Гипноз милтона эриксона – Эриксоновский гипноз — что это такое? Методы, техники применения

Содержание

Милтон Эриксон и разговорный гипноз. ГИПНОЗ. Скрытые глубины: История открытия и применения

Милтон Эриксон и разговорный гипноз

В свое время Милтон Эриксон (Milton Erickson, 1901–80) был самым почитаемым и прославленным гипнологом в мире, а после его смерти вышло много книг и статей о нем, о его технике и ее приложении. Его влияние огромно, и в некоторых странах люди чуть ли не обожествляли его. Но ему пришлось сражаться в неравном бою, чтобы завоевать признание. Будучи подростком, он заболел полиомиелитом, так что в какой-то мере был инвалидом, и в последние годы жизни перемещался только в инвалидной коляске. А в его зрелые годы мир до такой степени не верил в чудесные исцеления, производимые Эриксоном, что Американская медицинская ассоциация пыталась даже отнять у него лицензию. То были шизофренические 1950-е годы, и его просто не поняли.

Эриксон был превосходным врачом. Ему нравилось быть экстремально гибким в своем подходе — независимо от того, использовал ли он гипноз или нет, были ли его сеансы длинными или короткими, происходили ли они в его офисе в Фениксе, штат Аризона, или где-то еще. Он мог быть агрессивным и мягким, напористым и гибким. Однажды, в крайне драматической ситуации, занимаясь лечением одного человека, который целый год был парализован и не мог ни ходить, ни говорить, Эриксон оскорбил его так, что тому пришлось сделать над собой усилие и ответить ему, а потом встать и покинуть кабинет, потому что он не мог больше этого слышать. Это типично для терапевтических методов Эриксона — он никогда не оставлял симптом в покое, но производил изменение в нем — в интенсивности, в частоте, в местонахождении, в чем угодно. Он любил говорить, что легче направить реку в другое русло, чем перекрыть ее.

Часто он не шел ни на какие уступки; он вылечил молодого человека от ужасных угрей, заставив мать мальчика выбросить все зеркала в доме во время двухнедельных каникул. Когда дело касалось гипнотического введения, он обнаружил, что воображаемые приборы более эффективны, чем реальные предметы. Вместо того, например, чтобы заставлять своих пациентов смотреть на настоящий кристаллический шарик, он просил их смотреть на воображаемый. Это потому что он всегда стремился проникнуть в бессознательное пациента, которое, как он верил, содержит ресурсы и знания, необходимые для выздоровления. Мобилизация воображения — это скорейший путь к бессознательному.

Вместе с верой, что каждый человек поддается гипнозу и что неудача введения в гипноз отражает скорее неспособность гипнотизера, а не пациента, он предпочитал адаптировать свою технику к объекту, а не следовать ограниченному репертуару. И это можно понять, ибо те исследователи, которые утверждают, что определенный процент людей не гипнотизируется вообще, опробовали на своих объектах более или менее ту же самую технику и не проявляли того рода гибкости, которой был знаменит Эриксон. Коллега Эриксона, Эрнст Росси, добавил бы к этому, что гипнолог должен быть чувствительным к природному ритму активности и покоя своего клиента, и тогда шансы загипнотизировать человека сильно возрастают, если время введения совпадет с периодом покоя.

Эриксон был настолько искусным гипнотизером, что снова поднял вопрос о том, нельзя ли загипнотизировать человека против его воли. Однако его жизнь и деятельность не могут дать нам ответа. Он брал тех пациентов, которые уже знали, что он гипнотизер, и тем самым на каком-то уровне уже дали свое согласие. Я по-прежнему продолжаю отстаивать сказанное в предыдущих главах, что человека нельзя загипнотизировать против его воли и нельзя заставить делать вещи, которых он иначе не стал бы делать.

Большинство техник Эриксона основано на отвлечении объекта от его сознательного внимания и барьеров. Так, например, в технике «мой друг Джон» пациент представлял, будто в комнате вместе с Эриксоном находится еще один человек, Джон. Эриксон описывал, какой этот Джон замечательный объект для гипноза, и проходил вместе с ним все ступени воображаемого введения, пока сам пациент не оказывался в трансе. В то время как многие применяемые сегодня техники прибегают к использованию слов, Эриксон умел погружать в транс только посредством действия. Фактически он определял гипноз как совместное переживание, обмен идеями всевозможными способами. Контакт с пациентом, в особенности с его подсознанием, решал дело. Так, в качестве демонстрации, он загипнотизировал пару раз не разговаривающих по-английски испытуемых, просто показывая мимикой постепенное вхождение в транс.

Один из его хорошо известных методов — это «техника замешательства», когда путем серии обескураживающих действий и непрекращающегося отвлеченного разговора он доводил объекта до своего рода отчаяния, так что тот уже жаждал получить ясные внушения, на которые он смог бы прореагировать; и в этот момент Эриксон давал внятное внушение для вхождения в транс или его углубления. Пациент находил прибежище от замешательства в трансе. Похожий метод возбуждения любопытства у объекта, когда он делал паузы и промедления, чтобы вызвать настроение ожидания и подорвать бдительность объекта. Несловесная параллель этого метода — прерванное рукопожатие: держа руку, словно готовую для рукопожатия, он вдруг останавливался и начинал вместо этого делать рукой двусмысленные вещи; он мог вызвать каталепсию руки у объекта, показывающего при этом признаки вхождения в транс.

Никто не ставил так высоко доверие, как Эриксон. В качестве одной из его наиболее общих техник введения он просто начинал рассказывать пациенту очевидные истины. «Вы удобно сидите в своем кресле. — Совершенно верно, нечего возразить. — Ваши руки лежат на подлокотниках кресла. — Разумеется, доктор Эриксон. — Вы чувствуете, как ваши ступни давят на пол, а тело — на кресло». И так далее, в том же духе. Произнеся с полдюжины таких истин, Эриксон достигал момента, когда говорил: «Ваши веки чувствуют тяжесть» или нечто в этом роде, и пациент уже готов был это принять, потому что Эриксон завоевал его доверие, пересказывая так долго бесспорные истины. Но он приобретал не только доверие; указывая на вещи, которые являются истинными, хотя и бессознательными, если к ним не привлекать особого внимания, Эриксон приспосабливал своего клиента к изменению состояния сознания и таким образом готовил его к переводу в гипнотический транс. Он понимал, что завоевать доверие — значит выиграть половину битвы; ибо если вы верите в авторитет человека, его внушения имеют для вас вес. Одним из главных несловесных методов, которым пользовался Эриксон для приобретения доверия, было тонкое отражение языка тела своего пациента, ритма дыхания, интонации и прочего.

Эриксон мог победить даже тогда, когда пациент решал сопротивляться или если был упрямым и беспокойным. Это фактически являлось его специализацией, и он разработал несколько техник (называемые «техники для утилизации», поскольку они утилизировали то поведение, которое объект представлял оператору) специально, чтобы, не показывая вида, преодолевать сопротивление. Во всех своих терапевтических стратегиях он предпринимал интервенцию, но делал это очень тонко, чтобы усилить целительное воздействие посредством укрепления автономности индивидуума. Он диктовал и манипулировал, работая с симптомами пациента, но как жить дальше после того, как эти симптомы были сняты, оставлял полностью на сознательный выбор самого человека.

Приводим описание одного из наиболее удачных приемов Эриксона, в котором использована техника преодоления сопротивления, «двойная связь»:

Один из сопротивляющихся пациентов однажды заявил Милтону Эриксону: «Хотя вы и способны гипнотизировать других, но меня вы не загипнотизируете!» Эриксон пригласил пациента к лекционному креслу, попросил сесть и сказал: «Я хочу оставить вас здесь бодрствующим, бодрствуйте как можно более активно, еще более и более активно бодрствуйте». Объект мгновенно погрузился в глубокий транс. Он столкнулся с двухуровневым сообщением: «Идите сюда и входите в транс» и «оставайтесь бодрствующим». Он знал, что если бы последовал за внупиениями Эриксона, то вошел бы в транс. Поэтому решил не следовать им. И все же, отказавшись следовать за внушением оставаться бодрствующим, он вынужден был погрузиться в транс.

