Общее соматическое состояние: Общее соматическое состояние. Что такое соматические болезни и расстройства у детей или взрослых

Содержание

Консультация для родителей

«Здоровые дети — в здоровой семье»

 Забота  о  здоровье  ребёнка  и  взрослого  человека  стала  занимать  во  всём  мире  приоритетные позиции. Поскольку  любой  стране  нужны  личности  творческие,   гармонично  развитые,  актуальные  и  здоровые.

Сегодня  важно  нам,  взрослым,  формировать  и  поддерживать  интерес  к  оздоровлению,   как  самих  себя,  так  и  своих  детей. «Родители  являются  первыми  педагогами,  Они  обязаны  заложить  основы  физического,  нравственного  и  интеллектуального  развития  личности  ребёнка  в  младенческом  возрасте». Быть  здоровым — естественное  стремление  человека. Здоровье  означает  не  только  отсутствие  болезней,

но  и  психическое  и  социальное  благополучие.

 

Что же такое здоровье?

 

В настоящее время принято выделить несколько компонентов (видов) здоровья:

Соматическое здоровье  текущее состояние органов и систем организма человека, — основу которого составляет биологическая программа индивидуального развития, опосредованная базовыми потребностями, доминирующими на различных этапах онтогенетического развития. Эти потребности, во-первых, являются пусковым механизмом развития человека, а во-вторых, обеспечивают индивидуализацию этого процесса.

Физическое здоровье  уровень роста и развития органов и систем организма, — основу которого составляют морфофизиологические и функциональные резервы, обеспечивающие адаптационные реакции.
Психическое здоровье — состояние психической сферы, — основу которого составляет состояние общего душевного комфорта, обеспечивающее адекватную поведенческую реакцию. Такое состояние обусловлено как биологическими, так и социальными потребностями, также возможностями их удовлетворения.
Нравственное здоровьекомплекс характеристик мотивационной и потребностно — информативной сферы жизнедеятельности, — основу которого определяет система ценностей, установок и мотивов поведения индивида в обществе. Нравственным здоровьем опосредована духовность человека, так как оно связано с общечеловеческими истинами добра, любви и красоты.
Показателями здоровья являются:

·         специфическая (иммунная) и неспецифическая устойчивость к действию повреждающих факторов;

·         показатели роста и развития;

·         функциональное состояние и резервные возможности организма;

·         наличие и уровень какого-либо заболевания или дефекта развития;

·         уровень морально-волевых и ценностно-мотивационных установок.

Образ жизни — тип жизнедеятельности людей обусловленный особенностями общественно-экономической формации. Основными параметрами образа жизни являются труд (учеба для подрастающего поколения), быт, общественно-политическая и культурная деятельность людей, а также различные поведенческие привычки и проявления. Если их организация и содержание способствуют укреплению здоровья, то есть основание говорить о реализации здорового образа жизни, который можно рассматривать как сочетание видов деятельности, обеспечивающее оптимальное взаимодействие индивида с окружающей средой.

По определению К.Маркса «Болезнь есть жизнь, стесненная в своей свободе, тогда как здоровый образ жизни, направленный на предупреждение возникновения какого-либо заболевания обеспечивает полноценное развитие и реализацию возможностей индивида, способствует формированию активной жизненной позиции и является необходимым условием воспитания гармонически развитой личности». С.В.Попов считает, что образ жизни в значительной степени обусловлен социально-экономическими условиями, в то же время во многом зависит от мотивов деятельности конкретного человека, от особенностей его психики, состояния здоровья и функциональных возможностей организма. Этим, в частности, объясняется реальное многообразие вариантов образа жизни различных людей. Образ жизни человека включает три категории: уровень жизни, качество жизни и стиль жизни.

Уровень жизни — это в первую очередь экономическая категория, представляющая степень удовлетворения материальных, духовных и культурных потребностей человека. Под качеством жизни понимают степень комфорта в удовлетворении человеческих потребностей (преимущественно социальная категория). Стиль жизни характеризует поведенческие особенности жизни человека, то есть определенный стандарт, под который подстраивается психология и психофизиология личности (социально-психологическая категория).

Здоровье человека будет в первую очередь зависеть от стиля жизни, который в большей степени носит персонифицированный характер и определяется историческими и национальными традициями (менталитете) и личностными наклонностями (образ).

Поведение человека направлено на удовлетворение потребностей. При более или менее одинаковом уровне потребностей, характерном для данного общества, каждая личность характеризуется своим индивидуальным

способом их удовлетворения, поэтому поведение людей разное и зависит в первую очередь от воспитания.

Наиболее полно взаимосвязь между образом жизни и здоровьем выражается в понятии здоровый образ жизни это понятие положено в основу валеологии. Здоровый образ жизни объединяет все, что способствует выполнению человеком профессиональных, общественных и бытовых функций в оптимальных для здоровья условиях и выражает ориентированность деятельности личности в направлении формирования, сохранения и укрепления как индивидуального, так и общественного здоровья.

Обратимся к всезнающему Далю: «Состояние животного тела (или растения), когда все жизненные отправления идут в полном порядке».

Итак, здоровье – это состояние, позволяющее учиться, работать, служить в армии.

 

Реализация задач по оздоровительному и физическому развитию детей

 

Как укрепить и сохранить здоровье детей? Ответ волнует как педагогов, так и родителей. Известно, что дошкольный возраст является решающим в формировании фундамента физического и психического здоровья. Ведь именно до 7 лет человек проходит огромный путь развития, неповторимый на протяжении всей последующей жизни. Именно в этот период идет интенсивное развитие органов, становление функциональных систем организма, закладываются основные черты личности, формируется характер, отношение к себе и окружающим. Важно на этом этапе сформировать у детей базу знаний и практических навыков здорового образа жизни, осознанную потребность в систематических занятиях физической культурой и спортом.

 

Здоровый ребенок в детском саду

 

Жизнь XXI века ставит перед нами много новых проблем, среди которых самой актуальной на сегодняшний день является проблема сохранения здоровья ребёнка на основе здоровьеформирующего образования. Особенно остро стоит эта проблема в период адаптации ребёнка в дошкольном образовательном учреждении, впервые поступающего в детский сад.

Здоровье — это не только отсутствие болезней или физических дефектов, но и полное физическое, психическое и социальное благополучие человека.

В настоящее время одной из приоритетных задач, стоящих перед педагогами является здоровье каждого ребёнка в процессе здоровьеформирующего образования.

Формирование здорового образа жизни начинается уже с раннего возраста. Вся жизнедеятельность ребёнка в дошкольном учреждении должна быть направлена на сохранение и укрепление здоровья, особенно во время адаптационного периода. При успешной адаптации выделяются два основных критерия: внутренний комфорт (эмоциональная удовлетворенность) и внешняя адекватность поведения (способность легко и точно выполнять новые требования).

Оздоровительные мероприятия в детском саду позволяют ребёнку справиться с трудностями привыкания к новой среде, позволяют организовать жизнь ребёнка в дошкольном учреждении так, что приводит к наиболее адекватному, почти безболезненному приспособлению его к новым условиям, сформировать положительное отношение к детскому коллективу сверстников и выработке умений и навыков повседневной жизни. Создавая у ребёнка положительное отношение ко всем видам деятельности, развивая различные умения, соответствующие возрастным возможностям, формируя потребность в общении со взрослыми. Мероприятия обеспечивают решение воспитательно-образовательных задач, уже в период привыкания ребенка к новым условиям и тем самым ускоряет и облегчает протекание адаптационного периода, т.е. привыкание ребёнка к детскому саду, к общественному дошкольному образованию.

Оздоровительные мероприятия носят комплексный подход и построены на трех основных направлениях:

Создание оздоровительной среды для профилактики у детей различных отклонений в психофизическом развитии (плоскостопие, нарушение осанки, артикуляционный аппарат, дыхание).

Формирование здорового образа жизни детей в детском саду и дома.

Развитие физической культуры.

Цель оздоровительных мероприятий: воспитание здорового ребёнка через здоровьеформирующее образование.

Работа по данному направлению для достижения цели предполагает реализацию следующих задач:

Создать условия для охраны и укрепления здоровья детей.

Формировать у детей навыки здорового образа жизни, содействовать полноценному физическому развитию детей в воспитательно-образовательном процессе.

Формировать опыт социального поведения, обеспечивающее эмоциональное благополучие, здоровье в процессе адаптации, взаимодействия самопознания, саморегуляции.

В процессе выполнения и проведения оздоровительных мероприятий, ожидаются следующие результаты:

Формирование понимания данной проблемы и ответственности за выполнение рекомендаций педагогов со стороны родителей.

Привитие детям культурно-гигиенических навыков в режимных моментах.

Снижение простудных заболеваний.

                                 

Система оздоровительных мероприятий

 

Утренняя гимнастика в облегченном виде (ежедневно).

Физкультурные занятия 2 раза в неделю.

Прогулки ежедневно при температуре не ниже — 20С (ежедневно).

Умывание прохладной водой (ежедневно 3 раза, температура воды +14,+16 С.

Бодрящая гимнастика под музыку (ежедневно после сна).

Ходьба по “тропинке здоровья ”(профилактика плоскостопия) ежедневно после сна. 

Профилактика сколиоза (контроль над положением тела ребенка в течение дня, во время занятий, во время сна, во время приема пищи.)

 

 

Занятие №1 — Основы здорового образа жизни

Здоровье – состояние полного физического, психического духовного и социального благополучия.

Виды здоровья:

Соматическое (я могу)- это текущее состоян6ие органов и систем органов в организме человека. Основу его составляет генетическая программа индивидуального развития. Оно зависит от того, как функционирует организм от его морфологических и функциональных показателей.

Физическое здоровье – уровень роста и развития органов и систем организма. Основой его являются резервы организма. Физическое здоровье характеризуют по совокупности антропометрических, физиологических и биохимических показателей, которые изменяются в соответствии с природно-климатическими условиями, возрастом, полом, средой обитания и обучения. Человеку необходимо знать, как должны функционировать органы, чтобы понять, здоров он или в его организме что-то не так.

Психическое здоровье (я хочу) – это состояние психической сферы. Его основу составляет общий душевный комфорт, обеспечивающий адекватные поведенческие реакции, характер, тип высшей нервной деятельности. Психическое здоровье зависит от того, насколько хорошо мы разбираемся в своих чувствах, умеем делиться ими с другими людьми. Важно, чтобы человек понимал, какие чувства являются нормальными :добро, любовь, красота, сопережевание.

Нравственное здоровье (я должен) – это система мотивационных ценностей, установок, норм поведения индивидуума в обществе. Нравственное здоровье зависит от того, что мы относим к жизненным ценностям, что для нас имеет наибольшее значение. Оно является стержнем нашего образа жизни.

Индивидуальное здоровье зависит от того, как мы воспринимаем себя как личность, в каком направлении ее в себе развиваем, чего надеемся достичь в личной и общественной жизни( в семье, профессиональной деятельности).

