Логика в жизни женщин: Женская логика — есть ли она? — Наталья Толстая — Zoom — Эхо Москвы, 11.03.2010

Содержание

Женская логика — есть ли она? — Наталья Толстая — Zoom — Эхо Москвы, 11.03.2010

Т.РОДНЯНСКАЯ: Добрый вечер всем. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Zoom». Меня зовут Таня Роднянская. Со мной моя коллега Ира Баблоян…

И.БАБЛОЯН: Доброй ночи.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Кости Крюкова сегодня не будет, у него премьера нового фильма «Одноклассники» (так быстренько прорекламировала фильм). Сегодня поговорим о женщинах и мужчинах, о нашем поведении. И наша тема звучит сегодня так: «Женская логика – есть ли она?» И я представляю наших гостей: во-первых, это Наталья Толстая, психолог и писательница. А во-вторых, буквально на голову рухнувший к нам Юлий Гусман, режиссер…

Материалы по теме

Есть ли различия в логике по гендерному признаку?

затрудняюсь ответить

И.БАБЛОЯН: …психиатр, сексопатлог и т.д.

Ю.ГУСМАН: режиссер, красавец, практик, да. Почему «на голову рухнул»? Шел , зашел и все.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Случайно. Добрый вечер, Юлий…

Я напоминаю, что у нас идет трансляция. Вы можете нас не только слушать, но и смотреть, наблюдать за нашим эфиром, это будет очень интересно, я вам обещаю. Номера для ваших сообщений +7985 970 4545. В течение эфира вы можете присылать нам свои сообщения, комментарии и все, что вы думаете о нас и о наших гостях.

И.БАБЛОЯН: А я предлагаю начать с голосования. И пока вы будете голосовать, дорогие радиослушатели, мы будем как раз таки обсуждать этот вопрос. Вопрос звучит так: существует ли женская и мужская логика? Или логика или есть, или нет вообще. Если вы считаете, что логика существует, какая либо, женская или мужская – то вы набираете номер 6600664. Если вы считаете, что логики вообще не существует, то набираете номер 6600665.

ГОЛОСОВАНИЕ

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я повторяю внятно наш вопрос: существует ли женская и мужская логика. Или логика либо есть, либо ее нет вовсе?

Как вы считаете, наши дорогие гости? Логика либо есть, либо ее нет? Или все-таки по гендерному признаку есть различия…

И.БАБЛОЯН: Тишина…

Ю.ГУСМАН: Я просто…Здесь дама…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Дама — пожалуйста.

Н.ТОЛСТАЯ: Я видела учебник, довольно толстый, который называется «Логика». И в течение многих веков ну не может быть так много глупых людей, которые вообще из поколение в поколение передают это слово… Ну безусловно, она есть, если у человека есть мозги…

Ю.ГУСМАН: Есть ли различие, они спрашивают…

Н.ТОЛСТАЯ: Гендерная конечно. Если мы возьмем глубину нашего бессознательного, то у женщины 5 этажей, а у мужчины – 3. Поэтому мы думаем на разных уровнях. И чаще всего они не совпадают. Поэтому нужен переводчик.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Все-таки у нас больше этажей?

Ю.ГУСМАН: Ну во-первых, можно подняться с 3-го на 5-ый даже без лифта.

Н.ТОЛСТАЯ: Нет, у нас больше дебрей.

Ю.ГУСМАН: Я убежден, что все деления: женская логика, мужская логика, китайская логика, еврейская логика, черные, белые…

Т.РОДНЯНСКАЯ: …гусманская логика…

Ю.ГУСМАН: Геи, лесбиянки, гетеросексуалы, зоофилы… Это все полная хреновина. Вот последний пример: самые крутые фильмы последнего года? Сделанные мужской волосатой мускулистой рукой. Сняли в Америке К.Биггелоу, которая получила три Оскара, она у нас называется «Повелитель бури». И Валерия Гай Германика, которая сняла скандально известный сериал «Школа». Никаким мужикам и не снилось то, что делает молоденькая женщина Гай Германика. Как я видел немножко «Школу» … Поэтому, какое объяснение логики? Когда мы говорим про женскую логику, имеется в виду вот эти блондинки, парадоксальные, непредсказуемые, тупые… Это все анекдоты.

Н.ТОЛСТАЯ: Они как раз очень предсказуемые.

Ю.ГУСМАН: На этой радиостанции работают замечательные молодые красивые женщины. Жалко, камера показывает сейчас…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы тоже милые.

Ю.ГУСМАН: Вот я могу сказать, что они красивые, молодые, счастливые мамы, жены. Но они прекрасные опытные профессионалы. Я скажу как радиослушатель и их коллега, они никак своей логикой, умом и интеллектом не уступают тем, которые носят штаны и в штанах носят аргументы своего мужского достоинства. Я лично абослютно не понимаю, что это такое. Я убежден, что это расизм, сексизм, когда говорят, что женщины такие непредсказуемые, взбалмошные, «ой, милый, хочу мерседес»…

Н.ТОЛСТАЯ: Ну вы сейчас говорите о «цыпах».

Ю.ГУСМАН: А это одно и то же. Я говорю о том, что я не понимаю, если говорить не умными словами, а обычными: в чем заключается женская логика?

Т.РОДНЯНСКАЯ: А можно я нарушу пока ваш спор и объявлю результаты голосования? 73 процента наших радиослушателей считают, что женская и мужская логика все-таки есть. То есть они не согласны с Юлием Соломоновичем. И всего лишь 26 процентов считают, что логика либо есть, либо ее нет, что нет никакого гендерного различия.

И.БАБЛОЯН: Хорошо, Наташ, расскажите…

Н.ТОЛСТАЯ: Очень часто говорят и по телевидению, и в прессе, что женщина с Венеры, мужчина – с Марса, у нас абсолютно разное мышление… Я считаю, что мы земляне. Мы находимся здесь и сейчас. А вот разница в том, какой глубин у нас интеллект. От этого и зависит то, как мы будем мыслить. Но давным-давно доказано, что у мужчины тоннельное мышление, он думает одну мысль, думает хорошо. Он задумался, как Чапай, сделал, потом будет думать следующую, потом следующую… Он не распыляется…

Ю.ГУСМАН: Да кто так…

Н.ТОЛСТАЯ: По крайней мере, так преподавали у нас в мединституте. А женщина… У него есть запас, он все держит в голове.

Ю.ГУСМАН: Понятно… Кого он держит? Тоннельное мышление называется шизоидный тип или тип гомеостаты. А это еще есть экстраверты. Но кто сказал, что мужчины все гомеостаты, что они туннельные? Эти все определения не из жизни. Это все наука. А вот из жизни скажи, как ты представляешь женскую логику? Просто, как человек и как женщина? Чем отличается от логики десятка мужиков просто здесь и сейчас работающих, и все они разные, то у них тоннельное, то у них не тоннельное… Если по-человечески, что это такое?

Т.РОДНЯНСКАЯ: В быту?

И.БАБЛОЯН: И не научно, а просто – нормально.

Ю.ГУСМАН: Вот ваша логика троих – и моя логика из туннеля вышедшего и сидящего…

Н.ТОЛСТАЯ: Мы говорим о том, что у вас абсолютно четко высвечен путь, вы знаете четко, куда вошли и откуда выйдете… У женщины не всегда высвечен. Она четко видит цель, но она ищет рукопожатие, через которое она может к этой цели дойти. А мужчина думает: «Я сам, все зависит от меня…» А женщина ищет помощника.

Ю.ГУСМАН: Я тоже сказал, какие помощники? Посмотрите картину «Повелитель бури»! Это абсолютно тоннельное, шизоидное кино, с которым любой мужчина с его целями не справится. Это чудовищной жесткости, и смелости, и класса кино. Кстати, они сняты с нашим сериалом в одной манере, только у Валерии Гай Германики это сделано ради моды и изображение под жизнь, а там просто ощущение, что мы смотрим нечто документальное из жизни саперов американских в Ираке. Я не понимаю, мне никто не объяснит нормальным языком, что это такое, вот что такое «рукопожатие»… Чем ты от меня отличаешься, объясни мне?

Т.РОДНЯНСКАЯ: Я хочу заметить, что сейчас в Юлии Соломоновиче борются две его половины: режиссер и доктор. И он говорит либо медицинскими терминами, либо сравнивает все с кино.

Ю.ГУСМАН: Тань, я все равно не понимаю. Я все время хочу это понять, но не понимаю. Вот вы сидите три красавицы-девушки, женщины и красотки. Объясните, чем вы от меня отличаетесь на работе, дома? Я имею в виду не половые различия, я об этом читал в книжках про пестики и тычинки, мне показывали рисунки…

Т.РОДНЯНСКАЯ: А по мышлению?

Н.ТОЛСТАЯ: А давайте возьмем песочницу, с самого начала…

Ю.ГУСМАН: Не надо примеров из учебника.

Н.ТОЛСТАЯ: Нет, я как раз из жизни беру. Девочка и мальчик сидят в панамках. Девочке можно плакать, можно выпрашивать что-то, можно подсматривать, можно подслушивать, можно хитрить, можно улыбкой что-то выпросить. А мальчикам говорят: плакать нельзя, выпрашивать нельзя, подсматривать нельзя, в мобильные телефоны, обладать какой-то информацией, собирать нечестно – нельзя.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Красивой грудью пользоваться нельзя…

Ю.ГУСМАН: И получается, причем здесь логика? Я не говорю, что нет различий между мужчинами и женщинами, зебрами и крокодилами. Конечно есть! Но мы же говорим о логике. А вот это означает, что мальчика воспитывают воином, мачо, спартанцем, ну желательно…

Н.ТОЛСТАЯ: Иногда они становятся нарциссами, иногда домашними хозяевами…

Ю.ГУСМАН: Девочка хозяйственная… Я же говорю про логику. Логика – это механизм работы мозга, а не правила игры, которые мозгом определены…

Н.ТОЛСТАЯ: А там дальше уже игра, уровень интеллекта…

И.БАБЛОЯН: Хорошо, я задам вопрос Юлию Соломоновичу. Ведь существует же такое понятие, как «женская логика». А для чего тогда существует? Управлять мужчинами или для чего?

Ю.ГУСМАН: А это для того, чтобы найти хоть какое-то определение той парадоксальности, очарованию и обаянию и управлению непонятными флюидами, которые , собственно говоря, скрываются не в разделе логики, а в разделе сексологии, там, где все, что касается…

И.БАБЛОЯН: А мужчина не может обладать такими качествами?

Ю.ГУСМАН: Он обладает харизмой, обаянием. Все могут обладать. Но мужчина он покоритель. Все глаголы русского языка, многие пришедшие из татарского, они все как доминант, как покоритель. Они достаточно грубые, я не буду их произносить, но они относятся к тому, что «он — ее», понимаешь? Как правило. Хотя это совершенно неправильно. Давно уже во всем другом мире на всех языках что он – ее, что она – его – то же самое. Не имеет никакого значения.

Но самое главное, я не понимаю другого: я искренне не понимаю, что означает женская логика, если не брать анекдоты про блондинок и шутки сальные за столом?

И.БАБЛОЯН: Я могу сказать, я перед передачей просматривала разные форумы. И вот мужчины пишут, объясняют женскую логику. Вопросы: «Женщины плачут без причины. Почему?», «Почему обижаются без повода?», «Почему не читают инструкции к электроприборам?», «Почему они хотят, чтобы им дарили цветы?» и т.д. «Почему все время ждут звонка?», «Почему им все время нечего надеть?» И все это они относят именно к женской логике…

Ю.ГУСМАН: Во-первых, ему не повезло с женщинами…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это разные мужчины задавали вопросы, не один.

Ю.ГУСМАН: Я не читаю инструкций к электроприборам, я плачу без причины с удовольствием. Плакать без причины – это не логика! Они эмоциональнее, они чувственнее, они наивнее…

И.БАБЛОЯН: Интуитивнее…

Ю.ГУСМАН: Но это не логика.

И.БАБЛОЯН: А нас спрашивают, сообщение прислали: «А теории относительности тоже нет, по-вашему?»

Ю.ГУСМАН: В каком смысле? Теория относительности для женщин и мужчин одинаковая, спасибо за вопрос. Получается, Мария Складовская-Кюри, Елена Батурина – это , значит, с женской логикой стали бизнесменами, учеными. А мужики – Вексельберг, Эйнштейн – это все абсолютно… Кстати, обратите внимание, что на Западе – в Дании, например, и в Швеции – министров больше, чем мужчин. И чинов в парламенте… Это ближайшие 50 или 30 лет – не будет разницы… Посмотрите, сейчас черный президент США, чуть-чуть не получилась первая женщина – Президент США. Получится! И что вы будете говорить, когда эта женщина будет главнокомандующим могущественной армии? Как это? А сейчас адмирала разжаловали, который ругала матом своих подчиненных… Этим различие, как бы ни хотелось бы, уже стирается. Потому что это все из той жизни, когда в 18 веке они носили кринолин, а он на лошади гонял лис в соседнем лесу. Мне кажется так.

Н.ТОЛСТАЯ: То есть мы превращаемся в гермафродитов, так?

Ю.ГУСМАН: Ну вообще, мы уже гермафродиты…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну правда, сейчас действительно существует общемировая тенденция, что женщины выходят на главенствующие позиции. Политики, начальники, Елена Батурина – отдельный вопрос – и все остальные. Действительно, может быть существует такое разделение – есть настоящая женщина, а есть женщина-мужик? Баба-мужик?

Н.ТОЛСТАЯ: Они могут быть очень женственные, подождите. Просто мы отошли от плиты и сковородки и начали учиться. Начали учиться – стал интеллект больше…

[говорят вместе]

Ю.ГУСМАН: …он мамонта ловил, приносил.

Н.ТОЛСТАЯ: Все было стереотипно…

Ю.ГУСМАН: А сейчас она, слава богу, и замуж не надо выходить для того, чтобы тебя кормили, понимаешь? Остается просто…

И.БАБЛОЯН: Стало скучно – придумали женскую логику…

Н.ТОЛСТАЯ: Нет. Это из прошлого века, наверное, так.

Ю.ГУСМАН: Это не логика, это традиция культуры, слово «логика»…. Я опять не понимаю. Стали они политиками, не стали они политиками… Женский ум отличается, женская чувствительность отличается, женское восприятие действительности отличается, и будет отличаться, потому что она всегда хранительница очага, мать, сестра – в общем, понятно. И рожать мужики в ближайшее время не собираются, только в фильме Шварценеггер , по-моему рожал…

Н.ТОЛСТАЯ: Есть еще такая теория, что мужчина думает головой, а женщина включает сердце очень часто. И иногда ее интуиция путается с логикой. Женщина сложные такие может цепочки вырисовывать…

Ю.ГУСМАН: …я согласен, да.

Н.ТОЛСТАЯ: Она может чувствовать, когда плохо с кем-то из близких, даже если они далеко, вкладывать деньги или нет, ехать или нет, девочка или мальчик родится – сколько таких случаев, но это не логика.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А у мужчин не работает интуиция?

Н.ТОЛСТАЯ: Работает, но мы развиваем интеллект, а мужчины стали более чувственными, слава богу…

Ю.ГУСМАН: Эта тема замечательная, у передачи и у программы, которая о том, как мужчины становятся женственными…

Т.РОДНЯНСКАЯ: …а женщины мужественными? К сожалению, существует сейчас такая тенеденция…

Ю.ГУСМАН: Я вижу… Я в жизни видел такие примеры, просто расскажу. Например, я ненавижу когда очень часто стоит такой дядька, полупьяный парень, а она ловит машину.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А потом его на себе несет.

Ю.ГУСМАН: Ну , может быть и так… И еще был случай. Я давным-давно шел в гостиницу «Россия», пока ее не снесли. И прямо возле входа в западный корпус в трех метрах от охранников какой-то парень большой и неприятный метелил девушку, и она кричала: «Вася, не убивай меня!» Я умирая от страха, подошел и сказал: «Вася!…»

Т.РОДНЯНСКАЯ: «…Не убивай ее!» А руки трясутся?

Ю.ГУСМАН: не трясутся, я кое-что понимаю. Он значит: «Да я…» Мне пришлось его ударить. И вдруг эта девушка – умирающая и избиваемая – бросилась на меня как тигр…

И.БАБЛОЯН: «На моего мужчину!»

Н.ТОЛСТАЯ: В каждой избушке свои погремушки, это точно!

И.БАБЛОЯН: Где логика?

Ю.ГУСМАН: Где логика? А это не логика. Это означает, что в этом союзе она мужчина, а он большая и огромная тряпка.

И.БАБЛОЯН: Хорошо, посмотрите, нам прислал сообщение Илья из Саратова: «Женской логики нет. На вопрос «Я потолстела?», что бы мужчина ни ответил, женский ответ будет один «Ты меня не любишь, я тебе не нужна». Ответишь «да» — обидится, ответишь «Нет» — скажет, что ты это сказал, чтобы она отстала. Где логика?»

Т.РОДНЯНСКАЯ: Логики нет?

Ю.ГУСМАН: Она абсолютно права.

Н.ТОЛСТАЯ: Женщина привлекает к себе внимание любой ценой. Надо к чему-нибудь прицепиться. Начать со своих щек. Это элементарно, как ребенок маленький плачет…

Ю.ГУСМАН: Ну а что, если муж придет домой…. Тот же журналист, статья у него вышла. И он говорит: «Ну как тебе?» Ты говоришь: «По-моему, говно»… или «Ой, замечательно» или «Очень хорошо середина удалась». Это нормально. Почему же ни одна моя знакомая женщина, ей невозможно сделать комплимент. Она начинает говорит: «Да ладно!»

Н.ТОЛСТАЯ: «..я сегодня не выспалась»

И.БАБЛОЯН: «..я сегодня забыла голову помыть»

Ю.ГУСМАН: Я зарекся уже. «Ой, Жанна (Валя, Катя, Серафима)! Как ты чудно выглядишь сегодня!» — «Да ладно!» Я думаю, что же я такой дурак… Это не логика…

Н.ТОЛСТАЯ: Это стереотипное мышление, клише.

И.БАБЛОЯН: Ну здесь же человек говорит о том, что как бы ты ни ответил – положительно или отрицательно, все равно камень будет в его сторону.

Н.ТОЛСТАЯ: Это она привлекает к себе внимание. Надо вообще не отвечать ни да, ни нет. Надо сказать: Да ты моя булочка с ванилином, самая лучшая на свете, я тебя такую полюбил и люблю…

И.БАБЛОЯН: Какая бы ты ни была…

Н.ТОЛСТАЯ: Она хочет вот этого, а не ответ, да или нет.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Запомнили, Илья?

Н.ТОЛСТАЯ: Словарь-разговорник перевода с мужского на женский, конечно, необходим. Но это не логика.

Ю.ГУСМАН: Правильно. То, что мы разные – это сто процентов. И большинство не гермафродиты – как бы ты ни хотела этого добиться от нас. Но поскольку действительно, мы зарождались неизвестно – мальчиками или девочками и только на третьем месяце начали закладываться половые органы…

Н.ТОЛСТАЯ: Половые признаки, да…

Ю.ГУСМАН: В этом нет ничего особенного. Просто разве японцы не отличаются от нас? Я ставил спектакль в Японии, в то время, при советской власти. Мечтал попасть в Хиросиму в театр. Самое страшное время в моей жизни – без юмора, как автомат… Но разве это означает, что японцы и мы разные? Да, у нас разные культуры, разные темпы, разные ритмы. Например, где-то нравятся бойкие энергичные. А кому-то нужны спокойные…

Н.ТОЛСТАЯ: С белым лицом, и на пузике чтобы ползла. И это женственность.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Особенность…

Давайте прервемся и послушаем комментарий Александра Добровинского, адвоката, он расскажет нам как он понимает и принимает женщин:

АЛЕКСАНДР ДОБРОВИНСКИЙ

Женская логика есть, безусловно. Как и абсолютно безусловен тот фактор, что женщины все разные. Поэтому у них есть то, что вы называете женской логикой, но у них также есть то, что мы называем общечеловеческой логикой, да простят меня мои любимые дамы, или мужской логикой. Это все зависит от дамы. Я конечно сталкивался с тем, что условно принято называть женской логикой, и неоднократно, потому что , к сожалению уже возраст такой. И надеюсь , что еще буду сталкиваться всю оставшуюся жизнь. За это и люблю женщин. Частично за их потрясающую способность перевернуть все с ног на голову. И не забыть поставить все дело наоборот. Но это логика как она есть. И с ней надо считаться. Другое дело, что чтобы ее понять, уважать и любить, просто надо ее признавать, что она есть такая, как она есть. Любимой женщине ты прощаешь абсолютно все, даже ту ахинею, которую она тебе рассказывает в виде логической цепи событий, потому что ты ее любишь. И ты ничего не прощаешь женщине, которую разлюбил.

Что касается плеяды очаровательных дам, с которыми ты находишься в каких-то отношениях, скажем, не бывших , не будущих, а настоящих и вас связывают только деловые отношения или просто знакомство, то тут надо спрятать мужскую сардоническую улыбку в карман, выслушать все сказанное, сказать: «Вы абсолютно правы, дорогая» и собственно ничего не делать, потому что эта логика может поменяться.

Впрочем, под конец хочу вам сказать такую вещь: я встречал десятки мужчин, у которых женская логика превалировала над всем остальным. Вот заболели ли они от прекрасных дам этой болезнью или рожденные были сами – это уже вторично. Но к счастью (или к сожалению) с этими людьми приходится сталкиваться.

А вообще, еще раз хочу сказать еще одну вещь, которая для меня совершенно неумолима – самое главное, святое в жизни – это любовь. И когда ты любишь, ты прощаешь абсолютно все. В этом счастье.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Александр сказал, что он знает очень много мужчин, у которых так называемая «женская логика». Это что значит, что они туповаты? Что он имел в виду?

Ю.ГУСМАН: Он настолько много обо всем сказал. Я так понял, что он очень хорошо относится к прекрасным дамам, но все остальное он сказал, что вот когда прощаешь – любишь… есть мужчины с женской логикой..

Н.ТОЛСТАЯ: Мне кажется любимых их не прощаешь, их понимаешь.

Ю.ГУСМАН: Причем здесь? Логика – это строгая нормальная наука. Есть сотни учебников…

Н.ТОЛСТАЯ: Зеленого цвета я видела в продаже.

Ю.ГУСМАН: Если мы говорим, что мужчины и женщины, а также старики и дети, животные и птицы отличаются… Слон не похож на попугая. Ну причем здесь попугай и слон?

Н.ТОЛСТАЯ: Тут, я думаю, имеется в виду женская драматургия. Мы же тоже пытаемся быть похожими на мужчин. Понятно, что открытий очень много сделали мужчины гениальных. Лучшего драматурга и режиссера, чем мужчина, все равно не найти. Вот смотрите, допустим, опаздывает муж с работы. Вот мужчина верит фактам, мужчина понимает, что от нее пахнет другим мужчиной, что она задержалась на 2 с половиной часа, что у нее… Ну нет никаких отмазок. И он будет рассматривать четкую конкретную ситуацию.

Женщина же, пока он не придет, она настроит 5 или 6 вариантов: он разбился на машине, он где-то с другой женщиной, у него украли все деньги он не знает, как идти домой, он лежит с пробитой головой… Я знаю несколько женщин, которые при задержке мужа на 2 часа обзванивают все морги Москвы. Много лет.

Ю.ГУСМАН: Я совершенно не понимаю, почему это женская логика? Есть люди…

Н.ТОЛСТАЯ: Вот женщина – сама ему отмазку придумает. Если нужно…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это не логика, наверное. Это эмоции…

Ю.ГУСМАН: Абсолютно правильно. Есть люди, которые волнуются. Я , например, когда опаздывает на 20 минут мой водитель, я думаю только о том, что он разбился на машине.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А что он поехал к другому?

Ю.ГУСМАН: К какому другому?

Все смеются.

Вот и получается… Поехал к другому или поехал к другой, разбилась машина, болит голова. Вот это все не является женской логикой. Есть люди нервные, темпераментные, тревожные, холерического, сангвинического типа. Есть люди – флегматики, меланхолики, спокойные с непробиваемой шкурой… Но это не логика.

Н.ТОЛСТАЯ: Но каждый из них думает. И думает по-своему.

Ю.ГУСМАН: Думает. Но это не логика… Я не вижу четкой логики, когда человек волнуется по поводу… Ну да, 12 ночи, дочки нет дома. А почему бы и не волноваться по поводу? Логика – если бы она не звонила, подчиняясь «А, плевать!» Но наоборот , все девочки звонят и все мальчики нормально звонят маме, говорят: «Мама, я задерживаюсь», чтобы мама не волновалась. Я не понимаю.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Правильно ли я вас понимаю, что просто есть люди более темпераментные, более эмоциональные. И у кого-то лучше воображение играет, у кого-то хуже…

Ю.ГУСМАН: Абсолютно.

И.БАБЛОЯН: Ну хорошо, воображение. Допустим…

Н.ТОЛСТАЯ: Девочки, подождите, причем здесь это? Вот День Святого Валентина возьмем. Почему женщины в День Святого Валентина, в день 8 марта, в Новый год ждет эту коробочку с кольцом, потому что ей в глянцевом журнале сказали…

И.БАБЛОЯН: Ну и глупая!

Н.ТОЛСТАЯ: …что он сделает ей предложение, что он должен явиться. Если мужчина опаздывает в Новый год и приходит 5 минут первого, то она уже вся в слезах и укладка…

Ю.ГУСМАН: Ну козел, конечно! Прийти в 5 минут первого на Новый год!

Н.ТОЛСТАЯ: Ну в пробке он был.

Ю.ГУСМАН: Да причем здесь День Святого Валентина? Дня Святого Валентина еще не было 10 лет назад…

Н.ТОЛСТАЯ: Сколько рыданий в эти дни, знаете?

Ю.ГУСМАН: А логика здесь причем? Ну она нервная, эмоциональная… Но это…

Н.ТОЛСТАЯ: Лежит поперек кровати и плачет…

И.БАБЛОЯН: Я знаю тысячи мужчин, которые , если их девушка опаздывает на 5 минут, они сами чуть ли не плачут…

Ю.ГУСМАН: «Зарэжу, слущай»!

И.БАБЛОЯН: И того хуже.

Ю.ГУСМАН: И правильно. Мы напоминаем мне профессора Добровинского, потому что мы говорим обо всем, кроме логики. А именно я настаиваю на том, что общепринятое понятие «женская логика» не более чем фигура речи и литературное…На мой взгляд. Я по-другому не воспринимаю.

И.БАБЛОЯН: Хорошо. А допустим, те факты, когда женщина пытается что-то объяснить, а объясняет так, что можно было бы объяснить намного проще. И мужчина говорит: «Господи! Где здесь логика?» Хотя он в принципе понимает, что она говорит, но…

Ю.ГУСМАН: А вот сейчас милый адвокат, он говорил обо всем, а где там было? Там было 15 разных прелестных фраз, совершенно не выстроенных по сюжету. Он сказал о том, что нужно любить-не любить. Это было очень красиво. И ровно также мы сейчас говорим: о чем угодно, мы затрагиваем разные темы.

Т.РОДНЯНСКАЯ: То есть логики может не быть как у мужчин , так и у женщин?

Ю.ГУСМАН: Как правильно Наташа, логики в этом разговоре нету. Потому что у нас нет ни сценария, нет никакой логической цепочки и логических построений. Потому что свободный треп, извините, чат, болтовня четырех взрослых…

Н.ТОЛСТАЯ: Давайте тогда дадим какое-то определение. Начнем с того, что женщина все равно думает образами, картинками, понимаете? Может быть это имеется в виду?

Ю.ГУСМАН: А логика причем тут? Это психология, а логика причем?

