К виктимному поведению не относятся: 500 Internal Server Error

Содержание

vikt — Психологическая диагностика

 
 
                                 МЕТОДИКА:                                  
                     Склонность к виктимному поведению                      
                           (О.О. Андронникова).                             
  
      Методика является стандартизированным  тестом-опросником,  предназна- 
 ченным для измерения предрасположенности личности к виктимноve  поведению. 
 Виктимное поведение - это такое поведение, в результате особенностей кото- 
 рого повышается вероятность превращения лица в жертву преступления, обсто- 
 ятельств или несчастного случая.                                           
      Объектом приложения методики являются социальные и  личностные  уста- 
 новки.                                                                     
      Тест-опросник представляет набор  специализированных  психодиагности- 
 ческих шкал, направленных на измерение  предрасположенности  к  реализации 
 отдельных форм виктимного поведения.                                       
      Предназначен для обследования лиц старшего подросткового и юношеского 
 возраста.                                                                  
      Опросник может быть использован как  самостоятельная  психодиагности- 
 ческая методика, так и в комплексе с другими методиками, направленными  на 
 изучение личности подростка.                                               
      Центральное, стержневое понятие виктимологии - жертва  (лат. - victi- 
 ma, англ. - viktim, франц. - viktime, откуда и название самой науки).  Од- 
 нако, несмотря на то что виктимология  естественно  представляет  из  себя 
 учение о жертве преступления, основным элементом ее предмета является вик- 
 тимность.                                                                  
      Виктимность или виктимогенность - приобретенные человеком физические, 
 психические и социальные черты и признаки,  которые  повышают  вероятность 
 его превращения в жертву (преступления, несчастного случая, деструктивного 
 культа и т. д.).                                                           
      Виктимизация - процесс приобретения виктимности, или  другими  слова- 
 ми - это процесс и результат превращения человека в жертву.                
      В литературе часто используется термин  "виктимное  поведение",  что, 
 строго говоря, означает "поведение жертвы". Однако это понятие обычно  ис- 
 пользуется для обозначения неправильного, неосторожного, аморального, про- 
 воцирующего и т. д. поведения.                                             
      Виктимной нередко именуют и саму личность, имея в виду,  что  в  силу 
 своих психологических и социальных характеристик она может  стать  жертвой 
 преступления.                                                              
 
      В настоящее время существует несколько  разработанных  отечественными  
 исследователями классификаций жертв преступлений. Однако  до  сих  пор  не 
 разработано единой классификации.                                          
      Так, например, B.C. Минская, классифицируя  формы  поведения  жертвы, 
 отмечает, что в большинстве случаев насильственных преступлений  поведение 
 потерпевшего по существу провоцировало  совершение  этих  преступлений.  В 
 проведенных автором исследованиях убийств и причинения телесных  поврежде- 
 ний вследствие отрицательного поведения потерпевших установлено, что непо- 
 средственно перед совершением преступления между потерпевшим и  преступни- 
 ком в подавляющем большинстве случаев (95 %) происходила ссора.  B.C. Мин- 
 ская приводит классификацию поведения жертв преступлений в зависимости  от 
 степени общественной опасности. Она выделяет следующие виды поведения  по- 
 терпевших:                                                                 
      1. Преступные действия потерпевшего - общественно опасное посягатель- 
 ство на интересы общества или отдельной личности, поставившие ее в состоя- 
 ние необходимой обороны или вызвавшее состояние сильного душевного  волне- 
 ния.                                                                       
      2. Менее общественно опасные, а  значит,  способные  оказать  меньшее 
 влияние на опасность ответного преступного деяния  действия  потерпевшего, 
 нарушившие нормы административного или гражданского права или дисциплинар- 
 ного устава.                                                               
      3. Еще менее опасные для общества (при прочих  равных  условиях)  как 
 причиняющие обществу меньший вред нарушения норм нравственности.           
      B.C. Минская приводит также классификацию,  основанную  на  поведении 
 потерпевших непосредственно перед преступлением или в момент его  соверше- 
 ния: физическое насилие; оскорбление; попытка применения физического наси- 
 лия; психическое насилие - угроза физическим  насилием,  уничтожением  или 
 повреждением имущества виновному; необоснованный  отказ  оплатить  бытовые 
 услуги, освободить жилище; насильственное изгнание субъекта из его жилища; 
 необоснованные имущественные притязания потерпевшего; кража.               
 
      Д.В. Ривман считает необходимым проводить классификацию  жертв  также 
 по возрасту, половой принадлежности; ролевому статусу;  нравственно-психо- 
 логическим признакам; тяжести преступления, от которого пострадала жертва; 
 степени вины жертвы; характеру  поведения  потерпевшего.  Лица,  рискующие 
 оказаться жертвами преступления, ведут  себя  по-разному:  агрессивно  или 
 иным провоцирующим образом; пассивно уступают  насилию;  проявляют  полное 
 непонимание уловок преступников или  элементарную  неосмотрительность.  Их 
 поведение может быть правомерным или,  наоборот,  правонарушающим  и  даже 
 преступным, а вклад в механизм преступления как минимальным, так, при  оп- 
 ределенных обстоятельствах, и решающим. Исходя из их ситуативно ориентиро- 
 ванных ролей, в данной  классификации  выделяются  агрессивные,  активные, 
 инициативные, пассивные, некритичные и нейтральные жертвы.                 
 
      1. Агрессивные жертвы.                                                
      Эту группу составляют жертвы, поведение которых заключается в нападе- 
 нии на причинителя вреда или других лиц (агрессивные насильники)  или  аг- 
 рессии в иных формах - оскорблении, клевете, издевательстве  и  т. д. (аг- 
 рессивные провокаторы).                                                    
 
      2. Агрессивные насильники общего плана.                               
      Их агрессивность выражается в нападении, но не имеет  жестко  ограни- 
 ченной адресности. По ведущей мотивации это - корыстные, сексуальные,  ху- 
 лиганы, негативные мстители, психически больные лица, страдающие расстрой- 
 ствами нервной системы.                                                    
 
      3. Избирательно агрессивные насильники.                               
      Их агрессия реализуется в нападении на лицо, как  правило,  стабильно 
 связанное с нападавшим. По ведущей мотивации это - корыстные, сексуальные, 
 семейные деспоты, скандалисты, негативные  мстители,  психически  больные, 
 страдающие расстройствами нервной системы.                                 
 
      4. Агрессивные провокаторы общего плана.                              
      Их агрессивное поведение не связано с физическим насилием и не  имеет 
 жесткой адресности. По ведущей мотивации это - хулиганы, негативные  мсти- 
 тели, лица, психически больные, страдающие расстройствами нервной системы. 
 
      5. Избирательно агрессивные провокаторы.                              
      Их агрессивность реализуется без применения  физического  насилия  и, 
 как правило, направлена на стабильно связанное с потерпевшим лицо. По  ве- 
 дущей мотивации это - семейные деспоты, скандалисты, корыстные,  сексуаль- 
 ные, негативные мстители, психически  больные,  страдающие  расстройствами  
 нервной системы.                                                           
 
      6. Активные жертвы.                                                   
      В эту группу входят жертвы, поведение которых не связано с нападением 
 или толчком в форме конфликтного контакта, но причинение им вреда происхо- 
 дит при их активном содействии: сознательные  подстрекатели,  неосторожные  
 подстрекатели, сознательные самопричинители, неосторожные самопричинители. 
 
      7. Инициативные жертвы.                                               
      В эту группу входят жертвы, поведение которых приводит  к  причинению 
 им вреда: инициативные по должности, инициативные по общественному положе- 
 нию, инициативные в силу личностных качеств.                               
 
      8. Пассивные жертвы.                                                  
      В эту группу входят лица, не оказывающие  сопротивления,  противодей- 
 ствия преступнику по различным причинам: объективно не способные к  сопро- 
 тивлению (стабильно или временно), объективно способные к сопротивлению.   
 
      9. Некритичные жертвы.                                                
      В эту группу входят лица, демонстрирующие неосмотрительность,  неуме- 
 ние правильно оценить жизненные ситуации: с низким  образовательным  уров- 
 нем, низким интеллектом, несовершеннолетние, преклонного  возраста,  боль- 
 ные, в том числе психически больные, некритичные без очевидных "формализо- 
 ванных" качеств.                                                           
 
      Дальнейшие исследования, проводимые Д.В. Ривманом, дали  ему  возмож- 
 ность несколько изменить классификацию. Следующая  классификация  основана 
 на характере и степени выраженности личностных качеств человека, определя- 
 ющих его индивидуальную виктимную предрасположенность:                     
 
      1. Универсальный (универсально-виктимный)  тип  характеризуется  явно 
 выраженными личностными чертами, определяющими высокую потенциальную  уяз- 
 вимость в отношении различных преступлений.                                
 
      2. Избирательный (избирательно-виктимный) тип - сюда относятся  люди, 
 обладающие высокой уязвимостью в отношении определенных  видов  преступле- 
 ний.                                                                       
 
      3. Ситуативный (ситуативно-виктимный) тип - люди этого типа  обладают 
 средней виктимностью, и они становятся жертвами в результате стечения  си- 
 туативных факторов.                                                        
 
      4. Случайный (случайно-виктимный) тип - сюда относятся люди,  которые 
 стали жертвами в результате случайного стечения обстоятельств.             
 
      5. Профессиональный (профессионально-виктимный) тип  включает  людей, 
 виктимность которых определяется их профессиональной занятостью.           
 
      В.А. Туляков предлагает классификацию жертв преступлений,  основанную 
 на характеристике мотивации ведущей виктимной активности личности  (потен- 
 циальной жертвы):                                                          
 
      1. Импульсивная жертва, характеризующаяся преобладающим бессознатель- 
 ным чувством страха, подавленностью реакций и  рационального  мышления  на 
 нападения правонарушителя (феномен Авеля).                                 
 
      2. Жертва с утилитарно-ситуативной активностью. Добровольные  жертвы. 
 Рецидивные, "застревающие" жертвы, в силу своей деятельности, статуса, не- 
 осмотрительности в ситуациях, требующих благоразумия, попадающие в  крими- 
 нальные ситуации.                                                          
 
      3. Установочная жертва. Агрессивная жертва, "ходячая бомба",  истеро- 
 ид, вызывающим поведением провоцирующий преступника на ответные действия.  
 
      4. Рациональная жертва. Жертва-провокатор,  сама  создающая  ситуацию 
 совершения преступления и сама попадающая в эту ловушку.                   
 
      5. Жертва с ретретистской активностью. Пассивный провокатор,  который 
 своим внешним видом, образом жизни, повышенной тревожностью и доступностью 
 подталкивает преступников к совершению правонарушений.                     
 
      Следует также различать потенциальных (в отношении которых  реального 
 причинения вреда еще не произошло), реальных (уже понесших ущерб), а также 
 латентных (реальных, но по тем или иным причинам оставшихся вне  официаль- 
 ного учета) жертв. Для виктимологии латентные  жертвы,  жертвы,  намеренно 
 избегающие огласки факта причинения им вреда, представляют особый интерес. 
 
      Гораздо меньше исследований типов жертв существует собственно  в  не- 
 криминальной виктимологии. В процессе консультационной работы на  телефоне 
 доверия были выявлены следующие типы жертв (Плотникова, 2003):             
 
      1. Виноватые.                                                         
      Люди данного типа занимаются самоуничижением, с готовностью берут  на 
 себя ответственность за независящие от них события, за все беды и напасти. 
 Они рьяно доказывают свою вину, приводя убедительные - с их точки зрения - 
 доводы, и продолжают использовать вину в своих целях, часто по-детски  на- 
 слаждаясь ею. Большинство из них редко совершает  что-то  противозаконное. 
 Они могут использовать вину как орудие воспитания детей, передавая ее  как 
 эстафетную палочку своему ребенку.                                         
 
      2. Обвинители.                                                        
      Обвинители искренне верят, что желают изменить  конкретного  человека  
 или возникшую ситуацию, на самом деле их цель - повесить вину на  другого, 
 снять с себя ответственность за свои чувства и поведение. "Обвинители" бы- 
 вают злые, изобретающие удовлетворительные оправдания для своего праведно- 
 го гнева; или печальные, обосновывающие свою грусть объективными с их точ- 
 ки зрения причинами.                                                       
 
      3. Самозапугиватели.                                                  
      Страх и беспокойство - излюбленные эмоциональные реакции таких  людей 
 на воображаемую опасность в настоящем или в будущем. Человек с фобией зна- 
 ет, что его страхи воображаемые, но боится так же, как если  бы  они  были 
 настоящими. Жертва запугивает себя разными страшными случаями и  историями 
 на тему: "Я мог бы погибнуть", "Мне страшно остаться одной", "Я беспокоюсь 
 о будущем своих детей". Многие фобии существуют за счет того, что  человек 
 заглядывает в будущее, а не живет в настоящем, в котором нет страшных  для 
 него событий. Надо помнить, что некоторые страхи могут быть и обоснованны- 
 ми. Например, страх перед реально опасным супругом, избивающим жену.       
 
      4. Супермены.                                                         
      Эти люди боятся проявления своих эмоций. Они недооценивают как  себя,  
 так и других, им не легко найти контакт со своими и чужими чувствами.  "Я  
 не знаю, что я чувствую. А что я должен чувствовать в  этой  ситуации?" -  
 закономерное для них высказывание. Люди, подавляющие страх, рискующие сво- 
 ей жизнью, неосознанно стремятся к саморазрушению. Они развлекают  публику 
 леденящими душу подвигами и будут спорить и доказывать другим,  что  умеют 
 заботиться о себе, а жизнь без риска была бы слишком скучной. Люди, подав- 
 ляющие печаль, живущие с установкой - "никто не  заставит  меня  плакать", 
 играют роль "сильного" мужчины или "сильной" женщины.  Те,  кто  подавляют 
 свой гнев, кто боится стать "разгневанными", чтобы не сделать в  этот  мо- 
 мент что-нибудь дурное, рискуют стать жертвой.                             
 
      Порядок работы с методикой.                                           
      Исследование может проводиться индивидуально либо с группой  испытуе- 
 мых. В последнем случае необходимо, чтобы каждый из  них  имел  не  только 
 персональный бланк ответного листа, но и отдельный опросник с инструкцией. 
 Размещаться испытуемые должны так, чтобы не создавать помех друг  другу  в 
 процессе работы. Психолог кратко излагает цель исследования и правила  ра- 
 боты с опросником. Важно при этом достичь положительного, заинтересованно- 
 го отношения исследуемых к выполнению задания. Их внимание  обращается  на 
 недопустимость взаимных консультаций по ответам в процессе работы и каких- 
 либо обсуждений между собой. После этих  разъяснений  психолог  предлагает 
 внимательно изучить инструкцию, отвечает на  вопросы,  если  они  возникли  
 после ее изучения, и предлагает перейти к самостоятельной работе с  опрос- 
 ником.                                                                     
 
      Обработка результатов.                                                
      Первая процедура касается получения первичных, или  "сырых",  оценок. 
 Для ее осуществления подсчитывается количество ответов, совпавших с  "клю- 
 чом".                                                                      
      Вторая процедура связана с переводом первичных оценок  в  стандартные 
 оценки (для исследуемых 15 - 16 лет) с помощью таблицы.                    
      Следует обратить особое внимание на оценку по шкале 1, имеющую значе- 
 ние для общей характеристики достоверности ответов. Столь же важен резуль- 
 тат по шкале 7, отражающей реализованность виктимного  поведения.  От  ре- 
 зультатов по этой шкале будет зависеть уровень  присутствия  данного  вида 
 поведенческих реакций.                                                     
 
      Интерпретация полученных результатов,  психологическое  заключение  и 
 рекомендации должны быть даны на основе понимания сути вопросов  в  каждой 
 шкале, глубинных связей исследуемых факторов между собой и с другими  пси- 
 хологическими и психофизиологическими характеристиками и их роли в поведе- 
 нии и деятельности человека.                                               
 
      Интерпретация результатов.                                            
 
      Шкала реализованной виктимности (седьмая шкала).                      
      Если показатели по данной шкале ниже нормы (1-3 стен), очевидно,  что 
 испытуемый нечасто попадает в критические ситуации либо у него  уже  успел 
 выработаться защитный способ поведения, позволяющий избегать опасных ситу- 
 аций. Однако внутренняя готовность к виктимному способу поведения  присут- 
 ствует. Скорее всего, ощущая  внутренний  уровень  напряжения,  испытуемый 
 стремится вообще избегать ситуации конфликта.                              
      Выше нормы (8-9 стен) - это означает, что испытуемый достаточно часто 
 попадает в неприятные или даже опасные для его здоровья и жизни  ситуации. 
 Причиной этого является внутренняя предрасположенность и  готовность  лич- 
 ности действовать определенными, ведущими в индивидуальном профиле  спосо- 
 бами. Чаще всего это - стремление к агрессивному,  необдуманному  действию 
 спонтанного характера.                                                     
 
      Шкала склонности к агрессивному виктимному поведению.  Модель  агрес- 
 сивного виктимного поведения.                                              
      Выше нормы (8-10 стен). К данной группе относятся испытуемые,  склон- 
 ные попадать в неприятные и опасные для жизни и здоровья  ситуации  в  ре- 
 зультате проявленной ими агрессии в форме нападения или иного  провоцирую- 
 щего поведения (оскорбление, клевета, издевательство и т. д.). Для них ха- 
 рактерно намеренное создание или провоцирование конфликтной  ситуации.  Их 
 поведение может являться реализацией типичной для них антиобщественной на- 
 правленности личности, в рамках которой агрессивность проявляется по отно- 
 шению к определенным лицам и в определенных ситуациях  (избирательно),  но 
 может быть и "размытой",  неперсонифицированной  по  объекту.  Наблюдается 
 склонность к антиобщественному поведению, нарушению социальных норм,  пра- 
 вил и этических ценностей, которыми зачастую субъект  пренебрегает.  Такие 
 люди легко поддаются эмоциям, особенно негативного характера, ярко их  вы- 
 ражают, доминантны, нетерпеливы, вспыльчивы. При всех различиях в  мотива- 
 ции поведения характерно наличие насильственной антиобщественной установки  
 личности.                                                                  
      С учетом мотивационной и поведенческой характеристик могут быть пред- 
 ставлены такие типы (или подтипы),  как  корыстный,  сексуальный  (половая 
 распущенность), связанный с  бытовыми  конфликтами  (скандалист,  семейный 
 деспот), алкоголик, негативный мститель, лицо психически больное и т. д.   
      Ниже нормы (1-3 стен). Для лиц данного типа характерно снижение моти- 
 вации достижения, спонтанности. Возможна высокая обидчивость. Хороший  са- 
 моконтроль, стремление придерживаться принятых норм и правил. Стабильность 
 в сохранении установок, интересов и целей.                                 
 
      Шкала склонности к самоповреждающему  и  саморазрушающему  поведению. 
 Модель активного виктимного поведения.                                     
      Выше нормы (8-10 стен). Жертвенность, связанная с активным поведением 
 человека, провоцирующим ситуацию виктимности своей просьбой или  обращени- 
 ем. По существу, для активных потерпевших характерно поведение двух видов: 
 провоцирующее, если для причинения вреда привлекается другое лицо, и само- 
 причиняющее, которые характеризуется склонностью  к  риску,  необдуманному 
 поведению, зачастую опасному для себя и окружающих. Последствий своих дей- 
 ствий могут не осознавать или не придавать им значения, надеясь,  что  все 
 обойдется. С учетом специфики поведения и отношения  к  виктимным  послед- 
 ствиям в рамках этого типа представлены: сознательный подстрекатель (обра- 
 щающийся с просьбой о причинении ему  вреда),  неосторожный  подстрекатель 
 (поведение объективно в форме какой-либо просьбы или иным способом  прово- 
 цирует преступника на причинение вреда, но сам потерпевший этого в должной 
 мере не сознает), сознательный самопричинитель (лицо, умышленно  причиняю- 
 щее себе физический или имущественный вред), неосторожный  самопричинитель 
 (вред причинен собственными неосторожными действиями в процессе совершения 
 иного умышленного или неосторожного преступления).                         
      Ниже нормы (1-3 стен). Повышенная забота о собственной  безопасности, 
 стремление оградить себя от ошибок, неприятностей. Может приводить к  пас- 
 сивности личности по принципу "лучше ничего не делать, чем ошибаться". Ха- 
 рактеризуется повышенной тревожностью, мнительностью, подвержен страхам.   
 
      Шкала склонности к гиперсоциальному виктимному поведению. Модель ини- 
 циативного виктимного поведения.                                           
      Выше нормы (8-10 стен). Жертвенное поведение, социально одобряемое  и 
 зачастую ожидаемое. Сюда относятся лица, положительное  поведение  которых 
 обращает на них преступные действия агрессора. Человек, который демонстри- 
 рует положительное поведение в ситуациях конфликта либо постоянно, либо  в 
 результате должностного положения, ожидания окружающих. Люди данного  типа 
 считают недопустимым уклонение от вмешательства в конфликт, даже если  это 
 может стоить им здоровья или жизни. Последствия таких поступков осознаются 
 не всегда. Смел, решителен, отзывчив, принципиален, искренен, добр, требо- 
 вателен, готов рисковать, может быть излишне самонадеян. Нетерпим к  пове- 
 дению, нарушающему общественный порядок. Самооценка чаще всего завышенная. 
 Поведение имеет положительные мотивы.                                      
      Ниже нормы (1-3 стен) - характеризуется пассивностью,  равнодушием  к 
 тем явлениям, которые происходят вокруг него. Действует по  принципу  "моя 
 хата с краю", что может быть последствием как обиды на внешний мир, так  и 
 формирования в результате ощущения непонимания, изолированности  от  мира, 
 отсутствия чувства социальной поддержки и включенности в социум.           
 
