Качества памяти в психологии: Виды и качества памяти курсовая по психологии

Содержание

Клиника промышленной медицины | Память, причины ее нарушений, и методы тренировки памяти

Память — это психическое свойство человека, способность к накоплению (запоминанию) хранению и воспроизведению опыта и информации. Память — это способность вспоминать отдельные переживания из прошлого, осознавая не только само переживание, а его место в истории нашей жизни, его размещение во времени и пространстве. Память трудно свести к одному понятию. Но подчеркнем, что память — это совокупность процессов и функций, которые расширяют познавательные возможности человека. Память охватывает все впечатления об окружающем мире, которые возникают у человека. Память — это сложная структура нескольких функций или процессов, обеспечивающих фиксацию прошлого опыта человека. Память можно определить как психологический процесс, выполняющий функции запоминания, сохранения и воспроизведения материала. Три указанных функции являются основными для памяти.

Еще один важный факт: память хранит, восстанавливает очень разные элементы нашего опыта: интеллектуальный, эмоциональный и моторно-двигательный.

Память о чувствах и эмоциях может сохраняться даже дольше, чем интеллектуальная память о конкретных событиях.


Наиболее важные черты, неотъемлемые характеристики памяти — это длительность, быстрота, точность, готовность, объём (запоминания и воспроизведения). От этих характеристик зависит то, насколько продуктивна память человека.

1.  Объём — способность одновременно сохранять значительный объём информации. Средний объём памяти — 7 элементов (единиц) информации.
2.  Быстрота запоминания отличается у разных людей. Скорость запоминания можно увеличить с помощью специальной тренировки памяти.
3.  Точность  проявляется в припоминании фактов и событий, с которыми сталкивался человек, а также в припоминании содержания информации. Эта черта очень важна в обучении.
4.  Длительность – способность в течение долгого времени сохранять пережитый опыт. Очень индивидуальное качество: некоторые люди могут вспомнить лица и имена школьных друзей спустя много лет (развита долговременная память), некоторые забывают их спустя всего несколько лет.

Длительность памяти имеет выборочный характер.
5. Готовность к воспроизведению — способность быстро воспроизводить в сознании человека информацию. Именно благодаря этой способности мы можем эффективно использовать приобретенный раньше опыт.


Виды и формы памяти

Существуют разные классификации видов человеческой памяти:
1. По участию воли в процессе запоминания.
2. По психической активности, которая преобладает в деятельности.
3. По продолжительности сохранения информации.
4. По сути предмета и способа запоминания.

5. По характеру участия воли.
6. По характеру целевой деятельности память подразделяют на непроизвольную и произвольную.
1)  Непроизвольная память означает запоминание и воспроизведение автоматически, без всяких усилий.
2)  Произвольная память подразумевает случаи, когда присутствует конкретная задача, и для запоминания используются волевые усилия.
Доказано, что непроизвольно запоминается материал, который интересен для человека, который важен, имеет большое значение.


 

По характеру психической деятельности, с помощью которой человек запоминает информацию, память делят на двигательную, эмоциональную (аффективную), образную и словесно-логическую.


1. Двигательная (кинетическая) память

есть запоминание и сохранение, а при необходимости, воспроизведение многообразных, сложных движений. Эта память активно участвует в развитии двигательных (трудовых, спортивных) умений и навыков. Все ручные движения человека связаны с этим видом памяти. Эта память проявляется у человека раньше всего, и крайне необходима для нормального развития ребенка.


2. Эмоциональная память – память на переживания. Особенно этот вид памяти проявляется в человеческих взаимоотношениях. Как правило, то, что вызывает у человека эмоциональные переживания, запоминается им без особого труда и на длительный срок. Доказано, что существует связь между приятностью переживания, и тем, как оно удерживается в памяти. Приятные переживания удерживаются гораздо лучше, чем неприятные. Человеческая память вообще оптимистична по природе. Человеку свойственно забывать неприятное; воспоминания о страшных трагедиях, с течением времени, утрачивают свою остроту.

Данный вид памяти играет важную роль в мотивации человека, а проявляет себя эта память очень рано: в младенчестве (около 6 мес.).


3. Образная память — связана с запоминанием и воспроизведением чувственных образов предметов и явлений, их свойств, отношений между ними. Данная память начинает проявляться к возрасту 2-х лет, и достигает своей высшей точки к юношескому возрасту. Образы могут быть разными: человек запоминает как образы различных предметов, так и общее представление о них, с каким-то абстрактным содержанием. В свою очередь, образную память делят по виду анализаторов, которые участвуют при запоминании впечатлений человеком. Образная память может быть зрительной, слуховой, обонятельной, осязательной и вкусовой.


У разных людей более активны разные анализаторы, но у большинства людей лучше развита зрительная память.
Зрительная память связана с сохранением и воспроизведением зрительных образов. Люди с развитой зрительной памятью обычно имеют хорошо развитое воображение и способны «видеть» информацию, даже когда она уже не воздействует на органы чувств. Зрительная память очень важна для людей некоторых профессий: художников, инженеров, конструкторов. Упомянутое раньше эйдетическое зрение, или феноменальная память, также характеризуется богатым воображением, обилием образов.
Слуховая память — это хорошее запоминание и точное воспроизведение разнообразных звуков: речи, музыки. Такая память особенно необходима при изучении иностранных языков, музыкантам, композиторам.

Осязательная, обонятельная и вкусовая память – это примеры памяти, (существуют и другие виды, которые не будут упомянуты), не играющей существенной роли в жизни человека, т. к. возможности такой памяти очень ограниченны и ее роль – это удовлетворение биологических потребностей организма. Эти виды памяти развиваются особенно остро у людей определенных профессий, а также в особых жизненных обстоятельствах (классические примеры: слепорожденные и слепоглухонемые).


4. Словесно-логическая память — это разновидность запоминания, когда большую роль в процессе запоминания играет слово, мысль, логика. В данном случае человек старается понять усваиваемую информацию, прояснить терминологию, установить все смысловые связи в тексте, и только после этого запомнить материал. Людям с развитой словесно-логической памятью легче запоминать словесный, абстрактный материал, понятия, формулы. Этим типом памяти, в сочетании со слуховой, обладают ученые, а так же опытные лекторы, преподаватели вузов и т. д. Логическая память при ее тренировке дает очень хорошие результаты, и более эффективна, чем простое механическое запоминание. Некоторые исследователи считают, что эта память формируется и начинает «работать» позже других видов.

П. П. Блонский называл ее » память-рассказ». Она имеется у ребенка уже в 3-4 года, когда начинают развиваться самые основы логики. Развитие логической памяти происходит с обучением ребенка основам наук.

По продолжительности сохранения информации:
1)  Мгновенная или иконическая память


Данная память удерживает материал, который был только что получен органами чувств, без какой-либо переработки информации. Длительность данной памяти — от 0,1 до 0,5 с. Часто, в этом случае, человек запоминает информацию без сознательных усилий, даже против своей воли. Это память-образ.
Человек воспринимает электромагнитные колебания, изменения давления воздуха, изменение положения объекта в пространстве, придавая им определённое значение. Стимул всегда несёт в себе определённую информацию, специфичную лишь для него. Воздействующие на рецептор в сенсорной системе физические параметры стимула преобразуются в определённые состояния центральной нервной системы (ЦНС). Установление соответствия между физическими параметрами стимула и состоянием ЦНС невозможно без работы памяти. Данная память проявляется у детей еще в дошкольном возрасте, но с годами ее значение для человека возрастает.
2)  Кратковременная память
Сохранение информации в течение короткого промежутка времени: в среднем около 20 с. Этот вид запоминания может происходить после однократного или очень краткого восприятия. Эта память работает без сознательного усилия для запоминания, но с установкой на будущее воспроизведение. В памяти сохраняются самые существенные элементы воспринятого образа. Кратковременная память «включается», когда действует, так называемое, актуальное сознание человека (т.е. то, что осознается человеком и как-то соотносится с его актуальными интересами и потребностями).


Информация вводится в кратковременную память с помощью обращения внимания на нее. Например: человек, сотни раз видевший свои наручные часы, может не ответить на вопрос: «Какой цифрой — римской или арабской — изображена на часах цифра шесть?».

Он никогда целенаправленно не воспринимал этот факт и, таким образом, информация не отложилась в кратковременной памяти.
Объем кратковременной памяти очень индивидуален, и существуют разработанные формулы и методы для ее измерения. В связи с этим необходимо сказать о такой ее особенности, как свойство замещения. Когда индивидуальный объем памяти переполняется, новая информация частично замещает уже хранящуюся там, а прежняя информация часто безвозвратно исчезает. Хорошим примером могут быть трудности при запоминании обилия фамилий и имён людей, с которыми мы только что познакомились. Человек способен удержать в кратковременной памяти не больше имен, чем позволяет его индивидуальный объем памяти.
Сделав сознательное усилие, можно удержать информацию в памяти дольше, что обеспечит её перевод в оперативную память. Это лежит в основе запоминания путем повторения.

На самом деле, кратковременная память играет важнейшую роль. Благодаря кратковременной памяти перерабатывается громадный объём информации. Сразу же отсеивается не нужная и остается то, что потенциально полезно. В результате, не происходит перегрузки долговременной памяти излишними сведениями. Кратковременная память организовывает мышление человека, так как мышление «черпает» информацию и факты именно из кратковременной и оперативной памяти.


3)  Оперативная память – это память, рассчитанная на сохранение информации в течение определённого, заранее заданного срока. Срок хранения информации колеблется от нескольких секунд до нескольких дней.

После решения поставленной задачи информация может исчезнуть из оперативной памяти. Хорошим примером может быть информация, которую пытается вложить в себя студент на время экзамена: четко заданы временные рамки и задача. После сдачи экзамена снова наблюдается полная «амнезия» по данному вопросу. Этот вид памяти является, как бы переходным от кратковременной к долговременной, так как включает в себя элементы и той, и другой памяти.
4)  Долговременная память — память, способная хранить информацию в течение неограниченного срока.
Эта память начинает функционировать не сразу после того, как был заучен материал, а спустя некоторое время. Человек должен переключиться с одного процесса на другой: с запоминания на воспроизведение. Эти два процесса несовместимы и их механизмы полностью разные.


Интересно, что чем чаще воспроизводится информация, тем прочнее она закрепляется в памяти. Иными словами, человек может в любой нужный момент припомнить информацию с помощью усилия воли. Интересно заметить, что умственные способности не всегда являются показателем качества памяти. Например, у слабоумных людей, иногда встречается феноменальная долговременная память.
Почему же для восприятия информации необходима способность к её сохранению? Это объясняется двумя основными причинами. Во-первых, человек имеет дело в каждый момент времени лишь с относительно небольшими фрагментами внешнего окружения. Чтобы интегрировать эти разделённые во времени воздействия в целостную картину окружающего мира, эффекты предшествовавших событий при восприятии последующих должны быть, так сказать, «под рукой». Вторая причина связана с целенаправленностью нашего поведения. Приобретаемый опыт должен запоминаться в таком виде, чтобы его можно было успешно использовать для последующей регуляции направленных на достижение сходных целей форм поведения. Хранящаяся в памяти человека информация оценивается им с точки зрения значения её для управления поведением и в соответствии с этой оценкой удерживается в различной степени готовности.
Человеческая память ни в малейшей степени не пассивный хранитель информации – это активная деятельность.

Большинство людей периодически сетуют на свою «девичью» память. Как правило, они практически не расстаются с ежедневниками, в которых тщательно вписывают все свои планы на будущий день. Однако трудности подстерегают повсюду. Иногда невозможность вспомнить чье-то имя может поставить в достаточно неловкую ситуацию.


Как развить память у взрослого?

Подобный вопрос периодически задают себе забывчивые люди. И те, кто не только ищут ответ, но и начинают внедрять все рекомендации в жизнь, со временем замечают прекрасный результат.

Причины плохой памяти

С возрастом у людей ухудшается способность к запоминанию, а также появляется рассеянность. Человеку необходимо держать к голове слишком много информации, из-за чего он иногда забывает самые очевидные факты. Но дело не только в этом. Чем старше становится человек, тем хуже его способность рассуждать здраво. Причины плохой памяти у взрослых сокрыты как в возрастных изменениях, так и в неправильном образе жизни, стрессах, плохом сне и многом другом. Нервных клеток становится меньше, и наряду с этим человеку все труднее вникать во что-то новое. Плохая память у взрослого может являться следствием некоторых заболеваний. Отмечается, что на способность запоминания, а также мышление, неблагоприятно влияют: высокое давление; атеросклероз; диабет; полнота. Иногда ухудшение запоминания может быть следствием развивающейся болезни Альцгеймера.

Методы улучшения памяти

Удивительную способность можно натренировать, как, например, мышцу тела. Для этого нужно делать специальные упражнения для памяти. У взрослых, конечно, тренировка потребует определенных усилий. Ведь легче всего это происходит в детском возрасте. Малыши стараются запомнить все, что попадается им на глаза.

Упражнения для памяти у взрослых

Нагрузка на память школьника уже достаточно существенна. Но когда человек заканчивает учиться и начинает работать, его память больше не поддается систематической тренировке. Жизнь становится более скучной и обыденной. Для того чтобы память продолжала развиваться, человек должен получать впечатления. Хорошо, если происходят различные приятные события, и люди стараются их не забыть.

Влияние табака

Прежде всего необходимо избавиться от пагубного влияния никотина. Многочисленные исследования подтвердили, что табак достаточно сильно ухудшает способность запоминать. Если сравнить человека, который тренирует память и при этом курит, и другого, который не работает над способностью запоминать, но и вредной привычки у него нет, то окажется, что у первого результат лучше. Однако если их условия уравнять, то окажется, что табак все же ухудшает память. Исследования показали, что курящие студенты хуже справляются с заданиями, чем некурящие. Хотя табак имеет свойство мгновенно повышать концентрацию внимания, однако это быстро проходит.

Влияние алкоголя

Гибкий ум невозможно сохранить, принимая спиртосодержащие напитки. Ведь они также ослабляют память. Даже малая доза спиртного снижает способность запоминать. Систематический его прием лишает человека возможности фиксировать что-то в памяти. Поэтому тем людям, которые задумываются о том, как развить память у взрослого, следует отказаться от спиртного. методики развития памяти у взрослых Рекомендуется исключить все виды алкоголя перед ответственным мероприятием, на котором необходимо что-то запоминать.

Медикаментозные препараты

Прием некоторых лекарств также может влиять на запоминание и даже вызывать провалы в памяти. К ним относятся различные успокаивающие или возбуждающие препараты, а также обезболивающие, антигистаминные и противовоспалительные средства.

Основные рекомендации

Существуют правила, позволяющие памяти всегда оставаться в рабочем состоянии: обогащать кровь кислородом; обязательно хорошо высыпаться; не злоупотреблять алкоголем и табаком; отказаться (по возможности) от лекарств, снижающих память.


 

Методики запоминания от гениев

Психолог Карл Сишор считает, что обычный человек использует свою память только на 10%, в то время как 90% остаются без применения. Мало кто знает, что практически все методики развития памяти у взрослых базируются на трех природных законах запоминания. Речь идет про эмоции, ассоциации и повторения. Знание этих правил способно помочь как в обыденной жизни, так и в ответственных ситуациях.

Закон эмоций гласит, что для лучшего запоминания достаточно получить яркие впечатления о заданном предмете. Самым известным человеком, использовавшим данное правило, был Рузвельт. Он всегда сохранял отличную концентрацию внимания. Все, что он прочитывал, запоминал почти дословно. Секрет данной методики развития памяти у взрослых сокрыт в необходимости полностью сосредоточиться, хотя бы ненадолго, на нужной информации. Именно в этом случае она запомнится лучше, чем если долго размышлять о ней и отвлекаться.

Удивительную методику оставил после себя Наполеон. Он отлично помнил на смотре войск расположение каждого своего бойца и его фамилию. Секрет его запоминания имени человека состоял в том, чтобы получить о нем более яркое впечатление. Например, спросив, как пишется его фамилия.

Президент Линкольн имел свою методику запоминания: он читал вслух то, что было важно помнить. Получается, что нужно задействовать как можно больше органов чувств. Это позволяет достаточно эффективно повлиять на развитие памяти у взрослых. Упражнения, которые строятся на задействовании нескольких чувств, рекомендуются большинством психологов. К примеру, чтобы запомнить, достаточно записать, а затем мысленно представить написанное.

Марк Твен часто читал лекции. Чтобы запомнить длинный текст, он записывал пару слов с начала каждого абзаца. Перед выступлением Твен повторял всю лекцию, используя эту шпаргалку. Но затем ему пришла в голову другая идея — и он стал рисовать то, что ему нужно было запомнить. Таким образом, гении прошлого смогли воплотить все три закона запоминания.


Как развить память у взрослого: упражнения для тренировки

Тренировка памяти у взрослых должна начинаться со следующих упражнений: 5-10 секунд сохраняйте полностью свободный от мыслей ум. Это необходимо для тренировки концентрации внимания. Во время данного процесса не должно возникать какого-либо напряжения: нервного либо психического. С пяти секунд очень важно постепенно дойти до тридцати секунд непрерывного нахождения в этом состоянии.
Очень важно развивать не только зрительную или слуховую способность запоминания, но и другие виды. Также нужно помнить, что краткосрочная и долгосрочная память в одинаковой мере необходимы человеку.


Зрительную память можно натренировать, если пытаться запомнить внешность проходящих мимо людей. Достаточно мимолетного взгляда на человека, идущего навстречу, и затем нужно попробовать представить себе его облик во всех деталях.

Очень полезно время от времени спрашивать себя, как выглядит обертка любимой конфеты, что там изображено.

Можно пытаться представить, что вы видели, когда проходили в очередной раз мимо магазина, какая там была вывеска. При этом нужно стараться вспомнить все до мельчайших подробностей.

Для того чтобы улучшить звуковую память, достаточно регулярно читать вслух либо учить стихотворения с ребенком. Пропойте только что прослушанную мелодию. В уличном шуме старайтесь расслышать обрывки фраз и зафиксировать их в памяти.

Принимая пищу, вообразите себя дегустатором, который досконально запоминает вкус блюда. Ассоциируйте каждое кушанье с чем-либо. Играйте на угадывание блюда с закрытыми глазами.

В парфюмерном магазине брызгайте понравившиеся духи на тест-полоску. Затем пытайтесь вспомнить их название. Тренируйтесь со всеми окружающими вас запахами. Можно начать с более простых ароматов, далее переходите к более сложным.

Попробуйте развить числовую память. Для того чтобы запомнить целую комбинацию, нужно всего лишь выбросить калькулятор. Для начала можно просто определять в магазине сдачу при каждой покупке. Расчеты в уме очень тренируют память, связанную с числами. Попробуйте определить цену на каждый продукт.

Считайте свои шаги, например, от входа в квартиру до двери лифта. Можно попробовать запомнить, сколько раз вам приходится прокрутить лампу в патроне, прежде чем она будет закручена достаточно туго. причины плохой памяти у взрослых.

Все виды памяти прекрасно развиваются при помощи любых видов настольных игр. Ускорить мыслительные процессы можно при помощи шахмат и шашек, игральных карт, домино.

Отлично натренировать память поможет разгадывание кроссвордов, а также всяческие головоломки.

Оригами улучшает механическую память. Различные виды рукоделия, типа вязания, вышивки и рисования, улучшают мелкую моторику и концентрацию на деталях.


При недостаточном эффекте от самостоятельных занятий необходимо обратиться к специалистам: неврологу или психиатру.

Кроме этого, в г. Оренбурге по адресу: ул. Пролетарская, д. 153 работает «Школа для пациентов с проблемами памяти». Занятия проходят каждую вторую среду месяца. Запись по телефону (3532) 40-20-11.


Памятью обладают все. У некоторых людей отмечается просто феноменальная способность к запоминанию. Другие сознаются в том, что являются обладателями «дырявой» головы. По мнению психологов, людей с плохой памятью крайне мало. При этом очень много тех, кто не умеет правильно ее использовать или не знает, как развить память у взрослого.


Статья подготовлена врачом-неврологом высшей квалификационной категории Гранкиным С. А.

При подготовке статьи использовались материалы сайта:
http://fb.ru/article/162910/kak-razvit-pamyat-u-vzroslogo-uprajneniya-dlya-trenirovki-obzor-luchshih-metodik-po-razvitiyu-pamyati
http://fb.ru/, Обзор лучших методик по развитию памяти, Елена Билецкая, December 29, 2014

 

Насколько безграничны возможности нашей памяти?

  • Адам Хадхази
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Наш мозг — не карта памяти, в него влезает гораздо больше, чем нам кажется

Есть люди, которые обладают талантом запоминать огромные объемы информации. Их пример дает основания полагать, что каждый из нас способен удерживать в памяти куда больше, чем мы можем себе представить, утверждает корреспондент BBC Future.

В отличие от цифровых камер с заполненной до конца картой памяти, которые больше не могут сохранять новые снимки, наш мозг, похоже, никогда не испытывает недостатка в свободных объемах для хранения информации. И все же обыденная логика не может примириться с тем, что мозг взрослого человека, «пропитанная кровью губка», как выразился в свое время писатель Курт Воннегут, способен без ограничений сохранять новые факты и опыты.

Нейрофизиологи давно пытаются измерить максимальный объем нашей памяти. Однако все усилия, направленные на то, чтобы вычислить, какими возможностями обладает человеческая память, сводятся к неким когнитивным подвигам, совершаемым отдельными индивидами и людьми с атипичным мозгом.

Многие из нас прилагают нечеловеческие усилия, чтобы запомнить номер телефона. А если нужно запомнить 67980 цифр? Именно столько цифр числа «пи» после запятой сумел назвать Чао Лу из Китая в 2005 году, когда он был 24-летним студентом выпускного курса. Чао выдавал цифры в течение 24-часового марафона, не отрываясь даже на посещение туалета, и побил мировой рекорд.

Саванты, люди с необыкновенными способностями памяти, порой устраивали еще более впечатляющие представления, проявляя чудеса запоминания, начиная от имен и дат до воспроизведения сложных визуальных композиций. Так, например, художник-аутист Стивен Уилтшир в 2013 году в мельчайших подробностях изобразил вид Лондона со смотровой площадки, расположенной на высоте 224 м, чтобы можно было представить себе, как будет выглядеть окрестный пейзаж с верхних этажей небоскреба «Шард» (The Shard) – самого высокого здания британской столицы. В отдельных, довольно редких, случаях, травмы, перенесенные прежде вполне здоровыми людьми, давали толчок развитию приобретенного «синдрома саванта». Его носители, которые в иных областях могут отличаться отставанием в развитии, порой обладают феноменальными способностями в изобразительном искусстве, музыке, математических и календарных расчетах, картографии.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Запомнить расклад карт — это не самая сложная задача для некоторых людей

Орландо Серреллу, например, было 10 лет, когда бейсбольный мяч попал ему в голову с левой стороны. После того происшествия он внезапно обнаружил, что помнит бесчисленное множество автомобильных номеров и способен производить сложные календарные исчисления. Так, он может вычислить, какой день недели приходился на тот или иной день много десятилетий назад.

Каким же образом варят «котелки» этих людей, что им удается посрамить возможности памяти среднестатистического индивида? И что говорят способности декламаторов числа пи и савантов об истинном потенциале человеческого мозга?

Байты мозга

На уровне, поддающемся исчислению, потенциал нашей памяти в определенной степени обоснован физиологией мозга. Если обратиться к базовым, но, пожалуй, полезным данным, касающимся этой темы, то мы вспомним, что наш мозг состоит примерно из 100 млрд нейронов. И только один миллиард из них имеет отношение к долговременному хранению информации в памяти. Эти клетки называются пирамидальными.

Если допустить, что каждый нейрон содержит по одной единице памяти, тогда можно прийти к заключению, что наш мозг уже полон до краев. «Если бы можно было иметь столько воспоминаний, сколько существует нейронов, то окажется, что это число не так уж велико, — говорит Пол Ребер, профессор психологии из Северо-Западного университета в Эванстоне, штат Иллинойс. – Место для хранения (данных) в вашем мозгу закончилось бы довольно быстро».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Как именно работают шестеренки нашей памяти? Пока мы этого не знаем

Вместо этого, как полагают исследователи, воспоминания формируются путем соединений между нейронами и по нейронным сетям. Каждый нейрон имеет отростки, которые можно представить себе в виде линий пригородной железнодорожной сети. Они переплетаются примерно с одной тысячей других нервных клеток нейронов. Такая архитектура, как представляется, позволяет элементам памяти возникать и воспроизводиться по всей запутанной клеточной паутине мозга. Как таковая, например, концепция голубого неба может возникать в бесчисленных, отвлеченно дискретных воспоминаниях об эпизодах, связанных с пребыванием на открытом воздухе.

Ребер называет этот эффект «экспоненциальным хранением» данных, благодаря которому потенциал памяти мозга «перехлестывает через край».

«Разумно будет предположить, что речь идет о диапазоне в несколько петабайтов», — говорит Ребер. Один петабайт равен 2000 лет звучания музыкальных файлов в формате MP3. Мы пока не знаем, сколько нейронных соединений требуется для одной отдельной отдельно взятой памяти, как не знаем, можно ли вообще уподобить ее цифровому компьютеру, поэтому все сравнения такого рода нужно воспринимать с известной долей сомнения. Достаточно сказать, если воспользоваться выражением Ребера, что «в нашем распоряжении есть тонны и тонны свободного объема» (памяти).

И маленькая тележка?

Действительно ли те люди, которые наделены суперпамятью, имеют какой-то исключительный мозг?

Короткий ответ: нет. Рекордсмены по запоминанию цифр после запятой в числе пи, вроде Чао Лу, также как и большинство других победителей соревнований по запоминанию чего-либо, клянутся, что они – самые обычные люди, посвятившие себя тому, чтобы натренировать свой мозг на хранение и воспроизведение избранных фрагментов информации.