Н.ТОЛСТАЯ: Она не может так много цепочек выстроить. Допустим, пришла женщина к мужу и говорит: у меня на работе все плохо. Он говорит: «Так, Катюш, сделай так и так…» Она разворачивается, хлопает дверью: «Мне вообще ничего не надо, я сама знаю, куда сходить, кому сколько дать. Я знаю, как решать вопрос. Ты меня пожалей или ты со мной поговори». Бывают такие моменты, когда женщина забрасывает мужчине на подкорку одно, а думает абсолютно другое… Мужчины, как раз таки, очень четкие. Им нравится – они говорят: «Нам нравится», «я задерживаюсь», «я тебя не люблю»…

И.БАБЛОЯН: Хорошо, Наташа, а есть какой-то научный термин, объяснение «женской логики»?

Н.ТОЛСТАЯ: Я сейчас не готова…

И.БАБЛОЯН: Хорошо, а оно в принципе есть?

Н.ТОЛСТАЯ: В жизни есть. Даже на прием, когда приходит мужчина на прием и женщина. Иногда бывает поток подсознания, ты полчаса слушаешь женщину. А мужчина очень четко в нескольких предложениях может рассказать цель своего прихода, свои жалобы…

И.БАБЛОЯН: Ну мне кажется, это так, потому что женщина более эмоциональна и она рассказывает мелочи каждые…

Н.ТОЛСТАЯ: Она и про шубку от «Дольче и Габанна», и про зубы, и про машину, и про свекровь, и о том, кто украл трусы с веревки… Мужчина не распыляется таким образом…

Ю.ГУСМАН: Почему? Вот я, как бы, надеюсь, мужчина. Я обожаю рассказать и про трусы с веревки и про все, что угодно. И распылаюсь невероятно.

Н.ТОЛСТАЯ: У вас профессия такая…

Ю.ГУСМАН: Какая профессия?!! Это называется два вида людей – шизоидные и экстравертные. Есть Леонардо Да Винчи, к которому я отношусь, я имею в виду не талант, а направление. А есть Эйнштейн, который делает в жизни гениально одно. Но это не логика, внутри этих человеческих состояний души логические цепочки могут быть построены совершенно по-разному. И может быть экстраверт с отсутствием логики, и наоборот, замечательно логически рассуждающий, тот же Леонардо Да Винчи, и может быть гениальный физик, но аутист и не имеет логики внутри своего воспаленного горящего мозга. Я думаю, что мы на том должны договориться, что женщины и мужчины очень разные существа, но они могут выстраивать построения, простите за тавтологию, независимо от того… Что такое логика? Это внутренняя драматургия речи, внутренний стержень, цепь построений. Условно говоря, мы сидим здесь , это студия, значит мы на студии работаем в эфире радиостанции. Это примитивная логическая цепочка. И я думаю, что она выстроится у любого.

Н.ТОЛСТАЯ: Мне кажется, что какие-то определенные клише все-таки существуют в мышлении. И нас этому учат. Вот смотрите, у юнца 20-тилетнего, встретились, захотели друг друга, поженились… Как много сейчас таких разводов… Ужасная статистика. Ребята не хотят друг друга понимать. А вот прожили люди 20-30 лет вместе – они одинаковые слова говорят, даже не слыша друг друга в громкой музыке.

И.БАБЛОЯН: Привычка?

Н.ТОЛСТАЯ: Это не привычка. Она знает, что ему понравится…

Ю.ГУСМАН: Причем тут логика? Ты сейчас приводишь все примеры, которые ты запомнила за всю жизнь. Логика причем? Ну чудный пример про то, что они разные животные. И что? Он может логически мыслить плохо, а она лучше. И наоборот.

Н.ТОЛСТАЯ: Почему люди, прожившие много лет, могут предугадать, что понравится, а что нет?

Ю.ГУСМАН: Мадам Добровинская, не надо! Дайте мне определение, что такое «женская логика».

Н.ТОЛСТАЯ: Не могу.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А давайте тогда попробуем разобраться, откуда взялось это выражение «женская логика» и откуда такое огромное количество анекдотов о женской логике. Ведь существует такой стереотип. А откуда он вырос? Ни с того, ни с сего, на пустом месте?

Н.ТОЛСТАЯ: Люди зря не скажут, конечно.

Ю.ГУСМАН: Все понятно, а потому что мы очень разные, и чтобы объяснить…

Т.РОДНЯНСКАЯ: А почему не придумали «мужскую логику»?

Ю.ГУСМАН: Есть такое.

[говорят вместе]

И.БАБЛОЯН: Это констатация фактов.

Ю.ГУСМАН: Она сухая: сядь, иди , сиди, кури…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Про мужскую логику нет анекдотов.

Ю.ГУСМАН: Ну давайте поплачем по этому поводу…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Или придумаем.

Ю.ГУСМАН: Есть это все. Просто люди, пытаясь объяснить свою разность, придумали расизм, евгенику, разные религии, разные цвета кожи и гей-не гей, мужчина и женщина. Но на самом деле, мы все намного ближе, на мой взгляд…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Гермафродиты.

Ю.ГУСМАН: Ну а нет, вообще, как выясняется… Современная наука говорит, что не бывает чистых… Мы сейчас заходим в область, которая скучна…

Н.ТОЛСТАЯ: Юлий Соломонович, а вот эти учебники, которые лежат у молодых специалистов, которые учатся психологии. Вот где у женщины кнопка – нажми и пользуйся. Или учебники по ухаживанию за женщиной – вот так сделай, глазом посмотри, вот тут потрогай, вот такое шепни…

Ю.ГУСМАН: Это журнал «Космополитен»? А не учебник.

Н.ТОЛСТАЯ: У них по 15 женщин в день может быть, «пикап»…

Ю.ГУСМАН: Хорошо. Подходит: «Секундочку»…

И.БАБЛОЯН: Нажал и пошла…

Ю.ГУСМАН: Хорошие у него знакомые женщины… Вы знаете, за 200 долларов можно и 45 женщин без всякой кнопки.

Н.ТОЛСТАЯ: Мы же не можем 45 мужчин за 200 долларов?

Ю.ГУСМАН: Цена будет другая. Цена очень хорошая, я тебе могу предложить пару кандидатур. Да вообще, это все… к логике не имеет отношения.

Н.ТОЛСТАЯ: Хорошо. Но мужчину труднее купить, чем женщину? Мужчину труднее обмануть, чем женщину?

Ю.ГУСМАН: Не знаю. Я совершенно не убежден. Мужчина покупается ой как легко. И мужчин можно купить ой как просто. И мужчину можно купить даже улыбкой…

Н.ТОЛСТАЯ: Мы даже и не говорим о запахе, взгляде, прикосновении…

Ю.ГУСМАН: Нам нравится воркование, вам нравятся волосатые плечи и уши торчащие…

Н.ТОЛСТАЯ: Погодите, а нарциссов тоже любят. Он скачет на сцене в блестящих трусах, а она сидит и смотрит…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Ну у всех разные вкусы: у кого большие уши, а у кого трусы…

И.БАБЛОЯН: …блестящие.

Ю.ГУСМАН: Я очень люблю фильм «Аватар» , у которого большой синий хвост…

Т.РОДНЯНСКАЯ: И большие уши, вытянутая голова.

Ю.ГУСМАН: И нос какой-то переломанный. Большой синий хвост лучше, чем маленький и розовый. Поэтому …

Т.РОДНЯНСКАЯ: Поклонницы Юлия Соломоновича Гусмана, если у вас есть синие уши и большой хвост, вы понравитесь…

И.БАБЛОЯН: …оставляйте ваш телефон – мы передадим.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Давайте еще раз прервемся и послушаем комментарий Алексея Митрофанова, политика,он расскажет как он справляется с женской логикой.

Ю.ГУСМАН: Этот расскажет…

АЛЕКСЕЙ МИТРОФАНОВ:

Конечно, как и все, я сталкивался с ситуациями, когда женщина проявляет чудеса непонимания. Она просто не желает, не хочет понимать. Вообще женщине очень свойственно добиваться своего, в одну точку. Это может быть мегацель, как у одной политической деятельницы на Украине. Может быть маленькая тактическая задача. Но она будет биться до последнего в эту точку. Этим женщина отличается от мужчины. Просто это надо понимать.

Я, на самом деле, действую так: я понимаю, что сразу не надо идти на встречу женщине и делать то, что она захочет с первого момента. На это ловятся многие мужчины, особенно влиятельные. Им говорят: «Хочу то» — и они моментально делают. Тут нужно понимать, что через два часа женщина захочет еще. Так что это всегда так. Поэтому надо делать все медленно и плавно. Спокойно, шаг за шагом, давая женщине выполнить одну свою задачу, другую свою задачу. Потому что это не будет оценено никогда. Будет оценено как «Ну, можно действовать так».

Еще есть другая ошибка — это противостоять желанию женскому. Противостоять жестко, сказать «Нет, никогда». Тогда будет копиться раздражение, которое, в итоге, взорвется. Это надо тоже понимать. Если жестко сказать «нет, никогда», тогда в итоге отношения будут подорваны. Это стопроцентно.

В основном женщины действуют глупо, а что им, зачем они что-то скрывать? Они будут говорить, что вот мне надо то-то то-то и будут бить в эту точку. Причем и маленькие женщины такие же. У меня дочь , которой 7 лет – и она жестко, но выбивает. Пока это там мелкие вещи, но она тоже бьет в одну точку. Она хочет . И разницы нет никакой.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мы сейчас услышали, как Алексей Митрофанов рассказывал о том, что женщины просят конкретное…

Ю.ГУСМАН: Но вы обратили внимание, что мы сидим все время и противоречим друг другу, всему и все?

Леша говорит, что женщина на Украине всего добивается. Но это же типично мужская логика…

И.БАБЛОЯН: Антипод.

Н.ТОЛСТАЯ: А спортсмен, который идет к своей цели?

Ю.ГУСМАН: Зачем тебе спортсмен? Давай про Юлю поговорим, которая совершенно… Она красивая, коса уложена, все приятно. Может быть она чудная женщина, но она абсолютный мужик как политик. И она абсолютно больший, чем Ющенко, который оказался слабым президентом… Она держит удар. Это типичная… А Маргарет Тэтчер, извините? Это что? От того, что дочка добивается…

Н.ТОЛСТАЯ: Это мы говорим о характере.

Ю.ГУСМАН: Да ты только что сказала, что вот мужчины – впрямую. Вот и получается, что у каждого… Два человека позвонили, нас шесть человек уже – и у нас свое представление об этой эфемерной и непонятной субстанции. Женская логика означает, что ее нет, потому что по крайней мере мы говорим обо всем.

Н.ТОЛСТАЯ: И все-таки я видела учебник, который написан для мужчин и женщин. На одной странице – как женщины читают, на другой – как мужчины читают..

Т.РОДНЯНСКАЯ: Слева направо и справа налево?

Н.ТОЛСТАЯ: Нет, одна была более образно написана, другая – четко и лаконично. Многим женщинам нравилась мужская часть. Многие мужчины разбирались, только прочитав женскую. Я бы сказала, что преподавание когда раньше было разделено – мужчин воспитывали отдельно, женщин воспитывали отдельно – и женственности было больше, и мужественности было больше. И мышление было характерным. Потому что одних учили думать так, а другим – так. И людям было интересно жить, потому что они всю свою жизнь проживали вместе. А сейчас мы – как прочитанные книги. Стандартные. Захлопнул – неинтересно. Как вчерашняя газета. Неинтересно с ней.

Ю.ГУСМАН: Я понимаю, что ты говоришь. Ты училась раздельно. А когда я учился… И когда в 6-м классе мы впервые увидели девочек – то мы чуть с ума не сошли.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Вам понравилось?

Ю.ГУСМАН: Да это сказка была! Совершенно другие существа…

И.БАБЛОЯН: «Аватар».

Ю.ГУСМАН: …под названием «Секс в Большом городе». О чем вы говорите?

Н.ТОЛСТАЯ: Они так же думали, как вы? Они же инопланетные и были поэтому.

Ю.ГУСМАН: Причем тут логика? Ты сейчас рассказываешь все байки на Земле по производству мужчин и женщин. Логика в чем? Ну да, у женщины (подчеркиваю опять) грудь, а у мужчины уши. Ну и что при этом? Мы обсуждаем одну простую вещь: есть ли женская логика, женская интуиция? Оказывается, это не ловится, как научный факт. Я думаю, что это больше мифы, больше предания, больше рассказы, больше анекдоты, чем реальные…

И.БАБЛОЯН: Роман из Чикаго нам написал, что женская логика заключается в ее отсутствии…

Н.ТОЛСТАЯ: Ну, возможно я соглашусь в этом моменте. Давайте возьмем мальчика, которого воспитывает бабушка, мама, сестра и, вообще, близко нет дяди Васи, соседа, и нет ни одной спортивной секции, и он будет, как кисельная барышня… И возьмем девочку в спортивную секцию, которая занимается каратэ, она по— другому думает, по— другому себя ведет, у нее другие логические цепочки, она читает другие книжка, она по-другому думает.

Ю.ГУСМАН: Книжки и логические цепочки — разные вещи. Книжки читают другие, потому что…

Н.ТОЛСТАЯ: Чем набили репу свою, так она и будет думать…

Ю.ГУСМАН: Да, репу репой. Причем тут логика?

Н.ТОЛСТАЯ: Ну, чем думать, если там «Му-му» только Тургенева? 8 классов, а дальше какое-то ремесло. Чем думать? Мудрость придет с возрастом. Не все мудрые в 20 лет. Вот, я выслушиваю мужчин… Вот вы уходите от женщины к другой, что 20 лет ей, что 40, что 80…Она все равно крикнет ему, что он скотина. Крикнет все равно… Одинаковые стереотипные действия, одинаковые претензии, одинаковые обиды…

И.БАБЛОЯН: Ну, это доказано журналами, телевидением, фильмами и т.д.

Н.ТОЛСТАЯ: Опять же стереотипное мышление… Вот, чем и отличается, что она у каждого индивидуальная… Она не может быть описана, как стандарт, потому что каждый индивидуален, и мышление у каждого разное.

Ю.ГУСМАН: Ох, если б Лев Толстой тебя слышан, у него бы инфаркт был бы…

Н.ТОЛСТАЯ: Ну, почему?

Ю.ГУСМАН: Потому что Анна Каренина была написана им, твоим дедушкой покойным, Львом Семеновичем… Загадка женской души — это не отсутствие логики. Женщина— таинственный непознанный мир для мужчины, а мы такой же таинственный Космос для женщины… Но это не означает, что у них какая-то своя логика, она другая, она чувственная, она очень эмоциональная, она непосредственная. Одно дело красками рисовать, другое дело рисовать картину абстрактно, или картину реалистичную. Вот мы рисуем одну картину мира, только используем разные краски.

Н.ТОЛСТАЯ: Хорошо сказано, я надеюсь, что в Интернете это зафиксируется. Смотрите, как интересно получилось.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Обязательно. Я предлагаю перейти уже к женскому и мужскому поведению, оно-то, как раз, у нас разное.

Н.ТОЛСТАЯ: Меня посетила мысль… Вот уходит тот самый мужчина, он имеет к каждой женщине свои претензии. Если уж она у него добудет: «Что милый было не так?» Он одной скажет одно, другой другое, та не так летела, та не так свистела. Нет одинаковой сказки. Каждая была плохая по— своему. А у женщины все-таки одинаково, ты плохой, я хорошая, я отличница, я тебе молодость, я тебе девственность, я тебе детей нарожала, а ты такая ска-а-атина…

Т.РОДНЯНСКАЯ: Скажите, Юлий Соломонович, вы читаете какие-нибудь мужские журналы?

Ю.ГУСМАН: Я очень люблю читать журнал «Maxim».

И.БАБЛОЯН: Хорошо, там пишут о том, что делать, если от вас уходит женщина?

Ю.ГУСМАН: Нет. Во – первых, я не читаю такие вещи. Я очень часто смотрю женские журналы… Мне просто любопытно все. Очевидно, что женщин обучают, тренируют, готовят…

И.БАБЛОЯН: И навязывают какое-то мнение…

Ю.ГУСМАН: Но, если ты глупая девчушка, брюнетка, рыжая, шатенка или лысая, ты все равно будешь глупой девчушкой… А логика у тебя будет как у глупого человека. И такие же глупые лысые каштановые брюнеты— мужики… Это не меняется… Грубая сила, нежная сила – это все…

И.БАБЛОЯН: Я почему это говорю, Наташа, почему у мужчин такое разное мнение. Потому что мужские журналы не навязывают, может быть, им такие стереотипы, как женские, которые просто по пальцам объясняют женщинам, как им поступать.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Мужские журналы тоже разные бывают.

Ю.ГУСМАН: В мужских журналах очень много рассказов, как «пикап», снимать, как доставить ей удовольствие…

Н.ТОЛСТАЯ: Оргазм наконец-то…

Ю.ГУСМАН: Ну, с помощью журнала это будет тяжелая история.

[говорят вместе]

Т.РОДНЯНСКАЯ: Держите себя в узде!

Ю.ГУСМАН: (Смеется.)Да. Поймите есть такая штука, что если всерьез говорить: эти все журналы, игрушки – ну и прекрасно. Ну что так много уделять внимания и глупым фильмам, и примитивным программам, типа «Дом-2», и этим журналам, и желтой прессе? Не читайте…

И.БАБЛОЯН: Не смотрите.

Ю.ГУСМАН: Сами кнопки эти ищите. Иногда это полезно. И вообще – это игра, понимаете? Надо как к игре под названием «жизнь» относиться… Зачем это все? Вот говорят «Боже мой, эти гламурные журналы!» Да прекрасно, что-то читаешь, что-то не читаешь. Глупость, мерзость, смех – как в жизни. Вообще, если человек чуть-чуть имеет в башке своей логику…

И.БАБЛОЯН: Ну хорошо, а подростки? Они же все покупаются на это…

Ю.ГУСМАН: Ты думаешь, мы не смотрели подростками и детьми серые отпечатки карт с голыми тетками…

И.БАБЛОЯН: Смотрели, наверняка. В вас я не сомневаюсь

Ю.ГУСМАН: Их в электричках продавали глухонемые, какие-то журналы, Валерий [неразб.] в пятом классе принес какой-то старый чешский журнал, какие-то голые тетки там..

Т.РОДНЯНСКАЯ: Это когда вы еще учились раздельно с девочками?

Ю.ГУСМАН: Тогда еще раздельно. Дальше было легче. Вообще, я думаю, что надо учить, надо объяснять и надо преподавать. Мы же были очень безграмотные. И именно эти гламурные журналы, так называемые, они большую роль играют положительную.

Н.ТОЛСТАЯ: Очень много уважаемых коллег моих пишут..

Ю.ГУСМАН: Мы же мало что знали. Знаменитая фраза «у нас в СССР секса нет» — она и характеризует. Вообще, это неплохо. Переболеют… Знаешь, когда появился первый «Плейбой» в магазинах наших русских, я своим глазам не поверил, что это не стоит где-то в Швейцарии, в Швеции, а у нас. А сейчас? Ну стоит «Плейбой» — хочешь, покупай.

Т.РОДНЯНСКАЯ: А рядом с «Плейбоем» еще десять таких.

Ю.ГУСМАН: Да. А многие покупают «Russian Newsweek» или «Saintiphic American» журнал, «News Times»…

И.БАБЛОЯН: Хорошее сравнение…

Ю.ГУСМАН: А какая разница? Журнал есть журнал.

Т.РОДНЯНСКАЯ: Картинки есть картинки.

Ю.ГУСМАН: И текст есть текст.

Н.ТОЛСТАЯ: Мне все-таки кажется. чем больше набита информацией голова, чем больше всяких примером , какого-то жизненного опыта, тем логичнее думает эта голова. Чем старше человек, чем больше он видел, чем больше испытал, прошел , чем больше людей он встречал на своем пути – это, наверное, и есть тот опыт, который позволяет логично выйти из какой-то ситуации, не применяя силы, оружия может быть, не доставляя боли. Иногда где-то схитрить, где-то сказать правду, где-то подстроиться под человека, где-то не идти ему навстречу. Логика женская тем и отличается от мужской, что она мягче. Пусть дурнее, пусть дольше мы идем к этой цели. Но цель-то у нас одна – любовь.

И.БАБЛОЯН: Опять на трогательной ноте нам приходится заканчивать.

Т.РОДНЯНСКАЯ: На этой замечательной ноте мы, к сожалению, заканчиваем.

Ю.ГУСМАН: Как пролетело время…

Т.РОДНЯНСКАЯ: С нами была Наталья Толстая и Юлий Соломонович Гусман. Я Таня Роднянская, и Ира Баблоян.

И.БАБЛОЯН: До свидания.

Ю.ГУСМАН: До свидания. Спасибо.

Н.ТОЛСТАЯ: Спасибо. До свидания.

Рациональное и иррациональное мышление: особенности, методы и советы по развитию

Вы чаще принимаете обдуманные решения или руководствуетесь интуицией, а может вы используете сразу два метода. Давайте разберемся, в чем разница между рациональным и иррациональным мышлением, и какой тип мышления лучше развивать. Рациональное мышление основывается на логическом принципе, блокируя влияние эмоций, настроения, все субъективные формы. Иррациональное мышление, наоборот, обращается в первую очередь к чувствам, эмоциям и переживаниям, не ограничивая мысли никакими рамками.

Рациональное и иррациональное мышление является противоположными сторонами одного целого. Многие предпочитают придерживаться рационального подхода, не развивая дополнительно другие способности. А ведь эти два типа мышления могут отлично дополнять друг друга. Изучив методы противоположных мышлений, вы сможете быстрее ориентироваться в различных неизвестных ситуациях.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Методы рационального мышления

Люди с развитым рациональным мышлением опираются на факты, логику, четкие рассуждения. Они не торопливы, даже медлительны в принятии решений. Каждый шаг они тщательно обдумывают, анализируя и сравнивая имеющиеся данные. Такие люди обладают следующими умениями:

  • Анализируют проблему. Для того, чтобы принять решение, они сначала мысленно разложат ситуацию на части, детали, чтобы понять взаимосвязь.
  • Синтезируют детали. Отдельные части проблемы объединяют в единое целое, чтобы увидеть полную картину.
  • Сравнивают факты. Сопоставляя различия разных событий, определяют нечто общее, что способствовало происходящему.
  • Абстрагируются от лишних деталей. Чтобы докопаться до истины и увидеть корень проблемы, они отбрасывают лишние элементы.
  • Систематизируют информацию. Полученные факты объединяют в единое целое. Все в мире взаимосвязано, нет такого явления, которое бы существовало отдельно друг от друга.

Все эти приемы можно использовать как в научной деятельности, так и в обычной жизни. Рациональное мышление более развито у тех, кто увлекается точными или естественными науками: математика, химия, физика, биология.

Методы иррационального мышления

В основе иррационального мышления лежит импульсивное принятие решений, сформированное на эмоциях, самоощущение и чувствах. Рассмотрим принципы иррационального мышления:

  • Интуиция. Это некое предчувствие, ощущение, не подкрепленное никакими фактами и логикой. Просто нужно поступить в этой ситуации так, как говорит сердце, а не иначе.
  • Озарение. Внезапное осознание верного решения, мгновенное появление правильной мысли. Озарение может прийти, например, во сне, утром за завтраком или в беседе с другом.
  • Воображение. Это способность человека моделировать ситуацию и решать проблему без использования практических навыков. Додумывать недостающие элементы и восстанавливать общую картину произошедшего.

Это основа иррационального мышления, также сюда можно добавить эмоциональные реакции, духовные прозрения, медитацию, подсознание, созерцание и другие. Иррациональное мышление более развито у тех, кто увлекается искусством, творчеством, верят в чудеса.

Развивать оба вида мышления можно в любом возрасте. Это непрерывный процесс, которые требует постоянной работы над собой. Существуют различные упражнения, которые помогут сформировать мышление как у взрослого, так и у школьника. Если вы хотите прокачать свои навыки, развить свои слабые стороны, то пройдите онлайн-курс «Эмоциональный интеллект». Узнаете, как повысить личную эффективность, научитесь работать со своей мотивацией, привычками, восприятием и эмоциональным состоянием.

6 способов развить логическое мышление, если ты гуманитарий | GeekBrains

«Перепрошить» можно любой мозг.

https://gbcdn.mrgcdn.ru/uploads/post/1623/og_cover_image/ec98f22ccd4cc9ae9a0bdd6ff0345abc

«Перепрошить» можно любой мозг. Всё благодаря нейропластичности — свойству меняться под воздействием опыта. И да, заголовок — кликбейт. Нет прирожденных «гуманитариев» и «технарей», есть только лень. Мы уже рассказывали, как развивать логическое мышление. В этой статье  — ещё несколько советов.

Спорьте!

Всегда ли вы можете доказать мнение, подобрав нужные аргументы? Бывало ли, что не получалось объяснить — чем фильм, который вы предлагаете посмотреть, лучше варианта друзей? Умение доказывать свою позицию не только полезно и выгодно (если речь о том, чтобы торговаться или аргументировать повышение зарпалты), но и развивает логику. Подбирая аргументы, анализируешь причины и следствия.

Постоянно нарываться на спор в бытовых ситуациях не нужно. Пойдите на лекцию, мастер-класс, в клуб-любителей-чего-угодно и участвуйте в горячих дискуссиях. Попробуйте мысленно или вслух, в дружеской компании, доказывать случайные тезисы. Например, аргументируйте, что «Дэдпул-2» — интеллектуальное кино. Для тренировки. Участвуйте в рэп-баттлах и спорьте с людьми в интернете, в конце концов.

Спрашивайте себя «что?», «как?» и «почему?»

Упражнение, которое можно делать где и когда угодно:

  1. Выбираете случайный объект и задаете эти три вопроса относительно него;
  2. Четко и логично отвечаете на них. Если не получается — гуглите. Эта привычка — отдельный бонус, который увеличивает шансы стать крутым айтишником;
  3. Переходите к следующему объекту.

Слишком просто? Попробуйте! Удивитесь, сколько интересного не замечали.

Практикуйте SWOT-анализ

SWOT — это оценка сильных (Strengths) и слабых (Weaknesses) сторон, а также возможностей (Opportunities) и угроз (Threats) чего бы то ни было: идеи, предложения, объекта.

Как это делается, проще объяснить на примере. Допустим, вы подумываете поужинать в фаст-фуде. Сильные стороны: быстро, дешево, вкусно. Слабые: вредно, калорийно. Возможности: не надо готовить, освободится время на изучение программирования. Угрозы: можно отравиться или просто объесться, и ничего делать уже не захочется. Можно так же проанализировать вариант «писать код сейчас» или «взять ещё один фриланс». И сделать рациональный выбор.

Играйте в видеоигры

Чтобы развивать логику, не обязательно упражняться в скучных специализированных приложениях — решать головоломки и складывать пазлы. Прокачивать мозг можно, играя практически в любую стратегию, — например, «Starcraft» или «Civilization». Даже «Call of Duty» развивает способность к решению задач. Главное, чтобы игры не были единственным занятием — для тренировки мозга достаточно играть 3 раза в неделю по 20 минут.

Изучайте логику

Не спешите звать Капитана Очевидность. Многие забывают, что логика — наука, и её можно изучать. Олег Иванов, психолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, советует начать с трудов Рене Декарта: «Изучение научных трудов мыслителей и философов способствует развитию логического мышления. Полезно и самому писать научные статьи. Использование индукции и дедукции в такой работе позволяет выработать алгоритм. Обобщение, анализ, вывод — всё это способствует развитию логического мышления».

От себя (ура, диплом философа пригодился!) рекомендую почитать Аристотеля. А тем, кто хочет поставить сложность на максимум, советую «Науку логики» Гегеля. Ещё можно разобраться, что такое круги Эйлера:

Шутка, основанная на кругах Эйлера.

