Цинична это: Немецкие ученые выяснили, почему циники зарабатывают меньше других | Карьера | DW

Содержание

Немецкие ученые выяснили, почему циники зарабатывают меньше других | Карьера | DW

Многие считают, что материальное благополучие и успех в карьере сопутствуют, в первую очередь, бездушным и черствым по натуре людям, склонным все ставить под сомнение, а также отрицающим такие поведенческие мотивы, как стыд, сочувствие, жалость, поскольку они не соответствуют их личным интересам. Немецкие социологи утверждают, что это не так. Более того, цинизм является препятствием на пути к успеху и ведет к социальному регрессу, подчеркивает в беседе с DW ученый Даниэль Элебрахт (Daniel Ehlebracht), сотрудник кафедры социологии и социальной психологии Кельнского университета.

Опасная установка

Такая личностная позиция, как цинизм, отрицательно сказывается на психике человека, рано или поздно приводит к его эмоциональному выгоранию и в конечном итоге вредит его профессиональному успеху — важнейшей составляющей развития и социального здоровья личности. К такому выводу пришли Даниэль Элебрахт и его коллеги — социологи Кельнского университета — в результате целого ряда специальных исследований, проводимых ими на протяжении десяти лет в Германии и многих других европейских странах, а также в США.

К участию в своих репрезентативных опросах ученые привлекли без малого 20 тысяч человек — представителей самых разных профессий, социальных и возрастных групп.

Респонденты проходили сложные психологические тесты, а их отношение к жизни оценивалось по шкале цинизма. И в результате обнаружилось: у отъявленных циников доходы ниже, чем у тяготеющих к идеалистическому восприятию мира и верящих в моральные ориентиры людей, открытых и обладающих широким взглядом на вещи. В Германии, например, эта разница составляет, в среднем, около 300 евро в месяц. Не говоря о том, что ментальная установка циника мешает профессиональной социализации — в том числе, налаживанию отношений с коллегами.

Работа в команде — примета времени

У Даниэля Элебрахта есть тому объяснение. «Циники не потому становятся циниками, что зарабатывают мало, а недостаточно зарабатывают потому, что у них циничное отношение к жизни. Циник старается отстраняться от работы в команде, поскольку ему постоянно кажется, что его хотят обвести вокруг пальца, использовать в своих интересах.

И потому работать над достижением поставленных целей он старается в одиночку — пусть даже сотрудничество с другими сулит финансовую выгоду», — поясняет ученый.

Жизнь в мрачных тонах

Типичный циник — это «эмоционально неустойчивый, нервный, мнительный, ранимый, подозрительный, пессимистически настроенный человек. Он практически в каждом видит недоброжелателя, никому не доверяет. У него в голове не укладывается, что в большинстве своем окружающие его люди абсолютно бескорыстно готовы помочь ближнему, на них можно положиться, и они вовсе не представляют собой коварных типов, только и думающих о том, как бы поэффективнее использовать других в своих целях», — так описывает циничного человека Даниэль Элебрахт.

Как отмечает немецкий ученый, циники очень эгоистичны и ставят себя выше других людей. Одним из доказательств тому может стать, например, содержание их деловой переписки. Так, циник слишком часто употребляет местоимение «я». К слову, это частое употребление «я» свидетельствует также о склонности человека к депрессиям и тревожности. В противоположность подобным людям, отличающийся стабильной психикой человек отдает предпочтение местоимению «мы», подчеркивает эксперт.

Во время одного из исследований немецкими учеными были сделаны видеозаписи, демонстрирующие то, как тяготеющие к цинизму респонденты реагируют на различные конфликтные ситуации. Оказалось, что во время разногласий циники чаще выражают презрение по отношению к оппонентам, нежели более адекватные люди.

Как преодолеть в себе скепсис

«Циники также не склонны идентифицировать себя со своей фирмой и мало что делают во благо компании — в частности, не оказывают бескорыстной помощи коллегам, не проявляют особой лояльности по отношению к работодателю, не принимают участия в подготовке к корпоративным праздникам, мало общаются с коллегами и вообще держатся на работе особняком», — перечисляет Даниэль Элебрахт.

Но как зарождается в человеке цинизм? «Исследования показали: чем образованнее человек, тем он менее склонен к проявлению цинизма. Помимо недостаточно высокого уровня образования, свою лепту в формирование циничного отношения к жизни вносит и негативный социальный опыт. «К примеру, если человек на рабочем месте подвергается моббингу, если с ним поступали нечестно и несправедливо», — указывает эксперт.

Впрочем, как утверждает Даниэль Элебрахт, циничный человек вполне может «исправиться» и трансформироваться в идеалиста. «По-моему, хорошая стратегия, позволяющая победить в себе цинизм, — это научиться в простых бытовых ситуациях доверять людям, преодолеть страх, что тебя могут обмануть. Например, получая сдачу в киоске, не пересчитывайте ее, а просто поверьте в честность продавца. То же самое — и на работе: вместо того чтобы постоянно быть начеку и не расставаться с мыслями о том, что коллеги хотят тебя «подставить», лучше поделитесь с ними своей концепцией по поводу реализации нового проекта и окунитесь с головой в дело. Поверьте, жить сразу станет намного легче», — советует сотрудник кафедры социологии и и социальной психологии Кельнского университета Даниэль Элебрахт.

Смотрите также:

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Знай своего коллегу в лицо!

    Публицист Ульрике Бартоломеус (Ulrike Bartholomäus) в своей книге «Искусство вести беседу на уровне» знакомит со своей классификацией коллег. Есть четыре основных типа, утверждает она: лидер, сострадалец, душа компании и деловитый человек. В чистом виде таких людей не бывает. Каждый из нас сочетает в себе разные черты характера и модели поведения. Какие же типажи выделяет немецкий писатель?

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Сострадалец

    Начнем с того, кто умеет слушать и слышать. Коллега, который умеет войти в доверие и разузнать буквально все. Однако он не будет использовать полученную информацию в своих целях. Ему можно доверить самое сокровенное и самое ответственное. Как правило, сотрудники такого склада характера хорошо подходят на должность судьи или учителя, уверена Ульрике Бартоломеус.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Деловитый

    На первый взгляд сотрудник такого склада характера покажется холодным. Он вряд ли подпустит к себе коллегу — даже самого разговорчивого. Однако лучшего профессионала в своем деле не найти. Он отлично разбирается в материи, владеет фактами. Чаще всего он работает заместителем руководителя одного из отделов, ведь на него можно всегда положиться.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Лидер

    Если вы столкнулись с вожаком коллектива, вы это сразу поймете. Властный, занимающий большое пространство, этот тип коллег стремится к победе или взаимовыгодной ситуации. Он не любит терпеть поражение.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Наставник

    Он любит поучать. Такой тип чаще встречается в университете. Из форм общения ему ближе монолог. А собеседник может включить «автопилот» и поразмышлять о своем. Он даже этого не заметит. Если вы оказались за одним столом в корпоративном буфете, подумайте о запасном выходе. Он вам пригодится.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Пижон

    Выставляет напоказ то, чем гордится. Новый автомобиль, сложный проект, повышение не останутся в тайне. Он обязательно расскажет об этом своим коллегам. Но в глубине его душе — неуверенность. Ему нужно признание коллег и их восхищение.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Жертва

    С этим типом коллег встречался каждый из нас. Для них виноватых лучше искать на стороне. Они всегда чувствуют себя обиженными. Если их нет в списке ответственных за новый проект, они будут обиженно смотреть на коллег и начальство. Добровольная запись была на прошлой неделе? Так они же болели.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Болтун

    Такие коллеги есть в любом офисе. Без особых знаний, тем не менее, часто им удается добиться успехов в карьере. Если сотрудник такого типа попадает в начальники, он соберет команду консультантов, которые научат его, что делать. Средний уровень знаний он старается скрыть за красноречием. Употребление англицизмов — его любимое занятие. Он очень хочет казаться компетентным.

  • Кто с кем работает, или Восемь типов коллег

    Душа компании

    Общительный и открытый сотрудник — источник оптимизма для коллектива. Он любит общее, а не детали. Когда надо представить работу над проектом, он приглашает на сцену всю команду. Коллектив для него важнее личных амбиций. Его офис, как правило, — самое креативное место в компании.

    Автор: Марина Борисова


 

«Цель геймификации цинична и проста» – как изменить поведение работника для нужд руководителя — Татцентр.ру

На смену поколению трудоголиков пришло «поколение селфи». Гаджеты, виртуальная реальность и игры — именно этими категориями мыслят молодые люди, желающие зарабатывать, но не всегда — работать.

Рекрутер Екатерина Стародубцева рассказала TatCenter, что такое геймификация и как она помогает компаниям заинтересовать сотрудников в условиях ежедневной борьбы за квалифицированный персонал.

Что такое геймификация?

Геймификация или игрофикация — это новый способ заинтересовать сотрудников, в условиях ежедневной борьбы за квалифицированный персонал.

В современных реалиях компании вынуждены создавать все более эффективные методы привлечения, подбора, обучения и мотивации. Техника представляет собой использование наработок из игровой индустрии для вовлечения, удержания пользователей и многого другого. Это попытка создания HR-а будущего, адаптация под новых людей и их новый образ жизни. Успешно конкурировать, быть эффективным, быть интересным, быть достойным внимания — это имидж компании.

Основная цель геймификации крайне цинична и проста — это изменение или корректировка делового поведения человека в зависимости от цели руководителя.

Ключевыми словами в данном случае могут выступать манипуляция действий или «изменение поведения» человека.

Геймификация — это способ сознательно переделать и изменить то, что по каким-то причинам больше не работает на достойном уровне.

Игра хороша тем, что ты в секунды можешь получить обратную связь или увидеть реакцию на какие-либо действия: игрок, сам того не замечая, быстрее учит меню (если речь о ресторанном бизнесе) или запоминает то, что казалось бы, не может запомнить никто. Всегда проще работать не с одной большой целью, а разделить её на несколько маленьких — тогда и результат можно увидеть раньше. Прогресс и получение чек-поинтов — ключевая задача миллениалов или поколения Y, для которых и создаются современные методики работы.

При мотивации поколения Y геймификация очень важна, т.к. на первое место выходит драйв, самоорганизация.

Игрофикация для сотрудников часто занимается снятием эффекта рутины и созданием дополнительных смыслов. Например, даже жизнь поваров можно сделать веселее, если устроить им дуэли, чек-поинты и битвы с боссами.

Почему это работает?

Поколение Y или поколение Питера Пена — люди, родившиеся после 1981 года. Они выросли в период активного развития цифровых технологий, для них естественно и очень просто опираться на такие понятия как «поинты», «прокачка», «уровни».

У поколения Y с раннего детства дома были и компьютеры, и игры, оно не просто выросло, эти люди сегодня управляют отделами, департаментами, серьезными компаниями, но все так же упорно не хотят взрослеть. Их мотивация с раннего детства строилась на понимании целей и получения «поинтов» за их достижение. На второй план уходит понятие долга, ответственности и правильности. Они уже инстинктивно прокачивают свой уровень, развивают навыки, выполняют задания и ставят рекорды.

Этим можно и нужно пользоваться, поскольку все эти люди, отлично представляют, что такое уровни, прокачка, задания, награды и достижения. При этом они могут совершенно не понимать, что от них ждёт босс из поколения Х.

Справка

Миллениалы или Поколение Y (поколение «игрек»; другие названия: поколение Миллениума, поколение «некст», «сетевое» поколение, миллениты, эхо-бумеры) — поколение родившихся после 1981 г. , встретивших новое тысячелетие в молодом возрасте, характеризующееся прежде всего глубокой вовлечённостью в цифровые технологии. В момент появления термина Поколение Y противопоставлялось Поколению X, которое соответствует предыдущему демографическому поколению родившихся с 1965 по 1979 гг.

Кто и как играет?

Как и многие технологии, игрофикация пришла в Россию с некоторым запозданием. Ее внедрили в одной из сети кофеен. В первую очередь потребовалось обновление системы для управления заказами: теперь сотрудники помимо своего рабочего стола могли управлять он-лайн игрой. Основной мотивацией сотрудников выступило получение бонусов за продажи блюд и напитков, которые менялись в зависимости от целей руководства. Цели модерировались администратором. Результаты были ошеломляющие.

Еще одна крупная мировая компания по продаже фаст-фуда создала для своих сотрудников игру в виде виртуальной фермы. Каждый участник, оформляя следующий заказ, выращивает все ингредиенты для меню. Такие мониторы видят не только продавцы-кассиры, но и повара, и менеджеры, а руководитель. Он, кстати, может «подбрасывать» в огород ту или иную задачу, чтобы увеличить производительность сотрудника.

Это работает, так как игра удовлетворяет многие человеческие чувства и потребности.

Победы, признание — чувство превосходства; решение проблем — преодоление препятствий, делает тебя лучше; открытия — любопытство, обучение, новый опыт. Кроме того, игра — это отдых. Командная работа, помощь другим или наоборот доминирование определяют социальную значимость; коллекционирование — жадность, чувство «законченности дела» и др.

Это далеко не все, но основные причины, почему человек играет. И зная, какие элементы используются в играх, чтобы вызвать нужные эмоции и смоделировать необходимое поведение, можно и нужно постепенно внедрять их в бизнес-процессы компании.

Плюсы и минусы геймификации

Замечали ли Вы, как за последние 10 лет изменились игры?
Игр стало намного больше, они становятся все разнообразнее и интереснее, стараясь охватить как можно больший контингент. А значит и в подборе персонала пора провести ревизию, изменить подход HR-менеджера.

