Мне кажется что большинство людей: «Я думаю, что большинство людей по природе своей очень хорошие»

Содержание

«Я думаю, что большинство людей по природе своей очень хорошие»

Если однажды ваш студент отдал вам свою «Золотую маску», а актеры вашего театра, завидев вас, всегда бросаются обниматься, если вы помните и любите своих родителей и гордитесь своими детьми, если вы катаетесь на квадроцикле по горам и не боитесь рисковать, если, выбирая между чем бы то ни было и человеком, вы всегда сделаете выбор в пользу человека, то вас зовут Иосиф Леонидович Райхельгауз, вы создатель и художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы», и мы поговорили с вами о вашей новой книге «Странные страны. Записки русского путешественника», которая недавно вышла в издательстве АСТ, и о многом другом.

– Иосиф Леонидович, спасибо, что согласились поговорить о вашей новой книге «Странные страны. Записки русского путешественника». Вы посвятили ее своему отцу – Леониду Мироновичу Райхельгаузу – «Леньке Бандиту, трактористу, танкисту, мотоциклисту, дальнобойщику, автомеханику, армейскому чемпиону… водителю». Похожи ли вы на своего отца – как сын и как отец?

– Я хотел бы быть похожим на него, потому что жизнь и судьба моего отца уникальны. Его биография – высокохудожественный, разножанровый, разносюжетный, грандиозный роман. Он родился в маленькой деревне под Одессой. С детства перебирал всякие железяки, школьником прыгал на трактор и на комбайн – водил рычагами, юношей ушел на фронт, но не просто так, а мотоциклистом-разведчиком, танкистом. Вот у меня сейчас висит его пиджак – он снизу доверху в орденах: два Ордена Славы, представление на третий Орден Славы, Красного Знамени, ордена за взятие всех европейских столиц… Сейчас открывали храм Воинской Славы, и я что-то не пошел, но наш театр пошел, и мои помощники сфотографировали биографию отца на стенде воинской славы. У меня лежит немецкая книжка про граффити русских солдат, там есть и автограф отца на Рейхстаге. Говоря об отце, мне тяжело сдержаться. Он мощнейший, в нем такое качество замечательное – он никогда не валял дурня, не обманывал.

Говорил то, что есть на самом деле. Если плохо, он говорил – плохо, если хорошо – хорошо. Максимально мне и моей сестре попадало, если мы обманывали.


А что касается того, какой я отец – у меня две дочери, которыми я очень горжусь. Одна – выдающийся сценограф, высочайшего уровня, мирового. Я теперь сам пробиваюсь, чтобы с ней работать. Вторая окончила МГУ, филолог, замечательно пишет, а увлечена с детства флористикой. Собирает букеты, выигрывает какие-то конкурсы. Недавно приехала в наш загородный дом и собрала букет из полевых цветов. И я говорю: «Слушай, вот если бы я зашел в магазин, и стояли бы розы, тюльпаны, я бы выбрал этот букет». Удивительные девочки – что одна, что вторая. Теперь уже есть третья девочка – Соня.

Несколько дней тому назад я поехал к отцу на кладбище, там лежат большие камни, обычные глыбы – папе и маме. И знаете, умирать не хочется, но то, что понятно, что твой камень будет стоять рядом, это правильно, и от этого как-то, я вам как поэту могу сказать, если не покой наступает, то смирение.

Ты понимаешь, что – да, будет так. Мало того, ты понимаешь, что каждый день, каждый человек, каждая ситуация – это колоссальное счастье.

– В предисловии вы рассказываете, как в детстве восхищались мотогонщиками по стене на Привозе в Одессе, братьями Косыми. И вот папа, выслушав в очередной раз ваши восторги, пошел к ним «за кулисы», а потом сел на мотоцикл и сам сделал несколько кругов по той самой стене, и в тот момент вы поняли, что круче вашего папы никого нет. Были ли после этого ситуации, истории, «перешибавшие» по ощущениям тот случай на Привозе? Я имею в виду, когда вы выросли, совершал ли ваш отец поступки, убеждавшие вас с той же или большей силой в его превосходстве?

– Конечно! У меня в Одессе есть квартира, которую мне 12 лет тому назад подарил мэр города – не только мне, но и другим прекрасным одесситам. Я очень горжусь, что попал в эту компанию – в ней Петр Ефимович Тодоровский, Михаил Жванецкий, Роман Карцев. Мощнейшая компания. Каждое лето я еду в Одессу. Еду сам, за рулем. На работе меня возит водитель на должностной. Но я очень люблю водить машину сам. И эта книга о том, что я вожу любой транспорт. У меня сейчас BMW, причем я ее купил только потому, что мой папа был победителем соревнований союзнических войск – англичане, французы, СССР – и папа выиграл эти соревнования и получил от Жукова мотоцикл с именной табличкой. Все это описано в книге. После войны папа завербовался на дальний север и водил там огромные фуры астрофиаты. А когда я уже был студентом, то он на огромном крытом КамАЗе приехал в Москву к нам в общежитие. Мы сидели 30 декабря, закусывали, немного выпивали. Но он стремился встретить новый год с мамой. У нас, кстати, сейчас идет спектакль «Фаина» (так звали мою маму), на афише и на флаерах – это ее фотография. И вот мой папа 31 декабря выехал в 6 утра и к Новому году он был с мамой. И таких фактов очень много.


– Меня потрясло, когда я читала книгу, что ваш отец, всю жизнь занимавшийся автомобилями, без всякого перехода стал налаживать компьютеры. Какое удивительное должно быть мышление у человека…

– Да-да, вы совершенно правы! Это меня тоже поразило. И всех вокруг. Он легко стал заниматься электронно-вычислительной техникой. Стояли еще эти огромные машины. И никто не верил, что у него нет высшего образования.

– А вам достались блестящие аналитические способности отца или все же вы больше гуманитарного склада?

– Конечно, я гуманитарий. Мне очень нравится физика как наука. Меня поражает и завораживает закон всемирного тяготения или теория относительности. Но в геометрии, алгебре я ничего не понимал. Электричество совершенно не понимаю – как это, что там идет по этим проводам? Или почему этот телефон разговаривает – для меня это такая же тайна, как для моей бабушки. Что там хранится в облаке, где это облако, как это вообще? То есть теоретически я все это могу рассказать. Но мне очень трудно это по-настоящему представить. Также трудно поверить во что-то необъяснимое. Я понимаю, что существуют необъяснимые вещи, но когда мне говорят, к примеру, Иисуса прибили гвоздиками, а потом он взлетел, то для меня это просто абсурд.

– Линейная логика в таких областях не работает. Требуются дополнительные смысловые измерения. И да – это такой скачок через абсурд.

– В том-то и дело! Я понимаю, что мы часть какого-то невозможного закона. Я его не понимаю, но понимаю, что это какой-то сверхзакон, сверх-сверх-сверх-сверх. Вот звездное небо. Я несколько раз в жизни бывал в пустынях. При том, что я очень люблю море, океан, горы, но, если говорить, какой ландшафт мне ближе всего – это ночная пустыня. Невероятно. Ощущение, что ты сидишь, лежишь, находишься в галактике. Такое количество звезд. Но как понять, что такое бесконечность? А если это заканчивается, то что там? Как соотнести со всем этим законы нашего быта и наших микроскопических устоев и условий, правил жизни, понятий? По мне, очень многие из них абсурдны. Если б мне предложили придумать конституцию, я бы исходил примерно из того же, что говорю своим студентам-артистам: «Когда вы выходите на сцену, вы должны быть совершенно свободны и открыты, на сцене можно делать все, что не угрожает жизни и здоровью.

Нехорошо выпрыгнуть в окно или разбить кулаком стеклянный шкаф. А все остальное – это люди договорились, что так можно, а так нельзя. Например, кое-где договорились, чтобы быть добрее и благороднее, надо съесть Кука, а другие договорились, что это нормально, что у одного мужчины будет 20 жен. Нам это кажется диким, но кому-то где-то кажется диким закон, в котором мы живем сегодня. Извините, если это было не к месту.

– Ночью в пустыне в режиме озарения вы почувствовали нечто особенное: «Постепенно мозг расшифровывал и укоренял в сознании эмоциональные импульсы: это земная твердь, это купол неба, это моя планета. Как будто мне объясняли это на лекции в планетарии… Я физически ощутил, что Земля — это сфера, а вселенная бесконечна. Самые банальные сравнения оказались совсем не банальностью: да, я — частица вселенной…». Было ли в этом ощущении и осознании присутствие божественного или жизнь вполне может обойтись без того, чтобы вводить понятие Творца?  

– В творце – хоть триедином, хоть Иисусе, хоть Моше в иудейской традиции, хоть в Аллахе, хоть в Будде, по мне, нет, не нуждается. Я понимаю, что, безусловно, есть некий – не закон, а – нечто, частью чего мы являемся. Это нечто непознаваемо, и когда мы его пытаемся объяснить на нашем уровне, это художественная литература. Высокохудожественная. Если бы я называл книги своей жизни, то первой была бы (для меня это одна книга) Библия, Талмуд, Коран. Я понемногу из каждой пытался познать истину, однако так ничего и не познал. Но как высокохудожественная литература, где есть сюжет, многозначность, объем – она замечательна. Но это все равно книги человека о себе самом. Это книги людей. И в этом дело. В пустыне это очень и очень видно.


– Книге предпослано еще предисловие Анатолия Чубайса. Расскажите о вашей дружбе – как и когда вы познакомились, что вас связывает?

– Анатолий Борисович Чубайс – гениальный человек, и это не для красного словца. Я в жизни встречал нескольких гениев. Могу назвать 4-5 фамилий. И это люди, которые не поддаются анализу с точки зрения обычного человека и его бытового понимания.

Так вот Чубайс – благороднейший, интеллигентнейший, честнейший, но я сейчас не об этом хочу сказать, а о том, как у него удивительно устроены мозги. Я где-то на Западе читал филологам цикл лекций «Драматургия А.П. Чехова и ее влияние на всю театральную технологию XX века». Собственно, Чехов спровоцировал появление режиссуры как профессии. И так получилось, что мы с Чубайсом ехали в джипе несколько дней, и он что-то спросил, а я ему начал рассказывать, и рассказывал дня два. Меня совершенно потрясло: то, что я ему недосказал, он нашел в интернете, соотнес и уже через несколько часов он пересказывал все это умнейшим людям, бизнесменам, которые что-то случайно сказали о Чехове. И я услышал рассуждения человека, который может на эту тему – не знаю – диссертацию защитить. Даже его жена удивилась, что это я ему такое наговорил, когда они поехали в Давос, где он выступал с докладом перед лидерами мировой экономики и политики, и, приводя какой-то пример, сказал: «Это вам не банальное поверхностное чтение текстов в виде реплик, это чеховская драматургия, где одновременно заложен смысл, состояние, действие, текст».


– У Пушкина было такое свойство – присваивать любую информацию, делать своей.

– Да, и я даже немного завидую этому его свойству. Но я сам тоже погружаюсь не только в книги, но и в разные занятия. Не то чтобы я этим горжусь, но не раз печатались мои рецепты изготовления каких-то блюд, причем в серьезных кулинарных книгах. Крупные повара издают книги и пишут, что вот это – рецепт Иосифа Райхельгауза. Я сочиняю эти рецепты.

– А вы сначала их продумываете и потом готовите или в процессе приготовления находите какие-то новые решения?

– Я знаю, как варить борщ, но я никогда не сварил два одинаковых борща. Если передо мной стоит виски, я могу в борщ немного виски подлить. Если вижу красивый лук, я могу две луковицы зажарить, а могу четыре. А если я вижу в томате не только фасоль, а еще и перец, то я положу перец. И каждый раз все, кто ест, восхищены. Я сам восхищен, потому что это очень хорошие продукты, и дело в сочетании. А вот что касается книг, есть литература для удовольствия, а есть литература для работы, и я, к большому сожалению, во многих аспектах нашей жизни очень скован рамками работы. Поэтому практически из ста страниц, прочитанных в день, я читаю 10 для удовольствия, а 90 – для работы.

– У нас получается немного нелинейное движение мысли, это хорошо, но вы начали очень интересно говорить о Чубайсе. Он написал предисловие к этой книжке, я бы хотела спросить о том, как вы с ним познакомились, что вас сейчас связывает.

– Это было то ли в 94, то ли 95 году, когда Гайдар пригласил Чубайса работать. Гайдар приходил вместе со своим папой Тимуром Аркадьевичем Гайдаром, знаменитым адмиралом флота, посмотреть спектакль «А чой-то ты во фраке», хохотал, ему очень понравился спектакль, и потом он привел все правительство. И там я встретил молодую красивую женщину Машу Вишневскую, мою знакомую по ленинградскому университету, и на следующий спектакль она пришла с мужем, это и был Чубайс. Но за квартал до театра их жигули заглохла, и я притащил ее на веревке, привязав к своим жигулям. А дальше он меня привлекал по работе, я участвовал в подготовке телевизионных передач и президентского послания, когда Борис Николаевич вышел после семимесячного отсутствия.


– Мы сейчас заходили поздороваться с актерами, и я видела, как неподдельно они вам рады, как они вас любят, бросаются навстречу. Как удалось создать в театре такую атмосферу и чья это заслуга?

– Моя. Я не стесняюсь этого говорить. Я окончил ГИТИС и начал работать в театре «Современник» с великим выдающимся строителем театра – с Галиной Борисовной Волчек. Художественный руководитель. Режиссер она средний, а строитель театра, руководитель – гениальный. О ней я могу книгу написать. А директором театра в то время был Олег Павлович Табаков. Выдающийся артист и фантастический директор. И я очень многому у них научился. А потом мне повезло снова, и я стал работать в театре на Таганке, и там я увидел руководителя другого класса и направления – Юрия Петровича Любимова. Он один всем руководил, и делал это блестяще. Дальше я начал ездить по миру, ставил спектакли в знаменитых театрах, поэтому я отлично представлял, какой хочу себе театр. У нас вообще нет конфликтов. Вы видели, я сейчас подошел к артистам, ко мне бросилась моя любимейшая Татьяна Циренина – мать четырех детей, а выглядит как девочка. Она педагог моей мастерской. И рядом с ней мои любимые студенты, которые уже сами другим студентам преподают. Это все грандиозно. И директор выдающаяся у нас – в прошлом солистка балета, она уникальная. Молодая, красивая, внятная, непосредственная, четкая, честная – идеальный директор. Конечно, иногда вдруг заводится какая-нибудь дрянь – такое бывает редко, обычно это кто-то со стороны. Для меня атмосфера товарищества, которая есть у нас в театре, крайне важна. У нас 9 народных, 7 заслуженных и остальные бывшие студенты разных лет, но многие из них знамениты по экрану, но на афишу у нас никто званий не пишет. Нам сейчас навстречу шел человек – это Сережа, он здесь работает 31 год!

– Ровесник театра!

– Да, ему ровно столько лет, сколько театру. Я в Театре Советской армии ставил спектакль, а он был там рабочим сцены, и я позвал его к нам. Он на тот момент был первым и единственным монтировщиком декораций. Сейчас он заведующий монтировочным цехом, хотя он давно уже пенсионер, но трудится. Вообще я очень люблю студентов, здесь либо мои друзья – Голибин, Алферова, Таня Васильева, либо студенты, выпускники моей мастерской, поэтому тут нет чужих.


– В юности вы угнали ГАЗ-51, чтобы прокатиться по полю со своими сокашниками, пока водитель на минуту отлучился. Но не нашли, где тормоз. Вас тогда первый раз отчислили из института. А сейчас вы импульсивный человек? Можете и сейчас спонтанно что-то сделать, недовыяснив какие-то детали? В каких случаях это качество вам помогало?

– Да, конечно. Я вообще очень доверяю интуиции. Вот я разговариваю с человеком полчаса, и у меня возникает ощущение близких родственных связей. Если я иду на рынок или в магазин, я практически на товар не смотрю. Нет, я вижу, что продают капусту или мясо. Но я смотрю на продавца и покупаю именно у продавца, а не конкретный товар. Меня убеждает либо не убеждает продавец. Потом у меня есть еще такое качество – не знаю, хорошее оно или плохое – я как-то очень быстро внутри себя доигрываю за человека, за партнера. И я часто вижу, что мы можем уже разговаривать по-другому, доверять по-другому, и удивляюсь, что это ему не понятно. Или у меня часто бывают ситуации, когда мы общаемся с кем-то, и я думаю, ну так, сейчас он попросит почитать его пьесу, потом будет так, а потом будет сяк, и я стараюсь с ним поскорее расстаться, чтобы всего этого пути не было. Иногда я проверяю, и это совпадает. Я много раз рассказывал в интервью историю, как я иду со своей младшей дочерью, вижу театр, который очень хорош, она смотрит, а это театр Пьера Кардена. И я говорю: «Отлично, надо, чтобы у нас здесь гастроли были». Почему я это говорю? Не понимаю. Потом мы с Пьером Карденом заключаем контракт и через полгода играем в этом театре. Меня иногда это пугает. А про газ-тормоз вы очень хорошо определили. Мне иногда интересно, хотя я понимаю, что перевернусь, газануть все-таки.


