К психосоматическим заболеваниям относятся: Пособие «Основы психосоматической медицины» — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Содержание

Психосоматика

Психосоматика — это пограничное направление в медицине и психологии, занимающееся изучением влияния психологических факторов на возникновение и последующую динамику соматических заболеваний.

Согласно основному постулату психосоматической дисциплины, в основе психосоматического заболевания лежит реакция организма на первично возникшее эмоциональное переживание, которое приводит к функциональным, а затем и структурным нарушениям в тканях и органах. Соответствующая генетическая предрасположенность индивида может влиять на выбор поражаемого органа или целой системы.

Согласно современным медицинским и психологическим представлениям, психосоматическое заболевание является свойством человеческого организма как целостной системы, поэтому его нельзя объяснить путем исследования какой-либо одной подсистемы — психической или соматической.

Только взаимодействие между этими подсистемами и окружающей средой способно привести к новому состоянию организма, определяемому как психосоматическое заболевание. В свою очередь, понимание этих связей может дать возможность эффективно воздействовать на возникшее расстройство, что будет способствовать лучшей реабилитации пациента и повышению его адаптационных возможностей.

Возникновение психосоматических расстройств

В основе возникновения или обострения психосоматического заболевания лежит реакция тревоги и страха.

В норме повышение тревоги и усиление страха — естественная защитная реакция организма, приводящая к мобилизации его ресурсов: эмоциональные изменения приводят к нейродинамическим сдвигам, те, в свою очередь, изменяют эндокринную регуляцию деятельности организма. Так, в ситуации угрозы для жизни повышается выработка адреналина корой надпочечников, что активизирует деятельность сосудов, мышц и усиливает физическую активность организма. Как результат — человек мобилизуется для преодоления возникшей опасности.

Тем не менее, очень часто возникают проблемы, которые люди длительное время не могут разрешить, стресс, тревога и страх становятся постоянными спутниками человека.

В силу определенных причин (боязнь потерять расположение окружающих, лишиться работы и т.д.) человек не может отреагировать собственные негативные переживания. На уровне нервной и эндокринной систем изменения также становятся постоянными: учащение выброса адреналина приводит к постоянному спазму сосудов, учащенному сердцебиению, нарушениям дыхания, хроническому напряжению вмышцах внутренних органов и опорно-двигательного аппарата и т. д.

Изменяется функционирование организма в целом, и наибольшим изменениям будет подвергнут «уязвимый» орган. Изменение функции в итоге приводит к перестройке тканей — таким образом клетки приспосабливаются к новой функции и становятся очагом патологической импульсации. Далее сформировавшийся очаг обрастает нейрогуморальными связями с другими системами организма.

Так происходит образование органической основы болезни, где начальным повреждающим звеном, причиной явился психологический фактор.

Классификация психосоматических расстройств

На сегодняшний день к ним относят:

  • Конверсионные симптомы Симптом носит символический характер, являясь демонстрацией существующего неблагополучия. Симптом можно рассматривать как попытку решения конфликтной ситуации. Конверсионные проявления затрагивают, в основном, произвольную моторику и органы чувств. Примеры: истерические параличи и парестезии, психогенная слепота и глухота, рвота, болевые феномены.
  • Функциональные синдромы проявляются картиной часто неопределенных жалоб, которые могут затрагивать сердечно-сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт, двигательный аппарат, органы дыхания, мочеполовую систему. Как правило, при этом не выявляется никакой органической патологии. Классическим примером функционального синдрома является вегето-сосудистая дистония.
  • Психосоматозы — истинные психосоматические заболевания, где уже присутствуют сформировавшийся органический субстрат. Выделяют: бронхиальная астма, язвенная болезнь, гипертония, дерматологические заболевания, ревматоидный артрит, эндокринные нарушения. В настоящее время к психосоматозам относят инфекционные и онкологические заболевания.

Психологическая помощь при психосоматических расстройствах

Психологическая помощь с пациентам с психосоматическими заболеваниями затрагивает собственно стрессовый фактор и особенности личности человека с психосоматическими расстройствами.

Негативные стрессовые факторы

В повседневной жизни стрессом называют какую-либо неприятную ситуацию, негативно влияющую на физическое и психическое здоровье человека. Так, например, конфликт на работе, проблемы в личной жизни и т. д. — все это, несомненно, стресс.

Однако, согласно научной точке зрения, приятные масштабные события также являются стрессом. Повышение на работе, свадьба, переезд на новое более лучшее место жительство — тоже стресс, хотя и со знаком плюс.

Обобщая вышесказанное, стресс — это реакция организма на изменяющиеся условия (какое-либо событие в жизни), характеризующая физиологическими и психическими изменениями, целью которых является адаптация к новой ситуации.

Выделяют два вида стресса: евстресс (положительный стресс) — те изменения, которые человек воспринимает как благоприятные и дисстресс (отрицательный стресс), т. е. события, которые человек воспринимает как негативные и угрожающие его физическому и эмоциональному благополучию.

Поскольку именно в состоянии стресса повышается риск развития психосоматического расстройства, то психологическая помощь, преимущественно, направлена на преодоление дисстресса и повышение стрессоустойчивости.

Особенности личности

Особенности личности отличаются в зависимости от того или иного психосоматического расстройства. Тем не менее, в характерологической картине у большинства психосоматических пациентов есть одна общая черта — алекситимия — неспособность человека осознавать и вербализовать эмоции, переживаемые им самим или другими людьми.

Алекситимия характеризуется трудностью в понимании собственных чувств, невозможностью различать тонкие нюансы своих переживаний и сложностью с их выражением (как с помощью жестов, позы и мимики, так и при словесном общении с другими людьми).

Люди с алекситимией как бы вычеркивают чувства из своей жизни, заменяя их размышлениями или телесными ощущениями. Поскольку люди с алекситимией не умеют проживать свои чувства вовне, они проживают их «внутри своего организма», что приводит к нарушению работы вегетативной нервной системы.

В ходе многочисленных исследований было установлено, что люди с алекситимией больше других склонны к депрессии и развитию психосоматических заболеваний. То есть, алекситимия является одним из этиологических факторов возникновения и прогрессирования психосоматического заболевания.

Таким образом, понимание личностных особенностей и их влияния на поведение человека в конкретной стрессовой ситуации способствует выработке новых, более адаптивных моделей эмоционального и поведенческого реагирования, что, в свою очередь, способствует повышению стрессоустойчивости организма и снижает риск возникновения или обострения заболевания в дальнейшем.

Автор и составитель психолог Подлеснова Татьяна Александровна

Психосоматические расстройства: актуальные проблемы на современном этапе (нейродинамика, синдромология, терапия)

Статья опубликована на с. 18-21 (Укр.)


Актуальность проблемы связана с высокой распространенностью психосоматических расстройств, которые практически во всех случаях сопровождаются психопатологической симптоматикой [1, 6, 25, 31, 34, 40, 43]. Так, вне эпидемии респираторно-вирусных заболеваний до 60 % амбулаторного приема врача общей практики составляют пациенты с психосоматическими и психическими расстройствами [6, 7, 10, 21, 22, 25, 31, 32, 34, 40].


Лечение нарушений психической деятельности при психосоматических болезнях в кардиологии, гастроэнтерологии и онкологии является одной из нерешенных проблем современной клинической медицины и медицинской психологии [1, 6, 7, 10, 21, 22, 25, 31, 34].

В связи с ухудшением политической ситуации в Украине остро встает проблема социально-стрессовых психических расстройств, одним из осложнений которых являются психосоматические заболевания [16, 17, 19, 21, 22]. В частности, за последний год отмечается рост заболеваемости психосоматическими расстройствами в Крыму и на территориях военных действий в Донбассе.

Определение понятий

В настоящее время выделяют отдельный раздел медицинской психологии, который занимается проблемами психосоматических расстройств, так называмую психосоматику [1, 6, 34].

Традиционно выделяют понятия психосоматического влияния психического состояния на деятельность внутренних органов (в том числе развитие патологических состояний) и соматопсихического влияния функционального состояния внутренних органов и систем (в том числе патологических процессов в них) на психическое состояние пациента [1, 3, 6, 15, 20].

Под психосоматическими расстройствами понимается широкий круг заболеваний внутренних органов и систем, в возникновении и развитии которых ведущее значение имеет влияние психологических факторов, в первую очередь психических травм [1, 6, 7, 10, 11, 16, 21, 22, 25, 31, 34].

Собственно психосоматические заболевания представляют более узкий круг болезней, которые входят в исторически сложившийся перечень [6, 8, 11, 21, 22, 25, 31, 34, 40]. Так, в классической немецкой и российской психиатрии к психосоматическим заболеваниям относят бронхиальную астму, гипертоническую болезнь, ишемическую болезнь сердца, атеросклероз сосудов головного мозга, хронический гиперацидный гастрит и язвенную болезнь двенадцатиперстной кишки, спастический энтероколит, фибромиому матки, сахарный диабет позднего возраста, нейродермит и экзему [6, 11, 21, 22, 25, 31, 34, 40, 43].

В синопсисе по психиатрии США, диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам и нарушениям поведения к психосоматическим болезням относят, помимо артериальной гипертонии, бронхиальной астмы, ишемической болезни сердца, язвенной болезни жедудка и двенадцатиперстной кишки, такие заболевания, как синкопальные состояния, ревматоидный полиартрит и язвенный колит (болезнь Крона) [7, 10, 32, 44].

Сущность понятия психической травмы определяется в диагностическом руководстве по психическим расстройствам термином «психосоциальный стресс-фактор», под которым понимают неблагоприятное психологическое воздействие, вызывающее нарушения психической деятельности у любого индивида [7, 9, 10, 21, 22, 44].

В международных статистических классификациях и диагностических руководствах по психическим расстройствам и нарушениям поведения отдельно выделяют группу соматоформных расстройств. К ним относят собственно психические расстройства, в клинической картине которых на первый план выходят телесные сенсорные феномены, ипохондрические идеи и вегетативные функциональные нарушения со стороны систем внутренних органов, не имеющие прямой причинной связи с органными заболеваниями [7, 9, 10, 12–14, 21, 22, 32, 38, 44].

В одной группе с ними выделяют невротические расстройства как непсихотические психические расстройства, прямо причинно связанные с действием психосоциального стресс-фактора [1, 7, 9, 10, 12–14, 16, 18, 21, 22, 25, 31, 32, 38, 44].

Отдельно рассматривают эндогенные непсихотические аффективные расстройства настроения [8, 12, 17–19, 21–23, 25, 27, 28, 31, 35, 42].

Соответственно соматоформные расстройства могут быть проявлением невротических расстройств (например, в рамках затяжных неврозов или невротических развитий личности) или «фасадом» непсихотических аффективных расстройств (при так называемых соматизированных депрессиях) [7, 8, 10, 12–14, 16, 17, 19, 21, 22, 25, 28, 31, 38, 44].

Бытовавшая ранее точка зрения об альтернативном характере психосоматических и соматоформных расстройств нуждается в уточнении [7, 9, 10, 12, 18, 32, 44]. Так, считалось, что соматоформные расстройства не осложняются психосоматическими [7, 9, 10]. Более того, диагностическим критерием соматоформных расстройств являлось инструментально подтвержденное отсутствие серьезной патологии внутренних органов [7, 9, 10, 12, 18, 44].

Позже было отмечено частое развитие психосоматических заболеваний при невротических расстройствах (например, при посттравматическом стрессовом расстройстве) [1, 2, 11, 16, 17, 21, 22, 25, 31, 33, 42]. Была выявлена высокая распространенность депрессий у больных хроническими соматическими заболеваниями (в частности, психосоматическими болезнями) [7, 8, 10, 19, 25, 28].

В то же время у больных депрессиями имеет место высокая заболеваемость хроническими болезными внутренних органов и систем (в том числе психосоматическими заболеваниями) [8, 17, 19, 25, 28].

Соответственно на современном этапе развития медицинской психологии и клинической медицины получены убедительные данные о коморбидности психосоматических, соматоформных, невротических и аффективных расстройств [16, 17, 19, 21, 22, 25, 31, 32, 38].

Нейродинамические основы патогенеза психосоматических расстройств включают нарушения корково-подкоркового взаимодействия в структурах лимбико-диэнцефального круга Папеца — Мак-Линнея [3, 6, 15, 20, 21, 23, 24, 36]. Это обширная нейроморфологическая функциональная система, включающая корковые отделы лобных долей, полосатое тело и комиссуры мозга, глубинные структуры височных долей (гиппокамп и амигдалярный комплекс), ретикулярную формацию, диэнцефальные отделы, гипоталамус и гипофиз [3, 6, 15, 20, 23, 24].

Эта система обеспечивает и интегрирует ряд важных функций [3, 15, 20]:

— абстрактное, вербальное мышление, вербальную и патологическую память;

— общую активность и уровень бодрствования;

— эмоциональное состояние и настроение;

— интерорецепцию;

— вегетативную регуляцию функций органов и систем;

— эндокринную регуляцию соматических функций.

Следует отметить, что состояние иммунокомпетентных систем находится под постоянным вегетативным и эндокринным контролем [4, 6, 15, 20, 21].

Таким образом, когнитивная деятельность, эмоциональная сфера и регуляция деятельности систем внутренних органов тесно связаны между собой. Это взаимодействие лежит в основе психосоматических и соматопсихических взаимоотношений [3, 6, 15, 21, 22, 25, 34, 40].

Вторым нейродинамическим компонентом патогенеза психосоматических расстройств являются нарушения в горизонтальном контуре регулирования межполушарно-диэнцефального взаимодействия [4, 41].

Так, патологическая активация правополушарных и диэнцефальных структур будет сопровождаться сенсорными телесными феноменами с аффектами тоски, апатии, вялостью, утомляемостью, снижением активности, сдвигом вегетативного равновесия в сторону повышения тонуса вагоинсулярного отдела вегетативной нервной системы [4, 26, 41].

Соответственно патологическая активация левополушарных и ретикулярных структур будет сопровождаться идеаторными расстройствами в виде патологических идей ипохондрического содержания с появлением в эмоциональной сфере тревоги, напряженности, гиперстенических и эксплозивных проявлений с суетливостью и активацией симпатоадреналового отдела вегетативной нервной системы [4, 41].

Локализация сенсорных и вегетативных функциональных нарушений определяется наличием той или иной морфологической или функциональной недостаточности или нозологической патологии систем внутренних органов, формирующих «место наименьшего сопротивления» [3, 6, 15, 20, 21, 22, 24, 25, 34, 40].

Таким образом, при развитии психосоматического заболевания формируется устойчивое патологическое состояние, включающее патологические детерминантные системы в структурах лимбико-диэнцефального круга с нарушением вегетативной и эндокринной регуляции внутренних органов и систем. Одновременно возникает органная патология, связанная с детерминирующими станциями отправления психосоматическими и соматопсихическими влияниями с формированием хорошо известного в общей патологии порочного круга. Возникающие патологические нарушения фиксируются в энграммах патологической памяти [3, 5, 15, 20, 24, 25].

Компонентом патогенеза психосоматических расстройств являются нейромедиаторные нарушения в нейрохимических системах. Следует отметить патологические изменения в серотонинергической и норадренергической системах, участвующих в вегетативной и нейроэндокринной регуляции систем органов. Нарушения возникают в ГАМКергической системе, являющейся компонентом системы вегетативной регуляции. Наконец, нарушается функция мелатонинергической системы, регулирующей биологические ритмы [2, 5, 19, 22, 25, 28, 31].

Этиология психосоматических расстройств носит мультифакториальный характер [6, 7, 9, 10, 16, 21, 22, 25, 32, 34, 40, 44].

В первую очередь следует отметить наличие генетической и конституциональной предрасположенности, формирующей морфологическую или функциональную недостаточность определенных органов и систем, так называемое место наименьшего сопротивления, которое определяет характер будущей органной патологии [3, 15, 20].

Так, известна генеалогическая предрасположенность к гипертонической болезни, ишемической болезни сердца, язвенной болезни двенадцатиперстной кишки [6, 7, 10, 25, 40].

Генетическая и конституциональная предрасположенность к невротическим, аффективным и личностным расстройствам проявляется в виде своеобразного диатеза, известного как невропатическая конституция [31, 40]. Она проявляется в виде нервно-артритического диатеза до года; гипердинамическими проявлениями, нарушениями сна, детскими страхами в дошкольном возрасте; склонностью к вегетативным и иммунологическим нарушениям у детей и подростков, включая частые острые респираторно-вирусные заболевания, аллергические расстройства и вегетососудистую неустойчивость [31, 40].

Фактором, способствующим возникновению психосоматических расстройств, является генетическая и конституциональная предрасположенность к аффективным расстройствам [17, 19, 28].

Следует отметить склонность к нарушениям биологических ритмов: годового — с тенденцией к ухудшению состояния весной и осенью и суточного — с нарушением сна во вторую половину ночи и ухудшением самочувствия в утренние часы [23, 24, 28].

Проявлением такой предрасположенности к невротическим и аффективным расстройствам является патологическое течение возрастных кризов, включая в первую очередь пубертатный, климакс и возраст начала инволюционных изменений в организме (33–35 лет) [8, 17, 19, 25, 28, 31].

Предрасположенность к вегетативным, невротическим и аффективным нарушениям тесно коррелирует со структурой личности, в частности с акцентуацией личности следует упомянуть астенический, сенcитивный, психастенический, гипотимный, циклоидный, истероидный и эпилептоидный типы [1, 6, 11, 21, 22, 27, 31, 34, 40, 42].

Склонность к этим нарушениям повышена у лиц с органическим поражением правополушарных и диэнцефальных структур, чаще всего связанным с перинатальной патологией, реже — с постнатальным поражением (черепно-мозговые травмы, нейроинфекции, интоксикации, сосудистая патология мозга) [4, 15, 20, 25, 31, 40, 41].

Значимой причиной возникновения психосоматических расстройств является действие психосоциального стресс-фактора. При этом психосоматические расстройства чаще осложняют действие более тяжелых психических травм и длительного хронического стресса [1, 2, 6, 7, 9, 10, 16, 17, 21, 22, 25, 27, 34, 38, 44].

В частности известно, как часто психосоматические расстройства возникают у больных с посттравматическим стрессовым расстройством [1, 2, 7, 9, 10, 12, 16, 17, 19, 21, 22, 25, 27, 31–34, 37, 39].

Известны два механизма воздействия психотравмирующих факторов на возникновение заболеваний внутренних органов [6, 16, 17, 25, 34].

1. Влияние тяжелой и острой психической травмы, вызывающей дистресс.

2. Наличие внутреннего конфликта между двумя одинаковыми по силе, но противоположно направленными мотивами индивида.

Вероятность возникновения психосоматических расстройств прямо коррелирует с тяжестью психической травмы [6, 21, 22, 40]. Так, известна шкала социальной реадаптации, с помощью которой в стрессовых единицах оценивается тяжесть психотравмирующих ситуаций (перечисляются в порядке от более тяжелых к менее тяжелым) [22].

1. Смерть супруга — 100.

2. Развод — 73.

3. Отдельное проживание супругов — 65.

4. Заключение — 63.

5. Смерть близкого родственника — 63.

6. Травма или болезнь — 63.

7. Вступление в брак — 50.

8. Увольнение с работы — 47.

9. Воссоединение с семьей — 45.

10. Выход на пенсию — 45.

11. Изменения в состоянии здоровья членов семьи — 44.

12. Беременность — 40.

13. Сексуальные затруднения — 39.

14. Появление нового члена семьи — 39.

15. Изменение места работы — 39.

16. Изменения в финансовом состоянии — 38.

17. Смерть близкого друга — 37.

18. Смена участка работы — 36.

19. Изменение количества супружеских ссор — 35.

20. Долг свыше 10 000 долларов — 31.

21. Просрочение выплаты долга или займа — 30.

22. Изменение круга обязанностей на работе — 29.

23. Ситуация, когда сын или дочь оставляют дом, — 29.

24. Усложнение отношений с семьей супругов — 29.

25. Выдающееся личностное достижение — 28.

26. Принятие или увольнение с работы супруга — 26.

27. Поступление в школу или ее окончание — 26.

28. Изменение условий проживания — 25.

29. Пересмотр личных привычек — 24.

30. Усложнение отношений с руководством — 23.

31. Изменение времени или условий работы — 20.

32. Изменение места проживания — 20.

33. Смена школы — 20.

34. Изменение типа и длительности отдыха — 19.

35. Резкое изменение религиозной активности — 19.

36. Резкое изменение социальной активности — 18.

37. Долг или заем менее 10 000 долларов — 17.

38. Изменение обычного сна — 16.

39. Изменение количества членов семьи, которые живут совместно, — 15.

40. Изменение привычек, связанных с питанием, — 15.

41. Отпуск — 13.

42. Рождество — 12.

43. Незначительные нарушения закона (например, безбилетный проезд, переход улицы в запрещенном месте) — 11.

Суммируют стрессовые единицы, которые характеризуют изменения в жизни в течение года. При сумме свыше 200 стрессовых единиц увеличивается количество психосоматических расстройств в течение последующих двух лет. Сумма свыше 300 единиц увеличивает шансы возникновения психосоматического заболевания до 80 %.

Клиническая картина психосоматических расстройств включает ряд взаимосвязанных между собой групп синдромов. Это признаки органной патологии (соматические), неврологические и психопатологические [6, 11, 16, 17, 21, 22, 34, 40].

Соматические симптомокомплексы заболеваний органов и систем включают характерные вегетативные и иммунологические нарушения [6, 21, 22, 25, 40].

Психосоциальные стресс-факторы, вызывая общую адаптационную реакцию, являются значимыми для развития обширного ряда расстройств органов и систем [5, 6, 16, 17, 25, 36, 40].

- Сердечно-сосудистая система: ишемическая болезнь сердца и инфаркт миокарда, гипертоническая болезнь, кардиосклероз, атеросклероз сосудов головного мозга, аритмии и инсульты.

- Желудочно-кишечный тракт: язвенная болезнь желудка, нарушение секреции и кислотности желудочного сока, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки.

- Система крови: в периферической крови — нейтрофилез, лимфопения и эозинопения, в костном мозге — лимфоидный пик и уменьшение содержания зрелых гранулоцитов; в лимфоидных органах — уменьшение количества (истощение) клеток.

- Иммунологические функции: умеренная стресс-реакция вызывает стимуляцию активности иммунной системы, дистресс оказывает иммунодепрессивное действие (вакцинации неэффективны).

Психопатологическая симптоматика психосоматических расстройств включает три группы психопатологических синдромов [1, 2, 6, 11, 16, 17, 21, 22, 25, 31, 35, 40].

Астенический синдром является осевым проявлением психопатологии психосоматических расстройств. Доминируют утомляемость, истощаемость, непереносимость больших физических и психических нагрузок. Характерны нарушения сна с затрудненным засыпанием и поверхностным сном, не приносящим полноценного отдыха, с характерным желанием по утрам поспать еще и сонливостью днем. Состояние закономерно ухудшается к вечеру и облегчается после отдыха.

Важным компонентом синдрома является гиперестезия с повышением чувствительности анализаторов ко всем раздражителям, включая эмоциональные. Характерным проявлением является астенопия с появлением рези в глазах и непереносимости яркого света при утомлении.

Проявлением синдрома является вегетативная неустойчивость, метеолабильность и эмоциональная лабильность с неустойчивостью настроения, слезливостью, сентиментальностью.

Характерным признаком была раздражительная слабость со вспышками гнева без жестоких агрессивных действий с последующей разбитостью и сожалением о допущенной несдержанности.

Диагностически значимым феноменом была «усталость, не ищущая покоя», с тревожной озабоченностью проблемами и стремлением решать их, даже жертвуя временем отдыха.

В эмоциональной сфере доминировали подавленность и тревожность [1, 2, 6, 11, 16, 21, 22, 25, 31, 34, 35, 40, 43].

Аффективные расстройства включали в первую очередь депрессивную симптоматику. Характерными были неглубокие депрессии с доминированием тревоги и угрюмой ворчливости. Характерными были чувства беспокойства на душе, нехватки воздуха, ожидания неприятностей с суетливостью, ухудшением состояния к вечеру, затруднениями при засыпании, нарушениями сна в первую половину ночи.

Следует отметить тенденцию к своеобразной биполярности аффекта со сменой сниженного настроения сентиментальной восторженностью [6, 8, 11, 17, 19, 21, 25, 28, 34, 40].

Неврозоподобные расстройства включали три группы симптомокомплексов [1, 2, 5–7, 9–14, 16–19, 21, 22, 25, 31, 40]. Это тревожные, тревожно-фобические и обсессивно-компульсивные состояния с общей напряженностью; вегетативными кризами, близкими к паническим атакам; опасениями по типу агорафобии резкого ухудшения состояния в ситуациях, где невозможно быстро получить помощь; фобиями и обсессиями ипохондрического содержания.

Вторую группу составляли истероформные расстройства с конверсионными нарушениями в виде трансформации психотравмирующих переживаний и эмоциональных нарушений в соматовегетативные феномены. Это сопровождалось характерными гистрионными проявлениями в виде демонстративности, преувеличения тяжести страданий, стремления привлечь внимание, вызвать сочувствие, получить поддержку, усиления симптоматики в присутствии наблюдателя, элементами манипулятивного поведения [31, 40].

Появлялись характерные диссоциативные симптомы в виде кома в горле, дисфонии, парестезий по линиям перчаток и чулок, шаткости при ходьбе и приступов дурноты с подкатыванием глаз [11, 31, 40].

Отдельную группу составляли соматоформные расстройства с усилением (по конверсионным механизмам) присущих органной патологии сенсорных феноменов, соматовегетативных нарушений и ипохондрических идей [11, 21, 22, 40].

Неврозоподобные проявления при психосоматических расстройствах могут сочетаться с астеническим синдромом как проявления акцентуации личности (с тревожно-мительными, ананкастными, демонстративными чертами) [1, 2, 6, 11, 21, 22, 40].

