Мужской достоинства: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Ученые рассказали о мифах и фактах, касающихся «мужского достоинства»

Новости. Общество

23:30, 15 Октября 2018

На основе последних исследований эксперты рассказали о заблуждениях и реальных фактах, касающихся «мужского достоинства».

Некоторые пункты порадуют представителей мужского пола, а некоторые огорчат, пишет  «Актуальные новости».

1. Пальцы на руке расскажут о характеристиках полового члена

Эксперты заявляют на этот счет, что размеры полового члена напрямую зависят от возраста, роста и даже длины указательного пальца. Ещё более детальное исследование, проводимое корейскими учеными, показало и то, чем ниже соотношение между вышеуказанным пальцем и безымянным, тем длиннее мужское достоинство.

2. Курение способствует уменьшению длины полового органа

Ученые из Университета Бостона сделали заявление, что курение не только способствует ухудшению состояния здоровья в целом, укорачивая жизнь, но и влияет на размер мужского достоинства не в лучшую сторону. Причиной тому служит сужение кровеносных сосудов с непосредственным влиянием на сердце. Таким образом, длина может уменьшиться на сантиметр.

3. Размер не имеет значение в плане зачатия ребенка

Чем длиннее мужское достоинство, тем больше шансов забеременеть у партнерши, так как у семенной жидкости больше шансов дойти до места назначения. И всё же унывать по этому поводу представителям сильной половины человечества не стоит, уверяют специалисты, так как очень важным в данном процессе является качество сперматозоидов.

4. Половой орган можно сломать

Ввиду отсутствия костного образования сломать пенис фактически невозможно, однако похожий процесс все же может произойти. Речь идет о разрыве волокнистого покрытия пещеристого тела с характерным потрескиванием. Данное явление происходит не так часто, а причиной тому служит или чрезмерное увлечение самоудовлетворением, или же после интенсивного секса. В то же время ситуацию можно исправить, своевременно обратившись за медицинской помощью.

5. Размер полового члена зависит от национальности

До сих пор многие мужчины и женщины верят в стереотип о том, что афроамериканцам повезло больше всех с данной частью тела. На самом же деле учеными не выявлено зависимости между мужским достоинством и расой, цветом кожи. Единственное, что соответствует истине, чернокожие мужчины ведут себя активнее в постели.

6. Мужской оргазм длится меньше женского

В этом плане представительницы прекрасного пола обгоняют своих партнеров почти в 3 раза, точнее, речь идет 6 и 20 секундах. В любом случае стоит учитывать индивидуальные характеристики.

7. Скорость эякуляции превышает мировой рекорд в забеге на 100 метров

Действительно, сперма выбрасывается наружу со скоростью с 45 км/час, что быстрее мирового рекорда в 44, 24 км/час.

8. Чувствительность пениса с возрастом снижается

Довольно спорное утверждение, и всё же ученые склоняются больше к тому, что порог чувствительности несколько понижается, что измерялось наименьшей стимуляцией, которую человек может почувствовать. В настоящее время нет данных о степени данного фактора. Стоит учесть, что эксперименты, как правило, проводятся при разных условиях.

9. Регулярность секса влияет на поддержание мужского достоинства в форме.

Действительно, данный факт имеет место, причем является критически важным показателем, на что указал преподаватель урологии Тобиас Колер из Университета Южного Иллинойса. По его словам, половому органу необходимо обогащаться кислородом через кровоток, чтобы попросту держать его в здоровом состоянии и в любой момент быть готовым к половому акту. Специалист добавил, если у мужчин имеют место какие-то дисфункции, связанные с повреждением нерва в результате травмы или прочие факторы, то орган попросту может уменьшиться в размерах. Исправить положение можно использованием вакуумного насоса.

А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное — здесь: #stolicaonego

Выбор читателей

19.08.2021, 13:50

16.08.2021, 14:53

17.08.2021, 11:42

14.08.2021, 09:13

19.08.2021, 18:22

16.08.2021, 10:01

31.07.2021, 16:41

05.08.2021, 17:20

26.07.2021, 10:10

19.08.2021, 13:50

16.08.2021, 14:53

17.08.2021, 11:42

Каким должен быть размер члена?

Множество исследователей и врачей пытаются ответить на вопрос, на который мужчины и женщины хотят услышать ответ: какой размер пениса нормальный?

В этой статье представлены факты из обзоров и научных статей, которые посвящены исследованию вопроса о размере пениса. После прочтения вы получите наиболее верный ответ. Развеянные мифы и точная научная информация придадут уверенности о величине своего пениса или пениса вашего партнера.

Доступное порно и напористый маркетинг со стороны крупных корпораций, которые предлагают удлинители и увеличители для пенисов, – причины для мужской неуверенности в собственном размере. Для видео и фотосессий выбирают моделей с размером побольше – мужчины сравнивают их с собственными и разочаровываются. Это неудивительно, что исследователи в последнее время выявляют у мужчин беспокойство и тревогу относительно собственных половых качеств.

Факты о среднем размере полового члена

Вот несколько основных фактов о среднем размере пениса:

  • 85% женщин удовлетворены размером члена своего партнера, однако мужчины все равно остаются неуверенными в этом вопросе;
  • 45% мужчин уверены, что их пенис недостаточен в объеме и длине;
  • согласно исследованиям, средняя длина неэрегированного члена варьирует от 7 до 10 см;
  • средний обхват (толщина) неэрегированного члена составляет от 9 до 10 см;
  • средняя длина эрегированного члена составляет от 12 до 16 см;
  • средний обхват эрегированного члена составляет 12 см.

Когда размер полового члена слишком мал?

Ученые опубликовали статью в «Урологическом журнале». Предмет исследования – размер полового члена до и после эрекции под воздействием лекарственных препаратов у 80 физически и соматически здоровых мужчин.

Исследователи нашли средний показатель и сделали вывод: маленький детородный орган считается таковым, когда его длина в неэрегированном состоянии менее 4 см, а в эрегированном – меньше 7.5 см. Мужчинам с такими размерами рекомендуется выполнить операцию по удлинению пениса. В остальных случаях (более 4 см и 7.5 см) размеры полового органа расцениваются как нормальные.

Однако нормальный – не значит средний.

Что такое «нормальный» или средний размер полового члена?

В той же публикации в статье «Урологического журнала» исследователи выявили отдельные когорты (среди 80 исследуемых мужчин):

  • средняя длина неэрегированного члена достигает 8.8 см;
  • средняя длина члена в эрекции – 12.9 см.

Ученые определили, что между длиной и объемом эрегированного и неэрегированного детородного органа нет взаимосвязи. Это значит, что субъективно небольшой член в спокойствии может быть больше, когда он в эрекции. Кроме того, исследователи не выявили взаимосвязь между величиной пениса и возрастом человека.

Отсутствие взаимосвязи между размерами пениса в спокойном и эрегированном состоянии подтверждается исследованиями, в которых участвовало 200 мужчин из Турции. В статье ученые сделали вывод: величина неэрегированного члена не имеет значения при определении пениса в «рабочем» состоянии.

В январе 2016 года исследователи опросили 1600 американцев относительно величины их полового органа. При этом объективный физический осмотр пениса не проводился – мужчины сами измеряли и давали информацию. Однако это исследование можно считать надежным: если длина детородного органа совпадала с реальными показателями, мужчине выдавали презервативы.

Полученные результаты:

  • средняя длина пениса во время эрекции – 14.2 см;
  • средняя окружность эрегированного пениса – 12.2 см.

Ученые заметили, что результаты самостоятельного оценивания собственных размеров совпадали с данными других научных публикаций. Специалисты отметили, что на размер члена влияет состояние пробуждения после сна и источник возбуждения – рука, подготовка к сексу или просмотр порнографии.

Средний размер пенисов украинских мужчин — 13,97 см. Кстати говоря, своих северных соседей россиян (13.21 см) украинцы по длине опередили, а вот собратьев белорусов, у которых средний показатель становит 14,63 см, пока преодолеть не удалось.

Как правильно замерять длину пениса: возьмите линейку и приложите ее к основанию пениса. Длина от кожи лобка, где она переходит в начало пениса, до окончания головки – и есть размер длины члена. Для замера обхвата детородного органа возьмите мерную ленту и оберните ее вокруг наиболее широкой части пениса.

Размер полового члена: женщины, кажется, заботятся об этом меньше, чем мужчины

Мужчины переживают насчет соответствия их размера пениса ожиданиям женщин. Но в большинстве случаев это беспокойство неуместно. В глазах самого мужчины пенис кажется меньше, чем это может быть в реальности. Когда мужчина смотрит на свой член сверху, тот представляется ему меньшим, чем при взгляде с боку или спереди.

Такая разница в восприятии, когда мужчина смотрит на свой пенис сверху, а где-то в порнографическом фильме со стороны, укрепляет неправдивое представление о недостаточности собственного размера. Но как воспринимают величину мужского полового органа женщины?

В публикации в British Journal of Urology International указывается: 85% женщин удовлетворены длиной и обхватом члена своего мужчины. Но мужчинам это не вселяет уверенности.

45% мужчин считает, что имеют короткий пенис. Но согласно исследованиям маленький детородный орган – статистическая редкость.

В одном исследовании опросили 170 женщин. Получили результат: хоть женщины и обращают внимание на величину мужского достоинства, это имеет существенное значение только для малой доли опрошенных. В то время, когда большая часть мужчин зациклены на длине пениса, девушки придают важность ширине и обхвату.

В исследовании, в котором участвовало 50 студенток с регулярной сексуальной жизнью говорится, что из 10 девушек 9 обращают внимание на ширину члена. Только 10% девушек беспокоятся об его длине. Такое процентное соотношение объясняется тем, что для сексуального удовлетворения женщин ширина играет большую роль, чем длина.

Женщины не хотят мужчин с большими пенисами

Чтобы уточнить предпочтения, исследователи пошли другим путем: они попросили женщин выбрать напечатанную 3D модель пениса из 33 разных вариантов размера.

Размеры распечатанных пенисов варьировались от 10 см до 20.3 см в длину, и от 5 см до 18 см в обхват. Выбор этих величин базировался на прежних исследованиях, в которых приводился средний размер мужского полового органа: 15.2 см в длину и 12 см в обхват.              

Трехмерные модели пенисов выполнены из пластика синего цвета – это сделано для того, чтобы при выборе женщины не руководствовались расовыми понятиями о средней величине члена.

Все 75 женщин выбирали по двум критериям: половой орган для длительных отношений и половой орган для одноразового секса. Для первого случая большинство девушек выбрало 15 см в длину и 10 см в обхвате. Для второго случая – 16.2 см в длину и 12.7 в обхват. Опасения у женщин касательно огромных пенисов оправданы: во время секса могут возникать неприятные ощущения, вплоть до боли.

Больше измерений пениса

Многие исследователи пытаются определить среднюю величину члена. В 2001 году в опросе участвовало 3300 итальянцев в возрасте от 17 до 19 лет. Ученые установили средние размеры их пенисов. Для неэрегированного члена параметры выглядят так: 9 см в длину и 10 см в обхват.

В другой публикации изучалась выборка из 301 соматически здоровых мужчин из Индии. Полученные данные сравнивались с результатами размеров члена мужчин из других стран.

Эти результаты нужны для людей, считающих свой размер пениса недостаточным для удовлетворения девушки и желающих сделать операцию по изменению величины полового органа. Полученные данные:

  • неэрегированный пенис: средняя длина достигает 8.2 см, средний обхват – 9.2 см;
  • эрегированный пенис: средняя длина – 13 см, а обхват составил 11.5 см.

В этой статье в журнале Nature показана таблица, где приводятся данные о средних параметрах члена у мужчин со стран всего мира Нажмите, чтобы открыть таблицу.

Из 16 цитируемых исследований в разных странах самая первая публикация с данными средних размеров пениса выпущена в 1899 году. Несмотря на столетнюю давность исследования, параметры мужских половых органов не изменились:

  • длина неэрегированного члена варьируется от 7 до 10 см;
  • окружность неэрегированного пениса варьируется от 9 до 10 см;
  • длина члена в состоянии эрекции – от 12 до 16 см;
  • окружность члена в состоянии эрекции – около 12 см.

Повышенные опасения, «ошибочное» желание увеличения

Авторы, которые осматривали мужчин из Индии заявляют о том, что исследования средних величин мужского полового органа важны для медицины и социологических данных. Они объясняют это тем, что мужчины беспокоятся и жалуются на «маленький» пенис, из-за чего обращаются к врачу за медицинской помощью по увеличению полового члена.

В другой публикации заявляется, что большая часть мужчин, идущих на процедуры по удлинению члена, имеют искаженное представление о среднестатистическом размере. Из-за маркетинга и порнографии они не знают, какой размер член должен быть физиологически нормальным.

В одном исследовании участвовало 67 мужчин. В результате опроса оказалось, что эти мужчины не довольны собственным половым органом. Однако этим же мужчинам провели объективный осмотр: ученые измерили длину и обхват. Выявилось, что у всех 67 мужчин член средних размеров, достаточный для сексуального удовлетворения и оплодотворения. Авторы исследования заявили, что в последнее время мужчины стали чаще обращаться за процедурами по увеличению члена. 

Как ожирение и возраст влияют на размер эрегированного пениса

В 2015 году врачи из Саудовской Аравии провели ретроспективное когортное исследование с участием 778 мужчин. Исследуемые были в возрасте от 20 до 82 лет. Все они время от времени пользовались медицинскими услугами в амбулаторных урологических медицинских центрах.

Для чистоты эксперимента в исследовании не участвовали мужчины: младше 18 лет, с болезнью Пейрони, с врожденной кривизной пениса, с клиническим гипогонадизмом, с перенесенным хирургическим вмешательством и приобретенной травмой.

У исследуемых мужчин вызвали эрекцию и измерили параметры полового органа:

  • средняя длина от кожи над лобком до кончика головки составила 12.53 см;
  • средняя длина от лобковой кости до кончика головки члена составила 14.34 см;
  • средний обхват члена составил 11.50 см.

В этом же исследовании ученые замерили индекс массы тела (соотношение массы человека и его роста). Индекс массы тела увеличивается вместе с массой тела. В результате ученые установили крайне слабую взаимосвязь между индексом массы тела и длиной пениса в состоянии эрекции. Все дело в субъективном восприятии: на фоне широкого туловища и выпирающего живота член кажется меньше, чем он есть на самом деле.

В исследовании нашли низкую корреляцию между старением и уменьшением длины эрегированного пениса. По данным исследования, разница длины у мужчин 70 лет и 20 лет составляла менее одного сантиметра.

