XX в.). Последователь экспрессионизма. Писатели-экспрессионисты. Французские экспрессионисты. «Экспрессионисты стремятся исказить или преувеличить естественную внешность с целью отражения внутреннего мира, яркий пример — картина норвежского художника Эдварда Мунка Крик, 1893» (журн.).

Экспрессионистический, -ая, -ое. Экспрессионистический взгляд.

Экспрессионистка, -и, ж.

Экспрессионистский, -ая, -ое. Экспрессионистское кино.

— Франц. expressionniste — экспрессионист, от expression — экспрессия, выразительность.

ЭКСПРЕССИЯ, -и, ж. (кон. XVIII в.). Выразительность, яркое и сильное проявление чувств, настроений и т. п. Говорить с большой экспрессией. Сила экспрессии. Стремление к экспрессии в живописи.

Экспрессиоиный, -ая, -ое.

— Франц. expression — экспрессия < лат. expressio — выразительность, букв, выдавливание, выжимание, от ех- pressus — прич. прош. вр., от exprimere — выражать голосом, букв, выжимать, выдавливать.

Л.М. Баш, А.В. Боброва, Г.Л. Вячеслова, Р.С. Кимягарова, Е.М. Сендровиц. Современный словарь иностранных слов. Толкование, словоупотребление, словообразование, этимология. М., 2001, с. 902-903.

Когнитивно-экспрессивный потенциал знаков языка науки в художественном тексте

  • Дмитрий Кожанов Алтайский государственный педагогический университет (Барнаул)

Ключевые слова: общие и специальные научные знания, научное понятие, знаки искусственных языков, художественный текст, интерпретация

Аннотация

Статья посвящена особенностям репрезентации общего и специального научного знания в семиотическом пространстве художественного произведения. В качестве репрезентантов научного знания автор рассматривает знаки искусственных языков и прецедентные имена науки, обладающие значительным когнитивно-экспрессивным потенциалом и, как следствие, широко использующиеся авторами художественных текстов. Когнитивно-экспрессивный потенциал данных единиц заключается в их способности репрезентировать при помощи минимума языковых средств сложные ментальные образования, в структуре которых четко выделяется ядерная зона, представленная научным понятием, и периферийные области, связанные ассоциативными цепочками с ядром концепта. Данный концепт аккумулирует информацию, принадлежащую как научной, так и иным картинам мира, которая актуализируется посредством употребления автором художественного текста имени концепта в том или ином контексте. Делается вывод о том, что именно фоновые знания, принадлежащие периферийным областям концепта, задают в той или иной степени направление интерпретативной активности читателя, что обусловливает многообразие вариантов интерпретации данных единиц и особую роль читателя в этом процессе.

Скачивания

Данные скачивания пока не доступны.

Metrics

Загрузка метрик …

Биография автора

Дмитрий Кожанов, Алтайский государственный педагогический университет (Барнаул)

кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии

Литература

Барт Р. S/Z. М., 2001.

Валери П. Об искусстве. М., 1993.

Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. М., 1991.

Елизарова Л.Н. Терминологические и художественные новообразования в функциональном аспекте (на материале произведений современной научной фантастики): автореф. дис. … канд. филол. наук. Орел, 1992.

Разоренов Д. А. Термин в современном художественно произведении (на материале английского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 2006.

Huxley A. Brave new world and Brave new world revisited. London, 1984.

Опубликован

2019-06-01

Как цитировать

1. Кожанов Д. Когнитивно-экспрессивный потенциал знаков языка науки в художественном тексте // Филология и человек, 2019. № 2. С. 140-147. URL: http://journal.asu.ru/pm/article/view/5430.

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

Научные сообщения

Редакционная коллегия научного журнала «Филология и человек» придерживается принятых международным сообществом принципов публикационной этики, отраженных, в частности, в рекомендациях Комитета по этике научных публикаций (Committee on Publication Ethics (COPE), Кодекс этики научных публикаций), а также учитываeт ценный опыт авторитетных международных журналов и издательств.

Во избежание недобросовестной практики в публикационной деятельности (плагиат, изложение недостоверных сведений и др.), в целях обеспечения высокого качества научных публикаций, признания общественностью полученных автором научных результатов каждый член редакционной коллегии, автор, рецензент, издатель, а также учреждения, участвующие в издательском процессе, обязаны соблюдать этические стандарты, нормы и правила и принимать все разумные меры для предотвращения их нарушений. Соблюдение правил этики научных публикаций всеми участниками этого процесса способствует обеспечению прав авторов на интеллектуальную собственность, повышению качества издания и исключению возможности неправомерного использования авторских материалов в интересах отдельных лиц.