Нелсон Деллис, победитель чемпионатов США по запоминанию 2011, 2012 , 2014 и 2015 гг., говорит, что его память была просто ужасной, прежде чем он стал выступать на состязаниях в качестве ментального атлета. Однако тренировки сделали свое дело. «За несколько недель тренировок, а может и меньше, вы начинаете делать то, что кажется почти невозможным для обычного человека, — говорит Деллис. – Эта способность скрыта в каждом из нас».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

С помощью давно известных трюков и упражнений можно довольно быстро натренировать свою память

Несколько лет назад, когда Деллис только начал тренировать мозг, ему требовалось 20 минут, чтобы запомнить порядок карт в колоде. Сегодня он способен сохранить в памяти все 52 карты менее чем за 30 секунд, другими словами он запоминает их за время одной раздачи. Деллис тренировался считать карты по пять часов день, когда готовился отстоять свой титул на чемпионате США 29 марта 2015 года.

Подобно другим чемпионам соревнований по запоминанию Деллис полагается на проверенные временем способы. Один из популярных трюков заключается в том, чтобы построить своего рода «дворец памяти». Как объясняет Деллис, он воочию представляет себе некое жилье, хорошо ему знакомое, например, дом, в котором он жил ребенком. Он переводит элементы, которые ему нужно запомнить, в зрительные образы, после чего размещает их на столе у двери, затем на кухонном столе и так далее. «Вы перемещаетесь по этому пространству в своем воображении, берете те образы, которые вы там разложили, и снова переводите их в те элементы, которые вы запомнили», — рассказывает Деллис.

Декламаторы числа пи часто пользуются «дворцом памяти» или другими похожими приемами. Например, они переводят большие объемы цифр в цепочки слов, образующие определенное повествование, напоминающие подсказки для угадывания слов в кроссвордах.

Включить внутреннего саванта

Широкомасштабный успех таких методик тренировки памяти дает основания полагать, что каждый может стать феноменом, если настроится на достижение такой цели. Но можно ли достичь тех же результатов без большого объема черновой работы? Именно эту цель ставит перед собой Аллен Снайдер, директор Центра по изучению разума при Университете Сиднея, Австралия. Он проповедует довольно спорную теорию о том, что каждый из нас носит в себе «внутреннего саванта», которого можно «включить» с помощью «правильных» технологий.

Если верить Снайдеру, разум нормального человека по большей части оперирует скорее на уровне концептуального мышления, чем дает себе труд озаботиться мириадами деталей низшего порядка. «Мы осознаем целое, а не те части, которые его составляют», — говорит он.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Узелок на память — это, конечно, бывает удобно. А если нужно завязать сто узелков?

В качестве моментальной демонстрации нашей «встроенной» системы умственного программирования концепций, Снайдер произвел такой опыт со своими коллегами. Он поставил им задачу запомнить длинный список необходимых покупок, в котором фигурировали такие предметы, как рулевое колесо, дворники, фары и т.д. и т.п. «Людям никак не удавалось запомнить список, просто кошмар», — рассказывает Снайдер. Каждый из них утверждал, что он говорил: «автомашина», хотя на самом деле это слово не произносилось. «Они собрали из частей целое», — подводит логический итог Снайдер.

Вполне вероятно, что эволюция заточила наш мозг, чтобы он работал именно так. Например, вместо того, чтобы забивать себе голову тем, как выглядит каждая черточка на морде льва, вроде оттенка той или иной шерстинки, наш мозг мгновенно догадывается — бум! это хищник!, — и реагировать на это озарение нужно не мешкая.

Другими словами, большинство данных от наших органов чувств передается в мозг, не доходя до уровня анализа и осмысления. У савантов такое концептуальное мышление высокого уровня не включается, что обеспечивает им «привилегированный доступ» буквально к безбрежному морю деталей. Запоминая список предстоящих покупок, они зафиксируют в своем мозгу все запчасти по отдельности, не сводя их в единую концепцию — автомобиль.

Случаи приобретенного синдрома саванта, как это было у Орландо Серрелла, который, будучи ребенком, получил удар бейсбольным мячом по голове, подтолкнули Снайдера к поискам физиологических основ такого явления. Кандидатом в подозреваемые оказалась левая височная доля, т.е. тот отдел мозга, который расположен у нас над левым ухом. Исследователи обратили внимание на ее дисфункцию у людей с аутизмом, синдромом саванта, а также у тех, кто страдает старческим слабоумием. Эта дисфункция нередко сопровождается проявлением вновь открывшихся художественных и музыкальных способностей. (Этот отдел находится именно в том месте, в котором Серреллу была в детстве нанесена травма).

Снайдер деликатно подавлял нейронную активность в этом участке мозга волонтеров-участников его экспериментов с помощью медицинского прибора, который он окрестил «мыслительным колпаком», генерирующим магнитные поля. Интригует то, что, как он утверждает, эти люди временно демонстрировали улучшение навыков рисования, проверки текстов на предмет ошибок, а также счета в уме.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Почему мы не запоминаем все подряд? Не хватает скорости переработки

Впрочем, вопреки всем амбициям Снайдера, любой, кто надеется ускоренными темпами стать гением, будет вынужден немного подождать. Вполне возможно, что другие факторы, такие как повышенная уверенность в себе или настороженность при наличии на головах испытуемых футуристических штуковин, выливаются в очевидные успехи обычного мозга. Более того, задачи, которые ставились в ходе экспериментов, были относительно скромны (Снайдеру еще только предстоит протестировать крайние состояния, относящиеся к долгосрочной памяти, например), поэтому успехи его волонтеров едва ли дотягивают до головокружительных высот, достигнутых признанными савантами, такими как Серрелл.

С учетом этих ограничений некоторые ученые просто саркастически фыркают, когда слышат об утверждениях Снайдера. Несмотря на то, что интерес к стимуляции мозга растет, амбиции исследователей, работающих в этой области, как правило, гораздо скромнее. Однако даже самые предварительные результаты работ Снайдреа намекают на то, что наш мозг сможет удивлять нас все больше по мере того, как мы будем углубляться в тайны его функционирования.

«Бутылочное горлышко» памяти

Ясно одно: человеческая память, как таковая, имеет одно существенное ограничение. Итак, почему мы не запоминаем абсолютно все?

«Не знаю, — говорит Снайдер, — но можно предположить, что дело тут в экономии средств переработки информации».

Пол Ребер из Северо-Западного университета полагает, что мозг, интерпретируя окружающий мир, просто не в состоянии поспевать за потоком внешних раздражителей. «Именно поэтому мы не запоминаем все. Между нашими чувствами и нашей памятью расположено своего рода бутылочное горлышко», — говорит он.

Обращаясь к привычным для нас аналогиям из мира компьютеров, Ребер говорит, что ограничение человеческой памяти на протяжении жизни — это не емкость жесткого диска, а скорость загрузки. «Дело не в том, что наш мозг переполнен, — объясняет Ребер. – Просто информация, с которой мы сталкиваемся, поступает быстрее, чем наша система памяти способна всю ее записать».

Как улучшить память и внимание: советы тренера

Центр «Моя карьера» совместно с психологами Московской службы психологической помощи населению подготовил практические рекомендации по улучшению памяти и внимания. Представляем первую часть — советы по активации памяти.

Память и внимание — две стороны одной медали. Обе функции — запоминание и концентрация внимания — регулируются одними и теми же процессами мозга. Другими словами, мы лучше запоминаем то, на чем нам удается хорошо сконцентрироваться. Поэтому и развивать способности к концентрации и к запоминанию необходимо в связке.

Память — процесс запечатления, сохранения и последующего воспроизведения информации. Последний аспект — способность извлечь информацию из «архива» в нужный момент, чтобы использовать ее, можно считать ключевым.

Образно процесс запоминания можно сравнить с помещением ценных предметов в сейф. Мы открываем дверцу сейфа, кладем туда предмет, закрываем дверцу. Но когда нам понадобится предмет, мы должны быть способны открыть дверцу и найти его в сейфе.

Запоминание может быть произвольным и непроизвольным. Непроизвольное запоминание — то, которое не требует от нас каких-либо осознанных усилий. Так обычно запоминается информация, которая является эмоционально-окрашенной для нас, вызывает ассоциации: что-то приятное или интересное, а может, попавшее в фокус нашего внимания, когда мы находились в подходящем эмоциональном состоянии. Или это могут быть важные для нас сведения, связанные с нашим прошлым, стоящими перед нами сейчас жизненными задачами либо с будущими проектами. В любом случае самое важное здесь — наша эмоциональная вовлеченность.

Произвольное запоминание, напротив, требует от нас осознанных усилий. Перед нами стоит задача — запомнить материал, например, для подготовки к экзамену. Сама информация может быть нам совсем не интересна, но усвоить ее нужно. Тут и возникают сложности. Как же активировать память в такой момент?

Вот проверенные рекомендации, применение которых позволяет снизить порог «сопротивляемости» запоминанию новой информации.

1. Придать информации эмоциональную окраску
Чем ярче, интереснее информация для вас, тем проще ее запомнить. Поэтому нужно сделать ее привлекательной для вашего мозга. Для этого найдите в материале какой-то действительно интересный аспект.

2. Привязать информацию к собственному жизненному опыту
Здесь можно идти двумя путями. Первый — сделать привязку к прошлому, то есть найти базу для новой информации в прошлом опыте. Второй — осознать, что информация действительно важна и полезна для ваших актуальных или будущих задач.

Как запомнить информацию надолго?

Второй важный момент связан с необходимостью запомнить информацию надолго. Механическое запоминание, как правило, не дает долгосрочного эффекта.

Эксперименты, которые проводили ученые ещё в XIX веке, показали, что малоинтересная неосмысленная информация, которую удалось запомнить лишь механически, удерживается в нашей памяти на очень короткий срок.

Люди, которые пытались «зазубрить» ряд бессмысленных слогов, забыли около 60% заученной информации уже в течение первого часа. По прошествии первых суток они сумели воспроизвести лишь 20% материала.

Показатели были несколько лучше в случаях, когда пытались запомнить тезисы лекций. Студентам удалось воспроизвести после первого часа 70% материала, но тем не менее значительная его часть была забыта за сутки.

Проведя серию экспериментов, ученые создали алгоритм устойчивого запоминания сложной информации. Чтобы запомнить надолго, нужно перевести материал из краткосрочной в долгосрочную память. Для этого необходимо повторить его несколько раз: через час, спустя первые сутки после запоминания, через 3-4 дня и через неделю. В дальнейшем — периодически повторять.

Практическая тренировка памяти

1. Задействование всех видов памяти

У разных людей по-разному развиты виды памяти: зрительная, слуховая, двигательная. С одной стороны, нужно знать и использовать свои сильные стороны. Например, если у вас хорошо развита двигательная память, при заучивании слов иностранного языка рекомендуется их прописывать.

Но не следует зацикливаться только на том виде памяти, который наиболее развит или привычен для вас. Психологи рекомендуют подключать все виды запоминания. Так, чтение текста вслух задействует не только зрительную, но и слухо-речевую память.

2. Нейроника: делаем привычное по-новому

Мозг лучше запоминает информацию, если его периодически выводить из «зоны комфорта»: заставлять использовать в обычных ситуациях те органы чувств, которые ранее не применялись, отходить от привычных моделей поведения.

Можно выбрать новую дорогу на работу, пользоваться столовыми приборами левой рукой (и наоборот, если вы левша), попытаться утром одеться не включая свет. Такие тренировки позволят мозгу стать более гибким, создадут в нем новые связи, и, как следствие, улучшат память.

3. Образные ассоциации
Существует мнемотехника, которая «придает смысл» разрозненной информации, части которой никак не связаны между собой. Чтобы запомнить фразу из нескольких слов, которые не имеют смысловой связи, нужно для каждого слова придумать образ и в своем воображении связать уже эти образы между собой.

4. Использование принципов нейропластичности

Ученые XX века опровергли расхожее мнение о том, что нервные клетки, утраченные с возрастом, не восстанавливаются. Они доказали, что новые связи между нейронами головного мозга возникают на протяжении всей жизни человека, а значит, он сохраняет способность к запоминанию информации.

Причина, по которой память ухудшается с возрастом, — не в утрате нервных клеток, а в том, что истощаются части клеток, проводящие импульсы между ними. Это происходит из-за выбора человеком проторенных троп: он не занимается новыми видами деятельности, постоянно находится в привычной колее.

Именно поэтому так важно увлекаться новыми хобби, учить иностранные языки, путешествовать — всем, что заставит мозг выйти из «режима сна» и включиться в активную деятельность. Особенное внимание следует уделять таким тренировкам во второй половине жизни.

5. Счет в уме и списки продуктов

О важности произведения простых математических вычислений в уме говорит японский ученый Рюта Кавашима. Эксперименты с применением МРТ доказали, что во время счета в уме у людей активируются лобные доли головного мозга — та часть, которая ответственна и за память.

Желательно регулярно проводить несложные подсчеты в уме: сложение, вычитание, умножение. Причем не обязательно выделять много времени или придумывать специальные задания. Можно, например, складывать цифры в номерах автомобилей, которые вы видите по дороге домой. Главное тут — регулярность. Другим хорошим упражнением может стать поход за покупками. Многие из нас пишут памятки — списки продуктов, которые необходимо купить в магазине. Секрет состоит в том, чтобы не заглядывать в этот список до момента, когда вы соберетесь оплачивать покупки, и только тогда свериться с ним.

Еще один важный момент — режим сна и отдыха, отсутствие информационных перегрузок. В состоянии стресса и под давлением разнонаправленных потоков информации наш мозг отказывается хорошо работать, в том числе запоминать что бы то ни было.

Венгерская переводчица и полиглот Като Ломб в возрасте 86 лет как-то сказала своему 54-летнему другу: «Ты еще так молод и столько еще языков можно выучить!». Главный секрет сохранения хорошей памяти — отказаться следовать стереотипам о неизбежности ее потери с возрастом и продолжать предпринимать регулярные и осознанные усилия для ее укрепления. Даже если вы замечаете, что усвоение новой информации дается труднее, — не бросайте начатое. Воспринимайте свои действия именно как необходимую вашему мозгу тренировку, которую нельзя пропускать.

Тренинги центра «Моя карьера», которые помогут поддерживать «в тонусе» вашу память:

12 ноября, 17.00 — 18.30: Лабиринты памяти (совместно с МСППН)

Зарегистрироваться

19 ноября, 17.00 — 18.30: Техники гармонизации внутреннего состояния (в партнерстве с МСППН)

Зарегистрироваться

21 ноября, 14.00 — 17.00: Тренировка памяти

Зарегистрироваться

Участие бесплатное.

Справки по телефону: +7 (495) 633 6383

Адрес проведения: центр «Моя карьера», ул. Сергия Радонежского, д. 1, стр. 1.

Ознакомиться с полной программой тренингов вы можете на сайте www.моякарьера.москва

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Топ-5 методов запоминания информации — СКБ Контур

Мозг лучше усваивает информацию живую, яркую, образную и вовлекающую. Это значит, что нам нужно сделать информацию, которую мы хотим запомнить, интересной для мозга. Чтобы успешно использовать любую технику запоминания, следует найти то, что работает именно для вас, и правильно определить цели.

Остановимся на некоторых наиболее известных методах запоминания, которые помогут вам, например, быстрее запоминать имена людей, с которыми вы знакомитесь по работе.

Метод локусов

Название этого метода происходит от латинского слова locus — «место». Он также имеет ряд других названий: пространственная мнемоника, дворец памяти, чертоги разума, умственная прогулка.

Принято считать, что метод локусов зародился еще в Древнем Риме благодаря ораторам, которым всю информацию для многочасовых выступлений приходилось держать в памяти. Суть метода заключается в визуализации, в привязывании фактов, которые нужно запомнить, к хорошо известным локациям. К фактам может относиться что угодно: иностранные слова, список покупок, имена людей и др.

Как работает метод локусов? Представьте, что вы стоите в своем доме (дворце памяти). Мысленно пройдитесь по этому дому, запоминая его отличительные особенности — их можно использовать для хранения информации, которую вы хотите запомнить. Каждая остановка на вашем пути будет тем самым «локусом», к которому вы можете привязать идею или объект. Например, входная дверь может быть одним локусом, тумбочка в коридоре — вторым локусом, лампа в гостиной — третьим. Если вам нужно запомнить какое-то слово, создайте ассоциацию между этим словом и одним из объектов в доме. Зафиксируйте это в голове. Когда вы будете думать о своем дворце памяти, вы вспомните не только маршрут, но и объекты, привязанные к локациям.

Мнемоника

Этот метод представляет собой совокупность приемов и способов, которые упрощают запоминание различной информации. Обычно он требует больше усилий для эффективного использования, но зато лучше применяется в таких ситуациях, когда нужно запомнить, например, списки или структуры. Например, если вам нужно запомнить список лекарственных препаратов определенного типа, мнемоника поможет вам сделать это лучше остальных методов.

Мнемоника основывается на образовании ассоциативных рядов и последовательностей, когда человек заменяет абстрактные объекты реальными понятиями. Главное — использовать яркие, интересные ассоциации.

В мнемонике можно выделить несколько наиболее известных техник:

  • Акроним: вы составляете комбинацию букв, которая «шифрует» полную информацию для запоминания.
  • Акростих: вы придумываете стихотворение, в котором начальные буквы строк образуют какое-либо слово.
  • Ключевые слова: вы выделяете во фразах ключевые слова. Вспоминая их, вы восстанавливаете в памяти всю фразу.
  • Рифмизация: вы придумываете рифмы, чтобы запомнить слова или цифры.
  • Техника образ-имя (подходит для запоминания имен): вы придумываете любую яркую связь между именем человека и его физическими характеристиками.
  • Формирование цепочки: вы сочиняете историю, в которой слово или мысль, которую нужно запомнить, вызывает цепную реакцию и тянет за собой следующие слова.

Чанкинг-метод (дробление, фрагментирование)  

Это метод подразумевает объединение нескольких элементов, которые нужно запомнить, в одну небольшую группу. Многие люди пользуются им, когда пытаются запомнить номера телефонов, номера банковских счетов, но этот метод может быть использован и для других типов информации. Чанкинг-подход часто отражается в том, как мы записываем номера телефонов — через черточку. Мы делаем это именно так, чтобы лучше воспринимать набор цифр и быстрее их запомнить. Есть разница между восприятием набора цифр: 89265660000 и 8-926-566-0000? Конечно, есть.  

Ключевым принципом, заставляющим эту технику работать, является комбинация предметов на основе семантического кодирования, то есть предметы помещаются в небольшие группы в соответствии с контекстом или каким-то шаблоном.

Например, одни могут группировать свой список продуктов по алфавиту, другие — по типу пищи. В любом случае этот метод успешно реализуется только тогда, когда вы определяете наиболее естественные для себя шаблоны и следуете им.

Интервальные повторения

Суть метода заключается в том, что человек повторяет выученную информацию согласно определенным, постоянно возрастающим интервалам. У этого метода даже есть конкретная формула: Y=2X+1, где Y означает день, когда информация начнет забываться, а X — день последнего повторения. Таким образом, если вы выучили информацию, например, неделю назад, то повторить ее вам нужно будет через 8 дней. При этом потенциал интервала равен бесконечности.

Методика интервальных повторений часто используется вместе с карточками. Наиболее распространенный пример: изучая иностранный язык, вы делаете карточки с незнакомыми словами и затем с определенной периодичностью их повторяете.  

Метод сторителлинга

Если верить исследованиям, то наш мозг настолько любит истории, что хорошее повествование может вызвать высвобождение окситоцина — гормона, который усиливает эмпатию у людей.

Истории охватывают все качества информации, которые заставляют наш мозг любить и запоминать ее: яркие и красочные образы, привлекательные сюжетные линии. Рекламная индустрия постоянно эксплуатирует эти возможности, но вы тоже можете использовать метод сторителлинга для запоминания важной информации. Тем более что он довольно прост.

Смысл метода заключается в том, что вы создаете различные сюжетные линии, которые включают в себя элементы, необходимые для запоминания. В результате эти элементы соединяются в последовательности, и создаются истории, которые мозг лучше усваивает и воспринимает.

Точность повествования имеет мало значения в этом случае. Как и в методе локусов, в случае со сторителлингом важно органично вписать информацию, которая вас интересует, в нить повествования.

Home

АНОНСЫ

Торжественная церемония вручения дипломов выпускникам 2021

15 июля в Актовом зале Университета. Онлайн-трансляция
Подробнее


Конкурс научных работ имени Б.Г. Ананьева за 2021 год

Срок подачи материалов на конкурс: с 20 по 30 сентября 2021 года.
Подробнее


Ананьевские чтения – 2021

19-22 октября 2021 в СПбГУ состоится международная конференция «Ананьевские чтения – 2021. 55 лет Факультету психологии СПбГУ: эстафета поколений». Прием заявок на участие до 20 июня 2021 года (включительно).
Подробнее


Подготовка к ЕГЭ

В СПБГУ запускаются курсы для старшеклассников, желающих поступить на факультет психологии. Прием заявок на участие до 30 сентября 2021 года (включительно).
Подробнее


Дополнительные образовательные программы СПбГУ:

• полный список дополнительных образовательных программ СПбГУ можно найти здесь
• для студентов, желающих улучшить знания по иностранным языкам — подробнее
• переводчик в сфере профессиональной коммуникации — подробнее


Skype доверия

В Психологической клинике СПбГУ работает телефон доверия по скайпу.
Подробнее


Он-лайн курсы по направлению «Психология»

Представляем список он-лайн курсов, подготовленных для партнерских программ Санкт-Петербургского университета на платформах Coursera и Открытое образование.
Подробнее


Европейская конференция под эгидой Ассоциации Психологии Развития состоится в СПбГУ

В 2023 году впервые в России — в Санкт-Петербургском государственном университете — пройдет Европейская конференция по психологии развития.
Подробнее


Международная аккредитация подтвердила высокий уровень преподавания психологии в СПбГУ

Подробнее


Медицинское обслуживание в СПбГУ

Для обучающихся СПбГУ обновлена информация о медицинском обслуживании. В приложенном документе (pdf) вы найдете адреса здравпунктов, а также информацию для иногородних обучающихся и спортсменов.

Профилактика коронавируса 

Безопасная защита: как носить маску без последствий для кожи, рассказала эксперт СПбГУ


Встречи ректора с представителями студенческих советов

Подробнее


архив анонсов

7 удивительных фактов о человеческой памяти :: Впечатления :: РБК Стиль

Память похожа на большую библиотеку, в которой хранятся детские воспоминания, математические формулы, профессиональные знания и когда-то испытанные ощущения. Она продолжает формироваться на протяжении всей жизни, накапливая индивидуальный опыт человека и позволяя ему в любой момент оперативно извлекать нужные данные.

Исследования американских нейрофизиологов показали, что наша память способна вместить петабайт (или тысячу терабайт) данных. Это в десять раз больше, чем предполагалось ранее. И все же многие психические процессы и механизмы, связанные с запоминанием, до конца не изучены.

 

Резерв памяти можно увеличить

Считается, что человеческая память продолжает развиваться до 25 лет. В среднем пик ее возможностей проявляется в возрасте 19–20 лет, а первые признаки затухания — после пятидесяти. Однако с помощью регулярных тренировок этот процесс можно замедлить. Как и многие функции мозга, память поддается развитию. Для улучшения ее характеристик существуют самые разные приемы, методы и технологии, совокупность которых называют мнемоникой.

Особых успехов в развитии памяти добился Самвел Гарибян, российский предприниматель и двукратный рекордсмен Книги рекордов Гиннесса. С помощью тренировок он вывел объем усваиваемой информации на такой уровень, что мог мгновенно запоминать любые устные и печатные материалы. Один из рекордов Гарибян поставил в 1990 году. Мнемонист почти безошибочно повторил тысячу неизвестных ему иностранных слов из десяти разных языков. Спустя десять лет он запомнил и воспроизвел две тысячи не связанных смыслом русских слов.

Механизм дежавю — ошибка

Этим понятием принято обозначать состояние, при котором человеку кажется, будто он уже был в подобной ситуации. Мы начинаем узнавать незнакомые интерьеры, голоса и лица новых людей, смутно предвидим дальнейшее развитие событий. Эффект дежавю напоминает повторный просмотр фильма, когда-то увиденного и давно забытого. При этом длится он всего несколько секунд и не может быть вызван искусственно.

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению по поводу его природы. Одни говорят, что это явление может быть связано с генетической памятью. Другие уверены, что все дело в нарушении работы гиппокампа. Из-за сбоев в глубинных слоях височной доли головного мозга мы воспринимаем новую ситуацию как хорошо знакомую. Третьи считают дежавю следствием реинкарнации. А Зигмунд Фрейд связывал его с сюжетами забытых снов.

Первые воспоминания появляются еще до рождения

Еще в прошлом веке ученые верили, что младенцы появляются на свет с совершенно чистой памятью. Однако современные исследования позволили выяснить, что эмбрион начинает запоминать некоторые события уже в утробе матери. В ряде экспериментов ученые с помощью специальной аппаратуры посылали младенцам определенный звуковой сигнал. После пятого прослушивания ребенок переставал реагировать на один и тот же звук и в дальнейшем быстро его узнавал.

Подобное явление наблюдается уже на девятнадцатой неделе беременности. Интересно, что так называемую пренатальную музыку младенцы помнят даже после появления на свет. Это дает возможность говорить о существовании у плода не только краткосрочной, но и долгосрочной памяти.

© Xavier Mouton Photographie/Unsplash

Память индивидуальна

На способности человека к запоминанию влияют индивидуальные факторы. По этой причине у одних преобладает зрительный вид памяти, у других — слуховой. Третьи лучше всего запоминают мышечные комбинации, движения и их схемы. Кроме того, объем кратковременной памяти у всех разный, также как прочность и скорость запоминания новой информации.

К числу определяющих факторов относятся возраст, состояние здоровья, гормональный фон, особенности нервной системы, уровень воспитания, характер работы и даже рацион. Например, скудное питание при диете и злоупотребление алкоголем оказывают на память негативное воздействие. Образная память сильнее всего развита у артистов, а вкусовая и обонятельная — у дегустаторов.