      Шкала склонности к зависимому и беспомощному поведению.  Модель  пас- 
 сивного виктимного поведения.                                              
      Выше нормы (8-10 стен) - лица, не оказывающие  сопротивления,  проти- 
 водействия преступнику по различным причинам: в силу возраста,  физической 
 слабости, беспомощного состояния (стабильного или временно), трусости,  из 
 опасения ответственности за собственные противоправные или аморальные дей- 
 ствия и т. д. Могут иметь установку  на  беспомощность.  Нежелание  делать 
 что-то самому, без помощи других. Могут иметь низкую самооценку. Постоянно 
 вовлекаются в кризисные ситуации с целью получения сочувствия и  поддержки 
 окружающих. Имеет ролевую позицию жертвы. Робок, скромен, сильно  внушаем, 
 конформен. Возможен также вариант усвоенной беспомощности в результате не- 
 однократного попадания в ситуации насилия. Склонен к зависимому поведению, 
 уступчив, оправдывает чужую агрессию, склонен всех прощать.                
      Ниже нормы (1-3 стен) - склонность к  независимости,  обособленности. 
 Всегда стремится выделиться из группы сверстников, имеет на все свою точку 
 зрения, может быть непримирим к мнению  других,  авторитарен,  конфликтен. 
 Повышенный скептицизм. Возможна внутренняя ранимость, приводящая  к  повы- 
 шенному желанию обособиться от окружающих.                                 
 
      Шкала склонности к некритичному поведению. Модель  некритичного  вик- 
 тимного поведения.                                                         
      Выше нормы (8-10 стен). К данной группе относятся лица, демонстрирую- 
 щие неосмотрительность, неумение правильно оценивать  жизненные  ситуации. 
 Некритичность может проявиться как  на  базе  личностных  негативных  черт 
 (алчность, корыстолюбие и др.), так и  положительных  (щедрость,  доброта, 
 отзывчивость, смелость и др.), а кроме того, в силу невысокого интеллекту- 
 ального уровня. Эти лица демонстрируют неосторожность, неосмотрительность, 
 неумение правильно оценивать жизненные ситуации  в  результате  каких-либо 
 личностных или ситуативных  факторов:  эмоциональное  состояние,  возраст, 
 уровень интеллекта, заболевание. Личность некритичного  типа  обнаруживает 
 склонность к спиртному, неразборчивость в знакомствах, доверчивость,  лег- 
 комысленность. Имеет непрочные нравственные устои, что усиливается  отсут- 
 ствием личного опыта или не учетом его. Склонны к идеализации  людей,  оп- 
 равданию негативного поведения других, не замечают опасности.              
      Ниже нормы (1-3 стен) - вдумчивость, осторожность, стремление  преду- 
 гадывать возможные последствия своих поступков, которые иногда приводят  к 
 пассивности подростка, страхам. Самореализация в этом  случае  значительно 
 затруднена, может появляться социальная пассивность, приводящая к  неудов- 
 летворенности своими достижениями, чувству досады, зависти.                
 
 
      Опросник состоит из 86 вопросов.                                      
      Примерное время тестирования 10-15 минут.                             
 
 
                           ПРИМЕР ТЕСТИРОВАНИЯ:                             
 
                                   ---                                      
                      ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ  ДИАГНОСТИКА.                         
 
 Методика: Склонность к виктимному поведению.                               
 Ф.И.О:____________________                                                 
 Доп. данные:______________                                                 
 
 
                            Диаграмма:                                      
 
                       *                                                    
                    10 ┼                                                    
                     9 ┼    ▄▄          ▄▄                                  
                     8 ┼────██──────────██─▄▄─                              
                     7 ┼    ██          ██ ██                               
                     6 ┼    ██          ██ ██                               
                     5 ┼    ██    ▄▄    ██ ██                               
                     4 ┼────██─▄▄─██─▄▄─██─██─                              
                     3 ┼ ▄▄ ██ ██ ██ ██ ██ ██                               
                     2 ┼ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██                               
                     1 ┼ ██ ██ ██ ██ ██ ██ ██                               
                     0 ┼─+──+──+──+──+──+──+──*                             
                         СЖ АП СС ГП ЗП НП РВ                               
 
 
                       Тестовые показатели:                                 
 
  1. Социальная желательность ответов                 - СЖ =  2  3          
  2. Агрессивное поведение                            - АП = 18  9          
  3. Склонность к самоповреждающему                                         
                         и саморазрушающему поведению - СС =  8  4          
  4. Склонность к гиперсоциальному поведению          - ГП =  6  5          
  5. Склонность к зависимому и беспомощному поведению - ЗП =  7  4          
  6. Склонность к некритичному поведению              - НП = 14  9          
  7. Реализованная виктимность                        - РВ = 13  8          
 
 
                           ИНТЕРПРЕТАЦИЯ:                                   
 
      Шкала социальной желательности ответов.                               
      Тестовый показатель: низкий.                                          
      Повышенная открытость и откровенность в раскрытии своих проб-         
 лем, отсутствие сознательного намерения приукрасить свой характер.         
 
      Шкала склонности к агрессивному виктимному поведению.                 
      Модель агрессивного виктимного поведения.                             
      Тестовый показатель: высокий.                                         
      Испытуемый склонен попадать в неприятные и опасные для  жизни         
 и здоровья ситуации в результате проявленной им агрессии  в  форме         
 нападения или иного провоцирующего поведения (оскорбление,  клеве-         
 та, издевательство и т. д.). Для него характерно намеренное созда-         
 ние или провоцирование конфликтной ситуации. Его  поведение  может         
 являться реализацией типичной для него антиобщественной направлен-         
 ности личности, в рамках которой агрессивность проявляется по  от-         
 ношению к определенным лицам и в определенных  ситуациях  (избира-         
 тельно), но может быть и "размытой", неперсонифицированной по объ-         
 екту. Наблюдается склонность к антиобщественному поведению,  нару-         
 шению социальных норм, правил и этических ценностей, которыми  за-         
 частую субъект пренебрегает. Такие люди легко  поддаются  эмоциям,         
 особенно негативного характера, ярко их выражают, доминантны,  не-         
 терпеливы, вспыльчивы. При всех различиях  в  мотивации  поведения         
 характерно наличие насильственной антиобщественной установки  лич-         
 ности.                                                                     
      С учетом мотивационной и  поведенческой  характеристик  могут         
 быть представлены такие типы (или подтипы), как корыстный,  сексу-         
 альный (половая распущенность), связанный с  бытовыми  конфликтами         
 (скандалист, семейный деспот), алкоголик, негативный мститель, ли-         
 цо психически больное и т. д.                                              
 
      Шкала склонности к самоповреждающему и  саморазрушающему  по-         
 ведению.                                                                   
      Модель активного виктимного поведения.                                
      Тестовый показатель: средний.                                         
 
      Шкала склонности к гиперсоциальному виктимному поведению.             
      Модель инициативного виктимного поведения.                            
      Тестовый показатель: средний.                                         
 
      Модель пассивного виктимного поведения.                               
      Тестовый показатель: средний.                                         
 
      Шкала склонности к некритичному поведению.                            
      Модель некритичного виктимного поведения.                             
      Тестовый показатель: высокий.                                         
      Неосмотрительность, неумение  правильно  оценивать  жизненные         
 ситуации. Некритичность может проявиться как  на  базе  личностных         
 негативных черт (алчность, корыстолюбие и др.), так и  положитель-         
 ных (щедрость, доброта, отзывчивость, смелость и др.), а кроме то-         
 го, в силу невысокого интеллектуального уровня.  Эти  лица  демон-         
 стрируют неосторожность,  неосмотрительность,  неумение  правильно         
 оценивать жизненные ситуации в  результате  каких-либо  личностных         
 или ситуативных факторов: эмоциональное состояние,  возраст,  уро-         
 вень интеллекта, заболевание. Личность некритичного типа обнаружи-         
 вает склонность к спиртному, неразборчивость в знакомствах, довер-         
 чивость, легкомысленность. Имеет непрочные нравственные устои, что         
 усиливается отсутствием личного опыта или не учетом его. Склонен к         
 идеализации людей, оправданию негативного поведения других, не за-         
 мечает опасности.                                                          
 
      Шкала реализованной виктимности.                                      
      Тестовый показатель: высокий.                                         
      Испытуемый достаточно часто попадает в  неприятные  или  даже         
 опасные для его здоровья и жизни ситуации. Причиной этого является         
 внутренняя предрасположенность и готовность  личности  действовать         
 определенными, ведущими в индивидуальном профиле  способами.  Чаще         
 всего  это - стремление  к  агрессивному,  необдуманному  действию         
 спонтанного характера.                                                     


ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ

ПРОФИЛАКТИКА ВИКТИМНОГО ПОВЕДЕНИЯ У МЛАДШИХ ПОДРОСТКОВ ПОСРЕДСТВОМ КОММУНИКАТИВНОГО ТРЕНИНГА

Габдулхакова Александра Андреевна

На социализацию ребёнка в условиях современного мегаполиса влияют множество факторов, на которые индивид может реагировать по-разному, в том числе и отрицательно — страх, тревожность, агрессия, выражающиеся в различных формах насилия.

Человек, являясь как субъектом, так и объектом социализации, всё же может стать и жертвой такого процесса. Ведь именно культура, традиции, обычаи, особенности семейного воспитания могут стать теми обстоятельствами, которые деформируют нормальное развитие, не дают реализовать заложенные способности. Таким образом, насилие, присутствующее в процессе социализации, изменяет личность, направляя её по пути выбранного виктимного поведения.

Виктимность – это склонность человека становиться жертвой в определенных ситуациях. [3] Так же выделяют термин виктимное поведение, то есть такое поведение, в результате особенностей которого повышается вероятность превращения лица в жертву преступления, обстоятельств или несчастного случая.[2]

Исходя из ряда исследований, можно сделать вывод, что больше всего в классификации по возрасту жертвами становятся подростки и пожилые люди.[5] Это обусловлено их статусом – они находятся в зависимости в силу обстоятельств, и не могут переломить ситуации, прекратив тем самым насилие над своей личностью.

Исследование, проведенное нами по русифицированным методикам, апробированным в рамках международного проекта «Quality of life of immigrant and native adolescents. AcomparativestudybetweenPortugal, Spain, Russia, BelarusandUkraine», дают возможность говорить о том, что дети уже в 5-6 классах ощущают на себе насилие в семье. Исследование проводилось в МОУ СОШ №90, где респондентами выступали учащиеся 6 и 11 классов в равных соотношениях мальчиков и девочек. Данное решение было принято в связи с тем, что наибольший интерес представляет сопоставление данных старшеклассников, которые уже близки к взрослой жизни, и позиция тех школьников, которые ещё дети, но уже имеющие возможность осознавать и замечать негативные проявления в свой адрес.

Наиболее значимыми для нашего исследования были следующие аспекты: «Общее состояние», «Дом и семья», «Проявление насилия», «Стрессовые ситуации за последние 5 лет».

Анализ аспекта «Общее состояние», в котором нас заинтересовал вопрос: «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?», дал следующие результаты.

Таблица 1. Данные по ответам респондентов на вопрос «Ощущали ли Вы давление за последнюю неделю?» в процентах.

 

6 класс

11 класс

Никогда

16%

80%

Редко

48%

20%

Очень часто

16%

Всегда

20%

Из ответов видно, что шестиклассники более дифференцируют своё состояние, нежели старшеклассники. Возможно, причины этого связаны с категоричностью, присущей возрастным особенностям выпускников. Так же можно увидеть, что дети младшего возраста чаще подвергаются насилию со стороны родителей.

В категории «Дом и семья» было 6 вопросов, но для исследования мы решили выбрать наиболее интересные. Одним из первых задавался вопрос «Поступали ли родители по отношению к тебе несправедливо?». Большинство школьников – 55% — и 6, и 11 классов ответили «всегда». Далее у шестиклассников варианты «редко» — 30% и «очень часто» — 15%. У старшеклассников «довольно часто» — 45%. Шестиклассники давали более разнообразные ответы, что говорит об их особом восприятии проблемы.

Следующий вопрос для анализа: «Был ли ты счастлив дома?». Большинство старшеклассников, а именно 55 %, отвечали, что «всегда» по сравнению с 25% у шестиклассников. Вариант «очень часто» был выбран 45% старшеклассников и 20% шестиклассников. «Довольно часто» ответили 19% выпускников и 55% шестиклассников. Таким образом, шестиклассники реже, чем старшеклассники ощущают эмоциональный комфорт дома.

Последний вопрос, представляющий интерес для нашего исследования, звучал как «Уделяли ли тебе родители достаточно внимания?». В отличие от старшеклассников, шестиклассники выбирали ответ «никогда» — 10%. Большинство старшеклассников – 60% — отвечали «очень часто» в противовес 18% шестиклассников. Из опрошенных шестиклассников 55% «всегда» уделяли внимание родители, а старшеклассникам – 25%. Так же вариант «редко» выбрали 17% шестиклассников, а вариант «довольно часто» — 15% выпускников. Таким образом, шестиклассники более чувствительно относятся к недостатку внимания, нежели старшеклассники, так как именно они выбирали варианты «никогда» и «редко».

Следующим аспектом, представляющим интерес для исследования, являются результаты анкеты на тему «Стрессовые ситуации за последние 5 лет». В перечне различных ситуаций нужно было выбрать те моменты, которые повлияли на несовершеннолетнего и указать в балльном количестве степень этого влияния. Как показывает анализ ответов, сильная раздражительность и ссоры между родителями одинаково влияют и на старшеклассников – 32% — и на шестиклассников – 28%опрошенных.

В категории «Проявление насилия» рассматриваются вопросы, касающиеся проявления давления и жестокости в среде сверстников. Одним из наиболее важных вопросов был «Боялись ли Вы кого-нибудь из мальчиков или девочек». Из опрошенных 22% шестиклассников никогда не боялись никого из сверстников, а у старшеклассников эта цифра больше – 70%. Таким образом, шестиклассники больше боятся своих сверстников. Однако на вопрос«Высмеивали ли тебя другие мальчики или девочки» процент шестиклассников, которые боялись сверстников, совпадает. То есть, шестиклассники бояться сверстников не просто так, а из-за того, что они их высмеивают. У старшеклассников же всё наоборот: из 70 % опрошенных, которые боялись сверстников, только 30 % высмеивали. То есть, у старшеклассников боязнь сверстников не зависит от опыта высмеивания.

Чтобы изменить сложившуюся ситуации и воспитать уже в учениках средней школы умение отстаивать свои права и не превратиться в жертву, мы считаем, что нужно воспитать в детях способность свободно и не боясь выражать свои мысли, желания и потребности. Умение правильно и грамотно защищать свои права возможно в рамках коммуникативного тренинга, так как это позволит использовать как теорию, так и практику – ролевые игры и упражнения.

Мы предлагаем именно тренинг, потому что по теории «семи интеллектов», выдвинутой американским психологом Говардом Гарднером, нас интересуют два вида интеллекта – межличностный и внутриличностный. Межличностный интеллект отвечает за способность понимать других людей и сотрудничать с ними, он выражается в том, как мы воспринимаем настроение, темперамент и потребности других людей, как мы реагируем на них. Внутриличностный же интеллект – это наша способность понимать свой собственный внутренний мир, он позволяет воспринимать наши чувства, установки и предрассудки и ориентировать поведение из наших собственных желаний.[6]

Коммуникативный тренинг — это тренинг, целью которого является рост личности через расширение сферы осознания себя и других, а так же процессов, происходящих в обществе. Группа используется как лаборатория для развития и отработки умений межличностного общения. Плюс каждый наблюдает за поведением других. У всех есть возможность дать и получить обратную связь, что позволяет развивать умение эффективного общения. [1]

Тренинг поможет достичь три вида целей:

  1. . Когнитивных, направленных на передачу знаний о проблеме;
  2. . Аффективных, направленных на эмоциональное воспитание детей;
  3. . Прагматических, направленных на формирование конкретных знаний и умений.

Таблица 2. Структура целей коммуникативного тренинга.

Когнитивные цели

Аффективные цели

Прагматические цели

А1.Знание симптомов насилия над несовершеннолетним в семье

В1. Установка на предотвращение насилия

С1.Умение противостоять насилию

А2. Понимание опасности насилия над несовершеннолетними

В2.Уверенность в защите взрослых

С2. Умение открыто говорить о своих страхах перед наказанием

А3.Знание видов насилия и круга насилия

В3. Ощущение возможности разорвать круг насилия

С3. Умение разглядеть факторы-провокаторы насилия и распознать их

А4. Понимание, что бывают ситуации, когда необходимо настаивать на своих потребностях

В4. Ценность своей личности и своего самочувствия

С4. Умение грамотно донести свою позицию и аргументировать её

Основное содержание будут составлять следующие типы упражнений:

-ролевые игры, направленные на проигрывание конфликтных ситуаций и анализ выхода из них, отстаивание своей точки зрения;

-упражнения, направленные на вербализацию чувств;

-упражнения, направленные на формирование уверенности в себе и развитие ассертивности.

Изменение поведения в результате тренинга будем ожидать по следующим критериям:

-повышение уровня самооценки и самосознания у учащихся;

-умение аргументировано отстаивать своё мнение и убеждать остальных;

-улучшение психологического климата в классе.

Таким образом, мы рассматриваем коммуникативный тренинг, ориентированный на достижение уверенной коммуникации, средством профилактики виктимного поведения у младших подростках.

Список литературы:

  1. Алиева М.А., Гришанович Т.В., Лобанова Л.В., Травникова Н.Г., Трошихина Е.Г. Я сам строю свою жизнь. / Под ред. Е.Г. Трошихиной. – Спб.: Речь, 2006. – 216 с.
  2. Андронникова О.О. Методика исследования склонности к виктимному поведению http://spsi.narod.ru/5.htm
  3. Малкина-Пых И.Г. Виктимология. Психология поведения жертвы. — М: Эксмо, 2010. — 864 с.
  4. Монина Г.Б., Лютова — Робертс Е.К. Коммуникативный тренинг (педагоги, психологи, родители). — М.:Речь, 2005. — 224 с.
  5. Ривман Д. В. Криминальная виктимология — СПб.: Питер, 2002. — 304 с.
  6. Фопель К. Эффективный воркшоп. Динамическое обучение. Пер.с нем. – М: Генезис, 2003. – 368 с.
  7. Oliva, A., Jiménez, J., Parra, Á. & Sánchez-Quejiga, I. (2008). Acontecimientos vitales estresantes, resiliencia y ajuste Revista de Psicopatología y Psicología Clínica,13, 53-62.
  8. Matos M., Simões C., Carvalhosa S. et al. (2000). A saúde dos adolescentes portugueses. Estudo Nacional da Rede Europeia HBS/OMS. Lisboa: FMH / PEPT.
  9. Nunes, C., Lemos, I., & Guimarães, S. (2011). Questionário de dados sócio-demográficos para adolescentes (DASA). Documento não publicado, Universidade do Algarve, Faro, Portugal.
  10. The KIDSCREEN Group Europe. (2006). The Kidscreen questionnaires. Quality of life questionnaires for children and adolescents. Berlin: Pabst Science Publs.

 

Габдулхакова Александра Андреевна

специалист по социальной работе отделения

психолого-педагогической помощи семье и детям

МБУ «КЦСОН Свердловского района»

Участие СаГА в социально ориентированных проектах региона

Помочь не на словах, а словом

Н.Ю. ВОРОНИНА, ректор Самарской гуманитарной академии, кандидат философских наук, профессор

В начале 90-х годов неоднократно поднимался вопрос о необходимости гуманитаризации российского образования. С тех пор многое изменилось, открылось много вузов этой направленности, возникли новые направления и специализации. Тренд настоящего момента – участие образования в инновационных процессах, разработке новых технологий и коммерциализации научных достижений. Вновь встает вопрос о роли гуманитарных наук в стремящемся к инновационному развитию обществе. Если техническое знание реализуется в технологиях, патентах и производстве, то гуманитарное – в сфере гражданской и социальной жизни. Оно влияет на благополучие в общественной сфере, сбалансированность традиций и новаций, развитость гражданского самосознания.

Формирование личностных компетенций – ответственности, креативности, самостоятельности, уважения к истории и общечеловеческим ценностям – одна из задач высшего образования и для физиков, и для лириков. Что касается связи гуманитарных исследований со сферой социальной жизни, тут эффективному взаимодействию мешают и предрассудки о том, что социальной сферой можно эффективно управлять просто на основании здравого смысла.

Сказываются и неготовность вузовских преподавателей переключаться на прикладные задачи, и отсутствие запроса власти. Как всегда, недостает финансирования подобных исследований. Но есть и положительный опыт включения гуманитарных вузов в исследования и развитие социальной сферы.

В 2011 году Самарская гуманитарная академия совместно с благотворительным фондом «Радость» приступила к реализации проекта «Стоп – обман!» по профилактике правонарушений против социально незащищенных граждан. Этот вид преступлений представляет большую общественную опасность и отличается особым цинизмом, ведь целью злоумышленников становится обман инвалидов, пенсионеров, сирот. Проект направлен на снижение уровня виктимного поведения одиноких пожилых людей, выпускников интернатных учреждений и детских домов, на оказание адресной правовой помощи нуждающимся в ней.

