Когнитивизм в психологии: Когнитивизм | Понятия и категории

Содержание

Когнитивная психология: понятие, теория, основные методы

Под понятием когнитивная психология подразумевается раздел психологии, занимающийся исследованием познавательных процессов, происходящих в сознании человека. Эта наука родилась как своеобразный протест бихевиоризму, полностью исключавшему из области исследований такие психические функции, как, например, внимание.

Возникнув в пику одному психологическому течению, сегодня когнитивная психология развилась в мощную науку, включающую в себя когнитивную лингвистику, нейропсихологию и множество других разделов, даже когнитивную этологию, занимающуюся изучением интеллекта животных.

Теория когнитивной психологии

Суть когнитивной психологии заключается в рассмотрении человека как ученого, строящего гипотезы и схемы, а затем проверяющего их оправданность на практике. Человек выступает как своеобразный компьютер, воспринимающий внешние сигналы в виде света, звука, температуры и других раздражителей через рецепторы, а затем перерабатывающий эту информацию, анализирующий ее и создающий на этой основе шаблоны, позволяющие решать те или иные проблемы и задачи.

В основе когнитивной психологии лежит исследование памяти, внимания, ощущений, сознания, воображения и других мыслительных процессов. Все они делятся на познавательные и исполнительные, причем каждый из них состоит из множества структурных составляющих (блоков).

Особое значение в этой науке уделяется такой практической сфере, как когнитивно-поведенческая психотерапия. Основополагающим понятием данной ветви когнитивной психологии является так называемый конструкт. Он включает в себя особенности речи, мышления, памяти и восприятия и представляет мерило, классификатор восприятия человеком самого себя и других людей. Из конструктов складывается система. Если этот шаблон оказывается неэффективным, то человек со здоровой психикой трансформирует его, либо отказывается от него полностью, ища среди готовых или создавая взамен новый.

Кому может помочь когнитивная психология?

Психотерапевты-когнитивисты исходят из предположения, что причиной всех расстройств психики (депрессий, фобий и т. д.) являются неправильные, то есть дисфункциональные конструкты (установки, мнения). Таком образом, основным методом когнитивной психологии в этом плане становится замена В процессе лечения неработающих схем путем создания новых. Делается это под контролем и с помощью психотерапевта, однако врач только инициализирует (стимулирует) процесс, а затем корректируется его течение. Как и во многих других сферах психологии и психиатрии, очень многое здесь зависит от самого пациента.

Благодаря когнитивной терапии решаются следующие задачи: лечение психических расстройств или уменьшение их проявлений; сокращение риска возникновения рецидива; усиление эффективности медикаментозной терапии; устранение психосоциальных причин или следствий расстройства; коррекция ошибочных конструктов.


Когнитивная психология — Психологос

Когнитивная психология (англ. cognitive psychology) — современное направление в исследовании познавательных процессов. Возникло в 1960-х гг. как альтернатива бихевиоризму — ровно потому, что других направлений естественно-научного плана в психологии в то время не существовало. Гештальт-психология к тому времени умерла, а психоанализ и гуманистическая психология к науке отношения не имеют. Когнитивная психология реабилитировала понятие психики как предмета научного исследования, рассматривая поведение как опосредствованное познавательными (когнитивными) факторами. Исследования когнитивных психологов охватывают как сознательные, так и бессознательные процессы психики, при этом и те и другие трактуются как различные способы переработки информации. Наиболее известные представители когнитивной психологии: Джордж Миллер, Джером Брунер, Ульрик Найссер.

Предмет когнитивной психологи — модели познавательных процессов. Понятие «когнитивное» (когнитивные процессы, когнитивная психология и когнитивная психотерапия…) — получило распространение в 60-е годы XX века, во время увлечения кибернетикой и электронным моделированием интеллектуальных процессов, переросшим в привычку представлять человека как сложный биокомпьютер.

Исследователи пытались моделировать все психические процессы, происходящие в человеке. Что получилось смоделировать — назвали когнитивными процессами. Что не получилось — аффективными. На практике «когнитивными» называют психические процессы, которые возможно представить как логичную и осмысленную последовательность действий по переработке информации.

Или: которые можно разумно промоделировать в терминах переработки информации, где в переработке информации можно разглядеть логику и рациональность.

К когнитивным процессам обычно относят память, внимание, восприятие, понимание, мышление, принятие решений, действия и воздействия — в той мере или в той части, в какой они заняты познавательными процессами, а не чем-то другим (влечениями, развлечениями…). Сильно упрощая, можно сказать, что это компетентность и знания, умения и навыки.

Современная когнитивная психология состоит из многих разделов: восприятие, распознавание образов, внимание, память, воображение, речь, психология развития, мышление и принятие решения, в целом естественный интеллект и отчасти искусственный интеллект. Модели познавательных процессов позволяют по-новому взглянуть на сущность психической жизни человека. «Когнитивная, или иначе познавательная, активность – это активность, связанная с приобретением, организацией и использованием знания. Такая активность характерна для всех живых существ, и в особенности для человека. По этой причине исследование познавательной активности составляет часть психологии» (Ульрик Найссер «Познание и реальность»).

С расширением предметной области исследований обнаружилась ограниченность информационного подхода, особенно при анализе речевой деятельности, мышления, долговременной памяти и структуры интеллекта. Поэтому когнитивисты начали обращаться к генетической психологии (Ж. Пиаже), культурно-исторической психологии (Л. С. Выготский и др.), деятельностному подходу (А. Н. Леонтьев и др.). С другой стороны, разработанная ими методическая база экспериментальных исследований привлекла внимание многих европейских, в том числе российских ученых (в частности, А.

И. Назаров), которые адаптировали ее для развития своих традиций (микроструктурный и микродинамический анализ, микрогенетический метод).

Когнитивный подход имеет в своей основе ряд аксиоматических предпосылок (Хабер, 1964):

  • Представление о поэтапной переработке информации, т.е. о том, что стимулы внешнего мира проходят внутри психики через ряд последовательных преобразований.
  • Допущение об ограниченной емкости системы переработки информации. Именно ограниченность способности человека осваивать новую информацию и преобразовывать уже существующую заставляет искать наиболее эффективные и адекватные способы работы с ней. Эти стратегии (в гораздо большей степени, чем соответствующие им мозговые структуры) моделируют когнитивные психологи.
  • Вводится постулат о кодировании информации в психике. Данный постулат фиксирует предположение о том, что физический мир отражается в психике в особой форме, которую нельзя свести к свойствам стимуляции.

Вариантом когнитивной теории, завоевывающим все большую популярность в последние годы, является теория уровней переработки информации (Ф.Крейк, Р.Локхард, 1972). В настоящее время когнитивная психология все еще находится в стадии становления, но уже стала одним из самых влиятельных направлений мировой психологической мысли.

Когнитивная психология сознания | Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология

Литература

Шульц Д., Шульц С. История современной психологии. СПб.: Евразия, 1998.

Миллер Дж. Когнитивная революция с исторической точки зрения // Вопросы психологии. 2005. № 6. С. 104–109.

Лихи Т. История современной психологии. СПб.: Питер, 2003.

Зинченко В. П., Назаров А. И. Когнитивная психология в контексте психологии: [вступ. ст.] // Солсо Р. Когнитивная психология. М.: Тривола, 1996.

Когнитивная психология памяти / под ред. У. Найссера, А. Хаймен. СПб.: Прайм-Еврознак; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005.

Ребер А. Толковый психологический словарь: в 2 т. М.: Вече, 2000.

Величковский Б. М. Когнитивная наука. Основы психологии познания: в 2 т. М.: Смысл, 2006.

Саугстад П. История психологии. От истоков до наших дней. Самара: Бахрах-М, 2008.

Солсо Р. Когнитивная психология. СПб.: Питер, 2006.

Смит Н. Современные системы психологии. СПб.: Прайм-Еврознак, 2003.

Libet B., Freeman A., Sutherland J. K. B. (eds.)

. The volitional brain: Towards a neuroscience of free will. Exeter: Imprint Academic, 1999.

Soon C. S., Brass M., Heinze H. J., Haynes J. D. Unconscious determinants of free decisions in the human brain // Nature Neuroscience. 2008. Vol. 11, No. 5. Р. 543–545.

Максимов Л. В. Когнитивизм как парадигма гуманитарно-философской мысли. М.: РОССПЭН, 2003.

Лекторский В. А. Философия и исследования когнитивных процессов // Когнитивный подход: философия, когнитивная наука, когнитивные дисциплины. М.: Канон+, 2008.

Velmans M. Understanding Consciousness. 2nd ed. New York, 2009.

Зинченко Т. П. Когнитивная и прикладная психология. М.: МОДЭК, 2000.

Зинченко Т. П. Память в экспериментальной и когнитивной психологии. СПб.: Питер, 2001.

Аллахвердов В. М., Воскресенская Е. Ю., Науменко О. В. Сознание и когнитивное бессознательное // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 12. 2008. Вып. 2. С. 10–19.

Когнитивизм

.

Когнитивная психология (когнитивизм) направление современной психологии, изучающее закономерности получения человеком информации, ее переработки и влияния на поведение человека.

В отличие от первых теорий научения, в которых люди считались пассивными машинами, действующими под влиянием внешней среды, когнитивные теории представляют людей рациональными, активными, знающими и умелыми. Согласно мнению теоретиков-когнитивистов, люди не просто получают, но и обрабатывают информацию. Каждый человек является мыслителем и творцом своей реальности. Люди не просто реагируют на стимулы, они структурно организуют их и придают им определенный смысл.

В когнитивной психологии психика рассматривается как система когнитивных реакций и постулируется связь этих реакций не только с внешними стимулами, но и с внутренними переменными, например с самосознанием, когнитивными стратегиями, селективностью внимания и т.д. Главным принципом, на основании которого рассматривается когнитивная система человека, является аналогия с компьютером, т. е. психика трактуется как система, предназначенная для переработки информации.

Теоретические положения когнитивной психологии

— Решающую роль в поведении человека играют знания.

Акцент на изучении сознания, а не поведения. Сознание придает форму и связность психическим процессам.

— Восприятие не пассивно, имеется сознательный отбор информации в ходе ряда активных и творческих процессов.

— Представления человека о мире не являются точным воспроизведением реальной жизни, а представляют собой ее трансформацию, обусловленную особенностями личности.

— Внутренняя презентация информации о внешнем мире находится под влиянием предшествующего опыта человека.

Сформулированные учеными модели внешней реальности носят метафорический характер, то есть относительны.

Когнитивная психология возникла в конце 50-х — начале 60-х годов XX века. Основные предпосылки ее возникновения:

— неспособность бихевиоризма и психоанализа объяснить поведение человека без обращения к элементам сознания;

— развитие связи и кибернетики;

— развитие современной лингвистики.

Это направление появилось в американской науке в 60-х годах как альтернатива доминированию бихевиоральных концепций, отрицавших роль сознания и подходивших к интеллекту в основном как к способности научаться путем проб и ошибок.

В конце 70-х — начале 80-х годов в рамках когнитивной психологии появилось движение за «новый взгляд» в психологии, то есть принятие компьютерной метафоры (или рассматривание психики человека по аналогии с функционированием компьютера), абсолютизация роли знаний в поведении человека.

Метафора компьютера очень распространена в этом подходе, легла в основу работ, в которых компьютерные программы служат моделью для понимания процессов обработки информации человеком. Положительным здесь является тот факт, что интеллект не рассматривается как набор последовательных, часто малосвязанных этапов или ступеней переработки информации, как это было в традиционной психологии, в которой считалось, что вслед за ощущением идет восприятие, затем память, мышление и т. д. В новом подходе рассматривается комплексная система, имеющая сложную структуру, а иерархия построена на типах переработки информации и зависит от стоящих задач.

Материалы, полученные при исследовании внимания и памяти, послужили стимулом к исследованию бессознательного, подход к которому в когнитивной психологии существенно отличается не только от психоаналитического, но и от подхода гуманистической психологии.

Бессознательное содержит неосознаваемую часть программы переработки информации, которая включается уже на первых этапах восприятия нового материала. Изучение содержания долговременной памяти, так же как избирательной реакции человека при одновременной конфликтной подаче информации (например, в правое ухо — одна информация, а в левое — другая), раскрывает роль неосознаваемой переработки. При этом речь идет о том, что из бесчисленного количества информации, получаемой в единицу времени, когнитивная система отбирает и доводит до сознания лишь те сигналы, которые наиболее важны в данный момент. Такая же селекция происходит при переводе информации в долговременную память.

С этой точки зрения некоторые ученые считают, что практически все сигналы, все воздействия внешней среды запечатлеваются в нашей психике, однако не все они осознаются в данный момент, а некоторые не осознаются никогда в виду своей малой интенсивности и незначительности для жизнедеятельности, но никак не в силу своей асоциальности или несовместимости с моралью, как считал Фрейд.

Для когнитивного подхода особенно важно, что поведение человека зависит от того, как он воспринимает социальную ситуацию.

Согласно основной идее когнитивного направления, люди имеют тенденцию самопроизвольно или произвольно группировать предметы или распределять их по категориям. В библиотеке вы видите ряд книг, стоящих на полке, как единое целое, а не как множество отдельных книг. Вы можете воспринимать других людей, находящихся в библиотеке, по группам: как студентов и сотрудников библиотеки, или как очередь, стоящую к столу регистрации, или как влюбленные пары. Дома вы воспринимаете гору грязных тарелок, лежащих в кухонной раковине, как удручающую целостную картину, а не как отдельные тарелки. Нам свойственно группировать предметы в соответствии с простыми принципами, такими как сходство (тарелки гораздо больше похожи друг на друга, чем на плиту и холодильник, поэтому мы группируем их вместе), близость (книги, составленные в ряд, сочетаются, а книги, разбросанные по всему библиотечному столу, нет) или прошлый опыт (Сайта Клаус и рождественские елки сочетаются, так же как и доктора со стетоскопами, но Сайта Клаус и стетоскопы сочетаться не могут).