Популяционное здоровье – это здоровье населения какого-либо региона, республики. Оно определяется по ряду демографических показателей (рождаемость, смертность, средняя продолжительность жизни) и социально-медицинских(общая, инфекционная онкологическая заболеваемость, частота заболеваемости).

Репродуктивное здоровье – это функциональное состояние репродуктивных органов.

Здоровье – состояние, имеющее границы.

Количество здоровья определяется уровнем функционального состояния систем организма и суммой их резерва.

Резервы здоровья – максимальное количество физиологических возможностей органов и систем органов.

Признаки здоровья:

  • Устойчивая иммунная система
  • Рост и развитие организма
  • Резервы здоровья – максимальные возможности организма
  • Отсутствие заболеваний
  • Уровень морально-волевых и ценностно-мотивационных установок

Промежуточное (или третье) состояние человека — это состояние между здоровьем и болезнью. Поэтому оно сочетает признаки здоровья и болезни. Третье состояние характеризуется следующими симптомами: неврастенией, потерей аппетита, головными болями, общей слабостью, сухостою кожи. По мнению некоторых исследователей, в третьем состоянии находится 75-80% населения.

Группы людей, находящихся в третьем состоянии:

Люди, регулярно потребляющие наркогенные вещества (алкоголь, наркотики, никотин), отнимающие у них здоровье и творческий потенциал.

Люди с ограниченной двигательной активностью (работники умственного труда).

Лица, работающие на химических производствах (нефтехимических, шинных, лакокрасочных, свинцово-цинковых, алюминиевых, кислотных).

Группа людей третьего состояния, формирующаяся в результате неправильного питания (углеводно-жирового, голодания, авитаминоза).

Факторы обеспечения здоровья

Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 80-х годах 20-го века определили ориентировочное соотношение различных факторов, которые оказывают определенное влияние на здоровье современного человека, выделив в качестве основных четыре производные. Какие же это факторы?

Образ жизни-50-55% Рациональная организация жизнедеятельности, оседлый образ жизни, адекватная двигательная активность, социальный и психологический комфорт, полноценное и рациональное питание, отсутствие вредных привычек.

Окружающая среда 20-25% Хорошие бытовые и производственные условия, благоприятные климатические и природные условия, экологически благоприятная среда обитания.

Наследственность (генетика) -15-20% Здоровая наследственность, отсутствие факторов возникновения заболеваний

Медицинское обеспечение -10-15% Медицинский скрининг, высокий уровень профилактических мероприятий, своевременная и полноценная медицинская помощь.

Образ жизни и его компоненты

Образ жизни— это сознательно совершаемые человеком действия, составляющие привычный уклад его повседневного поведения.

Формирование образа жизни

Экономическая категория или уровень жизни — понятие, характеризующее размер и структуру материальных и духовных потребностей людей, т.е. количественную, поддающуюся измерению, сторону условий жизни.

Показатели уровня жизни:

  • размер внутреннего валового продукта
  • размеры реальных доходов населения и их потребление
  • обеспеченность жильем
  • доступность медицинской помощи
  • продолжительность свободного и рабочего времени,
  • структура доходов и расходов
  • показатели здоровья населения и демографических процессов и др.

Социологическая категория или качество жизни — понятие, характеризующее качественную сторону жизни.

Показатели качества жизни:

  • уровень комфорта,
  • удовлетворенность работой,
  • качество образования,
  • качество медицинского обслуживания,
  • качество жилищных условий,
  • качество питания и др.

Социально — психологическая категория или стиль жизни -это относительно устойчивый стереотип поведения, привычек, межличностных отношений индивида, формирующийся в процессе его социализации и свойственный социальной группе, к которой он принадлежит.

Показатели стиля жизни:

  • ценностные ориентации,
  • отношения с окружающими,
  • привычки
  • мотивации

Социально -экономическая категория или уклад жизни — понятие, характеризующее порядок общественной жизни, быта, культуры, в рамках которой происходит жизнедеятельность людей.

Показатели уклада жизни:

  • семейные традиции
  • культурные традиции
  • национальные традиции

В своей повседневной жизни человеку приходится выполнять значительную часть обязанностей и действий, направленных на решение целого ряда задач:

  1. Обеспечение жизнедеятельности, для чего необходимо дышать, питаться, спать, поддерживать температуру своего тела.
  2. Выполнение профессиональных обязанностей требует соблюдения целого ряда условий в организации учебы, работы, отдыха.
  3. Поддержание социально-культурного статуса, множественных межличностных контактов, духовное развитие.
  4. Выполнение своих семейно-бытовых функций по обеспечению жизни семьи и воспитанию детей.
  5. Забота о своем здоровье, в том числе необходимая двигательная активность, выполнение гигиенических требований, отказ от вредных привычек.

Исходя из необходимости решать в повседневной жизни указанные задачи, можно выделить следующие основные компоненты образа жизни:

1.Двигательная активность. Движение является основным условием обеспечения жизни. Организм устроен таким образом, что деятельность всех его систем подчиняется двигательной деятельности. Это касается не только мышечной системы (которая при регулярных занятиях физкультурой оказывается хорошо развитой и придает внешнюю привлекательность, но и сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной, нервной и всех других систем. Кроме того, достаточная двигательная активность обеспечивает поддержание на высоком уровне иммунитета, что позволяет человеку успешно противостоять инфекционным заболеваниям. При высоком уровне физической подготовленности у человека выше не только физическая, но и умственная работоспособность, поэтому при выполнении интеллектуальной работы утомление у него наступает позднее.

2.Обеспечение психического здоровья. Современному человеку приходится выдерживать большие психологические нагрузки. Они связаны со многими обстоятельствами: с учебой, с взаимоотношениями с другими людьми, с необходимостью выполнять определенные обязанности в семье и обществе, со стрессовыми обстоятельствами, с необходимостью реагировать на неприятные или неожиданные ситуации. Неумение адекватно вести себя в этих ситуациях нарушает психическое состояние человека. Поэтому так важно владеть теми приемами, которые помогают каждому человеку разумно вести себя в ситуации, провоцирующей психическое напряжение.

3.Рациональное питание. Питание позволяет человеку получать вещества, необходимые для построения клеток его тела, для поддержания жизненных функций и выполнения повседневных дел.

4.Закаливание и тренировка иммунитета.

5.Четкий режим жизни. Любая нагрузка (включая мышечные, психические, умственные и даже прием пищи) должна чередоваться с последующим периодом отдыха, обеспечивающим необходимое восстановление резервов организма. В режиме человека должны быть все стороны его жизнедеятельности : учеба, сон, занятие своим здоровьем и досуг, выполнение своих обязанностей в семье и свободное время, время на самоподготовку(выполнение домашних заданий) и встречи с друзьями. Только при выполнении этих условий жизнь человека будет насыщенной интересными и важными делами, в ней найдется место для регулярных занятий своим здоровьем, и он не будет испытывать постоянное чувство недостатка времени.

6.Психосексуальная жизнь. Является неотъемлемой частью жизнедеятельности человека. Значение этого фактора образа жизни, восприятие его и отношение к нему в различные возрастные периоды меняется, тем не менее сказывается на всем протяжении жизни. В связи с этим умение весим рациональную психосексуальную жизнь( и речь идет не только о непосредственно о половом акте, а о всем многообразии взаимоотношений женщины и мужчины) играет важную роль в обеспечении здоровья человека.

7.Отказ от вредных привычек.

8.Выполнение гигиенических требований. Для обеспечения хорошего здоровья человеку необходимо поддерживать чистоту своего тела. Это касается кожи, волос, полости рта, дыхательного аппарата, половых органов, то есть всех тех частей тела, которые контактируют с внешней средой. Следует обеспечивать и определенные требования к условиям своей жизни: быта, одежды, питания.

9.Умение предупреждать опасные ситуации и правильно вести себя при их возникновении. Находясь в постоянном контакте с окружающей средой и с другими людьми, человек порой оказывается в таких ситуациях, которые грозят не только его здоровью, но и жизни. В быту, на улице, в транспорте, на природе, в отношениях с опасными людьми, животными мы испытываем на себе множество неблагоприятных воздействий. Поэтому очень важно каждому человеку знать, как предупредить их возникновение и каким образом вести себя в самой опасной ситуации.

АНТРОПОГЕНЕТИЧЕСКАЯ И ОНТОГЕНЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ОБЩИХ КЛИНИЧЕСКИХ ПРОЯВЛЕНИЙ СОМАТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Исследования

по диссертационным темам

227 № 4 (39) октябрь 2015 МЕДИЦИНСКИЙ АЛЬМАНАХ

сопоставляемых подгрупп – выборки 1-го репродуктивно-

го возраста (22–35 лет) и последовательно с остальными

возрастными выборками. Жирным шрифтом выделены

условно достоверные (р=0,05) и «*» достоверные

(р<0,05) отличия от выборки 1-го репродуктивного воз-

раста (22–35 лет). Знаком «**» обозначены достоверно

специфические доли синдрома по выборке. Цветом фона

ячеек таблицы обозначена аналитическая характеристика

по оцениваемой доли синдромов по выборке или направ-

ленности отличий по сопоставляемым выборкам. С учетом

статистической значимости (при уровне доверительной

вероятности не менее 95%) используется следующая ана-

литически значимая (р≤0,05) цветовая маркировка фона

ячеек по направленности отличий состояний: зеленый –

позитивная, серый – отсутствие отличий, желтый – пере-

ходное, красный – негативная направленность.

Не останавливаясь на подробной характеристике от-

дельных групп или нозологических единиц, с точки зре-

ния обоснования возрастной выборки (22–35 лет) как

«выборки сравнения», следует отметить, что как у муж-

чин, так и у женщин именно выборка по 1-му зрелому

(репродуктивному) возрасту является граничной по дина-

мике большинства из учитываемых состояний. То же про-

является и по нозологическим группам (синдромам), ас-

социированным с рассматриваемыми сегментами тела

(голова, легкие, живот, таз, нижние конечности).

Действительно, именно до этого возрастного рубежа

закономерно отмечается или отсутствие, или достоверно

меньшая доля лиц с теми или иными нозологическими

состояниями или синдромами. А по тем возрастным груп-

пам детей и подростков, по которым выявляется досто-

верно большая доля таких состояний, к возрасту 22–35

лет проявляемость их уменьшается. Но особенно рельеф-

но граничный характер именно данной возрастной вы-

борки подчеркивается выраженным и достоверным уве-

личением доли лиц по большинству учитываемых нозоло-

гических состояний и синдромов после 35 лет. И это не

просто увеличение, а перманентное нарастание проявляе-

мости этих состояний по последующим возрастным вы-

боркам.

Особенно четко это видно по нозологиям, сцепленным с

процессом старения [6], демонстрируя при этом и половые

особенности возрастной динамики. Среди них такие состо-

яния, как артериальная гипертония, ишемическая болезнь

сердца (ИБС), инфаркт миокарда, аритмии, сосудистые

заболевания мозга и нижних конечностей, язвенная бо-

лезнь желудка и 12-перстной кишки, диабет. После 35 лет

отмечается возрастное и перманентное нарастание, осо-

бенно у мужчин, всего комплекса нозологических состоя-

ний по тазовым органам и нижним конечностям (голеням).