Открытие центра юридической поддержки выпускников детских домов и приютов Самарской области – филиала юридической клиники академии, новоселье социальной гостиницы «Радость» в Чапаевске, распространение печатной продукции, открытие консультационных пунктов в центрах «Семья» в Самаре, Тольятти, Чапаевске, индивидуальное и групповое информирование в консультационных пунктах, выездные консультации в учреждениях интернатного типа, создание клубов правового просвещения при детских домах – вот неполный перечень сделанного за год.

Результативность проекта являлась следствием большого опыта юридической клиники академии, с 2001 года занимающейся оказанием бесплатной правовой помощи населению, но в первую очередь – поддержки областной властью и общественными организациями. Активное участие в реализации оказывали представители законодательной власти федерального уровня и региона, министерства социально-демографической и семейной политики, образования и науки области, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка в Самарской области, ГУВД региона и представители общественной палаты.

Логическим продолжением этой работы является реализация нового регионального проекта «Шаг в будущее», направленного на создание модели правового постинтернатного сопровождения детей, оставшихся без попечения родителей. Работа по нему началась в конце 2012 года. «Стоп – обман!» высветил целый комплекс проблем.

К сожалению, выпускники детских домов по достижении ими восемнадцати лет оказываются никому не нужными. Формально они уже не относятся к интернатным учреждениям, в которых воспитывались, но всё равно идут туда за помощью. И здесь уже поддержка нужна самим детским домам, которые не могут отвернуться от своих бывших воспитанников, но зачастую не имеют реальной возможности им помогать. Ведь сиротам необходимы адресная юридическая помощь в решении жилищных проблем, трудоустройстве, психологическая поддержка.

Кроме того, выяснилось, что следует организовать рациональное взаимодействие всех ведомств, занимающихся этими детьми. Таким образом, к социальной составляющей добавилась исследовательская часть. Анализ, обобщение лучшего опыта и распространение его на другие регионы – такова цель начинания. Финансирование проекта осуществляет благотворительный фонд «Радость», хотя задача направлена на оптимизацию деятельности государственных органов.

Рискованное поведение подростков: На что обратить внимание


Постоянно меняющийся стиль и ритм жизни, правила, установки, потребности заставляют молодое поколение самореализовываться так, чтобы выжить в обществе. Нередко пути самореализации приводят к рискованному поведению в их деятельности. Стремясь добиться лучшего результата в желаемой области, быть в числе первых, они приносят в жертву свои потребности, интересы, психологическое состояние. Следовательно, постоянно прибываю в уязвимом и упадочном состоянии.

Так, особо подверженным в проявлении рискованного поведения, становится подростковый возраст. Именно этот возрастной этап является наиболее дискуссионным в области возрастной психологии. Единство мнений заключается в том, что это период интенсивного личностного развития.

Подросток находится на рубеже возрастов. Он уже не в детстве, но еще не вступил в юность. Сама пограничность положения носит неустойчивый характер, что влечет за собой массу противоречий и трудностей. То, что побуждало учащегося активно учиться и познавать новое уже не актуально, а дальнейшие перспективы еще не доступны. Увеличивается нагрузка на подростка, изучаемых предметов становится больше, коллектив педагогов, группы знакомых и значимых людей растут. Соответственно возрастают и требования, предъявляемые к ребенку.

На эмоционально-волевом «фронте» подросток проявляет себя бурно и страстно. На малейшую критику или замечание может последовать очень эмоционально-негативная реакция. Раздраженность, недоверие, слабость самоконтроля сопутствуют подростковому возрасту. У кого-то это проявляется ярче, у кого-то слабее. Это приводит к обрывочности действий.

Кроме этого, необходимо отметить, что подростковый возраст является одним из значимых факторов проявления рискованного поведения. Пик  возникновения и яркого проявления риска, чаще наблюдается в период 15-16 лет. Поскольку данный возраст отягощен многоплановостью, многосторонностью подростка.

При этом в силу собственной незащищенности, недостаточной осведомленности, легкости в совершении контактов, подростки становятся особенно подвержены жестокому обращению, насильственным действиям, а значит с легкостью могут стать жертвами в сложной и травматичной для них ситуации.


Важно помнить о том, что между поведением и самой личностью существует неразрывная связь. Ее психические свойства являются предпосылкой и результатом деятельности. При условиях в определенной ситуации складывается поведение, основанное на некоторых правилах, нормах, взглядах, особенно значимых для личности. Именно они становятся относительно устойчивыми свойствами личности, которые в свою очередь проявляются в поведении.

Так, деструктивное поведение, преступление, несчастные случаи могут стать причинами к развитию физических, психических, социальных черт и признаков, которые создают предрасположенность к превращению человека в жертву.

Личность с рискованным поведением часто неосмотрительна, конфликтна, склонна к проявлению агрессивности, эгоцентризму, эксцентричности, нерешительности, проявляет личностную незрелость, инфантильность, доверчивость, легковерность и имеет повышенную тревожность.

Так типы поведения подростков могут свидетельствовать о выборе ими определенных действий.

К агрессивному типу поведения относятся люди, часто провоцирующие конфликтны, они склонны попадать в опасные для жизни и здоровья ситуации посредствам проявления провоцирующего или агрессивного поведения. Формой проявления провоцирующего поведения со стороны потерпевшего могут быть: оскорбления, издевательства и клевета. Проявление агрессии, такой личностью, может быть направлено, как по отношению к определенным лицам и в определенных ситуациях, так и «размытой». У людей склонных к агрессивному типу наблюдается склонность к антиобщественному поведению, нарушению социальных правил, норм и этических ценностей. Такие люди легко поддаются эмоциям негативного характера, например нетерпимость, вспыльчивость.

Следующий тип имеет склонность к самоповреждающему и саморазрушающему поведению или его называют моделью активного рискованного поведения. Для людей имеющих данную склонность характерна жертвенность, как следствие активного поведения человека, провоцирующая ситуацию виктимности обращением или просьбой со стороны жертвы.

Активные потерпевшие могут проявлять провоцирующее поведение, для реализации которого привлекаются иные лица, и самопричиняющее, для которого характерно необдуманность, склонностью к риску часто опасному не только для себя, но и окружающих. Последствия собственной деятельности могут не осознаваться.

К следующему типу поведения автор относит склонности к гиперсоциальному рискованному поведению или модель инициативного рискованного поведения.

Личности склонные к данному типу проявляют жертвенное социально одобряемое поведение. К ним относятся лица, положительное поведение которых обращает на них преступные действия агрессора. Такой человек всегда демонстрирует положительное поведение в любой ситуации, не зависимо от того является она положительной или отрицательной. Так же стоит отметить, что личности данного типа считают недопустимым уклонение от вмешательства в конфликт, даже если это угрожает их здоровью и жизни. Потерпевший не осознает последствий таких поступков. Он всегда решителен, смел, отзывчив, искренен и добр. Такие личности всегда нетерпимы к поведению, нарушающему общественный порядок.

Следующим типом поведения является склонности к зависимому и беспомощному поведению или модель пассивного рискованного поведения.

К данному типу относятся лица, не оказывающие сопротивления, противодействия преступнику по различным причинам: в силу возраста, физической слабости, беспомощного состояния, трусости, из боязни ответственности за собственные противоправные или аморальные действия и т. д. Такие люди, чаще выбирают установку на беспомощность. Они не проявляют желания к самостоятельной деятельности, всегда надеются на помощь. Такие личности постоянно вовлекаются в кризисные ситуации с целью получения сочувствия и поддержки окружающих.К описательным характеристикам таких людей можно отнести: робость, скромность, внушаемость, конформность и низкую самооценку. Вариант усвоенной беспомощности возможен в результате неоднократного попадания в ситуации насилия. Поэтому жертва часто уступчива, оправдывает чужую агрессию, склонна всех прощать.

И последний тип поведения, склонность к некритичному поведению или модель некритичного рискованного поведения.

К данной группе относятся лица, демонстрирующие неосмотрительность, неумение правильно оценивать жизненные ситуации. Некритичность может проявиться как на базе личностных негативных черт (алчность, корыстолюбие и др.), так и положительных (щедрость, доброта, отзывчивость, смелость и др.). Эти лица демонстрируют неосторожность, неосмотрительность, неумение правильно оценивать жизненные ситуации в результате каких-либо личностных или ситуативных факторов: эмоциональное состояние, возраст, уровень интеллекта, заболевание. Личность некритичного типа обнаруживает склонность к спиртному, неразборчивость в знакомствах, доверчивость, легкомысленность. Имеет непрочные нравственные устои, что усиливается отсутствием личного опыта или не учетом его. Склонны к идеализации людей, оправданию негативного поведения других, не замечают опасности.

В число разнообразных и взаимосвязанных психологических факторов рискованного поведения подростков, необходимо включить:

1. Индивидуально-психологический фактор. В случае затруднения социальной адаптации ребенка, необходимо обратить внимание на индивидуально-типологические особенностей развития темперамента, психобиологические предпосылки поведения, эмоциональную сферу, способности и другие психологические образования.

2. Психолого-педагогический фактор. Может проявляться в дефектах семейного и школьного воспитания, которое способствует неблагоприятной межличностной ситуации развития.

3. Социально-психологический фактор. Неблагоприятные особенности, раскрывающиеся во взаимодействии ребенка с ближайшим окружением.

4. Личностный фактор. Подросток проявляет избирательное отношение к предпочитаемой среде общения, к ценностям и нормам собственного окружения. Кроме этого, он избирателен в личной способности к волевой саморегуляции и ценностных ориентациях.

Наиболее серьезными аспектами повышенного риска, проявляемого подростками являются:

1. телевидение, где демонстрируются табачные изделия, спиртные напитки, средства для похудения и т.п.;

2. негативное воздействие взрослых на психику ребенка;

3. группа сверстников, имеющих асоциальное поведение.

Все эти аспекты формируют антиобщественную установку личности, в следствии чего подросток совершает противоправные действия и ведет асоциальный образ жизни. Выбирая данный стиль жизни, ребенок рискует оказаться в положение жертвы.

Подтверждением того, что подростки относятся к категории особого риска являются особенности возраста – эмоциональная незрелость, неумениесоразмерять желания и возможности удовлетворениясобственных потребностей, повышенная внушаемость, желание самоутвердиться и стать независимым.

Таким образом выделено множество факторов, оказывающих влияние на склонность к рискованному поведению подростков, связанных с окружением и обстоятельствами в которых они находятся.

 

Использованная литература:

1. Андреева, Г. М. Социальная психология / Г. М. Андреева. – Москва : Мысль, 1997. – 327 с.

2. Андронникова, О. О. Основные характеристики подростков с самоповреждающим виктимным поведением / О. О. Андронникова // Вестник Томского государственного университета. – 2015. – № 332. – С. 25-28.

3. Бубнова, И. С. Проблема виктимного поведения подростков и его социально-педагогическая профилактика / И. С. Бубнова, А. Г. Терещенко // Психология в экономике и управлении. – 2015. – № 1. – С. 89 – 93.

 

 

Дерксен К.С., ведущий психолог ЦПиСЗМ ФГБОУ ВО «АлтГПУ»

Почему видеть себя жертвой — это ошибка мышления

Когда подросток не хочет брать на себя ответственность, очень вероятно, что он представит себя жертвой. Когда ваш ребенок говорит: «Ты меня не понимаешь», это играет роль жертвы, потому что на самом деле он говорит: «Я — жертва твоего непонимания». Когда они говорят: «Мой учитель злой. почему я не сделал домашнее задание », — думает жертва, потому что они обвиняют своего учителя в том, что он не выполнил свою работу.И когда вы слышите: «Я ударил свою сестру, потому что она показала мне язык», это тоже мышление жертвы, потому что ваш ребенок использует что-то как предлог для нарушения правил в вашем доме. И вы увидите оправдание- создание, обвинение и оправдание — все это содержится в этом виде мыслительного процесса. Сегодня в нашем обществе дети и взрослые научились использовать все эти стратегии для рационализации своих действий.

Вот где кроется опасность: в основе мышления жертвы лежит вера в то, что если вы стали жертвой чего-то, то правила к вам неприменимы.

Вот где кроется опасность: в основе мышления жертвы лежит вера в то, что если вы стали жертвой чего-то, то правила к вам неприменимы. Другими словами, если вы жертва, вы не несете ответственности за результаты своих действий. Следовательно, если вы не несете ответственности, вам не нужно ничего менять: это чужая вина. В нашей культуре, если вы стали жертвой плохого детства, принято считать, что вы не несете полную ответственность за свои проступки.На мой взгляд, это ерунда. Такое мышление привело к тому типу общества, которое мы видим сегодня вокруг нас, в котором никто не берет на себя ответственность ни за что и каждый является жертвой некоторой предполагаемой несправедливости. Итак, откуда взялось это мышление? Что ж, посмотри вокруг. Посмотрите на наших лидеров, посмотрите на наших политиков. Это никогда не их вина; они всегда становятся жертвами чего-то или кого-то. Печальная правда заключается в том, что мышление жертвы пронизывает наше общество на всех уровнях.

Подростки и жертвы думают: «Ты меня просто не понимаешь!»

Одна из причин, по которой подростки так часто попадают в ловушку мышления жертвы, заключается в том, что это часть того, как они пытаются отделиться от своих родителей.Таким образом, вместо того, чтобы считать себя защищенными родителями, они начинают видеть себя жертвой своих родителей. Они чувствуют себя жертвами домашних правил, ограничений и ожиданий своих родителей.

Если вы подумаете об этом с точки зрения вашего ребенка, подростковый возраст, вероятно, является наиболее противоречивым возрастом, который может пройти человек. Подростки и подростки переполнены сильными эмоциями. У них происходят гормональные, физические и половые изменения. Когда они попадают в среднюю и среднюю школу, они берут на себя больше ответственности, чем когда-либо в начальной школе.Не забывайте, что 16-летний подросток, у которого есть доступ к деньгам, машинам и наркотикам, был 12-летним четыре года назад. Родителям важно помнить, как быстро это происходит. Однако это не означает, что дети не должны нести ответственности за свои действия — это далеко не так. На самом деле, я думаю, что родителям нужно больше осознавать естественную склонность подростков использовать мышление жертвы, и что вам следует как можно чаще бросать вызов этому.

Для детей нет ничего необычного в том, что они чувствуют себя очень комфортно в качестве жертвы.Когда вы оспариваете эту позицию, ваш ребенок может посчитать вас немного странным и отстраненным. Он может сказать: «Ты просто не понимаешь меня», когда не веришь в жертву. И, кстати, большинство родителей действительно покупают . Многие развивают стиль воспитания, при котором они считают своих детей жертвами, а затем пытаются что-то исправить за них. Но по моему опыту, это создает очень тяжелую ситуацию для семьи.

Когда ваш ребенок говорит: «Вы меня не понимаете», он приглашает вас на бой. Не драться . Все, что вам нужно сказать, это: «Ну, может, я вас не понимаю. Но я понимаю следующее: вы должны делать свою домашнюю работу, и электроники не будет, пока вы ее не сделаете ».

Еще вы можете сказать: «Возможно, я вас не понимаю, но важно, чтобы вы понимали, чего я от вас ожидаю». Не спорьте со своим ребенком и не отвлекайтесь на споры о том, кто кого понимает или кто любит кого. Будьте твердыми и не позволяйте себе втягиваться в это.

Почему видеть себя жертвой — это «ошибка мышления»

Мышление жертвы на самом деле является частью более широкого круга того, что мы называем «ошибками мышления». Ошибки в мышлении бывают точно так же, как есть ошибки в математике и правописании. Кто-то может написать слово или решить математическую задачу определенным образом и получить неправильный ответ. Но пока они это делают, они верят, что это правильный ответ.

Точно так же люди используют ошибки мышления и получают неправильный ответ на жизнь. Печально то, что пока они это делают, они думают, что это правильный ответ.Некоторые из ошибок мышления, которые используют подростки, — это нечестность, оправдание, оправдание, обвинение других и игра в жертву. Итак, вы увидите подростков, использующих мышление жертвы в рамках всей совокупности ошибок мышления. И они используют это, чтобы не брать на себя ответственность за то, что они сделали, или то, что они не хотят делать. По большей части подростки верят в то, что думают; это не манипуляция. Когда ваш ребенок играет жертву, извиняется или оправдывается, он верит, что то, что он думает и говорит, правда.Это не означает, что вы не должны возлагать на него ответственность за свои действия — я имею в виду строго и четко возложить на него ответственность. Я считаю, что позволять вашему ребенку использовать ошибки мышления, чтобы не брать на себя ответственность, очень опасно, потому что это не подготовит его к взрослой жизни и принятию решений.

Создание культуры подотчетности

Я считаю, что родители должны развивать в своем доме то, что я называю «культурой ответственности». Это означает, что что бы ни происходило во внешнем мире, в вашем доме существует культура подотчетности, а не культура ошибок мышления.Таким образом, обвинения, оправдания, оправдание и положение жертвы не должны иметь места в сфере выполнения ваших обязанностей, надлежащего обращения с другими людьми, выполнения вашей домашней работы и выполнения своих обязанностей. Это означает, что ваш ребенок несет ответственность за все это в вашем доме.

Частью формирования культуры подотчетности является четкое понимание родительскими ценностями своих ценностей по отношению к детям. Затем вы должны жить по этим ценностям. Поэтому, если вы цените ответственность, вы должны не только четко понимать это, но и серьезно относиться к своим обязанностям, а затем требовать этого от своих детей.Как я уже говорил, если вы цените честность, не лгите. Если вы цените доверие, не скрывайте того, что делаете. И скажите своим детям: «Это то, что мы ценим, и так мы будем жить в этом доме».

Ваш ребенок сталкивается с тысячами вещей во внешнем мире, но, придя домой, он несет ответственность за ваши ценности. Вы привлекаете его к ответственности, устанавливая ограничения, вознаграждая за принятие ответственности и объясняя последствия за оправдания. Вы также учите его подотчетности, обсуждая поведение и беседуя о том, как поступить по-другому, «когда это произойдет в следующий раз».»Помните, что в вашем доме ваш ребенок несет перед вами ответственность.

Дети становятся жертвами только тогда, когда вы позволяете им быть жертвами

Вот правда: дети становятся жертвами только тогда, когда вы позволяете им быть жертвами. Чтобы ваш ребенок стал жертвой, вы должны принять его оправдания или его вину. Я предлагаю вам бросить вызов мышлению вашего ребенка, сказав такие вещи, как:

  • «Похоже, вы оправдываете проклятие своей сестры, потому что она смотрела на вас неправильно.”
  • «Отговорки не решат проблему стрижки газона… и я ожидаю, что вы это сделаете».
  • «Обвинение учителя не решит вашу проблему с выполнением домашнего задания».

Это очень мощный инструмент для родителей. В этом последнем примере вместо того, чтобы спорить или защищать учителя, как это делают многие родители, просто скажите: «Похоже, вы обвиняете своего учителя». Таким образом, вы идентифицируете ошибку мышления .«Обвинение учителя не решит вашу проблему. Ваша проблема в том, чтобы выполнить свою работу ».

Вот пример разговора со своим ребенком, когда вы обнаружите, что он не сделал уроки:

Вы: «Ваш учитель написал мне по электронной почте и сказал, что вы не сдавали домашнее задание всю неделю».

Ваш ребенок: «Вы знаете, мой учитель придурок. Он никогда не объясняет, что мы должны делать, а потом ожидает, что я передам его задания.”

Вы: «Похоже, вы обвиняете своего учителя в том, что он не выполняет обязанности по сдаче домашнего задания».

Ваш ребенок: «Я не виноват! Я же сказал тебе, он придурок.

Вы: «Мы не говорим о том, чья это вина. Мы говорим о том, кто должен делать вашу домашнюю работу и сдавать ее, или просить меня или учителя о помощи. Нельзя просто , а не сделать это, а потом винить в этом своего учителя ».

Бросьте вызов ошибке мышления прямо в ее источнике.Это часть того, чему я учу родителей в Программе тотальной трансформации.

Когда мышление жертвы становится образом жизни

Важно противостоять мышлению жертвы в наших детях, если мы не хотим, чтобы ошибки мышления стали образом жизни. Несколько лет назад было проведено очень глубокое исследование преступников в пенитенциарной системе Калифорнии. Одним из важных моментов, которые он показал, было то, что люди, которые возвращаются в тюрьму, постоянно видят себя жертвами: жертвами плохого детства, общества, плохого воспитания, бедности.И что происходит, пока они видят себя жертвами, они не чувствуют, что должны брать на себя ответственность за изменение своего антиобщественного поведения.

Когда ты жертва, ты всегда можешь найти способ стать жертвой. Если вы являетесь родителем подростков, вы знаете, что многие из них большую часть времени считают себя жертвами. Помните: хотя у вашего ребенка ошибки мышления будут развиваться автоматически, мы, родители, должны бросить вызов мышлению жертвы и призвать своих детей к ответственности.

Материалы по теме:
Как создать культуру ответственности в вашем доме
Дети, обвинения и извинения: все после «Но» — это бык

Что такое менталитет жертвы?

Вы постоянно чувствуете, что не можете контролировать ситуацию или что другие люди пытаются вас заполучить? Или вам кажется, что с вами продолжают происходить неприятности, что бы вы ни делали? Если вы обнаруживаете, что обвиняете других людей в событиях или ситуациях в своей жизни, возможно, вы боретесь с так называемым менталитетом жертвы.