Кроме того, неврозоподобные расстройства могут быть проявлениями депрессивной симптоматики по типу «фасада» маскированных депрессий [8, 17, 19, 25, 28, 34].

Характер психопатологической симптоматики зависит от нозологической принадлежности органной патологии. Так, для ишемической болезни сердца характерны тревожно-фобические расстройства, для язвенной болезни двенадцатиперстной кишки — дисфорические проявления, для неспецифического язвенного колита — истероформная симптоматика [6, 7, 10, 21, 22, 40].

Течение психосоматических расстройств включает закономерное развитие как психопатологической симптоматики, так и органной патологии [21, 40].

Эти компоненты расстройства оказывают друг на друга соответственно психосоматическое и соматопсихическое влияние, формирующее порочный круг. При этом в одних случаях ведущее значение имеет психосоматическое влияние психогенной непсихотической симптоматики, как при гипертонической болезни, а в других — соматопсихическое влияние органной патологии, как при неспецифическом язвенном колите [21, 22, 34, 40].

Психопатологическая симптоматика имеет определенную этапность развития, соответствующую этапам развития общего невроза [11, 21, 40].

Так, в течение первого года развития заболевания под влиянием психических травм возникают обратимые, кратковременные непсихотические расстройства, сочетающиеся с первыми, начальными проявлениями органной патологии, что соответствует понятию реакций (соответственно психосоматических или соматопсихических).

В клинической картине реакций превалируют гиперстенические астенические расстройства в сочетании с соматовегетативными [11, 21, 22, 34, 40].

В дальнейшем повторные реакции формируют состояния или преходящие развития [11, 21, 34, 40].

На этапе острого состояния, длительностью от одного до трех лет от начала заболевания, в структуре психопатологического симптомокомплекса доминируют гипостенические астенические расстройства, которые дополняются неврозоподобной симптоматикой, отражающей преморбидную акцентуацию личности пациента [11, 21, 40].

Следующий этап динамики болезни, длительностью от трех до пяти лет от ее первых клинических проявлений, определяется как затяжное состояние [21, 22, 40].

Отличительной особенностью клинической картины психопатологического компонента болезни является доминирование аффективных, в первую очередь депрессивных расстройств. Имеет место стойкая, синдромологически оформленная неврозоподобная симптоматика, формирующая «фасад» своеобразной маскированной депрессии [11, 17, 19, 21, 25, 28].

Через пять лет течения заболевания имеет место феномен амальгамирования, когда психопатологическая симптоматика сливается с нарастающими изменениями личности, формируя своеобразную личностную аномалию. Эта стадия динамики болезни определяется как психосоматическое или соматопсихическое развитие [1, 2, 11, 21, 31, 34, 40].

Диагностика психосоматических расстройств в соответствии с международными статистическими классификациями и диагностическими руководствами по психическим расстройствам и нарушениям поведения должна носить многоосевой характер. При этом по отдельным осям констатируют: психопатологические синдромы и V-коды, нарушения психического развития и аномалии личности, характер органной патологии, характер и тяжесть психосоциального стресс-фактора, уровень социальной адаптации по шкале общей оценки функционирования [7, 9, 10, 12, 21, 32, 44].

Лечение психосоматических расстройств включает терапию органной патологии в соответствии с клиническими протоколами оказания медицинской помощи по соответствующим специальностям и лечение психопатологической симптоматики согласно критериям диагностики и лечения психических расстройств и клиническим протоколам оказания медицинской помощи по специальности «психиатрия» [13, 14, 29].

Лечение психопатологической симптоматики должно носить комплексный характер, предполагающий три компонента: медикаментозную терапию (включая психофармакологическое лечение), немедикаментозное лечение физическими факторами и психотерапию [8, 13, 14, 25, 31, 34, 38, 41].

Фармакологическое лечение включает определенные группы препаратов [2, 13, 14].

Малые нейролептики: сульпирид (эффективно применяется в кардиологии и гастроэнтерологии), флюанксол (используется для лечения тревоги и тревожно-фобических расстройств), тиоридазин (устраняет гиперстенические и дисфорические состояния), терален (эффективен для лечения сенсорных феноменов) [2, 13, 14].

Антидепрессанты применяют для лечения депрессивной и коморбидной депрессии неврозоподобной симптоматики. Используют ингибиторы обратного захвата серотонина (флуоксетин, флувоксамин, циталопрам), норадренергические и серотонинергические препараты (венлафаксин, иксел), мелатонинергические антидепрессанты (мелитор), препараты зверобоя (деприм) [17, 19, 25, 28].

Анксиолитики эффективны для лечения астенической симптоматики, тревоги и вегетативных расстройств. Наиболее употребимы так называемые дневные транквилизаторы, обладающие активирующим действием и не вызывающие релаксации и сонливости (мебикар, гидазепам, афобазол, буспирон, стрезам, лирика) [1, 2, 5, 25, 31, 38].

Нормотимики устраняют колебания аффекта и сокращают длительность депрессивной симптоматики, оптимальным действием обладает ламотриджин [13, 14, 19, 28, 38].

Нейрометаболические препараты применяются для лечения органического поражения правополушарных и диэнцефальных структур. Следует упомянуть ноотропы (энцефабол, глицин), вазоактивные препараты (обладающий нормотимическим действием актовегин), комплексный растительный препарат неврин [13, 14, 25, 38].

Растительные седативные препараты, влияющие на астенические и соматовегетативные расстройства. Используют препараты валерианы, пустырника, мяты. Следует упомянуть растительные гомеопатические препараты (мемория и нотта), оказывающие седативное, вегетостабилизирующее и нормотимическое действие [2, 13, 14].

Адаптогены повышают устойчивость нервной системы, иммунокомпетентных систем и систем внутренних органов к действию стрессоров. Сюда относятся растительные препараты женьшеня, лимонника китайского, аралии манчжурской, стеркулии. Эффективно применяется производное мелатонина вита-мелатонин, устраняющий нарушения биологических ритмов и нормализующий сон [1, 2, 13, 14, 25].

Немедикаментозные методы лечения психосоматических расстройств включают общие физиотерапевтические и бальнеологические методы [13, 14, 17, 38].

Используют дарсанвализацию волосистой части головы, франклинизацию, гальванический воротник по Щербаку, гальванизацию по Вермелю, ионофорез брома и кальция, морские, хвойные, йодобромные ванны, массаж воротниковой зоны, лечебную физкультуру. Широко применяется рефлексотерапия, включая иглорефлексотерапию, электроакупунктуру, электростимуляцию и точечный массаж биологически активных точек [8, 17, 19, 28].

Отдельным направлением лечения непсихотических расстройств при психосоматических болезнях является латеральная терапия [26, 41, 42]. Это группа методов, направленных на модуляцию индивидуального профиля межполушарно-диэнцефального взаимодействия воздействием раздражителей различной сенсорной модальности, что сопровождается закономерным изменением психического состояния. При этом активация правополушарных и диэнцефальных структур оказывает седативное и релаксирующее действие с активацией вагоинсулярного отдела вегетативной нервной системы, что сопровождается редукцией эксплозивных, гиперстенических проявлений и тревоги с облегчением засыпания и нормализацией глубины сна [26, 41, 42].

Активация левополушарных и ретикулярных структур оказывает стимулирующее и активирующее действие с повышением активности симпатоадреналового отдела вегетативной нервной системы. Это сопровождается ослаблением гипостенических проявлений, тоски, апатии, сенестопатических, ипохондрических, обсессивных, компульсивных, фобических и конверсионных расстройств [41, 42]. В частности для лечения невротических и вегетативных расстройств эффективно применяются латеральная светотерапия и моноауральная гипнотерапия. Зонально-латеральные электростимуляции использовались в терапии депрессивной симптоматики и тревожно-дисфорических состояний, в том числе у больных с сахарным диабетом [26, 27, 41, 42].

Психотерапевтическая помощь при психосоматических расстройствах включает три вида мероприятий [22, 31, 34].

Психологическое консультирование

Используют с целью формирования позиций личности, которая не восприимчива к психогенным расстройствам или способна разрешить внутренний конфликт личности [26, 37, 39].

Психокоррекция

Направлена на создание навыков оптимальной для индивида и эффективной психической деятельности, которая способствует адаптации человека к обществу [26, 34, 37].

Собственно психотерапия

Направлена на купирование психопатологической симптоматики и достижение внутренней и внешней гармонии личности [31, 34].

При этом психотерапия решает следующие задачи [27, 31, 34, 42].

— Помощь при решении психологических проблем или при расстройствах личности легкой или средней степени тяжести.

— Содействие при решении проблем.

— Содействие в преодолении психологических трудностей и актуализации резервов роста личности.

Эффективными являются такие варианты психотерапии [13, 14, 22, 34, 38]:

— когнитивно-бихевиоральная, краткосрочная;

— семейная;

— динамическая;

— экзистенциальная;

— групповые методы психотерапии (психодрама, гештальт-психотерапия).

При расстройствах, вызванных психотравмирующими ситуациями, проводятся следующие мероприятия [34, 38, 39]:

— выявление возможных психологических причин и источников тревоги, выявление и расширение значимых для больного межличностных связей, необходимых для поддержки и помощи;

— выведение больного из такой ситуации или дезактуализация последней, использование релаксационных методов (аутогенная тренировка, эриксоновский метод).

Критерии диагностики и лечения психических расстройств и расстройств поведения рекомендуют такие методы психотерапии при различных группах коморбидных органной патологии невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств в структуре психосоматических заболеваний [13, 14, 22, 34].

Агорафобия, социальные фобии, специфические (изолированные) фобии, паническое, генерализованное тревожное, обсессивно-компульсивные расстройства: поведенческая, индивидуально-ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка, трансактный анализ, гипнотерапия.

Реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации, острая реакция на стресс, посттравматическое стрессовое расстройство, расстройства адаптации; индивидуально-ориентированная психотерапия, гипнотерапия, аутогенная тренировка.

Диссоциативные и конверсионные расстройства: гипнотерапия, индивидуально-ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка.

Соматоформные расстройства, соматизированное, ипохондрическое расстройство, соматоформное вегетативное расстройство: рациональная, групповая, индивидуально-ориентированная, семейная, поведенческая психотерапия, аутогенная тренировка.

Неврастения: индивидуально-ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка.

Синдром деперсонализации-дереализации невротический: гипнотерапия, индивидуально-ориентированная психотерапия.

С помощью психотерапевтических методов можно воздействовать не только на психопатологические нарушения в структуре психосоматической патологии, но и корригировать соматовегетативные функционально-динамические расстройства (со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной, желудочно-кишечной и других систем) [34].

Так, для лечения гипертонической болезни эффективно используются гипнотерапия, аутогенная тренировка, методы релаксации с биологической обратной связью.

В комплексном лечении бронхиальной астмы применяются гипнотерапия, аутогенная тренировка, рациональная и групповая, поведенческая и семейная психотерапия.

Гипнотерапия, аутогенная тренировка и групповая психотерапия эффективно используются при лечении язвенной болезни двенадцатиперстной кишки.

В терапии нейродермитов наряду с суггестивными методами эффективно используются методы психотерапии новой волны, включая эриксоновскую психотерапию и метод прогрессирующей мышечной релаксации по Джекобсону.

Курс психотерапии психосоматического расстройства должен завершаться освоением пациентом методов саморегуляции вегетативных функций путем аутотренинга [31, 34, 38].

Реабилитация больных с психосоматическими расстройствами предполагает систему мероприятий, направленных на решение двух задач [25, 31, 34, 38].

В первую очередь это адаптация пациента к имеющемуся заболеванию внутренних органов, которое носит, как правило, хронический характер. Необходимо преодоление патологических вариантов реакции личности на болезнь с формированием адаптивной нормальной реакции. При этом, потратив оптимальный объем усилий на преодоление органной патологии и получив максимально возможный результат, пациент «научается жить с болезнью» [6, 34].

Следующей задачей реабилитации является повышение качества жизни пациента, увеличение его активности с восстановлением доболезненного уровня социальной адаптации [6, 25, 31, 34].

Критерием эффективности реабилитации является смена дезадаптивных форм поведения конструктивным отношением к имеющимся медицинским и социальным проблемам [6, 34].

Организация медицинской помощи больным с психосоматическими расстройствами предполагает участие в лечебно-реабилитационной работе бригады из нескольких специалистов [13, 14, 25, 29, 30, 38].

Врач общей практики — семейной медицины осуществляет диспансерное наблюдение пациента, лечение органной патологии в соответствии с клиническими протоколами оказания специализированной помощи, медикаментозное и немедикаментозное лечение психических расстройств — в соответствии с рекомендациями врача-психиатра, реализует программу психотерапевтической помощи и реабилитационных мероприятий, составленную на основе рекомендаций врача-психотерапевта и клинического психолога [25, 38].

Врач-психиатр консультирует больного для синдромологической диагностики психических расстройств в клинической картине психосоматической патологии и рекомендации лечебно-реабилитационных мероприятий в соответствии с критериями диагностики и лечения психических расстройств и клиническими протоколами оказания медицинской помощи по специальности «психиатрия».

Обращаем внимание, что в соответствии с действующим законодательством диагностика психических расстройств согласно международным статистическим классификациям и диагностическим руководствам является прерогативой врача-психиатра [25, 30, 38].

Врач-психотерапевт консультирует больного для уточнения особенностей связанной с психосоматическим расстройством социально-психологической дезадаптации и рекомендаций по проведению психотерапевтического лечения симптоматики и коррекции нарушений личности [34].

Клинический психолог проводит психологическое консультирование пациента для выявления нарушений личностных позиций и дает рекомендации по восстановлению оптимальной адаптации к неблагоприятным социальным воздействиям [6, 25, 37, 38, 39].

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы.

При развитии психосоматического расстройства под влиянием психосоциальных стресс-факторов отмечается нарушение психосоматических и соматопсихических отношений с формированием порочного круга.

При этом имеет место формирование устойчивого патологического состояния с патологическими детерминантными системами в лимбико-диэнцефальном круге, нарушающими корково-диэнцефальное и межполушарно-диэнцефальное взаимодействие.

Нарушаются система интерорецепции, вегетативная и эндокринная регуляция систем внутренних органов и иммунокомпетентных систем.

Клиническая картина психосоматических расстройств включает симптоматику органной патологии и психопатологические расстройства.

Психопатологическая симптоматика психосоматических расстройств включает три коморбидных компонента: астенический синдром, аффективные (депрессивные) и неврозоподобные расстройства (тревожно-фобические и обсессивные, конверсионные и диссоциативные, соматоформные).

Течение психосоматических расстройств одновременно с развитием органной патологии предполагает закономерную смену этапов динамики психопатологической симптоматики: реакции до года с доминированием гиперстенических расстройств, острые состояния от года до трех лет с превалированием гипостенической симптоматики, затяжные состояния от трех до пяти лет с формированием своеобразных маскированных депрессий с «фасадом» в виде неврозоподобных расстройств, развития свыше пяти лет с амальгамированием неврозоподобной симптоматики и расстройств личности.

Диагностика психосоматического расстройства должна носить мультиаксиальный характер с констатацией рубрик психических расстройств и органной патологии.

Лечение психосоматических болезней наряду с терапией органной патологии предполагает комплексное лечение коморбидной психопатологической симптоматики, включающее психофармакотерапию, немедикаментозное лечение физическими факторами и психотерапию.

Реабилитация больных с психосоматическими расстройствами включает адаптацию больного к проявлениям органной патологии и повышение качества жизни больного с восстановлением доболезненного уровня социальной адаптации.

Организация помощи больным с психосоматическими болезнями предполагает совместную работу бригады специалистов, включающей врача общей практики — семейной медицины, врача-психиатра, врача-психотерапевта и клинического психолога.

Психосоматическая проблема

Каждая из представленных групп настоящей систематики имеет свои существенные особенности в аспектах формирования патологической структуры, по числу и порядку актуализации задействованных элементов. Однако данная универсальная формула позволяет концептуально разрешить в сущности весьма условную проблему «психосоматики», возникшую скорее благодаря давнишней языковой игре, где «душа» была противопоставлена «телу», нежели на основании каких-либо объективных факторов.

Актуальность и серьёзность психосоматической проблематики, наверное, ни у кого не вызывает сомнений, однако, в науке, к сожалению, до сих пор отсутствует системное представление по данному вопросу. Холистический подход, намечающийся в течение нескольких последних десятилетий, несомненно, оправдан, но его реализация зачастую оборачивается голой декларативностью, или граничит с вопиющей методологической вульгарностью.

Понятие «психосоматика» («психосоматическая медицина») получил в настоящее время множество самых разнообразных, зачастую противоречащих друг другу толкований, что неоправданно дискридитировало системный подход. Заслуживающая внимания попытка систематизировать психосоматические расстройства принадлежит проф. А.Б. Смулевичу. Он предлагает различать психосоматические и психореактивные состояния. Психосоматические состояния представляют собой вектор с двумя экстремумами и срединной позицией.

Схема № 1

В рубрике психореактивные состояния А.Б. Смулевичем рассматриваются психогенные реакции (нозогении) и экзогенные реакции (соматические психозы).

Несмотря на очевидную состоятельность представленного подхода к систематике психосоматических расстройств, следует отметить, что он, этот подход, не является в достаточной степени технологичным, поскольку здесь не определено в достаточной мере распределение функций специалистов психиатрических и непсихиатрических специальностей.

Для того, чтобы конкретный специалист рассматривал больного как «психосоматического» в рамках указанного подхода, он должен обладать существенным арсеналом знаний, как в соматической медицине, так и в области психиатрии, психотерапии, психологии, а кроме того, отчётливо представлять себе закономерности отношений «сомы» и «психического». Достичь такого уровня знаний весьма и весьма непросто. Очевидно, что специалистов подобного уровня считанные единицы. Именно поэтому следует искать более приемлемые с практической точки зрения «ходы» при реализации системного психосоматического подхода. По всей видимости, в настоящее время следует ориентироваться на комплексную, взаимодополняющую, сочетанную работу специалистов психиатрических и непсихиатрических специальностей. Это ставит задачи адекватной и технологичной систематики психосоматических расстройств.

Понятие «клинической картины болезни», несмотря на всю свою объективность, таит и некоторую двусмысленность. «Клиническая картина» одного и того же заболевания, с точки зрения психиатра, психотерапевта существенно отличается от «клинической картины», которую наблюдает врач другой специальности (терапевт, невропатолог и др.). Зачастую, эти «картины» различаются крайне существенно, поскольку значительное число психических расстройств проявляется, в первую очередь, соматическими жалобами, а соматические заболевания могут приводить к психическим расстройствам, что вносит существенную путаницу. Кроме того, поскольку нервная система осуществляет регуляторную функцию в отношении внутренних органов и систем организма, то психические нарушения могут обуславливать и возникновение объективных, верифицируемых симптомов телесного страдания, однако, никак нельзя забывать о психической природе подобных недомоганий.

Таким образом, необходимо выделять, с одной стороны, психические расстройства с соматическими проявлениями, а с другой стороны, соматические заболевания, где существенную роль (как в этиопатогенезе, так и в клинической картине) играют психические факторы. Первые — психические расстройства с соматическими проявлениями — должны рассматриваться как «профильные» для психиатров и психотерапевтов заболевания, вторые — соматические заболевания с психической обусловленностью и клиникой — являются прерогативой врачей общего профиля, однако, требуют привлечения к участию в терапевтическом процессе психиатров и психотерапевтов.

Психические расстройства с соматическими проявлениями представляют собой целый спектр разнообразных состояний. К этой группе относятся: во-первых, невротические, соматоформные, личностные и поведенческие расстройства; во-вторых, психотические расстройства, проявляющиеся той или иной соматической или псевдосоматической симптоматикой; наконец, в отдельную подгруппу следует вынести психические расстройства, которые возникают в качестве реакции пациента на своё соматическое заболевание (нозогении).

Соматические заболевания с психической обусловленностью и клиникой также весьма разнообразны. К ним относятся собственно психосоматические заболевания, обусловленные психическими расстройствами, и соматогенные психические расстройства. В отдельную подгруппу следует вынести целый комплекс соматических болезней, в генезе которых в качестве одного из предрасполагающих факторов выступили психические расстройства.
 

Схема №2

Невротические, соматоформные и поведенческие расстройства с соматическими проявлениями — есть собственно психические расстройства. Однако, тревожные и диссоциативные (конверсионные) расстройства, как правило, сопровождаются соматическими проявлениями: в первом случае, по типу вегетативных кризов, во втором, мазаичной, зачастую, вычурной и нелепой псевдоневрологической симптоматикой. Соматоформные расстройства проявляются именно соматическими жалобами и симптоматикой, но никакое соматоориентированное лечение не бывает в этих случаях эффективным. Последнее относится и к поведенческим расстройствам приёма пищи, сна неорганической природы, половых дисфункций и т.п., а также и к личностным расстройствам с соматическими проявлениями.

В группу психотических расстройств с соматической и псевдосоматической симптоматикой, входят главным образом шизофрения с бредом соматического содержания, сенестоипохондрическим синдромом, а также депрессивные расстройства с ипохондрическими идеями, вегетативными, алгическими, сенестопатическими и функциональными органными проявлениями. Зачастую, подобные пациенты весьма убедительны в своём соматическом недомогании, что может вводить в заблуждение специалистов непсихиатрических специальностей.

Психические расстройства, вызванные реакцией пациента на соматическое заболевание (нозогении), как правило, возникают на психопатологической почве, хотя и неявно выраженной. Соматическое заболевание является для больного стрессом, который может вызвать невротические реакции, невротические состояния, а также патохарактерологическое развитие личности по ипохондрическому типу. В эту же группу включаются и ятрогении, т.е. нозогения, вызванная не столько реакцией на соматическое заболевание, сколько на неадекватные и поведенческие реакции врача.

Психосоматические заболевания (в классическом понимании этого термина1), безусловно, являются «профильными» для врачей общей практики, поскольку симптоматически на первый план здесь выступают именно соматические расстройства, а течение заболевания сопровождается характерными морфологическими изменениями. Однако, ведущую или существенную роль в возникновении психосоматических заболеваний принадлежит воздействию психотравмирующего фактора. Начавшее развиваться по законам психогении, психосоматическое заболевание, за счёт вовлечения в патологический процесс других органов и систем, трансформируются в собственно соматическую болезнь, а значение психогенеза значительно уменьшается. Таким образом, значимость психотерапевтического аспекта особенно велика на ранних этапах развития данных расстройств, его роль также значительна на этапах реабилитации и третичной психопрофилактики.

Соматогенные психические расстройства следует рассматривать в трёх подгруппах: церебросоматические заболевания (А.М. Свядощ, 1997), т.е. психические расстройства, обусловленные органическим поражением головного мозга; психические расстройства, входящие, кроме прочего, в клиническую картину общесоматических заболеваний, а также психические расстройства, вызванные острой и/или хронической интоксикацией.

В отдельную рубрику настоящей систематики вынесены соматические заболевания, где психическое расстройство сыграло роль предрасполагающего фактора. Психические расстройства разного уровня, зачастую, понижают резистентность организма, ослабляют его защитные функции, что является предрасполагающим фактором для широкого круга разнообразных соматических заболеваний, вплоть до инфекционных заболеваний и новообразований (Лебедев Б.А., 1991).

Несмотря на то, что первая группа представленных выше расстройств — собственно психических — относится к ведению психиатров и психотерапевтов, врачу общей практики, к сожалению, приходится работать с подобными пациентами, поскольку последние, как правило, уверены в соматической природе своих расстройств, или хотят в это верить. Относительно второй группы заболеваний врачи общей практики, разумеется, осведомлены достаточно. Однако, учитывая психическую обусловленность и клинику этих расстройств, а также возможности психиатров и психотерапевтов на этом поле, объединение усилий представителей всех «заинтересованных сторон» никак нельзя считать лишними.

Закономерности отношений «сомы» и «психики» весьма многогранны и не могут быть подробно и всесторонне изложены в рамках подобной публикации, однако, первостепенными являются механизмы, уходящие корнями в теорию стресса (Г. Селье, 1982) и в теорию функциональных систем (П.К. Анохин, 1968). 

П.К. Анохин подчёркивал, что теория стресса Г. Селье недостаточна для объяснения механизма возникновения патологических реакций, поскольку исключает участие нервной системы в активных реакциях организма на стрессор. Впрочем, теория функциональных систем с лихвой перекрывает указанные недостаток теории стресса. С другой стороны, в концепции стресса Г. Селье организм выступает в качестве своеобразного реципиента внешнего воздействия, рассматривается как система, реагирующая на изменение внешних условий, отвечающая им. Теория же функциональных систем П.К. Анохина, напротив, делает акцент на активности организма, как целостной системы подготовки, принятия и реализации решений. Таким образом, с методологических позиций обе указанные теоретические концепции существенно дополняют друг друга.

Основные положения теории стресса сводятся Г. Селье к трём следующим пунктам. Во-первых, указывается, что физиологическая реакция на стресс не завит от природы стрессора и представляет собой универсальную модель реакций, направленных на защиту организма и на сохранение его целостности. Во-вторых, защитная реакция при продолжающемся или повторяющемся действии стрессора проходит три определённые стадии, которые все вместе представляют собой адаптационный синдром. В-третьих, защитная реакция, будучи сильной и продолжительной, может перейти в болезнь, что станет своего рода ценой, которую организм заплатил за борьбу с факторами, вызвавшими стресс.