– Да, как раз была ситуация в горах, когда вы сели первый раз на квадроцикл и чудом преодолели пропасть, перепутав тормоз и газ. И Чубайс сказал вам, что в этом как раз высший пилотаж. А в жизни, преодолевая сложности, вы склонны жать на газ или на тормоз? И есть ли здесь такие же универсальные рекомендации, как для овладения мастерством езды на квадроцикле?

– Да, там надо было рвануть и перелететь через пропасть. Я совершенно уверен, что каждый человек автор своей жизни. Когда мы жалуемся, что мне не повезло с родителями, а мне не повезло с детьми, а мне не повезло с городом, а мне не повезло с образованием, а я в неправильной стране живу – это чушь собачья! Все, чего ты достиг, получил, отдал, в каком кругу ты находишься – это все ты сам. Я делаю то, что мне интересно и могу ошибаться, но никто за меня не отвечает. Я хочу попробовать? Да. Я хочу рискнуть? Да. Я пробую и рискую.

– Да-да, как в книге, над которой вы сейчас работаете – «Во всем виноват режиссер». Вы и в жизни, и в режиссуре на себя всегда берете всю ответственность, да?

– Да, и во всем виноват режиссер, это действительно так, я уверен.

– Вас уволили из театра Станиславского по абсурдной и несправедливой формулировке – из-за отсутствия прописки. Это была истинная причина или все же повод?

– Это, конечно, был повод. Банальная история. Хотя тогда это казалось мне трагедией. Анатолий Васильев, Борис Морозов и я стали руководить театром, но мы обманули и сказали, что руководить будет Андрей Алексеевич Попов, наш учитель, он дал нам эту возможность. И мы за сезон сделали замечательный театр. Они этого не могли пережить, как не могли пережить поэзию Бродского, книги Синявского, выступления Сахарова. В театр стали ломиться, каждый из нас поставил там лучшие свои спектакли. Естественно, они искали, как с кем расправиться. Поскольку я был заводилой и придумал наш режиссерский триумвират, и все это раскрутил, то со мной первым и расправились. Мне сказали: «Мы вам с Василием даем квартиру, вам надо выписаться из своей и прописаться в новую». Я в этом смысле достаточно доверчивый. Обо мне говорил Эфрос: «Иосиф – это такой наивный нахал». Действительно, с одной стороны, я могу пробить что угодно, а с другой стороны, мне можно сказать, что угодно, и я поверю. Вот я в возрасте не понимаю. Вы можете сказать, что вам 19 лет, а можете сказать, что 35 – и я поверю. Ну что 60 – не поверю. Нет, по поводу этого театра Станиславского можно очень долго рассказывать, я лучше дам вам книжку, в которой я все это описал.

– Часто ли с вами поступали несправедливо? Как лучше справляться с несправедливостью?

– Не могу сказать, что часто со мной поступают несправедливо. У меня есть такое качество, состоящее из двух взаимоисключающих частей. Я хорошо помню тех, кто делал мне добро, тех, кто мне помогал, их уже давно нет, а я помню и бесконечно отдаю им долг. И также, к сожалению, хорошо помню какую-то подлянку. Сам я стараюсь вообще не делать людям гадости. И стараюсь все говорить открытым текстом. Мне кажется, очень правильно. Почему меня в театре так любят? Я не обманываю их. Я говорю: «Ребятки, вот мы перестали с марта продавать билеты, и поэтому ваши зарплаты уменьшатся в три раза». Но я первым делом уменьшаю свою зарплату – они это знают, это скрыть невозможно. Мы давали зарплаты – только бюджетную составляющую, третью часть, потому что две части мы набираем сами. Но кому-то я больше прибавляю, если знаю, что у того – трое детей, у того – четверо. У нас есть молодая пара – мои студенты, у них уже ребенок родился, они в кредит взяли квартиру – им намного сложнее, чем мне. Я думаю, что большинство людей по природе своей очень хорошие. К сожалению, много неинформированных людей, много глуповатых людей, которые не хотят слышать ничего. Особенно с нашим телевидением, в котором я сам участвую регулярно – хожу к Соловьеву и на другие политические ток-шоу. Хожу, чтобы прокричать про театр прежде всего и озвучить альтернативное мнение. Но последнее время я редко хожу, хотя мне бесконечно звонят и зовут. Но что-то совсем не хочется.

– Наверное, говорить то, во что сам не веришь, это очень разрушительно.

– Можно себя убедить. Если спросить человека, который украл, он найдет способ оправдать свой поступок.


– Когда вы упали с квадроцикла, и он придавил вам ногу, Миша Абызов, прежде, чем освободить вас от 650 килограммов, позвал оператора, и они отсняли все, что считали удачным. Мне показалось, что вы рассказываете об этом без осуждения, а с восхищением и даже симпатией. На ваш взгляд, профессионализм ценнее, чем что бы то ни было?

– Нет, важнее все-таки человечность. Я когда-то очень давно давал интервью студентке ГИТИС’а театроведческого факультета. Вышло большое интервью, я понимал, что она очень талантливая. Она сейчас главный редактор журнала «Театр» и доктор искусствоведения – Марина Давыдова. И вот она из моего интервью для названия выбрала такую фразу «Иосиф Райхельгауз: театр не стоит жизни». Вот я и сейчас так думаю. Театр – это замечательно, это красиво. Театр, кино, телевидение, книга, но если моя любимая артистка Таня Циренина говорит: «У меня что-то с детьми, можно я опоздаю?». Конечно, можно. У нее четверо детей! Это счастье.

– Чубайс, по вашим наблюдениям, обладал «гениальной способностью быстро и крепко засыпать, где придется и как придется». Что вам обычно помогает заснуть, если заснуть почему-то не получается? Снятся ли вам сны и придаете ли вы им значение?

– Да, Чубайс и сейчас ей обладает, потому что всегда не досыпал. А мне всю жизнь сны практически не снились. И значения я им не придаю. В последнее время мне часто стал сниться папа. Мама реже. При том, что мама замечательная, я ее очень люблю и даже книжку ее поставил. У меня странная ситуация со сном – я чаще всего засыпаю от двенадцати до часу ночи под какой-нибудь текст, либо сам читаю книжку, либо слушаю какую-нибудь передачу – например, на «Звезде» читают художественную литературу. Просто так уснуть не могу – слишком много набираю за день. К большому сожалению, я практически всегда просыпаюсь в 6 утра, быстро слушаю новости, а дальше понимаю, что еще рано вставать и погружаюсь в дрему. Тогда у меня появляются разные сны, которые я сам программирую. Я начинаю о чем-то думать, фантазировать, предполагать, как бы могло развиваться какое-то событие, или мне приходит в голову что-то связанное с работой. И дальше в такой дреме провожу какое-то время. Не знаю, называется ли это сном. Часто, когда я вспоминаю эти свои сны, понимаю, что они связаны с тем, чем у меня в данный момент занята голова. У меня нет каких-то там пророческих снов. Вы, я вижу, напишете книгу!

– Это было бы неплохо! Иосиф Леонидович, в Википедии написано, что у вас 12 премий и наград. Но я так понимаю, что намного больше.

– Во-первых, намного больше, во-вторых, я их никогда не считал. Нет, конечно, намного больше. 12 – это, наверное, официальные государственные награды – я лауреат Государственной премии Москвы, заслуженный деятель искусств, народный артист, но мне смешно это все. Но 12 – это неверно, не потому что мало, а потому что неправда.

– Как, на ваш взгляд, следует относиться к внешним оценкам? Насколько это мешает и насколько помогает заниматься своим делом?

– Я скажу вам. С одной стороны, в этом есть неловкость, поэтому я стараюсь нигде звания не писать, не объявлять. Кто-то когда-то сказал, что звания – это неприлично, нехорошо, но хорошо, чтобы они были. Лучше их не афишировать, но пусть будут. В моем загородном доме есть гардеробная комната, и вот на стене в этой комнате я вывесил благодарности Ельцина, Лужкова, Собянина, в общем всех. Для того, чтобы получить любое звание, на него нужно подавать документы. И я это делаю на весь свой театр, а когда это театр делал на меня, я это молча поощрял. Ну, хорошо – теперь я еще буду этим или тем. Поэтому у меня есть несколько орденов. Где-то лет 5-6 тому назад я решил этого не делать. И в течение этого времени я не получил ни одной награды. И это забавно. Я бы мог позвонить министру и сказать – что такое, вот уже 6 лет ни одного ордена, давайте оформляйте. У меня их три – ну будет четыре. Меня активно узнают на улице, даже за рубежом. Поначалу это было странно, не могу сказать, что приятно, но интересно. А сейчас это никак. Иногда даже досаждает. Кто-то начинает заговаривать. Причем в основном положительные реакции, хотя я говорю в основном противоположные вещи. И в фейсбуке натыкаюсь. Много чего пишут. Артистка, которую я лет 20 назад не взял в театр, дала интервью «Каравану истории», где описывала какой-то большой диван в моем кабинете, на котором я предлагал ей остаться. Вот клянусь вам всем, чем могу, ничего такого не было в помине. Мало того, она написала еще о других – о Райкине, например. У меня нет на нее злости, потому что я понимаю, что ей просто нужно оправдать, почему она не работает ни в одном театре, почему не сыграла ни одной хорошей роли, только где-то в сериалах была. Но, возвращаясь к званиям, премиям, наградам, мне кажется, что самое главное – это твоя реальная самооценка. Ужасно из себя что-то корчить, казаться лучше, чем ты есть. Мне нравится, когда женщина не накрашена. Мои обе дочери не красятся. Я, когда вижу артистку не накрашенную, смотрю определенным образом – свет нужно сюда, здесь поднять, здесь убавить. И для меня всегда любой человек, будь то мужчина или женщина, который себя не подает, который разрешает себе чуть смазать, а не приподнять, симпатичнее. Запах чистого человека – лучше, чем запах самых замечательных духов.

– В репертуаре вашего театра есть спектакль по пьесе Виктора Шендеровича «Последний ацтек». Виктор Анатольевич ваш ученик по студии Табакова.

– Это он сказал, что ученик? Он часто говорит. Ну как ученик. Я преподавал мастерство актера в студии Табакова, где он учился. Ученик-Шендерович – это смешно.

– А как вы относитесь к Шендеровичу-писателю и драматургу? В чем его сильные стороны?

– Я очень хорошо отношусь к нему как к писателю и драматургу. Вот буквально сейчас дал его новую пьесу Тане Васильевой, если понравится, будем делать спектакль. Он очень талантливый человек. Очень. Он такой острый, жанровый, он слышит репризы, слышит иронию и, что сегодня очень важно – он очень культурный человек. Я очень Виктора люблю.

– В одном из интервью вы упомянули книгу Вальдемара Пансо «Труд и талант в творчестве актера», в которой систематизируются черты, отличающие гениев от способных, талантливых и выдающихся людей. И вот гений от выдающегося человека отличается верой в свое предназначение. Но разве не присуща в еще большей степени эта вера в себя и свое предназначение графоманам? В чем тут тонкость отличия?

– Ну вот я уже говорил сегодня, что знал нескольких гениев. С одним гением я прямо несколько лет жил в общежитии в одной комнате, учился на одном курсе. Это Анатолий Васильев. Мы все были обычными студентами, у всех было университетское базовое образование, но с первого дня обучения было понятно, что Васильев уже видит свое место в мировой культуре. Он вел дневник так, чтобы его можно было опубликовать, он наблюдал за мной как за персонажем и описывал мое поведение. Он соотносил свою жизнь и свое понимание жизни с некоей установкой, которую выработало человечество. Он верил и до сих пор верит в собственное предназначение.

– То есть эта черта отличает гения все-таки на фоне других каких-то данных?

– Мне кажется, да. Другое дело, что, как это у Пастернака: «Но пораженья от победы ты сам не должен отличать». И вообще – «Быть знаменитым некрасиво». Хотя это несколько другое уже. Мне кажется, что тот же Анатолий Борисович Чубайс что бы ни делал – был политиком, был экономистом – его мир признавал много лет подряд лучшим, был главой администрации президента, был крупнейшим энергетиком в России, он в каждом из занятий видит и чувствует предназначение, он этим живет и ничего выше и важнее не может быть для него в жизни. Не случайно люди гениальные очень сосредоточены на профессии, они в реальной жизни неудобны, необъяснимы, непонятны – мало того, мне кажется, что человек в определенный момент своей жизни может выбрать эту дорогу. Я совсем не гений, но я совершенно сознательно решил когда-то для себя, что театр, кино, книги, студенты – все это очень важно, но сама жизнь – важнее. И поэтому мне многого нельзя, а у гениев зачастую нет запретов. Поэтому я согласен с Вальдемаром Пансо. Если мне себя определять, я талантливый человек, профессиональный, но совсем не гений, потому что для меня выбор – всегда в сторону человечности. Люди для меня важнее дела.


– Что должно быть и чего не должно быть в пьесе, чтобы ее поставили в театре «Школа современной пьесы»?

– Это простой вопрос, я на него много раз отвечал. Я пропускаю огромное количество замечательных пьес, и наоборот беру пьесы, которые многим кажутся слабыми, никакими. Мне очень важно, чтобы была тема. Чтобы в этой пьесе было что-то, что интересует меня и еще кого-то. Это имеет отношение к моей жизни или не имеет? Она его сдерживает, а он ее преодолевает и т.д. Когда я это вижу, я понимаю, что это будет интересно зрителям. Первый зритель – это я. Я начинаю читать пьесу и сразу же представляю спектакль. Если пьеса совпадает с тем, что я знаю о людях, о жизни, я начинаю в ней разбираться. Поэтому я и артиста назначаю на роль не столько из внешних данных и умения создать образ, сколько из собственного содержания. Артист что-то знает и умеет, он думает об этом, и он это содержание готов предъявить людям, которые придут в зал. Это самое интересное. Для меня важно, что мою маму играет Елена Всеволодовна Санаева. Она для меня предельно убедительный человек – честный, благородный, интеллигентный, болеющий за многое. Я узнаю в ней – в том, как она разговаривает, смотрит, существует, реагирует – маму. И я счастлив, что зритель видит маму через Санаеву.


– Так получается потому, что они настолько совпадают?

– А я, собственно, и ставить начал потому, что случайно заметил это совпадение. Мама записала воспоминания, когда ей было 80 лет. А умерла в 92. Я ставил тогда другой спектакль и увидел Санаеву. Она так смотрела, так разговаривала, и кто-то мне сказал: «Как она похожа на Фаину». А потом мне еще кто-то сказал об этом же. И я принес ей мамину книжку. Она почитала и говорит: «Я стала бы это играть». И я начал придумывать спектакль, исходя из этого.

– Сильно ли поколения, которые сейчас сосуществуют, отличаются друг от друга? С кем у вас больше общего – с людьми вашего поколения или с вашими студентами, например?

– Каждое новое поколение лучше предыдущего. Я в этом уверен и вижу это. Поэтому мне интересны молодые, и чем моложе, тем интереснее. Когда я слышу от своих коллег в театре «Вот раньше…», для меня это признак их собственного старения, их несовпадения. Меня может что-то по форме раздражать в поведении моих студентов, в их проявлениях, но я убежден, что они изначально сильнее, талантливее, профессиональнее, чем предыдущие поколения. Я преподаю в ГИТИС’е с тех пор, как сам был студентом, и во ВГИКе много преподавал, и в других учебных заведениях. Я все время вижу молодых людей. И еще раз повторю – не сравнимы молодые со старыми, в пользу молодых.

– А каков ваш внутренний возраст?