Людям с менталитетом жертвы кажется, что плохие вещи продолжаются и мир против них. Вам может казаться, что все против вас, будь то ваш партнер, ваши коллеги или даже ваша семья или друзья. Даже если вы можете кое-что сделать, чтобы исправить ситуацию, вы ни за что не берете на себя ответственность и чувствуете, что все вышло из-под вашего контроля.

Кроме того, вы можете принимать вещи на свой счет, даже если они не направлены на вас.Вы можете подумать: «Чем я заслужил это?» Вы также можете часто чувствовать обиду.

Скорее всего, вы пережили тяжелое время в своей жизни или пережили травму, но в то время у вас не было стратегий выживания, и у вас сложилась негативная точка зрения или мышление жертвы. Это заставило вас поверить в то, что жизнь просто случается с вами и что вы не несете ответственности за то, что происходит в вашей жизни.

Даже когда люди приходят и пытаются предложить вам решения, вы, вероятно, придумываете список причин, по которым эти решения не работают, и оставляете тех, кто предлагает помощь, разочарованными или непонимающими, что пошло не так.

Вы даже можете спросить, почему вы продолжаете вести себя таким образом. На самом деле, отказ от изменения образа мыслей жертвы, вероятно, дает некоторые дополнительные преимущества. Вы можете получить сочувствие или внимание к своему страданию из-за того, что с вами случилось. Вы можете почувствовать облегчение от того, что другие предлагают вам помощь или одобрение. Вы также, вероятно, никогда не захотите снова чувствовать себя уязвимым, поэтому легче не рисковать.

В этой статье обсуждается, что такое менталитет жертвы, признаки и симптомы этого образа мышления, и как вы можете научиться устранять некоторые негативные стереотипы мышления.

Что такое менталитет жертвы?

Сделав шаг назад, что такое менталитет жертвы? Хотя менталитет жертвы не является признанным диагностируемым состоянием, это общепринятый термин, имеющий и другие альтернативные названия, такие как синдром жертвы и комплекс жертвы.

Люди с менталитетом жертвы придерживаются трех убеждений:

  • Плохие вещи случались в прошлом и будут происходить с вами.
  • В твоей беде виноваты другие.
  • Нет смысла вносить изменения, потому что это не сработает.

Людям, которые придерживаются менталитета жертвы, кажется, что погрузиться в негатив легче, чем пытаться спастись, и вы даже можете навязать это мышление другим людям.

По своей сути мышление жертвы большую часть времени уходит корнями в травмы, страдания и боль. Когда вы попадаете в травмирующую ситуацию, как правило, от рук других людей, вы можете узнать, что вы беспомощны и что ничто из того, что вы делаете в будущем, не изменит ситуацию.

Это заставляет вас чувствовать себя уязвимым и напуганным, и, в свою очередь, вы решаете не брать на себя ответственность или обвинять других людей и извиняться, даже если есть действия, которые вы могли бы предпринять.

Постоянно ли мышление жертвы?

Понятно, что вы можете так себя чувствовать после серии травмирующих событий, но правда в том, что в любой плохой ситуации всегда есть несколько факторов. Хотя вы, возможно, не могли контролировать то, что происходило с вами в прошлом, вполне вероятно, что у вас есть некоторая степень контроля над тем, что с вами происходит в будущем.

Например, если вы безуспешно пытались найти работу, есть возможность извлечь уроки из того, что не сработало, чтобы вы могли попытаться внести некоторые изменения в будущее. Напротив, человек с мышлением жертвы будет мало заинтересован в действиях, которые могут привести к улучшению.

Кроме того, когда другие люди пытаются помочь вам, вы можете впасть в жалость к себе и возразить, что ничего не получится. Другими словами, вы действительно хотите просто пожалеть себя, а не стремиться к каким-либо значимым изменениям.

Хотя нормально чувствовать себя плохо из-за того, что с вами произошло, и стараться справиться с тяжелыми эмоциями, каждому с мышлением жертвы нужно найти конец жалости к себе и работать над изменением и исцелением. В противном случае ваше чувство жертвы и бессилия будет сопровождать вас всю оставшуюся жизнь.

Правда в том, что жизнь никогда не перестанет бросать вам вызов, и если вы чувствуете, что ничто из того, что вы делаете, не меняет, то всю оставшуюся жизнь вы будете преодолевать трудности.

Одним из наиболее распространенных признаков менталитета жертвы является продолжающийся саботаж и негативное мышление. Хорошая новость в том, что это не наследственная черта; скорее, вы научились так себя вести. Когда-то вы, вероятно, были жертвой, но вам не обязательно оставаться жертвой.

Жертва винит других в своей нынешней ситуации, даже если другие не имеют к ней никакого отношения и сами виноваты (или, по крайней мере, частично).

Да, ваши права были нарушены, и вы не заслужили того, что с вами произошло.Вы заслуживаете сочувствия и сострадания — и понимания. И вы можете отдать эти вещи себе, не дожидаясь, пока кто-то другой отдаст их вам.

Знаки

Каковы некоторые признаки менталитета жертвы? Если вы не уверены, боретесь ли вы с менталитетом жертвы, вот несколько потенциальных признаков, на которые следует обратить внимание:

  • Вы обвиняете других в том, как обстоят дела в вашей жизни
  • Вы чувствуете, будто все поставлено против вас
  • У вас проблемы с преодолением неудач
  • К большинству ситуаций вы относитесь отрицательно
  • Когда кто-то пытается вам помочь, вы набегаете гневом
  • Когда жалко себя, становится немного лучше
  • Вы склонны тусоваться с другими людьми, которые тоже любят жаловаться и обвинять других людей
  • Тебе сложно что-то изменить в своей жизни
  • Вам кажется, что вам не хватает поддержки со стороны других людей
  • У вас неуверенность в себе или низкая самооценка
  • Вы чувствуете, что другие должны признать, что вы стали жертвой
  • Вы хотите, чтобы люди, которые поступили с вами неправильно, признали, что они сделали
  • У вас очень черно-белые изображения других людей
  • Вам не хватает сочувствия к проблемам других людей
  • Вы склонны размышлять о ситуациях
  • Ты пассивен, когда делаешь свои дни
  • Вы думаете, что мир — несправедливое место
  • Вы внимательно следите за тем, что может случиться
  • Вы эмоционально недоступны другим людям
  • Вы чувствуете, что неудача необратима
  • Постоянное чувство беспомощности
  • У вас есть склонность к катастрофам
  • Вы всегда чувствуете, что другим людям в жизни лучше, чем вам

Психологическое поведение жертвы

Какому поведению склонны придерживаться люди с менталитетом жертвы? Ниже приведены некоторые из наиболее распространенных из них:

  • Склонность обвинять других людей
  • Отсутствие ответственности за свою жизнь
  • Сверхбдительность по отношению к другим людям и серьезная реакция на мелочи
  • Очень хорошо осознавать, когда у людей плохие намерения
  • Ощущение, как будто все в другом случае это легче, чем вам, и поэтому вы не пробуете
  • Чувство облегчения, когда вы получаете сочувствие или жалость и в результате ищете этого

Менталитет жертвы

Кроме того, каковы отношения, связанные с менталитетом жертвы? Вот несколько подходов, которых следует остерегаться.

  • Чувство чрезмерного пессимизма в отношении своего будущего
  • Чувство подавленного гнева
  • Ощущение, что вы имеете право на сочувствие других
  • Чувство защиты независимо от того, что говорят другие люди
  • Ощущение, что искать решения нет смысла
  • Видеть людей черными и белыми, хороших и плохих
  • Нежелание рисковать
  • Преувеличение риска ситуаций или того, насколько плохими они могут оказаться
  • Постоянно подавлять себя
  • Чувство усвоенной беспомощности

Убеждения жертвы

Наконец, давайте рассмотрим убеждения, которых придерживаются люди с мышлением жертвы.Ниже приведены наиболее распространенные убеждения, которых вы можете придерживаться, если у вас такой склад ума. В каком-то смысле это образ мышления, основанный на усвоенной беспомощности.

  • Со мной всегда происходят плохие вещи.
  • Нет смысла пытаться что-то изменить, потому что я ничего не могу поделать с тем, что происходит.
  • Я заслуживаю того плохого, что со мной происходит.
  • Никто не заботится обо мне или о том, что со мной случилось.
  • У меня нет выбора, что со мной произойдет.
  • Я не знаю, что делать, чтобы что-то изменить.
  • Я должен принять то, что со мной происходит.
  • Я не могу изменить свою жизнь.

Причины

Каковы причины менталитета жертвы? Ниже приведены некоторые из наиболее частых причин.

  • Переживания прошлой травмы, когда это мышление развилось как механизм преодоления
  • Множественные негативные ситуации, когда у вас не было чувства контроля
  • Постоянная эмоциональная боль, из-за которой вы чувствуете себя беспомощным или в ловушке, из-за которой вы сдаётесь
  • Когда кто-то предает ваше доверие в прошлом, вы чувствуете, что не можете доверять будущим людям (особенно родителям или партнеру)
  • Вторичная прибыль после начального периода (e.g., заставляя других чувствовать себя виноватыми, чтобы привлечь внимание)

Исходы психики жертвы

Каковы некоторые результаты менталитета жертвы? Ниже приведены некоторые из наиболее распространенных результатов, которые могут произойти, если вы упорствуете в таком менталитете:

  • Чувство вины, стыда и депрессии
  • Чувство разочарования в мире
  • Чувствуете себя обиженным и что люди на вас наплевать
  • Чувство обиды на других успешных людей
  • Чувство депрессии, изоляции или одиночества
  • Проблемы в отношениях или проблемы на работе из-за того, что другие чувствуют, что ими манипулируют или обвиняют
  • Плохое отношение к себе или саморазрушительное поведение
  • Ощущение, будто вы преуспеваете в драме, и отказываетесь вносить изменения, когда сталкиваетесь с неудачами
  • Постоянные отрицательные эмоции, такие как страх, печаль и гнев
  • Доверие терапевтов или авторитетных лиц может занять много времени

Как остановить менталитет жертвы

Если вы отождествляете себя со всеми признаками и симптомами мышления жертвы, вам может быть интересно, как привести себя в лучшее настроение.

Если да, то ниже приведены несколько советов, которые помогут вам лучше справиться и перейти к лучшему мышлению:

  • Выберите, оставить ситуации или принять их
  • Говорите, чтобы вернуть себе силу и изменить ситуацию
  • Прочтите книги по саморазвитию, такие как «Сила настоящего» Экхарта Толле.
  • Простите себя или других, кто причинил вам вред (не принимайте, а скорее прощайте), чтобы уменьшить враждебность и реакции на травму
  • Обратитесь за помощью к терапевту, который поможет вам справиться с прошлой травмой
  • Развивайте свой эмоциональный интеллект
  • Возьмите на себя ответственность за то, что вы можете контролировать в жизненной ситуации и как вы реагируете
  • Возьмите под свой контроль, с кем вы проводите время
  • Позаботьтесь о себе, чтобы относиться к себе с состраданием и добротой
  • Занимайтесь любовью к себе и воспринимайте себя как стоящего человека
  • Выработайте привычку вести дневник, чтобы избавиться от плохих чувств
  • Начните отказываться от того, что не соответствует вашим ценностям или тому, что вы хотите от жизни
  • Сделайте себе приоритет и позаботьтесь о том, сколько энергии вы тратите
  • Определите личные цели, к достижению которых вы можете стремиться
  • Выясните, как получить те же преимущества, которые вы получали с менталитетом жертвы (например,г., самообслуживание)
  • Практикуйте благодарность за то, что у вас уже есть в жизни

Получите совет от подкаста The Verywell Mind

Ведется главным редактором и терапевтом Эми Морин, LCSW, в этом выпуске подкаста The Verywell Mind рассказывается, как можно перестать пребывать в негативном мышлении.

Как помочь кому-то с менталитетом жертвы

Вам интересно, как помочь человеку с менталитетом жертвы? Может быть неприятно пытаться помочь кому-то с менталитетом жертвы, потому что он не берет на себя ответственность за свою жизнь и, кажется, винит всех остальных.Однако это только потому, что много всего происходит под поверхностью. Вот несколько способов, которыми вы можете помочь:

  • Проявите сочувствие и признайте, что в прошлом они сталкивались с болезненными событиями
  • Не называйте их жертвой, это только ухудшит ситуацию
  • Определите конкретные виды бесполезного поведения, такие как перекладывание вины, жалобы и отказ от ответственности
  • Позвольте им поговорить и поделиться своими чувствами
  • Не извиняйтесь, если вы не чувствуете себя виноватым в сложившейся ситуации
  • Установите границы и не позволяйте им вторгаться в ваше личное пространство
  • Предлагайте помощь в поиске решений, но не пытайтесь защитить их от плохих результатов
  • Помогите им обдумать цели или способы изменить свою жизнь
  • Задавайте много вопросов, чтобы зондировать и заставить их задуматься (например,г., что у тебя хорошо получается? Что у вас хорошо получалось в прошлом?)
  • Подтвердите их чувства, а не отмахивайтесь от них
  • Поощряйте их поговорить с терапевтом, если у них есть травма, которая не была обработана с прошлого
  • Подготовьтесь к разговору и не позволяйте себе попасть в плохую динамику
  • Не нападай на них и будь нежным; позвольте им расти благодаря вашей поддержке

Что сказать человеку с менталитетом жертвы

Вам интересно, что конкретно вы можете сказать человеку с мышлением жертвы? Ниже приведены некоторые фразы, которые вы можете использовать:

  • «Мне жаль, что вы переживаете это.Я здесь, чтобы поговорить, когда ты захочешь во всем разобраться.
  • «У меня есть около часа, чтобы поговорить, если вы хотите разобраться во всем».
  • «Я не могу решить эту проблему за вас, но я здесь, чтобы помочь вам».
  • «Я забочусь о тебе, но мы, кажется, перефразируем одно и то же снова и снова. Можем ли мы вернуться к этому позже? »

Причины сохранения мышления жертвы

Зачем сохранять мышление жертвы, если оно заставляет вас чувствовать себя плохо? Правда в том, что мышление жертвы может принести много вторичных выгод.Ниже приведены некоторые из причин, по которым в глубине души вы не хотите меняться.

  • Это позволяет вам не брать на себя ответственность за свою жизнь
  • Люди будут пытаться помочь вам и решить ваши проблемы за вас
  • Вы можете быть зависимы от драмы в своей жизни
  • Вы можете предпочесть избегать гнева, и вместо этого это легче расстраиваться или грустить
  • Постоянная жертва заставляет вас чувствовать, что другие ценят вас
  • Это стало способом выживания или привычкой, от которой вы не можете отучиться
  • Вы боитесь столкнуться с гневом, стыдом, страхом , или печаль, которая лежит в основе вашего мышления жертвы
  • Это помогло вам пережить действительно тяжелые времена, и теперь это просто привычка
  • Если люди думают, что вы боретесь, они не будут критиковать вас
  • Это поможет вам избежать конфликта с другие
  • У вас больше шансов получить то, что вы хотите в ситуациях.
  • От вас будет меньше ожиданий, если все будут знать, что вы боретесь.
  • Люди не будут обременять вас своими проблемами, если вы уже У меня много собственного
  • Вы влияете на людей, играя жертвой
  • Это заставляет других людей заботиться о вас

Слово Verywell

Если вы боретесь с менталитетом жертвы, важно знать, что это не ваша вина, даже если вы, возможно, имеете привычку так реагировать.Если вы боролись с травмой, у вас есть реальная причина почувствовать себя жертвой. Ничто не может отнять у вас этого.

В то же время вам нужно проявить сострадание к себе, чтобы вы могли выйти из этой ситуации и при необходимости обратиться за помощью. Продолжая оставаться в мышлении жертвы, вы чувствуете себя бессильным и беспомощным и неспособным инициировать изменения в своей жизни.

Все, что вы можете сделать, чтобы избавиться от менталитета жертвы, станет первым шагом к тому, чтобы стать тем человеком, которым вы хотите быть.

Хотя вам может быть трудно вспомнить, как это было до того, как вы начали думать таким образом, если вы будете предпринимать небольшие последовательные шаги, вы в конечном итоге доберетесь до того, чего пытаетесь достичь. И другим будет легче поддерживать вас на этом пути, если вы будете открыты для помощи и предложений от других людей. Вам не нужно принимать то, что произошло, чтобы вызвать этот менталитет, но возможность уйти от него очень поможет вам.

6 признаков того, что у вашего ребенка менталитет жертвы

Менталитет жертвы — это нездоровое, саморазрушительное отношение, которое может развиваться по разным причинам.Ребенок, над которым издеваются сверстники, может начать считать себя совершенно беспомощным. Ребенок с чувством собственного достоинства может настаивать на том, что он заслуживает лучшего, когда не добивается своего.

Менталитет жертвы — непривлекательное качество и не принесет пользы вашему ребенку в жизни. Важно следить за признаками того, что у вашего ребенка складывается отношение «я бедняга». Вот шесть предупреждающих знаков, которые могут указывать на то, что у вашего ребенка менталитет жертвы.

Действующий беспомощный

Ребенок, который видит себя жертвой, может позволить случиться с ним плохому.Они будут считать, что ничего не могут поделать с препятствиями, с которыми они сталкиваются. Они могут полагать, что их усилия по изменению не будут эффективными.

Ребенок может отказаться просить о помощи, если он не знает, как делать домашнее задание, или если он не понимает инструкций учителя. Они также могут оставаться пассивными, когда их сверстники плохо с ними обращаются. Такое беспомощное отношение увеличивает шансы того, что ребенок станет жертвой других.

Хостинг Pity Party

Жалость к себе и менталитет жертвы идут рука об руку.В то время как один ребенок может говорить что-то вроде: «Мне никогда не удается развлечься», другой ребенок может сказать: «Я никому не нравлюсь».

Вместо того, чтобы искать решения реальных проблем, ребенок, который чувствует себя жертвой, может вкладывать свою энергию в попытки завоевать сочувствие. Он может дуться, хандрить и жаловаться, вместо того, чтобы предпринимать шаги для поднятия настроения или улучшения своего положения. .

Сосредоточение внимания на негативе

Если произойдет девять хороших событий и одно плохое, ребенок с менталитетом жертвы сосредоточится на негативе.Даже когда происходит что-то хорошее, они могут отвергнуть его удачу, сказав что-то вроде: «Ну, этого больше не повторится» или «Он вел себя хорошо, потому что вы были рядом».

Менталитет жертвы заставляет детей упускать из виду хорошее в жизни. И чем больше они сосредотачиваются на негативе, тем хуже они себя чувствуют. Это замкнутый, вечный цикл.

Предсказание гибели и мрака

Ребенок с менталитетом жертвы может делать катастрофические прогнозы.Они могут сказать что-то вроде: «Я собираюсь провалить этот тест завтра» или «Все будут смеяться надо мной над орфографической пчелой».

Ваш ребенок может бояться надеяться. Даже когда им говорят, что они собираются развлечься, они могут предсказать, что это не сработает. Их негативное мышление создаст ненужный стресс, и им будет сложнее делать все возможное или получать удовольствие от своего времени.

Винить всех остальных

Ребенок с отношением «я бедняга» винит всех остальных в своих неудачных обстоятельствах.Они будут настаивать на том, чтобы их заполучили все. они могут даже специально спровоцировать других, чтобы вызвать негативную реакцию, которая укрепит их представление о том, что все относятся к ним плохо.

Им также может быть сложно взять на себя личную ответственность за свое поведение. Например, вместо того, чтобы признать роль, которую они сыграли в ссоре, они, скорее всего, будут обвинять всех остальных и настаивать на том, что они ничего не могут с этим поделать.

Преувеличивая несчастье

Ребенок, который считает себя жертвой, скорее всего, будет использовать такие слова, как «всегда» и «никогда», описывая свои обстоятельства.Скорее всего, вы услышите что-то вроде: «Я, , никогда не получу, что развлекается», или , «Другие дети всегда злы для меня».

Этот тип мышления по принципу «все или ничего» означает, что ребенку будет сложно распознать исключения из правила. Даже когда кто-то указывает доказательства обратного, ребенок с менталитетом жертвы, вероятно, будет настаивать на том, что его восприятие является правильным. .

Помощь ребенку с психическими расстройствами

Хотя все дети, вероятно, иногда думают, что они жертвы жестокого мира, для некоторых детей менталитет жертвы становится повсеместным.И без помощи взрослого они могут перенести свое отношение «бедный я» во взрослую жизнь.

Несколько небольших изменений в вашей реакции могут успешно обуздать менталитет жертвы вашего ребенка. Отвечайте поддерживающим тоном, но дайте понять, что поражение в бейсбольном матче или невыполнение теста по математике не означает, что они стали жертвой.

Если негативное отношение вашего ребенка к миру мешает его повседневной жизни — школе, дружбе и другим занятиям — обратитесь за профессиональной помощью.Менталитет жертвы также может быть признаком проблемы с психическим здоровьем, такой как депрессия или беспокойство.

Виктимизация и ее последствия для благополучия: межличностный и внутриличностный анализ

Полные результаты модели представлены в таблицах 2, 3 и 4. Поскольку спецификация модели для этих эффектов личной и личной виктимизации сложные, и результаты трудно интерпретировать интуитивно, мы также нанесли прогнозируемые результаты, чтобы представить результаты.Мы проиллюстрировали влияние множественной виктимизации на переменные результата на рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 7, за исключением контактов с соседями и прогулок, поскольку мы не обнаружили пагубного воздействия виктимизации на эти результаты. В таблице 5 представлен синопсис пагубного воздействия внутри человека на все исходы с указанием отсутствия, слабого или умеренного воздействия.