Бывают и ложные воспоминания

Человеческая память — не самое надежное устройство для записи данных. Воспоминания, которые мы храним у себя в голове, со временем меняются и поддаются искажениям. Они не только тускнеют, но и дополняются новыми подробностями, которых не существовало в реальности. Кроме того, ложные сведения можно намеренно внедрить в чье-то сознание. Речь идет не только об отдельных вымышленных деталях, но и о событиях, которых никогда не было.

К таким выводам пришли ученые. Например, американский психолог Элизабет Лофтус убеждал своих испытуемых в том, что в детстве они подвергались нападению животных, надолго терялись в зоомагазине и даже целовали лягушек. Для этого она использовала поддельные видеоролики, в которых соединялись выдуманные и реальные детали. Родители участников подтвердили Лофтус, что ничего подобного с их детьми не происходило. Однако около 30% опрошенных присваивали себе ложные воспоминания и даже начинали давать подробные описания этих событий.

Память необходимо включать

Память и внимание тесно взаимосвязаны. Чтобы начать усваивать новую информацию, необходимо сконцентрироваться и настроить себя на процесс запоминания. В противном случае нужные сведения не будут усвоены и не дойдут до хранилища памяти. Пассивно воспринятая информация не откладывается в голове и быстро забывается. Именно поэтому в процессе обучения так важно исключить отвлекающие факторы. Например, смартфоны и интернет.

Если озвучить какие-либо сведения без предупреждения о том, что их потребуется повторить, — вероятнее всего, человек их не запомнит. Чтобы активизировать память, нужно заинтересоваться материалом, сосредоточиться на нем.

Плохие воспоминания стираются быстрее

Забывание — одна из основных функций памяти. Оно помогает стереть неактуальную информацию и уберечь нервную систему от перенапряжения. При этом мозг быстрее вытесняет негативные впечатления, оставляя в памяти наиболее приятные и желанные моменты. Если бы плохие воспоминания со временем не стирались, то накопленные отрицательные эмоции продолжали бы оказывать деструктивное воздействие на психику. Сегодня существуют специальные тренинги, направленные на блокировку ненужной информации.

© Thomas Ehling/Unsplash

В психотерапевтической практике встречается такое явление, как гипертимезия. Люди с этим редким синдромом, например американская писательница Джилл Прайс, помнят всю свою жизнь в мельчайших подробностях. Защитный механизм, который вытесняет из памяти негативные эмоции и воспоминания, в их случае просто не работает. 

Провалы в памяти

ВАЖНО!
Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Под «провалами в памяти» понимают полную или частичную потерю воспоминаний.

Однако такая трактовка может подразумевать потерю памяти, а может свидетельствовать о неспособности именно в данный момент вспомнить тот или иной факт.

Разновидности

Память обеспечивается функциональной активностью всех отделов головного мозга и включает разные процессы – запоминание, сохранение (или, наоборот, забывание), узнавание и воспроизведение. Нарушение любого из этих процессов будет приводить к дефектам памяти.

Именно борьба с забыванием (важный процесс, который предохраняет мозг от избытка информации) обеспечивает сохранение важных данных.

Еще два процесса – узнавание и воспроизведение – дают возможность «вытащить на поверхность» требуемую информацию. Таким образом, под потерей памяти, или провалами, подразумевают невозможность распознать или воспроизвести сохраненные в мозге данные. Провалы в памяти (или амнезия) могут иметь временную зависимость. Ретроградная амнезия характеризуется невозможностью вспомнить предшествующие травме или болезни события, антероградная сопровождается потерей памяти на события, произошедшие после болезни. Различают также ретроантероградную амнезию (сочетание первых двух) и фиксационную, характеризующуюся невозможностью запоминать текущие события. Если утрачивается память на события в момент травмы или болезни, говорят о конградной амнезии.

Возможные причины

Провалы в памяти не всегда свидетельствуют о каком-либо заболевании.

Быстро сменяющаяся информация усваивается только кратковременной памятью и сохраняется в течение нескольких суток. Примером такого запоминания служит подготовка к экзамену: большой объем данных усваивается за короткое время и так же быстро исчезает из памяти.

Для сохранения информации на длительное время требуются обработка и кодирование.

Только после этого необходимые данные фиксируются в структурах мозга.

При наличии психологических факторов (стресс, нервное перенапряжение) или постоянной усталости и недосыпании нарушается концентрация внимания, что ухудшает процесс запоминания.

Часто провалы в памяти возникают как защитная реакция на эмоциональный стресс. Характерным примером такого состояния служит внезапная потеря памяти на экзаменах, при выступлениях перед аудиторией.

Эти провалы относятся к преходящим нарушениям памяти, однако в ряде случаев они могут свидетельствовать о нарушении кровообращения в области задних мозговых артерий, что чаще всего возникает при алкоголизме, наркомании.

Повреждение даже малых участков мозга при черепно-мозговой травме тоже приводит к утрате памяти или провалам. При этом возникает ретроградная амнезия, которая захватывает несколько часов до травмы. Возможна и более длительная фиксационная амнезия – несколько суток сразу после травмы, которая отмечается при ясном сознании пациента. Через несколько суток после травмы память в большинстве случаев восстанавливается. К преходящим нарушениям памяти приводят операции на височных долях мозга, эпилептические припадки. Больные с эпилепсией забывают не только сам припадок, но и короткий период спутанного сознания после него.

В некоторых случаях именно такие провалы в памяти дают основание заподозрить эпилепсию при бессудорожных припадках.

Расстройства памяти могут быть обусловлены нарушением метаболизма в центральной нервной системе. Ухудшение функций мозга происходит при недостатке кислорода вследствие сердечно-легочной недостаточности, токсическом поражении при печеночной и почечной недостаточности.

Кислородное голодание мозга после резкого подъема или снижения артериального давления часто сопровождается резким ухудшением памяти.

Такое же действие оказывает снижение уровня глюкозы при голодании и сахарном диабете. Кроме того, при сахарном диабете развивается ангиопатия – поражение кровеносных сосудов, что усугубляет дефицит питательных веществ.

Резкое ухудшение памяти с провалами происходит при гипотиреозе, что обусловлено недостатком йода в организме. Дефицит витамина В12 и фолиевой кислоты также сопровождается нарушением памяти.

Витамин В12 необходим для регенерации миелина – вещества, которое покрывает нервные волокна и обеспечивает их функционирование. Разрушение миелинового слоя сопровождается замедлением нервных импульсов и нарушением памяти.

Память может страдать у пациентов, принимающих ряд лекарственных препаратов. К ним относятся холинолитики (атропин, скополамин, платифиллин, металлизир), антидепрессанты и нейролептики. Разрушающее действие на структуры мозга и, соответственно, память оказывают стероидные гормоны. Последние исследования доказывают, что люди, длительно принимающие стероидные гормоны (например, бодибилдеры), имеют серьезные проблемы со зрительно-пространственной памятью. Информацию о негативном влиянии стероидных гормонов на память следует учитывать также пациентам с бронхиальной астмой и артритом.

Опухоли, инфекционные заболевания, приводящие к поражению ЦНС, оказывают иногда необратимое влияние на память. К таким заболеваниям относят энцефалит и менингит.

Воспаление оболочек и ткани мозга приводит к разрушению нервных структур и в результате к нарушению познавательной деятельности, речи и памяти.

Выделяют нарушения памяти, связанные с возрастом. В норме первые признаки снижения памяти появляются после 50 лет, что связано с ослаблением концентрации внимания и снижением процессов кодирования информации. Однако при резком прогрессировании потери памяти можно подозревать наличие более серьезных заболеваний. В первую очередь провалы в памяти могут возникать при старческой, или сенильной, деменции. При деменции возникает диффузное поражение коры мозга (например, при болезни Альцгеймера) или подкорковых структур мозга (болезнь Паркинсона, хорея Гентингтона, рассеянный склероз, энцефалопатия).

Наиболее ранним признаком болезни Альцгеймера служат провалы в памяти на недавние события.

К этому симптому в дальнейшем могут присоединяться нарушения речи и познавательных способностей. При прогрессировании заболевания развивается потеря фиксационной, антероградной и ретроградной памяти. Память на события, происходившие давно, сохраняется наиболее длительное время. При болезни Паркинсона и рассеянном склерозе человек затрачивает много времени на вспоминание прошедших событий или фактов. При этом он быстро устает, ему трудно запоминать новую информацию или овладевать двигательными навыками.

При многократном повторении нового материала, установлении смысловых аналогий процесс запоминания облегчается, но требует постоянного подкрепления.

Диагностика и обследование

Для диагностики причин нарушения памяти необходимы оценка психического состояния пациента, тщательный анализ данных, выявленных при опросе, и динамики развития заболевания. Значительную информацию можно получить, используя различные лабораторные тесты и инструментальные обследования, а также оценив неврологический статус пациента. В качестве объективного критерия используются данные КТ и МРТ мозга. 

Что такое память?

Что такое память?

Память относится к процессам, которые используются для получения, хранения, сохранения и последующего извлечения информации. В памяти задействованы три основных процесса: кодирование, хранение и извлечение.

Человеческая память включает в себя способность как сохранять, так и восстанавливать информацию, которую мы узнали или испытали. Однако, как все мы знаем, это не безупречный процесс. Иногда мы что-то забываем или неправильно запоминаем. Иногда вещи вообще не кодируются должным образом в памяти.

Проблемы с памятью могут варьироваться от незначительных неприятностей, таких как забыть, где вы оставили ключи от машины, до серьезных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера и другие виды деменции, которые влияют на качество жизни и способность функционировать.

Изучение человеческой памяти было предметом науки и философии на протяжении тысячелетий и стало одной из основных тем, представляющих интерес в когнитивной психологии.

Как формируются воспоминания

Чтобы сформировать новые воспоминания, информация должна быть преобразована в пригодную для использования форму, что происходит в процессе, известном как кодирование .После того, как информация была успешно закодирована, она должна быть сохранена в памяти для дальнейшего использования.

Большая часть этой хранимой памяти большую часть времени находится вне нашего понимания, за исключением тех случаев, когда нам действительно нужно ее использовать. Процесс поиска позволяет нам осознать сохраненные воспоминания.

Как долго сохраняются воспоминания?

Некоторые воспоминания очень короткие, всего несколько секунд, и позволяют нам воспринимать сенсорную информацию об окружающем мире.

Кратковременные воспоминания немного длиннее и длятся от 20 до 30 секунд. Эти воспоминания в основном состоят из информации, на которой мы сейчас сосредоточены и о которой думаем.

Наконец, некоторые воспоминания способны сохраняться намного дольше, длиться дни, недели, месяцы или даже десятилетия. Большинство этих долговременных воспоминаний лежат за пределами нашего непосредственного осознания, но мы можем привлечь их к сознанию, когда они понадобятся.

Использование памяти

Чтобы использовать информацию, которая была закодирована в памяти, ее сначала нужно получить.Есть много факторов, которые могут повлиять на то, как извлекаются воспоминания, например, тип используемой информации и имеющиеся сигналы извлечения.

Конечно, этот процесс не всегда идеален. Вы когда-нибудь чувствовали, что получили ответ на вопрос прямо на кончике языка, но не могли вспомнить его? Это пример запутанной проблемы восстановления памяти, известной как lethologica или феномен кончика языка.

Организация памяти

Возможность доступа и извлечения информации из долговременной памяти позволяет нам фактически использовать эти воспоминания для принятия решений, взаимодействия с другими и решения проблем.Но как информация организована в памяти?

Один из способов мышления об организации памяти известен как модель семантической сети. Эта модель предполагает, что определенные триггеры активируют связанные воспоминания. Воспоминание об определенном месте может активировать воспоминания о связанных с ним вещах, которые произошли в этом месте. Например, размышления о конкретном здании кампуса могут вызвать воспоминания о посещении занятий, учебе и общении со сверстниками.

Типы памяти

Хотя было предложено несколько различных моделей памяти, сценическая модель памяти часто используется для объяснения основной структуры и функции памяти.Эта теория, впервые предложенная в 1968 году Ричардом Аткинсоном и Ричардом Шиффрином, выделяет три отдельных этапа памяти: сенсорная память, кратковременная память и долговременная память.

Сенсорная память

Сенсорная память — это самая ранняя стадия памяти. На этом этапе сенсорная информация из окружающей среды сохраняется в течение очень короткого периода времени, обычно не более полсекунды для визуальной информации и 3 или 4 секунд для слуховой информации.Мы обращаем внимание только на определенные аспекты этой сенсорной памяти, позволяя некоторой части этой информации перейти на следующий этап: кратковременную память.

Кратковременная память

Кратковременная память, также известная как активная память, — это информация, о которой мы в настоящее время знаем или о которой думаем. Во фрейдистской психологии это воспоминание будет называться сознательным разумом. Обращение внимания на сенсорные воспоминания генерирует информацию в кратковременной памяти.

Хотя многие из наших краткосрочных воспоминаний быстро забываются, внимание к этой информации позволяет перейти к следующему этапу: долговременной памяти.Большая часть информации, хранящейся в активной памяти, будет храниться приблизительно от 20 до 30 секунд.

Термин «кратковременная память» часто используется как синоним «рабочая память», который относится к процессам, которые используются для временного хранения, организации и управления информацией.

Долговременная память

Долговременная память — это постоянное хранение информации. В фрейдистской психологии долговременную память можно было бы назвать предсознательной и бессознательной.Эта информация в значительной степени находится за пределами нашего понимания, но может быть вызвана в рабочую память для использования при необходимости. Часть этой информации довольно легко вспомнить, в то время как к другим воспоминаниям получить доступ гораздо труднее.

Потеря памяти

Забывание — удивительно обычное явление. Просто подумайте, как часто вы забываете чье-то имя или пропускаете важную встречу. Почему мы забываем информацию, которую узнали в прошлом? Есть четыре основных объяснения того, почему происходит забывание:

  • Отказ от хранения
  • Помехи
  • Мотивированное забывание
  • Ошибка поиска

Исследования показали, что одним из критических факторов, влияющих на сбой памяти, является время.Информация часто быстро забывается, особенно если люди не просматривают и не репетируют информацию активно.

Иногда информация просто теряется из памяти, а в других случаях она изначально никогда не сохранялась правильно. Иногда воспоминания конкурируют друг с другом, затрудняя запоминание определенной информации. В других случаях люди активно пытаются забыть то, о чем они просто не хотят помнить.

Подсказки

Независимо от того, насколько велика ваша память, вы, вероятно, можете сделать несколько вещей, чтобы сделать ее еще лучше.К счастью, когнитивные психологи открыли ряд методов, которые могут помочь улучшить память:

  • Запишите это. Процесс письма ручкой и бумагой помогает внедрить воспоминания в ваш мозг, а также может служить напоминанием или ссылкой в ​​дальнейшем.
  • Придайте этому смысл. Вы можете легче вспомнить что-то, если придадите этому значение. Например, если вы свяжете человека, которого только что встретили, с кем-то, кого вы уже знаете, вам будет легче запомнить его имя.
  • Повторить. Повторение помогает закодировать память за пределами кратковременной памяти.
  • Группировать ит. Информация, которая разделена на категории, становится легче запоминать и вспоминать. Например, рассмотрим следующую группу слов: стол, яблоко, книжная полка, красный, слива, стол, зеленый, ананас, фиолетовый, стул, персик, желтый. Потратьте несколько секунд на их чтение, затем отведите взгляд и попытайтесь вспомнить и перечислить эти слова. Как вы сгруппировали слова, когда перечисляли их? Большинство людей будут использовать три разные категории: цвет, мебель и фрукты.

Доказано, что в дополнение к этим методам поддержание здоровья вашего мозга путем регулярных тренировок, поддержания социальных связей, управления стрессом и выполнения сложных действий (например, разгадывание кроссвордов или игра на музыкальном инструменте) помогает улучшить память.

Слово от Verywell

Человеческая память — это сложный процесс, который исследователи все еще пытаются лучше понять. Наши воспоминания делают нас такими, какие мы есть, но процесс не идеален.Хотя мы способны запоминать огромное количество информации, мы также подвержены ошибкам и ошибкам.

Когда дело доходит до памяти, качество имеет большее значение, чем количество

Их анализ, который опубликован в последнем выпуске журнала Psychological Review , помогает прояснить давнюю дискуссию в психологии о способности нашей «рабочей памяти»: существуют ли ограничения на количество информации, которую мы можем запомнить на определенное время. короткий период, такой как номер телефона или снимок дорожной ситуации, лучше всего понимаемый как ограничение на общее количество воспоминаний, которые мы можем сохранить, или, скорее, как ограничение на их качество?

«Наши результаты показывают, что мы не просто сохраняем определенное количество предметов, а затем почти идеально запоминаем их», — говорит Вейджи Ма, доцент Центра нейронных наук и факультета психологии Нью-Йоркского университета и старший автор исследования.«Скорее, мы пытаемся запомнить все относящиеся к делу объекты, но качество этих воспоминаний неравномерно и ухудшается по мере того, как мы должны помнить больше».

Рабочая память (WM) выполняет те же функции, что и оперативная память (RAM) в компьютерах, но ее механизмы не так хорошо изучены. В последние годы исследователи психологии пришли к противоположным выводам о пределах рабочей памяти. Некоторые утверждают, что существует фиксированное количество воспоминаний, которые мы можем хранить там — например, мы можем сохранять в нашей рабочей памяти положения только четырех разных автомобилей одновременно.

Однако другие утверждали, что объем оперативной памяти не определяется количеством элементов, которые она может хранить; скорее, эти ученые считают его пределы лучше определяемыми качеством воспоминаний. Например, вспоминая цвета на картине, мы можем вспомнить, что видели голубой цвет на картине, когда на самом деле реальный цвет был бирюзовым. Другими словами, границы рабочей памяти — это вопрос точности, а не количества.

Пытаясь разрешить этот спор, Ма и его коллеги изучили данные 10 ранее проведенных экспериментов в шести различных лабораториях, в общей сложности состоящих из более чем 130 000 ответов испытуемых.В типичном эксперименте испытуемых просили вспомнить один из восьми цветов, которые они видели несколько секунд назад — хорошо зарекомендовавший себя метод измерения памяти. Это позволило исследователям протестировать различные модели, объясняющие емкость нашей рабочей памяти — то есть, зависит ли она от качества или количества?

«Это первое исследование в этой области, в котором используется такой объем данных, и мы надеемся, что наш набор данных может служить ориентиром для будущих исследований», — поясняет Ма.

Их анализ показал, что объем рабочей памяти лучше всего объясняется качеством памяти.Это качество постепенно снижалось по мере того, как испытуемых просили вспомнить все больше и больше цветов. Вопреки тому, что утверждают многие учебники, производительность памяти нельзя объяснить фиксированным количеством воспоминаний.

Ма добавляет предостережение: «Наши результаты, конечно, не означают, что вы всегда помните все, что имеет значение. Однако «вспомнить все понемногу» кажется гораздо ближе к истине, чем «вспомнить несколько вещей в совершенстве, а другие — нет».

Ma указывает на то, как мы ориентируемся в трафике, демонстрируя, насколько важно качество в рабочей памяти.Во время движения мы можем сохранять местоположение автомобилей и пешеходов, цвета уличных знаков и расстояние до следующего светофора. Однако качество некоторых из этих воспоминаний может быть довольно высоким (например, расположение других автомобилей), а для других — плохим (например, цвет уличных знаков).

Другими авторами исследования были Рональд ван ден Берг, научный сотрудник Медицинского колледжа Бейлора на момент исследования, а сейчас работает в Кембриджском университете, и Эдвард Эйв, профессор психологии в Университете Орегона.

Исследование было поддержано грантами Национального института глаз (R01EY020958) и Управления армейских исследований (W911NF-12-1-0262).

Мощный способ улучшить обучение и память

Джеффри Карпике, доктор философии, является доцентом психологических наук Джеймса В. Брэдли в Университете Пердью. Он получил степень бакалавра психологии в Университете Индианы и докторскую степень по психологии Вашингтонского университета в Сент-Луисе. Исследование Карпике находится на стыке когнитивной науки и образования с целью определения эффективных стратегий, способствующих долгосрочному обучению и пониманию.Исследование Карпике финансировалось Национальным научным фондом и Институтом педагогических наук Министерства образования США. Карпике был лауреатом премии Джанет Тейлор Спенс за преобразующий вклад в раннюю карьеру Ассоциации психологических наук, премии Национального научного фонда за карьеру и президентской премии в области ранней карьеры для ученых и инженеров. Сайт автора.


Фильм «Наизнанку» (2015) погружает нас в сознание своей молодой главной героини, 11-летней девочки по имени Райли, и изображает воспоминания таким образом, который наверняка найдет отклик у многих людей.В сознании Райли ее воспоминания — это объекты — шары, окрашенные эмоциями, — которые хранятся в ментальном пространстве, точно так же, как физические объекты хранятся в физическом пространстве. Когда Райли переживает событие и создает новое воспоминание, в ее голове создается новый глобус, катящийся по рампе, как мяч, возвращающийся в боулинг. Когда Райли повторно переживает прошлое событие, глобус помещается в проектор, и события воспроизводятся, проецируясь на экран в ее сознании. Когнитивные психологи называют психические процессы, участвующие в создании новых воспоминаний и восстановлении прошлых воспоминаний, кодированием и извлечением соответственно.

Изображение разума в «Наизнанку» следует за многовековыми размышлениями о том, как работают разум и память. На протяжении всей истории ученые использовали общую метафору, говоря о памяти: разум — это обширное хранилище или пространство; воспоминания — это объекты, хранящиеся в этом пространстве; а получение воспоминаний сродни поиску и нахождению объекта в физическом пространстве (Roediger, 1980). Согласно этой точке зрения, чтобы узнать что-то новое, необходимо получить знания «в» ментальном пространстве. Также важно вернуть его «обратно», когда это необходимо, но обучение обычно отождествляется с кодированием новых знаний в памяти.Считается, что извлечение нейтрально для обучения; извлечение необходимо для оценки того, что человек узнал, но считается, что сами процессы извлечения не производят обучения.

Последние достижения в науке об обучении и памяти поставили под сомнение распространенные предположения о том, как происходит обучение. В частности, недавняя работа показала, что извлечение информации имеет решающее значение для надежного, устойчивого и долгосрочного обучения. Каждый раз, когда извлекается память, эта память становится более доступной в будущем. Извлечение также помогает людям создавать согласованные и интегрированные мысленные представления сложных концепций, такого рода глубокое обучение, необходимое для решения новых проблем и получения новых выводов.Возможно, самое удивительное, что практика извлечения информации дает больше знаний, чем использование других эффективных методов кодирования (Karpicke & Blunt, 2011). Этот подход, который признает центральную роль процессов поиска в обучении и направлен на разработку новых стратегий обучения, основанных на практике поиска, называется обучением на основе поиска.

Извлечение порождает обучение

Исследования, проводившиеся в прошлом веке, показали, что извлечение способствует обучению (исторический обзор см. В Roediger & Karpicke, 2006a), но в последнее десятилетие мы вновь стали уделять пристальное внимание изучению преимуществ извлечения информации. для учебы.Это недавнее исследование показало, что повторный поиск улучшает обучение с использованием широкого спектра материалов в различных условиях и контекстах, а также с учащимися от дошкольного возраста до более позднего взрослого возраста (Balota, Duchek, Sergent-Marshall & Roediger, 2006; Fritz, Моррис, Нолан и Синглтон, 2007).

Эксперимент по изучению слов иллюстрирует некоторые ключевые моменты обучения на основе поиска. В эксперименте (Karpicke & Bauernschmidt, 2011) студенты выучили список слов на иностранном языке (например,g., словарные слова суахили, такие как «машуа — лодка») в циклах обучения и пробного вспоминания. В ходе учебных испытаний студенты видели словарное слово и его перевод на экране компьютера, а в тестах на запоминание они видели словарное слово и должны были вспомнить и напечатать его перевод. Студенты изучали список словарных слов, затем пытались извлечь весь список, изучили его снова, снова получили и так далее в чередующихся блоках изучения и поиска.

В эксперименте было несколько различных условий.При одном условии студенты просто изучали слова один раз, даже не пытаясь их вспомнить. Во втором случае студенты продолжали изучать и запоминать слова, пока не вспомнили их все один раз. После того, как слово было успешно извлечено один раз, оно было «исключено» из дальнейшей практики — студенты больше не видели его во время учебной сессии.

В других условиях эксперимента изучали влияние практики повторного извлечения. Как только слово вспоминалось, компьютерная программа требовала от студентов еще трижды попрактиковаться в извлечении предметов.При одном условии повторного извлечения три попытки отзыва выполнялись немедленно, три раза подряд. Это состояние, называемое практикой массового извлечения информации, похоже на повторение новой части информации снова и снова в голове сразу после того, как вы ее испытали. Наконец, в последнем выделенном здесь условии студенты также практиковались в извлечении слов три раза, но повторные извлечения были распределены на протяжении всего учебного занятия. Например, как только ученик правильно вспомнил перевод машуа, программа перешла к другим словарным словам, но подсказки попрактиковаться в поиске перевода машуа появлялись позже в программе.Таким образом, возможности поиска были распределены на протяжении всего учебного занятия.

Ключевой вопрос в этом исследовании заключался в том, насколько хорошо студенты будут запоминать словарные переводы слов в долгосрочной перспективе? На рис. 1 показана доля переводов, которые студенты запомнили через неделю после начальной учебной сессии. Простое изучение слов один раз, даже не вспоминая их, приводило к крайне плохим результатам (средний уровень запоминания составлял 1 процент, что едва заметно на рисунке). Намного лучше было практиковаться до тех пор, пока каждый перевод не вспоминается один раз.Но как насчет эффектов многократной практики поиска? Массовое извлечение — повторение переводов сразу три раза — не дало дополнительных результатов в обучении. Повторный поиск улучшал обучение только тогда, когда повторения были с интервалом, и действительно, эффект от повторения с интервалом был очень большим. В одном эксперименте простые изменения, включающие практику интервального извлечения, повысили производительность от почти полного забывания до чрезвычайно хорошего удержания (около 80 процентов правильных ответов) через неделю после первоначального опыта обучения (см. Также Karpicke & Roediger, 2008; Pyc & Rawson, 2010) .

Рис. 1. Данные Karpicke & Bauernschmidt (2011).