Четыре разных типа личности | Бретт Хардин

Предположительно, я физическое лицо . Я научился быть естественным благодаря пониманию того, как эффективно общаться с людьми. Дело не в том, что я прирожденный, дело в том, что родители рассказывали мне о типах личности, когда я был молод.

Они читали книги о личности и разбивали мне содержание. Этот пост представляет собой информацию, разбитую в удобном для восприятия формате. Если вы хотите узнать больше, я перечислил книги с партнерскими ссылками в справочном разделе.

Чтобы понять, как эффективно общаться с кем-либо, важно понимать концепцию типов личности. Поняв высокоуровневые типы личности, вы сможете отсортировать людей в течение 30 секунд и понять, как с ними легче общаться. Обратите внимание, это не НЛП. Это обсуждение на другой день.

История

Не стесняйтесь пропустить это, если вам все равно.

Типы людей существуют уже давно. Первоначально названные Гиппократом четырьмя темпераментами, они устанавливают четыре архетипа личности человека.Он был расширен тестом личности Майерса-Бригга, который слишком сложен.

В любой момент времени кто-то может быть любым из четырех, но люди обычно чувствуют себя наиболее естественно в одном. Архетип, в который попадают люди, легко распознать, если вы поймете эти четыре и сможете соответственно изменить позу и язык, как только определите, с какой личностью вы имеете дело.

Прежде чем продолжить, важно отметить, что некоторые из формулировок, используемых для описания личностей, могут звучать негативно.К используемому языку нельзя относиться отрицательно. Один из типов личности не лучше трех других. Каждый тип уникален, и для общения с каждым из них следует применять разные подходы.

Я представлю типы личности с помощью разбивки Меррилла-Уилсона. Есть еще Мейерс-Бриггс (более сложный) и классические Четыре темперамента. У Merrill-Wilson лучшая рентабельность инвестиций. Просто понять и быстро идентифицировать.

Есть четыре типа личности: водитель, экспрессивный, дружелюбный и аналитический.Есть две переменные, позволяющие идентифицировать любую личность: они лучше владеют фактами и данными или отношениями ? И являются ли они интровертами или экстравертами .

  • Драйвер — Экстраверт, основанный на фактах
  • Аналитический — Интроверт, основанный на фактах
  • Дружелюбный — Интроверт в отношениях
  • Экспрессивный — Экстраверт в отношениях

Примечание: у большинства людей есть старший и второстепенный тип . Определите основной тип и поговорите с ним.

Примеры телевидения

В большинстве ситкомов и драм представлен каждый из этих типов личности. С каждой разбивкой по личностям я приведу вам пример, который поможет дать вам полное представление о типе персонажа.

Водители — очень сильные личности. Обычно они стремятся к работе или чего-то еще. Они могут казаться доминирующими и быстро действовать. Минус в том, что они иногда могут казаться упрямыми или высокомерными.Иногда этот тип личности может показаться дерзким, он наезжает на других ради достижения цели.

Примеры

Я действительно хотел бы поместить сюда Отто Манна. Видите, что я там делал? «Я такой красивый и прямой».

Большинство людей, читающих этот пост в блоге HackerNews, подходят с этим типом личности. Аналитические типы постоянно оценивают, определяют плюсы и минусы, составляют списки дел. Аналитические типы постоянно задают вопросы, почти до такой степени, что получают слишком много информации. Другие считают их талантливыми с блестящими идеями. Однако они могут страдать от аналитического паралича, слишком много анализируя ситуации. Если вы когда-либо составляли список того, «что нужно делать правильно», вы аналитик.

Примеры

Всегда думающие, всегда изобретательные: Мистер Бернс. Я никогда не понимал способности женщин избегать прямого ответа на любой вопрос. Звездный путь: оригинальная серия , «Эта сторона рая»

«Естественные» люди. Им нравится общаться и разговаривать.Они прекрасные рассказчики и часто слишком увлекаются тем, что стараются угодить людям. Они также хороши в передаче видения, в увлечении других идеями и проблемами. Однако иногда на них нельзя положиться в достижении цели.

Примеры

Гомер Симпсон Выразительное выражение доктора Маккоя: «Я врач, а не психолог».

Самая спокойная, плоская личность. Приветливые типы спокойны, их трудно возбудить. Они кажутся постоянно расслабленными и желают спокойной обстановки больше всего на свете. Они сделают все возможное, чтобы не расстраивать людей. Фактически, их безразличие часто может расстроить людей, которых они пытаются успокоить. Они часто будут ждать до последней минуты, чтобы принять решение, и часто соглашаются с тем, что делают все остальные. Это глубоко эмоциональные личности, которые хотят гармонии.