Измеряйте неизмеримое — решайте задачи Ферми

Великий математик Энрико Ферми (тот самый, что знаменит парадоксом) считал, что за 60 секунд можно оценить абсолютно всё. Нужно знать лишь несколько фактов, чтобы примерно посчитать, сколько селфи делается в день на Земле, сколько раз в среднем люди нецензурно выражаются или ответить на другой подобный вопрос.

Объясню на примере. Допустим, вас спросили: «Сколько женщин подрабатывает, делая маникюр в Питере?». Чтобы дать приблизительный ответ, можно использовать такую логику:

  • Помню, что в Москве население около 12 миллионов. Питер где-то в 2 раза меньше — пусть будет 6 миллионов;
  • Половина знакомых девушек делает маникюр у специалиста, около 50% населения — женщины. Значит, в Питере потенциально 1,5 миллиона женщин «делают ноготочки» в салоне;
  • На маникюр ходят примерно раз в 2 недели — около 26 раз в год. Значит, за год в Питере это будет 1,5 млн * 26 раз = 39 миллионов раз;
  • На маникюр уходит примерно час — значит, один мастер может за день обслужить 8 клиенток;
  • Теперь нужно узнать, сколько требуется мастеров, чтобы успеть сделать маникюр 39 миллионов раз за год, при «производительности» 8 клиентов в день на одного специалиста. 39 млн / 365 дней / 8 раз в день = 13 356 мастеров маникюра в Питере.

Конечно, это примерная цифра. Ведь мастера не работают каждый день, и в расчёте не учтены мужчины, которые делают маникюр, дети, а также мужчины-мастера. Наверняка, что-то ещё упущено или перепутано. Но в решении подобных задач важен сам подход. Кстати, такие вопросы любят задавать в крупных компаниях на собеседованиях, чтобы проследить, как человек размышляет, думает ли вообще или сразу сдается и говорит, что задачу решить нереально.

Поэтому предлагаю начать тренироваться. Подумаем логически, сколько людей отказалось от своей мечты в пользу лени?

1000 Секретов Развития Силы (Эта Логика Создателя подарит тебе Вечное Счастье для Жизни Как найти себя и свое предназначение) — Передачи и шоу

Алексей Лукьянов хочет помочь потенциальным зрителям стать счастливым и успешным — такая необычная цель деятельности у блогера. Просмотр видео без действий вряд ли приведет к такому результату, но полезные ролики, которые помогут узнать, как действуют человеческие системы, точно не станут лишними. Низкая самооценка, дефицит энергии и внутренней силы, стремление к здоровому образу жизни и личностному росту — эти темы также раскрывает автор площадки.

Ютуб-канал 1000 Секретов Развития Силы был создан в конце 2014 года. К лету 2021 года видео Алексея Лукьянова посмотрели более семидесяти восьми миллионов раз, а семьсот семьдесят две тысячи человек подписались на его блог.

Понятным и доступным языком автор объясняет вещи и говорит на темы, которые помогут улучшить качество жизни. Помимо рассуждений ютубер предоставляет рекомендации к действиям, что и как необходимо сделать, чтобы осуществить услышанное и уже в обозримом будущем получить результат.

Больше всего Алексей уделяет внимание следующим вопросам: долголетие и омоложение, эффективное достижение своих целей, вдохновение и мотивация, как заработать и стать богаче и успешнее.

В своих роликах Лукьянов пытается сформулировать лайфхаки, которые позволят финансово преобразить свою жизнь. Нередко он обращается к нейробике, которая направлена на развитие умственных способностей с помощью синхронизации полушарий мозга.

Также в блоге есть плейлист, в котором освещаются реальные истории достижения успеха. Кроме того, мужчина раздает советы по поиску работы, построению карьеры, похудению, тайм-менеджменту, источникам информации для саморазвития с применением различных техник, физическому развитию тела.

Алексей Лукьянов хочет помочь потенциальным зрителям стать счастливым и успешным — такая необычная цель деятельности у блогера. Просмотр видео без действий вряд ли приведет к такому результату, но полезные ролики, которые помогут узнать, как действуют человеческие системы, точно не станут лишними. Низкая самооценка, дефицит энергии и внутренней силы, стремление к здоровому образу жизни и личностно

20 фильмов-головоломок, которые отлично тренируют мозг — Что посмотреть

Если вы знаете наизусть «Остров проклятых», «Бойцовский клуб», все сезоны и спецэпизод «Шерлока», а желание разгадывать хитровымудренные загадки все ещё осталось, то мы предлагаем вам 20 киношедевров, от которых ломается мозг, идет пар из ушей, сгрызаются ногти и хочется ЕЩЕ!

Куб Кадр: Cube Libre

Шесть совершенно не имеющих к другу отношения людей просыпаются в странной комнате. оглядевшись, они замечают 6 дверей, которые ведут в шесть других комнат. Выбирать нужно осторожно — спешка или необдуманный шаг могут стоить конечности или даже жизни.

Охотники за разумом кадр: Avenue Pictures Productions

Заключительным этапом обучения для семерых будущих агентов ФБР становится расследование «убийства на острове». По мельчайшим уликам они должны составлять психологический портрет убийцы. Стандартный тест с манекенами и искусственной кровью, который проходит каждый ученик, со временем становится настоящим делом — когда ребята находят тело своего наставника, который должен был за ними следить.

Идентификация Кадр: Columbia Pictures Corporation

Глубокой дождливой ночью волею судьбы 11 незнакомцев оказываются оторваны от цивилизации и вынуждены провести ночь в убогом придорожном мотеле. Загадочным образом они начинают гибнуть один за другим. Кто это делает? Кто погибнет в следующий раз? И как выбраться из этого злосчастного места?

Красные огни Кадр: Antena 3 Films

Ученые-скептики Маргарет Мэтисон и ее ассистент Том Бакли разоблачают экстрасенсов-шарлатанов. Они могут заметить мельчайшие хитрости и приспособления, способные «видеть насквозь», «предугадывать будущее» и «читать мысли». Сильвер, старый и всемирно известный экстрасенс, впервые за многие годы вновь выступает на публике. Маргарет и Том готовы взяться за этого «пророка» уже вчера.

Пила: Игра на выживание Кадр: Evolution Entertainment

Двое незнакомцев просыпаются в странного вида комнате, прикованные к трубам и без малейшего шанса связаться с внешним миром. Со временем они находят пилы, диктофон и аудиокассеты, на которых таинственный голос говорит им: «Если хочешь выжить — убей другого».

Семь Кадр: Cecchi Gori Pictures

Детектив Уильям Сомерсет всю свою жизнь посвятил борьбе с преступностью, но работа его в конец измотала: он перестал понимать, что происходит в этом мире, утопающем в насилии. Его напарник, детектив Дэвид Миллз, далеко не новичок в своем деле, но все же опыта и вдумчивости ему явно не хватает. Этим двоим выпал шанс проявить себя: в городе происходит страшное убийство на религиозной почве, и от убийцы не осталось никаких следов, кроме надписи «алчность» рядом с телом жертвы.

Иллюзия обмана Кадр: Kurtzman Orci Paper Products

Квартет фокусников под псевдонимом «4 всадника» творят невообразимые вещи: грабят банки, гипнотизируют зрителей, играют в «кошки-мышки» с ФБР и Интерполом, и всё это на глазах у изумленной публики. Смотрите внимательно — масштаб фокусов здесь гораздо круче, чем просто спрятанная за ухом монетка.

Помни Кадр: Summit Entertainment

Красавчик Леонард Шелби ездит на новеньком ягуаре, занимается фотографией и одевается только в изысканные дорогие костюмы. Но всё не так просто: мало того, что он разыскивает убийцу своей жены, так вдобавок Шелби страдает редким заболеванием — потерей краткосрочной памяти. Каждые 15 минут его память обнуляется, и поэтому ему годами приходиться колесить по стране, фотографировать и расспрашивать местных жителей и делать татуировки, чтобы элементарно не забыть поесть.

Подозрительные лица Кадр: Bad Hat Harry Productions После разрушительного пожара на корабле, который перевозил кокаин, остаются лишь двое выживших мужчин. Полиция берётся за расследование, желая понять причины возгорания и происхождение 27 тел, найденных на палубе. Главным свидетелем в этом деле является калека Болтун, который своими глазами видел перестрелку между мелким преступником и легендарным гангстером Кайзером Созе. Лофт Кадр: Anonymous Content

Сюжет закручен вокруг пятерых мужчин, у каждого есть полноценная, но поднадоевшая им семейная жизнь. Друзья решают купить недорогой лофт, чтобы время от времени водить туда любовниц. Однажды, придя в своё «тайное логово», парни обнаруживают в кровати окровавленное тело девушки, прикованное наручниками к кровати.

Иллюзионист Кадр: Bob Yari Productions

Эдуард и Софи были всего лишь детьми, когда познакомились. С возрастом они влюбились друг в друга и наивно мечтали, как они, герцогиня и сын краснодеревщика, убегут вместе из родительских домов и будут жить долго и счастливо. Но однажды юноша бесследно исчез, а через пятнадцать лет объявился известным иллюзионистом. На одном из представлений он снова встретил ту единственную, почти обрученную с жестоким кронпринцем. Так начался, пожалуй, самый сложный трюк в жизни Эдуарда.

Престиж Кадр: Newmarket Productions

Старые знакомые, Роберт и Альфред, хотят стать известными иллюзионистами. Но для того, чтобы тебя узнавали и любили, нужно придумать такой номер, который никто другой не сможет повторить. И не важно, что ты можешь лишиться близких людей, семью, уважение или даже жизнь.

Счастливое число Слевина Кадр: Ascendant Pictures

Что такое «не везет»? Слевин с радостью ответит на этот вопрос! «Не везет» — это когда твой дом опечатан, твоя девушка ушла к другому, ты приезжаешь в чужой город, тебя там бьют и грабят, а когда ты наконец-то добираешься до нового дома, тебя принимают за другого и тащат к какому-то крутому боссу. Причем практически голым.

Забирая жизни Кадр: Atmosphere Entertainment MM LLC

В Монреале обнаружили тело изуродованного мужчины. Поняв, что это не дело особой сложности, на его расследование посылают агента ФБР Иллиану Скотт. Спецслужбы уже много лет охотятся на мужчину, который, убивая и сильно уродуя своих жертв, «забирает» себе их личности. Но внезапно в деле намечается сдвиг — в деле возникает свидетель, который видел лицо маньяка.

Транс Кадр: Pathé

Во время ограбления аукциона сотрудник, отвечающий за сохранность лотов, получает удар по голове и напрочь теряет память. Бандиты похищают его из больницы, начинают пытать, но вскоре понимают, что он действительно не помнит, куда спрятал произведение искусства. Банда решает нанять гипно-терапевта, чтобы тот смог выудить из поврежденного мозга нужную информацию.

Экзамен Кадр: Bedlam Productions

Сюжет закручивается вокруг восьми кандидатов на таинственную работу в крупную компанию. Кандидатам предстоит пройти экзамен в закрытой комнате. Каждый получает листок с одним вопросом, правильный ответ на который и обеспечит желаемое место. Перевернув листы, кандидаты обнаруживают, что листы абсолютно чистые. И тут начинается все самое интересное.

Побочный эффект Кадр: FilmNation Entertainment

После того, как полицейские посадили в тюрьму её мужа, схватив его прямо на свадебной церемонии, Эмили становится эмоционально нестабильной и начинает ходить к психотерапевту. Спустя четыре года супруг возвращается, а она впадает в жесточайшую депрессию и даже пытается покончить с собой. Врач назначает ей новый экспериментальный препарат, побочный эффект которого приводит к непоправимым последствиям.

Яма Кадр: Pathé Pictures International

Молодая девушка Лиз всячески пытается завоевать и добиться взаимности чувств от симпатичного Майка. Для этого она даже организовывает необычную «мини-вечеринку» в бункере времен войны. Но когда он понимает, что не сможет продержаться с Лиз в одном помещении и получаса, обнаруживается, что ключ от входного люка пропал.

Прежде чем я усну Кадр: Studio Canal

Вследствие автомобильной аварии Кристин потеряла способность запоминать события, происходящие с ней в течение дня. Каждое утро она собирает свою жизнь как паззл — по фотографиям, запискам и рассказам её мужа — заботливого, преданного, любящего мужчины. Но однажды ей звонит врач и напоминает ей о тайной встрече, о которой никто не должен знать, даже её супруг.

Патруль времени Кадр: Blacklab Entertainment

Недалекое будущее. Ученые изобрели прибор, который позволяет путешествовать во времени. Не каждому дано воспользоваться гаджетом — после тщательного отбора прибор достался агенту Джон. Долгое время он предотвращал теракты и катастрофы, однако приближается дата масштабного взрыва, который решит судьбу миллиардов.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Мужчинам недоступна женская логика – психолог

У меня создается впечатление, что мы с женой свалились с разных планет. Она говорит на одном языке, я на другом. Интересно, как мыслят женщины, есть ли у них логика? И еще: почему прекрасный пол страдает знаменитым «географическим кретинизмом»? Сергей

Мужчине нужно все разложить по полочкам


— Разницы между мышлением женщины и мужчины нет, — считает психолог Лилия Райченко. — Главное, что отличает женское мышление от мужского — умение видеть целостную картину сразу, а не поэтапно, как это делают мужчины, и в то же время не упустить ни одной мелочи. Поделюсь одним типичным случаем. Женщина, занимающаяся крупным бизнесом, собиралась подключить к своему делу сына. Это оказалось невыполнимой задачей. Один эпизод из их общения: «Ты все сделал, как я сказала?». «Да. Разгрузил и сложил на складе». «Сложил отдельно, не навалил на прежний товар?». Возникает страшная пауза. Сын бледнеет, понимая, что сейчас начнется истерика: «Ты что, не мог додуматься…?! Я тебе тысячу раз говорила!».

Причина болезненных недоразумений в том, считает специалист, что мать никак не хотела понять: сын не может мыслить так, как она — он думает, как удобно ему.

— Недоразумения будут продолжаться до тех пор, пока мама не сделает вывод: сын не понимает ее целостного восприятия ситуации, ему действительно нужно все разложить по пунктам. И мышление здесь ни причем. И мама, и сын легко решат одну и ту же задачу. Ответы могут оказаться разными, но оба – правильными, — уверяет Лилия Райченко.

Сила — в интуиции


— Мужчины могут улыбнуться, но секрет женской логики заключается в интуитивно-рациональном видении жизни, — говорит психолог. — Мудрость заложена в каждой женщине, а интуиция — одно из ее проявлений. Другое проявление мудрости — вера: женщине свойственно верить, и в этом еще один секрет ее силы. И когда мужчины манипулируют доверчивостью женщины, они таким образом глумятся над самым святым. Становятся ли обманутые женщины слабыми? Нет. Их сила и мудрость растут на почве опыта. А самое главное проявление женской мудрости — беззаветная любовь, которая не спрашивает «зачем?», не требует доказательств. Это и есть женская логика, и она действительно недоступна мужчинам. Женщины — многоканальны и абсолютно непредсказуемы с точки зрения мужчин, зато других женщин понимают даже без слов.

Ориентир — розовая крыша


— Женщина мыслит образами, мужчина — четко определенными категориями. Если сказать женщине: дойдешь до здания с розовой крышей, на углу повернешь, перейдешь на другую сторону, где будет такая-то реклама, а потом свернешь в сторону детской площадки — она легко и быстро сориентируется на местности. Однако если посоветовать: повернешь налево, потом пойдешь прямо и на втором светофоре свернешь направо — она тут же почувствует себя дурой. Мужчина же, наоборот, будет раздражаться и злиться, если ему рассказывать о розовых крышах или поворотах от окна.

Это совершенно другой мир


Если учитывать, что женщины и мужчины воспринимают пространственные передвижения по-разному, то и оскорбительного выражения «географический кретинизм» не возникнет, уверена специалист. Умение мыслить образами — это умение видеть целостность картины, это творческий потенциал, это совершенно другой мир.

— Женщины мыслят синтетично, больше задействуя правое полушарие мозга. Мужчины используют левое полушарие и мыслят аналитично — целое делят на части, на каждую часть наклеивают ярлык, кладут на четко обозначенную полку и заносят в журнал прихода, — говорит Лилия Райченко. — Именно поэтому для мужчины, каким бы он ни был неряхой, важен порядок в доме. А для женщины существенное значение имеет уют в целом. Домашняя атмосфера уюта и комфорта — сочетание мужского и женского, где каждая вещь на месте, и в целом это воспринимается как порядок, в котором есть место и розовым салфеточкам, и ухоженным цветам, и бабочкам на шторах.

Логика жизни

Каждый человек живет в соответствии со своей логикой.

Логика (др.-греч. Λογική – «наука о правильном мышлении», «способность к рассуждению» от др.-греч. Λόγος – «рассуждение», «мысль», «разум») – раздел философии, нормативная наука о формах, методах и законах интеллектуальной познавательной деятельности, формализуемых с помощью логического языка. Поскольку это знание получено разумом, логика также определяется как наука о формах и законах правильного мышления.

Так что же такое «правильное» мышление?

У каждого человека оно свое. И формируется «правильное» мышление в детстве, когда родители или другие значимые люди учат ребенка, как «правильно» поступать в тех или иных ситуациях, как «правильно» реагировать, размышлять, выбирать, действовать и т.д.

В школьные годы, когда ребенок начинает активно строить взаимоотношения с одноклассниками, учителями, возникает потребность в корректировке «правильности» мышления, заложенного родителями. Например, родители научили ребенка, что когда залезаешь высоко (на дерево, лестницу, крышу и т.д.), должно быть страшно. Но в школьные годы эта логическая последовательность не подтверждается благодаря бесстрашию сверстников: они залезают на крышу гаража, прыгают и ничего не боятся. Или, допустим, ребенок с детства слышал дома, как родители в разговорной речи применяют мат. Тогда ребенок делает для себя логичное заключение, что материться – это нормально. Но в школе, когда ребенок начинает разговаривать матом, у его одноклассников округляются глаза от страха, а учителя начинают бурно реагировать на такие слова. И опять у ребенка возникает необходимость корректировки «правильного» мышления. И такая корректировка продолжается до тех пор, пока ребенок не вырастает и не «встает на свои ноги».

Ребенок становится взрослым, наступает время, когда нужно жить самостоятельно, работать, создавать семью. Он попадает в круговорот жизни, где нет времени и возможности осмысливать свое «правильное» мышление, он просто начинает им пользоваться. Он начинает жить в соответствии со своей логикой и ТРЕБОВАТЬ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ СОБЛЮДЕНИЯ ЭТОЙ ЛОГИКИ.

Например, человек с детства приучен класть вещи на «свое» место. Бросить вещь в другом месте для него – табу. Допустим, родители очень бурно реагировали на разбросанные вещи, и у ребенка, естественно, возникал страх перед такой бурной реакцией. И вот уже взрослый человек устраивается на работу, где ему необходимо постоянно контактировать с коллегой, который к порядку не приучен. У него на столе постоянный хаос, мусор и очень сложно в этом беспорядке что-нибудь найти любому человеку, кроме хозяина. Потому что хозяин стола так привык жить, и для него это вполне «правильное» мышление, вынесенное из его детства. Что же происходит с новичком, который приучен к порядку? У него начинается паника, возникает страх, он начинает критиковать своего коллегу, удивляется, как тот вообще может работать в таком хаосе. Он постоянно акцентирует внимание на беспорядке, потому что когда-то этому человеку внушили, что беспорядок – это страшно, это однозначно подлежит исправлению, с этим никак нельзя жить.

При этом оба сотрудника рассуждают логично и в соответствии со своим «правильным мышлением».

Дальше хуже. Взрослый человек встречает свою вторую половину, они женятся и… начинают очень активно конфликтовать. Это называется кризисом первого года брака. А в действительности этот кризис не заканчивается до тех пор, пока люди не смогут принять тот факт, что у каждого из них есть своя «правильная» логика, и теперь им необходимо создать общую на двоих «правильную» логику жизни, которая будет устраивать обоих. Найти компромиссы в простых, казалось бы, вопросах: распределение мужских и женских обязанностей, совместное времяпровождение, время отхода ко сну, время, место и качество пищи и т.д. Порой на поиск таких компромиссов уходят десятилетия. Если, конечно, у людей в приоритете желание остаться вместе. В противном случае, при возникновении малейших расхождений во мнениях, люди решают развестись, в надежде найти партнера с «правильным» мышлением. Но это утопия. Такие «партнеры» могут встретиться только в одной семье, а инцест, как известно, у нас запрещен. Зато одинокая жизнь «больших» детей с родителями встречается достаточно часто в последнее время, ведь жить с людьми, имеющими такое же «правильное» мышление, значительно легче, чем пытаться найти компромисс с другими людьми.

Конечно, логика жизни включает не только вопросы быта, взаимоотношений, выбора пищи и т.д., но и принципы жизни человека, его моральные ценности, жизненные приоритеты. И в случае несовпадения этих глобальных принципов, люди не могут существовать рядом и постоянно взаимодействовать ни в семье, ни на работе, ни в других сферах жизни.

Например, человеку с детства объяснили, что воровать и обманывать плохо и неприемлемо. Он попадает на работу, где необходимо сначала обманным путем уговорить людей вложить средства, а потом этими деньгами пользуется руководство фирмы и не возвращает их людям с процентами, как обещал сотрудник. Тогда у сотрудника возникает огромное внутреннее противоречие между его «правильными» принципами жизни и принципами работы. В большинстве случаев, после обнаружения таких глобальных несоответствий, человек увольняется. Иначе он будет постоянно мучиться от угрызений совести, чувства вины и несправедливости.

Если говорить о семейной жизни человека, можно привести пример с насилием. Допустим, мужчина воспитывался в семье, где в случае неповиновения, непослушания применяли силу (могли ударить или разбить что-то и т.д.). А женщина воспитывалась в семье, где применение силы было неприемлемо, осуждалось и пресекалось. В определенный момент у этой пары возникает конфликт, в котором они не могут найти компромисса, устраивающего обоих. Или не хотят найти (такое тоже часто бывает, к сожалению). И вот мужчина, в соответствии со своим «правильным» мышлением, не сумев доказать своей правоты, берет и что-то ломает, или толкает женщину, или бьет ее, рассуждая при этом вполне для себя логично: «Чтоб неповадно было в следующий раз не слушаться меня». После таких действий мужа у женщины, как минимум, появляется желание уйти от него, как максимум, она это делает. Зависит от ее приоритетов в жизни. Многим женщинам вбивают в голову мысль в детстве, что разводиться – это смерти подобно, это неприемлемо, и тогда принципы женщины сталкиваются между собой, и она делает выбор в пользу брака. При этом женщина может либо пытаться найти компромисс с мужчиной в вопросе применения силы и объяснить ему, что это неприемлемо для нее, либо молча жить с ним в постоянном страхе, зато принцип «быть замужней» будет соответствовать ее логике жизни.

Вот такая она сложная и в то же время простая логика жизни. Именно она помогает нам двигаться по жизни в «правильном» направлении, делать «правильный» выбор и чувствовать себя полноценными.

Автор Анастасия Тимощенко

0 0 голоса

Рейтинг статьи

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Добрых товарищей: роль и причины мужчин в борьбе за гендерное равенство

В 1689 году Джон Локк опубликовал свой Первый трактат о правительстве , в котором в качестве части более широкого аргумента против патриархальной монархии постулировал, что права матерей должны быть соблюдены. так же серьезно, как и у отцов. «Муж и жена», — отметил он, «имеют разное понимание. . . [и] разные завещания ». Но что касается «вещей, представляющих их общий интерес и собственность. . . Жена [имеет] полное и истинное владение тем, что по Контракту является ее особым Правом, и.. . Муж [имеет] не больше власти над ее Жизнью, чем она над его ». После исчерпывающего обзора Библии — источника всех указаний его эпохи — Локк заключает, что, «далекие от установления монархической власти отца », Священные Писания вместо этого «ставят Мать наравне с ним и соединяют» Ничего, кроме общего долга и отцу, и матери ».

Локк, конечно же, написал свой более известный и более радикальный Второй трактат , целые отрывки из которого были почти дословно заимствованы в Декларации независимости.Его теории управления вдохновили американскую и французскую революции; его взгляды на права собственности легли в основу современного капиталистического государства. Но его взгляды на женщин и гендерное равенство в значительной степени ускользнули из публичного дискурса в последующие столетия, как и его интеллектуальная связь между общественными узлами власти и частной сферой жизни. Когда феминистская наука останавливается на Локке, она, как правило, делает это неблагоприятно, читая — и изображая его как сексиста, или женоненавистника, или того хуже.

То же и с Фридрихом Энгельсом. В своем трактате 1884 года о Происхождение семьи, частной собственности и государства Энгельс излагает обширную и всеобъемлющую историю семьи, утверждая, что «первое разделение труда — это разделение труда между мужчиной и женщиной в целях воспитания детей». Он утверждал, что в доиндустриальные времена это разделение было мягким: мужчины больше занимались охотой, а женщины — собирательством, отловом и приготовлением пищи. В древнем прошлом частной собственности не было; никаких брачных сделок или женского подчинения.Однако по мере того, как общества вступали в индустриализацию, предписанная женщинам роль селекционеров вынуждала их вернуться в дом, все больше привязывая их к рутинной работе, которую их мужья, привязанные к фабрике, теперь оставили позади. «Когда [женщина] выполняет свои обязанности по частному служению своей семье, — пояснил он, — она ​​остается отстраненной от общественного производства и не может ничего зарабатывать; и когда она желает участвовать в общественной деятельности и зарабатывать на жизнь самостоятельно, она не в состоянии выполнять свои семейные обязанности.”

Как и Локк, Энгельс известен прежде всего более крупными и влиятельными текстами. Его теории, объединенные с теориями частого соавтора Карла Маркса, обеспечили интеллектуальную основу для целой школы мысли и экономического видения, цели которого были диаметрально противоположны целям Джона Локка. И все же, возможно, по иронии судьбы, говоря о женщинах, Энгельс реанимировал часть связи, которую Локк предложил почти двумя столетиями ранее. Подобно Локку, Энгельс видел врожденную и важную связь между правами женщин и правами «человечества» в более широком смысле.Подобно Локку (но значительно углубившемуся в своем анализе), Энгельс рассматривал семью как важнейшую социальную структуру, организация которой раскрывает более широкие модели власти и привилегий. «Современная семья, — писал он, — содержит в миниатюре все противоречия, которые впоследствии распространятся на общество и его состояние».

Ученые могут спорить — и почти наверняка будут — о степени озабоченности Локка и Энгеля гендерным равенством. Действительно ли их интересовала судьба жен и матерей, а тем более их беспокоила? Или женщины просто укусили игроков за свои революционные взгляды, на фоне которых должны были вестись более важные битвы? Тексты слишком двусмысленны, чтобы дать однозначный ответ.

Но что делает Локка и Энгельса настолько интригующими в теме равенства, так это то, что они, по крайней мере, упоминали женщин и думали о женщинах под интеллектуальной эгидой равенства. Это были (белые, натуралы, цис, старые, богатые) мыслители-мужчины, которые, тем не менее, преодолели разрыв между личным и политическим, не потому, что они обязательно стремились решить проблему положения женщин, а потому, что они понимали положение женщин как необходимый компонент просто политический заказ. Они принципиально разошлись во мнениях относительно того, каким будет этот порядок и как его можно реализовать, но они понимали, что равенство — как полов, так и классов — было важной частью этого процесса.

Такое включение обычно не является частью стандартного философского канона. Напротив, борьба за гендерное равенство обычно велась вне основного направления мысли, в которой доминируют мужчины; ведется женщинами, в подавляющем большинстве случаев, и в основном на периферии политического дискурса. В то время как равенства сторонников — легион, состоятельных людей и занимающих хорошие позиции, защитников гендерного равенства — как и сторонников расового равенства — стало меньше и больше сегрегированных сторонников. Откровенно говоря, в основном женщины боролись и писали за гендерное равенство; в основном цветные люди, выступающие за расовую справедливость.И для многих в окопах так лучше. Феминистки, в частности, не хотели пускать мужчин в свою борьбу, опасаясь снова уступить власть в этой самой личной борьбе. И кто может обвинить их? Голоса мужчин исторически преобладали во всех битвах, спорах и победах. Несомненно, женщины должны владеть своими правами и руководить ими.