Практика поиска недооценивается как стратегия обучения

Если практика поиска является такой действенной стратегией обучения, можно надеяться, что многие учащиеся будут практиковать поиск, чтобы узнать много разных вещей во многих ситуациях. Однако, как отмечалось ранее, поиск обычно не считается важной частью процесса обучения, и, к сожалению, многие учащиеся не практикуют поиск так часто и так эффективно, как могли бы.

Акцент на запоминании знаний проявляется в исследованиях стратегий обучения студентов. В одном из опросов (Karpicke, Butler & Roediger, 2009) студентов попросили перечислить стратегии, которые они используют во время учебы, и расположить их по порядку. Результаты, показанные на Рисунке 2, показывают, что наиболее частой стратегией обучения студентов на сегодняшний день является повторное чтение заметок или учебников. Практика активного поиска сильно отставала от повторяющегося чтения и других стратегий (обзор нескольких стратегий обучения см. В Dunlosky, Rawson, Marsh, Nathan & Willingham, 2013).Множество исследований показали, что пассивное повторяющееся чтение практически не приносит пользы для обучения (Callender & McDaniel, 2009). Тем не менее, повторное чтение было не только наиболее часто упоминаемой стратегией, но и стратегией, которая чаще всего указывалась студентами как выбор номер один, с большим отрывом.


Рисунок 2. Использование стратегии обучения студентов. Данные опроса Karpicke, Butler, & Roediger (2009).

Почему учащиеся не используют практику повторного поиска чаще? Многие студенты рассматривают извлечение информации как «проверку знаний»; они проверяют себя, чтобы увидеть, знают ли они что-либо, а не из-за веры в то, что практика поиска сама по себе поможет им в обучении.Это означает, что многие учащиеся будут использовать стратегию «все готово»: если они могут вспомнить что-то однажды, они считают, что выучили это, поэтому они удаляют это из дальнейшей практики. Многие студенты учатся таким образом, когда регулируют свое обучение (Karpicke, 2009), даже если их долгосрочное обучение не выиграет от повторной практики поиска. Вместо этого стратегия одноразового использования приведет к долгосрочным результатам, аналогичным условию однократного отзыва на Рисунке 1. Есть некоторые свидетельства того, что инструктаж учащихся о преимуществах поиска приводит к тому, что студенты чаще сообщают об использовании практики поиска, когда они учатся. сами по себе (Einstein, Mullet & Harrison, 2012), но лучшие способы повлиять на студентов, чтобы они попрактиковались в поиске, еще предстоит найти.

Практика поиска способствует осмысленному обучению

Возможно, еще одна причина, по которой практика поиска не используется более широко, заключается в том, что повторное извлечение может показаться «механическим заучиванием». Механическое обучение — простое запоминание, основанное на повторении — недолговечно, плохо организовано и не поддерживает способность передавать знания, делать выводы или решать новые задачи. Очевидно, что результат механического обучения не является тем, к чему стремятся студенты и преподаватели. Осмысленное обучение, по сути, противоположно механическому обучению: оно длительное и долговечное, связное и хорошо организованное, а также поддерживает передачу, логический вывод и решение проблем.Фактически, последнее десятилетие исследований обучения на основе поиска твердо установило, что практика поиска способствует осмысленному обучению.

Обучение на основе поиска может быть более эффективным средством достижения значимого обучения, чем другие популярные стратегии активного обучения. В одном из примеров (Karpicke & Blunt, 2011) студенты изучали учебные тексты на научные темы, используя одну из двух стратегий. В условиях практики поиска студенты читают текст, затем откладывают его в сторону и проводят время, вспоминая и записывая столько, сколько они могли вспомнить из него (Roediger & Karpicke, 2006b).Затем они перечитали текст и вспомнили его во второй раз. Во втором случае студенты создавали концептуальные карты, читая тексты. Концептуальные карты представляют собой схемы узлов и связей, которые требуют от учащихся подумать о реляционной и организационной структуре материалов (Novak, 2013). Студенты потратили одинаковое количество времени на обучение в двух условиях; разница заключалась в том, создавали ли они концептуальные карты или практиковали активное извлечение во время обучения.

На Рисунке 3 показаны результаты двух различных заключительных оценок, проведенных через неделю после учебной сессии.В ходе одной оценки студенты ответили на два типа вопросов с краткими ответами, нацеленных на измерение значимого обучения: дословные вопросы, которые оценивают концепции, изложенные непосредственно в текстах, и вопросы вывода, которые требуют от студентов установления новых связей между концепциями. Что касается другой оценки, заключительная оценка включала создание концептуальной карты, потому что концептуальная карта часто используется как оценка согласованности и интеграции знаний учащихся. На заключительных дословных вопросах и выводах, а также на итоговой оценке концептуальной карты, практика извлечения информации во время обучения дала наилучшие результаты, даже лучше, чем изучение материала путем создания концептуальных карт.


Рисунок 3. Данные адаптированы из Karpicke & Blunt (2011) (из Рисунка 2, панели A и C).

Несколько дополнительных исследований установили, что практика поиска способствует осмысленному обучению. Практика поиска улучшает усвоение материалов, имеющих отношение к образованию, включая учебные тексты, мультимедийные презентации, материалы, разъясняемые на лекциях в классе, и множество других сложных концепций (Jensen, McDaniel, Woodard & Kummer, 2014; Johnson & Mayer, 2009; Larsen, Butler, Lawson & Roediger, 2013; Lyle & Crawford, 2011; Roediger, Agarwal, McDaniel & McDermott, 2011).Практика поиска также помогает студентам делать выводы, решать новые проблемы и передавать знания (Butler, 2010; Chan, 2009; Hinze & Wiley, 2011; McDaniel, Howard & Einstein, 2009; Smith & Karpicke, 2014). Обучение на основе поиска — эффективный метод улучшения осмысленного обучения.

Создание учебных заданий на основе поиска

Возможно, лучший аспект обучения на основе поиска — это то, что оно бесплатное. Хотя существуют сложные инструменты, которые можно использовать для реализации практики поиска, например, системы кликеров в классе (Roediger et al., 2011) и других компьютерных обучающих систем (Grimaldi & Karpicke, 2014; Lindsey, Shroyer, Pashler, & Mozer, 2014), поисковая практика не требует специального оборудования или технологий. Суть обучения на основе поиска состоит в том, чтобы взять материал, который вы пытаетесь изучить, отложить его в сторону и потратить время на активное извлечение информации.

Существующие учебные мероприятия могут быть преобразованы в учебные мероприятия на основе поиска. Например, ответы на вопросы и прохождение тестов — эффективные способы попрактиковаться в поиске информации.В некоторых случаях учащиеся могут отвечать на вопросы викторин или рабочих листов, ища ответы в своих заметках или книгах, а не пытаясь найти ответы. Одно исследование напрямую сравнивало этот тип вопросов с открытой книгой с условиями закрытой книги, в которых студенты должны были искать ответы на вопросы, а не искать их (Agarwal, Karpicke, Kang, Roediger & McDermott, 2008). Ответы на вопросы в условиях открытой книги приводили к большему забвению в течение одной недели, чем попытки получить ответы, закрытая книга и последующее изучение ответов.Другими словами, викторины с закрытой книгой, которые требовали практики поиска, были более эффективными, чем викторины с открытой книгой, которые не требовали от учащихся участия в поиске.

В другом исследовании (Blunt & Karpicke, 2014) изучалась эффективность использования концептуального картирования в качестве практической деятельности по поиску. В ходе эксперимента учащиеся читали тексты на научные темы, а затем создавали концептуальные карты с просмотром текстов или без них. Другими словами, некоторые студенты создавали карты во время изучения текстов, тогда как другим студентам приходилось заниматься поиском, чтобы создать свои карты.При тестировании с короткими ответами через неделю после учебной сессии учащиеся лучше учились, создавая концептуальные карты, не просматривая тексты, в качестве практического занятия по поиску, чем создавая карты во время изучения текстов. Таким образом, образовательная деятельность может быть улучшена, если она включает в себя обучение на основе поиска.

Основные моменты об обучении на основе поиска

В этой статье приводятся четыре основных момента, касающихся обучения на основе поиска:

  • Поиск — это обучающее мероприятие.Практика извлечения информации — простой и эффективный способ улучшить долгосрочное и содержательное обучение.
  • Некоторые эффективные стратегии обучения, например практика поиска, используются недостаточно. И наоборот, самая популярная стратегия обучения среди студентов — повторное чтение — приводит к очень ограниченному уровню обучения.
  • Практикуясь в поиске, извлекайте больше одного раза и разбивайте свои извлечения, а не собирайте их все вместе. Самотестирование как проверка знаний — хорошая идея, но не останавливайтесь только на одном успешном извлечении (одноразовом).Два или три дополнительных поиска с интервалом будут способствовать долгосрочному обучению.
  • Извлечение может происходить разными способами, и многие существующие действия могут быть преобразованы в учебные действия, основанные на извлечении. Ключевой ингредиент — проводить время, активно извлекая информацию, пытаясь узнать что-то новое.

Ссылки

Agarwal, P.K., Karpicke, J. D., Kang, S.H.K., Roediger, H.L., & McDermott, K.B. (2008). Изучение эффекта тестирования с помощью тестов с открытой и закрытой книгами. Прикладная когнитивная психология, 22 (7), 861-876. DOI: 10.1002 / acp.1391.

Балота Д.А., Дучек Дж.М., Сержент-Маршалл С.Д. и Рёдигер Х.Л. (2006). Имеет ли расширенное извлечение преимущества по сравнению с равным интервалом? Исследования пространственных эффектов при здоровом старении и ранней стадии болезни Альцгеймера. Психология и старение, 21 (1), 19-31. DOI: 10.1037 / 0882-7974.21.1.19.

Блант, Дж. Р., и Карпике, Дж. Д. (2014). Обучение с картированием понятий на основе поиска. Журнал педагогической психологии, 106 (3), 849-858. DOI: 10.1037 / a0035934.

Батлер А.С. (2010). Повторное тестирование обеспечивает лучшую передачу знаний по сравнению с повторным обучением. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 36 (5), 1118-1133. DOI: 10.1037 / a0019902, 10.1037 / a0019902.supp.

Каллендер, А.А., и МакДэниел, М.А. (2009). Ограниченные преимущества перечитывания учебных текстов. Современная педагогическая психология, 34 (1), 30-41.DOI: 10.1016 / j.cedpsych.2008.07.001.

Чан, J.C.K. (2009). Когда возвращение вызывает забывание, а когда — фасилитацию? Последствия для запрета поиска, эффекта тестирования и обработки текста. Журнал памяти и языка, 61 (2), 153-170. DOI: 10.1016 / j.jml.2009.04.004.

Данлоски, Дж., Роусон, К.А., Марш, Э.Дж., Натан, М.Дж., и Уиллингем, Д.Т. (2013). Улучшение обучения студентов с помощью эффективных методов обучения: перспективные направления когнитивной и педагогической психологии. Психологическая наука в интересах общества, 14 (1), 4-58. DOI: 10.1177 / 15212453266.

Эйнштейн, Г.О., Маллет, Х.Г., и Харрисон, Т.Л. (2012). Эффект тестирования: иллюстрация фундаментальной концепции и изменение стратегии обучения. Преподавание психологии, 39 (3), 190-193. DOI: 10.1177 / 0098628312450432.

Фриц, С.О., Моррис, П.Е., Нолан, Д., и Синглтон, Дж. (2007). Расширение поисковой практики: эффективное средство обучения детей дошкольного возраста. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 60 (7), 991-1004. DOI: 10.1080 / 17470210600823595

Grimaldi, P.J., & Karpicke, J.D. (2014). Практика управляемого поиска учебных материалов с использованием автоматизированного скоринга. Журнал педагогической психологии, 106 (1), 58-68. DOI: 10.1037 / a0033208.

Hinze, S.R., & Wiley, J. (2011). Проверка пределов эффектов тестирования с помощью тестов завершения. Память, 19 (3), 290-304. DOI: 10.1080 / 09658211.2011.560121.

Дженсен, Дж. Л., МакДэниел, М.А., Вудард, С.М., и Куммер, Т.А. (2014). Обучение перед тестом … или тестирование в качестве преподавателя: экзамены, требующие навыков мышления более высокого порядка, способствуют более глубокому концептуальному пониманию. Обзор педагогической психологии, 26 (2), 307-329. DOI: 10.1007 / s10648-013-9248-9.

Johnson, C.I., & Mayer, R.E. (2009). Эффект тестирования с мультимедийным обучением. Журнал педагогической психологии, 101 (3), 621-629. DOI: 10.1037 / a0015183.

Карпике, J.D. (2009). Метакогнитивный контроль и выбор стратегии: решение попрактиковаться в поиске во время обучения. Журнал экспериментальной психологии: Общие, 138 (4), 469-486. DOI: 10.1037 / a0017341.

Karpicke, J.D., & Bauernschmidt, A. (2011). Раздельное извлечение: абсолютный интервал улучшает обучение независимо от относительного интервала. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 37 (5), 1250-1257. DOI: 10.1037 / a0023436.

Карпике, Дж.Д., & Блант, Дж. Р. (2011). Практика поиска дает больше знаний, чем подробное изучение с концептуальным картированием. Science, 331 (6018), 772-775. DOI: 10.1126 / science.1199327.

Карпике, Дж. Д., Батлер, А. К., и Рёдигер, Х. Л. (2009). Метакогнитивные стратегии в обучении учащихся: практикуют ли учащиеся извлечение информации, когда они учатся самостоятельно? Память, 17 (4), 471-479. DOI: 10.1080 / 09658210802647009.

Карпике, Дж. Д., и Рёдигер, Х. Л. (2008). Критическое значение поиска для обучения.Наука, 319 (5865), 966-968. DOI: 10.1126 / science.1152408.

Ларсен, Д.П., Батлер, А.К., Лоусон, А.Л., и Родигер, Х.Л., III. (2013). Важность наблюдения за пациентом: обучение с использованием стандартизированных пациентов и письменных тестов с помощью тестов улучшает клиническое применение знаний. Достижения в области медицинского образования, 18 (3), 409-425. DOI: 10.1007 / s10459-012-9379-7.

Линдси Р.В., Шройер Дж.Д., Пашлер Х. и Мозер М.С. (2014). Улучшение долгосрочного сохранения знаний учащимися посредством персонализированного обзора. Психологическая наука, 25 (3), 639-647. DOI: 10.1177 / 0956797613504302.

Лайл, К.Б., и Кроуфорд, Н.А. (2011). Получение необходимого материала в конце лекций повышает успеваемость на экзаменах по статистике. Преподавание психологии, 38 (2), 94-97. DOI: 10.1177 / 0098628311401587.

Макдэниел, М.А., Ховард, округ Колумбия, и Эйнштейн, Г.О. (2009). Стратегия исследования «читать-читать-повторять»: эффективная и портативная. Психологическая наука, 20 (4), 516-522. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02325.x.

Новак Дж.Д. (2013). Отображение концепций. В J. Hattie & E.M. Anderman (Eds.), International Guide to Student Achievement (стр. 362-365). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge / Taylor & Francis Group.

Pyc, M.A., & Rawson, K.A. (2010). Почему тестирование улучшает память: гипотеза эффективности посредника. Наука, 330 (6002), 335. DOI: 10.1126 / science.11.

Рёдигер, Х.Л. (1980). Метафоры памяти в когнитивной психологии. Память и познание, 8 (3), 231-246.DOI: 10.3758 / bf03197611.

Roediger, H.L., Agarwal, P.K., McDaniel, M.A., & McDermott, K.B. (2011). Обучение с помощью тестов в классе: долгосрочные улучшения после викторин. Журнал экспериментальной психологии: прикладное, 17 (4), 382-395. DOI: 10.1037 / a0026252.

Рёдигер, Х.Л., и Карпике, Дж.Д. (2006a). Сила тестирования памяти: фундаментальные исследования и значение для образовательной практики. Перспективы психологической науки, 1 (3), 181-210.DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2006.00012.x.

Roediger, H.L., & Karpicke, J.D. (2006b). Обучение с помощью тестов: сдача тестов на память улучшает запоминание. Психологическая наука, 17 (3), 249-255. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01693.x.

Смит, М.А., и Карпике, Д.Д. (2014). Практика поиска с помощью тестов с кратким ответом, множественного выбора и гибридных тестов. Память, 22 (7), 784-802. DOI: 10.1080 / 09658211.2013.831454.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не отражают мнения или политику APA.

Память (кодирование, хранение, извлечение) | Noba

В 2013 году Саймон Рейнхард сидел перед 60 людьми в комнате Вашингтонского университета, где он запоминал все более длинные серии цифр. В первом раунде компьютер генерировал 10 случайных цифр — 6 1 9 4 8 5 6 3 7 1 — на экране в течение 10 секунд. После того, как серия исчезла, Саймон ввел их в свой компьютер. Его воспоминания были прекрасными. На следующем этапе на экране на 20 секунд появилось 20 цифр. И снова Саймон все понял правильно.Никто из присутствующих (в основном профессора, аспиранты и студенты) не мог точно вспомнить 20 цифр. Затем последовали 30 цифр, изучаемые в течение 30 секунд; И снова Саймон не пропустил ни одной цифры. В последнем испытании на экране на 50 секунд появилось 50 цифр, и Саймон снова их понял. Фактически, Саймон был бы счастлив продолжить работу. Его рекорд в этой задаче, которая называется «прямой диапазон цифр», составляет 240 цифр!

В некотором смысле память похожа на файловые ящики, в которых вы храните мысленную информацию.Память также представляет собой серию процессов: как эта информация сначала сохраняется и как ее извлекают, когда это необходимо? [Изображение: M Cruz, https://goo.gl/DhOMgp, CC BY-SA 4.0, https://goo.gl/SWjq94]

Когда большинство из нас становится свидетелем выступления, подобного представлению Саймона Рейнхарда, мы думаем об одном из две вещи: во-первых, может он как-то жульничает. (Нет, это не так.) Во-вторых, Саймон должен обладать более развитыми способностями, чем остальное человечество. В конце концов, психологи установили много лет назад, что нормальный объем памяти для взрослых составляет около семи цифр, причем некоторые из нас могут вспомнить несколько больше, а другие несколько меньше (Miller, 1956).Вот почему первые телефонные номера были ограничены семью цифрами — психологи определили, что много ошибок происходило (стоило денег телефонной компании), когда номер увеличивался даже до 8 цифр. Но при нормальном тестировании никто не получает правильных 50 цифр подряд, не говоря уже о 240. Итак, у Саймона Рейнхарда просто фотографическая память? Он не. Вместо этого Саймон научился простым стратегиям запоминания, которые значительно увеличили его способность запоминать практически любой тип материала — цифры, слова, лица и имена, стихи, исторические даты и так далее.Двенадцатью годами ранее, до того, как он начал тренировать свои способности к памяти, у него, как и у большинства из нас, был размах цифр 7. На момент написания этой статьи Саймон тренировал свои способности около 10 лет и стал одним из двух лучших «спортсменов памяти». В 2012 году он занял второе место на чемпионате мира по запоминанию (состоящий из 11 заданий), проходившем в Лондоне. В настоящее время он занимает второе место в мире после другого немецкого конкурента Йоханнеса Маллоу. В этом модуле мы рассказываем, что психологи и другие специалисты узнали о памяти, а также объясняем общие принципы, с помощью которых вы можете улучшить свою память на основе фактического материала.

Чтобы стать хорошим шахматистом, вы должны научиться увеличивать рабочую память, чтобы вы могли заранее планировать несколько наступательных ходов, одновременно ожидая — посредством использования памяти — как другой игрок может противостоять каждому из ваших запланированных ходов. [Изображение: karpidis, https://goo.gl/EhzMKM, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Для большинства из нас запоминание цифр зависит от кратковременной памяти , или рабочая память — способность удерживать информацию в уме на короткое время и работать с ней (например,g., умножение 24 x 17 без использования бумаги будет зависеть от рабочей памяти). Другой тип памяти — это эпизодическая память — способность запоминать эпизоды нашей жизни. Если бы вам дали задание вспомнить все, что вы делали 2 дня назад, это была бы проверка эпизодической памяти; от вас потребуется мысленно путешествовать по дню и отмечать основные события. Семантическая память — это хранилище более или менее постоянных знаний, таких как значения слов в языке (например, значение «зонтика») и огромная коллекция фактов о мире (например, значение «зонтик»).г., в мире 196 стран, а в вашем теле 206 костей). Коллективная память относится к типу памяти, которую разделяют люди в группе (будь то семья, сообщество, одноклассники или граждане штата или страны). Например, жители небольших городов часто сильно отождествляют себя с этими городами, уникальным образом помня местные обычаи и исторические события. То есть коллективная память сообщества передает истории и воспоминания между соседями и будущими поколениями, образуя систему памяти для себя.

Психологи продолжают спорить о классификации типов памяти, а также о том, какие типы зависят от других (Tulving, 2007), но в этом модуле мы сосредоточимся на эпизодической памяти. Эпизодическая память — это обычно то, о чем люди думают, когда слышат слово «память». Например, когда люди говорят, что старшая родственница «теряет память» из-за болезни Альцгеймера, они имеют в виду неспособность вспомнить события или эпизодическую память. (Семантическая память фактически сохраняется на ранней стадии болезни Альцгеймера.) Хотя запоминание конкретных событий, произошедших в течение всей жизни (например, вашего опыта в шестом классе), можно назвать автобиографической памятью, мы сосредоточимся в первую очередь на эпизодических воспоминаниях о более недавних событиях.

Психологи различают три необходимых этапа в процессе обучения и запоминания: кодирование, хранение и извлечение (Мелтон, 1963). Кодирование определяется как начальное изучение информации; хранение относится к сохранению информации в течение долгого времени; поиск — это возможность получить доступ к информации, когда она вам нужна.Если вы впервые встречаетесь с кем-то на вечеринке, вам нужно закодировать ее имя (Лин Гофф), ассоциируя ее имя с ее лицом. Тогда вам нужно поддерживать информацию с течением времени. Если вы увидите ее неделю спустя, вам нужно узнать ее лицо и использовать его как подсказку, чтобы узнать ее имя. Любой успешный акт запоминания требует, чтобы все три стадии были нетронутыми. Однако также могут возникать ошибки двух типов. Забывание — это один из типов: вы видите человека, которого встретили на вечеринке, и не можете вспомнить ее имя.Другая ошибка — это неправильное воспоминание (ложное воспоминание или ложное распознавание): вы видите кого-то, кто похож на Лин Гофф, и называете этого человека этим именем (ложное распознавание лица). Или вы можете увидеть настоящую Лин Гофф, узнать ее лицо, но затем назвать ее по имени другой женщины, которую вы встретили на вечеринке (неверное вспоминание ее имени).

Каждый раз, когда происходит забвение или неправильное воспоминание, мы можем спросить, на каком этапе процесса обучения / запоминания произошел сбой? — хотя часто бывает трудно ответить на этот вопрос с точностью.Одна из причин этой неточности заключается в том, что три этапа не так дискретны, как предполагает наше описание. Скорее, все три стадии зависят друг от друга. То, как мы кодируем информацию, определяет, как она будет храниться и какие сигналы будут эффективны, когда мы попытаемся ее получить. Кроме того, сам процесс поиска также изменяет способ последующего запоминания информации, обычно помогая позже вспомнить полученную информацию. На данный момент центральным моментом является то, что три этапа — кодирование, хранение и извлечение — влияют друг на друга и неразрывно связаны друг с другом.

Кодирование относится к начальному опыту восприятия и изучения информации. Психологи часто изучают воспоминания, предлагая участникам изучить список картинок или слов. Кодирование в таких ситуациях довольно просто. Однако «реальное» кодирование намного сложнее. Например, когда вы идете по кампусу, вы сталкиваетесь с бесчисленными видами и звуками — проходящими мимо друзьями, людьми, играющими во фрисби, музыкой в ​​воздухе. Физическая и ментальная среда слишком богата, чтобы вы могли кодировать все происходящее вокруг вас или внутренние мысли, которые у вас возникают в ответ на них.Итак, первый важный принцип кодирования состоит в том, что оно избирательно: мы уделяем внимание одним событиям в нашей среде и игнорируем другие. Второй момент, касающийся кодирования, заключается в том, что оно плодовито; мы всегда кодируем события нашей жизни — заботимся о мире, пытаемся понять его. Обычно это не представляет проблемы, поскольку наши дни наполнены рутинными событиями, поэтому нам не нужно обращать внимание на все. Но если что-то действительно кажется странным — во время ежедневной прогулки по кампусу вы видите жирафа, — мы обращаем пристальное внимание и пытаемся понять, почему мы видим то, что видим.

Жираф в зоопарке или его естественной среде обитания может регистрироваться как не что иное, как обычный, но поместить его в другое место — в центре кампуса или оживленного города — и уровень его самобытности резко возрастет. Самобытность — ключевой атрибут запоминания событий. [Изображение: Колин Дж. Бэбб, https://goo.gl/Cci2yl, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Сразу после обычной прогулки по кампусу (одна без жирафа) , вы могли бы достаточно хорошо запомнить события, если бы вас спросили.Вы могли сказать, с кем вы столкнулись, какая песня играла по радио и так далее. Однако предположим, что кто-то попросил вас вспомнить ту же прогулку месяц спустя. У тебя не будет ни единого шанса. Скорее всего, вы сможете рассказать об основах типичной прогулки по кампусу, но не о точных деталях этой прогулки. Тем не менее, если бы вы увидели жирафа во время прогулки, это событие запомнилось бы вам надолго, возможно, на всю оставшуюся жизнь. Вы рассказываете об этом своим друзьям, и в более поздних случаях, когда вы видели жирафа, вы могли бы вспомнить тот день, когда вы видели его в университетском городке.Психологи давно определили, что различимость — то, что событие резко выделяется на фоне аналогичных событий — является ключом к запоминанию событий (Hunt, 2003).