– Я вижу себя в зеркале и очень себе не нравлюсь, особенно последние годы, после нескольких операций, когда меня изрезали всего, и я стал толстым. Я видеть этого не могу, мне это так тяжело, но мне кажется, что я относительно молодой. Но относительно чего? И сложно назвать точный возраст. Вообще, мне любой мой возраст был интересен, но я очень не хочу стареть и очень по этому поводу нервничаю. Мне обидно и жалко, когда меня молодые люди воспринимают папой или, не дай бог, дедушкой. Я огорчаюсь. Но я не безумный, я все равно понимаю, что это совсем другое поколение – в лучшем случае дети, а в худшем внуки. Очень расстраиваюсь. Хотя вроде не принято так говорить. Надо говорить, что все прекрасно. Моим детям сейчас за тридцать – Маше под сорок, Саше 30, но я ощущаю их своими сверстниками. Но и со студентами, которым 20 лет, у меня такое ощущение.

Хочу вернуться к вопросу о поэзии. Ставите ли вы спектакли на стихи современных поэтов? И кого, кроме Дмитрия Быкова и Вадима Жука для себя выделяете?

– Я поставил более 100 спектаклей и снял 15 телевизионных фильмов и много еще чего. И у меня даже был знак, символ, такая хорошая примета… Я обязательно в спектакль вставлял хоть строчку из Окуджавы – еще до того, как с ним лично познакомился. И мне это приносило – возможно, я себе это внушил – удачу. Спектакли, связанные с поэзией, я ставил давно, еще когда был студентом. Тогда вышла книга «Стихи поэтов, погибших в Великой Отечественной войне», и я тогда хорошо помнил стихи Когана, Кульчицкого, Майорова, Елены Ширман. И их живых однокурсников – Бориса Слуцкого, Давида Самойлова. И я еще ставил спектакль по поэзии в «Современнике». А потом я по нему снял телевизионный фильм. Он называется «1945». Я где-то выяснил, что погибших литераторов было около 2000, я подумал, что цифра победы 1945 – это количество погибших литераторов. Декорации к спектаклю мне делал великий художник, гений, один из тех нескольких, которых я знал, Давид Львович Боровский. Декорации были такие – цифры сделали огромными, раз в 10 выше человека, и на них надели гимнастерки. В этом спектакле было много поэзии. А сейчас я поэзию саму по себе не ставлю. Но Дима Быков написал пьесу «Медведь», и она у нас в театре шла. Я другое делаю – уже много лет в День Пушкинского лицея в нашем театре мы проводим вечер «Стих и я», и я приглашаю на этот вечер читать стихи тех, кто любит стихи, знает поэзию, но от кого этого мало кто ожидает. Поэтому на нашу сцену выходили читать стихи Юрий Петрович Любимов, Спиваков, Фоменко, много разных министров, экономистов, политиков. Правда, в последнее время – года три – ослаб интерес. И мы придумали с моим завлитом Катей Кретовой, что мы будем читать стихи с ненормативной лексикой. Оказалось, что у всех поэтов это есть. Мы попробовали, и опять резко возрос интерес. И современная поэзия, и классическая. Классическая – от Пушкина – до Есенина, Вознесенского, Быкова.


– А что для вас вообще значит ненормативная лексика? Есть замечательное эссе у Игоря Губермана «Кое-что о десятой музе», посвященное поэзии Баркова. Он там очень смешно и талантливо об этом пишет.

– Я ненормативную лексику воспринимаю полярно. Когда это лихо закручено в стихотворении Андрея Вознесенского или у Дмитрия Быкова в стихотворении «Граф Толстой» – это одно. Когда это талантливо зарифмовано. А когда я вижу 12-15-летних школьников, которые тянут пиво, курят (для меня курение хуже любой ненормативной лексики) и матерятся, то это отвратительно. Но когда я понимаю, что здесь нельзя было сказать другого слова, то это замечательно. У нас в спектаклях почти нет ненормативной лексики. Но иногда невозможно без нее обойтись. Вот идет пьеса Улицкой уже много лет «Русское варенье». Там невозможно без этого. Это реприза. Хотя некоторые жалуются.

– Что вы сейчас читаете?

– В моей жизни многое определили художники: Михаил Борисович Ивницкий, я с ним работал много, многим ему обязан, и его жена – Зоя Александровна. Они жили в Одессе, и с 12 лет я слышал от них стихи, музыку. И вот этот Михаил Борисович – выдающийся художник, с интереснейшей биографией, умер лет 20 тому назад, а его жена, которая умерла буквально полгода тому назад в Лос-Анджелесе, написала книжку о своем муже. Я читаю эту книжку. Это первое. Второе. Я читаю, как ни странно, книжку раввина всея Руси о сионизме как о течении. Читаю журнал «Дилетант», там мощнейшие научные статьи с обоснованием. У меня почти всегда открыта поэзия. Чаще всего классика. Совсем недавно я в восторге читал своей внучке «Нос» Гоголя. Николай Васильевич для меня очень значим. Я очень много, к сожалению, вынужден читать пьес. У меня они в телефоне. Очень много шлют, причем шлют те, кому нельзя отказать в чтении. Вот я сейчас читаю Шендеровича, который прислал несколько. Есть Миша Борщевский, известный по «Что? Где? Когда?», адвокат, советник при правительстве. Он при этом выпускает книжки. Я даже когда-то поставил один его рассказ. И сейчас он прислал очень любопытный рассказ, и я сейчас практически придумываю из него спектакль. Есть еще такой занятный журнал, я стал в нем публиковаться. «Русский пионер». Он мне интересен тем, что они дают тему. Они дают слово, и я из этого слова сочиняю текст. В каждом номере идут публикации. Я все время что-то просматриваю, мы каждый год издаем книги, к каждому сборнику я пишу предисловие. Я все время что-то пишу, но читаю тоже много.

– А сейчас вы готовите какую-то книгу?

– Сейчас я собираю книжку, которая почти написана, о которой вы упоминали, «Во всем виноват режиссер». Это такой полуучебник, полукомментарий для тех, кто решил стать артистом или режиссером. Тут недавно библиотека искусств предложила мне прочесть лекцию для тех, кто очень интересуется театром – актерским мастерством, режиссурой, но занят другой профессией. Я прочел такую лекцию на час, и они очень довольны. Я рассказывал о технологии работы актера, о методологии работы Станиславского, о существовании на сцене. Эта лекция есть у них на сайте. Я все время записываю театральные байки, они расходятся. Я иногда нахожу в интернете какие-то свои выступления, рассказы, разговоры, вдруг о себе читаю. У Марлена Хуциева во ВГИКе был курс, на котором я читал работу с актерами. Там учились Гриша Катаев, Илья Хржановский, Степа Михалков и многие другие. И Катаев пишет теперь мощные литературные эссе о том, чему Райхельгауз учил, и вот его уроки. И под его постами сотни отзывов. Это очень интересно. У меня во всех московских театрах работают мои ученики, и много среди них известных – всяких лауреатов. Года два тому назад у меня была приятная история. Студент, которого я отчислял, потом зачислял, потом пригласил работать в театр, был очень сложный, но очень талантливый – Марат Гацалов. Шло присуждение маски, и я почему-то не поехал. Он мне звонит где-то в 11 часов и спрашивает: «Можно я к вам подъеду, Иосиф Леонидович?». Я даже не понял, что это связано с вручением маски. Он приехал ко мне в полночь, вынул золотую маску и отдал ее мне. Фломастером написал: «Маска по праву принадлежит моему учителю». Оставил и уехал. Так что я очень горжусь своими студентами.

Беседовала Надя Делаланд

Я не знаю мне кажется, что большинство людей женятся потому, что им не хочется признаваться себе, что они никогда не любили настолько сильно, чтобы решиться связать свою жизнь с другим человеком. Это своего рода извращенный идеализм, желание доказать себе, что ты способен на наивысшие переживания.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Большинство людей проводят жизнь в плену, потому что живут лишь будущим или прошлым. Они отрицают настоящее, хотя настоящее — это то, с чего все начинается.

Карлос Сантана (6)

Если большинство людей считает что-то неправильным, это не обязательно так.

Майкл Джексон (40+)

Я вдруг понял, что большинство людей не слушают. Они просто ждут своей очереди снова заговорить.

Неизвестный автор (1000+)

Воображение — это главный инструмент любого человека, потому что ты можешь сделать только то, что можешь себе представить.

Джордж Лукас (7)

Только дети знают, чего хотят. Они едят руками, потому что так весело. Они рисуют на обоях, делая свою комнату особенной. Им не хочется быть как все. Они делают самое сложное — остаются собой.

Неизвестный автор (1000+)

Люди могут забыть, что вы им говорили, но они никогда не забудут, что они с вами чувствовали.

Неизвестный автор (1000+)

И не снись мне так больше, прошу тебя! Не потому, что это не прилично, а потому, что мне потом не хочется просыпаться. ..!!!

Любовь и другие диссонансы (Януш Леон Вишневский) (20+)

Просто будь хорошим человеком,но никогда не трать время пытаясь доказать это.

Неизвестный автор (1000+)

Я никогда не отдам жизнь за свои убеждения, потому что я могу заблуждаться.

Бертран Рассел (100+)

Ты представить себе не можешь, на что способен человек, который наконец-то понял, что у него нет другого выхода.

Наваждения (Макс Фрай) (20+)

По сравнению с тобой большинство людей кажутся тупыми / Хабр

В интернет-индустрии большинство людей знают разницу между Firefox и Internet Explorer. Мы также в курсе, что такое FTW и чем отличаются ASP, PHP и RoR. Ну или по крайней мере знаем, что разница есть.

Если ты встретишь стартапщика, который не слышал про Digg, Google Apps или фримиум, ты будешь удивлён. Правильно?

Но это лишь мы, маленькое подмножество дигерати, у которых есть время отслеживать почти всё новое по нашей индустрии. Остальной мир? Абсолютно несведущ в этом плане, и это нормально. Проблема возникает, когда вы пытаетесь предугадать потребности ваших пользователей. Есть вероятность, что они вообще вас не поймут. Несколько примеров.

1. Отец недавно сказал мне, что он не понимает, как отвечать на текстовые сообщения. У него не древний телефон, в котором могут возникнуть трудности, а iPhone. Что тут может быть сложного? Итак, он открыл приложение “Messages”, указал на интерфейс и, слегка разражённый, сказал: «Где хренова кнопка ответа??”. Я остолбенел. Интерфейс iPhone — это самый элегантный и простой для понимания интерфейс из существующих. Однако в нём нет узнаваемого элемента, который нужен моему отцу для понимания. Без этой кнопки он просто не знал, как ответить.

2. Несколько лет назад я поддерживал онлайновый календарь дней рождения. Там показывались все дни месяца с большой красной кнопкой сверху «Добавить день рождения». Она была такой большой, что мне казалось, её невозможно не заметить. К сожалению, я ошибся. В службу технической поддержки приходило примерно 100 сообщений в день и около 60 из них начинались со слов «Я не знаю, как добавить день рождения». Сначала я очень злился на невежественных людей, которым удобнее послать кому-то email, чем подумать и посмотреть вокруг дольше двух секунд. Но потом сделал некоторые тесты и обнаружил, что все пытались добавить день рождения щелчком по дню календаря. Если оно не работало так, как предполагалось, люди думали, что система глючит. Моя ошибка, а не их.

3. Недавно на приёме ко мне подошла женщина и сказала, что её дочь тоже зовут Loïs. Она сказала: «Я надеялась обратиться к вам, потому что заметила, что вы умеете ставить умляут над ‘i’. Не могли бы вы объяснить, как это делать на iPhone?». Я объяснил ей, а на следующий день в офисе во время ланча рассказал историю коллегам. Я смеялся и говорил: «Вероятно, некоторые люди до сих пор не знают, как добавлять специальные символы на iPhone!». Никто не засмеялся со мной. Потом один сказал «Я тоже не знаю. Как ты это сделал?» и потом кто-то ещё признался, что он тоже не знает, и в конце концов оказалось, что этого вообще никто не знает.

4. Совсем недавно Патрику позвонил его отец с вопросом как найти что-то в интернете. Патрик сказал ему URL, но отец как будто не понял о чём речь. Тогда Патрик сказал: «Адрес веб-сайта». Его отец всё ещё не понимал, так что Патрик объяснил: «Буквы, которые ты вводишь в адресной строке своего браузера», после чего отец ответил: «Я ничего не знаю об этом. Я просто нажимаю синий значок интернета, открывается Google, я ввожу что мне надо и попадаю туда». Очевидно, вы можете покупать билеты, проверять почту и делать всё необходимое в онлайне даже не зная, что у каждого веб-сайта есть отдельный адрес под названием URL.

Смысл всех этих историй? Если вы знаете, как вводить специальные символы вроде ü, é или на своём iPhone или ПК, если знаете что такое URL и как использовать большинство приложений в смартфоне — вы принадлежите к маленькой группе экспертов. Не думайте, что все такие же, потому что вы исключение. Делайте свои программы, веб-сайты и инструменты настолько простыми, насколько возможно, и всегда тестируйте их на людях.

На самом деле люди не тупые, просто вы знаете гораздо больше в своей области компетенции. Не позволяйте знаниям ослепить себя.

7 простых причин, почему большинство людей не может добиться успеха

Почему у многих людей потенциала хоть вагоны грузи, а успеха добивается ничтожно малое количество человек? Вы скажете: «Лень, отсутствие амбиций, связей, денег, да и просто банальное невезение». И вы совершенно правы. Но, если отбросить людей с теми причинами, что вы перечислили, все равно остается много способных, которые при неплохих возможностях так и не могут реализовать себя на все сто. ..

Мы в AdMe.ru решили хотя бы попробовать разобраться в этом вопросе. Если вы тот самый счастливчик, сумевший раскрыть свой потенциал, — можете со спокойной душой переходить к следующим статьям, конкретно эта вам ничего нового не откроет, вы даже сами могли бы быть ее автором. Если же это немножечко про вас, то мы надеемся вдохновить вас сперва хотя бы на раздумья. Итак, почему же многие так и не могут добиться успеха в своей жизни, несмотря на вроде бы реальные планы и наличие ума-таланта?

1. Они считают, что нужно скрывать свои планы

Если вы встретитесь с Илоном Маском, вряд ли он будет говорить с вами о PayPal. Скорее всего, он взахлеб будет рассказывать о том, как в один день полеты на Марс станут обыденностью.

Если вы встретитесь со своим старым знакомым — держим пари, что он наверняка будет рассказывать о своих бывших работах и бывших отношениях, а не о своих безумных планах на будущее. Кажется, что один из секретов самореализации кроется где-то в этом…

Есть на планете один город, жители которого такие же сумасшедшие мечтатели, как и основатель SpaceX. И это Лос-Анджелес. Там каждый второй бармен расскажет вам о том, что он будущий продюсер, официантка забудет чаевые, побежав на кастинг мюзикла, а таксист с полной серьезностью поделится сценарием своей криминальной драмы про клерка, который попал в эпицентр разборок перуанских мафиози. Все эти люди не просто пытаются хоть на толику продвинуть собственные идеи, они еще совершенно не боятся говорить о своих, может быть даже утопических и абсурдных, мечтах.

И, возвращаясь к нашему первому сравнению Илона Маска с вашим старым другом, мы можем увидеть, что они, жители города ангелов, вероятно, принимают верное решение. Именно такое смелое объявление во всеуслышание программирует людей на цель — по крайней мере, так рассуждает в своей книге писатель Брюс Касанов «Никогда не говорите людям, чем вы занимаетесь». И мы с ним согласны.

2. Они хорошисты в школе и хорошисты по жизни

Шутка про то, что на самом деле троечники управляют всем миром, — вовсе не шутка. Дело в том, что мозг троечника, вероятно, не вырабатывает столько же академических мыслей, сколько мозг отличника, зато замечательно креативит, принимает удары судьбы и учится всевозможными способами выворачиваться из проблемных ситуаций. Как думаете, что из этого больше пригодится в жизни?

А для образцового отличника модель «плохая оценка = конец света» и «нужно делать как в задании и никак иначе», к сожалению, переносится и в жизнь, только плохие оценки заменяются на карьерные провалы, а задания на шаблонное мышление.

Это ни в коем случае не призыв обесценить образование и «забить» на школу. Просто нужно иногда вспоминать одну замечательную фразу, которая показывает, что наша цель немножечко в другом:

«Если бы вы были инопланетянином, которому довелось беспристрастно оценивать систему земного образования, и желали понять ее предназначение, то, проанализировав, кому могут пригодиться все навыки, знания и привычки, передаваемые ею, вероятно, пришли бы к выводу, что цель всей образовательной системы — воспитать профессора из каждого ученика».