Таблица 2 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия Таблица 3 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия Таблица 4 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия Рис.1

Прогнозируемое ощущение небезопасности соседей в результате множественной насильственной ( a ) и имущественной ( b ) виктимизации до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис.2

Прогнозируемое беспокойство по поводу преступности в результате множественной насильственной ( a ) и имущественной ( b ) виктимизации до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис. 3

Прогнозируемое положительное влияние множественная насильственная ( a ) и имущественная ( b ) виктимизация до t1 и между t1 и t2 (из модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис.4

Прогнозируемое обобщенное доверие путем множественной насильственной ( a ) и имущественной ( b ) виктимизации до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис. 5

Прогнозируемое соседство удовлетворение множественной насильственной ( a ) и имущественной ( b ) виктимизацией до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис.6

Прогнозируемое удовлетворение жизнью от множественных насильственных ( a ) и имущество ( b ) виктимизация до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Рис.7

Прогнозируемое поведение избегания путем множественной насильственной ( a ) и имущественной ( b ) виктимизации до t1 и между t1 и t2 (из Модели 1, с 95% доверительным интервалом)

Таблица 5 Краткое изложение личного опыта пагубные последствия виктимизации и негативных жизненных событий для благополучия

Пагубные последствия виктимизации для человека в период между t1 и t2

Мы начнем с представления результатов о внутренних изменениях в благополучии. Пагубные эффекты внутри человека (\ (B_ {300} Victim \, t2_ {ij} wave_ {tij}) \) представляют собой предполагаемые эффекты виктимизации между t1 и t2 на переменные результата с учетом различий между людьми виктимизация и за внутренние последствия других негативных жизненных событий, которые могут иметь пагубные последствия для благополучия.Этот эффект представляет собой изменение благосостояния с течением времени с учетом того, что жертвы могут уже отличаться от людей, которые не испытали виктимизацию в переменных результата до того, как событие произошло.

Результаты показывают, что становление жертвой хотя бы одного насильственного преступления между двумя волнами было связано с усилением чувства незащищенности (один раз: B = 0,134, p <0,01; более одного раза: B = 0,244 , p <0,001), в поведении избегания (один раз: B =.094, р. <0,05; более одного раза: B = 0,218, p <0,001) и снижение общего доверия (один раз: B = −126, p <0,05; более одного раза: B = −285, p <0,001). Кроме того, множественная, но не однократная насильственная виктимизация между двумя волнами была связана с увеличением беспокойства по поводу преступности (B = 0,148, p <0,05) и уменьшением удовлетворенности соседями (B = -,176, p <0,001). Однако насильственная виктимизация между двумя волнами не имела отрицательных последствий для положительного аффекта, удовлетворенности жизнью и контактов с соседями.Что касается последствий виктимизации собственности, мы обнаружили, что только множественные виктимизации были связаны с усилением чувства незащищенности (B = 0,116, p <0,01), беспокойства о преступлении (B = 0,151, p <0,001) и поведение избегания (B = 0,070, p <0,05).

Эти внутренние эффекты показаны на рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 7 наклонами линий для лиц, пострадавших между t1 и t2. Например, у людей, которые стали жертвами между двумя волнами, со временем нарастало чувство незащищенности (рис.1). Люди, которые стали жертвами между t1 и t2 и до t1, также испытали усиление чувства незащищенности с течением времени и уже имели более высокий уровень чувства незащищенности в момент t1.

Насколько сильны были пагубные последствия виктимизации? Чтобы ответить на этот вопрос, помните, что все виктимизации и другие жизненные события были закодированы 0/1, а все выходные переменные были стандартизированными шкалами. Таким образом, все коэффициенты представляют собой изменения стандартных отклонений любого исхода при наличии определенного события.Одиночные случаи насильственной виктимизации, если они вообще значительны, показали слабые эффекты около 0,1 стандартного отклонения, а повторные насильственные виктимизации — 0,2–0,3 стандартного отклонения в результатах.

Сравнивая эффекты виктимизации с эффектами других негативных жизненных событий в Модели 1, мы обнаружили, что однажды насильственная виктимизация или став жертвой нескольких имущественных преступлений в период между двумя волнами, привели к аналогичному усилению чувства небезопасности, например: смерть партнера (B =.132, p <0,05) (см. Рис.1). Результаты Модели 2 показывают, что тяжелое заболевание в большей степени связано с увеличением беспокойства по поводу преступности (B = 0,091, p <0,05), чем становление жертвой насильственного преступления, но не так сильно, как стать жертвой. многократно. Мы предполагаем, что физическая слабость увеличивает чувство уязвимости, что является важным фактором в возникновении восприятия незащищенности (Hanslmaier et al. 2018; Jackson 2009).

Модель 3 показывает, что, в то время как виктимизация не была связана с изменениями в положительном аффекте, как финансовые потери, так и тяжелое заболевание были связаны со значительным уменьшением положительного аффекта (B = -.201, p <0,001 соотв. B = -288, p <0,001). Модель 4 показывает, что, хотя виктимизация была связана со снижением общего доверия, негативные жизненные события - нет. Что касается удовлетворенности соседей (Модель 5), то тяжелое заболевание было связано с уменьшением (B = −090, p <0,05), но меньше, чем множественная насильственная виктимизация (B = −.176, p < 0,001). Результаты Модели 6 показывают сильные отрицательные эффекты финансовых потерь (B = -.163, p <0,001) и тяжелое заболевание (B = -318, p <0,001) и положительный эффект смерти партнера на удовлетворенность жизнью (B = 0,168, p <0,05 ), Footnote 2 , тогда как виктимизация не была связана с изменениями в удовлетворенности жизнью. Хотя на изменение поведения избегания повлияло тяжелое заболевание немного сильнее, чем на однократную виктимизацию (Модель 7), эффект многократных насильственных виктимизаций был сильнее (B =.218, р. <0,001). Однако эти различия между коэффициентами недостаточно велики, чтобы быть значимыми. Негативные жизненные события не были связаны с изменением контактов с соседями и выходом в свет.

Эффект внутриличностной адаптации от виктимизации до t1

Взаимодействие эффектов виктимизации в t1 и фиктивного значения для волны (\ (B_ {200} Victim \, t1_ {ij} wave_ {tij}) \) указывает степень к которому эффект виктимизации до t1 отступил в t2. Значительный эффект взаимодействия указывает на то, что влияние виктимизации до t1 на благополучие со временем меняется.Результаты показали эффекты адаптации к повторной насильственной виктимизации на чувство небезопасности соседей (B = −120, p <0,05), общее доверие (B = 0,130, p <0,05), удовлетворенность соседями (B = 0,091, p <0,05), и поведение избегания (B = -,221, p <0,001). Эффекты адаптации представлены на рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 7 по наклону линии для повторных жертв только до t1.

Что касается имущественной виктимизации, мы обнаружили только адаптационный эффект в отношении беспокойства по поводу преступности (B = -.103, p <0,05): лица, которые были жертвами нескольких имущественных преступлений до t1, меньше беспокоились о преступлении в момент t2 по сравнению с t1, как показано на рис. 2. Модель 6 показала значимый термин взаимодействия для удовлетворенности жизнью. , но в противоположном направлении от ожидаемого (B = -098, p <0,05). Лица, которые были жертвой имущественного преступления до t1, имели более низкий уровень удовлетворенности жизнью в t2 по сравнению с t1. Мы не обнаружили эффектов адаптации к положительному влиянию, контакту с соседями и выходу на улицу.Как правило, модели не указывали на эффекты адаптации там, где изначально не было пагубного воздействия (за исключением контринтуитивного негативного адаптационного эффекта имущественной виктимизации на удовлетворенность жизнью).

Эффекты виктимизации между людьми

Эффекты виктимизации между людьми представлены основными эффектами виктимизации до t1 (\ (B_ {010} Victim \, t1_ {ij} \)) и основными эффектами виктимизации между t1 и t2 (\ (B_ {020} Victim \, t2_ {ij}).\) Результаты показали неблагоприятное воздействие на многие исходы, опять же преимущественно насильственной, а не имущественной виктимизации, и они были более выраженными в случае повторной виктимизации. Более подробно, люди, которые сообщили о повторных насильственных преследованиях до t1 или между t1 и t2, чувствовали себя в среднем более небезопасными в своем районе (B = 0,302, p <0,001 до t1, соответственно B = 0,288, p <0,001 между t1 и t2), больше беспокоились о преступности (B = 0,353, p <0.001, соотв. B = 0,250, p <0,001), сообщили о большем избегании поведения (B = 0,320, p <0,001, соответственно B = 0,194, p <0,001). менее позитивный аффект (B = −125, p <0,05, соответственно B = −.155, p <0,05), менее общее доверие (B = −.291, p <0,001 только перед t1) , и были менее удовлетворены своим соседством (B = −.196, p <0.001, соответственно B = −.305, p <0.001), а также своей жизнью (B = -.170, p <0,01, соотв. B = -289, p <0,001). Коэффициенты между людьми, как правило, были сильнее, хотя в некоторых случаях лишь незначительно, чем коэффициенты между людьми, что подтверждает результаты предыдущих исследований (Davis et al., 2016).

По сравнению с насильственной виктимизацией и ограничением повторной (но не однократной) виктимизации результаты имущественной виктимизации выявили меньше и более слабые эффекты. Неблагоприятные эффекты в значительной степени ограничивались страхом перед преступлением, поведением избегания и общим доверием.Тем не менее, вопреки гипотезам, но в соответствии с исследованиями связи на уровне сообществ между уровнем краж со взломом и местными социальными связями (Warner and Rountree 1997), виктимизация собственности составляла , что положительно было связано с выходом на улицу и контактами с соседями.

Результаты между людьми показаны на рис. 1, 2, 3, 4, 5, 6 и 7 по уровням различий в переменных результата в t1 или t2 между жертвами и лицами, которые не были. Например, влияние виктимизации до t1 на чувство небезопасности соседей в t1 можно определить по более сильному ощущению незащищенности в t1 у людей, переживших виктимизацию в t1, по сравнению с людьми, не имеющими такого опыта (рис.1).

Как изложено в нашем обсуждении аналитических подходов, различия между людьми сигнализируют о ненаблюдаемой неоднородности и, следовательно, не могут свидетельствовать о эффектах виктимизации. Тем не менее, если мы посмотрим конкретно на тех респондентов, которые подверглись насильственной виктимизации между t1 и t2, но не ранее t1 (за двухлетний период), они, тем не менее, продемонстрировали более высокий уровень небезопасности соседей, беспокойство по поводу преступности и поведения избегания, а также более низкий уровень удовлетворенность соседей и положительный эффект в t1, до , когда произошла виктимизация.Кроме того, множественная, но не единичная насильственная виктимизация между волнами отрицательно влияла на общее доверие и удовлетворенность жизнью в момент t1. Фактически, эффекты насильственной виктимизации между волнами на исходы t1 были столь же сильны, как эффекты насильственной виктимизации до t1, что подтверждает идею индивидуальной склонности к виктимизации, как предполагала теория воздействия образа жизни (Wilcox and Cullen 2018). Эти результаты предполагают, что некоторые люди имели более высокие шансы стать жертвой из-за некоторых неизмеряемых свойств в момент t1 или до него, знали об этом и ожидали этого.

Влияние социально-демографических переменных

Результаты также показали, что пожилые люди сообщали о более высоком уровне чувства незащищенности и беспокойства по поводу преступности, а также о более высоком уровне доверия, удовлетворенности соседством и удовлетворенности жизнью. Что касается поведения, пожилые люди демонстрировали более высокий уровень контактов со своими соседями, но более низкий уровень выхода на улицу и более высокий уровень поведения избегания. Не было обнаружено возрастных различий в положительном аффекте. Женщины сообщали о более высоком уровне чувства незащищенности, беспокойства по поводу преступности, поведения избегания и более низких уровнях положительного аффекта и выхода из дома, но также о более высоком уровне удовлетворенности соседством, удовлетворенности жизнью и контакте с соседями.Модели не показали гендерных различий в общем доверии. Респонденты с иммигрантским прошлым сообщили о более низком уровне чувства небезопасности, всеобщем доверии и выходе из дома. Люди с более высоким образованием сообщали о более высоком уровне доверия, в то время как люди с низким уровнем образования сообщали о более высоком уровне чувства небезопасности, беспокойства по поводу преступности и поведения избегания. Лица с более низким уровнем субъективного богатства сообщали о более высоком уровне чувства незащищенности, беспокойства по поводу преступности и поведения избегания, а также о более низких уровнях положительного аффекта, доверия, удовлетворенности соседством, удовлетворенности жизнью, соседства и прогулок.Лица с более низким профессиональным статусом сообщали о более высоком уровне беспокойства по поводу преступности и более низком уровне положительного аффекта, общем доверии, удовлетворенности жизнью, контактах с соседями и выходах на улицу. Эти результаты подтверждают предыдущие убедительные доказательства связи между низким социально-экономическим статусом и более низким уровнем благосостояния (Helliwell et al. 2009; Marmot 2004; Valente et al. 2019).

Это также распространяется на уровень соседства: неблагоприятное положение соседства было связано со всеми переменными результата, за исключением положительного аффекта.В более неблагополучных районах чувство незащищенности было выше, равно как и беспокойство по поводу преступности и поведения избегания, тогда как общее доверие, удовлетворенность соседством, удовлетворенность жизнью, частота контактов с соседями и выходов на улицу были ниже. Хотя в этом анализе мы рассматриваем неблагоприятное положение соседства как контрольную переменную, эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями экологического воздействия на субъективное благополучие и восприятие безопасности, которые в целом показали, что неблагоприятное социальное положение в районе связано с более низким уровнем благополучия (Brunton- Smith and Jackson 2011; Dittmann and Goebel 2010; Drakulich 2013; Firebaugh and Schroeder 2009; Shields et al.2009 г.).

Насильственная виктимизация рядом с домом

В дополнение к использованию меры насильственной виктимизации независимо от того, где она произошла, мы повторили анализ, включая меру, которая включала только насильственную виктимизацию, имевшую место в жилом районе респондентов. Результаты этих анализов представлены в таблицах 6, 7 и 8 в Приложении. Как и в таблице 2, мы скорректировали все индивидуальные характеристики и характеристики на уровне района, но не сообщили о них из-за нехватки места.В целом результаты этого анализа показывают, что пагубные последствия насильственной виктимизации возле дома были сильнее (хотя и не значительно), в соответствии с нашими ожиданиями, особенно в отношении аспектов благополучия, связанных с жилым районом. Мы обнаружили более сильное внутреннее воздействие повторной насильственной виктимизации на небезопасность соседей (B = 0,383, p <0,001 против B = 0,244, p <0,001), беспокойство по поводу преступности (B = 0,452, p <0.001 против B = 0,148, p <0,05), удовлетворенность соседством (B = - 0,326, p <0,001 против B = −,176, p <0,001) и поведение избегания (B = 0,312, p <0,001 по сравнению с B = 0,218, p <0,001), но также и по обобщенному доверию (B = -,459, p <0,001 по сравнению с -285, p <0,001 ). Некоторые из этих эффектов были одними из самых сильных в наших моделях, как внутри, так и между людьми. Коэффициент -0,45 для общего доверия означает снижение почти на 1 по исходной шкале в диапазоне от 0 до 10, что является очень значительным эффектом.

Таблица 6 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия Таблица 7 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия Таблица 8 Продольные многоуровневые модели прогнозирования благополучия

Типы виктимизации | Тихоокеанский университет

Кто жертва?

Жертва — это лицо, которому прямой или угрожающий физический, эмоциональный или финансовый вред причиняется в результате действия кого-либо другого, которое является преступлением.

Типы виктимизации

(щелкните термин, чтобы просмотреть определение)

Сексуальные проступки — это общий термин, включающий любые сексуальные действия без согласия, совершаемые с применением силы, страха или умственного или физического недееспособности, в том числе посредством употребления алкоголя или наркотиков.Сексуальные проступки могут различаться по степени тяжести и включают в себя различные виды поведения, включая изнасилование, предусмотренное законом изнасилование (сексуальный контакт с лицом моложе 18 лет), сексуальные прикосновения, сексуальную эксплуатацию, сексуальные домогательства и поведение, предполагающее попытку совершения любого из вышеупомянутые акты.

При вступлении в какие-либо сексуальные действия необходимо дать четкое согласие.

Изнасилование — Изнасилование — это сексуальное проникновение (пусть даже незначительное) во влагалище, рот или прямую кишку жертвы без согласия.Изнасилование включает проникновение с (а) применением силы / страха или угрозы силой / страхом; или (b) с лицом, которое иным образом неспособно дать согласие, включая ситуации, когда человек находится под воздействием алкоголя или наркотиков, и об этом условии было или должно было быть известно обвиняемому.

Сексуальное прикосновение — Сексуальное прикосновение, также известное как сексуальная батарея, представляет собой акт установления нежелательного и сексуально оскорбительного контакта (в одежде или без одежды) с интимной частью тела другого человека или действие, которое вызывает немедленное опасение, что сексуальное прикосновение произойдет .Интимные части тела включают половые органы, анус, пах, грудь или ягодицы любого человека. Сексуальные прикосновения включают ситуации, в которых обвиняемый вступает в описанные контакты с лицом, неспособным дать согласие.

Сексуальная эксплуатация — Сексуальная эксплуатация — это использование несогласного лица или ситуации для личной выгоды или удовлетворения или в интересах кого-либо, кроме предполагаемой жертвы; и такое поведение не является изнасилованием, сексуальными прикосновениями или сексуальными домогательствами.Сексуальная эксплуатация включает, но не ограничивается:

Сексуальные домогательства — Сексуальные домогательства — это любое нежелательное сексуальное поведение или поведение, создающее устрашающую, враждебную или оскорбительную рабочую или образовательную среду. Полный список запрещенного поведения можно найти в Tiger Lore.

Преследование — Преследование запрещено. Это умышленное, злонамеренное и неоднократное преследование человека или преследование другого человека, вызывающее у него разумный страх за его или ее личную безопасность или безопасность его или ее семьи.Это включает использование заметок, почты, подарков, коммуникационных технологий (например, голосовой почты, текстовых сообщений, Интернета и социальных сетей — использование любых электронных или телекоммуникационных средств также известно как кибер-преследование) для преследования или передачи угрозы. В определенных ситуациях это правонарушение также может рассматриваться как вид сексуального проступка.

Physical Assault / Battery — Физическое нападение или нанесение побоев запрещено. Это прикосновение к человеку или нанесение ему ударов против его воли или угроза применения насилия в отношении этого человека.

Свидания / Отношения / Домашнее насилие — Свидания / Отношения / Домашнее насилие запрещены. Этот тип насилия может быть эмоциональным, словесным, физическим и / или сексуальным насилием со стороны интимного партнера, членов семьи или сторон в отношениях на свидании.

Кража — Кража — это незаконное и несанкционированное изъятие любого личного имущества для личного пользования.

Угроза вреда — Передача угроз, которые приводят или могут привести к причинению вреда любому человеку умышленными и преднамеренными средствами, запрещены.

По вопросам других видов преступлений обращайтесь в Департамент общественной безопасности по телефону 209.946.2537.

Виктимизация, психологические расстройства и последующие правонарушения среди молодежи

1. Введение

В литературе хорошо установлена ​​связь между виктимизацией и правонарушением; однако это не прямой путь. Чтобы разработать эффективные стратегии предотвращения и вмешательства, направленные на борьбу с насилием среди молодежи, необходимо более четкое понимание основных факторов, которые способствуют и сохраняют насилие среди молодежи.В дополнение к изучению долгосрочных последствий молодежного насилия, необходимо проанализировать, как мы концептуализируем виктимизацию и последующие правонарушения, чтобы определить более заметную дорожную карту для усилий по предотвращению.

Целью этого исследования было получить новое представление о взаимосвязи между виктимизацией и правонарушением среди молодежи путем изучения психологического стресса как потенциального опосредующего фактора. Психологический дистресс — термин, часто используемый в литературе для описания наличия ряда симптомов, включая депрессию, тревогу, гнев, диссоциацию и симптомы посттравматического стресса (Boney-McCoy & Finkelhor, 1995; Duncan, 1999; Elkit, 2002; Фицпатрик и Болдизар, 1993; Копсов, Ручин и Эйсман, 2003; Розенталь, Уилсон и Фатч, 2009).В частности, в этом исследовании изучали, могут ли различные типы виктимизации с большей вероятностью предсказать психологический дистресс и вносит ли психологический стресс вклад в правонарушение среди участников исследования с течением времени. В попытке изолировать взаимосвязь между виктимизацией, психологическим стрессом и правонарушением, исследование контролировало ряд факторов риска на уровне отдельных лиц, семей, сверстников и соседей, которые обычно связаны как с виктимизацией, так и с правонарушением, включая: (1) возраст (Lauritsen, 2003), (2) раса (Flowers, Lanclos & Kelly, 2002), (3) структура семьи (Lauritsen, 2003; Sampson & Groves, 1989), (4) родительский контроль и поддержка (Dishion & Loeber, 1985; Barnes and Farrell, 1992) и (5) уровень преступности в районе и восприятие безопасности в районе (Sampson, Morenoff & Gannon-Rowley, 2002).