Весьма показательной в этом отношении является воз-

растная динамика по ИБС. Скачкообразное повышение

доли лиц с ИБС после 35 лет с дальнейшим перманентным

и достоверным повышением на протяжении постдефини-

тивной (пострепродуктивной) стадии с достижением по-

сле 70 лет уровня специфической характеристики по вы-

борке у мужчин 64% (р<0,05). Определенно значимо

(р<0,05) высокой по данной возрастной выборке была и

доля женщин с ИБС – 62%. Половые отличия возрастной

динамики по ИБС подчеркиваются по доле лиц с диагно-

зом постинфарктного кардиосклероза (см. в таблицах 1 и

2 – инфаркт). При принципиально однонаправленной

возрастной динамике доля лиц с перенесенным в анамне-

зе инфарктом миокарда у мужчин была большей, начиная

с выборки 22–35 лет (у мужчин – 1%, у женщин – 0%), а в

последующем по возрастным выборкам 36–60 лет, до 70

лет и старше 70 лет достоверно и выраженно доля мужчин

с постинфарктным кардиосклерозом была значительно

большей (соответственно, 41%, 51% и 64%), чем у жен-

щин, соответственно, 4%, 6% и 17%.

Такой же четкой по направленности, но уже более одно-

значной у мужчин и женщин, была возрастная динамика и

по такой, с точки зрения видоспецифической для челове-

ка, патологии (антропопатологии), как артериальная ги-

пертония [3].

Рассмотренная возрастная динамика по ИБС и постин-

фарктному кардиосклерозу, артериальной гипертонии

соответствует данным литературы, что дополнительно ве-

рифицирует репрезентативность состава анализируемых

выборок. Более четкие дискретные характеристики по

возрастной динамике определяются, по-видимому, и бо-

лее адекватной «антропогенетической моделью» (воз-

растной периодизации) для проявления характерных для

человека и четко сцепленных со старением нозологичес-

ких состояний по «онтогенетической модели».

ЛИТЕРАТУРА

1.

Белкания Г.С., Диленян Л.Р., Багрий А.С., Рыжаков Д.И., Пухальская

Л.Г. Антропофизиологический подход в диагностической оценке состоя-

ния сердечно-сосудистой системы. Медицинский альманах. 2013. № 4 (28).

С. 108-114.

Belkaniya G.S., Dilenyan L.R., Bagrij A.S., Ryzhakov D.I., Puhal’skaya L.G.

Antropofiziologicheskij podhod v diagnosticheskoj ocenke sostoyaniya

serdechno-sosudistoj sistemy. Medicinskij al’manah/ 2013. № 4 (28).

S. 108-114.

2.

Белкания Г.С., Диленян Л.Р., Багрий А.С. и др. Особенности методическо-

го обеспечения антропофизиологической диагностики состояния сердечно-

сосудистой системы. Медицинский альманах. 2013. № 6 (30). С. 208-214.

Belkaniya G.S., Dilenyan L.R., Bagrij A.S. i dr. Osobennosti metodicheskogo

obespecheniya antropofiziologicheskoj diagnostiki sostoyaniya serdechno-

sosudistoj sistemy. Medicinskij al’manah. 2013. № 6 (30). S. 208-214.

3.

Белкания Г.С., Диленян Л.Р., Багрий А.С. и др. Гравитационная биология

– антропология» в антропогенетическом обосновании здоровья и нездоровья.

Электронный научный журнал «Современные проблемы науки и образова-

ния», ISSN 2070-7428. 2014. № 4. http://www.science-education.ru/118-13976

Belkaniya G.S., Dilenyan L.R., Bagrij A.S. i dr. Gravitacionnaya biologiya –

antropologiya» v antropogeneticheskom obosnovanii zdorov’ya i nezdorov’ya.

EHlektronnyj nauchnyj zhurnal «Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya»,

ISSN 2070-7428. 2014. № 4. http://www.science-education.ru/118-13976

4.

Биология старения: руководство по физиологии. Л.: Наука,

1982. 612 с.

Biologiya stareniya: Rukovodstvo po fiziologii. L.: Nauka, 1982. 612 s.

5.

Генес В.С. Некоторые простые методы кибернетической обработки дан-

ных диагностических и физиологических исследований. М.: Наука, 1967. 167 с.

Genes V.S. Nekotorye prostye metody kiberneticheskoj obrabotki dannyh

diagnosticheskih i fiziologicheskih issledovanij. M.: Nauka, 1967. 167 s.

6.

Дильман В.М. Четыре модели медицины. Л.: Медицина, 1987. 288 с.

Dil’man V.M. CHetyre modeli mediciny. L.: Medicina, 1987. 288 s.