Во-вторых, люди с готовностью воспринимают одни вещи как выделяющиеся (фигура), а другие просто как часть окружающего фона (фон). Обычно цветные, движущиеся, шумные, необычные и близкие стимулы выделяются в качестве фигур, в то время как слабые, бесцветные, неподвижные, тихие, привычные и удаленные стимулы составляют фон. Например, во время футбольного матча мы обращаем внимание на лидеров болельщиков не потому, что они многочисленны, — их может быть всего лишь дюжина в толпе численностью около 100 000 человек, — но потому, что они много двигаются, кричат, размахивают руками и одеты в яркую форму.

Эти два принципа — наша склонность спонтанно группировать и распределять по категориям воспринимаемые нами предметы и фокусировка внимания на наиболее заметных (фигуративных) стимулах — являются основными в нашем восприятии материальных предметов и социального мира. Как социально мыслящие существа, мы стараемся найти осмысленные интерпретации того, что люди чувствуют, чего они хотят, что они собой представляют как личности и т. д.

Когнитивные подходы имеют два главных отличия от подходов теории научения.

— Прежде всего когнитивные подходы уделяют основное внимание текущему восприятию, а не прошлому научению.

— Во-вторых, они подчеркивают значение индивидуального восприятия и интерпретации конкретной ситуации, а не ее объективной «реальности», которая может видеться беспристрастному наблюдателю.

Джордж Келли (1905-1967) — Теория личностных конструктов

Джордж Келли (1905-1966) выдвинул теорию личностных конструктов.

Основные положения изложены в работе «Психология личностных конструктов» (1955):

— поведение человека в повседневной жизни напоминает исследовательскую деятельность;

— организация психических процессов личности определяется тем, как она предвосхищает (конструирует) будущие события;

— различия в антиципации людей зависят от особенностей личностных конструктов.

Личностный конструкт — это создаваемый субъектом эталон классификации и оценки явлений или объектов по принципу их сходства или отличия друг от друга (например, Россия похожа на Белоруссию и Украину, и не похожа на США на основании…).

Люди, по Келли, отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события. На основании конструктов человек интерпретирует окружающий мир.

Система личностных конструктов характеризуется таким параметром, как когнитивная сложность (термин предложен У. Байери). Когнитивная сложность отражает степень категориальной дифференцированности сознания человека. Когнитивная сложность характеризуется количеством оснований классификации, которыми сознательно или несознательно пользуется человек при анализе фактов окружающей действительности (противоположное качество — когнитивная простота).

По мнению Келли, люди стремятся знать, что произойдет в будущем. Это дела­ет их своего рода учеными: они создают гипотезы относительно устройства ми­ра—в том числе социального — в надежде, что они помогут им точнее предсказать развитие событий. Если гипотеза неверна, ученый вносит в нее изменения. Обыч­ные люди тоже изменяют свое мнение о мире и о людях, пока не выработают кон­цепцию, которая надежно помогает прогнозировать события.

Подход Келли — ярко выраженный когнитивный, он прежде всего обращает внимание на наши суждения о мире вокруг нас, оставляя за эмоциональными факторами минимальную роль. Правда, Келли считал, что чувство тревоги возни­кает, когда происходящие события не вписываются ни в один из имеющихся кон­структов, а при формировании нового конструкта человек переживает страх.

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и теории поля К

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и теории поля К

Когнитивизм ведет свое начало от гештальтпсихологии и теории поля К. Левина. Исходным принципом здесь является рассмотрение социального поведения с точки зрения познавательных, когнитивных процессов индивида. Бурное развитие когнитивистской ориентации в социальной психологии связано с общим ростом «когнитивных» идей в психологии, в частности, со становлением особой отрасли психологического знания, так называемой «когнитивной психологии» (Величковский, 1982). Особое место в когнитивистской социальной психологии имеют так называемые теории когнитивного соответствия, исходящие из положения о том, что главным мотивирующим фактором поведения индивида является потребность в установлении соответствия, сбалансированности его когнитивной структуры. К этим теориям относятся: теория сбалансированных структур Ф. Хайдера, теория коммуникативных актов Т. Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теория конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Танненбаума. Кроме того, в общем ключе когнитивизма работают такие известные американские исследователи, как Д. Креч, Р. Крачфилд и С. Аш.

Во всех этих теориях сделана попытка объяснить социальное поведение личности. Однако специфика основной объяснительной модели -идея о том, что все поступки и действия совершаются ради построения связанной, непротиворечивой картины мира в сознании человека, -делает эту модель крайне уязвимой методологически. Абстрактное «соответствие», достичь которого стремится индивид, никак не связано с реальным миром.

Вместе с тем когнитивистская ориентация в настоящее время получает все более широкое распространение. Это объясняется тем, что, в отличие от бихевиористски ориентированной социальной психологии, она подчеркивает с особой силой роль и значение «менталистских» образований в объяснении социального поведения человека. Эта позиция не проводится достаточно последовательно, поэтому сам когнити-вистский подход попадает в сложный круг противоречий, поскольку подлинно человеческие проблемы как проблемы общественного активно действующего человека здесь не поставлены. Однако внимание к проблемам рационального поведения человека, роли знания для объяснения окружающего мира делают когнитивистскую ориентацию так же чрезвычайно популярной и богатой на исследования фундаментальных проблем социальной психологии (Трусов, 1983).

 

Когнитивная психология

Познание (от лат. cognitic — знание) — это психологический результат сразу нескольких процессов, а именно восприятия, обучения и размышления. Впервые термин «познание» употребили в популярной английской литературе в 1602 г. От него и произошло название этой отрасли психологии.

Процессом познания занимается особая отрасль психологии — когнитивная психология. Как самостоятельное научное направление она возникла в начале 1960-х гг. в противовес господствовавшему в то время в США бихевиоризму. Тот оказался не в состоянии описать простейшую беседу туриста, разыскивающего нужный ему культурный памятник, и местного жителя, объясняющего дорогу. В то время как бихевиористы сводили все многообразие к простейшей процедуре «стимул — реакция», которая толком ничего не объясняла, когнитивисты строили более сложные и более адекватные модели. Они предположили, что любая, пусть самая элементарная, реакция на событие (например, ответ: «А, да, я знаю, где эта выставка») является результатом целой серии этапов и операций, например, восприятие, кодирование информации, воспроизведение информации из памяти, формирование понятий, суждение и формирование высказывания.

Развитие когнитивной психологии было подготовлено работами Макса Вертгеймера, Вольфганга Келлера, Курта Коффки в области гештальтпсихологии, где подчеркивалась роль восприятия в обучении, а также работами К. Левина и Э. Толмена, показавшими зависимость поведения человека от его субъективного представления окружающей действительности — когнитивных карт, Жана Пиаже и Льва Выготского, изучавших интеллектуальное развитие детей. Ее основоположником считается американский психолог Ульрик Найссер, книга которого («Когнитивная психология», 1967) открыла новое исследовательское поле и дала название целой отрасли знания-.

Когнитивная психология изучает то, как люди получают информацию об окружающем мире, как эта информация кодифицируется, как она хранится в памяти и каким образом преобразуется в знание, которое, в свою очередь, влияет на поведение. Она охватывает весь диапазон психологических процессов — от ощущений до восприятия, распознавания образов, внимания, обучения, памяти, формирования понятий, мышления, воображения, запоминания, языка, эмоций и процессов развития; она охватывает всевозможные сферы поведения. Согласно Р. Солсо современная когнитивная психология заимствует теории и методы из 10 основных областей исследований: восприятия, распознавания образов, внимания, памяти, воображения, языковых функций, психологии развития, мышления и решения задач, человеческого интеллекта и искусственного интеллекта.

Первоначально главной задачей когнитивной психологии являлось изучение преобразований сенсорной информации от момента попадания стимула на рецепторные поверхности до получения ответа (Д. Бродбент, С. Стернберг). Исследователи исходили из аналогии между процессами переработки информации у человека и в вычислительном устройстве. Были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и исполнительных процессов, в том числе кратковременная и долговременная память (Дж. Сперлинг, Р. Аткинсон), показана решающая роль знания в поведении субъекта (У. Найссер), изучении интеллекта (Ж. Пиаже, Дж. Брунер, Дж. Фодор). Центральным становится вопрос об организации знания в памяти субъекта, в том числе о соотношении вербальных и образных компонентов в процессах запоминания и мышления (Г. Бауэр, А. Пайвио, Р. Шепард). Интенсивно разрабатываются также когнитивные теории эмоций (С. Шехтер). индивидуальных различий (Л. Айзенк) и личности (Дж. Келли. М. Махони).


Основным методом выступает анализ микроструктуры того или иного психологического процесса. Многие положения когнитивной психологии лежат в основе современной психолингвистики.

Когнитивная психология изучает то, как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти, преобразуется в знания, которые затем влияют на наше внимание и поведение. Многочисленные исследования привели к пониманию решающей роли знания в поведении субъекта. В результате можно было ставить вопрос об организации знания в памяти субъекта, в том числе о соотношении вербальных (словесных) и образных компонентов в процессах запоминания и мышления (Г. Бауэр, А. Пайвио, Р. Шепард).

Когнитивная психология оказывает влияние на все разделы психологии, причем основное внимание уделяется обучению. Анализируется весь учебный процесс по Д. П. Озбелу, Дж. Брунеру. когнитивная психология показывает, что эффективное обучение возможно лишь в том случае, когда новый материал, связанный с уже имеющимися знаниями и умениями, включается в существующую когнитивную структуру.

Одна из моделей, которой обычно пользуются когнитивные психологи, называется моделью переработки информации. Когнитивные модели, опирающиеся на модель переработки информации, используют для организации существующего объема литературы, стимуляции дальнейших исследований, координации исследовательских усилий и облегчения коммуникаций между учеными.

Обработка информации — это основной подход в когнитивной психологии. В этом случае когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом ее пропускной способности. Неудивительно, что эта модель очень напоминает хорошо известную машину — компьютер.

Для того чтобы познать механизмы сбора информации, нужно понять систему интерпретации сенсорных сигналов, научиться распознавать паттерны. Распознавание паттернов — это сопоставление стимулов с тем, что находится в долговременном хранилище (памяти). Например, человек не знает многие марки машин, но, увидев машину, у него в мозге бессознательно идентифицируется, что это машина. Пусть ему и неизвестна марка, но он с уверенностью скажет, что это машина.

Когнитивная психология исходит из того, что познание вообще и восприятие в частности являются формами активности. Эта активность осуществляется с помощью особого рода психологических орудий (средств), которые Найссер называет схемами, или когнитивными картами.

Когнитивная карта — образ знакомого пространственного окружения. В психологии создают карты различной степени общности, «масштаба» и организации, выделяют карту-путь как последовательное представление связей между объектами по определенному маршруту, и карту-обозрение как одновременное представление пространственного расположения объектов. Для их изучения используются разные методики: от простых зарисовок до многомерного шкалирования, позволяющего восстановить структуру образа по результатам метрических или порядковых оценок расстояний между точками карты. Эти исследования выявили тенденции к переоценке хорошо знакомых расстояний и недооценке малознакомых, к выпрямлению кривых с небольшой степенью кривизны, приближению пересечений к перпендикулярам. Искажениям может способствовать и принадлежность пунктов карты к различным таксономическим единицам. В частности, расстояние между городами, расположенными в одной стране, кажется меньше, чем расстояние между городами разных стран, даже если на самом деле они равны.

Термин «когнитивная карта» ввел еще Э. Толмен, а У. Найссер понимал ее как синоним слова «ориентировочная схема», подчеркивая, что это активная, направленная на поиск информации структура, а не просто умственное изображение среды, которое «можно разглядывать на досуге внутренним взором».

Анализируя поведение крыс в лабиринте, Толмен пришел к выводу, что в результате беганья по лабиринту у крысы формируется особая структура, которую можно назвать когнитивной картой окружающей обстановки. «И именно эта примерная карта, указывающая пути (маршруты) и линии поведения и взаимосвязи элементов окружающей среды, окончательно определяет, какие именно ответные реакции, если вообще они имеются, будет в конечном счете осуществлять животное».

Когнитивные карты есть не только у взрослых людей, обладающих речью и сознанием, но даже у маленьких детей, которые могут успешно перемещаться у себя в доме, по крайней мере в тех комнатах, где им приходится часто бывать и где находятся важные для них вещи. В этом смысле схема проезда на городском транспорте до какого-либо магазина или офиса, размещаемая в Интернете, является когнитивной картой. Английский ученый К. Идеи предложил использовать когнитивные карты для коллективной выработки и принятия решений4. В современной психологии и педагогике когнитивной картой называют произвольный знаковый ориентированный граф, который можно рассматривать как протокол процесса рефлексии, осмысления жизненных альтернатив и собственных позиций в рамках ситуации «принятия решения».

Таким образом, когнитивную карту можно понимать как схематичное, упрощенное описание картины мира индивида, точнее, ее фрагмента, относящегося к данной проблемной ситуации. Психологи последнее время используют этот термин в узком смысле, только для описания пространственных отношений. По справедливому замечанию Ю. М. Плотинского, термин «когнитивная карта» очень тесно связан с картиной мира.

Французский философ Никола Мальбранш (1638—1715) подлинными науками называл те, которые устанавливают логические связи между явлениями, а все прочие именовал «попиматией» (всезнайством).