Эриксон добивался своего, но не отнимал свободу действия у пациента; он подрывал его сопротивление, но сохранял автономию.

Он развил также простой, но мощный способ преодоления сопротивления терапевтическим внушениям. Он вставлял терапевтические внушения между внушениями для поддержания транса. Таким образом, внимание пациента еще до того, как он начинал противиться терапевтическому внушению, уводилось на поддержание транса. Точно так же, когда Эриксон видел, что в терапевтических целях пациенту важно что-то делать, чего тот не хотел бы делать, он не просил его об этом прямо. Вместо этого Эриксон просил его сделать еще что-то другое, что тот был еще меньше расположен делать. Таким образом, пациент, выбирая свободно сам, что ему делать, брался именно за ту вещь, которую Эриксон ставил на первое место.

Если вы сегодня пойдете к гипнологу, то он будет говорить с вами долго, мягко и убедительно. Именно Эриксон довел до совершенства технику разговора при гипнотическом введении. Возможно, у Эриксона это использование языка было естественным и инстинктивным, но теперь оно интенсивно анализируется. Перечисление всех нюансов заняло бы слишком много времени, но здесь приводятся лишь некоторые примеры искусства разговора, разработанные Эриксоном и его последователями.

Некоторые слова повторяются все снова и снова, например, «и». Однако, связывая посредством «и» зачастую логически не связанные предложения, Эриксон мог глубже погружать клиента в гипнотическое состояние. «Вы сидите на кресле, и ваши руки покоятся на подлокотниках кресла (две само собой разумеющиеся очевидности), и ваши веки становятся тяжелыми, и вы чувствуете сонливость, и теперь вы уже вряд ли сможете их открыть….» Другая техника — это задавать вопросы, требующие ответа «да», так что пациент все время соглашается с процессом гипнотического введения. «Приятно же быть спокойным и расслабленным, не так ли?» «Вы же хотите решить ваши задачи?» Согласие и доверие, многократно повторенные, решают все. В любом случае вопросы часто оказываются более сильными, чем прямые утверждения, так как они, по-видимому, оставляют решение на усмотрение клиента: «Можете вы мне сказать, на что похоже погружение в глубокий сон?» Такой вопрос поощряет засыпание, при этом не выглядит как команда. Вопрос «Вас это удивляет?» заставляет пациента открыть рот от удивления и дает ему возможность измениться. Могут применяться также и замаскированные вопросы типа «Я не знаю, как глубоко вы хотели бы войти в транс». Команды могут быть также скрытыми, спрятанными в кажущееся безобидным утверждение: «Я не хочу, чтобы вы расслаблялись настолько, чтобы не слышали моего голоса». Легкое ударение на выделенных курсивом словах, с изменением тона и ритма, делает их внушением, нацеленным на бессознательное.

Как только необходимая степень доверия или летаргии достигнута, гипнотизер школы Эриксона может вводить некоторые силовые слова — «должны», «невозможно», «можете». «По мере того, как вы глубже и глубже входите в трансовое состояние, вы не сможете открывать глаза. Как бы вы ни старались, невозможно открыть глаза. Вы настолько расслаблены, настолько глубоко расслаблены (повторение — это еще одна хорошая техника Эриксона), что должны заснуть… Вы не можете поднять ваши руки…» Еще одна похожая техника — это использовать слова, привлекающие внимание, такие как «ну», «теперь», «очевидно», быть может, только с чуточкой симпатии в голосе: «Теперь вы чувствуете сонливость; очевидно, вы знаете, как расслабляться; ну, теперь вы можете глубже войти в гипноз». Джон Гриндер и Ричард Бэндлер поясняют смысл того, когда Эриксон использует силовые слова или нечто неопределенное:

Руководство, которым я пользуюсь, следующее: я не хочу, чтобы кто-нибудь, с кем я провожу гипноз, в чем-нибудь провалился. Если я внушаю что-то, в чем можно легко убедиться, я, по всей вероятности, стану применять слова «могли бы», «хотели бы», такие, что мы называем сослагательным наклонением. «Ваша рука могла бы начать подниматься…» Таким образом, если я попрошу о чем-то, чего не возникнет, человек не «провалится». Если же я намекаю на что-то, совершенно не поддающееся проверке, я скорее буду использовать слова, содержащие намек на подчинение: «Это позволит вам глубже погрузиться в транс» или «Это делает вас более расслабленным». Поскольку эти внушения невозможно проверить, он не сможет заключить, что провалился.

Эмоциональные слова, иногда называемые «якорями», очень важны. Достаточно изучив, какие слова могли бы запустить у клиента эмоциональную реакцию, как негативную, так и позитивную, Эриксон приправлял свою беседу этими словами, чтобы мобилизовать эмоциональную энергию в терапевтических целях.

Однако та техника, которой Эриксон прославился больше всего, — это техника аналогий и метафорических рассказов; на этот счет у него, по-видимому, был особенный дар. Уверен, что некоторые из историй были заготовлены и отшлифованы заранее, другие же сочинялись на ходу: в этом метафорическом стиле Эриксон мог мыслить столь же ясно и молниеносно, как и в нормальном ассоциативном стиле. Рассказы его очень часто личные, взятые из его собственной жизни, которую он кроил для подходящего момента с целью переосмысления проблемы пациента. Многие из рассказов слишком длинные, чтобы цитировать, но приведем один коротенький эпизод, заостряющий внимание на том, что подсознанию следует доверять, когда хочешь сделать правильную вещь в правильное время:

Многие люди очень переживали, потому что мне уже было четыре года, а я не умел говорить. Причем сестра моя, которая на два года моложе меня, уже говорила, и она до сих пор говорит, однако так ничего и не сказала. И многие огорчались, так как я был четырехлетним мальчиком, который еще не умел говорить. Моя мама сказала успокаивающе: «Придет время, и он заговорит».

Просто и к месту. И все рассказы всегда были нацелены на одно и то же: «Сначала смоделировать мир пациента, потом проиграть этот смоделированный мир». Рассказы и метафоры занимали воображение и питали положительные эмоции пациента; Эриксон с тем же успехом использовал анекдоты, каламбуры и загадки. Они расслабляли пациента и делали его открытым для образного, метафорического содержания, ибо, по сути, они были притчами его собственной проблемы и выхода из нее. Они могли содержать скрытые действия-команды. Особенно знаменит случай с мальчиком, который в двенадцать лет все еще мочился в постель. Родители испробовали все средства от терпения до кнута и пряника. Эриксон обнаружил, что мальчик любит бейсбол, поэтому он рассказал ребенку о мышечном контроле, необходимом для профессиональной игры в бейсбол. Чтобы поймать мяч, сказал он, все мышцы должны сжаться в нужный момент, а чтобы отпустить мяч, необходимо расслабить все мышцы в нужный момент, а иначе мяч не полетит туда, куда ты его хочешь послать. Если ты сумеешь это сделать правильно, заключил Эриксон, то это будет большое, настоящее достижение. Мальчик перестал мочиться в постель.

И снова, быть может еще изощреннее, работая с сексуальными трудностями у супружеских пар, он заставлял их говорить вместо этого о еде, самой общей метафоре для секса. Он заставлял женщину согласиться, что она наслаждается, откладывая начало, тогда как муж стремится перейти к самому главному. Если клиенты начинали замечать, к чему Эриксон ведет, он тут же менял предмет разговора, но возобновлял его время от времени. И он заканчивал внушением, казавшимся просто хорошим советом, что они однажды выберут вечер, чтобы приятно поужинать вместе, — в надежде, что обильный ужин приведет к обильному сексу.

В этом случае не применялось никакого гипноза. Однако большинство своих историй Эриксон рассказывал загипнотизированным людям, потому что верил, что в трансовом состоянии мы инстинктивно понимаем главный смысл рассказа, не отдавая себе отчета в том, что мы делаем. Как это метко заметил врач Ли Уоллас: то были истории «для третьего уха». Смысл истории впитывается и действует на бессознательное. Более того, будучи в восприимчивом состоянии, мы даем семенам историй глубже укореняться в душе. Однако смысл рассказа — это еще половина терапевтической цели; хорошая история оставляет хорошее ощущение, — какое остается у вас, когда вы покидаете кинотеатр после просмотра хорошего фильма. Взращивание этого хорошего ощущения также часть терапии Эриксона, его рассказики всегда неизменно усиливали чувство жизни, позитивное, поддерживающее рост и волю к переменам в собственной жизни. Они рассказывали о достижениях, о преодолении барьеров, о новых горизонтах.