С точки зрения теории функциональных систем П.К. Анохина, при изменении параметров среды организм не просто «включает» некий набор генетически запрограммированных реакций, но, ориентируясь на обратную информацию, пытается максимально повысить приспособительный эффект своих реакций. Таким образом, функциональная система представляет собой своего рода аппарат саморегуляции, а ключевым моментом работы последнего следует считать механизм «принятия решения». При этом, «принятие решения» является, по П.К. Анохину, результатом афферентного синтеза, производимого организмом на основе ведущей мотивации; освобождает организм от чрезвычайно больного количества степеней свободы и тем самым способствует формированию интеграла эфферентных возбуждений; и, наконец, является тем переходным моментом, после которого все комбинации возбуждений приобретают исполнительный, эффекторный характер.

Далее следует уточнить, что адекватное представление о функционировании организма как системы должно опираться на три следующих принципа. Во-первых, при формировании организмом функциональной системы, при принятии им решения о некой результирующей реакции, не существует сколь либо значимого отличия между «внешними» и «внутренними» обстоятельствами, все они «берутся в оборот», все они рассматриваются как совокупность условий, требующих неких действий. Во-вторых, неверно полагать ту или иную реакцию «психической» или «телесной», всякая реакция организма всегда комплексна и неизбежно включает в себя компоненты обеих сторон указанной виртуальной оппозиции. В-третьих, «телесные» («физические») проявления, как правило, предъявляются организму в двух ипостасях: с одной стороны, через непосредственную афферентную импульсацию (с «места событий»), с другой стороны, в системе опосредованной психической репрезентации, т.е. оценёнными, означенными и т.п.

Приложение указанных теоретических концепций к психосоматической проблематике, при учёте представленных оговорок, позволяют сформулировать принципиальную модель психических расстройств с соматическими проявлениями и соматических заболеваний с психической обусловленностью и клиникой.

Схема №3

Практикующий врач должен иметь определённую репрезентирующую концепцию, позволяющую ему систематизировать представления о психосоматических (соматопсихических) отношениях, чему и отвечает представленная принципиальная модель психических расстройств с соматическими проявлениями и соматических заболеваний с психической обусловленностью и клиникой.

Разумеется, каждая из представленных групп настоящей систематики имеет свои существенные особенности в аспектах формирования патологической структуры, по числу и порядку актуализации задействованных элементов (эти различия представлены нами в работе «Психические расстройства в практике врача общего профиля»). Однако данная универсальная формула позволяет концептуально разрешить в сущности весьма условную проблему «психосоматики», возникшую скорее благодаря давнишней языковой игре, где «душа» была противопоставлена «телу», нежели на основании каких-либо объективных факторов.

_______________________________________________________
1 Классическими психосоматическими заболеваниями являются: эссенциальная гипертония, язвенная болезнь, язвенный колит, тиреотоксикоз, нейродермит, бронхиальная астма, некоторые формы ревматоидного артрита. При относительно строгом понимании психосоматики к этой группе можно отнести также такие заболевания сердечно-сосудистой системы, как ИБС, инфаркт миокарда, гипертоническая болезнь, кроме того, большое число кожных и урогенитальных заболеваний, мигрень.

Оригинал публикации: Курпатов А.В., Аверьянов Г.Г. Психосоматическая проблема. Санкт-Петербургский Городской психотерапевтический центр, ГПБ № 7 им. академика И.П. Павлова (Клиника неврозов).

Психотерапия — Специализированый Медицинский Центр Хирургического Профиля

  • невротические расстройства
    1. неврозы
    2. депрессии
    3. последствия стрессов и нарушений адаптации
  • психосоматические заболевания
    1. ИБС, аритмии, вегето-сосудистые дистонии
    2. гастриты, колиты, язвенная болезнь, дискинезии
    3. бронхиальная астма, хронические бронхиты
    4. экзема, нейродермиты, псориаз
  • болезненные зависимости
    1. алкогольная
    2. табачная
    3. наркотическая
    4. игровая
  • в урологии и гинекологии
    1. невротические нарушения у беременных
    2. послеродовые неврозы
    3. бесплодие
    4. привычный выкидыш
    5. климактерический период
    6. эрозия
    7. миома
    8. хронические воспалительные заболевания
    9. эндокринные нарушения

К Вашим услугам:

  • психотерапевтическое консультирование
  • психологическое тестирование
  • комплексное аппаратное и лабораторное обследование
  • рациональная психотерапия
  • психотерапия в измененном состоянии сознания
  • релаксация
  • психомоторная тренировка
  • управляемый медитативный тренинг
  • лечебное программирование
  • лечение проводит врач высшей квалификационной категории

Психотерапия – это лечебно-профилактическое направление медицины, которое ориентировано на работу с высшими регуляторными механизмами человеческого организма. Она является единственным этиопатогенетическим методом лечения невротических расстройств и психосоматических заболеваний. Управление физиологическими механизмами регуляции работы органов и систем через сознание человека открывает неисчерпаемые возможности в комплексном лечении очень широкого круга заболеваний. Известно, что психогенный фактор очень часто лежит в основе нарушений физиологической регуляции организма. Поэтому его устранение с помощью различных психотехнических приемов помогает избавить больного от страданий и вернуть ему здоровье. Психотерапевтические методики саморегуляции помогают человеку в укреплении здоровья, повышении адаптационных возможностей, достижению состояния полного внутреннего душевного и физического комфорта.

Консультация психотерапевта

Если у Вас появились проблемы со здоровьем, и они связаны с перенесенным стрессом, психотравмой или переутомлением, если у Вас снизилось настроение, появилась апатия, раздражительность, нарушился сон, или Вы просто переживаете за свое болезненное состояние, то Вам уже необходима консультация психотерапевта.

На консультации врач-психотерапевт внимательно выслушает Вас, проведет клинико-психологическое обследование, установит вероятную причину заболевания. При необходимости будет назначено дополнительное обследование. Врач расскажет Вам о существующих методах лечения имеющегося заболевания, преимуществах и недостатках различных психотехник и лекарственных препаратов, разработает и предложит наиболее подходящий план обследования и лечения.

Помните, что консультация – это первый шаг на пути к выздоровлению!

Психотерапия невротических расстройств

К невротическим расстройствам относятся: фобические тревожные, панические, обсессивно-компульсивные, реакции на тяжелый стресс и нарушения адаптации, диссоциативные, соматоформные и другие невротические расстройства.

Как правило, они развиваются в связи с психотравмами, чаще на фоне переутомления и измененной реактивности нервной системы. В основе болезни лежит нарушение процессов возбуждения, торможения и подвижности нервных процессов с формированием очагов застойного возбуждения в коре головного мозга и в подкорковых структурах мозга. Эти нарушения приводят к появлению неустойчивости настроения, депрессии, раздражительности, слабости, вялости, снижению работоспособности, быстрой утомляемости, страхам и опасениям, нарушению сна. Позже присоединяются многочисленные соматические расстройства. Так формируется болезненное невротическое состояние, из которого человек самостоятельно выйти уже не имеет возможности. Современные медикаментозные, физиотерапевтические и многие другие методы лечения даже при условии устранения психотравмы дают только временное и частичное облегчение страданиям больного. Единственным патогенетическим методом лечения невротических расстройств является психотерапия. Психотерапевтические методики нормализации функционирования нервной системы позволяют устранить активность застойных очагов возбуждения, уравновесить процессы возбуждения и торможения в структурах головного мозга. Методики лечебного программирования высших психических функций выравнивают эмоциональное состояние, значительно повышают психо-энергетический потенциал, нормализуют информационную структуру памяти и сознания, регулируют сон и сновидения, корректируют и укрепляют психологические защиты на всех уровнях. Психотерапевтическое лечение позволяет устранить все невротические и соматические проявления заболевания, нормализовать систему отношений личности, достичь состояния полного и стабильного клинического выздоровления.

Наличие невротического расстройства в любом его проявлении является показанием к психотерапевтическому лечению. Помните, что невротические расстройства без адекватного лечения склонны к прогрессированию. Чем раньше Вы обратитесь за помощью к врачу-психотерапевту, тем быстрее обретете здоровый образ жизни. Если Вы нуждаетесь в нашей помощи, то мы желаем Вам скорейшего выздоровления.

Психотерапия психосоматических заболеваний

Огромное количество заболеваний начинается с незначительных функциональных нарушений в работе органов и систем. Постепенно прогрессируя, болезнь переходит в хроническую стадию с формированием грубых органических изменений.

Очень часто начало заболевания происходит в результате нарушения тонуса симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы вследствие формирования в центральной нервной системе очагов застойного раздражения.

Психотерапия направлена не на устранение отдельных болезненных симптомов, а на нормализацию и стабилизацию регуляции со стороны вегетативной нервной системы путем воздействия на сознание человека. Техника релаксации позволяет эффективно бороться с очагами застойного раздражения в коре головного мозга. Лечебное программирование помогает в нормализации и стабилизации работы любого органа или системы организма больного.

У нас большой опыт психотерапевтического лечения:

  • хронических нарушений сердечного ритма, резистентных к противоаритмическим препаратам
  • хронических нарушений коронарного кровообращения
  • вегето-сосудистых дистоний
  • хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта
  • хронических заболеваний дыхательной системы
  • некоторых кожных болезней
  • глазных болезней и т.д.
  • гинекологических и урологических заболеваниях

В лечебном процессе очень многое зависит и от самого пациента. Лечение производится строго индивидуально. Врач-психотерапевт обучает психотехникам и устанавливает лечебные программы. Выполнять задания, рекомендации и работать с лечебными программами – это самостоятельная работа пациента. Именно от этой работы во многом зависит эффективность лечения. Приоритетные направления в психотерапии психосоматических заболеваний основаны на повышении уровня самоконтроля и саморегуляции, самопознании и самосовершенствовании. Именно такой подход позволяет избежать гипнозависимости и длительно поддерживать состояние здоровья в норме.

Психотерапия болезненных зависимостей

Распространенность болезненных зависимостей (алкогольная, табачная, наркотическая, игровая и др.) среди населения вполне сопоставима с распространенностью хронических заболеваний. Поэтому вопрос психотерапии зависимых пациентов крайне актуален.

Большинство зависимых людей осознают наносимый вред здоровью и хотят избавиться от болезненного недуга. Справиться с этой задачей самостоятельно удается единицам. Кроме того, отказавшись от одного вида зависимости, человек переходит к другому. Это происходит потому, что одной «силы воли» недостаточно для устранения основ зависимости. Помочь здесь может психотерапия.

Принято разделять болезненную зависимость на физическую и психическую. Физическая зависимость – это синдром отмены, сопровождающийся прежде всего комплексом различных нарушений физиологической регуляции и компульсивной тягой к возврату употребления психоактивных веществ или действий. Психическая зависимость – это желание изменения состояния сознания или эмоционального состояния путем употребления психоактивных веществ или действий. По сути, обе формы зависимости являются реакцией мозга на отмену фактора зависимости и связаны с нарушением функции выработки нейромедиаторов головным мозгом.

Психотерапевтическое лечение помогает полностью устранить все основы болезненной зависимости, убрать тягу, нормализовать физиологическую регуляцию в организме и достичь состояния полного внутреннего душевного и физического комфорта.

Лечебное программирование алкогольной и табачной зависимости проводится за один сеанс длительностью 2,5 часа. Более тяжелые виды зависимостей требуют курсового лечения и занимают 3-4 недели. Лечение во всех случаях проводится индивидуально.

Лечение психосоматических расстройств в Центре психосоматики Алвиан

Психосоматические расстройства (психосоматика) — это заболевания, при которых выявляются симптомы разнообразных телесных болезней, вызванных психологическими причинами и механизмами.

Психосоматические симптомы могут сопутствовать многим психологическим проблемам и заболеваниям, например, слабость при депрессии, или учащенное сердцебиение при тревоге. Но есть также и расстройства, которые проявляются преимущественно телесными симптомами, в которых завуалировано выражаются психические проблемы, психические переживания и конфликты.

Основные психосоматические расстройства по системам органов:

Сердечно-сосудистая система: коронарная болезнь артерий (ИБС), гипертензия, вазомоторный (вазодепрессивный) обморок, сердечные аритмии, психогенные сердечные жалобы у лиц, не страдающих заболеваниями сердца.

Дыхательная система: психогенный кашель и одышка, бронхиальная астма, сенная лихорадка, гипервентиляционный синдром, невротический дыхательный синдром (Синдром Да Коста).

Пищеварительная система: функциональные нарушения (расстройства аппетита, психогенная тошнота и рвота, функциональные запоры и поносы, боли в животе, функциональные нарушения тонуса и моторики кишечника, канцерофобия), пептическая язва, язвенный колит.

Заболевания опорно-двигательного тракта: костно-мышечные боли, боли в пояснице, ревматоидный артрит, фибромиалгия.

Псевдоневрологические расстройства: психическая гиперестезия и головная боль, тимопатическое головокружение, психогенные невралгии, синдром беспокойных ног, тик, бессонница неорганической природы.

Кожные болезни: зуд, покраснение, ожоги, потливость, крапивница, алопеция, псориаз, экзема, нейродермит, угревая сыпь.
Кроме того, к психосоматическим расстройствам могут относиться многие иммунные заболевания, а также другие симптомы.

Механизмы возникновения

Психосоматические болезни по механизмам возникновения можно отнести к трем группам:

  • Симптомы (например, головная боль или паралич мышц руки), которые являются отражением психологического конфликта (например, между желанием и запретом на его удовлетворение), когда психологическое напряжение смещается в тело. Сюда относятся многие истерические симптомы.
  • Симптомы, которые возникают с целью отвести внимание человека от сложных чувств и конфликтов, связанных с отношениями. Человек переключает внимание на тело, и таким образом может вызвать сочувствие окружающих и нередко удовлетворение своих потребностей. Сюда относится ипохондрия (озабоченность или наличие несуществующего заболевания или, наоборот, здоровым образом жизни из-за страха заболеть). Сюда могут быть отнесены различные боли, которые являются смещением на тело ненависти, возникающей в межличностных отношениях.
  • Симптомы, являющиеся отражением дефицита психологических форм выражения потребностей. Потребности выражаются, как у младенца через тело, и эмоции также — через телесные боли и симптомы. Сюда относятся классические психосоматозы (например, так называемая чикагская семерка заболеваний: бронхиальная астма, язвенный колит, эссенциальная гипертония, нейродермит, ревматоидный артрит, язва двенадцатиперстной кишки, тиреотоксикоз).

Особенности психической деятельности

Для психосоматических клиентов характерны специфические особенности психической деятельности. Психотерапевтическое лечение должно быть направлено на то, чтобы скорректировать эти особенности мышления, эмоционального реагирования и поведения у клиента, чтобы уменьшить или устранить психосоматические симптомы.

  • Мышление психосоматического клиента не связано с чувствами, состоит из штампов, выученных инструкций, не свободно, мало связано с фантазией. П. Марти назвал такое мышление операторным, как у компьютера или у робота. В психотерапии операторное мышление постепенно уходит, человек принимает больше свою индивидуальность и появляется больше психической свободы.
  • Эмоции психосоматического клиента им самим, как правило, не осознаются, для них нет слов, о них человек ничего не может сказать. Этот феномен Сифнеос назвал алекситимией (нет слов для чувств). Если у психосоматического клиента в жизни что-то происходит, что обычно должно вызвать печаль или депрессию, то он не чувствует этого, а жалуется скорее на падение жизненного тонуса, энергии, утрату удовольствия от жизни и т.д. В психотерапии человек развивает способность понимать свои чувства и эмоции, что привносит большую насыщенность и включенность в жизнь.
  • Поведение психосоматического клиента характеризуется отыгрываниями, человек будет много делать, действовать и тем самым снимать свое напряжение — это его единственный способ справляться с возбуждением, приносимым жизнью, способ, который может предохранять его от болезни. В психотерапии человек развивает способность не только действовать, но и думать и чувствовать, что делает его психически богаче и разгружает его тело от напряжения и симптомов.
Психотерапия помогает человеку осознать причины, которые привели к заболеванию, а также разрешить те конфликты, которые поддерживают заболевание и развить психические функции (мышление, понимание эмоций), которые разгружают тело от напряжения.

Лечение психосоматических болезней

Некоторые психосоматические симптомы, например, истерические нужно лечить только у психотерапевта. Часто люди обращаются за помощью к врачам-терапевтам, хирургам, невропатологам, однако в случае психосоматической природы симптома лечение не помогает, заболевание принимает затяжное течение. Также самолечение или лечение у экстрасенсов не является эффективным.

Психосоматозы, то есть более тяжелые заболевания (например, бронхиальную астму, язву и т.п.) необходимо лечить сочетанием стандартного медицинского лечения и психотерапии. Больной орган (желудок, легкие, сердце и т.п.) человек лечит у врача общей практики, а психику, которая влияет на течение заболевания — у психотерапевта, специально подготовленного для такого лечения.

Психотерапия помогает избавиться от операторного мышления, развить понимание своих чувств и эмоций, которые скрыты за психосоматическими симптомами, развить способность думать и чувствовать, а потом уже действовать, что в целом повышает качество жизни и уменьшает выраженность симптоматики.

Звоните и мы поможем Вам с выбором специалиста!

Цены

Услуга Длительность Стоимость
Первичный прием
врача психотерапевта, психиатра
55 мин 6 000 ₽
Абонемент
Индивидуальное консультирование
5 сеансов 19 000 ₽
Абонемент
Индивидуальное консультирование
10 сеансов 36 000 ₽

бронхиальная астма, гипертоническая болезнь, варикозное расширение вен, почечная недостаточность, проблемы позвоночника и суставов, стенокардия, сердечная недостаточность, язва желудка и многие другие.

Психосоматические заболевания – что это такое?

Сам термин «психосоматические» происходит от двух греческих слов: «Psyche» — душа и «soma» — тело.

Таким образом, психосоматические заболевания – это такие недуги, когда болеет физическое тело, но причину нужно искать в душе человека (в его восприятии и отношении к происходящим событиям, и т.д.). То есть психическое или эмоциональное состояние человека напрямую связывается с физическим состоянием.

Многие выдающиеся учёные (представители официальной медицины) убеждены, что около 80 процентов всех заболеваний на самом деле являются психосоматическими. Получается, что наше здоровье напрямую зависит от наших мыслей, от настроения, от любви или её отсутствия, от умения находить или увидеть вокруг нас красоту и наслаждаться этим, от способности быть счастливым, от нашего характера, от отношения к успехам и неудачам на работе, и т.д. Всё это психология… А точнее — психосоматика.

К психосоматическим заболеваниям относятся: аллергия, бронхиальная астма, нарушение работы щитовидной железы, псориаз, нейродермит, головные боли, гипертоническая болезнь, варикозное расширение вен, почечная недостаточность, проблемы позвоночника и суставов, стенокардия, сердечная недостаточность, язва желудка и двенадцатиперстной кишки, и многие другие заболевания.

При лечении психосоматических заболеваний привлечение психотерапевта позволяет многократно увеличить результативность и сократить сроки восстановления здоровья.

Консультация психолога, поможет вам определить причины возникновения психосоматических заболеваний и в, конечном итоге, будет способствовать полноценному выздоровлению.

психосоматика,психосоматика заболеваний,психосоматика боли,психосоматика болезней,психосоматика болит,причина психосоматика,лечу психосоматика,как лечить психосоматику,психосоматика заболеваний как лечить,психосоматика тело,психосоматика лечение,лечение психосоматика,психосоматика почему,психосоматика психотерапия,консультация психолога Санкт-Петербург, хороший психолог спб, хороший се психолог в спб, хороший психолог Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, хороший психолог в Санкт-Петербурге, хороший психолог в Питере, хороший психолог в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога спб, помощь психолога в спб, помощь психолога Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога в Санкт-Петербурге, помощь психолога в Питере, помощь психолога в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, психолог санкт-петербург, услуги психолога санкт-петербург,помощь психолога санкт-петербург, психолог санкт-петербург, хороший психолог санкт-петербург, запись к психологу санкт-петербург, найти психолога санкт-петербург,  психолог санкт-петербург, психологическая консультация санкт-петербург, услуги психолога санкт-петербург, психолог консультация санкт-петербург, психолог спб, психолог спб, психолог в санкт-петербурге, психолог спб, психолог в спб, хороший психолог спб, консультация психолога в спб,психолог в санкт-петербурге, консультация психолога в Санкт-Петербурге, консультация психолога в Питере, консультация психолога в Петербурге, консультация психолога спб, психолог в спб, консультация психолога Санкт-Петербург, хороший психолог спб, хороший психолог в спб, хороший психолог Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, хороший психолог в Санкт-Петербурге, хороший психолог в Питере, хороший психолог в Петербурге, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога спб, помощь психолога в спб, помощь психолога Санкт-Петербург, психолог в санкт-петербурге, помощь психолога в Санкт-Петербурге, помощь психолога в Питере, помощь психолога в Петербурге, семейный психолог в санкт-петербурге, психолог спб, услуги психолога спб,помощь психолога спб, психолог спб, хороший психолог спб, запись к психологу спб, найти психолога спб,  психолог спб, психологическая консультация спб, услуги психолога спб, психолог консультация спб, психолог спб.

что такое психосоматика, какие расстройства относятся к психосоматическим, почему возникают и как помочь себе в их лечении.

В психологии существует термин «психосоматика», его применяют для обозначения степени влияния психологических факторов на возникновение и развитие различных соматических болезней. Лечение психосоматических заболеваний основано на поиске и устранении именно психологических проблем у пациента, поскольку физические недуги в этом случае являются лишь ответом организма на воздействие стрессовых факторов.

Особенности психосоматики

Как уже отмечалось выше, психосоматические нарушения представляют собой набор симптомов, возникающих в ответ на стрессовую ситуацию. Это могут быть единичные проявления, например, слабость, головокружение или боль в области груди. Но часто психосоматика проявляется в виде отдельных заболеваний. К таким можно отнести язвенный колит, ревматоидный артрит, астму бронхиальную и другие патологические состояния. Под влиянием некоторых жизненных обстоятельств психика человека и его нервная система дает сбой, организм не в состоянии приспособиться к окружающей обстановке, и тогда возникают различные заболевания.

Но как именно возникают психосоматические заболевания? Человеческий организм в стрессовой ситуации начинает ускоренную выработку гормонов, отвечающих за экстренное реагирование в момент опасности. Дофамин, адреналин и норадреналин ускоряют все физиологические процессы (усиливается моторика желудка и почек, ускоряется сердцебиение и дыхание становится более частым). Поскольку органам и мышцам в этот момент требуется больше кислорода, то кровоток, а значит и давление, в сосудах значительно увеличивается.

Когда человек оказывается в безопасности, у него должен произойти выплеск эмоций и нормализоваться работа сердечно-сосудистой системы. Но если таковой разрядки не происходит, то спазм сосудов сохраняется, и развивается артериальная гипертензия. В современных условиях человеку приходится часто сдерживать свои эмоции, особенно негативной окраски (агрессию), что неизбежно сказывается на изменениях во внутренних органах.

Из-за чего возникают психосоматические заболевания

Наиболее распространенной причиной возникновения психосоматических заболеваний являются внутренние конфликты. Человеку самостоятельно достаточно трудно их выявить и осознать. Например, ребенок с самого детства привык оправдывать ожидания своих родителей или учителей, но его собственные желания и потребности остаются неудовлетворенными. Все это приводит к тому, что внутреннее равновесие утрачивается, напряжение растет, отрицательные эмоции, не получившие должного выплеска, накапливаются. В таком состоянии даже незначительный стресс может привести к физическим нарушениям и спровоцировать, например, гипертонический криз или приступ бронхиальной астмы.

Но далеко не каждый стресс перетекает в психосоматику. Решающим фактором здесь являются не внешние обстоятельства, а реакция организма на них. Исследователями было установлено, что стрессовые ситуации бывают двух типов: эустресс (условно положительный) и дистресс (условно отрицательный). В первом случае организм реагирует активно, настраиваясь на борьбу, а во втором – пассивно. Вторая реакция не дает возможности адаптироваться к изменившимся условиям жизни, а лишь расходует внутренние ресурсы, вызывая болезни и недуги.

С каждым годом количество случаев возникновения психосоматических заболеваний увеличивается. Согласно статистике, у каждого второго пациента болезнь обусловлена именно психологическими проблемами. Даже вирусы не наносят такого разрушительного вреда организму, как подавленные эмоции и переживания.

Симптомы психосоматических заболеваний

Психосоматическое заболевание выявить с первого раза достаточно сложно, это под силу лишь некоторым специалистам. Психосоматика часто имеет физические проявления, которые также могут быть обусловлены соматическими патологиями. Например, гастрит может быть вызван как стрессовой ситуацией, так и бактерией Хеликобактер. Душевное состояние больного может быть напрямую связано с работой таких систем:

  • желудочно-кишечный тракт;
  • сердечно-сосудистая система;
  • нервная система;
  • иммунная система.

Подозрения о психической природе заболеваний обычно возникает после безуспешной терапии лекарственными средствами, характерной для лечения конкретного заболевания. Иногда для этого требуется несколько лет хождения больного по кабинетам самых разных специалистов, но, в конце концов, оказывается, что только психотерапевт способен помочь ему избавиться от мучивших годами недугов.

Такая ситуация складывается отчасти из-за того, что пациенты умалчивают существующие душевые проблемы. Кто-то из-за стеснительности, но большинство из них попросту сами не видят взаимосвязи между собственными переживаниями и физическим состоянием. А врачи не считают нужным интересоваться чужими проблемами.

Если больного мучают недуги, избавиться от которых при помощи традиционной терапии не получается, то необходимо начать лечение с психотерапевтическим уклоном. А если пациент находится в сложной жизненной ситуации, то визит к психотерапевту откладывать не стоит вовсе.

Какие недуги относят к психосоматическим заболеваниям

На сегодняшний день уже доказано, что ряд болезней вызывается психологическими проблемами. Наиболее ярким примером такого заболевания является бронхиальная астма. Медики всего мира ищут новые способы исцеления от этой патологии, но на самом деле в большинстве случаев для исцеления нужно лишь разрешить внутренний конфликт пациента. Такой подход актуален и при других заболеваниях:

  • синдром гипервентиляции;
  • гипертония эссенциальная;
  • невроз кардиофобический;
  • проблемы с сердцем ишемического характера;
  • инфаркт миокарда;
  • аритмия;
  • вегетососудистая дистония.