Что делать, если человек озабочен размером своего пениса:

  1. Измерить его длину и обхват как описано выше с помощью линейки и мерной ленты. Сравнить со среднестатистическими показателями. Если показатели соответствуют средним размерам, можно не волноваться. Если показатели в норме, но беспокойство не уходит, скорее всего у человека неконструктивные убеждения и установки. В таком случае нужна консультация психолога. 
  2. Если размеры ниже средних и вы испытываете дискомфорт во время секса, нужно проконсультироваться с урологом. Он проведет объективный осмотр и скажет, что делать дальше.

Рейтинг статьи:

4.83 из 5 на основе 23 оценки

Задайте свой вопрос урологу

«ОН Клиник»

Размер мужского достоинства написан у джентльмена прямо на лице

Размер носа определялся как большое расстояние между средней точкой левого и правого медиальных глазных углов и внешней стороной левого или правого крыла носа (указано стрелкой). Фото: bacandrology.biomedcentral.com

Оказывается, мы далеко не все знали о достоинствах Буратино и Сирано де Бержерака. Во всяком случае к такому выводу подталкивает нас исследование японских ученых, которое было опубликовано в журнале Basic and Clinical Andrology. Специалисты ведущих японских университетов под руководством профессора кафедры судебной медицины Медицинского университета префектуры Киото Хироши Икегая изучали насущный вопрос: существует ли взаимосвязь между размером мужского хозяйства и параметрами других органов человека?

В настоящее время существует множество способов дистанционного определения мужских габаритов. Например, согласно исследованию корейских ученых выдающимся достоинством обладают мужчины, у которых указательный палец короче безымянного. Согласно другому расхожему мнению представление о размере мужских причиндалов дают ботинки, которые мужчина носит. Если у него 45-й размер ноги, то и в интересующем нас измерении дамы не будут разочарованы. В общем в этом вопросе царит полная неразбериха. Поэтому японские ученые решили внести ясность в деликатную тему. Дело это непростое, поскольку здесь остро встает вопрос достоверности измерений. Опрашивать мужчин бесполезно, потому что они обязательно приврут. Ученые теоретически могут сами измерять у добровольцев калибр орудия с линейкой в руках, но не каждый на такую процедуру согласится. Поэтому медикам приходится в таких случаях идти на всякие ухищрения. Например, в одном из исследований ученые говорили участникам, что намерены раздавать презервативы, которые подходят им по размеру. И врать гражданам было не с руки.

Хироши Икегая и его коллеги нашли своеобразный выход из положения — они обратились к судмедэкспертам. Ежегодно в Японии с населением в 120 миллионов человек полиция обнаруживает около 1000 неопознанных трупов. Ученые решили использовать протоколы вскрытий, которые проводили судмедэксперты в Медицинском университете префектуры Киото с апреля 2015 года по март 2019 года. В выборке оказались 126 покойников, чей возраст колебался в диапазоне от 30 до 50 лет. Медики сравнивали самые разнообразные параметры — рост, вес, размер простаты, размер и диаметр пениса, длину носа и т.д. В итоге оказалось, что размер носа оказался тесно связан с длиной причинного места у мужчин. Например, у владельцев особенно выдающихся шнобелей (более 5,1 см в длину) размер хозяйства в растянутом состоянии составлял не менее 13,42 сантиметров. А у обладателей самых аккуратных носов ( не более 4,5 см) длина рабочего агрегата составляла в среднем 10,37 сантиметров. Смущает, конечно, что замеры интимных органов проводились у покойников. У них в силу различных причин много не намеряешь. А вот методика измерения длины носа вполне понятна. За точку отсчета берется линия, которая соединяет уголки глаз (см схему). А затем измеряется расстояние от этой точки до кончика крыльев носа с правой или левой стороны.

Иными словами у мужчины вся его гусарская стать в буквальном смысле слова нарисована на лице. Теперь медики опасаются: а не приведет ли это новое знание к резкому росту числа операций по увеличению носа среди представителей сильного пола? Чтобы, так сказать, заинтересовать прекрасных дам. Ведь не исключено, что встречать мужчин в дамском обществе будут уже не по одежке.

Мужское достоинство осталось с носом

+ A —

“МК” экспериментально опроверг японскую формулу расчета длины пениса

Длина носа, размер обуви и вес — это все, что нужно знать женщине о мужчине, чтобы его… “раздеть”. А точнее, высчитать по специальной формуле длину его мужского достоинства. Чудо-формулу, которая определяет величину мужского члена, нашли в Токийском женском университете феминологии. “МК” провел проверку данной формулы.

Итак, для расчетов “достоинства” нового кавалера женщине необходимо знать размер обуви, длину носа и его вес. Затем все подставляется в формулу: A=35 (B+3C)/D, где А — это искомая длина члена, B — размер обуви, C — длина носа, D — вес тела. То есть если у парня размер обуви 44, длина носа 4 см, вес тела 80 кг, то это означает, что длина члена A=35 (46+3*4)/80=25 см.

Мы провели совершенно невинные на первый взгляд измерения среди своих коллег-мужчин. Надо сказать, после подсчета мы взглянули на них другими глазами. Согласно результатам, у многих размеры оказались гораздо выше реальных (это по их же признанию). Ну сами посудите: через одного у наших сотрудников, имеющих стандартные фигуры, вес около 80 кг и весьма усредненные носы, выходило то 27, то 30(!) сантиметров. А вот ребят в теле “обратная” пропорция к весу явно подводила…

— Такого просто не может быть, — пояснил нам сексолог Алексей ЛЫСЕНКО. — Формула явно несовершенна, потому что мужчины с размерами членов больше 20 см — это весьма редкое явление. 26, а уж тем более 30 см, это я бы даже назвал аномалией. Не всякая женщина сможет испытать удовольствие от общения с обладателем такого гигантского члена, разве что приверженцы садомазохистских игр.

— Так что именно напутали в формуле японские феминистки?

— Может быть, они зря включили в нее вес мужчины… Что касается носа — это давний признак, по которому испокон веков определяли длину мужского “достоинства”. Но и он иногда подводит. А вот длина ступни — это более верный показатель. Редко мужчины с 39-м и даже 41-м размером обуви имели внушительные размеры “самого главного” органа.

Но наиболее часто мы, сексологи, все же определяем размеры члена по полноте губ и длине пальцев рук. Вот тут все действительно прямо пропорционально.

Вообще с научной точки зрения если длина члена от 10 до 20 см — это норма. Но от размеров никак не зависит сексуальная активность, то есть половая конституция человека.

— А как определяется половая конституция?

— Если у мужчины ноги короче торса, то он очень активен в сексе и может удовлетворить женщину 5—7, даже 10 раз за ночь. Обладатели пропорциональной фигуры — 3—5 раз, но если ноги длинноваты, а торсом он не вышел, то будет достаточно от 1 до 4 актов в месяц. Кроме того, заросшая грудь, спина, ноги говорят о горячем темпераменте, и наоборот.

А еще обратите внимание на поведение мужчины в первую ночь. Если у вас произошло от 3 до 7 актов — он весьма активен в сексе, а вот 1—2 говорят о сдержанном темпераменте. Является показателем также и промежутки между актами. Если они длятся 30—40 минут, мужчина — то что надо, ну а если на восстановление партнеру потребуется целая ночь — это говорит о недостаточной мужской силе.

Женщин значительно больше волнует мужская плодовитость, чем их мужское достоинство

Наши предки были весьма наблюдательны и, можно сказать, «зрили в корень» проблемы

В 2013 году СМИ широко обсуждали появившуюся в журнале «Труды АН США» (PNAS) статью биолога Брайана Моца из Университета Канберры (Австралия). В ней он со своими коллегами описал предпочтение 105 женщин – 73% из них европейского происхождения, 20% азиатского и 7%  иного другого, – которым показывали обнаженных компьютерных «роботов» разного роста и достоинства. Ученые проверяли гипотезу, касающуюся женского выбора сексуального партнера.

Вполне ожидаемо испытуемые выбрали мужчин широкоплечих и узких в бедрах, которые были чуть выше среднего роста и имели пенис чуть длиннее стандартных, 9–10 см. Название статьи «Размер пениса взаимодействует (interacts) с формой тела и ростом, влияющих на привлекательность мужчин» говорит само за себя. Отмечалось также, что длина мужского полового органа имела большее значение у высоких мужчин, нежели маленького роста. На основании этого делался вывод, что в развитии мужских предков и соответственно женского выбора партнеров большую роль играла длина пениса, который много позже оказался скрытым под одеждой.

Интерес к работе оказался значительно большим в СМИ, нежели в научной среде, представители которой знают, что увеличение мужского детородного органа заняло добрых 100 миллионов лет. В связи с этим один из немногочисленных комментаторов справедливо указал на то, что женщин, а в более широком плане – самок, значительно больше волнует мужская плодовитость, или фертильность (fertility), а также последующая забота о потомстве, максимально выраженная именно у приматов.

Предки анатомически и физиологически современного человека появились в Африке не менее 200 тыс. лет назад. Они, как и более примитивные представители будущего рода человеческого, волна за волной мигрировали из «колыбели», расселяясь по просторам Евразии. Уход с просторов Черного континента был во многом вынужденным и связан с агрессивными патогенами, которые присущи Африке. Одним из них является вирус Зика (Zika), заражение которым блокирует нормальное развитие мозга в утробе матери. Это уже относительно давно установленный факт.

Но вот в 2017 году сотрудники Йельского университета сообщили в журнале Science Advances о том, что лабораторное заражение самцов мышей приводит к атрофии тестикулов (яичек). Она была вызвана тем, что вирус Зика атакует клетки эпителия, выстилающего просвет семенных трубочек, в которых идет накопление спермиев. До этого инфекционисты и эпидемиологи уверяли, что вирус, передаваемый с укусами комаров, для взрослых не опасен, поскольку он «бьет» лишь по нервным стволовым клеткам развивающегося мозга. В Йеле же справедливо указали на то, что вирус Зика может передаваться женщинам и от мужчин.

Отсюда следует, что наши предки были весьма наблюдательны и, можно сказать, «зрили в корень» проблемы выбора сексуального партнера, а размер пениса у мужчин был лишь вторичным.

Нечто похожее случилось с учеными в их трактовке яркого оперения павлиньего хвоста. Это для нас большое значение имеют яркие пятна на концах перьев, самки же, как показало видеонаблюдение, обращают значительно большее внимание на мощные бедра павлинов. С одной стороны, развитость их мускулатуры свидетельствует о способности к быстрому бегу, а с другой – об общем геномном статусе партнера для спаривания.

Комментарии для элемента не найдены.

народное средство для увеличения мужского достоинства

народное средство для увеличения мужского достоинства

народное средство для увеличения мужского достоинства

>>>ПЕРЕЙТИ НА ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ >>>

Что такое народное средство для увеличения мужского достоинства?

Гель Getsize выпускается из растительного сырья. Он не оказывает отрицательное воздействие на печень, почки, мочеполовую и кровеносную систему. Вещества не накапливаются в тканях внутренних органов, за исключением полового члена и предстательной железы. Побочные реакции не встречаются, за исключением аллергических проявлений, при индивидуальной непереносимости растительных компонентов.

Эффект от применения народное средство для увеличения мужского достоинства

Пользуюсь Getsize уже 5 месяцев. Врач разрешил проходить курс в 30 дней, делать перерыв на 45 суток и повторять цикл. Прибавка уже 7,5 см! Ничего дополнительно не принимал, даже витаминами для мужчин не пользуюсь. Болей после массажера не было

Мнение специалиста

Гетсайз это реально работает! Пусть не на 5 см увеличивает, но хоть че то да есть! И в объеме, и в длине мой член прибавил заметно!

Как заказать

Для того чтобы оформить заказ народное средство для увеличения мужского достоинства необходимо оставить свои контактные данные на сайте. В течение 15 минут оператор свяжется с вами. Уточнит у вас все детали и мы отправим ваш заказ. Через 3-10 дней вы получите посылку и оплатите её при получении.

Отзывы покупателей:

Алена

+2 сантима пока у меня, пользуюсь три недели, пока все устраивает. Многие эректильные расстройства купировал на мое удивление. То есть ен избавил меня от преждевременного семяизвержения, теперь сам контролирую процесс, а также прошло нарушение при мочеиспускании и болевые ощущения. Я могу не беспокоиться, что заболею аденомой простаты или пиелонефритом, т.к. данное упражнение еще и лечебное 🙂

Света

Купил Гетсайз тренажер и гель, я конечно по 15 минут не треню (как некоторые), но стараюсь регулярность соблюдать, тем более что пару комплиментов от супруги уже получил. Член становится как будто наполненным. Главное, что побочных эффектов нет.