Однако это эссе будет посвящено другой теме. Я постараюсь привести доводы в пользу включения — даже охвата — мужчин в борьбе за гендерное равенство.Я не хочу утверждать, что мужчины должны вытеснять женщин в этой борьбе или что привлечение мужчин подразумевает увольнение или уменьшение женщин. Вместо этого моя цель — сделать эту борьбу менее изолированной и более практичной и решить так называемую женскую проблему более широким и грубым инструментом.

Мужчины очень долгое время были препятствием на пути к равенству женщин. Возможно, настал момент сделать их частью решения.

Первый вопрос, который хорошая феминистка может задать по поводу мужчин, — «почему?» Почему после столетий игнорирования женских проблем (в лучшем случае) или высмеивания их (или того хуже) мужчинам должен быть предоставлен какой-либо голос или свобода действий в борьбе за гендерное равенство?

Позвольте мне начать с того, что я считаю неправильным ответом.Мужчинам не следует вступать в борьбу за права женщин только потому, что это правильно (даже если это так). Их не следует уговаривать или заставлять присоединиться; их нельзя тащить с криком и ногами на марш. Мы пробовали это, и это не сработало. Издевательства случаются редко. Вина, как толчок к политическим действиям, еще хуже.

Вместо этого аргументы в пользу включения группируются в две широкие категории: те, которые сосредоточены на конкретных проблемах мужчин, и те, которые больше ориентированы на женские.Оба они важны и относительно просты.

Что касается мужской стороны уравнения, полезно начать с самого широкого утверждения, которое люди делали и с которым соглашались, по крайней мере, со времен Локка: все люди созданы равными. Да, Локк использовал слово «мужчины». Да, он и его преемники почти наверняка имели в виду только белых людей и, вероятно, приземленных людей тоже. Но идея равенства — основное, первичное предпочтение справедливости; для общества, которое не делает различий между своими членами; для возможностей, которые широко распространены и открыты для всех — широко распространены и существуют давно.Если мужчины верят в равенство, то расширение этой веры для явного включения женщин — это не логический скачок или акт благотворительности. Вместо этого это базовое расширение истины, уже считавшейся самоочевидной.

Между тем, помимо теории, стремление к гендерному равенству приносит ощутимые преимущества как мужчинам, так и женщинам. По состоянию на 2018 год оплачиваемый труд женщин составлял 40 процентов от общей экономической активности в Соединенных Штатах и ​​37 процентов в мире. В Японии экономисты подсчитали, что увеличение числа женщин на рабочем месте может увеличить ВВП страны до 50 процентов.В корпоративном секторе недавние исследования показывают, что компании, в которых женщины больше представлены в советах директоров, значительно превосходят рынок. То же самое с женщинами в топ-люксе. Таким образом, с чисто экономической точки зрения наличие больших экономических возможностей для женщин способствует большему благосостоянию для всех. Равенство работает.

Равенство также имеет решающее значение для выполнения самой основной из всех человеческих задач: репродуктивного труда. Когда-то мужчины могли продвигать свои репродуктивные интересы — и делали это, — контролируя фертильность женщин.Они женились на девственницах, требовали верности и обеспечивали свое генетическое долголетие через свое потомство. Гендерное равенство не требовалось; Напротив, мужчины преследовали свои репродуктивные интересы, подавляя женщин. Но больше нет. Вместо этого в настоящее время в большинстве частей мира достижения в области репродуктивных технологий — контрацепции, in vitro, оплодотворения, замораживания яиц и т.п. — освободили процесс деторождения как от диктата матери-природы, так и от требований мужчин. Женщины имеют гораздо больший контроль над своей репродуктивной судьбой, чем когда-либо в прошлом, и когда-то железная связь между сексом и деторождением была навсегда разорвана.В результате баланс сил между полами неуловимо, но сильно изменился. Если мужчины хотят детей (а с точки зрения генетики они этого хотят), они должны предложить женщинам сделку, отличную от той, которая преобладала в прошлом. Они должны инвестировать в счастье и процветание женщин и делиться с ними властью.

Мы видим элементы этого меняющегося равновесия уже в Китае, где поколение детоубийств женского пола произвело перекос в соотношении мужчин и женщин и, таким образом, значительно повысило конкуренцию на рынке брака.Мужчины в Китае, особенно те, кто не имеет финансовых ресурсов, вынуждены ввозить невест из-за границы, занимаются торговлей людьми, а когда все остальное терпит неудачу, просто отказываются от секса и брака. В крайнем случае неравенство женщин в мире репродуктивного выбора не заканчивается хорошо для мужчин. Менее драматично, мы видим также свидетельства из Японии, где все большее число молодых женщин отказываются от того, что долгое время было глубоко неравноправными отношениями. Имея выбор между традиционным брачным договором страны, когда жена остается дома, а муж работает, и более независимым образом жизни, женщины предпочитают оставаться в своей карьере и разрывать отношения.В результате резко падает уровень брачности, а рождаемость упала значительно ниже уровня воспроизводства населения. В 2013 году опрос, проведенный Японской ассоциацией планирования семьи, показал, что 45 процентов женщин в возрасте от шестнадцати до двадцати четырех лет «не заинтересованы в сексуальных контактах и ​​не презирают их». «У меня отличная жизнь», — сообщает одна молодая работающая женщина. «Я хожу со своими подругами, такими же профессиональными женщинами, как я, во французские и итальянские рестораны. . . . Я люблю свою независимость ». Мужчины все чаще исключаются из жизни женщин в Японии, и эта ситуация, по-видимому, сопряжена с издержками для них обоих.

Наконец, что, возможно, менее цинично, когда-то доминирующий Белый мужской правящий класс сам начинает трансформироваться и развиваться. Конечно, не быстро, и не (в некоторых кругах) без массового боя. Но все равно развивается. Двадцать три процента мужчин в США идентифицировались в 2017 году как небелые. Четыре процента были геями, гомосексуалистами или кем-то еще, выходящим за рамки традиционной гендерной бинарности. Тридцать один процент были инвалидами или безработными. Необязательно принимать весь зонтик интерсекциональности, чтобы увидеть, что некоторые группы мужчин в конечном итоге увидят себя отраженными в том, что когда-то было «другим».Они увидят свои интересы, не говоря уже об интересах своих жен, сестер, матерей и дочерей, как неразрывно связанные с универсальными равными правами и продвигаемые ими. Права женщин на самом деле являются правами человека. Они всегда были. Только сейчас борьба за эти права может быть все в большей степени в интересах мужчин. Потому что они им тоже нужны.

Да, знаю. Впускать мужчин в шатер гендерного равенства только в тот момент, когда это соответствует их личным интересам, рискует избежать борьбы, в которой женщины боролись в одиночку так долго.Это рискует поставить свои проблемы и предпочтения выше женских. Я бы сказал, однако, что победа в войне здесь стоит проигрыша битвы. Если мужчины действительно могут принять гендерное равенство как человеческое равенство; если они могут рассматривать борьбу за права человека как борьбу за всех прав человека, то мы должны привлечь их к усилиям.

Последняя часть «почему» является наиболее прозаической и исходит непосредственно из потребностей и интересов женщин. И в отличие от приведенных выше аргументов, он основан непосредственно на математике власти.По состоянию на 2018 год, после более чем столетней борьбы; после суфражисток, феминисток, деклараций ООН и всевозможных сестринских отношений женщины по-прежнему занимают лишь примерно 16 процентов мест власти на нашей планете. В 2018 году среди глав государств было всего двадцать женщин, или 6,3 процента. Двадцать четыре генеральных директора из списка Fortune 500, чуть менее 5 процентов. Сорок восемь из 892 лауреатов Нобелевской премии. Мы, хотим мы того или нет, все еще боремся со стороны, маршируем, протестуем и вздыхаем коллективно в благонамеренных отступлениях.Но мы не можем повлиять на реальные изменения, потому что у нас нет мест за столом. Мы можем попытаться захватить их или протиснуться внутрь, но ни один из них пока не доказал свою эффективность. Так что нам нужно пойти, хотя бы частично, туда, где находится сила. И это по-прежнему с мужчинами.

За последнее десятилетие я выступала на десятках и десятках женских мероприятий: на корпоративных встречах, в ратушах университетских городков, на автографах и на группах аналитических центров. Я выступал перед правительственными чиновниками, студентами колледжей, менеджерами среднего звена, медицинскими ординаторами и сотрудниками юридических фирм.Почти все эти события были объявлены разговорами о гендерных вопросах на рабочем месте. Вряд ли какие-либо были ограничены женщинами. И все же снова и снова в аудитории была лишь крошечная горстка мужчин — обычно из кадровых и аудиовизуальных отделов организации. Я понимаю. Это пугающие комнаты для среднего мужчины, полные потенциально разгневанных женщин, говорящих на почти наверняка неловкие темы. Домогательство. Отпуск по беременности и родам. Грудное вскармливание. Но это, конечно, часть проблемы.Если мужчины когда-либо будут полностью вовлечены в вопросы гендерного равенства, они должны находиться в комнатах, где происходят разговоры о гендере. А женщинам нужно их пригласить.

Оказавшись внутри, мужчинам необходимо понять, что есть определенные вещи, которые они могут делать, особенно на рабочем месте, которые будут продвигать дело прав женщин и равенства в целом.

Во-первых, они могут и должны положить конец плохому поведению, как своему, так и своим коллегам и сотрудникам.Мужчинам необходимо узнать, что такое сексуальные домогательства и как их распознать. В частности, на управленческом уровне они должны взять на себя ответственность за обеспечение безопасного и инклюзивного рабочего места, а также за отчетность и принятие последующих мер в связи с происходящими нарушениями. В противном случае вся ответственность за наблюдение ложится на наиболее уязвимых: на людей, обычно женщин, которые подвергаются преследованиям, или на несколько старших членов группы, обычно опять же на женщин, которые считаются врожденными сочувствующими. Вместо этого люди, обладающие реальным авторитетом в организации, должны выступать против любых форм преследований.Они должны определить это, высказаться против, ввести в действие процессы как для отчетности, так и для расследования, и наказать тех, кто нарушает правила. Что особенно важно, они не могут делать это постфактум или когда СМИ публично вызывают коллегу. Вместо этого они должны — на самом высоком уровне — относиться к преследованию как к хищению или бизнес-мошенничеству; как поведение, которое должно и будет прекращено.

При этом они могут позаимствовать страницу из своего рода вмешательства сторонних наблюдателей, которое было хорошо принято и эффективно во многих университетских городках средних школ и колледжей.Теория, лежащая в основе этого подхода, заключается в том, что именно мужчины — часто самые популярные и влиятельные мужчины в университетском городке — знают, кто виновен в сексуальном насилии. И именно мужчинам легче всего их остановить. Однако они должны чувствовать себя вправе делать это; должны понимать, что попадание в постоянно чреватые потоками сексуальных проступков — это деятельность, не ограничиваемая только женщинами. Между тем, все — женщины и мужчины, жертвы и предполагаемые преступники — должны иметь вокруг себя процедуры и руководящие принципы, чтобы правила были ясными и никто не был втянут в темную роль личного судебного разбирательства.Какие правила? Они также должны быть определены и обсуждены сообществом в целом. Они должны быть подробно изложены и обсуждены, как бы болезненно это ни было, и принадлежать людям на самом верху. Большинство из них, по крайней мере, на данный момент, вероятно, будут мужчинами.

Мужчины на рабочем месте также могут продвигать гендерное равенство, спонсируя женщин вокруг себя. «Спонсор» — это очень специфический термин, введенный экономистом Сильвией Энн Хьюлетт в ее книге « Забудьте о наставнике, найдите спонсора » в 2013 году, и он остается малоиспользуемым инструментом влияния.Многие организации назначают наставников; многие молодые люди думают, что они у них есть. Но исследование за исследованием показывали, что наставничество, особенно для женщин и цветных людей, является слабым. Вместо этого, как показал Хьюлетт, работает спонсорство: отношения, в которых старший человек, мужчина или женщина, играет активную роль и проявляет интерес к карьере младшего. Спонсоры борются за свою личность; они дают советы и честно отзываются. Они появляются и начинают сражаться за карьеру другого человека. По общему признанию, спонсорство может стать сложной задачей по признаку пола, расы и пола.Не получится, если люди спонсируют только тех, кто похож на них. Но некоторые из самых убедительных случаев, которые я когда-либо видел, были связаны с мужчинами, занимающими руководящие должности, которые проявляли глубокий (несексуальный, неромантичный) интерес к карьере молодых женщин. Когда мужчины вкладываются в этих коллег, они могут стать мощной силой перемен — не только для вовлеченных женщин, но и для равенства возможностей в целом. Основатель Lean In и главный операционный директор Facebook Шерил Сандберг, например, часто описывает роль экономиста Ларри Саммерса в поощрении и поддержке ее карьеры.Журналист Тина Браун благодарит издателя С. И. Ньюхауса за вклад в ее лидерство. Кондолиза Райс называет Йозефа Корбеля, профессора и бывшего дипломата, «одной из самых центральных фигур в моей жизни». Конечно, это очень образованные женщины, построившие выдающуюся карьеру. Но практика спонсорства распространяется на разные классы, расы и отрасли. Для мужчин наверху недостаточно заботиться о равенстве или хвалить его теоретически. Они должны вкладывать средства в саму работу по продвижению, человек за человеком и жизнь за жизнью.

Наконец, мужчины на рабочем месте могут иметь огромное влияние, борясь от своего имени за права и привилегии, которые обычно считаются женскими. Самым важным из них является отпуск по уходу за ребенком, тяжелая и сложная ситуация, история которой стоит кратко рассказать. До 1970-х рожавшие работающие женщины либо просто прекращали работать (если они могли себе это позволить), либо находили способ организовать уход за младенцами и детьми. Однако в 1970-х годах, когда женщины стали в больших количествах занимать руководящие должности и, соответственно, бороться за права на рабочем месте, отпуска по беременности и родам стали все более распространенным явлением.Специфика, конечно же, различалась от страны к стране, но большинство из них следовало базовому формату. Они предоставили женщинам перерыва (оплачиваемых или неоплачиваемых) для участия в чисто медицинском мероприятии: физическом рождении ребенка. Таким образом, только женщины могли брать отпуск по беременности и родам, и только женщины остались с их последующими и однобокими последствиями: как теперь показывают исследование за исследованием, большинство женщин никогда полностью не выздоравливают, с профессиональной точки зрения, после отпуска по беременности и родам. Они теряют импульс на рабочем месте; когда они возвращаются, их воспринимают как менее активных участников; они никогда полностью не компенсируют потерю заработной платы и пропущенные ступеньки карьерной лестницы.

Стремясь исправить это неравенство, многие страны в 1990-х годах начали проводить более нейтральную с гендерной точки зрения политику, рассматривая рождение (и в том числе усыновление) как семейный вопрос, а не как состояние здоровья. Что явно было шагом в правильном направлении. Проблема, однако, заключалась в том, что правила на самом деле не работали. В частности, даже когда отцы получали невероятно щедрые отцовские отпуска — например, в Исландии предлагали три месяца плюс три дополнительных месяца совместного отпуска — большинство мужчин их не брали.Фактически, в Швеции, которая провозглашена одной из самых гендерно-равноправных политик в мире, в 2018 году на мужчин по-прежнему приходилось менее четверти всех отпусков по уходу за ребенком.

Это большая проблема, чем может показаться. Потому что, если отпуск по уходу за ребенком возьмут только женщины (или горстка пап-геев), то роль родителя будет упорно закрепляться за женщиной. Женщины будут нести это бремя как на работе, так и дома, а мужчины будут увековечивать стереотип отцовства в качестве второстепенного приоритета.

К счастью, это одна проблема, которую почти до смешного легко исправить.МУЖЧИНЫ: ПРИНИМАЙТЕ ОТЦОВСТВО ОТПУСКА! Возьми все, что можешь, а потом еще. Боритесь за более щедрые листья. Лоббируйте вашего работодателя (или профсоюз, или политического представителя) относительно отпусков по уходу за семьей, гибких часов и ситуаций с неполным рабочим днем, которые позволяют всем родителям — всем человекам — присутствовать для своих семей без ущерба для их оплачиваемой работы. Определяя отцовство как гендерно-нейтральный и активно подтверждая свои собственные родительские обязательства, мужчины могут значительно изменить положение женщин на рабочем месте.Что еще более важно, они могут помочь подтолкнуть всех нас к более равноправному обществу, в котором ничья работа или идентичность не ограничиваются диктатом их пола.

Между тем, конечно, помимо поведения на рабочем месте, мужчины должны играть важную роль в продвижении гендерного равенства дома и в обществе. На заре феминизма, возможно, мужчинам было достаточно поддерживать интересы своих жен; «позволить» своим женам поработать и подавить свой гнев, если мясной рулет опоздал к столу.Не больше. Теперь поддержка истинного гендерного равенства означает привлечение мужчин к изменению гендерных норм в более общем плане: не только их жен, но и их дочерей, их сыновей, их матерей и самих себя.

Исторически мы знаем, что каждое поколение имитирует предыдущее, хотя и с изюминками технологий и подростковым бунтом. Дети усваивают социальные нормы в очень раннем возрасте и копируют мир, который они видят вокруг себя. Подарите мальчику грузовик, и он полюбит его.Скажи ему, чтобы он не плакал, и он не заплачет. Если мы хотим, чтобы эти нормы изменились на уровне общества — а истинное гендерное равенство требует этого, — тогда мужчины должны сыграть решающую роль, наряду с женщинами, в переосмыслении и изменении своих основных форм взаимодействия. Слова, которые они используют. Игры, в которые они играют. Как они воспитывают своих детей. Женщины просто не могут сами внести эти изменения. Вместо этого мужчинам необходимо участвовать в этом процессе, адаптируя его и принимая его как свой собственный. Что это значит на практике? Это означает воспитывать девочек такими же сильными — интеллектуально, спортивно, эмоционально — как мальчиков, и позволять мальчикам избавляться от традиционных ограничений мужественности.Это означает перераспределение работы по гендерно-нейтральному принципу: пусть женщины в городе будут тренировать футбольные матчи, а мужчины испекут пирожные. Пусть папа не забывает записаться на прием к стоматологу, пока мама работает допоздна. Эти вещи могут показаться банальными, но они представляют собой шаблоны, которые определяют и разделяют нашу жизнь. Если мужчины хотят продвигать равенство женщин, им нужно скорректировать свое поведение, а не просто полагаться на женщин, чтобы они изменили свое. Как упоминалось выше, часть этого приспособления будет происходить из-за того, что вы не будете совершать плохих поступков: домогательств, дискриминации, криков и недобросовестных жалоб.И некоторые из них появятся в результате более сложной, но в конечном итоге более важной работы по смене ролей, норм и обязанностей. Пусть мужчина хвастается тем, сколько зарабатывает его жена или как много она работает. Пусть плачет мальчик.

Это подводит к моему заключительному пункту. В конечном счете, работа по обеспечению гендерного равенства — это не только помощь женщинам или даже устранение многовекового дисбаланса. Это намного больше, поэтому вовлечение мужчин так важно. Слишком часто мы видим гендерную борьбу просто как игру с нулевой суммой, в которой любые достижения женщин должны происходить за счет мужчин.Или даже, что еще более велико, как пирог, который нужно расширить, прежде чем какая-либо группа игроков сможет захватить больший кусок. Я выступаю за более радикальную переформулировку. Вместо того, чтобы перебалансировать наш нынешний набор гендерных отношений, нам нужно переосмыслить их, изменив роли не только женщин, но и мужчин. Нам нужно понять, а затем преобразовать мужественность так же глубоко, как феминистки уже изменили традиционные представления о женственности. И мы не сможем этого сделать без мужчин.

Если в наши дни вы пройдете по коридорам практически любого крупного университета, вы обязательно встретите факультет гендерных исследований.Или исследования пола и сексуальности. Или что-то со смутно похожим названием, которого не существовало шестьдесят лет назад, когда все, что касалось пола или сексуальности, либо относилось к биологии, либо вообще не обсуждалось. Однако по мере того, как феминизм вошел в культурный мейнстрим в 1970-х годах, и молодые женщины по всему миру начали поступать в университеты, которые когда-то были предназначены только для мужчин, растущие группы ученых начали специализироваться на женских проблемах: истории женщин, женской литературе, женщинах в средствах массовой информации и т. Д. политика.Со временем эти дисциплины становились все более крупными и надежными, занимаясь женскими темами, которые варьировались в междисциплинарном спектре.

Тем временем, помимо академических кругов, сам феминизм стал мейнстримом, даже если иногда под менее политически нагруженными ярлыками, такими как «женское лидерство» или «женская власть». Есть мощные защитники того, что (иногда иронично) называют «корпоративным феминизмом», и непреклонные настойчивые призывы к равенству в оплате труда мужчин и женщин. Проводятся хорошо финансируемые кампании против калечащих операций на женских половых органах и принудительных браков; основные усилия, направленные на увеличение присутствия женщин в советах директоров компаний и в средствах массовой информации.Это, конечно, не означает, что борьба за гендерное равенство близка к завершению. Но, по крайней мере, теперь мы понимаем проблемы и ограничения, с которыми сталкиваются женщины. По крайней мере, мы признаем, как индивидуально, так и в обществе, что роли женщин меняются, и это трудно. Мы дали имя Бетти Фридан «проблеме, у которой нет названия». И мы начали — медленно, мучительно, с разочаровывающими остановками и попытками — решить эту проблему.

Напротив, мы сравнительно мало знаем о проблемах, с которыми сталкиваются мужчины, и о том, как их идентичность и роли меняются в результате технологических и социальных изменений.Мы не знаем, потому что еще не исследовали, как мужская работа может адаптироваться к миру работающих женщин. Мы не знаем, как лучше всего перенастроить дом и рабочее место для постиндустриального, нейтрального с гендерной точки зрения возраста. Это серьезные вопросы, и их можно решить только через призму жизни как мужчин, так и женщин. Или, говоря более прямо: мы не можем добиться гендерного равенства для женщин, не изменив также и роли мужчин.

Грандиозный проект феминизма реализуется уже более века.О его битвах ходят легенды, а его победы способствуют трансформации многих самых глубоко укоренившихся убеждений общества о правах, ролях и свободах женщин. Но завершение проекта по гендерному равенству означает также переписывание книги о мужчинах. Не просто принуждение мужчин подчиняться требованиям женщин, но и освобождение их для переосмысления того, что означает мужественность в мире гендерного равенства.

Некоторое переосмысление уже началось. Но, к сожалению, в большей части появляющихся работ о мужественности преобладают самые злобные элементы: мужчины, которые в первую очередь реагируют на то, что они считают атакой феминизма на их территорию и идентичность.Нам нужно сделать лучше, чем это. Безусловно, всегда будут разногласия между защитниками каждого пола и широкий спектр мнений и убеждений в интимных сферах секса, перемен и власти. Однако очевидно, что в палатке равенства должно быть место для людей всех полов. Разве это не то, чего требует интеллектуальная повестка дня гендерного равенства?

В 1884 году Энгельс предсказал, что «необходимость создания реального социального равенства» между мужчинами и женщинами «будет видна только при ясном свете дня, когда оба они будут обладать юридически полным равенством прав.Другими словами, человеческое равенство зависит от гендерного равенства, которое делает мужчин — хотят они того или нет — одновременно участниками и победителями в борьбе за права женщин.

Интернет полон мужчин, ненавидящих феминизм. Вот какие они есть лично.

Некоторые мужчины всегда были несчастными. Чтобы это стало очевидным, понадобился только Интернет.

Женщины — по крайней мере, некоторые женщины — всегда знали. При всем ощущении того, что мы живем в поколении, которое обретает новый голос, может быть более точным будет сказать, что мы живем в поколении, где старый голос наконец-то обрел громкость.Но объем принес последствия. Организованное запугивание теперь является честной игрой для всех, кого слышит толпа, и все слышны в сети.

Самые публичные жертвы прошлогоднего гнева Gamergate — такие женщины, как Анита Саркисян, Зои Куинн и Брианна Ву — не были радикалами. Очень немногие из женщин, которым угрожали в Интернете, подвергаются жестоким угрозам. Просматривать видео Саркисян Feminist Frequency после прочтения отчетов о ее домогательствах — значит удивляться, прежде всего, тем, насколько бесспорным кажется ее анализ.Она отмечает, что индустрия видеоигр обслуживает мужчин; женщины, если их включить, обычно становятся жертвами насилия или сексуального вознаграждения. Есть ли в этом сомнения? Есть ли что-нибудь более радикальное, чем новый голос, читающий старую литургию?

Тем не менее, ее преследовали, как будто она предлагала революционное восстание, и поэтому в последнюю неделю августа Саркисян, обычная женщина с посланием настолько безобидным, что здравомыслящий мир мог бы счесть его очевидным, была вынуждена бежать из своего дома.

«Например, если я« имею честь », я имею честь иметь родителей, которые побуждали меня думать самостоятельно»

Так получилось, что в августе я провел несколько ночей с одним из ее антагонистов. Он утверждает, что не из тех, кто отправляет явные угрозы, и он не участвовал в Gamergate. Он просто человек, который смутно относится к Саркисян, говорит он, и не побоялся написать ей об этом в Твиттере. Он мало думает о феминизме в целом или, по крайней мере, о том, что, по его словам, феминизм стал после того, как голосование, рабочие места и права на аборт были разобраны, и это слово стало собачьим свистком для «жалости к себе и сексизма по отношению к мужчинам».«Его зовут Макс — хотя, конечно, это не так — и он активист за права мужчин. Я нашел его, потому что хотел знать, каковы были эти люди, а не на Reddit, в Твиттере или на любом другом форуме, где они активно занимаются своим делом, но в обычной жизни — расслабленно, немного поработав и без клавиатуры, чтобы вытащить это.

«Я сделаю ставку, сто долларов», — говорит мне Макс в первую ночь, когда мы проводим время. «Если бы мы оба прямо сейчас встали на этот стол и начали кричать, что мы думаем о феминизме, кто-то мог бы сказать вам, чтобы вы заткнулись на хер.Но меня линчевали бы «.


Активизм за права мужчин был в глубине американской культуры, по крайней мере, с 1970-х годов, и в значительной степени он явно выступал против феминизма. У движения нет ни центральной платформы, ни каких-либо акклиматизированных лидеров, но центральные темы неизменны: притесняются мужчины, а не женщины. Мужчины обязаны поступать на выборочную службу; женщины невосприимчивы. Мужчины обычно теряют своих детей в спорах о равной опеке.Ожидается, что мужчины будут выполнять опасные и трудные работы в строительстве и сельском хозяйстве. Помимо этих явных недостатков, они заявляют о более тонком системном неуважении со стороны культуры, все более сосредоточенной на том, что они считают женскими ценностями, от эмоциональной выразительности до полного сексуального и репродуктивного освобождения. Когда они различаются, это крайность: одни просто осуждают «анти-мужское» отношение феминизма, а другие стремятся, например, отменить криминализацию супружеского изнасилования.

Когда я встретил его, Макс жил в районе Ривер-Норт в Чикаго.Ривер-Норт — 70 процентов белых в городе, где белое население составляет 32 процента и сокращается, — одно из немногих мест в Чикаго, где все еще можно избежать даже смутного представления о расовой и культурной динамике города. . Я нашел Макса на Reddit, на форуме, в основном посвященном насмешкам над левыми подростками на Tumblr. То, что он жил в моем городе и был готов поговорить, было удачей.