Патология, указанная в списке последней, практически во всех случаях излечивается при психотерапевтическом воздействии без использования лекарственных средств.

В последнее время исследования психосоматических расстройств получили особую актуальность. Большое количество людей, независимо от пола и возраста, страдают заболеваниями кожи, желудка и кишечного тракта, эндокринными нарушениями и другими болезнями. Стресс может привести к развитию бесплодия у молодых девушек, а также к возникновению сахарного диабета, ревматизма и различных расстройств половой сферы.

Группы риска

Большую часть пациентов с психосоматикой составляют люди, постоянно скрывающие от окружающих свои истинные эмоции. За внешним спокойствием меланхоликов скрываются настоящие эмоциональные бури. Это может стать началом развития какого-либо психосоматического заболевания.

Обычно склонность к развитию таких патологий можно заметить еще в детстве или юности. В этом возрасте психика крайне неустойчива, ребенок не в состоянии преодолеть стрессы собственными силами, а значит они оставят след на физическом состоянии. Некоторые люди могут долгое время жить и не задумываться о своих проблемах, диагностика в этом случае будет более сложной и продолжительной.

В качестве примера можно привести человека, страдающего алкогольной зависимостью. Чтобы излечиться от алкоголизма, ему нужно поверить в себя, как в личность. Эта проблема часто зарождается в детстве, если родители слишком много требовали от своего ребенка и постоянно завышали планку.

Доказана  также причинно-следственная связь между другими болезнями и психологическими проблемами:

  1. Склонность к простудным заболеваниям возрастает в момент, когда у человека пониженное настроение и отсутствует интерес к жизни.
  2. Анемия возникает у пациентов, страшащихся неизвестности.
  3. ЛОР-заболевания развиваются у людей с пониженной коммуникабельностью, опасающихся высказывать свое мнение.
  4. Гастрит проявляется на фоне ощущения обреченности.
  5. Женское бесплодие появляется у тех дам, которые боятся самостоятельно принимать решения.

Неуверенность в своих силах и депрессивное состояние неизбежно сказывается на развитии психосоматических патологий.

Особенности лечения

Чтобы лечение психосоматики было успешным, необходимо понимать, что в данной сфере не существует общих методик. В каждом конкретном случае нужен индивидуальный подход.

Начинается лечение с выявления природы заболевания. Врач должен понять, какие симптомы обусловлены физическими патологиями, а какие – психологическими проблемами. На этом этапе к обследованию пациента может подключиться опытный психотерапевт. Работа ведется сразу по нескольким направлениям, при этом очень важно оценить психологическую обстановку в семье больного. Нередко причиной психосоматических расстройств становятся внутрисемейные конфликты или негативный микроклимат в семье. Возможно, психосоматика будет выявлена и у других родственников больного, находящихся в этой же обстановке длительное время.

Психосоматика требует комплексного лечения:

  • медикаментозная терапия позволяет облегчить симптомы заболевания и улучшить психологическое состояние больного. Пациенту могут быть предложены успокоительные средства или препараты со снотворным эффектом;
  • психотерапевтическое лечение направлено на разрешение внутренних конфликтов. Наиболее эффективными способами воздействия являются поведенческая терапия, психоанализ и гештальт-терапия. В ходе лечения пациент не только избавляется от существующих проблем, но и учится противостоять сложным жизненным ситуациям в будущем. В особо тяжелых случаях психотерапевт может использовать различные методики гипнотического воздействия. Но выбор конкретного психотерапевтического метода во многом зависит от состояния пациента и сути его проблем;
  • вспомогательные методы. Поскольку основной причиной психосоматики является наличие душевных переживаний и затаенных негативных эмоций, то специалисты могут рекомендовать больному один из способов нетрадиционной терапии. Это может быть арт-терапия, лечение музыкой или рисованием, различные расслабляющие методики, массаж, релаксации, йога, медитация. Положительно на эмоциональном здоровье человека сказываются занятия спортом, а также общение с животными, например, с лошадьми или дельфинами.

Если лечение было начато своевременно, то от некоторых психосоматических заболеваний удается вылечиться всего за несколько сеансов психотерапии. Но для того чтобы болезнь не вернулась снова, необходимо научиться противостоять стрессам и другим негативным жизненным обстоятельствам.

Как вылечиться

Если болезнь имеет психосоматическую природу, то у человека страдает и душа, и тело. Психика создает некий порочный круг: наличие заболевания приводит к возникновению чувства беспомощности, а беспомощность и чувство незащищенность, в свою очередь, приводят к прогрессированию и обострению болезни. Чтобы вылечиться потребуется принимать лекарственные средства, предписанные специалистами, но, прежде всего, нужно научиться не просто противостоять жизненным трудностям, а использовать активную стратегию по их преодолению.

Справиться с подобной проблемой без помощи психотерапевта достаточно сложно, ведь психологическая работа должна одновременно решать две задачи:

  1. Понять собственный организм. Психосоматическими проявлениями он пытается привлечь ваше внимание. Психика может провоцировать некоторые симптомы, потому что вы давно не отдыхали. Боль в животе может возникать перед неприятной встречей и т.д.
  2. Построение новой стратегии, направленной на принятие изменений, которые неизбежно появятся после исцеления.

Если отказаться от психотерапевтического лечения в пользу медикаментозной терапии, то решить проблему не получится. Скорее всего, тщательное обследование не выявит нарушений в работе организма, но плохое самочувствие останется.

Что делать, чтобы меньше нервничать

Чтобы предотвратить развитие психосоматики нужно научиться расслабляться. Существуют методики, способные помочь в этом:

  • дыхательная гимнастика;
  • релаксация;
  • самовнушение. Позитивный внутренний монолог поможет поверить в свои силы;
  • анализ сложившейся ситуации, попытки найти ей рациональное объяснение и поиск аргументов, подтверждающих собственную правоту;
  • методики самоутверждения помогут выйти из стрессовой ситуации с наименьшими потерями;
  • аутогенные тренировки и многое другое.

Старайтесь не отказывать себе в маленьких радостях, выделите время на отдых, прогулки на свежем воздухе и на занятия любимым делом. Кому-то поможет преодолеть стресс поход в театр, кто-то любит ухаживать за комнатными растениями или проводить время с домашними питомцами. Можно вышивать, рисовать, читать книги, играть в шахматы. Нормализовать психическое состояние помогут занятия йогой, танцами или различными видами спорта. Важно найти занятие, которое приносит радость.

Но преодоление стресса не всегда является решением имеющейся проблемы. Для сохранения душевного и физического здоровья нужно выявить и осознать причину своих переживаний, после чего выработать новую стратегию поведения. И вот здесь без помощи специалистов не обойтись.

 

Что это такое, симптомы, диагностика и лечение

Обзор

Что такое психосоматическое расстройство?

Психосоматическое расстройство — это психологическое состояние, при котором возникают физические симптомы, обычно не имеющие медицинского объяснения. Люди с этим заболеванием могут иметь чрезмерные мысли, чувства или опасения по поводу симптомов, что влияет на их способность нормально функционировать.

Люди с психосоматическим расстройством обычно не сообщают о явных симптомах психического расстройства.Вместо этого они считают, что их проблемы вызваны заболеваниями. Они, как правило, часто посещают медицинских работников для прохождения тестов и лечения, часто не получая диагноза, что может привести к разочарованию и стрессу.

Психосоматическое расстройство иногда называют расстройством соматических симптомов, соматическими симптомами или соматической болью.

Насколько распространено расстройство с соматическими симптомами?

Расстройство соматических симптомов является обычным явлением, встречающимся примерно у 5–7% населения в целом.По непонятным причинам женщины испытывают соматическую боль примерно в 10 раз чаще, чем мужчины.

У кого могут быть соматические симптомы?

Соматические симптомы могут появиться у любого человека в любом возрасте.

Исследования показали, что определенные факторы могут повышать вероятность возникновения соматических симптомов у людей:

Как психосоматическое расстройство может повлиять на мое тело?

Психосоматическое расстройство может поражать практически любую часть тела. Общие примеры включают:

Симптомы и причины

Что вызывает психосоматические симптомы?

Ученые не уверены.Некоторые считают, что стресс высвобождает в организме гормоны и химические вещества, которые вызывают повреждение или дисфункцию.

Каковы симптомы?

Помимо самого соматического симптома (например, боли или расстройства желудка), люди с психосоматическим расстройством часто:

  • Злиться или раздражаться, потому что они считают, что их медицинские потребности не удовлетворяются.
  • Погрузитесь в депрессию или беспокойтесь.
  • Часто посещайте медицинских работников, часто переходя от одного врача к другому.
  • Испытывают трудности в функционировании на работе, в школе или в обществе.

Диагностика и тесты

Как диагностируется психосоматическое расстройство?

Медицинский работник может приступить к диагностике психосоматического расстройства на основании:

  • История посещений медицинских работников.
  • Физический осмотр.
  • Серия отрицательных результатов испытаний.

Для диагностики соматического симптоматического расстройства человеку необходимо иметь:

  • Один или несколько симптомов, которые беспокоят или мешают повседневной жизни.
  • Эти симптомы в анамнезе не менее шести месяцев.
  • Постоянные мысли, беспокойство или беспокойство по поводу симптомов.

Какие тесты я могу сдать на психосоматическое расстройство?

Медицинский работник может назначить некоторые тесты для исключения других заболеваний, например анализы крови или визуализацию. Но когда медицинские работники считают симптомы психосоматическими, они обычно не назначают никаких тестов. Вместо этого они пытаются защитить своих пациентов от стресса и затрат на ненужные анализы и процедуры.

Ведение и лечение

Как лечится психосоматическая боль и другие соматические симптомы?

Людям с соматическими болевыми симптомами могут помочь несколько методов лечения, в том числе:

Профилактика

Как предотвратить психосоматическое расстройство?

Стратегии снижения стресса и управления им могут помочь предотвратить или уменьшить соматические симптомы. Примеры включают:

  • Реалистично оценивайте, что вы можете и что не можете контролировать.
  • Регулярно делайте физические упражнения.
  • Высыпайтесь.
  • Журнал для повышения осведомленности о своих мыслях и чувствах.
  • Ограничьте употребление алкоголя и избегайте курения.
  • Поддерживайте здоровое питание и вес.
  • Медитируйте или практикуйте прогрессивное расслабление мышц.
  • Ищите поддержки у близких.
  • Установите пределы, чтобы снизить давление на себя.

Перспективы / Прогноз

Каковы перспективы для людей с психосоматическим расстройством?

Многие люди со временем учатся контролировать и уменьшать соматические болевые симптомы.Однако даже после лечения психосоматические симптомы могут появляться и исчезать на протяжении всей жизни.

Жить с

Что еще мне следует спросить у врача о психосоматических симптомах?

Если вам поставили диагноз психосоматического расстройства, спросите своего врача:

  • Что вызывает эти симптомы?
  • Как я могу их облегчить?
  • Следует ли мне поговорить со специалистом по психическому здоровью?
  • Когда мне следует обращаться за медицинской помощью?
  • Как я узнаю, что у меня экстренная ситуация?
  • Как часто мне следует посещать основного лечащего врача?
  • Как моя семья и друзья могут мне помочь?

Записка из клиники Кливленда

Психосоматическое расстройство — это психологическое состояние.Это приводит к физическим симптомам, обычно без какого-либо другого медицинского объяснения или диагноза. Это может повлиять практически на любую часть тела. Люди с соматическими симптомами часто обращаются за медицинской помощью для прохождения тестов и лечения. Они имеют тенденцию становиться все более тревожными или тревожными. Важно знать, что соматическое симптоматическое расстройство — это не то же самое, что притворяться или преувеличивать симптомы. Это реальные и тревожные симптомы — просто причина их в психологическом, а не в медицинском. Если у вас длительные необъяснимые симптомы, поговорите со своим врачом.Могут помочь поведенческие методы лечения и изменение образа жизни. Они также могут предотвратить ненужные анализы и лечение.

Психосоматические расстройства

Типы психосоматических расстройств

Учитывая большое разнообразие клинических проявлений и долгую историю изучения этой патологии, на сегодняшний день разработано несколько классификаций психосоматических расстройств. Наиболее распространенная классификация включает 4 основные группы:

  • Классические психосоматические заболевания;
  • Соматоформные расстройства;
  • Nosogeny;
  • Соматогенез.

Хотя эта классификация не получила широкого распространения среди практикующих врачей, она позволяет наиболее логично и понятно систематизировать все психосоматические расстройства. В практике западной психиатрии выделяются понятия «психосоматические расстройства» и «соматоформные расстройства».

Психосоматические заболевания в классическом проявлении

К классическим психосоматическим заболеваниям относятся болезни, вызванные психологическими травмами, хроническим стрессом, хронической усталостью, отсутствием полноценного отдыха и другими психогенными эффектами.Огромную роль в развитии психосоматических заболеваний играет тип личности человека, особенно эмоциональная реакция на внешние раздражители. Изначально под классическими психосоматическими заболеваниями понималось семь патологий («чикагская семерка» или «святая семерка»):

  • Эссенциальная артериальная гипертензия;
  • Язва двенадцатиперстной кишки;
  • неспецифический язвенный колит;
  • Бронхиальная астма;
  • Тиреотоксикоз;
  • ревматоидный артрит;
  • Нейродермит.

Позже к психосоматическим заболеваниям добавились диабет 2 типа, ожирение и даже ишемическая болезнь сердца. В настоящее время рассматривается вопрос отнесения к этой группе радикулитов, мигрени, синдрома раздраженного кишечника, дискинезии желчного пузыря, псориаза и некоторых других заболеваний.

Соматоформные расстройства

При соматоформных расстройствах у пациента имеется большое количество серьезных жалоб со стороны органов и систем, при этом в них нет объективных патологических изменений.Это подтверждают многочисленные лабораторные и инструментальные исследования, на прохождении которых настаивают сами пациенты. Учитывая отсутствие органической патологии, а иногда даже функциональных изменений, назначенная терапия малоэффективна. Пациент жалуется на непрофессионализм врача, и врач относит такого пациента к особой категории «надоедливых» или «нежелательных» клиентов. К сожалению, эта практика довольно распространена, хотя и неверна. Этим пациентам показана не «особая категория», а консультация психотерапевта.

Нозогения

Нозогения — это патологическая психологическая реакция человека (обычно в виде невроза, астении) в ответ на возникновение у него соматического заболевания. Чаще всего нозогенез обнаруживается при заболеваниях сердечно-сосудистой системы (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия), при обнаружении злокачественных новообразований, в ожидании тяжелого лечения (хирургические вмешательства, длительная иммобилизация после травм или ожогов, химиотерапия).

Соматогенез

Соматогенез — психоневрологическое расстройство, возникающее в результате прямого патологического воздействия на центральную нервную систему и высшую нервную деятельность инфекций, интоксикаций, травм головного мозга, радиационного воздействия и опухолей.Соматогенез может развиться после гемодиализа, некоторых хирургических вмешательств, после переноса или в период между обострениями тяжелого психического заболевания.

Принципы психосоматической оценки — Полный текст — Психосоматическая оценка

Аннотация

Растет осознание ограничений, связанных с болезнями как основным направлением медицинской помощи. Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает органического объяснения, но в том, что наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев.Основная цель психосоматической медицины — исправить это несоответствие путем включения ее операционных стратегий в клиническую практику. В настоящее время данные исследований, накопленные в психосоматической медицине, открывают беспрецедентные возможности для выявления и лечения медицинских проблем. Использование всех преимуществ клинических методов (таких как использование двух уровней функционального анализа Эммелькампа и Диагностических критериев для психосоматических исследований) может значительно улучшить клинический процесс, включая совместное принятие решений и самоконтроль.Поддержка психосоматической точки зрения может лучше прояснить патофизиологические связи и механизмы, лежащие в основе проявления симптомов. Указание на индивидуально ориентированные методы может улучшить конечные результаты и качество жизни.

© 2012 S. Karger AG, Базель


Концепция «психосоматического расстройства» подверглась резкой критике со стороны нескольких исследователей психосоматики, в частности Энгеля и Липовски. Энгель писал, что термин «психосоматическое расстройство» вводит в заблуждение, поскольку он подразумевает особый класс расстройств психогенной этиологии и, как следствие, отсутствие психосоматического взаимодействия с другими заболеваниями [1].С другой стороны, он рассматривал редукционизм, который игнорировал влияние небиологических обстоятельств на биологические процессы, как главную причину плохого обращения [2]. Липовски [3] критиковал концепцию психосоматического расстройства, поскольку она имела тенденцию увековечивать устаревшее понятие психогенеза, несовместимое с многовариантностью, основным постулатом современной психосоматической медицины. Киссен [4] пояснил, что относительный вес психосоциальных факторов может варьироваться от одного человека к другому в рамках одного и того же заболевания, и подчеркнул основной концептуальный недостаток рассмотрения болезней как однородных сущностей.

Исходя из первоначального определения Липовски [3] и последующих разработок [5-7], психосоматическая медицина может быть определена как всеобъемлющая междисциплинарная основа для: (а) оценки психосоциальных факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость, течение и исход любого типа болезнь; (б) комплексное рассмотрение ухода за пациентами в клинической практике; (c) интеграция психологической терапии в профилактику, лечение и реабилитацию медицинских заболеваний (психологическая медицина).

Психосоматическая медицина стала в США узкой специализацией, признанной Американским советом медицинских специальностей [8]. Это привело к отождествлению психосоматической медицины с психиатрией консультаций [8], узкой специализации психиатрии, занимающейся диагностикой, лечением и профилактикой психических заболеваний у медицинских пациентов в форме психиатрических консультаций, связи и обучения для непсихиатрических медицинских работников. особенно в больнице общего профиля [9]. Психиатрия консультативного взаимодействия явно относится к области психиатрии; его учреждением является медицинская или хирургическая клиника или палата, а его фокус — сопутствующее состояние пациентов с соматическими расстройствами [10].Психосоматическая медицина по определению [1, 5-7] мультидисциплинарна. Это не ограничивается психиатрией, но может касаться любой другой области медицины. Неудивительно, что в таких странах, как Германия и Япония, психосоматическая деятельность приобрела независимый статус и часто тесно связана с внутренней медициной [11]. В США семейная медицина поддерживает комплексный психосоциальный подход как неотъемлемую часть их обучения и практики [12].

Интересно, что общий психосоматический подход привел к появлению ряда субдисциплин в их собственных областях применения: психоонкология, психонефрология.психонейроэндокринология, психоиммунология, психодерматология и другие. Такие дисциплины разработаны клиническими службами, научными обществами и медицинскими журналами [5-7]. Психосоматический подход привел к важным достижениям также в области психиатрии, относящейся к категории психологической медицины [13, 14].

Оценка психосоциальных факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость

Становится все более очевидным, что мы можем улучшить медицинское обслуживание, уделяя больше внимания психологическим аспектам медицинского обследования [13], с особым упором на роль стресса [5-7, 15 -17].Существует ряд факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость к болезням, например: здоровые привычки и психологическое благополучие способствуют укреплению здоровья, а не просто сокращают болезнь.

События ранней жизни

Роль факторов раннего развития в предрасположенности к болезням часто является объектом психосоматических исследований [15-17]. При использовании моделей на животных такие события, как преждевременное разлучение с матерью, постоянно вызывали патофизиологические модификации, такие как усиление активации оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники.Они могут сделать человека более уязвимым к последствиям стресса в более позднем возрасте. Также значительный интерес вызывает связь физического и сексуального насилия в детстве с медицинскими расстройствами, такими как хроническая боль и синдром раздраженного кишечника [18]. Жестокое обращение в детстве в анамнезе было в значительной степени связано с несколькими неблагоприятными последствиями для здоровья, например функциональная инвалидность и большее количество рискованных для здоровья форм поведения, однако имеющиеся в настоящее время доказательства не позволяют делать какие-либо твердые выводы [19].

Недавние жизненные события

Представление о том, что значимые для него события и ситуации в жизни могут сопровождаться ухудшением здоровья, было обычным клиническим наблюдением. Внедрение структурированных методов сбора данных и контрольных групп позволило обосновать связь между жизненными событиями и рядом заболеваний, включая эндокринные, сердечно-сосудистые, респираторные, желудочно-кишечные, аутоиммунные, кожные и опухолевые заболевания [16, 20-24].

Хронический стресс и аллостатическая нагрузка

Роль изменения жизни и стресса эволюционировала от упрощенной линейной модели к более сложной многовариантной концепции, воплощенной в «аллостатической» конструкции.МакИвен и Стеллар [20] предложили формулировку взаимосвязи между стрессом и процессами, ведущими к болезни, на основе концепции аллостаза, способности организма достигать стабильности через изменения. Концепция аллостатической нагрузки относится к износу, который возникает либо в результате слишком большого стресса, либо из-за недостаточной адаптации, например, если не отключать реакцию на стресс, когда она больше не нужна. Биологические параметры аллостатической нагрузки, такие как гликозилированные белки, коагуляция / фибринолиз и гормональные маркеры, связаны с когнитивными и физическими функциями и смертностью [16].Недавно были определены клинические критерии определения наличия аллостатической нагрузки [17]. Таким образом, изменения в жизни — не единственный источник психологического стресса, и неуловимые и давние жизненные ситуации не следует слишком легко отбрасывать как незначительные и пренебрежимо малые, поскольку хронические повседневные жизненные стрессы могут восприниматься человеком как изматывающие или превышающие его / ее. навыки совладания.

Отношение к здоровью и поведение

Нездоровый образ жизни является основным фактором риска многих наиболее распространенных заболеваний, таких как диабет, ожирение и сердечно-сосудистые заболевания [25].В 1985 году Джеффри Роуз [26] показал, что факторы риска для здоровья почти всегда имеют нормальное распределение, и поддержал популяционный подход к профилактике вместо того, чтобы нацеливаться на тех, кто подвергается наибольшему риску. Переключение населения в целом на здоровый образ жизни могло бы стать одним из основных источников профилактики. Недавно была подчеркнута необходимость реорганизации практики первичной медико-санитарной помощи с учетом изменений в поведении в отношении здоровья [6], например Американская академия педиатрии в 2008 году подчеркнула необходимость борьбы с нынешней эпидемией детского ожирения за счет более строгого соблюдения рекомендаций по питанию и физической активности [27].

Социальная поддержка

Проспективные исследования населения обнаружили связь между показателями социальной поддержки и смертности, психической и физической заболеваемости, а также адаптацией к хроническим заболеваниям и выздоровлением [5]. Область, которая сейчас называется «социальной нейробиологией», начинает изучать влияние социальной среды на мозг и физиологию, которую он регулирует [16].

Психологическое благополучие

Положительное здоровье часто рассматривается как отсутствие болезни, несмотря на тот факт, что полвека назад Всемирная организация здравоохранения определила здоровье как « состояние полного физического, психического и социального благополучия и не просто отсутствие болезней или немощи »[28].Исследования психологического благополучия показали, что оно возникает в результате взаимодействия нескольких взаимосвязанных аспектов [29, 30]. В нескольких исследованиях было высказано предположение, что психологическое благополучие играет буферную роль в преодолении стресса и оказывает благоприятное влияние на течение болезни [31, 32]. Было обнаружено, что чувство согласованности Антоновского (ресурс, который позволяет людям управлять напряжением, размышлять о своих внешних и внутренних ресурсах и способствовать эффективному преодолению трудностей путем поиска решений) тесно связано с воспринимаемым здоровьем, особенно психическим здоровьем, и важный вклад в поддержание здоровья [33].

Личностные факторы

Представление о том, что личностные переменные могут влиять на уязвимость к конкретным заболеваниям, преобладало на первом этапе развития психосоматической медицины (1930-1960 гг.), И на него особенно повлияли психоаналитические исследователи, которые считали, что определенные личностные профили лежат в основе конкретных «психосоматические заболевания». Эта гипотеза не нашла подтверждения в последующих исследованиях [3, 5]. Две личностные конструкции, которые потенциально могут повлиять на общую уязвимость к болезням, поведение типа А и алекситимия (неспособность выражать эмоции), привлекли значительное внимание, но их связь со здоровьем все еще остается спорной [34, 35].Социально-когнитивная модель личности предполагает, что личностные переменные взаимодействуют с социальными факторами и факторами окружающей среды и приводят к различиям в особенностях ситуаций, которые выбирают люди [36]. В этом смысле личностные переменные (например, обсессивно-компульсивный, параноидальный, импульсивный) могут сильно повлиять на то, как пациент воспринимает болезнь, что она означает для него / нее и его / ее взаимодействия с другими, включая медицинский персонал [37].

Психиатрические расстройства

Психиатрические заболевания, особенно депрессия и тревожность, тесно связаны с медицинскими заболеваниями.Психические расстройства повышают риск инфекционных и неинфекционных заболеваний; в то же время многие состояния здоровья повышают риск психических расстройств, а сопутствующие заболевания затрудняют распознавание и лечение соматических расстройств [38, 39]. Потенциальная взаимосвязь между медицинскими расстройствами и психиатрическими симптомами варьируется от чисто случайного возникновения до прямой причинной роли органических факторов — соматического заболевания или лекарственного лечения — в развитии психических расстройств.Последнее часто относят к категории органических психических расстройств, ключевой особенностью которых является разрешение психических расстройств после специального лечения органического состояния, такого как депрессия при синдроме Кушинга [40]. Неудивительно, что правильный диагноз депрессии в первичной медико-санитарной помощи — сложная задача. Недавний метаанализ [41, 42] показал, что ложноположительных результатов больше, чем пропущенных или выявленных случаев.