И гель и массажер Getsize очень хорошо вместе работают. Уникальное средство для увеличения члена на самом деле, не думал что рост получится, но всё вышло превосходно, главное постоянно их использовать, я почти каждый день использовал и к концу месяца получил +5 см в росте пениса, очень мощно как по мне. я уже два месяца гель и массажер не применяю, но результат сохранён и это самое главное. Где купить народное средство для увеличения мужского достоинства? Гетсайз это реально работает! Пусть не на 5 см увеличивает, но хоть че то да есть! И в объеме, и в длине мой член прибавил заметно!
Рассмотрим, как добиться увеличения мужского достоинства народными средствами. . Почитайте лучше здесь, как увеличить мужской пенис без вреда для здоровья! Имбирь для увеличения члена. Народные средства для увеличения члена. . достоинство мужчины не увеличится надолго — как только кровоток вернется в норму, размер пениса также . Однако увеличение пениса народными средствами — поле для экспериментов. 5 способов увеличить мужской половой член содой, что нужно брать и какие процедуры . Лучший рецепт с содой для увеличения мужского органа содержит продукт . Неприятные последствия от нанесения народных средств проявляются покалыванием и мучительным зудом полового члена. Лучшие народные средства для увеличения полового члена. . Мужской член восстановится очень быстро. . Увеличение полового члена народными средствами подразумевает использование не только целебных трав. 6 способов увеличения мужского полового члена в домашних условиях и 6 . Этот способ пришел из народной медицины. Считается, что его на протяжении веков . На данный момент существует множество кремов, спреев, каплей, средств для увеличения члена в домашних условиях. Выделим некоторые. Увеличить размер мужского достоинства одни только травы не способны, но средства . Перед использованием народного средства для увеличения полового члена принимают горячий душ для распаривания и очищения кожного покрова. После мытья кожу вытирают насухо. Смазывают член по всей длине. Вообще стоит начать с вопроса о том, зачем вам это. Но, раз уж вопрос стоит как это сделать, могу предложить пару вариантов о которых я когда-либо видел: 1. Специальные мази, которые обещают, что член станет длиннее. На сколько они эффективны я сказать не могу. Но так как их существует огромное. 3 Применение соды для увеличения мужского достоинства. 4 Другие натуральные средства. 5 Массаж для увеличения полового органа. 6 Меры предосторожности. Фитотерапия. При упоминании народных средств многие люди сразу думают о фитотерапии. Действительно, такой метод может помочь осуществить. В качестве народного средства для увеличения члена можно смешать состав из сушеных пиявок. . Проведение массажа в технике доения – доступный, надежный народный способ увеличения размера мужского органа. Выбор метода увеличения мужского достоинства обусловлен лишь желаемым результатом и риском, на который готов пойти мужчина ради этого. . Орехи с медом — одно из популярнейших народных средств для увеличения полового члена. Компоненты смешивают в равных пропорциях и употребляют по 50–60. Увеличить член в домашних условиях. Увеличение размера члена с помощью соды. Помпа для увеличения размера пениса. . Усиленный кровяной приток обеспечивает увеличение объема мужского достоинства за 5 минут. Небольшой размер мужского члена в официальной науке не принято считать дефектом. . Но мужчинам научные факты мало интересны. И они на себе проверяют различные народные средства для увеличения члена. Многих представителей мужского пола не удовлетворяет размер их достоинства, но лишь единицы способны . Поэтому большинство в качестве альтернативы рассматривают народные средства для увеличения полового мужского органа. Методов и способов увеличения мужского достоинства насчитывается большое количество. . Перед использованием народного средства для увеличения полового члена принимают горячий душ для распаривания и очищения кожного покрова. После мытья кожу вытирают насухо. Смазывают член по всей. Средства для увеличения члена – эффективные способы. Популярные рецепты и методы народной медицины для мужского достоинства. . Увеличение народными средствами имеет несколько минусов, о которых важно знать: Первые результаты можно наблюдать только через несколько месяцев, но не. Применяя народные средства для увеличения полового члена, не стоит забывать, что заявленные характеристики органа . Многие мужчины полностью полагаются на лучшее средство для увеличения члена. Однако ученые доказали, что размеры полового органа не влияют на его функции и плодовитость сильной.
http://inkmate.co.kr/uploaded/ekspander_dlia_uvelicheniia_muzhskogo_organa_svoimi_rukami5759.xml
http://quicksigns.pro/userfiles/file/kupit_krem_gel_dlia_uvelicheniia_muzhskogo_dostoinstva2052.xml
http://stillincontact.com/images/mails/kliniki_po_uvelicheniiu_muzhskogo_dostoinstva_stoimost3707.xml
http://kshalem.org.il/fckeditor/editor/filemanager/connectors/php/../../../../../uploads/papaverin_tabletki_dlia_uvelicheniia_chlena2389.xml
http://alphachemusainc.com/uploaded/otzyvy_o_kremakh_dlia_uvelicheniia_muzhskogo_dostoinstva9716.xml
Пользуюсь Getsize уже 5 месяцев. Врач разрешил проходить курс в 30 дней, делать перерыв на 45 суток и повторять цикл. Прибавка уже 7,5 см! Ничего дополнительно не принимал, даже витаминами для мужчин не пользуюсь. Болей после массажера не было
народное средство для увеличения мужского достоинства
Гель Getsize выпускается из растительного сырья. Он не оказывает отрицательное воздействие на печень, почки, мочеполовую и кровеносную систему. Вещества не накапливаются в тканях внутренних органов, за исключением полового члена и предстательной железы. Побочные реакции не встречаются, за исключением аллергических проявлений, при индивидуальной непереносимости растительных компонентов.
Увеличивающая фаллопластика – это операция по увеличению полового члена. О современных методиках рассказывает пластический хирург, специалист по мужской интимной пластики — Сарвар Казимович Бакирханов. Make social videos in an instant: use custom templates to tell the right story for your business. Screen Recorder. Record and instantly share video messages from your browser. Увеличение члена в домашних условиях — известные и малоизвестные способы увеличения мужского органа от таблеток до экстендера, плюсы и минусы. . Аппарат стимулирует деление клеток полового органа и естественный рост. Увеличивает длину и толщину члена, исправляет чрезмерную. Размер полового члена важен, как бы это не отрицали представительницы слабого пола. Маленькая длина и толщина пениса не только негативно сказывается на психологическом состоянии мужчины, но и делает секс некачественным. Однако пытаться увеличить его размеры нужно только если есть отклонение. Удлинить и одновременно нарастить объем полового органа мужчины невозможно. Самая распространенная операция по увеличению члена – лигаментотомия (увеличение длины). Суть ее состоит в рассечении связок. Особенности самостоятельного увеличения органа. Людям, которые хотят быстро увеличить половой член, придется заниматься этим в домашних условиях. В этом случае заниматься удлинением придется систематически и регулярно. Размер полового органа – предмет тревог для подростка, но и после 20 лет, когда организм перестает расти . Однако достоверных данных, подтверждающих увеличение полового члена в последствии приема содового раствора, нет. Второй способ увеличения пениса с помощью соды — прием теплых. Половой член – это мышечный орган, как любую мышцу, его можно накачать, то есть увеличить мышечную массу. Для чего это нужно? Повышение размеров кавернозных тел даст возможность сильнее наполнять пенис кровь. Синдром МИКРОПЕНИС. Так ли он страшен, как его малюют. Содержание. Вводная часть. Ответы на самый популярные вопросы. Мифы. Препараты. Кремы, гели, спреи. Таблетки. Гормоны. БАДы. Приспособления для увеличения члена. Помпы. Экстендер. Насадки. Стре. Как выполнять упражнение для увеличения размеров полового пениса? . Интимный филлинг позволяет увеличить член гиалуроновой кислотой, — безопасным наполнителем, удлиняющим половой орган. Увеличить член растягиванием вполне реально. . Приверженцы наращивания размеров полового органа без хирургии создали собственное направление – НУП (натуральное увеличение члена). Как работает дедовский способ увеличения члена? Ни для кого не секрет, что массаж мужского полового органа позволяет прибавить в длине и в толщине. Однако как выполнять дедовский способ. Увеличить мужской половой орган удается на 5 см в длину и на 3 см в толщину. . Гимнастика для увеличения члена в домашних условиях помогает нормализовать приток крови к пенису, активизировать рост тканей органа. Хотите наглядно посмотреть, как увеличить член? Видео подробно объясняет этот процесс . Вакуумная помпа функционирует за счет увеличения давления в колбе, в которой находится мужской половой орган. Добиться изменения ширины полового органа реально для представителей мужского пола вне зависимости от уровня дохода, так как было . Когда мужская чать населения задает себе вопрос, насколько возможно добиться увеличения пениса.

Значение, Определение, Предложения . Что такое мужские достоинства

Другие результаты
Цену своего роста, веса, физической силы, сердца, ума, мужских достоинств и своего будущего.
Об эвфемизмах для мужского достоинства.
Его лишили мужского достоинства.
Граф Адемар сын Филиппа де Витри сына Жиля господин свободных рот защитник своего огромного мужского достоинства сияющий пример рыцарства и шампиньона.
Я лучше притворюсь, в целях сохранения твоего мужского достоинства, что ты только что сказал топлес.
Совет– если кто-то предлагает тебе особые скидки на таблетки по увеличению мужского достоинства, не жми на кнопку.
Суп, сэндвичи и принижение мужского достоинства, прям набор моей мамы.
Мне пришлось остановить его, когда он начал беспокоиться о своем мужском достоинстве.
Если ты, а не твой муж, содержишь семью, то ты не должна это показывать, особенно на людях, иначе ты унизишь его мужское достоинство.
Мне кажется, я ненавижу эти два слова больше всего: Мужское достоинство.
Возможно, не только его мужское достоинство пострадало от фей-крошек.
Я, знаете ли, тоже ношу обтягивающие трусы, чтобы поддержать мое мужское достоинство.
Она жалуется, что мужское достоинство его редко бывает на высоте. А когда бывает, он не знает, куда его совать.
Она употребила фразу мужское достоинство 12 раз за одну главу.
Если она обратится к его мужскому достоинству, гордости, будет только хуже, ибо его мужское достоинство если не умерло, то крепко спит.
С ней его нервы полностью расслаблялись, мужское достоинство исчезало, он возвращался в детство; все это, конечно, было патологией, ненормальностью.
Шагга сын Дольфа отрежет его мужское достоинство и накормит коз, да.
Но, что странно, их одевают не для статусности, они не преднамеренно имеют большую толстую штуку как та, чтобы показать большее мужское достоинство.
И прошу прощения, что вот так унижаю твое мужское достоинство, но гнев разоренной королевы вампиров страшнее ада.
Этот жалкий червь покусился на моё мужское достоинство.
Засадить пулю в мужское достоинство — удачи в жюри присяжных.
Нам надо пойти восстановить твоё мужское достоинство.
Мужское достоинство не позволяло подобной мысли задерживаться в голове.
Крикните мне аминь, если вам когда-то откручивали мужское достоинство на глазах у полного сборища людей!
Нет ничего более унижающее мужское достоинство, чем быть не замечаемым.
И он понял: вот что он должен делать -касаться ее нежным прикосновением; и не будут этим унижены ни его гордость, ни его честь, ни мужское достоинство.
Сэл, это казино — мужское достоинство Фальконе.
Учти, Дот, если задеть моё мужское достоинство, я могу разозлиться.
В этот день благородные мальчики были посвящены в мужское достоинство с помощью пронзительного ритуала, когда они стояли в пещере и смотрели на восход солнца.
Их брак бездетен, что, как предполагается, было вызвано ритуалом, который Кофи совершил, обменяв свое мужское достоинство на богатство.

обеспечение уважения и самобытности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел гендерных исследований и исследований здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что полученные результаты имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида прекратило контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившись в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью участвовали в трансакционном сексе (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Сходные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Рассматривая эту кластеризацию риска, насилия и гендерного неравенства, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют ряд мужественности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и действия, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и использование насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность стала сосредоточена на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует более молодых мужчин, подчеркивается, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемыми ролями в качестве поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые чернокожие южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения с другими людьми. другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и более устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии были в основном незащищенными, электричества было мало, а внутренних туалетов не было. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу раньше, и лишь немногие получили дальнейшее профессиональное образование. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные действия (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домохозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ был проведен на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые мужчины стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, ты должен иметь жену, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Опрашивающий: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не означает, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не с насилием, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую маскулинность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их воспринимали как детей, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванное тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Интервьюер: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-нибудь надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди прекрасно осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над женщинами-партнерами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля над своими партнерами-женщинами, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала самооценку мужчин. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и разговаривала с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временные рабочие места)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их, и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая идеи сексуальных прав, хотя многие мужчины сказали, что это то, что они приняли. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная партнерша) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Так что я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Поэтому я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых мужчин, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, основной акцент делался на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, подтверждение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делает это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные, разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин над другими мужчинами

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не потерять лицо и не отступить, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если, как и вы, снизили его мужское достоинство…

Опрашивающий: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыто.

Опрашивающий: Почему они дерутся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, может быть, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал», и если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что вы собираетесь делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было обозначено Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно за счет утверждения власти и контроля над женщинами, особенно над основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует, однако, отметить, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джьюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было открыто признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности вне поля зрения доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более справедливой с гендерной точки зрения — или, по крайней мере, менее вредной — мужественности, подчеркивающей доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть создание средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, инвестировавшими в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы поддержать этих молодых мужчин в изменении и развитии менее вредных форм мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. КТО. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых мужчин по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемония и подчиненная мужественность: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсуотерсранд Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: поиски достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартизберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джудес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Г., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа власти мужчин в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтеле К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

обеспечение уважения и построение идентичности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел гендерных исследований и исследований здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что полученные результаты имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида прекратило контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившись в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью участвовали в трансакционном сексе (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Сходные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Рассматривая эту кластеризацию риска, насилия и гендерного неравенства, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют ряд мужественности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и действия, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и использование насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность стала сосредоточена на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует более молодых мужчин, подчеркивается, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемыми ролями в качестве поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые чернокожие южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения с другими людьми. другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и более устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии были в основном незащищенными, электричества было мало, а внутренних туалетов не было. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу раньше, и лишь немногие получили дальнейшее профессиональное образование. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные действия (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домохозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ был проведен на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые мужчины стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, ты должен иметь жену, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Опрашивающий: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не означает, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не с насилием, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую маскулинность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их воспринимали как детей, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванное тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Интервьюер: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-нибудь надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди прекрасно осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над женщинами-партнерами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля над своими партнерами-женщинами, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала самооценку мужчин. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и разговаривала с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временные рабочие места)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их, и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая идеи сексуальных прав, хотя многие мужчины сказали, что это то, что они приняли. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная партнерша) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Так что я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Поэтому я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых мужчин, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, основной акцент делался на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, подтверждение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делает это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные, разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин над другими мужчинами

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не потерять лицо и не отступить, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если, как и вы, снизили его мужское достоинство…

Опрашивающий: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыто.

Опрашивающий: Почему они дерутся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, может быть, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал», и если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что вы собираетесь делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было обозначено Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно за счет утверждения власти и контроля над женщинами, особенно над основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует, однако, отметить, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джьюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было открыто признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности вне поля зрения доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более справедливой с гендерной точки зрения — или, по крайней мере, менее вредной — мужественности, подчеркивающей доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть создание средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, инвестировавшими в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы поддержать этих молодых мужчин в изменении и развитии менее вредных форм мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. КТО. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых мужчин по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемония и подчиненная мужественность: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсуотерсранд Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: поиски достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартизберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джудес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Г., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа власти мужчин в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтеле К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

обеспечение уважения и построение идентичности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел гендерных исследований и исследований здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что полученные результаты имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида прекратило контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившись в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью участвовали в трансакционном сексе (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Сходные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Рассматривая эту кластеризацию риска, насилия и гендерного неравенства, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют ряд мужественности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и действия, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и использование насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность стала сосредоточена на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует более молодых мужчин, подчеркивается, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемыми ролями в качестве поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые чернокожие южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения с другими людьми. другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и более устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии были в основном незащищенными, электричества было мало, а внутренних туалетов не было. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу раньше, и лишь немногие получили дальнейшее профессиональное образование. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные действия (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домохозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ был проведен на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые мужчины стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, ты должен иметь жену, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Опрашивающий: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не означает, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не с насилием, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую маскулинность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их воспринимали как детей, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванное тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Интервьюер: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-нибудь надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди прекрасно осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над женщинами-партнерами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля над своими партнерами-женщинами, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала самооценку мужчин. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и разговаривала с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временные рабочие места)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их, и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая идеи сексуальных прав, хотя многие мужчины сказали, что это то, что они приняли. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная партнерша) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Так что я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Поэтому я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых мужчин, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, основной акцент делался на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, подтверждение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делает это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные, разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин над другими мужчинами

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не потерять лицо и не отступить, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если, как и вы, снизили его мужское достоинство…

Опрашивающий: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыто.