Я хотел знать, какими были эти люди, не на Reddit или в Твиттере, а в обычной жизни

В общепринятом представлении борцы за права мужчин — это «шейные бороды»: болезненно тучные обитатели подвала, подозреваемые в привязанности к My Little Pony . Но Макс необычайно скромен с виду, достаточно красив и обычно высок; столь же вообразимый в шортах и ​​бейсболке, как и в выпускном костюме, который надевают на первое собеседование после учебы в центре города. Он вырос в Сент-Луисе, одним из двух детей. (У него есть брат, младший: «Он ходит в школу в Сиэтле. Вроде хиппи».) Его родители живы и женаты. Перед тем, как Макс родился, его отец был плотником в Ньюарке, штат Нью-Джерси, входящим в длинный ряд до 1980-х, и Макс-старший.последовал за зарождением управленческого консультирования и перешел на работу в белые воротнички в пригороды Среднего Запада. Когда Макс приехал в Чикаго в 2006 году, это было для колледжа («не первым в моей семье, кто пошел в колледж, но первым, кто пошел в обычное время», то есть в возрасте 18 лет). Через четыре года после окончания учебы он получил солидную работу начального уровня в местном финансовом учреждении. «Там работает множество женщин», — предлагает он в середине предварительного биографического изложения. «Им платят так же, как и мне». Мы еще не начали обсуждать политику.

Макс вписывается в толпу в искусственно-мексиканском баре, где мы проводим несколько ночей в августе. Стопки текилы за восемь долларов; заправленные рубашки-поло или заправленные из предварительно выцветших джинсов классические рубашки; группы гостей, испускающие колеблющийся визг из каждой будки. «Это просто мой дом по соседству», — говорит он мне, когда мы в первый раз заходим в дверь. Не то место, в которое он «попал» в пятницу, и не то место, где он будет искать то, что он настаивает на том, чтобы называть «действием».

«Таких девушек здесь немного… а, — сказал он. — Может быть весело. Определенно раздражает ». (Чтобы отличить их от столь же хорошо выделенных женщин с недоуздками, которые он показывает мне на Facebook в качестве примеров того, чем он« увлекается », требуется определенная способность различения, которой я не обладаю.)

Он носит разноцветную футболку все три ночи, когда я его вижу.

Макс не был членом Gamergate. Это не так уж и необычно: существуют защитники прав мужчин, которые презирают этот конкретный эпизод, если не из-за его злобности, то из-за его чествования мужчин, которые предпочитают «Подземелья и драконы» футболу в понедельник вечером.Точно так же есть активисты Gamergate, которые упорно придерживаются идеи, что они этики журналистики видеоигр, полностью оторванные от «мужчин» как обобщенного политического класса. Но эти капризы — особые обиды Геймергейта, человека, который сам применяет «MRA», а не того, кто предпочитает какой-то другой акроним, — всего лишь симптомы более широкого мужского чувства жертвы. Я хочу рассказать вам именно об этом комплексе жертвы, а не о конкретных расколах между реакционерами.Меня интересует стиль человека, который объясняет все подобные фракции. Тот, кто в эти последние десятилетия почувствовал теоретическую основу своего унаследованного превосходства, начинает рушиться и уходит в защитный присед, набрасываясь на каждую песчинку, которая движется под его ногами.

Некоторая часть людей всегда ревностно охраняла свои привилегии, но мы впервые видим, что происходит, когда эта же часть людей начинает терять признание своего божественного права. Дело не в том, что они монстры.Макс такой человек, а не какой-то источник недоброжелательности. Он самый мягкий. Я провел август с хорошо приспособленным мужчиной в рубашке поло, который никогда бы не подумал о том, чтобы кого-то обидеть, кроме как в целях самообороны, но он выходит из котелка, в котором кипит новый гнев. И, по крайней мере, один из пузырей до сих пор был назван Эллиоттом Оливером Роджером, 22-летним мужчиной, который в прошлом году устроил стрельбу возле Калифорнийского университета в Санта-Барбаре — поступок, который, по его словам, был результатом того, что женщины отвергли его. .


«Я не из тех парней, которые одержимы», — говорит мне Макс в нашу первую ночь вместе. «Типа, да, я комментирую статьи. Я на Reddit, который, кстати … это не центр для MRA или чего-то еще. Там много феминисток, но я делаю это, и я чирикать и прочее. Но максимум несколько часов в неделю, и большую часть времени это просто чтение новостей ».

Он говорит это, я думаю, чтобы провести различие между собой и распространенным, не совсем неточным представлением борцов за права мужчин как сексуально разочарованных одиночек, у которых слишком много свободного времени.Но предостережение сопровождается некоторым сожалением, как будто Макс хотел бы, чтобы он был более вовлечен в борьбу за добрый бой. «Мол, я не был на той большой конференции по правам мужчин ранее этим летом, но …» Мысль прерывается прибытием его энчиладас, последующим обсуждением наряда нашей официантки и некоторыми мыслями о «рыночных силах». «и» основные социальные реалии «, которые, по его мнению, могут меня заинтересовать.

(На ней то, что я могу описать как совершенно обычная одежда для официантки: белая блузка, черный пиджак, черные брюки.У Макс более продуманный подход: «Это как нечто среднее между скромностью и откровенностью. С поправкой на социальную мораль, это что-то вроде викторианской эпохи. Она хочет достоинства. Она хочет, чтобы ее преследовали. В то же время. И хорошо, так было всегда, но Бьюсь об заклад, она скажет: «Я надела это не для тебя!» Типа: да, это было. Не потому, что она хочет переспать со мной. Это для советов. Но когда вы выйдете позже, это для того, чтобы привлечь парня. И в этом нет ничего плохого, понимаете? «)

Дискуссия ничем не отличается или менее приятна, чем дискуссия между любыми двумя мужчинами в любом баре, подобном этому, за исключением того, что Макс — это новый тип реакционера (и я знаю это), а я — левый писатель-феминистка, которая принимает смутное представление о своей политике (и Макс тоже это знает).Я не удивлен, узнав, что эта политика сформировалась в старшей школе.

«Когда мне было около 10 лет, я уверен, что я бы сказал, что я феминистка, если бы я знал это слово», — говорит Макс. «Моя мама говорит, что она феминистка. И я думаю, что в том, как моя мама имеет в виду это, я все еще им. Но она не знает, как обстоят дела сейчас. Для нее феминизм означает« все равны », но если бы вы сказали это Теперь эти воины социальной справедливости на Tumblr назовут вас сексистом и мусором и скажут, чтобы вы умерли, но сначала я этого не осознавал.Я думала, что феминистка означает «женщины должны иметь возможность голосовать и иметь работу», что меня, очевидно, устраивает ».

Макс говорит, что в старших классах он не был особо непопулярным, но читал больше, чем было социально приемлемо, — большую часть этого на компьютере. («Нет девушки», — говорит он. «Чем еще ты будешь заниматься, когда тебе будет 15?») Еще в 2002 году современных социальных сетей не существовало, поэтому Макс проводил время на форумах, посвященных отдельная тема или загрузка полных домашних страниц журналов вместо прямых ссылок на статьи.«Людям нашего возраста повезло, что мы получили это», — говорит он. «Я думаю, это помогло нам научиться искать информацию самостоятельно, а не просто« любить »то, что популярно». (Максимум 28.)

(Shutterstock)

Макс заинтересовался обычными наркотиками для решения мужских проблем: правами отцовства, избирательным обслуживанием, требованиями, которые матери предъявляют в суд за алиментами перед тем, как обратиться за государственной помощью. Термин «активист за права мужчин» в те дни он не встречал; он по-прежнему говорит, что предпочитает думать о себе как о «гуманисте».«

«Я думаю, что правильное использование слова« мужчины »в названии — это сознательный ответ на феминизм. Потому что феминистки утверждают, что они обо всех, но на самом деле они в первую очередь о женщинах. Так что [название MRA] — это своего рода троллинг, я Угадай.»

Я спрашиваю его, плохо ли то, что феминизм в первую очередь заботится об интересах женщин. «Может быть, сто лет назад, — говорит он, — но, например, в 2014 году? У женщин есть все преимущества, которых нет у мужчин».

Например?

«Мне просто не нравится, когда мы против них.«

Это, по словам Макс, причина того, что он был MRA заглавными буквами, по крайней мере, с 2010 года. Но он осознает широкую кисть, которую применяет самостоятельно, и есть несколько вещей, которые он быстро говорит, что это не так. Он говорит, что он не пикап. Он не красный пиллер. Он не «человек, идущий своим путем». Эти различия важны в лабиринте сети реакционных движений за маскулинность, и спутать одно с другим так же легко и потенциально опасно, как схожие столкновения между левыми фракциями.Я не думаю, что трайбализм уделяет много внимания политике. Только когда Макс закрывает свой ноутбук, он снова становится мировым наследником всех привилегий, которые может себе позволить нация. Активисты социальной справедливости , над которыми он высмеивает на / r / TumblrInAction, не имеют такого убежища.


Макс гордится и другими вещами. Он откровенный атеист и активный либертарианец. Контуры те же: проактивный антиклерикализм и отвращение к регулирующему аппарату, выраженное в смутном смысле, что это отвращение составляет моральную позицию.

Эта троица не редкость. Опрос, проведенный в прошлом году сабреддитом «Права мужчин», показал , что 94 процента их членов определились как «атеисты» или «религиозно безразличные». Другое, более широкое исследование движения за права мужчин на Reddit обнаружило, что 84% опрошенных определились как «строго консервативные» с определенными политическими предпочтениями в соответствии с либертарианскими, а не традиционными взглядами. Для тех из нас, кто был из номинальных левых, эти ассоциации временами казались неестественными: правые используют риторику социальной справедливости, чтобы отстаивать традиционный статус мужчин, при этом избегая, что более типично для левых, патриархальные религиозные институты, которые классически поддерживали эти ценности.Когда Макс говорит об одной идеологии, он не может не упомянуть другие; для него все они являются взаимосвязанными, отдельными выражениями одного и того же мировоззрения.

В нашу первую ночь я спрашиваю его, был ли когда-нибудь Бог в его жизни. Мы наконец-то решились на сознательный политический разговор. «Это Бог прямо здесь», — говорит он после того, как выстрелил из огненного шара.

Он удивлен, что я хочу обсудить религию и политику, но не разочарован. Кажется, ему не терпится заняться этими предметами.

«Я думаю, что религия, вероятно, одна из самых больших угроз для общества», — говорит Макс. «Я думаю, что феминизм, этатизм и все такое — это не напрямую о Боге, но это определенно тот же религиозный импульс, понимаете?»

Для Макса религия — это что-то вроде стартового пакета для пожизненного внушения «Большой лжи». «Я знаю, что это нереально или что-то в этом роде, но я думаю, что если мы избавимся от религии, от всего этого образа мышления о вещах, когда вы просто подписываетесь на то, что вам говорят, когда вы верите в эту нелепую статистику о женщинах или в таких вещах, как разрыв в заработной плате.«(Макс имеет очень длинное объяснение« мифа о разнице в заработной плате », которое, кажется, составлено из нескольких прочтений нескольких разных сообщений в блогах.)

«Я просто думаю, что [готовность верить во что угодно] начинается, когда ты ребенок с Иисусом, и это настраивает тебя таким образом всю свою жизнь во всем. Когда я был ребенком, я бы назвал это« конформистом », ‘но это звучит глупо, правда? Но эта идея «.

Он заказывает нам еще один раунд и продолжает то, что стало знакомой строкой активистов за права мужчин (или «новых атеистов» или либертарианцев): явное заявление о том, что они — последние оставшиеся распространители разума.«Они просто не будут использовать логику»; «Я просто рассуждаю логически»; «Меня интересуют только доказательства»: вы не можете прокрутить вниз раздел комментариев, не пройдя мимо некоторых из них, и они являются признаками племени, а не настоящими заявлениями. «Я имею в виду, это смешно, что эти люди говорят о том, что у меня так много власти, потому что я белый чувак», — продолжает Макс. «Например, американцы предпочли бы избрать президентом-гомосексуалистом-мусульманином-филендером, чем атеистом. Либертарианцы рассматриваются как шутка. Если вы думаете, что люди жестоко обращаются с феминистками в Твиттере, вы должны увидеть, что люди говорят о MRA.Или просто типа «Умри, белая цис-сволочь, умри».

Все это порождает определенную паранойю, с которой я сталкивался у всех мужчин, с которыми я разговаривал

Он смеется, но это кажется намеренным. В противном случае он мог бы звучать так, как будто он возбужден.

После паузы: «Типа, если я« имею честь », я имею честь иметь родителей, которые побуждали меня думать самостоятельно». Макс говорит это тоном более серьезным, чем его обычный бычий тоном в комнате общежития. Но улыбка быстро возвращается: «Я думаю, я так угнетен, а?»

Несмотря на все его насмешки над «профессиональной жертвой» феминисток, в собственном смысле притеснения Макса есть что-то менее саркастическое.Несмотря на то, что социальная справедливость испытывает трудности с признанием каких-либо преимуществ, Запад в последние десятилетия осознал риторическую ценность позиции жертвы. Непреодолимая дубина: «Я угнетен, и это мой опыт, и вы не можете говорить с ним, потому что не знаете», конечно, достаточно действенны, особенно в тех случаях, когда обычная инкультурация не обеспечивает естественного сочувствия к какому-то классу подозреваемых. Но это также соблазнительная дубина, особенно соблазнительная, когда на нее можно претендовать без какого-либо жизненного опыта, который превращает маргинализацию в одинокое страдание.Американских христиан сейчас «преследуют»; мужчины — это те, кого «подавляет» феминизм; белые американцы — жертвы «обратного расизма». «Карта жертвы» — дитя 70-х и 40-х годов, кто бы не воспользовался ею, как бы оторванным от реальности? Мы обычно ужасаемся, когда реакционеры обвиняют оклеветанных в пагубном использовании этого риторического иммунитета, но они не ошибаются, видя, как можно использовать эту уловку. Ирония заключается только в том, что они знают эту возможность в силу своей собственной проекции.

За все разговоры Макса о равных возможностях («Это не то же самое, что равенство результатов!» — цитирует он), за все его отвержение тех, кто обвиняет институциональные препятствия для счастья («Структурное угнетение с таким же успехом может быть Иисусом. Он здесь. ! Вы просто не можете этого видеть! Но поверьте мне! Я священник Tumblr, и мы видим это, глупые язычники! » что мир создан не для них, он полностью одержим идеей, что именно такие люди, как он, несут на себе основную тяжесть ненависти общества, и что это они, а не феминистки, государственники или верующие, видят истинное степень этой структурной несправедливости.

Для Макса это все крестовый поход. Борьба против церкви, государства, женщин. Это битва из-за подлинных проблем: вопросов, клеветнических которых большинство слишком легко признает преобладающим вкусовым консенсусом. Ставки высоки и незамедлительны, убеждение с помощью раздела комментариев возможно и, более того, важно, потому что проблема большинства людей заключается в том, что они «на самом деле не думали об этом в течение двух секунд». Вся троица проистекает из этого чувства смещения. Либертарианство следует из признания сговора партийной системы внутри жаждущего власти государства, слишком быстро, чтобы закрывать важные вопросы.Активизм за права мужчин следует из причудливого заблуждения (питаемого несоответствием между мнениями видимых интеллектуалов и среднего населения), что феминизм достиг удушающих высот власти. Он бунтарь, у которого одна причина в трех телах, и отпор — от друзей, от меня, от самого аппарата общественного мнения — только поэтому подогревает его негодование по отношению к обществу, которое слишком охотно пренебрегает неудобными истинами о мире.


В любых активистских кругах часто можно услышать, что несправедливость — это своего рода зрелище, которое нельзя не заметить. Все это казалось таким гиперболическим, пока я не начал это замечать. Сейчас я замечаю это во всем . «Это» обычно представляет собой своего рода институциональную предвзятость: способы, которыми обычно поощряют женщин полагаться на мужское суждение; способ, которым раса, без явного злого умысла, пронизывает даже простые американские взаимодействия. Раньше мы были постгендерными и пострасовыми, не нуждаясь в поправке о равных правах, на пути к полному равенству в браке. Затем вы что-то слышите, или живете, или читаете, или видите.Сегодняшний мир больше похож на историю, и мотивы людей в нем более подозрительны, чем раньше.

Просматривая свои записи о моем первом разговоре с Максом, я становлюсь более уверенным в том, что его жизнь — это какая-то странная инверсия того же прозрения. Однажды он почувствует себя комфортно как мужчина и почувствует себя комфортно с тем, что означает мужественность в этом мире. В следующий раз он сможет увидеть за пеленой, и все это исчезнет. Социальная справедливость через зеркало, мрачно: подлинному угнетению подвергаются мужчины, проблемы которых воспринимаются как неинтересные и неважные.Это те, кто берут ужасную работу и попадают в армию; совершать самоубийства с невероятной скоростью; потерять детей, супругов и дом, в то время как, кажется, никому нет дела; кричать в пустыне, в то время как феминистское большинство подавляет свое несогласие.

Я не первый, кто это заметил. В прошлом году Джон Херрман заметил такую ​​же инверсию у Шила. «Огромное количество мужчин, как в сети, так и вне ее, понимают феминизм как агрессию, — сказал он. — Они чувствуют, что восприятие своих действий как угрозы само по себе является угрозой.Другими словами, они тоже считают, что нежелательное общественное внимание по своей сути агрессивно, но только тогда, когда это внимание принимает форму критики, и только когда оно исходит от женщин. Они живут этой верой на улицах, где они практически не подотчетны, и спорят об этом в Интернете, где они несут полную ответственность ».

Глядя на мою записную книжку, выделяется одно наблюдение, подчеркнутое в то время: «Макс говорит, что ему нужны онлайн-сообщества MRA, потому что в обычном Интернете его кричат ​​и обсуждают.»Другой вид активистов мог бы назвать это безопасным местом.

Если у правозащитного движения мужчин есть Глория Стейнем, своего рода центральная фигура активиста, то это Пол Элам, основатель и издатель A Voice for Men. Этот веб-сайт является одним из старейших и, если таковой существует, наиболее уважаемыми центрами MRA. Элам и его сотрудники действительно, по крайней мере, искренне защищают интересы мужчин. Более того, они, как правило, не уклоняются от хамства и не прибегают к прямым кампаниям преследования, хотя я не могу избавиться от чувства близорукости, цитируя этот факт как своего рода высшую точку среди множества MRA.Я отправляю ему электронное письмо, и он быстро отвечает. Договариваемся о звонке.

Как и Макс, Элам рассматривает свои проблемы как крестовый поход, свой атеизм как важный, свою политику как мораль в их антисоциализме. По профессии он был консультантом по злоупотреблению психоактивными веществами. Именно в этом контексте он начал видеть. Он вспоминает свой первый раз, когда работал в мужском лечебном учреждении в Хьюстоне, ожидал в холле с приглашенным оратором, женщиной, которая собиралась войти и обратиться к клиентуре.

«Я стоял за пределами групповой комнаты, и мы ждали, когда она войдет, просто болтали немного о нашей работе», — говорит он, — «И прямо перед тем, как войти в группу, за что ей платили довольно много. денег, чтобы сделать, она говорит: «Одно из моих любимых занятий в мире — это брать мужскую чушь о мачо и засовывать ее им в глотку Я много видел этого в области лечения», — говорит Элам. «Просто она сказала это в такой особенно резкой и прямой форме. В тот момент я подумал: «С этим нужно что-то делать».

Я гетеросексуальный белый мужчина. Для MRA я еретик, но не неверный. Я все еще могу спастись.

Проблема продолжалась. «Я обратился в администрацию по поводу того конкретного инцидента», — объясняет Элам. «И все, кто работал на этом предприятии, посмотрели на меня, как на чокнутого, и спросили:« В чем проблема? » Вот насколько распространена эта проблема.«

Элам видел истину. Больше никто не мог видеть. В то время как вопросы прав отцовства и разрушения семьи возникнут позже, переход Элама из советника в героя псевдогражданских прав естественным образом вырос из его предыдущей жизни.

Он декламирует ряд обвинений против современной психотерапии, ее антимужской сосредоточенности на чрезмерно выраженных чувствах. Если на мгновение отбросить причудливую нереальность мужчин, подвергающихся жестокой гендерной дискриминации, это не будет звучать ужасно иначе, по смыслу или размаху заговора, чем жалобы ученых-феминисток, которые так часто высмеиваются мужчинами из рода Элама.

«Если вы хотите поспорить, что эта женщина идентифицировала себя как феминистку, я могу точно сказать вам, что она это сделала, и она была не единственной, кто так говорил в этой области.

«Я действительно считаю это оскорблением, — говорит он мне, — когда вы отправляете сообщение своим клиентам, что они либо терпят поражение, либо преуспевают, исходя из ваших ожиданий стереотипа». Через мрачное зеркало: Элам говорит, что это его группа, а не организованный феминизм, серьезно занимается разрушением традиционных гендерных ролей.Это напоминает мне афоризм Паскаля из Pensées : «Как получается, что хромой не раздражает нас, а хромой — ум? Потому что хромой признает, что мы идем прямо, а хромой ум говорит, что это плохо. мы, хромающие «.

Элам не лишен своей объективности. В отличие от Макса, он знает, например, что его положение редкое. Элам не убежден, что большинство людей (нормальные люди; женщины в его офисе, если в его офисе были женщины) воспринимают его крестовые походы как здравый смысл и не говорят этого только из страха.Его манеры вызывают подозрение, что он долгое время был одинок, не в буквальном смысле, а застенчиво застряв в тесноте в сокращающейся части мира. Отчасти он предан своей работе, потому что, если будет потеряно больше земли, он будет еще более одиноким. Если теряется больше земли, может не хватить места вообще. Он говорит, что мужчины страдают. Он страдает, но не говорит об этом прямо.

Все это порождает определенную паранойю, с которой я сталкивался у всех мужчин, с которыми я разговаривал. Чувство, которое, вероятно, оправдывается обычной реакцией на активизм в защиту прав мужчин, что посторонним, особенно посторонним, пишущим для основных изданий, нельзя доверять.То, что они вообще согласились поговорить со мной, вызывает удивление, особенно в случае с Максом: он дружелюбен, готов сесть, но настаивает на сохранении своей личности. Он, похоже, как и многие фанатики, сразу поверил, что он праведен и жизнеспособен, а также что высказывание от своего имени приведет к неприятным последствиям, выходящим за рамки его готовности страдать.

В какой-то момент во время нашего разговора Элам говорит: «Я просто буду откровенен с вами, я дал бесчисленное количество интервью средствам массовой информации.«В результате, — говорит он, — он понимает, почему мне нужно задавать ему вопросы из« мейнстрима »(читай: феминистки), но« в обществе, когда мы даже пытаемся говорить о проблемах, люди кричат ​​чертовски пытается заставить нас замолчать, называет нас разжигателями ненависти и все прочее, пытается заставить нас замолчать — мне кажется, это очень искаженная точка зрения, с которой можно сомневаться ». Несмотря на это, он просто вежлив. из мужчин, с которыми я говорил по этим вопросам, совсем не дружелюбны, почти не хотят уговаривать.Подозреваю, что это потому, что я, несмотря ни на что, белый натурал. Для Элама и Макса я еретик, но я не неверный. Я все еще могу спастись.


Я снова вижу Макса через несколько ночей после нашей первой встречи. Я рассказываю кое-что из моего разговора с Эламом, и Макс тут же разделяет его недоумение. «Я имею в виду, люди продолжают говорить, что мы полны ненависти. Мы просто эти злые, ненавистные парни, понимаете? , как рациональный аргумент, как настоящая дискуссия, и такие типа: «Нет, послушайте, вот то, то и то, то это с мужчинами», и вот, вроде бы, логическая ошибка в вашем аргументе, и они просто называют вас цис- het shitlord и двигайся дальше.«

Есть искушение, вызванное клаустрофобией продолжительного разговора, немного эмпатией и немного выпивкой, чтобы поддаться духу спора. Мужчины сталкиваются с определенными социальными трудностями, свойственными нашему полу, и, хотя они не носят системный характер, как женские проблемы, и даже наполовину не столь серьезны, мне легко посочувствовать разочарованию Макса. В баре, в изоляции, как мы, когда он начинает говорить о том, что «просто хочу человеческих прав», я могу видеть только его лицо, слышать раздражение в его голосе, инстинктивно соединяться с этим лицом и голосом отчасти потому, что они с хорошими манерами, отчасти потому, что они такие же, как я.В этот момент я могу, если захочу, забыть, что эти вопросы, на первый взгляд вполне законные, решаются с позиции превосходства, что их выражения, за исключением редких случаев, являются исключительно предметами для обсуждения, которые бросаются между инвективами. а также домогательства и самые старые хитрые фразы о женском теле и выборе. Я могу забыть об этом, если захочу. Я всего лишь еретик.

Презентация на Международной конференции по мужским вопросам прошлым летом.(Фабрицио Костантини / Для The Washington Post через Getty Images)

«Я знаю, что это похоже на клише Fox News, но феминизм и многое другое стало фундаментальным преобразованием американского общества. Мы даже не можем понять, насколько далеко он зашел, » он говорит. «Я просто думаю, что важно опасаться этого и указывать на то, когда ты думаешь, что вещи уходят слишком далеко от истины».

Он говорит это с почти звездными глазами, его голос тише, чуть выше.Искренность — это не столько слово, сколько исполнение. Макс умеет тонизировать сокровенную глубину романтика. Возможно, он не делает этого осознанно, но все равно ворует из фильмов. Одновременно идеологический, сильный до острого очарования постороннего и в высшей степени разумный, требующий лишь консенсуса по поводу того, что может увидеть любой дурак. Неудивительно, что это соблазняет так много молодых людей.

Это все ужасно разумно, пока это не так. Эта ночь совпадает с особенно ужасным эпизодом неправомерного поведения полиции в Фергюсоне, и в какой-то момент мы перестаем говорить о тяжелом положении мужчин, которые смотрят прямую трансляцию новостей на моем телефоне.Макс сразу же реагирует: «Это безумие», — говорит он несколько раз. «Это жестокость полиции. Я знаю людей, которые говорят, что дело не в расе, но я этого не понимаю. Мол, это очевидный расизм». Обнадеживающий знак, но потом, через минуту: «Мужик, феминистки хотят, чтобы копы обращались с ними так. Тогда их действительно притесняют». У Макса всегда есть другой ботинок.


«Хорошо», — говорю я примерно в середине второй ночи. «Давайте на минутку сделаем вид, что я серьезно отношусь ко всем вашим проблемам.«(« Насколько ты хороший актер? »- прерывает он, смеясь.)« Допустим, я считаю, что мужчин оклеветали, женщины пользуются ими и извлекают из этого выгоду. И я верю всему этому, и я прихожу к вам, активисту за права мужчин, и говорю, что хочу принять участие и помочь. Разве меня не должно беспокоить то, что многие люди на вашей стороне, похоже, не столько занимаются юридической или политической работой, сколько присылают угрозы смертью? »

Нет, говорит Макс. В наши дни крайнее поведение является основным направлением в феминизме, а не в движении за права мужчин.Элам утверждает примерно то же самое. Говоря о конференции по правам мужчин, которую он организовал прошлым летом, он объясняет: «Активисты-феминистки вышли и подняли пожарную сигнализацию, беспокоили посетителей, прерывали их и протестовали. отель, чтобы нас закрыть. В конце концов, нам пришлось сменить место проведения. На что из того, что на самом деле происходит, вы обращаете внимание, сэр? »

Макс никогда не задает мне этот вопрос прямо, но я слышу его, за вычетом слова «сэр», под многим из того, что он говорит.Я спрашиваю о преследовании феминисток — женщин в целом, на улице, в их домах, одноклассниками и незнакомцами. На что он обращает внимание, если на то пошло? Он пожимает плечами. «Я действительно не вижу ничего из этого», — говорит он. «Я имею в виду, я уверен, что это произойдет? Но в любом случае это не организовано.