Большая депрессия стала чрезвычайно важным источником сопутствующих заболеваний [43].Было обнаружено, что он влияет на качество жизни и социальное функционирование и приводит к более широкому обращению за медицинской помощью, связан с более высокой смертностью (особенно среди пожилых людей), оказывает влияние на соблюдение режима лечения и повышает восприимчивость к соматическим заболеваниям [43-49 ]. Было обнаружено, что взаимосвязь между тревожными расстройствами и сопутствующими соматическими заболеваниями имеет важные клинические последствия [50-52].

Психологические симптомы

В настоящее время в психиатрии уделяется особое внимание оценке симптомов, приводящих к синдромам, идентифицированным с помощью диагностических критериев (DSM).Однако возникающее осознание того, что психологические симптомы, которые не достигают порога психического расстройства, могут влиять на качество жизни и иметь патофизиологические и терапевтические последствия, привело к разработке диагностических критериев для психосоматических исследований [53] вместе со специальным интервью для оценки пациенты [54]. DCPR были внедрены в 1995 г. и протестированы в различных клинических условиях [53-56]. Они также обеспечивают классификацию болезненного поведения как способов, которыми люди испытывают, воспринимают, оценивают и реагируют на свое собственное состояние здоровья.DCPR позволяет проводить гораздо более сложную качественную оценку пациентов, чем одномерный контрольный список психологических симптомов DSM.

Таблица 1.
Предлагаемая классификация психологических факторов, влияющих на выявленные или опасные медицинские состояния [57]

Фава и Уайз [57] предложили изменить категорию DSM-IV, касающуюся психологических факторов, влияющих на медицинские состояния, то есть плохо сформулированный диагноз, практически не влияющий на клиническую практику.Они предложили новый раздел, который состоит из шести наиболее частых синдромов DCPR [54]. Клинические характеристики (таблица 1) включают диагноз ипохондрии по DSM и его распространенный вариант, фобию болезней. Как DSM-соматизирующее расстройство, так и недифференцированное соматоформное расстройство заменяются стойкой соматизацией DCPR, концептуализированной как кластеризация функциональных симптомов с участием различных систем органов [58]. Преобразование может быть переопределено в соответствии со строгими критериями Энгеля [59], включая такие особенности, как амбивалентность, театральная личность и наложение симптомов психологическим стрессом, о котором пациенты не подозревают.Отрицание болезни DCPR, деморализация и раздражительное настроение предлагают дополнительные характеристики. Постоянное отрицание наличия какого-либо заболевания и необходимости лечения (например, несоблюдение режима лечения, задержка обращения за медицинской помощью) часто имеет место в медицинских учреждениях [60]. Деморализация означает осознание пациентом того, что он не смог оправдать свои собственные ожидания (или ожидания других) с чувством беспомощности, безнадежности или отказа [61, 62]. Его можно найти почти у трети пациентов, и его можно дифференцировать от депрессивного заболевания.Раздражительное настроение, которое может проявляться как кратковременные эпизоды или быть продолжительными и генерализованными, также было связано с течением ряда медицинских расстройств, имеющих важные клинические последствия [63, 64].

Преимущество этой классификации состоит в том, что она отходит от дихотомии органического / функционального и от вводящего в заблуждение и опасного предположения о том, что если органические факторы не могут быть идентифицированы, должны быть психиатрические причины, которые могут полностью объяснить соматическую симптоматику.Наличие нефункционального соматического расстройства не исключает, но действительно увеличивает вероятность психологического стресса и патологического поведения при болезни [65].

В 2004 году Тинетти и Фрид [66] предположили, что пришло время отказаться от болезней как основного направления медицинской помощи. Когда за последние два столетия болезнь стала центром внимания медицины, средняя продолжительность жизни составляла 47 лет, и большинство клинических встреч приходилось на острое заболевание. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни в западных странах намного выше, и большая часть клинической деятельности сосредоточена на хронических заболеваниях или жалобах, не связанных с конкретными заболеваниями.«Изменившийся спектр состояний здоровья, сложное взаимодействие биологических и небиологических факторов, старение населения и индивидуальная изменчивость приоритетов в области здравоохранения делают медицинскую помощь, которая сосредоточена в первую очередь на диагностике и лечении отдельных заболеваний, в лучшем случае устаревшими и надежными. самый вредный. Основное внимание к заболеванию с учетом изменившихся медицинских потребностей пациентов непреднамеренно приводит к недостаточному лечению, чрезмерному лечению или плохому обращению »[66, с. 179]. Руководства по конкретным заболеваниям предоставляют очень ограниченные показатели для пациентов с множественными заболеваниями [67].Тинетти и Фрид [66] предполагают, что целью лечения должно быть достижение индивидуальных целей, а также идентификация и лечение всех изменяемых биологических и небиологических факторов в соответствии с биопсихосоциальной моделью Энгеля [2].

Но как нам оценить эти небиологические переменные? В клинической медицине существует тенденция полагаться исключительно на «достоверные данные», предпочтительно выраженные в размерных числах лабораторных измерений, за исключением «мягкой информации», такой как нарушения и благополучие.Однако теперь эту мягкую информацию можно надежно оценить с помощью клинических рейтинговых шкал и индексов, которые были проверены и использовались в психосоматических исследованиях и практике [68]. Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает объяснения; это наша оценка, которая неадекватна в большинстве случаев клинических встреч, поскольку она не отражает глобального психосоматического подхода [68, 69].

Клинический подход

В 1967 году Алван Файнштейн [70] посвятил монографию анализу клинических рассуждений, лежащих в основе медицинских оценок, таких как оценка симптомов, признаков и времени индивидуальных проявлений.В 1982 году он ввел термин «клиниметрия» [71] для обозначения области, связанной с измерением клинических проблем, которые не находят места в обычной клинической таксономии. К таким вопросам относятся тип, тяжесть и последовательность симптомов, скорость прогрессирования заболевания (стадия), тяжесть сопутствующей патологии, проблемы функциональной способности, причины медицинских решений (например, выбор лечения) и многие другие аспекты повседневной жизни, такие как: бытие и бедствие [72]. Файнштейн [72] в своей книге по клиниметрии цитирует буржуазного джентльмена Мольера, который был удивлен, обнаружив, что он говорит прозой, как пример клиницистов, которые могут обнаружить, что они постоянно взаимодействуют с клиниметрическими показателями.

Файнштейн, когда он ввел понятие коморбидности, имел в виду любое «дополнительное сопутствующее заболевание», отделенное от основного заболевания, даже в том случае, если это вторичное явление не квалифицируется как болезнь как таковая [73]. Действительно, в клинической медицине многие методы, доступные для измерения коморбидности, не ограничиваются патологическими образованиями [74]. В психиатрии коморбидность ограничивается психиатрическими диагнозами. В связи с этим большинство пациентов с расстройствами настроения и тревожными расстройствами подходят не только для одного, а для нескольких расстройств оси I и оси II [75].Как отмечает Клонингер [76], психические расстройства можно охарактеризовать как проявления сложных адаптивных систем, которые многомерны по своему описанию, многофакторны по своему происхождению и включают в себя нелинейные взаимодействия в своем развитии. В результате попытки описать психопатологию в терминах дискретных категориальных диагнозов приводят к обширной коморбидности и не поддаются адекватным стратегиям лечения [76]. Очень редко коморбидные диагнозы подвергаются иерархической организации (например,г. генерализованное тревожное расстройство и большая депрессия) или долгосрочное развитие психических заболеваний. Есть коморбидность, которая исчезает после успешного лечения одного психического заболевания, например выздоровление от панического расстройства с агорафобией может привести к ремиссии сопутствующего ипохондрии без какого-либо специального лечения последнего [77]. В других случаях лечение одного расстройства не приводит к исчезновению сопутствующих заболеваний. Например, успешное лечение депрессии может не повлиять на ранее существовавшие тревожные расстройства [77].

В психиатрии был разработан новый метод систематизации клинических данных в качестве переменных в клинических рассуждениях. Emmelkamp et al. [78, 79] ввели понятие макроанализа (взаимосвязь между сопутствующими синдромами и проблемами устанавливается на основе того, где лечение должно начинаться в первую очередь). Фава и Сонино [68] применили макроанализ для оценки взаимосвязи между медицинскими и психологическими переменными. Макроанализ исходит из предположения, что в большинстве случаев существуют функциональные взаимосвязи с различными более или менее четко определенными проблемными областями [78] и что цели лечения могут изменяться в ходе нарушений [68].

Выбранная иерархическая организация может зависеть от множества случайных факторов (срочность, доступность инструментов лечения и т. Д.), Которые также включают предпочтения и приоритеты пациента. Действительно, макроанализ — это не только инструмент терапевта, но и его можно использовать для информирования пациента о взаимосвязи между различными проблемными областями и мотивации пациента к изменениям [78, 79]. Концепция совместного решения привлекает все большее внимание в клинической медицине [80], но все еще редко применяется в психиатрии [81].Макроанализ также требует ссылки на метод определения стадии, согласно которому расстройство характеризуется серьезностью, протяженностью и продолжительностью развития [82].

Макроанализ необходимо дополнить микроанализом, детальным анализом конкретных симптомов (возникновение и течение жалоб, обстоятельства, ухудшающие симптомы и последствия) [78, 79]. Например, когда тревога характеризует клиническую картину, необходимо знать, при каких обстоятельствах тревога проявляется, что делает пациент, когда он / она становится тревожным, возникает ли избегающее поведение и каковы долгосрочные последствия поведения избегания. являются.

Файнштейн [83] отмечает, что при постановке диагноза вдумчивые клиницисты редко переходят от клинического проявления к диагностической конечной точке. Клинические рассуждения проходят через серию «станций передачи», где вычерчиваются потенциальные связи между присутствующими симптомами и патофизиологическим процессом. Эти станции — пауза для проверки или смены направления. Однако при психиатрическом обследовании нарушения обычно преобразуются в диагностические конечные точки, на которых клинический процесс останавливается.Это не обязательно объясняет механизмы, с помощью которых возникает симптом [83]. Неудивительно, что психологические факторы часто пропагандируются как исключительный ресурс, когда симптомы не могут быть объяснены стандартными медицинскими процедурами — диагностическое упрощение, от которого отказались и Энгель [1], и Липовски [84]. Макроанализ может позволить идентифицировать изменяемые факторы и их взаимодействия. Два примера показывают, как клиническая оценка и лечение следуют аналогичным схемам в случае функционального или органического расстройства.

Случай, который проиллюстрирован во вставке 1 и на рисунке 1, иллюстрирует использование макроанализа при функциональном расстройстве кишечника. Рецидивирующие головные боли вместе с дополнительными симптомами вегетативного возбуждения и усиленными побочными эффектами медикаментозной терапии, признаками низкого порога чувствительности и высокой внушаемости указывали на синдром стойкой соматизации [54]. В эту категорию входят пациенты, у которых психофизиологические симптомы имеют тенденцию к кластеризации [58], как это часто бывает у пациентов с синдромом раздраженного кишечника [85].Клинический психолог подошел к психологическим проблемам в соответствии с последовательным подходом [86], начиная с изменения образа жизни, переходя к объяснительной терапии [87], а затем к экспозиции, когнитивной реструктуризации и терапии благополучия [88]. Лечебная бригада была многопрофильной и включала в себя врача первичной помощи, который направил пациента к психиатру, гастроэнтерологу, клиническому психологу и диетологу.

Пример, изображенный во вставке 2 и на рисунке 2, является примером очевидного гипотиреоза при заместительной терапии.Эндокринологи, с которыми пациентка ранее консультировалась, смотрели только на уровень гормонов щитовидной железы; они не понимали, что случилось, поскольку параметры функции щитовидной железы были удовлетворительными. Однако, как указывал пациент, качество жизни может быть снижено, даже если с гормональной точки зрения пациент явно чувствует себя хорошо. Фактически, в клинической эндокринологии часто существует тенденция полагаться исключительно на «достоверные данные», предпочтительно выраженные в размерных числах лабораторных измерений, за исключением «мягкой информации», такой как инвалидность и благополучие [68].Однако теперь мягкую информацию можно оценить.

Задача состоит в том, чтобы в полной мере использовать клинические инструменты в клиническом процессе. Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает органического объяснения; дело в том, что наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев, и это особенно бросается в глаза, когда отсутствуют «достоверные данные». Как отмечает Файнштейн, «даже когда морфологические данные показывают фактическое поражение, которое вызывает симптомы функционального расстройства, простое указание на поражение не объясняет функциональный процесс, посредством которого возникает симптом» (…). Таким образом, врач может поставить точный диагноз желчных камней, но если диагностированные желчные камни не учитывают боль в животе, холецистэктомия не решит проблему пациента »[89, с. 270].

Вставка 1.

24-летняя женщина с синдромом раздраженного кишечника.

Г-жа X, 24-летняя женщина, у которой после обширного отрицательного медицинского обследования был диагностирован синдром раздраженного кишечника (боль в животе, диарея) на основании ее симптоматики.Она находилась в ситуации хронического стресса и страдала повторяющимися головными болями (мышечного типа). Назначенные симптоматические лекарства принесли очень ограниченное облегчение. Затем ее направили на консультацию к психиатру. Интервью не выявило конкретного психического расстройства, но выявило наличие значительной аллостатической нагрузки (она чувствовала себя подавленной своей работой в качестве журналиста), склонность к перфекционизму , а также избеганию фобий (она думала, что некоторые виды пищи могут ухудшить ее симптомы) и отсутствие уверенности в себе (как на работе, так и в семье).Психотропные препараты не назначались. Ее направили к клиническому психологу, который обнаружил стойкую соматизацию и впервые внес некоторые изменения в образ жизни в отношении ее аллостатической нагрузки. Затем психолог обратился к аномальному поведению при болезни с помощью объяснительной терапии для коррекции ипохондрических страхов и убеждений, к избеганию фобической пищи с помощью воздействия и с помощью диетолога, к перфекционизму с когнитивной реструктуризацией и к отсутствию уверенности с помощью терапии благополучия.Через несколько месяцев наблюдалось заметное общее улучшение, которое сохранялось при 2-летнем наблюдении. Различные элементы макроанализа выделены (подчеркнутые жирным шрифтом) и показаны на рисунке 1.

Рис. 1.

Ms. X. a. Оценка с помощью макроанализа. б Терапевтические подходы по данным макроанализа.

Патофизиологические последствия

Алван Файнштейн был также тем, кто предостерег от разрушения патофизиологических мостов от скамьи к постели [90].Действительно, отсутствие психосоциальной перспективы, как это обычно бывает в современной медицине, лишает клинический процесс ряда важных звеньев:

  1. Биологические корреляты аллостатической нагрузки [16, 17], такие как гликозилированные белки, коагуляция / фибринолиз и гормональные маркеры имеют важное клиническое значение с точки зрения риска уязвимости.

  2. Последние достижения в психонейроиммунологии предлагают связь между эндогенными сигналами опасности и системой цитокинов мозга, которая организует реакцию на болезнь в ее субъективных, поведенческих и метаболических компонентах [91].Нейробиология болезненного поведения, включая эффект плацебо [92], начинает раскрывать ряд клинических явлений [92, 93].

  3. Автономная система была традиционной целью психосоматических исследований. Вегетативный дисбаланс, например состояние низкой вариабельности сердечного ритма, может быть связан с широким спектром психологических и медицинских дисфункций [94, 95] и может влиять на реакцию на лечение [96].

  4. Расстройства настроения и тревожные расстройства связаны с различными заболеваниями [43, 97].Дисбаланс нейротрансмиттеров, связанный с дисрегуляцией поощрения и вознаграждения, центральной болью и психомоторным функционированием, может обеспечивать патофизиологические мосты для ряда клинических явлений [98]. Аналогичные соображения применимы к нейробиологии гнева и раздражительности [99, 100].

  5. Исследования нейробиологических коррелятов устойчивости и благополучия [101] показали, как разные цепи могут включать одни и те же структуры мозга, в частности миндалевидное тело, прилежащее ядро ​​и медиальную префронтальную кору.

  6. Нейробиология особенностей личности, таких как зависимость от вознаграждения и стремление к новизне [102], алекситимия [35, 103-105] и поведение типа A [54, 106], дает другие ценные патофизиологические данные о тенденции к развитию симптомов. и ненормальное поведение при болезни в условиях соматической болезни.

Вставка 2.

54-летняя женщина с гипотиреозом.

Г-жа Y, 54-летняя женщина, у которой был диагностирован гипотиреоз . Ей прописали заместительную терапию, которая восстановила уровень гормонов щитовидной железы в пределах нормы, но по-прежнему чувствовала себя плохо, с очень неприятным глобусом в горле. Она проконсультировалась с несколькими эндокринологами, которые все заявили, что ее замена щитовидной железы в порядке и с ней все в порядке, что разозлило ее и разозлило. Затем ее лечащий врач направил в Психонейроэндокринологическую службу. Тщательное интервью в этой обстановке выявило наличие агорафобии (боязнь общественных мест и одиночества) со спорадическими приступами паники, и что она приписывала глобус и панику щитовидной железе.Она самостоятельно настраивала замену щитовидной железы в соответствии со своими нынешними чувствами. Также она сообщила о семейных проблемах. Психосоматическая оценка и физикальное обследование позволили диагностировать стойкую соматизацию. Ей объяснили, что агорафобия — это психологическое расстройство, ее глобус связан с ним (а не с щитовидной железой) и что замена замены щитовидной железы может только ухудшить положение. Краткий курс когнитивного лечения у психолога действительно улучшил ее агорафобию и семейные проблемы, исчезли панические атаки и только спорадические симптомы глобуса, связанные с тревогой.Различные элементы макроанализа выделены (подчеркнуты жирным шрифтом) и показаны на рисунке 2.

Рис. 2.

Mrs. Y. a. Оценка с помощью макроанализа. б. Терапевтические подходы в соответствии с макроанализом

Клинические последствия

Удовлетворительная психосоматическая оценка может повлечь за собой ряд последствий для лечения медицинских расстройств:

  1. A Подтипы в соответствии с психологическими переменными. В настоящее время появляется все больше свидетельств того факта, что наличие психологических переменных, таких как депрессивное настроение у больных соматическим заболеванием, связано с худшим прогнозом и заслуживает особого рассмотрения [38, 40, 43-49, 107].Интересно, что недавно возникла необходимость выделения подтипов в рамках психиатрического определения депрессии [108–110].

  2. B Модификация образа жизни. Все больше данных связывает прогрессирование тяжелых медицинских расстройств с определенным образом жизни [25, 111-114]. Преимущества изменения образа жизни особенно продемонстрированы при ишемической болезни сердца [21] и диабете 2 типа [111]. Кроме того, было обнаружено, что ряд психологических методов лечения эффективен при вредном для здоровья поведении, таком как курение [115].Основное психосоматическое допущение — это рассмотрение пациентов как партнеров в управлении болезнью. Парадигма партнерства включает в себя совместную помощь (отношения пациента и врача, в которых врачи и пациенты вместе принимают решения в отношении здоровья) [80, 81] и самоконтроль (план, который дает пациентам навыки решения проблем для повышения их самоэффективности) [ 116].

  3. C Лечение коморбидных психических расстройств. Психиатрические расстройства, и особенно большая депрессия, часто не распознаются и не лечатся в медицинских учреждениях, что имеет широко распространенные пагубные последствия для человека и общества.Лечение сопутствующей психической патологии, такой как депрессия, с помощью фармакологических или психотерапевтических вмешательств заметно улучшает депрессивные симптомы, связанное со здоровьем функционирование и качество жизни пациента, даже несмотря на то, что влияние на исход болезни не было продемонстрировано [117, 118].

  4. D Психосоциальные вмешательства. Использование психотерапевтических стратегий (когнитивно-поведенческая терапия, процедуры управления стрессом, кратковременная динамическая терапия) в контролируемых исследованиях привело к существенному улучшению ряда заболеваний [119-121].Примерами являются вмешательства, которые увеличивают социальную поддержку, улучшают настроение и улучшают поведение, связанное со здоровьем у больных раком [122-125], способствуют самоконтролю и самоконтролю при хронической боли [126] и астме [127] и улучшают раскрытие эмоций [ 128, 129].

  5. E Лечение аномального поведения при болезни. В течение многих лет ненормальное поведение, связанное с болезнью, рассматривалось в основном как проявление личностной предрасположенности и считалось невосприимчивым к лечению психотерапевтическими методами.Теперь есть доказательства, опровергающие такую ​​пессимистическую позицию [54]. Например, несколько контролируемых исследований по психотерапии показывают, что ипохондрия поддается лечению с помощью простых когнитивных стратегий [87]. Корреляция между патологическим поведением и привычками, связанными со здоровьем, может иметь значение для профилактических мероприятий: в нескольких исследованиях было обнаружено, что люди с чрезмерным беспокойством о здоровье хуже заботятся о себе, чем контрольные субъекты [130]. Более того, они могут быть настолько огорчены своей верой в недиагностированное или забытое заболевание, что для них не имеют значения выбор, который может принести пользу в отдаленном будущем.

Текущие выпуски

За последние десятилетия потребности здравоохранения претерпели серьезные изменения. Хронические заболевания в настоящее время являются основной причиной инвалидности, и на использование медицинских услуг уходит почти 80% расходов на здравоохранение [116]. Тем не менее, текущая медицинская помощь все еще концептуализируется с точки зрения неотложной помощи, воспринимаемой как обработка продукта, с пациентами как потребителями, которые могут в лучшем случае выбирать среди предлагаемых услуг. Как заметил Харт [131], в здравоохранении продукт явно означает здоровье, и пациенты являются одним из производителей, а не только потребителями.В результате «оптимально эффективное производство здоровья зависит от общего перехода пациентов от их традиционных ролей в качестве пассивных или враждебных потребителей к тому, чтобы стать производителями здоровья вместе со своими профессионалами в области здравоохранения» [131, с. 383].

Экспоненциальный рост расходов на профилактические препараты, оправданный потенциальной долгосрочной пользой для небольшой части населения, в настоящее время оспаривается [132], тогда как преимущества изменения образа жизни с помощью популяционных мер все чаще демонстрируются [133] и сохраняются. с биопсихосоциальной моделью.

Симптомы, необъяснимые с медицинской точки зрения, встречаются примерно у 30-40% пациентов и увеличивают использование медицинских услуг и затраты [13]. Традиционные медицинские специальности, основанные в основном на системах органов (например, кардиология, гастроэнтерология), кажутся все более и более неадекватными для решения симптомов и проблем, которые затрагивают подразделения систем органов. Необходимость целостного подхода подчеркивается реализацией междисциплинарных услуг [69, 133, 134]. В Великобритании создание центров психологической помощи в рамках Национальной системы здравоохранения для оказания психотерапевтических услуг пациентам с тревожными и депрессивными расстройствами [135, 136] представляет собой беспрецедентную возможность интеграции различных методов лечения.

Необходимость учитывать функционирование в повседневной жизни, продуктивность, выполнение социальных ролей, интеллектуальные способности, эмоциональную стабильность и благополучие стала важной частью клинических исследований и ухода за пациентами [137, 138]. Эти аспекты стали особенно важными при хронических заболеваниях, излечение от которых невозможно, а также распространяются на членов семьи, ухаживающих за хроническими пациентами, и поставщиков медицинских услуг. Пациенты все больше осознают эти проблемы.Коммерческий успех книг по комплементарной медицине и медицине разума и тела демонстрирует восприимчивость широкой публики к сообщениям о благополучии в альтернативных медицинских практиках. Психосоматические вмешательства могут реагировать на эти возникающие потребности в рамках установленной медицинской системы и могут играть важную роль в поддержке процесса исцеления.