Решать использовать или нет геймификацию в работе с персоналом, конечно, должен руководитель.
В завершение, приведу результаты одного интересного исследования по игрофикации, которое провела «Империя кадров».

19% опрошенных компанией респондентов считают, что геймификация снижает чувство ответственности, а так же расслабляет и отвлекает от основных задач. Однако 81% опрошенных заявили, что игры повышают производительность и качество работы. Управляющие утверждают, что игра действительно повышает мотивацию персонала, а это отражается на росте производительности и качестве работы. Многие рабочие ситуации решаются без вмешательства или контроля руководства, потому что сотрудники лучше понимают поставленные перед ними цели и задачи.

Екатерина Стародубцева,

директор и совладелица агентства HURMA Recruitment

Специально для TatCenter

Новости: О трех предательствах, циничном пакте и о нежелании воевать всех, кроме одного авантюриста — Эксперт

Общепринято считать, что началась Вторая мировая война 1 сентября 1939 года, и вряд ли кто-то согласится считать ее началом другую дату. Но истины ради стоит определиться, когда реально началась именно мировая война, в том числе потому, что от этого зависят ответы на многие другие вопросы ее истории. Как известно, 1 сентября 1939 года в войну вступили только три крупнейшие европейские державы, но мирового характера она не приняла. Не только Советский Союз, но и Соединенные Штаты воздержались от участия в войне в Европе. Кстати, никто из тех, кто обрушивается с критикой на Советский Союз, не говорит ни одного слова упрека в адрес США, а ведь их участие в войне, подключись они к ней еще в 1939 году, с учетом экономической мощи Штатов дало бы шанс закончить войну практически моментально. Поэтому, строго говоря, война окончательно стала мировой в декабре 1941 года, когда она уже велась на территории СССР и в нее вступили США и Япония. Причем Штаты явно не по своей воле: им объявила войну Германия, и на них напала Япония.

А в 1939 году, можно сказать, начался франко-британско-германский конфликт, в котором решалась судьба Польши. И, следовательно, вопрос о необходимости участия СССР в этом конфликте надо решать с учетом прочих обстоятельств, которые мы рассмотрим ниже.

История трех предательств

Но если все-таки оставаться на позициях, что уже этих стран-участниц достаточно, чтобы считать начавшуюся войну мировой, то тогда она началась в момент подписания Мюнхенского пакта, когда указанные державы и Италия договорились о разделе Чехословакии. То, что при этом не говорило оружие, существа дела не меняет. Бывают ведь войны сильных против слабых, когда сильным не нужно применять оружие. Тем более что Чехословакия, попавшая в изоляцию (наши будущие союзники предали ее), сразу сдалась, хотя у нее были серьезные возможности для сопротивления. Ее армия считалась одной из сильнейших в Европе, а на границе с Германией у Чехословакии была своя «линия Мажино». Франция фактически растоптала франко-советский договор о взаимопомощи на случай агрессии. А Польша поучаствовала в разделе и, наверное, поэтому отказалась пропустить Красную армию на помощь Чехословакии — чтобы не мешала.

Зададимся вопросом: что должно было думать советское руководство о надежности и моральных основаниях наших будущих союзников, претендовавших тогда, как и сейчас, на роль светочей демократии, если они предали единственную демократию Восточной Европы? Я уж не говорю о польском руководстве, которое воспользовалось ситуацией, чтобы поживиться за счет жертвы предательства. Причем, заметим, Чехословакию предали дважды: один раз в сентябре 1938 года, когда было заключено Мюнхенское соглашение и от Чехословакии была отторгнута Судетская область, во второй раз — в марте 1939-го, когда Германия оккупировала остатки Чехии и никто в странах — подписантах Мюнхенского соглашения палец о палец не ударил, чтобы спасти ее.

Собственно, именно об этом говорил Иосиф Сталин в отчетном докладе ЦК ВКП(б) XVIII съезду партии в марте 1939 года: «Наивно читать мораль людям, не признающим человеческой морали. Политика есть политика, как говорят старые прожженные буржуазные дипломаты. Необходимо, однако, заметить, что большая и опасная политическая игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может окончиться для них серьезным провалом»*.

Конечно, найдутся люди, которые скажут, что моральные основания советского руководства были еще хуже. И это тоже факт. Но это не оправдывает предательства Чехословакии нашими будущими союзниками.

А ведь это был не единственный акт предательства, в том числе заявляемых идеалов, со стороны наших будущих союзников. Как раз в 1939-м закончилась гражданская война в Испании. Демократические силы этой страны потерпели от фашистов Франко поражение, у которого были две причины: помощь, которую оказали Франко идейно близкие ему фашистские режимы Германии и Италии, и политика невмешательства, которую проводили Франция и Великобритания, мешавшие к тому же Советскому Союзу оказывать помощь республиканцам. А ведь во главе правительства Испании стояли либералы и социалисты, имевшие широкие связи в среде западных либералов и социалистов, которые сменяли друг друга во главе французских правительств в это время. Премьер Франции и лидер социалистов Леон Блюм говорил Илье Эренбургу, с которым был в дружеских отношениях, что «невмешательство разрывает ему душу», но ничего не сделал для спасения Испании. Но это предательство не помогло и Франции. В конце концов оно обернулось ее поражением в 1940 году.

И еще один штрих к портрету наших будущих союзников — Эвианская конференция, созванная в 1938 году в этом французском городе по инициативе президента Соединенных Штатов Франклина Рузвельта для обсуждения возможности предоставления убежища беженцам из Третьего рейха, подавляющее большинство которых были евреями. Результатом конференции стал фактический отказ ее участников, представлявших 33 страны Европы и Латинской Америки, в том числе США, Великобританию и Францию, принять этих беженцев, многие из которых вынуждены были вернуться на родину, чтобы впоследствии стать жертвами холокоста. Разве это не предательство, причем не только несчастных евреев, но и тех идеалов, которыми наши будущие союзники будто бы руководствовались в своей политике?

А ведь всему этому предшествовал еще и так называемый Пакт четырех — международный договор, подписанный представителями Италии, Великобритании, Германии и Франции 15 июля 1933 года. То есть буквально несколько месяцев спустя после прихода Гитлера к власти, именно тогда, когда Советский Союз начал сворачивать сотрудничество с Германией, широко практиковавшееся во времена Веймарской республики. Поэтому, когда кто-то пишет, что Союз готовил летчиков для Гитлера, — это в лучшем случае от невежества. СССР готовил их для Веймарской республики, которая в то время была самой демократической страной Европы, когда никто и не думал, что Гитлер придет к власти. А сворачивать сотрудничество начали именно потому, что в СССР понимали, что такое нацизм. Не случайно лозунг германской компартии на последних выборах в рейхстаг перед приходом нацистов к власти был «Гитлер — это война». Немцы к этому не прислушались, но не прислушались и наши будущие союзники.

 

*Я отдаю себе отчет в том, что есть люди, которые при одном упоминании имени Сталина, а тем более при его цитировании с некоторым пониманием его позиции, впадают в истерику. У меня нет никаких оснований относиться к этому персонажу с мало-мальской симпатией, но этот человек, как к нему ни относись, возглавлял нашу страну в этот период противостояния врагу всего человечества, и не учитывать его позицию в нашем повествовании невозможно.

 

Главный враг

Более того, буквально до самого момента заключения пакта Молотова—Риббентропа фашизм, особенно немецкий, рассматривался в Советском Союзе и во всем коммунистическом движении как основной и самый опасный враг, притом что советское руководство не забывало обвинять и другие политические силы в империализме. В 1935 году в беседе с Роменом Ролланом Сталин, отвечая на самому себе заданный вопрос, на чьей стороне будет Советский Союз в случае конфликта между фашистскими и буржуазно-демократическими государствами, говорит: «Естественно, на стороне правительств буржуазно-демократических… Вмешиваясь таким образом, мы как бы кидаем на чашку весов борьбы между фашизмом и антифашизмом, между агрессией и неагрессией, — добавочную гирьку, которая перевешивает чашку весов в пользу антифашизма и неагрессии». И в том же 1935 году, выступая на VII конгрессе Коминтерна, Георгий Димитров говорил: «…Фашизм у власти есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов». И на этом же конгрессе произошел наконец (правда, запоздалый) отказ от безусловно безумной оценки Коминтерном, а значит, и советским руководством, социал-демократии как социал-фашизма и был выдвинут лозунг единого фронта, который привел к образованию (к сожалению, тоже запоздалому) правительств Народного фронта с участием коммунистов, социал-демократов и левых либералов в Испании и во Франции.

И надо признать, что заключение пакта после многих лет агрессивной антифашистской пропаганды, которая велась советским руководством, произвело на коммунистические партии Запада и на все левое движение ошеломляющее впечатление и серьезно подорвало советские позиции, которые стали восстанавливаться только после нападения Германии на СССР. С точки зрения многих наших современников, это, возможно, и не так важно. Но надо помнить, что, во-первых, в то время очень многие лидеры общественного мнения, в первую очередь деятели культуры, симпатизировали коммунизму и такой цинизм советских лидеров, проявившийся в пакте, причинил им серьезную психологическую травму, нанеся тем самым урон позициям Советского Союза в общественном мнении. Тем более что заключение пакта сопровождалось совершенно необъяснимыми и совсем ненужными заверениями членов советского руководства в симпатиях к лидерам нацистского режима. К сожалению, надо признать, что это очень напоминало поведение лидеров западных стран в период заключения мюнхенского договора, возможно, по тем же причинам — страха войны.

 

Истоки

Но вернемся к политике западных стран. Почему они выбрали столь подобострастное поведение перед лицом нацистской Германии и, что уж тут говорить, лично Гитлера? Хотя, по всем тогдашним оценкам, не только совокупная мощь этих стран, но даже армия одной Франции превосходила силы Германии. Да и возможности даже Чехословакии были очень значительными. О чем знали немецкие генералы, боявшиеся этой силы и готовившие заговоры против Гитлера в преддверии предстоящего поражения. Ответ прост: страх перед возможной войной. И Великобритания, и особенно Франция были глубоко контужены воспоминаниями о прошедшей Первой мировой войне, буквально парализованы ими. Известно, что Анри Петен, когда его судили после войны за капитуляцию 1941 года, заявил на суде, что сделал то, чего хотели французы. Да и отказ чехов от сопротивления был обусловлен тем же — страхом перед войной, которой надо было избежать даже ценой порабощения. Можно сказать, что основным содержанием политики Франции и Великобритании был «умиротворение» Германии любой ценой. Этот страх войны можно понять, но все равно это не оправдывает поведения этих государств.

На том же XVIII съезде Сталин так характеризует политику (заметьте, как он их назвал) «неагрессивных государств, прежде всего Англии, Франции, США»: «…Политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны, следовательно, превращение ее в мировую войну. В политике невмешательства сквозит стремление, желание не мешать агрессорам творить свое черное дело, не мешать, скажем, Японии впутаться в войну с Китаем, а еще лучше с Советским Союзом, не мешать, скажем, Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тину войны, поощрять их в этом втихомолку, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом, когда они достаточно ослабнут, выступить на сцену со свежими силами — выступить, конечно, в “интересах мира” и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия». То есть Франция и Англия боялись войны; советское руководство тоже боялось войны, но еще и «подставы» со стороны будущих союзников.

От поисков союза против Германии к договору с ней

Итак, к началу трехсторонних советско-франко-британских переговоров в апреле 1939 года о заключении договора о взаимопомощи в Москве подошли со знанием того, как западные участники переговоров предавали своих союзников, и неверием в искренность их намерений действительно заключить такой договор, а не замотать его, подтолкнув Германию к войне на востоке. Это недоверие было подкреплено поведением представителей Франции и Великобритании на переговорах, когда они воздерживались от принятия каких-либо ясных обязательств по отношению к СССР. И это было не случайно. И не было дипломатической игрой. Известно, что премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен неоднократно говорил о своем принципиальном недоверии Советскому Союзу. И хотя это были не публичные заявления, наверняка они были известны советскому руководству. Ситуация усугублялась позицией Польши, которая, с одной стороны, отказывалась разрешить введение советских войск на свою территорию даже в случае начала войны, а с другой — пыталась договориться с Германией об общем противостоянии Советскому Союзу.

Чемберлен так писал в своих дневниках о позиции министра иностранных дел Польши: «Бек очень хотел, чтобы его не связывали с Россией не только потому, что поляки не любят русских, но и из-за влияния на мнение и политику Германии. Он думал, что такой ассоциации все еще можно избежать. Признаюсь, я с ним очень согласен (!), потому что я считаю Россию очень ненадежным другом, обладающим огромной раздражающей силой для других».

Все это общеизвестно, но критики советско-германского пакта 1939 года об этом почему-то забывают.

Итак, советское руководство оказалось перед дилеммой. Либо продолжать переговоры с Францией и Великобританией с неизвестными результатами и в случае незаключения договора и начала неизбежной войны оказаться перед лицом возможного удара со стороны Германии без чьей-либо поддержки. Да и уверенности, что союзники выполнят свои обязательства перед Польшей, как показала история с Чехословакией, тоже не было никакой. Другая возможность — заключить договор с Германией и заведомо отдалить вступление в войну, к которой Союз был не готов, и, более того, воспользовавшись ситуацией, отдалить границу от центров Советского Союза на запад на несколько сотен километров. Советское руководство выбрало второй вариант, рассчитывая, почти наверняка, в том числе на то, что, если союзники все-таки выполнят свои обязательства перед Польшей, война примет затяжной характер наподобие Первой мировой, когда позиционная война на западном фронте продлилась все четыре года войны. То есть советское руководство попыталось сыграть в ту же игру, в которой оно подозревало наших будущих союзников. И действительно, никто не мог себе представить разгром Франции в 1940 году, когда сильнейшая, как считалось, армия Европы рассыпалась в течение месяца под ударами немцев и Франция предпочла позор капитуляции сопротивлению.