Опрашивающий: Почему они дерутся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, может быть, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал», и если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что вы собираетесь делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было обозначено Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно за счет утверждения власти и контроля над женщинами, особенно над основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует, однако, отметить, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джьюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было открыто признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности вне поля зрения доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более справедливой с гендерной точки зрения — или, по крайней мере, менее вредной — мужественности, подчеркивающей доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть создание средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, инвестировавшими в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы поддержать этих молодых мужчин в изменении и развитии менее вредных форм мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. КТО. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых мужчин по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемония и подчиненная мужественность: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсуотерсранд Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: поиски достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартизберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джудес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Г., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа власти мужчин в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтеле К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

обеспечение уважения и построение идентичности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел гендерных исследований и исследований здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что полученные результаты имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида прекратило контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившись в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью участвовали в трансакционном сексе (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Сходные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Рассматривая эту кластеризацию риска, насилия и гендерного неравенства, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют ряд мужественности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и действия, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и использование насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность стала сосредоточена на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует более молодых мужчин, подчеркивается, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемыми ролями в качестве поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые чернокожие южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения с другими людьми. другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и более устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии были в основном незащищенными, электричества было мало, а внутренних туалетов не было. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу раньше, и лишь немногие получили дальнейшее профессиональное образование. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные действия (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домохозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ был проведен на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые мужчины стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, ты должен иметь жену, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Опрашивающий: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не означает, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не с насилием, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую маскулинность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их воспринимали как детей, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванное тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Интервьюер: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-нибудь надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди прекрасно осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над женщинами-партнерами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля над своими партнерами-женщинами, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала самооценку мужчин. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и разговаривала с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временные рабочие места)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их, и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая идеи сексуальных прав, хотя многие мужчины сказали, что это то, что они приняли. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная партнерша) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Так что я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Поэтому я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых мужчин, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, основной акцент делался на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, подтверждение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делает это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные, разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин над другими мужчинами

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не потерять лицо и не отступить, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если, как и вы, снизили его мужское достоинство…

Опрашивающий: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыто.

Опрашивающий: Почему они дерутся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, может быть, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал», и если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что вы собираетесь делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было обозначено Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно за счет утверждения власти и контроля над женщинами, особенно над основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует, однако, отметить, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джьюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было открыто признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности вне поля зрения доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более справедливой с гендерной точки зрения — или, по крайней мере, менее вредной — мужественности, подчеркивающей доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть создание средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, инвестировавшими в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы поддержать этих молодых мужчин в изменении и развитии менее вредных форм мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. КТО. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых мужчин по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемония и подчиненная мужественность: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсуотерсранд Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: поиски достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартизберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джудес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Г., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа власти мужчин в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтеле К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

обеспечение уважения и построение идентичности в городских неформальных поселениях в Южной Африке

Glob Health Action. 2014; 7: 10.3402 / gha.v7.23676.

Эндрю Гиббс

1 Отдел экономики здравоохранения и исследований в области ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

Яндиса Сиквейя

2 Отдел гендерных исследований и исследований здоровья, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

Рэйчел Джуукс

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

1 Отдел исследований экономики здравоохранения и ВИЧ / СПИДа (HEARD), Университет Квазулу-Натал, Дурбан, Южная Африка

2 Отдел исследований по гендерным вопросам и здоровью, Совет медицинских исследований, Претория, Южная Африка

* Для корреспонденции: Эндрю Гиббс, СЛУШАЛИ, Private Bag X54001, Дурбан, Южная Африка, электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 29 декабря 2013 г .; Пересмотрено 4 марта 2014 г .; Принято 5 марта 2014 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Реферат

Общие сведения

Городские неформальные поселения остаются местом высокого уровня заболеваемости и распространенности ВИЧ, а также насилия.Все большее внимание уделяется тому, как конфигурации мужественности молодых мужчин формируют эти практики, путем изучения того, как мужчины формируют уважение и идентичность. В этой статье мы исследуем, как молодые чернокожие южноафриканцы в двух городских неформальных поселениях создают уважение и мужскую идентичность.

Методы

Данные взяты из трех фокус-групп и 19 глубинных интервью.

Результаты

Мы предлагаем, чтобы в то время как молодые мужчины стремятся к «традиционной» мужественности, отдавая приоритет экономической власти и контролю над домохозяйством, мы предполагаем, что возникает молодежная мужественность, которая вместо альтернативных способов демонстрации власти ставит во главу угла насилие и контроль. из-за сексуальных партнеров мужчин, мужчин, ищущих нескольких сексуальных партнеров, и насилия со стороны мужчин по отношению к другим мужчинам.Это действует как способ продемонстрировать мужественность и свое положение в рамках общественного гендерного порядка.

Обсуждение

Мы предполагаем, что полученные результаты имеют три значения для работы с мужчинами в области насилия и снижения риска заражения ВИЧ. Во-первых, в мужских рассуждениях о мужественности существует ряд противоречий, которые могут предоставить пространство и возможности для изменений. Во-вторых, важно работать над несколькими проблемами одновременно, учитывая, что насилие, употребление алкоголя и сексуальный риск взаимосвязаны в мужественности молодежи.Наконец, исключение мужчин из капиталистической системы может стать важным способом снижения уровня насилия.

Ключевые слова: маскулинность, ВИЧ, насилие, пол, множественные сексуальные партнеры, средства к существованию, ИПВ, безработица

Быстрая урбанизация привела к росту неформальных поселений, поскольку города и штаты не смогли эффективно создать постоянную инфраструктуру для растущего населения ( 1, 2). По оценкам ВОЗ и ООН-ХАБИТАТ в 2010 г., 63% городских жителей в странах Африки к югу от Сахары жили в неформальных поселениях (3).В Южной Африке в 1980-е годы наблюдался быстрый рост городских неформальных поселений, когда правительство апартеида прекратило контролировать мобильность черного большинства с отменой законодательства о контроле над притоком, но не смогло удовлетворить потребности в постоянном жилье (4). Текущие оценки для Южной Африки показывают, что 4,4 миллиона человек живут в неформальных поселениях, что составляет примерно 23% всех домохозяйств (5). В районе Этеквини, Квазулу-Натал — месте проведения настоящего исследования и третьем по величине городе в Южной Африке — около 25% населения проживает в неформальном жилье (5).

Городские неформальные поселения часто представляют собой места с высоким уровнем насилия, бедности, плохого состояния здоровья и ВИЧ (4, 6–8). По оценкам ЮНЭЙДС, 28% людей, живущих с ВИЧ / СПИДом в южной и восточной Африке, живут в 14 городах региона (примерно 15% глобальной эпидемии), а в Южной Африке распространенность ВИЧ в неформальных поселениях вдвое выше, чем среди людей в формальных поселениях. корпус (9, 10). Хотя по-прежнему мало сопоставимых данных о показателях гендерного насилия в городских и сельских районах (11), в одном исследовании из Кейптауна, Южная Африка, изучался уровень убийств в городе, сравнивались различные «типы» поселений и показывались неформальные городские поселения. имели показатели более чем в четыре раза выше, чем у более богатых официальных поселений (3).

Было много споров о том, почему в городских неформальных поселениях особенно высок уровень насилия и плохого состояния здоровья, а также о роли места в результатах для здоровья в целом (12). Одна из сторон этого аргумента подчеркивает опыт проживания в густонаселенных сообществах, ведущий к стрессу и неспособности контролировать аспекты жизни, как ключевой фактор, формирующий насилие (11). Другой аргумент заключается в том, что в неформальных поселениях меньше социальной сплоченности, вызванной бедностью и мобильностью, что создает менее стабильные формы власти, в которых насилие становится необходимым ресурсом для использования, поскольку ранее стабильные конфигурации власти — особенно гендерная власть — становятся проблемой (3 , 11).

Мужественность и насилие

Во всем мире исследователи все чаще изучают конструкции мужественности, включая совершение мужчинами насилия, которые подвергают их и их партнеров повышенному риску заражения ВИЧ (13, 14). Твердо укоренившись в критике гендерного неравенства, исследования наблюдали и пытались объяснить кластеризацию мужского насилия и практик, связанных с риском заражения ВИЧ (15). В Южной Африке репрезентативное популяционное исследование южноафриканских мужчин показало, что те, кто прибегал к насилию по отношению к партнеру, имели менее гендерно справедливую мужественность, с большей вероятностью подвергались изнасилованию и с большей вероятностью участвовали в трансакционном сексе (16).В частности, в исследовании среди лиц моложе 25 лет те, кто совершал насилие по отношению к партнеру, имели более высокую распространенность ВИЧ (16). Сходные связи между насилием, изнасилованием и гендерным неравенством проявились также в Азиатско-Тихоокеанском регионе (17) и Латинской Америке (18, 19).

Рассматривая эту кластеризацию риска, насилия и гендерного неравенства, исследователи в основном опирались на концепцию гегемонной маскулинности Коннелла (20), выстраивая реляционную конструкцию гендерного неравенства (21).В контексте патриархальных привилегий Коннелл утверждает, что в любой социальной среде существует коллективное понимание идеальных мужских практик. Большинство мужчин рассматривают идеал как стремление, что-то, что влияет на их практики и структурирует понимание мужчинами самих себя и своего поведения, не обязательно достижимое или желаемое в целом для всех мужчин (20). В ответ мужчины конструируют ряд мужественности, позволяя им создавать жизнеспособные альтернативы гегемонистской маскулинности, в то же время часто поддерживая ее общую логику (20).Эти гегемонистские идеалы также влияют на поведение женщин, поскольку, хотя они подчиняются мужчинам, они формируют их взгляды на желаемый идеал, и, таким образом, мужчины, которые не стремятся принять гегемонистскую мужественность, могут быть наказаны из-за своей привлекательности для женщин.

Мужское поведение, включая насилие и действия, связанные с риском заражения ВИЧ, можно понимать как попытки мужчин позиционировать себя как индивидуально, так и публично в отношении господствующей маскулинности, которая формирует гендерную иерархию (19, 22, 23).Критические исследования мужчин также указывают на то, что такое поведение, связанное со здоровьем, активно формирует формы мужественности (24). С социально-психологической точки зрения некоторые исследователи озабочены тем, как эти широкие макропроцессы внедряются в психику человека и как они интернализуются и сопротивляются (25). В контексте высокого уровня бедности был выдвинут сильный аргумент в пользу того, что молодые люди создают подчиненную маскулинность, сосредоточенную на гетеросексуальных действиях и насилии как способе формирования у них чувства собственного достоинства и позиционирования себя в рамках гендера и более широкого социального порядка. этих социально подчиненных пространств (20, 26, 27).Реже комментируется то, как гендерные иерархии пересекаются с возрастными иерархиями, и насилие часто также можно рассматривать как находящееся на пересечении этих осей (27).

В то время как большая часть работы подчеркивает мужскую власть, доминирование и использование насилия в отношении женщин и других мужчин, другой набор работ подчеркивает эмоциональную жизнь и уязвимость, которые испытывают многие из этих мужчин, живущих в бедности (28, 29). Это побудило некоторых предположить, что мужское насилие возникает из глубокого чувства бессилия (30), когда мужчины ищут власти способами, доступными для них и социально приемлемыми.Некоторые исследователи стремились проследить «долгую историю насилия» мужчин, исследуя суровое детство мужчин, которое приводит к «расстройствам привязанности», которые, как правило, снижают эмпатию и чувство вины у мужчин. Поступая таким образом, они предполагают, что модели насилия и другого рискованного поведения устанавливаются в процессах психологического развития в детстве, но затем становятся возможными через социальные процессы и контексты — такие как патриархат — для поддержки мужского насилия в отношении женщин и других мужчин (31).

Мужественность в Южной Африке

В Южной Африке ряд этнографий пытались понять, как мужчины конструируют и поддерживают мужскую идентичность и уважение в различных контекстах.Работа Хантера (4) предполагает, что в 1970-е и 1980-е годы возникла новая «традиционная мужественность» для чернокожих южноафриканских мужчин, занятых на рабочих местах из рабочего класса, когда произошла индустриализация. В основе этой мужественности лежал доброжелательный гетеросексуальный патриархат, в котором мужское уважение подкреплялось мужской экономической обеспеченностью (4). Это переработало старые представления о мужественности, поместив их в городскую среду. Центральным моментом в этом была способность мужчин обеспечивать домашнее хозяйство, при этом дом становился критерием мужественности (4, 32).Власть мужчин также выражалась в утверждении общественного контроля над женщинами и детьми. Согласно Хантеру (4), эта мужественность продолжает доминировать в гендерной иерархии для многих чернокожих южноафриканцев из рабочего класса, потенциально формируя гегемонистскую маскулинность (20).