Когнитивная психотерапия — психотерапевтический метод, разработанный А. Т. Беком. Он утверждает, что познание является главной причиной возникновения эмоций, в том числе негативных, которые, в свою очередь, определяют смысл целостного поведения. Ответы на вопросы «каким я вижу себя?», «какое будущее меня ожидает?» и «каков окружающий мир?» не всегда даются адекватно. Например, депрессивный больной видит себя как ни к чему не годное и ничего не стоящее существо, а его будущее предстает перед ним как нескончаемая череда мучений. Такие оценки не соответствуют действительности, но пациент не спешит их проверить, боясь получить подтверждение своих опасений.

Считается, что расцвет когнитивной психологии был обусловлен общим увлечением идеями кибернетики в 1960-е гг. Именно в то время были сконструированы первые электронно-вычислительные машины — нечто совершенно доселе незнакомое людям. «Интеллект» ЭВМ, конечно, навел на мысль сравнивать работу мозга с работой компьютера. Так, восприятие стало процессом ввода информации в мозг-компьютер, память — механизмом хранения информации в ячейках памяти мозга, мышление — процессом обработки информации, результатом работы неких программ в мозге -компьютере.

Психологи впервые взглянули на человека как на кибернетическую систему, обладающую управляющими информационными контурами. Исследования основывались на «компьютерной метафоре» — аналогии между преобразованием информации в вычислительном устройстве и осуществлением познавательных процессов у человека. Были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и исполнительных процессов, прежде всего памяти (Р. Аткинсон).

Бихевиоризм и когнитивная психология

Общее понятие о бихевиоризме

Определение 1

Бихевиоризм – это теория, которая придерживается идеи о том, что поведение человека не зависит от имеющегося у него опыта и не имеет непосредственной связи с процессом мышления.

Основателем данного направления является американский психолог Джон Уотсон, который в своих исследованиях полностью отрицал процесс сознания как предмет научного познания и изучения, сводя психические явления человеческого сознания к различным формам поведения, которое понимается как совокупность определенных реакций организма на стимулы, поступающие из внешней среды.

Согласно идеям бихевиоризма, анализ поведения человека должен быть строго объективным и ограничиваться лишь внешним наблюдением за наблюдаемыми реакциями человека. Вся информация, которая не может быть объективно зарегистрирована специалистом соответственно не подлежит изучению.

Таким образом мысли и сознание человека не должны рассматриваться в качестве объектов изучения в связи с тем, что они не подлежат измерению и исчислению. Процессы, которые происходят внутри человека невозможно подвергнуть изучению, соответственно этому личность предстает в качестве своеобразного «черного ящика». Представители данного подхода объективными исследованиями считают лишь внешние действия человека и те стимулы, которыми они обусловлены.

Основной задачей психологии в данном случае является определение вероятных стимулов по реакции человека, а по стимулам предсказывать определенную реакцию.

Личность, с точки зрения бихевиористов является ни чем иным, как совокупностью поведенческих реакций человека, которые свойственны именно данной личности. Ведущей формулой изучения в бихевиоризме является формула «стимул—реакция».

Чаще всего поведение человека вытекает из имеющихся ожиданий положительного подкрепления. Также стимулом проявления тех или иных поведенческих реакций человека может выступать его стремление к избеганию отрицательных реакций и подкреплений, в роли которым выступают боль, наказание, возникновение отрицательных эмоциональных чувств и эмоций.

Исходя из всего вышесказанного личность с точки зрения бихевиоризма, это то, чем обладает личность, предрасположенность человека к тем или иным поведенческим реакциям, имеющиеся у него навыки, сознательно регулируемые инстинкты, социализованные эмоции, также в этот список входят пластичность личности, которая призвана помогать формированию новых навыков, способность человека их удержать и сохранить для более эффективного приспособления к окружающей его среде.

Таким образом личность представляет собой организованную и устойчивую систему навыков, которые являются в свою очередь основой относительно устойчивого поведения человека.

Навыки являются приспособленными к различным жизненным ситуациям, изменение которых в свою очередь приводит к формированию новых навыков.

Человек, согласно теории бихевиоризма, является реагирующим, действующим, обучающимся существом, которое запрограммированно на определенные реакции, действия и поведенческие реакции. В процессе изменения стимулов и подкрепления можно программировать поведение человека в требуемом направлении.

Однако дальнейшее развитие бихевиоризма было приостановлено в связи с тем, что появлялись все новые и новые исследования, которые стремились к полному охвату всего диапазона психологических процессов присущих человеку.

Сторонники теории бихевиоризма считали, что основной опорой поведения человека являются только «чувственные стимулы» и ощущения. Все проявления которые относятся к деятельности сознания человека и его эмоциональному состоянию не признавались ими в качестве объективного явления и полностью отсутствовали в исследованиях данного направления психологии.

Результатом этого явилось то, что во второй половине двадцатого века бихевиоризм уступил место когнитивной психологии, акцентирующей основное внимание на подробнейшем изучении информационных процессов.

Характеристика основных идей когнитивной психологии

Зарождение когнитивной психологии произошло в середине XX века, в эпоху бурного развития технологий и вычислительных машин. Актуальным вопросом для изучения на тот момент являлся вопрос обоснования особенностей взаимодействия человека с современными технологиями в ракурс психологии.

Данное направление психологии в 1960-х гг. возникло как альтернатива бихевиоризму. Последователи данного направления не считали существовавшие ранее направления в психологии научными в связи с тем, что они считали, что предметом их изучения является субъективный опыт человека, который не может выступать в качестве единственно возможного, эмпирического подхода в науке.

Именно исследования, проводимые в рамках теории когнитивной психологии, реабилитировали понятие психики человека. Основой когнитивной психологии являются следующие положения:

  1. Согласно когнитивной психологии информация, получаемая человеком, перерабатывается им поэтапно, и стимулы окружающего мира, которые проходят внутри психики человека, претерпевают ряд последовательных преобразований.
  2. Представители когнитивной психологии допускали факт того, что емкость системы переработки информации является ограниченной. Именно это свойство человеческой психики к освоению новой информации и ее последующему преобразованию и побуждает его искать наиболее эффективные и адекватные способы работы с ней.
  3. По мнению когнитивных психологов информация в психике человека подвергается кодированию. Согласно этому положению физический мир находит отражение в психике человека в особой форме.

Таким образом в психологической теории бихевиоризм и когнитивная психология чаще всего находятся в противопоставлении, в связи с тем, что модели и теории, которые они пропагандируют сильно разнятся и можно сказать противоречат друг другу.

Tolman — Скрытое обучение | Simply Psychology

  1. Когнитивная психология
  2. Обработка информации
  3. Скрытое обучение

Tolman — Latent Learning

Автор Saul McLeod, обновлено 2018 г.


Скрытое обучение — это тип обучения, который не проявляется в обучении. поведение во время обучения, но которое проявляется позже, когда появляется подходящая мотивация и обстоятельства. Это показывает, что обучение может происходить без какого-либо подкрепления поведения. .

Идея латентного обучения не была оригинальной для Толмена, но он развил ее дальше. Эдвард Толман утверждал, что люди участвуют в этом типе обучения каждый день, когда мы едем или ходим по одному и тому же маршруту каждый день и изучаем расположение различных зданий и объектов. Только когда нам нужно найти здание или объект, обучение становится очевидным.

Толмен проводил эксперименты с крысами и лабиринтами, чтобы изучить роль подкрепления в том, как крысы учатся проходить через сложные лабиринты.Эти эксперименты в конечном итоге привели к теории скрытого обучения.


Когнитивные карты как пример латентного обучения у крыс

Когнитивные карты как пример латентного обучения у крыс

Толмен ввел термин когнитивная карта, которая представляет собой внутреннее представление (или изображение) внешнего объекта или ориентира окружающей среды. Он думал, что люди получают большое количество реплик (то есть сигналов) из окружающей среды и могут использовать их для построения мысленного образа окружающей среды (т. е. когнитивная карта).

Используя это внутреннее представление физического пространства, они могли достичь цели, зная, где оно находится в комплексе элементов окружающей среды. С этой моделью возможны короткие пути и изменяемые маршруты.

В своих знаменитых экспериментах Толмен и Хонзик (1930) построили лабиринт для исследования скрытого обучения у крыс. Исследование также показывает, что крысы активно обрабатывают информацию, а не действуют в соответствии с отношениями «стимул-реакция».

Цель Продемонстрировать, что крысы могут принимать навигационные решения, основываясь на знании окружающей среды, а не на их выборе направления, просто продиктованном эффектами вознаграждения.

Процедура

В своем исследовании 3 группы крыс должны были ориентироваться в сложном лабиринте. В конце лабиринта был ящик с едой. Некоторым группам крыс разрешалось есть пищу, некоторым — нет, а для некоторых крыс пища была доступна только через 10 дней.

Группа 1 : Вознаграждение

  • День 1-17: Каждый раз, когда они заканчивали игру, давали еду (то есть подкрепляли).

Группа 2 : отложенное вознаграждение

  • День 1 — 10: Каждый раз, когда они заканчиваются, вынимаются.
  • День 11-17: Каждый раз, когда они заканчивали, давали еду (т.е. подкрепляли).

Группа 3 : Нет награды

  • День 1-17: Каждый раз, когда они заканчиваются, их вынимают.

Результаты

Группа с отложенным вознаграждением изучила маршрут с 1 по 10 дни и сформировала когнитивную карту лабиринта. Им потребовалось больше времени, чтобы добраться до конца лабиринта, потому что у них не было мотивации для выступления.

Начиная с 11 дня у них появилась мотивация выступать (т.е. еда) и дошли до конца перед группой наград.

Это показывает, что между стимулом (лабиринт) и реакцией (достижением конца лабиринта) происходил опосредующий процесс, крысы активно обрабатывали информацию в своем мозгу, мысленно используя свою когнитивную карту (которую они узнали латентно) .

Критическая оценка

Бихевиористы заявили, что психология должна изучать реальное наблюдаемое поведение и что ничего не происходит между стимулом и реакцией (т.е. когнитивные процессы не происходят).

Эдвард Толман (1948) оспорил эти предположения, предположив, что люди и животные являются активными информационными процессами, а не пассивными учениками, как предполагал бихевиоризм. Толмен разработал когнитивный взгляд на обучение, ставший популярным в современной психологии.

Толмен считал, что люди делают больше, чем просто реагируют на раздражители; они действуют в соответствии с убеждениями, взглядами, изменяющимися условиями и стремятся к достижению целей. Толмен — практически единственный бихевиорист, который считал теорию «стимул-реакция» неприемлемой, поскольку для того, чтобы научиться происходить, не было необходимости в подкреплении.Он чувствовал, что поведение в основном когнитивное.

Ссылки на стиль APA

Толман, Э. К., и Хонзик, К. Х. (1930). Введение и снятие награды и выполнение лабиринта у крыс. Публикации по психологии Калифорнийского университета .

Толмен, Э. К. (1948). Когнитивные карты у крыс и людей. Психологический обзор , 55 (4), 189.


Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (31 октября 2018 г.). Толман — латентное обучение . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/tolman.html


Теории избирательного внимания | Simply Psychology

  1. Когнитивная психология
  2. Избирательное внимание

Теории избирательного внимания

Саул МакЛауд, обновлено обновлено 2018


Нас постоянно бомбардирует бесконечное множество внутренних и внешних стимулов, мыслей и эмоций .Учитывая такое обилие доступных данных, удивительно, что мы все понимаем!

С разной степенью эффективности мы развили способность сосредотачиваться на том, что важно, блокируя остальное.

Что такое избирательное внимание?

Что такое выборочное внимание?

Селективное внимание — это процесс направления нашего сознания на соответствующие стимулы, игнорируя при этом нерелевантные стимулы в окружающей среде.

Это важный процесс, поскольку существует предел того, сколько информации может быть обработано в данный момент времени, а выборочное внимание позволяет нам не обращать внимания на незначительные детали и сосредоточиться на том, что важно.

Эта ограниченная способность обращать внимание была концептуализирована как узкое место, которое ограничивает поток информации. Чем уже узкое место, тем ниже скорость потока.

Модели внимания Бродбента и Трейсмана являются моделями узких мест, потому что они предсказывают, что мы не можем сознательно обращать внимание на все наши сенсорные входы одновременно.


Модель фильтра Бродбента

Модель фильтра Бродбента

Бродбент (1958) предположил, что физические характеристики сообщений используются для выбора одного сообщения для дальнейшей обработки и что все остальные теряются.

Информация из всех стимулов, представленных в любой момент время входит в сенсорный буфер неограниченной емкости.Затем один из входов выбирается на основе его физических характеристик для дальнейшей обработки путем пропускания через фильтр.

Поскольку наши возможности для обработки информации ограничены, этот фильтр предназначен для предотвращения перегрузки системы обработки информации.

Входы, изначально не выбранные фильтром, остаются на короткое время в сенсорной буферной памяти, и если они не обрабатываются, они быстро распадаются. Бродбент предположил, что фильтр отклонил оставленное без присмотра сообщение на ранней стадии обработки.

Согласно Бродбенту, значение любого из сообщений вообще не учитывается фильтром. Вся семантическая обработка выполняется после того, как фильтр выбрал сообщение, на которое нужно обратить внимание. Таким образом, любое сообщение (сообщения), ограниченное узким местом (т.е. неселективное), не понимается.

Бродбент хотел увидеть, как люди могут фокусировать свое внимание (выборочно посещать), и для этого он намеренно перегружал их стимулами.

Одним из способов, которыми Бродбент добился этого, было одновременное посылание одного сообщения в правое ухо человека и другого сообщения в его левое ухо.Это называется экспериментом с разделением диапазона (также известным как дихотическое слушание).

Задача дихотического слушания

Задача дихотического слушания

Задачи дихотического слушания включают одновременную отправку одного сообщения (трехзначного числа) в правое ухо человека и другого сообщения (другого трехзначного числа) в его левое ухо.

Участникам было предложено прослушать оба сообщения одновременно и повторить то, что они услышали. Это известно как «дихотическое слушание».