Психические реакции и нарушения поведения у лиц с COVID-19

Заболевание коронавирусом SARS-CoV-2, несомненно, можно отнести к состояниям, которые приводят к изменению стереотипа поведения. Страх и беспокойство, тревога и волнение — естественные реакции на сложные жизненные обстоятельства, наполненные опасностью и неопределенностью. Чем больше человек сосредотачивает внимание на том, что не находится под его непосредственным контролем, тем скорее он теряет самообладание, перестает руководствоваться своими чувствами и эмоциями. У лиц, обнаруживающих депрессивные или тревожные расстройства, ослаблен иммунитет, что делает их более уязвимыми перед коронавирусом SARS-CoV-2. У инфицированных пациентов могут возникать острая реакция на стресс, расстройства адаптации, смешанное тревожное и депрессивное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, острые экзогенные психотические реакции. Негативные защитные реакции у пациентов с COVID-19 1. «Отрицание» факта заболевания — представляет собой психологический защитный механизм, который дает время для активизации защитных психологических ресурсов, однако чрезмерно длительный период отрицания заболевания чреват негативными последствиями для пациента и его окружения. На данном этапе важно дать врачебные пояснения в отношении случившегося: указать на серьезность ситуации, но без излишней драматизации и катастрофичности. 2. «Агрессия» — проявляется гневливыми реакциями, чувством общего напряжения, конфликтностью и неприятием ситуации вынужденной изоляции. Нарушение привычного образа жизни, ограничение свободы передвижения провоцируют агрессивное поведение и поиск виновных. 3. «Избегание» — проявляется уменьшением контактов с окружающими, быстрой истощаемостью психических процессов, безразличием к собственной судьбе, отказом от медицинской помощи. 4. «Подозрительность» — отмечается настороженность в отношении окружающих, убежденность в том, что заболевание возникло вследствие заражения в больнице другими пациентами или медицинскими работниками при оказании помощи, взятии анализов и т.п. Возможны высказывания о том, что заражение произошло умышленно или, наоборот, оно отсутствует, результаты анализов искажены, неточны, правда скрывается, а требования соблюдения режима изоляции или госпитализация в медицинское учреждение не обоснованы. Врачам необходима максимальная открытость в общении с пациентом, предоставление полной информации о состоянии, результатах его обследования, прогнозе, сроках лечения и в целом установление доверительных отношений. Психические расстройства и расстройства поведения у пациентов с COVID-19 Острая реакция на стресс — в клинической картине выделяют два варианта проявлений острой реакции на стресс, в зависимости от вида дезорганизации психической деятельности. Гиперкинетическая форма реагирования на стресс проявляется выраженным психомоторным возбуждением с быстрыми, хаотичными движениями. Человек с трудом удерживается на одном месте, не может усидеть на стуле/кровати. Крайним вариантом проявления этой формы реагирования является покидание места событий, без учета ситуации и последствий. Мимика и эмоциональные реакции чрезмерны, не всегда соответствуют ситуации. Внимание рассеяно, человек с трудом может выполнять указания окружающих, воспринимать задаваемые вопросы, не всегда сразу понимает их смысл, переспрашивает. Детали событий не всегда прослеживаются в виду кратковременных нарушений памяти. Суждения поверхностны. Человек легко отвлекается и переключается на различные темы, реагирует на малейшие источники посторонних звуков, света и т д. Голос громкий, речь быстрая, ускоренная, эмоциональная, в виде монолога. Засыпание наступает не всегда сразу, сон поверхностный с пробуждениями. Обращают на себя внимание тахикардия и учащенное дыхание, повышение артериального давления без телесного дискомфорта, чрезмерная потливость, иногда учащенные мочеиспускание и стул. Поведение человека обусловлено угрозой собственной безопасности и инстинктом самосохранения. Гипокинетическая форма реагирования на стресс проявляется замедлением психических и двигательных процессов. Человек находится в однообразной позе, редко меняет положение тела, движения ограничены и затруднены («ноги как ватные»). Мимика и эмоциональные реакции невыразительны, в поведении отмечаются признаки растерянности. Внимание занято незначимыми в данной ситуации вещами и предметами. Обращенную речь воспринимают не сразу, ответы на вопросы — после значительной паузы, преимущественно «да», «нет», «не знаю», предложения короткие. Восприятие и переработка информации ограничены. Пациенты погружены в свои переживания. Голос тихий, слабо модулированный. Засыпание нарушено, сон с пробуждениями. Артериальное давление редко бывает повышенным, частота дыхания замедлена. В случае дальнейшей неблагоприятной динамики приспособительных реакций возможно развитие нарушений адаптации, тревожных расстройств и реакций, связанных с декомпенсацией личностных особенностей и аномалий характера. Медицинская помощь при острой реакции на стресс пациента с COVID-19 должна оказываться специалистами (врачами-психиатрами, психотерапевтами) медикаментозными и не медикаментозными средствами при одновременных мероприятиях по основному диагнозу. Тревожные и тревожно-депрессивные расстройства. При тревожных расстройствах важна не реальная угроза, а то, как внешние события воспринимаются пациентом. Ситуацию ухудшает постоянное обсуждение новостей о числе вновь заболевших и умерших от COVID-19, а также отсутствие ясности о том, что будет дальше. От калейдоскопа «удручающей» информации психическое состояние пациентов с тревожными расстройствами может усугубляться — возникает подавленное настроение в сочетании с тревогой, страхами, чувством вины, бессонницей, вызванной чрезмерной обеспокоенностью своим состоянием. В ряде случаев тревожные состояния могут сопровождаться навязчивыми размышлениями и представлениями, содержание которых отражает текущие противоэпидемические мероприятия. Важная задача врача — попытаться перенаправить внимание пациента с COVID-19 на более общие социально значимые проблемы, представляя карантин, пребывание в больнице не только как меру личного ограничения и принуждения, а как способ помочь близким в борьбе с болезнью. Это важно и помогает снизить негативное воздействие ситуации на психику инфицированного пациента. Соматофоромное расстройство. Жалобы пациентов акцентируются на симптомах, характерных для COVID-19 — это ощущение сдавленности в груди, невозможность вдохнуть полной грудью, чувство удушья, вегетативные кризы по типу панических переживаний. Учитывая, что развитие патологических реакций является следствием информационного воздействия на психику, таким пациентам необходимо дозировать новостной поток. Если проведенное обследование не подтверждает объективного соматического неблагополучия, пациенту с COVID-19 необходимо рекомендовать обратиться к врачу-психотерапевту. Важно провести разъяснительную беседу о механизмах появления нежелательных симптомов и способов их устранения. Панические атаки. Панические состояния сопровождаются пароксизмальным страхом, тревогой и/или ощущением внутреннего напряжения, в сочетании с комбинацией соматических симптомов -выраженным сердцебиением, повышением артериального давления, потливостью, мышечной дрожью, ощущением нехватки воздуха, удушья, болью в груди, тошнотой, головокружением, ознобом или приливами крови к лицу. Изменение психического состояния может выражаться в ощущениях нереальности или обособленности от самого себя, потерять контроль или сойти с ума, страха смерти. Эмоционально неустойчивые личностные расстройства. У пациентов отмечается выраженная тенденция к взрывному поведению, отсутствие планирования своих поступков, изменчивость настроения. Вспышки гнева возникают при минимальных провоцирующих факторах, сопровождаются актами агрессии и насилия, степень их выраженности нарастает при демонстрации осуждения окружающими. Существует две разновидности данного расстройства: импульсивного и пограничного типов. Импульсивный тип отличается большей выраженностью гневливых реакций, легкостью их возникновения, жестокостью поступков и склонностью к угрожающим действиям и заявлениям. Типично нарастание деструктивных действий как реакции на неприятие и осуждение окружающих. Пограничный тип характеризуется выраженными эмоциональными колебаниями, усилением чувства опустошенности и бессмысленности, вероятностью аутоагрессивных форм поведения вплоть до истинных суицидальных попыток. Социальная актуальность данной патологии обусловливает обязательную консультацию врача-психиатра для определения уровня ограничительного режима и назначения терапии, учитывающей соматическое состояние больного. Особенности реагирования на стресс (COVID-19) у лиц пожилого и старческого возраста По данным Всемирной организации здравоохранения, самыми уязвимыми в условиях пандемии COVID-19 являются пациенты старшего возраста, что связано с наблюдающейся у них сочетанной патологией. В условиях стрессовой ситуации, связанной с заражением, госпитализацией, изоляцией и сменой привычного стереотипа, а также в связи с интоксикацией, гипоксией, вызванной воздействием на организм и головной мозг COVID-19, у пожилых людей возможно обострение хронических соматических, неврологических и психических заболеваний. Также возможно ожидать развитие эмоциональных, интеллектуальных расстройств, нарушений сна, психотических состояний (спутанность, делирий, галлюциноз, бредовые расстройства). Характерным может быть усиление существующего патологического процесса с развитием в его структуре психотических состояний и поведенческих нарушений (агрессия, блуждание, сборы в дорогу). Суицидо опасные кризисные состояния Переоценка смысла жизни, целей и задач, стоящих перед пациентом с установленным диагнозом COVID-19, страх мучительной смерти может способствовать появлению суицидальных мыслей. В первую очередь это касается пожилых людей. Более молодые пациенты, у которых нет большого жизненного опыта, склонны отрицать тяжесть и последствия заболевания, риск развития суицидального поведения у них значительно ниже. Однако он повышается с увеличением числа сопутствующих заболеваний, и врачам необходимо учитывать это у пациентов с COVID-19, имеющих хронические соматические заболевания. В сложившихся условиях распространения коронавируса, длительной изоляции в домашних условиях всей семьи, создается специфическая ситуация, которая может способствовать возникновению новых психологических проблем и стрессов, конфликтов «близких отношений», стрессовых жизненных событий, которые могут вести к самоубийству. В группе суицидального риска находятся люди, потерявшие работу, имеющие финансовые трудности в связи с пандемией новой коронавирусной инфекции. Реакция дезорганизации характеризуется эмоциональной напряженностью, фиксацией на психотравмирующем событии, снижением интеллектуального контроля, что приводит к дезорганизации поведения. Возникающие острое чувство обиды, гнев, возмущение, тревога мешают пациентам правильно оценить сложившуюся ситуацию, найти адекватные пути ее преодоления. Суицидальные тенденции проявляются внезапно, они малопродуманы. Могут использоваться случайно попавшие под руку предметы. Реакции демобилизации могут наблюдаться у пациентов, отличающихся психической незрелостью, тенденцией к «избеганию» сложных жизненных обстоятельств. В условиях психотравмирующей ситуации их реагирование характеризуется снижением побуждений и волевых усилий, направленных на ликвидацию конфликта или возникших сложных жизненных обстоятельств. Особенно важно при карантине либо изоляции инфицированных SARS-CoV-2 учитывать, что при таких реакциях наблюдаются переживания беспомощности, отверженности, беззащитности, приводящие к ограничению межперсональных контактов и оказывающие негативное влияние на самооценку личности. Внезапно появляющиеся мысли об уходе из жизни как способе «покончить со всеми неприятностями» быстро трансформируются в суицидальные замыслы и/или поступки. Пессимистические реакции отличаются возникновением негативно окрашенных представлений о жизни с формированием мрачной оценки будущего. Такая реакция характеризуется психологическим дискомфортом, недовольством собой и окружающими, чувством разочарованности в жизни, которое постепенно перерастает в ощущение потери жизненного смысла и бесперспективности дальнейшего существования. В части случаев аутоагрессивные мысли появляются стремительно и сопровождаются суицидальными действиями. Реже суицидальные тенденции развиваются постепенно с формированием продуманного суицидального решения. Эта группа пациентов за счет сохранения высокого суицидального риска в наибольшей степени требует активных реабилитационных мероприятий. Риск совершения суицида у пациентов с COVID-19 в краткосрочной перспективе 1. Переживание «социального поражения» (потеря работы, финансовый кризис и т.д.), сопровождающиеся драматичным ощущением личностного переформатирования, крахом устоявшихся отношений и социальных схем, опасениями обнищания и материального ущерба, в сочетании с неспособностью изменить ситуацию. 2. Ощущение себя бременем для близких. 3. Постоянное чувство безысходности. Вышеперечисленные переживания могут приводить к высокому риску суицидальных действий, поэтому необходима срочная консультация врача-психиатра. Употребление алкоголя в условии пандемии В условиях пандемии лица, рискующие заразиться или узнавшие о том, что уже инфицированы COVID-19, испытывают выраженный стресс. Воздействие различных стрессоров приводит к повышению употребления алкоголя в популяции, однако в то же время алкоголь сам выступает в роли стрессора и негативно влияет на нейроэндокринную систему. Под действием этанола происходят изменения секреции гормона стресса — кортизола, что приводит к нарушению иммунных процессов и оптимального энергообеспечения различных клеток и тканей. Как результат, ослабляются мобилизационные силы организма в условиях стресса. Популярный «метод снятия стресса» в виде приема алкоголя фактически усиливает уровень стресса, с которым человек стремится бороться, хотя в момент принятия спиртных напитков этого и не ощущается. Врачам необходимо информировать лиц, находящихся в режиме самоизоляции, а также пациентов, инфицированных COVID-19, о существующих рисках использования алкоголя в качестве «лекарства» от стресса, тревоги и депрессии, а также средства «скоротать время». Алкоголь, оказывая противотревожный и антидепрессивный эффект после употребления, в постинтоксикационный период, напротив, лишь усиливает проявления тревоги и депрессии. Необходимо информировать пациентов, что употребление спиртного не только не позволит четко следовать врачебным рекомендациям, но и нарушит действие препаратов, что может привести к серьезным осложнениям COVID-19. Заключение У пациентов с COVID-19 может обнаруживаться широкий спектр различных психопатологических состояний. Врачи, ведущие таких пациентов должны избегать необоснованного назначения психотропных препаратов (включая транквилизаторы и гипнотики) в виду их потенциально нежелательных лекарственных взаимодействий, осложняющих терапию инфекционного заболевания. Медицинская помощь в данном случае должна оказываться врачом-психиатром и/или врачом-психотерапевтом.

ДЕПРЕССИ ПРИ СОМАТИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ (ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ) | Смулевич А.Б., Дробижев М.Ю.

Д-р А. Б. Смулевич -доктор мед. наук, профессор, руководитель отделения пограничной психической патологии и психоматических расстройств НИИ клинической психиатрии НЦПЗ РАМН


д-р М. Ю. Дробижев — канд. Мед. наук, ведущий научный сотрудник того же отделения

 

Среди психических расстройств, наблюдающихся у пациентов с актуальным соматическим заболеванием (СЗ), наиболее распространены депрессивные состояния. По мнению некоторых авторов [11,17], по частоте манифестации, варьирующей от 14 до 46% (табл. 1), аффективные (депрессивные) синдромы у больных СЗ могут быть сопоставлены лишь с диссомническими нарушениями. Вместе с тем, как о том свидетельствуют данные ряда публикаций, относящихся к последним десятилетиям, существует также и опасность гипердиагностики депрессивных состояний у пациентов с СЗ [8,14,15]. Традиционно в состав клинических проявлений депрессий входят расстройства, характерные и для соматического заболевания (астения, снижение массы тела, нарушения сна, головокружение, тремор, тахикардия, боли в грудной клетке, диспноэ, диспепсические расстройства — горечь, сухость во рту, запоры, метеоризм и др.). Различия в диагностических подходах к таким «общим» для аффективной и соматической патологии симптомокомплексам в первую очередь отражаются на показателях распространенности депрессивных состояний у больных СЗ (см.. схему ).
   Представленные данные позволяют утверждать, что валидизация диагноза депрессивного состояния у больных с актуальным СЗ требует разработки четких дифференциально-диагностических критериев 1. По нашему мнению, необходимо учитывать по крайней мере три обстоятельства: особенности психопатологических расстройств, данные анамнеза и наследственнню отягощенность, характер психосоматических корреляций (соотношение между выраженностью, динамикой психических расстройств и соответствующими показателями соматического заболевания — табл. 2).