Примеры

Дружелюбная Мардж СимпсонДружелюбный Павел Чехов

Если вы хотите узнать больше об эффективном общении с каждым типом личности, я включил партнерские ссылки на книги, которые мои родители использовали, чтобы научить меня этим концепциям.Хотя эти книги полезны при первом чтении, я читаю их раз в год, чтобы напомнить себе, как эффективно передавать свои идеи каждому из четырех разных типов личности.

Ссылки

* Personality Plus
* Танцы с дикобразами

Перепечатано с bretthard.in

Выразительный тип личности — убеждение по дизайну

Вы когда-нибудь обращали внимание на то, как люди взаимодействуют друг с другом? Держу пари, что большинство из вас этого не делает. Повысьте уровень осведомленности, вы лучше поймете, как люди обычно работают. Повышение уровня осведомленности означает, что вы сознательно обращаете внимание на то, что происходит вокруг вас большую часть времени.

Способность определить тип личности человека всего за 30 секунд разговора, вероятно, является одним из лучших инструментов общения, которым вы можете научиться. Знание того, как распознать человека, позволяет вам изменить то, как вы должны взаимодействовать с этим конкретным клиентом.Поскольку ваши первые несколько минут взаимодействия являются наиболее важными, обращайте пристальное внимание на то, что они говорят и как они это говорят.

Тип личности: Выразительный (Давай сделаем это!)

Теперь, когда вы знакомы с быстрым и напористым драйвером, мы переходим к тому, что вы уже можете заткнуть, Expressive. Вы когда-нибудь замечали, что каждый раз, когда вы идете на вечеринку, мероприятие или собрание, всегда есть один человек, вокруг которого все толпятся (может быть, это вы)? Выразительные люди очень любят быть в центре внимания. Их рабочие места обычно беспорядочные по сравнению с аккуратным аналитиком. Несмотря на то, что на их рабочих местах, в машинах или комнатах беспорядок, они все равно смогут найти то, что ищут, через свою память (они не обязательно теряют все). Выразительные люди любят поговорить, так что позвольте им. Обычно они очень эмоциональны и довольно быстро принимают решения. Там вообще с нетерпением ждут, что будет дальше.

Вот характеристики Expressive:

  • Имеет склонность к опозданию, много обязательств и стремительный образ жизни.
  • Желает быть в центре внимания. Попытка привлечь внимание группы.
  • Не терплю скуки, нетерпелив. Будет нервничать и ерзать в очередях, ищет отвлекающие факторы.
  • Обычно имеют ярко окрашенную одежду / автомобили / дома. Значения «мигают».
  • Они оживлены и живы, когда говорят или рассказывают истории. Иногда кажется «громким».

В качестве особого примечания, поскольку многие люди неверно истолковывают экспрессивных как людей, которые много говорят, избегайте отнесения кого-либо к одному из 4 типов личности по продолжительности разговора с вами. Аналитики и дружелюбные люди также склонны много разговаривать после того, как почувствуют себя комфортно с кем-то, поэтому количество времени, которое они тратят на разговоры, не имеет значения. Вы должны использовать другие критерии, которые я перечислил выше, чтобы определить, является ли один из них экспрессивным или каким-то другим.

Как продать выразительному

Когда вы имеете дело с экспрессивными людьми, все, что вам нужно сделать, это позволить им говорить и медленно направлять разговор в нужное вам русло, беря на себя управление и задавая правильные вопросы. Экспрессивы очень быстро уходят от темы, так что наберитесь терпения.

Я не уверен, всегда ли я был экспрессивным или недавно стал им. Я задавался вопросом, кем я был, потому что это может быть трудно определить в молодом возрасте. Я уверен, сейчас, когда мне 23 года, но я начал думать об этом, когда мне было 17-18 лет, и я понятия не имел, кто я такой, большинство людей не понимали. Часто можно услышать, как люди говорят, что они экспрессивные, потому что экспрессивные люди обычно привлекают к себе больше внимания. Кроме того, поскольку я работаю в сфере продаж, люди любят говорить, что они экспрессивны, потому что их заставляют верить, что все великие продавцы — экспрессисты.Очевидно, что это ложь и просто распространенное заблуждение или оправдание, которое люди используют, потому что они еще не могут достичь желаемого успеха.

Продажа как выразительное слово

Общаться с экспрессивным человеком с точки зрения другого типа личности легко, но как экспрессивному вам нужно научиться смягчать его. Для вас важно осознавать и понимать, когда ваши истории уходят в тупик.