Список литературы

  1. Энгель Г.Л.: Понятие о психосоматическом расстройстве.J Psychosom Res 1967; 11: 3-9
  2. Энгель Г.Л.: Потребность в новой медицинской модели: вызов биомедицине. Наука 1977; 196: 129-136.
  3. Липовски ZJ: Психосоматическая медицина: прошлое и настоящее.II. Текущее состояние. Can J Psychiatry 1986; 31: 8-13
  4. Киссен Д.М.: Значение синдрома сдвига и ассоциации поздних синдромов в психосоматической медицине. J Nerv Ment Dis 1963; 136: 34-42
  5. Фава Г.А., Сонино Н .: Психосоматическая медицина.Int J Clin Pract 2010; 64: 1155-1161.
  6. Мудрый Т. Н.: Психосоматическая медицина: подход нужен сейчас как никогда. Int J Clin Pract 2010; 64: 999-1001.
  7. Фава Г.А., Сонино Н .: Психосоматическая медицина: имя, которое нужно сохранить.Psychother Psychosom 2010; 79: 1-3
  8. Gitlin DF, Levenson JL, Lyketsos CG: Психосоматическая медицина: новая психиатрическая специализация. Академия психиатрии 2004; 28: 4-11
  9. Lipowski ZJ: Современные тенденции в консультационной психиатрии.Can J Psychiatry 1983; 28: 329-338.
  10. Мудрый Т.Н.: Консультации по психиатрии и психосоматике: странные соратники. Psychother Psychosom 2000; 69: 181-183
  11. Детер ХК: Психосоматическая медицина и психотерапия.Adv Psychosom Med 2004; 26: 181-189.
  12. Джексон М.Г., Хоу Г.В., Тэпп Дж. Т.: Психосоциальный обзор: оценка развития и реализации в ординатуре семейной практики. Fam Pract Res J 1986; 6: 37-46.
  13. Кроенке К. Психологическая медицина.BMJ 2002; 324: 1536-1537
  14. Фава Г.А.: Упадок фармацевтической психиатрии и возрастающая роль психологической медицины. Psychother Psychosom 2009; 78: 222-227
  15. Новак Д.Х., Кэмерон О., Эпель Е., Адер Р., Вальдштейн С. Р., Левенштейн С., Антони М. Х., Вайнер А. Р.: Психосоматическая медицина: научное основание биопсихосоциальной модели.Академия психиатрии 2007; 31: 388-401
  16. McEwen BS: Физиология и нейробиология стресса и адаптации: центральная роль мозга. Physiol Rev 2007; 87: 873-904.
  17. Fava GA, Guidi J, Semprini F, Tomba E, Sonino N: Клиническая оценка аллостатической нагрузки и клинических критериев.Psychother Psychosom 2010; 79: 280-284
  18. McCauley J, Kern DE, Kolodner K, Dill L, Schroeder AF, De Chant HK, Ryden J, Derogatis LR, Bass EB: Клинические характеристики женщин с историей жестокого обращения в детстве. JAMA 1997; 277: 1362-1368.
  19. Romans S, Cohen M: Необъяснимый и недостаточный: связь между психосоматическими расстройствами и межличностным насилием.Harvard Rev Psychiatry 2008; 16: 35-44
  20. McEwen BS, Stellar E: Стресс и личность. Механизмы, приводящие к болезни. Arch Intern Med 1993; 153: 2093-2101.
  21. Розанский А., Блюменталь Дж., Каплан Дж .: Влияние психологических факторов на патогенез сердечно-сосудистых заболеваний и последствия для терапии.Циркуляция 1999; 99: 2192-2217.
  22. Сонино Н., Томба Э, Фава Г. А.: Психосоциальный подход к эндокринным заболеваниям. Adv Psychosom Med 2007; 28: 21-33
  23. Райт Р.Дж., Родригес М., Коэн С.: Обзор психосоциального стресса и астмы.Торакс 1998; 53: 1066-1074.
  24. Пикарди А., Абени Д.: Стрессовые жизненные события и кожные заболевания. Psychother Psychosom 2001; 70: 118-136
  25. Мокдад А.Х., Маркс Дж. С., Строуп Д. Ф., Гербердинг Дж. Л.: Фактические причины смерти в Соединенных Штатах, 2000 г.JAMA 2004; 291: 1238-1245.
  26. Роза Г.: Больные люди и больные группы населения. В J Epidemiol 1985; 14: 32-38.
  27. Дэниелс С.Р., Грир FR: Комитет по питанию, липидному скринингу и сердечно-сосудистым заболеваниям в детстве.Педиатрия 2008; 122: 198-208.
  28. Всемирная организация здравоохранения Устав Всемирной организации здравоохранения. Женева, Всемирная организация здравоохранения, 1948 г .; 28.
  29. Ryff CD, певица B: Психологическое благополучие.Psychother Psychosom 1996; 65: 14-23.
  30. Капрара Г.В., Алессандри Г., Барбаранелли К.: Оптимальное функционирование. Psychother Psychosom 2010; 79: 328-330
  31. Pressman SD, Cohen S: Влияет ли положительное влияние на здоровье ?.Psychol Bull 2005; 131: 925-971.
  32. Чида Ю., Стептоу А. Положительное психологическое благополучие и смертность. Psychosom Med 2008; 70: 741-756
  33. Эрикссон М., Линдстрем Б. Шкала согласованности Антоновского и связь со здоровьем: систематический обзор.J Epidemiol Community Health 2006; 60: 376-381.
  34. Шах С.У., Уайт А., Уайт С., Литтлер В.А.: Сердце и разум: (1) взаимосвязь между сердечно-сосудистыми и психическими заболеваниями. Postgrad Med J 2004; 80: 683-689.
  35. Тейлор Г.Дж.: Влияния, травмы и механизмы формирования симптомов.Дань Джону К. Немия, доктору медицины (1918–2009). Psychother Psychosom 2010; 79: 339-349.
  36. Мишель В., Шода Ю.: Когнитивно-аффективная системная теория личности. Psychol Rev 1995; 102: 246-268
  37. Натер У.М., Джонс Дж. Ф., Лин Дж. М., Мэлони Э., Ривз В. К., Хайм С. Особенности личности и расстройства личности при синдроме хронической усталости: популяционное исследование.Psychother Psychosom 2010; 79: 312-318
  38. Принц М., Патель В., Саксена С., Майор М., Маселко Дж., Филлипс М.Р., Рахман А: Нет здоровья без психического здоровья. Ланцет 2007; 370: 859-877.
  39. Pohle K, Domscheke K, Roehrs T., Arolt V, Baune BT: Медицинские сопутствующие заболевания влияют на реакцию на лечение антидепрессантами у пациентов с меланхолической депрессией.Psychother Psychosom 2009; 78: 359-363
  40. Сонино Н., Фава Г.А., Фалло Ф: Психосоматические аспекты синдрома Кушинга. Ред. Endocr Metab Disord 2010; 11: 95-104.
  41. Митчелл AJ, Vaze A, Rao S: Клиническая диагностика депрессии в первичной медико-санитарной помощи: метаанализ.Ланцет 2009; 374: 609-619.
  42. Mitchell AJ, Rao S, Vaze A: Есть ли у врачей первичной медико-санитарной помощи особые трудности при выявлении депрессии в позднем возрасте? Метаанализ с разбивкой по возрасту. Psychother Psychosom 2010; 79: 285-294.
  43. Katon WJ: Взаимосвязь между клиническими службами и службами здравоохранения между большой депрессией, депрессивными симптомами и общим соматическим заболеванием.Биологическая психиатрия 2003; 54: 216-226.
  44. Schulz R, Drayer RA, Rollman BL: Депрессия как фактор риска несамоубийственной смертности у пожилых людей. Биол Психиатрия 2002; 52: 205-225
  45. ди Маттео М.Р., Леппер Х.С., Кроган Т.В.: Депрессия является фактором риска несоблюдения режима лечения.Arch Intern Med 2000; 160: 2101-2107.
  46. Frasure-Smith N, Lesperance F: Депрессия и другие психологические риски после инфаркта миокарда. Arch Gen Psychiatry 2003; 60: 627-636.
  47. Lemogne C, Nabi H, Zins M, Cordier S, Ducimetière P, Goldberg M, Consoli SM: Враждебность может объяснить связь между депрессивным настроением и смертностью: данные французского когортного исследования GAZEL.Psychother Psychosom 2010; 79: 164-171.
  48. Dirmaier J, Watzke B, Koch U, Schulz H, Lehnert H, Pieper L, Wittchen HU: Диабет в первичной медико-санитарной помощи: предполагаемые связи между депрессией, несоблюдением режима лечения и контролем гликемии. Psychother Psychosom 2010; 79: 172-178
  49. Кодзима М., Хаяно Дж., Судзуки С., Сено Х., Касуга Х., Такахаши Х., Торияма Т., Кавахара Х., Фурукава Т.А.: Депрессия, алекситимия и долгосрочная смертность у пациентов с хроническим гемодиализом.Psychother Psychosom 2010; 79: 303-311
  50. Рой-Бирн П.П., Дэвидсон К.В., Кесслер Р.С., Асмундсон Г.Дж., Гудвин Р.Д., Кубзански Л., Лидиярд Р.Б., Массич М.Дж., Катон В.Дж., Ладен С.К., Штейн МБ: тревожные расстройства и сопутствующие соматические заболевания. Gen Hosp Psychiatry 2008; 30: 208-225.
  51. Fava GA, Porcelli P, Rafanelli C, Mangelli L, Grandi S: спектр тревожных расстройств у больных соматическими заболеваниями.J Clin Psychiatry 2010; 71: 910-914.
  52. Beutel ME, Bleichner F, von Heymann F, Tritt K, Hardt J: Тревожные расстройства и коморбидность у психосоматических стационарных пациентов. Psychother Psychosom 2010; 79:58
  53. Fava GA, Fabbri S, Sirri L, Wise TN: Психологические факторы, влияющие на состояние здоровья: новое предложение для DSM-V.Психосоматика 2007; 48: 103-111.
  54. (eds) Porcelli P, Sonino N: Психологические факторы, влияющие на медицинские условия. Новая классификация для DSM-V. Базель, Каргер, 2007;
  55. Мудрый TN: Диагностические критерии психосоматических исследований необходимы для DSM-V.Psychother Psychosom 2009; 78: 330-332
  56. Porcelli P, Bellomo A, Quartesan R, Altamura M, Luso S, Ciannameo I, Piselli M, Elisei S: Психосоциальное функционирование у пациентов психиатрической психиатрической консультации. Psychother Psychosom 2009; 78: 352-358
  57. Fava GA, Wise TN: Психологические факторы, влияющие на выявленные или вызывающие опасения заболевания: решение соматоформных расстройств.Am J Psychiatry 2007; 164: 1002-1003.
  58. Келлнер Р: Психосоматические синдромы, соматизация и соматоформные расстройства. Psychother Psychosom 1994; 61: 4-24
  59. (ред.) Энгель Г.Л.: Симптомы конверсии.(ред.) Мак Брайд CM, Blacklow RS: признаки и симптомы. Филадельфия, Липпинкотт, 1970; 650-669
  60. Гольдбек Р.: Отрицание соматической болезни. J Psychosom Res 1997; 43: 575-593.
  61. Cockram CA, Doros G, de Figueiredo JM: Диагностика и измерение субъективной некомпетентности: клинический признак деморализации.Psychother Psychosom 2009; 78: 342-345.
  62. Mangelli L, Fava GA, Grandi S, Grassi L, Ottolini F, Porcelli P, Rafanelli C, Rigatelli M, Sonino N: Оценка деморализации и депрессии в условиях медицинского заболевания. J Clin Psychiatry 2005; 66: 391-394.
  63. Mangelli L, Fava GA, Grassi L, Ottolini F, Paolini S, Porcelli P, Rafanelli C, Rigatelli M, Sonino N: раздражительное настроение у итальянских пациентов с медицинскими заболеваниями.J Nerv Ment Dis 2006; 194: 226-228.
  64. Сенски Т. Хроническая озлобленность и организационная справедливость. Psychother Psychosom 2010; 79: 64-72
  65. Härter M, Baumeister H, Reuter K, Jacobi F, Höfler M, Bengel J, Wittchen HU: Повышение 12-месячной распространенности психических расстройств у пациентов с хроническими соматическими заболеваниями.Psychother Psychosom 2007; 76: 354-360
  66. Тинетти М.Э., Фрид Т .: Конец эпохи болезней. Am J Med 2004; 116: 179-185.
  67. Тинетти М.Э., Богардус С.Т., Агостини Ю.В.: Возможные подводные камни рекомендаций по конкретным заболеваниям для пациентов с множественными заболеваниями.N Engl J Med 2004; 351: 2870-2874.
  68. Фава Г.А., Сонино Н .: Психосоматическая оценка. Psychother Psychosom 2009; 78: 333-341
  69. Сонино Н., Перуцци П.: Психонейроэндокринологическая служба.Psychother Psychosom 2009; 78: 346-351
  70. Файнштейн А.Р.: Клиническое суждение. Балтимор, Уильямс и Уилкинс, 1967;
  71. Файнштейн А.Р.: Критерии Джонса и проблема клиниметрии.Тираж 1982; 66: 1-5
  72. Файнштейн А.Р .: Клиниметрия. Нью-Хейвен, издательство Йельского университета, 1987;
  73. Файнштейн А.Р.: Докерапевтическая классификация коморбидности хронических заболеваний.J Chronic Dis 1970; 23: 455-468.
  74. deGroot V, Beckerman H, Lankhorst GJ, Bouter LM: Как измерить коморбидность: критический обзор доступных методов. J Clin Epidemiol 2003; 56: 221-229.
  75. Циммерман М., Челмински И., Макдермут В.: Большое депрессивное расстройство и диагностическая коморбидность оси I.J Clin Psychiatry 2002; 63: 187-193.
  76. Cloninger CR: Последствия сопутствующей патологии для классификации психических расстройств: необходимость психобиологии согласованности. (ред.) Май М., Гэбель В., Лопес-Ибор Дж. Дж., Сарториус Н.: Психиатрическая диагностика и классификация. Чичестер, Вили, 2002; 79-105
  77. Fava GA, Ruini C, Rafanelli C: Психометрическая теория является препятствием для прогресса клинических исследований.Psychother Psychosom 2004; 73: 145-148
  78. Emmelkamp PMG, Bouman TK, Scholing A: тревожные расстройства. Чичестер, Вили 1993; 55–67
  79. Emmelkamp PMG: Дополнительную ценность клиниметрии необходимо установить, а не предполагать.Psychother Psychosom 2004; 73: 142-144
  80. Joosten EAG, De Fuentes-Merillas L, de Weert GH, Sensky T., van der Staak CPF, de Jong CAJ: Систематический обзор влияния совместного принятия решений на удовлетворенность пациентов, приверженность лечению и состояние здоровья. Psychother Psychosom 2008; 77: 219-226.
  81. Joosten EAG, de Jong CAJ, de Weert-van Oene GH, Sensky T., van der Staak CPF: Совместное принятие решений снижает употребление наркотиков и снижает тяжесть психиатрии у наркозависимых пациентов.Psychother Psychosom 2009; 78: 245-253.
  82. Fava GA, Kellner R: Стадия: пренебрегаемый параметр в психиатрической классификации. Acta Psychiatr Scand 1993; 87: 225-230.
  83. Файнштейн А.Р.: Анализ диагностических рассуждений.I. Области и нарушения клинической макробиологии. Йельский университет, биол. Медицина, 1973; 46: 212-232.
  84. Липовски ZJ: Физические болезни и психопатология. Int J Psychiatry Med 1974; 5: 483-497.
  85. Аарон Л.А., Бухвальд Д.: Обзор доказательств перекрытия необъяснимых клинических состояний.Энн Интерн Мед, 2001; 134: 868-881.
  86. Fava GA, Tomba E: Новые методы оценки и планирования лечения депрессии. CNS Drugs 2010; 24: 453-465.
  87. Fava GA, Grandi S, Rafanelli C, Fabbri S, Cazzaro M: Пояснительная терапия при ипохондрии.J Clin Psychiatry 2000; 61: 317-322.
  88. Fava GA, Tomba E: Повышение психологического благополучия и устойчивости с помощью психотерапевтических методов. J Личность 2009; 77: 1903-1934
  89. Файнштейн А.Р.: Анализ диагностических рассуждений.II. Стратегия промежуточных решений. Йельский университет, биол. Медицина, 1973; 46: 264-283.
  90. Файнштейн А.Р .: Фундаментальная биомедицинская наука и разрушение патофизиологического моста от скамьи к постели. Am J Med 1999; 107: 461-467
  91. Данцер Р: Соматизация: психонейроиммунная перспектива.Психонейроэндокринология 2005; 30: 947-952.
  92. Прайс Д.Д., Финнисс Д.Г., Бенедетти Ф .: Комплексный обзор эффекта плацебо. Анну Рев Психол 2008; 59: 565-590
  93. Walach H, Bosch H, Lewith G, Naumann J, Schwarzer B, Falk S, Kohls N, Haraldsson E, Wiesendanger H, Nordmann A, Tomasson H, Prescott P, Bucher HC: Эффективность дистанционного лечения пациентов с синдромом хронической усталости.Psychother Psychosom 2008; 77: 158-166.
  94. Тайер Дж. Ф., Броссхот Дж. Ф .: Психосоматика и психопатология. Психонейроэндокринология 2005; 30: 1050-1058.
  95. Tak LM, Janssens KA, Dietrich A, Slaets JP, Rosmalen JG: Возрастные ассоциации между сердечной вагусной активностью и функциональными соматическими симптомами: популяционное исследование.Psychother Psychosom 2010; 79: 179-187
  96. Zachariae R, Paulsen K, Mehlsen M, Jensen AB, Johansson A, von der Maase H: тошнота, рвота и усталость, вызванные химиотерапией. Psychother Psychosom 2007; 76: 376-384.
  97. Bech P: Пятьдесят лет с Весами Гамильтона для беспокойства и депрессии.Psychother Psychosom 2009; 78: 202-211
  98. Кэрролл Б.Дж.: Мозговые механизмы при маниакальной депрессии. Clin Chem 1994; 40: 303-308.
  99. Фава Г.А.: Раздражительное настроение и физическое заболевание.Stress Med 1987; 3: 293-299.
  100. Камарк Т.В., Хаскетт Р.Ф., Малдун М., Флори Д.Д., Андерсон Б., Биес Р., Поллок Б., Манук С.Б.: Вмешательство циталопрама для лечения враждебности. J. Консультации Clin Psychol 2009; 77: 174-188
  101. Чарни Д.С.: Психобиологические механизмы устойчивости и уязвимости.Am J Psychiatry 2004; 161: 195-216.
  102. Cloninger CR: Систематический метод клинического описания и классификации личности. Arch Gen Psychiatry 1987; 44: 573-588.
  103. Табибния Г., Зайдель Э. Алекситимия, межполушарный перенос и правополушарная специализация.Psychother Psychosom 2005; 75: 81-92
  104. Огродничук Ю.С., Пайпер В.Е., Джойс А.С., Аббасс А.А.: Алекситимия и предпочтения в лечении среди амбулаторных психиатрических больных. Psychother Psychosom 2009; 78: 383-384
  105. Heinzel A, Schäfer R, Müller HW, Schieffer A, Ingenhag A, Eickhoff SB, Northoff G, Franz M, Hautzel H: Повышенная активация надгениальной передней поясной коры во время визуально-эмоциональной обработки у мужчин с высокой степенью алекситимии: событие связанное с исследованием фМРТ.Psychother Psychosom 2010; 79: 363-370.
  106. Фава М., Литтман А., Гальперин П.: Нейроэндокринные корреляты модели поведения типа А. Int J Psychiatry Med 1987; 17: 289-307.
  107. Rapp MA, Rieckmann N, Lessman DA, Tang CY, Paulino R, Burg MM, Davidson KW: Устойчивые депрессивные симптомы после острого коронарного синдрома связаны с нарушением целостности белого вещества в передней части поясной извилины: пилотное исследование.Psychother Psychosom 2010; 79: 149-155
  108. Lichtenberg P, Belmaker RH: Подтип большого депрессивного расстройства. Psychother Psychosom 2010; 79: 131-135
  109. Бек П: Борьба за подтипы первичной и вторичной депрессии и их лечение или исцеление в зависимости от их режима.Psychother Psychosom 2010; 79: 331-338.
  110. Баумейстер Х., Паркер Дж.: Вторая мысль о подтипах большой депрессии. Psychother Psychosom 2010; 79: 388-389
  111. Нараян К.М.В., Канайя А.М., Грегг Э.В.: Вмешательство в образ жизни для профилактики сахарного диабета 2 типа.Лечить эндокринол 2003; 2: 315-320
  112. Джуссе Л., Драйвер Дж. А., Грациано Дж. М.: Связь между изменяемыми факторами образа жизни и пожизненным риском сердечной недостаточности. JAMA 2009; 302: 394-400.
  113. Forman JP, Stampfer MJ, Curhan GC: Диета и факторы риска образа жизни, связанные с гипертонией у женщин.JAMA 2009; 302: 401-411
  114. Стоун Нью-Джерси: Сосредоточьтесь на изменении образа жизни и метаболическом синдроме. Endocrinol Metab Clin North Am 2004; 33: 493-508.
  115. Compas BE, Haagon DA, Keefe FJ, Leitenberg H, Williams DA: выборка эмпирически подтвержденных психологических методов лечения из психологии здоровья: курение, хроническая боль, рак и нервная булимия.J. Консультации Clin Psychol 1998; 66: 89-112
  116. Боденхаймер Т., Лориг К., Холман Х, Грумбах К. Самостоятельное ведение пациентов с хроническими заболеваниями в первичной медико-санитарной помощи. JAMA 2002; 288: 2469-2475.
  117. Джексон Дж. Л., де Зи К., Бербано Э .: Может ли лечение депрессии улучшить исход болезни ?.Энн Интерн Мед 2004; 140: 1054-1056.
  118. Pigott HE, Leventhal AM, Alter GS, Boren JJ: Эффективность и эффективность антидепрессантов. Psychother Psychosom 2010; 79: 267-279.
  119. Balon R: Когнитивно-поведенческая терапия, психотерапия и психосоциальные вмешательства для больных с медицинскими заболеваниями.Psychother Psychosom 2009; 78: 261-264
  120. Каупп JW, Rapaport-Hubschman N, Spiegel D: Психосоциальные методы лечения. (ред.) Левенсон JL: Учебник психосоматической медицины. Вашингтон, American Psychiatric Press, 2005; 923-956.
  121. Abbass A, Kisely S, Kroenke K: Краткосрочная психодинамическая психотерапия соматических расстройств.Psychother Psychosom 2009; 78: 265-274.
  122. Андерсен Б.Л., Ян Х.С., Фаррар В.Б., Голден-Кренц Д.М., Эмери К.Ф., Торнтон Л.М., Янг Д.К., Карсон В.Е.: Психологическое вмешательство улучшает выживаемость пациентов с раком груди. Рак 2008; 113: 3450-3458.
  123. Herschbach P, Berg P, Waadt S, Duran G, Engst-Hastreiter U, Henrich G, Book K, Dinkel A: Групповая психотерапия дисфункционального страха прогрессирования у пациентов с хроническим артритом или раком.Psychother Psychosom 2010; 79: 31-38
  124. Грасси Л., Сабато С., Росси Е., Мармаи Л., Бьянкосино Б.: Эффекты поддерживающей-экспрессивной групповой терапии у больных раком груди с аффективными расстройствами: пилотное исследование. Psychother Psychosom 2010; 79: 39-47
  125. Tulipani C, Morelli F, Spedicato MR, Maiello E, Todarello O, Porcelli P: Алекситимия и боль при раке: эффект психологического вмешательства.Psychother Psychosom 2010; 79: 156-163
  126. Turk DC, Swanson KS, Tunks ER: Психологические подходы в лечении пациентов с хронической болью. Can J Psychiatry 2008; 53: 213-223
  127. Lahmann C, Nickel M, Schuster T., Sauer N, Ronel J, Noll-Hussong M, Tritt K, Nowak D, Rohricht F, Loew T: Функциональная релаксация и управляемые образы как дополнительная терапия при астме: рандомизированное контролируемое клиническое испытание.Psychother Psychosom 2009; 78: 233-239
  128. Фрисина П.Г., Бород Ю.К., Лепор С.Дж.: Метаанализ влияния письменного раскрытия эмоциональной информации на состояние здоровья клинических групп населения. J Nerv Ment Dis 2004; 192: 629-634.
  129. van Middendorp H, Geenen R, Sorbi MJ, van Doornen LJ, Bijlsma JW: Здоровье и физиологические эффекты вмешательства эмоционального раскрытия, адаптированного для применения в домашних условиях: рандомизированное клиническое испытание при ревматоидном артрите.Psychother Psychosom 2009; 78: 145-151
  130. Сирри Л., Гранди С., Фава Г. А.: Шкалы отношения к болезни. Psychother Psychosom 2008; 77: 337-350
  131. Харт Дж. Т.: Клинические и экономические последствия пациентов как производителей.J. Pub Health Med 1995; 17: 383-386.
  132. Heath I: Борьба с распространением болезней: устрашающе, но, тем не менее, необходимо. PLoS Med 2006; E e146
  133. Leventhal H, Weinman J, Leventhal EA, Phillips LA: Психология здоровья: поиск путей между поведением и здоровьем.Анну Рев Психол 2008; 59: 477-505
  134. Сонино Н., Фава Г.А.: Реабилитация эндокринных пациентов: новый психосоматический подход. Psychother Psychosom 2007; 76: 319-324.
  135. Лейард Р.: Пример центров психологической помощи.BMJ 2006; 332: 1030-1032
  136. Marks I: Психиатрические клиники в 21 веке. Psychother Psychosom 2009; 78: 133-138
  137. Testa MA, Simonson DC: Оценка качества жизни.N Engl J Med 1996; 334: 835-840.
  138. De Fruyt J, Demyttenaere K: Измерение качества жизни в испытаниях антидепрессантов. Psychother Psychosom 2009; 78: 212-219

Автор Контакты

г.А. Фава, доктор медицины, факультет психологии, Болонский университет, Viale Berti Pichat 5, IT-40127 Bologna (Италия), тел. +39051 209 1339, электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Опубликовано онлайн: 19 октября 2011 г.
Дата обложки: 2012

Количество страниц для печати: 18
Количество рисунков: 2
Количество столов: 1

ISBN: 978-3-8055-9853-8 (печатная версия)
eISBN: 978-3-8055-9854-5 (онлайн)


Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Заявление об ограничении ответственности

Эта статья находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 Международная лицензия (CC BY-NC-ND). Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененных материалов требует письменного разрешения. Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство. Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам. Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

принципов психосоматической медицины | GLOWM

ВВЕДЕНИЕ

Термин психосоматический, в просторечии и в медицинском сообществе, означает физические симптомы, которые не являются законными с медицинской точки зрения. По крайней мере, две национальные организации, в названиях которых указан термин, серьезно подумали о его изменении. Это подразумевает физические симптомы без органических сопутствующих факторов, вызванные эмоциональным конфликтом, чрезмерной эмоциональностью, стрессом и / или желанием внимания или другой личной выгоды.Он имеет тенденцию быть снисходительным; Считается, что психосоматические заболевания требуют чрезмерного медицинского обслуживания и не считаются достойными таких вложений. Подобные предрассудки опровергают внутреннюю взаимосвязь «психики» и «сомы», препятствуют научным исследованиям в захватывающем взаимодействии и, в конечном итоге, увеличивают бесполезную трату медицинских ресурсов. 1 , 2

Психосоматическая медицина ставит и решает важные вопросы о взаимоотношениях между «разумом», «телом», центральной нервной системой и нейроэндокринными функциями.Парадоксально, что и медицинская теория, и непрофессиональный язык предполагают, что психологические, неврологические и соматические функции и симптомы тесно влияют друг на друга. Та же культура, которая может высмеивать «психосоматические» симптомы, без сомнения принимает наблюдение, что человек, ожидающий обследования, испытывает «бабочки в желудке», что кто-то так расстроился, что у него «случился сердечный приступ», и идею о том, что стресс « съедает сердце ». Врачи столь же уязвимы для этих положительных и отрицательных предубеждений, как и все остальное население, и должны быть готовы к их невольному вмешательству в медицинские рассуждения и медицинскую помощь.