3. Они слушают успешных людей

Представьте: в 1978 году несколько тысяч девочек приехали завоевывать Нью-Йорк. Кто-то был с деньгами, кто-то со связями, кто-то без гроша в кармане. Кто-то был безумно красив, умен или дерзок. Их было много, но только одна сумела достичь их общей цели — это Мадонна.

У общества сразу возник к ней вопрос — как ей это удалось?

Парадокс в том, что именно она и не сможет объяснить секрет успеха, потому что все решения, которые она принимала, по совпадению оказались верными. А вот девушки, которые где-то ошиблись по пути к своей мечте, — это именно те, кто сумеет рассказать, как избежать неправильных решений.

Обращаться за советом к выигравшим, а не к проигравшим — такую ошибку допускают практически все. Называется она «систематической ошибкой выжившего». Кто хочет подробностей — мы писали о ней здесь.

4. Они не могут сделать быстрый выбор даже в кафе

Умение выбрать блюда еще до того, как принесли меню, — такой прием часто используют в кино с целью продемонстрировать успешность главного героя.

И действительно, успешные люди, которые решают серьезные профессиональные проблемы, не обладают нерешительностью в бытовых вопросах. А теперь вспомните: у вас есть знакомые, которые иногда аж с полчаса не могут решить, «Карбонара» или «Болоньезе»?

Вывод один — нужно убирать нерешительность, начиная с банального выбора в кафе, и учиться принимать хорошие решения за минимальное время. Помочь может правило 37 %.

Это правило вывели исследователи Брайан Кристиан и Том Гриффитс в своей книге «Алгоритмы для жизни. Простые способы принимать верные решения». Они нашли оптимальный рецепт для нерешительных людей — вынести решение нужно по истечении 37 % того времени, которое вы отвели на определенное дело. К примеру, вы закладываете 10 минут на перелистывание меню в ресторане. По нашему правилу вы должны остановиться примерно на 4-й минуте и заказать то, что в данную секунду вам кажется оптимальным.

Так же можно искать квартиру, работу, парковку и все что угодно. Это сэкономит кучу времени и поможет стать более решительным.

5. У них неправильное понятие саморазвития

Саморазвитие — это главное хобби людей XXI века. И очень крутое, следует отметить.

Только некоторые люди иногда идут в нем не по тому пути. К примеру, курсы SMM-щиков, французский язык и квалификация по истории искусств Европы второй трети XVIII века — это, конечно, классно. Но это никак не поможет человеку, если он работает бухгалтером. Правильное саморазвитие должно быть не просто набором дисциплин и навыков, которые вдруг захотелось приобрести. Оно должно быть потенциально реализуемым, прикладным и полезным в рамках вашей профессии или цели — только тогда оно действительно потянет человека к успеху.

Не будем подробно останавливаться на этом пункте, если вам интересно развитие мысли — загляните сюда.

6. Они концентрируются на экономии, а не на заработке

Возьмем за успех богатство: чтобы достичь финансовых высот, нужно концентрироваться скорее на заработке, нежели на экономии. Ведь в погоне за способом наименее затратно и рационально распределить доходы можно упустить или вообще забыть о развитии финансовых возможностей.

Эту же проблему можно перенести в плоскость других занятий: многие не могут раскрыть свой потенциал, потому что учатся адаптироваться к условиям и извлекать максимум из того, что дано, упуская тем самым возможности развиваться за пределами своей зоны комфорта.

7. Их пугает неумолимая статистика

90 % современных стартапов терпят полный крах. Кажется, что шанс открыть что-то новое и крутое дан только каким-нибудь новым Маркам Цукербергам или Кевинам Систромам.

Но в то же время 95 % первых свиданий также терпят полный крах. Но никто при этом не говорит, что пошел бы на них только с внешностью Анджелины Джоли и харизмой Бенедикта Камбербэтча. Все пробуют, потому что провальное свидание вовсе не значит, что такие встречи до конца жизни обречены на провал, и люди это прекрасно понимают.

Поэтому столь страшную статистику следует интерпретировать по-другому: рано или поздно каждый пойдет на первое свидание, которое перерастет в любовь всей жизни. Так же как рано или поздно каждый найдет занятие, в котором он раскроет весь свой потенциал. Нужно просто пробовать, невзирая на цифры, — это единственный шанс в один прекрасный день предстать перед этим миром Илоном Маском своей сферы, с которого мы и начали эту статью, и смело объявить, что вы полетите осваивать космос!

Иллюстратор Natalia Tylosova специально для AdMe.ru

Ибица, пломбир и те самые ручки. Тест-драйв Range Rover Velar :: Autonews

Range Rover Velar — это удивительно сложный и восхитительно легкий в управлении универсал. Еще это роскошный спортивный седан и очень способный внедорожник. Все это значит, что Velar — довольно выгодная покупка, потому что вы получаете по крайней мере три отличные машины.

Единственным изъяном в этой маркетинговой стратегии «множественных личностей» Land Rover мне кажется то, что большинство людей не покупают три машины одновременно и имеют склонность фанатеть от одной. Ну, а если вы планируете приобрести любой новый Range Rover, цена — это последнее, на что вы обратите внимание.

Смею предположить, что большинство будущих обладателей Velar редко катаются по бездорожью. Максимум — иногда попадают в зоны дорожных работ в городе. Таким образом, для большинства покупателей возможность автомобиля вскарабкаться на гору или легко пересечь заболоченную долину так же важна, как имена и родословные коров, которые были убиты ради создания шикарных кресел.

Руководствуясь этой логикой, я делаю вывод, что и для настоящего представительского седана Velar недостаточно велик. Здесь больше места для ног сзади, чем в большинстве небольших SUV, но, конечно, ни в какое сравнение не идет с любым седаном бизнес-класса от Jaguar, Mercedes, BMW, Audi или Lexus. Все они, кстати, находятся как раз в той же ценовой категории, что и Velar.

Когда ваше решение о покупке основано на том, насколько сосредоточенным или расслабленным вы появляетесь на встречах, насыщенность гаджетами и гладкий вид не сыграет Velar на пользу для продаж в бизнес-секторе. Velar — не угроза и не более дешевая альтернатива для фанатов Range Rover. Того, который раньше звался Voque.

Чем Velar действительно хорош, и для чего большинство Velar проданных в России могут быть предназначены, так это… просто использование его как высокий, очень красивый кроссовер с крутым значком. К сожалению, большое количество покупателей в этом сегменте занято перевозкой детей с места на место.

Я же во время тест-драйва обнаружил, что квадратные метры кожи цвета пломбира, иссиня-черная зеркальная передняя панель и огромный дисплей с тачскрином выглядят, как место преступления буквально через пару минут после знакомства с восьмилеткой: весь интерьер Velar — это магнит для отпечатков пальцев.

В сегменте маленьких люксовых SUV существует довольно серьезная конкуренция. В первую очередь, это близкий родственник Velar — Jaguar F-Pace, а также Porsche Macan, самый дорогой Audi Q5, BMW X3, всякие Mercedes G-, и Lexus — все очень симпатичные, красиво собранные и использующие экзотические материалы, а еще дизайнерскую магию.

Думаю, что в сегменте рынка, где характеристики и цена — это не главные критерии выбора конечного потребителя, и все игроки используют исключительные материалы и стандарты сборки, все в конечном счете сводится к репутации, вкусам и трюкам. Именно поэтому усилия разработчиков направлены на внешний вид, стиль, сложно устроенные исчезающие ручки дверей и ошеломляющую двойную чего-то там информационно-развлекательную систему с тачскрином, которая по сути превращает большую часть панели управления в огромный iPad.

Официальная реклама называет салон Velar уникальным триумфом «сокращательства». В общем, они избавились от всех ручек, кнопок и переключателей, которые могут быть заменены на «виртуальные» контролеры на тачскрине. Все, что осталось — это выдвижной переключатель скоростей (как крышка кофейной банки, которую вы можете увидеть на любом современном Jaguar), большой сложный руль и две широкие мультифункциональные программируемые ручки.

Когда зажигание выключено, создается ощущение, что все, с чем ты остался, либо выглядит как бесконечный черный бассейн, либо как лабораторная чашка Петри, заляпанная пальцами ребенка, сумевшего-таки выбраться с заднего сиденья.

Взаимодействие водителя с Velar можно бесконечно программировать. Но зачем? Большинство владельцев довольно заняты. Сев в нее в первый раз, они настроят зеркало и сиденья, соединятся с ней по Bluetooth и поедут в стандартном режиме в медленно движущийся городской траффик. Все. Больше они не будут ничего менять и настраивать до выхода нового iPhone.

Компании Land Rover пришлось придумывать что-то умное, чтобы объяснить такую высокую цену, но, мне кажется, что они переборщили. Настоящее удовольствие от вождения Range Rover, в отличие от, скажем, Toyota RAV4 — это осознание того, что вы можете позволить себе этот автомобиль. Технологическую навороченность можно было бы заменить на шоколадный фонтан или ручную выдру, если никто другой из производителей до этого не додумается.

Вернемся непосредственно к автомобилю. Удивительная черта Velar — это то, что снаружи он выглядит намного больше, чем на самом деле. Land Rover очень умно использовали длинные непрерывные линии вдоль боковин, чтобы создать оптическую иллюзию длины. Плюс, этот кроссовер имеет гораздо более низкую посадку, чем другие машины бренда, так что кажется, что он выше, чем есть на самом деле. Водительское место скорее уютное, чем просторное.

Особенность салона в том, насколько удобными сделаны кресла, насколько быстра ответная реакция контроллеров и гладкость движения и трансмиссии, салон светлый и яркий, и система кондиционирования (этим летом это особенно важно) — отличная.

Тимофей Радя

Уличный художник из Екатеринбурга, работает в составе команды. Свои произведения, создаваемые в различных техниках, посвящает как лирическим, так и политическим темам. Большинство работ создаются нелегально. Работы Ради можно увидеть в Екатеринбурге, Перми, Владикавказе, Киеве, Хельсинки и многих других городах.

Всё что я знаю об уличном искусстве

Вечером я ехал по Санкт-Петербургу на велосипеде. Я ехал мимо бесконечных стен какого-то завода, и, в тусклом свете луны, увидел на одной из них большой текст.
Буквы уходили далеко, я пошел за ними, и когда закончил читать, уже наступило утро.
Вот что там было написано:

Всё, что я знаю об уличном искусстве
Этот текст собирает вместе все находки, которые попадались мне за последние три года.
Они растворились во мне, став правилами, по которым я живу. Как правило, такие правила редко произносятся вслух, поэтому говорить о них сложно.
Иногда мне кажется, что хватило бы и одного предложения.
Человек
Существует две стороны человеческой жизни, всё, что я знаю о ней, касается внутренней стороны.
Художник отвечает за это головой.
Внутренняя сторона касается самой сильной и хрупкой части человека — его души. Говорят, что нельзя назвать душу частью человека, потому что душа и есть человек.
Принимая и взвешивая решения, мы свою внутреннюю сторону делаем внешней. Выворачиваясь, внешние стороны сталкиваются, сливаются, перемешиваются, и всё это становится миром, в котором мы оказываемся.
Город и Человек
Весь наш внутренний мир связан с городом — эта связь происходит через глаза, уши, рот, нос и кожу. Мы по городу ходим и в нем спим. Умираем и живем. По отношению к человеку город играет роль, похожую на роль тела — ты всегда находишься внутри. И ты не всегда помнишь об этом.
С ног до головы город построен руками людей. Всё сделано руками, хотя кажется, что так было всегда. Это не так.Город это след, который мы оставляем. Это точный отпечаток нашего времени и наших идей.
Стена дома и стена комнаты — это одна и та же стена, одна нераздельная поверхность. Красивый дом — дом красивый с двух сторон, изнутри и снаружи.Как человек красив, внутри и снаружи. Отношение внутреннего и внешнего мира — ключевой момент для уличного искусства.
Состояние повседневности и состояние города это одна неразрывная поверхность. Некоторые города сияют, некоторые гаснут.
Как люди живут в городах? Как города живут в людях?
В другом городе или другой стране замечаешь гораздо больше, все вокруг новое и интересное. Стоит сделать такими свой дом, свою улицу. Изменение привычной, простой, давно знакомой вещи рождает самое сильное чувство. Я путешествую вокруг своего дома
Каждый человек и каждый город звучит. Это особый вид тишины, услышать ее можно в то редкое время, когда тишина изнутри и снаружи сливаются.Возможно, большинство людей звучит иначе, чем город, в котором они оказались.
Город может быть домом, может им не быть. Что делает город домом? Хватит ли в нём места для всех?
С домом связано чувство, которое можно назвать «крепость». Это качество, которым может обладать человек, и, следовательно, город.
В противоположность: пустота, окружающая человека, может попасть внутрь. Такая пустота внутри это не чистота сознания, а грязь. Пустота в европейском смысле, а не восточном. Русские города пусты пустотой. Так бывает, но так было не всегда.
В конце 20го столетия в русской крепости что-то сломалось, мы до сих пор встречаем эти руины. Но внешняя поломка хорошо видна, над ней проще работать.Гораздо сложнее собирать осколки внутри человека — как скрепить этот материал? Сколько на это потребуется времени?
Эти два разрушения — города и человека — два неотделимых, но предельно разных процесса — первый грохочет, второй безмолвен, как яд.
Что такое уличное искусство
С определением уличного искусства существует одна проблема — этого определения не может быть.
Но с уверенностью можно сказать:1. Уличное искусство это то, что делает уличный художник.2. Уличное искусство существует только на улице, никак иначе.
Четыре главные стороны уличного искусства выглядят так: идея/место, внутреннее/внешнее, временное/вечное, свое/общее
Представим, что сказанное есть четыре окна, каждое из которых выходит на свою сторону. Сказать можно многое, но стоило бы просто заглянуть в каждое из окон.
Идея/место — сложное, состоящее из нюансов взаимодействие. Это может быть сильная связь, само основание. Почему эта работа должна быть именно здесь? Каким должно быть воплощение этой идеи в этом месте? Если место сильнее, имею ли я право этим воспользоваться?
Отношение внутреннего и внешнего есть суть уличного искусства.
Временность — сильнейшая сторона уличного искусства. Эта слабость делает его живым, значит равным человеку, близким человеку. Что-то рождается, изменяется и умирает у тебя на глазах. Вы смотрите друг на друга на равных — без хрупкой власти и авторитета, которыми обладают попытки изобразить вечность (настоящим авторитетом обладают древние вещи).
Взаимоотношение своё/общее сложнее и тоньше, чем своё/чужое. Общее не должно становится чужим, своё может стать общим.
По-большому счету, действительно важных вещей немного, сложность заключается в том, чтобы постоянно помнить о них.Существует несколько языков, способных напоминать об этих идеях, уличное искусство — один из них.
Также с уверенностью можно сказать, что уличное искусство обладает особым звучанием, передать которое словами не представляется возможным.
Как работает уличное искусство
То, что ты делаешь на улице, видят все. Люди, с которыми тебе никогда не удастся поговорить, люди, которым никогда не удастся поговорить с тобой. Даже те, кого ты никогда не встретишь.Но однажды ты встречаешь такого человека и он говорит, что видел. Это удивительное чувство.
Это связь, которая возникает между частями, которые не должны быть связаны. Этой связи не должно быть.
Благодаря этому на улице появляются вещи, которых там обычно нет, появляются чувства, которые не так просто найти. Слова, которые мы забываем произносить.
Почему что-то считается легальным, а что-то нет?Если рассматривать вопрос в плоскости материального, то он прост и легко поддается контролю.
Но нематериальная плоскость гораздо сложнее: где место культуры? Место культуры в человеке
Поэтому работа сделанная там, где нельзя, обладает особой силой. Работа, обладающая силой, должна быть сделана там, где нельзя, там, где нет ничего от культуры. Произойдет детонация — это и есть уличное искусство.
Появится необходимое напряжение — это и есть уличное искусство.
Это напряжение звучит, оно висит в воздухе — оно действует. Патруль полиции, попавший под него, не будет задерживать тебя.Однажды офицер смотрел на только что сделанную работу и убеждал меня, и, в первую очередь, себя, что в этом нет ничего такого. «Я не вижу здесь порчи имущества».
Это напряжение в точности равно напряжению усилий, прилагаемых для создания работы на улице. Оно огромно, и всегда в точности, капля к капле, равно количеству твоих сил. Сил хватит, просто нужно отдать всё.
Как работает уличное искусство?
Для меня первична идея, но она должна врастать в место, как дерево в землю.Есть два основных направления идей:
Идеи, стремящиеся внутрь, можно назвать их «зеркало». Они касаются внутренней стороны.Идеи, стремящиеся наружу, это, в широком смысле, политические идеи. Они касаются справедливости и того, как мы взвешиваем и принимаем решения.
Того, как внутренняя сторона становится внешней.
Это как две руки, они могут действовать и отдельно, и вместе.
Оба вида идей должны быть воплощены с глубиной и чистотой.
Глубина и чистота — сложные критерии, они применимы не только к конкретной идее, но и ко всему языку, который использует и разрабатывает художник.
Искренность — сильнейший инструмент, требующий особого рода ответственности и правил. Невозможно иногда быть искренним, а иногда не очень, займись тогда другим делом.В искренности есть что-то невозвратное, загоревшись, она уже не может угаснуть, она не уходит по твоей воле.
Если идея родилась — ты не можешь от нее отказываться.Ты не можешь отказываться от своих идей. Ты не можешь отказываться от своих идей.
Как делать уличное искусство
Нужно начать, и ты уже не сможешь остановиться Знать значит делать, делать значит не бояться.
Страх — обязательный элемент работы на улице. Это нормально для психически здорового человека. Людям, которые этот страх не преодолевали, может показаться, что это смелые поступки. Так и есть.
Важна только практика. «Бомби стены — еби систему»
Всё что угодно может быть уличным искусством. Любой жанр. Важнее качество проекта, а не формальная сторона. Все дополнительные вопросы («в чем смысл?») возникают, когда сделано недостаточно.
Когда я представил, что какой-то непонятный чиновник решает, разрешать мне делать, или нет, я чуть с велосипеда не упал. От такой мерзости.
Как проходит согласование проекта?
— Cначала я пытаюсь понять, действительно ли я хочу это сделать. Нужно ли это?- Действительно ли эта история волнует меня, могу ли я говорить об этом? Честно ли это? Может это не мое дело?- Оправдывает ли цель средства, может быть есть более эффективный способ выразить эту идею? — Начинаем работать
Каждый раз всё получается хуже, чем я хотел. Да, потому что надпись размером 50х7м на скользкой крыше, которую вы делали втроем три ночи — это не так просто. Но надо лучше работать.
Каждый раз наступает момент, когда я думаю — ну всё, не получится, может быть в другой раз. Каждый раз мы продолжаем работу, и всё получается.
Необходимо делать то, что ты никогда раньше не делал. Это касается и техник, и жанров, и идей. И прыжка с парашютом, и случая, когда удобнее промолчать, а сказал.
Говорят, что только в ночь, когда работа сделана, ее можно считать своей. С наступлением рассвета она становится общей
Улица завалена мусором во всех измерениях и смыслах, чтобы твоя вещь была видна, она должна быть большой. Подсказка — большая внутри комнаты вещь становится маленькой на улице. Большой стране — большие идеи.
Главная возможность закрытого пространства — тщательность. Я хочу делать уличные вещи такими. Противоположная стратегия — бомбинг. Я хочу делать уличные вещи такими.
Надпись на стене — лучший прием. Сказано — сделано. В то же время это такая интимная вещь — переживание человека становится не просто высказанным и зафиксированным, оно становится общим для всех. Я люблю надписи на стенах. Первое, что я написал на стене, было для любимой.
Юмор — сложный и эффективный инструмент, наравне с иронией он требует аккуратности.
Провокация — самый сложный жанр. Если она сделана хорошо — люди обсуждают смысл поступка, а не наглость художника.
Кожура грейпфрута неплохо отмывает эмаль с кожи.
Пожарная лестница может отвалиться, когда вы по ней ползете.
Универсальные ключи для домофона — проход в любой подъезд.
Кран, автовышка или самосвал стоят как пара ботинок.
Всем говорите, что вы снимаете кино. Когда снимают кино, это сразу видно, и вам не будут мешать.
Необходимо брать в два раза больше материалов, чем нужно, тогда как раз хватит. Четыре сверла, две дрели, два паспорта.
Необходим план Б на случай, если клей не клеит, лестница не достает, итд. Планы В, Г, Д также необходимы
Необходимо делать самому. Всем нравятся готовые проекты, но как только начинается сотрудничество — появляются лишние вопросы, скука, проблемы.
Читай надписи Кирилла Кто.
Бди!