(Несколько лет назад я стоял на платформе метро с знакомой женщиной. Было около 3 часов ночи, мы прошли милю до нашего поезда.Она говорит, что впервые прошла этот отрезок дороги без того, чтобы ее обзвонили. Я спрашиваю почему. Ответ очевиден. Она говорит, что большинство мужчин не станут этого делать, если женщина выглядит так, как будто она со своей хозяйкой.)

«Вы видите женщин, которые пристрастились к своим телефонам. … Они чувствуют себя счастливыми? Они кажутся счастливыми?»

Другие заголовки совпадают с нашим временем вместе. Джеймс Фоули обезглавлен ИГИЛ; прекращение огня между Израилем и ХАМАС нарушается. Макс обвиняет обоих в религиозном экстремизме и говорит, что не может понять, почему «добрые мусульмане» не осуждают терроризм.

Экстремальное поведение — больное место для любого движения, и никому не простительнее собственного. Макс признает, что некоторые MRA и связанные с ними активисты заходят слишком далеко. «Некоторые люди обвиняют феминисток и называют их дома», — говорит он мне. «Это не круто. Вы можете критиковать этих людей, вы можете попытаться спорить с ними, но угрозы никуда не денутся».

Так он осуждает агрессивные элементы на любом из своих форумов? Он твитнул феминисткам недобрые вещи. Ободряет ли это тех, кто переступает черту?

«Какой в ​​этом смысл?» — спрашивает Макс.«Я имею в виду, что на самом деле это всего пара парней. Это супер-бахрома. Они не собираются останавливаться только потому, что я так говорю». Он возится со своим гамбургером. «Вам просто нужно развить толстую кожу и пытаться игнорировать это. Феминистки. Я. Все мы. Вы знаете? Просто игнорируйте это безумное дерьмо».

Ближе к концу нашего разговора Элам сказал следующее: «Конечно, там есть гнев. Я никогда не видел общественного движения, в том числе за освобождение женщин, движение за гражданские права чернокожих, за права геев, в котором не было бы гнева. .Итак, вся эта идея, что , боже мой, они злятся , коренится в самом хулиганстве и самом фанатизме, с которым мы пытаемся бороться ».

Возможно, Элам просто более осведомлен о себе, чем Макс, но трудно слышать, как они говорят таким образом и сохранять доверчивость. Все это звучит немного глупо. Меня оклеветали, и я угнетен, а общество слишком отсталое для революции, которую я приношу , но я этого не говорю.


Я спрашиваю Макса, есть ли у него девушка. Да, говорит он, они встречаются несколько месяцев.

Проходит пара недель. Неясные планы заставляли Макса работать по выходным; Я уехал за город, чтобы сообщить другую историю. Сейчас сентябрь, и мы сидим в квартире Макса.

Любопытно, что у него есть девушка. Ранее вечером Макс сказал мне (или, скорее, перефразировал, возможно, бессознательно, из дюжины статей и булл-сессий), что основная трагедия феминизма — это трансформация американских женщин. Их право. Их шизофренический аффект в сторону доминирования мужчин.Даже те, кто не являются феминистками, испорчены культурой. Как «союзники-мужчины» в глазах интернет-феминисток, якобы непорочные женщины ценны, но часто вызывают подозрение.

Во всяком случае, эта девушка ему нравится. По его словам, она может быть «материалом для брака».

«Вы удивлены?» он спрашивает.

«Чем?»

«Что у меня есть девушка».

«Нет.» Я смотрю в окно и думаю, что один только вид на горизонт может стоить ночи в постели с пресловутой банкой краски.

«Да, да. Давай. Ты не думаешь, что женщины могут уважать себя и хотят быть с какой-то злой сексистской свиньей вроде меня».

Он дразнит меня. Веселость — одна из любимых тактик распространения информации Макс. Принятие намеренно завышенного голоса при непосредственном обращении к нашим различиям призвано произвести эффект, посредством которого мы могли бы подмигивать друг другу: Мы оба метапознаны, мы оба знаем клише о другой стороне . Это не совсем неэффективно.Макс от природы харизматичен, и я не удивлен, что у него есть девушка, только то, что он хочет ее. Он смотрит на свой телефон и улыбается. Что-то в Твиттере. Он печатает. Интересно, какую харизму он там использует.

(Shutterstock)

«Я думал, американские женщины все испорчены», — говорю я.

«Не все из них. Вы понимаете, о чем я. Просто много. И вы никогда не узнаете. Так что трудно доверять или вкладывать деньги в кого-то достаточно долго, чтобы это выяснить.«

«Я полагаю, эта девушка не феминистка?»

«Нет. Это видно за милю».

«Так она более традиционна?»

«Нет. Я не ищу домохозяйку».

Для него важно то, что Макс не ищет фантазий 1950-х годов. Он просит меня сказать об этом прямо.

«Она просто классная», — говорит он мне. «У нее нет времени на эту фигню с воином социальной справедливости. Она учится в юридической школе».

Он показывает мне картинку. Я не особо разбираюсь в интуиции целых личностей по фотографиям, но согласен, что у нее взгляд, неудержимая искренность без обычной сопутствующей неопытности.Она способна. Это почему-то у нее на бровях.


Перед тем, как встретиться с Максом в третий раз, я еще раз обратился к более публичному лицу расширения прав и возможностей мужчин. На этот раз это был Дарюш Вализаде, писатель, широко известный как «Руш В.» Он сделал себе имя как пикап-артист, один из профессионалов своего дела, разносчик лучших закулисных «странных трюков» для соблазнения любой женщины. Он является автором более десятка самоизданных книг, каждая из которых предлагает советы по поиску женщин в стране, которую он посетил (лучший способ использовать незащищенность поляков явно расходится на длину книги от идеального манипулирования. норвежцев).

Руш также является владельцем веб-сайта Return of Kings со слоганом «Для мужчин мужского пола». Какое достоинство сохранилось в «Голосе людей» Элама, королей не интересует; это сайт, который упивается своей агрессией. Заглянув в конец прошлого года, не вдаваясь в подробности первой страницы, я обнаружил следующие заголовки: «Уличные домогательства — миф, изобретенный социально отсталыми белыми женщинами»; «Twitter сотрудничает с SJW, чтобы предотвратить последствия для женщин»; «5 линий, которые потенциальные жены не могут пересечь.»(Меня особенно беспокоит номер пять: Вы оставили свою старую семью и присоединились к моей. ) Это не журнал о правах мужчин, а нечто более чистое: выражение гнева, по общему признанию гордо, против преобладающей волны феминизма.

«Я думаю, что сейчас возникают две проблемы», — сказал мне Руш. «Первое: если вы мужчина, общество не играет для вас никакой роли, кроме как« прислушиваться к тому, чего хотят женщины ». Во-вторых, это связано с тем, что культура говорит мужчинам ненавидеть себя «.

Из трех мужчин, с которыми я разговаривал, Руш, безусловно, самый обаятельный.В нем нет ни усталости Элама среднего возраста, ни нерегулярной интенсивности каденции, которая заставляет думать о пророках сэндвич-карт. То, чем обладает Макс в природной харизме, Руш наделил отработанной утонченностью. Он забавен и остро осознает, что это идет гораздо дальше в установлении взаимопонимания с потенциально враждебным журналистом, чем горькие жалобы Элама на «бесчисленные интервью», которые пошли не так, как надо.

История Руша типична для движения. Он видит культуру, разрушенную современными ценностями, феминизмом и левыми.Упадок экзистенциальный, он лишает не только мужчин, но и женщин цели и, следовательно, счастья.

«Было проведено исследование. Оно показало, что женщины сейчас менее счастливы, чем когда-либо», — говорит он. (Он имеет в виду «Парадокс снижения женского счастья», влиятельную статью 2009 года, опубликованную в American Economic Journal .)

«Это было основано на опросах; я не знаю, насколько они точны. Но вы видите женщин, которые пристрастились к своим телефонам. Им приходится работать на работе, которая, честно говоря, является прославленным способом подтолкнуть бумага.Они счастливы? Они кажутся счастливыми? »

Я полагаю, что счастье взаимозаменяемо и что толкание бумаги может быть бесполым страданием.

«Вы говорите мне, что сейчас женщине больше нравится работать с начальником в корпоративном офисе, который может уволить ее только потому, что квартальный отчет был плохим, больше, чем служить своему мужу в уютном доме?» он говорит. «Я не покупаю это. Я просто не покупаю, чтобы женщины или кто-то был удивительно счастлив, потому что они могут покупать новый iPhone каждый год.Если мы определяем счастье как потребительский зомби, тогда да, может быть, это правильно. Но любой, кто гнался за этим, знает, что на конце этой радуги нет золота ».

«Это все так быстро. Вы видите что-то, и это вас беспокоит, и вы просто немного набрасываетесь».

Из него не получится плохой марксист-второкурсник, Руш.

Я повторяю это высказывание Максу в его квартире. Он говорит, что это звучит немного левше, но он уловил суть. «Да, конечно, — говорит он мне, — но люди вроде как взрослые.Они могут сами выбирать, что покупать ». (Мы с Максом разговариваем, играя на его новом Xbox. Примерно через час он отмечает, что выпускал только игры, которые специально критиковала Анита Саркисян).

«Я думал, что Руш В. был скорее пикапом, чокнутым семейным парнем, который развлекался», — говорит Макс.

Как и я.

Несмотря на то, что он писал о том, как спать с несколькими женщинами, Руш говорит, что было бы лучше по-старому. То, как у мужчин был один партнер, а у женщин — один.Но он добавляет: «Легко оглянуться назад в прошлое и извлечь лучшее, что они делали, и надеяться и желать, чтобы это было у нас. Конечно, по мере того, как человечество идет вперед, мы никогда не сможем выбирать и выбирать. Так что я» Я думаю, что самое лучшее, что может сделать мужчина, когда его не облажают, где ему не испортили жизнь, где его не посадят в тюрьму за что-то вроде ложного обвинения в изнасиловании? »

В идеальном мире Руша В. не было бы необходимости в таких мужчинах, как Руш. Он не заявляет, что под его тактикой соблазнения нет глубокого биологического императива.Только культура Запада распадается, браки умирают, поскольку женщины перестают быть приверженными столпам ее стабильности. Встреча, выход, секс: это всего лишь отвлекающие факторы, возможно, лучшее, что еще можно отвлечь, и Руш считает себя прагматиком.

Я кладу трубку, думая, что все это более фаталистично, чем я думал.

Связав все это с Максом в его квартире, мне интересно, что его девушка думает обо всем этом.

«Вы говорите с ней о своих взглядах?» Я спрашиваю.

«Эээ. Не как таковое», — говорит он. Это своеобразная конструкция для всех, особенно для тех, кто обладает инстинктом Макса успокаивать других.

«Боишься?»

«Нет, — говорит он, — конечно, нет».

Мгновение спустя в лифте: «Я имею в виду, не поймите меня неправильно, она знает, где я стою».


В июне прошлого года Джессика Рой из Time посетила первую ежегодную конференцию по правам мужчин за пределами Детройта, конференцию, в организации которой Элам занимал центральное место.Среди множества предсказуемых наблюдений — деструктивной политики, враждебности и ярости, непостижимой жалости к себе — Рой сообщил, что столкнулся с чувством, которого она не ожидала.

«Чего я не ожидала, — пишет она, — так это того, как это заставит меня чувствовать себя: грустно, сердито, беспомощно и решительно, и все это одновременно. Более того, я не ожидала, что буду разговаривать с таким количеством мужчин в подлинная потребность в движении, которое их поддерживает, движении, которое выглядит совершенно иначе, чем то, которое разжигало в Интернете, и разжигалось многими, кто выступал на этой трехдневной конференции.«

Когда мы с Максом были детьми, мы выглядели одинаково. Средний класс, полу-пригород, не по годам развитый, со стабильными семьями и доступом к образованию для подготовки к колледжу. У нас могли быть похожие мнения. Макс происходит из семьи номинальных демократов; он был самим собой в той мере, в какой может быть ребенок, и до сих пор в той степени, в которой он голосовал за президента Обаму в 2008 году, прежде чем переключиться на Гэри Джонсона в 2012 году. политика, наша культура и наши основные взгляды.Это приходит мне в голову в нашу первую ночь вместе. Когда началось расхождение? Это вопрос, который я задавал раньше, о одноклассниках, которые сейчас женаты, о старых друзьях, о подростке, торговце наркотиками, которого я знал к 19 годам, который был официально объявлен мертвым в трех разных случаях.

Какое движение поддержит королей, внезапно ставших нищими?

Так что же случилось? Возможно, появились социальные сети. Макс считает нашу возрастную когорту последней, без всей ее информации, собранной через Facebook или Twitter.Это правда, но из-за этого мы были также последними, изолированными, без сознательных усилий, от неизбежного воздействия маргинальных голосов, приносимых социальными сетями. Поговорите со старшеклассниками сейчас: они слышали критическую теорию о гендере, обществе и расе, которую многие из нас, даже немного старше, не слышали, пока мир не создал нас. Они принимают это как очевидное, а не революционное. Разница между мной и Максом в том, считаем ли мы это плохим. Мы были разными: мы с Максом были взрослыми или почти взрослыми, прежде чем стало ясно, что мы живем в то время, когда, как бы мы ни относились к этому, теоретическая основа нашей привилегии была если не почти разрушенной, то даже подозрительной. к мейнстриму.

Нормативное мужское доминирование — это наследство, от которого лучше всего избавиться, но это не означает, что оно не является нормой или что его потеря, особенно для тех, кто вырос, ожидая его постоянного комфорта, не является драгоценной и пугающей возможностью. Некоторым достаточно даже небольших толчков, чтобы встать на ноги. Некоторые спотыкающиеся мужчины злятся, даже когда у них есть девушка, финансовая работа и вид на Северную реку на миллион долларов. Они переходят в крестовый поход. Они бросают себе жертвы. Это не должно нас удивлять.Некоторые люди, небольшое, но громкое и опасное число, инстинктивно становятся агрессивными, им угрожает любой шелест деревьев.

Покончить с плохим, но Рой указывает на отсутствие: что хорошего будет после этого? Какое движение поддержит королей, внезапно ставших нищими? Конечно, это не первая наша забота. Это не то, что вызывает сочувствие или жалость, но должно вызывать сочувствие.

В какой-то момент нашего разговора Руш делает паузу на минуту, а затем говорит следующее: «Когда вы учите мужчин ненавидеть себя, не давая им образец для подражания, не давая им мужского представления о том, кем быть… как мы можем удивляться тому, что мужчины просто потерялись? Сейчас они полностью потеряны, и никто ничего не делает для решения этой проблемы ».


Через несколько месяцев после моей последней встречи с Максом я был в баре в Чикаго и объяснял эту историю другу. Gamergate обострился. Саркисян только что появился в отчете Colbert Report . «Так этот парень Макс — один из тех, кто угрожает заложить бомбу?» — спрашивает мой друг. Я так не думаю, говорю я, но не знаю. Он был добр ко мне, но …

Решил позвонить.Я выхожу наружу и достигаю его; Судя по звуку с другой линии, он тоже где-то в баре. Он говорит, что держится за кому-то рядом с ним, и мгновение спустя он тоже снаружи, на какой-то другой улице в подобной части города.

Он говорит, что нет, он вырезал это, сердито написав в Твиттере на феминисток. Он говорит, что дело зашло слишком далеко. Он любит споры, и, может быть, когда все уляжется, он вернется к ним. Вы боитесь того, как все это делает ваше движение? Я спрашиваю. Он говорит нет: эти парни в любом случае странные ботаники из видеоигр, они просто расстроены, они не борются за настоящую причину, кроме своих собственных обид.

Я спрашиваю, не чувствует ли он себя плохо из-за того, что действовал в прошлом. Если он сожалеет о чем-то, что сказал кому-либо в сети, если он думает, что он является одной из причин, по которым обычные женщины бегут из своих домов.

«Я не знаю», — говорит он мне. «Мне это не нравится. Серьезно, чувак, я думал о том, когда мы тусовались, и я не думаю, что это лучший способ убедить людей в социальных сетях и так далее, понимаешь?»

Конечно. Тогда зачем он вообще это делал?

«Я не знаю, чувак.Тебе известно. Все так быстро. Вы видите что-то, и это вас беспокоит, и вы чувствуете раздражение, и, как бы, не думая об этом, вы просто как бы немного набрасывались. Дерьмовый комментарий на Facebook, твит или что-то в этом роде. Мы все были там. Вы, ну, в этот момент злитесь или что-то в этом роде. Это просто момент. На следующий день тебе станет не по себе ».

«Да?»

«Конечно».

«Вы извиняетесь?»

«За критику? Нет, я имею в виду, они все еще ошибались».

Эммет Ренсин — заместитель редактора Vox First Person.


«От первого лица» — это дом Vox для убедительных провокационных повествовательных эссе. У вас есть чем поделиться? Прочтите наши правила подачи заявок и напишите нам на [email protected]

Какова была основная цель адвокатуры Уоллстонкрафта?

Мэри Уоллстонкрафт иногда называют «матерью феминизма», поскольку ее главная цель заключалась в том, чтобы в XVIII веке женщины получили доступ к сегментам общества, в значительной степени недоступным для них. Ее работа в первую очередь связана с правами женщин.В своей книге 1792 года «Защита прав женщины», которая теперь считается классикой феминистской истории и феминистской теории, Уоллстонкрафт отстаивала право женщин на образование. Она верила, что через образование наступит эмансипация.

Значение дома

Уолстонкрафт признала, что сфера жизни женщин находится в доме, что было распространено в ее время, но она не изолировала дом от общественной жизни, как это делали многие другие. Она думала, что общественная жизнь и семейная жизнь не разделены, а связаны.Дом был важен для Уоллстонкрафт, потому что он составляет основу общественной и общественной жизни. Она утверждала, что государство или общественная жизнь улучшает и служит как отдельным людям, так и семьям. В этом контексте она написала, что у мужчин и женщин есть обязанности как перед семьей, так и перед государством.

Польза образования для женщин

Уолстонкрафт также отстаивал право женщин на образование, поскольку они несут основную ответственность за образование молодежи. До «Защиты прав женщин» Уоллстонкрафт в основном писал об образовании детей.Однако в «Оправдании» она обозначила эту ответственность как первостепенную роль женщин, отличных от мужчин.

Уоллстонкрафт продолжал утверждать, что обучение женщин укрепит брачные отношения. Она считала, что стабильный брак — это партнерство между мужем и женой. Таким образом, для поддержания партнерских отношений женщине необходимо обладать знаниями и умениями рассуждать, как ее муж. Стабильный брак также предусматривает надлежащее образование детей.

Первый долг

Уоллстонкрафт признал, что женщины — сексуальные существа.Но, подчеркнула она, мужчины тоже. Это означает, что женское целомудрие и верность, необходимые для стабильного брака, также требуют мужского целомудрия и верности. От мужчин, как и от женщин, требуется ставить долг выше сексуального удовольствия. Возможно, опыт Уоллстонкрафта с Гилбертом Имлеем, отцом ее старшей дочери, прояснил для нее этот момент, поскольку он был не в состоянии соответствовать этому стандарту.

Ставить долг выше удовольствия не означает, что чувства не важны. Целью Уоллстонкрафта было привести чувство и мысль в гармонию.Она назвала эту гармонию между двумя «разумом». Концепция разума была важна для философов Просвещения, но воспевание Уолстонкрафтом природы, чувств и сочувствия также сделало ее мостом к последующему движению романтизма. (Ее младшая дочь позже вышла замуж за одного из самых известных поэтов-романтиков Перси Шелли.)

Мэри Уоллстонкрафт обнаружила, что увлечение женщин занятиями, связанными с модой и красотой, подрывает их разум, делая их менее способными сохранять свою роль в брачном партнерстве.Она также думала, что это снижает их эффективность как воспитателей детей.

Объединяя чувства и мысли, а не разделяя их и разделяя по гендерному признаку, Уолстонкрафт также критиковал Жан-Жака Руссо, философа, который защищал личные права, но не верил в индивидуальную свободу женщин. Он считал, что женщина неспособна к разуму, и только мужчине можно доверять мысли и логику. В конечном итоге это означало, что женщины не могли быть гражданами, только мужчины.Видение Руссо обрекало женщин на отдельную и низшую сферу.

Равенство и свобода

Уоллстонкрафт ясно дала понять в своей книге, что, по ее мнению, женщины способны быть равными партнерами со своими мужьями и в обществе. Спустя столетие после того, как она выступила в защиту прав женщин, женщины получили более широкий доступ к образованию, предоставляя им больше возможностей в жизни.

Читая сегодня «Защита прав женщины», большинство читателей поражаются тому, насколько актуальны одни части, а другие читаются как архаичные.Это отражает огромные изменения в том значении, которое общество придает женскому разуму сегодня, по сравнению с 18 веком. Тем не менее, он также отражает множество аспектов, по которым остаются вопросы гендерного равенства.

Источник

  • Уоллстонкрафт, Мэри и Дейдр Линч. Защита прав женщин: авторитетные текстовые фоны и критика контекстов . W.W. Нортон, 2009.

Дело «Женщины стены»

Front Psychol.2019; 10: 2199.

Шир Дафна-Текоа

1 Академический колледж Ашкелона, Ашкелон, Израиль

2 Медицинский центр Каплан, Реховот, Израиль

Рэйчел Шараби

Академический колледж Израиля

1 Академический колледж Ашкелона, Ашкелон, Израиль

2 Медицинский центр Каплана, Реховот, Израиль

Отредактировал: Кэтрин Луиза Эпплфорд, Кингстонский университет, Соединенное Королевство

Рецензент: Марко Сальвати, Римский университет “ Ла Сапиенца », Италия; Николь Андерсон, Университет Бригама Янга, США

Эти авторы внесли равный вклад в эту работу

Эта статья была отправлена ​​в раздел Gender, Sex and Sexuality Studies, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила 18 мая 2019 г. ; Принята в печать 12 сентября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Abstract

Наше исследование способствует продолжающейся дискуссии о правах женщин и религиозном феминизме.Контекст для анализа женского опыта — это «Женщины Стены», которые последние 30 лет боролись за свое право практиковать свои духовные ритуалы (молиться у Стены Плача) на господствующей и мужской арене. Мы предполагаем, что «Женщины стены» и их борьба за духовное равенство угрожают господствующей маскулинности. Более того, эта феминистская битва расширяет феминистскую революцию и борьбу за равенство женщин на религиозную арену, где доминирует гегемонистская мужественность.Внедрение «Руководства по слушанию», феминистской методологии, помогает нам раскрыть различные голоса, представляющие различные аспекты опыта «женщин стены» в зоне конфликта. Эти рассказы раскрывают сопоставление чувств компетентности, решимости и уязвимости и проливают свет на борьбу женщин за гендерное равенство в господствующей мужской сфере.

Ключевые слова: гендерное равенство, религиозный феминизм, Женщины стены, Руководство для слушания, методология, права женщин

«Любые большие перемены должны ожидать сопротивления, потому что они расшатывают самые основы привилегий.Mott, 2017 , Suffrages

Борьба женщин за справедливость

Кажется, существует четкая связь между либерально-демократической доктриной и идеей феминизма. Принцип всеобщего равенства прав человека в либеральной демократии совместим с идеей феминизма, которую можно определить как идею, которая продвигает права человека и гражданские права всех женщин в обществе, как это было определено в 1978 году в рамках «Декларация прав человека и гражданина» во время Французской революции и в 1948 г. во «Всеобщей декларации прав человека» Организации Объединенных Наций (Fogiel-Bijaoui, 2011).Либеральная демократия также является плодородной почвой, которая необходима для развития и влияния феминистской идеи.

Однако изучение истории приводит к выводу, что эта связь не была четко и просто актуализирована. Сложность взаимоотношений между демократией и феминизмом выражается в том, что сегодня, в начале 21 века, представительство женщин в центрах власти в целом невелико. Более того, несмотря на процессы демократизации, которые характеризовали конец 20-го и начало 21-го века, права человека женщин в мире по-прежнему систематически и массово нарушаются.Свобода многих женщин по-прежнему очень ограничена, среди прочего , потому что они не имеют основного права решать вопросы, касающиеся их тела и их сексуальности. Права большого числа женщин в мире на собственность и владение также очень ограничены (Smith, 2000).

Ученые-феминистки выявили важные упускаемые из виду связи между гражданством, правами и полом. Феминистский анализ пытается расширить и оспорить то, как ученые понимают центральные концепции, такие как власть, безопасность и незащищенность.Они также связывают теорию и реальность, перенаправляя наш интерес на другие формы власти, такие как права женщин и их незащищенность, на основную политологию и гендерные исследования (Harel-Shalev and Daphna-Tekoah, 2016). Охалл (2012), Кронселл (2012) и другие предположили, что для изучения женщин в социально-политической среде, в которой доминируют мужчины, необходима особая методология. Хансен (2006) предложил дискурс-аналитическую основу и предложил ученым быть чувствительными к конкурирующим дискурсам, основанным на идентичности.Шеперд (2012) утверждал, что ученые должны быть внимательны к повествованию, с помощью которого люди понимают свой опыт, и к тому, как люди понимают свои собственные реальности. Гиллиган (2015) предположил, что ученые должны быть внимательны к различным скрытым голосам.

Мы пошли этими путями и стремились расширить эти эпистемологические перспективы, чтобы раскрыть опыт и рассказы Женщин Стены, а также их голоса, конфликты и тональности. Мы расширили этот фокус на женщин, которые решили участвовать в социально-политической и религиозной деятельности за свободу вероисповедания в иерархической патриархальной среде.

Борьба женщин за справедливость повлияла на процессы демократизации в мире и сопровождалась событиями, поддерживающими права человека и гражданские права женщин. Одним из примечательных событий является тенденция увеличения среднего представительства женщин в центрах власти и власти по всему миру, что выражается в обеспечении представительства женщин (обеспечении), избрании женщин на руководящие должности и укреплении прав человека. женщин как часть политической повестки дня (Eschle, 2001; Cook, 2012; Goetz and Jenkins, 2018).

Институт гражданства, который придает членство в национальном сообществе, представляет собой основу для принадлежности и основу для солидарности между его членами. Таким образом, он создает механизмы включения и исключения в сообществе для различных групп населения, которые динамичны и подвержены изменениям на национальном, региональном и глобальном уровнях (Fogiel-Bijaoui, 2011).

Феминизм как идея, продвигающая права человека и гражданские права всех женщин в обществе, также представляет собой социальное движение.Таким образом, феминизм бросает вызов патриархальному дискурсу и механизмам, которые работают для его институционализации в различных аспектах. Например, бой — это мужской и патриархальный дискурс, и он относится только к военному бою, из которого исключено большинство женщин. Патриархический дискурс исключает женщин, которые борются с сексуальным насилием, изнасилованием и сексуальными домогательствами, и называет их не воинами, а скорее жертвами (Enloe, 2013; Daphna-Tekoah and Harel-Shalev, 2017; Harel-Shalev, 2017). .Следовательно, это пространство действий, в котором организованная деятельность женщин, действующих в различных рамках, осуществляется в духе прав человека с целью формирования общественного порядка в их интересах. На политической арене эта деятельность направлена ​​на то, чтобы лишить мужчин привилегий и включить женщин во все институты общества, в том числе в семью. Таким образом, феминизм противостоит любому определению ситуации, которую мужчины диктуют женщинам.