Теоретически, Эриксон больше всего интересен в своем очевидном разрыве с предположением Фрейда о том, что регрессия — это путь к большинству проблем, причиненных прошлым. Подобно дзэн-буддисту, Эриксон работал с «настоящим» пациента, с его «здесь и теперь», веря в то, что каждый из нас обладает ресурсами для совершенного здоровья и что мы должны сосредоточиться скорее на самосовершенствовании, чем на исправлении ошибок прошлого. Более того, поскольку он думал, что «ваше сознательное мышление может быть очень разумным, однако ваше бессознательное гораздо умнее», терапевтический процесс вовсе не обязан был стать «прозрением» — перемещением чего бы то ни было в сознание. Он верил, что мы имеем ресурсы в нашем прошлом, чтобы преодолеть любое препятствие. Если вы решили проблему в прошлом, вы можете сделать так снова. Таким образом, он говорил своему пациенту, как тот решил какую-то проблему в прошлом, а затем воссоздавал в уме загипнотизированного пациента те же самые условия для настоящего.

Милтон Эриксон умер больше двадцати лет назад, но можно с уверенностью сказать, что его труды повлияли на каждого гипнотерапевта, и с каким бы из них вам ни довелось встречаться, он будет применять некоторые из его техник. Я бы описал Эриксона как своего рода поэта. Есть разница между его гипнотической и «вводящей в транс» поэзией и тем родом поэзии, который взывает преимущественно к интеллекту. Главная черта гипнотической поэзии — у нее свой четкий, убаюкивающий ритм; эти постоянные повторения; она прибегает к смутной образности и содержит неясности, которые усыпляют разум. Все это представлено в методах Эриксона. Он был художником.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Скрытый гипноз Милтона Эриксона. Тайны человеческого мозга

Скрытый гипноз Милтона Эриксона

Но давайте поговорим на волнующую тему вечной молодости чуть позже, а сейчас вернемся к манипуляциям с сознанием. Помимо гипнотизеров с ритмичным голосом, существуют еще те, кто старается сделать свою работу как можно более незаметной.

Область гипноза, о которой мы сейчас поговорим, сегодня весьма распространена. Она названа в честь своего создателя, известного психотерапевта и врача-гипнотизера Милтона Эриксона (1901–1980). За свою долгую жизнь он успел очень многое: основал школу психотерапии, вылечил около сорока тысяч больных, защитил степени бакалавра, магистра психологии и доктора медицины в университете штата Висконсин, создал «Американское общество клинического гипноза» и стал его первым президентом, учредил и возглавил «Американский журнал клинического гипноза», написал более 140 научных статей и книг о гипнозе.

Созданные Эриксоном методы и техники в настоящее время доминируют в американской психологии и занимают важное место в мировой психологической практике.

Милтон Эриксон — пример сбывшейся американской мечты, человека, который «сделал себя сам». Он родился в маленьком шахтерском городке на западе Соединенных Штатов, но вскоре после его рождения семья Эриксонов перебралась в Висконсин.

Когда мальчик чуть подрос, то выяснилось, что он не может воспринимать цвета и видит мир только черно-белым. Но этого природе было мало, и она лишила Милтона еще и способности различать высоту звуков. А в семнадцать лет Милтон заболел полиомиелитом и остался на всю жизнь инвалидом. Но болезнь не испугала его, а, возможно, наоборот пробудила в нем желание работать и совершенствоваться.

Будучи полностью парализованным, Эриксон часами концентрировал внимание на мельчайших импульсах, возникающих в мышцах ног, и сначала добился еле заметных движений, а спустя год уже передвигался с помощью костылей. Он нашел сидячую работу на консервном заводе и накопил деньги на обучение в университете. А после первого курса он пустился в опасное путешествие на каноэ от озера Мэдисон через Миссисипи в Рок-Ривер и назад к Мэдисону.

Окончив университет и получив медицинскую степень, он прошел интернатуру и практику в психиатрической больнице Колорадо. Вскоре Эриксон получил должность младшего психиатра в государственной больнице Род-Айленда. А спустя несколько месяцев, в апреле 1931 года, был принят в штат Исследовательской службы при государственной больнице Ворчестера, где быстро вырос до главного психиатра службы. Через четыре года он приехал в Элоизу, штат Мичиган, и получил должность директора Центра психологических исследований и тренинга при окружной больнице Уэйна. Тогда же он стал членом-корреспондентом психиатрии в Государственном медицинском колледже Уэйна, выполняя одновременно обязанности профессора клинической психологии в Мичиганском университете.

В Элоизе Эриксон начал применять гипноз для профессионального обучения ординаторов. Затем Эриксон переехал в Феникс, где завел частную практику. Там он женился и у него появилось пятеро детей.

Весьма интересен пример манипуляции (здесь — в положительном смысле), который сам Эриксон приводит в статье «Гипнотерапия в педиатрии». Когда сын Милтона Роберт упал с лестницы, разбил губу и вогнал передний верхний зуб в челюстную кость, мальчик громко закричал от боли и ужаса. Родители бросились к нему: «Мы и не пытались поднять его. Вместо этого, как только он остановился, чтобы набрать воздуха для нового крика, я быстро сказал ему, просто, сочувственно и многозначительно: «Очень больно, Роберт. Ужасно больно». Несомненно, в тот момент мой сын понял, что я знаю, о чем говорю. Он мог со мной согласиться и знал, что я тоже с ним полностью согласен. Поэтому он мог теперь ко мне прислушаться и довериться мне, ведь я показал ему полное понимание ситуации. Затем я сказал Роберту: «И будет еще болеть». Этим простым утверждением я выразил его страх, подтвердил его видение ситуации, продемонстрировал полное понимание сути дела и мое полное согласие с ним — ведь в тот момент ему казалось, что его страдание и боль никогда не кончатся. Следующим нашим с ним шагом было провозглашение (в момент его очередной паузы для вдоха): «И ты очень хочешь, чтобы перестало болеть». И снова мы были в полном согласии, и я удовлетворял и даже поощрял его желание. И это было именно его желание, идущее изнутри и заключающее в себе его настоятельную потребность. Обозначив ситуацию таким образом, я уже мог что-то предлагать и быть уверенным в его согласии со мной. И я предложил: «Возможно, оно перестанет болеть через какое-то время, через минуту или две». Это предложение полностью соответствовало его собственным потребностям и желаниям и, поскольку оно содержало в себе слова «возможно, перестанет», оно не вступало в противоречие с его собственным пониманием ситуации. Таким образом он мог принять эту идею и отреагировать на нее.

Роберт знал, что ему больно, что он страдает; он видел кровь на полу и на своих руках, чувствовал во рту ее вкус. И так же, как любой другой человек на его месте, хотел видеть в своем несчастье нечто особенное и желал какого-то особенного утешения. Никто не хочет, чтобы у него была пустячная головная боль; если уж голова болит, то пусть она болит так сильно, что только он, страдалец, и может это выдержать. Какой утешительной может быть человеческая гордость! Поэтому внимание Роберта было направлено на две жизненно важные цели, выраженные в следующих простых утверждениях: «Как много крови на земле! Какая это замечательная, здоровая, хорошая кровь! Мама, посмотри внимательно и ты увидишь. Я уверен, что это так, но хочу, чтобы ты тоже убедилась». Мы внимательно исследовали кровь и подтвердили, что она действительно здоровая и хорошая, но нужно было еще провести изучение качества крови на фоне белого умывальника в ванной. Таким образом мальчик, уже переставший кричать от боли и страха, был умыт. Когда его привели к доктору для наложения швов, его прежде всего спросили, выдержит ли он то, что однажды уже проделали с его сестрой. Наложение швов прошло без обезболивания, ведь мальчик был заинтересован в результате процедуры».