ИСТОРИЯ

Связь между психическим заболеванием и соматическими органами постулировалась, по крайней мере, еще в Древней Греции. Гиппократ приписывал необъяснимые параличи и другие физические симптомы блужданиям матки без швов: таким образом, это была «истерия». «Истерия» приобрела ряд связанных значений. В конце девятнадцатого и большей части двадцатого века «истерия» для психиатров была формальной диагностической единицей, обозначавшей дефицит произвольной мышечной или специальной функции чувств, вызванный бессознательным психологическим конфликтом.Типичным приведенным примером был пехотинец, правая рука которого была внезапно парализована в бою из-за давно подавляемого желания, вызванного ситуацией, нанести вред своему отцу той же рукой. Несмотря на этот мужской пример, широко, хотя и ошибочно, считалось, что женщины преобладали среди пациентов с «истерическими» параличами, слепотой, кашлем и другими симптомами. Зигмунд Фрейд, который начал свою медицинскую карьеру как невропатолог и невролог, был убежден, что нейрофизиологические механизмы должны лежать в основе физического выражения психических конфликтов.Он предположил, что подавленная сексуальная энергия физически трансформировалась в медицинские симптомы.

«Истерическая» структура личности, которая снова считается наиболее типичной, возможно, нормативной, среди женщин, характеризовалась физическим тщеславием, самоотверженностью, поверхностными привязанностями, драматической выразительностью и кокетством при отсутствии подлинных эротических желаний и отзывчивости. Совсем недавно в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации, издание IV (DSM-IV) (1994), официальном справочнике по психиатрической нозологии, описывается расстройство, обозначенное как «истерическое», а не «истерическое». . 3 Диагноз относится и устанавливается у обоих полов; соматические симптомы не играют в этом большой роли.

Психосоматическая медицина не фокусируется исключительно на женщинах или истерии. Сфера психиатрии получила большой импульс благодаря успеху в работе с солдатами, пострадавшими от «контузного шока» во время мировых войн. Демобилизованные военные психиатры приступили к работе в 1940-х и 1950-х годах, чтобы обнаружить бессознательное психологическое происхождение широкого спектра серьезных медицинских заболеваний, включая ревматоидный артрит, язву двенадцатиперстной кишки, колит, астму, гипертонию и другие. 4 Западный мир был очарован интеллектуальной и клинической силой психоанализа, поэтому было очень приятно объяснять хрипы как крик по матери, воспаление суставов как реакцию на психологически неприемлемые агрессивные импульсы и язвы желудочно-кишечного тракта как реакцию на невыполненный оральный стремления. 5

Легко ретроспективно высмеивать эти теории с благими намерениями и высмеивать их за неспособность использовать современные исследовательские методологии.Прошло несколько десятилетий, прежде чем была поставлена ​​под сомнение причинно-следственная связь между психодинамикой пациентов и их физическими заболеваниями. Было осознано, что поскольку все это хронические заболевания, необходимо учитывать влияние инвалидности, боли и беспокойства на психику пациентов с течением времени. Хронические болезненные заболевания, приводящие к инвалидности, вполне могут вызвать у пациентов гнев и эмоциональную нужду. Более поздняя работа также установила генетические факторы возникновения всех или большинства этих заболеваний.

ТЕКУЩИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И КОНЦЕПЦИИ

Что в настоящее время понимается под «психосоматической» медициной? 6 Эта область охватывает все взаимосвязи между физическими, психологическими и социальными факторами в причинно-следственной связи, прогнозе и лечении болезни. Необходимо различать «болезнь», которая обозначает наличие видимой и / или поддающейся проверке физической патологии, как определено в медицинских условиях, и «болезнь», которая является социально определенным состоянием (человек становится больным или инвалидом. ) и обозначает острые или хронические симптомы, вызывающие инвалидность и данную социальную реклассификацию.Например, человек с недиагностированным злокачественным новообразованием матки болен, но еще не болен. Женщина, испытывающая менструальные спазмы, которые приковывают ее к постели, но без каких-либо гормональных или анатомических нарушений, болеет без болезни. 7

В широком смысле и с клинической точки зрения психосоматическая медицина включает как психосоциальные сопутствующие физические заболевания, так и случаи, в которых психосоциальные проблемы являются ключевыми факторами в этиологии физических жалоб и / или инвалидности.На субъективное восприятие физической патологии сильно влияет психологический и социальный контекст, в котором протекает процесс болезни. Чрезвычайно раздражающая инфекция верхних дыхательных путей будет полностью забыта в контексте серьезной травмы или стихийного бедствия. Солдат в гуще битвы ожидает вероятной смерти или увечья. Получив серьезную, но не приводящую к инвалидности рану, которая приводит к благородной эвакуации в безопасное место, она или он часто не испытывает такой степени боли, которая могла бы причинить гражданскому лицу такое же ранение, как и у случайного прохожего, в непредвиденной перестрелке на улица.Женщина, которая считает, что боль во время родов связана с акушерским осложнением, реагирует с большим стрессом, чем женщина, которая понимает естественные механизмы и ощущения при родах.

Когда кажется, что психосоциальные проблемы ставят под угрозу способность пациента справляться с болезнью, могут быть задействованы несколько факторов. Одна из них, как показано в случаях, упомянутых выше, — это значимость болезни или травмы для ближайших и будущих обстоятельств пациента. Означает ли гистерэктомия избавление от неоднократных неудачных попыток контрацепции и нескольких нежелательных беременностей, или же она означает резкое прекращение столь желанной фертильности и, возможно, отношений, для которых фертильность является обязательной? Вызовет ли выражение страданий во время родов уважение или бесчестье у значимых других женщин и культурной подгруппы? Является ли несоблюдение женщиной режима профилактики или лечения вторичным по отношению к жизненным обстоятельствам, в которых другие драматические приоритеты затмевают ее личные неудобства и потребности в медицинской помощи?

Вторая проблема — это значение, которое пациент придает физической патологии или симптому.Считает ли она, что родовые страдания — это наказание за первородный грех или за какой-то ее личный, возможно, сексуальный грех? Означают ли вазомоторные изменения во время менопаузы приближающийся распад, уродство и смерть или избавление от менструации и деторождения? Считает ли пациент болезненное уплотнение вульвы злокачественным новообразованием? Часто заблуждения пациента вторичны по отношению к медицинским недопониманиям. Многие пациенты чрезвычайно тревожатся, когда им говорят, что у них «сердечная недостаточность», из-за понятной интерпретации того, что жизненно важный орган вот-вот прекратит работу. 8

Иногда психологическое значение болезни или симптома не так доступно ни врачу, ни самому пациенту. Тем не менее, это ключ к диагностике и лечению. Значение симптома или инвалидности можно установить с помощью комплексной психодинамической, психиатрической оценки и последующей психодинамической психотерапии. Термин психодинамический относится к взаимодействию конфликтующих бессознательных психических сил и воспоминаний. Например, у пациента может быть бессознательное желание быть зависимым, которому противодействует бессознательный запрет на удовлетворение этого желания.Результирующий симптом (, например, повторяющаяся боль внизу живота) является следствием компромисса между двумя бессознательными силами. Симптом позволяет пациенту получать внимание других, но заставляет ее страдать от боли и ограничивает возможности для получения других удовольствий в процессе. Этот психический результат называется «первичной выгодой». «Вторичная выгода» заключается в подкреплении симптома в поведении других людей в ответ на него: уменьшение обычных обязанностей пациентки, тревожные размышления о ее здоровье, адаптация к ее диетическим требованиям, сопровождение ее на консультациях с последующими врачами.Эти положительные ответы во вторую очередь вознаграждают пациента за проявление симптома и поддерживают его поддержание. 9

Последние достижения в области психологического анализа и понимания связывают соматоформные расстройства с трудностями с регуляцией аффекта. Сильные чувства, с которыми обычный человек справился бы с помощью успокаивающего или отвлекающего действия или общения с друзьями или родственниками, вместо этого проявляются в виде физических симптомов. 10 Исследования показывают, что люди с соматоформными расстройствами испытывают трудности с установлением и поддержанием отношений.Конечно, эти трудности могут быть результатом, а не причиной физических симптомов. Хроническая или повторяющаяся боль или инвалидность без видимой причины и лечения могут вызвать либо привязанность, либо тенденцию избегать отношений. 11 Соматоформные расстройства часто связаны с симптомами тревоги и / или депрессии, а также могут сосуществовать с диагностируемым соматическим заболеванием. 12 Исследования взаимоотношений души и тела стали намного более сложными, чем в прошлом.Центральная нервная система и иммунная система влияют и на них влияют как эмоции, так и функционирование органов тела. 13

КУЛЬТУРНЫЙ КОНТЕКСТ

Психосоматическая медицина в гинекологии и акушерстве должна рассматриваться в контексте социальных ожиданий и отношения к физическим симптомам женщин, а также места физических симптомов в психологическом и социальном контексте жизни женщин. . 14 Предположения о том, что женщины чаще, чем мужчины, обращаются за помощью по поводу того же симптома или нарушения, не подтвердились более поздними исследованиями. 15 Однако женщины чаще посещают медицинские учреждения, чем мужчины. Женщины, как правило, несут ответственность не только за собственное здоровье, но и за медицинское обслуживание членов семьи. Они могут быть либо рождены, либо социализированы, чтобы быть более чувствительными к проблемам со здоровьем, чем мужчины.

Западная медицина склонна рассматривать нормальные репродуктивные фазы женщин как патологические или, по крайней мере, как уязвимые состояния, требующие медицинского вмешательства. Примеры включают предменструальный период, беременность и роды, а также менопаузу.Медицинские тексты девятнадцатого века призывали женщин не получать высшее образование, потому что их хрупкие системы полностью обременены требованиями менструального цикла. Значительные расовые и культурные предубеждения были связаны с предупреждениями о физических возможностях женщин. Например, послеродовой уход за женщинами из высших слоев общества включал длительные периоды постельного режима и выздоровления, но считалось, что крестьяне и женщины в незападных обществах «рожали на полях и продолжали выполнять свои обязанности.

Хотя доступ женщин к спортивным, научным и трудовым возможностям увеличивался и уменьшался, роль врача в управлении репродуктивными функциями женщин продолжала расширяться. К середине двадцатого века в стандартном акушерском тексте отмечалось, что, учитывая эмоциональную лабильность и зависимость беременной, рожающей и послеродовой женщины, акушер обычно должен был взять на себя ответственность за жизнь женщины в течение всего детородного года. Феминистское и потребительское движения частично откликнулись на такого рода психосоматические медицинские подходы к акушерству и гинекологии.Сегодня ни в одном крупном тексте нет таких предложений. Однако широко распространенная практика эпизиотомии, гистерэктомии, назначения экзогенных гормонов в период менопаузы может означать, что традиции «управления» женской жизнью и репродуктивными функциями со стороны медиков сохраняются. Растущие знания и технические возможности гинекологов, например, в области повышения фертильности, хотя и используются по указанию нетерпеливых пациентов, вносят свой вклад в эту реальность и это восприятие.На пике женского освободительного движения лечение женщин врачами часто подвергалось резкой критике. 16 Очаги приступа включали частоту гистерэктомии, использование акушерских вмешательств, назначение экзогенных гормонов и выраженное отношение врачей к женщинам и их физическим жалобам. Не менее поразительными были как жалобы, так и данные, свидетельствующие о том, что соматические симптомы у женщин, как правило, воспринимаются менее серьезно, чем у мужчин в медицинских учреждениях, со значительными последствиями с точки зрения заболеваемости и смертности, как, например, от ишемической болезни сердца.Причины такого невнимания сложны, но, вероятно, включают в себя предположение, что женские симптомы являются «психосоматическими». 17

Хотя эта критика громкая, болезненная и иногда хорошо принимаемая, следует помнить, что большинство пациентов женского пола удовлетворены своим медицинским обслуживанием и / или в достаточной степени соблюдают его. С другой стороны, большинство пациентов не чувствуют себя компетентными, чтобы понимать аргументы и советы своих врачей, и не терпят вопросов или жалоб. Вероятно, что некоторые «психосоматические» симптомы являются результатом невысказанного беспокойства и недовольства медицинскими взаимодействиями, в которых пациента не понимали и не помогали понять. 18

РОЛЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

Физическое, эмоциональное и сексуальное насилие и насилие явно связаны с физическими жалобами «психосоматического» характера, и женщины гораздо чаще, чем мужчины, становятся жертвами этих злоупотреблений. Американская медицинская ассоциация (AMA) и Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) разработали и одобрили программы для улучшения выявления и лечения домашнего насилия в медицинских учреждениях. Домашнее насилие встречается во всех слоях общества и среди женщин любого возраста.В типичной ситуации обидчик не позволяет женщине вступать в контакты вне дома, за исключением медицинских учреждений. Возможность жестокого обращения должна активно учитываться всякий раз, когда пациентка предъявляет множественные, постоянные и / или необъяснимые физические жалобы. Часто обидчик нависает над пациентом, якобы из-за заботы о ее благополучии, но на самом деле из опасения, что она расскажет о насилии медицинским работникам. Изнасилование, которое может происходить в семейной ситуации или вне ее, и может быть совершено родственником, другом, знакомым или незнакомцем, является еще одним распространенным типом жестокого обращения, которому женщины подвергаются по-разному, и оно также связано со значительным увеличением числа соматических заболеваний. жалобы.

Пациент, обращающийся за медицинской помощью, вряд ли добровольно поделится историей жестокого обращения, и часто ему трудно раскрыть эту историю даже в ответ на прямые вопросы. Как это ни парадоксально, быть жертвой воспринимается как унизительное, и, по сути, общество имеет тенденцию маргинализировать, игнорировать и обвинять жертв. По этой причине о многих изнасилованиях и случаях домашнего насилия не сообщается. Тем не менее, поднять этот вопрос крайне важно. Это указывает пациенту, что жестокое обращение — не редкость, что это подходящий предмет для медицинского вмешательства и что врач открыт для этого предмета.Пациентка может пойти домой, чтобы поразмышлять о своей ситуации, и после нескольких посещений врача набраться смелости раскрыть насилие и попросить о помощи. Полезным дополнением к прямому взаимодействию врача и пациента является предоставление материалов о жестоком обращении, которые пациент может ненавязчиво выбрать и забрать домой. Врачи склонны уклоняться от вопросов, которые могут вызвать раскрытие проблем, которые, как они опасаются, потребуют времени, знаний, эмоций и ресурсов, которых у них нет. Таким образом, материалы из кризисных центров изнасилования и женских приютов могут информировать и успокаивать как пациентов, так и их врачей.

До недавнего времени, а во многих случаях до сих пор, полиция, суды и другие значимые лица сосредоточивали расследование нападения на поведении жертвы, а не на поведении нападавшего. Эта тенденция настолько укоренилась, что медицинские работники также должны прилагать особые усилия, чтобы не упускать из виду этот аспект прошлой или текущей истории пациента и не усугублять психологическую травму бездумным поведением или тонко обвиняющими комментариями. Тщательные исследования показывают, что в подавляющем большинстве случаев, когда женщины обращаются в медицинские учреждения с травмами, непосредственно вызванными избиением, правильный диагноз не ставится и не устанавливается.Какое бы объяснение ни предлагал пациент, оно автоматически принимается, физические раны обрабатываются, и пациент выписывается. 19 Такие пациенты подвержены высокому риску «психосоматических» симптомов, то есть физических симптомов, возникающих в результате стресса и выражающих внутренний конфликт. Следует подчеркнуть, что знание этой связи никогда не должно побуждать клинициста сразу исключать возможность органического заболевания.

Пример из практики

48-летнюю женщину направил на психотерапию терапевт, который после всестороннего обследования убедился, что ее желудочно-кишечные симптомы связаны психологически.Ей также сделали инъекцию спинномозгового фермента по поводу проскальзывания межпозвоночного диска. В ходе психотерапии абдоминальные симптомы исчезли. Она рассказала историю ранней потери родителей, эмоционального пренебрежения родственниками, взявшими на себя опеку, и раннего первого брака с жестоким мужем. В настоящее время она вышла замуж во второй раз за достаточно успешного профессионального человека, которого она описала как ценительного и уважающего ее, но чрезмерно пассивного как в личном, так и в профессиональном плане.Кроме того, она была обременена постоянными финансовыми и эмоциональными потребностями взрослого, но очень незрелого ребенка от первого брака. Она чувствовала себя навязанной как жена и как мать. Однажды, когда она собиралась рано утром уезжать на работу, она обнаружила, что ее сын оставил тяжелый и ценный предмет в ее машине. Вполне вероятно, что воры по соседству, где она работала, ворвутся в машину и украдут ее. Хотя ее муж и сын все еще спали в доме, и хотя ей посоветовали не хранить тяжелые предметы из-за проблем с позвоночником, она, снова закипев, отнесла их в дом.В течение нескольких часов у нее появилась обездвиживающая и мучительная боль в спине; Пришлось вызывать скорую помощь. Хотя у ее симптомов были ясные психодинамические причины, а стандартные обследования не выявили никакой органической патологии, ее терапевт настаивал на поиске соматического ответа. У нее была обнаружена локализованная острая и опасная инфекция позвоночника, которая медленно, но верно реагировала на внутривенную терапию антибиотиками. Негодование пациентки по отношению к ее прошлым и нынешним членам семьи было устранено после ее физического выздоровления с помощью психотерапии.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ

Первым и наиболее важным принципом психосоматической медицины в клинической практике является признание взаимосвязанных психологических и физических проблем как неотъемлемой характеристики медицины. 20 Все симптомы по определению субъективны, и все болезни возникают в психосоциальном контексте и находятся под его влиянием. Думать иначе — значит свести медицину к механической дисциплине. Так называемые «психосоматические» симптомы могут привести к такой же или большей инвалидности и дискомфорту, чем болезни с ясной физической этиологией. 21 Практикующий врач, который рассматривает неприятные чувства и поведение пациента как неоправданное вмешательство в медицинскую помощь, обречен испытывать и вызывать разочарование и делать ошибки в медицинских суждениях. С другой стороны, практикующий клинический врач, который принимает всю картину пациента как предмет для понимания и взаимодействия, найдет интеллектуальный вызов, улучшение клинических результатов и большее профессиональное удовлетворение. 22

Существуют дискретные, практичные и проверенные клинические инструменты, помогающие в психосоматической диагностике и ведении.

Методы собеседования

  1. Задавайте открытые вопросы.
  2. Дайте пациенту время свободно и непрерывно говорить.

Во время типичного взаимодействия врача с пациентом проходит менее 2 минут с момента, когда пациентка начинает объяснять причину своего визита, до момента, когда ее прерывают конкретными быстрыми вопросами от врача. Может показаться, что это идеальный подход для сужения дифференциального диагноза, вопрос эффективности времени, который становится все более важным в современной медицине.Однако дать пациенту 5 минут, чтобы объяснить свои опасения и задать несколько открытых, а также несколько целенаправленных вопросов — еще более эффективное использование времени.

В амбулаторных условиях более 50% пациентов обращаются с симптомами, вызванными явным психическим заболеванием, или симптомами, осложненными психосоциальными факторами. 23 Эти важные аспекты этиологии очень часто обнаруживаются в спонтанных высказываниях пациента. Одним из крайних, но не редких примеров является психотический пациент.Возможно, она вполне способна дать, казалось бы, убедительные односложные ответы на вопросы врача. Расстройство мышления выявляется только тогда, когда ей позволяют говорить спонтанно. Затем она может добровольно выразить свою веру в то, что ее симптомы являются результатом проклятия, отравления ревнивым соперником, наказания Богом за сексуальные проступки или желания или саботажа со стороны государственного учреждения. Пациенты с менее тяжелыми психологическими нарушениями часто предлагают информацию о взаимосвязи между эпизодами симптоматики и факторами жизненного стресса: «Я всегда испытываю эту боль после того, как свекровь приходит в гости.«Готовность врача потратить немного времени на то, чтобы просто выслушать, увеличивает вероятность того, что пациент будет чувствовать себя достаточно доверчивым, чтобы раскрыть весьма актуальную, но деликатную информацию, такую ​​как насилие в семье, сексуальные трудности и злоупотребление психоактивными веществами. Приведенные ниже рекомендации особенно важны в случаях многократных посещений по поводу необъяснимых, стойких или множественных симптомов.

История

  1. Узнайте о детском опыте болезни, госпитализации и других методах лечения, а также о реакции членов семьи.Были ли эпизоды болезни единственным случаем, когда пациенту уделялось внимание и забота?
  2. Каковы симптомы и неспособность пациента выполнять жизненные роли из-за болезни на протяжении всей жизни? Это тот тип людей, которые сосредотачиваются на физических жалобах или игнорируют их? Каков ее исходный и обычный уровни функционирования? Маловероятно, что пациент станет более функциональным после лечения соматоформного заболевания, чем когда-либо в прошлом. Прошлое функционирование — единственный наиболее полезный прогностический признак и терапевтическая цель.
  3. Как близкие люди отреагировали на ее прошлые и текущие симптомы? Помните, что как «психосоматические», так и «настоящие» заболевания могут иметь вторичный эффект.
  4. Как пациент обычно обращался за медицинской помощью и пользовался ею на протяжении всей своей жизни? Это тот тип людей, которые обращаются за медицинской помощью при каждом телесном ощущении или отрицают проблемы до тех пор, пока они не станут серьезными? Если пациентка жалуется на то, что один врач за другим последовательно расстраивает ее или плохо обращается с ней, не обманывайте себя, что она наконец нашла в вас эксперта, особенно если она так говорит.
  5. Была ли пациентка или члены ее семьи медицинским работником? Медицинские работники и члены их семей подвергаются повышенному риску искусственных и других психосоматических расстройств. Их внимание к физическому здоровью и их знание медицинских диагнозов и процедур способствует их сознательному или бессознательному принятию поведения, которое с высокой вероятностью приведет к серьезной медицинской помощи.
  6. Перенёс ли пациент ряд медицинских вмешательств, процедур или операций без облегчения симптомов?
  7. Как пациентка справлялась с заболеваниями на протяжении всей своей жизни? (Имеет ли она склонность к выведению из строя относительно незначительных симптомов или успешно справляется с ней при относительно серьезных?) Этот простой вопрос может спасти врача и пациента от катастрофических с медицинской и юридической точек зрения последствий.Это не очень полезно, если у пациента долгая история чрезмерной реакции на незначительные заболевания. Только на этом основании нельзя исключить серьезную патологию. Однако тот факт, что пациент склонен к стойкости и обращаться за медицинской помощью только в тяжелом состоянии, является очень важным диагностическим предупреждением. 24 Различие между этими двумя ситуациями не должно проводиться на основе предположений об отношениях между полом, расой, социально-экономическим статусом, этнической принадлежностью или другими факторами и реакциями на болезнь, а на основе прямого опроса пациента и значимых другие.

Пример из практики

Замужняя аспирантка была беременна своим первым ребенком. У нее появились боли в спине. Когда она уведомила своего акушера, ей сказали, что боли в спине — частое явление во время беременности. Через несколько часов она не смогла продолжить свою работу и с огромной решимостью еле добралась домой, где снова вызвала врача. Он сказал: «Если вы еще можете передвигаться, это не может быть ничего серьезного». Он не узнал, что эта женщина никогда в жизни не уходила с работы и никогда не позволяла никаким физическим симптомам мешать ее учебе.Диагноз почечный камень с острой и полной закупоркой мочеточника не был поставлен.

  1. Какая связь между первым и последующими эпизодами симптомов и психологически значимыми событиями в жизни пациента?
  2. Что пациентка считает неправильным и чего она ожидает от лечения? Хотя многие пациенты настаивают на том, что врач должен выяснить, что с ними не так, и дать соответствующие рекомендации, у многих есть частные теории о диагнозе и лечении, которые они не озвучивают спонтанно из-за страха вызвать упрек или раскрыть свое медицинское невежество.Если эти частные теории не рассматриваются в медицинском взаимодействии, они, как правило, мешают пациенту удовлетворять его и подчиняться. Пациентка действительно не получила то, за чем пришла. Если они вызваны чувствительностью к уязвимостям пациента, врач может сравнить ожидания пациента с медицинскими выводами и рекомендациями и устранить разрыв между ними: «Ваш случай не совсем похож на случай вашей сестры; микроб, вызывающий вашу инфекцию, нельзя вылечить пероральными препаратами.Вот почему вам нужно использовать этот вагинальный крем ».
  3. Вопросы о сексуальной функции и о домашнем насилии часто кажутся врачу более неловкими, чем пациенту. Однако и то и другое часто связано с «психосоматическими» симптомами. «Разочарованная» сексуальность не ведет к физическим жалобам в том виде, в каком он был вначале постулирован Фрейдом; нельзя делать упрощенных выводов. Домашнее насилие тесно связано с физическими симптомами, которые иначе не были объяснены.Лучше всего задавать прямые вопросы: «Каков характер вашей сексуальной активности в настоящее время и в прошлом?» «Люди в вашем доме иногда причиняют боль друг другу, когда злятся?»