Вы экспрессивны? Если нет, то какой опыт у вас был с экспрессивным?

12 вещей, которые понимают только сверхвыразительные люди

Ах, застенчивый человек.Она загадка, окутанная тайной и беконом. Да … это не ты.

1. Вы восхищаетесь людьми, но никогда не можете быть одним из них.

Вы никогда не ответите на Что случилось? с ничего. Это невозможно.

Во-первых, даже если бы вы хотели скрыть и сдержать все свои чувства, вы не смогли бы, потому что они вытекают прямо из вашего лица. Во-вторых, если вы сохраните все это внутри, вы взорветесь. Вам не нравится взрываться. Таким образом.

2. Вместо открытой книги вы больше похожи на катящуюся киноленту.

Вы действительно открыты в своей жизни, и вам это нравится. Что бы вы ни делали, вы даете всем знать, потому что это просто весело. Вы хотите рассказать свою историю так, как она должна быть рассказана, а не заставлять всех гадать.

Привет, ребята, вот фотография моего ужина. Вы можете пожаловаться на это, но мы оба знаем, что моя лента заставляет вас быть занятыми, когда вы в сети в Target, так что шшшш.

3. Нельзя хранить секреты, чтобы спасти свою жизнь.

Вы уже смотрели эту серию. Вы знаете, что всякий раз, когда есть секрет, он так или иначе обязательно выйдет наружу, поэтому вам не хотелось бы хранить слишком много секретов. Вы любите открытое.

Это секрет? О нет, клянусь, я никому не скажу. Рэйчел? Привет. Стейси только что сказала, что это секрет, так что никому не рассказывай, что я тебе рассказывала.

4.… А вы обязательно дайте людям знать, что вы чувствуете.

Иногда вы можете быть виноваты в том, что слишком много делитесь. Добавьте к этому свою склонность к честности, и вы получите TMI повсюду.

У меня сегодня все хорошо. Я имею в виду, что это не совсем правда, я не очень хорошо себя чувствую. Я имею в виду, что у меня немного бензина, и я очень расстроен из-за Ходячих мертвецов, но я собираюсь съесть свои чувства позже, так что это должно компенсировать это.

5. Вы не понимаете людей, которые просто уходят.

Вы просто не понимаете, когда кто-то молча уходит в башню с часами, чтобы посмотреть в окно, думая, что это решит проблему.

Вы смотрите на это как на перерыв на пути к самовыражению, но выражение — это то, чем вы живете и дышите, поэтому вы бы предпочли попасть туда прямо. Послушайте, я, наверное, должен подумать, прежде чем что-то сказать, но это просто не в моем стиле, так что давайте просто подумаем, пока мы ведем этот бой.

6. Самоотражение огромно.

Это не значит, что вы не рефлексивны. Вы очень рефлексивны, потому что говорите не только со всеми, но и с собой.Иногда вы делаете это вслух, но это пугает людей, поэтому чаще всего вы пишете в дневнике или блоге, чтобы сказать свою правду.

Уважаемый, нам нужно поговорить. Какого хрена было той ночью, когда мы были пьяны. Мы сказали, что больше не будем ему звонить. Давайте рассмотрим возможные причины.

7. Ваши истории потрясающие.

На самом деле вы не подвергаете себя цензуре, потому что хотите, чтобы люди, которых вы рассказываете, имели всю информацию, включая ваши удивления, чтобы ваши истории были действительно красочными.

Я шел в кофейню и вижу парня, который вроде ходит, но его рвет через каждые несколько шагов. На нем тонны бумажных тарелок вместо настоящей одежды, и я спрашиваю себя: ел ли он еду с бумажных тарелок, прежде чем выбросил ее?

8. Пассивная агрессивность не исчисляется.

Вы не понимаете, почему люди просто не говорят то, что имеют в виду. Никому не нужно маскировать свою речь кошачьим сарказмом, чтобы до вас добраться.

Ты бы предпочел, чтобы они просто подошли и сказали У меня с тобой проблема. То, что ты сделал, было испорчено в моих глазах.

Тогда, естественно, вы либо обсудите дальше, либо извинитесь, и все будет так, вместо того, чтобы слушать, как они говорят. Мне нравится, как вы просто наносите тонны туши. Спасибо.

9. Вы очень праздничны.

Вы в значительной степени думаете, что любой, кто не любит праздников, мертв внутри. Любой предлог для вас повесить украшения и сообщить о том, что пора праздновать, — это честная игра.