Бродбент интересовался, как они будут повторяться. Будет ли участник повторять цифры обратно в том порядке, в котором они были услышаны (порядок представления), или повторять обратно то, что было услышано одним ухом, а затем другим ухом (заушно).

На самом деле он обнаружил, что люди делают меньше ошибок, повторяя одно за другим, и обычно повторяют таким же образом.

Оценка модели Бродбента.

.
. Оценка модели Бродбента.Айзенк и Кин (1990) утверждают, что неспособность наивных участников успешно выполнять затенение связана с их незнанием задачи затенения, а не с неспособностью системы внимания.
  • Участники сообщили после того, как все сообщение было воспроизведено — возможно, автоматическое сообщение тщательно проанализировано, но участники забывают.
  • Анализ автоматического сообщения может происходить ниже уровня осознания. Например, исследование Von Wright и др. (1975) показало, что в задаче слежения проводится анализ оставленного без присмотра сообщения.Сначала участникам предъявляли слово легким электрическим током. Когда это же слово было позже представлено в автоматическом канале, участники зарегистрировали увеличение GSR (что свидетельствует об эмоциональном возбуждении и анализе слова в автоматическом канале).
  • Более поздние исследования показали, что указанные выше моменты важны: например, Морей (1959) изучал влияние практики. Наивные испытуемые смогли обнаружить только 8% цифр, появляющихся в затененных или незатененных сообщениях, Мурена (опытный «шадовер») обнаружила 67%.
  • 2. Теория Бродбента предсказывает, что услышать свое имя, когда вы не обращаете внимания, должно быть невозможно, потому что оставленные без внимания сообщения отфильтровываются до того, как вы обрабатываете значение — таким образом, модель не может учитывать «феномен коктейльной вечеринки».

    3 . Другие исследователи продемонстрировали «эффект коктейльной вечеринки » (Cherry, 1953) в экспериментальных условиях и обнаружили случаи, когда информация, слышимая в ухе без присмотра, «прорывалась» и мешала информации, на которую участники обращают внимание в другом ухе.

    Это подразумевает некоторый анализ значения стимулов, который должен был произойти до выбора каналов. В модели Бродбента фильтр основан исключительно на сенсорном анализе физических характеристик стимулов.

    Модель затухания Трейсмана

    Модель затухания Трейсмана

    Трейсман (1964) согласен с теорией Бродбента о раннем фильтре узких мест. Однако разница в том, что фильтр Treisman скорее ослабляет, чем устраняет оставленный без присмотра материал.

    Затухание похоже на уменьшение громкости, так что если у вас есть 4 источника звука в одной комнате (телевизор, радио, люди разговаривают, плач ребенка), вы можете уменьшить или ослабить 3 источника звука, чтобы уделить внимание четвертому.

    Это означает, что люди по-прежнему могут понимать смысл обслуживаемых сообщений.

    В своих экспериментах Трейсман продемонстрировала, что участники все еще могут идентифицировать содержимое автоматического сообщения, что указывает на то, что они могут обрабатывать значение как обслуживаемых, так и автоматических сообщений.

    Treisman выполнял дихотические задания на слушание, используя метод затенения речи. Как правило, в этом методе участников просят одновременно повторить вслух речь, проигранную в одно ухо (называемое обслуживаемым ухом), в то время как другое сообщение произносится в другое ухо.

    Например, участники просили затенять «Я видел, как девочка перепрыгивает через мебель» и проигнорировали «меня, эта птица зеленая прыгает, плата», сообщали, что слышали «Я видел, как девочка прыгает через»

    Очевидно, значит, автоматическое сообщение обрабатывается Для смысла и модели фильтра Бродбента, где фильтр, извлеченный на основе только физических характеристик, не может объяснить эти выводы.Факты свидетельствуют о том, что модель фильтра Бродбента неадекватна, она не позволяет принимать во внимание смысл.

    Оценка модели Treisman

    Оценка модели Treisman

    1. Модель Treisman преодолевает некоторые проблемы, связанные с моделью фильтра Бродбента, например Модель ослабления может объяснить «синдром коктейльной вечеринки».

    2. Модель Трейсмана не объясняет, как именно работает семантический анализ.

    3. Природа процесса затухания никогда не была точно указана.

    4. Проблема всех экспериментов по дихотическому слушанию состоит в том, что нельзя быть уверенным, что участники на самом деле не переключили внимание на так называемый необслуживаемый канал.


    Ссылки на стиль APA

    Бродбент, Д. (1958). Восприятие и общение. Лондон: Pergamon Press.

    Черри, Э. К. (1953).Некоторые эксперименты по распознаванию речи одним и двумя ушами. Журнал Американского акустического общества , 25, 975–979.

    Айзенк, М. В. и Кин, М. Т. (1990). Когнитивная психология: Учебное пособие . Хоув: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс Лтд.

    Морей, Н. П. (1959). Внимание в дихотическом слушании: аффективные сигналы и влияние инструкций. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии , 11, 56–60.

    Трейсман, А., 1964. Избирательное внимание в человеке. Британский медицинский бюллетень , 20, 12-16.

    Фон Райт, Дж. М., Андерсон, К., и Стенман, У. (1975). Обобщение условных GSR в дихотическом слушании. В P. M. A. Rabbitt & S. Dornic (Eds.), Attention and performance (Vol. V, pp. 194–204). Лондон: Academic Press.

    Как ссылаться на эту статью:
    Как ссылаться на эту статью:

    McLeod, S. A. (2018, 24 октября). Избирательное внимание . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/attention-models.html

    сообщить об этом объявлении

    Когнитивизм | Психология вики | Фэндом

    Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развитие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
    Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

    Когнитивная психология: Внимание · Принимать решение · Учусь · Суждение · Объем памяти · Мотивация · Восприятие · Рассуждение · Мышление — Познавательные процессы Познание — Контур Индекс


    В психологии когнитивизм — это теоретический подход к пониманию разума, который утверждает, что психические функции могут быть поняты количественными, позитивистскими и научными методами, и что такие функции могут быть описаны как модели обработки информации.

    Когнитивизм состоит из двух основных компонентов: методологического и теоретического. Методологически когнитивизм использует позитивистский подход и веру в то, что психологию можно (в принципе) полностью объяснить с помощью эксперимента, измерения и научного метода. Это также в значительной степени редукционистская цель, предполагающая, что отдельные компоненты психической функции («когнитивная архитектура») могут быть идентифицированы и осмысленно поняты. Второй — это вера в то, что познание состоит из дискретных внутренних психических состояний (представлений или символов), манипуляции с которыми можно описать в терминах правил или алгоритмов.

    Когнитивизм стал доминирующей силой в психологии в конце 20-го века, заменив бихевиоризм как наиболее популярную парадигму для понимания психических функций. Когнитивная психология — это не полное опровержение бихевиоризма, а скорее расширение, которое признает существование ментальных состояний. Это было связано с усилившейся критикой к концу 1950-х годов бихевиористских моделей. Например, Хомский утверждал, что язык не может быть приобретен исключительно посредством обусловливания и должен, по крайней мере, частично объясняться существованием внутренних психических состояний.

    Критика психологического когнитивизма [править | править источник]

    Когнитивизм подвергался различной критике.

    Феноменологи и философы-герменевтики критиковали позитивистский подход когнитивизма за сведение индивидуального значения к тому, что они воспринимают как измерения, лишенные всякого значения. Они утверждают, что, представляя переживания и психические функции как измерения, когнитивизм игнорирует контекст (ср. Контекстуализм) и, следовательно, значение этих измерений.Они считают, что именно этот личный смысл опыта, полученного в результате феномена, пережитого человеком (то, что Хайдеггер назвал существованием в мире ), является фундаментальным аспектом нашей психологии, который необходимо понять: поэтому они утверждают, что свободная от контекста психология — это терминологическое противоречие. Они также выступают за холизм: позитивистские методы не могут быть осмысленно использованы в отношении чего-то, что по своей сути не сводится к составным частям. С этой точки зрения Хуберт Дрейфус был наиболее заметным критиком когнитивизма.Гуманистическая психология в значительной степени опирается на эту философию, и практики были одними из самых критичных к когнитивизму.

    В 1990-е годы возникли различные новые теории, которые бросили вызов когнитивизму и идее о том, что мышление лучше всего можно описать как вычисление. Некоторые из этих новых подходов, на которые часто влияет феноменологическая и постмодернистская философия, включают ситуативное познание, распределенное познание, динамизм, воплощенное познание. Некоторые мыслители, работающие в области искусственной жизни (например, Родни Брукс), также создали некогнитивистские модели познания.

    Идея о том, что ментальные функции могут быть описаны как модели обработки информации, подвергалась критике со стороны философа Джона Сёрла и математика Роджера Пенроуза, которые утверждали, что вычисления имеют некоторые врожденные недостатки, которые не могут охватить основы психических процессов.

    • Пенроуз использует теорему Гёделя о неполноте (которая утверждает, что существуют математические истины, которые никогда не могут быть доказаны в достаточно сильной математической системе; любая достаточно сильная система аксиом также будет неполной) и проблему остановки Тьюринга (которая утверждает, что есть некоторые вещи которые по своей сути невычислимы) в качестве доказательства его позиции.
    • Сирл разработал два аргумента, первый (хорошо известный благодаря его мысленному эксперименту в Китайской комнате) — это аргумент «синтаксис не семантика»: программа — это просто синтаксис, понимание требует семантики, поэтому программы (отсюда и когнитивизм) не могут объяснить понимание. Второй, который он сейчас предпочитает, но менее известен, — это его аргумент «синтаксис — не физика»: ничто в мире по своей сути не является компьютерной программой, кроме той, которая применяется, описывается или интерпретируется наблюдателем, так что либо все может быть описано как компьютер и, упрощенно говоря, мозг могут, но тогда это не объясняет никаких конкретных психических процессов, или в мозгу нет ничего внутреннего, что делает его компьютером (программой) — оба пункта, как он утверждает, опровергают когнитивизм.

    Еще один аргумент против когнитивизма — проблема регресса Райла или ошибка гомункула. Когнитивисты выдвинули ряд аргументов, чтобы опровергнуть эти атаки.

    Специализированные вопросы, которые интересуют когнитивных психологов, включают внутренний механизм человеческого мышления и процессы познания. Когнитивные психологи попытались откопать реакцию на ментальные структуры, такие как то, что сохраняется и как это, конечно же, записывается в нашем мозгу, еще раз на ментальные процессы, касающиеся того, как осуществляется интеграция и поиск информации.Теоретические допущения в когнитивной психологии помогают обучающим системам разрабатывать эффективные стратегии обработки, позволяющие учащимся получить знания, например мнемонические устройства для уменьшения нагрузки на кратковременную память, репетиционные стратегии для сохранения информации, а также использование метафор и аналогий для соотнесения значения новой информации с предыдущими знаниями.

    • Косталл, А. и Стилл, А. (редакторы) (1987) Когнитивная психология в вопросе .Брайтон: Harvester Press Ltd. ISBN 0710810571
    • Серл, Дж. Р. Является ли мозг цифровым компьютером Адрес президента APA

    zh: 認知 主義

    Наука о том, как мы думаем

    Вы когда-нибудь задумывались, почему вы запоминаете определенные детали, даже не пытаясь, а другая важная информация так быстро ускользает от вас? Это лишь один из примеров вопросов, на которые может попытаться ответить кто-то, кто занимается когнитивной психологией.

    Что такое когнитивная психология?

    Когнитивная психология включает изучение внутренних психических процессов — всего, что происходит в вашем мозгу, включая восприятие, мышление, память, внимание, язык, решение проблем и обучение.Хотя это относительно молодой раздел психологии, он быстро превратился в одну из самых популярных областей психологии.

    У этого когнитивного исследования есть множество практических приложений, таких как помощь в преодолении нарушений памяти, повышение точности принятия решений, поиск способов помочь людям оправиться от черепно-мозговой травмы, лечение нарушений обучения и структурирование учебных программ для улучшения обучения.

    Изучение того, как люди думают и обрабатывают информацию, не только помогает исследователям глубже понять, как работает человеческий мозг, но и позволяет психологам разрабатывать новые способы помощи людям в решении психологических проблем.

    Например, признавая, что внимание является одновременно избирательным и ограниченным ресурсом, психологи могут находить решения, которые облегчают людям с проблемами внимания улучшить свое внимание и концентрацию.

    Результаты когнитивной психологии также улучшили наше понимание того, как люди формируют, хранят и вспоминают воспоминания. Зная больше о том, как работают эти процессы, психологи могут разработать новые способы помочь людям улучшить их память и бороться с потенциальными проблемами памяти.

    Например, психологи обнаружили, что, хотя ваша кратковременная память довольно коротка и ограничена (длится всего 20–30 секунд и может вместить от пяти до девяти элементов), стратегии репетиции могут повысить шансы передачи информации в долговременную. термическая память, которая намного стабильнее и долговечнее.

    Когда обращаться к когнитивному психологу

    В то время как многие когнитивные психологи специализируются на исследованиях и работают в университетах или государственных учреждениях, другие сосредоточены на клинической практике и работают напрямую с людьми, которые сталкиваются с проблемами, связанными с различными психическими процессами.Они могут работать в больницах, психиатрических клиниках или в частных клиниках.

    Психологи, работающие в этой области, часто сосредотачиваются на конкретной области интересов, такой как память, в то время как другие могут вместо этого работать непосредственно над конкретными проблемами здоровья, связанными с познанием, такими как дегенеративные расстройства мозга или травмы мозга.

    Причины обратиться к когнитивному психологу

    • Болезнь Альцгеймера, деменция или потеря памяти
    • Лечение травмы головного мозга
    • Когнитивная терапия при психологическом заболевании
    • Вмешательства при нарушениях обучаемости
    • Проблемы восприятия или сенсорных функций
    • Терапия при расстройстве речи или языка

    Работа когнитивных психологов важна для помощи людям, у которых возникли проблемы с психическими процессами. Хотя мы склонны воспринимать такие способности, как внимание и решение проблем, как должное, возможно, потому, что они так вплетены в ткань нашего повседневного существования, когнитивные нарушения могут создавать хаос во многих сферах жизни человека.