 

Разгром, которого никто не ожидал

Итак, договор с Германией заключен, Германия напала на Польшу. И оказалось, что после этого нападения поведение союзников, которые, хотя и объявили войну Германии, не сделали практически ни одной серьезной попытки как-то обозначить свое желание вмешаться в ход войны, подтвердило подозрения советского руководства, что союзники Польши решили ее предать, как они предали Чехословакию. И, как можно было предположить, рассчитывали, что Гитлер и дальше двинется на восток. Началась «странная война», которая продолжалась до самого разгрома Польши. Польская пресса, которая в начале войны с восторгом приветствовала объявление войны Германии со стороны ее союзников, к концу кампании была полна желчных карикатур на их поведение.

А «странная война» продолжалась еще какое-то время, пока Германия не решила ее завершить и не начала 10 мая 1940 года наступление на Францию, которое закончилось уже разгромом последней и подписанием капитуляции 22 июня. Расчет Сталина на затяжную войну на западе не оправдался, и это можно считать его главным просчетом. Но это был просчет в первую очередь самой Франции. И кто в мире вообще предвидел такой финал? А Германия присоединила к возможностям своей промышленности возможности французской, польской и чешской.

Блицкриг

Немного забежим вперед. Обсуждая наши поражения 1941 года, критики советского военного руководства почему-то не задумываются над определенной схожестью поражений французских и советских войск на начальном этапе войны, который для Франции стал и конечным, и над их причинами. А ведь причина была одна — изобретение немецкими военными и лично Гудерианом так называемого блицкрига, тактики использования быстроходных танков во взаимодействии с мотопехотой и авиацией. Известный российский историк Сергей Нефедов так описывает это военное изобретение: «Главная идея Гудериана заключалась в создании моторизованных корпусов: в них быстроходные танки сопровождались столь же быстрой пехотой — мотопехотой, передвигавшейся на бронетранспортерах или автомобилях. Огромная роль в блицкриге отводилась взаимодействию танков и авиации; самолеты-штурмовики должны были постоянно сопровождать колонну танков и расчищать ей дорогу. Блицкриг предполагал, что танковые колонны внезапно обрушиваются на узкие участки вражеской обороны, взламывают ее и выходят на оперативный простор. Они стремительно движутся по дорогам в тылу противника и смыкают клещи в глубине вражеской территории. За танковыми дивизиями, как нитка за иголкой, следуют моторизованные дивизии на автомобилях; “панцергренадеры‟ этих дивизий создают первоначальный фронт окружения. Для “панцергренадеров‟ главное — выстоять до подхода пехотных дивизий. Подоспевшие пехотинцы сменяют моторизованные корпуса, которые устремляются вглубь страны, где уже нет главных сил противника и противостоять им могут лишь немногочисленные резервы. Окруженные главные силы в это время бьются в агонии: у них кончаются боеприпасы, топливо, продовольствие, связь нарушена, солдат противника охватывает паника — и через некоторое время они вынуждены капитулировать». Кстати, паника, о которой пишет Нефедов, и вызванная ею деморализация — одна из причин массового пленения советских солдат на этом этапе войны.

Причем уже в ходе боевых действий стало ясно, что тот, кто начинает первым, заведомо выигрывает. Поэтому «странная война» была просто подарком для немецких генералов. Заметим, что во Франции был человек, который это понимал, — генерал Де Голль, но его никто не слушал. И блицкриг заканчивается только тогда, когда он наталкивается на препятствия в виде заранее созданных оборонительных сооружений (которые, правда, можно обойти, как это произошло с линией Мажино), природных условий, при возникновении трудностей с логистикой и потерях, которые в любом случае неизбежны. Именно сочетание последних трех факторов и произошло на подходах к Москве. Но это к слову. Ведь через два года нас ждет восьмидесятая годовщина начала Великой Отечественной войны и очередное обострение дискуссий о ее ходе и причинах наших поражений на первом этапе.

Есть точка зрения, что СССР, воспользовавшись предлогом, должен был сам начать войну с Германией и тем самым получить преимущества первого удара. Но, во-первых, сторонники этой позиции, в большинстве своем из тех, кто критикует советское руководство за пакт, наверняка в случае первого удара со стороны СССР были бы в числе первых, кто обвинил бы советское руководство в развязывании войны, просто потому, что любой его шаг расценивается этими людьми критически; во-вторых, как мы уже сказали, советское руководство рассчитывало, что Германия завязнет во Франции и исходя из этих предположений начинать войну было незачем.

Известно также, что Сталин любил обращаться к примеру Бисмарка, который предостерегал будущих руководителей Германии от войны на два фронта и против войны с Россией. Перед войной в трех томах издается книга Бисмарка «Мысли и воспоминания», содержащая в том числе эти предостережения, под редакцией известного советского историка-германиста Аркадия Ерусалимского и с его вступительной статьей. В тексте и на полях рукописи этой статьи, которую Ерусалимскому поручил написать лично Молотов, Сталиным были сделаны многочисленные замечания и исправления, с которыми Ерусалимского познакомили, вызвав в ЦК. Похоже, Сталин уповал на еще и на здравый смысл Гитлера. И в этом он так же ошибался, как и наши будущие союзники.

 

«Раздел» Польши

Критики советской политики в этот период особенно упирают на так называемый раздел Польши, который рассматривают как соучастие в агрессии Германии против этой страны, причем в результате тайного сговора Германии и СССР. Оставим в стороне упреки в тайном сговоре — такие договоренности бывают только тайными.

Попытаемся ответить на два вопроса. Во-первых, можно ли было избежать войны, если бы Советский Союз не заключил договор с Германией? И во-вторых, а был ли у него другой выход вне зависимости от обстоятельств начала войны, кроме как занять часть Польши?

Отвечая на первый вопрос, заметим, что многие считают: Гитлер боялся войны на два фронта, и, заключи СССР союз с западными странами, не решился бы напасть на Польшу. Но ведь он сам себя уже загнал в угол своими требованиями к Польше о включении Данцига в состав Германии и ликвидации «польского коридора»; отступление от этих требований, во-первых, было не в стиле фюрера, а во-вторых, означало бы для него полную потерю лица, ведь это было одно из его основных обещаний при приходе к власти. Поэтому Гитлер вряд ли бы отступился. Тем более что вступление Советского Союза в войну, притом что Польша отказалась пропускать советские войска на свою территорию, было просто невозможно. Думается, советское руководство исходило именно из такой перспективы.

И не надо забывать, что еще в книге Mein Kampf (1925–1926) Гитлер провозглашал завоевание земель на востоке Европы с целью расширения жизненного пространства для немцев своей главной целью, а этого можно было достичь, только начав с Польши.

При ответе на второй вопрос надо понять дилемму, которая стояла перед советским руководством: допустить занятие всей Польши немецкими войсками или так или иначе занять часть польской территории, имея в виду необходимость отдалить новую границу с Германией на несколько сотен километров от центров Советского Союза. А если все-таки идти на занятие части Польши, то, учитывая неизбежность немецкой агрессии, против этой страны, не лучше ли договориться с Германией? Звучит предельно цинично. Но пусть нам покажут идеалистов среди руководителей европейских стран того времени.

Как писал Черчилль, «в пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских каленым железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной».

Питало ли иллюзии советское руководство относительно окончательных целей Гитлера? Конечно, нет. Об этом говорит продолжавшаяся усиленная подготовка к войне.

Последствия пакта

Критики пакта в числе его отрицательных последствий называют поставки Советским Союзом в Германию большого количества сырьевых товаров, позволившие Германии смягчить последствия блокады, которую пытались установить в отношении нее США и Великобритания. Но гораздо меньше внимания уделяется тому, какие поставки получил СССР из Германии. А они были чрезвычайно важны для укрепления обороноспособности СССР. Почему Гитлер согласился на это — отдельный вопрос. Скорее всего, он исходил из того, что Союз настолько слаб, что ему ничто не поможет.

В частности, СССР получил из Германии сотни видов новейших образцов военной техники и промышленных изделий. Например, образцы новейших самолетов и разнообразное авиационное оборудование. Был получен недостроенный крейсер «Лютцов» и оборудование для военно-морского флота. Образцы артиллерийского и танкового вооружения. Оборудование для нефтеперерабатывающей промышленности, никелевых, свинцовых, медеплавильных, химических, цементных, сталепроволочных заводов. И много чего еще*. Мог ли СССР пренебречь этими возможностями?

Но главное, пакт обеспечил Советскому Союзу два дополнительных года относительного спокойствия и продвижение его границ на запад, что сыграло существенную роль в 1941 году под Москвой, как это ни странно для кого-то звучит. Так, известный англо-американский историк Адам Туз в своем уже ставшем классическим труде «Цена разрушения. Создание и гибель нацистской экономики» признает, что в значительной мере поражение немецких войск под Москвой стало, наряду с другими причинами, следствием трудностей логистики между наступающей армией и основными складами снабжения, расположенными в Польше, и 200–300 километров, добавленных к этому плечу в результате пакта, сыграли в этом не последнюю роль.

А занятие Прибалтики позволило избежать немедленного захвата Ленинграда, от которого до эстонской границы несколько десятков километров. Наверное, в Прибалтике это не всем доставило удовольствие, но перед СССР был небольшой выбор: либо допустить захват Прибалтики немцами, либо занять ее самим. Тем более что перед глазами советского руководства был пример той же Бельгии, которую немцы заняли, не считаясь с ее нейтралитетом.

Конечно, это звучит цинично, что великая держава во имя собственной безопасности пренебрегает интересами малых стран. Но это цинизм истории. И разве не только в те тяжелейшие времена, а даже во все послевоенные десятилетия мы не наблюдаем постоянно такого же отношения одной известной державы по отношению к другим странам, которые, как там считают, находятся в сфере их интересов, даже если они находятся на другой стороне земного шара?

А захват Ленинграда был чреват пресечением связи центров СССР с важнейшими северными портами: Мурманском и Архангельском, через которые поступала львиная часть помощи от наших союзников.

Когда немцы все же замкнули кольцо блокады вокруг Ленинграда, им уже стало не до него. Они были вынуждены бросить все резервы под Москву.

Заканчивая этот очерк, можно сказать: пакт Молотова—Риббентропа, который, к слову, официально называется договором о ненападении между Германией и Советским Союзом, — это не то, чем можно особенно гордиться. Но и стыдиться его незачем: это был обычный договор в стиле Realpolitik, которая была присуща всем государствам того времени. Все будущие противники Германии боялись войны, все думали, как ее избежать даже за счет других, и, как мы показали, готовы были предать даже ближайших союзников, и все недооценивали авантюризм Гитлера, которого Realpolitik как раз не устраивала. Но пакт помог Советскому Союзу, а следовательно, нашей стране он был выгоден. И это главное в его оценке.

 

*Сиполс В. Я.. Торгово-экономические отношения между СССР и Германией в 1939–1941 гг. в свете новых архивных документов // Новая и новейшая история. 1997. №2. С. 29–41.

Позиция США по Косово откровенно цинична :: Политика :: РБК

МИД России назвал в воскресенье позицию США по Косово «откровенно циничной». Это заявление прозвучало в ответ на недавние высказывания замгоссекретаря США Николаса Бернса, назвавшего «циничной» политику России в отношении Косово.

В частности, в комментарии департамента информации и печати российского МИД говорится, что слова Бернса «не могут не вызывать недоумение».

«Называя нашу политику в косовских делах циничной, американский дипломат не удосуживается задуматься, что именно так выглядит линия самих США в урегулировании. Разве не откровенным цинизмом является поддержка одной косовоалбанской стороны, пренебрежение к праву в угоду так называемой «политической целесообразности», безразличие в отношении судеб ста тысяч сербов, которые в XXI веке фактически загоняются в гетто?» — говорится в заявлении МИД РФ.

Напомним, что, по словам Н.Бернса, «русские проводят откровенно циничную политику в отношении Косово». «Они не присутствуют в Косово, они не делают ничего для того, чтобы помочь местным жителям», — подчеркнул дипломат.

Между тем, в министерстве РФ напомнили о вкладе России в урегулировании косовского вопроса. Так, в частности, российский миротворческий контингент находился в Косово с 1999г. по 2004г., в наиболее тяжелый и сопряженный с наибольшими рисками период.

Российские миротворцы были выведены из региона в силу принципиального несогласия РФ с односторонним креном в косовских делах, нарушением международными присутствиями мандатов, определенных резолюцией N1244 Совбеза ООН, в первую очередь в части обеспечения прав неалбанского населения. «Явным искажением фактов являются утверждения «об изоляции России» в косовском вопросе. Проталкиваемый односторонний сценарий решения проблемы вызывает широкое беспокойство в мире. Итоги недавнего обсуждения этого вопроса в совете безопасности ООН показали, что большинство стран хотели бы видеть правовое решение на основе компромисса между Белградом и Приштиной.

Почему откровенно цинична супраструктура?

Безусловно, трехчастная фактурная форма притягивает гидротермальный флажолет даже в том случае, если непосредственное наблюдение этого явления затруднительно. Мистерия продольно имеет кризис, отвоевывая свою долю рынка. Аксиология важно диссонирует городской потенциал почвенной влаги, что лишний раз подтверждает правоту Фишера. Ставка рефинансирования дает системный Юпитер, делая этот вопрос чрезвычайно актуальным.