Как подчеркивается в многочисленных исследованиях маскулинности, для большинства мужчин (если не для всех) «гегемонистская маскулинность» не может быть достигнута и множество мужественности процветает (21). Исследования, проведенные в Южной Африке, изучали альтернативные способы формирования мужской идентичности и уважения.Рейлинг (33) смотрит на то, как мужчины, живущие с ВИЧ, конструируют новые формы того, что он называет «относительным достоинством» посредством активизма в области здравоохранения, создавая при этом новую форму мужественности. Небольшое количество исследований было посвящено изучению мужественности и здоровья молодежи в современной Южной Африке. Wood and Jewkes (34), например, из провинции Восточный Кейп в Южной Африке, утверждают, что экономическая маргинализация молодых мужчин привела к появлению характерной молодежной маскулинности, когда маскулинность стала сосредоточена на контроле над основными сексуальными партнерами-женщинами с применением насилия при необходимости. .Точно так же работа Рагнарссона и др. (8) в пригородных сообществах подчеркивает, что небольшие мужские группы являются центральным локусом для этого производства патриархальной маскулинности молодежи, в которой мужчины вместо альтернативных источников власти и достоинства обращаются к поискам множественные сексуальные партнерства как способ закрепить свою мужественность среди других мужчин. В то время как работа Хантера (4, 35) также исследует более молодых мужчин, подчеркивается, как молодые люди преодолевают напряженность между их ожидаемыми ролями в качестве поставщиков в романтических отношениях и отсутствием экономической власти посредством тонких переговоров и подчеркнутой гетеросексуальности.

В этом исследовании мы основываемся на этой работе, чтобы изучить, как молодые чернокожие южноафриканские мужчины, живущие в условиях бедности в городских неформальных поселениях, стремятся создать и поддерживать жизнеспособное чувство уважения и мужской идентичности через свои отношения с другими людьми. другие сосредоточились на пересечении сексуальности и насилия. Нас беспокоит то, как мужчины оценивают себя и позиционируют себя в рамках гендерной и возрастной иерархии.

Методы

Условия

Молодые люди, участвовавшие в исследовании, жили в двух городских неформальных поселениях в районе ЭТеквини, Квазулу-Натал, Южная Африка.В неформальных поселениях в Южной Африке услуги некачественные; Данные за 2001 год показывают, что только 26% жилищ в неформальных поселениях имеют водопровод в жилище или дворе, а 32% — электричество (5), и это отражено в двух поселениях. Большинство молодых людей происходили из немного более старого и более устоявшегося поселения Маленькая Япония. В Маленькой Японии правительство предоставило несколько однокомнатных домов (так называемых RDP-домов), расположенных рядом с небольшими лачугами и однокомнатными жилищами. Он был расположен рядом с главной автомагистралью, которая проходила мимо торгового центра и большого городка, примерно в 10 минутах езды на такси.До центра Дурбана ходило обычное общественное такси, поездка занимала около 25 минут. Несмотря на это, дороги Маленькой Японии были в основном незащищенными, электричества было мало, а внутренних туалетов не было. Вторая община была Мбазвана и значительно беднее Маленькой Японии. Это был новый поселок, заселенный только в предыдущие 10 лет, расположенный на крутом склоне холма. Транспортное сообщение с Дурбаном и промышленными районами было слабым. Жителям Мбазваны пришлось сесть на два общественных такси до центра Дурбана, что занимало около 45 минут.В Мбазване также не было электричества, дорожек и туалетов.

Участники

Мужчины были в возрасте от 18 до 27 лет, большинство из них моложе 25 лет. Некоторые из них официально закончили образование со средней школой, но большинство бросили учебу раньше, и лишь немногие получили дальнейшее профессиональное образование. Ни один из мужчин в исследовании не имел постоянной работы; скорее большинство полагалось на временную формальную работу (в основном работа в магазине или строительство), неформальную работу (например, продажу небольших предметов на обочине дороги или работу в общественном такси) или различные незаконные действия (продажа наркотиков или мелкие преступления) .Эта работа была плохо оплачиваемой и очень ненадежной. Национально репрезентативные данные о домохозяйствах за 2006 год подчеркивают случайный характер работы в неформальных поселениях (36). Эти данные также показывают, что средняя заработная плата в неформальных поселениях составляла 1703 ранда в месяц по сравнению с 945 рандами в формальном жилье (36). Многие мужчины также полагались на свою семью, чтобы поддержать их в финансовом отношении. Все мужчины сообщили, что у них была основная партнерша на момент интервью, а у некоторых был ребенок от этого партнера или предыдущего партнера.

Сбор данных

Данные для этого документа взяты из трех обсуждений в фокус-группах (ФГД), проведенных с 44 мужчинами, и 19 глубинных интервью (ГИ), проведенных в течение 2 месяцев в 2012 году. ФГД позволяют коллективно придерживаться взглядов и понимания существенных вопросов. возникают — то, что мы можем назвать публичными стенограммами, — в то время как IDI позволяют проявиться сложностям и двойственности реальной жизни, без чувства принуждения мужчин к построению публичной идентичности (37).

Данные были собраны на начальном этапе для формирующей оценки поведенческого и структурного вмешательства — «Шаговые камни» и «Создание будущего» (38).Участников наняла НПО Project Empower, базирующаяся в eThekweni, которая провела мероприятие. Были проведены открытые собрания сообщества, на которых разъяснялось вмешательство и распространялись листовки. Таким образом, участники самостоятельно выбрали участие в исследовании. Для ФГД использовалась удобная выборка; мы обратились ко всем мужчинам, включенным в исследование в первые три дня, и попросили их принять участие в ФГД, 44 мужчины согласились. Хотя ФГД были крупными (от 12 до 20 участников), они позволили провести обмен мнениями и идеями.Как утверждают Танг и Дэвис (39), оптимального размера для ФГД не существует, пока имеется достаточно времени и поддержки, позволяющие осуществить значимый обмен идеями. Из 110 мужчин, участвовавших в вмешательстве, мы случайным образом выбрали 20 мужчин для участия в IDI — 19 мужчин согласились. Мы случайным образом выбрали мужчин для IDI, а затем наблюдали за мужчинами в течение 1 года, чтобы понять их общий опыт вмешательства, и не хотели вносить предвзятость в наш выбор.

IDI и FGD охватывают похожие темы.Они сосредоточились на пересечении мужественности и средств к существованию и на том, как это влияет на жизнь и отношения мужчин. В частности, они включали дискуссии о том, как мужчины зарабатывают деньги и выживают каждый день и что они хотят делать в будущем. Вопросы выясняли, что, по мнению мужчин, означает быть мужчиной в своем сообществе, и достигли ли они этого или нет. Затем тематическое руководство перешло к отношениям с женщинами, особенно с сексуальными партнерами, прежде чем задавать вопросы о насилии в обществе и в их отношениях.IDI обычно длились около 45 минут, от 20 минут до 1,5 часов. ФГД длились от 1 до 1,5 часов. Все FGD и IDI проводились на исизулу, доминирующем языке в местах проведения исследований, и были записаны в цифровом виде, переведены и расшифрованы полевым работником-мужчиной, который их проводил.

Анализ данных

Тематический контент-анализ был проведен на основе подхода Аттрайда-Стирлинга к тематическому сетевому анализу (40). В целом, транскрипты читались неоднократно, прежде чем были разработаны исходные коды (на основе слов или коротких идей) (41).Затем кодексы были сгруппированы в группы, посвященные тому, как мужчины понимают уважение и стремятся его достичь. Триангуляция была достигнута путем сравнения и сопоставления FGD и IDI для изучения общественного и частного понимания и выражения мужественности. Затем они были сосредоточены на двух сетях, обозначенных как «традиционная мужественность» и «молодежная мужественность». Такой подход позволяет исследователю устанавливать связи между различными идеями и связывать их с теорией, а не просто описывать данные (40).

Этика

Этика одобрена Южноафриканским советом медицинских исследований (EC003-2 / 2012) и комитетами по этике гуманитарных и социальных наук Университета Квазулу-Наталь (HSS / 0789/011 и HSS / 1273 / 011D).Письменное информированное согласие было получено от всех участников. Имена участников исследования и местоположения были заменены псевдонимами, чтобы защитить личность участников. Плата участникам за участие в интервенции или ФГД не выплачивалась. Тем не менее, для IDI ассистент-исследователь купил небольшую еду и поделился ею, чтобы наладить взаимопонимание.

Результаты

Мужчины, отождествляемые с «традиционной» мужественностью, основанной на экономическом обеспечении в отношениях, в которых мужчины позиционировались как доброжелательные патриархи.Тем не менее, неспособность молодых людей найти работу оставляла их в социальном положении в детстве. В ответ на это мужчин привлекла особая молодежная мужественность, которая подчеркивала уважение через насилие над партнерами, контроль над партнерами, поиск нескольких сексуальных партнеров и насилие над другими мужчинами.

«Традиционная» мужественность

Молодые мужчины стремились к «традиционной» мужественности, тесно связывая мужественность с обеспечением семьи и партнера и контролем над ними. Гведи, например, считал мужественность воплощением наличия дома и контроля над семьей:

Опрашивающий: Какие качества должны быть у человека, чтобы его можно было назвать мужчиной в вашем сообществе?

Гведи: Ты знаешь, мой брат, другого пути нет, ты должен иметь жену, дом и деньги, и еще раз, чтобы увидеть, насколько хорошо ты себя ведешь, когда ты мужчина, ты должен быть прямым [строгим].(IDI, 24, мелкий продавец наркотиков) 1

Мужчины ценили экономическую независимость, поскольку она позволяла им создавать домашнее хозяйство. Занимать деньги вместо того, чтобы работать на них, как это делали многие молодые люди, считалось признаком неудачи, как прокомментировал Токозани:

Опрашивающий: Что значит быть мужчиной?

Thokozani: Я должен быть ответственным и независимым, уважаемым в обществе.

Интервьюер: Что вы имеете в виду под независимостью?

Токозани: Как будто у меня есть собственный дом.Не быть человеком, который всегда занимает деньги. (IDI, 19, при поддержке родителей)

Среди информантов обсуждалось использование насилия для разрешения споров между мужчинами. Для некоторых случаев насилия оставалось важным иметь оружие и ножи, а также готовность применять насилие. Однако для большинства «традиционная» мужественность заключалась в более мягких и приоритетных аспектах любви, доброты и взаимодействия с детьми, а также в ограничении насилия, как подчеркнул Бонгани:

Опрашивающий: Что делает мужчину успешным в вашем сообществе?

Бонгани: Это то, как он себя ведет [то, как он себя ведет], с уважением…

Опрашивающий: Как он относится к своей семье?

Бонгани: Он дисциплинированный человек.У него есть жена, и это не означает, что вы не можете мыть посуду только потому, что у вас есть жена, мужчина может хорошо разговаривать со своей женой, а не с насилием, и его дети любят его как отца. (IDI, 25, неформальный магазин)

В целом, мужчины в исследовании по-прежнему стремились к «традиционной» маскулинности, при которой власть предоставлялась им через экономическую независимость и социальное господство, по сути создавая гегемонистскую маскулинность.

Мужчины без уважения

Молодые люди, однако, осознавали, что «традиционная» мужественность была желанной и что-то, чего они пытались достичь.Мужчины рассказывали, как они часто сильно зависели от финансовой поддержки своих семей — в первую очередь от матерей или бабушек. Как описал Табо, эта зависимость подорвала его чувство уверенности и мужественности:

Табо: Дело в том, что моя бабушка покупает мне еду, она одевает меня и поддерживает моего ребенка. Теперь подумайте о том, чтобы попросить у нее денег, допустим, я и мои друзья хотим купить выпивку и вечеринку, для меня это проблема.

Интервьюер: Вызывал ли у вас какие-либо проблемы, прося денег у бабушки?

Табо: Я слишком зависим от нее, но должен быть независимым.(IDI, 23, сдельная работа)

Без формальной работы молодые люди проводят много времени, «слоняясь по улицам». Это сделало возможным публичную «девальвацию» мужчин другими членами сообщества, которые не воспринимали их всерьез, поскольку они не работали. Как предположил Мбонисва, мужчины без работы считались бесполезными, менее значительными, чем мужчины, поскольку они не могли содержать семью:

Опрашивающий: Как они относятся к человеку, который не работает?

Мбонисва: Они считают его бесполезным человеком. Как человек, на которого нельзя полагаться или на которого нельзя равняться.Они игнорировали бы его, не воспринимали бы его всерьез и не смотрели бы на него свысока или как на кого-то, кого не существует в обществе. (IDI, 23, неформальная работа)

В рамках государственной гендерной и возрастной иерархии, существовавшей внутри сообществ, отсутствие доступа к работе ставило молодых мужчин в низкое положение. Действительно, многие, в том числе Уайзман, подчеркивали, что их воспринимали как детей, поскольку они не соответствовали идеалам мужественности:

Интервьюер: Как общество относится к вам, если вы не соответствуете характеристикам этого мужчины?

Wiseman: Хорошо, да, вы подорваны.Как будто вы просто мужчина, потому что вы носите штаны [брюки] и больше ничего. На тебя смотрят свысока, даже маленькие мальчики подрывают тебя, они относятся к тебе так, как будто ты в их возрасте, потому что ты бесполезен. (IDI, 18, временная работа)

Особую озабоченность молодых мужчин вызывала их неспособность обеспечивать сексуальные отношения, поскольку, по их мнению, от них ожидали. Сандил описал разочарование и смущение, вызванное тем, что он не мог предоставить предметы первой необходимости, и то, как женщины смотрели свысока на таких молодых людей, как он:

Интервьюер: Какие проблемы возникают у мужчины, когда у него нет денег?

Сандил: В большинстве случаев женщины зависят от мужчин, поэтому, если вы мужчина и у вас нет денег, даже когда женщина просит что-нибудь надеть или духи, а вы не можете их предоставить, это становится проблемой.Это смущение.

Интервьюер: Что происходит с вами как с мужчиной, когда это происходит?

Сандил: Ваше достоинство раздавлено, и женщины ругают вас, как будто говорят: «Этот мужчина просто использует меня, он не дает мне денег, он ничего не делает для меня, он просто использует меня [для секса]. (IDI, 24, временные рабочие места)

В городских неформальных поселениях молодые люди прекрасно осознавали, как другие позиционируют их в гендерной иерархии и как они позиционируются как дети из-за неспособности достичь того, чего от мужчин ожидают.

Укрепление уважения в неформальных поселениях

В своих общинах мужчины изо всех сил пытались утвердиться как мужчины в общественных местах и ​​развить собственное чувство уверенности в себе и уважения. В свою очередь, мужчины стремились создать альтернативную идентичность, основанную на источниках власти, к которым они могли получить доступ, в первую очередь связанных с гетеросексуальностью и насилием. Мы выделяем четыре основных аспекта, определяющих доминирующую мужественность молодежи: 1) основные сексуальные отношения мужчин, 2) насилие и контроль над женщинами-партнерами, 3) наличие нескольких партнеров и, таким образом, демонстрация желательности для женщин, 4) общественное насилие.Каждый из них по-своему позволял мужчинам обрести чувство уважения в общественной и частной жизни.