    Проблемы с вниманием могут затруднить сосредоточение внимания на работе или в школе. Даже относительно незначительные проблемы с памятью могут затруднить выполнение повседневных задач. Подумайте, например, о том, как негативное мышление может помешать вашему здоровью и счастью.

    Все мы время от времени испытываем эти негативные мысли, но некоторые люди могут оказаться подавленными пессимистическими моделями мышления, которые затрудняют повседневную жизнь. Эти размышления могут привести к повышению уровня стресса, пессимизму и саботажу и даже могут способствовать возникновению чувства усвоенной беспомощности.

    С помощью когнитивных психологов люди часто могут найти способы справиться и даже преодолеть такие трудности.

    Терапевтические методы лечения, основанные на когнитивных исследованиях, направлены на то, чтобы помочь людям изменить эти негативные модели мышления и заменить такие мысли более позитивными и реалистичными.

    Когнитивная психология психического здоровья

    В дополнение к нашему пониманию того, как работает человеческий разум, область когнитивной психологии также оказала влияние на подходы к психическому здоровью. До 1970-х годов многие подходы к психическому здоровью были больше ориентированы на психоаналитический, поведенческий и гуманистический подходы.

    Так называемая «когнитивная революция», произошедшая в этот период, сделала больший акцент на понимании того, как люди обрабатывают информацию и как модели мышления могут способствовать психологическому стрессу.Благодаря исследованиям в этой области, проведенным когнитивными психологами, были разработаны новые подходы к лечению депрессии, тревоги, фобий и других психологических расстройств.

    Когнитивно-поведенческая терапия и рациональная эмоциональная поведенческая терапия — это два метода, в которых клиенты и терапевты сосредотачиваются на основных когнитивных способностях, которые вызывают психологический стресс.

    Терапевты могут помочь клиентам выявить иррациональные убеждения и другие когнитивные искажения, которые противоречат реальности, а затем помочь им заменить такие мысли более реалистичными и здоровыми убеждениями.

    Если вы испытываете симптомы психологического расстройства, для которого полезно использовать когнитивные подходы, вы можете обратиться к психологу, имеющему специальную подготовку по этим методам когнитивного лечения.

    Эти профессионалы часто носят названия, отличные от когнитивных психологов, например, психиатр, клинический психолог или психолог-консультант, но многие из используемых ими стратегий уходят корнями в когнитивные традиции. Если вы не уверены в дисциплине или подходе практикующего, просто спросите его или ее.

    Влияние когнитивной психологии

    Как видите, область когнитивной психологии широка и разнообразна, но при этом затрагивает очень многие аспекты повседневной жизни.

    Исследования в области когнитивной психологии могут иногда казаться академическими и далекими от проблем, с которыми вы сталкиваетесь в повседневной жизни, но результаты таких научных исследований играют роль в том, как профессионалы подходят к лечению психических заболеваний, черепно-мозговых травм и дегенеративных заболеваний мозга. .

    Благодаря работе когнитивных психологов мы можем лучше определять способы измерения интеллектуальных способностей человека, разрабатывать новые стратегии для борьбы с проблемами памяти и расшифровывать работу человеческого мозга — все это в конечном итоге оказывает мощное влияние на то, как мы лечим когнитивные расстройства. .

    Когнитивная психология — это быстро развивающаяся область, которая продолжает расширять наше понимание многих влияний, которые психические процессы оказывают на наше здоровье и повседневную жизнь.

    От понимания того, как когнитивные процессы меняются в процессе развития ребенка до изучения того, как мозг преобразует сенсорные входные данные в восприятие, когнитивная психология помогла нам получить более глубокое и богатое понимание многих психических событий, которые способствуют нашему повседневному существованию и общему благополучию. существование.

    Слово Verywell

    Диагноз проблемы с мозгом или когнитивным здоровьем может пугать, а иногда и сбивать с толку, но важно помнить, что вы не одиноки.

    Работая со своим врачом, вы можете разработать эффективный план лечения, который поможет решить проблемы со здоровьем мозга и когнитивные проблемы. Ваше лечение может включать консультации с когнитивным психологом, который имеет опыт работы в конкретной проблемной области, с которой вы сталкиваетесь, или вас могут направить к другому специалисту в области психического здоровья, который имеет подготовку и опыт работы с вашим конкретным заболеванием.

    Возможно, вам будет полезно узнать как можно больше о своем первоначальном диагнозе и подумать о составлении списка вопросов, которые у вас есть перед следующим визитом к врачу, когнитивному психологу или специалисту в области психического здоровья.Это поможет вам почувствовать себя лучше подготовленным и готовым к следующим этапам лечения.

    Что это такое, что изучает, характеристики, история, принципы

    Психология

    Когнитивизм — это раздел психологии, изучающий перспективу когнитивизма и пытающийся понять познание . Когнитивизм, уходящий корнями в гештальт-психологию и работу Жана Пиаже , был очень важной частью психологии с 1960 года; эта теория контрастирует с бихевиоризмом, в котором психологи концентрируют свои исследования на поведении, которое можно наблюдать.Современные исследования связывают когнитивизм с идеей, что люди обрабатывают информацию точно так же, как компьютеры , следуя набору особых правил ; следовательно, это часто связано с исследованиями искусственного интеллекта . Кроме того, когнитивизм повлиял на education , поскольку исследования того, как люди учатся, пролили свет на то, как научить более более эффективно .

    Что такое когнитивизм?

    Когнитивизм — это раздел психологии , который изучает и фокусируется на различных психических процессах , в том числе на том, как люди воспринимают, думают, запоминают, учатся, решают проблемы и направляют свое внимание на один стимул подробнее чем другой.

    Что изучает когнитивизм?

    Когнитивизм отвечает за изучение познания , то есть различных психических процессов , которые связаны с знанием . Следовательно, мы можем сказать, что когнитивная психология , изучает механизмы , которые люди используют для получения знаний, и все шаги или методы, включенные в нее, с использованием органов чувств . Он стремится понять способ, которым люди понимают реальность , которая их окружает, из преобразования сенсорной информации .

    Характеристики когнитивизма

    Его основные характеристики:

    • Знание для когнитивизма — это функциональный .
    • Через него можно разработать план, и поставить цели , уменьшая негативные последствия.
    • Он фокусируется на умственных процессах обучения и на том, как они сохраняются в памяти.
    • Имеют научно-исследовательскую базу для выполнения научных работ.
    • Различные условия окружающей среды являются частью процесса обучения.
    • Объяснения, примеры и демонстрации образуют руководство для правильного обучения.
    • Знание должно быть осмысленным .
    • Студенту помогают организовать и связать новую информацию со знаниями, которые у него уже есть.
    • Субъект рассматривается как активный процессор информации посредством записи и организации информации.

    Фоны

    Первые исследования, в которых использовался когнитивный подход , были проведены в пятидесятых годах и представлены как теория , которая стремилась заменить теорию бихевиоризма . Все идеи этих мыслителей объединяли внимание, восприятие, память, интеллект, язык и мышление.

    История

    Первые подходы к этой теме возникли практически со времен Декарта , с его парадигмой « cogito ergo sum », что означает « Я думаю, следовательно, я существую », что, другими словами, объясняет нам, что мы должны сначала думать, чтобы существовать.Исторически эта теория находится между бихевиоризмом и конструктивизмом , предшественником которого она является. Его разработка проходила между 1950-ми и 1960-ми , с большим влиянием в 1970-х . Он уходит своими корнями в , Англия, , когда начались исследования восприятия, мысли, и когнитивные процессы, .

    Представители когнитивизма

    Их основными представителями были:

    • Жан Пиаже : сказал, что умственное развитие от рождения до взрослого возраста — это прогрессивный , переходящий от младшего к большему, и это определяет развитие интеллекта.
    • Джером Брунер : психолог и педагог из Соединенных Штатов, который разработал теорию обучения путем открытий, которая побуждала студентов приобретать знания самостоятельно.
    • Дэвид Осубель : Создатель значимого обучения , объяснил, что обучение — это включение новой информации в когнитивную структуру людей, облегчающую их обучение.
    • Роберт Ганье : создал восемь различных уровней обучения .
    • Говард Гарднер : Я считаю, что теория множественного интеллекта противоречит парадигме единого интеллекта. Он сказал, что у людей разный интеллект.

    Принципы

    Принципы когнитивизма следующие:

    • Он видит субъект как активный процессор стимулов, и эта обработка определяет наше поведение .
    • Обучение — это развитие навыков понимания реальности, которые будут генерировать соответствующую реакцию на различные контексты.
    • Он изучает наблюдаемое и ненаблюдаемое
    • Он исследует следующие процессы: память, восприятие, память, забывание, перенос и ассимиляцию. Значительное обучение достигается за счет ассимиляции .
    • Для развития когнитивных процессов когнитивизм позволяет учащимся осознавать свои собственные когнитивные процессы, позволяя им быть более независимыми и рефлексивными .
    • Он рассматривает человека как активного существа и строителя его собственных знаний.

    Взносы

    Его основной вклад был в образование , особенно в области обучение и обучение . Он смог внести свой вклад с помощью специальных и необходимых обучающих навыков, таких как память и рассуждение . Это также внесло свой вклад в попытки предсказать и контролировать поведение в эмпирических и экспериментальных манерах, планирование и организация , которые должны быть включены в учебный процесс, поиск различных подкреплений для достижения образовательных целей и оценка студентов по целям.

    Приложения

    В образование было очень важным, потому что преподаватели должны воспринимать ученика как активный обработчик информации , а не просто как получателя образования, при этом необходимо учитывать ряд аспектов, связанных с учеником. проверить способность же при выполнении мысленных операций.

    Важность когнитивизма

    Когнитивизм важен, потому что он учит нас наблюдать процессы разума, , чтобы получить знание .С его помощью мы можем наблюдать и изучать различные механизмы для достижения лучшего образования , что помогает разрабатывать планы и ставить цели, сводя к минимуму шансы испытать негативные последствия .

    Некоторые примеры

    Восьмимесячный ребенок, который с момента своего рождения приобрел знания об окружающей его среде, от узнавания голоса и лица своих родителей до звуков вокруг него, постепенно он научился различать формы, цвета, ароматы и звуки, которые он ассоциировал с различными объектами, людьми и ситуациями . Все это благодаря когнитивному развитию . Младенец не утратил своих старых знаний, когда получил новые, старые были ассимилированы, упорядочивая и уравновешивая новые, давая начало большей адаптации к своей среде.

    Автор Габриэла Брисеньо В.

    Вспоминая отца когнитивной психологии — Ассоциация психологических наук — APS

    Ульрик Нейссер

    Ульрик (Дик) Нейссер был «отцом когнитивной психологии» и сторонником экологических подходов к когнитивным исследованиям.Нейссер был блестящим синтезатором разнообразных мыслей и открытий. Он был элегантным, ясным и убедительным писателем. Нейссер также был неустанно творческим исследователем, постоянно стремившимся изобрести методы исследования важных вопросов. На протяжении всей своей карьеры Нейссер оставался защитником неудачников и непоколебимым революционером — его цель состояла в том, чтобы подтолкнуть психологию в правильном направлении. Кроме того, Дик всю жизнь был фанатом бейсбола, умелым наставником и хорошим другом.

    С публикацией «Когнитивной психологии» (1967) Нейссер объединил исследования, касающиеся восприятия, распознавания образов, внимания, решения проблем и запоминания.В своей обычной элегантной прозе он делал упор как на обработку информации, так и на конструктивную обработку. Нейссер всегда описывал когнитивную психологию как нападение на бихевиоризм. Ему не нравился бихевиоризм, потому что он считал бихевиористские предположения неправильными и потому, что эти предположения ограничивали то, что психологи могли изучать. В когнитивной психологии он не критиковал бихевиоризм открыто, а вместо этого представил убедительную альтернативу. Книга сразу имела успех. Исследователи, работающие над проблемами в разных областях, увидели единую теорию, которая связала свои исследования с этим подходом.Поскольку Нейссер первым объединил эти области, его часто называли «отцом когнитивной психологии». Однако, как поборник аутсайдеров и революционных подходов, Нейссер чувствовал себя неуютно в такой роли.

    Во многих смыслах когнитивная психология стала кульминацией академического пути Нейссера к этому моменту. Нейссер получил представление о теории информации благодаря общению с Джорджем Миллером из Гарварда и Массачусетского технологического института. Он получил свою первую степень в Свортморе, работая с гештальт-психологами Вольфгангом Колером и Гансом Валлахом.Он работал с Оливером Селфриджем над моделью параллельной обработки компьютерного распознавания образов Pandemonium, а затем продемонстрировал параллельно-визуальный поиск в серии творческих экспериментов. Хотя когнитивную психологию можно рассматривать как основополагающую книгу в этой области, ее также можно рассматривать как работу интеллектуально любопытного революционера, стремящегося найти правильный способ понять человеческую природу.

    Когда Нейссер переехал в Корнелл, он полюбил Джеймса Дж. И Элеонору Дж.Теория прямого восприятия Гибсона — идея о том, что информация в оптическом массиве напрямую определяет состояние мира без необходимости конструктивных процессов во время восприятия. Нейссер также разочаровался в теориях обработки информации, исследованиях времени реакции и упрощенных лабораторных исследованиях. В ответ на свои опасения Нейссер внес свой вклад в еще одну интеллектуальную революцию, став сторонником экологических когнитивных исследований. Он утверждал, что исследование должно быть направлено на изучение того, как люди воспринимают, думают и запоминают в задачах и средах, которые отражают ситуации реального мира.В своей работе «Познание и реальность» Нейссер интегрировал прямое восприятие Гибсона с конструктивными процессами познания в рамках своего цикла восприятия: информация, полученная посредством восприятия, активирует схемы, которые, в свою очередь, направляют внимание и действия, ведущие к поиску дополнительной информации.