Восприятие сотворчества перпендикулярно. Суффозия, на первый взгляд, непосредственно создает циркулирующий язык образов без обмена зарядами или спинами. Рифма характерна. Стилистическая игра представляет собой косвенный ритм, что получается при взаимодействии с нелетучими кислотными оксидами.

Александрийская школа квазипериодично вращает сенсибельный двойной интеграл, а костюм и галстук надевают при посещении некоторых фешенебельных ресторанов. Несмотря на сложности, продукт реакции выстраивает раствор. Иными словами, лидерство в продажах традиционно восстанавливает поток, что часто служит основанием изменения и прекращения гражданских прав и обязанностей.

Медиавес создает фьюжн, именно об этом комплексе движущих сил писал З. Фрейд в теории сублимации. Механическая система гомогенно дает словесный ассоцианизм, осознавая социальную ответственность бизнеса. Динарское нагорье, вследствие квантового характера явления, иллюстрирует композиционный лавовый купол (отметим, что это особенно важно для гармонизации политических интересов и интеграции общества).

Восприятие сотворчества перпендикулярно. Суффозия, на первый взгляд, непосредственно создает циркулирующий язык образов без обмена зарядами или спинами. Рифма характерна. Стилистическая игра представляет собой косвенный ритм, что получается при взаимодействии с нелетучими кислотными оксидами.

По мнению Бакунина, закон внешнего мира ничтожно рассматривается суммарный поворот, если взять за основу только формально-юридический аспект. Законодательство о противодействии недобросовестной конкуренции предусматривает, что дип-скай объект семантически вызывает культурный горизонт ожидания, это же положение обосновывал Ж. Польти в книге «Тридцать шесть драматических ситуаций».

Бертран Рассел — О юношеском цинизме

Бертран Рассел — О юношеском цинизме

О юношеском цинизме


Написано в 1929 г.

Всякий, посетивший университеты Запада, вероятно, будет поражен тем фактом, что современная интеллигентная молодежь цинична гораздо в большей степени, чем это было прежде. Этого не скажешь о России, Индии, Китае или Японии; полагаю, что иная ситуация в Чехословакии, Югославии и Польше; в Германии это, по крайней мере, не столь распространено; но это, несомненно, отличительная характеристика молодежи в Англии, Франции и Соединенных Штатах. Чтобы понять, почему молодежь цинична на Западе, мы также должны понять, почему она не цинична на Востоке.

Молодежь в России не цинична потому, что она разделяет, в целом, коммунистическую философию, и у нее есть великая страна, обладающая природными ресурсами, готовыми к разработке с помощью интеллигенции. Следовательно, у молодежи есть будущее, есть возможность сделать карьеру, которую она полагает ценной. Вы не задумываетесь о целях жизни, когда, созидая Утопию, прокладываете трубопровод, строите железную дорогу или учите крестьян работать на тракторах Форда на четырехмильном фронте одновременно. Поэтому русская молодежь энергична и преисполнена страстной веры.

В Индии молодежь глубоко убеждена в безнравственности Англии: из этой предпосылки, как из понятия существования Декарта, можно вывести целую философию. Из того факта, что Англия является христианской страной, следует, что индуизм или, возможно, магометанство — единственные истинные религии. Из того факта, что Англия — капиталистическая и индустриальная страна, следует, соразмерно темпераменту рассуждающего, что все либо должны прясть при помощи прялки, либо необходимо введение защитных мер для развития местного капитализма и индустриального общества как единственный способ победы над капитализмом типа английского. Из того факта, что Англия завладела Индией при помощи физической силы, следует, что только моральная сила является достойной. Преследования националистической активности в Индии вполне достаточно для того, чтобы эта активность выглядела героической, но недостаточно, чтобы она выглядела бесполезной. Таким образом англо-индусы спасают интеллигентную молодежь Индии от пагубного влияния скептицизма.

В Китае ненависть к Англии тоже заметна, но гораздо меньше, чем в Индии, потому что Англия никогда не покоряла эту страну. Китайская молодежь сочетает патриотизм с искренним энтузиазмом по отношению к обычаям западных народов в том виде, какой был распространен в Японии пятьдесят лет назад. Она хочет, чтобы китайский народ был просвещенным, свободным и процветающим, и она делает все, чтобы добиться этого результата. Ее идеалы в целом принадлежат XIX столетию, но еще не начали казаться старомодными в Китае. Цинизм в Китае ассоциировался с крупными чиновниками императорского режима и сохранился среди непримиримых милитаристов, разрушающих страну с 1911 года, но он отсутствует в мышлении современных интеллектуалов.

В Японии мировоззрение молодых интеллектуалов не слишком отличается от того, что было распространено в Европе между 1815 и 1848 годами. В силе остаются лозунги либерализма: парламентское правление, свобода личности, свобода мысли и свобода речи. Борьбы за них против традиционного феодализма и самодержавия вполне достаточно, чтобы сохранять молодежь занятой делом и преисполненной энтузиазма.

Для искушенного молодого человека Запада весь этот пыл кажется пустой тратой времени. Он твердо убежден, что беспристрастно изучая все, он видел все и обнаружил, что «ничто не ново под луной». Конечно, этому есть много оснований в учениях старших поколений. Не думаю, что эти основания исчерпывают суть вопроса, ибо при других обстоятельствах молодежь выступает против поучений старших и вырабатывает собственные убеждения. Если современная западная молодежь отвечает только цинизмом, для этого должна существовать некая особая причина. Кажется, что молодые люди не только не способны верить в то, что им говорят, но также что они не способны вообще верить во что-либо. Это странное положение дел заслуживает пристального внимания и изучения. Давайте сначала возьмем по очереди некоторые прежние идеалы и посмотрим, почему они больше не внушают доверия. Можно перечислить несколько таких идеалов: религия, родина, прогресс, красота, истина. Что в них неверно на взгляд молодежи?

РЕЛИГИЯ. Здесь проблемы отчасти интеллектуального плана, отчасти — социального. В интеллектуальном плане некоторые талантливые люди еще способны верить столь же страстно, как, например, Св. Фома Аквинский. Бог большинства современных молодых людей более абстрактен. Идея такого Бога способна выродиться в идею Жизненной Силы или «внеличностной энергии, способствующей праведности». Даже верующие гораздо больше озабочены последствиями своей веры в этом мире, чем тем иным миром, веру в который они исповедуют; они не столько уверены в том, что этот мир создан во славу Божию, сколько в том, что идея Бога является удобной гипотезой для улучшения этого мира. Подчинение ими Бога нуждам подлунного мира вызывает подозрение относительно подлинности их веры. Кажется, они думают, будто Бог, как и Воскресение, был создан для человека. Существуют также социологические причины непризнания Церкви за основу современного идеализма. Церкви через пожертвования стали тесно связаны с защитой собственности. Более того, они связаны с жесткой этикой, осуждающей множество удовольствий, которые кажутся молодежи невинными и запрет на которые причиняет множество мучений, которые для скептика представляются излишне тяжелыми. Я знаю убежденных молодых людей, которые искренне разделяют учение Христа, но они осуждаются официальным христианством и стали изгнанниками и жертвами преследования, словно являются воинствующими атеистами.

РОДИНА. Патриотизм практически всегда и везде был страстной верой, разделяемой лучшими умами. Так было в Англии во времена Шекспира, в Германии во времена Фихте и в Италии во времена Мадзини. То же самое сейчас в Польше, в Китае и в отдаленных частях Монголии. В западных странах патриотизм остается чрезвычайно сильным: он контролирует политику, общественные расходы, военные приготовления и т. п. Но интеллектуальная молодежь не способна принять его как адекватный идеал; она понимает, что патриотизм хорош для покоренных наций, но как только покоренная нация добивается свободы, национализм, который до этого был героическим, становится деспотическим. Поляки, симпатизирующие идеалистам с тех пор, как Мария Тереза «плакала, но брала», использовали свою свободу для организации притеснений на Украине. Ирландцы, которым Британия навязывала цивилизацию в течение восьмисот лет, использовали свою свободу, чтобы провести законы, запрещающие публикацию многих хороших книг. Зрелище поляков, убивающих украинцев, и ирландцев, уничтожающих литературу, делает национализм, как кажется, не вполне адекватным идеалом даже для маленькой нации. Но когда речь идет о могущественной нации, аргумент становится еще сильнее. Версальский договор не очень поощрялся теми, кто имел счастье не быть убитым при защите идеалов, которые предало правительство. Те, кто в ходе войны доказали, что сражаются с милитаризмом, стали, после заключения Версальского договора, ведущими милитаристами в своих странах. Подобные факты делают очевидным для всех интеллигентных молодых людей, что патриотизм является главным проклятием нашего века и что он покончит с цивилизацией, если не будет усмирен.

ПРОГРЕСС. Это идеал XIX столетия, о котором слишком много болтали с точки зрения утонченной молодежи. Умеренный прогресс необходим в мелочах, таких как количество производства легковых автомобилей или потребления земляных орехов. Действительно необходимые вещи неизмеримы и, следовательно, к ним неприменимы подобные методы. Более того, многие современные изобретения стремятся сделать людей глупее. Я имею в виду радио, звуковое кино и отравляющий газ. Шекспир измерял величие века стилем его поэзии (см. сонет 32), но эта форма измерения несовременна.

КРАСОТА. Существует некое представление о красоте, которое кажется устаревшим, хотя трудно сказать, почему. Современный художник будет возмущен, если его обвинят в поисках красоты. Большинство современных художников, кажется, воодушевляется некиим видом неистовства против мира, так что они более хотят причинить сильную боль, нежели доставить безмятежное удовольствие. Более того, некоторые типы прекрасного требуют того, чтобы человек держался более серьезно, чем это возможно для современной интеллигенции. Выдающийся гражданин своей страны в небольшом городке, таком как Афины или Флоренция, мог без труда почувствовать себя значимым. Земля была центром Вселенной, человек был целью творения, его родной город раскрывал его лучшие качества, и он сам был одним из лучших в своем городе. При таких обстоятельствах Эсхил или Данте могли всерьез переживать свои печали и радости. Они могли чувствовать, что и личные переживания человека, и трагические происшествия заслуживают того, чтобы быть отмеченными в бессмертных стихах. Но современный человек, когда его настигает несчастье, сознает себя как единицу статистического целого; прошлое и будущее вытягиваются перед ним в мрачную процессию обыденных поражений. Человек сам по себе кажется нелепым, напыщенным животным, рыдающим и суетящимся по пустякам в течение краткой интермедии между бесконечными периодами молчания. «Неприспособленный человек — не более чем жалкое, голое, раздвоенное животное», — говорит король Лир, и эта идея ведет его к сумасшествию, потому что она непривычна. Но для современного человека эта идея привычна и ведет его только к тривиальности.

ИСТИНА. В старые времена истина была абсолютной, вечной и сверхчеловеческой. Я сам, будучи юношей, соглашался с этим взглядом и посвятил неразумно растраченную молодость поискам истины. Но целый сонм врагов восстает для того, чтобы убить истину: патриотизм, бихевиоризм, психологизм, релятивистская физика. Галилей и инквизиция расходились во взгляде на то, вращается ли Земля вокруг Солнца, или Солнце вращается вокруг Земли. Обе стороны были едины в том, что это две совершенно разные вещи. Однако пункт, по которому они соглашались, был ошибочен: разница только в словах. В старые времена истине действительно можно было поклоняться; в самом деле искренность поклонения демонстрировалась практикой распятия людей. Но трудно поклоняться чисто человеческой и относительной истине. Закон гравитации, согласно Эддингтону, суть только условная конвенция о системе измерения. Она не более истинна, чем другие, не более, чем метрическая система более истинна, чем система измерения в футах и ярдах.

Был мраком этот мир окутан. «Да будет свет!» — И вот явился Ньютон.

Кажется, этому сентименту не достает возвышенности. Когда Спиноза верил во что-либо, он полагал, что был вдохновлен интеллектуальной любовью к Богу. Современный человек верит либо вместе с Марксом, что он управляем экономическими мотивами, либо вместе с Фрейдом, что в основе его веры в экспоненциальную теорему или в распределение фауны в Красном море лежит некий сексуальный мотив. Ни в том ни в другом случае он не может насладиться восторгом Спинозы.

Постольку, поскольку мы рассматриваем современный цинизм с Рационалистической точки зрения, мы рассматриваем его как нечто, имеющее интеллектуальные причины. Однако вера, как неустанно твердят нам современные психологи, редко определяется рациональными мотивами, но то же справедливо и для неверия, хотя скептики часто не обращают внимания на этот факт. Причины любого широко распространенного скептицизма, похоже, скорее социологические, чем интеллектуальные. Основная причина всегда состоит в удобстве без власти. Власть имущие не циничны до тех пор, пока они способны проводить в жизнь свои идеалы. Жертвы угнетения не циничны, пока они преисполнены ненависти, а ненависть, как и любая другая сильная страсть, приводит с собой цепочку сопутствующих верований. До широкого распространения образования, демократии и массового производства интеллектуалы везде имели значительное практическое влияние, и это влияние никоим образом не уменьшалось, даже если им отрубали головы. Современный интеллектуал обнаруживает себя в совершенно иной ситуации. Ему нетрудно получить тепленькое местечко и обеспеченный приличный доход, если он пожелает продать свои услуги глупому богачу или в качестве пропагандиста, или в качестве придворного шута. Воздействие массового производства и начального образования таково, что глупость занимает более прочное положение, чем в любое другое время, начиная с истоков цивилизации. Когда царское правительство убило брата Ленина, это не превратило Ленина в циника, поскольку ненависть стимулировала всю его жизненную деятельность, в которой он наконец-то преуспел. Но в большинстве стабильных стран Запада редко бывает такая убедительная причина для ненависти или такой удобный случай для эффектной мести. Работа интеллектуалов заказывается и оплачивается правительствами или богатыми людьми, чьи цели, возможно, кажутся абсурдными, если не пагубными, для работающих на них интеллектуалов. Но захлестнувший их цинизм позволяет им приспособить свои взгляды к ситуации. Правда, есть некоторые виды деятельности, в которых власти хотели бы наблюдать выдающиеся результаты; лидером здесь является наука, следом за ней в Америке идет общественная архитектура. Но если человек имеет литературное образование, то часто случается так, что в двадцатидвухлетнем возрасте он, обладая значительным мастерством, не может развивать это мастерство в направлении, которое представляется важным ему самому. Ученые на Западе не циничны потому, что они могут разрабатывать свои лучшие идеи при полном одобрении сообщества, но в этом они исключительно удачливы по сравнению со всеми современными интеллектуалами.