Кроме того, когда яркие воспоминания окрашены сильным эмоциональным содержанием, они часто, кажется, оставляют на нас неизгладимый след. Публичные трагедии, такие как теракты, часто вызывают яркие воспоминания у тех, кто был их свидетелем. Но даже те из нас, кто непосредственно не участвовал в таких событиях, могут иметь яркие воспоминания о них, в том числе воспоминания о том, как впервые услышали о них.Например, многие люди могут вспомнить свое точное физическое местонахождение, когда они впервые узнали об убийстве или случайной смерти национального деятеля. Термин «флэш-память» был первоначально введен Брауном и Куликом (1977) для описания такого рода ярких воспоминаний об обнаружении важной новости. Название относится к тому, как некоторые воспоминания кажутся запечатленными в уме, как фотография со вспышкой; из-за самобытности и эмоциональности новостей кажется, что они навсегда запечатлеваются в сознании с исключительной ясностью по сравнению с другими воспоминаниями.

Найдите минутку и вспомните о своей жизни. Есть ли какие-то воспоминания, которые кажутся острее других? Воспоминание, в котором вы можете вспомнить необычные детали, такие как цвета обыденных вещей вокруг вас или точное положение окружающих предметов? Хотя люди очень доверяют воспоминаниям с лампами-вспышками, подобным этим, правда в том, что наша объективная точность с ними далека от совершенства (Talarico & Rubin, 2003). То есть, даже если люди могут очень доверять тому, что они вспоминают, их воспоминания не так точны (например,g., каковы были настоящие цвета; там, где действительно были размещены объекты), как они обычно представляют. Тем не менее, при прочих равных, отличительные и эмоциональные события хорошо запоминаются.

Детали не идеально переходят из мира в сознание человека. Можно сказать, что мы пошли на вечеринку и помним это, но то, что мы помним, — это (в лучшем случае) то, что мы закодировали. Как отмечалось выше, процесс кодирования является избирательным, и в сложных ситуациях замечаются и кодируются относительно немногие из многих возможных деталей.Процесс кодирования всегда включает в себя перекодирование, то есть извлечение информации из формы, которую она нам доставляет, и последующее преобразование ее таким образом, чтобы мы могли ее понять. Например, вы можете попытаться запомнить цвета радуги, используя аббревиатуру ROY G BIV (красный, оранжевый, желтый, зеленый, синий, индиго, фиолетовый). Процесс перекодировки цветов в имя может помочь нам запомнить. Однако перекодирование также может привести к ошибкам — когда мы случайно добавляем информацию во время кодирования, помните, что новый материал , как если бы он был частью реального опыта (как обсуждается ниже).

Хотя это требует больше усилий, использование изображений и ассоциаций может улучшить процесс перекодирования. [Изображение: psd, https://goo.gl/9xjcDe, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Психологи изучили множество стратегий перекодирования, которые можно использовать во время исследования для улучшения удержания. Во-первых, исследования советуют в процессе изучения думать о значении событий (Craik & Lockhart, 1972) и пытаться соотнести новые события с информацией, которую мы уже знаем. Это помогает нам формировать ассоциации, которые мы можем использовать для получения информации позже.Во-вторых, воображение событий также делает их более запоминающимися; создание ярких образов из информации (даже словесной) может значительно улучшить последующее запоминание (Bower & Reitman, 1972). Создание изображений — это часть техники, которую Саймон Рейнхард использует для запоминания огромного количества цифр, но все мы можем использовать изображения для более эффективного кодирования информации. Основная концепция хороших стратегий кодирования заключается в формировании отличительных воспоминаний (выделяющихся) и в формировании связей или ассоциаций между воспоминаниями, чтобы помочь в последующем извлечении (Hunt & McDaniel, 1993).Использовать учебные стратегии, подобные описанным здесь, сложно, но эти усилия окупают преимущества улучшенного обучения и удержания.

Ранее мы подчеркивали, что кодирование является избирательным: люди не могут кодировать всю информацию, которой они подвергаются. Однако перекодирование может добавить информацию, которую даже не видели и не слышали на начальном этапе кодирования. Некоторые процессы перекодирования, такие как формирование ассоциаций между воспоминаниями, могут происходить без нашего ведома. Это одна из причин, по которой люди иногда могут вспомнить события, которых на самом деле не было, — потому что в процессе перекодирования добавлялись детали.Один из распространенных способов вызвать ложные воспоминания в лаборатории — это составить список слов (Deese, 1959; Roediger & McDermott, 1995). Участники слышат списки из 15 слов, например, дверь, стекло, стекло, штора, выступ, подоконник, дом, открытый, занавес, рама, вид, ветер, створка, экран, и ставня. Позже участникам предлагают тест, в котором им показывают список слов и просят выбрать те, которые они слышали ранее. Этот второй список содержит несколько слов из первого списка (например,g., дверь, стекло, рама ) и некоторые слова не из списка (например, рука, телефон, бутылка ). В этом примере одно из слов в тесте — это окно , которое, что важно, не появляется в первом списке, но связано с другими словами в этом списке. Когда испытуемые были протестированы, они были достаточно точны с изучаемыми словами ( дверь и т. Д.), Узнавая их в 72% случаев. Однако, когда тестировалось окно и , они ошибочно определили, что оно было в списке 84% времени (Stadler, Roediger, & McDermott, 1999).То же самое произошло и со многими другими списками, которые использовали авторы. Это явление называется эффектом DRM (от Deese-Roediger-McDermott). Одним из объяснений таких результатов является то, что, пока студенты слушали элементы в списке, эти слова побуждали студентов думать об окне , , хотя окно , никогда не было представлено. Таким образом кажется, что люди кодируют события, которые на самом деле не являются частью их опыта.

Поскольку люди творческие люди, мы всегда выходим за рамки той информации, которую нам дают: мы автоматически создаем ассоциации и делаем из них выводы о том, что происходит.Но, как и в случае с путаницей слов выше, иногда мы создаем ложные воспоминания из наших умозаключений, запоминая сами умозаключения, как если бы они были реальным опытом. Чтобы проиллюстрировать это, Брюэр (1977) дал людям запомнить предложения, которые были разработаны, чтобы вызвать прагматические выводы . Выводы, как правило, относятся к случаям, когда что-то явно не указано, но мы все еще можем угадать нераскрытое намерение. Например, если ваша подруга сказала вам, что не хочет идти куда-нибудь поесть, вы можете сделать вывод, что у нее нет денег, чтобы пойти куда-нибудь, или что она слишком устала.При прагматических выводах обычно есть один конкретный вывод , который вы, вероятно, сделаете. Рассмотрим высказывание Брюэр (1977), сделанное ее участникам: «Чемпион по карате ударил по шлакоблоку». Услышав или увидев это предложение, участники, прошедшие тест на запоминание, как правило, запоминали высказывание, которое гласило: «Чемпион по карате сломал шлакоблок». Это запомненное утверждение не обязательно является логическим выводом (т.е. вполне разумно, что чемпион по карате может ударить шлакоблок, не сломав его).Тем не менее, прагматичный вывод , услышав такое предложение, состоит в том, что блок, вероятно, был сломан. Участники запомнили этот вывод, который они сделали, когда слышали предложение вместо слов, которые были в предложении (см. Также McDermott & Chan, 2006).

Кодирование — начальная регистрация информации — имеет важное значение в процессе обучения и запоминания. Если событие не закодировано каким-либо образом, оно не будет успешно запомнено позже. Однако только потому, что событие закодировано (даже если оно хорошо закодировано), нет гарантии, что оно будет запомнено позже.

Следы памяти или инграммы НЕ являются идеально сохранившимися записями прошлых переживаний. Следы объединяются с текущими знаниями, чтобы восстановить то, что, как мы думаем, произошло в прошлом. [Саймон Бирдвальд, https://goo.gl/JDhdCE, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Каждый опыт меняет наш мозг. Поначалу это может показаться смелым и даже странным заявлением, но это правда. Мы кодируем каждый из наших переживаний в структурах нервной системы, делая в процессе новые впечатления — и каждое из этих впечатлений включает изменения в мозге.Психологи (и нейробиологи) говорят, что переживания оставляют следы памяти или инграммы (эти два термина являются синонимами). Воспоминания должны храниться где-то в мозгу, поэтому для этого мозг биохимически изменяет себя и свою нервную ткань. Точно так же, как вы можете написать себе записку, чтобы напомнить вам о чем-то, мозг «записывает» след в памяти, изменяя для этого свой физический состав. Основная идея состоит в том, что события (события в нашей окружающей среде) создают инграммы в процессе консолидации: нейронные изменения, которые происходят после обучения, чтобы создать след в памяти опыта.Хотя нейробиологов интересует, какие именно нейронные процессы изменяются при создании воспоминаний, для психологов термин след памяти просто относится к физическим изменениям в нервной системе (какими бы они ни были), которые представляют наш опыт.

Хотя концепция инграммы или следа памяти чрезвычайно полезна, мы не должны понимать этот термин слишком буквально. Важно понимать, что следы памяти — это не идеальные маленькие пакеты информации, которые бездействуют в мозгу, ожидая, когда их вызовут, чтобы дать точный отчет о прошлом опыте.Следы памяти не похожи на видео или аудиозаписи, они фиксируют впечатления с большой точностью; как обсуждалось ранее, у нас часто бывают ошибки в нашей памяти, которых не существовало бы, если бы следы памяти были идеальными пакетами информации. Таким образом, неправильно думать, что запоминание подразумевает просто «зачитывание» достоверных записей прошлого опыта. Скорее, когда мы вспоминаем прошлые события, мы реконструируем их с помощью наших следов в памяти — но также и с нашей нынешней верой в то, что произошло. Например, если вы пытались отозвать для полиции, кто устроил драку в баре, у вас может не остаться в памяти следов, кто кого первым толкнул.Однако, допустим, вы помните, что один из парней открыл для вас дверь. Если вспомнить начало боя, это знание (как один парень был дружелюбен к вам) может бессознательно повлиять на ваше воспоминание о том, что произошло, в пользу хорошего парня. Таким образом, память — это конструкция того, что вы на самом деле вспоминаете и что, по вашему мнению, произошло. Проще говоря, воспоминание является реконструктивным (мы реконструируем наше прошлое с помощью следов памяти), а не репродуктивным (совершенное воспроизведение или воссоздание прошлого).

Психологи называют время между обучением и тестированием интервалом удержания. Воспоминания могут консолидироваться в течение этого времени, помогая удерживать их. Однако также могут возникать переживания, подрывающие память. Например, подумайте о том, что вы ели вчера на обед — довольно простая задача. Однако, если вам пришлось вспомнить, что вы ели на обед 17 дней назад, вы вполне можете потерпеть неудачу (при условии, что вы не едите одно и то же каждый день). 16 обедов, которые вы съели с тех пор, вызвали обратное вмешательство.Ретроактивное вмешательство относится к новым действиям (т. Е. Последующим обедам) в течение интервала сохранения (т. Е. Времени между обедом 17 дней назад и сейчас), которые мешают восстановлению конкретных, более старых воспоминаний (т. Е. Подробностей обеда из 17 дней назад). ). Но точно так же, как новые вещи могут мешать запоминанию старых, может произойти и обратное. Проактивное вмешательство — это когда прошлые воспоминания мешают кодированию новых. Например, если вы когда-либо изучали второй язык, часто грамматика и словарный запас вашего родного языка возникают у вас в голове, что ухудшает ваше свободное владение иностранным языком.

Обратная интерференция — одна из основных причин забывания (McGeoch, 1932). В модуле Свидетельства очевидцев и предубеждения в памяти http://noba.to/uy49tm37 Элизабет Лофтус описывает свою увлекательную работу над памятью очевидцев, в которой она показывает, как память о событии может быть изменена с помощью дезинформации, предоставленной во время интервала сохранения. Например, если вы стали свидетелем автокатастрофы, но впоследствии слышали, как люди описывают ее со своей точки зрения, эта новая информация может помешать или нарушить ваши личные воспоминания об аварии.Фактически, вы даже можете вспомнить, что событие происходило именно так, как его описывали другие! Этот эффект дезинформации в памяти очевидцев представляет собой тип ретроактивного вмешательства, которое может происходить в течение интервала сохранения (см. Обзор в Loftus [2005]). Конечно, если в течение интервала хранения предоставляется правильная информация, память свидетеля обычно улучшается.

Хотя могут возникнуть помехи между возникновением события и попыткой его вспомнить, сам эффект всегда проявляется, когда мы извлекаем воспоминания , тему, к которой мы обратимся дальше.

Эндел Тулвинг утверждал, что «ключевой процесс в памяти — это поиск» (1991, p. 91). Почему поиску следует уделять больше внимания, чем кодированию или хранению? Во-первых, если бы информация была закодирована и сохранена, но не могла быть извлечена, она была бы бесполезной. Как обсуждалось ранее в этом модуле, мы кодируем и сохраняем тысячи событий — разговоров, образов и звуков — каждый день, создавая следы в памяти. Однако позже мы получаем доступ только к крошечной части того, что мы приняли. Большая часть наших воспоминаний никогда не будет использована — в том смысле, что они будут возвращены в сознание.Этот факт кажется настолько очевидным, что мы редко задумываемся над ним. Все те события, которые произошли с вами в четвертом классе, которые тогда казались такими важными? Теперь, много лет спустя, вам будет сложно вспомнить даже несколько. Вы можете задаться вопросом, существуют ли все еще следы этих воспоминаний в какой-то скрытой форме. К сожалению, с помощью доступных в настоящее время методов узнать это невозможно.

Психологи различают информацию, которая доступна в памяти, от информации, доступной (Tulving & Pearlstone, 1966). Доступная информация — это информация, которая хранится в памяти, но точно неизвестно, сколько и какие типы хранятся. То есть все, что мы можем знать, это то, какую информацию мы можем извлечь — доступно информации. Предполагается, что доступная информация представляет собой лишь крошечный фрагмент информации, доступной в нашем мозгу. У большинства из нас был опыт попытки вспомнить какой-то факт или событие, сдаваться, а затем — внезапно! — это приходит к нам позже, даже после того, как мы перестали пытаться его вспомнить.Точно так же все мы знаем опыт неспособности вспомнить факт, но тогда, если нам дается несколько вариантов выбора (как в тесте с несколькими вариантами ответов), мы легко можем его распознать.

Мы не можем знать все, что находится в нашей памяти, а знать только ту часть, которую мы действительно можем извлечь. То, что сейчас невозможно восстановить и что, казалось бы, утеряно из памяти, может снова появиться с применением различных сигналов. [Изображение: Ores2k, https://goo.gl/1du8Qe, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Какие факторы определяют, какую информацию можно извлечь из памяти? Одним из критических факторов является тип подсказок или подсказок в окружающей среде.Вы можете услышать по радио песню, которая внезапно пробуждает воспоминания о более раннем периоде вашей жизни, даже если вы не пытались вспомнить ее, когда эта песня началась. Тем не менее, песня тесно связана с тем временем, поэтому она напоминает о переживаниях.

Общий принцип, лежащий в основе эффективности поисковых сигналов, — это принцип специфичности кодирования (Tulving & Thomson, 1973): когда люди кодируют информацию, они делают это определенным образом. Например, возьмем песню по радио: возможно, вы слышали ее, когда были на потрясающей вечеринке, во время отличного философского разговора с другом.Таким образом, песня стала частью этого сложного опыта. Спустя годы, даже если вы не задумывались об этой вечеринке целую вечность, когда вы слышите песню по радио, все переживания возвращаются к вам. В общем, принцип специфичности кодирования гласит, что в той степени, в которой поисковый сигнал (песня) совпадает или перекрывает след в памяти опыта (вечеринки, беседы), он будет эффективен в пробуждении воспоминания. В классическом эксперименте по принципу специфичности кодирования участники запоминали набор слов в уникальной обстановке.Позже участников проверяли на наборах слов либо в том же месте, где они выучили слова, либо в другом. В результате специфичности кодирования студенты, которые проходили тест в том же месте, где они выучили слова, на самом деле смогли вспомнить больше слов (Godden & Baddeley, 1975), чем студенты, которые проходили тест в новых условиях.

Одно предостережение в отношении этого принципа состоит в том, что для того, чтобы сигнал сработал, он не может совпадать со многими другими переживаниями (Nairne, 2002; Watkins, 1975).Рассмотрим лабораторный эксперимент. Предположим, вы изучаете 100 предметов; 99 слов, а одно изображение — пингвина, позиция 50 в списке. После этого реплика «вспомнить картинку» будет идеально вызывать «пингвина». Никто бы этого не пропустил. Однако, если бы слово «пингвин» было помещено в то же место среди других 99 слов, его запоминаемость была бы исключительно хуже. Этот результат демонстрирует силу различения, которую мы обсуждали в разделе о кодировании: одно изображение прекрасно запоминается из 99 слов, потому что оно выделяется.Теперь подумайте, что бы произошло, если бы эксперимент повторился, но в списке из 100 пунктов было бы 25 изображений. Хотя изображение пингвина все еще будет там, вероятность того, что сигнал «вспомнить картинку» (пункт 50) будет полезна для пингвина, соответственно снизится. Уоткинс (1975) назвал этот результат демонстрацией принципа перегрузки реплики. То есть, чтобы быть эффективным, поисковая подсказка не может быть перегружена слишком большим количеством воспоминаний. Чтобы сигнал «вспомнить изображение» был эффективным, он должен соответствовать только одному элементу в целевом наборе (как в случае с одним изображением, состоящим из 99 слов).

Подводя итог тому, как работают сигналы памяти: для того, чтобы сигнал поиска был эффективным, должно существовать соответствие между сигналом и желаемой целевой памятью; кроме того, для обеспечения наилучшего поиска отношения метка-цель должны быть четкими. Далее мы увидим, как принцип специфичности кодирования может работать на практике.

Психологи измеряют производительность памяти с помощью производственных тестов (включающих вспоминание) или тестов распознавания (включающих выбор правильной информации из неверной, например.g., тест с множественным выбором). Например, с нашим списком из 100 слов одну группу людей можно попросить вспомнить список в любом порядке (бесплатный тест на запоминание), в то время как другую группу можно попросить обвести 100 изученных слов из смеси с другой. 100, неизученные слова (тест распознавания). В этой ситуации тест на распознавание, вероятно, даст участникам больше результатов, чем тест на запоминание.

Обычно мы думаем, что тесты распознавания довольно просты, потому что подсказка для поиска — это копия фактического события, которое было представлено для изучения.В конце концов, что может быть лучшим сигналом, чем точная цель (память), к которой человек пытается получить доступ? В большинстве случаев это рассуждение верно; тем не менее, тесты распознавания не дают точных указателей того, что хранится в памяти. То есть вы можете не распознать цель, смотрящую вам прямо в лицо, но все же сможете вспомнить ее позже с другим набором сигналов (Watkins & Tulving, 1975). Например, предположим, что вам нужно было узнать фамилии известных авторов. Сначала вы могли подумать, что настоящая фамилия всегда будет лучшим сигналом.Однако исследования показали, что это не обязательно так (Muter, 1984). Когда им дают такие имена, как Толстой, Шоу, Шекспир и Ли, испытуемые вполне могут сказать, что Толстой и Шекспир — известные авторы, а Шоу и Ли — нет. Но когда люди проходят тест на запоминание с использованием имен, люди часто вспоминают (производят их) предметы, которые они не могли распознать раньше. Например, в этом случае реплика Джордж Бернард ________ часто приводит к воспоминанию о «Шоу», хотя люди изначально не могли распознать Шоу как имя известного автора.Тем не менее, когда люди получают реплику «Уильям», люди могут не придумать Шекспира, потому что Уильям — это распространенное имя, которое подходит многим людям (принцип перегрузки репликами в действии). Этот странный факт — напоминание может иногда приводить к лучшему результату, чем распознавание — можно объяснить принципом специфичности кодирования. Например, Джордж Бернард _________ лучше соответствует способу хранения в памяти известного писателя, чем его фамилия Шоу (хотя это и является целью). Кроме того, совпадение весьма характерно с Джордж Бернард ___________, но реплика William _________________ намного более перегружена (принц Уильям, Уильям Йейтс, Уильям Фолкнер, будут.я).

Явление, которое мы описали, называется отказом распознавания запоминаемых слов , что подчеркивает тот момент, что реплика будет наиболее эффективной в зависимости от того, как была закодирована информация (Tulving & Thomson, 1973). Дело в том, что сигналы, которые лучше всего работают для вызова поиска, — это те, которые воссоздают событие или имя, которое нужно запомнить, тогда как иногда даже сама цель, такая как Shaw в приведенном выше примере, не является лучшим сигналом. Какой сигнал будет наиболее эффективным, зависит от того, как была закодирована информация.

Всякий раз, когда мы думаем о своем прошлом, мы участвуем в поиске. Обычно мы думаем, что извлечение информации — это объективный акт, потому что мы склонны представлять себе, что извлечение воспоминаний похоже на снятие книги с полки, и после того, как мы закончили с ней, мы возвращаем книгу на полку в том виде, в каком она была. Однако исследования показывают, что это предположение неверно; память не является статическим хранилищем данных, она постоянно меняется. Фактически, каждый раз, когда мы извлекаем воспоминание, оно изменяется. Например, сам процесс извлечения (факта, концепции или события) делает извлеченную память более вероятной для повторного извлечения, явление, называемое эффектом тестирования или эффектом практики извлечения (Pyc & Rawson, 2009; Родигер и Карпике, 2006).Однако получение некоторой информации может фактически заставить нас забыть другую связанную с ней информацию, явление, называемое забыванием , вызванным поиском, (Anderson, Bjork, & Bjork, 1994). Таким образом, извлечение информации может быть палкой о двух концах — укреплять только что извлеченную память (обычно в большом количестве), но при этом наносить ущерб связанной информации (хотя этот эффект часто относительно невелик).

Как обсуждалось ранее, восстановление далеких воспоминаний является реконструктивным. Мы вплетаем конкретные фрагменты событий с предположениями и предпочтениями, чтобы сформировать связную историю (Bartlett, 1932).Например, если во время вашего 10-летия ваша собака добралась до вашего торта раньше вас, вы, вероятно, будете рассказывать эту историю в течение многих лет после этого. Скажем, в последующие годы вы неправильно помните, где собака на самом деле нашла торт, но повторяете эту ошибку снова и снова во время последующих пересказов истории. Со временем эта неточность станет основным фактом происходящего в вашей голове. Подобно тому, как практика поиска (повторение) усиливает точные воспоминания, она усиливает ошибки или ложные воспоминания (McDermott, 2006).Иногда воспоминания можно даже создать, просто услышав яркую историю. Рассмотрим следующий эпизод, рассказанный Жаном Пиаже, известным психологом, занимающимся вопросами развития, из своего детства:

Одно из моих первых воспоминаний датируется, если это правда, моим вторым годом. Я все еще могу отчетливо разглядеть следующую сцену, в которую я верил, пока мне не исполнилось 15 лет. Я сидел в своей детской коляске. . . когда мужчина пытался меня похитить. Меня держали за ремешок, застегнутый вокруг меня, пока моя няня отважно пыталась встать между мной и вором.Она получила различные царапины, и я все еще смутно вижу их на ее лице. . . . Когда мне было около 15 лет, мои родители получили письмо от моей бывшей медсестры, в которой говорилось, что она была обращена в Армию спасения. Она хотела признаться в своих прошлых ошибках и, в частности, вернуть часы, которые ей подарили по этому поводу. Она выдумала всю историю, подделав царапины. Поэтому я, должно быть, в детстве слышал эту историю, в которую верили мои родители, и спроецировал ее в прошлое в форме визуального воспоминания.. . . Несомненно, многие настоящие воспоминания принадлежат к тому же порядку. (Norman & Schacter, 1997, стр. 187–188)

Яркий отчет Пиаже представляет собой случай чистой реконструктивной памяти. Он неоднократно слышал эту историю и, несомненно, сам ее рассказывал (и думал над ней). Повторяющееся повествование скрепляло события так, как будто они действительно произошли, точно так же, как мы все открыты для возможности иметь «много настоящих воспоминаний … одного порядка». Тот факт, что можно вспомнить точные детали (местоположение, царапины), не обязательно означает, что воспоминание верное, что также было подтверждено в лабораторных исследованиях (например,г., Norman & Schacter, 1997).

Центральной темой этого модуля была важность процессов кодирования и извлечения, а также их взаимодействия. Напомним: чтобы улучшить обучение и память, нам нужно кодировать информацию в сочетании с отличными сигналами, которые будут возвращать запомненные события, когда они нам нужны. Но как нам это сделать? Помните о двух важных принципах, которые мы обсудили: для максимального извлечения информации мы должны сконструировать осмысленных сигналов , которые напоминают нам об исходном опыте, и эти сигналы должны быть отличительными и , не связанными с другими воспоминаниями .Эти два условия имеют решающее значение для максимизации эффективности сигнала (Nairne, 2002).

Итак, как эти принципы можно адаптировать для использования во многих ситуациях? Давайте вернемся к тому, как мы начали модуль, к способности Саймона Рейнхарда запоминать огромное количество цифр. Хотя это было неочевидно, он применил те же общие принципы памяти, но более осознанно. Фактически, все мнемонические устройства или вспомогательные средства / уловки полагаются на эти фундаментальные принципы. В типичном случае человек изучает набор сигналов, а затем применяет их для изучения и запоминания информации.Рассмотрим набор из 20 пунктов ниже, которые легко выучить и запомнить (Bower & Reitman, 1972).

  1. — ружье. 11 — это булочка для хот-догов за пенни.
  2. — это обувь. 12 — пенни-два, самолетный клей.
  3. — дерево. 13 — пенни три, шмель.
  4. — это дверь. 14 март, продуктовый магазин.
  5. — ножи. 15 — пять пенни, большой улей.
  6. — это палочки. 16 — это пенни шесть, фокусы.
  7. — духовка. 17 — семь пенни, иди в рай.
  8. пластина. 18 — восемь пенни, золотые ворота.
  9. — вино. 19 — это пенни-девять, клубок шпагата.
  10. курица. 20 — пенни десять, шариковая ручка.