Необходимо подчеркнуть, что природа депрессий, коморбидных с актуальным СЗ, неоднородна. Соответственно нозология депрессивных состояний не исчерпывается соматогенными депрессиями (аффективные расстройства, непосредственно связанные с течением СЗ, например с атеросклерозом сосудов головного мозга). Наряду с ними наблюдаются также нозогенные депрессии [4] (депрессивные реакции на констелляцию психогенных и ситуационных факторов, связанных с семантической значимостью ди- агноза, осознанием опасности заболевания, физическими страданиями, изменением качества жизни), дистимии (затяжные невротические депрессии), эндогенные депрессии. При этом, как видно из табл. 3, среди аффективных (депрессивных) расстройств преобладают нозогенные депрессии (подавленность, безнадежность, тревога, пессимистическая оценка

Таблица 1. Распространенность депрессивных состояний (ДС) у больных соматического стационара

Авторы, год Объем выборки (число больных) Частота ДС, %
Maguire, и соавт., 1974 230 23
Moffic и Paykel, 1975 100 19
Knights и Folstein, 1977 57 46
Cavanaugh, 1983 335 32
Feidman и соавт., 1985 453 14,6
Levenson и соавт., 1987 253 23
Kathol и соавт., 1990 151 44

своего соматического состояния и перспектив его улучшения в будущем). Превалирование последних над депрессиями иного генеза подтверждается в ряде исследований [15,19].
   Обращаясь к основным принципам терапии депрессий, коморбидных актуальному СЗ, необходимо подчеркнуть целесообразность использования широкого спектра лечебных воздействий, включающих как различные методы психотерапии, так и психотропные средства. Использование психотерапии наиболее целесообразно при нозогенных депрессиях психогенно/ситуационно обусловленных расстройствах (групповые и индивидуальные занятия по «технике саморегуляции» — аутогенная тренировка, дыхательная и релаксационная лечебная гимнастика, различные техники нейролингвистического програмирования) [11].

    Среди антидепрессантов, традиционно используемых при лечении депрессий у соматических больных, следует указать на трициклические препараты (ТЦА): мелипрамин (имипрамин), анафранил, амитриптилин, нортриптилин. Рекомендуя ТЦА, многие авторы [9, 12] указывают не только на высокую тимолептическую активность, распространяющуюся на весь спектр депрессивных состояний, наблюдающихся у рассматриваемого контингента пациентов (соматогенные, нозогенные депрессии, дистимии, эндогенные депрессивные расстройства), но и по тенциальную возможность оказывать положительное терапевтическое воздействие на некоторые симптомы СЗ. Так, показано, что имипрамин и нортриптилин эффективны в отношении желудочковой экстрасистолии [12]. S. Conolly и соавт. [9] обнаружили, что прием имипрамина в средней терапевтической дозе затрудняет индуцирование пароксизма желудочковой тахикардии при электрофизиологическом исследовании. Продемонстрированы снижение частоты эпизодов фибрилляции желудочков при экспериментальном инфаркте миокарда на фоне введения ТЦА и тенденция к спонтанному купированию возникших эпизодов аритмии [16]. Показан также  благоприятный эффект ТЦА при явлениях бронхоспазма у больных бронхиальной астмой [13].

Таблица 2. Диагностические критерии депрессий, коморбидных СЗ

(1) Психический статус
Признаки гипотимии (тоска, тревога, апатия, ангедония, интеллектуальное и двигательное торможение), интенсивность которых подчиняется суточному ритму
Явления отчуждения в форме депрессивной анестезии (ощущение болезненного бесчувствия) и депрессивной девитализации (ослабление или исчезновение витальных влечений — влечение к жизни, инстинкта самосохранения, соматочувственных влечений — лишение сна, аппетита)
Наличие депрессивного содержательного комплекса (денотата)
1. Идеи малоценности, виновности, ущерба, отражающие расстройство самосознания в форме нарушения непрерывности «Я» (неотвязные размышления с негативной оценкой прошлого, настоящего и перспектив на

будущее)

2. Суицидальные мысли
3. Ипохондрические идеи: доминирующие представления об опасности (обычно сильно преувеличенной) соматической болезни, неблагоприятного ее исхода и бесперспективности лечения, негативных социальных последствиях; тревоги и опасения (вплоть до фобий), не связанные с актуальным СЗ и относящиеся к функционированию различных внутренних органов и организма в целом
(2) Анамнез, преморбид, наследственность
Депрессивные и гипоманиакальные состояния в анамнезе
Циклоидный, гипертимный, тревожно-мнительный, истерический и шизоидный конституциональный склад с чертами реактивной лабильности (склонность к формированию аффективных расстройств)
Депрессивные состояния и суицидыу ближайших родственников
(3) Нарушение психосоматических корреляций
Несоответствие проявлений соматовегетативных расстройств тяжести и характеру СЗ (например, резкое снижение массы тела и нарушение менструального цикла при гипертиреоидизме, несмотря на незначительное повышение уровня гормонов щитовидной железы в крови, длительные алгии в грудной клетке, нехарактерные для стенокардии

напряжения, стойкая астения при невыраженной железодефицитной анемии или длительная агрипния при отсутствии ночных приступов бронхиальной астмы, стенокардии).

Несоответствие динамики соматовегетативных расстройств характеру течения СЗ (например, персистирующая тошнота, боли в верхней половине живота, отсутствие аппетита и другие гастроинтестинальные жалобы при зарубцевавшейся язве желудка или двенадцатиперстной кишки, астения, расстройства сна, снижение либидо, ангедония, сохраняющиеся в клинической картине, несмотря на успешное лечение гипотиреоидизма)

 

 

Таблица 3. Нозология депрессий у больных соматического стационара

Диагноз

Частота, %

по М. Е. Stewart и соавт. [19] по Н. Е. Koenig и соавт. (15] собственные данные
Соматогенные депрессии (органическое аффективное расстройство)

1 1,4
Депрессивные реакции: нозогенные
прочие

17
10

14
0,6

10
2
Дистимии 2 4
Эндогенные депрессии (большой депрессивный эпизод, циклотимия) 3 9 2

 

Таблица 4. Сравнение флуоксетина и ТЦА по клинической значимости влияния на сердечнососудистую систему

Симптомы

Флуоксетин

ТЦА

Брадикардия

Умеренная

Умеренная

Снижение АД

Умеренное

Умеренное

Тахикардия

Не характерна

Характерна

Ортостатическая гипотензия

Не характерна

Характерна

Нарушения ритма сердца и проводимости

Не характерны

Характерны

 

Таблица 5. Сравнение флуоксетина и ТЦА по клинической значимости взаимодействия с препаратами, применяющимися для терапии СЗ
Препараты, применяющиеся в терапии Флуоксетин ТЦА.
Тиреоидные гормоны Не взаимодействует Нарушения ритма сердца
Метилтестостерон Нет данных Расстройство сознания
Симпатомиметики Не взаимодействует Гипертензия
Антиаритмические препараты 1 класса (хинидин, новокаинамид и др.) Тоже Токсический эффект
Гипотензивные препараты

» «

Ортостатическая гипотензия
Сердечные гликозиды

» «

Брадикардия
Антихолинергические средства

» «

Усиление тахикардии, спазм аккомодации и др.


   Вместе с тем использование ТЦА у соматических больных сопряжено с целым рядом ограничений, связанных с выраженным холинолитическим действием (табл. 4). Введение препаратов этой группы сопровождается рядом побочных эффектов: сонливостью в течение дня, нарушением сенсомоторных функций (координация движений, внимание и т.д.), а также брадикардией, снижением артериального давления (АД), ортостатической гипотензией, сухостью слизистых оболочек, задержкой мочеиспускания, запорами. Кроме того, ТЦА довольно часто вступают в нежелательные взаимодействия с соматотропными препаратами (табл. 5) — тиреоидными и стероидными гормонами, антиаритмическими препаратами первого класса, сердечными гликозидами и др2.
   В связи с указанными свойствами ТЦА очевидна необходимость введения в арсенал психотропных средств, используемых у больных СЗ, препаратов с минимальной поведенческой токсичностью3, клиническое действие которых не сопровождается осложнениями и негативным влиянием на течение СЗ, а взаимодействие с соматотропными препаратами носит ограниченный характер.
   Среди антидепрессантов, удовлетворяющих указанным требованиям, в последние десятилетия получают широкое распространение ингибиторы обратного захвата серотонина (флюоксетин, серталин и др.), препараты полициклической структуры (лудиомил, леривон, пиразидол), обратимые ингибиторы моноаминоксидазы (МАО) типа А короткого действия [ 18].
   Положительные качества селективных ингибиторов обратного захвата серотонина — отсутствие побочных действий, характерных для ТЦА, терапевтически значимых взаимодействий с широким кругом препаратов, применяемых в терапии (см. табл. 4 и 5). Сотрудники отделения пограничной психической патологии и психосоматических расстройств НИИ клинической психиатрии НЦПЗ РАМН провели испытания флуоксетина (Прозак, Eli Lilly) при психогенных (нозогенных) депрессивных состояниях выраженностью не менее 11 баллов по шкале депрессии Госпитального опросника тревоги и депрессии [20]. В исследовании принимали участие пациенты в возрасте 21-65 лет, находившиеся на стационарном лечении по поводу ИБС (преобладали пациенты со II — III функциональным классом стенокардии, наблюдались также больные в остром периоде инфаркта миокарда, с нестабильной и прогрессирующей стенокардией) на базе Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова (отделение ишемической болезни сердца ФТК им. И.М. Сеченова — руководитель член-корр. РАЕН проф.  А.Л. Сыркин). Испытание показало высокую безопасность и хорошую переносимость препарата, отсутствие неблагоприятных взаимодействий с кардиотропными медикаментозными средствами4. Не отмечено ухудшения соматического состояния, которое могло бы быть обусловлено влиянием флуоксетина. Не выявлено значимого неблагоприятного воздействия препарата на параметры ЭКГ, показатели анализов крови. Не отмечены неблагоприятные взаимодействия с нитратами пролонгированного действия, бета-адреноблокаторами, блокаторами кальциевых каналов, сердечными гликозидами, антиаритмическими препаратами.
   Ряд общих свойств препаратов полициклической структуры (лудиомил, ларивон, пиразидол) — незначительное влияние на АД [10], внутриглазное давление, предстательную железу и т.д. — позволяет рассматривать такие антидепрессанты в качестве препаратов выбора при лечении депрессий у больных с соматической патологией. Особенно предпочтителен отечественный препарат пиразидол, который практически не влияет на АД и проводящую систему сердца, полностью лишен холинолитических свойств (не вызывает сухости слизистых оболочек, спазма аккомодации, запоров и т.д.).
   О перспективности использования обратимых ингибиторов МАО при СЗ, в том числе при глаукоме, аденоме предстательной железы, а также у физически ослабленных пациентов, людей пожилого возраста, свидетельствуют непродолжительный период выведения, почти полное отсутствие клинически значимых побочных действий (отмечается лишь легкая гипотензия) [6]. В ряду препаратов рассматриваемой группы следует назвать моклобемид (Аурорикс, Roche). Ортостатическая гипотензия при использовании такого препарата наблюдается даже реже, чем при приеме плацебо (соответственно 2 — 3% против 5%).
   Для лечения депрессий, коморбидных СЗ, наряду с антидепрессантами в пределах комбинированной терапии широко используют также транквилизаторы и ноотропные препараты — валиум, лексотан, лоразепам, алпразолам, феназепам, ноотропил. Наконец, в последнее десятилетие широкое распространение получили препараты, спектр клинического действия которых включает как аффективные (депрессивные) расстройства, так и проявления СЗ. К таким препаратам могут быть отнесены производное аденозилметионина — Гептрал (Knoll), сульпирид (Эглонил, Synthelabo), блокатор кальциевых каналов нифедипин [5], верапамил [3].
    Гептрал не только обладает тимолептическими свойствами, но и эффективен при синдроме внутрипеченочного холестаза, обусловленном циррозами печени, хроническим активным гепатитом [1], муковисцидозом 12]. Его назначение особенно оправдано у пациентов с депрессивными состояниями, коморбидными заболеваниями печени. В исследовании, проводившемся в отделении пограничной психической патологии и психосоматических расстройств НИИ клинической психиатрии НЦПЗ РАМН, препарат продемонстрировал высокие показатели безопасности, согласующиеся с данными литературы [7].
   Применение этого антидепрессанта также не сопровождается какими-либо гематологическими и биохимическими сдвигами.
    Сульпирид наряду со стимулирующим и тимолептическим эффектом способствует улучшению кровоснабжения желудка, кишечника, ускоряя восстано вительные процессы в тканях, подавляет желудочную секрецию, оказывает противорвотное действие.
   Использование сульпирида показано при депрессиях, коморбидных язвенной болезни с локализацией процесса в желудке или двенадцатиперстной кишке (причем как при остром, так и при хроническом язвенном процессе), язвенному колиту, болезни Крона и «оперированного желудка». Следует учитывать, что при приеме препарата возможны нарушения менструального цикла, галакторея.
   Нифедипин и верапамил, которые используются для профилактики приступов стенокардии, лечения артериальной гипертензии, а также в составе комбинированной терапии хронической сердечной недостаточности, обладают и нормотимическими свойствами, и, следовательно, являются препаратами выбора при осуществлении вторичной профилактики фазно протекающих аффективных (депрессивных) расстройств, формирующихся у больных СЗ5.