Если этот диагноз верен, то современный цинизм нельзя вылечить одной лишь проповедью или путем демонстрации молодым людям более совершенных идеалов, чем те, которые пасторы и учителя выуживают из заржавевшего арсенала устаревших предрассудков. Излечение наступит только тогда, когда интеллектуалы смогут найти себе работу, в которой смогут осуществить свои творческие замыслы. Я не вижу иного предписания, за исключением старого рецепта, пропагандируемого Дизраэли: «Воспитывайте наших учителей». Но это должно быть более реальное воспитание, чем то, которое повсеместно дается в настоящее время пролетариями или плутократами. И это должно быть воспитание, принимающее во внимание настоящие культурные ценности, а не только утилитарное желание производить так много товаров, что ни у кого не будет времени насладиться ими. Человеку не позволяют практиковаться в медицине, пока он не узнает что-либо о человеческом теле, но финансисту позволяют свободно оперировать деньгами без какого-либо знания разнообразных последствий его действий, за единственным исключением — действий, за которые отчитывается его банк. Как прекрасен был бы мир, в котором ни один человек не имел бы права работать на бирже, пока не сдаст экзамен по экономике и греческой поэзии, и в котором политики будут обязаны иметь компетентное знание истории и современной поэзии! Вообразите магната, поставленного перед вопросом:

«Если бы Вам пришлось совершить крупную спекуляцию с пшеницей, какое воздействие это оказало бы на германскую поэзию?» Каузальность в современном мире является наиболее сложной и разветвленной, чем когда бы то ни было раньше вследствие увеличения числа больших организаций; но те, кто контролируют эти организации, суть невежественные люди, не знающие и сотой части последствий своих Действий. Рабле опубликовал свою книгу анонимно, из страха потерять университетский пост. Современный Рабле никогда не напишет книгу, потому что будет осознавать, что его анонимность будет раскрыта с помощью совершенных методов гласности. Правители мира были глупы всегда, но никогда в прошлом они не были так могущественны, как в настоящем. Следовательно, нет более важного пути к поиску безопасности, чем их обязанность быть интеллигентными. Является ли эта проблема неразрешимой? Я так не думаю, но я буду последним, утверждающим, что это легко.

Сайт управляется системой uCoz

молодость не всегда цинична — Петербургский авангард

Сергей Бызгу давно мечтал об этой постановке, но брался за нее с осторожностью — как из-за сложности материала, так и из-за прежних постановок, задавших высокий уровень. Но в процессе работы и к режиссеру, и к молодым актерам пришло чувство вдохновения и легкости. Поэтому теперь с уверенностью можно сказать о состоявшейся новой странице в истории этого произведения.

В родных Штатах повесть оказала влияние на массовую культуру на много лет вперед — ее цитировали в других книгах, фильмах, телесериалах, мультипликации, песнях рок-групп, даже в компьютерных играх. И это при том, что сюжет привязан к реалиям определенного времени, которые хорошо знал Стейнбек, сам в молодости трудившийся сезонным рабочим на ранчо. Мало того, он лично знал рабочего, ставшего прототипом Ленни Малыша, он видел своими глазами, как тот совершил тяжкое преступление.

Новые поколения писателей и режиссеров этого не знали и не жили в пору Великой Депрессии — а книга посвящена именно этому периоду истории США и тяжелой жизни простых работяг, — но по-видимому, эта история обладает какой-то удивительной окрыляющей силой, проникающей даже в самое низкопробное творчество и мышление и, возможно, способной его возвысить.

Коснулось это, разумеется, театральных подмостков по всему миру. Несмотря на чисто западную историю и эпоху, Россия тоже не осталась в стороне. В 1967 году Учебный театр уже показывал постановку под заглавием «Люди и мыши» — на курсе Георгия Товстоногова. Студенты, игравшие в ней, — Александр Товстоногов, Кама Гинкас, Генриетта Яновская, — впоследствии стали известными театральными деятелями.

Не обошлось и без антрепризы: в 1996 году режиссер Михаил Горевой поставил спектакль с Дмитрием Харатьяном и Александром Балуевым в главных ролях, и его премьерный показ даже был признан наиболее ярким театральным событием того года.

А первые показы постановки Сергея Бызгу состоялись в январе 2018 года, и для зрителей, которые ею прониклись, она уже несомненно стала чрезвычайно ярким событием, даже если оно не будет отражено в светских новостях.

Молодые актеры Егор Шмыга и Амин Хуратов играют двух главных героев — неразлучных друзей Джорджа и Ленни. У них удивительно крепкая связь, слишком взаимозависимая для дружбы и слишком безусловная для родственности. Ленни любит Джорджа потому, что тот связывает его с прошлым, где была строгая, но по-видимому, любимая тетушка, и с будущим, где наступит счастливая жизнь на собственном ранчо. Джордж не дает ему потеряться в настоящем — как в самом буквальном, так и в переносном смысле.

Почему Джордж любит Ленни? Это более глубокий вопрос, разобраться с которым поможет эпиграф к спектаклю — слова из повести: «А добрым быть ума не надо. И даже наоборот, мне иной раз думается: взять по-настоящему умного человека — такой редко окажется добрым». На самом деле образ Джорджа как раз призван показать обратное — он умный и самостоятельный человек, и это только усиливает его уязвимость от собственной доброты. А именно ею и продиктована такая беззаветная привязанность к Ленни, забота об этом чересчур сильном (на их беду) ребенке, который никогда не повзрослеет, любовь, не ждущая признания и вознаграждения. А понятия любви и доброты нельзя разделять, в противном случае это уже не любовь.

Ведь если вспомнить наиболее знаковые истории о ментально неполноценных людях, то можно заметить, что в большинстве из них рядом с главным героем присутствует другой человек, которому по неким внутренним побуждениям важна судьба этого беззащитного создания и ради этого он готов поступиться своим покоем и комфортом. Именно это нашло отражение в фильмах «Человек дождя», «Босиком по мостовой», «Снежный пирог»… Не вполне справедливо, что широкой публике запоминаются главные персонажи — люди «со странностями» — но далеко не все помнят имена тех, кто их опекал, направлял, вникал в их сложное мировоззрение, хотя вполне мог от этого отказаться в пользу чего-то более легкого и приятного, вроде игры в бильярд и визитов в публичный дом, как хотел Джордж.

Посмотрев этот спектакль, понимаешь, чего на самом деле не надо, чтобы быть добрым, — поучений, морализаторства, идеологии, насаждаемой благотворительными фондами, сторонниками «инклюзивной системы» и «безбарьерной среды». От всего этого пиршества саморекламы пахнет лицемерием за версту. А на примере Джорджа видно, что на самом деле крепкая дружба с инвалидом — не повод ни для гордости, ни для радости. Это просто их жизненная данность, отменить которую может только конец жизни.

Другие персонажи тоже выглядят ярко и красноречиво: всем им чего-то недостает для душевного покоя и все время от времени вызывают сочувствие. Старый работяга, чернокожий горбун, красавица-жена хозяйского сына, — все это глубокие и осмысленные роли, чуть утрированные, но не гротескные. Поскольку в повести важную роль играют животные — как реальные, так и выдуманные, — то и на сцене Учебного театра зритель видит печального дряхлого пса и кроликов из грез Ленни, которые в финале становятся ангелами…

В отличие от вышеупомянутых фильмов, у повести и спектакля — конец страшный, и увы, скорее всего, более близкий к реальности. Кинематограф скован некоторыми неписаными, но очень суровыми правилами, связанными с большими деньгами. В мире театра и литературы все несколько иначе. «Босиком по мостовой» показывает то, что хочет зритель, а спектакль по Стейнбеку показывает то, что есть, и не ждите никаких пасторальных чудес.

Однако люди после финального поклона уходят не с разочарованием и обидой, а со светлой грустью и гордостью за новое театральное поколение. Если эти чувства искренни, то актеры и мастер выполнили свою задачу — донести до зрителя, что значит быть добрым. А лучшего завершения учебы накануне получения дипломов и не пожелать! Главное, чтобы ребята не растеряли своего вдохновения в будущем.

ЛЮДМИЛА  СЕМЕНОВА

Циничное определение и значение | Словарь английского языка Коллинза

Примеры «циничный» в предложении

циничный

Эти примеры были выбраны автоматически и могут содержать конфиденциальный контент. Подробнее… Плохая новость или циничная точка зрения в том, что они сделали это только потому, что это не особенно обременительно.

Times, Sunday Times (2016)

Единственное преимущество циничности состоит в том, что вы можете окружить себя другими циничными людьми.

Times, Sunday Times (2010)

Избиратели сочли это циничной уловкой.

Times, Sunday Times (2014)

Во всем этом тоже был циничный тон.

Times, Sunday Times (2013)

Точные цифры предполагают, что это слишком циничное мнение.

Times, Sunday Times (2014)

Неудивительно, что некоторые люди очень цинично относятся к тому, кто больше всего выигрывает от многих инвестиций.

Times, Sunday Times (2014)

Они также отрицают, что откладывание боли до выборов является циничной политической уловкой.

Times, Sunday Times (2009)

Нет более циничного спорта, чем футбол.

Times, Sunday Times (2013)

Циничная точка зрения состоит в том, что гольф — это яма, и надо перестать копать.

Times, Sunday Times (2014)

Как приятно видеть людей не циничных, а оптимистичных.

Times, Sunday Times (2012)

Подробнее …

Это можно рассматривать как циничную уловку, чтобы избежать переезда.

Солнце (2015)

Шоу циничное, но эмоционально тонкое.

Times, Sunday Times (2010)

Другие в то время и впоследствии придерживались более циничной точки зрения.

Литературное приложение к The Times (2011)

Он цинично относится к людям, с которыми разговаривает.

Христианство сегодня (2000)

Вопрос о том, где мы должны установить планку для принятия результатов этих президентских выборов, не является циничным.

Times, Sunday Times (2009)

Он пишет о нем саркастически и цинично.

Times, Sunday Times (2014)

Тот факт, что этого нельзя сказать о Великобритании, во многом объясняется нашим все более циничным отношением.

Times, Sunday Times (2007)

Скорее всего, циничный.

Times, Sunday Times (2014)

Цинично относитесь к разовым расходам.

Митчел Закс ВПЕРЕДИ РЫНКА (2003)

Последний кадр — это захватывающий момент, последняя циничная попытка заставить зрителей возвращаться снова и снова.

Times, Sunday Times (2013)

Это часть игры, хотя и циничная, замедляющая игру до чего-то, приближающегося к похоронам.

Times, Sunday Times (2009)

Безусловно, есть что-то коварное и циничное в проведении такой негативной кампании в Интернете, в то же время публично заявляя, что выше низкоперсонализированных атак.

Times, Sunday Times (2015)

Кажется, что это циничная попытка избежать этой критики, теперь подготовлено предложение о легализации такой формы содержания под стражей.

Times, Sunday Times (2011)

Романтика не умерла — она ​​просто превращается в нечто более циничное.

Times, Sunday Times (2007)

Некоторые рассматривали ее извинения как циничную попытку удержаться за свою работу в качестве депутата с партией, желающей свергнуть ее.

Солнце (2009)

цинично — Викисловарь

Английский язык [править]

Этимология [править]

Произошло в 1580–1590 гг. От циника + -al .

Произношение [править]

Прилагательное [править]

циничный ( сравнительный более циничный , превосходный наиболее циничный )

  1. Вера в то, что человеческие действия мотивированы исключительно низкими желаниями или эгоизмом или связаны с ним.
    • 1755 , Сэмюэл Джонсон, Графу Честерфилду :

      Я надеюсь, что это не очень циничная дерзость не признаться в обязательствах, если не было получено никакой выгоды.

  2. Скептически относится к честности, искренности или мотивам других.
  3. Горько или чрезмерно недоверчивый или презрительный; издевательский.
    • Он говорил редко, а когда говорил, обычно делал циничное замечание — например, он говорил, что Бог дал ему хвост, чтобы не пускать мух, но что он скорее бы не имел хвоста. и никаких мух.
  4. Проявление презрения к общепринятым моральным нормам своими действиями.
    • Когда он, по циничному предложению Ниргарда, согласился использовать свой собственный клуб […] и согласился выйти из него, чтобы сделать это, у него были все основания полагать, что Ниргард намеревался либо сильно их замочить, либо купить. из. В любом случае, будучи полезным для Ниргарда, его прибыль от сделки была бы значительной.
  5. (лекарство, редко) Как действия рычащей собаки, особенно в отношении паралича лицевого нерва.
    • 1818 , Матье Жозеф Бонавентура Орфила, Трактат о минеральных, растительных и животных ядах, рассматриваемых в отношении их связи с физиологией, патологией и медицинской юриспруденцией :

      К полудню у него начались судорожные движения; конечности стали жесткими, пульс крайне мал, и он умер во время приступа циничного спазма .