Собственно, в этой истории, вкратце изложена вся суть гипнотического метода Эриксона. Эриксоновский гипноз использует присущую человеку способность к непроизвольному впадению в транс, поэтому ему подвержен каждый человек, в том числе и тот, кто им владеет.

Техника эриксоновского гипноза состоит из следующей последовательности этапов:

— присоединение объекта;

— ведение;

— наведение транса;

— внушение, манипуляция;

— вывод объекта из транса.

Главное, естественно, закладывается в начале общения, и потому первый этап очень важен, от него зависит успех дальнейших действий.

Вспомните, что порой вы, будучи чем-то расстроенным, встречаете знакомого, и в ответ на ваши жалобы он лишь машет рукой: «Пустяки, и это пройдет!». У него хорошее настроение, и он просто не хочет «грузиться» вашими проблемами. Можно понять и его, и вас — правых и виноватых в такой ситуации нет. Любой из нас частенько игнорирует и крики о помощи, и просьбы разделить веселье.

Но есть люди, их называют «душа компании», прекрасные собеседники, которых все любят.

Секрет их прост, это три буквы — НЛП. 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

esoterics.wikireading.ru

5 эффективных и простых приемов

История врача как пример для подражания

Милтон Эриксон родился 5 декабря 1901 года в американском городе Ауруме, штата Невада. Это сейчас он психотерапевт с мировым именем, автор особой формы медицинского гипноза, человек, который помог не одной тысяче пациентов. Но начало его жизни было тяжелым. Милтон в детстве сильно отличался от своих сверстников: отставал от них в развитии, поздно начал читать, плохо различал цвета.

В 17 лет Милтон тяжело заболел полиомиелитом. Врач предупредил родителей, что жить мальчику осталось совсем немного. Эти слова потрясли и разозлили Эриксона. Юноша осознал, насколько сильно он хочет жить, и как он зол на доктора, который не верит в его будущее. Этот вечер стал отправной точкой его новой жизни. Он попросил повесить зеркало на стене его комнаты, чтобы в нем отражался закат солнца и поклялся самому себе, что у него в жизни будет еще очень много таких закатов.

Уже тогда проявились его гипнотические способности, он почувствовал, как воздействие на подсознание меняет его тело и саму жизнь. Лежа в кровати, он наблюдал за первыми шагами своей младшей сестренки, и представлял, как он сам, переставляя ноги, ходит, шаг за шагом. Мысленные образы отзывались в его мышцах. Так, путем долгих тренировок и занятий, подобных самогипнозу, он вернулся к полноценной жизни.

После такого испытания будущий врач смог поступить в медицинский колледж. Он прожил долгую и насыщенную достижениями жизнь. У него восемь детей, много друзей. Люди, знавшие его, отмечали его любовь к жизни, теплое отношение к людям. Он никогда не пасовал перед трудностями и помогал другим поверить, что все можно преодолеть, что главный наш помощник это мы сами, наше подсознание. Методику, которую он разработал, так и называют Эриксоновский гипноз.

Что такое эриксоновский гипноз

Само слово гипноз переводится с греческого, как «сон». Его до сих пор некоторые воспринимают, как необычная форма сна. Благодаря достижениям современной науки, ученые выявили, что работа мозга в период бодрствования и в период сна отличается от его деятельности во время гипноза. Следовательно, гипноз — это отдельное, особое состояние человека, состояние транса.

Обычный гипноз называют директивным. Он внушает человеку нужные действия, дает прямые четкие указания. Такому внушению поддаются в среднем до 50-60 % людей.

Эриксоновский гипноз – это мягкое, не приказное направление в психотерапии. Внушение идет символическое, косвенное, своего рода разговорный гипноз. Эриксон вывел главное, в каждом человеке есть установка на развитие. Внутри нас есть силы, настроенные позитивно, важно лишь задействовать эти силы, чтобы человек начал осознанно развиваться.

Здесь нет четких правил и фраз, которые сработают. К каждому человеку подход сугубо индивидуальный. Милтон мягко подводил пациента к снятию запретов внутри себя. Все преграды и препятствия создаем мы сами, своим неверием в себя и страхом. Во время сеанса человек все видит, понимает, и способен в любой момент прервать разговор с врачом.

В настоящее время гипноз эриксона признан одним из самых эффективных методов в психотерапии, ему поддаются практически 100% пациентов.

Сферы применения гипноза Эриксона

  • Наркология. Лечение всех видов зависимости: алкоголь, наркотики, курение. Есть примеры, когда при лечении от алкоголизма происходило улучшение при пневмонии. Это еще раз доказывает, насколько тесно связаны тело и психика.
  • Психиатрия. Применяется при невротических расстройствах, поведенческих нарушениях.
  • Реабилитация больных после тяжелых операция, которые влекут за собой временное или постоянное ограничение подвижности (ампутация части тела, резекция желудка). Отмечено, что при использовании разговорного гипноза в таких отделениях снижается смертность, люди быстрее идут на поправку.
  • Психотерапия. Метод эриксона дает положительную динамику при восстановлении психического здоровья у людей опасных профессий: солдаты, служившие в горячих точках; сотрудники МЧС после ликвидации последствий катастроф; люди, пережившие стихийное бедствие.
  • Гипноз эриксона применяется в разных отраслях медицины: детской психотерапии, акушерстве, сексологии.

Гипноз эриксона, это польза или вред?

Подобный гипноз мягкого воздействия помогает людям справиться с многими проблемами: страхами, комплексами, депрессивными состояниями. Человек выходит из стресса, мир снова сияет для него яркими красками.

Курсы по прикладной психологии, по умению манипулировать людьми набирают все большую популярность. Здесь важен моральный аспект воздействия гипнозом. Нельзя воздействовать на человека без его согласия. Полученные на курсах навыки не дают права вмешиваться в судьбы людей.

5 эффективных и простых приемов разговорного гипноза

В НЛП технологии разговорный гипноз является моделью гипнотической работы Эриксона. Это не работа по учебнику, не игра по сценарию, это искусство. Со стороны это милая беседа двух людей, чрезвычайно довольных обществом друг друга. Такая модель гипноза хорошо работает в продажах, переговорах, на деловых встречах. Словом, там, где один человек хочет что-то получить от другого. Эриксон разработал методику, при которой человек подвергается внушению в процессе разговора, входя в легкий транс, не замечая этого. Вот упрощенные приемы из разговорного гипноза, освоить которые может каждый.

  1. Присоединение. Иными словами, подстраивание к объекту воздействия. Многие знают этот прием, не догадываясь об имени автора. Мастер (гипнолог) подстраивается сначала под речь собеседника, под его интонации, стилистику речи. Потом подстройка идет под движения, мастер принимает такую же позу, даже ножкой покачивает в такт. Копируя манеру поведения, вы вызываете у него чувство доверия, расположения к вам. Человек подумает, что нравится вам и станет более открытым. Подстраивание должно быть очень плавным и незаметным.
  2. Ведение. После того, как вы подстроились, начинаете вести человека в нужном для вас направлении. Человек в гневе: разговаривает громко, отрывисто, глубоко вдыхая, чтобы набрать воздух. Вы говорите тоже громко, используете такое же глубокое дыхание. Но все это делаете на пол тона спокойнее, постепенно все снижая громкость и темп разговора, а человек уже на вашей волне, вы с ним в одном голосовом звуковом диапазоне. Вы успокаиваетесь, и он постепенно успокаивается вслед за вами.
  3. Введение транса в разговоре.

– Техника трех «ДА». Говорите человеку несколько заведомо положительных утверждений, на которые он точно даст утвердительный ответ. Потом вы говорите свое предложение, и он вынуждено, будто по инерции, тоже ответит согласием. Например, вы согласитесь с моим утверждением: вы читаете сейчас мою статью и думаете, что такие несложные приемы помогут вам в работе с людьми, или просто в общении с окружающими.

– Техника забалтывания. Вы говорите много, быстро, часто повторяя одни и те же слова. Не забывая в конце фраз вставлять невинный вопрос «все же верно, да?». В конце выдает нужную вам фразу, ради которой пришли. Собеседник так устал от вашей длинной речи, что, боясь ее повторения, соглашается с последней фразой тоже.