Возможно, вам понадобится менее 10 минут, чтобы выучить этот список и попрактиковаться в его повторении несколько раз (не забудьте использовать практику поиска!). Если бы вы сделали это, у вас был бы набор ключевых слов, на которые вы могли бы «повесить» воспоминания. Фактически, этот мнемонический прием называется методом привязки слов .Если затем вам нужно было запомнить какие-то отдельные элементы — например, список покупок или моменты, которые вы хотели высказать в своей речи, — этот метод позволит вам сделать это очень точным, но гибким способом. Предположим, вам нужно вспомнить хлеб, арахисовое масло, бананы, салат и так далее. Способ использования метода — сформировать яркое изображение того, что вы хотите запомнить, и представить, как это взаимодействует с вашими ключевыми словами (столько, сколько вам нужно). Например, для этих предметов вы можете представить себе, как большой пистолет (первое слово-колышек) стреляет в буханку хлеба, затем банку с арахисовым маслом внутри обуви, затем большие гроздья бананов, свисающие с дерева, а затем хлопнувшую дверь. кочан салата с развевающимися повсюду листьями.Идея состоит в том, чтобы дать хорошие, отличительные подсказки (чем страннее, тем лучше!) Для информации, которую вам нужно запомнить, пока вы ее изучаете. Если вы сделаете это, то позже восстановить его будет относительно легко. Вы прекрасно знаете свои реплики (одна из них — пистолет и т. Д.), Поэтому вы просто просматриваете свой список ключевых слов и мысленно «смотрите» на сохраненное в нем изображение (в данном случае хлеб).

Пример пневмонической системы, созданной студентом для изучения черепных нервов. [Изображение: Kelidimari, https://goo.gl/kiA1kP, CC BY-SA 3.0, https://goo.gl/SCkRfm]

Этот метод привязки слов может сначала показаться странным, но он работает довольно хорошо, даже после небольшого обучения (Roediger, 1980). Однако одно предупреждение: элементы, которые нужно запомнить, нужно сначала предъявлять относительно медленно, пока вы не научитесь связывать каждый с его ключевым словом. Со временем люди становятся быстрее. Еще один интересный аспект этой техники заключается в том, что вызывать элементы в обратном порядке так же легко, как и вперед. Это связано с тем, что ключевые слова обеспечивают прямой доступ к запомненным элементам независимо от порядка.

Как Саймон Рейнхард запомнил эти цифры? По сути, у него гораздо более сложная система, основанная на тех же принципах. В своем случае он использует «дворцы памяти» (сложные сцены с отдельными местами) в сочетании с огромными наборами изображений для цифр. Например, представьте, что вы мысленно идете по дому, в котором вы выросли, и определяете как можно больше отдельных областей и объектов. У Саймона есть сотни таких дворцов памяти, которые он использует. Затем, чтобы запомнить цифры, он запомнил набор из 10 000 изображений.Каждое четырехзначное число немедленно вызывает у него мысленный образ. Так, например, 6187 может вспомнить Майкла Джексона. Когда Саймон слышит все числа, идущие к нему, он помещает изображение для каждых четырех цифр в места своего дворца памяти. Он может делать это с невероятно высокой скоростью, быстрее, чем 4 цифры за 4 секунды, когда они мигают визуально, как в демонстрации в начале модуля. Как уже отмечалось, его запись составляет 240 цифр, вызываемых в точном порядке. Саймон также является мировым рекордсменом в мероприятии под названием «Скоростные карты», которое включает в себя запоминание точного порядка перетасованной колоды карт.Саймон смог сделать это за 21,19 секунды! Опять же, он использует свои дворцы памяти и кодирует группы карт как отдельные изображения.

Существует множество книг о том, как улучшить память с помощью мнемонических устройств, но все они включают формирование отличительных операций кодирования и затем наличие надежного набора сигналов памяти. Мы должны добавить, что разработка и использование этих систем памяти, выходящих за рамки базовой системы привязки, описанной выше, требует большого количества времени и концентрации. Чемпионаты мира по запоминанию проводятся каждый год, и показатели продолжают улучшаться.Однако для наиболее распространенных целей просто имейте в виду, что для хорошего запоминания вам необходимо кодировать информацию особым образом и иметь хорошие подсказки для поиска. Вы можете адаптировать систему, которая будет соответствовать практически любой цели.

от лаборатории к повседневной жизни

Диалоги Clin Neurosci. 2013 Dec; 15 (4): 393–395.

Дэниел Л. Шактер

Департамент психологии Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, США

Дэниел Л. Шактер, Департамент психологии Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, США;

Авторские права: © 2013 Institut la Conférence Hippocrate — Servier Research GroupЭто статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http: // creativecommons.org / licenses / by-nc-nd / 3.0 /), что разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Abstract

Одной из ключевых целей исследования памяти является развитие базового понимания природы и характеристик процессов и систем памяти. Еще одна важная цель — разработать полезные приложения фундаментальных исследований в повседневной жизни. В этой редакционной статье рассматриваются два направления работы, которые иллюстрируют некоторые перспективы применения исследования памяти в повседневной жизни: интерполированные викторины для улучшения обучения в образовательных учреждениях и специализированная тренировка для улучшения памяти и связанных функций у людей, которые испытывают трудности с запоминанием деталей своего прошлого опыта. .

Ключевые слова: память , специфичность памяти , эпизодическое моделирование , нейровизуализация , онлайн-обучение , интерполированное тестирование , блуждание разума

Изучение ложных ошибок памяти быстро прогрессировало в прошлом несколько десятилетий, и, как показывают статьи в текущем выпуске, он остается успешным начинанием со многими захватывающими новыми открытиями и идеями. Но память — это не только объект для лабораторных исследований; это также фундаментально важно во многих сферах повседневной жизни.Этот момент хорошо иллюстрируется несколькими статьями в этом сборнике, посвященными изменениям памяти при неврологических и психиатрических состояниях, которые могут иметь глубокое влияние на способность человека функционировать в повседневной жизни. Исследование памяти также широко применяется в юридических учреждениях, где такие вопросы, как построение эффективных составов и как бороться с неточностью показаний очевидцев, имеют первостепенное значение. 1,2 В этой редакционной статье я кратко обсуждаю некоторые недавние применения исследований памяти в образовательных и клинических условиях, которые обещают обеспечить значительную пользу в повседневной жизни.

Повышение внимания и памяти в учебных заведениях

В течение последних нескольких лет стремительно растущее число исследований пытались применить принципы и методы когнитивной психологии в образовательных учреждениях. Например, один из основных вопросов касается того, можно ли использовать исследование памяти для повышения эффективности подготовки студентов к экзаменам. В недавнем всеобъемлющем обзоре Данлоски и его коллеги 3 оценили эффективность десяти различных методов исследования и охарактеризовали каждый из них как обладающий высокой, умеренной или низкой полезностью на основе имеющихся исследований.Некоторые из популярных методов, обычно используемых студентами, в том числе перечитывание, обобщение и выделение текста, получили низкую оценку полезности. Только два метода, оба поддерживаемые данными многочисленных лабораторных исследований, получили высокую оценку полезности: распределенное исследование, которое включает в себя распределение исследовательской деятельности таким образом, чтобы между повторениями информации, которую предстоит изучить, проходит больше времени (в отличие от массового исследования или « зубрежка ») и практическое тестирование, при котором учащимся периодически даются краткие опросы о том, что они узнали перед прохождением формального теста.

Благоприятные эффекты практического тестирования для студентов основаны в основном на исследованиях, демонстрирующих, что процесс извлечения информации может быть очень эффективным средством укрепления памяти для извлеченной информации. 4 Недавняя работа в моей лаборатории использовала вариант методики практического тестирования в попытке улучшить внимание и память во время лекций, записанных на видео. 5 Студенты часто испытывают упущение во внимании как во время лекций в классе 6 , так и на видео 7 .Например, когда во время аудиторной или онлайн-лекции выясняли, посещают ли они лекцию или блуждают мысли по другим темам, студенты примерно в 40% исследований указали, что они блуждают в уме; неудивительно, что степень блуждания ума отрицательно коррелировала с сохранением содержания лекции. 6-8

Наше исследование 5 было сосредоточено на видео-записанных лекциях, потому что они являются ключевым элементом онлайн-образования, которое в последние годы резко возросло, отчасти в результате развития массовых открытых онлайн-курсов (МООК).Следовательно, понимание того, как улучшить обучение с помощью видеолекций, может иметь важные последствия для онлайн-образования. Участники просмотрели 21-минутную лекцию по статистике, записанную на видео, разделенную на четыре равных сегмента. После каждого сегмента лекции все участники в течение минуты решали математические задачи, после чего тестируемая группа получала короткие контрольные вопросы по каждому сегменту лекции, каждый из которых занимал около 2 минут; непроверенная группа продолжала работать над математическими задачами еще 2 минуты и получила тест только для последнего сегмента; и группе повторного исследования был показан, но не протестирован, тот же материал, что и тестируемой группе, для каждого из сегментов, предшествующих заключительному сегменту.После заключительного сегмента лекции все три группы получили тест на этот сегмент, а через несколько минут они также прошли финальный тест для всей лекции. В произвольное время во время лекции участников во всех группах спрашивали, обращают ли они внимание на лекцию или мысли отвлекаются на другие темы.

Участники в непроверенных и повторно изученных группах указали, что они блуждали разумом в ответ примерно на 40% зондов, но частота блуждания разума была сокращена вдвое, примерно до 20%, в тестируемой группе.Более того, участники тестируемой группы сохранили значительно больше информации из заключительного сегмента лекции, чем участники из двух других групп, и они также сохранили значительно больше информации по финальному тесту всей лекции, чем другие группы. Хотя обнадеживает тот факт, что интерполированный опрос может значительно снизить вероятность блуждания ума и повысить удержание, к сообщаемым результатам следует относиться с некоторой осторожностью, как потому, что они были получены только с одной лекцией по одной теме, так и потому, что они неясны. сохраняются ли преимущества интерполированной викторины на нескольких лекциях или в реальных онлайн-классах.Однако есть повод для оптимизма, потому что другие виды практического тестирования позволили улучшить обучение в классе. 9

Повышение специфичности памяти

Рассмотрим следующее недавнее исследование, посвященное феномену, который был связан с множеством неприятных симптомов у людей с депрессией: снижение специфичности автобиографических воспоминаний. Несколько исследований показали, что, когда их просят вспомнить повседневный жизненный опыт, депрессивные люди, как правило, сообщают менее подробные сведения о том, что произошло во время этих переживаний, чем контрольные люди без депрессии. 10 Эта пониженная специфичность была связана с такими проблемами, как чрезмерное размышление и трудности в повседневных межличностных ситуациях. 10-12 В свете этих открытий возникает естественный вопрос о том, возможно ли повысить специфичность памяти у людей с депрессией и связано ли такое увеличение с улучшением каких-либо проблемных симптомов, которые были связаны со снижением специфичности памяти у людей с депрессией. Предыдущее исследование.

Недавние исследования 13,14 обратились к этому вопросу, продемонстрировав, что несколько сеансов обучения, которые пытаются повысить специфичность восстановления памяти у пациентов с депрессией (т. автобиографические воспоминания пациентов, даже с учетом связанных с депрессией улучшений.Neshat-Doost et al. 13 сообщили, что прирост от тренировки специфичности сохранялся при 2-месячном наблюдении, и никаких улучшений в контрольной группе не наблюдалось. Raes et al. 14 показали, что увеличение специфичности памяти после тренировки было связано с улучшением решения повседневных социальных проблем и размышлений. Хотя необходимы дальнейшие исследования, чтобы точно определить, какие особенности тренировки специфичности памяти ответственны за наблюдаемые улучшения, полученные на сегодняшний день результаты обнадеживают и подчеркивают, как базовые знания о характеристиках памяти в клинической популяции могут быть использованы для формулировки эффективное вмешательство.

Ориентация на специфичность автобиографической памяти кажется особенно полезной, потому что все большее количество исследований подчеркивает, что автобиографическая или эпизодическая память используется не только как основа для запоминания прошлого опыта, но и для воображения возможных будущих переживаний 15 и связанных функций, таких как личные и решение социальных проблем. 16-19 В соответствии с этими выводами недавнее исследование в нашей лаборатории предоставляет доказательства того, что индукция, направленная на повышение специфичности памяти у молодых и пожилых людей, оказала благотворное влияние на выполнение обеими группами последующих задач, которые требовали либо вспоминания прошлого опыта, либо воображения возможных будущий опыт. 20 Важно отметить, что эффекты индукции были избирательными по двум причинам. Во-первых, индукция специфичности (по сравнению с контрольной индукцией) вызвала увеличение количества эпизодических деталей (например, кто, что, где, когда), которые участники помнили или вообразили, но не повлияла на количество запомненных или воображаемых семантических деталей. (например, общие факты, комментарии, впечатления). Во-вторых, влияние индукции специфичности ограничивалось задачами памяти и воображения; это не повлияло на задачу, требующую от участников описать картину повседневной сцены.Эти данные свидетельствуют о том, что индукция нацелена на эпизодическую память, в частности, и, в более общем плане, индукцию специфичности можно использовать в качестве экспериментальных инструментов для различения когнитивных процессов и представлений, которые влияют на память и связанные с ней функции.

Заключительные комментарии

В исследовании, рассмотренном в предыдущих разделах, подчеркиваются способы применения исследования памяти в образовательных и клинических условиях. Следующим важным шагом для такого рода исследований будет изучение нейронных механизмов, которые опосредуют наблюдаемые эффекты на когнитивные процессы.Как мы можем охарактеризовать нейронные изменения, связанные с улучшением внимания и памяти в результате интерполированных опросов во время лекций? Какие виды изменений в мозговой активности связаны с улучшениями, вызванными тренировкой специфичности памяти, и как они могут помочь определить конкретные процессы, на которые она влияет? Недавняя работа в области когнитивного контроля показала, что обширное обучение видеоиграм, требующее навыков многозадачности, привело не только к улучшению когнитивных функций у людей в возрасте от 20 до 70 лет, но и к связанным с этим изменениям в активности мозга, которые были прогнозирование когнитивных улучшений через 6 месяцев. 21 Более того, исследование также предоставило доказательства того, что тренировки служат для устранения возрастного дефицита нейронных маркеров когнитивного контроля. Применение такого подхода когнитивной нейробиологии к рассматриваемым здесь явлениям должно улучшить наше понимание как теоретических, так и прикладных аспектов функции памяти.

ССЫЛКИ

1. Schacter DL., Loftus EF. Память и закон: что может сделать когнитивная нейробиология? . Nat Neurosci. 2013; 16: 119–123. [PubMed] [Google Scholar] 2.Семрнлер К., Брюэр Н. Память очевидцев. В: Brown J, Campbell E, eds. . Кембриджский справочник по судебной психологии. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2010: 49–57. [Google Scholar] 3. Данлоски Дж., Роусон К.А., Марш Э.Дж., Натан М.Дж., Уиллингем Д.Т. Улучшение обучения студентов с помощью эффективных методов обучения: перспективные направления когнитивной и педагогической психологии. . Психологические науки, общественные интересы. 2013; 14: 4–58. [PubMed] [Google Scholar] 4. Карпике Дж. Обучение на основе поиска: активное извлечение способствует осмысленному обучению.. Curr Dir Psychol Sci. 2012; 21: 157–163. [Google Scholar] 5. Szpunar KK., Kahn NY., Schacter DL. Интерполированные тесты памяти уменьшают блуждание ума и улучшают изучение онлайн-лекций. . Proc Natl Acad Sci USA . 2013; 110: 6313–6317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 6. Банс Д.М., Фленс Э.А., Нилс К.Ю. Как долго студенты могут уделять внимание в классе? Исследование снижения внимания студентов с помощью кликеров. . J Chem Ed. 2010; 87: 1438–1443. [Google Scholar] 7.Риско Э. Ф., Андерсон Н., Сарвал А., Энгельгардт М., Кингстон А. Повседневное внимание: вариации в блуждании ума и памяти на лекции. . Appl Cogn Psychol. 2012; 26: 234–242. [Google Scholar] 8. Szpunar KK., Moulton ST., Schacter DL. Блуждающие мысли и образование: от класса до онлайн-обучения. . Front Psychol. 2013; 4: 495. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. McDaniel MA., Agarwal PK., Huelser BJ., McDermott KB., Roediger HL. III. Обучение с помощью тестов в классе естественных наук в средней школе: влияние частоты и места проведения викторин.. J Educ Psychol. 2011; 103: 399–414. [Google Scholar] 10. Williams JMG., Barnhofer T., Crane C., et al. Автобиографическая специфичность памяти и эмоциональное расстройство. . Psychol Bull. 2007; 133: 122–148. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Raes F., Hermans D., Williams JMG. И др. Снижение специфичности автобиографических воспоминаний: посредник между размышлениями и неэффективным решением проблем при большой депрессии? . J Влияет на разлад. 2005; 87: 331–335. [PubMed] [Google Scholar] 12.Сазерленд К., Брайант Р.А. Решение социальных проблем и автобиографическая память при посттравматическом стрессовом расстройстве. . Behav Res Ther. 2008; 46: 154–161. [PubMed] [Google Scholar] 13. Нешат-Дуст Х.Т., Далглиш Т., Юл В. и др. Повышение специфичности автобиографической памяти с помощью когнитивного тренинга: вмешательство при депрессии в переводе с фундаментальной науки. . Clin Psychol Sci. 2012; 20: 1–9. [Google Scholar] 14. Raes F., Williams JMG., Hermans D. Снижение когнитивной уязвимости к депрессии: предварительное исследование тренировки специфичности памяти (MEST) у стационарных пациентов с депрессивной симптоматикой.. J Behav Ther Exp Psychiatry. 2009; 40: 24–38. [PubMed] [Google Scholar] 15. Schacter DL., Addis DR., Hassabis D., Martin VC., Spreng RN., Szpunar, KK. Будущее памяти: запоминание, воображение и мозг. . Neuron. 2012; 76: 677–694. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Герлах К.Д., Спренг Р.Н., Гилмор А.В., Шактер Д.Л. Решение будущих проблем: сетевая и исполнительная деятельность по умолчанию, связанная с целенаправленным мысленным моделированием. . Neurolmage. 2011; 55: 1816–1824.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Шелдон С., МакЭндрюс М.П., ​​Москович М. Эпизодические процессы памяти, опосредованные медиальными височными долями, способствуют неограниченному решению проблем. . Neuropsychologia. 2011; 49: 2439–2447. [PubMed] [Google Scholar] 19. Спренг Р.Н., Стивенс В.Д., Чемберлен Д.П., Гилмор А.В., Шактер Д.Л. Сетевая активность по умолчанию в сочетании с сетью лобно-теменного контроля поддерживает целенаправленное познание. . Neurolmage. 2010; 53: 303–317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20.Madore KP., Gaesser B., Schacter DL. Конструктивное эпизодическое моделирование: диссоциативные эффекты индукции специфичности на запоминание, воображение и описание у молодых и пожилых людей. . J Exp Psychol: Learn Mem Cogn. В печати. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Anguera JA., Boccanfuso J., Rintoul J., et al. Тренировка по видеоиграм улучшает когнитивный контроль у пожилых людей. . Природа. 2013; 501: 97–101. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

9.3 Точность и неточность в памяти и познании — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Цели обучения

  1. Обозначьте переменные, которые могут влиять на точность нашей памяти для событий.
  2. Объясните, как схемы могут искажать наши воспоминания.
  3. Опишите эвристику репрезентативности и эвристику доступности и объясните, как они могут привести к ошибкам в оценке.

Как мы видели, наши воспоминания несовершенны. Отчасти они не работают из-за нашего ненадлежащего кодирования и хранения, а отчасти из-за нашей неспособности точно извлечь сохраненную информацию. Но на память также влияют обстановка, в которой она происходит, события, которые происходят с нами после того, как мы пережили событие, и когнитивные процессы, которые мы используем, чтобы помочь нам вспомнить.Хотя наше познание позволяет нам уделять внимание, репетировать и систематизировать информацию, познание также может приводить к искажениям и ошибкам в наших суждениях и поведении.

В этом разделе мы рассмотрим некоторые из когнитивных искажений , которые, как известно, влияют на людей. Когнитивные искажения — это ошибок памяти или суждений, которые вызваны неправильным использованием когнитивных процессов (Таблица 9.3, «Когнитивные процессы, представляющие угрозу точности»). Изучение когнитивных искажений важно как потому, что оно связано с важной психологической темой: точность или неточность в восприятии, так и потому, что знание типов ошибок, которые мы можем совершить, может помочь нам избежать их и, следовательно, улучшить наши навыки принятия решений.

Таблица 9.3 Когнитивные процессы, представляющие угрозу точности.
[Пропустить таблицу]
Познавательный процесс Описание Потенциальная угроза точности
Мониторинг источника Возможность точного определения источника памяти Неуверенность в источнике воспоминания может привести к ошибочным суждениям.
Смещение подтверждения Тенденция проверять и подтверждать наши существующие воспоминания, а не оспаривать и опровергать их После того, как убеждения утвердятся, они становятся самовоспроизводящимися, и их трудно изменить.
Функциональная неподвижность Когда схемы мешают нам видеть и использовать информацию новыми и нетрадиционными способами Креативность может быть нарушена чрезмерным использованием традиционного мышления, основанного на ожидании.
Влияние дезинформации Ошибки в памяти, которые возникают, когда новая, но неверная информация влияет на существующие точные памяти Очевидцы, допрошенные полицией, могут изменить свои воспоминания о том, что они наблюдали на месте преступления.
Самоуверенность Когда мы более уверены, что наши воспоминания и суждения точны, чем мы должны быть Очевидцы могут быть очень уверены в том, что они точно опознали подозреваемого, даже если их воспоминания неверны.
Заметность Когда некоторые стимулы (например, яркие, движущиеся или неожиданные) привлекают наше внимание и с большей вероятностью запомнятся Мы можем основывать свои суждения на одном значительном событии, игнорируя сотни других не менее информативных событий, которых мы не видим.
Эвристика репрезентативности Склонность судить о том, насколько мероприятие соответствует нашим ожиданиям После того, как монета много раз подряд выпадает «орлом», мы можем ошибочно думать, что следующий бросок с большей вероятностью будет «решкой» (заблуждение игрока).
Эвристика доступности Идея о том, что вещи, которые легко приходят в голову, воспринимаются как более распространенные Мы можем переоценить статистику преступности в нашем регионе, потому что эти преступления так легко вспомнить.
Когнитивная доступность Идея, что одни воспоминания активнее других Нам может казаться, что мы внесли в проект больше, чем мы сделали на самом деле, потому что очень легко вспомнить наш собственный вклад.
Контрфактическое мышление Когда мы «воспроизводим» события таким образом, что они оказываются по-другому (особенно, когда только незначительные изменения в событиях, которые к ним приводят, имеют значение) Мы можем чувствовать себя особенно плохо из-за событий, которые могли бы не произойти, если бы до них произошло небольшое изменение.

Мониторинг источников: действительно ли это было?

Одна потенциальная ошибка памяти связана с ошибками в различении источников информации. Мониторинг источника относится к способности точно идентифицировать источник памяти . Возможно, вам приходилось задумываться, действительно ли вы пережили какое-то событие, или вам это только приснилось или вы вообразили. Если так, то вы не будете одиноки. Рассин, Меркельбах и Спаан (2001) сообщили, что до 25% студентов бакалавриата сообщили, что не понимают реальных событий, а не сновидений.Исследования показывают, что люди, склонные к фантазиям, чаще сталкиваются с ошибками мониторинга источников (Winograd, Peluso, & Glover, 1998), и такие ошибки также чаще возникают как у детей, так и у пожилых людей, чем у подростков и молодых людей (Jacoby & Glover, 1998). Родос, 2006).

В других случаях мы можем быть уверены, что запомнили информацию из реальной жизни, но не уверены, где именно мы ее услышали. Представьте, что вы читаете новость в бульварном журнале, таком как HELLO! Канада .Вероятно, вы бы не приняли эту информацию в расчет, потому что знаете, что ее источник ненадежен. Но что, если позже вы вспомните историю, но забудете источник информации? Если это произойдет, вы можете убедиться, что новость правдива, потому что вы забыли обесценить ее. Эффект спящего относится к изменению отношения , которое происходит со временем, когда мы забываем источник информации (Пратканис, Гринвальд, Лейппе и Баумгарднер, 1988).

В других случаях мы можем забыть, где мы узнали информацию, и ошибочно предположить, что мы создали память сами.Канадские авторы Уэйсон Чой, Скай Ли и Пол Йи подали иск о нарушении авторских прав на сумму 6 миллионов долларов против материнской компании Penguin Group Canada, утверждая, что роман Gold Mountain Blues содержит «существенные элементы» определенных произведений истцов (Cbc. ок, 2011). Иск был подан против Pearson Canada Inc., автора Лин Чжана и переводчика романа из Великобритании Ники Хармана. Чжан утверждал, что у книги есть несколько общих сюжетных сходств с другими произведениями, но эти сходства отражают общие события и опыт китайского иммигрантского сообщества.Она утверждала, что роман был «результатом многих лет исследований и нескольких поездок в Китай и Западную Канаду», и что она не читала другие произведения. В суде ничего не доказано.

Наконец, музыкант Джордж Харрисон заявил, что не знал, что мелодия его песни My Sweet Lord почти идентична более ранней песне другого композитора. Судья в последовавшем за этим иске о нарушении авторских прав постановил, что Харрисон не совершал намеренно плагиат. (Используйте эти знания, чтобы проявлять особую бдительность в отношении указания источника в вашей письменной работе, а не пытаться оправдываться, если вас обвиняют в плагиате.)

Обработка схем: искажения, основанные на ожиданиях

Мы видели, что схемы помогают нам запоминать информацию, систематизируя материал в связные представления. Однако, хотя схемы могут улучшить нашу память, они также могут привести к когнитивным искажениям. Использование схем может привести к ошибочному запоминанию того, чего с нами никогда не случалось, и к искажению или неверному восприятию того, что произошло. Во-первых, схемы приводят к смещению подтверждения , которое представляет собой тенденцию проверять и подтверждать наши существующие воспоминания, а не оспаривать и отвергать их .Предвзятость подтверждения возникает из-за того, что, когда у нас есть схемы, они влияют на то, как мы ищем и интерпретируем новую информацию. Предвзятость подтверждения заставляет нас запоминать информацию, которая соответствует нашим схемам, лучше, чем мы запоминаем информацию, которая их опровергает (Stangor & McMillan, 1992), — процесс, который очень затрудняет изменение наших стереотипов. И мы задаем вопросы таким образом, чтобы подтвердить наши схемы (Trope & Thompson, 1997). Если мы думаем, что человек экстраверт, мы можем спросить его, чем он любит развлекаться, тем самым повышая вероятность того, что мы подтвердим свои убеждения.Короче говоря, как только мы начинаем верить во что-то — например, в стереотип о группе людей — становится очень трудно впоследствии убедить нас в том, что эти убеждения не верны; убеждения становятся самоутвержденными.