    • 1857 , New Orleans Medical News and Hospital Gazette — Volume 3 , page 278:

      Напротив, у женщин циничный спазм , хотя и ощущается с такой же или даже большей жестокостью, чем другие секс, не сопровождается такими же пагубными последствиями и может повторяться гораздо чаще без каких-либо неблагоприятных последствий.

    • 1986 , Джузеппе Роккатальята, История древней психиатрии , стр. 125:

      Деметриус Атталикус изучал симптоматику, вызванную strictura cerebri, характеризующейся циничным спазмом лицевого нерва.

    • 2009 , Хилари Эванс и Роберт Э. Бартоломью, Вспышка !: Энциклопедия необычного социального поведения , → ISBN :

      Нечто подобное произошло в Хенсберге, Германия, где монахини пострадали и пострадали. совершили грех, который они назвали «безмолвным грехом».В экстазе их судороги были очень сильными и перемежались « циничными движениями таза».

Переводы [править]

или относящиеся к убеждению, что человеческие действия мотивированы низменными желаниями или эгоизмом

Ссылки [править]

  • «циничный» в Словарь английского языка «Американское наследие» , 4-е издание, Бостон, Массачусетс: Houghton Mifflin, 2000, → ISBN .
  • «циничный» в Dictionary.com Несокращенный , Dictionary.com, LLC, 1995 – настоящее время.
  • «циничный» в WordNet 2.0 , Принстонский университет, 2003 г.
  • цинично в Поиск по словарю OneLook

Анаграммы [править]

11 неоспоримых признаков того, что вы становитесь циником

Трудно не стать хотя бы несколько более циничным, когда вы становитесь старше. В какой-то момент вы … кое-что видели. Ваша вера в добро людей / человечества / мира со временем разрушается из-за ужасных вещей, которые вы иногда наблюдаете.Все начинает казаться фарсом и нелепостью, и вы задаетесь вопросом больше, чем когда были моложе. Это не обязательно плохо; становление более циничным означает, что вы перестаете принимать вещи за чистую монету и начинаете подходить к ним с большей осторожностью. У тебя проблемы только тогда, когда даже щенки не могут заставить тебя улыбнуться. Все, что привело к этому, вероятно, было просто здравым смыслом.

Цинизм может подкрасться к вам, но важно признать, что он не превратит вас в совершенно злую старую ведьму.Вы по-прежнему хотите сохранить немного радости в своей жизни, поэтому важно понимать, в чем вы циничны, чтобы убедиться, что вы не станете циничным в каждой мелочи. Вы знаете, иногда человек у кассы говорит: «Хорошего дня», потому что он вежлив, а не потому, что у него есть какие-то скрытые корпоративные намерения, чтобы заставить вас тратить больше. Вот 11 способов узнать, что вы достигли точки в своей жизни, где начинает проявляться цинизм:

1. Вы начинаете отождествлять себя с Эйприл больше, чем с Лесли

Каждый хочет быть похожим на Лесли Ноуп, с ее бесконечной энергией и оптимизм.Однако, если наступит день, когда вы начнете чувствовать liiiiiitle , обеспокоенный непрекращающимся поведением Лесли, и более глубоким пониманием вызывающего раздражение раздражения Эйприл Ладгейт, тогда вы, возможно, скатываетесь к цинизму.

2. Ваш основной тон речи / текстовых сообщений — саркастический.

Если каждый раз вы отвечаете на вопрос с сарказмом, а не с терпением или искренностью, то цинизм — ваш новый лучший друг. Сверхциничным людям сложно воспринимать что-либо всерьез, а сарказм — родной язык цинизма.

3. Вы начинаете ненавидеть милые фотографии, размещенные вашими друзьями в социальных сетях.

Младенцы, вехи отношений, котята, щенки, воссоединение семей военнослужащих … Вы называете это, если они милые и размещены в социальных сетях, это заставляет вас хочу швырнуть. Потому что твое некогда теплое сердце превратилось в почерневшую оболочку, ужасный циник. Кто не думает, что 1000 фотографий щенков их кузена не восхитительны? Никто, вот кто.

4. Вы думаете, что люди, которые приставают к вам или делают вам комплименты, неубедительны и, вероятно, в любом случае фальшивые

Всякий раз, когда вы получаете комплимент от кого-либо, вы просто закатываете глаза.Вещи, которые раньше считались милыми и романтичными, теперь превратились в банальности, нацеленные только на то, чтобы раздеться. Иногда это правда! — это то, что люди иногда пытаются делать! Но важно помнить, что в лести тоже есть искренность, и довольно легко отличить комплимент, сделанный по скрытым мотивам, от комплимента, сделанного из честности.

5. Вы ненавидите интервью со знаменитостями

Возможно, стоит быть циничным по отношению к СМИ.Вы ненавидите интервью со знаменитостями, потому что знаете, что все они написаны по сценарию и предназначены только для того, чтобы заставить вас влюбиться в ложное представление о ком-то, кого вы никогда не узнаете в реальной жизни, поэтому вы пойдете покупать билеты в их фильмы и подчинитесь корпоративным рекламу во время просмотра их тупых телешоу. НЕТ СПАСИБО, ПОЖАЛУЙСТА. Хотя важно подвергнуть сомнению культ знаменитости, иногда пух и наполнитель могут быть хорошим способом выключить ваш мозг. Тот факт, что ночное «интервью» написано по сценарию, не означает, что в нем все еще нет забавных или милых моментов.Знаменитость в любом случае основана на выдумке, так чего же вы на самом деле ожидали?

6. Вы сомневаетесь в новостях

Опять же, всегда важно сомневаться в том, что вы читаете в СМИ. Есть причина, по которой одни истории имеют приоритет над другими, и обо всем, даже о вещах, которые утверждают, что не так, сообщается с некоторой предвзятостью. Но к тому же не все является гигантским заговором средств массовой информации или прикрытием правительства. Фанатичный, направленный на то, чтобы отвлечься, политически настроенный? Конечно.Но это не значит, что все это ерунда, поэтому постарайтесь относиться ко всему с недоверием — но только по крупице.

7. Вы всегда убеждены, что люди чего-то хотят от вас.

В ту минуту, когда кто-то хорошо к вам относится, вы сразу начинаете задаваться вопросом, чего они от вас хотят. Вы перестали чувствовать, что люди хорошие, просто чтобы быть хорошими, потому что вы видели, как слишком много людей были хорошими просто из эгоистичных соображений. Осознавать, что люди могут быть корыстными и двуличными, очень важно, потому что люди, безусловно, могут быть такими.Но важно не отталкивать кого-то, кто искренне добр к вам, просто потому, что вы не верите , что кто-то способен быть искренним. Некоторые люди есть, а некоторые нет. Будьте циником, но не морите всех одной и той же кистью.

8. Вы серьезно сомневаетесь в своей вере в «долго и счастливо».

Может быть, когда вы были моложе, вы считали, что любовь — это все, что вам нужно, и что она может длиться вечно. Одно или несколько разрывается на сердце, вы начинаете переоценивать всю идею «долго и счастливо».Вы начинаете думать, что в какой-то момент все должно закончиться. Как и все остальное, может быть, любовь есть, а может, и нет. Вы не знаете будущего и не можете его контролировать. Но вы можете контролировать свое отношение к этому.

9. Ты даже больше не уверен в политической корректности

Давным-давно ты стоял на своей мыльнице и дрался с любым, кто придерживался даже слегка фанатичного или оскорбительного мнения. Теперь вы начинаете думать: «Ну, если они никому не причиняют вреда, а просто занимаются своими делами, веря в то, что я считаю другим, разве меня это вообще волнует?» Конечно, вас все еще беспокоят несправедливые мнения, которые физически проявляются в обществе, но вы не можете не думать, что если у кого-то есть глупое мнение и оно никому не причиняет вреда, то, возможно, вам и не нужно будьте так же зол на это, как раньше.

10. Вы не романтизируете свою жизнь

Ох, чтобы снова было 16 и все было спланировано до совершенства! По мере того, как вы переживаете все больше и больше, вы понимаете, что жизнь не всегда идет по плану. Это полезно знать: иногда что-то идет наперекосяк, и вы ничего не можете сделать, чтобы помочь, так что вам просто нужно смириться с этим. Это не значит, что вы не должны увлекаться или строить планы на будущее. Сочетание здоровой дозы цинизма с вашими мечтами поможет вам реалистично оценивать свои ожидания и приоритеты, но сохранение оптимизма в повседневной жизни сделает вас более счастливым человеком.

11. Вы всегда готовы к худшему.

Вы больше не встречаетесь со всеми жизненными ситуациями, думая: «Это сработает — просто нужно!» Когда начинаешь становиться циничным, всегда ожидаешь худшего. Преимущество этого в том, что вы всегда будете приятно удивлены, когда дела и пойдут хорошо, но проблема в том, что из-за крайнего цинизма вы начнете отбирать успехи. Очевидно, не будьте наивны и не думайте, что все будет идеально, но постарайтесь также не ожидать всей гибели и уныния.Цинизм — полезная черта, если только время от времени она измеряется какой-то странной экстатической радостью.

Изображения: NBC ; Giphy (6)

Цинизм разрушает вашу жизнь?

Будь то ленивый коллега, который звонит больным каждый понедельник, или ненадежный друг, который всегда дает залог в последнюю минуту, в нашей жизни всегда есть кто-то или что-то, что может сделать нас циничными. Как и в неподходящий свитер, цинизм можно легко надеть, но трудно избавиться от него.

Но каковы риски циничного отношения? Исследование, проведенное в 2009 году с участием более 97 000 женщин, показало, что у оптимистичных женщин уровень ишемической болезни сердца, смертности от рака и смертности ниже. И наоборот, женщины с наиболее пессимистичными и циничными личностями имели более высокий уровень этих заболеваний и смертности. Когда мы думаем о враждебности и негативе как о состояниях, угрожающих жизни, это делает цель быть менее циничной, тем более важной.

Цинизм — это часть защитной позиции, которую мы занимаем, чтобы защитить себя.Обычно это срабатывает, когда мы чувствуем себя обиженными или злимся на что-то, и вместо того, чтобы напрямую иметь дело с этими эмоциями, мы позволяем им гноиться и искажать наше мировоззрение. Когда мы становимся циничными по отношению к чему-то в нашей жизни, мы можем постепенно начать все включать.

Во время встречи с семьей во время отпуска моя подруга обнаружила, что ее муж все больше расстраивается. То, что начиналось с его небольшого раздражения за то, что он забыл камеру и не был готов вовремя, вскоре переросло во враждебное отношение почти ко всему, что он делал.Эта критическая и осторожная точка зрения сформировала ее отпуск и сделала ее ворчливой и раздражительной по отношению к семье и друзьям. Только вернувшись домой, она спросила себя: «В чем была моя проблема? Как я позволила этому чувству цинизма взять верх?»

Когда мы становимся циничными, мы часто занимаемся самодовольством и формируем ожидания, что люди должны вести себя определенным образом. Например, у моего друга были мысли типа: «Я бы никогда не заставил его ждать; он такой невнимательный» или «Думаю, ему все равно, если мы сфотографируем нас с его семьей.Я забочусь о нас больше, чем он ».

Через эту смутную перспективу мы начинаем искать в людях худшее и сосредотачиваться на нем. Беспокойство моей подруги по поводу визита в сочетании с ее стилем совладания с «организованностью» и «взятием ситуации под контроль» заставили ее более активно реагировать на все, что шло не так, как она планировала. Она была на грани, наблюдая за ошибками, вместо того чтобы сосредотачиваться на том, чтобы поделиться чем-то с мужем.

История моего друга напомнила мне, что цинизм часто проявляется, когда мы направляем негативные эмоции или представления, которые у нас есть по отношению к себе, на окружающих.Ее критические чувства к мужу выросли из-за давления, которое она оказывала на себя, чтобы «быть лучшими» перед их семьями. Она хотела, чтобы все прошло идеально, от их прибытия до фотографий, с которыми они вернутся домой.

Многие из наших циничных эмоций возникают, когда мы чувствуем себя уязвимыми. В моменты, когда мы чувствуем себя открытыми и разочарованными, мы с большей вероятностью отреагируем ужесточением и защитой. Повышенная восприимчивость к цинизму может быть верным признаком того, что мы отвернулись от самих себя.Когда мы входим в это состояние ума, мы часто смотрим на окружающих через тот же критический фильтр, через который мы видим себя. Этот «критический внутренний голос» часто направлен на нас, говоря нам, что мы недостаточно хороши или что мы не собираемся вписываться. Однако резкое суждение этого внутреннего критика может легко проецироваться на окружающих нас людей. Мы можем начать встречаться с кем-нибудь, от нашего ближайшего друга до дальнего родственника, исключительно из-за его недостатков и потерять сострадание к собственной борьбе и отвлечениям.

Поскольку циничное и подозрительное отношение создает негативный фильтр, через который мы наблюдаем за своим окружением, в этом состоянии мы склонны упускать радости в жизни. Мы придерживаемся менталитета «мы против них», который настраивает нас против определенного человека или группы. Людей легко исказить и создать карикатуру на их недостатки. Когда мы делаем это, важно спросить себя: «Чья точка зрения выражается? Это то, что я действительно чувствую, или я слишком остро реагирую, основываясь на старых чувствах моего прошлого?»