«Большинство людей не понимают, насколько это тяжело»

Ксения Дубовицкая — русская модель, которая живет в Лос-Анджелесе и снимается для Google, Lacoste, L’Oréal, Coca-Cola, а также в клипах, например, у Phantogram и Com Truise. Она добилась успеха в моделинге, несмотря на невысокий рост и начало карьеры в 21 год.

Создатель Losko Слава Новосельцев поговорил с Ксенией о непростом детстве, стыде называть себя моделью, отказах на кастингах, эмиграции и своем призвании.

Ксюша Дубовицкая в объективе Анисии Кузьминой

Расскажи коротко про свою карьеру.

Ксюша: К модельному бизнесу я пришла очень-очень спонтанно. Не то чтобы я всегда мечтала быть на обложке журнала, просто периодически друзья говорили: «У тебя такое лицо, тебе надо сниматься». Я из Казани, и у меня из этой индустрии друзей особо не было.

Когда мне было 18 лет, меня позвала знакомая девочка на съемку для журнала Л’етуаль для косметики Chanel. А я позировать вообще не умела. Это был, конечно, интересный опыт. Потом все затихло. Мы пофоткались, мои фотографии напечатали в журнале, но я тогда еще не понимала, как это круто, и не знала ничего про эту индустрию.

Я приехала в Москву, хотя особо не рвалась. Я когда возвращаюсь назад и вспоминаю, то понимаю, что все получилось как-то очень спонтанно. Взяла — переехала, взяла — пошла в офис работать, потом пошла на какое-то мероприятие, там пообщалась в девчонкой, она сказала: «Слушай, попробуй себя в модельной индустрии». А у меня же рост невысокий, хотя тогда стандарты были. Сейчас попроще стало, я это ощущаю. Многое зависит от того, как ты работаешь.

Многое зависит от того, как ты работаешь: я не сидела на месте, постоянно развивалась, что-то искала. Может, у меня в характере заложена какая-то внутренняя целеустремленность, беспокойство о том, что я теряю время, которого потом не будет. Это мной и движет, хотя сейчас я стала спокойней. Кроме того, мне очень хотелось путешествовать, но финансов не было. За границу по контракту меня не хотели отправлять.

Как я понял из других интервью, твоя семья сначала была обеспеченной?

Ксюша: Да, до 8 лет, а потом очень резко ничего не осталось. Есть было нечего. Это был очень страшный период моей жизни, поэтому я очень боюсь бедности. В детстве были путешествия в Турцию, в Испанию, я была одета с иголочки, училась в лучшей гимназии. А потом получилось так, что у папы рухнул бизнес, уехала мама, и мы остались втроем с сестрой и отцом. Конечно, я не сразу поняла, что произошло, мне тогда было 14 лет. Постепенно ты начинаешь осознавать, что тебе уже не покупают хорошую одежду, и одноклассники смотрят неодобрительно, потому что ты год ходишь в одном и том же. Тем более, что в одной из лучших гимназий дети имеют много возможностей, они путешествуют, видят мир.

Но больше всего на мне сказался отъезд мамы. Тогда я отключила эмоции, просто собралась и поняла, что на мне лежит ответственность. Я думала о том, как заработать, как ухаживать за папой, который болел, смотреть за сестрой, забирать ее из детского садика, и как успевать учиться. А еще пытаться быть подростком. Потому что начинаются первые влюбленности, и хочется хорошо выглядеть и гулять с друзьями.

Это был болезненный период, но со временем я его проработала. Мне повезло — это все могло меня демотивировать. Но я собралась, не пошла по наклонной, стала подрабатывать с 14 лет. Я резко выросла.

Видимо, тот фактор, что я видела красивую жизнь, меня подталкивал двигаться дальше. Потому что понимала, что должна вернуться к тому уровню.

Когда ты поняла, что можешь сделать моделинг основной работой и уйти из офиса?

Ксюша: Сначала я не хотела, чтобы кто-то знал, что я модель. Я могу спокойно говорить об этом только последний год. У меня в голове сидело, что работа модели – это что-то неуважительное. Даже в инстаграме какое-то время было написано: «торгую лицом».

Из-за невысокого роста у меня не было большого потока работы. Выживать на те деньги было очень сложно. Мне все же удалось поработать в Корее, Китае, Тайланде, но в какой-то момент я сдалась, и вернулась в офис. Я начала работать в довольно уважаемой компании, на приятной должности, но как истинный оптимист, бегала на кастинги в перерывах на обед. И наконец-то в 24 года у меня только начались успешные проекты, хотя на тот период модели в этом возрасте уже заканчивали карьеру.

Сейчас я понимаю, что нужно делать то, что ты хочешь, именно чувствовать, а не думать. Потому что когда мы начинаем много думать, мы занимаемся самообманом. На самом деле, это самое страшное, когда какие-то общественные нормы начинают крутиться в твоей голове. Стереотипы заглушают твои истинные желания, а их очень важно чувствовать.

Стереотипы заглушают твои истинные желания, а их очень важно чувствовать.

А тебя кто-то поддерживал? Отец, близкие?

Ксюша: Меня поддерживала мама, мы с ней сохраняли связь по телефону. Иногда я приезжала к ней в город. Папа тоже говорил, что главное, что мне это нравится, не было никаких криков: «Что ты делаешь? Сиди в офисе!». У меня была свобода. 

Я заметила, что когда отпускаешь что-то одно и перестаешь на этом фокусироваться, то освобождаешь место, и оно начинает развиваться. Я тогда отпустила эти кастинги и ходила на них просто по фану. И пошли одни за другими удачные съемки. Когда ты отпускаешь все и живешь перед камерой, ты чувствуешь, а не думаешь как себя преподнести. И ты нравишься клиенту, режиссеру.

Когда ты отпускаешь все и живешь перед камерой, ты чувствуешь, а не думаешь как себя преподнести

Ты очень целеустремленная, раз не сдалась, несмотря на частые отказы.

Ксюша: Всегда веришь в лучшее, разве нет? Если не будешь позитивно мыслить, то вокруг не будет случаться то, что ты воспринимаешь в позитивном ключе. Это жизнь, это опыт: не получилось один раз, получится в другой. Сейчас я вспоминаю, сколько было отказов… Помню, я попала к одному фотографу, он меня обзывал, говорил, что я коряво позирую. Люди и по финансовой части обманывали. Но потом я поняла, что если бы тогда этого не случилось, я бы не пришла к тому, к чему пришла сейчас. Я просто оптимист. Могу, конечно, психовать, но потом сяду и подумаю: «Да, все к лучшему, живем один раз».
Ты знаешь, в моей работе мне нравится абсолютно все. Раньше меня раздражали все эти обесценивающие стереотипы. Но сейчас я понимаю, что с таким неприятными моментами можно столкнуться на любой работе: все зависит от того, с какими людьми работаешь.

Я просто оптимист. Могу, конечно, психовать, но потом сяду и подумаю: «Да, все к лучшему, живем один раз».

Почему ты не хотела, чтобы тебя называли моделью? 

Ксюша: Сначала мне было очень стыдно, я говорила, что снимаюсь в рекламах. Я даже до локдауна стеснялась.

Большинство людей не понимают, насколько это тяжело. Не кирпичи, конечно, таскать, но это все равно адская работа. Особенно когда ты снимаешь какой-нибудь лукбук восемь часов на холоде, и тебе нужно быть сфокусированной. Если ты не хочешь выглядеть на фотографиях как вешалка, ты должна передавать эмоции, а это огромная психологическая работа над собой. Нужно настроиться, быть счастливой, целостной — не просто сел в красивом платье и сидишь. 

Большинство людей не понимают, насколько это тяжело.

Как происходит взаимодействие с режиссером и клиентом?

Ксюша: Мне кажется, важно вообще все вместе. Ты не можешь просто прийти со смазливым лицом, ты должен быть собран на площадке. Есть какие-то организационные моменты, их надо считывать, чтобы тебе не тыкали и по сто раз не объясняли, как работать на камеру. Потому что тем самым ты можешь тормозить весь съемочный процесс. Ты должен быть универсальным солдатом, чувствовать, понимать, ощущать, быть готовым к сложностям.

Мне помогло то, что я стала серьезно работать над собой. Представляю, что нахожусь в помещении одна, просто отключаюсь. Я к этому пришла и перестала стесняться камеры, бояться, стало легче на площадке.

Отличается ли отношение к моделям в Америке?

Ксюша: В Штатах к актерам и моделям относятся бережнее: у них нормированный график, нет жестких переработок. Это запрещено по закону, а здесь — без разницы. Здесь 14-16 часов, а может быть и 20, а завтра еще выйдешь на съемку через 4 часа. Ты не можешь поставить ограничения. Если тебя выбрал клиент и сказал, что съемка будет 16 часов, то съемка будет 16 часов. 

Если тебя выбрал клиент и сказал, что съемка будет 16 часов, то съемка будет 16 часов.

Почему ты решила переехать в Америку?

Ксюша: Я снялась для Garnier, и мне сказали, что полгода меня никуда брать не будут, потому что я сейчас эксклюзив и лицо косметического бренда, и я решила что пришло время осуществить свою давнюю мечту, уехать в Штаты. Конечно, приходили всякие съемки для брендов одежды. Конечно, меня звали на всякие шоу: в «Холостяк» на ТНТ, попала бы в какой-нибудь сериал. Но мне это все не нравится.

В США я уже живу пять лет. На адаптацию ушло три года. Тяжело, тебя ломает первое время. Скучаю по гречке — пойду в русский магазин, куплю, сварю дома. Я фанатка ДДТ, периодически включаю Шевчука и слушаю песни про Питер. Я все это очень люблю. Люблю возвращаться, люблю Москву, Санкт-Петербург, люблю приезжать в Казань, в мой родной город, но жить — нет.

 А почему?

Ксюша: Холодно.

Ты прожила там пять лет, и не было даже мысли вернуться?

Ксюша: Были мысли, конечно. Потому что все равно в России я добилась в рекламе какого-то уровня. Когда ты приходишь на кастинг и дверь с ноги открываешь, потому что тебя уже знают режиссеры… А тут ты приезжаешь в страну, которая для тебя новая, менталитет новый, языка толком не знаешь. И ты будто заново родился: заново учишься ходить, говорить. Конечно, это непросто. Идет период ломки: ты думаешь, может, вернуться, ведь там было комфортнее, там ты прошел определенный этап.

Но тогда не будет роста, а для меня очень важно преодоление себя. Кажется, я псих. Я не могу сдаться. Я поставила перед собой цель: хочу сниматься в Америке. А уехать жить в Россию нельзя, потому что в штатах должны к тебе привыкнуть, увидеть, что ты крутишься в этой всей тусовке. Легче жить в штатах и летать сюда. Потому что лучше, когда ты модель из Америки в России, чем когда ты российская модель в Америке. 

У тебя нет ощущения «ни гость, ни хозяин»?

Ксюша: Нет, у меня полное ощущение дома. Я в России чувствую себя очень странно. Мне многие вещи стали дикими: например, грубость, российская прямолинейность. В Америке я усвоила, что всегда надо начинать с позитива, даже если отказываешь. 

Я, наверное, очень привыкла к этой благоприятной среде, отчасти искусственной. Человек сам себе создает эмоции, состояние, позитивный настрой. И мне кажется, от этого позитивного настроя очень многое зависит вокруг тебя: как у тебя пойдет работа, как пойдет день. Как тебе посторонний человек улыбнется, как он тебе ответит. Это очень сильно влияет на тебя.

Мне кажется, что многие одиночки чувствуют себя в уязвимом состоянии при переезде, и поэтому возвращаются.

Ксюша: Так это так здорово! Один, в уязвимом состоянии. Ты можешь работать над собой. Я очень долго боялась быть одна и мне нужно было всегда находиться с друзьями. В 2014 году я поехала в Мексику работать по контракту. Там я жила с девочкой из Аргентины. Мой английский был нормальный, но испанский я вообще не знала. У меня не было интернета: я не могла ни кино посмотреть, ни с кем-то созваниваться.

Тогда у меня произошел период откровений, я научилась быть сама собой. Это было жутко страшно, непривычно, но я научилась слышать себя, это был один из самых крутых периодов в плане познания себя. Он длился два-три месяца.