Abstract

Depressive disorders are most common among mental disorders observing in patients with an urgent somatic disease (SD). The nosological entities of these depressions are not confined to somatogenic depressions (affective disorders directly related to the course of SD, such as with cerebral vascular atherosclerosis).
Along with them there are also nosogenic depressions (depressive responses to a constelation of psychogenic and situational factors associated with the symptomatological value of a diagnosis, with the awareness of a risk for the disease, physical sufferings, with changes in the quality of life), dysthymias (chronic neurotic depressions), endogenous depressions. The differentially diagnostic criteria which validate the diagnosis of depression in SD patients have been proposed.
These include the specific features of pathophysiological disorders, history and family data, the nature of somatomental correlations (relationships between the severity, dynamics of mental disorders and the relative characteristics of SD). The paper discusses the basic principles of the therapy for depressions related to an urgent SD and emphasizes it necessary to use antidepressants of different chemical groups with regard to the profile of their therapeutical effects, the nature of adverse reactions, the interactions with the drugs used in the treatment of SD. 

 

1 Здесь и далее приводятся данные о депрессивных состояниях, коморбидных актуальному СЗ. При этом аффективные (депрессивные) расстройства (основной диагноз), протекающие «под маской» соматического заболевания — так называемые «соматизированные» депрессии, изучению которых посвящена обширная литература, — в настоящей статье не рассматриваются.

2 Справедливости ради следует сказать, что появились новые ТЦА, отличительными особенностями которых являются безопасность и хорошая переносимость. Один из таких препаратов-тианептин (Коаксил, Servier).

3 Имеется в виду подавляющее влияние препарата на повседневную активность, сопряженную с дневной сонливостью, ухудшением памяти, внимания, замедлением сенсомоторных реакций.

4 Препарат обладает также умеренной нейролептической активностью.

5 Соли лития, широко используемые в целях профилактики аффективных расстройств, противопоказаны больным с расстройством концентрационной функции почек, заболеваниями щитовидной железы, при сердечно-сосудистой патологии, сопряженной с нарушением водно-электролитного баланса, у лиц с артериальной гипертензией, находящихся на бессолевой диете, пациентам, принимающим сердечные гликозиды, бета-блокаторы, производные тиазида.

 

Литература:

   1. Логинов А. С., Ильченко Л. Ю., Петраков А. В. Лечение поражений печени у наркоманов// Тезисы докладов III Российского национального конгресса «Человек и лекарство» — РЦ. «Фармединфо»М., 1996.-С. 155-6.
   2. Орлов В. А., Никитина М. И. Применение гептрала (адеметионина) при муковисцидозе у детей // Тезисы докладов III Российского национального конгресса «Человек и лекарство» — РЦ. «Фармединфо» М., 1996. — С. 177.
    3. Пантелеева Г. П., Раюшкин В. А., Снедкова Л. В.  Использование антагонистов кальция в качестве тимостабилизаторов// Тезисы докладов III Российского национального конгресса «Человек и лекарство» — РЦ.»Фармединфо» М., 1996. С.183.
    4. Смулевич А. Б. Психическая патология и ишемическая болезнь сердца (к проблеме нозогений)//Психические расстройства и сердечно-сосудистая патология/Под ред. А. Б. Смулевича и А. Л. Сыркина. — Либрис, М., 1994. — С. 12-19.
    5. Снедкова Л. В. Опыт применения блокатора кальциевых каналов нифедипина для профилактики рецидивов аффективного и шизоаффективного психозов//Журн. Невропатол. и Психиатр. им. С. С. Корсакова. — 1996. -Т. 96.-№1.-С. 61-6.
    6. Burchard P, Bonetty EP, Daparada M, et al. Pharmacological profile of moclobemide, a shortacting and reversible inhibitor of monoamine oxidase type A//Pharmacol. and Exp. Therap. 1989:284:391-9.
    7. Carney NWP. Neuropharmacology of S-adenosyl Methionine//Clin. Neuropharmacol 1986:9:235-43.
   8. Clark DC, Cavanaugh S. von A., Gibbons R.D. The core symptoms of depression in medical and psychiatric patients//J. Nerv. Ment. Dis. 1983:171:705-13.
    9. Connolly SJ, Mitthell B, Swerolow CP, et al. Clinical efficiany electrophisiology of.imipramine for ventricular tachycardia//Am. J. Cardiol 1984:53:516-21.
    10. Coopen A, Kopera H. Workshop on the clinical pharmacology and efficacy of mianserin//Brit.J. Clin. Pharmacol. 1978;5.(Suppl.):91-9.
    11. Derogatis L.R., Wise T.N. Anxiety and depressive disorders in the medical patients//American Psychiatric Press, Inc., Washington DC, 1989:119.
    12. Giardina E.-G.V., Bigger J.I., Glassman A.H. et al.  The electrocardigrafic and antiarrythmic effects of imipramine hydrochloride et therapeutic plasma concentration//Circulation. 1979:60:1045-52.
    13. Goodman ТА, Tupin JP. The psychology of asthma: implications for treatment//Bronchial asthma/Ed. M.E. Gershwin — Orlando, EL. — Grune & Stratton. — 1986:541-60.
    14. Kathol RG, Noyes R. Jr, Williams J, et al.  Diagnosing depression in patients with medical illness//Psychosomatics -1990:31:4:434-40.
    15. Koenig HG, Meador KG, Cohen HJ, Blazer DG.  Depression in elderly hospitalized patients with medical illness//Arch. Intern. Med.  1988:148:1929-36.
    16. Manoach M, Netz H, Varon D, et al. The effect of trycyclic antidepressants on ventricular fibrilation and collatreral blood supply acute coranary occlusion//Heart and vessels — 1986:2:1:36-40.
    17. Mayou R, Hawton K. Psychiatric disorders in general hospital//Brit. J. Psychiat.  1986:149:117-90.
    18. Rudorfer MV, Potter WZ. Antidepressants: a comparative review of the clinical pharmacology and therapeutic use of the «newer» versus «older» drugs//Drugs. 1989:37:713-38.
    19. Stewart MA, Drake F, Winokur G. Depression among medically ill patients//Pract. J. Psychiat. Neurol. 1965:26:8:479-85.
    20. Zigmond AS, Snaith RP. The hospital anxiety and depression scale//Acta. Psychiat. Scand. 1983:67:361-7.

 

Медицинский Центр Понутриевых • Медицинский Центр Понутриевых

Вашему вниманию предлагается Гиссенский профессиональный опросник, который позволит Вам сориентироваться по проблемам Вашего здоровья, если они у Вас есть. Своевременность – залог здоровья.

Е. Брюхлер и Дж. Снер разработали Гиссенский опросник, Опросник состоит из перечня, включающего 57 жалоб, относящихся к таким сферам, как общее самочувствие, вегетативные расстройства, нарушение функций внутренних органов. Степень их интенсивности оценивается по 5-балльной шкале:
Помимо жалоб, выясняется их обусловленность психическими или физическими факторами пациента. Предусмотрена возможность указания на не содержащиеся в опроснике жалобы.

На основе факторного анализа были выделены 4 основные и 5-я дополнительная шкалы.

Оценки по шкалам получают путем суммирования баллов по каждому входящему в эти шкалы пункту. Для оценки субъективной степени физических недомоганий авторы предлагают рассматривать ее в сравнении с данными выборок пациентов и здоровых, а также учитывать возрастные и половые различия. В качестве такого интегрального показателя для сопоставления используется т. н. процентный ранг – процент тех испытуемых из выборки стандартизации, которые получили равный или более низкий балл, нежели данный обследуемый. Помимо интерпретации по пяти шкалам, возможен анализ, базирующийся на всех пунктах.

По мнению авторов русскоязычного варианта методики, физическое состояние человека влияет на эмоциональный стереотип поведения. Это следствие влияния соматики на психику. Но возможно и обратное воздействие – сложившийся у личности эмоциональный стереотип поведения накладывает отпечаток на переживание физического состояния. Эмоциональный стереотип поведения оказывает давление на восприятие органических состояний.

В медицине существует понятие «субъективный уровень заболевания». В отличие от объективной картины соматических нарушений, субъективный уровень отражает, как человек эмоционально интерпретирует состояние своего здоровья. При этом каждое отдельное ощущение сопровождается субъективным эмоционально окрашенным восприятием, а сумма таких ощущений определяет интенсивность субъективных недомоганий.

Речь идет о любой личности, а не только о больном или обратившемся за помощью к врачу. Ведь каждый человек в той или иной мере обеспокоен своим здоровьем и переживает какие-либо недомогания, привнося в повседневные отношения с окружающими эмоциональный психосоматический фон.

Депрессивные расстройства — рекомендации врачей клиники МедиАрт

Каждый человек в течение своей жизни переносит те или иные стрессовые ситуации и в зависимости от типа личности по разному их переживает.

Учёными установлено, что в 70- 80% случаев депрессии предшествует перенесенный человеком стресс.

По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, к 2020 году депрессивные состояния по частоте встречаемости займут 2-е место после сердечно-сосудистых заболеваний.

Причиной развития депрессии может быть множество факторов:

  • трагедия в личной жизни (потеря близкого человека, отсутствие детей, развод, одиночество),

  • проблемы на работе (потеря рабочего места, выход на пенсию, конфликты в коллективе),

  • проблемы со здоровьем (перенесенные острые состояния, требующие дальнейшей реабилитации, хроническое соматическое заболевание приводящее к определению группы инвалидности),

  • злоупотребление алкоголем и другими психоактивными веществами,

  • экономические факторы (снижение заработной платы и в целом низкая оплата труда, внезапная потеря бизнеса часто приводящая к изменению в благосостоянии человека) и другие.