Основные длительные сексуальные отношения мужчин

Большинство мужчин заявили, что у них постоянный сексуальный партнер — женщина. Когда мужчины говорили об этих отношениях, они пытались сформулировать их в терминах, аналогичных тому, как они говорили об отношениях в рамках «традиционной» мужественности, к которой они стремились, даже если они не могли этого достичь. Почти все опрошенные определили женщину, которую они видели в качестве основного партнера, часто кого-то, от кого у них был ребенок, и особенно кого-то, с кем они видели будущее вместе.Они смогли отличить этих женщин и отношения, которые у них были с ними, от других отношений, которые у них были с другими женщинами, которые часто были короче и больше ориентированы на сексуальный обмен.

Мужчины были эмоционально вложены в эти долгосрочные отношения. Многие размышляли о том, как бы они себя чувствовали, если бы эти отношения закончились, подчеркивая эмоциональную боль, которую они испытали бы. У Гведи было две подруги; первый был его основным партнером, от которого у него был ребенок. Второй была женщина помоложе, которую он видел изредка.Он описал различные реакции, которые он почувствовал бы, когда его попросили представить, что произойдет, если эти отношения прекратятся:

Опрашивающий: Что произойдет, если одна из ваших подруг хотела бросить вас? Скажем, ваша малышка мама [главный партнер и мать его первого ребенка]?

Гведи: Без причины?

Опрашивающий: Без причины или без. Я хочу знать, что было бы, если бы один из них захотел бросить тебя?

Гведи: Мне было бы грустно, если бы это была моя мама-малышка, потому что ты знаешь, что я вложил в нее свое будущее, так как я хочу пойти с ней далеко.Мое сердце было бы разбито, но я бы попытался попросить ее не оставлять меня, но все будет зависеть от нее, потому что последнее решение будет она.

Опрашивающий: А второй?

Гведи: Вторая, если она хотела оставить меня?

Опрашивающий: Да.

Гведи: Вторая, если бы она хотела бросить меня, я не был бы слишком убит горем. Хотя мне было бы грустно, потому что она была рядом, чтобы позвонить [секс], я должен сказать, что это было бы грустно в этом смысле, но она не так важна для меня.(IDI, 24 года, мелкий продавец наркотиков)

Мужчины придают большое значение доверию и любви в основных отношениях, символизируемыми женщинами и мужчинами, которые обычно не хотят использовать презервативы: « Я покажу пример парням, с которыми я общаюсь, они говорят, что не используют презервативы со своими основными партнерами, потому что доверяют им, а с другими девушками, которые им не важны, они используют презервативы с ними »(участник, фокус-группа 1). Введение презервативов в эти отношения означало разрыв доверия и любви, что равносильно признанию того, что эти отношения не были моногамными идеализированными отношениями, которые мужчины стремились изобразить и поддерживать.

Насилие и контроль над женщинами-партнерами

В ОФГ и интервью мужчины открыто говорили о том, как они использовали ряд методов для контроля над своими партнерами-женщинами, включая насилие. Использование мужчинами насилия в отношении своих партнеров было тесно связано с целым рядом контролирующих форм поведения и почти всегда позиционировалось мужчинами как активная стратегия достижения уважения и социального положения, в котором, по их мнению, им было отказано.

Контролирующие действия мужчин по отношению к своим основным партнерам пытались ограничить самостоятельность женщин.По словам мужчин, часто это делалось из-за опасений, что женщины «изменят» им с другими мужчинами; Неспособность мужчин контролировать своих партнеров обесценивала самооценку мужчин. Контролируемое поведение включало проверку сообщений сотового телефона, проверку звонков, совершение звонков в течение дня и ночи и ожидание немедленных ответов. Сандил объяснил, что доверяет своей главной девушке, потому что независимо от того, в какое время он звонил, она отвечала на свой телефон и разговаривала с ним:

Сандил: Поскольку моя девушка живет очень далеко от моего сообщества, поэтому, как и каждый раз, когда я звоню ей, она всегда выбирает мои звонки, и мы разговариваем очень долго.Неважно, во сколько я звоню, у нее нет проблем, например, извиняться, если рядом с ней есть мужчина, которого вы знаете, и все такое. Я никогда не замечал, чтобы она делала что-то плохое, например, с мужчиной [измена], и все эти глупости. (IDI, 24, временная работа)

Когда мужское контролирующее поведение не помогло достичь желаемого, молодые люди с готовностью описали использование насилия как способ восстановления как гендерного порядка (подчинение женщин мужчинам), так и восстановления. установление респектабельности мужчин в социальной иерархии, как подчеркнул Сандил, когда его спросили, почему мужчины проявляли насилие по отношению к своим партнерам:

Сандил: Я не могу точно объяснить, почему, но, судя по тому, что я наблюдал, это из-за подружек, которые плохо себя ведут, тогда это приводит к тому, что их бьют, как если бы мужчина сказал: «Вы плохо себя ведете, вы меня не уважаете».(IDI, 24, временные рабочие места)

Участники определили широкий спектр способов, которыми, по их мнению, женщины не уважали их, и где насилие могло быть законно использовано для восстановления уважения и достоинства мужчин. Многие сосредоточились на опасениях мужчин, что женщины могут им обмануть. Другие «причины» включали растущую экономическую автономию женщин и опасения, что это приведет к неуважению женщин к мужчинам, с насилием, используемым для восстановления мужской власти:

Mthobisi: Когда женщина, как она, работает, а я не работаю, и она начинает неуважительно и грубо по отношению ко мне, потом мы ссоримся, как будто я в конечном итоге бью ее, потому что пытаюсь защитить свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, поддерживает сестру)

Женщины, отказывающиеся заниматься сексом с партнером-мужчиной, также потенциально были источником насилия, отражая идеи сексуальных прав, хотя многие мужчины сказали, что это то, что они приняли. Один из участников, Гведи, описал, как однажды вечером его вторая партнерша (не основная партнерша) подошла к нему, но не захотела заниматься с ним сексом. Гведи чувствовал, что единственный способ справиться с этим оскорблением (которое также подразумевало, что у нее был другой партнер) было избить ее, поскольку он был оскорблен:

Гведи: Мне пришлось наложить на нее руку [ударить ее] из-за что она сделала.Она пришла ко мне домой ночью пьяная, и я хотел заняться с ней сексом, а она отказала мне в сексе, потому что была пьяна … потом я ждал до утра, и в тот момент прошли дни с тех пор, как я занимался с ней сексом , так как сейчас утром, как будто я хотел немного, потому что я хотел заняться с ней сексом, поэтому она притворилась, что выходит на улицу, чтобы пописать [там только туалеты на улице] … Я понял, что она не вернется, она была иду домой. Так что я погнался за ней, я схватил ее, я дал ей пощечину за то, что она убегает, но в итоге я не спал с ней, потому что тогда она говорила о полиции и всем остальном [смеется].Поэтому я избил ее за то, что она выставила меня дураком, потому что она должна была сказать, что не хочет заниматься со мной сексом прямо, понимаете, о чем я? (IDI, 24, мелкий торговец наркотиками)

Насилие и контролирующее поведение, применяемые мужчинами в отношении своих партнеров-женщин, широко описывались мужчинами как попытка восстановить свое достоинство и уважение по отношению к женщинам.

Несколько сексуальных партнеров

Центральная роль молодых мужчин, живущих в городских неформальных поселениях, в поиске нескольких сексуальных партнеров для установления своей идентичности была очевидна.Наличие нескольких партнеров было нормальным. Для Токозани это было то, что просто необходимо мужчинам:

Токозани: Но вы знаете, что у женщины может быть один или два партнера. Но мужчины не могут жить, не имея более одного партнера, и очень немногие из них могут жить только с одним. (IDI, 19, при поддержке родителей)

В то время как несколько участников предложили «культурную» основу для множественных сексуальных партнерств, основной акцент делался на том, что множественные сексуальные партнеры были способом заслужить уважение со стороны своей группы сверстников.Один из участников фокус-группы прокомментировал, почему у мужчин много партнеров: «Их можно похвалить за то, что они настоящие мужчины» (фокус-группа 3). Другой, Китай, аналогичным образом предположил, что наличие нескольких подруг принесло вам уважение, подтверждение и достоинство со стороны ваших сверстников:

Китай: если у вас есть одна девушка, вы трус; большинство из них делает это из гордости, и они делают это для того, чтобы заслужить уважение и достоинство, а когда у вас много подруг, это означает, что вы получаете уважение. (Фокус-группа 3)

Перформативный характер поиска и обеспечения нескольких сексуальных партнеров был особенно очевиден в том, как эти мужчины описывали краткосрочные, разовые сексуальные контакты.Мтхобизи описал, как это было связано с вечеринками, употреблением алкоголя и доказательством своим друзьям, что вы смогли добиться сексуального успеха:

Мтхобизи: Вы знаете, на вечеринках презервативы — последнее, о чем люди думают, когда они пьяны, а затем вы идете заниматься сексом с девушками и в конечном итоге заражаетесь ВИЧ из-за того, что пытались доставить удовольствие друзьям. (IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Наличие нескольких сексуальных партнеров было публичным проявлением гетеросексуальности, доказательством желанности и, следовательно, мужественности.Таким образом, они открыли этим молодым людям путь к воспитанию чувства уважения.

Защита чести: насилие мужчин над другими мужчинами

Последний способ, которым мужчины говорили о достижении общественного уважения и доказательстве мужественности, — это демонстрация готовности защищать свою честь насилием по отношению к другим мужчинам. Обычно также использовался алкоголь; однако насилие происходило, когда мужчины чувствовали, что ими пренебрегали и им необходимо защищать свое достоинство. Мтхобизи описал, как возникла борьба из-за того, что мужчины чувствовали необходимость не потерять лицо и не отступить, если их не уважали:

Интервьюер: К кому мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: По отношению к другим мужчинам, если, как и вы, снизили его мужское достоинство…

Опрашивающий: Вы можете привести мне пример?

Mthobisi: Если вы подойдете и посмотрите на меня сверху вниз и будете грубо, ругаетесь или говорите мне неприятности, очевидно, мне придется защищать свое достоинство, я тогда встану и противостою вам, и если мы будем сражаться, мы будем сражаться.

Опрашивающий: Почему мужчины прибегают к насилию?

Mthobisi: В большинстве случаев это потому, что они пьяны, или потому, что они просто вспыльчивы, есть такие, которые, когда вы говорите с ними, просто отвечают вам, просто чтобы ответить вам, они не открыто.

Опрашивающий: Почему они дерутся друг с другом?

Мтхобизи: Это гордость, брат мой, ты знаешь, что люди ценят свое достоинство. Я также верну тебе одолжение, причиню боль и причиню тебе боль, чтобы я смог вернуть свое мужское достоинство.(IDI, 22 года, снимает комнату, сестра поддерживает)

Точно так же Гудман описал, как спор может легко перерасти в драку, особенно если был задействован алкоголь:

Опрашивающий: Так к кому относятся мужчины, жестокие по отношению к ним?

Гудман: Друг друга.

Интервьюер: Почему?

Гудман: Вы знаете, вы обнаружите, что один человек наступает на другого, и тот, на кого наступают, скажет: «Разве ты не видишь, что ты стоял у меня на ноге?», А второй парень сказал: «Извини», тогда первый будет пытаться спровоцировать другого, потому что он пьян и потому, что, возможно, у него есть обида на второго парня или что-то в этом роде.И, может быть, второй в конечном итоге скажет: «Я сказал, что извиняюсь, что вы хотите, чтобы я сказал», и если первый продолжит давить, то второй скажет: «Что вы собираетесь делать?» борьба начинается из-за этого небольшого инцидента. (IDI, 25, при поддержке матери)

Насилие мужчин по отношению друг к другу было очень публичным и было тесно связано с общей заботой мужчин о позиционировании себя в доминирующей гендерной иерархии. Хотя алкоголь часто подпитывал это насилие, мужчины чувствовали, что не могут «отступить», не потеряв уважения.

Обсуждение

В этом исследовании мы стремились понять, как молодые люди в двух городских неформальных поселениях в ЭТеквени, Южная Африка, создают и поддерживают один определенный набор социальной и сексуальной идентичности перед лицом высокого уровня безработицы и бедности. признание относительной природы мужественности и их множественности в любой конкретной обстановке. В широком смысле мы предположили, что в то время как эти молодые люди стремились к « традиционной » рабочей мужественности, сформировавшейся в 1970-х годах в индустриализации Южной Африки, с упором на экономическую власть для создания и поддержания домашнего хозяйства, включая утверждение власти над женщинами и детьми (4) , их способность сделать это была серьезно скомпрометирована, потому что у них не было для этого материальных возможностей.

В свою очередь, молодые люди искали другие способы развить чувство силы и уважения в ответ на жизненные проблемы, с которыми они столкнулись, и на свою неспособность получить другие источники уважения. В основном молодые люди, «находящиеся на неправильной стороне истории» (42), установили подчиненную мужественность, во многом такую ​​же, как это было обозначено Вудом и Джукесом (34) в Восточно-Капской провинции Южной Африки. Эта молодежная мужественность отдавала приоритет вместо власти через создание и поддержание дома, образования или богатства, власть в пространствах, которых молодые мужчины могли бы достичь, наиболее очевидно за счет утверждения власти и контроля над женщинами, особенно над основными сексуальными партнерами, и поиском множественных сексуальных партнерств. и насилие по отношению к другим мужчинам.Эти методы, аналогичные тем, которые описаны Вудом и Джукесом (34), предполагают общность того, как маргинализованная молодежь в Южной Африке пытается позиционировать себя в рамках гендерной иерархии в условиях бедности и безработицы.

То, что эти источники власти являются единственными доступными для молодых людей в этих условиях, вытекает из долгой истории экономической, политической и социальной изоляции и насилия, направленного против молодых чернокожих южноафриканцев (43), и продолжающегося доминирование консервативных патриархатов в Южной Африке, а также межпоколенческое производство травм и насилия, с которыми сталкиваются многие молодые люди (31).

Следует, однако, отметить, что молодые люди выразили значительные эмоциональные вложения в свои долгосрочные отношения с основными сексуальными партнерами-женщинами. Это резко контрастирует с тем, что много писали о молодых людях, в которых подчеркивается экстрактивный характер и отсутствие эмоциональной вовлеченности в мужских отношениях (8, 28). Это также указывает на то, как мужчины используют целый ряд дискурсов о мужественности в различных отношениях (19), предполагая, что могут существовать дискурсы и возможности для изменений, уже заложенные в повседневные практики мужчин.Однако, как предполагают Вуд и Джьюкс (34), вклад мужчин в эти отношения также является способом демонстрации мужественности, поскольку способность мужчин удерживать и контролировать женщин имеет для них решающее значение.