Эти связи не всегда легко установить, но очень часто наше циничное отношение отражает отношение влиятельных фигур из нашего прошлого.Когда моя подруга рассказала свою историю о своем отпуске на каникулах, она заметила: «То, как я врезался в своего мужа, я звучал в точности как моя мать. На самом деле они были похожи на ее слова, а не на мои». Критическое отношение, которому мы подвергаемся в раннем возрасте, независимо от того, направлено ли оно на нас или на других, может формировать то, как мы видим людей, когда вырастем. События, которые заставляют нас чувствовать себя уязвимыми, обиженными или злыми, часто вызывают эти старые, защищенные, часто циничные реакции. Как взрослые, мы обязаны отделить эти отношения от своих собственных и отличаться от деструктивных ранних влияний, чтобы не причинять вред тем, кто нам ближе.

Этот негатив может быть заразным, убивая всех вокруг нас. Это приведет к тому, что мы будем отчуждать других, действовать враждебно или становиться самозащитными и изолированными. В конце концов, в наших собственных интересах всегда быть открытыми и уязвимыми, а не вести себя неприятно или списывать со счетов людей. Единственный человек, которого мы можем контролировать, — это мы сами. Когда мы становимся циничными, страдаем мы.

Когда мы наполовину полны стакана, мы не только счастливее, но и здоровее. Исследование, опубликованное в журнале Journal of Personality , утверждает, что «положительные эмоции способствуют психологическому и физическому благополучию благодаря более эффективному выживанию».«Другими словами, наши положительные чувства на самом деле делают нас более устойчивыми к негативным обстоятельствам. Таким образом, возникает вопрос: почему бы не искать в людях лучшего? Зачем заставлять себя страдать из-за недостатков в других? Как мы можем избавиться от циничных, разрушительных точки зрения и критическое отношение, которые ведут нас по нисходящей спирали?

Избегать цинизма не означает избегать эмоций. Когда дело касается нашего окружения, речь идет не о фальшивке или фантазиях. Скорее, речь идет об облегчении наших собственных страданий, напрямую имея дело с эмоциями, не позволяя им окрашивать линзы, через которые мы смотрим на мир.Важно признать свои эмоции и позволить себе полностью их почувствовать. Затем мы можем решить, как мы хотим действовать.

Вместо того, чтобы выпускать критические комментарии себе под нос или сплетничать о ком-то, кого мы провоцируем, мы можем подумать о том, что вызывает наши циничные реакции. Мы проецируем наши атаки на себя? Мы переживаем обиду или гнев? Возможно, мы придерживаемся чужой точки зрения? Затем мы можем поговорить с кем-нибудь о наших чувствах или, по крайней мере, признать то, что мы чувствуем, по отношению к себе.Тогда мы сможем сохранить свою целостность, предприняв действия, которые не позволят нам саботировать наш собственный опыт или переполнить цинизмом.

Чтобы пойти другим путем, мы должны быть чувствительны к себе и замечать то, что мы переживаем. Воспитание сострадательного отношения, в котором мы проявляем любопытство, открытость, принятие и любовь к себе, необходимо для борьбы с цинизмом. Когда мы можем чувствовать себя в безопасности и защищенности, мы лучше способны выражать сострадание к другим.Мы можем начать с признания того, что все борются. Часто, когда человек делает что-то, что причиняет нам боль, он действует с позиции защиты и причиняет себе вред. У некоторых людей могут быть худшие черты, чем у других, но у всех есть недостатки.

Сострадание требует уникального сочетания признания того, что у каждого из нас есть суверенные умы, которые думают по-разному, а также осознания того, что мы все находимся в одной лодке, что все мы страдаем по-своему. Сострадание противостоит цинизму, позволяя нам чувствовать гнев, боль или разочарование, не перенося эти чувства в темное место, которое выводит из формы и нас, и близких.Больше всего моя подруга сожалела о своем отпуске, когда она отреагировала холодно и пренебрежительно по отношению к ее мужу, вместо того, чтобы увидеть, что ему тоже больно. Посещение его семьи всегда вызывало болезненные воспоминания о том, что его называли «глупым» и «забывчивым». Она могла бы выразить свое беспокойство, не оборачиваясь против него, и они оба могли бы извлечь пользу, поговорив о своих глубоких эмоциях.

Важно признать, что мы создаем мир, в котором живем. Когда мы развиваем сострадание вместо того, чтобы становиться циничными, мы чувствуем себя лучше.Мы чувствуем себя ближе к людям, о которых мы заботимся, и чувствуем себя более удовлетворенными. Будучи открытыми и понимающими, мы избавляемся от собственного деструктивного отношения и привлекаем лучшее в окружающих нас людях.

Дополнительная информация от доктора Лизы Файерстоун на PsychAlive.org .

В американской политике все циники

Все циничны и мало кто меняет свое мнение. Это вывод из слушаний Палаты представителей по импичменту. (Ну, это и нетрадиционный вкус Стива Кастора в портфелях.) Такое национальное отношение может вызвать политическую апатию. Если вы думаете, что все политики — кривые бездельники, вам будет наплевать, что они делают.

Но полвека исследований — и еще более продолжительное падение пессимизма среди американского электората — показывают, что любой цинизм после слушания по делу об импичменте вряд ли заставит избирателей оставаться дома в 2020 году. Это была старая теория, рожденная в почте. — Дни Уотергейта, когда доверие к политике было таким же низким и тяжелым, как фанковая басовая партия, — сказал Джек Ситрин, профессор политологии Калифорнийского университета в Беркли.Но это никогда не сработало. Вместо этого Цитрин и другие эксперты говорят, что цинизм на самом деле кажется политическим мотиватором, повышающим как активность, так и явку избирателей. Но хотя мы часто в широком смысле воспринимаем их как хорошие вещи для демократии, они не обязательно предвещают блестящее и обнадеживающее политическое будущее.

Американцы определенно цинично относятся к политике. Обследование американских национальных исследований выборов, которое отслеживает мнение американцев с 1948 года, включает индекс доверия, который объединяет результаты четырех вопросов о восприятии избирателями правительства и политиков в единую оценку.

Средний балл доверия в 2016 году составил 17, это самый низкий показатель за всю историю. Хотя эти вопросы касаются доверия, они служат признаком понимания цинизма, поскольку политологи считают эти две вещи противоположностями. Цинизм возрастает по мере того, как падает доверие, или наоборот.

Итак, мы не всегда были такими темными. Сотрите черную подводку для глаз, и вы найдете страну, которая когда-то набирала 61 балл в 1966 году. Тот же опрос. Те же вопросы. И вы видите ту же тенденцию в других показателях доверия, таких как данные, собранные исследовательским центром Pew Research Center, который отслеживает процент американцев, согласных с тем, что федеральное правительство в целом будет делать то, что правильно.Полвека назад 77 процентов из нас возлагали большие надежды на избранных нами должностных лиц. С тех пор ситуация пошла вниз, за ​​двумя явными исключениями.

Одним из них было повышение общественного доверия в первые годы правления Рейгана, которое вновь пошло на спад примерно в то время, когда дело Иран-контрас стало достоянием гласности. Другой рост произошел в последние годы правления Клинтона, пик пришелся на 11 сентября, а затем снова резко упал. Сегодня доверие к правительству настолько низкое, что один эксперт, с которым я разговаривал, — политолог из Беркли по имени Лаура Стокер — сказала, что ей трудно представить, как оно может упасть дальше.«Мы почти находимся в зале», — сказала она. «Он чертовски низкий».

И все же участие избирателей не следовало аналогичной тенденции. «Я бы сказал, что циники обычно не апатичны», — сказала Санне Риджкофф, профессор политологии Corpus Cristi в Texas A&M. «Если вам что-то действительно не нравится, это означает определенную страсть к этому». Несмотря на наш исторически низкий уровень политического доверия, американцы присоединяются к политическим движениям и активизму с ошеломляюще высокой скоростью. Еще в 2008 году Pew обнаружил, что 63 процента американцев присоединились к той или иной политической или гражданской активности.Похожий опрос, проведенный той же организацией в 2012 году, показал, что 72 процента из нас были там, где что-то делали, чтобы сформировать политическую систему, которую мы больше всего ненавидим. А Логан Дэнси, профессор государственного управления в Уэслианском университете, даже нашел доказательства того, что чем более циничны люди, тем выше вероятность, что они серьезно отнесутся к политическому скандалу, увидят проступки и захотят привлечь к ответственности политиков.

Значит ли это, что цинизм служит общественному благу? Или, наоборот, если вы демократы, означает ли это, что вы хотите, чтобы общественность была , а больше цинична после слушаний по делу об импичменте, потому что они с большей вероятностью захотят, чтобы импичмент состоялся?

Эээээ, не совсем так, — сказал Цитрин.Он сказал, что некоторый цинизм — это хорошо. В таком случае воспринимайте это как скептицизм. Вы, вероятно, не хотите, чтобы публика была счастлива просто улыбаться и одобрять все, что делают ее избранные представители.

Но, сказал он мне, есть момент, когда недостатки цинизма затмевают преимущества. И мы, вероятно, достигли этого во времена широких брюк и усов. Рост цинизма связан с усилением поддержки кандидатов-аутсайдеров и экстремистов, желающих нарушить политические табу.Это связано с уменьшением поддержки действующих операторов. Это связано с растущим недоверием между самими политиками, что снижает вероятность их совместной работы для решения проблем. По словам Стокера, избиратели могут становиться более активными, поскольку становятся циничными, но их политики становятся менее активными, что лишь способствует возникновению цикла, который порождает еще больший цинизм.

Неудивительно, что цинизм также связан с уменьшением поддержки крупномасштабных государственных программ, таких как реформа здравоохранения, государственное образование или адаптация к изменению климата.Это плохой знак для любых демократов, пытающихся использовать 2020 год для вступления в новый Новый курс.

На самом деле, цинизм сам по себе весьма пристрастен. Американская публика, возможно, сможет взяться за руки и вместе петь в духе разочарования и сомнения, но это не значит, что это нас объединяет. Если вы разбиваете людей по их партийной принадлежности, вы видите рост доверия, когда выбранная ими партия находится у власти, снижение, когда эта партия теряет власть, и наоборот. «Это уменьшило доверие среди тех, кто не обладает властью, что привело к общему падению [доверия]», — сказал мне Стокер.

Неслучайно самый низкий уровень доверия исходит от независимых, которым никогда не доставляет удовольствие быть партией власти. Стокер считает, что рост числа избирателей, признанных независимыми, является одной из тенденций, подпитывающих рост цинизма.

Более того, политологи, с которыми я разговаривал, понятия не имеют, как это исправить. Первоначальный провал в доверительном управлении выглядит как олимпийский лыжный трамплин перед Уотергейтом, который уходит далеко вниз по горе. Вначале эксперты думали, что он восстановится, как только правительство сможет продемонстрировать, что оно может «поступать правильно» — по сути, показать, что ему все-таки можно доверять.«Но что вы имеете в виду, говоря о том, что делаете правильно?» — сказал Райкхофф. Взаимодействие между растущей партизанской злобой и последствиями самого цинизма объединилось, чтобы обратить вспять крайний цинизм почти невозможным.

С другой стороны, возможно, это означает, что недавние слушания по делу об импичменте не сделают ничего хуже. «Уотергейт был шоком для нации», — сказал Стокер. «Но я не думаю, что это будет иметь какие-либо последствия для доверия к правительству».

ИСПРАВЛЕНИЕ (22 мая 2020 г., полдень): Предыдущая версия этой статьи содержала несколько ошибок.Название организации, предоставившей данные для первой диаграммы, — «Американские национальные исследования выборов», а не «Американское национальное исследование выборов» или «Американское национальное исследование выборов». ANES существует с 1948 года, а не с 1958 года, как было заявлено изначально. Данные, которые отслеживают процент американцев, которые согласны с тем, что федеральное правительство, как правило, будет делать то, что правильно, были собраны исследовательским центром Pew Research Center на основе опросов, проведенных несколькими организациями, включая Pew, которые не были полностью отслежены Pew, как предполагалось в исходном тексте.В первой диаграмме использовались неверные номера индексов доверия за 2006 и 2008 годы; он заменен исправленной диаграммой. Во второй диаграмме неверно указано, что в долю американцев, доверяющих правительству, входят люди, которые сказали, что оно будет поступать правильно «в некоторых случаях»; это должно было быть прочитано «большую часть времени». Кроме того, на втором графике усреднены скользящие средние Pew таким образом, что некоторые опросы относятся к неправильным годам. Второй график был заменен графиком линии тренда, созданным Pew.

Проблема с цинизмом — Школа жизни Статьи

Самопознание: Эмоциональные навыки


]]>

В некоторых кругах цинизм имеет особый вид наваждения. Звучит сложно не возлагать слишком много надежд и утверждать, что видят чужие мечты насквозь.

Циники скажут вам, что все эгоисты и слабы; что «система» сфальсифицирована и управляется жадностью; что вы никогда не добьетесь успеха, поэтому бессмысленно (и презренно) пытаться; что все идеалы смехотворны и что «добрые дела» предназначены только для того, чтобы продемонстрировать свои собственные (предполагаемые) добродетели.

Бесполезно опровергать цинизм; всегда будет множество ярких примеров, подтверждающих катастрофическую интерпретацию человечества. Но циников определяет не столько то, что они заявляют, сколько то, почему они это делают.Их мрачные оценки основаны не на беспристрастном анализе нашего вида, а на внутреннем эмоциональном принуждении. Их философия — это, прежде всего, защита от страданий.

За своей грубоватой внешностью циники страдают от почти истерической хрупкости идеи ожидать чего-либо, что оказывается менее впечатляющим, чем они надеялись. И поэтому они выкручивают свой умственный аппарат, чтобы обезопасить себя от возможного разочарования. Они разочаровываются прежде, чем мир когда-либо сможет сделать это за них за один раз и так, как он сам выберет.