На начальном этапе депрессивные расстройства проявляются:

  • пониженным фоном настроения, 

  • усталостью, которая формируется в течение дня, 

  • снижением продуктивности в делах, 

  • снижением концентрации внимания и замедленностью мыслительных процессов. 

В последующем довольно быстро к этим симптомам могут присоединяться нарушения сна, тревога, апатия, ощущение тяжести за грудиной называемое душевной тоской, учащённый пульс, запоры, снижение полового влечения, у женщин нарушение менструального цикла или его отсутствие.

Депрессивному состоянию присущи колебания в настроении в течение суток, с улучшением общего состояния и снижением заторможенности к вечеру. При депрессии снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к привычной деятельности, может формироваться чувство вины.  

Депрессии также могут быть скрытыми (маскированными), т.е. проявляться даже на начальном этапе развития состояния в виде снижения или повышения аппетита, различными болевыми ощущениями (головная боль, боли в животе, за грудиной, в конечностях, болевыми ощущениями в области горла), общим дискомфортом, сдавленным дыханием напоминающим приступы астмы, различными кожными реакциями (сухость кожи, сыпь) и другой «соматической» симптоматикой зачастую схожей с заболеваниями внутренних органов.

При возникновении описанной симптоматики необходимо вовремя обратиться к врачу, для проведения лабораторных и инструментальных исследований и исключения патологии внутренних органов. 

Важно не заниматься самолечением, что может привести к утяжелению симптомов заболевания и в дальнейшем более длительным периодом выздоровления.

Если у вас наблюдаются признаки депрессии, которые беспокоят вас более двух недель — обратитесь к специалисту. В лечении депрессии применяются медикаментозные методы лечения и психотерапия. Важно помнить, что вы не одиноки и своевременная и квалифицированная помощь врача вернёт вам душевное равновесие и радость жизни.


Обзор соматических симптомов и связанных с ними расстройств — расстройства психического здоровья

Соматический симптом и связанные с ним расстройства — это расстройства психического здоровья, характеризующиеся сильным акцентом на физических (соматических) симптомах, которые вызывают значительный стресс и / или мешают повседневному функционированию.

Большинство психических расстройств характеризуются психическими симптомами. То есть у людей есть необычные или тревожные мысли, настроение и / или поведение. Однако при расстройствах соматических симптомов психические факторы выражаются в виде физических симптомов — процесс, называемый соматизацией, — и человека больше всего беспокоят физические (соматические — от сома , греческое слово, обозначающее тело) симптомы, такие как боль, слабость, усталость, тошнота или другие телесные ощущения.У человека может быть или не быть заболевание, которое вызывает симптомы или способствует их возникновению. Однако, когда присутствует какое-либо заболевание, человек с соматическим симптомом или связанным с ним расстройством чрезмерно на него реагирует.

Каждый реагирует на эмоциональном уровне, когда у него появляются физические симптомы. Однако люди с расстройством соматических симптомов имеют исключительно интенсивные мысли, чувства и поведение в ответ на их симптомы. Чтобы отличить расстройство от нормальной реакции на плохое самочувствие, реакции должны быть достаточно интенсивными, чтобы вызывать у человека (а иногда и у других) значительные страдания и / или затруднять его повседневную жизнь.

Различные ответы людей определяют конкретное расстройство, которое у них есть, как показано ниже:

  • При конверсионном расстройстве (расстройстве функциональных неврологических симптомов) развиваются физические симптомы, напоминающие симптомы расстройства нервной системы.

  • При искусственном расстройстве люди притворяются, что у них есть симптомы без видимой внешней причины (например, чтобы получить отпуск на работе).

  • При болезненном тревожном расстройстве люди чрезмерно озабочены и обеспокоены возможностью иметь или заболеть серьезным заболеванием.

  • При соматическом симптоматическом расстройстве симптомы людей беспокоят и беспокоят их, постоянно беспокоят и / или очень часто заставляют обращаться к врачам.

Поскольку люди с одним из этих расстройств думают, что у них есть физические симптомы, они, как правило, обращаются к врачу, а не к специалисту по охране психического здоровья.

Лечение зависит от того, какое заболевание у человека, но обычно включает психотерапию.

Расстройство соматических симптомов среди населения в целом: ассоциации с медицинским статусом и обращением за медицинской помощью с использованием SSD-12

Задача: Расстройство соматических симптомов (ССД) характеризуется чрезмерными мыслями, чувствами и поведением, связанными с физическими симптомами. Критерии DSM-5 для ССД фокусируются на этих психологических особенностях (критерий B), а не на наличии или отсутствии идентифицируемого медицинского расстройства.В этом исследовании изучается роль медицинского расстройства в оценке SSD и связи SSD с обращением за медицинской помощью.

Метод: Участники (N = 448, средний возраст 46,7 ± 16,9 лет, 53,8% женщины) были набраны из общего сообщества и заполнили SSD-12 для количественной оценки критерия B DSM-5 для SSD. Участники также предоставили демографическую и медицинскую справочную информацию.

Полученные результаты: Общий балл SSD-12 был повышен у лиц с серьезным медицинским расстройством (N = 97: сердечно-сосудистые заболевания, рак, легочные заболевания или другое: SSD-12 = 11,6 ± 8,8), а также среди лиц с заболеваниями, которые обычно лечат в первичном звене. уход (N = 46: например, мигрень, астма: SSD-12 = 8,3 ± 7,1) по сравнению с пациентами без этих нарушений (SSD-12 = 5,8 ± 7.0), что оставалось значимым в моделях с поправкой на возраст и пол. Приведены нормативные значения. Высокие баллы SSD-12 (≥15) были связаны с более частым обращением за медицинской помощью (скорректированное ИЛИ посещений первичной медико-санитарной помощи = 3,35, 95% ДИ = 1,64-6,87).

Выводы: SSD-12 — полезный инструмент для оценки SSD. Коморбидность соматических заболеваний связана с более высокими баллами по шкале SSD-12. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, чаще ли ССД встречается у медицинских пациентов или требуется корректировка нормативных значений для целей скрининга.

Ключевые слова: Оценка; Сопутствующие медицинские заболевания; Расстройство соматических симптомов.

Расстройства соматических симптомов: история вопроса, патофизиология, эпидемиология

  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств . 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: American Psychiatric Publishing; 2013.

  • Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств. Американская психиатрическая ассоциация . Четвертое издание. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2000. Редакция текста.

  • Холлидей К.Л., Макфарлейн Г.Дж., Николл Б.И., Крид Ф., Томсон В., Макбет Дж. Генетические вариации нейроэндокринных генов связаны с соматическими симптомами в общей популяции: результаты исследования EPIFUND. Книга J Psychosom Res . 2010 май. 68 (5): 469-74. [Медлайн].

  • Atmaca M, Sirlier B, Yildirim H, Kayali A.Объемы гиппокампа и миндалины у пациентов с соматическим расстройством. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry . 2011 15 августа. 35 (7): 1699-703. [Медлайн].

  • van der Kruijs SJ, Bodde NM, Vaessen MJ, Lazeron RH, Vonck K, Boon P, et al. Функциональная связность диссоциации у пациентов с психогенными неэпилептическими припадками. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 2012 Март 83 (3): 239-47. [Медлайн].

  • Курлансик С.Л., Маффей МС.Расстройство соматических симптомов. Ам Фам Врач . 2016 г. 1. 93 (1): 49-54. [Медлайн].

  • Hilderink PH, Collard R, Rosmalen JG, Oude Voshaar RC. Распространенность соматоформных расстройств и необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов у пожилых людей по сравнению с более молодыми возрастными группами: систематический обзор. Aging Res Rev. . 2013 12 января (1): 151-6. [Медлайн].

  • Лимбург К., Саттель Х, Радзей К., Лахманн С. Расстройство соматических симптомов DSM-5 у пациентов с головокружением и симптомами головокружения. Книга J Psychosom Res . 2016 декабрь 91: 26-32. [Медлайн].

  • Baruffol E, Thilmany MC. Беспокойство, депрессия, соматизация и злоупотребление алкоголем. Показатели распространенности в общей выборке бельгийского сообщества. Acta Psychiatr Belg . 1993 май-июнь. 93 (3): 136-53. [Медлайн].

  • Chioqueta AP, Стайлз TC. Риск суицида у пациентов с соматизирующим расстройством. Кризис . 2004. 25 (1): 3-7. [Медлайн].

  • Wiborg JF, Gieseler D, Fabisch AB, Voigt K, Lautenbach A, Löwe B.Суицидальность у пациентов первичного звена с соматоформными расстройствами. Психосом Мед . 2013 ноябрь-декабрь. 75 (9): 800-6. [Медлайн].

  • Окленд Т.С., Гонсалес-младший, Фербер А.Т., Манн С.Е. Связь между пациентом, оценивающим оценку системы, и соматизацией. JAMA Otolaryngol Head Neck Surg . 2017 г. 1. 143 (9): 870-875. [Медлайн].

  • Kendler KS, Aggen SH, Knudsen GP, ​​Røysamb E, Neale MC, Reichborn-Kjennerud T. Структура генетических и экологических факторов риска синдромальных и субсиндромальных общих расстройств оси I DSM-IV и всех расстройств оси II. Ам Дж. Психиатрия . 2011 Январь 168 (1): 29-39. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Maes M, Galecki P, Verkerk R, Rief W. Соматизация, но не депрессия, характеризуется нарушениями пути триптофан-катаболита (TRYCAT), что указывает на повышение индоламин-2,3-диоксигеназы и снижение активности кинуренинаминотрансферазы. Neuro Endocrinol Lett . 2011. 32 (3): 264-73. [Медлайн].

  • Katzer A, Oberfeld D, Hiller W, Gerlach AL, Witthöft M.Процессы тактильного восприятия и их связь с соматоформными расстройствами. Дж Ненормальный Психол . 2012 май. 121 (2): 530-43. [Медлайн].

  • Гао X, McSwiney P, Court A, Wiggins A, Sawyer SM. Расстройства соматической симптоматики у подростков в стационаре. Дж. Здоровье подростков . 2018 декабрь 63 (6): 779-784. [Медлайн].

  • Laferton JAC, Stenzel NM, Rief W, Klaus K, Brähler E, Mewes R. Скрининг DSM-5 соматического симптома расстройства: диагностическая точность самоотчетов в выборке населения. Психосом Мед . 2017 ноя / дек. 79 (9): 974-981. [Медлайн].

  • Gierk B, Kohlmann S, Kroenke K, Spangenberg L, Zenger M, Brähler E, et al. Шкала соматических симптомов-8 (SSS-8): краткая оценка бремени соматических симптомов. JAMA Intern Med . 2014 Март 174 (3): 399-407. [Медлайн].