В своем феминистском мышлении Симона де Бовуар раскрыла социальный механизм, который привел к подчинению женщин мужчинам в патриархическом дискурсе (De Beauvoir, 2001, 2007).Она утверждала, что «мужчина» и «женщина» — это не «естественные» или биологические черты, а скорее культурные категории, и что женственность и мужественность являются продуктами воспитания. Она объяснила, как биологические различия между мужчинами и женщинами использовались на протяжении истории в качестве оправдания дискриминации в отношении женщин. По ее мнению, в отношении женщин к себе существует принципиальное противоречие. С одной стороны, они стремятся выразить свою личность и действовать в мире как свободные люди.С другой стороны, они принимают модели и ценности человеческого (т. Е. Мужского) общества, которое воспринимает женщину как объект. Де Бовуар также резко критиковал самих женщин, которые сотрудничают с патриархальной системой и приучают своих дочерей к этой подавляющей системе. Существенными условиями, которые де Бовиор представила для освобождения женщин, являются изменение законов и институтов, экономические изменения и, прежде всего, моральные и культурные изменения. Более того, роль лесбийских движений в феминистском движении была значительной и влиятельной.Однако женщины-лесбиянки в основном невидимы и по-прежнему страдают от дискриминации (Salvati et al., 2018).

Призыв феминисток к размытию между политическим и личным и государственно-частным-домашним — это призыв подорвать фундаментальное предположение об иерархии, которая воспринимается как современная, и мире, который воспринимается как традиционный (Herzog, 2009; Bunch , 2018; Леви-Хазан, Харел-Шалев, 2019). Феминистская критика обнажила механизмы, сохраняющие патриархат. По ее мнению, женщинам как свободным людям не место в новом общественном порядке в современную эпоху, несмотря на декларации равенства и свободы.Новая схема мышления установила либеральный подход, который определил уравнение между потребностями системы и естественными гендерными чертами в универсальных и неисторических терминах. Это уравнение стало мощным политическим механизмом для исключения женщин из общественной сферы и уменьшения их вклада, признательности и ценности в социально-общественной сфере.

Феминистский дискурс, как и другие области дискурса, также является ареной борьбы за границы и смысл. Однако логическая нить, которая переплетается между его различными потоками, — это использование знаний, которые служат источником для анализа социального неравенства и взаимоотношений между исключающими и исключаемыми силами (Hill-Collins, 2000).Этот анализ сделан на основе теоретического и эмпирического анализа, чтобы извлечь человеческий опыт, который был оттеснен на обочину, и использовать знания, полученные из опыта на периферии, для повторного изучения социальных порядков, которые постоянно реорганизуются. и отметьте разные поля (Ellison, 1997; Love et al., 2019). Спрос на разные знания создает не только другую социальную реальность, но и другую политическую реальность. Рефлексивным аспектом феминистской логики является политическая позиция, которая требует постоянного выявления механизмов подавления и исключения различных групп, а также постоянного обращения к маргиналам и отношениям между маргинальными и центральными группами (Zwingel, 2016).

Таким образом, конструкт-феминизм подчеркивает организованное сопротивление женщин своему подчинению в любом обществе. Неудивительно, что феминизм был одним из главных действующих лиц на публичной арене, который бросает вызов механизмам исключения, установленным либеральным гражданским институтом на протяжении более двух десятилетий (Eschle, 2001; Handrahan, 2004). Таким образом, как философия или как движение феминизм действует с целью защиты прав человека женщин. Примером этого является революция феминистского движения в XIX веке, направленная на достижение права голоса после длительной и трудной борьбы суфражисток, которая даже стоила жизни некоторым женщинам, настаивавшим на равных правах при голосовании.Сегодня феминизм по-прежнему бросает вызов либерально-демократическому гражданству с целью увязать его с правами человека женщин в различных формах. Таким образом, мы являемся свидетелями различных женских организаций, которые действуют, чтобы создать новый религиозный дискурс, связанный с правами человека женщин, основанный на мультикультурной версии либеральной демократии (Razavi, 2000; Fogiel-Bijaoui, 2011; Enloe, 2013).

Подобные процессы в гражданском и религиозном дискурсе происходят в Израиле. Изменение политического гражданского статуса женщин до создания государства в 1948 году (первая волна израильского феминизма) позволило им продвигать свои права в рамках израильской демократии.Вторая волна израильского феминизма началась в 1970-х, но феминистские достижения стали более значительными только в 1990-х. Тем не менее, описательный уровень представленности женщин в Израиле сегодня низок по сравнению со средним глобальным уровнем, как на местном, так и на национальном уровне, в дополнение к политическим процессам истеблишмента и вне его, таким как борьба за религиозно-духовный феминизм. (Герцог, 2006, 2011).

Религиозный феминизм

Различные ученые связывают неравноправный характер общества с письменными религиозными традициями (Stanton, 2002; см. Подробно: Yanay-Ventura, 2011, 2–3).Утверждалось, что христианство, иудаизм и ислам приписывают мужчинам и женщинам разные статусы, проявляющиеся в разных обязанностях, привилегиях и ролях, а также в разных правах собственности (El-Or, 2000). Таким образом, конфликт между феминизмом и религией уходит корнями в модель, созданную религией в качестве источника вдохновения. В результате радикальный феминизм утверждал, что свобода от патриархата (также) требует отказа от религии, которая изначально создавалась в патриархальном контексте (Hartman-Halbertal, 2000; Cicurel and Sharaby, 2007; Sharaby, 2016, 2017).

Анализ Янай-Вентуры (2014, 2016) показывает, что обсуждение религиозного феминизма начинается с признания существования этого конфликта (Cohen, 2006). В теоретической литературе разработано несколько подходов, которые пытаются связать феминизм и религию: приспособление феминизма к религии путем переосмысления концепции феминизма; приспособление религии к феминизму путем переопределения концепции религии; и разделение религии и феминизма (Ядгар, 2006; Али и др., 2008).Подобные представления можно найти в исследованиях религиозных феминистских практик. В литературе представлены три стратегии, обычно используемые женщинами в их религиозных феминистских практиках: а. женщины, которые реагируют на религиозные обряды и получают от них силы; б. женщины, отвергающие религиозные обряды; c. женщины, которые реагируют частично, то есть по стратегическим причинам, реагируют на религию в одних областях и на феминизм в других (Yadgar, 2006).

На протяжении поколений еврейские общины по всему миру определяли идеальные правила поведения для мужчин и женщин (Libel-Hess, 2004, 14–15).Мудрецы Галахи часто использовали фразу «Славна дочь царя во дворце» (Псалтирь 45:14), чтобы подчеркнуть, что законная сфера деятельности женщин находится в их домах. Поскольку мужчины считались ответственными за изучение Торы и выполнение ритуалов и обычаев, укрепляющих связь с Богом, подходящей сферой для их деятельности была общественная еврейская сфера, которая включала синагогу и место изучения Торы (Grossman and Haut, 1992). , xxii). Ученые Мишны освобождали женщин от выполнения заповедей, связанных со временем, чтобы они могли выполнять свои семейные обязанности (Ramon, 2001).Более того, мудрецы Мишны и Талмуда не считали женщин независимыми юридическими лицами и во многих случаях сравнивали их правовой статус с статусом несовершеннолетних (Hyman, 1976, 106).

Мишна и мудрецы Талмуда запрещали женщинам выполнять ритуальные обряды, например, считаться за миньян (кворум из десяти мужчин, необходимый для публичной молитвы) или быть вызванными на чтение Торы в синагоге, за определенное количество человек. причин: а. их восприятие женской сексуальности и опасности, которую она представляет для мужчин; б.«Женский голос — это сексуальное подстрекательство» (Berakhot 24: 71; Friedman, 2009), подразумевая, что женское пение может спровоцировать мужчину на половой акт с другой женщиной, кроме его жены; c. нечистота менструации, которая воспринималась как угроза общественному порядку (Douglas, 1966, 103; Don-Yehiya, 1997).

Ортодоксальный феминизм в Израиле связан со стремлением к более активному участию в религиозной жизни и практике (Эль-Ор, 1998; Янай-Вентура, 2016). Позже были сформированы женские молитвенные группы, в которых женщины читали свиток Торы (Friedman, 2009).Другой особенностью еврейского ортодоксального феминизма было возобновление ритуалов, от которых женщины ранее были «освобождены», таких как чтение кидуша или кадиша (Vigoda, 2001). Раввинское лидерство со стороны женщин — это явление, которое развивалось в современной ортодоксии Израиля на протяжении последних двух десятилетий (Yanay-Ventura, 2014; Libel-Hass, 2016). С 1997 года женщины были назначены раввинскими лидерами в раввинских судах (Gordin, 2005) и «консультантами Halacha» (Ganzel, 2005). Еще одна модель женского лидерства — совместное лидерство раввина общины и его жены.Женщины также возглавляют женские колледжи (Cohen, 2006).

Женщины у стены

Стена Плача (Котел) — единственная стена, уцелевшая от четырех опорных стен, окружавших старый Храм в Иерусалиме тысячи лет назад. В еврейской традиции Стена Плача является духовным и священным местом. Он расположен рядом с площадью (Plaza Wall), простирающейся до самой Стены Плача. Молитвы проводятся в течение дня, Рош Ходеш (еврейское новолуние), праздники и церемонии бар-мицвы (еврейский ритуал совершеннолетия).Также в щели в стене кладут листочки с молитвами.

Религиозные молитвы и ритуалы проводятся в соответствии с еврейскими законами, как это практикуется православным течением. Поэтому между мужской и женской зоной (помощь женщин) забором, и переходить через забор запрещено. Таким образом, женщины не могут поклоняться так же, как мужчины. В последние десятилетия Стена Плача была в центре борьбы Женщин Стены, группы женщин, которые изо всех сил пытаются достичь религиозного гендерного равенства в районе Стены Плача и практиковать свои ритуалы в женской части, как и в мужчины.Отсюда и название организации — Женщины Стены.

«Женщины Стены» — феминистская организация, заявленная цель которой — предоставить женщинам свободу молиться у Стены Плача в женском отделении. Организация была основана в 1988 году, когда группа женщин попыталась провести молитву Рош ха-Шана (еврейский Новый год) в женской части Стены Плача, завернувшись в молитвенную шаль, надев тфилин, потанцевав и неся свиток Ветхого Завета ( Тора) и читая его.Ритуалы этих феминисток не следуют патриархальным религиозным обычаям ортодоксальных и ультраортодоксальных еврейских течений и вызывают недовольство некоторых членов ортодоксальной еврейской общины, хотя либеральные и феминистские движения, выступающие за гендерное равенство, считают их законными (Jobani and Perez, 2014). ; Reiter, 2017). Церемонии Рош Ходеш проводятся в женской части Стены Плача женщинами Стены с момента основания их движения в 1988 году. Значительная часть ортодоксальной общественности, особенно ультраортодоксальные евреи, категорически против этих ритуалов. .Либеральные движения, то есть консерваторы и евреи-реформисты в Израиле и во всем мире, защищают и поддерживают борьбу (Libel-Hass, 2016). Объем знаний о религиозных конфликтах и ​​их последствиях для жизни женщин в целом и еврейских женщин в частности постоянно растет (Lahav, 2015; Schnabel, 2017; Schnabel et al., 2018; Keysar and DellaPergola, 2019).

Настоящее исследование следует за критическими исследованиями, которые указывают на то, что реальная проблема концептуализации конфликта заключается в анализе этих явлений при выявлении властных отношений внутри патриархальной структуры (Enloe, 2000; Charmé, 2005; Ackerly and True, 2010).Более того, критические и феминистские исследования безопасности показывают, что конфликты нельзя полностью понять, если они не будут изучены через призму того, как люди переживают их бесчисленным множеством способов.

В течение последних трех десятилетий Западная стена была центром борьбы за ее характер на двух уровнях: на социальном уровне, в его религиозном и гендерном аспектах, представленных женщинами Стены (WOW), которые выступали за религиозные и гендерный плюрализм; а на политическом уровне — борьба реформистского и консервативного движений за равное положение у стены (Chesler, Haut, 2003; Libel-Hass, 2016; Reiter, 2016).

Первые исследования Женщин Стены были внутренним анализом исследователей, которые были одними из первых основателей этой организации, то есть Хаберманом (1997, 2012), который также обсуждал феминистский аспект религиозной сферы в израильском контексте и Хидестер. и Линенталь (1995), который принял теорию власти Мишеля Фуко, чтобы передать неизбежное соревнование или борьбу за право собственности, законность и священные символы в таких местах. Феномен WOW вызвал споры об использовании разделителя ( mechitsa ) для женской молитвы у Стены до 1948 года (Shakdiel, 2002; Charmé, 2005; Shiloh, 2010).Шакдиэль (2002), которая также является борцом за права женщин, но придерживается другой точки зрения, справедливо изобразила ВАУ как подрывающий фактор в иудаизме и в «израильской этнократии». Исследования Джобани и Переса (2014, 2017) относятся к влиянию WOW на общественный дискурс Израиля о роли религии в Израиле как еврейском и демократическом государстве. Они предлагают приватизировать управление святыми местами для различных заинтересованных сторон и позволить государству уйти от религии.

Мы стремимся расширить знания о женщинах, которые борются за социальное и юридическое признание своих прав как женщин, в религиозном конфликте, i.д., чтобы узнать об их конфликтах и ​​процессах во время их деятельности и после столкновения с очень трудными и необычными ситуациями насилия и враждебности. Таким образом, цель этого исследования состояла в том, чтобы найти различные голоса WOW и понять, как женщины стены понимают свой опыт в сложном конфликте: какие закономерности мы можем проследить в их отношении к политикам государства и официальным властям? Какая борьба за идентичность, статусные конфликты, политические и этические дилеммы преобладают в опыте WOW как следствие их ритуальных и церемониальных действий? В этом исследовании мы изучили голоса женщин и пролили свет на сложности участников, женщин, которые борются за права женщин и свободу вероисповедания в патриархальной среде и патриархальных нормах.Предлагаемая нами методология может расширить дискуссии в современных религиоведениях и политологии, подчеркнув двойственность и проблемы, с которыми сталкиваются женщины в борьбе за свои религиозные, общественные, социальные, политические и личные права.

Методология

The Listening Guide Analysis

Феминистские исследования безопасности, и особенно исследования конфликтов, представляют собой интеллектуальные подходы, которые подчеркивают голоса маргинализированных слоев населения и их часто замалчиваемую незащищенность, а также предлагают альтернативные нарративы через феминистский анализ.Методология, выбранная для настоящего исследования, основана на этих эпистемологических перспективах. Руководство по слушанию (Gilligan, 2015; Gilligan and Eddy, 2017) — это метод психологического анализа, основанный на опыте женщин и использующий междисциплинарные методы.

The Listening Guide обеспечивает многослойный способ проникновения в методологические, теоретические, эпистемологические и онтологические измерения рассказываемого предмета (Harel-Shalev and Daphna-Tekoah, 2016). Как подход к исследованию отношений, основанный на голосе, он направлен на то, чтобы уделять пристальное внимание тонкостям женских голосов и историй и понимать значение того, как люди относятся к себе и другим.Методология «Руководства по слушанию» существенно отличается от традиционных методов кодирования тем, что человек слушает текст интервью, а не категоризирует или количественно оценивает его (Tolman, 2001).

Протокол анализа включает четыре этапа и подробно представлен в разделе «Дизайн и методы исследования» (Гиллиган, 2015; Гиллиган, Эдди, 2017). Набор различных голосов, составляющих голос любого конкретного человека — его диапазон, гармонии и диссонансы, отличительная тональность, ключевые сигнатуры, высота и ритм — воплощается в культуре и во взаимоотношениях с самим собой и с другими.Руководство по слушанию было впервые применено в политологии в исследованиях, посвященных опыту женщин-комбатантов, и в исследованиях конфликтов (Daphna-Tekoah and Harel-Shalev, 2014; Harel-Shalev and Daphna-Tekoah, 2015).

Дизайн и методы исследования

Исследование соответствует международно признанным этическим принципам и соответствующим руководящим принципам профессиональной этики и было одобрено главой этического комитета Академического колледжа Ашкелона. После получения одобрения этического комитета (Академический колледж Ашкелона) с каждым участником были проведены углубленные полуструктурированные интервью продолжительностью 1-2 часа.Для обеспечения конфиденциальности каждому участнику был присвоен псевдоним.

Мы использовали выборку снежного кома для получения данных путем наблюдения и изучения фокус-группы из 10 лидеров WOW, а также посредством серии личных интервью, проведенных с 16 женщинами, которые участвовали в духовных ритуалах, в период с 2018 по 2019 год. Как интервью, так и диалоги в фокус-группах были записаны и расшифрованы. Все участники исследования были женщинами, и все говорили на иврите. Некоторые из них говорили на английском и иврите.Участники, которые проживают в различных частях Израиля (как центральных, так и периферийных, городских центрах и небольших сельских населенных пунктах), были либо коренными израильтянами, либо иммигрантами, представляющими широкий спектр этнического происхождения (североамериканский, ближневосточный или африканский). ), религиозные взгляды и социально-экономическое положение.

После получения согласия участников интервью записывались и расшифровывались. Всем участникам была гарантирована конфиденциальность, а имена были изменены для обеспечения анонимности.Полуструктурированное интервью было начато с вопроса: «Какая первая ассоциация возникает у вас в голове, когда вы думаете о WOW?» Затем последовали другие вопросы, касающиеся опыта участников в духовных ритуалах.

Протокол анализа

Согласно методологии Руководства по прослушиванию, первая фаза — это «прослушивание сюжета». На этом этапе внимание уделяется всей истории, рассказанной интервьюируемыми. На первом этапе человек обращает внимание на то, что происходит: какие истории рассказываются? Есть ли повторяющиеся образы, метафоры или доминирующие темы? Есть противоречия или неточности? Также отмечается более широкий социальный контекст, в котором встречаются исследователь и участник.

Рассказы женщин WOW охватывают описание радости от духовных церемоний, удовольствия чувства сестринства со своими партнерами-женщинами. Женщины также поделились с нами своей борьбой за равное право на священное место с нами, в дополнение к гневу и агонии по отношению к противникам. Женщины описали Стену Плача как поле битвы. Более того, рассказы WOW отразили их прямое воздействие на травмирующие события из-за их духовной веры.

Затем исследователи документируют свои рефлексивные элементы, эмоциональные и интеллектуальные реакции, мысли и чувства, чтобы лучше понять, как их ответы на интервьюируемых могут повлиять на их восприятие и анализ (Daphna-Tekoah and Harel-Shalev, 2017).Во время анализа первого прослушивания мы, исследователи, почувствовали сочувствие и идентификацию с женщинами, на которых в течение последних 30 лет постоянно нападали из-за их видения и убеждений.

Вторая фаза «Руководства по аудированию» включает в себя составление «I стихотворения», которое является основной чертой подхода, который служит для идентификации активного «я». «Я Поэма» получается путем вырезания всех фраз, содержащих «Я», из расшифровки стенограммы и вставки их в новый текст, обозначенный как «Я Поэма» (Harel-Shalev and Daphna-Tekoah, 2016).Этап «I Poem» посвящен отслеживанию того, как участники представляют или говорят о себе во время интервью. Исследователь выделяет каждую фразу, в которой форма от первого лица (I) использовалась в стенограмме интервью, а затем вырезает и вставляет подчеркнутые отрывки в новый файл, чтобы составить «I стихотворение» интервьюируемого (Gilligan, 2015).

Процесс лучше всего можно понять, представив пример. Для этого представляем обзор интервью с Диной и Нирой.

Я помню особый травмирующий момент , когда мы однажды вошли в район Стены Плача, и охранники сказали, что им пришлось обыскать мое тело в поисках свитка Торы.Итак, я сказал себе: ОК, потому что я верю в соблюдение закона. Потом, когда они начали обыскивать мое тело и трогали меня всем телом, я внезапно понял , что такое несправедливость в мире! Я крикнул женщине-охраннику: «Как женщина, думай о том, что ты делаешь». Затем она позвала охранника, и он сказал мне: «Ты нарушаешь закон». Я пояснил: «Если да, арестуйте меня». Это был мой способ восстановить контроль над своим телом и душой.

Прослушивание взлетов и падений тона Дины, когда она говорила, и чтение интервью Дины подчеркивают ее использование формы от первого лица (I). «I Poem» Дины представляет ее самоприсутствие в травмирующий момент взаимодействия с охранниками, ее способность помнить травмирующий акт и ее стремление к справедливости.

«Я Поэма» Дины приводится ниже:

  • Я помню конкретный травмирующий момент,

  • Я сказал себе

  • Я верю в соблюдение закона

  • Я внезапно понял, что такое несправедливость в мире!

  • Я кричал

  • Я пояснил: «Если да, арестуйте меня.

Нира поделилась с нами своим опытом относительно чувства враждебности со стороны ультраортодоксальных женщин во время церемонии и своим способом справиться с враждебностью.

Моя дочь была рядом со мной, и я так волновался за нее …. Я почувствовал себя сильнее , когда она стояла рядом со мной … Я знал, будут женщины-охранники, которые будут защищать нас, и Я искал их все время … Я хотел, чтобы были рядом с нами, когда Я вошел в Котел .Во время молитвы я смотрел на ее , [ультраортодоксальная] женщина и я отвечал ей с молитвой. Это было похоже на молитвенные диалоги. Она молилась вслух, чтобы помешать нам, и Я ответил ей своей молитвой Я почувствовал себя лучше , это помогло мне.

Стихотворение «I» Ниры:

  • Я волновался

  • Я чувствовал себя сильнее

  • Я знал

  • Я хотел

  • —000—000— 09 09

  • —000—000 I

  • Я посмотрел на нее, [ультраортодоксальная] женщина

  • Я ответил ей молитвой

  • Я ответил ей своей молитвой

  • Я почувствовал себя лучше »

Следующие фазы Аналитическая техника «Руководства по аудированию» поможет интервьюеру (ам) определить различные голоса интервьюируемых.Интервьюеры отслеживают, как участники представляют себя или говорят о себе во время интервью, и классифицируют основные голоса, используемые респондентами. Анализ фокус-группы и интервью с помощью Руководства по аудированию выявил два одновременных взаимозависимых голоса: Голос травмы и незащищенности и голос сестринства . Выразительный и громкий голос был голосом борцов за равные права женщин . Примеры цитат из стенограмм, представляющих различные голоса, представлены ниже.

Голос травмы и незащищенности

Что касается ритуалов, рассказы участников WOW отражают травму, полученную в результате насилия в отношении них, особенно со стороны их оппонентов, как мужчин, так и женщин, и были подтверждены в описаниях интервьюируемых. их постоянная подверженность конфликтам и насилию.

Эмили

Мальчики толпились все ближе и ближе к нам, а затем начали бегать перед нами и останавливаться на месте — окружая нас, блокируя нас, не давая нам двигаться вперед, удерживая нас на лестнице.В одно мгновение я увидел, что у меня ограниченные возможности — нам некому было помочь. Я понятия не имел, как вызвать полицию, единственная возможность, казалось, продолжать двигаться, не терять динамики. Итак, я начал использовать свою тяжелую трость дважды — поднимая меня с шага на шаг, а также используя ее, чтобы оттолкнуть ноги этих ультраортодоксальных мальчиков с моего пути. Моя рука была связана с Леей, и я тянул ее вперед на ходу — у меня была трость, она была «безоружна». Я лишь косвенно знал о друге Лии, мужчине, который пытался защитить нас, защищать нас, рассуждать с мальчиками, кричать им, чтобы они воздержались.Я специально не смотрел на них — это бы меня замедлило … Я явно пожилой человек, человек с каким-то физическим недостатком, человек, которому трудно ходить, и они не проявляли почтения, уважения, заботы — отнюдь не. Потому что мы враги. Были ли они вообще поставлены перед дилеммой? Независимо от того, чувствовали ли они какое-либо моральное замешательство или колебания, они провели большую часть 15-минутного тела, блокируя нас, угрожая — что? Мне потребовалось более двух недель, чтобы понять, что это был травмирующий опыт.

Odelia

Есть несколько уровней — насилие и сама несправедливость, а также невнимание и озабоченность насилием и несправедливостью. Момент, когда мы ложимся на пол и держим в руках сидур [молитвенник], обжигает. В такие моменты мы переживаем [травмирующий момент] и пытаемся выжить. Мы также должны доказать, что это проблема [насилие], что оно действительно имеет место, и это не наша вина. То есть использовать эти примеры, чтобы снова и снова доказывать то, через что мы проходим.[Чтобы доказать] правительству и СМИ.

Варда

Я присоединилась к «Женщинам стены» вслед за моей дочерью, которая каждый раз приходила домой [после церемоний] с опытом совладания с насилием. Я чувствовал, что было неправильно отправлять свою дочь в зону боевых действий, когда меня не было рядом с ней. Я полностью разделяю ценности, за которые мы боремся.

Adina

Каждый раз, когда я входил в район Стены Плача, я предупреждал о возможности, что кто-нибудь ударит меня.Прямо на площади, за пределами женской части, меня пугает насилие со стороны мужчин. Но сегодня у меня этого уже нет, я не боюсь. Я привык к этому [к насилию]. И второе — это молитва, в которой вы стоите, совершенная молитва, а это толпа девочек 13–14 лет [ультраортодоксальных] без манер. Мне уже 60, почти бабушка, как они посмели? Ценности иудаизма и «уважение к старшим», мои волосы полностью белые, где ваши ценности? И они мне ответили — вы реформаторки … Ваша кровь дозволена.Я прислушался к словам и почувствовал в воздухе, что это закончится кровью. Без крови это не остановится.

Ультраортодоксальные женщины усваивают паттерны и ценности человеческого (то есть мужского) общества, которое воспринимает женщин как объект. Вызов феминизма состоит в том, чтобы противостоять ситуациям самоотчуждения и постоянным противоречиям сознания в женском опыте.

«Мы голос»: голос сестринства и солидарности

Опрошенные использовали «Мы голос», чтобы описать свое сестринство и феминизм.«Мы голос» также олицетворяет их солидарность с либеральными и светскими ценностями. Выводы нашего исследования следует понимать в контексте религиозной конфликтной ситуации.

Сара

Я не сдаюсь легко (смех), и я делаю это уже 8 лет. Некоторые были лучше, чем другие, но решимость довести дело до конца и решимость не подвести людей, которые зависят от меня, и не подвести сестринство, потому что я думаю, что за все эти годы у меня появилось настоящее чувство семьи. и настоящее чувство любви к моим сестрам.

Hellen

После Рош Ходеш я чувствую себя очень окрепшим, потому что я думаю, что мы делаем очень серьезный шаг, это то, во что я верю. У меня есть друзья, группа женщин, которые поддерживают друг друга во время молитв, каждый раз, когда мы смотрим друг на друга. Я смотрю на Талию, и Талия глазами говорит: «Я здесь ради тебя». Наталья с апатичными глазами — не волнуйтесь, это кончится. Мы сильная группа. Самый трудный момент был, когда я увидела, что у других женщин были физические трудности, когда они [ультраортодоксальные женщины] напали на пожилых Женщин Стены.Если бы они напали на меня, человека, обладающего физической силой, все было бы иначе. Они нападали на старух, лишенных физической силы. Это меня напугало.

У нас была группа, я поймал позицию в конце группы и держал ее, чтобы меня оттуда не сдвинули. Я не двинулся…. Внезапно я оказалась вне нашей группы и поняла, что православные женщины вытеснили меня с нашей церемонии. Итак, я больше не мог молиться со своей группой, я был отделен от них…. Хотя я сопротивлялся перемещению, но им удалось разорвать нашу человеческую цепь, и я остался один.Тогда я понял степень насилия.

Beth

У меня есть очень четкая обязанность защищать их всех, потому что я несу ответственность за жизнь и безопасность всех из них. Я несу ответственность за молитвы, чтобы они были успешными, все эти обязанности на мне. Все остальное маргинально. Когда возникают огромные трудности? Когда я не могу взять на себя ответственность, я не могу этого вынести. Например, когда я вижу, что с кем-то из нашей группы что-то происходит, и я не могу добраться до нее достаточно быстро, чтобы помочь ей.Или когда я иду к полицейскому и говорю ему: «Некоторые женщины избивают одну из нас, пожалуйста, я хочу, чтобы вы рассказали о ней, чтобы я мог пожаловаться на нее в полицейском участке», и милиционер отвечает «Нет»! Я чувствую беспомощность. Я не имею к этому никакого отношения, и я не знаю, как бороться с этим чувством беспомощности. Все, что с нами происходит, обычно я пытаюсь найти решение проблемы, если нет, то в следующем месяце, в следующей молитве [найду решение].