Что в коробке? Почему, я рад, что вы спросили. У нас есть украшения на Хэллоуин, украшения на День благодарения, рождественские украшения, украшения для Хануки, украшения Кванзы, новогодние украшения, украшения на День сурка….

10. Вас иногда принимают за восьмилетнего ребенка.

Работа вашего разума настолько очевидна для всех, что напоминает им ребенка.

Вы ничего не упускаете, поэтому соединяете вещи вместе, например, Эй, интересно, где это место … Мне холодно … Мак с сыром! Ваши волосы сегодня выглядят очень золотыми, , как будто это всего лишь одно предложение.

11. Нельзя писать текст без смайлов.

Каждый текст заканчивается сердечком или смайликом. Вы ничего не можете с этим поделать. Тексты просто не кажутся законченными без соответствующего выражения. Иногда вы используете смайлики, когда разговаривает по телефону с .

Не знали, что смайлики могут использоваться как глаголы? Теперь ты. Если вы использовали такие фразы, как OMG, у меня сейчас самая широкая улыбка на лице, я умираю от смеха, я киваю или единственная блестящая слеза, вы только что смайлили.

12. Вы много пользуетесь жестами рук.

Вы так часто говорите с помощью жестов, что просто удивительно, что вы еще не выучили язык жестов. Вы просто чувствуете, что использование рук — отличный способ довести дело до конца. Я имею в виду, насколько эффективно трахнуть тебя без соответствующего жеста руки, Амирит?

Эй, не всегда легко быть супер-выразительным, но все любят тебя, потому что всегда знают, где ты стоишь. Вы вроде как щенок.


Стили личности клиента — аналитический, водительский, дружелюбный, выразительный

Стили личности

Автор: Адам Хейс

Понимание стилей личности клиента (аналитический, стимулирующий, дружелюбный и выразительный) быстро подскажет, как и что сказать каждому покупателю. .

Несмотря на то, что все клиенты индивидуальны, большинство из них можно сгруппировать в одну из четырех групп: Аналитика, Драйвер, Любезный и Экспрессивный . Вот некоторые основные характеристики каждого из этих стилей личности.

Аналитик — Аналитики известны своей систематичностью, хорошо организованностью и целеустремленностью. Эти люди ценят факты и информацию, представленные в логической форме, как доказательства истины. Им нравится организовывать и решать подробные задачи. Другие могут иногда видеть в нем слишком осторожного, чрезмерно структурированного человека, который слишком много делает что-то «по инструкции».

  • контролируемый
  • упорядоченный
  • точный
  • дисциплинированный
  • преднамеренный
  • осторожный
  • дипломатический
  • систематический
  • логический
  • обычный

Водитель — Они процветают на острых ощущениях и внутренней мотивации преуспеть.Водители — это практичные люди, которые сосредоточены на достижении результатов. Они могут многое сделать за очень короткое время. Обычно они говорят быстро, прямо и по делу. Часто рассматривается как решительный, прямой и прагматичный.

  • , ориентированный на действие
  • решающий
  • решатель проблем
  • прямой
  • напористый
  • требовательный
  • рисковый человек
  • настойчивый
  • конкурентоспособный
  • независимый
  • решительный
  • ориентированный на результат

Дружелюбный — Они надежны, лояльны и добродушны.Им нравятся спокойные и дружелюбные вещи. Они ненавидят иметь дело с безличными подробностями и холодными неопровержимыми фактами. Обычно они быстро принимают решение. Часто описывается как добрый человек и чувствительный к чувствам других, но в то же время слабый.

  • пациент
  • лояльный
  • отзывчивый
  • командный человек
  • расслабленный
  • зрелый
  • поддерживающий
  • стабильный
  • внимательный
  • чуткий
  • настойчивый
  • доверчивый
  • дружелюбный

выразительный исходящий и полны энтузиазма, с высоким уровнем энергии. Они также являются отличными генераторами идей, но обычно не способны довести идею до конца. Им нравится помогать другим, и они особенно любят общаться. Обычно они не спешат принять решение. Часто считается болтуном, чрезмерно драматичным, импульсивным и склонным к манипуляциям.

  • вербальный
  • мотивирующий
  • энтузиазм
  • убедительный
  • импульсивный
  • влиятельный
  • очаровательный
  • уверенный
  • драматический
  • оптимистичный
  • анимированный

Если вы умеете быстро определить индивидуальный стиль клиента , вы будете знать, «как» и «почему», что сказать, чтобы удовлетворить их потребности.Как только они почувствуют, что вы действительно их понимаете и почувствуете эмоциональную связь, они придумают логические причины покупать у вас.