При всестороннем анамнезе, физическом осмотре и соответствующих лабораторных исследованиях природа состояния пациента часто становится достаточно ясной. Камнем преткновения для многих врачей является решение замедлить, прервать или прекратить поиски медицинского диагноза. Это решение влечет за собой серьезное беспокойство как со стороны врача, так и со стороны пациента.Бесконечные поиски физической основы для жалоб пациента сопряжены с рядом рисков. Эти риски включают финансовое бремя для пациента и / или системы здравоохранения, ятрогенные травмы, возникающие в результате все более инвазивных диагностических процедур, выявление и лечение результатов, которые на самом деле не способствуют возникновению симптомов, продолжающийся вторичный выигрыш и инвалидность, нагрузки на близкие люди пациента и задержка в лечении того, что на самом деле беспокоит пациента. 25 Роль пациента как пассивной жертвы физических сил усиливается, и все больше и больше становится исключительной обязанностью врача устранить ее симптомы и улучшить ее жизнь. 26

Этот вид давления усугубляет неотъемлемые потребности в уходе за пациентами с психосоматическими заболеваниями и может легко привести к тому, что врач почувствует не только разочарование, но и беспомощность, депрессию, обиду, ярость, отвержение и / или избегание. В медицинском обучении содержится мощный посыл, побуждающий врачей отказаться от всех видов болезненных личных переживаний при оказании помощи, от сексуального возбуждения до отвращения и печали. Однако понимание своей реакции на конкретных пациентов часто является чрезвычайно полезным диагностическим и терапевтическим инструментом.Во-первых, это ключ к разгадке эмоций пациента.

Например, пациент может сознательно не осознавать или отрицать чувства депрессии или гнева, но тем не менее выражать их через формулировку жалоб, свой тон, язык тела и другое поведение. Сильные чувства очень заразительны. Непризнанные чувства, возникающие у врача, имеют тенденцию возникать внезапно и открыто или в результате контртерапевтических подходов к пациенту. Когда распознаются эмоциональные реакции на пациента, врач может использовать эти чувства в качестве данных или решить, что определенные типы пациентов или отдельных пациентов лучше всего направить к коллеге, когда это возможно.Во многих ситуациях также возможно заручиться поддержкой и сотрудничеством специалиста по психическому здоровью, чтобы увидеть пациента напрямую (см. Ниже) или проконсультироваться при необходимости.

Со временем каждый врач может развить чувство своих предпочтений и терпимости к уходу за так называемыми психосоматическими пациентами. Одна из распространенных опасностей — это искушение поверить в то, что пациентка, которая обвиняет во всех своих трудностях диагностическую и терапевтическую некомпетентность, эмоциональную нечувствительность и общее пренебрежение последовательностью предыдущих врачей, заявляет, что врач, с которым она сейчас разговаривает, является первым по-настоящему умным. , заботливого, проницательного врача, которого она видела.Она уверена, что текущие наблюдения врача, формулировки и терапевтический план идеальны. Подобная ситуация сначала заставляет врача оправдать нереалистичные ожидания, а затем терпит участь всех других врачей, которых видел пациент. Хотя вкратце это может показаться лестным, но почти на каждом шагу вызывает у врачей негодование и гнев.

Иногда конкретный пациент или тип пациента вызывает у врача проблемные эмоциональные реакции по индивидуальным, личным причинам.Пациент может сознательно или бессознательно напоминать врачу о неприятной фигуре в прошлом или в постоянных отношениях. Врач может оказаться в центре особенно напряженного жизненного опыта, такого как болезнь любимого человека, тяжелая утрата, развод или ссора с коллегами или начальством в медицинском учреждении. Признавая чрезмерную реакцию на поведение пациента, врач должен прекратить размышлять о причине. Поразмыслив, врач может больше не иметь проблем с пациентом или может снова решить, что определенных клинических ситуаций лучше избегать, либо до разрешения жизненной ситуации, либо на неопределенный срок.

РЕШЕНИЯ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ

В большинстве случаев психосоматических проблем отношения между терапевтом и пациентом продолжаются. Однако после постановки диагноза соматоформного или «психосоматического» расстройства врач должен будет решить, продолжать ли постоянное лечение, попытаться обратиться в официальный психотерапевтический кабинет или к постели больного, либо направить его к специалисту в области психического здоровья. На это решение будут влиять таланты, интересы и график работы основного врача, другие доступные ресурсы, понимание и предпочтения пациента, а также его клиническое состояние.Пациентам, симптомы которых ослабляют себя и / или их близких, а также пациентов, чье функционирование ухудшается, следует рассмотреть возможность направления к специалистам. 27 Многие врачи-непсихиатры опасаются возможности предложить пациенту психиатрическое обследование и лечение. Психиатрия и психиатры по-прежнему подвергаются сильной стигматизации. Направление к специалисту в области психического здоровья подразумевает психическую нестабильность или, по крайней мере, увольнение врачом, потому что симптомы «все в голове пациента».”

Обращения к специалистам

Ниже приведены предложения по упрощению направления к специалистам по психическому здоровью. Во-первых, причины направления должны быть основаны на собственном поведении и беспокойстве пациента: «Эти боли разрушают вашу жизнь и жизнь вашей семьи». Во-вторых, они могут быть основаны на стрессе, вызванном физическими симптомами, а не на самих симптомах: «Чрезвычайно напряженно терпеть столько физических проблем так долго без того, чтобы ни один врач мог разобраться в ситуации.В-третьих, убедите пациентку напрямую в том, что направление не означает, что она сумасшедшая или невменяемая. В-четвертых, представьте специалиста по психическому здоровью как постоянного члена терапевтической бригады врача, знакомого с эмоциональными аспектами состояний, подобных ей. 28 Наконец, объясните пациенту, что направление — это не способ избавиться от нее, а, скорее, дополнительный подход к облегчению ее страданий. Самый эффективный способ сделать это — записаться на прием, чтобы увидеть или поговорить с пациентом после ее контакта со специалистом в области психического здоровья, чтобы она могла сообщить о своем мнении о взаимодействии и своем удовлетворении им.

Выбор специалиста по психическому здоровью для направления — смежный вопрос. Некоторых пациентов меньше отталкивает идея социального работника, который меньше ассоциируется с безумием, тогда как другие связывают социальную работу с бедностью и социальными проблемами, которые им неприятны. Многие врачи не понимают различий между консультантами, социальными работниками, психологами и психиатрами. Еще больше усложняет ситуацию то, что в каждой из этих категорий существует широкий спектр практиков и подходов.Консультирование — это большая зонтичная категория, в которой большинство практикующих имеют степень бакалавра или магистра, включая консультантов по браку и семье, консультантов по реабилитации, профессиональных и школьных консультантов и пастырских консультантов. Социальные работники, большинство из которых имеют степень магистра, могут специализироваться на индивидуальной, супружеской, семейной и / или групповой терапии, а также в определенных областях, включая физически больных. Психологи могут быть обучены на уровне магистра, доктора философии или психотерапевта (клиническая докторская степень) и могут специализироваться на тестировании, исследованиях и / или психотерапии различных видов.

Психиатры — единственные специалисты в области психического здоровья, которые имеют полное медицинское образование. Выбор между этими категориями будет определяться доступностью, стоимостью (хотя разница в оплате может быть не такой большой, как это часто предполагается), сторонним покрытием и правилами, а также потребностью в медицинской экспертизе со стороны поставщика психиатрических услуг. Чрезвычайно полезно наладить отношения с одним или несколькими экспертами по психическому здоровью в целях совместной помощи и взаимного обучения психосоматическим состояниям.

Иногда направление недоступно, в нем нет необходимости или пациент отказывается от него. Врач первичного звена может успешно решить психосоциальные аспекты клинической ситуации пациента, как указано в диагностических категориях ниже.

DSM-IV: Соматоформные расстройства и предложения по лечению

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации, четвертое издание (1994), включает группу состояний, «соматоформные расстройства»: те расстройства, при которых психологические проблемы проявляются в физических жалобах и инвалидности.Они включают соматизирующее расстройство, конверсионное расстройство, ипохондрическое расстройство, дисморфическое расстройство тела, болевое расстройство, недифференцированное соматоформное расстройство и соматоформное расстройство, не указанные иным образом. Другие формальные психиатрические диагнозы, тесно связанные с психосоматической медициной, включают фиктивные расстройства и психологические факторы, влияющие на состояние здоровья. Различия между этими расстройствами заключаются в степени, в которой пациент сознательно осознает появление симптомов, сосредоточен ли пациент на симптомах или на своем общем состоянии предполагаемого нездоровья, количестве и стойкости симптомов и природе симптомов. 29 В каждом случае указывается, что симптомы не должны быть вторичными по отношению к другому психическому расстройству, например, бредовой депрессии или генерализованному тревожному расстройству.

Соматизирующее расстройство

Пациенты с соматическим расстройством начинают проявлять множественные физические жалобы не позднее двадцати лет. Эти жалобы сохраняются годами и приводят к потере трудоспособности дома или на рабочем месте и / или посещениям врача. Либо симптомы не могут быть объяснены медицинским обследованием, либо пациент реагирует на заболевание с симптомами гораздо более серьезными, чем у обычного пациента с этим заболеванием.Для постановки диагноза у пациента должно быть как минимум четыре болевых симптома, два желудочно-кишечных симптома, один симптом, связанный с репродуктивной системой, и один псевдоневрологический симптом. Псевдоневрологические симптомы включают потерю или изменение чувствительности, потерю сознания (не обморок), нарушение функции мышц (скелетных, дыхательных, голосовых) и трудности с координацией или равновесием.

Излечений от этого хронического состояния было немного, если таковые вообще были. Терапевтическая цель — свести к минимуму ненужные и часто вредные медицинские вмешательства и максимизировать качество жизни пациента.Пациентка, скорее всего, продолжит обращаться за медицинской помощью к новым поставщикам, если не будет зарегистрирована в надежной системе, предотвращающей такое поведение, и вряд ли она примет психологическое объяснение своих трудностей. Иногда возможно добиться успешного направления к специалисту в области психического здоровья, подчеркнув эмоциональный урон, который инвалидность наносит пациенту, и роль специалиста в области психического здоровья в качестве дополнения к поставщику первичной медико-санитарной помощи. 30 Пациентка может затем сформировать терапевтическую привязанность к специалисту в области психического здоровья и отказаться от некоторых своих требований к основному поставщику услуг. 31

Однако в большинстве случаев лечащий врач остается ответственным за весь спектр услуг. Целесообразно запланировать частые и короткие визиты к врачу, а не заставлять пациента предъявлять больше жалоб, чтобы связаться с врачом. Врач может с сочувствием выслушать в течение короткого времени самые последние жалобы, сделать несколько здравых предложений для облегчения симптомов, а затем сосредоточиться на улучшениях, которые пациент добился в выполнении своих обязанностей и получении удовольствия от своей деятельности и отношений, несмотря на ее налоги. Физическое состояние. 32

Конверсионное расстройство

Конверсионное расстройство характеризуется наличием одного сенсорного или произвольного мышечного симптома, отличного от боли или сексуальной дисфункции, который напоминает медицинское или неврологическое расстройство, но не объясняется им. Симптом не притворяется сознательно, но связан с психосоциальными конфликтами или стрессом. Хотя пациент сознательно не вызывает симптом, симптом может варьироваться в зависимости от обстоятельств. Оно может быть более интенсивным, когда за ним наблюдают медицинский персонал или члены семьи, и может исчезнуть в экстренной ситуации; психосоматический паралич нижних конечностей вряд ли помешает пациенту спастись от огня.Таким образом, можно создать ситуацию, раскрывающую природу симптома. Однако такие маневры предают и стыдят пациента, разрывая отношения между врачом и пациентом и подрывая будущие попытки обращения к психиатру. Скорее, после консультации со специалистом в области психического здоровья и при сотрудничестве пациента врач и персонал могут разработать протокол восстановления, который сохраняет лицо пациента и позволяет пациенту одновременно с психотерапевтом исследовать причины симптома. .Например, парализованный пациент может пройти сокращенный курс физиотерапии, получить упражнения для выполнения и перейти от костылей к трости к самостоятельному передвижению. Пациент с затрудненным глотанием может перейти от прозрачной жидкости к густой, к пюре, мягкой пище и полноценной диете.

Ипохондрия

Суть ипохондрии заключается не столько в наличии одной или нескольких физических жалоб, сколько в реакциях пациента на них и представлениях о них.Ипохондрическая пациентка озабочена страхом или убеждением, что ее телесные ощущения являются симптомами серьезного заболевания. Она упорствует в этом убеждении, несмотря на доказательства обратного, в течение как минимум 6 месяцев, и ее опасения мешают ее отношениям или другому личному функционированию. Терапевтический подход к такому пациенту во многом такой же, как и при соматизирующем расстройстве. Цель — сдерживание инвалидности и максимизация функций, а не лечение.

Дисморфическое расстройство тела

Пациенты с дисморфическим расстройством тела страдают серьезным расстройством или инвалидностью, вызванной озабоченностью воображаемым физическим дефектом.Это расстройство недостаточно изучено и, вероятно, лучше всего лечится у опытного поставщика психиатрических услуг. Очень важно не соглашаться с настоятельными требованиями пациента о хирургическом или инвазивном вмешательстве, потому что они с большей вероятностью приведут к судебным разбирательствам и повторным процедурам, чем к удовлетворению пациента. Эти пациенты охотно переносят одну хирургическую операцию за другой.

Болевое расстройство

При болевом расстройстве боль находится в центре жалоб пациента, приводит к стремлению к медицинскому вмешательству, мешает функционированию пациента и на основании клинических данных считается причинно связанной с психологическим состоянием. факторы.Расстройство может быть острым или хроническим и может возникать независимо или в сочетании с общим медицинским заболеванием. 33 В дополнение к рекомендациям, перечисленным для других соматоформных расстройств, важно избегать пристрастия пациента к анальгетикам. Это беспокойство никогда не должно удерживать врачей от предоставления адекватной анальгезии остро больным или послеоперационным пациентам. Существует множество эмпирических доказательств того, что таким пациентам часто отказывают в надлежащем обезболивании. Клиники обезболивания, организованные независимо и как часть многих крупных медицинских центров, могут быть очень полезны, помогая пациентам с хронической болью сократить использование фармакологических средств и вести продуктивную и приносящую удовлетворение жизнь. 34

Недифференцированное соматоформное расстройство

Пациент с этим расстройством предъявляет одну или несколько жалоб на физическое состояние при отсутствии или несоразмерности диагностируемого медицинского заболевания. Жалобы длятся не менее 6 месяцев и причиняют пациенту значительное ухудшение состояния или дискомфорт.

Соматоформное расстройство, иначе не определенное

Некоторые соматоформные симптомы не соответствуют критериям какого-либо из конкретных расстройств, описанных выше. Примеры включают общую усталость или слабость, симптомы или ипохондрическую озабоченность, длящиеся менее 6 месяцев, и псевдоцитоз.Псевдоцитоз — это ложное убеждение женщины в том, что она беременна, сопровождающееся увеличением обхвата живота, уменьшением или прекращением менструального цикла и другими признаками и симптомами беременности. Пупок не выворачивается. Хотя заболевание не вызвано эндокринной аномалией, могут наблюдаться эндокринные изменения, аналогичные таковым при беременности. Это расстройство недостаточно изучено. Может быть полезно продемонстрировать пациенту ультразвуковое исследование и другие медицинские данные, которые не подтверждают беременность, но не рекомендуется резко разоблачать отсутствие беременности.Пациенты редко обращаются к психиатру.

Два других расстройства будут кратко упомянуты, поскольку их иногда путают с соматоформными расстройствами. Это надуманный беспорядок и симуляция. Мнимые расстройства (один из вариантов — так называемый синдром Мюнхгаузена) — это физические расстройства, возникающие в результате преднамеренного искажения информации и самоповреждающего поведения пациентов. Родители и другие опекуны также могут вызывать у детей искусственные расстройства. Пациенты часто становятся более сложными с медицинской точки зрения в результате соматического заболевания и лечения в более раннем возрасте и / или профессионального воздействия.Они знают, какие жалобы и симптомы потребуют серьезной медицинской помощи, госпитализации и серьезных диагностических и терапевтических вмешательств. Например, они утверждают, что их рвало или кашляло кровью. Они вводят себе инъекции инсулина без рецепта, фекалий или других токсичных или инфекционных материалов. Их цель — получить медицинскую помощь и уход.

Эти пациенты часто сначала вызывают значительную симпатию, за которой следует напряженность между медицинским персоналом, как некоторые начинают подозревать, а затем драматические столкновения и побег, когда правда раскрывается.Поскольку пациенты отказываются проходить психиатрическую диагностику и лечение, изучено лишь ограниченное число случаев, охватывающих широкий спектр основных психиатрических диагнозов. Лежащая в основе психодинамика плохо изучена; большинство нормальных людей пойдут на многое, чтобы избежать навязчивого медицинского вмешательства. Медицинская система Соединенных Штатов в значительной степени позволяла этим пациентам годами переходить из одной больницы в другую без обнаружения. В отличие от этих пациентов симуляторы заявляют или имитируют медицинские симптомы для достижения очевидных и понятных каждому целей, таких как уклонение от боевой службы или тюремного заключения или получение финансовой компенсации.

Таким образом, соматоформные или «психосоматические» расстройства известны медицине на протяжении тысячелетий. Они подразделяются на последовательные, полезные диагностические категории, подтвержденные эмпирическими и демографическими исследованиями. Они являются обычными, сложными и дорогостоящими, часто приводят врачей к еще более разочаровывающим, ошибочным и контрпродуктивным взаимодействиям и вмешательствам. 35 Хотя лечение соматоформных расстройств может быть интеллектуально и эмоционально сложным, при осознанном подходе вполне возможно улучшить качество жизни как врача, так и пациента.

без названия

% PDF-1.6 % 14 0 объект > эндобдж 164 0 объект > / Шрифт >>> / Поля [] >> эндобдж 11 0 объект > поток application / pdf

  • без названия
  • 2011-11-09T11: 32: 10 + 01: 002011-11-09T11: 35: 24 + 01: 002011-11-09T11: 35: 24 + 01: 00Acrobat Distiller 9.4.2 (Windows) uuid: 259dc4e8-cf36- 4518-a91b-24423f4f917auuid: 834c8acd-5b87-4960-8734-e27f40194788 конечный поток эндобдж 15 0 объект > эндобдж 165 0 объект > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 173 0 объект > эндобдж 174 0 объект > эндобдж 175 0 объект > эндобдж 176 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 178 0 объект > эндобдж 179 0 объект > эндобдж 180 0 объект > эндобдж 216 0 объект > эндобдж 217 0 объект > эндобдж 218 0 объект > эндобдж 219 0 объект > эндобдж 220 0 объект > эндобдж 221 0 объект > эндобдж 222 0 объект > эндобдж 223 0 объект > эндобдж 224 0 объект > эндобдж 272 0 объект > эндобдж 273 0 объект > эндобдж 274 0 объект > эндобдж 275 0 объект > эндобдж 276 0 объект > эндобдж 277 0 объект > эндобдж 278 0 объект > эндобдж 279 0 объект > эндобдж 309 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB] / XObject >>> эндобдж 310 0 объект > поток 8; Z \ 76’d-G%.)? 1) IZ4dup` E1r! /, * 0 [* 9.aFIR2 & b-C # soRZ7Dl% MLY \.? D> Mn 6% Q2oYfNRF $$ + ONnDZ4OTs0S! SaG> GGKUlQ * Q? 45: CI & 4J’_2j $ XKrcYp0n + Xl_nU * O ( l [$ 6Nn + Z_Nq0] s7hs] `XX1nZ8 & 94a \ ~> конечный поток эндобдж 317 0 объект > поток hZyXU? 30˰Y (侁 Zf jOXZ.) f ~ XRF_ «X, # ˜ ֑ Qy1s {{{9s \

    Обновление модели психотерапии психосоматических проблем в JSTOR

    » Абстрактный

    Существует острая необходимость в расширении базы терапевтических усилий, используемых для лечения психосоматических расстройств и расстройств, вызванных стрессом.Прежде чем этого можно будет добиться, необходимо принять неоднородность расстройств, которые имеют один и тот же ярлык. Психосоматические явления должны быть четко определены, чтобы можно было сформулировать конкретные цели лечения для различных доступных методов лечения, например, изменение моделей общения и человеческих отношений; изменение выразительных и инструментальных моделей поведения; расширение восприятия человеком внешнего мира и внутренних переживаний; изменение внутреннего состояния через обратную связь, лекарства, расслабление; изменение дезадаптивных поведенческих или психопсизиологических паттернов реакции с помощью методов кондиционирования.Диапазон симптомов, которые можно определить как психосоматические, включает: (1) Симптомы, относящиеся к телу, которые являются выражением идей, мыслей или чувств и не связаны с измененной физиологией (конверсионные, депрессивные, ипохондрические или бредовые симптомы тела). (2) Специфические физиологические изменения, сопровождающие психологические состояния (тревога, гнев, бдительность). (3) Симптомы органического заболевания, которые приводят к вторичным психологическим реакциям (сомато-психическим). (4) Симптомы болезней, начало которых связано с потерей значимых объектов и чувством безнадежности и беспомощности.Чтобы интегрировать соответствующие данные о развитии, психодинамике, социальном стрессе и биологические данные в отношении болезни, необходима новая биопсихосоциальная модель. Энгель (11), Вайнер (40), Немия и Сифенос (29), Сандье (34), Мейсон (25), Бансон (6), Лурия (22) и Миллер (26) предложили комплексные психобиологические этиологические модели. Эти модели должны быть полезны при установлении методов и целей более научной психобиологической терапии психосоматических расстройств.

    Информация о журнале

    Поскольку объем литературы по психотерапии и психосоматике продолжает расти, становится все труднее быть в курсе новых и важных событий и иметь независимый критический взгляд на ключевые клинические вопросы, связанные с оценкой и лечением психических расстройств.Психотерапия и психосоматика постепенно увеличивают свою репутацию за независимость, оригинальность и методологическую строгость. Он предвосхитил и разработал новые направления исследований, связанных с психосоматической медициной, психотерапевтическими исследованиями и психофармакологией. В журнале публикуются редакционные статьи и обзоры по актуальным и спорным вопросам; инновации в оценке и лечении; оригинальные исследования; обновления литературы; и живой раздел переписки. Он стал уникальным и жизненно важным справочником по текущим исследованиям и практике, домом инновационного мышления на стыке медицинских и поведенческих наук.

    Информация об издателе

    Karger Publishers — всемирный издатель научной и медицинской информации, базирующийся в Базеле, Швейцария. Он является независимым и возглавляется семьей в четвертом поколении председателя и издателя Габриэллы Каргер. Karger постоянно развивается, идя в ногу с текущими разработками и изменениями в исследованиях и публикациях. Издательство предназначено для удовлетворения информационных потребностей научного сообщества, врачей и пациентов с помощью высококачественных публикаций и услуг в области медицинских наук.

    Связь между эмоциями и болезнями — Психосоматические расстройства

    What

    Психическое и телесное расстройство, при котором физические симптомы развиваются из-за психических факторов.

    Как

    Тяжелые случаи могут перерасти в депрессию, тревогу или стресс и проявиться в тяжелых физических симптомах или заболеваниях. Другие симптомы. Он также может вызывать более мелкие симптомы, такие как головные боли, дрожь или боль в груди.

    Что делать

    В то время как врачи должны консультироваться по поводу физических симптомов, важно посетить психиатра / клинического психолога, чтобы найти причину проблемы и пройти терапевтическое вмешательство.

    Что такое психосоматическое заболевание: когда болезнь действительно все в памяти

    Это состояния, при которых человек страдает от серьезных физических симптомов, вызывающих реальный дистресс и инвалидность, непропорциональные тем, которые не могут быть объяснены медицинскими тестами или физический осмотр.

    Физические симптомы соматоформных расстройств реальны, однако они имеют скорее психологические корни, чем физические причины. Симптомы часто напоминают симптомы болезней.Психосоматические заболевания можно разделить на четыре типа:

    1. Дисморфическое расстройство тела — это навязчивая идея или озабоченность незначительными или воображаемыми недостатками, такими как морщины, маленькая грудь или форма или размер других частей тела. Дисморфическое расстройство тела вызывает сильное беспокойство и может повлиять на способность человека нормально функционировать в повседневной жизни.

    2. Конверсионное расстройство — это расстройство, при котором человек испытывает неврологические симптомы, влияющие на его или ее движения и чувства и не имеющие физической причины.Симптомы могут включать судороги, слепоту или паралич.

    3. Ипохондрия — это навязчивая идея или фиксация на страхе перед серьезным заболеванием. Люди с ипохондрией неверно истолковывают нормальные функции организма или незначительные симптомы как серьезные или опасные для жизни. Например, человек с ипохондрией может убедиться, что у него рак толстой кишки, из-за временного метеоризма после употребления капусты.

    4. Соматическое расстройство — это расстройство, при котором человек испытывает физические жалобы, такие как головные боли, диарея или преждевременное семяизвержение, которые не имеют физической причины.

    Каковы причины психосоматических симптомов?

    Точная причина психосоматического заболевания неизвестна. Соматоформные расстройства, как правило, передаются по наследству и могут иметь генетический компонент. Соматоформные расстройства могут быть стратегией выживания, приобретенным поведением или результатом характеристики личности. При определенных конституциональных органических предрасполагающих факторах, помимо задействованных психических факторов, подавленная психическая энергия высвобождается физиологически.

    Как лечится психосоматическое заболевание?

    После исключения физических причин симптомов он обычно фокусируется на установлении доверительных и поддерживающих отношений между Клиентом и врачом первичной медико-санитарной помощи или обращении за помощью к психиатру.

    Научиться справляться со стрессом здоровым способом с помощью методов управления стрессом — важная часть терапии. Психосоматические расстройства, возникающие в результате стресса, могут включать гипертонию, респираторные заболевания, желудочно-кишечные расстройства, мигрень и головные боли напряжения, боли в области таза, импотенцию, фригидность, дерматит и язвы. Когда это происходит, лечение может быть направлено на облегчение симптомов и помощь людям в нормальной жизни. Для облегчения таких симптомов, как головная боль, усталость, боль и проблемы с пищеварением, могут использоваться лекарства.

    Добавить комментарий