1.1. Виктимизация молодежи

За последние несколько десятилетий влияние исследований виктимизации было огромным. Он также в первую очередь сосредоточен на связи детской виктимизации, такой как жестокое обращение и жестокое обращение с детьми, с неадаптивными поведенческими последствиями (Widom, 1989). Ранние исследования не смогли продемонстрировать причинно-следственную связь из-за многочисленных методологических ограничений, таких как использование перекрестных ретроспективных дизайнов, небольшие выборки, отсутствие групп сравнения и отсутствие контроля за смешивающими переменными (Widom, 1989b).Согласно Maschi (2006), исследования, проведенные после 1988 г., предоставляют более убедительные доказательства причинно-следственной связи с помощью проспективных лонгитюдных планов, групп сравнения и контрольных переменных, однако они по-прежнему осложняются другими методологическими проблемами, такими как неспособность контролировать неблагоприятные переживания, включая виктимизацию, стать свидетелем насилия или пережить стрессовые жизненные события, особенно после 12 лет. Лишь недавно исследователи начали изучать виктимизацию молодежи, показывая, что жертва в подростковом возрасте увеличивает вероятность преступного поведения в будущем (Chang, Chen, & Brownson, 2003; Shaffer & Рубак, 2002).

Трудно определить истинную степень виктимизации молодежи, но мы знаем, что это происходит, и исследования показывают, что это имеет далеко идущие последствия в будущем. Как и следовало ожидать, количество молодых людей, которые ежегодно становятся жертвами насилия, сильно недооценивается. Поскольку о жертвах среди молодежи обычно сообщают члены семьи и другие официальные лица, а не сама молодежь (Finkelhor, Cross & Cantor, 2005), официальная статистика не точно отражает масштабы этой социальной проблемы.Согласно Национальному исследованию виктимизации преступности, около 30% насильственных преступлений против молодежи в возрасте от 12 до 17 лет когда-либо сообщается в полицию (Finkelhor, et al., 2005). Такой недостаток информации затрудняет определение того, кто и почему подвергается наибольшему риску виктимизации (Snyder & Sickmund, 2006).

1.2 Прямое и косвенное воздействие насилия

Чтобы всесторонне взглянуть на то, как насилие влияет на молодежь и как они впоследствии реагируют на насилие, нам необходимо рассмотреть как прямую, так и косвенную виктимизацию.На молодежь может косвенно повлиять свидетельство насильственных событий или то, что такие события произошли с членами их ближайших родственников, родственников или знакомых (Lorion & Saltzman, 1993). Лорион и др. (1993) утверждают, что косвенные жертвы должны включать тех, кто испытал угрозу насилия из-за его кажущейся частоты, повсеместности и непредсказуемости.

1.3 Связь между виктимизацией и правонарушением

Существует хорошо известная литература, подтверждающая связь между прошлой виктимизацией и дальнейшим совершением насилия среди молодежи (Baren, 2003; Coleman & Jensen, 2000; Loeber, Kalb & Huizinga, 2001 ; Welte et al., 2001). Исследования, в которых изучались основные факторы риска агрессивного поведения среди подростков, продемонстрировали постоянную взаимосвязь между виктимизацией и совершением насилия. Например, Loeber et al. (2001) изучили данные Денверского исследования молодежи и Питтсбургского исследования молодежи и обнаружили, что 49% мужчин, которые были серьезными преступниками с применением насилия, подвергались насильственным преступлениям в прошлом по сравнению с 12% молодых людей, не совершавших правонарушений. Авторы утверждают, что насильственная виктимизация, в свою очередь, увеличивает риск правонарушений.Loeber et al. (2001) утверждает, что виктимизация молодежи и правонарушения часто взаимосвязаны и взаимно стимулируют друг друга.

Продолжает появляться все больше литературы о косвенной виктимизации через разоблачение или свидетелей насилия (Abran, Telpin, Charles, Longworthy, McClelland & Duncan, 2004; Brookmeyer, Henrich & Schwab-Stone, 2005; Nofziger, 2005) . Была обнаружена высокая степень подверженности насилию в семье и сообществе среди осужденной молодежи (Maschi, 2006).Кроме того, наблюдение за насилием было наиболее распространенной травмой среди выборки несовершеннолетних заключенных в большом центре содержания под стражей в Чикаго (Abrams et al., 2004). Почти 60% сообщили, что подверглись шести или более травматическим событиям. Shaeffer et al. (2002) дополнительно исследовали взаимосвязь между насильственной виктимизацией и насильственными правонарушениями в течение двухлетнего периода и обнаружили, что несовершеннолетние, ставшие жертвами насилия в первый год, значительно чаще, чем не пострадавшие, совершали насильственные преступления в Второй год.

1.4 Хроническая виктимизация

Совсем недавно Maschi (2006) исследовал, как дифференциальные и кумулятивные эффекты травмы, связанные с виктимизацией, влияют на преступность у мальчиков-подростков, чтобы лучше понять, увеличивает ли величина специфических или дифференциальных факторов риска или накопление факторов риска риск преступного поведения. Для этого Maschi (2006) включил ключевые переменные, связанные с прямой виктимизацией, свидетелями насилия в семье и сообществе и переживанием стрессовых жизненных событий, чтобы создать комплексную оценку травмы.Кроме того, он контролировал общие корреляты преступного поведения, включая возраст, расу, этническую принадлежность, социальный класс, структуру семьи, географическое положение, негативное воздействие на правонарушителей со стороны сверстников и социальную поддержку (Maschi, 2006). Анализ показал, что совокупные эффекты воздействия стрессовых жизненных событий значительно увеличивают вероятность ненасильственного правонарушения (в частности, имущественных преступлений), а подверженность как насилию, так и стрессовым жизненным событиям предсказывает насильственные правонарушения. Maschi (2006) сообщил, что низкий доход семьи, фрагментированная структура семьи и статус меньшинства существенно влияют на насильственные преступления в рамках кумулятивной модели.

Некоторые дети воспринимают насилие как хроническую черту жизни (Gutterman & Cameron, 1997). Растущий объем литературы убедительно подчеркивает разрушительное воздействие травм, вызванных многократным насилием в семьях и общинах (Attar, Guerrra, & Tolan, 1994). Гарбарино и Костельный (1997) предполагают, что молодежь, подвергающаяся хроническому насилию, адаптируется к нему, а не подавляется им. Они утверждают, что дети и молодежь, живущие в этих районах с высоким уровнем преступности, становятся психосоциально десенсибилизированными из-за многократного воздействия насилия, которое избавляет их от непосредственного эмоционального стресса, но, к сожалению, увеличивает склонность к насилию.Подростки, пытающиеся справиться с постоянным страхом причинения вреда, могут попытаться уменьшить тревогу, отождествляя себя с агрессивными людьми по соседству и присоединяясь к ним (Schwab-Stone et al, 1995). Аналогичным образом было обнаружено, что повторная виктимизация подростков связана с рецидивом правонарушений (Chang, Chen & Brownson, 2003).

1.5 Связь между виктимизацией и психологическим стрессом

Насильственная виктимизация и подверженность насилию (например, дома и по соседству) связаны с множеством краткосрочных и долгосрочных проблем психического здоровья у детей и подростков, включая тревогу, депрессию посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), агрессия и конфронтационные стили совладания, часто связанные с психологическим дистрессом (Boney-McCoy & Finkelhor, 1995; Duncan, 1999; Elkit, 2002; Fitspatrick & Boldizar, 1993; Kopsov, Ruchin & Eiseman, 2003).По большей части исследования насилия в обществе рассматривают его как форму стресса, который психологически подавляет детей и вызывает симптомы депрессии, тревогу и / или симптоматику посттравматического стресса (Ng-Mak, Salzinger, Felman & Stueve, 2002). Менее ясно, является ли тип виктимизации или возникший в результате психологический стресс более точным прогнозом последующего оскорбительного поведения среди детей и молодежи.

Уилсон и Розенталь (2003) провели метаанализ, чтобы изучить взаимосвязь между подверженностью насилию в обществе и психологическим стрессом среди подростков.Они стремились выйти за рамки определения линейной зависимости между подверженностью насилию в обществе и психологическим стрессом к оценке «размера» этих отношений. Они проанализировали соответствующие эмпирические исследования, которые соответствовали определенным критериям за 20 лет, и обнаружили поддержку положительной корреляции между подверженностью насилию в сообществе и психологическим стрессом, хотя и с размером эффекта от низкого до среднего (r = 0,25). Уилсон и Розенталь (2003) обнаружили ряд ограничений в исследованиях (например, Gutterman & Cameron, 1997; Mazza & Overstreet, 2000).Казалось, что исследования последовательно выявляли взаимосвязь между подверженностью насилию и психологическим стрессом, но при этом не делали различий между типами подверженности насилию (например, жестокое обращение с детьми, домашнее насилие, насилие в обществе) (Wilson et al., 2003). Настоящее исследование пытается восполнить этот пробел, проводя различие между типами прямой и косвенной виктимизации среди молодежи и психологическим расстройством.

Кроме того, Johnson, Kotch, Catellier, Winsor, & Hunter et al.(2002) изучали результаты психического здоровья детей, подвергшихся физическому насилию и / или ставших свидетелями насилия в своем районе. Их исследование — одно из немногих, в котором для изучения этой проблемы используются продольные данные и контрольные переменные. Выборка (n = 167) состояла из 60% женщин и 64% небелой молодежи (Johnson et al., 2002). О физическом насилии сообщила треть участников, и почти половина выборки указали, что они были свидетелями насилия в семье или в районе. Они сообщили об уровне насилия, свидетелем которого был ребенок, через отчеты детей и родителей.Как и в большинстве исследований по измерению воздействия, они ограничивали меру событиями, которые ребенок видел или слышал. Кроме того, они объединили подверженность насилию в семье и районе в один показатель, поэтому невозможно определить, какой из них имел больший эффект. Среди участников виктимизация была в значительной степени связана с усилением депрессии и агрессии, а подверженность насилию, как было установлено, в значительной степени связано с агрессией, депрессией, гневом и тревогой (Johnson et al., 2002). Настоящее исследование расширяет традиционное определение воздействия на события, о которых молодые люди знают в своем районе, доме и среди сверстников (не обязательно свидетелями).Кроме того, в нем проводится различие между косвенной виктимизацией через подвергание насилию со стороны соседей, семьи и сверстников по отдельности.

1.6 Гипотезы исследования

Это исследование направлено на проверку следующих гипотез; (1) прямая и косвенная виктимизация в значительной степени предсказывает правонарушение на первой и второй волнах, (2) будет значительная взаимосвязь между прямой и косвенной виктимизацией и психологическим дистрессом, (3) психологический дистресс в значительной степени предсказывает правонарушение на первой и второй волне, (4) волна 1 правонарушения в значительной степени предсказывает правонарушение на волне 2, и (5) психологический дистресс опосредует связь между виктимизацией и правонарушением на обеих волнах.

2. Методы

2.1 Данные

Настоящее исследование представляло собой вторичный анализ данных с использованием данных первой и второй волн Лонгитюдного исследования молодых людей Буффало (BLSYM) из города Буффало, штат Нью-Йорк. BLSYM — это пятилетнее панельное исследование, которое началось в 1992 году и было разработано для изучения множества причин злоупотребления психоактивными веществами и правонарушений среди подростков (Zhang, Welte & Wieczorek, 2001). Волна 1 и волна 2 использовались для разработки более сложной модели для изучения взаимосвязи между предикторами и переменными результата с течением времени.Данные первой волны были собраны за 1992–1993 годы, а данные второй волны — за 1994–1995 годы. BLSYM получил пятилетний грант (№ RO1 AA08157) через Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма (Zhang, et al., 2001).

2.2 Участники исследования

Исследование BLSYM включало общую популяционную выборку из 625 мужчин в возрасте от 16 до 19 лет и 625 семейных респондентов (т. Е. Основных лиц, осуществляющих уход, обычно это мать подростка мужского пола). Чтобы иметь право на участие в исследовании, первичные респонденты должны были привлечь к участию в первой волне исследования одного из родителей или опекуна.Все показатели исследования основывались на самоотчетах подростков и родителей / опекунов (Zhang et al., 2001). Как сообщается в Welte and Wieczorek (1998), набор на работу представлял собой подробный, многоэтапный процесс. Информированное согласие было получено от обоих респондентов. Отдельные, личные, структурированные интервью проводились обученными интервьюерами в Исследовательском институте наркозависимости (Welte, Barnes, Hoffman, Wieczorek, & Zhang, 2005).

В начальной волне 74% (n = 625) идентифицированных домохозяйств содержали подходящего мужчину, который согласился участвовать в фазе структурированного интервью исследования (Welte et al., 2005). Расовый состав исходной выборки состоял из 49% белых, 45% афроамериканцев и 6% представителей других расовых / этнических групп (Zhang, Wieczorek, & Welte, 2002). BLSYM произвел избыточную выборку в районах с высоким уровнем преступности в Буффало, однако представлен широкий спектр групп доходов (Zhang et al., 1999).

2.3 Меры

2.3.1 Независимые переменные

Пункты BLSYM для измерения виктимизации были первоначально взяты из анкеты Национального исследования молодежи (Elliot, Huizinga & Ageton, 1985).Они измерили степень, в которой молодой мужчина стал жертвой преступления. Для целей данного исследования тип виктимизации был разделен на две отдельные категории: (1) прямая и (2) косвенная виктимизация. Дополнительные подкатегории были сделаны в каждой категории. Что касается прямой виктимизации, то были сделаны различия между (а) личной и (б) имущественной виктимизацией. Для мер косвенной виктимизации проводилось различие между подверженностью насилию в (1) районе (2) семье и (3) в отношениях с близкими друзьями / сверстниками.

2.3.1.1 Прямая виктимизация

Девять элементов были использованы для создания двух линейных композитов в качестве индикаторов виктимизации от преступлений как для личной (3 элемента), так и для имущественной (6 элементов) виктимизации. Логарифмические преобразования использовались для нормализации распределения каждого (Zhang et al., 2001, p.137). Для каждой подкатегории прямой виктимизации переменные были созданы путем суммирования частот по пунктам, представляющих истинную сумму для каждого. Чем выше сумма, тем сильнее прямая виктимизация.

2.3.1.1.1 Персональная виктимизация

Частота личной виктимизации измерялась путем опроса основных респондентов, сколько раз (что представляет собой истинное общее количество раз) с ними происходили следующие события за последние двенадцать месяцев: (1 ) подверглись конфронтации и что-то отняли непосредственно у вас, или была предпринята попытка сделать это силой или угрозой причинить вам вред, (2) подверглись сексуальному нападению или изнасилованию, или были предприняты попытки сделать это, (3) подверглись избиению или нападению или угроза избиения или нападения со стороны кого-либо (за исключением сексуального нападения или изнасилования).

2.3.1.1.2 Виктимизация собственности

Частота виктимизации собственности была измерена путем опроса основных респондентов, сколько раз (что представляет собой истинное общее количество раз) с ними происходили следующие события за последние двенадцать месяцев: (1 ) что-то украдено из их семей или попытка сделать это, (2) пока их не было рядом, у них украли велосипеды или была сделана попытка сделать это, (3) пока их не было рядом, были их машины или мотоциклы были украдены или были предприняты попытки сделать это (4) их вещи были повреждены умышленно, например, порезаны шины автомобилей или велосипедов, разбиты окна или разорвана одежда, (5) были украдены вещи из других мест, кроме их дома или любого общественного места например, в ресторанах, школах, парках или на улицах (6) были вырваны карманы, вырваны кошельки, сумки или кошельки или были предприняты попытки сделать это.

2.3.1.2 Заместительная виктимизация

Индексы были созданы для всех трех переменных косвенной виктимизации (косвенная виктимизация в результате воздействия насилия в районе, семье и сверстниках) путем суммирования вопросов, касающихся ответов основного респондента на вопросы, касающиеся знания событий, которые произошли в их районе, случились с членами их семей или их сверстниками. Для каждой отдельной категории большее число указывает на большую косвенную виктимизацию в результате воздействия насилия.

2.3.1.2.1 Подвижная виктимизация в результате воздействия насилия по соседству

Первым респондентам был задан вопрос о том, как часто (1 = никогда, 2 = один раз, 3 = дважды или более) за последние 12 месяцев они знали кого-то в соседство (1) подверглось ограблению, (2) подверглось серьезному нападению, избиению, выстрелу или нанесению ножевых ранений (3) сексуальному насилию или (4) угрозе физической расправы со стороны кого-то вне их семьи.

2.3.1.2.2 Заместительная виктимизация в результате воздействия насилия в семье

Основных респондентов спрашивали, сколько раз за последние двенадцать месяцев (1 = никогда, 2 = один раз, 3 = дважды или больше) кто-либо жил с основной респондент (за исключением основного респондента) (1) столкнулся с противодействием, у него что-то напрямую отняли, или была предпринята попытка сделать это, (2) подверглись сексуальному нападению или изнасилованию или были предприняты попытки сделать это, (3) подверглись избиты, атакованы или угрожают избиением или нападением со стороны кого-либо.

2.3.1.2.3 Подвижная виктимизация в результате воздействия насилия среди группы сверстников

Основных респондентов спрашивали, сколько раз за последние двенадцать месяцев (1 = никогда, 2 = один раз, 3 = дважды или больше) был близкий друг (1) столкнулись, или у них что-то напрямую отняли, или была предпринята попытка сделать это, (2) подверглись сексуальному нападению или изнасилованию, или были предприняты попытки сделать это, (3) подверглись избиениям, нападениям или угрозам избит или кем-то подвергнут нападению.

2.3.2 Зависимые переменные
2.3.2.1 Психологический стресс

Психологический стресс в этом исследовании в широком смысле определяется как наличие психологических симптомов, которые негативно влияют на функционирование основного респондента. Инструмент BLSYM включил 23 из исходных 53 вопросов из Краткого перечня симптомов (BSI), чтобы получить оценку психологического дистресса. Эмпирическое обоснование этого состоит в том, что данные указывают на различные психологические симптомы дистресса, такие как гнев, тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство и диссоциация, по-видимому, сильно взаимосвязаны (Compas & Hammen, 1994).23 вопроса были взяты из четырех конкретных шкал симптомов из BSI: (1) обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), (2) депрессия, (3) тревога и (4) психотизм. Респондентов спрашивали, как часто они испытывали беспокойство по поводу каждого симптома, с использованием 5-балльной шкалы Лайкерта с ответами в диапазоне от 0 = совсем нет до 4 = всегда. Переменная психологического дистресса была создана путем вычисления средних значений общих баллов по каждой шкале симптомов. Сообщенные коэффициенты надежности для каждого измерения симптома были следующими; (1) ОКР =.87, (2) депрессия = 0,89, (3) тревога = 0,86 и (4) психотизм = 0,75 (Boulet & Boss, 1991). Включены примеры элементов ОКР; проблемы с запоминанием вещей, ощущение блокировки в выполнении дел, необходимость проверять и перепроверять то, что вы делаете, трудности с принятием решений, ваш разум становится пустым и проблемы с концентрацией. Депрессия изучала, были ли у респондентов когда-либо мысли о прекращении жизни, чувстве одиночества, чувстве грусти, отсутствии интереса к вещам, чувстве безнадежности в отношении будущего и чувстве собственной никчемности.Тревога измерялась путем постановки вопросов о том, насколько респонденты чувствовали нервозность или дрожь внутри, внезапно испугались без причины, чувствовали страх, чувство напряжения и взволнованности, приступы ужаса или паники и чувство такого беспокойства, что вы не могли усидеть на месте. Психотизм исследовался, спрашивая респондентов, как часто они чувствуют, что кто-то может контролировать их мысли, одинокие, даже когда они с людьми, чувствуют, что они должны быть наказаны за свои грехи, никогда не чувствовали себя близкими с другим человеком и верят в то, что что-то есть. неправильно с их умом.

2.3.2.2 Оскорбление (волна 1 и 2)

Этот вопрос был взят из Национального исследования молодежи (Elliot, Huizinga & Ageton, 1985). В целом, преступление в данном исследовании относится к совершению как ненасильственных, так и насильственных действий основным респондентом. Общее количество правонарушений представляет собой совокупность общей частоты правонарушений для каждого основного респондента, независимо от серьезности правонарушения. Мера включает правонарушения, которые не привели к предъявлению обвинений, аресту или осуждению, а также более серьезные правонарушения, в то время как арест и осуждение были вынесены, например, нападение при отягчающих обстоятельствах (Zhang et al., 1999; Чжан и др., 2001; Barnes et al., 1999). Первым респондентам был задан вопрос, сколько раз за последние 12 месяцев (что соответствует истинному количеству) они совершили какое-либо из перечисленных 34 правонарушений (см. Приложение A). Логарифмическое преобразование, вычисленное в исходном BLSYM, использовалось для нормализации распределения (Zhang et al., 1999). Эта мера включает правонарушения, которые не привели к предъявлению обвинения, аресту или осуждению. При совокупном анализе 34 элемента имеют альфа Кронбаха 0,85, а надежность внутренней согласованности построенных показателей варьируется от.76 для общей преступности до 0,49 для незначительной преступности (Welte et al., 2005).

3. Статистический анализ

Программное обеспечение SPSS (PASW Statistic 18) использовалось для скрининга данных, описательного анализа и логарифмического преобразования нескольких переменных. Оценка распределений привела к естественным преобразованиям логарифмов (с добавлением константы, чтобы логарифм не был равен нулю) личных, имущественных и косвенных переменных виктимизации (только в семье и среди сверстников), а также к общему количеству нарушений.Программное обеспечение MPlus версии 5.2 использовалось для анализа путей, чтобы изучить причинно-следственные связи между переменными исследования.