Поэтому переезд в штаты и возможность остаться одной меня, наоборот, не пугает. Мне кажется, это возможность найти себя. И рано или поздно ты встретишь своего человека. А если ты еще и работаешь, у тебя не будет времени, чтобы подумать, что тебе одиноко.

Как ты следишь за ментальным и физическим здоровьем?

Ксюша: Я открыла для себя медитацию пять месяцев назад. Раньше я была вообще не сторонником. Я пробовала когда-то давно Headspace и вообще не поняла ничего, а сейчас меня медитация привела к какому-то балансу. И я начала сейчас побольше заниматься спортом, дома через приложение. Я не фанат бега, но дома стала заниматься упражнениями два раза в неделю. А в основном — это хождение пешком: два-три часа слушать музыку или подкаст и ходить пешком. Ну и скейтборд, я катаюсь на скейте.

Если подумать на 10 лет вперед, каким ты видишь свое развитие?

Ксюша: В период пандемии у меня были метания: я хотела уйти в продюссирование. Даже создала свой продакшн, чтобы бренды из России, которые хотят съемки в Лос-Анжелесе, присылали свои вещи или человека из команды, а мы бы в штатах организовали процесс съемки. (Кстати, если кого-то это интересует, могут написать мне в директ в Instagram, я не против попродюсировать проекты из ЛА). Саморазвитие — это когда ты хочешь отойти от своей постоянной профессии, у тебя появляются амбиции, ты ищешь что-то новое.

Я бы хотела, чтобы крупный бренд увидел во мне лицо своей компании. Хотела бы дальше сниматься. Потом перейти в ранг возрастных моделей, перейти очень плавно, комфортно, сниматься в разряде мам, бабушек. И я надеюсь, я стану таким примером для людей, чтобы они не боялись и тоже двигались, шли к своей мечте. Это моя миссия.

Один совет себе, когда тебе было 21? 

Ксюша: Цени себя

Плейлист для Losko


Инстаграм Ксюши — @duboviitz. Фотографии сделала наша любимая Анисия Кузьмина. Специально для Losko.

Читайте также другие интервью с моделями на Losko:

— Полина Подплетенная: «Сначала нужно все упростить»
— Оля Запивохина: «Крупные компании не брали меня на работу из-за внешнего вида»

Losko — неккомерческий проект без рекламы на сайте. Если вам нравится то, что мы делаем, цените свой и чужой труд, то можете поддержать нас финансово на Patreon.

25 вещей о жизни, которые я хотел бы знать 10 лет назад | Дариус Фору | Блог Дария Фору

(изображение предоставлено)

Сократ, считающийся одним из основоположников западной философии, однажды был назван Дельфийским оракулом самым мудрым человеком на земле. Когда Сократ услышал, что оракул сделал такое замечание, он решил, что это утверждение неверно.

Сократ сказал: «Я знаю одно: я ничего не знаю».

Как может самый умный человек на земле ничего не знать? Впервые я услышал эту парадоксальную мудрость от своего школьного учителя, когда мне было 14 или 15 лет.Это произвело на меня такое впечатление, что я использовал цитату Сократа как свою стратегию обучения.

«Я ничего не знаю» для меня означает, что вы можете быть образованным человеком, но все равно ничего не знаете. Вы можете учиться у всего и у всех.

Одна вещь, которая мне нравится больше, чем учиться на своих ошибках, — это учиться на ошибках других людей. На протяжении многих лет мне повезло, что у меня были отличные наставники, учителя, семья, друзья, которые учили меня жизни.

Ниже вы найдете список самых важных вещей, которые я узнал от других людей и из книг.На усвоение некоторых уроков у меня ушло много времени, но если бы мне пришлось выучить все это самому, это заняло бы намного больше времени.

Мы можем узнавать что-то быстро, но часто забываем вещи с той же скоростью — и иногда нам нужно напоминать себе о том, что мы узнали.

Вот 25 напоминаний, которым меня научили другие.

  1. Борьба — это хорошо
    Никогда не говори: «Я больше не могу этого терпеть». Скажите «Давай!»
  2. Не жалуйтесь
    Жалобы — самая большая трата времени.Либо сделай что-нибудь с этим, а если не можешь, помолчи.
  3. Проводите время с любимыми людьми
    Это ваша семья и лучшие друзья. Если у вас нет семьи, создайте ее. Большинство людей в жизни — только посетители. Семья на всю жизнь.
  4. Не заводи отношения, если не влюблен
    Я делал это не раз. Вам кто-то нравится, и вы думаете: «С таким же успехом мы можем попробовать». Не хорошая идея. Вы либо влюблены, либо нет.Не обманывай себя. Это несправедливо по отношению к вам и другому человеку.
  5. Ежедневные упражнения
    Я не понимал этого до недавнего времени. В здоровом теле нужно все начинать в жизни. Если вы не можете построить здоровое и сильное тело, что вы МОЖЕТЕ построить в жизни?
  6. Ведите дневник
    Нет, вести дневник не для детей. Это поможет вам стать лучше мыслителем и писателем. Вы можете подумать: «Я не хочу быть писателем». Ну, сколько писем и текстов вы отправляете в день? Все писатели.
  7. Будьте благодарны
    Скажите «спасибо» всем и каждому. «Спасибо за этот прекрасный день». «Спасибо за ваше письмо.» «Спасибо, что были со мной».
  8. Не заботьтесь о том, что думают люди
    В конце концов мы все умрем, неужели вы думаете, что имеет значение, что люди думают о вас?
  9. Рискуйте больше
    Не будь таким слабаком.
  10. Выберите отрасль, а не работу
    Если вы хотите стать хорошим в чем-то, вам нужно потратить на это годы и годы.Вы не сможете этого сделать, если будете переходить из одной отрасли в другую. Выберите отрасль, которая вам нравится, и начните снизу. В конце концов, вы найдете для себя идеальную роль.
  11. Ведите путь
    Когда вы попадаете в ситуацию, когда все смотрят друг на друга, вам пора идти впереди. Вы лидер, когда решаете им стать. Нет ни посвящения, ни титула. Просто решение.
  12. Деньги — не самое главное
    Вы должны научить себя не заботиться о деньгах и вместо этого сосредотачиваться на обеспечении ценности.Кроме того, не становитесь слишком зависимыми от вещей, которыми вы владеете, иначе они будут владеть вами.
  13. Будьте милы
    Я не имею в виду, что вы должны быть пустяком. Вы можете быть человеком, который не терпит дерьма и хорошо относится к нему. Только не оскорбляйте людей, не думайте, что вы лучше их, и не ведите себя как идиот.
  14. Учиться каждый день
    Вам нужно тренировать свой мозг, чтобы оставаться начеку. Вам не нужно читать книгу в день, чтобы учиться каждый день. Учись на своих ошибках. Учитесь у людей вокруг вас — будьте открыты тому, чему они могут вас научить.
  15. Отдыхайте до того, как устанете
    Даже если вы любите свою работу и каждый день кажется праздником, вам нужно найти время для отдыха. Ты человек, а не андроид, никогда этого не забывай.
  16. Не осуждаю
    Люди не глупы только потому, что делают другой выбор, чем вы. Кроме того, вы не все знаете о людях, поэтому не судите их — помогите им.
  17. Думайте о других
    Просто помните, вот и все. У всех нас есть семьи, счета, которые нужно платить, и наши собственные проблемы.Не всегда думайте о себе.
  18. Отдавать, не ожидая взамен
    Не веди счет. Если вы это сделаете, вы станете озлобленным человеком. Отдавайте исключительно ради радости от дачи. Если вы получаете что-то взамен — отлично, если нет — отлично.
  19. Нет конца игры
    Мы, как вид, всего — это . Не пытайтесь во всем разобраться. Приятного путешествия.
  20. Наслаждайтесь мелочами
    Мне нравятся клише, потому что они верны.Особенно этот. Ты знаешь почему? Все говорят, что знают это, но никто не оправдывает этого. Они просто гонятся за большими вещами.
  21. Не относитесь к себе так серьезно
    Да, да, вы индивидуальный человек, и люди должны воспринимать вас серьезно, я понимаю. Но в конце концов, мы все — кучка муравьев, преследующих одно и то же. Осветитесь.
  22. Не вините людей
    В чем смысл? Вы хотите их наказать? Вы не делаете этого с людьми. И не вини себя — ты всего лишь человек.
  23. Create Something
    Не для того, чтобы оставить наследство, вы все равно будете здесь не для того, чтобы его увидеть, а для того, чтобы быть полезным. Создавайте музыку, напишите книгу, сделайте стол — что угодно. Вы будете чувствовать себя хорошо, а также дадите людям что-то, что они могут использовать или получить от них удовольствие.
  24. Никогда не оглядывайся слишком долго
    Размышления о прошлом полезны только для одного: учебы.
  25. Примите меры
    Не сидите, а делайте что-нибудь. Без действий нет результата.

Возможно, вы много знаете. Но, как и Сократ, мы с вами вообще ничего не знаем. Поэтому мы должны продолжать учиться.

«Люди говорят мне, что я кажусь снобом, когда я молчу!»

Колумнист с советами The Cut Хизер Хаврилески отвечает на вопросы читателей о том, как жить в этом мире. Есть вопрос к Полли? Напишите на [email protected]

Фото: Getty Images

Уважаемая Полли,

Мне нравится читать вашу колонку, потому что, как и вы, я вижу себя на разных этапах жизни во многих людях, которые вам пишут. Но в последнее время я склонен больше видеть себя в периферийных актерах, которые населяют миры писателей. Как ни странно, мне кажется, что я больше отождествляю себя с коллегой, которого считают холодным (а не уверенным в себе), или новым знакомым, которого считают отчужденным (вместо того, чтобы постоянно заполнять тишину). Я больше не ищу одобрения или внимания с такой жадностью, как раньше, но я не знаю, насколько хорошо это читается для других.

Для контекста, с подросткового возраста у меня было сильное сияние.Я никогда не был уверен в том, кем я был. Я полагался на своих друзей с детства, чтобы вовлечь меня в новые круги друзей. Я сверхкомпенсировал, пытаясь познакомиться с другими, одновременно ненавидя и восхищаясь популярными сверстниками, для которых это было так естественно. К счастью, терпение, разнообразный опыт и удача все изменили. Долгий выход из половой зрелости принес мне некоторые дивиденды, и, по иронии судьбы, моя меняющаяся внешность заставила меня почувствовать большую свободу исследовать и быть по-настоящему собой. В то же время я старался изменить свой внешний вид: макияж и одежда позволили мне поиграть со своей личностью (и, честно говоря, повеселиться!), Но также чтобы моя внешность говорила за меня, поэтому мне не приходилось .В конце концов, просто быть собой и чувствовать уверенность в этом казалось достаточно, чтобы привлечь других. Наконец-то я доволен тем, кто я есть. Мне нравится, как я ориентируюсь в мире. Я исследую новые ситуации и знакомлюсь с новыми людьми в своем собственном темпе, не перегружая себя, пытаясь «принадлежать», быть безупречным или нравиться людям.

Проблема в том, что я иногда получаю негодование по поводу того, как это читается другим. Подружившись с коллегой, она сказала мне: «Знаешь, когда я впервые встретила тебя, я думала, что ты действительно застрял.Ты был таким тихим и никогда со мной не разговаривал! » Другие описания, которые я слышал: холодный , загадочный , бескорыстный или снобистский . Большую часть времени, когда я вспоминаю обстоятельства, при которых, по-видимому, были сделаны эти суждения, мне кажется, что я просто думал о том, что я собирался пообедать, или смотрел в окно, или вместо этого думал о чем-то совершенно безобидном ведения разговора. Но быть задиристым?

Я стала более независимой, уверенной и комфортной по мере того, как я выросла внутри и снаружи.Но я чувствую, что совокупная сумма этих изменений может указать людям, что я тот, кем не являюсь. Люди заполняют детали, которых я не сообщаю. Если я не обращаюсь к ним постоянно, я имею в виду. Если я потратил 30 минут на то, чтобы нанести макияж, но не на светскую беседу, я был снобом или тщеславным. Я жестко отношусь к этим интерпретациям, но это потому, что мои чувства обижаются, когда люди высказывают подобные вещи, не пытаясь столкнуть меня лицом к лицу. Часть меня хотела сказать моему коллеге: «Разве ты не можешь взять на себя ответственность за свое счастье? Если бы ты хотел поговорить со мной, тебе следовало бы просто поговорить со мной! »

Я был настоящим фанатиком-отшельником без социальных навыков, поэтому меня искренне удивляет, когда люди говорят мне, что они думают, что я выгляжу снобистом, холодным или высокомерным.Я не игнорирую людей или отмахиваюсь от них, я просто не пытаюсь всегда нравиться всем, как раньше. Должен ли я смириться с тем, что просто быть тихим собой, а не чрезмерно нетерпеливым, может быть неправильно истолковано некоторыми? Или я просто путаю уверенность с легкомыслием? В конце концов, что происходит, когда эти люди — сослуживцы или потенциальные друзья, которые в конечном итоге избегают меня, вместо того, чтобы пытаться узнать меня поближе? Неужели я только что стал тем, что ненавидел под видом «взросления»?

Потенциально застрявшая девушка

Уважаемый PSUG,

Ничего не меняй.Оставайтесь на месте и обратите внимание, как много уверенности люди требуют от спокойной, уверенной в себе женщины. Ваша работа — ухаживать за ними, тем самым не давая им вырасти за пределы их ограниченного, нуждающегося состояния?

No. Ваша работа — стоять на ногах.

Когда вы стоите на ногах, вместо того чтобы сдаваться, чтобы угодить людям, вы многому научитесь! Это отличная возможность для вас. Наблюдайте за людьми, у которых есть власть, и за людьми, которые бессильны.Обратите внимание на то, как некоторые люди, находящиеся на низком уровне тотемного столба, по-прежнему вызывают кучу уважения. Посмотрите, как одни авторитетные фигуры привлекают насмешки, а другие занимают спокойное, прохладное место с жесткими границами вокруг него. Обратите внимание на то, кто говорит бесцельно, а от кого ожидается, что он прикусит язык.

Тогда подумайте, какими вы хотите быть. Подумайте о своих ценностях. Обратите внимание на то, как вы себя чувствуете. Отметьте свой стыд, который, кстати, является очень плохим барометром того, что происходит, но его существование говорит вам о старых сообщениях, которые раньше управляли вами.Ваш стыд подскажет вам, что вы делаете это неправильно или эгоистичны, что вы нарушаете какую-то священную мораль, с которой согласны все остальные. Подумайте о том, что вы цените и что кажется вам подлинным.

В вашем письме я слышу, что вам нравится то, где вы находитесь. Итак, теперь ваша задача — принять эти звуки, которые издают люди, и жить с ними. Я не притворяюсь, что это легко. Я хочу, чтобы вы также заметили, что дело не только в вашей внешности. Это может быть одно из измерений, но это еще не все.Вы обладаете большой социальной властью. Даже когда не ваше место, чтобы сказать хоть слово о том, что происходит, люди наблюдают за вашей реакцией и обращаются к вашей энергии. Они получают от вас реплики. Они ничего не могут поделать, и вы ничего не можете с этим поделать. Это заставляет их иногда чувствовать себя слабыми, тревожными и сердитыми на вас. И это заставляет вас чувствовать, что вы всегда на месте, за вами наблюдают. Часто кажется, что люди ожидают от вас намного большего, чем от всех остальных присутствующих.

Это твоя проблема? Вам нужно это исправить? № Все, что вам нужно сделать, это заметить, что другие люди могут возмущаться силой, которую вы легко носите с собой. Неуверенные люди могут ненавидеть вас за то, что у вас есть, и хотеть, чтобы вы успокаивали их неуверенность. Повсюду тревожные, обвиняющие люди. Помните об этом и постарайтесь развить в себе сострадание. Но не меняйте того, что вы есть, просто для того, чтобы им было удобнее

Дайте им побегать догонять или нет — это им, а не вам.

Может быть, есть что-то в вас, что говорит о том, что вы могли бы быть заботливым, полезным, обнадеживающим присутствием, если бы захотели. Это не имеет значения. Все, что имеет значение, это то, что вы настроитесь на реальность и решите для себя, как вы хотите быть, на чем вы хотите сосредоточиться и как вы хотите жить.