Дарли и Гросс (1983) продемонстрировали, как схемы о социальном классе могут влиять на память. В своем исследовании они дали участникам фотографии и некоторую информацию о девочке 4 класса по имени Ханна. Чтобы активировать схему своего социального класса, Ханна была изображена сидящей перед красивым загородным домом для половины участников и перед обедневшим домом в городской зоне для другой половины.Затем участники посмотрели видео, в котором Ханна проходила тест на интеллект. По мере того, как тест продолжался, Ханна ответила на некоторые вопросы правильно, а на некоторые — неправильно, но количество правильных и неправильных ответов было одинаковым в обоих условиях. Затем участников попросили вспомнить, сколько вопросов Ханна ответила правильно и неправильно. Демонстрируя, что стереотипы повлияли на память, участники, которые думали, что Ханна происходила из среды высшего класса, вспомнили, что она получила более правильные ответы, чем те, кто думал, что она из среды низшего класса.

Наша зависимость от схем также может затруднить нам «нестандартное мышление». Питер Уэйсон (1960) попросил студентов определить правило, которое использовалось для генерации чисел 2-4-6, попросив их сгенерировать возможные последовательности и затем сообщив им, соответствуют ли эти числа правилу. Первое предположение, которое делали студенты, обычно было «последовательными восходящими четными числами», а затем они задавали вопросы, призванные подтвердить свою гипотезу («Подходит ли 102–104–106?» «А как насчет 404–406–408?»).Получив информацию о том, что эти предположения действительно соответствуют правилу, студенты заявили, что это правило было «последовательными восходящими четными числами». Но использование студентами предвзятости подтверждения побудило их спрашивать только о тех случаях, которые подтвердили их гипотезу, а не о тех, которые могли бы ее опровергнуть. Они никогда не удосужились спросить, подходят ли 1-2-3 или 3-11-200, и, если бы они это сделали, они бы узнали, что правило было не «последовательными восходящими четными числами», а просто «любыми тремя возрастающими числами».Опять же, вы можете видеть, что как только у нас есть схема (в данном случае гипотеза), мы постоянно извлекаем эту схему из памяти, а не из других релевантных, что побуждает нас действовать таким образом, чтобы подтвердить наши убеждения.

Функциональная фиксированность возникает, когда схемы людей не позволяют им использовать объект новыми и нетрадиционными способами . Данкер (1945) дал участникам свечу, коробку канцелярских кнопок и книгу спичек и попросил их прикрепить свечу к стене, чтобы она не капала на стол внизу (рис.9.18, «Функциональная неподвижность»). Мало кто из участников осознал, что коробку можно прикрепить к стене и использовать как платформу для свечи. Проблема снова в том, что наши существующие воспоминания сильны и влияют на то, как мы думаем о новой информации. Поскольку участники были «зациклены» на нормальной функции коробки — удерживать кнопки, они не видели ее альтернативного использования.

Рисунок 9.18 Функциональная неподвижность. В задаче «свеча-гвоздь» функциональная неподвижность может привести нас к тому, что мы будем рассматривать коробку только как коробку, а не как потенциальный подсвечник.

Эффекты дезинформации: как информация, поступающая позже, может искажать память

Особая проблема очевидцев, таких как официантка из Виннипега во введении к этой главе, заключается в том, что на наши воспоминания часто влияют вещи, которые происходят с нами после того, как мы узнали информацию (Erdmann, Volbert, & Böhm, 2004; Loftus, 1979 ; Сарагоса, Белли и платежи, 2007). Эта новая информация может исказить наши первоначальные воспоминания, так что мы больше не уверены, что является реальной информацией, а что было предоставлено позже.Эффект дезинформации относится к ошибкам в памяти, которые возникают, когда новая информация влияет на существующие памяти .

В эксперименте Лофтуса и Палмера (1974) участники просмотрели фильм о дорожно-транспортном происшествии, а затем, в соответствии с случайным распределением условий эксперимента, ответили на один из трех вопросов:

  1. «Примерно с какой скоростью двигались машины, когда они врезались друг в друга?»
  2. «Примерно с какой скоростью двигались машины, когда они врезались друг в друга?»
  3. «Примерно с какой скоростью двигались машины, когда они связались друг с другом?»

Как видно на Рисунке 9.19, «Эффект дезинформации», хотя все участники видели одну и ту же аварию, их оценка скорости машин варьировалась в зависимости от состояния. Участники, которых спрашивали о машинах, «разбивающих» друг друга, оценили самую высокую среднюю скорость, а те, кому задавали вопрос «с кем связались», оценили самую низкую среднюю скорость.

Рисунок 9.19 Эффект дезинформации. Участники просмотрели фильм о дорожно-транспортном происшествии, а затем ответили на вопрос о происшествии. Согласно случайному заданию, глаголы в вопросе были заполнены либо «ударил», «разбил», либо «связались» друг с другом.Формулировка вопроса повлияла на воспоминания участников об аварии.

В дополнение к искажению наших воспоминаний о событиях, которые действительно произошли, дезинформация может привести нас к ложному запоминанию информации, которой никогда не было. Лофтус и ее коллеги попросили родителей предоставить им описания событий, которые действительно произошли с их детьми (например, переезд в новый дом), но не произошли (например, потерялись в торговом центре). Затем (не говоря детям, какие события были реальными или выдуманными) исследователи попросили детей представить оба типа событий.Детям было предложено «хорошенько подумать» о том, произошли ли эти события (Ceci, Huffman, Smith, & Loftus, 1994). Более половины детей рассказали истории по крайней мере об одном из выдуманных событий, и они продолжали настаивать на том, что события действительно произошли, даже когда исследователь сказал, что они не могли произойти (Loftus & Pickrell, 1995). . Даже студенты колледжей или университетов подвержены манипуляциям, из-за которых события, которые на самом деле не произошли, кажутся так, как будто они произошли (Mazzoni, Loftus, & Kirsch, 2001).

Легкость, с которой могут быть созданы или имплантированы воспоминания, особенно проблематична, когда вспоминаемые события имеют важные последствия. Терапевты часто утверждают, что пациенты могут подавлять воспоминания о травмирующих событиях, которые они пережили в детстве, таких как сексуальное насилие в детстве, а затем восстанавливать события спустя годы, когда терапевт заставляет их вспомнить информацию — например, с помощью толкования сновидений и гипноза (Браун , Scheflin, & Hammond, 1998).

Но другие исследователи утверждают, что болезненные воспоминания, такие как сексуальное насилие, обычно очень хорошо запоминаются, что немногие воспоминания фактически вытесняются, и что даже если они и есть, для пациентов практически невозможно точно восстановить их годы спустя (McNally, Bryant, & Ehlers , 2003; Поуп, Полякофф, Паркер, Бойнс и Хадсон, 2007).Эти исследователи утверждали, что процедуры, используемые терапевтами для «восстановления» воспоминаний, с большей вероятностью на самом деле имплантируют ложные воспоминания, заставляя пациентов ошибочно вспоминать события, которых на самом деле не было. Поскольку сотни людей были обвинены и даже заключены в тюрьму на основании заявлений о восстановленных воспоминаниях о сексуальном насилии над детьми, точность этих воспоминаний имеет важные социальные последствия. Многие психологи теперь считают, что большинство этих заявлений о восстановленных воспоминаниях связано с имплантированными, а не реальными воспоминаниями (Loftus & Ketcham, 1994).

Самоуверенность

Одним из самых замечательных аспектов ошибочной идентификации Виннипегской официанткой Джеймса Софоноу была ее уверенность. Но исследования показывают повсеместную когнитивную предвзятость излишней самоуверенности , которая является склонностью людей быть слишком уверенными в своей способности точно запоминать события и делать суждения . Дэвид Даннинг и его коллеги (Даннинг, Гриффин, Милойкович и Росс, 1990) попросили студентов предсказать, как другой студент отреагирует в различных ситуациях.Некоторые участники делали прогнозы относительно однокурсника, с которым они только что познакомились и брали интервью, а другие делали прогнозы относительно своих соседей по комнате, которых они очень хорошо знали. В обоих случаях участники сообщали о своей уверенности в каждом прогнозе, а точность определялась ответами самих людей. Результаты были очевидны: независимо от того, судили ли они о незнакомце или соседе по комнате, участники постоянно переоценивали точность своих собственных прогнозов.

Свидетели преступлений также часто слишком уверены в своих воспоминаниях, и существует лишь небольшая корреляция между тем, насколько точны и насколько уверены очевидцы.Свидетель, который заявляет, что абсолютно уверен в своей личности, не намного более правдоподобен, чем свидетель, который кажется гораздо менее уверенным, что делает практически невозможным определить, точен ли конкретный свидетель или нет (Wells & Olson, 2003). .

Я уверен, что вы хорошо помните, когда вы впервые услышали о терактах 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах, и, возможно, также, когда вы узнали, что принцесса Диана была убита в 1997 году, или когда канадский мужской и женский хоккей команды забили победные голы на зимних Олимпийских играх 2010 и 2014 годов.Этот тип памяти, который мы переживаем вместе с большим количеством эмоций, известен как воспоминание с фотовспышкой , яркое и эмоциональное воспоминание о необычном событии, которое, по мнению людей, они хорошо помнят (Brown & Kulik, 1977) .

Люди очень уверены в своих воспоминаниях об этих важных событиях и часто слишком самоуверенны. Таларико и Рубин (2003) проверили точность воспоминаний вспышки, попросив студентов записать свои воспоминания о том, как они слышали новости о террористических атаках 11 сентября 2001 года или о повседневном событии, которое произошло с ними во время того же временное ограничение.Эти записи были сделаны 12 сентября 2001 г. Затем участников снова попросили, через одну, шесть или 32 недели, вспомнить свои воспоминания. С течением времени участники стали менее точными в своих воспоминаниях как об эмоциональном событии, так и о повседневных событиях. Но уверенность участников в точности своих воспоминаний об атаках со временем не снизилась. Через 32 недели участники были самоуверенными; они были гораздо более уверены в точности своих воспоминаний о вспышках, чем должны были быть.

Эвристическая обработка: доступность и репрезентативность

Другой способ, которым наша обработка информации может быть предвзятой, возникает, когда мы используем эвристику , которая представляет собой стратегии обработки информации , которые полезны во многих случаях, но могут привести к ошибкам при неправильном применении . Давайте рассмотрим две из наиболее часто применяемых (и неправильно применяемых) эвристик: эвристику репрезентативности и эвристику доступности .

Во многих случаях мы, , основываем свои суждения на информации, которая, кажется, представляет или соответствует тому, что мы ожидаем, при игнорировании другой потенциально более релевантной статистической информации .При этом мы используем эвристику репрезентативности . Рассмотрим, например, загадку, представленную в Таблица 9.4 ″> Таблица 9.4, «Эвристика репрезентативности». Допустим, вы пошли в больницу и проверили записи о младенцах, которые родились сегодня. Как вы думаете, какую модель родов вы найдете наиболее вероятно?

Таблица 9.4 Эвристика репрезентативности.
[Пропустить таблицу]
Список A Список B
6:31 а.м. Девушка 6:31 Мальчик
8:15 Девушка 8:15 Девушка
9:42 Девушка 9:42 Мальчик
13:13 Девушка 13:13 Девушка
15:39 Мальчик 15:39 Девушка
17:12 Мальчик 5:12 с.м. Мальчик
19:42 Мальчик 19:42 Девушка
23:44 Мальчик 23:44 Мальчик
Использование эвристики репрезентативности может привести нас к неверному выводу, что одни паттерны наблюдаемых событий более вероятны, чем другие. В этом случае список B кажется более случайным и, следовательно, считается более вероятным, но статистически оба списка одинаково вероятны.

Большинство людей думают, что список B более вероятен, вероятно, потому, что список B выглядит более случайным и, таким образом, соответствует нашим представлениям о случайности (является «репрезентативным»). Но статистики знают, что любой образец из четырех девочек и четырех мальчиков математически одинаково вероятен. Проблема в том, что у нас есть схема того, какой должна быть случайность, которая не всегда соответствует математическому случаю. Точно так же люди, которые видят, что подброшенная монета пять раз подряд выпадает «орлом», часто предсказывают и, возможно, даже делают ставку, что следующей будет «решка».Такое поведение известно как ошибка игрока . Но математически заблуждение игрока является ошибкой: вероятность того, что любой бросок монеты окажется решкой, всегда составляет 50%, независимо от того, сколько раз она выпадала орлом в прошлом.

На наши суждения также может влиять то, насколько легко восстановить воспоминания. Тенденция оценивать частоту или вероятность того, что событие происходит на основе легкости, с которой оно может быть извлечено из памяти , известна как эвристика доступности (MacLeod & Campbell, 1992; Tversky & Kahneman, 1973 ).Представьте, например, что я попросил вас указать, есть ли еще слова в английском языке, начинающиеся с буквы «R» или имеющие букву «R» в качестве третьей буквы. Вы, вероятно, ответили бы на этот вопрос, пытаясь придумать слова, которые обладают каждой из характеристик, думая обо всех словах, которые вы знаете, которые начинаются с «R», и всех, у которых есть «R» в третьей позиции. Поскольку гораздо легче находить слова по их первой букве, чем по третьей, мы можем ошибочно предположить, что есть больше слов, начинающихся с «R», хотя на самом деле есть больше слов, в которых «R» является третьей буквой. .

Эвристика доступности также может работать с эпизодической памятью. Мы можем думать, что наши друзья — хорошие люди, потому что мы видим и запоминаем их в первую очередь, когда они рядом с нами (их друзья, которые они, конечно, добрые). И движение в нашем районе может показаться хуже, чем мы думаем в других местах, отчасти потому, что близлежащие пробки легче устранять, чем пробки, возникающие где-то еще.

Важность и когнитивная доступность

Еще одна возможность искажения памяти возникает из-за того, что мы с большей вероятностью обращаем внимание на некоторую информацию и, таким образом, используем и запоминаем ее больше, чем другую информацию.Во-первых, мы склонны уделять внимание и запоминать очень важные вещи, а это означает, что они привлекают наше внимание. Уникальные, красочные, яркие, трогательные и неожиданные вещи более заметны (McArthur & Post, 1977; Taylor & Fiske, 1978). В одном соответствующем исследовании Loftus, Loftus и Messo (1987) показали людям изображения клиента, подходящего к кассиру в банке и вытаскивающего либо пистолет, либо чековую книжку. Отслеживая движения глаз, исследователи определили, что люди с большей вероятностью смотрят на пистолет, чем на чековую книжку, и что это снижает их способность точно идентифицировать преступника в очереди, которая была предоставлена ​​позже.Вид пистолета отвлекал внимание людей от лица преступника.

Важность стимулов в наших социальных мирах имеет большое влияние на наши суждения, а в некоторых случаях может побудить нас вести себя так, что может не принести нам пользы. Представьте, например, что вы хотите купить себе новый музыкальный проигрыватель. Вы пытались решить, покупать ли iPod или Zune. Вы проверили Consumer Reports в Интернете и обнаружили, что, хотя плееры различались по многим параметрам, включая цену, время автономной работы, возможность обмена музыкой и т. Д., Владельцы Zune оценили значительно выше, чем iPod.В результате вы решаете купить Zune на следующий день. Однако в ту ночь вы идете на вечеринку, и подруга показывает вам свой iPod. Вы проверяете это, и это кажется действительно крутым. Вы говорите ей, что подумываете о покупке Zune, а она говорит вам, что вы сошли с ума. Она говорит, что знает кого-то, у кого он был, и у него было много проблем — он не загружал музыку правильно, батарея разряжалась сразу после истечения срока гарантии и т. Д. — и что она никогда не купила бы такой. Вы бы по-прежнему купили Zune или поменяли бы свои планы?

Если вы подумаете над этим вопросом логически, то информация, которую вы только что получили от друга, на самом деле не так уж и важна.Теперь вы знаете мнение еще одного человека, но это не может сильно повлиять на общий рейтинг двух машин. С другой стороны, очень важна информация, которую дает вам ваш друг, и возможность использовать ее iPod. Информация находится прямо перед вами, в ваших руках, тогда как статистическая информация из Consumer Reports представлена ​​только в виде таблицы, которую вы видели на своем компьютере. В результате в таких случаях люди часто игнорируют менее значимую, но более важную информацию, такую ​​как вероятность того, что события происходят в большой популяции (эта статистика известна как базовые показатели ), в пользу менее важной, но тем не менее, более важная информация.

Люди также различаются схемами, которые они считают важным использовать, когда судят других и думают о себе. Когнитивная доступность относится к степени, в которой знания активируются в памяти и, следовательно, могут использоваться в познании и поведении . Например, вы, вероятно, знаете человека, который увлечен гольфом (или фанатиком другого вида спорта). Все, о чем он может говорить, — это гольф. Для него мы бы сказали, что гольф — очень доступная конструкция. Поскольку он любит гольф, это важно для его самооценки, он ставит многие свои цели с точки зрения спорта, и он склонен думать о вещах и людях с его точки зрения («если он играет в гольф, он должен быть хороший человек!»).У других людей есть очень доступные схемы о проблемах окружающей среды, здоровом питании или употреблении действительно хорошего кофе. Когда схемы очень доступны, мы, вероятно, будем использовать их, чтобы судить о себе и других, и такое чрезмерное использование может неуместно окрашивать наши суждения.

Контрфактическое мышление

Помимо влияния на наши суждения о себе и других, легкость, с которой мы можем извлекать потенциальные переживания из памяти, может иметь важное влияние на наши собственные эмоции.Если мы можем легко представить результат, который лучше, чем то, что произошло на самом деле, тогда мы можем испытать печаль и разочарование; с другой стороны, если мы можем легко представить, что результат мог быть хуже, чем то, что произошло на самом деле, мы с большей вероятностью испытаем счастье и удовлетворение. Тенденция думать и переживать события в соответствии с «тем, что могло бы быть» , известна как контрфактическое мышление (Kahneman & Miller, 1986; Roese, 2005).

Представьте, например, что вы участвуете в важном конкурсе и выиграли серебряную (второе место) медаль.Как бы вы себя чувствовали? Конечно, вы были бы счастливы, что выиграли серебряную медаль, но разве вы не думали бы о том, что могло бы случиться, если бы вы были немного лучше — вы могли бы выиграть золотую медаль! С другой стороны, как бы вы себя чувствовали, если бы выиграли бронзовую (третье место) медаль? Если бы вы думали о контрфактах («то, что могло бы быть»), возможно, идея вообще не получить никакой медали была бы очень доступной; Вы были бы счастливы, что получили медаль, которую получили, а не заняли четвертое место.

Рисунок 9.20. Контрфактическое мышление. Вам кажется, что бронзовый призер счастливее серебряного призера? Медвец, Мадей и Гилович (1995) обнаружили, что в среднем бронзовые призеры были более счастливыми.

Том Гилович и его коллеги (Medvec, Madey, & Gilovich, 1995) исследовали эту идею, записав на видео ответы спортсменов, завоевавших медали на Летних Олимпийских играх 1992 года (рис. 9.20). Они снимали на видео спортсменов, когда они узнали, что они выиграли серебряную или бронзовую медаль, и снова, когда они были награждены медалью.Затем исследователи без звука показали эти видео оценщикам, которые не знали, какую медаль выиграл спортсмен. Экспертов попросили указать, что, по их мнению, чувствовал спортсмен, используя диапазон чувств от «агонии» до «экстаза». Результаты показали, что бронзовые призеры в среднем были оценены как более счастливые, чем серебряные призеры. В ходе последующего исследования рейтеры смотрели интервью со многими из тех же спортсменов, когда они рассказывали о своих выступлениях. Рейтеры указали, чего мы ожидаем, исходя из контрфактического мышления — серебряные призеры говорили о своем разочаровании тем, что финишировали вторыми, а не первыми, тогда как бронзовые призеры сосредоточились на том, насколько они счастливы, что финишировали третьими, а не четвертыми.

Возможно, вы столкнулись с контрфактическим мышлением в других ситуациях. Однажды я ехал по стране, и у моей машины были проблемы с двигателем. Я действительно хотел вернуться домой, когда подходил к концу моего путешествия; Я был бы крайне разочарован, если бы машина сломалась всего в нескольких милях от моего дома. Возможно, вы заметили, что как только вы приближаетесь к завершению чего-то, вы чувствуете, что действительно нуждаетесь в этом. Контрфактическое мышление наблюдается даже у присяжных.Присяжные, которых попросили возместить денежный ущерб другим пострадавшим в аварии, предложили им значительно большую компенсацию, если они едва избежали травм, чем они предлагали, если авария казалась неизбежной (Miller, Turnbull, & McFarland, 1988).

Психология в повседневной жизни: когнитивные предубеждения в реальном мире

Возможно, вы думаете, что типы ошибок, о которых мы говорили, не кажутся такими важными. В конце концов, кого действительно волнует, думаем ли мы, что слов, начинающихся с буквы «R», больше, чем их есть на самом деле, или если обладатели бронзовых медалей счастливее серебряных призеров? В общем, это не большие проблемы.Но оказывается, что то, что на первый взгляд кажется относительно небольшими когнитивными предубеждениями, может иметь серьезные последствия для людей.

Почему так много людей будет продолжать покупать лотерейные билеты, покупать рискованные инвестиции на фондовом рынке или играть в азартные игры в казино, когда вероятность того, что они когда-либо выиграют, так низка? Одна возможность состоит в том, что они являются жертвами заметности; они сосредотачивают свое внимание на явной вероятности крупного выигрыша, забывая, что базовая скорость наступления события очень низка.Вера в астрологию, которая, как утверждают все научные данные, не является точной, вероятно, отчасти вызвана значимостью случаев, когда предсказания верны. Когда гороскоп сбывается (что, конечно, иногда случается), правильное предсказание очень важно и может позволить людям сохранить общее ложное убеждение.

Люди также могут уделять больше внимания подготовке к маловероятным событиям, чем к более вероятным, потому что маловероятные события более заметны. Например, люди могут думать, что они с большей вероятностью умрут от террористического нападения или убийства, чем от диабета, инсульта или туберкулеза.Но вероятность умереть от последнего намного больше, чем от первого. И люди часто больше боятся летать, чем управлять автомобилем, хотя вероятность смерти в автокатастрофе в сотни раз выше, чем смерть в авиакатастрофе (около 1,2 миллиона человек во всем мире погибают в дорожно-транспортных происшествиях каждый год и примерно от 20 до 50 человек. миллионов ранены). Поскольку люди не точно калибруют свое поведение, чтобы оно соответствовало истинным потенциальным рискам (например, они пьют за рулем или не пристегиваются ремнями безопасности), затраты на индивидуальном и общественном уровне часто довольно велики (Peden, 2010; Slovic, 2000). .

Важность и доступность также окрашивают то, как мы воспринимаем наш социальный мир, что может иметь большое влияние на наше поведение. Например, люди, которые смотрят сериалы с насилием, также считают мир более опасным (Doob & Macdonald, 1979), вероятно, потому, что насилие становится для них более доступным с точки зрения познания. Мы также несправедливо переоцениваем наш вклад в совместные проекты (Ross & Sicoly, 1979), возможно, отчасти потому, что наши собственные вклады очень доступны, в то время как вклад других намного меньше.

Даже люди, которым следует знать лучше и которым нужно , чтобы знать лучше, подвержены когнитивным искажениям. Экономисты, биржевые трейдеры, менеджеры, юристы и даже врачи допускают в своей профессиональной деятельности те же ошибки, что и люди в повседневной жизни (Gilovich, Griffin, & Kahneman, 2002). Как и мы, эти люди являются жертвами самоуверенности, эвристики и других предубеждений.

Кроме того, каждый год тысячи людей, таких как Рональд Коттон, обвиняются и часто осуждаются в совершении преступлений, главным образом на основании свидетельских показаний.Когда очевидцы дают показания в залах суда о своих воспоминаниях о преступлении, они часто полностью уверены, что опознают нужного человека. Но наиболее частой причиной ложного осуждения невиновных людей являются ошибочные показания очевидцев (Wells, Wright, & Bradfield, 1999). Многие люди, которые были осуждены ошибочными очевидцами до появления судебно-медицинской экспертизы ДНК и которые теперь реабилитированы с помощью тестов ДНК, безусловно, заплатили за слишком распространенные ошибки памяти (Wells, Memon, & Penrod, 2006).

Хотя когнитивные предубеждения являются обычным явлением, их невозможно контролировать, и психологи и другие ученые работают над тем, чтобы помочь людям принимать более правильные решения. Одна из возможностей — предоставить людям лучшую обратную связь по поводу своих суждений. Синоптики, например, учатся быть довольно точными в своих суждениях, потому что у них есть четкая обратная связь о точности своих прогнозов. Другое исследование показало, что предубеждения в отношении доступности можно уменьшить, побуждая людей рассматривать несколько альтернатив, а не сосредотачиваться только на наиболее очевидных, и, в частности, заставляя людей думать о возможных результатах, противоположных тем, которых они ожидают (Lilienfeld, Ammirtai, & Landfield, 2009).Судебные психологи также работают над сокращением случаев ложной идентификации, помогая полиции разработать более эффективные процедуры допроса как подозреваемых, так и очевидцев (Steblay, Dysart, Fulero, & Lindsay, 2001).

Основные выводы

  • Наши воспоминания не работают частично из-за неправильного кодирования и хранения, а частично из-за неспособности точно извлечь сохраненную информацию.
  • Человеческий мозг запрограммирован на разработку и использование социальных категорий и схем.Схемы помогают нам запоминать новую информацию, но также могут привести к ложному запоминанию того, чего с нами никогда не случалось, и к искажению или неправильному запоминанию того, что произошло.
  • Различные когнитивные искажения влияют на точность наших суждений.