3.1 Описательная статистика

Возраст первичных респондентов составлял от 15 до 20 лет (M = 17,3, SD = 1,14). Возраст в выборке был примерно одинаковым: 16 (28%), 17 (25,4%), 18 (24,8%) и 19 (20,3%) лет. Выборка состояла в основном из белых, неиспаноязычных (47,3%) и черных, неиспаноязычных (47,1%). На момент исследования 72,3% респондентов начальной школы посещали школу.

3.1.1 Семья, сверстники и соседи

Средний возраст биологических матерей и отцов составлял 42 и 44 года соответственно. В расовом составе семей было 45% белых, 44,5% черных и 7% латиноамериканцев. Только 23% первичных респондентов жили с обоими биологическими родителями на момент исследования. Самый высокий процент (32,2%) проживал в семьях с одним родителем (мать — глава семьи). Только 24% биологических матерей и 17,3% биологических отцов имели высшее образование. Большинство биологических матерей (52%) и биологических отцов (67.1%) имеют аттестат о среднем образовании. Более половины (54%) семейных респондентов сообщили, что годовой доход составляет менее 20 000 долларов. Средний годовой доход составлял от 20 000 до 30 000 долларов.

Чуть более половины (53%) основных респондентов сообщили, что их нынешние друзья живут по соседству. 56,2% сообщили, что имеют одних и тех же друзей с детства.

Примерно половина (53,3%) основных респондентов прожили в одном районе большую часть своей жизни. Основываясь на восприятии преступной деятельности в районе, 43% (n = 273) сообщили, что живут в районах с более низким уровнем преступности, тогда как 56% (n = 352) считают, что живут в районах с умеренным и высоким уровнем преступности.Кроме того, 39% оценили свое восприятие безопасности людей в своем районе на «хорошо» или «отлично»; тогда как большинство чувствовало себя в достаточной безопасности (34%) или совсем небезопасно (27,5%).

3.1.2 Виктимизация

Почти половина (46,8%) выборки сообщили, что подвергались личной виктимизации как минимум один или несколько раз, а 56% сообщили, что они один или несколько раз стали жертвой имущественного преступления. Когда ему задали ряд вопросов, связанных с осведомленностью респондента о преследовании других людей в их районе, 72.4% вспомнили, что знали об одном или нескольких ограблениях, 63,1% знали об одном или нескольких серьезных нападениях и 24,9% знали об одном или нескольких сексуальных посягательствах, имевших место в их районе. Большинство первичных респондентов (82,9%) сообщили, что не знали о насилии в отношении членов семьи. В то время как 40% респондентов сообщили, что знали о том, что их сверстники по соседству подвергались избиениям или нападениям, но только 1% указали, что им известно о сексуальном насилии в отношении одного из своих сверстников.

3.1.3 Психологический дистресс

Показатели психологического дистресса среди первичных респондентов варьировались от 0 до 3,83 из возможных 4,0 (M = 0,89, SD = 0,60). Более высокий балл указывал на более высокий уровень психологического стресса.

3.1.4 Правонарушение

В целом, основные респонденты сообщили о более ненасильственных преступлениях, чем о насильственных преступлениях. Самый высокий процент (83%) первичных респондентов сообщили о совершении хотя бы одного ненасильственного преступления. 62% сообщили о совершении нескольких ненасильственных преступлений (более 5) за последний год.Только 18,7% указали, что они никогда не совершали ненасильственного преступления, как определено в исследовании. Более половины (65,4%) основных респондентов сообщили о совершении как минимум одного насильственного преступления, а 33,4% сообщили о совершении нескольких насильственных преступлений. 34,6% респондентов указали, что они никогда не совершали насильственных действий, как это определено в исследовании. Общее количество нарушений немного уменьшилось от волны 1 (M = 240,18, SD = 509,6) до волны 2 (M = 166,03, SD (381,83).

3,2 Корреляции

показывает корреляции нулевого порядка между переменными, используемыми в этом исследовании.Особый интерес представляли отношения между (1) правонарушением и виктимизацией, (2) виктимизацией и психологическим стрессом и (3) психологическим дистрессом и правонарушением. Заместительная виктимизация путем подвергания насилию в семье не имела существенной связи с правонарушением или психологическим стрессом. Личная и имущественная виктимизация, а также косвенная виктимизация путем воздействия насилия со стороны сверстников и соседей были в значительной степени связаны с правонарушением на первой волне. Прямая личная виктимизация, а также косвенная виктимизация в результате воздействия насилия со стороны сверстников и соседей были в значительной степени связаны с правонарушением в Волна 2.Прямая личная и имущественная виктимизация, а также косвенная виктимизация путем воздействия насилия со стороны сверстников и соседей в значительной степени связаны с психологическим стрессом.

Таблица 1

9 9 9097 9097 2 9097 2 ** 909 *** **

73 одинокий родитель −
1 2 3 4 5 6 7 8 11 14 15 16 17 18
1 Нарушающая волна 1 1.000 1.000 9097 .142 *** 0,148 *** 1.000 4 Личная жертва 0,410 *** 0,280 *** 0,147 *** 1.000
5 Property vict 0.180 *** 0,085 0,124 ** 0,181 *** 1.000 9097
6 Заместитель: семья 0,029 0,003 0,026 0,045 0,091 ** 1.000
7 Заместитель: партнеры 0.373 *** 0,302 *** 0,108 ** 0,271 *** 0,145 *** -0,019 1.000
8 Заместитель: сосед 0,388 *** 0,2640 0,240092 ** 0,174 *** 0,115 ** 0,095 0,092 ** 1.000
9 Преступление по соседству 0,401 *** 0,223 *** 0,070 0,197 *** 0.160 *** 0,080 0,155 *** 0,819 *** 1.000 10 Восприятие безопасности 0,211 *** 0,118 ** 0,047 0,133 ** 0,090 ** 0,069 0.055 0,466 *** 0,686 *** 1,000
−0,251 *** −0,063 −0,144 *** −0,074 −0,021 −0,028 −0,220 4 *** 0.258 *** −0,237 *** 1.000
12 -0,097 -0,026 -0,058 -0,035 -0,045 -0,022 0,033 0,074 0,068 0,013 9097 9097 9097 9097 9097 1,9
13 Родительский / подп.прочее 0,058 0,075 -0,009 -0,004 0,018 0,085 ** 0,032 0,071 0,067 0,06 -3 9 9003

97 ***

1.000
14 Прочие жилые помещения 0,130 ** 0,070 0.036 0,053 0,066 0,007 -0,027 0,027 0,046 0,080 ** -0,127 ** -0,127 ** -0,36835 900,2 ** 1.000
15 SES -0.052 -.004 0,056 0,0194 9097.0973107 ** −0,159 *** −0,208 *** −0,213 *** 0,137 *** −0,167 *** −0.014 −0.078 1.000
16 Раса 0,024 0,014 −0.004 0.098 ** 0,204 *** 0,240 *** -0,096 ** 0,112 ** 0,016 0,127 4 ** 909 *** 1.000
17 Поддержка мамы −0,132 ** −0.122 ** −0.115 −06354 -0,059 -0.006 0,024 -0,099 ** -0,121 ** -0,128 ** 0,458 *** 0,080 ** 0,093 0,070 0,092 ** 1.000
18 Поддержка папы −0,095 ** −0,091 6 −0.039 -0,041 -0,081 ** 0,022 -0,101 ** -0,166 *** -0,108 ** −0,047 −0,084 ** 0,020 0,111 ** 0,065 0,319 ** 1.000

9 3.32 Рассматриваемые взаимосвязи между переменными пути с причинной точки зрения.Показатели волны 1 использовались, чтобы предсказать нарушение волны 2. Точно так же предполагалось, что волна нарушений 1 была функцией факторов, которые в некоторой степени предшествовали нарушению. Предполагалось, что психологический стресс является результатом предшествующей виктимизации, характеристик семьи, сверстников и соседей, тогда как виктимизация рассматривалась как результат факторов родителей, сверстников и соседей.

В качестве индексов соответствия использовались хи-квадрат, сравнительный индекс соответствия (CFI), индекс соответствия Такера-Льюиса (TLI), среднеквадратичная ошибка аппроксимации (RMSEA) и взвешенная среднеквадратичная невязка (WRMR).Процедура, использованная для оценки модели пути, была максимальной правдоподобия. Первоначальные модели путей включали пути от экзогенных к эндогенным и конечным переменным (см. -).

Таблица 2

Исходная модель: экзогенные переменные при нарушении (волна 2 и волна 1)

  • 4 9097 0,01997 0,01997 0,01997 0,01997 0,01997 9097 0,01997 0,582
  • 8
  • 73.084
  • 919 Offeress 9097 919 919 Offeress 9097 −1 −0,133 69008
    Оценка S.E. Приблиз. / S.E. Двустороннее значение P
    Нарушающая волна 2 на
    Нарушающая волна 1 0.571 0,036 15,884 <.001 ***
    Психическое расстройство 0,054 0,032 1,695 0,090 High635 *
  • 0,069 -1,287 0,198
    Perception Safe 0,010 0,044 0,217 0,829
    Родительский монитор -0.060 0,038 -1,599 0,110 *
    Одинокий родитель -0,012 0,032 -0,369 0,712
    Раса 0,019 0,033 0,580 0,562
    Поддержка мам −0,015 0,036 −0.426 0,670
    Поддержка папы −0,021 0,034 −0,614 0,539
    Personal Vic 0,018 0,0354 0,018 0,0354 -0,038 0,032 -1,179 0,238
    Заместитель: Семья -0,014 0,031 -0,437 0,662
    0,034 2,450 0,014 **
    Заместитель: Ближний 0,054 0,056 0,962 0,336
    0,032 1,404 0,160
    Преступность по соседству 0,268 0,068 3,919 <0,001 ***
    Восприятие 3 0,044 −2,313 0,021 **
    Родительский монитор -0,215 0,036 -5,890 <0,001 ***
  • 9259
  • 0,032 −4,195 <0,001 ***
    SES −0,033 0,033 −1,016 0,309 0,033 -0,244 0,807
    Поддержка мамы 0,026 0,036 0,722 0,471
    Dad Support

    4 0,84
    0

    6
    97 0,09
    Personal Vic 0,244 0,033 7,467 <0,001 ***
    Property Vic 0,034 0.032 1,070 0,284
    Подопечный: Семья −0,014 0,031 −0,435 0,663
    Подместник
  • 9 0,25 ***
    Заместитель: Ближайший 0,077 0,056 1,367 0,172

    Таблица 5

    Исходная модель: 9309 9009 9009

    Исходная модель: 9309

    3

    Переменные оценки 9309 9 С.E. Est./S.E. Двустороннее значение P Вторичный: одноранговый Ближний уровень преступности 0,082 0,085 0,966 0,334 0,085 0,966 -0,525 0,600 Родительский монитор -0,035 0,046 -0,761 0,447 Одинокий родитель -0.006 0,040 -0,147 0,883 SES 0,126 0,040 3,121 0,002 ** 4 97 4 3 0,039 ** Поддержка мам 0,054 0,045 1,201 0,230 Поддержка пап 0,027 0.042 0,650 0,515 Подопечный: Семья −0,036 0,039 −0,927 0,354 Подопечный ** 2,4 4 0,129 Заместитель: Семья в сети Преступность по соседству -0,034 0,087 -0,393 0,695 Безопасное восприятие 0.045 0,057 0,800 0,424 Родительский монитор 0,018 0,047 0,384 0,701 Родительский одиночный 4 4 971 SES 0,022 0,042 0,528 0,598 Раса 0,025 0,042 0,580 0.562 Поддержка мамы 0,027 0,046 0,584 0,559 Поддержка пап −0,090 0,043 −0,090 0,043 −2,119

    7 0,102 0,071 1,433 0,152 Заместитель: ближний Преступность ближнего 0,944 0,023 40.336 <.001 *** Perception Safe −0,174 0,031 −5,589 <0,001 *** 4
  • 7 -09 Родительский монитор 0,026 -1,009 0,313 Одинокий родитель -0,021 0,023 -0,934 0,350 SES 4 -0,0190,09 0,09457 0,648 Раса −0,056 0,024 −2,372 0,018 ** Поддержка мамы 0,014 0,55 Поддержка -0,004 0,024 -0,168 0,867

    Используя результаты начальных регрессий в качестве отправной точки, результаты были оценены, и все незначительные пути были удалены до получения окончательной наилучшей модели. .Окончательная модель была определена с помощью незначительных значений хи-квадрат, CFI и TLI: оба более 0,95, RMSEA ниже 0,05 и WRMR ниже 0,8. Результаты этого анализа показаны в. Подгонка для окончательной пересмотренной модели: хи-квадрат = 52,18, df = 92, n = 625, p = 0,892; CFI = 1,00; TLI = 1,01; RMSEA = 0,000; WRMR = 0,024.

    Диаграмма пути для окончательной модели, *** p <0,001, ** p <0,05, * p <0,10

    3.3.1 Гипотеза 1: Прямые и косвенные меры виктимизации в значительной степени предсказывают правонарушение на первой и второй волне

    показывает результаты регрессии для нарушений на волне 1 и 2.Личная виктимизация была положительно связана с волной правонарушений 1, но не с волной 2. Только косвенная виктимизация путем воздействия насилия со стороны сверстников показала значительную положительную связь с волнами 1 и 2 правонарушений. Кроме того, рассмотрение косвенной виктимизации в модели показывает, что, хотя связь между личной виктимизацией и правонарушением с течением времени становится несущественной, виктимизация со стороны сверстников остается сильным индикатором.

    3.3.2 Гипотеза 2: Между прямой и косвенной виктимизацией и психологическим стрессом будет значительная взаимосвязь

    Между личной и имущественной виктимизацией и психологическим стрессом существует значимая положительная взаимосвязь.Викарная виктимизация, как она определена в этом исследовании, не оказалась значимым предиктором психологического расстройства.

    3.3.3 Гипотеза 3: психологический дистресс в значительной степени предсказывает правонарушение в волне 1 и 2

    Психологический дистресс не был связан с правонарушением в волне 1, но, похоже, имел незначительную связь с правонарушением в волне 2.

    3.3.4 Гипотеза 4: Нарушение первой волны существенно предсказывает нарушение на волне 2

    Нарушение первой волны показало значительную взаимосвязь с нарушением волны 2.

    3.3.5 Гипотеза 5: Психологический дистресс будет опосредовать связь между виктимизацией и правонарушением на обеих волнах

    Не было поддержки психологическому дистрессу, действующему как посредник между виктимизацией и правонарушением. Последняя модель предполагает, что как личная, так и имущественная виктимизация в значительной степени предсказывает правонарушение на волне 1, однако не существует взаимосвязи между психологическим дистрессом и правонарушением на волне 1. Кроме того, ни личная, ни имущественная виктимизация не являются значимыми предикторами правонарушений на волне 2.Следовательно, психологический стресс не может быть посредником.

    4. Обсуждение

    Разбиение прямой и косвенной виктимизации на подкатегории для анализа было попыткой восполнить пробел в литературе. Большинство существующих исследований объединяют типы виктимизации, и они редко проверяются одновременно на индивидуальных, семейных и районных переменных. Это исследование было попыткой изучить взаимосвязь между различными типами виктимизации и правонарушения одновременно.Мы хотели знать, влияет ли тип виктимизации на совершение правонарушений. В частности, был ли один тип с большей вероятностью предсказывать последующее преступление, чем другие?

    Кроме того, в большинстве исследований в литературе косвенная (косвенная) виктимизация определяется как «свидетельствование». Мы хотели проверить, влияет ли знание о насильственном преступлении / событии на склонность к совершению правонарушений. Более того, мы хотели знать, являются ли люди, которые подвергаются прямой виктимизации (личной или имущественной), более склонны к оскорблениям, чем те, кто косвенно подвергается насилию в окрестностях, в семьях и против сверстников? Среди переменных прямой виктимизации мы ожидали, что личная виктимизация будет самым сильным предиктором правонарушения из-за непосредственного характера опыта.Результаты подтверждают это, указывая на то, что личная виктимизация имела большое значение для прогнозирования правонарушений на волне 1. Интересно, что она выпала из модели на волне 2, предполагая, что, когда кто-то лично подвергается виктимизации, склонность к совершению правонарушений с большей вероятностью проявляется как более непосредственное обобщение. возмездие вскоре после того, как они стали жертвами, в отличие от долгосрочных ответных мер в течение более длительного периода времени.

    Среди переменных косвенной виктимизации мы ожидали, что косвенная виктимизация через воздействие насилия через соседство, семью и сверстников будет сильным предиктором правонарушений на основе прошлых исследований, которые предполагают, что молодежь, подвергающаяся хроническому насилию, адаптируется к нему как средство самосохранения и защита, которая избавляет их от непосредственных страданий, но увеличивает вероятность насилия в будущем (Garbarino & Kostelny, 1997; Maschi, 2006).Данные не подтверждают взаимосвязь между косвенной виктимизацией в результате воздействия насилия по соседству или в семье и последующим правонарушением. Но он поддерживал взаимосвязь между косвенной виктимизацией через насилие среди сверстников и правонарушением на обеих волнах. Это усиливает важность групп сверстников в жизни молодежи. Молодые мужчины, подвергшиеся насилию со стороны своих сверстников, могут с большей вероятностью совершить последующие преступления в силу того, с кем они взаимодействуют.Это была бы важная информация, которую родители и опекуны должны знать, наблюдая за друзьями. Кроме того, крайне важно, чтобы вмешательства включали элементы, которые (1) помогают молодежи выявлять негативные отношения со сверстниками и (2) направлены на создание здоровой, поддерживающей дружеской сети.

    Мы ожидали, что результаты, связанные с косвенной виктимизацией через семью, будут несколько ограниченными из-за осторожного характера семейных вопросов. Сексуальные посягательства и насилие в пределах семьи имеют тенденцию быть несколько загадочными и не раскрываются открыто по нескольким причинам, включая возможность мести или распад семейной ячейки.Кроме того, переменная, созданная для этого исследования, спрашивала респондентов о нападениях и сексуальных посягательствах / изнасилованиях членов семьи, о которых респонденты могли не знать. Возможно, это стоит изучить в будущих исследованиях.

    Это исследование поддерживает данные литературы, которые связывают виктимизацию с психологическим расстройством в форме тревоги, депрессии и / или посттравматического стрессового расстройства (Boney-McCoy & Finkelhor, 1995; Fitspatrick & Boldizar, 1993; Kopsov, Ruchin & Eiseman, 2003; Ng. -Mak, Salzinger, Felman & Stueve 2002).В качестве дополнительного элемента мы хотели узнать, влияет ли тип виктимизации по-разному на молодежь с точки зрения психологического стресса. Например, имеет ли кража собственности или физическое / сексуальное насилие значение с точки зрения психологического стресса? Мы предположили, что личная виктимизация лучше предсказывает психологический стресс из-за индивидуального характера правонарушения. Интересно, что результаты показали значительную взаимосвязь между личной и имущественной виктимизацией и психологическим стрессом.Это говорит о том, что люди могут рассматривать свою собственность как продолжение самих себя. Преступление против собственности может привести к тому, что жители чувствуют себя так же оскорбленными, небезопасными и живут в тревоге и страхе повторения, как и личные насильственные виктимизации. Эти результаты могут указывать на то, что преступление против собственности может привести к более пагубным последствиям, основанным на страхе. Бони-Маккой и др. (1995) указали, что страх повторной виктимизации может вызывать у людей высокую степень тревожности, посттравматического стрессового расстройства, депрессии и агрессивного поведения.Скрытый страх возможных последствий (быть застреленным, изнасилованным, убитым) может быть общей нитью, связывающей этих двоих с психологическим стрессом.

    Настоящее исследование не поддерживает выводы в литературе, указывающие на тесную связь между косвенной виктимизацией и психологическим стрессом (Gutterman & Cameron, 1997; Johnson, Kotch, Catellier, Winsor, Hunter et al., 2002; Kliewer, Murrelle, Mejia, Torres & Angold, 2001; Kuther, 1999; Mazza & Overstreet, 2000; Wilson et al., 2003). Викарная виктимизация, как она определена в этом исследовании, не имела никакого прогностического значения в отношении психологического стресса. Мы ожидали, что все трое предсказывают психологический стресс, но в разной степени. Данные не подтверждают это. Это может означать (1), что молодежь, косвенно подвергавшаяся насилию по соседству, среди сверстников и в своей семье, становится психологически десенсибилизированной к нему, как предполагают Гарбарино и др. (1992), (2) молодежь может использовать внешние реакции на косвенную виктимизацию, изменяя свое поведение, пытаясь ориентироваться в своей небезопасной среде.Заместительная виктимизация по определению предполагает, что насилие не направлено конкретно против человека, поэтому оно не может сигнализировать о внутренней (психологической) реакции. Кроме того, пол может быть фактором, влияющим на реакцию молодежи на косвенную виктимизацию. Предыдущие исследования показывают, что психологические последствия воздействия насилия более выражены у молодых женщин (Kliewer et al., 2001). Это может частично объяснить отсутствие результатов среди мужской выборки.