Два года назад я попал на похожий перекресток.Я перестал работать сверхурочно, чтобы доставить удовольствие своим друзьям и знакомым, и некоторые люди сначала этому не поверили. Я также делал больше, чтобы доставить себе удовольствие, и некоторым это тоже не нравилось. Но я немного стеснялся подчиняться своим прихотям, так что стыд был в комнате — это не было чьей-либо ошибкой. В то время я также заметил, что даже когда я не говорю, настроение, в котором я нахожусь, кажется, имеет значение для окружающих меня людей. Другие друзья могли замолчать, и никто, казалось, не замечал этого, но когда я умолкал, люди начинали нервничать.Может быть, это произошло из-за того, что я обычно болтлив или мое настроение явно агрессивно. Но как только я заметил, я не мог игнорировать это.

Сначала было неудобно. Мне потребовалось время, чтобы принять это предложение. Мне не нравилось замечать, что мое поведение интерпретируется и оказывается нежелательным так часто в ситуациях, когда я был совершенно доброжелателен или безразличен. Но я очень старался слушать и объяснять себя, и я просил людей поверить, что я не против них.

Но я также понимал, как часто меня неправильно понимали, и вместо того, чтобы чувствовать себя плохо из-за этого, я чувствовал себя почти свободным.Я не из тех, кто так хорошо скрывает свои чувства, и я не пытаюсь это делать. Я переполнен непопулярными мнениями и противоречивыми чувствами. Я плохо отношусь ко всякого рода сумасшедшему дерьму, которое другие люди любят и в которое верят. Так почему же я пытался удерживать свой рейтинг одобрения везде, где бы я ни был? Я сказал себе, что мне все равно, но когда возникали конфликты или недоразумения, я терял сон из-за того, как сгладить ситуацию, объяснить себя, изложить свою позицию, улучшить положение, вернуть себе расположение.

Когда мой первоначальный стыд за то, что меня не любят или неправильно понимают, прошел, я как бы перестал постоянно трахаться. Вместо того, чтобы изо всех сил стараться завоевать любовь вечно ррррйона, я начал сосредотачивать свою энергию на людях, которые мне нравились, которыми я восхищался и любил больше всего. Во время COVID я завел новые дружеские отношения и возродил несколько старых. Я действительно не пытаюсь убедиться, что я приемлем для других людей прямо сейчас; больше похоже на то, что я пытаюсь получить больше удовольствия, лучше общаться, обмениваться интересными идеями.

Короче говоря, я энергичный человек, который хочет знать других ярких людей. Люди часто испытывают ко мне смешанные чувства, , и это прекрасно. Мне не нужно ничего исправлять. Мне нравится оставаться здесь и делать это таким образом.

Я упоминаю все это, потому что хочу, чтобы вы были открыты для возможности того, что вы немного странный, холодный или отчужденный, и это прекрасно! Лично мне нравится много отчужденных или избегающих людей, теперь, когда я достаточно уверен в себе, чтобы терпеть иногда игнорирование.Еще мне нравится много шумных, многословных, увлеченных людей. На этой планете есть место для любого поведения. Нет единственного приемлемого пути. Любой, кто в это верит, боится быть личностью, точка. Они прячутся, поэтому хотят, чтобы и вы, , тоже спрятались.

К черту прячется и нахрен бегает, пытаясь это исправить. Продолжайте думать о себе и молчите, как хотите. Будьте готовы к тому, что люди вас неправильно поймут, и примите решение сохранять спокойствие, когда они это делают.Когда кто-то говорит вам, что вы ошибаетесь, обратите внимание, насколько из того, что он говорит, является отражением его собственных страхов и тревог. Как только вы поймете, что отказ не является личным, вы сможете восхищаться широким разнообразием личностей и вкусов, не злясь на то, что вы не чашка чая для всех.

Держать свою позицию полезно. Когда вы занимаетесь пространством в соответствии со своими прихотями, вместо того, чтобы создавать себя по образу того, чего хочет кто-то другой, это преобразует все измерения вашей жизни.Вы становитесь тем, кто способен на настоящую связь, лидерство, сотрудничество, уникальные творения, оригинальные идеи. У нет конца преимуществам такой уверенности и убежденности.

Вы скоро перейдете из этого оборонительного места в более спокойное и расслабленное место. Продолжайте моделировать четкие границы, и здоровые люди будут это уважать. Появляйтесь и покажите свое сердце, когда вы тоже чувствуете себя достаточно открытым, чтобы сделать это. Чем больше любви и принятия вы дадите себе, тем меньше стыда вы почувствуете и тем более открытым вы станете.Это тихое и спокойное занятие, которое у вас происходит, может быть всего лишь фазой, и вскоре вы снова станете болтливее, но без тревожной потребности доставить удовольствие другим. Оставайтесь открытыми и посмотрите, что произойдет.

Но, прежде всего, не позволяйте сердитым, грустным, сбитым с толку или встревоженным людям определять, кем вы должны быть. Ваша спокойная уверенность в конечном итоге покажет им новый образ жизни. Вот как мы меняем мир: оставаясь такими, какие мы есть, открыто, без страха.

Полли

Спросите Полли появляется здесь в первые три среды каждого месяца.Дополнительные столбцы и темы обсуждения доступны в информационном бюллетене Ask Polly, поэтому зарегистрируйтесь здесь . Информационный бюллетень злого близнеца Полли, Молли: , здесь . Закажите новую книгу Хизер Хаврилески, . Что, если этого хватит? , здесь .

Получите еженедельную доставку Ask Polly.

Условия использования и уведомление о конфиденциальности Отправляя электронное письмо, вы соглашаетесь с нашими Условиями и Уведомлением о конфиденциальности и получаете от нас электронную корреспонденцию.

Все письма на [email protected] становятся собственностью Ask Polly и New York Media LLC и будут отредактированы для обеспечения длины, ясности и грамматической правильности.

Seem — грамматика английского языка сегодня

Seem означает «проявляться определенным образом». Мы можем использовать его как связующий глагол (например, на ) или с конечным элементом . Обычно мы не используем , кажется, в непрерывной форме:

Кажется, что за , поскольку за глаголом-связкой следует прилагательное или, реже, существительное:

Кажется странным, что никто не заметил, что окно было сломанный. (+ прилагательное)

В наши дни Гленда кажется счастливее.

Покупка новой машины кажется мне пустой тратой денег. Подержанный будет так же хорошо. (+ существительное)

Мы можем использовать безличную конструкцию , кажется, или , казалось, с предложением , которое , или с , как если бы или , как если бы и предложение:

Похоже, что сельский магазин придется закрыть.Они не могут найти на это покупателя.

Кажется, он хочет, чтобы все его жалели, но я этого не делаю.

Казалось, время остановилось. Она хотела, чтобы этот момент длился вечно.

Когда кажется, что за следует пункт, мы можем обратиться к человеку, который испытывает ситуацию, используя предложную фразу от до :

Всем казалось, что полиция чрезмерно реагирует, но никто не осмеливался их критиковать.

Мне кажется, ей нужна помощь.

Похоже, что и пункт менее формальный, чем , кажется, что …:

Похоже, он собирается продать свой дом и переехать в Канаду. (более формально: Кажется, что он собирается… )

Мы можем использовать Кажется, с до -конечный:

Тони всегда кажется обижающим людей.

Казалось, все были готовы, поэтому мы двинулись в путь.

Похоже, старик принял нас за людей, которых знал много лет назад.

Мы также можем использовать безличную конструкцию , похоже, или , похоже, было , за которым следует существительное:

Кажется, в этих вычислениях есть ошибка. Можем ли мы их проверить?

Казалось, не было никаких причин, по которым она не могла бы поехать с нами, поэтому мы все путешествовали вместе.

Жизнь после пробуждения, с Адьяшанти

Пожалуйста, прочтите отрывок из этого интервью с духовным учителем Адьяшанти и продюсером Sounds True Митчеллом Клютом о The 30-Day Wake Up Challenge и некоторых распространенных заблуждениях о пробуждении. . .

Mitchell Clute: 30-дневный вызов пробуждения — это смелое название для этого нового путешествия, которое вы создали с Sounds True. Можем ли мы, , выбрать , чтобы проснуться? И как практики в этом путешествии поддерживают процесс пробуждения?

Адьяшанти : Вся идея Пробуждение пробуждения на самом деле является результатом 24 лет обучения.С самого начала я увидел, что первое, что мне нужно было закрепить, — это идея о возможности пробуждения. Если люди думают: «Пробуждение бывает редко. Это для очень необычных существ, и, возможно, я доберусь туда через 10 жизней, если мне повезет », — они будут стремиться проявлять этот образ мышления в своем опыте, и это будет казаться правдой, какую бы медитацию, исследование или другие практики они ни использовали. делаем. Но как только люди начинают оспаривать эту идею, становится возможным многое. Самая большая проблема — часто открывать наши умы для возможности.

За все годы обучения я убедился, что пробуждение доступно каждому . Я видел это у людей, которые действительно действуют вместе, у людей, у которых хорошая жизнь и относительно хорошо приспособленное эго. Я видел это у людей, чьи жизни кажутся беспорядочными, чье эго действительно борется. Они могут проснуться. Ко мне приходят люди с очень тяжелым прошлым, с ужасными травмами в очень раннем возрасте, и они могут проснуться. И я на самом деле не видел, чтобы какая-либо из этих групп имела большее преимущество с точки зрения пробуждения к своей истинной природе.

Я использовал слово «вызов», потому что действительно хотел бросить вызов людям. Создавая эту программу, я руководствовался лучшими указательными инструкциями, разработанными мною за долгие годы, чтобы побудить к пониманию. Это не программа обработки ваших эмоций, исцеления или даже вашего духовного пути, хотя все это является важной частью жизни. Он действительно сосредоточен на пробуждении к своей истинной природе.

Я был заинтересован в создании этой программы уже более десяти лет, и однажды я подумал: «Я думал об этом достаточно долго.Мне лучше просто сесть и сделать это ». Это была одна из самых приятных и сложных вещей, которые я когда-либо записывал.

MC: Одно из неправильных представлений людей о пробуждении: «Если я просто проснусь, жизнь будет хорошей». Мы считаем, что каким-то образом в свете этого опыта автоматически придет ясность в наши отношения, нашу работу и наше собственное путешествие.

A: Это важный момент, потому что многие люди придерживаются этого неправильного представления.Немного обидно слышать, что пробуждение не исправляет все мгновенно, но правда всегда освобождает больше, чем какие бы то ни было наши фантазии об истине. Пробуждение — это всегда один из самых плодотворных, преобразующих переживаний, которые мы можем получить в жизни. И это действительно имеет эффект перетекания в другие измерения нашей жизни — структуру нашего здорового эго, наши отношения, наше исцеление. Но каждая из этих сфер жизни, включая эмоциональное развитие, IQ в отношениях и личное исцеление, [является] отдельной линией человеческого развития.Все они взаимодействуют вместе. Но я никогда не встречал никого, у кого бы было пробуждение и внезапно у которого была бы отличная способность общаться, когда они не делали этого раньше, или кто бы внезапно исцелил все, что нужно было вылечить. Так не бывает; со мной этого не случилось.

Пробуждение, кажется, по-разному влияет на разных людей. Для некоторых людей это в значительной степени влияет на их жизнь, но у всех нас есть части нашей жизни, которые требуют внимания, которые не проясняются мгновенно даже при самом глубоком пробуждении.Это просто часть человеческой жизни. Но я думаю, что мы можем подойти ко всем этим сферам жизни с более благоприятной позиции, если мы хоть немного почувствуем нашу истинную природу. Затем, даже если нам нужно выполнить некоторую работу по исцелению или работе над эмоциональной зрелостью, мы на собственном опыте знаем, что мы исходим не из недостатка, потому что мы действительно коснулись нашей безусловной природы — того, что всегда и уже завершено.

Итак, пробуждение всегда является одним из самых преобразующих моментов в жизни человека , и может стать основой для решения других проблем из состояния целостности и с меньшим страхом или экзистенциальным страхом.Но это не панацея от всех болезней.

MC: В дзен есть идея «всегда быть, всегда становиться» — заботиться как о нашей человечности, так и о нашей сущностной природе. Но многие ученики и даже некоторые недвойственные учителя, кажется, делают упор на бытие, нашу вечную природу и почти ничего не делают на становлении.

A: Я думаю, что это заложено в человеческой природе; мы все хотим наших ценных бумаг. Мы все хотели бы жить в мире абсолютов, чувствуя, что если бы мы могли просто найти эти абсолюты, мы были бы в безопасности и не подвергались бы испытаниям бытия и существования.

Каждое измерение сознания имеет свои заблуждения. Одно из заблуждений, которое почти всегда присуще пробуждению или раскрытию нашей истинной природы, — это чувство уверенности. Мы думаем: «О, вот оно», потому что касаемся того, что всегда и уже завершено. Эта уверенность может быть связана с нашим бессознательным стремлением к фиксированным, окончательным выводам, потому что они обеспечивают чувство безопасности.

Кроме того, большинство людей приходят к духовности через определенные страдания и трудности.У желания получить опыт, который оставит позади все эти страдания, есть большая мотивация. Психологически мы живем в отрицании. Мы думаем, что я закончил, я закончил, я осознал абсолютную истину, и теперь я не подвержен всем этим другим аспектам жизни человека. Эти заблуждения присущи раскрытию истинной природы, потому что всякий раз, когда мы касаемся какой-либо грани нашей истинной природы, она кажется цельной и завершенной.

Но в конце концов мы понимаем, что принимаем парадокс.То, что всегда цельное и завершенное, также всегда находится в состоянии становления. Для меня это настоящая недвойственность. Это не переход от одной стороны дуальности к другой — от «Я человек» к «Я дух или сознание». Реальность охватывает этот парадокс с обеих сторон. Всегда быть, всегда становиться. Человек и чистый дух. Это природа более зрелого осознания того, что мы не только можем видеть, но и начинаем воплощать эти парадоксы.

MC: 30-дневный пробуждение состоит из четырех частей.Есть разделы о трех типах пробуждения — разуме, сердце и основе бытия — и последний раздел о том, как применить эти прозрения на практике в нашей жизни. Почему вы представили их в таком порядке и что нам нужно принести, чтобы извлечь из этих учений максимальную пользу?

A: Я изложил учения в том порядке, в котором к ним, как правило, легче всего подойти. Как вы знаете, я говорю о пробуждении на уровне разума, сердца и интуиции или основы бытия, и ум обычно самый легкий.Часто они разворачиваются примерно в таком порядке, но не всегда.

В моем случае мое первое пробуждение было на основе бытия. С тех пор, как я вырос с дислексией, все мое духовное развитие было дислексическим! Это было наоборот. Но причина, по которой я организовал путешествие таким образом, просто в том, что у многих людей так и происходит.

Сила нашей честности с самими собой играет такую ​​важную роль. Мы можем получить откровенный и удивительно преобразующий опыт, но, в конце концов, наша честность в отношении нашего собственного опыта скажет нам: «О, это, кажется, требует дополнительной работы» или «Я действительно страдаю в этой области». моей жизни »или« Отношения кажутся мне невероятной загадкой, и мое пробуждение, похоже, не дало мне большого интеллекта в отношениях.«Если честно, мы увидим это, определим это и какое-то время сосредоточимся на этом.

Если нам еще предстоит исцеление, мы можем жить в отрицании. Это обычное дело в духовности. Люди думают, что если они будут возвращаться к переживанию трансформации снова и снова, все остальное исчезнет. Но если мы останемся честными и не будем использовать этот опыт как место, чтобы спрятаться, то наше пробуждение может дать нам настоящую ясность, так что станет ясно, над чем нам нужно работать.

И людям трудно просто быть честными с самими собой. Звучит легко, но это непросто. Но наш опыт подсказывает нам, на что нужно обратить внимание. Когда у нас возникает эмоциональная, психологическая или духовная проблема, наша система дает нам обратную связь. В этом нет ничего загадочного. Это не скрыто от нас.

Итак, после пробуждения есть чем заняться. Но мы также можем отложить пробуждение на неопределенный срок, полагая, что нам нужно быть чем-то вроде полу-совершенного существа, прежде чем оно когда-либо произойдет, а это просто неправда.

Продолжите пробуждение в нашем новом путешествии с Адьяшанти, The 30-Day Wake Up Challenge . Начинаем в четверг, 15 августа.

ПОДРОБНЕЕ

Верьте в себя (и почему ничего не получится, если вы не …)

Выражая нашу благодарность, мы никогда не должны забывать, что высшая признательность — не произносить слова, а жить по ним.
—Джон Ф. Кеннеди

Я пишу это в День Благодарения в Америке.Я сижу в доме, где родился и вырос всю свою жизнь. Моя семья разбросана по комнате всего в нескольких шагах от нее.