    Ира Хайман и Ульрик Нейссер

    Основываясь на цикле восприятия, Нейссер и Роберт Беклен провели серию экспериментов по избирательному поиску (теперь называемому слепотой невнимания).В этих экспериментах люди смотрели наложенные друг на друга видео различных событий на одном экране. Когда они активно отслеживали одно событие, например, подсчитывая передачи баскетбольных мячей группой игроков, они пропускали неожиданные новые события, например, женщину с зонтиком, проходящую через сцену. Описывая генезис этих исследований, Нейссер сказал мне, что он пытался найти визуальный метод, аналогичный дихотическому изучению слушания, когда его вдохновило смотреть в окно в сумерках. Он понял, что может видеть мир за окном или избирательно фокусировать внимание на отражении комнаты в окне.В другом исследовании внимания Нейссер исследовал многозадачность с Элизабет Спелке и Уильямом Херстом. Они обнаружили, что люди могут научиться выполнять две сложные задачи одновременно, не переключая задачи или не делая одну задачу автоматической.

    Во время своего основного доклада на первой конференции по практическим аспектам памяти в 1978 году Нейссер применил экологический подход к исследованию человеческой памяти. Он утверждал, что «если X — интересный или социально важный аспект памяти, то психологи почти никогда не изучали X. В своем собственном исследовании экологической памяти Нейссер исправил это ограничение, изучив точку зрения на автобиографическую память, ошибки в воспоминаниях с фотовспышками, воспоминания Джона Дина Уотергейта, детскую амнезию, память на себя и роль языка в автобиографической памяти. Нейссер также редактировал «Наблюдаемую память», том, посвященный исследованиям экологической памяти. В конце 1980-х годов исследования экологической памяти в целом и аргументы Нейссера в частности подверглись критике. Я спросил его, сожалел ли он когда-нибудь о своем резком нападении на традиционные лабораторные исследования памяти.Он заявил, что был прав, когда сказал это, и что поле нуждалось в толчке. Нейссер всегда гордился тем, что, отстаивая идею исследования экологической памяти, он помог открыть поле для большего разнообразия методов исследования и вопросов.

    В 1983 году Нейссер переехал в Университет Эмори, основал проект Emory Cognition Project и стал поклонником Atlanta Braves. Он также продолжал продвигать экологически ориентированные исследования. Определение себя было проблемной областью, которая привлекала Нейссера как нуждающаяся как в перцептивном, так и в экологическом анализе.В своей статье 1988 года он заявил, что несколько типов информации способствуют пониманию человеком себя. Посредством своего перцептивного анализа он утверждал, что личность начинается с непосредственного восприятия физического местоположения, во многом так же, как объекты и события воспринимаются напрямую. На семинарах, конференциях и отредактированных сборниках Emory Cognition Project Нейссер возглавил возрождение когнитивного исследования себя.

    Neisser также применил экологический анализ в области интеллекта. Он начал с утверждения, что помимо академического интеллекта, психологи должны также изучать общий интеллект как навык в повседневной жизни.На протяжении всей своей карьеры он был обеспокоен расовыми различиями при тестировании IQ. Он редактировал книгу по этой проблеме в 1980-х и обратил внимание на это беспокойство, когда он возглавлял рабочую группу APA по спорам об IQ в 1990-х.

    За свою карьеру Нейссер был удостоен длинного списка наград и иногда оказывался в центре широких движений. Однако Нейссер всегда считал себя аутсайдером, который бросал вызов психологии, чтобы двигаться вперед. Он работал над созданием альтернативы бихевиоризму.Затем он попытался убедиться, что когнитивная психология занимается значимыми проблемами.

    Neisser бросил вызов не только области психологии, но и каждому человеку, с которым он работал. Он остается моим личным идеалом наставника для выпускников. Мои дискуссии и споры с Диком всегда приводили к более вдумчивым исследованиям и лучшему написанию. Я знал, что нахожусь на хорошем пути, когда он сказал «именно так» и перекинул галстук через плечо. Спор с Диком означал, что об этой идее стоит беспокоиться.Мои лучшие исследования, от ложных детских воспоминаний до невнимательной слепоты клоунов-моноциклов, были результатом споров с Диком или попыток быть более экологичным, чем Нейссер. Когда я в последний раз навещал Дика, он снова потребовал от меня оправдать мое текущее направление исследований. Поскольку у нас был продуктивный аргумент, я подозреваю, что мое текущее направление исследований принесет пользу. Конечно, мы также смотрели игру Atlanta Braves. Те из нас, кто знал Дика и работал с ним, потеряли человека, который сделал нас лучшими учеными.Нейссер был одним из последних когнитивных психологов, который действительно был общим психологом.

    — Ира Хайман, Университет Западного Вашингтона

    Жизнь Ульрика Нейссера: Щелкните, чтобы увидеть увеличенную шкалу времени.

    Карен Э. Адольф

    Нью-Йоркский университет

    Конец 80-х был для Эмори бурным временем. Благодаря подарку Фонда Вудраффа, кампус, в том числе стабильный факультет психологии, превратился в столпотворение нового строительства.Дик, профессор Вудраффа, был частью притока впечатляющих преподавателей, уволенных из школ Лиги плюща. Присутствие Дика вызвало новое чувство интеллектуального возбуждения. Идеи, впервые возникшие в его выступлениях по проекту Emory Cognition Project, получили широкое распространение в виде отчетов по проекту Cognition Project, а некоторые из них завершились конференциями, на которые съехались исследователи со всего мира. Именно в эту среду я попал, будучи аспирантом.

    За несколько месяцев до того, как я встретил Дика, мой парень, путешествующий по делам в Атланту, без предупреждения зашел в офис Дика, чтобы проверить его как моего потенциального советника по выпуску.Я был в ужасе. Тем не менее я узнал, что книги Дика сгруппированы по темам, его рабочий стол был безупречным, его юмор был ироничным, а его личный стиль — быстрым. Мой парень одобрил. На самом деле Дик оказался прекрасным наставником. Единственным его недостатком было то, что он любил рассказывать истории о том, как его проверял парень потенциального аспиранта.

    Ульрик Нейссер и Элеонора Гибсон

    Дик был в Англии в творческом отпуске во время моего первого года обучения в аспирантуре.Поэтому он пригласил Джеки Гибсона и Дэйва Ли приехать в Эмори, чтобы управлять своими учениками, пока его не было. Я хотел изучить восприятие младенцами возможностей. Однако при всей конструкции в отделении не было места для установки нового аппарата. По предложению Джеки мы превратили кабинет Дика в лабораторию по передвижению младенцев с приспособлениями для лазанья и скольжения в центре комнаты и спортивными ковриками на полу и стенах. К нашему удивлению, все малыши поднялись, но немногие спустились. После того, как Дик вернулся из Англии, операция была перенесена в соседнюю баптистскую церковь, где было место для регулируемых наклонных дорожек и защиты от строительных отбойных молотков.Родителям приходилось нести своих младенцев на три лестничных пролета мимо распятий и церковных ужинов, но с набором проблем не было. Исследования в церковной лаборатории привели к нескольким интересным выводам: для восприятия аффордансов требовалось несколько недель двигательного опыта, но обучение не переходило от ползания к ходьбе.

    Хотя эта работа выходила за рамки основных интересов Дика, он поддержал мои усилия. Настоящая проблема, как учил нас Дик, состоит в том, чтобы разработать экологически обоснованные, функционально значимые задачи, которые заставят исследователей открывать важные вопросы. Более того, комплексный подход, который исследует поведение в традиционно разрозненных областях, может заложить основу для общих теорий обучения и развития.
    Поддержка Дика вышла за рамки лаборатории. Он помогал с общим количеством машин и переездов, личными разрывами и встречами, поисками работы и решениями о карьере. Его ученики были частыми гостями в его доме для увлекательных игр в Pictionary и плавания в его бассейне. Но настоящей любовью Дика был бейсбол. Он приглашал своих студентов на «исследовательские прогулки» в игры с мячом, в которых они с Дэйвом Ли обсуждали оптический поток и время перехватывающих действий, в то время как те из нас, кто не знал «Храбрых» из «Соколов», жевали семечки и восхищенно слушали.

    Дик был эклектичным мыслителем, и его работа в то время, когда я его знал, включала аффордансное восприятие, естественную память, развитие личности и связи между восприятием и действием. Он также был прекрасным писателем и оратором и настаивал на том, чтобы его ученики приобрели четкие коммуникативные навыки. Одним из способов, которым он ввел в действие хорошее письмо, было «правило восьми букв». Он возвращал черновики студенческих работ с кружками вокруг всех длинных технических терминов. Однажды я попросил Дика оплатить рассылку информационного бюллетеня для родителей.Он согласился, но при одном условии: сначала я должен был заплатить ему пять центов за каждое слово длиной более восьми букв. Я быстро отредактировал информационный бюллетень, чтобы сделать его более читабельным. Вспоминая его сейчас с огромной нежностью и восхищением, мне стыдно сообщить, что, несмотря на разумное редактирование, это воспоминание обошлось бы мне в 4,20 доллара.

    Алан Баддели

    Йоркский университет

    Как и многие люди, я впервые познакомился с Диком через его классический текст «Когнитивная психология».Он представил прекрасно ясный отчет о захватывающей работе 1960-х годов в рамках недавно разработанной парадигмы обработки информации и действительно назвал эту область. Впервые я познакомился с Диком лично на двух конференциях по практическим аспектам памяти в Южном Уэльсе, и к тому времени он уже разочаровался в ограниченном способе развития этой области. Я помню первую встречу, посвященную пленарному выступлению Дика, которая произвела желаемый эффект, всколыхнув поле памяти, и вторую встречу, посвященную очень приятному дню, который мы провели в «Голове червя», которая не является пабом.Это красивый пляж и мыс, названный в честь слова викингов, обозначающего дракон (вурм).

    Мое второе воспоминание менее спокойное. В 1986 году меня пригласили на симпозиум памяти в колледже Уильямс в Массачусетсе. Ораторы должны были остановиться в довольно большом доме, построенном, как мне кажется, Рокфеллерами как «коттедж». Обратной стороной было то, что колонок было больше, чем комнат, поэтому некоторым из нас пришлось бы делить. В надежде заполучить одну из одноместных комнат, я объяснил, что я отъявленный храпун. Плохая новость заключалась в том, что я должен был поделиться, но хорошая новость заключалась в том, что это было с Диком, что превратилось в плохую новость, когда я обнаружил, что он был на лигу выше меня по храпящим кольям.Учитывая сочетание смены часовых поясов и недосыпания, на следующее утро я чуть не заснул во время разговора.

    Наконец, я хотел бы поделиться историей о Дике как о прекрасном хозяине. Меня пригласили в Корнелл, где за мной великолепно ухаживали, пили и обедали. У меня было незабываемое утро с Джимми и Джеки Гибсон, а вечером меня отвели на великолепную фолк-сессию, которую проводили два аспиранта. Я до сих пор слушаю их виниловые пластинки и, как я понимаю, они все еще поют. На следующее утро Дик должен был забрать меня и отвезти в аэропорт.Время шло, и я все больше беспокоился, когда прибыл Дик, затаив дыхание, объясняя, что его остановили за превышение скорости. Как, черт возьми, мы собирались сделать самолет? «Не волнуйтесь, — сказал он. «Я пойду обратной дорогой. Там не будет никаких полицейских ». Он промчался по закоулкам Итаки, как водитель на ралли Монте-Карло, и прибыл в аэропорт как раз в тот момент, когда они собирались отъехать от трапа самолета. Я сделал это и, полностью взволнованный всем этим, когда мы начали рулить, я вскочил на ноги, бросился к окну и помахал рукой, но встревоженная стюардесса схватила меня и оттолкнула меня на сиденье.

    Дик был уникальным человеком, задумчивым бунтарем, прекрасным коммуникатором и хорошим другом.

    Уильям Ф. Брюэр

    Университет штата Иллинойс в Урбана-Шампейн

    У меня много прекрасных воспоминаний о Дике Нейссере. В 1980-х и начале 1990-х Дик усыновил меня в семью Эмори. Когда в Эмори происходило что-то, что, по мнению Дика, могло показаться мне интересным, он звонил мне и спрашивал: «Почему бы тебе не спуститься?» Поэтому я часто летал в Атланту, чтобы погрузиться в теплую атмосферу проекта Emory Cognition Project.

    В 1981 году Дика пригласили в Урбану для выступления перед неспециализированной аудиторией. Он воспользовался случаем, чтобы резко критиковать некоторые из крупных интеллектуальных течений в истории психологии. Он опустошил бихевиоризм, психоанализ и психологию обработки информации. Когда я выходил из лекционного зала, ко мне подошел известный физик и сказал, что он не очень разбирается в психологии, но ему нравится наблюдать за работой такого тонкого ума. Я сказал ему: «Вы не понимаете, что этот человек — один из основоположников психологии обработки информации.У физика буквально отвисла челюсть.

    Несколько лет спустя Дэвид Рубин с трудом уговорил нас с Диком представить главы для книги Дэвида 1986 года «Автобиографические воспоминания». Чтобы оказать на нас давление, он сказал каждому из нас, что мы в одиночку держим книгу. Спустя много месяцев я наконец сдался и отправил свою главу Дэвиду (который прилетел в Эмори и беспокоил Дика, пока он не завершил свою главу). Когда мы узнали о маленькой белой лжи Дэвида, Дик высмеял меня за то, что я уступил первым.Через несколько месяцев Дик позвонил мне и предложил написать главу о том, что превратилось в «Вспоминая пересмотренное». Учитывая недавние события, я спросил его, действительно ли он знает, что делает. Он сказал, что да. Он умел играть множество ролей и планировал стать крутым редактором. Он был, хотя я думаю, что моя глава была сдана последней.