    В литературе говорится, что заключенные молодые люди часто имеют проблемы с психическим здоровьем, включая тревогу, депрессию и посттравматическое стрессовое расстройство.Мы хотели проверить, предсказывает ли психологический стресс среди молодежи, не находящейся в заключении, последующее правонарушение. Мы ожидали, что психологический стресс будет иметь сильную связь с правонарушением на волне 1 и будет еще сильнее на волне 2 (на основе кумулятивной модели). Поскольку психологический стресс влияет на способность человека справляться и выносить здравые суждения, казалось вероятным, что он будет важным предсказателем. Интересно, что взаимосвязь между психосоциальным дистрессом и правонарушением не существовала на волне 1, но еще значима, маргинальна на волне 2.Это может обеспечить некоторую поддержку того, что со временем психологический стресс может иметь более кумулятивный эффект и, в конечном итоге, большее влияние на рецидивизм. Это имеет значение для практики, предполагающее, что, если их не лечить, у этих молодых людей может развиться повышенная склонность к повторному правонарушению.

    Поскольку наши результаты предполагают весьма значимую взаимосвязь между личной виктимизацией и правонарушением на волне 1, но не на волне 2, мы должны осознавать элемент времени. Психологические расстройства могут быть ключевыми.Если его не лечить или не идентифицировать, психологический стресс может подтолкнуть молодежь к более высокой вероятности совершения преступления сверхурочно.

    В свете того факта, что индивидуальные отношения между прямой виктимизацией и психологическим дистрессом и психологическим дистрессом и правонарушением (волна 2) были значительными, возможно, психологический дистресс может действовать как смешивающая переменная, которая помогает в некоторой степени объяснить (в отличие от причина) взаимосвязь между виктимизацией и правонарушением (McKinnon et al., 2000). В будущем может потребоваться дальнейшее изучение этих отношений, а также других потенциальных факторов, которые могут способствовать психологическому стрессу и правонарушению, таких как злоупотребление алкоголем и другими наркотиками, школьные трудности и семейные истории правонарушителей и / или психиатрических проблем. .

    4.1 Ограничения исследования

    Одним из ограничений данного исследования является выборка всех мужчин. Результаты не могут быть распространены на женскую молодежь. Кроме того, мужчины нередко скрывают или скрывают сексуальное насилие / изнасилование.Следовательно, у нас может не быть истинного представления о масштабах личной виктимизации, как это определено в этом исследовании (Hartinger-Saunders, 2008). Все измерения были основаны на самооценке. Хотя для этой возрастной группы нередко либо преувеличивают ответы, либо не раскрывают элементы в целом, процедуры согласия, условия исследования для интервью и определенные методы защиты конфиденциальности участников — все это процедуры, разработанные для оптимизации достоверности этих показателей. . Точно так же существует потенциал для критики, основанной на общих проблемах в исследованиях, связанных с ретроспективным воспоминанием, но для привязки временных рамок для каждого участника использовалась постоянно обновляемая 12-месячная шкала основных событий.

    4.2 Последствия

    Полученные данные свидетельствуют о важности подчеркивания коллективной ответственности в борьбе с виктимизацией, психологическим расстройством и оскорбительным поведением среди молодежи. Знание о том, что ребенок или молодежь подверглись личной виктимизации, должно предупреждать родителей, педагогов и специалистов в области психического здоровья об их потенциале развития симптомов психологического расстройства и совершения правонарушений в будущем. Однако знание о том, что ребенок или молодежь испытали косвенную виктимизацию из-за воздействия насилия со стороны сверстников или плохо воспринимает безопасность своего окружения, значительно труднее распознать и впоследствии учесть.Это указывает на то, что успешное устранение правонарушений среди молодежи включает как выявление пострадавших молодых людей, так и соответствующие меры. Тем не менее, обе задачи требуют внимания и сотрудничества различных заинтересованных сторон для успешного решения проблемы виктимизации, психологического стресса и предотвращения последующих правонарушений. К числу тех, кто имеет решающее значение для этого обвинения, относятся: социальные работники, социальные работники, сотрудники полиции и службы пробации, учителя, школьные психологи, судьи, родители и члены семьи, поставщики услуг, сообщества и сама молодежь.Исторически подходы к отвлечению правонарушений были близорукими и дискретными. Сосредоточьтесь на отдельном человеке (обвиняя саму молодежь), семье (обращая внимание на отсутствие контроля со стороны родителей-одиночек), сегменте профессионалов (ожидающих, что школы или полиция будут стоять в одиночестве) или сообществе (отбрасывая районы как безнадежные), не эффективен. Оскорбления среди молодежи — это социальная проблема, которая возникает не в вакууме; следовательно, эффективные вмешательства должны вовлекать различных членов общества.Здесь освещаются предложения и последствия для совместных и многогранных подходов.

    Молодежь, которая является предполагаемым спонсором данного исследования, является очевидной группой, которую следует учитывать при попытках выявить и решить проблему виктимизации, психологического расстройства и последующего правонарушения. Хотя это очевидно, кажется, что молодежь постоянно игнорируется как ресурс для руководства своим собственным лечением; часто быстро приписывают вину, в то время как контексту поведения молодежи не уделяется должного внимания. Многие хорошо проверенные теории имеют различные сильные и слабые стороны среди аргументов в пользу этиологии преступности среди молодежи; однако в интересах сосредоточения внимания на том, что может испытывать молодежь, теория напряжения предлагает семьям, специалистам и сообществам возможность осознать свои потребности.То, с чем дети и молодежь сталкиваются ежедневно, остается загадкой для многих из тех, с кем они контактируют. Изучение пяти вариантов законных путей к успеху в обществе, предложенных Мертоном (Merton, 1968), может быть плодотворным для разработки совместных стратегий как для идентификации, так и для вмешательства. В этой модели поведение возникает из инноваций, (молодежь принимает социально приемлемые цели, но не использует законные средства для их достижения), отступничества, , (молодежь отвергает социально приемлемые цели и средства достижения), ритуализма (молодежь принимает социально приемлемые средства достижения цели, но сама цель теряется), соответствие (молодежь принимает как подходящие средства, так и цели) и бунт (молодежь отвергает и заменяет социально приемлемые средства и цели; развивает свою собственную систему обоих) .Помня об этих дилеммах, семьи, специалисты и сообщества могут лучше понять точку зрения молодежи на свою жизнь. Продолжение исследований с использованием мер для оценки того, как и , если молодежь чувствует и испытывает такие ограничения на пути к успеху, должно включать использование связанных инструментов, таких как шкала доступности (Jacks, 1983) и шкала осведомленности об ограниченных возможностях ( Landis, Dinitz, & Reckless, 1963). Затем могут быть успешно применены последующие вмешательства, основанные на дальнейших результатах.

    4.3 Будущие направления исследований и практики

    Родители и семьи обладают уникальной способностью поддерживать, воспитывать, контролировать, направлять и развивать позитивные пути к успеху своих детей. Им необходимо предоставить инструменты, необходимые для успешного решения этой важной задачи. Родителям и семьям недостаточно сказать своим детям, что цель успеха находится на пути соответствия и , но это также должно быть продемонстрировано на их пути. Основным компонентом достижения этой задачи является мониторинг.В то время как некоторые родители и семьи могут не иметь возможности наблюдать за своими детьми так пристально, как они могли бы пожелать, другие не имеют четкого понимания взаимосвязи между наблюдением, виктимизацией, психологическим стрессом и правонарушением. Как подтверждено в этом исследовании, поддержка матерей была в значительной степени связана с психологическим стрессом; Следовательно, роль матерей в выявлении и лечении молодежи необходима. Кроме того, реалистичное определение того, что влечет за собой соответствующий мониторинг, должно включать поощрение и поддержку родителей в регулярном осмотре своих детей, чтобы установить четкие параметры родительских ожиданий (Hartinger-Saunders, 2008).

    Профессионалы также должны работать вместе, чтобы молодежь могла добиться успеха на социально приемлемом пути. Различным дисциплинам нужно многому научиться друг у друга, чтобы выявлять и решать проблемы виктимизации, психологического расстройства и, в конечном итоге, отвлекать от правонарушений. Особая дисциплина не может достичь этой цели в одиночку или быть эффективной без участия других; они должны работать согласованно и выполнять роли, основанные на их областях знаний. Например, социальные работники могут информировать администрацию школы и учителей о важности раннего вмешательства в случае явной и косвенной виктимизации, такой как издевательства.Литература связывает как прямую, так и реляционную виктимизацию со стороны сверстников с рядом проблем адаптации; это исследование еще раз подтверждает, что прямая виктимизация молодежи влияет на их психологический стресс. Кроме того, психологический стресс показал значительное влияние на правонарушения с течением времени, что указывает на то, что оценка виктимизации среди детей младшего возраста улучшит усилия по вмешательству и существующую литературу в этой области. Специалисты различных дисциплин должны отстаивать политику поведенческого вмешательства в школьной системе, которая осознает влияние виктимизации и ее потенциальные результаты.Поскольку большое количество детей и молодежи, подвергающихся хронической виктимизации, сталкиваются с эмоциональными, поведенческими и академическими проблемами, эта молодежь будет взаимодействовать с различными системами и профессионалами; они также как раз те, на которые должны быть нацелены наши вмешательства. Помещать молодежь в программы альтернативного образования вне обычных школьных занятий и вдали от позитивных сверстников контрпродуктивно. Текущая политика такого рода создает нереалистичную социальную среду, которая мало что делает для подготовки молодежи к интеграции в обычные классы и их сообщества.Использование позитивных сверстников, взрослых образцов для подражания и естественной среды — лучшая альтернатива для создания позитивных молодежных путей к успеху, тем самым повышая вероятность созревания и превращения в продуктивных взрослых.

    Поскольку полученные данные подчеркивают прямое влияние косвенной виктимизации путем воздействия насилия среди сверстников на преступное поведение (Hartinger-Saunders, 2008), ориентация на школьные системы как контекст для вмешательства является критически важной отправной точкой. Однако в одиночку школы не могут эффективно бороться с виктимизацией, психологическим стрессом и последующими правонарушениями.Сообщества также играют фундаментальную роль в принятии молодежью социально приемлемых средств и целей. Для молодых людей, которые, возможно, бросили школу, были отстранены от занятий или исключены, или тех, у кого отсутствуют какие-либо формальные средства вмешательства, развитие позитивных путей может зависеть от сообществ и их сверстников внутри них. Поскольку полученные данные подтверждают взаимосвязь между косвенной виктимизацией в результате воздействия насилия среди сверстников и правонарушением на обеих волнах, важность групп сверстников в жизни молодежи имеет центральное значение для информирования о стратегиях вмешательства и продвижения социально приемлемых путей.

    Выводы, приведенные здесь, показывают значительную взаимосвязь между личной виктимизацией, имущественной виктимизацией и психологическим стрессом, что позволяет предположить, что молодежь может рассматривать свою собственность как продолжение себя. Поскольку преступления против собственности чаще всего совершаются в отношении имущества, а не конкретной молодежи, эти происшествия могут повлиять на целые сообщества и всех их жителей. Преступление против собственности связывают со страхом повторной виктимизации, который, как было показано, вызывает сильную тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство, депрессию и агрессивное поведение (Boney-McCoy & Finkelhor, 1995).Основной страх возможных последствий, таких как быть застреленным, изнасилованным или убитым, может быть общей нитью, связывающей личную и имущественную виктимизацию с психологическим стрессом. Это указывает на то, что профессионалам недостаточно нацеливать свои стратегии на молодежь, семьи и в их области практики; сообщества в целом также должны рассматриваться как место и средство вмешательства. Так же важно, как и другие заинтересованные стороны, сообщества обладают уникальной способностью поощрять позитивные пути для молодежи, семей и самих себя.Поддержка и развитие программ, основанных на сильных сторонах сообщества и расширении прав и возможностей, могут помочь справиться с виктимизацией, психологическим стрессом и последующими правонарушениями среди молодежи.

    Нежелание или неспособность профессионалов любой дисциплины должным образом определять и вмешиваться в случае виктимизации посылает молодежи сообщения, указывающие на то, что общественно приемлемые средства и цели не разделяются, в то время как дезадаптивные пути еще более усиливаются. Если нам коллективно не удастся предпринять более эффективные шаги по защите детей и молодежи от виктимизации в раннем возрасте, жертвы скоро превратятся в наших будущих преступников.

    Менталитет жертвы стоит на пути ответственности

    Мы все работали с кем-то, кто склонен к драматургии.

    «Как мне уложиться в этот срок? Я только вчера получил документы на рассмотрение, а у меня уже есть полная тарелка «.

    «Почему мне поручили эту задачу? Я всегда получаю худшую работу ».

    «Она расстроена, что я снова опаздываю? Автобус опаздывал, и мне пришлось вечно ждать лифт! »

    Звучит знакомо? Все это проявления «менталитета жертвы», способного саботировать карьеру и даже жизнь.Когда вы приходите к осознанию того, что вы проявляете менталитет жертвы чаще, чем сознательно, это может быть весьма тревожным. Это наиболее частая обратная связь, которую мы получаем от участников нашего семинара MindMaster ™ на протяжении многих лет; что они были слепы к тому, как часто они формируют события таким образом и насколько глубока эта закономерность.

    Что такое менталитет жертвы?

    Менталитет жертвы — это психологический термин, относящийся к человеку с внешним локусом контроля .Они не верят, что контролируют свои успехи или неудачи, и часто чувствуют себя беспомощными или невиновными. Ими движут пессимизм, страх и гнев. В крайних случаях они могут даже думать, что другие намеренно пытаются причинить им вред. На другом конце спектра кто-то с внутренним локусом контроля считает, что он контролирует свою судьбу, и приписывает свои успехи и неудачи своим собственным действиям.

    Тот, кто воплощает менталитет жертвы, часто ищет внимания или сочувствия.Они избегают спрашивать о том, что им нужно, и предпринимают очень мало действий для улучшения своей ситуации или решения своих проблем, потому что считают, что это было бы бесполезно. Они либо чувствуют себя бессильными что-то изменить, либо это обусловленная привычка. С таким мышлением всегда будет непропорционально много проблем, которые встретятся на их пути, потому что они не справляются с событиями в своей жизни эффективно.

    Проще говоря, менталитет жертвы означает, что вы обвиняете других людей и обстоятельства в собственном несчастье и / или отсутствии результатов.

    Как происходит самопожертвование

    Менталитет жертвы — это приобретенная черта личности, означающая, что это реакция на собственный жизненный опыт. В то время как некоторые жертвы, к сожалению, на самом деле были жертвами в своей жизни, существует большая разница между тем, чтобы стать жертвой трагического события и прожить жизнь с менталитетом жертвы. Человек с менталитетом жертвы имеет мировоззрение «горе мне», считает, что жизнь несправедлива по отношению к нему, и думает, что другие люди или события им мешают.Они не хотят или не могут взять на себя ответственность за свое счастье, успех или благополучие.

    Преимущества быть жертвой

    Причина, по которой так много людей принимают менталитет жертвы, заключается в том, что он часто имеет множество льгот. Может быть легче двигаться по инерции, когда:

    • Вы ни за что не отвечаете.
    • Вы привлекаете много внимания.
    • Другим жаль вас.
    • Другие люди с меньшей вероятностью будут критиковать вас.
    • Вы получаете то, что хотите.
    • Люди слушают ваши рассказы.
    • В вашей жизни всегда происходит что-то интересное (например, какая-то драма).
    • Вы считаете, что имеете право жаловаться.
    Работа с менталитетом жертвы на рабочем месте

    Если вы работаете с кем-то с менталитетом жертвы, вы могли заметить, что они часто ждут, пока другие скажут им, как что-то делать. Как правило, им не хватает инициативы, они проявляют большую нерешительность, не проявляют активности и активности.Этот человек может постоянно жаловаться на свою карьерную ситуацию и часто заявляет, что не понимает своих ролей и обязанностей. Они ждут, пока их руководитель даст им разъяснения, вместо того, чтобы проявлять инициативу и искать ответы, которые им нужны.

    Лидерам может быть неприятно иметь дело с коллегами и подчиненными, которые считают себя жертвами вселенной. Жертва может резко снизить производительность на рабочем месте и помешать команде или организации в достижении их целей.Также могут пострадать доверие, моральный дух и крепкие межличностные отношения в их экосистеме.

    Исследование Стэнфордского университета, опубликованное в Journal of Personality and Social Psychology, показало, что игра жертвой приводит к чувству собственного достоинства и к нарциссическому или эгоистичному поведению.

    Исследователи разделили 104 человека на две группы. Одной группе было предложено написать короткое эссе о том времени, когда им стало скучно. Другой группе сказали написать о «времени, когда ваша жизнь казалась несправедливой.Возможно, вы чувствовали себя обиженными или обиженными кем-то ». После написания эссе участников опросили и спросили, хотят ли они помочь с простой и легкой задачей.

    Те, кто писал о том, что их обидели, на 26 процентов реже помогали, а исследователи оценили их как имеющих на 13 процентов больше прав.

    В отдельном эксперименте участники группы несправедливости на 11 процентов чаще выражали эгоистичное отношение. Кстати, исследователи также обнаружили, что жертвы с большей вероятностью украдут ручки экспериментаторов.

    Помимо кражи перьев, это исследование демонстрирует, что менталитет жертвы может проявляться в том, что все считается личным. Допустим, коллега не отвечает ни на одно из ваших писем. Вы пишете снова и снова, но она не отвечает. Вместо того, чтобы пройти мимо ее стола и посмотреть, попадает ли ваше электронное письмо в папку со спамом или она занимается более срочным делом, которое, например, удерживает ее от своего компьютера, человек с менталитетом жертвы сочинит рассказ о ситуации это все о себе:

    • Она злится на меня.
    • Она хочет, чтобы я потерпел неудачу.
    • Она отвечает на электронные письма всех, кроме меня.
    • Как она может ожидать от меня успеха?
    Слепой по отношению к ментальности жертвы

    В JMA мы тренировали множество людей, в том числе очень успешных, которые даже не осознают, что проявляют себя как жертвы. Часто это слепое пятно или личная черта, которая может ограничивать то, как мы действуем, реагируем, ведем себя или верим, и, следовательно, сдерживает нас.По правде говоря, у всех нас есть немного менталитета жертвы в нашей жизни, независимо от того, хотим мы это видеть или нет. Хорошая новость заключается в том, что когда кто-то начинает видеть это и исправлять, он больше не испытывает этой усвоенной беспомощности. Как тренеры, мы называем это «реальным временем» на сессии всякий раз, когда возникает перспектива. Когда у кого-то есть этот объектив, он часто всплывает. Благодаря самосознанию, наставничеству и домашнему заданию они начинают брать на себя ответственность, брать на себя ответственность и брать на себя ответственность.

    Связано: Почему радикальная подотчетность меняет правила игры

    Обучение модели подотчетности

    Подотчетность — один из важнейших элементов личного и профессионального успеха, но он также является одним из самых недооцененных.Мы часто думаем об ответственности как об обещаниях, которые мы даем другим, , но на самом деле она начинается с обещаний, которые вы даете себе. Осознание мыслей, которые управляют вашим настроением, влияют на ваше поведение и, в конечном итоге, влияют на получаемые вами результаты, — это первый шаг к тому, чтобы стать более ответственными.

    Процесс привлечения к ответственности также включает понимание того, что, в конце концов, только вы несете ответственность за то, где вы сейчас находитесь и куда вы идете в своей жизни.Имея дело с клиентом с менталитетом жертвы, я часто начинаю с раскрытия фактов, необходимых для определения ситуации, а не «фактов», как они могут их воспринимать. Вот как может работать простое упражнение во время тренировки:

    Клиент: Я не могу назначить встречу в календаре начальника.

    Я: Что вы сделали, чтобы назначить эту встречу?

    Клиент: Я сказал ей, что мне нужна встреча.

    Я: Как ты ее спросил?

    Клиент: Мы уходили с другого собрания, и я сказал ей, что мне нужно войти в ее календарь.

    Я: Что ты делал дальше?

    Клиент: Ничего. Я ничего не могу сделать, это ее ход.

    Это классический типичный рассказ о менталитете жертвы. Как только человек понимает, что ему нужно «владеть» результатом, я обсуждаю различные стратегии и действия для достижения целей, которых он хочет достичь. В этом упражнении мы, по сути, составляем список фактов, которые им необходимо знать, и вопросы, которые им нужно задать, чтобы получить на них ответы.Мы работаем над тем, чтобы клиенты понимали, что они обязуются действовать в отношении того, что они хотели бы изменить в своей жизни. Постепенно и со временем они начинают укреплять уверенность и чувствовать себя более сильными; они начинают предпринимать больше действий и теряют менталитет жертвы.

    Человек с менталитетом жертвы часто чувствует, что на его плечах постоянно лежит тяжесть. Вы можете научиться поднимать этот вес и стать более эффективными в управлении жизнью и работой, практикуя радикальную ответственность.Если вы управляете кем-то с менталитетом жертвы, вы можете изучить определенные методы, чтобы побудить его работать более продуктивно. Важно помнить, что на самом деле никто не «выбирает» быть жертвой; скорее, для некоторых это становится стратегией выживания, позволяющей справиться со стрессом и перегрузкой в ​​жизни.

    Лидерские мастерские

    На наших семинарах по лидерству мы учим вас, как вести такие разговоры и как делать эффективные запросы. Семинар Accountability Mirror ™ разработан для повышения самосознания, за ним следует наш семинар MindMaster ™, который поможет вам понять, как изменить шаблон и перепрограммировать свой мозг, чтобы он был более эффективным как в профессиональной, так и в личной жизни.

  • Добавить комментарий