Теперь, если вы не чувствуете, что принадлежите к какой-то одной группе, тоже не беспокойтесь. Многие из нас (включая меня) не вписываются в ту или иную группу. . Однако у нас есть один доминирующий стиль личности, который мы используем изо дня в день. Признание плюсов и минусов вашего индивидуального стиля может помочь вам понять, как лучше обращаться с вашими клиентами.

Рассказы о работе с людьми с экспрессивным типом личности — ярко-желтый коучинг

Я сталкиваюсь с экспрессивными личностями немного меньше, чем я дружелюбный и аналитический в мире технологий. Я встречаюсь со многими в маркетинговых отраслях, в которых я всегда работал, и почти сделал карьеру на посредничестве в общении и сотрудничестве между нашими друзьями-аналитиками и Expressives.

У меня был период времени в команде, которую я возглавлял несколько лет назад, где у нас были в основном аналитические и дружелюбные типы личности, и мы в значительной степени придумали, как мы все можем общаться и наилучшим образом поддерживать друг друга.Мы вспомнили о наших тренировках по социальным стилям и обычно использовали выученные нами указатели, чтобы адаптировать наши собственные стили, чтобы получить максимум от наших товарищей по команде, и почти создавали общий командный интеллект.

С некоторыми новыми сотрудниками для расширения услуг, у нас внезапно появилось два экспрессивных человека в команде, что заставило нас всех потянуться за нашими учебными записями в недоумении, что делать. Внезапно рабочая зона в команде стала гораздо более беспокойной и беспорядочной. Наша система вознаграждения подвергалась сомнению, а процессы — оспариванию.Они страстно разговаривали на собраниях и отправляли аналитиков и друзей в свои раковины. Иногда они полностью нарушали работу команды, и продуктивность в непосредственной близости начинала снижаться.

Итак, мы переместили их обоих, чтобы они сели рядом друг с другом, пытаясь дать им обоим более знакомую среду (и, честно говоря, попытаться изолировать нарушение от членов команды, которые жаловались на музыку и «подшучивания»). Это было катастрофой, так как дозировка увеличилась почти вдвое, а проблемы усугубились, поэтому нам пришлось переосмыслить.

Мне нужны были эти люди в моей команде. Мне были нужны их страсть, веселье, их приверженность, вызов статус-кво, и лично мне понравился вызов, вариативность и прозрачный характер отношений — вы обычно знаете, где вы стоите, с помощью выразительности, готовы ли они сказать вам или нет. Поэтому я не хотел терять этих людей, но должен был убедиться, что я все еще могу извлечь максимум из других членов моей команды, которые боролись.

Мы освежили команду наших стилей личности и убедились, что мы все принимаем во внимание все стили.Я напомнил команде о ценности, которую каждый индивидуальный стиль приносит команде, и о том, как важно, чтобы мы использовали лучшее из каждого стиля и знали, как управлять более сложными областями.

Мы согласовали некоторые границы как команда и обязались их уважать. Это время от времени создавало напряженность, но возвращало баланс с точки зрения более нормального и управляемого уровня конфликта, которым команда знала, как управлять собой. Через некоторое время мы снова устроились в более веселую, более веселую и свежо мыслящую команду….с включенной музыкой время от времени!

Трейси Джеймс — международная команда и коуч по лидерству, специализирующаяся на МСП, технологиях и маркетинге. Она работает с существующими и стремящимися к успеху лидерами, стремящимися к более высокому уровню, достижению самореализации и эффективному и достоверному лидерству с намеренным влиянием и воздействием. Подпишитесь на ее информационный бюллетень по телефону www.brightyellowcoaching.com/newsletter , свяжитесь с ее @brightyellowcoaching или закажите бесплатный звонок для открытия , чтобы обсудить, чего вы можете достичь вместе .

Исследование выявляет привлекательность людей, разделяющих чувства

У «сильных, выразительных» типов на самом деле больше смелости, чем у так называемых «сильных, тихих».

Когда вы открываетесь кому-то, вы мгновенно устанавливаете раппорт, потому что вы соединяетесь с этим человеком на гораздо более глубоком уровне.

МОНРЕАЛЬ (PRWEB) 9 ноября 2019 г.

«Сильные, бесшумные» типы с их «жесткими верхними губами» обладают неоспоримой привлекательностью. Вот почему это отличительная черта столь любимых вымышленных британских персонажей, таких как Джеймс Бонд и Шерлок Холмс, и, скажем прямо, почти всех известных британцев. В конце концов, чем не восхищаться спокойный стоицизм даже в самых опасных и ужасных ситуациях? Это, безусловно, более привлекательно, чем истерика взрослых. Тем не менее, недавнее исследование Queendom.com показывает, что люди, которым удобно говорить о своих чувствах, не просто эмоциональны. Они обладают другими уникальными чертами характера, которые делают их более приветливыми, чем их более сдержанные коллеги.