  1. Внушения.

– Выбор без выбора. Вы даете оппоненту два варианта, результаты которых, вас устраивают. Но выглядит это так, будто выбирает он. Это и есть внушение и манипуляция другим человеком.

– Допущение. Здесь вы задаете собеседнику стиль его поведения. Начиная разговор специальными словами: до того как; прежде чем; по мере того как. Например, «до того как ты начнешь высказывать мне свое отрицание, вдохни поглубже».

  1. Вывод из транса. Делается это после окончания беседы. Можно спросить собеседника, который час, или привлечь его внимание к порядку на столе, иными словами, вернуть в реальность.

Итого

Милтон Эриксон написал много научных работ, подробно разработал методику своего особого гипноза. Цель Эриксоновского гипноза состоит в том, чтобы помочь человеку задействовать все свои внутренние ресурсы для борьбы со своими проблемами и комплексами. Он всей своей жизнью доказал, что человек может все, главное захотеть. Он смог, значит сможем и мы.

Мы постоянно куда-то спешим, испытываем стресс из-за того, что не все успеваем. При этом забываем о самом главном. Остановитесь, прислушайтесь к себе, поймите, что для вас важнее всего, что мешает достичь высот, которых вы достойны. Не обманывайте себя, потом может и не быть. Гипноз эриксона лишь один из методов преодолеть все наши страхи и сомнения. Пока мы живы, мы можем воплотить в жизнь все самые сокровенные мечты. Ищите новые методы, читайте книги, проходите тренинги.

Перестаньте себя жалеть и забудьте слово «невозможно».

 

[Всего голосов: 7    Средний: 3.6/5]

trenermozga.ru

Глава 4. Эриксоновский гипноз. «Гипноз: самоучитель. Управляй собой и окружающими»

 

Исторический экскурс


Классический директивный гипноз в первой половине XX века потерял свою популярность, применяясь в основном в психиатрической практике для снятия истерических симптомов и выработки отвращения к алкоголю. Многим пациентам не подходил приказной характер внушений, не нравилось подавление личности, существовал страх потери контроля над своим поведением, мыслями и чувствами в состоянии гипноза. Кроме того, классические методики гипнотизации вводили в транс далеко не всех испытуемых. По статистике, лишь от 20 до 40 % обратившихся за помощью людей были гипнабельны. Безусловно, упорная работа на протяжении длительного времени позволяла повышать внушаемость и гипнабельность, однако далеко не всегда хватало терпения и веры в достижение результата.


Эриксоновский гипноз, появившийся в 1930—50 гг. сначала в Америке, а затем постепенно распространившийся по всему миру, позволил отказаться от диктата и подавления личности. Это новое прогрессивное направление в психологии и психотерапии использует мягкие, вкрадчивые, незаметные техники, позволяющие достичь транса без соответствующей магической атрибутики и официального объявления процесса гипнотизации.

litresp.ru

людей, не поддающихся гипнозу, не существует

Экология жизни. Люди: «Они приходят сюда, и я рассказываю им истории. Потом они уходят домой и меняют свою жизнь». Так просто объяснял Милтон Эриксон магию, которая происходила на его сеансах. Милтон Эриксон известен во всем мире как крупнейший специалист в области медицинского гипноза. Его называют лучшим психотерапевтом XX века – и это, пожалуй, не преувеличение.

«Они приходят сюда, и я рассказываю им истории. Потом они уходят домой и меняют свою жизнь». Так просто объяснял Милтон Эриксон магию, которая происходила на его сеансах.

Милтон Эриксон известен во всем мире как крупнейший специалист в области медицинского гипноза. Его называют лучшим психотерапевтом XX века – и это, пожалуй, не преувеличение.

Эриксону удавалось то, что и до, и после него считалось невозможным. Он избавлял от боли пациентов с последней стадией рака. К нему приходили люди, которым не помогли годы лечения – и он исцелял их зачастую всего за один сеанс.

Милтон Эриксон утверждал, что людей, не поддающихся гипнозу, не существует. Нет, он не собирал стадионы и не прибегал к зрелищным приёмам. Он работал в своей клинике, а позже принимал пациентов и учеников прямо в своём доме в Фениксе. Магия заключалась не в умении устроить эффектное шоу, а в результатах, которые он с невероятным постоянством демонстрировал год за годом.

Эриксон брался даже те случаи, которые считались неизлечимыми. Его терапевтические сессии изучали снова и снова. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер основали новое направление в психологии – нейро-лингвистическое программирование (НЛП), основываясь на анализе работы мэтра. Им мы обязаны тем, что подробные записи его сеансов дошли до наших дней.

Правда сам Эриксон относился к исследователям с юмором: «Спасибо, что объяснили мне, что и как я делаю». Интересно, что успехи своих многочисленных учеников и пациентов Эриксон никогда не считал своей заслугой. Наоборот, он искренне радовался и восхищался каждый раз, когда человек открывал в себе новые возможности и неожиданные силы.

Милтон Эриксон утверждал, что способность к исцелению есть внутри каждого человека, а он всего лишь запускает процесс.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на НАШ youtube канал Эконет.ру, что позволяет смотреть онлайн, скачать с ютуб бесплатно видео об оздоровлении, омоложении человека. Любовь к окружающим и к себе, как чувство высоких вибраций — важный фактор 

Последний закат

Его жизнь могла оборваться в 17 лет – он тяжело заболел полиомиелитом, болезнью, с которой тогда ещё не научились бороться. Врачи сказали его матери, что он не доживёт до утра. Возможно та ночь стала переломной во многих смыслах.

Он часто рассказывал о ней впоследствии:

Я лежал в своей комнате и услышал, как врачи говорят моей матери: «К утру мальчик умрёт». Я был страшно зол: как можно говорить женщине, что её ребёнок не доживёт до утра?! Когда мать вошла в его комнату, на ней лица не было.

И тогда я попросил ее передвинуть большой сундук, чтобы он встал под другим углом к кровати. Я заставлял её двигать сундук снова и снова, пока, наконец, он не встал так, как мне хотелось. Этот сундук закрывал мне пейзаж за окном, и – разрази меня гром – я не хотел умереть, не увидев заката!

Интересно, что сама эта история – классический пример знаменитых «терапевтических рассказов» Милтона Эриксона. Исследователи его работы считают, что он лечил людей именно «рассказывая истории». Конечно, он мастерски гипнотизировал, а точнее – вводил в транс, то есть специфическое состояние, которое делает человека восприимчивым к тому, что Эриксон называл «бессознательным обучением».

С первых секунд разговора Эриксон внимательно наблюдал за человеком. У него было великолепно развито периферическое зрение – казалось, он особенно и не вглядывался в своих собеседников, но ни одна мелочь не ускользала от его цепкого взгляда. О профессиональной проницательности Милтона Эриксона ходили легенды. Часто уже на первых минутах разговора он «считывал» проблему и знал, что делать дальше.

Захватив внимание человека, Эриксон рассказывал ему историю, ведя беседу на двух уровнях – с сознанием и с подсознанием. Трудно определить жанр этих рассказов – их можно назвать притчами или терапевтическими новеллами. Очень простые и ясные по форме, они похожи на дзен-головоломки.

Это могли быть описания, научные факты или реальные случаи из жизни – короткие и длинные, понятные и странные. Для каждого человека был свой рассказ и он чудесным образом становился зерном, прорастающим в человеке и меняющим его.

«Мне повезло – я был парализован»

Полиомиелит имел страшные последствия – в 17 лет Милтон Эриксон оказался полностью парализованным. Он не только не мог двигаться – болезнь лишила его всех чувств, кроме зрения и слуха. И врачи говорили, что так будет всегда.

Но случилась удивительная вещь. Его выносили во двор и он лежал там. Он смотрел, как играют его братья и сёстры. Наблюдая, как его младшая сестра встаёт на ножки, он снова и снова «прокручивал» в мозгу сценарий – как он подтягивает ногу, встаёт, ловит равновесие… Так, вопреки прогнозам врачей, научился ходить во второй раз – «через мозг».