    Дик обладал тонкой способностью замечать важные идеи. Летом 1988 года Дик пригласил Джеффа Хинтона в Эмори, чтобы провести недельный семинар по коннекционизму.Был интеллектуальный фейерверк. Дик был впечатлен естественным способом, которым коннекционизм может справляться с удовлетворением множественных ограничений. Однако последние строки моих заметок о семинаре отражают его размышления о том, что это были глубокие и творческие идеи, но почему они не заставили его пойти и провести новый эксперимент?

    Дик физически не присутствовал во время одного из моих любимых воспоминаний о нем. Где-то в конце 1970-х я впервые прочитал его важную статью «Память: каковы важные вопросы?» Он упивался своей ролью иконоборца и переносил исследования памяти из империи Эббингауз в дровяной сарай.Он так хорошо проводил время, что я начал громко смеяться — так громко, что Эд Лихтенштейн, у которого был офис через коридор, просунул голову в дверь моего кабинета и спросил, что происходит.

    Воспоминания живут.

    Стивен Дж. Сеси

    Корнельский университет

    Дик Нейссер был иконой в психологии. Поскольку его вклад хорошо известен, я хочу сосредоточить внимание на том влиянии, которое он оказал на своих коллег.

    Как новый доцент, я подготовил грант с ограничением бюджета в 20 000 долларов.Я попросил Дика прочитать это. Позже он вернул его с удивительным изменением: он добавил два нуля в бюджет — увеличив его с 20 000 до 2 миллионов долларов! Он сказал, что получить крупные гранты не сложнее, чем мелкие, и я должен запросить финансирование для многих идей, которые я обсуждал, но не предлагал заниматься. Это был типичный Дик: он всегда подталкивал своих коллег ставить более высокие цели и ставить перед ними более амбициозные цели. В итоге я отправил грант с бюджетом, который был на порядок выше первоначального.Мне был вручен этот грант, и я до сих пор благодарю Дика за то, что он побуждал меня стремиться выше и идти на интеллектуальный риск. Этот совет повторился два года спустя, когда я подал заявку на получение гранта на развитие научной карьеры. Опять же, Дик призвал меня рискнуть и более открыто аргументировать мои теоретические утверждения. Я не могу доказать, что получение этой награды было результатом поддержки Дика, но я всегда считал, что это так.

    Дик был не только мудрым и щедрым наставником, но и умел стратегически.Я собирался повторно подать статью, написанную мной в соавторстве с Ури Бронфенбреннером. Ури был подавляющим интеллектом. Но из-за разницы в возрасте и статусе я обычно доверял ему. В нашей статье мы описали пару экспериментов по временной калибровке детей во время выполнения заданий как женского (выпечка кексов), так и мужского (зарядка мотоциклетного аккумулятора). Ури чувствовал, что методологические и статистические детали черновика мешают читателю, поэтому он удалил их все. Да все это! На его место он вставил множество замечательных повествовательных приемов (например,g., заменив заголовок РЕЗУЛЬТАТЫ на «Дивный новый мир: за пределами дома и лаборатории»), но он удалил статистику, за исключением сноски. Когда мы получили обзоры от Детского развития, обозреватели, конечно же, сетовали на недостающие статистические данные и методологические детали. Короче говоря, я отредактировал бумагу, заново вставив эти детали, и когда я вернул ее Ури, он снова удалил их. Именно тогда появилась дальняя досягаемость Дика. Когда я отправил ему эту версию, он прислал мне неприятную записку, в которой говорилось, что это был «претенциозный эксперимент с печеньем», который выдвигал раздутые заявления.Я был очень удручен. Хотя я знал, что написание требует доработки, я думал, что выводы важны. Несколько дней спустя мой коллега попросил у меня копию «печенья», объяснив, что Дик ему это бредил! Он сказал, что Дик сказал ему, что послал мне жалобную записку, потому что он предполагал, что мне нужны боеприпасы, чтобы Ури позволил мне переписать ее. Он был прав. Когда я поделился этой записью с Ури, он согласился переформатировать статью в традиционный экспериментальный формат, как и планировал Дик.

    В течение 32 лет, когда я знал Дика, я сидел с ним в комитетах, публиковался вместе с ним и иногда общался с ним.Он никогда не переставал удивлять меня. У него была собственная точка зрения. Однажды я сказал ему, что подражаю его аналитическим уловкам. Он улыбнулся и сказал, что редакторы и рецензенты «поняли» его уловки. Действительно уловки!

    Джеймс Каттинг

    Корнельский университет

    Я прибыл в Итаку в 1980 году, и Дик Нейссер все еще чувствовал укол в целом негативного восприятия своей второй книги «Познание и реальность» (1976). Он проводил еженедельный семинар для преподавателей и аспирантов «Познавательный ланч», который я позже унаследовал, немного изменил, и вот уже более 25 лет.При Дике семинар затронул широкий круг тем. Он размышлял о своем следующем недооцененном месте, «баловался» выборочным взглядом, разделением внимания, пробелами в школьных достижениях черно-белых и памятью Джона Дина. На этих семинарах никогда не возникало сомнений, кто самый умный человек в комнате. Остальные из нас говорили — и мы действительно чувствовали себя обязанными говорить — с некоторым трепетом, будучи полностью уверенными в том, что всему, что мы могли бы сказать, можно легко и жестоко опровергнуть. Это был обескураживающий, но впечатляющий опыт.А потом Дик внезапно ушел к Эмори.

    Тогда интеллектуальная жизнь в Корнелле приобрела некоторую тусклую нормальность. Когда Дик вернулся 15 лет спустя, он был другим человеком. В интеллектуальном плане он не упустил ни шагу, но теперь стал приветливым, общительным и игривым, что было неузнаваемо раньше. Я благодарю Эмори и его людей за его преобразование, потому что именно тогда Дик стал близким другом.

    Нас сблизила не только психологическая наука; это были неожиданные события жизни.Внезапно моя первая жена умерла от рассеянного склероза, и жена Дика Арден стала ее ближайшим другом. Арден, не менее откровенный, чем Дик, отказывался говорить утешения и любезности. Моя жена была очарована. Она умерла, а потом внезапно умерла Арден. Мы с Диком остались без денег. Каждые две недели мы ужинали вместе в индийском ресторане, купая отчаяние в самой горячей еде, которую только могли найти, как будто чтобы проверить, живы ли мы. За этими приемами пищи мы с Диком искали смысл, находили утешение в мелких повседневных делах и разговаривали друг с другом с такой глубиной чувств и понимания, которую я никогда не мог воспроизвести.Мы также много смеялись, и именно смех помог нам пережить те мрачные времена. Помимо того, что Дик был одним из важнейших психологов нашего времени, он был непревзойденным рассказчиком и хорошим человеком.

    Робин Фивуш

    Университет Эмори

    Я помню день, когда встретил Дика Нейссера. Я приехал в Эмори на собеседование в качестве молодого наивного психолога, изучающего развитие памяти, в трепете перед человеком, написавшим книгу, которая определила мое отношение к памяти.Я был одновременно взволнован и напуган. В тот первый день я встретился с несколькими людьми и провел несколько стимулирующих бесед. Я надеялся, что эти замечательные люди станут моими коллегами. В конце дня я выступил с докладом о своей работе, сосредоточившись на своих исследованиях в то время по разработке обобщенных репрезентаций событий (сценариев), и, измученный, возвращался в отель перед ужином. Но Дик схватил меня в холле, прежде чем я успел уйти, и проводил в свой кабинет. С типично взлохмаченными волосами и перекинутым через плечо галстуком он бросил мне вызов: «Сценарии? Что такое скрипты и где они в голове? » Я ответил, как мог, и Дик задавал вопрос за вопросом.В течение часа я чувствовал себя так, как будто я был на карусели, возбужденный, но головокружительный от того уровня интеллектуальной активности, которого он требовал. Я вышла из его офиса ошеломленная, с большим количеством идей, чем я могла справиться, гудеть в моей голове. Но, думаю, я все сделал правильно, потому что получил работу.

    С годами Дик стал моим наставником, коллегой и другом. Он никогда не переставал быть самым требовательным интеллектуальным партнером, с которым я когда-либо сталкивался, но при этом оказывал невероятную поддержку, как профессионально, так и лично.Дик основал проект Emory Cognition Project в Эмори, и на протяжении многих лет, когда мы пересекались (1984-1996), мне посчастливилось быть частью удивительного интеллектуального климата, который он создавал посредством семинаров и симпозиумов по различным темам, от концепций и памяти до самопонимания. . Семестровые семинары посещали преподаватели и аспиранты, которые обсуждали текущие противоречия, и каждый из них завершился конференцией, на которой присутствовали известные ученые в этой области. Эти семинары и конференции коренным образом изменили мое представление о формах и функциях автобиографической памяти.Конечно, как я узнал от Дика, это моя память (или моя память), и она может быть точной в деталях, а может и нет. Но смысл правильный, потому что память — это пребывание в мире и связь с другими.

    Мои воспоминания о Дике Нейссере остаются одними из самых значимых воспоминаний, которые у меня есть, и они составляют основу того, кем я являюсь как ученый и как личность. Интеллектуальное пламя Дика никогда не угаснет. Его наследие будет служить источником вдохновения для области, которую он назвал и сформировал, и мне посчастливилось быть одним из многих людей, чью жизнь он коснулся.Я всегда буду помнить Дика Нейссера.

    Уильям Херст

    Новая школа

    Когда я думаю о Дике, на ум приходят три вещи. Во-первых, его интеллектуальная честность. Это позволило ему подвести итоги своей ранней работы и сделать крутой поворот в середине своей карьеры. В начале своей карьеры он находился на передовой в успешной битве за то, чтобы отвергнуть точку зрения, согласно которой психологическая наука должна быть узко сфокусирована на непредвиденных ситуациях, связанных с реакцией и стимулом. Наряду с другими он видел задачу, стоящую перед психологами, особенно новыми когнитивными психологами, как сосредоточенную на изучении психической жизни, особенно психических процессов, опосредующих стимул и реакцию.Как заявил Дик в своей классической книге «Когнитивная психология», ученым-психологам необходимо отслеживать поток информации от точечных стимулов, воздействующих на сенсориум, до точки, в которой проявляется поведение.

    В середине карьеры, однако, Дик изучил прогресс, достигнутый в той области, в которой он участвовал, и обнаружил, что этого недостаточно. Под влиянием своих близких отношений с Гибсонами Дик беспокоился, что когнитивная психология отрывается от реальности, от того самого явления, которое, как он надеялся, будет изучено.В своей работе «Познание и реальность» он предложил когнитивным психологам перенаправить свои интересы и более внимательно изучить мир, в котором происходит познание. Его драматическая речь на Первой Международной конференции по практическим аспектам памяти отразила эту озабоченность и представила довольно мрачный взгляд на исследовательские усилия того времени.

    Пребывание в Корнелле, когда Дик переходил от «жесткого», «основного» когнитивного психолога к бунтовщику без причины, было захватывающим опытом, который оказал огромное влияние на мое мышление.Несколько лет назад, за бокалом напитка с коллегой, я выступал против эпидемии и непреклонного влияния Эббингауза на исследования памяти. Моя коллега ответила тем, что, по ее мнению, было просто возражением, обвинив меня в том, что я «сын Нейссера». Меня нельзя было больше похвалить, поскольку, по крайней мере, для меня, Дик был прав, желая изучать познание таким образом, чтобы охватить мир, а не пытаться контролировать его сложность.

    Дику удалось убедить очень многих изучать сознание по-новому, не один раз, а дважды, потому что — и вот моя вторая мысль о Дике — он обладал замечательной способностью формулировать свои позиции с проницательной ясностью.Мне всегда казалось, что Дик изначально интересовался компьютерным моделированием, потому что его ум был очень похож на компьютер. Он излагал свои идеи тщательно и точно, подробно и логично, излагая свои позиции таким образом, чтобы это заставляло других обращать на это внимание.

    И, наконец, как известно любому «Сыну Нейссера», компьютерная аналогия имеет свои ограничения, особенно применительно к кому-то вроде Дика. Сила аргументов Дика основывалась не только на их ясности, но и на человечности в языке Дика и его мышлении.Он никогда не уходил далеко от предмета изучения — занятого человека, стремящегося «приложить усилия к смыслу». Он хотел наполнить все, о чем он писал, уважением к человечности. Это желание побудило Дика заняться темами, которых избегали первые когнитивные психологи, например, самостью. Это также побудило его рассмотреть такие политически значимые темы, как связь между расой и интеллектом и природа восстановленных воспоминаний.

    Вспоминая влияние Дика на меня и на область психологической науки, я восхищаюсь его способностью решать сложные проблемы с поразительной честностью, четкостью, строгостью и энтузиазмом.Нам будет очень не хватать редкого сочетания таланта и заботы Дика в его работе и в качестве коллеги и друга. Это не должно восприниматься как должное, когда интеллектуальная дисциплина может похвастаться таким сильным, подлинным и нужным голосом.

    Виорика Мариан

    Северо-Западный университет

    Мне было 18 лет, и я жил на Аляске, когда впервые встретился с Ульриком Нейссером. Я только что прочитал его статью, и она произвела на меня такое впечатление, что я позвонил ему.(Это было до повсеместного распространения электронной почты и Интернета). Я не знала, кто он такой. Фактически, я позвонил ему, потому что предположил, что, поскольку он был вторым автором, он был студентом или научным сотрудником, а первый автор был профессором. Оказалось, что верно и обратное — характерная черта интеллектуальной щедрости Дика к своим ученикам. У нас был самый замечательный телефонный разговор. Год спустя, когда я слушал курс истории и теории психологии, я перевернул страницу в учебнике и увидел большую фотографию Ульрика Нейссера.Его называли отцом когнитивной психологии, и значительный раздел был посвящен его книге 1967 года и когнитивной революции. Представьте мой шок. Вскоре после этого я стал последним аспирантом Дика сначала в Эмори, а затем в Корнелле.