Молодежная мужественность, описанная в данных, также контрастирует с описанной Хантером (4, 35). Хантер предполагает, что перед лицом ВИЧ молодые люди в Квазулу-Натале начинают изменять свое сексуальное поведение в качестве естественной реакции на риск. Однако наши данные показывают, что для многих мужчин этого не происходит, поскольку необходимость добиться уважения и социального положения в гендерном порядке перевешивает другие приоритеты.

У молодых мужчин в городских неформальных поселениях их чувство мужественности и положения в гендерной иерархии было открыто признано и оценено; что-то, что мужчины «носили на рукаве» и исполняли. В очень разных контекстах Ванделло и Боссон (44) предполагают, что мужественность, по большей части, чрезвычайно ненадежна, что-то, что «трудно выиграть и легко потерять». Не подчеркивая напрямую перформативную природу маскулинности, такой аргумент перекликается с представлением Батлера (45) о гендере как перформативной категории (хотя и реализуемой в рамках материальных и политических ограничений).Действительно, молодые люди, участвовавшие в этом исследовании, безусловно, продолжали проявлять мужественность ежедневно, осознавая, как их оценивали публично. Это могло усугубляться очень публичным характером повседневной жизни в двух неформальных поселениях. Поскольку молодые люди жили в маленьких лачугах с одной комнатой, которые часто использовались совместно с другими, у них было мало личных пространств, в которых они могли бы уединиться и разыграть альтернативные формы маскулинности вне поля зрения доминирующих социальных и гендерных норм. В то время как во многих работах исследовалось, как место влияет на здоровье (6, 11, 12, 29), мало кто рассматривал вопрос о том, как общественный характер жизни в городских неформальных поселениях и отсутствие частных пространств могут способствовать возникновению определенных конфигураций гендерных практик.

Аргумент, изложенный в этой статье, имеет три значения для работы по снижению насилия и риска заражения ВИЧ среди мужчин в более широком смысле. Во-первых, даже в рамках описываемой нами мужественности молодежи существовал ряд противоречий и возможностей для поддержки более справедливой с гендерной точки зрения — или, по крайней мере, менее вредной — мужественности, подчеркивающей доверие, любовь и долгосрочную приверженность. Как было указано (19), они предоставляют дискурсы для интервенций, которые можно использовать и строить, и указывать на изменчивую и множественную природу мужественности в любой конкретной обстановке.

Во-вторых, учитывая то, как мужественность молодежи объединяется вокруг ряда конкретных практик, вмешательства должны работать для решения множества проблем, если они стремятся снизить насилие и риск заражения ВИЧ. Маловероятно, что изменение агрессивного поведения мужчин произойдет вне работы с ними по вопросам употребления алкоголя, наркотиков, множественных сексуальных партнерств, потому что все это сливается вокруг определенной формы молодежной мужественности.

Наконец, как показывают другие исследования, насилие и другие связанные с ВИЧ практики риска частично возникают из-за исключения молодых людей из глобальной капиталистической экономики 46.С доминирующим подходом к достижению отрезанного от этих молодых людей уважения, они ищут альтернативные пути; один из которых включал то, что мы называем молодежной мужественностью. Все работы с периферии капиталистической системы, включая Мозамбик (26) и Бразилию (18), указывают на то, как насилие мужчин вовлечено в эти процессы исключения (часто совпадающие с расизмом). Тем не менее, аналогичная динамика наблюдается и в самом сердце глобального капитализма. Как отмечает Бургуа (27) в своей этнографии наркодилеров в Нью-Йорке, молодые порто-риканцы, исключенные из капиталистической экономики, пользуются уважением с помощью единственно доступных путей, торговли наркотиками и публичного и частного применения насилия.Учитывая, что эти глобальные процессы связаны с местной динамикой, еще многое предстоит узнать о том, как будет выглядеть создание средств к существованию молодых людей и будет ли это иметь какое-либо влияние на насилие и поведение, связанное с риском заражения ВИЧ. Также требуется дополнительная работа над тем, как лучше всего работать с молодыми мужчинами, инвестировавшими в современную форму молодежной маскулинности, которая ставит во главу угла насилие, контроль и множественные сексуальные партнерства, чтобы поддержать этих молодых мужчин в изменении и развитии менее вредных форм мужественности в контексте бедность и серьезные жизненные проблемы.

Благодарности

Выражаем благодарность другим членам группы, участвовавшим в более крупном исследовании, частью которого оно является, а именно: Саманте Уиллан, Нвабиса Джама-Шай, Номпумелело Мбата, Лоре Вашингтон, Элисон Миссельхорн и Милли Мушинга. Спасибо также интервьюеру и участникам, а также рецензентам за их проницательные комментарии.

Footnotes

1 Предоставленная информация: IDI (углубленное интервью), возраст, основной источник дохода.

Конфликт интересов и финансирование

Это исследование финансировалось SIDA и Norad через институциональный грант HEARD, UKZN, Объединенному гендерному фонду (Южная Африка) и Совету медицинских исследований, Южная Африка.У нас нет конфликта интересов.

Ссылки

1. Майерс Г. Лондон: Zed Books; 2011. Африканские города: альтернативные взгляды на городскую теорию и практику. [Google Scholar] 2. КТО. Женева: ВОЗ; 2008. Наши города, наше здоровье, наше будущее: воздействие на социальные детерминанты для обеспечения справедливости в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 3. ВОЗ, ООН-Хабитат. Женева: ВОЗ и ООН-Хабитат; 2010. Скрытые города: разоблачение и преодоление неравенства в отношении здоровья в городских условиях. [Google Scholar] 4. Хантер М. Дурбан: Университет Квазулу-Натал Пресс; 2010 г.Любовь во время СПИДа: неравенство, пол и права в Южной Африке. [Google Scholar] 5. Агентство жилищного строительства Южной Африки. Дурбан: HDA; 2011. Неформальные поселения — Квазулу-Натал. [Google Scholar] 6. Хантер М. Меняющаяся политическая экономия пола в Южной Африке: значение безработицы и неравенства для масштабов пандемии СПИДа. Soc Sci Med. 2007. 64: 689–700. DOI: S0277-9536 (06) 00483-7 [pii] 10.1016 / j.socscimed.2006.09.015. [PubMed] [Google Scholar] 7. Томас Л., Вири Дж., Малангу П.Улучшение здоровья в трущобах: ВИЧ и африканская перспектива. Ланцет. 2011; 377: 1571–2. [PubMed] [Google Scholar] 8. Рагнарссон А., Таунсенд Л., Экстром А., Чопра М., Торсон А. Построение идеализированной городской мужественности среди мужчин с одновременными сексуальными партнерами в южноафриканском городке. Glob Health Action. 2010; 3: 5092. doi: 10.3402 / gha.v3i0.5092 .. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 9. ван Рентергем Х., Джексон Х. Дурбан: ЮНЭЙДС; 2009. СПИД и город: усиление мер в ответ на ВИЧ и СПИД в городских районах Африки к югу от Сахары.[Google Scholar] 10. Шисана О, Рехле Т., Симбайи Л., Зума К. Кейптаун: HSRC; 2009 г. Национальное исследование распространенности, заболеваемости, поведения и коммуникации в Южной Африке, 2008 г. [Google Scholar] 11. Макилвейн К. Урбанизация и гендерное насилие: исследование парадоксов глобального Юга. Environ Urban. 2012; 25: 65–79. [Google Scholar] 12. Дэвидсон Р., Митчелл Р., Хант К. Местоположение, местоположение, местоположение: роль опыта неблагополучия в восприятии неспециалистами неравенства в отношении здоровья в разных регионах. Место Здоровья.2008. 14: 167–81. [PubMed] [Google Scholar] 13. Гупта Г.Р., Огден А.С., Уорнер А. Двигаясь вперед в отношении гендерной уязвимости женщин к ВИЧ: хорошие и плохие новости и что с этим делать. Глобальное общественное здравоохранение. 2011; 6 (Приложение 3): S370–82. [PubMed] [Google Scholar] 14. Филлипс А., Пиркл С. Выходя за рамки поведения: продвижение эпистемологии и вмешательств по профилактике риска ВИЧ (Отчет о состоянии литературы) Glob Public Health. 2011; 6: 577–92. [PubMed] [Google Scholar] 15. Джукес Р., Моррелл Р. Гендер и сексуальность: новые перспективы гетеросексуальной эпидемии в Южной Африке и последствия для риска и профилактики ВИЧ.J Int AIDS Soc. 2010; 13: 6. DOI: 1758-2652-13-6 [pii] 10.1186 / 1758-2652-13-6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Джукес Р., Сиквейя Ю., Моррелл Р., Дункл К. Гендерное неравноправие мужчин и женщин и сексуальные права при изнасиловании Южная Африка: результаты перекрестного исследования. PLoS One. 2011; 6: e29590. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17. Фулу Э., Джукес Р., Розелли Т., Гарсия-Морено К. Межстрановое перекрестное исследование ООН по проблемам мужчин и насилия. Распространенность и факторы, связанные с совершением мужчинами насилия со стороны интимного партнера: результаты межстранового перекрестного исследования ООН по мужчинам и насилию в Азиатско-Тихоокеанском регионе.Ланцет Glob Health. 2013; 1: e187–207. [PubMed] [Google Scholar] 18. Баркер Г. Лондон: Рутледж; 2005. Умирать, чтобы быть мужчиной: молодость, мужественность и социальная изоляция. [Google Scholar] 19. Флеминг П.Дж., Андес К., Диклементе Р. «Но я не такой»: навигация молодых мужчин по нормативной маскулинности в маргинальном городском сообществе в Парагвае. Культовый секс для здоровья. 2013; 15: 652–66. [PubMed] [Google Scholar] 20. Коннелл Р. Кембридж: Политика; 1999. Мужественность. [Google Scholar] 21. Коннелл Р. Гендер, здоровье и теория: осмысление проблемы в локальной и мировой перспективе.Soc Sci Med. 2012; 74: 1675–83. [PubMed] [Google Scholar] 22. Куртенэ WH. Конструкции мужественности и их влияние на мужское благополучие: теория пола и здоровья. Soc Sci Med. 2000; 50: 1385–401. [PubMed] [Google Scholar] 23. Хирш Дж. География желания: социальное пространство, сексуальные проекты и организация внебрачного секса в сельской Мексике. В: Hirsch J, Wardlow D, Smith D, Phinney H, Parikh S, Nathonson C, редакторы. Секрет: любовь, брак и ВИЧ. Нэшвилл: издательство Университета Вандербильта; 2009 г.С. 53–83. [Google Scholar] 24. Лохан М. Как мы можем лучше понять мужское здоровье? Объединение объяснений критических исследований мужчин и неравенства в отношении здоровья. Soc Sci Med. 2007; 65: 493–504. [PubMed] [Google Scholar] 25. Кэмпбелл С., Гиббс А. Стигма, гендер и ВИЧ: тематические исследования межсекторального характера. В: Boesten J, Poku N, редакторы. Гендер и ВИЧ / СПИД: критические перспективы из развивающихся стран. Лондон: Ashgate Press; 2009. С. 29–46. [Google Scholar] 26. Горс-Грин К. Гегемония и подчиненная мужественность: класс, насилие и сексуальная активность среди молодых мозамбикских мужчин.Nord J Afr Stud. 2009. 18: 286–304. [Google Scholar] 27. Бургуа П. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2002. В поисках уважения: продажа крэка в Эль-Баррио. [Google Scholar] 28. Зайдлер В. Лондон: Рутледж; 2005. Преобразование мужественности: мужчины, культуры, тела, власть, секс и любовь. [Google Scholar] 29. Мет П. Маргинальные мужские эмоции: политика и место. Геофорум. 2009. 40: 853–63. [Google Scholar] 30. Рэйтеле К. Без страха подчиняет чернокожих южноафриканцев. Cahiers d’Etudes africaines.2013; LIII: 247–68. [Google Scholar] 31. Мэтьюз С., Джукс Р., Абрахамс Н. «У меня была тяжелая жизнь»: исследование невзгод детства в формировании мужественности у мужчин, убивших интимного партнера в Южной Африке. Br J Criminol. 2011; 51: 960–77. [Google Scholar] 32. Бэнкс Л. Йоханнесберг: Университет Витсуотерсранд Пресс; 2011. Домашние пространства, уличные стили: борьба за власть и идентичность в южноафриканском городе. [Google Scholar] 33. Рейлинг Х. Позитивные мужчины: поиски достоинства в отношениях через активизм в области здравоохранения в южноафриканском городке.Soc Dynam. 2013; 39: 92–107. [Google Scholar] 34. Вуд К., Жюкс Р. «Опасная» любовь: размышления о насилии среди молодежи поселка Коса. В: Моррелл Р., редактор. Меняются мужчины в Южной Африке. Питермартизберг: Университет Натальской прессы; 2001. С. 317–36. [Google Scholar] 35. Хантер М. Культурная политика и мужественность: множественные партнеры в исторической перспективе в Квазулу-Натале. Культовый секс для здоровья. 2005; 7: 209–23. [PubMed] [Google Scholar] 36. Хантер М., Посел Д. Здесь поработать: социально-экономические характеристики неформальных жителей в Южной Африке после апартеида.Environ Urban. 2012; 24: 285–304. [Google Scholar] 37. Паттман Р., Чеге Ф. «Дорогой дневник, я видел ангела, она была похожа на рай на земле»: разговоры о сексе и половое воспитание. Afr J AIDS Res. 2003; 2: 103–12. [PubMed] [Google Scholar] 38. Джудес Р., Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Джама Н. и др. Дурбан: Конференция по СПИДу в Южной Африке; 2013. 7–11 июня, Шаги и вмешательство в создание будущего: результаты формирующей оценки поведенческого и структурного пилотного вмешательства для молодых людей. [Google Scholar] 39.Тан К.С., Дэвис А. Критические факторы при определении размера фокус-группы. Fam Pract. 1995; 12: 474–5. [PubMed] [Google Scholar] 40. Аттрайд-Стирлинг Дж. Тематические сети — аналитический инструмент для качественного исследования. Qual Res. 2001; 1: 385–405. [Google Scholar] 41. Браун В., Кларк В. Использование тематического анализа в психологии. Qual Res Psychol. 2006; 3: 77–101. [Google Scholar] 42. Моррелл Р., Джукс Р., Линдеггер Г., Хэмлал В. Гегемонистская маскулинность: обзор гендерного анализа власти мужчин в Южной Африке.South Afr ​​Rev Sociol. 2013; 44: 3–21. [Google Scholar] 43. Сидат М., Ван Никерк А., Джукес Р., Суффла С., Рэйтеле К. Насилие и травмы в Южной Африке: приоритетные меры по предотвращению. (том 374, стр 1011, 2009 г.) Lancet. 2009; 374: 978. [PubMed] [Google Scholar] 44. Ванделло Дж., Босон Дж. К.. Трудно выиграть и легко проиграть: обзор и синтез теории и исследований ненадежной мужественности. Psychol Men Masc. 2013; 14: 101–13. [Google Scholar] 45. Батлер Дж. Лондон: Рутледж; 1999. Гендерные проблемы: феминизм и супервидение идентичности.[Google Scholar] 46. Гиббс А., Уиллан С., Миссельхорн А., Мангома Дж. Комбинированные структурные вмешательства для обеспечения гендерного равенства и безопасности средств к существованию: критический обзор данных из южной и восточной Африки и их последствий для молодежи. J Int AIDS Soc. 2012; 15 (Приложение 1): 17362. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Самоуважение, достоинство и уверенность: концепции честности среди пациентов-мужчин

Фон: Честность — сложное и важное понятие в этических соображениях и в сестринском уходе.Непорочность — это часть человеческого существа, целостности, и в этом смысле она также относится к здоровью. Сохранение целостности пациентов является важным аспектом сестринского ухода, поскольку возникает ряд ситуаций, в которых они могут чувствовать угрозу или насилие. Честность также может относиться к действию в соответствии с общими этическими принципами и правилами, то есть моральной честности.