Борьба за равный духовный голос

Я действительно верю, что мы выполняем духовную миссию.Я знаю, что мы должны это сделать, потому что я думаю, что изображение женщины, надевающей тфилин и подходящей к Торе, — это то, что нужно сделать.

Другой голос был очевиден в интервью с женщинами, наряду с выражением голоса травмы , возникшей в результате воздействия насилия и ненависти, и голоса сестринства . Это голос борьбы за равноправие женщин . Женщины также выразили значимость, страсть и решимость в своей вере в то, что женщины имеют право на равный духовный голос.

Этот голос борьбы за равенство был не менее распространен в их повествованиях и появился вместе с двумя другими голосами. Этот голос существует в сложной исторической связи между либеральной демократией и феминизмом, бросающей вызов либеральной демократии и содержащимся в ней механизмам исключения, и подпитывается аксиомой прав человека, которая сопровождает такие режимы с самого начала их существования. Наряду с его требованием реализовать эту аксиому в отношении женщин, этот голос также сформировал и продолжает формировать институт либерально-демократического гражданства и, таким образом, расширял и расширял границы демократии.Феминистская борьба ведется не только против патриархата, но и против глубоко укоренившихся представлений среди женщин, которые сами усваивают точки зрения, исключающие их равные права.

Tamar

Я думаю, что религиозная феминистская революция в Израиле — одна из революций, которые все еще находятся на ранней стадии. Это чудесные, захватывающие революции с очень смелыми женщинами. Я верю, что эта революция приведет к изменениям, которые мы не можем себе представить сегодня, изменениям к лучшему.Необходимо положить конец мужской гегемонии в религии. Должно быть, это не хорошо для демократии, это не хорошо для народа Израиля, это не хорошо для женщин, это не хорошо для кого-либо, кроме самих мужчин, которые стоят во главе этой гегемонии и делают все, с большим количеством денег, чтобы сохранить свое преимущество и контроль. Если есть что-то, что нужно сделать сейчас, чтобы вызвать полное изменение в израильской политике, в центре власти ультраортодоксов, на местах, в исключении, так это усилить эту религиозную феминистскую революцию повсюду, любым способом. , потому что это то, что сломает его.

«Борьба за равенство! Это реальное изменение, которое вызовет еврейское подсознание — то, что должны вызвать женщины. Каждый раз, когда мы там, и нам тяжело, я не слышу криков или беспорядков, мне очень нравится молитва. Я смотрю на кричащих женщин и мне их жаль. Я говорю — мы до вас доберемся и объясним. Я чувствую себя сильным и становлюсь сильным, пока у меня есть надежда, и мы остаемся и не сдаемся, я чувствую себя победителем, и это укрепляет меня ».

Руфь

Я должен сказать, что ситуация мне помогает, даже насилие, которое делает ее сильной.Мы были в разного рода периодах с «Женщинами стены», и это поставило нас в защищенную, сильную и справедливую позицию. Эта позиция позволяет нам замечать и видеть женщин. И это укрепляет нашу идеологию и укрепляет нашу веру в то, что то, что мы делаем, правильно, и подчеркивает чувство несправедливости по отношению к нам.

Hava

Чувство нашей настоящей миссии помогает мне в ситуациях насилия. Чувство миссии сильнее, чем в ненасильственных ситуациях. Если я не буду усиленно молиться, и люди не услышат мой голос, не будет никаких молитв… Ситуация историческая и существенная.Это потрясающе! И если бы не было насилия, я, возможно, не был бы обязан выражать свой голос. Я просто думаю, что присутствие Женщин Стены свидетельствует о глубокой вере в то, что женщины имеют равные права. Не с места войны, мы не приходим воевать, что сегодня это то, а завтра что-то другое. Это не с места боевых действий. Именно с позиции отстаивания вашей веры и такого подхода женщины имеют равные права, и они заслуживают молитвы и заслуживают единения с Торой и всем происходящим возвышением, и что это может быть достигнуто в этой сцене, точно так же, как мужчины.

Заключение

Полиция, казалось, была способна сорвать мою цель. Я не мог ударить их; мои руки держали. Я не мог даже наступить им на пальцы ног, казалось, они в состоянии предотвратить это. Но я должен арестовать себя … В голове промелькнула лекция о законе. Я мог, даже с беспомощными конечностями, совершить техническое нападение, поэтому меня арестовали и обвинили в том, что я плевал в полицейского. Это была не настоящая слюна, а только, как мы ее назовем, надутая губа, совершенно сухой кошелек изо рта.Я действительно не мог этого сделать. Даже чтобы получить голос. Во всяком случае, в этом не было необходимости, моего технического штурма хватило. Она чувствовала большое утешение, «быть списанным со счетов как плевательница» (Pankhurst, 1905 in Atkinson, 2018).

Феминистская революция и прогресс в области защиты прав женщин резко изменились за последние 150 лет и повлияли на жизнь женщин, мужчин и детей во всем мире. От первых групп феминисток, которые боролись за законное голосование в начале XIX века, до Женского освободительного движения, радикального многорасового феминистского движения, которое выросло непосредственно из движений за гражданские права, антивоенных и связанных с ними свобод 1960-х.Его понимание заключалось в том, что «личное является политическим» с намерением децентрализовать структуру и власть мужчин, а его метод повышения сознательности позволил ему быстро расти и влиять на феминистские организации и борьбу женщин за гражданские права (Evans, 2015).

Вхождение женщин в публичную сферу очевидно сегодня, и юридические права стали обычной практикой. Однако права женщин и женщин в отношении религии все еще обсуждаются, а женщины по-прежнему исключены из религиозной сферы.Эти сферы обычно контролируются гегемонистской маскулинностью и патриархальными нормами и ценностями (Bigelow, 2010). Значение этого исследования заключается в его вкладе в лучшее понимание религиозного феминизма и опыта женщин, которые стремятся к религиозному равенству в религиозной сфере, на примере «Женщины стены». Случай с этими женщинами позволяет нам исследовать нюансы в их борьбе за равенство, особенно в борьбе за равенство на священной религиозной арене.

Статья способствует феминистскому дискурсу о религиозном феминизме и включении женщин в общественное достояние. В этой статье мы исследовали различие между частной и общественной сферами в контексте власти в священном пространстве. Хотя гендерная сегрегация в политике является идеологической и часто используется для исключения и угнетения женщин с властных и политических позиций (Herzog, 2006), мы утверждаем, что религию следует рассматривать как политико-идеологическую точку зрения, которая служит основным культурным механизмом для исключения женщины от общественных действий.Наше исследование предлагает рассматривать религиозную феминистскую борьбу в более тонком выражении диалектического процесса создания новой идентичности и справедливости, который не является дихотомическим, а скорее многомерным и многогранным.

Травматический опыт, который женщины WOW пережили во время борьбы за справедливость, повлиял не только на их политическую позицию, но и на их чувство безопасности и незащищенности, как в политическом, так и в личном плане. Прослушивание и анализ контрапунктических голосов женщин, борющихся за религиозное равенство, дает возможность систематически обращать внимание на многие голоса, заложенные в их опыте (Дафна-Текоа и Харел-Шалев, 2014; Гиллиган, 2015).

Слушание женских и заглушенных голосов с использованием феминистской методологии позволило нам изучить феминистское пламя этих женщин и их упорную борьбу за последние 30 лет против того, чтобы быть гражданами второго сорта в священном месте. В мае 2013 года Верховный суд Израиля постановил, что молитвенные собрания Женщин Стены у Стены не должны считаться незаконными. Эта борьба за религиозное равенство похожа на другие битвы женщин, которые боролись за феминистскую справедливость, такие как борьба суфражисток за право голоса и борьба женщин против сексуального насилия, изнасилования и насилия (Enloe, 2013).

Критический и феминистский анализ теперь выявил важные упускаемые из виду связи между гражданством, правами и полом, при этом феминистские и критические исследования направлены на возвращение этих замалчиваемых и маргинализированных голосов. В то время как женщины играют решающую роль в культурном и политическом воспроизведении национальных и других коллективов (Yuval-Davis, 1997), методология Listening Guide предоставляет инструмент, который может улавливать подсознательное выражение посредством исследования голосов, которые обычно не раскрываются иным образом в контексте феминистский дискурс о тишине, женских голосах и свободе воли.Это особенно верно в отношении феминистской борьбы за религиозную справедливость, поскольку она углубляет понимание природы травм среди женщин, которые стремятся к религиозному равенству и борются за него. Таким образом, наше исследование имеет политические последствия, поскольку оно может бросить вызов доминирующим и репрессивным социальным практикам. Как и в случае с женщинами в зонах боевых действий, участники WOW рассказали о насилии, с которым они сталкиваются, о своих личных переживаниях и о травмирующих моментах ощущения опасности и угрозы для своей жизни (Bowman, 2014; Daphna-Tekoah and Harel-Shalev, 2017). .В сочетании с голосом травмы и стресса мы могли проследить силу термина «сестринство» как важного компонента в борьбе WOW за равенство. Они также используют девиз «сестринство — сила» как вдохновляющий призыв к действию и практическое применение (Klein and Hawthorne, 1997).

Политический и общественный голос женщин усиливается, и их голос слышен. Однако борьба Женщин Стены показывает, что эти женщины в частности и женщины в целом по-прежнему исключены из религиозного пространства, которое контролируется мужской гегемонией.Точно так же, как и борьба суфражисток за право голоса, тематическое исследование «Женщины стены» позволяет более широко понять опыт женщин, борющихся за свои права, чтобы расширить свои личные права в религиозном публичном пространстве (Атран и Аксельрод , 2008).

Слушание озвученных и приглушенных голосов женщин позволяет узнать о борьбе этих женщин, об их необходимости распространить равенство на другие области, такие как борьба религиозного феминизма и равенство женщин в религиозных ритуалах.Сходства возникают между проблемами, с которыми сталкиваются «Женщины стены», и другими феминистскими борцами за равенство женщин в религии сегодня в других местах на земном шаре (Bastin, 2002; Albera and Couroucli, 2012; Barkan and Barkey, 2014).

Поскольку опыт и голоса выражаются посредством нормативных и идеологических дискурсов (Harel-Shalev and Daphna-Tekoah, 2020), чувствительная голосовая методология, такая как Руководство по аудированию, позволяет ученым определять, когда и как респонденты подчиняются или сопротивляются — гегемонистские дискурсы.Наши эмпирические результаты не только иллюстрируют полезность техники «Руководства по слушанию» в священных местах, таких как Стена Плача, но и бросают вызов традиционным знаниям о женщинах и религиозном феминизме, проводя интервью с женщинами, которые борются за свою справедливость.

Методология руководства по аудированию предоставляет инструмент, который может фиксировать подсознательные выражения посредством исследования голосов, которые обычно не раскрываются иным образом. Мы предлагаем интегрировать эту методологию в методы, используемые на феминистской арене, и ее следует дополнительно изучить в дополнительных политических контекстах, таких как безопасность и незащищенность в общественной сфере.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, созданные для этого исследования, доступны по запросу соответствующему автору.

Заявление об этике

Исследование было рассмотрено и одобрено Комитетом по этике Академического колледжа Ашкелона. Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями этического комитета Ашкелонского академического колледжа с информированного согласия всех участников. Все субъекты дали письменное информированное согласие. Все имена, использованные в рукописи, являются псевдонимами.

Вклад авторов

Оба автора собрали данные, проанализировали и написали рукопись.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Акерли Б., Истин Дж. (2010). Назад в будущее: феминистская теория, активизм и феминистские исследования в эпоху глобализации. Womens Stud. Int. Форум 33 464–472. 10.1016 / j.wsif.2010.06.004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Åhäll L. (2012). Написание героинь: материнство и женская роль в политическом насилии. Secur. Диалог 43 год 287–303. 10.1177 / 0967010612450206 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Альбера Д., Курукли М. (2012). Совместное использование священных пространств в Средиземноморье: христиане, мусульмане и евреи в святынях и святилищах . Блумингтон: Издательство Индианского университета.[Google Scholar]
  • Али С. Р., Махмуд А., Моэль Дж., Хадсон К., Лезерс Л. (2008). Качественное исследование взглядов мусульманских и христианских женщин на религию и феминизм в их жизни. Cultur. Дайверы. Этнический несовершеннолетний. Psychol. 14 38–46. 10.1037 / 1099-9809.14.1.38 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аткинсон Д. (2018). Восстаньте, женщины!: Замечательные жизни суфражисток. Лондон: Bloomsbury Publishing. [Google Scholar]
  • Атран С., Аксельрод Р. (2008). Переосмысление священных ценностей. Negotiat. J. 24 221–246. 10.1111 / j.1571-9979.2008.00182.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баркан Э., Барки К. (редакторы). (2014). Хореографии священных мест: религия и разрешение конфликтов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. [Google Scholar]
  • Бастин Р. (2002). Область постоянного избытка: множественное поклонение в храмах Муннесварам в Шри-Ланке. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Berghahn Books. [Google Scholar]
  • Бигелоу А.(2010). Разделяя священное: практика плюрализма в мусульманской Северной Индии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Боуман Г. (2014). «Основания для совместного использования — поводы для конфликта: исследование социальных основ сожительства и антагонизма», в Общие пространства и их растворение: практики сосуществования в постосманской сфере , изд. Брайант Р. (Oxford: Berghahn;), 10–24 [Google Scholar]
  • Банч С. (2018). «Преобразование прав человека с феминистской точки зрения», в Women’s Rights, Human Rights , eds. Питерс С., Вольпер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж;). [Google Scholar]
  • Шарме С. Л. (2005). Политическая трансформация гендерных традиций у западной стены в Иерусалиме. J. Fem. Stud. Религия. 21 год 5–34. 10.1353 / jfs.2005.0004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Chesler P., Haut R. (eds) (2003). Женщины Стены: Требование священной земли в Святом месте иудаизма. Вудсток, ВТ: Издательство «Еврейские огни». [Google Scholar]
  • Чидестер Д., Линенталь Э. Т. (ред.).(1995). Американское сакральное пространство. Блумингтон, Индиана: Издательство Индианского университета. [Google Scholar]
  • Чикул И., Шараби Р. (2007). Женщины в хижинах для менструации: различия в сохранении обычаев очищения среди эфиопских иммигрантов. J. Fem. Stud. Религия. 23 69–84 10.2979 / fsr.2007.23.2.69 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коэн Т. (2006). Еврейское женское лидерство: современная ортодоксия в Израиле как тестовый пример. Демократический культ. 10 251–295 [Google Scholar]
  • Кук Р.J. (ред.) (2012). Права человека женщин: национальные и международные перспективы. Пенсильвания, Пенсильвания: Издательство Пенсильванского университета. [Google Scholar]
  • Дафна-Текоа С., Харел-Шалев А. (2014). «Жизнь в кино» — израильские женщины-комбатанты в зонах конфликтов. Womens Stud. Int. Форум 44 год 26–34 10.1016 / j.wsif.2014.03.002 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дафна-Текоа С., Харел-Шалев А. (2017). Политика изучения травм: чему мы можем научиться из опыта женщин-комбатантов в травмирующих событиях в зонах конфликтов? Полит.Psychol. 38 943–957. 10.1111 / pops.12373 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де Бовуар С. (2001). « Второй пол: факты и мифы », том. 1 Иврит пер. (Тель-Авив: Бавель и Едиот Ааронот;). 10.1111 / pops.12373 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де Бовуар С. (2007). « Второй пол: женская жизнь сегодня », Vol. 2 Иврит пер. (Тель-Авив: Бавель и Едиот Ааронот;). [Google Scholar]
  • Дон-Йехия Э. (1997). Политика приспособления: разрешение религиозных конфликтов в Израиле. Иерусалим: Институт Флорешхаймера. [Google Scholar]
  • Дуглас М. (1966). Чистота и опасность: анализ концепций загрязнения и табу. Лондон: Рутледж и Кеган Пол. [Google Scholar]
  • Эллисон Н. (1997). К новой социальной политике: гражданство и рефлексивность в конце современности. Социология 31 год 697–717. 10.1177 / 0038038597031004004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эль-Ор Р. (2000). Благословен ты, наш господин, царь вселенной, что не сделал меня женщиной. Равгони 3: 30–35. [Google Scholar]
  • Эль-Ор Т. (1998). Следующая Пасха — Женщины и наука в религиозном сионизме. Тель-Авив: Ам Овед. [Google Scholar]
  • Энло К. (2000). Маневры: международная политика милитаризации жизни женщин. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Энло К. (2013). Серьезно !: Расследование аварий и кризисов так, как будто женщины имеют значение. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press.[Google Scholar]
  • Эшле К. (2001). Глобальная демократия, социальные движения и феминистки. Боулдер, Колорадо: Westview Press. [Google Scholar]
  • Эванс С. М. (2015). Освобождение женщин: ясное видение революции. Fem. Stud. 41 год 138–149. [Google Scholar]
  • Fogiel-Bijaoui S. (2011). «Вступление.» в Демократия и феминизм , изд. Фогель-Биджауи С. (Раанана: Открытый университет;), 9–23. [Google Scholar]
  • Фридман Х. (2009).«Научи меня, милорд, молиться»: о молитвенной группе в Неве Даниэле ». в Быть еврейкой , изд. Шило М. (Иерусалим: Урим;), 241–335. [Google Scholar]
  • Ганзель Т. (2005). (Не) галахические судьи. De’ot 8: 15–17. [Google Scholar]
  • Гиллиган К. (2015). Метод психологического исследования с использованием слухового гида. Qual. Psychol. 2 69–77. 10.1037 / qup0000023 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гиллиган К., Эдди Дж. (2017). Слушание как путь к психологическим открытиям: введение в Руководство по аудированию. Перспектива. Med. Educ. 6 76–81. 10.1007 / s40037-017-0335-3 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гетц А. М., Дженкинс Р. (2018). Феминистский активизм и политика реформ: когда и почему государства реагируют на требования политики гендерного равенства? Dev. Смена 49 714–734. 10.1111 / dech.12389 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гордин Р. (2005). Культурные и социальные изменения с участием женщин в галахическом дискурсе , Ph.Докторская диссертация, Университет Бар-Илан, Рамат-Ган. [Google Scholar]
  • Гроссман С., Хаут Р. (1992). «Предисловие». в Дочери короля , изд. Гроссман С., Haut R.,. (Филадельфия, Пенсильвания: The Jewish Publication;), xxi – xxvii [Google Scholar]
  • Хаберман Б. Д. (1997). Женщины за стеной: от текста к практике. J. Fem. Stud. Религия. 13 5–34. [Google Scholar]
  • Хаберман Б. Д. (2012). Израильский феминизм, освобождающий иудаизм: кровь и чернила. Мэриленд, Мэриленд: Lexington Books.[Google Scholar]
  • Хандрахан Л. (2004). Конфликтная гендерная этническая принадлежность и постконфликтная реконструкция. Secur. Диалог 35 год 429–445. [Google Scholar]
  • Хансен Л. (2006). Безопасность как практика: анализ дискурса и боснийская война. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Харель-Шалев А. (2017). Гендерные этнические конфликты: женщины из числа меньшинств в разделенных обществах — случай мусульманских женщин в Индии. Этн. Расовый Стад. 40 2115–2134. 10.1080 / 01419870.2017.1277028 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харел-Шалев А., Дафна-Текоа С. (2015). «Анализ гендерного конфликта: анализ опыта израильских женщин-комбатантов», в Women Combatants in Conflict and Peace , ed. Шехават С. (Лондон: Palgrave Macmillan;), 69–83. [Google Scholar]
  • Харел-Шалев А., Дафна-Текоа С. (2016). Возвращение женского голоса: анализ повествования в IR. Внутр. Stud. Ред. 18 171–194. 10.1093 / isr / viv004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Харель-Шалев А., Дафна-Текоа С. (2020). Нарушение бинарных опций в исследованиях безопасности: гендерный анализ участия женщин в боевых действиях , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Hartman-Halbertal T. (2000). Между традициями и революцией: женские голоса сталкиваются с еврейскими источниками власти. Равгони 3 44–49. [Google Scholar]
  • Херцог Х. (2006). Религия и миростроительство. Sociol. Религия. 67 331–333. [Google Scholar]
  • Херцог Х. (2009). Что такое политическое? Феминистские взгляды. Theory Crit. 34 155–163. [Google Scholar]
  • Херцог Х. (2011). «Неправительственная организация израильского феминистского движения: деполитизация или новое определение политического пространства?» в Противоречия израильского гражданства , ред. Тернер Б., Бен-Порат Г. (Абингдон: Рутледж;), 174–195. [Google Scholar]
  • Хилл-Коллинз П. (2000). Черное феминистское мышление-знание. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж. [Google Scholar]
  • Хайман П. (1976). «Другая половина: женщины в еврейских традициях.”В Еврейская женщина , изд. Калтун Э. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Шоккен;), 105–113. [Google Scholar]
  • Джобани Ю., Перес Н. (2014). «Женщины стены: нормативный анализ места религии в публичной сфере». Oxford J. Law Relig. 3 484–505. 10.1093 / ojlr / rwu021 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джобани Ю., Перес Н. (2017). Женщины Стены: Путешествие по религии в священных местах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Кейсар А., ДеллаПергола С. (2019). Демографические и религиозные аспекты еврейской идентификации в США и Израиле: миллениалы в перспективе поколений. J. Relig. Демогр. 6 149–188. 10.1163 / 2589742x-00601004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Klein R., Hawthorne S. (1997). «Возвращение к сестринству: радикальный феминизм как противоядие от теоретической и воплощенной фрагментации женщин», в «Отчаянно ища сестринство: все еще бросая вызов и создавая », ред. Анг-Лигейт М., Коррин К., Генри М. С. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис;), 57–70. [Google Scholar]
  • Кронселл А. (2012). Гендер, пол и постнациональная оборона: Милитаризм и миротворчество. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Лахав П. (2015). Женщины стены: метафора национальной и религиозной идентичности. Isr. Stud. Ред. 30 50–70. [Google Scholar]
  • Леви-Хазан Ю., Харел-Шалев А. (2019). «Где я в этой истории?» — слушают писательницы-активистки. Дж. Генд. Stud. 28 год 387–401. 10.1080 / 09589236.2018.1485554 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Либель-Хасс Э. (2016). Развитие либерального (реформистского / миткадемет и консервативного / масорти) иудаизма в Тель-Авиве: организационные модели и идентичности в конгрегациях Бейт Даниэль и Тиферет Шалом (1991-2015). Рамат-Ган: Университет Бар-Илан. [Google Scholar]
  • Либель-Хесс Э. (2004). Интерпретации «традиции»: построение традиционного / консервативного сообщества в Израиле. Магистерская диссертация, Университет Бен-Гуриона, Беэр-Шева. [Google Scholar]
  • Лав П. Э., Смит Дж., Акерманн Ф., Ирани З. (2019). Осмысление переделки и ее непредвиденных последствий в проектах: появление неудобных знаний. Внутр. J. Project Manag. 37 501–516. 10.1016 / j.ijproman.2019.02.004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mott L. (2017). Речи Лукреции Мотт: основные речи и проповеди. Шампейн, Иллинойс: Университет Иллинойса Press. [Google Scholar]
  • Рамон Э.(2001). «Первое ребро: статус женщины в мишне как основа для их статуса в галахе», в Третье ребро , ред. Эран А., Рамон Э., Шавит Т. (Тель-Авив: Институт Мофет;), 264–277. [Google Scholar]
  • Разави С. (2000). Женщины в современной демократизации, Периодический доклад 4. Женева: Исследования Организации Объединенных Наций. [Google Scholar]
  • Рейтер Ю. (2016). Феминистки в храме православия: борьба женщин стены за изменение статус-кво. Шофар междисциплинарный. J. Еврей. Stud. 34 80–107. [Google Scholar]
  • Рейтер Ю. (2017). Оспариваемые святые места в Израиле-Палестине: совместное использование и разрешение конфликтов. SAIS Ред. 22 115–144. [Google Scholar]
  • Сальвати М., Пистелла Дж., Джакомантонио М., Байокко Р. (2018). Негативное влияние лесбиянок на представителей сексуальных меньшинств со стереотипными мужскими и женскими характеристиками. Внутр. J. Секс. Здоровье 30 162–176. 10.1080 / 19317611.2018.1472705 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schnabel L.(2017). Гендерная религиозность. Rev. Relig. Res. 59 547–556. 10.1007 / s13644-017-0302-9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schnabel L., Hackett C., McClendon D. (2018). Где мужчины кажутся более религиозными, чем женщины: взгляд на религию в Израиле через призму гендера. J. Sci. Изучение религии. 57 год 80–94. 10.1111 / jssr.12498 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shakdiel L. (2002). «Женщины стены: радикальный феминизм как возможность для нового дискурса. J. Isr. История 21 год 126–163.10.1080 / 13531040212331295892 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шараби Р. (2016). Возобновление традиции: празднования Сехаранов в Израиле. Тель-Авив: Реслинг Паблишинг. [Google Scholar]
  • Шараби Р. (2017). Значение брачных ритуалов как обрядов этнического определения среди иммигрантов. Adv. Антрополь. 7 55–78. 10.4236 / aa.2017.72005 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шеперд Л. Дж. (2012). Гендер, насилие и популярная культура: рассказы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж. [Google Scholar]
  • Шайло М. (2010). «Феминистские голоса относительно гендерного равенства в борьбе за право голоса в ишуве», в Единый закон для мужчин и женщин , изд. Катван Э. и др. (Рамат-Ган: Университет Бар-Илан;), 117–149. [Google Scholar]
  • Смит Б. Г. (редактор) (2000). Глобальный феминизм с 1945 года. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж. [Google Scholar]
  • Стэнтон Э. К. (2002). Женская Библия: классический феминистский взгляд. Минеола, Нью-Йорк: Дувр. [Google Scholar]
  • Толман Р. М. (2001). «Подтверждение описи психологического жестокого обращения с женщинами», в Психологическое насилие в насильственных домашних отношениях , ред. О’Лири К. Д., Майуро Р. Д. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Springer Publishing Company;), 47–59. [Google Scholar]
  • Вигода А. (2001). «Симхат тора — мужской праздник?» в Быть еврейкой , изд. Шило М. (Иерусалим: Урим;), 198–201. [Google Scholar]
  • Ядгар Ю.(2006). Гендер, религия и феминизм: на примере еврейских израильских традиционалистов. J. Sci. Изучение религии. 43 год 353–370. 10.1111 / j.1468-5906.2006.00311.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Янай-Вентура Г. (2011). Между двумя мирами в новый мир: ортодоксальный феминизм в Израиле. Кандидат наук. диссертация, Университет Бар-Илан, Рамат-Ган. [Google Scholar]
  • Янай-Вентура Г. (2014). Ортодоксальные феминистские идентичности в Израиле: новый взгляд на феминизм и новый взгляд на ортодоксальность. Мигдар 3 1–24. [Google Scholar]
  • Янай-Вентура Г. (2016). Многогранный религиозный феминизм: случай современных ортодоксальных феминисток в Израиле. Sociol. Антрополь. 4 17–28. 10.13189 / sa.2016.040104 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Юваль-Дэвис Н. (1997). Гендер и нация. Лондон: Мудрец. [Google Scholar]
  • Цвингель С. (2016). Перевод международных прав женщин. Бейзингстоук: Пэлгрейв Макмиллан. [Google Scholar]

Перейти к основному содержанию Поиск
  • Подписка / продление