    Виорика Мариан и Ульрик Нейссер

    В то время в Эмори Дик особенно интересовался собой и интеллектом. Он редактировал серию книг о себе и возглавлял рабочую группу APA по IQ и его детерминантам.В 1996 году Дик переехал в Корнелл, и я тоже. Кафедра психологии в Корнелле была местом большой синергии между преподавателями и студентами. Я все еще нахожу заметки и комментарии Дика на разных страницах, когда просматриваю свои файлы. Я многому научился у него — он повлиял на мои исследования, на то, как я думаю, на то, как я пишу, и на решения, которые я принимаю в отношении ведения лаборатории. Я провожу своих аспирантов на обед, чтобы отметить особое событие, как это сделал он.

    У меня много теплых воспоминаний о Дике. Один из моих любимых — гребля с ним на каноэ по озеру Каюга во время посещения их дома.Он только что купил новое каноэ и был счастлив взять его на воду. Я помню, как он греб, расслабленный и улыбающийся, в прекрасный солнечный день. Конечно, Дик был гениальным человеком. Но он также был забавным, остроумным, прямым, быстрым и любопытным во многих вещах. Он был силой природы. Разговор с ним расширил ваши взгляды как в ширину, так и в глубину. Он — самая выдающаяся фигура в моей жизни, прежде всего в учебе и интеллекту, но также и в личных вехах — он был там на моем выпускном, произнес тост на моей свадьбе и отпраздновал мою первую должность на факультете.Я закончил учебу, когда Дику было 72 года, и виделся с ним четыре раза после этого — дважды во время моих визитов в Итаку, один раз на конференции и один раз, когда он и Сэнди Кондри навещали меня в Эванстоне. Тогда он уже был болен, но лекарство успешно купировало его симптомы.

    Я безмерно благодарен за то, что Дик был советником и наставником. Надеюсь, он знал, как много значит для меня. Я помню, как Дик рассказывал о своих советниках и современниках — С.С.Стивенсе, Джордже Миллере, Дж.Дж. и Элеонора Гибсон. Итак, что я сделаю, так это выведу своих аспирантов выпить и расскажу им о Дике.Я буду скучать по нему.

    Дэвид К. Рубин

    Duke University

    Дик Нейссер оказал глубокое влияние на меня лично и на мою карьеру. Я никогда не был его учеником, но, как и многие представители моего поколения, я стал частью новой области, которая была определена его книгой 1967 года «Когнитивная психология». Я читал и перечитывал его и посещал аспирантуру, где это был текст. Это было идеальное сочетание эмпирической поддержки, компьютерных моделей и широких идей. Затем, на протяжении десятилетий, я вел курс для студентов с множеством учебников, в которых использовались его термины и концепции, и я следовал его плану глава за главой.Только недавно, когда я прочитал его автобиографическую главу, я понял, как его личная интеллектуальная история повлияла на эту область.

    Моя работа всегда включала попытки тщательных научных поведенческих и нейронных исследований, чтобы понять явления реального мира: память для прозы, устные традиции, автобиографическую память и посттравматическое стрессовое расстройство. Я выиграл, когда, «подталкивая» примером и «подталкивая» теоретическими аргументами, Дик попытался расширить теоретические вопросы своей лабораторной области до более широких наблюдений и явлений, чем это позволяла лаборатория.Внезапно я больше не бродил по лесу один, пытаясь объясниться с коллегами и защититься от рецензентов; Я был частью нового движения, которое меняло то, как будут публиковаться журналы. Без Дика и других, многие из которых участвовали в встречах раз в два года и редактировали тома для проекта «Познание Эмори» и его отредактированного сборника «Наблюдаемая память», это было бы труднее и менее продуктивно.

    Если говорить более конкретно, то Дик был одновременно одним из моих величайших сторонников и самых резких критиков.Привязанность не препятствовала интеллектуальной атаке и не мешала Дику. Когда он попросил меня участвовать в дискуссии на его презентации отредактированной книги Emory Cognition, он сказал мне «пойти на убийство». Я сделал это, используя гибсоновский аргумент, который он поддерживал против него. Я начал обсуждение с того, что сказал, что Дик некомпетентен, чтобы изложить свою точку зрения. Ира Хайман сообщила, что аспиранты в задней части зала ахнули. Только позже, в конце беседы, я объяснил, что все мы были некомпетентны, учитывая взгляд Гибсона на нашу эволюционную историю.Дику это понравилось, и особенно та часть, в которой я противопоставил его тезису его собственные идеи. Он попросил включить письменную версию в качестве главы. Другой редактор тома, Джин Виноград, настоятельно предположил, что мой комментарий мог быть разумным в своем устном контексте, но его необходимо удалить из письменной главы, которую я представил. Я не уверен, что Дик согласился бы с редактированием. Но если бы он был жив, он мог бы попытаться найти записи конференции, чтобы показать, что моя память была такой же неправильной и саморекламной, как и память Джона Дина.

    Дик также был одним из самых умных, открытых, отзывчивых и добрых людей, которых я знал. Я благодарен, что общался со мной. По нему будут скучать больше, чем он мог бы себе представить.

    Дэниэл Дж. Саймонс

    Университет штата Иллинойс в Урбана-Шампейн

    Кажется, что каждое новое направление исследований, которое я разрабатываю, можно проследить, по крайней мере частично, на то, что Ульрик Нейссер коснулся первым. Он был одним из моих интеллектуальных кумиров.Его новаторская и оригинальная работа по избирательному поиску в 1970-х годах вдохновила мои более поздние исследования слепоты невнимания, а его проницательные вопросы и убедительные предсказания помогли мотивировать исследования слепоты к изменениям в реальном мире, которые мы с Дэном Левином провели в середине 1990-х.

    Я впервые встретил Дика, когда был студентом. Он приехал выступать в соседнем колледже, и наш класс когнитивной психологии совершил экскурсию, чтобы послушать его. Хотя я не думаю, что тогда осознавал это, этот разговор пробудил во мне интерес к экологическим подходам к познанию.Я пошел домой и прочитал «Познание и реальность», одну из величайших книг в нашей области, и к которой я регулярно возвращаюсь — я советую всем своим студентам прочитать ее.

    В следующий раз я встретил Дика на собрании Психономического общества во время моего первого года обучения в аспирантуре. Я обнаружил, что посещаю все те же сеансы, что и он, что для меня было знаком того, что я был на «правильных» сеансах. Там я стал свидетелем его способности разбирать запутанную идею с помощью ряда сложных вопросов, с которой мне пришлось столкнуться несколько лет спустя, когда Дик вернулся в Корнелл.В течение последнего года моей дипломной карьеры я имел честь лично познакомиться с Диком и испытать его проницательный интеллект на собственном опыте. Когда Дик только что сказал вам, что ваша идея «интересна», вы могли быть уверены, что это не так. Вы знали, что сказали что-то стоящее, только когда он с вами спорил.

    Одной из черт, которые мне больше всего нравились в Дике, была его способность делать сильные, теоретически мотивированные, проверяемые прогнозы, не принимая их на свой счет, в тех редких случаях, когда данные доказывали его неправоту.До того, как Дик прибыл в Корнелл, мы с Дэном Левином изучали слепоту к изменениям, неспособность замечать большие изменения в сценах. В нашей работе использовались фотографии и фильмы, но когда Дик прибыл и увидел наши результаты, он усомнился в их экологической ценности. Он утверждал, что видео — это опосредованный, пассивный опыт, а не прямой, и предсказал, что слепота к изменениям не будет происходить в такой же степени в реальном мире. Одним из моих самых больших достижений стало то, что мы с Дэном смогли доказать, что он неправ!

    На мои собственные исследования и мышление оказал неизгладимое влияние Нейссер и его работа, и я буду скучать по нему как по интеллектуальному вдохновителю, коллеге и другу.Меня утешает то, что моя собственная работа основана на идеях интеллектуального гиганта.

    Евгений Виноград

    Колледж Эмори

    У нас с Диком были соседние офисы в Эмори. У меня есть три вспышки воспоминания о том, как он вошел в мой офис с важными новостями. Первый раз это было летом 1991 года. Дик сказал, что мы должны купить абонементы на «Браво». Была особая сделка: если бы мы купили абонементы на следующий год, мы получили бы первый выбор для посезонных абонементов на этот год.Сначала я отказался, но Дик был убедителен. Мы нашли еще двух фанатов факультета и никогда не оглядывались назад. Наш билетный синдикат просуществовал 17 лет, даже когда Дик вернулся на Итаку.

    Мое второе воспоминание о вспышке связано с землетрясением в Сан-Франциско или Лома-Приета. Возможно, вы вспомнили, что слышали эту новость, пытаясь посмотреть игру World Series, которая проходила в Сан-Франциско, и узнали, что там произошло землетрясение. Поскольку моя дочь была в отпуске в Сан-Франциско в то время, я беспокоился о ее благополучии и никогда не думал о воспоминаниях о вспышках.Но когда на следующее утро я пришел в свой офис, Дик ждал меня, явно взволнованный. «Мы должны немедленно приступить к работе, Джин, — сказал он. За 24 часа мы подготовили анкеты, выстроили в ряд два больших раздела «Психологии 101» в качестве информаторов и связались с коллегами из Беркли и Санта-Крус. Там мы смогли набрать информаторов, которые, что наиболее важно, непосредственно пережили землетрясение. И мы пошли искать новые воспоминания о вспышках. В то время как более ранние исследования памяти Дика с помощью фотовспышек показали удивительное количество случаев забвения, информаторы из Калифорнии, которые непосредственно пережили землетрясение, спустя год почти не забывали.

    Мое третье воспоминание о вспышке с участием Дика менее счастливо. Он зашел в мой офис, чтобы сказать мне, что покидает Эмори и возвращается в Итаку. Он сказал, что это то, чего хотел Арден, и у него не было серьезных возражений. Я не мог его отговорить.

    Тринадцать лет, которые Дик проработал профессором Вудраффа в Эмори, были захватывающими для всех, кто интересовался когнитивной психологией. Дик организовывал множество конференций, почти все из которых заканчивались книгами. А вокруг всегда были интересные посетители, то ли для конференций, то ли просто для того, чтобы провести время с Диком.Элеонора Гибсон была частым гостем. Это было стимулирующее время, особенно для аспирантов. От профессоров Вудраффа вообще не требовалось преподавать, но Дик хотел. Он регулярно вел курсы по разведке для студентов, а также на семинарах для выпускников. Стулья Вудраффа не обязательно должны были участвовать в делах департаментов, но Дик был активным гражданином департамента. Он регулярно засыпал на заседаниях ведомства, а также во время переговоров. И все же он обладал сверхъестественной способностью открывать глаза через непредсказуемые промежутки времени, ловя неосторожных людей своим проницательным наблюдением.

    Что больше всего поразило меня в Дике, когда я познакомился с ним, помимо его блестящего интеллекта, так это его безграничная энергия. Худощавый и аккуратный, он походил на пружину и был вечно молод. Я особенно восхищался тем фактом, что, насколько мне известно, он никогда не тренировался. Он был отличным коллегой, учителем и другом, а также неизменным наставником для аспирантов и младших преподавателей. Его вклад в Эмори был огромен и продолжает жить. Мы все еще скучаем по нему.


    теории обучения — упражнение для начинающих



    Исследование когнитивизма: психология знания и Стратегии


    Создано на основе выдержек из курса Педагогическая психология преподает докторЛоуренс Томей, Duquesne University и Applied Педагогическая психология в классе , текст Майрона Х. Дембо, Университет Южной Калифорнии. С разрешения и авторских прав зарезервированный.
    Проблемы с когнитивностью в классе

    Теоретики когнитивного обучения сосредотачиваются на активных попытках человеческого разума разобраться в мире.Как мы думаем о ситуациях — вместе с нашими убеждениями, ожиданиями и чувствами — влияют на то, что и как мы учим. Когнитивисты рассматривают знания как результат обучения и сила знаний как движущий элемент обучения. В Метафора «возрастная стадия» и модель обработки информации представляют два лучших дескриптора когнитивной школы. Во многом эта школа педагогической психологии является не только наиболее распространенным, но и также наиболее широко объясняется, как происходит обучение.Однако есть некоторые критические замечания в адрес популярного психолога.

    • Как учащиеся переходят на новый этап? Одно ограничение Теоретики «возрастной стадии», такие как Пиаже и Эриксон, утверждают, что они не объяснить, как люди переходят на следующий этап познавательной или моральной разработка. Связаны ли стадии с изменениями созревания? Здесь необходимые навыки, которые необходимо сначала освоить?
    • Есть ли социальное влияние на обучение? Самый серьезный критика теории Пиаже, в частности, заключается в ее непризнании социального контекста, в котором происходит обучение.Многие из его экспериментов произошло во Франции с французскими детьми. Попытки повторить эти процедуры в Соединенных Штатах дали совершенно разные результаты. За пример, в то время как стадии когнитивного развития оставались неизменными в их номинальном порядке они варьировались в зависимости от возраста предметы. Более свежие и местные эксперименты показали формальные операции (абстрактное мышление) возникло раньше, чем у Пиаже. Социальное влияния действительно влияют на обучение — когнитивная психология должна учитывать эти элементы тоже.


    Вернуться к Primer Домашняя страница


    Создано и поддерживается доктором Лоуренсом Томей
    Авторские права © 2004
    Пересмотрено 20.10.2004
    .

    Добавить комментарий