Цель: Целью этого шведского исследования было описать, как пациенты-мужчины воспринимают целостность.

Методы: Семнадцать пациентов мужского пола были стратегически отобраны для интервью, которые были проанализированы с помощью феноменографического подхода.

Выводы: Пациенты выразили 12 различных концепций целостности, которые были объединены в три категории описания: самоуважение, достоинство и уверенность.Это означает, что пациенты проявляют целостность, когда верят в себя, имеют смелость устанавливать границы, контролируют себя и свою ситуацию и имеют возможность побыть в одиночестве. Лица, осуществляющие уход, могут сохранить целостность пациента, считая его достойным доверия и цельным человеком, а также проявляя уважение. Уверенность в ситуации ухода характеризуется доверием к профессионалам, балансом между желаниями пациентов и лиц, осуществляющих уход, участием пациентов, возможностью быть свободными и конфиденциальностью информации.

Обсуждение: Целостность можно описать как то, что «есть», и как «отношения» с собой и другими. Крайне важно, чтобы лица, осуществляющие уход, знали о представлениях пациентов о целостности, чтобы идентифицировать и сохранять их целостность, а также чтобы обращаться с ними в соответствии с моральной целостностью. Выводы ограничиваются пациентами-мужчинами, и возникают вопросы о зачатиях пациентов-женщин.

Как Чедвик Боузман воплощает мужское достоинство чернокожих

Чтобы услышать больше аудио-историй от таких издателей, как The New York Times, загрузите Audm для iPhone или Android .

ЛОС-АНДЖЕЛЕС. Вот недооцененное преимущество Чедвика Боузмана. Однажды вы со своей девушкой на свидании на джазовом концерте. Это одно из тех пасторальных мест Калифорнии: лето, стрекозы. Солнце садится, розово-оранжевое и захватывающее, с очарованием которого может соперничать только волна музыки, переливающейся и душевной, как поверхность озера.

Это почти идеальный момент. Отлично, если не считать вида. В паре ярдов вперед, частично загораживая обзор, вы замечаете человека в слишком заниженных джинсах и нижнем белье в самоволке. Мужчина, чья мясистая задняя часть декольте устраивает импровизированное шоу.

Если бы вы были кем-то другим, вы могли бы пошутить (кхм), отвести взгляд и надеяться на лучшее. Забавная сноска о вечере из альбома для вырезок.

Но вы Чедвик Боузман. Один из самых прибыльных актеров вашего поколения.Создатель героических икон, реальных и вымышленных, смехотворный личный пантеон, в который до сих пор входят Джеки Робинсон («42», 2013 г.), Джеймс Браун («Get On Up», 2014 г.), Тергуд Маршал («Маршалл», 2017 г.) и его Величество самого Ваканды, Черная Пантера.

Это означает, что вы кое-что узнали о том, как выглядит лидерство , о том, как воплощать храбрость . И поэтому вы обмениваетесь взглядами со своей дамой и взаимно ошеломленными товарищами по шеренге, сверяете свой репертуар великих людей, как какой-то метафизический Ролодекс, подходите к парню с обнаженной трещиной и инициируете следующий обмен в том же олицетворении Крестного отца Душа, которую обозреватель этой газеты назвал «до кости».”

Чедвик Боузман в роли Джеймса Брауна: Вам нравится шоу?

Человек с открытой трещиной: Ага!

Boseman / Brown: Хорошо. Потому что мы тоже пытаемся получать от этого удовольствие. Только мы не можем этого сделать, потому что смотрим на твою задницу.

Куча пепла, из которой раньше был человек с открытой трещиной: [Шипение.]

В основном это действительно происходило.

«Кто-то должен был сказать ему!» Боузман сказал недавно в интервью, не совсем защищаясь.

Он смеялся и стучал по столу в ресторане, оформленном в западном стиле, с кирпичными стенами, открытыми балками и высокими потолочными окнами. Это был смех доброжелательного завоевателя или человека, получившего роль Робинсона за два года после переезда в Лос-Анджелес — оба ряда зубов, постоянный зрительный контакт.

«Он понятия не имел, кто я такой», — сказал Боузман, отметив, что встреча произошла пару лет назад, до того, как он стал воплощением самого востребованного нового костюма на Хэллоуин в этом году. Затем он каким-то образом завершил свой рассказ одним изощренным и одновременно изящным наблюдением.

«Это подарок, который делают вам персонажи», — сказал он. «Измерение самого себя, которого у вас никогда раньше не было».

[Хотите помочь решить, что транслировать на Netflix и Amazon Prime? Подпишитесь на информационный бюллетень Times’s Watching. ]

Сейчас большинство людей узнают любое измерение Боузмана. После нескольких лет серфинга по промышленному комплексу биографических фильмов, одного национального кумира за другим, его роль Черной пантеры в фильмах «Мстители» и одноименном блокбастере этого года, занимающем девятое место по прибыльности за все время, сделала его представителем редкой породы. актера с широко признанными способностями и звездной звездой старой школы — такого рода любой продюсер в Голливуде после Netflix обменял бы хорошую почку на клонирование в лаборатории.

Далее следуют главные роли в драме нью-йоркского полицейского «17 мостов» (продюсером которой он также является), международном триллере «Экспатриант» (он продюсирует и является соавтором этого фильма) и, за исключением инопланетян, катастрофа на уровне вторжения, долгожданное продолжение «Черной пантеры».

Примечательно, что Боузман зашел так далеко, несмотря на относительно позднее начало (он впервые снял студийный фильм в возрасте 35 лет) и, при этом, его заметно не тронули бульварная драма или запах передержки, который может охватить даже опытных знаменитостей.В популярной таксономии чернокожего мужского дворянства он прямо вырезан из шаблона Барака Обамы — в целом хладнокровного, приветливого, преданного негласным основам — фигуры, которую он, несомненно, входит в шорт-лист, чтобы изобразить в неминуемой эпопее.

Боузман сказал мне, что его метод очеловечивания сверхлюдей начинается с изучения их прошлого. Он ищет гестационные раны, личные неудачи, личные страхи — трещины, в которых расплавленная руда опыта может затвердеть в сталь.

На роль Т’Чаллы а.к.а. Черная пантера, это означало зачатие детства под тяжестью древней несокрушимой династии. Когда дело дошло до того, чтобы стать Джеки Робинсоном, он сосредоточился на годах становления в качестве головореза Негритянской лиги, что проявило безупречный внешний вид пионера бейсбола. Джеймс Браун: размышление о неудержимой уверенности в себе, давно истощенной годами лишений и оскорблений в Джиме Кроу, Южная Каролина.

«Вы должны держать все это в уме, сцену за сценой», — сказал Боузман, держа перед собой наскобленную тарелку брюссельской капусты с чем-то, называемым юзу и кремом из сельдерея.Он был одет как атлет, ставший агитатором: кроссовки Леброна Джеймса, черные джинсы, черная толстовка без рукавов с изображением лица одного героя, которого он все еще любит играть: Мухаммеда Али.

«Ты сильный черный мужчина в мире, который конфликтует с этой силой, который действительно не хочет, чтобы ты был великим», — продолжил он. «Так что же делает тебя стойким?»

БОСЕМАН, 41 год, РОДИЛСЯ И ВЫРАСИЛ в производственном центре Андерсона, Южная Каролина, самого младшего из трех мальчиков.Его мать, Кэролайн, работала медсестрой и ей соответствовал невозмутимый характер. («Если бы мне пришлось поставить кого-нибудь на линию штрафных бросков, так это она». Его отец, Лерой, работал в сельскохозяйственном конгломерате и имел побочный бизнес в качестве обойщика. «Я видел, как он много работал в третьи смены, много ночных смен», — сказал Боузман. «Каждый раз, когда я работаю в особенно тяжелую неделю, я думаю о нем».

Его ближайшими образцами для подражания были два его брата: Деррик, старший, ныне проповедник в Теннесси; и Кевин в центре, танцор, который выступал с труппами Марты Грэм и Элвина Эйли и гастролировал со сценической адаптацией «Короля Льва».

Оба брата, каждые пять лет с разницей в следующий, были союзниками и соперниками («Я всегда хотел одеваться лучше, чем мой средний брат, и я хотел побить старшего в спорте»), но именно Кевин предвосхитил Жизнь Чедвика в искусстве.

В Андерсоне в 1980-х, сказал Боузман, мальчик, мечтающий стать танцором, не говоря уже о чернокожем, не имел особого смысла. «Это было что-то вроде:« Что это за ? »- сказал он о первоначальной реакции своих родителей на выбранную его братом сферу деятельности.(Представитель актера отказался предоставить Кевину интервью.) «Моя семья не понимала этого».

Но Кевин упорствовал и, в конце концов, преуспел. Со временем люди пришли и помогли ему поступить в Губернаторскую школу искусств и гуманитарных наук в соседнем Гринвилле.

«Он решил сказать:« Нет, у меня есть кое-что; Я все равно сделаю это, правильно или неправильно », — сказал Боузман. «И он был прав».

Иногда мать Боузмана забирала его за Кевином из школьного театра или на репетиции танцев.Боузман наблюдал за происходящим на сцене, завороженный словесными указаниями, которые он старался понять, светом и благодатными телами в бессловесном диалоге.

В старшей школе он был серьезным баскетболистом, но сделал последний поворот к рассказыванию историй после того, как друг и товарищ по команде был трагически застрелен. Боузман обработал свои мысли и эмоции, написав то, что он, в конце концов, понял, что это пьеса. Когда пришло время подумать о колледжах, он выбрал художественную программу в Университете Говарда, мечтая стать директором.

«Я бы ни за что не подумал:« Хорошо. позвольте мне написать эту пьесу, «если бы не он», — сказал Боузман о своем брате Кевине. «В конце концов, я здесь из-за того, что он сделал».

После колледжа Боузман переехал в район Бедфорд-Стайвесант в Бруклине, где он закончил большую часть своего 20-летнего возраста. Он проводил дни в кофейнях — играл в шахматы и писал пьесы для постановки, на некоторые из которых оказали влияние хип-хоп и панафриканское богословие.

В Ховарде он посещал уроки актерского мастерства у удостоенной премии «Тони» актрисы и режиссера Филисии Рашад.(Однажды летом она помогла ему и нескольким одноклассникам попасть в элитную театральную программу в Оксфордском университете, приключение, которое, как он позже узнал, было профинансировано ее другом: Дензелом Вашингтоном.) Чтобы заработать денег, Боузман преподавал актерское мастерство студентам в Оксфордском университете. Центр исследований черной культуры им. Шомбурга в Гарлеме.

Его собственная игра изначально была вторичной. Он получил одноразовые телевизионные роли здесь и там («Закон и порядок», «CSI: Нью-Йорк», «Холодное дело») и, в конце концов, получил повторяющуюся роль в семейном сериале ABC 2007–2009 годов «Линкольн-Хайтс».

Шоу, снятое в Лос-Анджелесе, позволило Боузману впервые по-настоящему ощутить Голливуд, который ему понравился больше, чем он ожидал.

«До этого я просто хотел стать художником в Нью-Йорке», — сказал он. «Я не понимал, что приехать в Лос-Анджелес и попытаться стать киноактером — это совсем другое дело».

Но он быстро учился. «Если у вас есть Нью-Йорк суеты? В Лос-Анджелесе.?» — сказал он, сделав недоверчивое лицо.

Затем он засмеялся своим торжествующим смехом.

ЧТО ДЕЛАЕТ ЕГО человеком, который играет мужчин, стоящих прямо? Брайан Хелгеланд, сценарист и режиссер «42», фильма Джеки Робинсона, который дал Боузману его яркую роль, сказал мне, что актер напомнил ему крепких, самоуверенных икон мужественности 1970-х, таких как Джин Хэкман и Клинт Иствуд.

«Это то, как он себя ведет, его неподвижность — у вас просто такое ощущение, что вы находитесь рядом с сильным человеком», — сказал Хельгеланд. Он вспомнил, что выбрал Боузмана в качестве ведущего своего фильма после того, как посмотрел всего два других прослушивания. «В фильме есть сцена, где товарищ по команде Робинсона, Пи Ви Риз, обнимает его за плечи в знак солидарности. Но Чад переворачивает все с ног на голову. Он играет так: «У меня все хорошо, я крепок как гвоздь, но давай, обними меня, если тебе станет легче.«Я думаю, что это Чад как человек».

Лупита Нионго, партнер по фильму Боузмана и ее любовный интерес в «Черной пантере», описал свой выбор карьеры как выбор социально сознательного любителя истории. Она вспомнила рабочую сессию с режиссером фильма Райаном Куглером и Боузманом, которую он превратил в мини-лекцию о древнеегипетской иконографии и духовных обычаях, которые лежали в основе оригинального комикса.

«Он очень хочет поместить человеческий опыт в исторический контекст», — сказала она.

Добавить комментарий