То, что большинство людей сочли бы трагедией, он считал своей большой удачей. Своим ученикам он рассказывал об этом так:

Понимаете, у меня было огромное преимущество перед другими. Я был полностью парализован, а воспаление было таким, что ощущения были тоже парализованы. Я мог двигать глазами и слышать. Что я мог сделать, чтобы хоть как-то развлечь себя?

Я начал наблюдать за людьми и всем, что меня окружало. Я скоро узнал, что мои сестры могут говорить «нет», имея в виду «да». И они могли сказать «да», подразумевая в то же самое время «нет». Я начал изучать невербальный язык и язык движений тела.

Это не было красивой позой. Главной чертой характера этого уникального человека было гениальное умение радоваться жизни и доходящую до абсурда способность воспринимать всё происходящее с ним как подарок судьбы. Трудности не сделали его мрачным героем, стойко выдерживающим жизненные удары.

Напротив, он всегда был очень весёлым и добродушным человеком с «солнечной» улыбкой и заразительным смехом. Полностью восстановиться после болезни ему так и не удалось. До 50 лет он ходил с тростью, а потом второй приступ полиомиелита приковал его до конца жизни к инвалидному креслу.

Его мучили постоянные головные боли – результат осложнений, почти не действовала правая рука, левая тоже была ограничена в движениях. Только половина диафрагмы была подвижна, губы частично парализованы, язык смещен.

Болезнь изменила его гортань – речь стала глухой и невнятной, похожей на механическую. Но и это он сумел сделать своим преимуществом! Его тихий, монотонный голос, медленно и размеренно произносящий слова, стал тем самым легендарным инструментом, мгновенно погружающим пациента в транс.

Пятый элемент

Несмотря на многочисленные попытки описать то, как Эриксон гипнотизировал и лечил своих клиентов, надо признать: магию словами не передать.

Понятие «эриксоновский гипноз» прочно вошло в учебники по психотерапии, многие специалисты более или менее успешно используют приёмы Эриксона, но полностью повторить его результаты не удалось пока никому.

Возможно, тот самый секретный ингредиент в волшебной формуле доктора Эриксона – его личность. Все, кто встречался с ним, в один голос утверждают, что он был носителем чего-то правильного и настоящего, был очень сильным и добрым человеком.

Милтон Эриксон прожил долгую счастливую жизнь, был не только невероятно успешен в работе, но и стал главой очень большой и дружной семьи. Он был счастлив в браке и вырастил восьмерых детей, которых очень любил и которыми гордился.

До последнего дня он работал – проводил обучающие семинары в своём доме в Фениксе. Известность пришла к нему довольно поздно и мало его изменила. Уже будучи знаменитым, он сохранил простоту, способность заразительно смеяться и с удовольствием делиться знаниями.

Вот реальный случай из практики Доктора Гипноза, описанный его учеником, Дж. Зейгом.

История Бетти

«В октябре 1956 года меня пригласили выступить на Всеамериканском совещании психиатров по вопросу о применении гипноза в главной бостонской больнице штата. Меня попросили не только прочитать лекцию о гипнозе, но и показать кое-что из техники.

Я походил из палаты в палату, пока не заметил двух беседующих медсестер. Я понаблюдал за ними, за их поведением. Когда они кончили разговаривать, я подошел к одной из них, представился и сказал, что буду читать лекцию о гипнозе на совещании и не согласилась бы она стать объектом внушения.

Она ответила, что о гипнозе ничего не знает, ничего на эту тему не читала и никогда не видела, как это делается. «Тем лучше, – заметил я, – из вас получится отличный объект». «Если вы считаете, что у меня получится, я буду очень рада помочь».

Я сказал, что буду работать с сестрой Бетти, врачи запротестовали: «С ней нельзя работать. Она уже два года проходит курс психоаналитической терапии. У нее компенсированная депрессия (т.е. серьезное депрессивное состояние, но пациент борется с болезнью, продолжает работать, невзирая на угнетенное, тоскливое состояние).

Доктор Алекс добавил: «У нее ведь еще суицидальный синдром. Мы уже получили от нее заявление об уходе. Она может покончить с собой, как только уволится. Нет, ее нельзя использовать».

Протестовали все: и лечивший Бетти психоаналитик, и доктор Алекс, и персонал больницы, и все сестры.

«К сожалению, мы с Бетти договорились работать с обоюдного согласия. Если я пойду на попятный и откажу ей, при ее депрессии, она воспримет мой отказ как свою полную ненужность и покончит с собой в тот же вечер». В конце концов я их убедил.

Закончив лекцию, я обратился по очереди к нескольким присутствующим, чтобы продемонстрировать несложные приемы гипноза. Затем я сказал: «Бетти, встань, пожалуйста. Теперь медленно иди к сцене. Иди прямо на меня. Сейчас иди не очень быстро и не очень медленно, но с каждым шагом входи постепенно в транс».

Когда Бетти, наконец, оказалась на сцене, стоя прямо передо мной, она уже находилась в очень глубоком трансе. Я продемонстрировал каталепсию и анестезию кисти.

Потом я сказал Бетти: «Неплохо было бы нам с тобой побывать в Бостонском дендрарии. Мы можем это легко осуществить». Я рассказал ей об искажении времени, как можно расширить или сжать время. «Итак, время расширилось, и каждая секунда стала днем».

Она представила, что мы с ней находимся в дендрарии. Я показал ей, как погибают однолетние растения, поскольку уже наступил октябрь, как меняют цвет листья, как это обычно бывает в Массачусетсе в октябре. Я показывал ей разные деревья, кустарники и вьющиеся растения и обращал ее внимание на разнообразный узор листьев.

Следующей весной снова высадят однолетние растения. Я рассказывал, как цветут разные деревья, какие они приносят плоды, какие у них семена и как птицы, поедая плоды, разносят семена, которые могут прорасти в подходящих условиях и дать жизнь новым деревьям. Я очень подробно рассказал о дендрарии.

Затем я предложил отправиться в бостонский зоопарк. Там, как мне известно, родился маленький кенгуренок, и, может, нам повезет, и он вылезет из маминой сумки и покажется нам. Я объяснил, что новорожденных кенгуру называют «джои» и что размером они не более двух с половиной сантиметров. После рождения они доползают до маминой сумки, присасываются к соску и уже не могут его выпустить благодаря особым физическим изменениям, происходящим во рту кенгуренка.

И вот он сосет, и сосет, и сосет, а сам растет. Я думаю, он месяца три сидит в сумке, прежде чем выглянуть наружу. Мы осмотрели кенгуру, полюбовались на малыша, выглянувшего из сумки. Навестили тигров и их котят, львов и львят, медведей, мартышек, волков и всех остальных животных.

Затем я предложил ей прогуляться в сторону взморья, к месту, известному как Бостон Бич. Я рассказал, что Бостон Бич существовал задолго до того, как пуритане осели в Массачусетсе. Это было любимое место индейцев. Да и первые поселенцы не могли не отметить красоту этого побережья.

сейчас это любимое место отдыха для многих поколений и останется таким на долгие времена. Мы любовались океаном. Сначала он был совершенно спокоен, затем поднялись штормовые волны, а за ними огромные водяные валы. Постепенно шторм стих и только набегал и откатывался прилив. Я опять вернул ее в больницу.

Продемонстрировав еще кое-какие элементы гипнотического состояния, я сердечно поблагодарил Бетти за бесценную помощь и за то, что она так многому научила присутствующих, разбудил ее и, продолжая рассыпаться в благодарностях, отправил в палату.

На следующий день Бетти не вышла на работу. Сотрудники переполошились и послали к ней домой. В доме не было никаких следов Бетти, ни записки, ни ее больничной униформы… только ее обычная одежда. Вызвали полицию, но тела Бетти так и не смогли найти. Она исчезла, как будто ее и не было вовсе. В самоубийстве Бетти винили доктора Алекса и меня.

На следующий год я снова читал лекции в Бостоне. Надо мной все еще продолжало висеть тяжкое обвинение. Лет через пять все, кроме меня, постепенно забыли о Бетти. Прошло еще десять лет, но о Бетти так ничего и не стало известно.