Упражнения и критическое мышление

  1. Рассмотрим время, когда вы не были уверены, действительно ли вы пережили событие или только вообразили его. Как это повлияло на вас и как вы с этим справились?
  2. Рассмотрим еще раз некоторые когнитивные схемы, которые хранятся в вашей памяти.Как эти структуры знаний влияют на вашу обработку информации и поведение и как вы можете помешать им в этом?
  3. Представьте, что вы участвуете в судебном деле, в котором очевидец утверждал, что видел человека, совершившего преступление. Основываясь на ваших знаниях о памяти и познании, какие методы вы бы использовали, чтобы уменьшить вероятность того, что очевидец опознал ошибочную личность?

Список литературы

Браун Д., Шефлин А. В., И Хаммонд, Д. С. (1998). Память, лечение травм и закон. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Браун Р. и Кулик Дж. (1977). Вспышки воспоминаний. Познание, 5 , 73–98.

CBC.ca (2011). CBC News: Искусство и развлечения, Авторы подали в суд на писателя Gold Mountain Blues за нарушение авторских прав Получено в июне 2014 г. из http://www.cbc.ca/news/arts/authors-sue-gold-mountain-blues-writer-for- нарушение авторских прав-1.1024879

Ceci, S.Дж., Хаффман, М. Л. С., Смит, Э., и Лофтус, Э. Ф. (1994). Постоянные мысли о несобытии: неправильная атрибуция источников среди дошкольников. Сознание и познание: Международный журнал, 3 (3–4), 388–407.

Дарли, Дж. М., и Гросс, П. Х. (1983). Подтверждающая гипотеза предвзятость в маркировке эффектов. Журнал личности и социальной психологии, 44 , 20–33.

Дуб, А. Н., и Макдональд, Г. Э. (1979). Просмотр телевидения и страх стать жертвой: причинны ли отношения? Журнал личности и социальной психологии, 37 (2), 170–179.

Дункер, К. (1945). О решении проблем. Психологические монографии, 58 , 5.

Даннинг Д., Гриффин Д. В., Милойкович Дж. Д. и Росс Л. (1990). Эффект самоуверенности в социальном прогнозе. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 568–581.

Erdmann, K., Volbert, R., & Böhm, C. (2004). Дети сообщают о предполагаемых событиях, даже если их интервью не наводит на размышления: как это влияет на оценку достоверности? Прикладная когнитивная психология, 18 (5), 589–611.

Гилович Т., Гриффин Д. и Канеман Д. (2002). Эвристика и предубеждения: психология интуитивного суждения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Якоби, Л. Л., и Родс, М. Г. (2006). Ложное вспоминание в пожилом возрасте. Текущие направления в психологической науке, 15 (2), 49–53.

Канеман Д. и Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Психологическое обозрение, 93 , 136–153.

Лилиенфельд, С. О., Аммирати, Р., и Лэндфилд, К. (2009). Отказ от ослабления: могут ли психологические исследования по исправлению когнитивных ошибок способствовать благосостоянию людей? Перспективы психологической науки, 4 (4), 390–398.

Лофтус, Э. Ф. (1979). Податливость человеческой памяти. Американский ученый, 67 (3), 312–320.

Loftus, E. F., & Ketcham, K. (1994). Миф о подавленной памяти: ложные воспоминания и утверждения о сексуальном насилии (1-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: St. Martin’s Press.

Лофтус Э. Ф. и Палмер Дж. К. (1974). Реконструкция разрушения автомобиля: пример взаимодействия языка и памяти. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 13 (5), 585–589.

Лофтус, Э. Ф., и Пикрелл, Дж. Э. (1995). Формирование ложных воспоминаний. Psychiatric Annals, 25 (12), 720–725.

Лофтус, Э. Ф., Лофтус, Г. Р., и Мессо, Дж. (1987). Некоторые факты о «оружейной направленности».” Закон и человеческое поведение, 11 (1), 55–62.

MacLeod, C., & Campbell, L. (1992). Доступность памяти и вероятностные суждения: экспериментальная оценка эвристики доступности. Журнал личности и социальной психологии, 63 (6), 890–902.

Маццони, Г. А. Л., Лофтус, Э. Ф., и Кирш, И. (2001). Изменение представлений о неправдоподобных автобиографических событиях: немного правдоподобия имеет большое значение. Журнал экспериментальной психологии: прикладное, 7 (1), 51–59.

МакАртур, Л. З., и Пост, Д. Л. (1977). Фигурный акцент и восприятие человека. Журнал экспериментальной социальной психологии, 13 (6), 520–535.

МакНалли, Р. Дж., Брайант, Р. А., и Элерс, А. (2003). Способствует ли раннее психологическое вмешательство восстановлению после посттравматического стресса? Психологическая наука в интересах общества, 4 (2), 45–79.

Медвец В. Х., Мадей С. Ф. и Гилович Т. (1995). Когда меньше значит больше: контрфактическое мышление и удовлетворение олимпийских медалистов. Журнал личности и социальной психологии , 69 (4), 603–610.

Миллер Д. Т., Тернбулл В. и МакФарланд К. (1988). Партикуляристическая и универсальная оценка в процессе социального сравнения. Журнал личности и социальной психологии , 55, 908–917.

Педен, М. (2010 ). Безопасность дорожного движения в 10 странах мира. Профилактика травм, 16 (6): 433.

Поуп, Х. Г., младший, Полякофф, М. Б., Паркер, М. П., Бойнс, М., и Хадсон, Дж.И. (2007). Является ли диссоциативная амнезия синдромом, связанным с культурой? Выводы из обзора исторической литературы. Психологическая медицина: журнал исследований в области психиатрии и смежных наук, 37 (2), 225–233.

Пратканис, А. Р., Гринвальд, А. Г., Лейппе, М. Р., и Баумгарднер, М. Х. (1988). В поисках надежных эффектов убеждения: III. Эффект спящего мертв: Да здравствует эффект спящего. Журнал личности и социальной психологии, 54 (2), 203–218.

Рассин Э., Меркельбах Х. и Спаан В. (2001). Когда сны становятся королевской дорогой к путанице: реалистичные сны, диссоциация и склонность к фантазиям. Журнал нервных и психических заболеваний, 189 (7), 478–481.

Роуз, Н. (2005). Если только: Как превратить сожаление в возможность . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Бродвейские книги.

Росс, М., и Сиколи, Ф. (1979). Эгоцентрические предубеждения в отношении доступности и атрибуции. Журнал личности и социальной психологии, 37 (3), 322–336.

Slovic, P. (Ed.). (2000). Восприятие риска . Лондон, Англия: публикации Earthscan.

Стангор, К., и Макмиллан, Д. (1992). Память на информацию, совпадающую с ожиданием, и информацию, несовместимую с ожиданием: обзор литературы по социальному и социальному развитию. Психологический бюллетень, 111 (1), 42–61.

Стеблэй, Н., Дайсарт, Дж., Фулеро, С., и Линдси, Р. К. Л. (2001). Показатели точности очевидцев в последовательных и одновременных презентациях состава: метааналитическое сравнение. Закон и человеческое поведение, 25 (5), 459–473.

Таларико, Дж. М., и Рубин, Д. К. (2003). Уверенность, а не последовательность, характеризует воспоминания о вспышках. Психологическая наука, 14 (5), 455–461.

Тейлор, С. Э., и Фиск, С. Т. (1978). Заметность, внимание и атрибуция: феномен макушки. Успехи экспериментальной социальной психологии, 11 , 249–288.

Trope, Y., & Thompson, E. (1997). Ищете истину не в том месте? Асимметричный поиск индивидуальной информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 , 229–241.

Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Когнитивная психология, 5 , 207–232.

Уэсон, П. (1960). О неспособности устранить гипотезы в концептуальной задаче. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 12 (3), 129–140.

Уэллс, Г. Л., и Олсон, Э. А. (2003). Показания очевидцев. Ежегодный обзор психологии , 277–295.

Уэллс, Г. Л., Мемон, А., и Пенрод, С. Д. (2006). Свидетельства очевидцев: повышение доказательной силы. Психологическая наука в интересах общества, 7 (2), 45–75.

Уэллс, Г. Л., Райт, Э. Ф., и Брэдфилд, А. Л. (1999). Свидетели преступления: социальные и когнитивные факторы, определяющие достоверность сообщений людей. В: Р. Рош, С. Д. Харт и Дж. Р. П. Оглофф (ред.), Психология и право: состояние дисциплины (стр. 53–87). Дордрехт, Нидерланды: Kluwer Academic Publishers.

Виноград, Э., Пелусо, Дж. П., и Гловер, Т. А. (1998). Индивидуальные различия в восприимчивости к иллюзиям памяти. Прикладная когнитивная психология, 12 (спец. Выпуск), S5 – S27.

Сарагоса, М. С., Белли, Р. Ф., и Платеж, К. Е. (2007). Эффекты дезинформации и внушаемость памяти очевидцев. В M. Garry & H. Hayne (Eds.), Отдайте справедливость и позвольте небу упасть: Элизабет Лофтус и ее вклад в науку, право и академическую свободу (стр.35–63). Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Авторство изображений

Рисунок 9.19: По материалам Loftus & Palmer (1974).

Рисунок 9.20: Победители зимних Олимпийских игр 2010 года по сноуборд-кроссу среди мужчин, автор: kinnigurl (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:2010_Winter_Olympic_Men’s_Snowboard_Cross_medalists.jpg), использованный в соответствии с CC BY SA 2.0 (http: // creativecommons. org / licenses / by-sa / 2.0 / deed.en).

Шаг 1. Кодирование памяти | Безграничная психология

Введение в кодирование памяти

Кодирование памяти позволяет преобразовать интересующий элемент в конструкцию, которая хранится в мозгу, которую можно позже вызвать.

Цели обучения

Приведите примеры оптимизации различных процессов кодирования и консолидации памяти

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Кодирование памяти позволяет преобразовывать информацию в конструкцию, которая хранится в мозгу на неопределенный срок; после кодирования его можно вызвать из кратковременной или долговременной памяти.
  • Четыре основных типа кодирования: визуальное, акустическое, детальное и семантическое.
  • Кодирование воспоминаний в мозгу можно оптимизировать различными способами, включая мнемонику, фрагменты и обучение в зависимости от состояния.
  • Исследования показывают, что сон имеет первостепенное значение для мозга при кодировании информации в доступные воспоминания; предполагается, что во время сна наша рабочая память кодируется в долговременную память.
Ключевые термины
  • семантика : Отражение намеченной структуры и значения.
  • эхо : имитация звука; звукоподражательный.
  • мнемоника : что-нибудь (особенно что-то в устной форме), используемое для помощи в запоминании.

Кодирование памяти позволяет преобразовывать информацию в конструкцию, которая хранится в мозгу на неопределенный срок. После кодирования его можно вызвать из кратковременной или долговременной памяти. На самом базовом уровне кодирование памяти похоже на нажатие кнопки «Сохранить» в компьютерном файле. После сохранения файла его можно восстановить, если жесткий диск не поврежден. «Вызов» относится к извлечению ранее закодированной информации.

Процесс кодирования начинается с восприятия, которое представляет собой идентификацию, организацию и интерпретацию любой сенсорной информации с целью ее понимания в контексте конкретной среды. Стимулы воспринимаются органами чувств, а соответствующие сигналы поступают в таламус человеческого мозга, где они синтезируются в единый опыт. Затем гиппокамп анализирует этот опыт и решает, стоит ли сохранять долговременную память.

Кодирование достигается с помощью химических веществ и электрических импульсов в мозгу.Нейронные пути или связи между нейронами (клетками мозга) на самом деле формируются или укрепляются посредством процесса, называемого долгосрочным потенцированием, который изменяет поток информации внутри мозга. Другими словами, когда человек переживает новые события или ощущения, мозг «перестраивает» себя, чтобы сохранить этот новый опыт в памяти.

Типы кодирования

Четыре основных типа кодирования — это визуальный, акустический, детальный и семантический.

Визуальный

Визуальное кодирование — это процесс кодирования изображений и визуальной сенсорной информации.Создание мысленных картинок — это один из способов использования визуального кодирования. Этот тип информации временно сохраняется в графической памяти, а затем перемещается в долговременную память для хранения. Миндалевидное тело играет большую роль в визуальном кодировании воспоминаний.

Акустический

Акустическое кодирование — это использование слуховых стимулов или слуха для имплантации воспоминаний. Этому способствует так называемая фонологическая петля. Фонологическая петля — это процесс, при котором звуки суб-вокально репетируются (или «повторяются в уме снова и снова»), чтобы их можно было запомнить.

Разрабатывающее

Подробное кодирование использует информацию, которая уже известна, и связывает ее с новой, полученной информацией. Природа новой памяти становится зависимой как от предыдущей информации, так и от новой. Исследования показали, что долгосрочное хранение информации значительно улучшается за счет использования подробного кодирования.

Семантический

Семантическое кодирование включает использование сенсорного ввода, который имеет определенное значение или может применяться к контексту.Разделение на части и мнемоника (обсуждаемые ниже) помогают в семантическом кодировании; иногда происходит глубокая обработка и оптимальное извлечение. Например, вы можете запомнить конкретный номер телефона по имени человека или конкретную еду по ее цвету.

Оптимизация кодирования через организацию

Не вся информация кодируется одинаково хорошо. Подумайте еще раз о нажатии «Сохранить» на компьютерном файле. Вы сохранили его в нужную папку? Был ли файл готовым, когда вы его сохранили? Сможете ли вы найти его позже? На базовом уровне процесс кодирования сталкивается с аналогичными проблемами: если информация неправильно закодирована, вспомнить позже будет сложнее.Процесс кодирования воспоминаний в мозгу можно оптимизировать множеством способов, включая мнемонику, разбиение на части и обучение в зависимости от состояния.

Мнемоника

Мнемоника, которую иногда называют просто мнемоникой, — это один из способов помочь закодировать простой материал в памяти. Мнемоника — это любой организационный прием, который можно использовать, чтобы что-то запомнить. Одним из примеров является система со словом , в которой человек «привязывает» или связывает запоминаемые предметы с другими легко запоминающимися предметами.Примером этого является «Король Филипп пришел за хорошим супом», предложение с привязкой к слову для запоминания порядка таксономических категорий в биологии, в котором используются те же начальные буквы, что и слова, которые нужно запомнить: королевство, тип, класс, порядок , семейство, род, вид. Другой тип мнемоники — это аббревиатура , , в которой человек сокращает список слов до их начальных букв, чтобы уменьшить нагрузку на память.

Нарезка

Разделение на части — это процесс организации частей объектов в значимые целые.Тогда запоминается целое как единое целое, а не отдельные части. Примеры разбиения на части включают запоминание телефонных номеров (серия отдельных чисел, разделенных тире) или слов (серия отдельных букв).

Государственное обучение

Зависимое от состояния обучение — это когда человек запоминает информацию, основанную на состоянии ума (или настроении), в котором он находится, когда изучает ее. Сигналы поиска — большая часть обучения, зависящего от состояния. Например, если человек слушал определенную песню, изучая определенные концепции, воспроизведение этой песни, вероятно, усилит усвоенные концепции.Запахи, звуки или место обучения также могут быть частью обучения, зависящего от состояния.

Консолидация памяти

Консолидация памяти — это категория процессов, которые стабилизируют трассировку памяти после ее первоначального сбора. Как и кодирование, консолидация влияет на то, будет ли память о событии доступна постфактум. Однако на кодирование больше влияет внимание и сознательные усилия по запоминанию вещей, в то время как процессы, участвующие в консолидации, как правило, неосознаваемы и происходят на клеточном или неврологическом уровне.Как правило, фокусируется кодирование, в то время как консолидация — это скорее биологический процесс. Консолидация происходит даже во время сна.

Спящий режим и память

Исследования показывают, что сон имеет первостепенное значение для мозга, чтобы объединить информацию в доступные воспоминания. Пока мы спим, мозг анализирует, классифицирует и отбрасывает недавние воспоминания. Один из полезных методов улучшения памяти — использовать аудиозапись информации, которую вы хотите запомнить, и воспроизводить ее, пока вы пытаетесь заснуть.Когда вы действительно находитесь в первой стадии сна, обучение не происходит, потому что во время сна трудно консолидировать воспоминания (что является одной из причин, по которой мы склонны забывать большую часть наших снов). Однако то, что вы слышите на записи непосредственно перед сном, с большей вероятностью сохранится из-за вашего расслабленного и сосредоточенного состояния ума.

Роль внимания в памяти

Чтобы закодировать информацию в память, мы должны сначала обратить внимание, процесс, известный как захват внимания.

Цели обучения

Обсудите связь между захватом внимания и рабочей памятью

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Исследования показывают тесную связь между рабочей памятью и так называемым захватом внимания, процессом, в котором человек обращает внимание на конкретную информацию.
  • Захват внимания может происходить явно или неявно.
  • Явный захват внимания — это когда стимул, на который человек не обращал внимания, становится настолько заметным, что человек начинает обращать на него внимание и осознает его существование.
  • Неявный захват внимания — это когда стимул, на который человек не обращал внимания, оказывает влияние на его поведение, независимо от того, осознают ли они это воздействие или стимул.
  • Рабочая память активно хранит много информации и манипулирует ими.
Ключевые термины
  • неявно : подразумевается косвенно, без прямого выражения.
  • явный : очень конкретный, ясный или подробный.
  • рабочая память : система, которая активно хранит в уме несколько фрагментов информации для выполнения вербальных и невербальных задач и делает их доступными для дальнейшей обработки информации.

Захват внимания

Для того, чтобы информация была закодирована в памяти, мы должны сначала обратить на нее внимание. Когда человек обращает внимание на определенную информацию, этот процесс называется захватом внимания. Обращая внимание на конкретную информацию (а не на другую информацию), человек создает воспоминания, которые могут (и, вероятно, отличаться) от кого-то другого в той же ситуации.Вот почему два человека могут видеть одну и ту же ситуацию, но создавать разные воспоминания о ней — каждый человек по-своему захватывает внимание. Есть два основных типа захвата внимания: явный и неявный.

Явный захват внимания

Явный захват внимания — это когда стимул, на который человек не обращал внимания, становится настолько заметным, что человек начинает обращать на него внимание и осознает его существование. Проще говоря, это когда что-то новое привлекает ваше внимание, и вы начинаете осознавать этот новый стимул и сосредотачиваться на нем.Вот что происходит, когда вы делаете домашнее задание, и кто-то называет ваше имя, привлекая ваше полное внимание.

Неявный захват внимания

Неявный захват внимания — это когда стимул, на который человек не обращал внимания, оказывает влияние на его поведение, независимо от того, осознают ли они это воздействие или стимул. Если вы работаете над своим домашним заданием, и в фоновом режиме звучит тихая, но раздражающая музыка, вы можете не осознавать этого, но это может повлиять на ваше общее внимание и выполнение домашнего задания.Неявный захват внимания важен для понимания во время вождения, потому что, хотя вы можете не осознавать влияние стимула, такого как громкая музыка или дискомфортная температура, на ваше вождение, тем не менее, это повлияет на вашу производительность.

Неявный захват внимания : Даже когда вы сосредоточены на вождении, ваше внимание может неявно захватывать другую информацию, например движение на экране GPS, которая может повлиять на вашу производительность.

Рабочая память и захват внимания

Рабочая память — это часть памяти, которая в течение короткого времени активно хранит множество фрагментов информации и манипулирует ими.В рабочей памяти есть подсистемы, которые манипулируют визуальной и вербальной информацией, и ее емкость ограничена. Каждую секунду мы получаем тысячи единиц информации; это хранится в нашей рабочей памяти. Рабочая память решает (на основе прошлого опыта, текущих мыслей или информации в долговременной памяти), является ли какая-либо конкретная информация важной или актуальной. Другими словами, если информация не используется или не считается важной, она будет забыта. В противном случае он переносится из кратковременной памяти в долговременную.

Одним из известных примеров захвата внимания является эффект коктейльной вечеринки, который представляет собой феномен способности сосредоточить слуховое внимание на определенном стимуле, отфильтровывая ряд других стимулов, почти так же, как завсегдатай вечеринки может сосредоточиться на отдельном стимуле. разговор в шумной комнате. Этот эффект позволяет большинству людей настроиться на один голос и отключиться от всех остальных.

Исследования показывают тесную связь между рабочей памятью и захватом внимания, или процессом внимания к определенной информации.Человек обращает внимание на данный стимул либо сознательно (явно, с осознанием), либо бессознательно. Затем этот стимул кодируется в рабочую память, и в этот момент памятью манипулируют, чтобы связать ее с другим знакомым понятием или с другим стимулом в текущей ситуации. Если информация считается достаточно важной, чтобы хранить ее бесконечно долго, опыт будет закодирован в долговременной памяти. В противном случае он будет забыт вместе с другой неважной информацией. Существует несколько теорий, объясняющих, как определенная информация выбирается для кодирования, а другая информация отбрасывается.

Модель фильтра

Ранее принятая модель фильтра предполагает, что фильтрация информации от сенсорной к рабочей памяти основана на определенных физических свойствах стимулов. Для каждой частоты существует отдельный нервный путь; наше внимание выбирает, какой путь активен, и тем самым может контролировать, какая информация передается в рабочую память. Таким образом, можно следить за словами одного человека с определенной частотой голоса, даже если вокруг много других звуков.

Теория затухания

Модель фильтра не полностью соответствует требованиям. Теория ослабления, пересмотренная модель фильтра, предлагает ослабить (то есть уменьшить) информацию, которая менее важна, но не отфильтровать ее полностью. Согласно этой теории, информацию с игнорируемыми частотами все же можно анализировать, но не так эффективно, как информацию с соответствующими частотами.

Теория позднего отбора

Теория ослабления отличается от теории позднего отбора, которая предполагает, что вся информация сначала анализируется, а потом считается важной или неважной; однако эта теория менее подтверждена исследованиями.

Уровни обработки

Теория

уровней обработки рассматривает не только , как человек получает информацию, но также и то, что они делают с этой информацией.

Цели обучения

Различия между разными уровнями обработки

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Существует три уровня обработки вербальных данных: структурный, фонетический и семантический.
  • Структурная обработка исследует структуру слова; фонетическая обработка исследует, как звучит слово; а семантическая обработка исследует значение слова.
  • Когда слово проходит через уровни обработки, мы связываем его с другими знаниями, которые у нас могут быть. Это определяет, переместится ли слово из кратковременной памяти в долговременную.
Ключевые термины
  • семантика : Отражение заданной структуры и значения.
  • фонетический : Относится к звукам разговорной речи.
  • структура : Общая форма или организация чего-либо.
Теория

уровней обработки рассматривает не только , как человек получает информацию, но и то, что человек делает с информацией после ее получения, и как это влияет на общее удержание.Фергус Крейк и Роберт Локхарт определили, что память не имеет фиксированных хранилищ пространства; скорее, есть несколько различных способов, которыми человек может кодировать и сохранять данные в своей памяти. По общему мнению, информацию легче передать в долговременную память, если она может быть связана с другими воспоминаниями или информацией, с которой человек знаком.

Существует три уровня обработки вербальных данных: структурный, фонетический и семантический. Эти уровни развиваются от самого поверхностного (структурного) до самого глубокого (семантического).Каждый уровень позволяет человеку осмыслить информацию и связать ее с прошлыми воспоминаниями, определяя, должна ли информация переноситься из кратковременной памяти в долговременную. Чем глубже обработка информации, тем легче ее найти позже.

Обработка конструкций

Структурная обработка исследует структуру слова — например, шрифт набранного слова или буквы в нем. Это то, как мы оцениваем внешний вид слов, чтобы понять их и придать какое-то простое значение.

Письма : Обработка внешнего вида слова называется структурной обработкой.

Структурная обработка — это самый поверхностный уровень обработки: если вы видите вывеску ресторана, но участвуете только в структурной обработке, вы можете вспомнить, что вывеска была фиолетовой с курсивным шрифтом, но на самом деле не помните название ресторана.

Фонетическая обработка

Фонетическая обработка — это то, как мы слышим слово — звуки, которые оно издает, когда буквы читаются вместе.Мы сравниваем звучание слова с другими словами, которые мы слышали, чтобы сохранить некоторый уровень значения в нашей памяти. Фонетическая обработка глубже структурной обработки; то есть мы с большей вероятностью запомним вербальную информацию, если обработаем ее фонетически.

Вернемся к примеру с попыткой запомнить название ресторана: если название ресторана не имеет для вас смыслового значения (например, если это слово на другом языке, например «Вермишель»), вы все равно можете быть в состоянии запомнить имя, если вы обработали его фонетически и думаете: «Все началось со звука V и рифмовалось со звуком belly .”

Семантическая обработка

Семантическая обработка — это когда мы применяем значение к словам и сравниваем или соотносим его со словами с аналогичным значением. Этот более глубокий уровень обработки включает детальную репетицию, которая является более значимым способом анализа информации. Это увеличивает вероятность того, что информация будет храниться в долговременной памяти, поскольку она связана с ранее изученными концепциями.

Метод локусов

Одним из примеров использования преимуществ более глубокой семантической обработки для улучшения удержания является использование метода локусов.Это когда вы ассоциируете невизуальный материал с чем-то, что можно визуализировать. Создавая дополнительные связи между одним воспоминанием и другим, более знакомое воспоминание работает как сигнал для усвоения новой информации.

Представьте, что вы идете по знакомому месту, например по своей квартире. Когда вы заходите на знакомые сайты, представьте, что вы видите то, что вам нужно запомнить. Предположим, вам нужно вспомнить первых четырех президентов Соединенных Штатов: Вашингтон, Адамс, Джефферсон и Мэдисон.В вашей квартире также четыре комнаты: гостиная, кухня, ванная и спальня. Свяжите первого президента, Вашингтона, с первой комнатой (гостиной). Представьте, что он стоит на вашем диване, как если бы это была лодка, на которой он пересек реку Делавэр.

Добавить комментарий