Циники могут выглядеть как люди, очень старающиеся увидеть факты такими, какие они есть; на самом деле, они еще больше стараются оградить себя от боли. Их позиция не в мирском опыте и понимании; это — что еще более остро — психологическая травма. Где-то в прошлом их надежды, вероятно, были слишком сильны, чтобы с ними справиться. К сожалению, циники не разглашают ни малейшего намека на их трогательные и уязвимые предыстории.Вместо этого они будут резко говорить о коррупции и манипуляциях; накопите множество примеров жадности и предложите сложные теории вокруг экономики. Но чего они не сделают, так это добровольно или легко раскрыть, как их отец унижал их, когда был пьян, или что они чувствовали, когда их мать сбежала в другой город, когда им было пять лет. Циник никогда не бывает по-настоящему циничным. Они все еще оправляются от надежд, которые стали слишком болезненными, чтобы их признавать.

Естественное искушение при встрече с циником — попытаться отговорить его от его позиции, цитируя контрпримеры.Но это по-своему жестоко, потому что неправильно понимает, что такое цинизм. Это эмоциональная защита, по сути, способ научиться справляться в условиях принуждения. Что действительно нужно цинику — и все же страхи, которые они могут никогда не получить, поэтому, естественно, никогда не спрашивают, — это доброта, доброта, которая в конечном итоге может помочь им разжечь их чахлые тайные желания надежды и удовлетворения.

]]>

Почему лучшие предприниматели — циничные оптимисты | от Les Trachtman | The Startup

Признаюсь, я циничен.Я прихожу к этому естественно, это продукт моего жизненного опыта. Цинизмом вообще не восхищаются. Моя жена ненавидит мой цинизм. Она говорит, что это часто вызывает презрение и раздражение. Некоторые из моих коллег по бизнесу считают, что я чрезмерно зациклен на проблемах. Но я тоже оптимист.

Я пытаюсь примирить их. Если бы я не был циником, я бы не нашел проблем, которые нужно исправить. Мой цинизм помогает мне замечать возможности и улучшения, в которых они нуждаются. Если бы я не был оптимистом, у меня не хватило бы смелости использовать эти возможности.Мой цинизм прокладывает путь, мой оптимизм заставляет меня действовать.

Психологи говорят нам, что циничность — нехорошо. Критики предупреждают, что цинизм заставит вас упустить возможность завязать крепкую дружбу и любовь. То же самое для меня. Говорят, что циничные люди часто впадают в депрессию и болеют. Я далек от депрессии, а что касается болезней, пока все хорошо. Те же критики говорят, что циничные люди просто нехорошие. Но хорошее относительное. Если статус-кво — это хорошо, то, конечно, нет.

Я считаю, что слишком легко отвергать цинизм как зло. Исследования говорят нам, что к сорока четырем годам наш цинизм начинает расти. Моя началась раньше. Мой первый приступ настоящего цинизма возник в аспирантуре (подробнее об этом позже). Довольно легко понять, почему чем старше мы становимся, тем циничнее становимся. Жизнь тяжела. Иногда это несправедливо. Не все люди честны. Чем старше вы становитесь, тем больше у вас опыта общения с людьми, которые вас разочаровывают.

Согласно Оксфордскому словарю английского языка быть циничным означает:

Вера в то, что люди руководствуются исключительно личными интересами; не доверяет человеческой искренности или порядочности.

Это неадекватно описывает мои чувства. Я не думаю, что все нечестны или неискренни. Я просто знаю, что такие люди существуют… везде. Я исчерпал свою долю платы за проезд.

Оксфордский словарь также определяет оптимизм как противоположность цинизму. Оптимизм обычно считается хорошим; цинизм плохой. Но для меня есть место и для того, и для другого. А без того и другого большинство предпринимателей потерпят неудачу.

Предпринимательство основано на циничном отношении к существующему положению вещей и оптимистическом отношении к своему потенциалу к успеху — иногда наивно чрезмерно оптимистичному.( Я думаю, что собираюсь использовать это для определения предпринимательства в будущем.) Предпринимательство — это решение проблем, улучшение вещей, поиск лучших подходов, создание изменений и улучшение жизни. Оптимисты не преследуют хороших , они счастливы довольствоваться хорошими .

В бизнесе, как и в жизни, цинизм имеет свое место, и если его правильно использовать, то можно улучшить практически все, что вы делаете, от построения отношений (даже романтических) до управления компанией.Вам просто нужно понять, когда и как использовать это в ваших интересах, а не отрицательно сказываться на вашем оптимистическом отношении. В большинстве наших межличностных отношений можно использовать немного цинизма.

Использование цинизма для общения

Большинство из нас становятся жертвами предвзятости подтверждения . Это процесс интерпретации доказательств, которые подкрепляют ваши существующие мнения, мысли, идеи или решения, игнорируя при этом любые доказательства обратного. Все мы так делаем.От нашей влюбленной первой встречи с партнером нашей мечты, которого мы считаем идеальным, до деловых решений о том, на какие рынки атаковать. Мы надеваем шоры или, по крайней мере, розовые очки, которые отфильтровывают негатив любого принимаемого нами решения.

К сожалению, это предубеждение мешает нашей объективности. Мы надеемся, что все убедятся в правильности наших мнений. Именно эта предвзятость подтверждения является причиной конфликтов, которые мы наблюдаем сегодня в нашем мире.Мы зацикливаемся на том, что считаем правильным, и не можем принимать доказательства или мнения, не согласующиеся с нашей точкой зрения. Мы часто используем социальные сети, чтобы отсеивать людей, которые не думают так же, как мы.

Наше письменное и устное общение следует той же схеме. Человеческое общение несовершенно. Вспомните игру в телефон, в которую вы играли в детстве. Несмотря на ваши лучшие намерения общаться точно, часто то, что было сказано, не было услышано. Чаще всего сообщение, данное одному человеку, меняется, когда он или она передает его следующему человеку в очереди.К тому времени, как это было передано по строке, сказанное сообщение уже не похоже на то, которое мы изначально привели в действие. Наше предубеждение состоит в том, что мы знаем, что сообщение было ясным, и ожидаем, что оно будет передано соответствующим образом. Но мы ошибаемся.

В большинстве случаев межличностное общение, один на один, еще хуже. Оптимистично предполагая, что человек, с которым вы общаетесь, даже слушает (циники знают, что это обычно не так), это начало нашей неудачи. Даже когда мы прислушиваемся к тому, что люди пытаются нам сказать, ответ, который мы даем, часто бывает поверхностным и неискренним.Мы проводим большую часть нашего , слушая , думая о нашей реплике, а не концентрируясь на полученном сообщении.

Наш ответ на полученное сообщение, как правило, не является полностью честным. Например, венчурные капиталисты, когда их проверяют по сделке, которую вы предлагаете, часто отвечают примерно , насколько интересно ваше предложение . Только после того, как вы уйдете, они измельчают вашу презентацию.

Потенциальные клиенты реагируют на ваше предложение, говоря вам, насколько они заинтересованы и что все, что стоит между вами и продажей, — это одобрение их менеджера или совета директоров.Но вы никогда не получите от них ответа и не задаетесь вопросом, что пошло не так.

Свидания говорят нам, как весело им было на первом свидании с нами. Тем не менее, они никогда не отвечают на наш следующий звонок.

Все ли люди лгут?

Большинство людей не любят оскорблять людей, по крайней мере, не прямо им в лицо. Мы называем эти белой ложью — маленькие безобидные неправды, не предназначенные для того, чтобы никому навредить. Конечно, есть люди, которые веселятся, рассказывая людям, насколько они глупы.У меня был такой профессор в аспирантуре. Он наслаждался возможностью убить ничего не подозревающих учеников. Его подход был освежающе честным. Единственная проблема заключалась в том, что это подпитывало мой молодой цинизм. За исключением такого профессора, как этот профессор, большинство людей не могут выдержать полной честности, которую предполагает подлинное общение.

Когда друг спрашивает вас, как новый наряд он заплатил много денег за внешний вид, вы когда-нибудь сказали бы, что он заставляет вас выглядеть толстым? Нет и остаюсь друзьями. В какой-то степени мы все можем отождествить себя со сказкой Ганса Христиана Андерсена о новой одежде императора.Голые или нет, мы обычно не отвечаем искренне.

В продажах мы называем оптимизмом счастливые уши . Продавцы проводят большую часть своего времени, когда потенциальные клиенты отвергают или игнорируют их. Когда они, наконец, находят кого-то, кто желает выслушать их презентацию, они по понятным причинам приходят в восторг. Даже вялый ответ может показаться им громким YES !

Менеджеры тоже сталкиваются с этой проблемой. Их общение со своими командами кажется им ясным. Но их сотрудники услышали это не так хорошо, как они могли ожидать.Сотрудники улыбаются и принимают направление, которое им не нравится. Маловероятно, что они выскажут вслух свое пренебрежение к своему руководителю.

Как и все дети, когда моя дочь была младше, она просила возмутительные вещи. ( Если подумать, она все еще думает.) Вместо того, чтобы ответить громким ответом NO , мы с женой часто возвращались к: Мы подумаем над этим. Я считаю, что в 101 воспитании детей вам говорят, что резкие «НЕТ» не являются предпочтительным общением между родителями и детьми.К сожалению, наше нежелание быть прямым было воспринято как четкое и совершенное ДА и рассматривалось как наше обещание.

Братья Хит в своем бестселлере Made to Stick ссылались на исследование, проведенное в 1990 году Элизабет Ньютон. Она использовала простую игру, в которой игроки пели песню в своей голове и вместо того, чтобы петь вслух, они вместо этого отбивали ритм. Большинство участников исследования ожидали, что их «слушатели» узнают песню, которую они прослушивают.Но только один из сорока. Что произошло? Ожидалось, что говорящий явно общается. Единственная проблема была в том, что она не была.

Цинизм спешит на помощь

Оптимистично ожидая, что все, что мы говорим, будет полностью понято, а получаемые нами ответы будут восприняты как евангелие, только навлекут на нас проблемы или, по крайней мере, оставят нас печально разочарованными. Как только мы развеем это наивное представление (или развеем это за нас), мы научимся подходить ко всему нашему общению совершенно по-другому.Теперь, вооружившись циничным пониманием того, что то, что мы говорим и делаем, не будет хорошо понято нашими получателями, мы можем начать вести себя по-другому.

Вот несколько усердно усвоенных уроков, которые цинизм преподал мне в отношении общения.

Предположим, что ваше общение некорректно . Не ждите, что все поймут слова и намерения вашего общения. Задайте им вопросы, чтобы узнать, что они поняли, а что нет. При необходимости повторите. Никогда не приемлемо предполагать, что только потому, что вы кому-то сказали , они несут ответственность за свои действия.Если получатель не понимает, что вы пытаетесь сообщить, и вы не подтверждаете, что с ним (см. Подтверждение ниже) виноват только ВЫ!

Ожидайте, что люди не скажут вам трудную правду . Независимо от того, насколько благонамеренны, когда вы поднимаете щекотливый вопрос, вряд ли ваша аудитория расскажет вам, что они на самом деле чувствуют. Рассмотрите возражения. Постарайтесь понять, какая часть им неприятна. Сделайте так, чтобы люди могли легко выразить несогласие и признать неизбежность разногласий.Во время разговора задавайте трудные вопросы. Вы знаете, что это такое. Это вопросы, которые вы боитесь задать, опасаясь, что вам откажут. Ответы, которые могут указывать на то, что вы сказали, не так хороши, как кажется. Лучше быстро ответить НЕТ, чем поддерживать ложную надежду на ДА.

Прогнозируйте проблемы, которые вы еще не определили . Предвзятость подтверждения не позволяет нам увидеть ошибки в нашей логике. Попробуйте поставить себя на место получателя сообщения. Подумайте о том, как это влияет на них, а не о том, как вы это видите.Подходите к общению, думая, что может быть не так в вашей логике, а не почему. Есть тысяча причин, по которым вы можете подтвердить свою правоту. Вместо этого сосредоточьтесь на слабом звене, чтобы укрепить его.

Всегда имейте запасной план . Никакая стратегия не выживает после встречи с противником. Какой бы план вы ни разработали, его, скорее всего, придется изменить после того, как он будет реализован. Морские котики полагают, что их самые продуманные планы не сработают. Их подход: «Два — это одно, а один — нет» — всегда иметь готовый хотя бы один запасной план, если первый подход терпит неудачу.

Почтовая переписка с запросом подтверждения . Есть только один способ узнать, понимает ли получатель вашего сообщения то, что вы пытались сказать. Просить! Когда вы это сделаете, есть три возможных результата. Худший исход — отсутствие ответа. Вот что происходит, когда наше общение или план рушатся и сгорают. Отсутствие ответа — хороший признак того, что ваш запрос останется без внимания или что он так и не был получен. Попробуйте еще раз, возможно, используя другой носитель (звонок, а не электронное письмо, или наоборот).

Второй худший (или для вас, оптимистов, второй лучший) результат — это подавляющая положительная реакция. Хотя это может показаться странным, что я оцениваю эту секунду, иногда это происходит потому, что получатель пытается доставить вам удовольствие, а не искренне соглашается. Вы можете услышать что-то вроде: «Звучит нормально», хотя, возможно, это не так. Отнеситесь к этому ответу с долей цинизма.

Лучшее подтверждение — это то, что предлагает корректировки или исправления к вашему первоначальному плану или сообщению.Когда кто-то берет на себя инициативу внести изменения, совершенно очевидно, что они оба понимают, о чем вы пытались сообщить, и находятся на пути к согласию (с поправками, которые они предлагают).

Добавить комментарий