Когда я сижу и думаю о том, за что я благодарен в этом году, я остановился на одной вещи, которая, кажется, снова и снова меняла мою жизнь. Я благодарен за то, что верю в себя.

Это качество частично является тем, кем я являюсь, а частично — результатом семьи и друзей, которые поддерживали меня на протяжении всей моей жизни. Независимо от того, откуда оно взялось, это единственное качество, которое позволяет мне не только говорить о том, за что я благодарен, но и проживать это.

Ничего не получится, если вы не верите в это

Ранее на этой неделе я опубликовал статью о двух психологических приемах, которые предлагают простые способы похудеть. В целом статья была хорошо принята, но я также слышал жалобу от человека, назвавшегося «NoSalt» (Интернет — странное место).

Вот что сказал NoSalt…

«Ни один из этих методов мне не подходит:

1. Пусть ваша тарелка контролирует вашу порцию.
Моя проблема в том, что я ем, пока не чувствую себя сытым. Конечно, я могу использовать небольшую тарелку, но я просто буду возвращаться, пока не почувствую себя сытым.

2. Выберите цвет, который облегчит жизнь.
Как нормальные люди могут это делать? Я не хочу, чтобы у меня было 3, 4, 5… разные наборы посуды для каждого цветного блюда, которое у меня есть.

3. Попробуйте праздничный вариант прерывистого голодания. В прямом смысле. Просто не ешьте 24 часа в сутки.Эта стратегия — одна из форм прерывистого голодания.

Что мне делать с голодными болями? Что мне делать, если я хочу поесть? Я закончу тем, что буду хватать людей вокруг меня и грызть ногти до мозга костей ».
—NoSalt

Я постарался ответить на вопросы и дать действенный совет, который поможет читателю преодолеть упомянутые проблемы. Но здесь происходит нечто гораздо более важное.

Вы полны решимости потерпеть неудачу?

Вы замечаете тему во всех вопросах? Есть скрытая неуверенность в себе и уязвимость.Эти вопросы порождает невысказанная мысль: «Я не верю, что эти идеи у меня сработают». Или, говоря иначе: «Я не верю, что смогу заставить эти идеи работать. Я не верю в себя ».

Беспокойство о невозможности внести несколько изменений в диету — лишь один крошечный пример этого страха. Но недостаток веры в себя будет ограничивать вас, независимо от того, насколько велики идеи или возможности, которым вы подвергаетесь.

Мой самый большой вопрос к читателю, приведенному выше, будет следующим: почему вы решили сделать так, чтобы эти идеи , а не работали на вас? Почему вы ищете причины, по которым эти идеи не увенчаются успехом, вместо того, чтобы найти способ сделать что-то хорошее?

Самая большая разница между успешными людьми и неудачниками (в здоровье, в бизнесе и в жизни) состоит в том, что успешные люди полны решимости заставить ситуацию работать на них, а не играть роль жертвы и искать причины, по которым ситуация выиграла. не работает.

Ни одна идея не сработает для каждого человека на планете, но многие идеи могут сработать для большинства людей… если вы верите, что вы можете заставить их работать. Вы должны быть готовы не просто думать по-другому, но также экспериментировать с новыми идеями и верить, что вы найдете способ заставить их работать.

Верьте в себя

Самая большая разница, которую я заметил между успешными и неуспешными людьми, — это не интеллект, возможности или ресурсы. Это вера в то, что они могут достичь своих целей.

Мы все имеем дело с уязвимостью, неопределенностью и неудачами. Некоторые из нас верят, что если мы все равно продвинемся вперед, то разберемся с этим. Я сижу здесь в День Благодарения и благодарен за то, что я один из этих людей.

Когда я начинал свой бизнес, я был единственным предпринимателем в нашей семье в прошлом веке. Мне не у кого было учиться, но я верил, что все равно разберусь.

Когда меня вытащили из поезда посреди ночи во время путешествия по Венгрии, я растерялся и растерялся.Я не мог найти никого, кто говорил бы по-английски, поэтому, когда поезд тронулся, я побежал вдоль, запрыгнул обратно и надеялся, что все равно разберусь.

Когда я обнаружил возможность, которая звучит потрясающе, но для которой я не квалифицирован (что случается часто), я верю, что я ее выберу и все равно воспользуюсь ею.

Я верю в себя. Эта уверенность снова и снова меняла меня. Мне не нужен был интеллект, возможности или ресурсы. Просто вера в себя.

Верите ли вы, что изменения возможны для вас?

Одно из основополагающих убеждений этого сообщества — вы можете стать лучше.

Мы верим, что люди могут совершенствоваться. Мы считаем, что можно поднять планку в своей жизни, даже если окружающий мир принимает средний уровень. Мы верим в себя и друг в друга. Мы считаем, что если вы хотите улучшить свое здоровье, больше счастья или более значимую работу, вы сможете добиться этого.

И благодаря этой вере мы готовы тестировать, экспериментировать и пробовать новое, даже когда мы чувствуем себя неуверенно. Если вы не верите, что можно заставить что-то новое работать, тогда трудно добиться какого-либо прогресса. Меня не волнует, насколько хороши идеи, у вас ничего не получится, если вы в это не верите. И что еще более важно, ничего не получится, если вы не верите в себя.

Самый важный вопрос в вашей жизни

Каждый хочет того, что ему нравится.Каждый хочет жить беззаботной, счастливой и легкой жизнью, влюбляться и иметь потрясающий секс и отношения, выглядеть безупречно и зарабатывать деньги, быть популярным, уважаемым и уважаемым, а также быть полным балерином до такой степени, что люди расстаются как Красное море, когда вы входите в комнату.

Это всем нравится, это легко.

Если я спрошу вас: «Чего вы хотите от жизни?» и вы говорите что-то вроде: «Я хочу быть счастливым, иметь отличную семью и работу, которая мне нравится», — это настолько повсеместно, что даже ничего не значит.

Более интересный вопрос — вопрос, который, возможно, вы никогда раньше не задумывались, — какой боли вы хотите в своей жизни? За что вы готовы бороться? Потому что это, кажется, более решающий фактор того, как сложится наша жизнь.

Все хотят иметь потрясающую работу и финансовую независимость — но не все хотят страдать в течение 60-часовой рабочей недели, долгих поездок на работу и неприятной бумажной работы, чтобы ориентироваться в произвольной корпоративной иерархии и пресыщенных границах бесконечного ада.Люди хотят быть богатыми без риска, без жертв, без отсроченного вознаграждения, необходимого для накопления богатства. 1

Все хотят отличного секса и прекрасных отношений, но не все готовы пройти через жесткие разговоры, неловкое молчание, обиду и эмоциональную психодраму, чтобы достичь этого. И они решаются. Они успокаиваются и задаются вопросом: «А что, если?» годами, пока вопрос не превратится в «Что, если?» в «Это было?» А когда юристы идут домой, а на почту приходит чек на алименты, они говорят: «Зачем это было?» Если бы не их заниженные стандарты и ожидания 20 лет назад, тогда зачем?

Счастье требует борьбы.Позитив — это побочный эффект обращения с негативом. Вы можете избегать негативных переживаний только так долго, пока они не вернутся к жизни. 2

В основе всего человеческого поведения наши потребности более или менее схожи. С положительным опытом легко справиться. Это негативный опыт, с которым все мы по определению боремся. Следовательно, то, что мы получаем от жизни, определяется не теми хорошими чувствами, которые мы желаем, а тем, какие плохие чувства мы готовы и способны поддерживать, чтобы привести нас к этим хорошим чувствам.

Люди хотят потрясающего телосложения. Но вы не получите ни одного, если только вы не осознаете боль и физический стресс, возникающие при жизни в тренажерном зале час за часом, 3 , если только вы не любите рассчитывать и калибровать пищу, которую вы едите, планируя свою жизнь в крошечных тонах. порции размером с тарелку. 4

Люди хотят открыть собственное дело или стать финансово независимыми. Но вы не станете успешным предпринимателем, если не найдете способ оценить риск, неопределенность, повторяющиеся неудачи и безумно много работать над чем-то, о чем вы даже не подозреваете, будет ли это успешным.

Людям нужен партнер, супруг. Но в конечном итоге вы не привлечете кого-то удивительного, не осознав эмоциональной турбулентности, которая сопровождает отказ от выветривания, создания сексуального напряжения, которое никогда не снимается, и тупого взгляда на телефон, который никогда не звонит. Это часть любовной игры. Вы не можете выиграть, если не играете.

То, что определяет ваш успех, — это не то, «Что вы хотите получать от удовольствия?» Вопрос в том, «Какую боль вы хотите выдержать?» Качество вашей жизни определяется не качеством вашего положительного опыта, а качеством вашего отрицательного опыта.И научиться справляться с негативным опытом — значит хорошо справляться с жизнью.

Есть много дерьмовых советов, в которых говорится: «Тебе просто нужно достаточно этого хотеть!»

Все чего-то хотят. И всем чего-то достаточно. Они просто не осознают, чего хотят, или, скорее, чего хотят, «достаточно».

Потому что, если вы хотите получить выгоду от чего-то в жизни, вы должны также хотеть затрат. Если вы хотите тело на пляже, вы должны хотеть пота, болезненных ощущений, раннего утра и голода.Если вам нужна яхта, вам также нужны поздние ночи, рискованные деловые операции и возможность рассердить одного человека или десять тысяч.

Если вы обнаружите, что хотите чего-то месяц за месяцем, год за годом, но ничего не происходит и вы никогда не приближаетесь к этому, то, возможно, вы действительно хотите фантазии, идеализации, образа, ложного обещания. Может быть, вы не хотите того, чего хотите — вам просто нравится хотеть. Может, ты вообще этого не хочешь.

Иногда я спрашиваю людей: «Как вы решите страдать?» Эти люди наклоняют головы и смотрят на меня так, будто у меня двенадцать носов. 5 Но я спрашиваю, потому что это говорит мне о вас гораздо больше, чем ваши желания и фантазии. Потому что нужно что-то выбирать. Вы не можете жить без боли. Это не могут быть только розы и единороги. И в конечном итоге это самый сложный вопрос. Удовольствие — это простой вопрос. И почти у всех нас есть похожие ответы. Более интересный вопрос — это боль. Какую боль вы хотите выдержать?

Этот ответ действительно приведет вас куда-нибудь. Это вопрос, который может изменить вашу жизнь.Это то, что делает меня, меня и тебя тобой. Это то, что нас определяет, разделяет и в конечном итоге объединяет.

Большую часть отрочества и юности я мечтал стать музыкантом, в частности рок-звездой. Любую классную гитарную песню, которую я слышал, я всегда закрывал глаза и представлял себя на сцене, играющим ее под крики толпы, люди совершенно теряют рассудок из-за моей сладкой лапши. Эта фантазия могла занять меня часами подряд. Фантазии продолжались в колледже, даже после того, как я бросил музыкальную школу и перестал серьезно заниматься.Но даже тогда вопрос никогда не стоял, буду ли я когда-нибудь играть перед кричащей толпой, но когда . Я ждал своего часа, прежде чем смогу потратить должное количество времени и усилий на то, чтобы добиться успеха и заставить его работать. Во-первых, мне нужно было закончить школу. Затем мне нужно было зарабатывать деньги. Затем мне нужно было найти время. Тогда… ничего.

Несмотря на то, что я фантазировал об этом более половины своей жизни, реальность так и не появилась. И мне потребовалось много времени и много негативного опыта, чтобы наконец понять, почему: я на самом деле не хотел этого.

Мне понравился результат — образ меня на сцене, люди аплодируют, я раскачиваюсь, вкладываю душу в то, что играю, — но мне не нравился сам процесс. И из-за этого у меня это не получилось. Несколько раз. Черт, я даже не приложил достаточно усилий, чтобы потерпеть неудачу. Я почти не пробовал.

Ежедневная утомительная практика, логистика поиска группы и репетиций, боль поиска концертов и на самом деле заставлять людей приходить и насрать. Порванные струны, ламповый усилитель, перевозка 40 фунтов оборудования на репетиции и обратно без машины.Это гора мечты и восхождение на вершину высотой в милю. И мне потребовалось много времени, чтобы понять, что я не очень люблю лазить. Мне просто нравилось представлять себе вершину.

Наша культура говорила мне, что я как-то потерпел неудачу, что я ленивец или неудачник. Самопомощь говорит о том, что я либо недостаточно смел, не достаточно решителен, либо я недостаточно верил в себя. 6 Толпа предпринимателей / стартапов сказала бы мне, что я отказался от своей мечты и уступил обычным социальным условиям. 7 Мне сказали сделать аффирмации 8 , или присоединиться к группе вдохновителей, или манифесту, или что-то в этом роде.

Но правда гораздо менее интересна: я думал, что хочу чего-то, но оказалось, что нет. Конец истории.

Я хотел награды, а не борьбы. Я хотел результата, а не процесса. Я был влюблен не в борьбу, а только в победу. А в жизни так не бывает.

То, кем вы являетесь, определяют ценности, за которые вы готовы бороться.Люди, которым нравится тренироваться в тренажерном зале, становятся в хорошей форме. 9 Люди, которым нравится долгая рабочая неделя и политика корпоративной лестницы, — это те, кто поднимается по ней. 10 Люди, которые наслаждаются стрессами и неопределенностью жизни голодающего художника, в конечном итоге являются теми, кто проживает ее и добивается ее. 11

Это не призыв к силе воли или твердости. 12 Это не очередной призыв «нет боли — нет выгоды». 13

Это самая простая и основная составляющая жизни: наша борьба определяет наши успехи.Так что, друг, выбирай свою борьбу с умом.

Эта статья представляет собой обновленный отрывок из моей книги «Тонкое искусство не трахаться: нелогичное руководство к хорошей жизни»

(Изображение на обложке: «Больше вопросов, чем ответов» Тома Уотерхауса под лицензией CC BY 2.0)

Почему кажется, что время идет быстрее, пока мы находимся в изоляции

По мере того, как некоторые части мира начинают ослаблять свои ограничения, некоторые люди оглядываются назад и находят время в изоляции, кажется, на удивление быстро.Это не то, чего многие из нас ожидали, когда нам впервые сказали, что наша жизнь станет намного более ограниченной, чем обычно, и впереди нас ждут недели потенциальной скуки, заключенные в наших домах.

Конечно, еще рано проводить исследования по этому поводу, но, по некоторым данным, некоторые люди озадачены, обнаружив, что их дни пролетели на удивление быстро. Трудно поверить, что мы уже приближаемся к концу мая, примерно через два месяца после начала карантина.

В Великобритании каждый четверг вечером во время вспышки Covid-19 люди стояли на пороге своих домов и аплодировали медицинским работникам.Мне кажется, что ритуал повторяется все чаще, что с одной стороны приятно, потому что это возможность поздороваться с соседями, но, тем не менее, сбивает с толку, потому что кажется, что недели проносятся мимо. Журналисты из США и Польши также связывались со мной, чтобы спросить, почему время, кажется, ускорилось во время кризиса, так что, похоже, я не одинок.

Одна из причин заключается в том, что мы создаем собственное субъективное восприятие времени в уме, и оно не всегда совпадает с тем, что мы читаем на часах или в календаре.20-минутный обед с другом проходит в мгновение ока, а 20-минутное ожидание опаздывающего поезда может показаться бесконечным, но на самом деле, конечно, продолжительность идентична.

Вам также может понравиться:

Мы оцениваем течение времени двумя способами: перспективно (насколько быстро время течет прямо сейчас?) И ретроспективно (насколько быстро прошла последняя неделя или последнее десятилетие?).

Во время изоляции те, кто изолирован от друзей, семьи и работы, должны были заполнить много дней.Люди нашли всевозможные изобретательные способы скоротать время — печь хлеб, сажать семена, создавать викторины по видеосвязи — но неизбежно, когда вы проводите каждый день и каждый вечер дома, дни начинают казаться немного похожими. Некоторые люди обнаружили, что они даже не различают будни и выходные. ( Подробнее о том, как изоляция изменила наши выходные дни .)

Это стирание идентичных дней заставляет нас создавать меньше новых воспоминаний, что очень важно для нашего чувства восприятия времени.Воспоминания — это один из способов оценить, сколько времени прошло. Когда вы отправляетесь в отпуск на неделю в новое место, время идет быстро, пока вас нет, потому что все новое, но когда вы возвращаетесь домой, вы оглядываетесь назад и оставляете так много новых воспоминаний, что часто кажется, что вы Я отсутствовал больше недели.

Добавить комментарий