Шестнадцать лет спустя, в июле 1972 года, у меня раздался междугородный звонок – вызывали из Флориды. Я услышал женский голос: «Вы меня, наверное, не помните. Это Бетти, медсестра, с которой вы проводили сеанс гипноза в бостонекой больнице в 1956 году. Мне сегодня как-то подумалось, что вам, возможно, будет интересно узнать, что со мной произошло». «Еще бы не интересно!» – ответил я.

«Закончив свою смену в больнице, я в тот же вечер направилась в вербовочный пункт военно-морского флота и тут же завербовалась медсестрой в военно-морской медицинский корпус. Я отслужила два срока, была демобилизована во Флориде и устроилась на работу в больнице.

Я познакомилась с отставным офицером военно-воздушных сил, и мы поженились. Сейчас у меня пятеро детей, и я продолжаю работать в больнице. А сегодня я вдруг подумала, что вам, возможно, хотелось бы узнать, как сложилась моя судьба». Я попросил разрешения рассказать о ней. «Ради Бога, мне все равно,» – ответила она. С тех пор мы ведем активную переписку.

Что я хотел сказать, когда внушил ей, что мы находимся в дендрарии? Вот жизнь во всех ее проявлениях: в настоящем, в будущем, в цветах, плодах и семенах, в разнообразии лиственных узоров. И в зоопарке перед нами была жизнь, подрастающая и зрелая, с ее необычайным чудом – перелетом птиц.

Это Вам буджет интересно:

Биолог Джаред Даймонд: Почему нам нравится секс и зачем нужны мужчины

Обращение к орущим. И немного про моду.

Затем мы любовались берегом океана, как любовались до нас многие поколения людей и еще многие будут любоваться в будущем, воплощая в себе беспрерывную нить жизни. И всех их завораживали неразгаданные тайны океана: миграция китов и морских черепах, подобные перелетам птиц.

Ради всего этого стоит жить. Никто кроме меня не знал, что это был сеанс психотерапии. Присутствующие слушали, что я говорил, и думали, что я демонстрирую искажение времени, вызываю слуховые и зрительные галлюцинации, показываю явления гипноза.

Но им и в голову не пришло, что это была направленная психотерапия. опубликовано econet.ru

Ставьте ЛАЙКИ, делитесь с ДРУЗЬЯМИ!

https://www.youtube.com/channel/UCXd71u0w04qcwk32c8kY2BA/videos 

Подпишитесь — https://www.facebook.com/econet.ru/

econet.ru

Эриксоновский гипноз — взгляд глазами практика

Взгляд на эриксоновский гипноз глазами практика.

Меня время от времени спрашивают, как вы относитесь к «эриксоновскому» гипнозу? Или даже так: практикуете ли вы «эриксоновский» гипноз? Что может ответить человек, который много лет занимался ядерной физикой в новосибирском Академгородке, и в этом смысле материалист до мозга костей? Наверное, вопросом на вопрос: как можно относиться к Винни-Пуху? Конечно, как к сказочному персонажу!

◖Семинар-практикум по техникам уличного (цыганского) гипноза и погружению в сверхглубокие стадии гипноза (Москва)◗

Взгляд на «эриксоновский гипноз» глазами практика.

Классический гипноз. Полный сеанс гипноза от Гила Бойна (Gil Boyne).

Анатолий Кашпировский как-то сказал: «метод Эриксона больше всего подходил самому Эриксону». Дело в том, что Милтон Эрискон всю жизнь провел в инвалидной коляске. Как многие из тех, кому выпала пройти сквозь нелегкие испытания, он приобрел определенные экстрасенсорные способности, которые использовал, играя в гипноз. Вероятно, он считал, что образ гипнотизера наиболее подходит тому, что он делал, и у многих сложилось впечатление, что это какой-то особый вид гипноза. Правда, специалисты, присутствовавшие на сеансах Эриксона, отмечали, что он «в ряде случаев был склонен действовать при минимальном трансе, либо при его отсутствии» (А. Вейзенхоффер). Я, например, тоже не нашел ни одного экспертного свидетельства на счет того, что этот замечательный человек владел гипнозом, если, конечно, не считать откровений из уст заинтересованных людей – родственников, учеников и т. д.

Дело, собственно, не в самом Эриксоне, который, безусловно, имел определенный дар целительства.  Дело – в людях, которые практикуют т.н. «эриксоновский» гипноз. Представьте себе человека, который пишет стихи «по методу Высоцкого». Или пророка, который работает «по методу Ванги». Вы же улыбнетесь, когда вам скажут такое? Но на вас тут же набросятся: Высоцкого не любишь?! Вангу не уважаешь?! Примерно так же обстоит дело и с «эриксоновским» гипнозом. Лично я в нем вижу обычное мошенничество, к которому прибегают современные «дети лейтенанта Шмидта», тычущие всем в нос брошюру «Восстание на броненосце «Потемкин» (про Милтона Эриксона существует огромная литература). Почему? Потому что я знаю, что такое гипноз. Это точно не разговоры «за жизнь», а состояние человека, характеризуемое как бессознательное бодрствование. Так ощущают себя дети до четырех лет, которые еще не имеют своего «Я», поэтому не видят разницы между собой и окружающим миром. Вот почему в этом режиме можно редактировать личность человека. Определены и критерии эффективности гипнотерапии. Павлов, Платонов, Гримак, Бехтерев, Картамышев – с этими именами связаны фундаментальные научные исследования в области практического гипноза. В общем, гипноз – это научная дефиниция, практикуемая во всем мире как официальный вид медицинской деятельности.

А тут «нате-здрасте» – «метод Эриксона»! Читаю определение: «недирективное направление психотерапии», в котором «индивидуальный подход», «нет четких правил и схем», «мягкое, экологичное воздействие», «внушение косвенное в символической форме» (сайт samopoznanie).

Вы что-нибудь поняли?

Вспоминается иллюстрация в «Трех мушкетерах»: «д`Артаньян чувствовал, что тупеет» — это и есть состояние транса. Так цыганки забалтывают человека, усиливая его оцепенение. Точно так же действуют и «эриксоновцы», которые утверждают, что таким образом активизируются творческие ресурсы человека. С этим никто не спорит. Еще Авиценна считал слово важнейшим инструментом лечения. Только гипноз тут причем? Откуда это стремление называть деятельность, саму по себе полезную, тем, чем она не является?

Полагаю, ответ прост: деньги. Возможности гипноза  несопоставимо выше, чем возможности «лечения словом» и оплачиваются они соответственно. Вот почему на свет божий появился легальный релиз собой — «эриксоновской» гипнотерапии, которую на самом деле можно назвать таковой только по принципу смежности, как называют гипнозом «цыганский гипноз», который, конечно, таковым не является. Вопрос: пациентам от этого легче? Представьте себе, что у вас серьезное психосоматическое заболевание, например, аллергия или псориаз, и вы идете на «эриксоновский» гипноз. Вы отдаете себе отчет в том, что собираетесь лечить кожное заболевание… беседой? Скорее всего, нет. Этим и пользуются ловкие ребята. Могу даже назвать имена некоторых, наиболее шустрых, последователей Милтона Эриксона: Ричард Бендлер, Джон Гриндлер, Филипп Богачев, Жан Беккио, Бетти Эриксон (дочь Эриксона) и т. д.

С другой стороны, я особой беды в этом явлении тоже не вижу. Если к вам подходит человек, который собирает подписи за занесение Винни-Пуха в «Красную книгу», вы же улыбнетесь? К «эриксоновскому» гипнозу, на мой взгляд, надо относиться так же. В конце концов, вас никто насильно не тащит в кресла подобных «гипнотерапевтов». Наоборот, предупреждают: «гипноз по методу Милтона Эриксона». Это значит, что есть повод улыбнуться… Улыбайтесь! © Психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов.

Пусть свистнет рак, пусть рыба запоет,
Пусть манна льет с небес, — но пусть дурак
Себя в себе найдет — вот чудо из чудес! © Саша Черный

История гипноза. Эриксонианская терапия Милтона Эриксона.

Почему эриксоновский гипноз не работает?