Изучив данные 1162 человек, прошедших тест Queendom’s Big Five Personality Test, исследователи сравнили психологический профиль людей, которые регулярно говорят о своих чувствах, и тех, кто избегает этого любой ценой. Вот как эти две группы набрали по разным личностным качествам:

(Примечание: баллы варьируются по шкале от 0 до 100. Высокий балл указывает на то, что черта является преобладающим аспектом коллективной личности группы. Умеренная оценка предполагает, что черта проявляется только при определенных обстоятельствах, в то время как низкая оценка является отражающей. спящего или недоразвитого признака.).

КОМФОРТ С САМОРАКРЫТИЕМ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 72
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 31

ОБЩЕСТВЕННОСТЬ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 56
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 37

РАСШИРЕНИЕ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 61
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 38

ЖЕЛАНИЕ ДОВЕРИТЬ ДРУГИМ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 63
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 39

ПОДЛИННОСТЬ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 73
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 58

ВЕРОЯТНОСТЬ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 73
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 56

ДОБРА:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 80
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 55

УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 73
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 57

АССЕРТИВНОСТЬ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 60
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 48

ОПТИМИЗМ:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 65
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 48

ПОТЕНЦИАЛ ЛИДЕРСТВА:
> Оценка за эмоционально выразительную группу: 65
> Оценка для эмоционально замкнутой группы: 50

«Мы часто трепещем перед людьми, которые остаются стойкими в напряженных ситуациях, но есть чем восхищаться в людях, которые выражают свои эмоции», — объясняет д-р. Джерабек, президент PsychTests, материнской компании Queendom. «Чтобы поделиться своими чувствами, вы должны позволить себе эмоционально« разоблачиться »; вы должны принять возможность отказа и даже насмешек. Это означает, что нужно много смелости, чтобы поделиться своими чувствами. Это также причина, по которой так много людей хранят свои чувства и проблемы при себе. Они думают, что это сделает их слабыми. Ирония заключается в том, что для того, чтобы быть уязвимым, нужно быть сильным ».

«Когда вы открываетесь кому-то, вы мгновенно устанавливаете раппорт, потому что вы соединяетесь с этим человеком на гораздо более глубоком уровне.У всех есть чувства. Все мы переживаем трудные времена. Вот почему, как показало наше исследование, эмоционально выразительные люди так симпатичны — потому что они настоящие. Они сами по себе, со всей своей уязвимостью, но все же удивительно уверены в себе. Таким образом, в то время как «сильные, молчаливые» типы действительно имеют определенное очарование, эмоционально выразительные люди обладают определенной теплотой и обаянием, которые с большей вероятностью вызывают симпатию к ним других ».

Хотите оценить свою личность? Ознакомьтесь с нашим тестом личности Большой пятерки по адресу https: // www.queendom.com/tests/access_page/index.htm?idRegTest=4058

Профессиональные пользователи, такие как тренеры, спортивные директора скаутов, могут запросить бесплатную демонстрацию этой или других оценок из обширной батареи ARCH Profile: http://hrtests.archprofile.com/testdrive_gen_1

Чтобы узнать больше о психологическом тестировании, загрузите эту бесплатную электронную книгу: http://hrtests.archprofile.com/personality-tests-in-hr

О PsychTests AIM Inc.
PsychTests AIM Inc. впервые появилась в Интернете в 1996 году.С момента своего создания он стал ведущим поставщиком продуктов и услуг психологической оценки для кадрового персонала, терапевтов, ученых, исследователей и множества других профессионалов по всему миру. Персонал PsychTests AIM Inc. состоит из специальной группы психологов, разработчиков тестов, исследователей, статистиков, писателей и экспертов по искусственному интеллекту (см. ARCHProfile.com).

Поделиться статьей в социальных сетях или по электронной почте:

Выразительная ловушка | Психология сегодня

«Чувствуют ли мужчины?» она спросила.

Зрители разразились смехом. Вопрос, очевидно, был шуткой, но основной посыл — нет. Конечно, у мужчин есть эмоции. Но женщина имела в виду: «Почему мужчины не выражают свои чувства?»

Ну, они есть. Просто мужчины по-разному выражают свои чувства. Во-первых, у них больше контроля над выражением лица, на котором выражается большинство чувств. У них есть эмоциональный контроль, отраженный нейтральным выражением лица или маскировкой мимики. Женщины — это то, что эксперты называют высокоэкспрессорами и экстернализаторами, тогда как мужчины — низко выражающими и интернализирующими.Мужчины могут заменить, нейтрализовать или минимизировать свое эмоциональное выражение с помощью мимики. Напротив, женщины — это «открытая книга». В корпоративном американце это может иметь свои недостатки.

Чувства: Его и Ее

Общество заставляет женщин думать, что они принадлежат к эмоциональному полу. Женщин учат отдельному набору правил, которые позволяют более широкий диапазон самовыражения. Женщины не так хорошо умеют скрывать выражение лица; их часто можно читать как книгу (полезно, когда женщины говорят, что с ними «все в порядке», но считают наоборот).С мужчинами это больше похоже на угадайку.

Самовыражению нельзя научиться чисто. Разные мозги тоже работают. Согласно Морган Роуд в ее книге Женский мозг, «Области мозга, которые отслеживают эмоции, больше и более чувствительны в женском мозге». По словам Роуд, мужчины замечают легкие признаки печали на лице только в 40 процентах случаев, в то время как женщины замечают эти признаки в 90 процентах случаев.

Представьте, какой была бы жизнь, если бы мы потеряли способность выражать свои эмоции.Мужчина на том же семинаре по гендерной коммуникации сказал: «Работа была бы менее беспорядочной, если бы люди могли просто оставить свои чувства и эмоции на тротуаре, прежде чем они придут на работу». Что является правдой? На рабочем месте без эмоций не будет страха, скуки, разочарования и обид. Но у этого безболезненного существования был бы компромисс. Мы также лишимся счастья, радости, энтузиазма и гордости — главных мотиваторов и наград.

Рабочее место без эмоций — это скучное рабочее место. Офис не будет воспламеняться страстью и радостью.Людям станет скучно. Атмосфера офиса будет перенасыщена однообразием. Когда вы выразительны, люди также знают, где вы стоите. Это, в свою очередь, увеличивает их уровень комфорта и чувство знакомства. Мы всегда с подозрением относимся к людям, которых, кажется, не можем узнать. Нас не пускают, так что же они скрывают?

Десять заповедей мужественности

Одна из Десяти Заповедей мужественности — «Не чувствуй». Разрыв между разумом и сердцем начинается, когда мальчики учатся в начальной школе.Вы увидите, как мальчики из детского сада и первоклассники приносят из дома мягкие игрушки, чтобы утешить их на фоне своего страха перед социальными требованиями школы. Они даже будут держаться за руки и обнимать других мальчиков и девочек, чтобы показать свою привязанность и выразить радость. Ко второму классу начинается идеологическая обработка мужчин. Мальчики — неженки, если они показывают страх, боль или запрещают небеса самое табуированное выражение из всех: плач.

Для девочек такой смены никогда не бывает. Девочки имеют право продолжать весь спектр эмоциональных выражений, кроме одного: гнева.Девушки, конечно, злятся, но выражать это — табу. Злость или выражение гнева — не женское начало. Это заповедь, которая принесла женщинам огромное горе в их взрослой жизни. По иронии судьбы, гнев — одна из немногих приемлемых эмоций, которые разрешено публично выражать мальчикам и мужчинам.

В моей книге Вы не говорите: навигация по невербальному общению между полами Одри приводит пример правил показа для мальчиков.

Когда ее сыну Арману было 10 лет, она зашла к нему в начальную школу в полдень во время перемены, чтобы дать ему антибиотик от ушной инфекции. Он не ожидал ее. Сначала она наткнулась на его приятелей и спросила, знают ли они, где он. В этот момент он завернул за угол и был удивлен, увидев ее настолько удивленной и счастливой, что он вскочил ей на руки и обнял ее ногами.

Затем Одри заметила реакцию своих друзей. Они посмотрели друг на друга, закатили глаза и тыкались друг в друга, не одобряя этого публичного проявления привязанности.

«Гоша, Арман», — сказал один из мальчиков. «Овладеть собой.«

Теперь перейдем к рабочему месту. Есть ли место в зале заседаний для публичных выступлений? Конечно, и делают каждый день. Но континуум контроля различается для мужчин и женщин. И женщины, и мужчины идут по тонкой грани. Он должен сохранять контроль над авторитетом. Ни один лидер не сломается, верно? И она всегда находится под угрозой того, что ее воспримут так, как будто интенсивность ее выражения тесно связана с ее гормональным циклом. Остается проблема того, как воспринимается ее выражение эмоций; двойной стандарт все еще существует от зала заседаний до спальни.

Добавить комментарий