Гипнотариум шарлатанов эриксоновского гипноза

Факты, здравый смысл и чуток юмора.

По мнению М. Р. Гинзбурга, в эриксоновском гипнозе за запрос отвечает клиент, за процедуру — психотерапевт, а за результат — бессознательное… © Источник энциклопедия Психолос.

Оказывается для того, чтобы получить миллион, как Перельман, ну или хотя бы сойти в его обществе за своего, нужно не ботать матан десять лет подряд, а всего-лишь начать одеваться и вести себя как бомж. © Золотой постулат НЛП

◍  Лечение заикания. Помог тебе эриксоновский гипноз? Эээ, а, ну нет.
◍  Эффект от «эриксоновского гипноза» рассеивается как обычное наваждение ))
◍  Гипноз? Нет, не слышали, я просто расскажу пару историй и проблема уйдет ))
◍  Провальный сеанс эстрадного гипноза от гуру НЛП Ричарда Бэндлера.
◍  Гипно- кулинария от НТВ «Тайны гипноза».
◍  Лечение заикания за 7 минут от Энтони Роббинса.
◍  Результат от терапии и провал Ричарда Бэндлера.
◍  Гипнолохотрон Винокурова. Секрет обучения «мгновенному гипнозу».
◍  Как не надо лечить психосоматику. В эфире горе-психологи ))
◍  Кто такой пикапер на самом деле? Сюжет НТВ.
◍  НеЛеПи горбатого, или Секреты психобизнеса.
◍  Мифы разговорного гипноза. Гипнолохотрон.
◍  Семинар Эрнеста Росси по эриксоновскому гипнозу (2004 на английском).
◍ Вся суть богомерзкого НЛП на Луркоморье.
◍ Демонстрация транса через рукопожатие от «лучшего гипнотерапевта Европы по версии 2011 года».
◍ Эриксоновский гипноз: демонстрация левитации рук.
◍ Европейские клиницисты со стажем больше 25 лет творят чудеса.
◍ Очевидные результаты  в стиле гипноза по Эриксону. 
◍ Технологии НЛП против Цыганского гипноза!
◍ Критика Милтона Эриксона. Позиция А. Веизенхоффера.
◍ Техника совмещение трех метапрограмм НЛП.
◍ Сенсомоторный психосинтез, короче эриксонка в МГУ.
◍ Горе-психолог из МГУ пытается гипнотизировать, с 50-ой минуты идет «сеанс эриксоновского гипноза».
◍ Леонид Кроль. Эриксоновский гипноз. Вот такой вот «гипноз» ))
◍ Волшебный гипноз. Обезболивание по методу Милтона Эриксона.
◍ Демонстрация — левитация и каталепсия рук.
◍ «Накачивает, накачивает, раздувает и уже видишь тугой футбольный мяч». Гипноз от психфака МГУ

❂ Группа ВК «Лечение страхов и фобий. Обучение гипнозу»
❂ Группа FB «Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом»

Обучение гипнозу: как происходит на практике изучение шокового гипноза

Обучение гипнозу: техники погружения в гипноз и углубление до сомнамбулизма

Оценка статьи:

Загрузка…

Поделиться с друзьями:

classicalhypnosis.ru

Недирективный гипноз Милтона Эриксона


Милтон Эриксон, знаменитый американский психотерапевт, ставший отцом особого направления в психологии. Недирективный гипноз Милтона Эриксона ломает все представления о наведении и использования транса. И несмотря на то, что все работы по недирективному гипнозу Эриксон проводил в клинических целях, огромное количество разного рода «специалистов» пополнили свой арсенал, впрочем речь сегодня не об этом.

Техника рассеивания

Сразу, для иллюстрации достаточно широко известной техники рассеивания или техники вкрапления внушений приведем случай из практики Эриксона. В клинике, где работал американский психотерапевт Милтон Эриксон, работала одна из стенографисток, страдающая периодическими головными болями. Во время этих приступов женщина отправлялась в комнату отдыха для сна.
Однажды, когда у стенографистки начался очередной приступ, Милтон Эриксон настоял на том, чтобы та поработала с ним — в то время Милтон записывал бредни пациентов психиатрической клиники. Стенографистка была в не себя от негодования, но согласилась поработать. Вскоре, после минут десяти женщина сообщила Эриксону, что у нее перестала болеть голова, но это она связала со своим негодованием.
Вскоре ситуация повторилась — у женщины начался приступ головной боли, Милтон Эриксон настоял на том, чтобы та писала под диктовку текст и приступ утихал. Любые попытки стенографистки работать с другими врачами во время приступов головной боли или просьбы надиктовывать текст, диктовавшийся Эриксоном, не приводили к успеху и голова начинала болеть только сильнее. Ни у кого не было необходимого голоса.

Недирективный гипноз рассеивания внушений

Но дело было не в голосе — секрет скрывался с технике рассеивания внушения. Милтон Эриксон, диктуя вполне нейтральный текст для записи, растворял, рассеивал в нем встроенные команды, выделяемые жестами, прикосновениями, интонацией и так далее. Как результат, женщина сознательно слышала обычный текст, а для подсознания в тексте были внушения. Так как Эриксон не озвучивал команды директивно, сопротивляться внушению для женщины было не нужно.

Эриксон и Джо

Другим известным случаем применения техники рассеивания внушения был случай связанный с пациентом, по имени Джо. Милтон Эриксон помогал Джо справится с осложнениями при лечении, проявляющихся в виде сильной интоксикации, болями, плохим сном. Милтон Эриксон начав работу с Джо, начал говорить с пациентом на нейтральную тему — о садоводстве и выращиванию помидоров. За сеансом наблюдала семья Джо. Им показалось, что Эриксон впустую тратит время. Жена Джо решила выяснить, когда начнется сеанс. Она написала вопрос об этом на листке бумаги и попыталась не мешая происходящему показать вопрос Милтону. И когда автор не смог прочитать вопрос, жена пациента положила лист с вопросом на стол перед Эриксоном и Джо. Но взглянув на мужа поняла, что тот её не замечает — он уже находился в состоянии транса.

Наведение рукопожатием

Для иллюстрации метода наведения транса рукопожатием приведем случай демонстрации Милтоном Эриксоном в Мехико. Подопытной выступила медсестра, говорящая только по испански. Женщина не была знакома с гипнозом и знала автора. Эриксон не говорил по испански.

Наведение без слов

Начав демонстрацию, Милтон Эриксон пожал руку медсестры. Отпуская руку женщины, Эриксон сделал это неопределенно — то отпускал руку, то начинал пожимать её разными пальцами, привлекая внимание и создавая любопытство к происходящему.
Параллельно с этим, автор пристально смотря в глаза подопытной, сосредоточил взгляд в точке, позади головы женщины. Как результат, зрачки женщины расширились, словно выполняя не вербальную команду гипнотизера. И сразу после этого Милтон Эриксон мягко отпустил руку подопытной так незаметно, что та не поняла, когда контакт был закончен. Рука женщины осталась висеть в воздухе в состоянии каталепсии. После автор закрыл глаза — команду выполнила подопытная, погрузившись в транс.

Механика наведения

Что произошло? В самом рукопожатии нет ничего особенного. Наведение транса начинается тогда, когда рукопожатие заканчивается. Отпуская руку гипнотизируемого, Эриксон сохраняет контакт, очень легко прикасаясь к ладони большим пальцем, средним и мизинцем. Поочередно нажимая на ладонь гипнотизируемого большим пальцем, средним и мизинцем, Эриксон приковывает к происходящему. Гипнотизируемый понимает, что что-то происходит, но не может понять смысл происходящего. Гипнотизируемый находится в замешательстве и его сознание ждет информации.
Эриксон незаметно отпускает руку гипнотизируемого так, что тот даже не понимает, когда контакт заканчивается. Одновременно с этим автор слегка подталкивает руку своего визави так легко, что это можно назвать намеком на движение.
Как результат гипнотизируемый ожидая информации и разъяснения происходящего становится очень восприимчив. Он не в состоянии понять происходящего. И если визави настроен на контакт и не убирает руку, то оказывается готов для получения внушений.

Поделись в соц сетях

Узнай больше

mybooksales.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о