  • Werring DJ, Weston L, Bullmore ET. Функциональная магнитно-резонансная томография церебрального ответа на зрительную стимуляцию при необъяснимой с медицинской точки зрения потере зрения. Психол Мед . 2004 г., май. 34 (4): 583-9. [Медлайн].

  • Мартин А., Раух Э., Фихтер М., Риф В. Лечение за один сеанс для пациентов, страдающих необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами в первичной медико-санитарной помощи: рандомизированное клиническое испытание. Психосоматика . 2007 июль-август. 48 (4): 294-303. [Медлайн].

  • Смит Г. Р. Младший, Монсон Р. А., Рэй округ Колумбия. Консультация психиатра при соматизирующем расстройстве. Рандомизированное контролируемое исследование. N Engl J Med .1986 29 мая. 314 (22): 1407-13. [Медлайн].

  • Hennings A, Schwarz MJ, Riemer S, Stapf TM, Selberdinger VB, Rief W. Физические упражнения влияют на тяжесть симптомов, но не на биологические показатели депрессии и соматизации — результаты по IL-6, неоптерину, триптофану, кинуренину и 5-HIAA. Резолюция о психиатрии . 2013 30 декабря. 210 (3): 925-33. [Медлайн].

  • Erkic M, Bailer J, Fenske SC, Schmidt SNL, Trojan J, Schröder A и др. Нарушение обработки эмоций и снижение доверия у пациентов с расстройством соматических симптомов. Clin Psychol Psychother . 2018 25 января (1): 163-172. [Медлайн].

  • Bleichhardt G, Timmer B, Rief W. Когнитивно-поведенческая терапия для пациентов с множественными соматоформными симптомами — рандомизированное контролируемое исследование в третичной медицинской помощи. Книга J Psychosom Res . 2004 апр. 56 (4): 449-54. [Медлайн].

  • Beltman MW, Voshaar RC, Speckens AE. Когнитивно-поведенческая терапия депрессии у людей с соматическим заболеванием: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Br J Психиатрия . 2010 июл.197 (1): 11-9. [Медлайн].

  • Хуанг М., Луо Б., Ху Дж., Вэй Н., Чен Л., Ван С. и др. Комбинация циталопрама и палиперидона лучше, чем один циталопрам при лечении соматоформного расстройства: результаты 6-недельного рандомизированного исследования. Int Clin Psychopharmacol . 2012 май. 27 (3): 151-8. [Медлайн].

  • Барский А.Ю., Ахерн ДК. Когнитивно-поведенческая терапия ипохондрии: рандомизированное контролируемое исследование. ЯМА . 2004 24 марта. 291 (12): 1464-70. [Медлайн].

  • Egloff N, Cámara RJ, von Känel R, Klingler N, Marti E, Ferrari ML. Гиперчувствительность и гипералгезия при соматоформных болевых расстройствах. Генеральная психиатрическая больница . 2014 май-июнь. 36 (3): 284-90. [Медлайн].

  • Harris AM, Orav EJ, Bates DW, Barsky AJ. Соматизация увеличивает инвалидность независимо от сопутствующей патологии. J Gen Intern Med . 2009 24 февраля (2): 155-61. [Медлайн].[Полный текст].

  • Кроенке К. Эффективность лечения соматоформных расстройств: обзор рандомизированных контролируемых исследований. Психосом Мед . 2007 декабрь 69 (9): 881-8. [Медлайн].

  • Olesen J, Gustavsson A, Svensson M, Wittchen HU, Jönsson B. Экономические издержки заболеваний головного мозга в Европе. евро J Neurol . 2012 января 19 (1): 155-62. [Медлайн].

  • Рока М., Гили М., Гарсия-Гарсия М., Сальва Дж., Вивес М., Гарсия Кампайо Дж. И др.Распространенность и коморбидность распространенных психических расстройств в системе первичной медико-санитарной помощи. J Влияет на Disord . 2009 г. 9 апреля. [Medline].

  • Суматипала А., Сирибаддана С., Абейсингха М.Р., Де Силва П., Дьюи М., Принц М. и др. Когнитивно-поведенческая терапия против структурированного ухода за необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами: рандомизированное контролируемое исследование. Br J Психиатрия . 2008 июль 193 (1): 51-9. [Медлайн].

  • van Ravesteijn H, Wittkampf K, Lucassen P, van de Lisdonk E, van den Hoogen H, van Weert H, et al.Выявление соматоформных расстройств в первичной медико-санитарной помощи с помощью PHQ-15. Энн Фам Мед . 2009 май-июнь. 7 (3): 232-8. [Медлайн].

  • Kleinstäuber M, Witthöft M, Steffanowski A, van Marwijk H, Hiller W, Lambert MJ. Фармакологические вмешательства при соматоформных расстройствах у взрослых. Кокрановская база данных Syst Rev . 2014 7 ноября. CD010628. [Медлайн].

  • Расстройство соматических симптомов — обзор

    Медицинские факты, относящиеся к делу

    Характер симптомов и признаков слабости пациента не соответствовал известным анатомическим и физиологическим фактам.Другими словами, на основе очень долгой истории неврологических исследований и клинического опыта, дающих начало фундаментальным принципам и фактам, в нервной системе нет места, которое при повреждении могло бы вызвать симптомы и признаки пациента. Тогда что вызывает симптомы и признаки у пациента? Предположение заключалось в том, что если слабость не была физической, то какая нефизическая сущность могла вызвать симптомы и признаки пациента? Какой бы ни была причина, предполагается, что она не является физической, поэтому необходимо изобрести что-то, что не является физическим, но, тем не менее, это должно воздействовать на физическое тело.Это разум, дух или душа? Если это расстройство разума, духа или души, как врачи и медицинские работники могут с этим справиться?

    Полное обсуждение психических заболеваний выходит далеко за рамки этого текста. Однако некоторые темы, кажется, характеризуют множество разнообразных концепций психического заболевания. На протяжении всей истории сверхъестественное, соматическое (физическая причина) и психогенное (нефизическая причина) рассматривались как возможные причины. Первые два явно отличаются от последних.Сверхъестественная причина, такая как одержимость демонами, имеет причину за пределами человека, которая приходит «заразить» человека, и, как правило, пациент не контролирует себя. Согласно соматическому представлению, эти типы болезней вызваны аномальными физиологическими процессами внутри человека, обычно того типа, который пациент не может контролировать. Население все больше осознает, что многие психические расстройства, такие как шизофрения и большая депрессия, следуют медицинской модели некоторых как еще не идентифицированного физического процесса.Следствием медицинской модели является то, что симптомы и признаки, проявляемые пациентом, могут не соответствовать известным фундаментальным неврологическим фактам и принципам, но вера в то, что проблема будет решена с помощью дальнейших научных исследований. В случае представленного пациента предполагается, что нет физической причины, и любое количество исследований не продемонстрирует физическую причину. Если бы была рассмотрена возможность физической причины, как бы кто-нибудь поддержал поведение врача в представленном случае? Те, кто придерживается феноменологической этики, этики заботы или добродетели, могут ожидать, что врач будет действовать с изяществом и состраданием по отношению к пациенту, как и любой другой пациент, в соответствии с требованиями этики, ориентированной на пациента (см. Главу 2).Тем не менее, нельзя предположить, что такая этика обязательно является контролирующей силой в этике повседневной медицины (см. Главу 4).

    Psychogenic помещает причину в социологическое и психологическое состояние пациента, например, в том, как пациент был воспитан или что он пережил. Возможно, наиболее важным является то, что многие считают, что пациент должен «подняться над» этими условиями. Пациенты не могут этого сделать из-за некоторой внутренней слабости или несовершенства, и, таким образом, «вина», кажется, перекладывается на отдельного пациента, несмотря на социологические или психологические ситуации или обстоятельства.Что касается психогенных расстройств, то отношение пациента к контролю над развитием психогенного расстройства различается. В той степени, в которой пациенты считаются контролирующими или что их состояние является следствием их добровольного выбора, такого как наркомания, многие люди придерживаются стигматизирующего отношения к пациенту (Barry et al., 2014). Как обсуждается ниже, симулирование болезни в контексте поиска какой-либо выгоды, вероятно, будет рассматриваться как несправедливость (Глава 1).

    Клиническое обследование убедительно подтвердило предположительный диагноз расстройства, обычно считающегося психологическим.Тем не менее, здесь есть загадка. Если бы заболевание пациента считалось результатом неврологической дисфункции, тогда неврологические факты и принципы должны были быть изменены, чтобы приспособиться к таковым пациента. Этот вопрос будет рассмотрен позже.

    В представленном случае обсуждение касалось синдрома пациента с неврологическими симптомами и признаками и диагнозом функционального неврологического расстройства. Термин «функциональное неврологическое расстройство» можно понимать под альтернативным диагнозом, которым является органическое неврологическое расстройство.Сама терминология предполагает, что это было функциональное неврологическое расстройство, то есть без доказательств гистопатологии и не объясняемое нейрофизиологией или патофизиологией, и, в большей степени, не физическое, реальное или органическое. Остается искусственное. Более широкие вопросы психических, психологических и психических расстройств не обсуждаются, но освещаются вопросы, связанные с функциональными неврологическими расстройствами.

    Симптомы и признаки пациента могут иметь несколько причин или нарушений.При обследовании рассмотрение органических или физических причин, в том числе физического повреждения нервной системы, не представляется необходимым. В самом деле, их ненадлежащее преследование может привести к пагубным последствиям, например, подвергнуть пациента риску ненужного тестирования. Однако существует дифференциальный диагноз, связанный с функциональным неврологическим расстройством. Некоторые из возможных диагнозов могут быть связаны с тяжелым прогнозом, и большинство из них поддаются лечению (Espay et al., 2019; Zeuner and Sidiropoulos, 2019).Некоторые элементы дифференциального диагноза перечислены здесь Майклом Б. Ферстом в «Справочнике по дифференциальной диагностике DSM-5» (публикация Американской психиатрической ассоциации; https://doi-org.ezproxy.library.wisc.edu/10.1176/appi .books.9781585629992):

    Дифференциальная диагностика конверсионного расстройства (функциональное неврологическое симптоматическое расстройство)

    1.

    Оккультные неврологические или другие медицинские состояния или расстройства, вызванные веществами / лекарствами

    2.

    Расстройство соматических симптомов — характеризуется тревожными соматическими симптомами, сопровождаемыми чрезмерными мыслями, чувствами или поведением, связанными с соматическими симптомами или связанными с ними проблемами со здоровьем, независимо от того, адекватно ли объясняются соматические симптомы состоянием здоровья. Напротив, при конверсионном расстройстве (обычно функциональном неврологическом расстройстве) клинические и / или лабораторные данные должны свидетельствовать о несовместимости неврологических симптомов с признанными неврологическими или общими медицинскими состояниями (автор — понятие распознаваемого создает серьезные проблемы, как обсуждается в Случаи 6 и 9)

    3.

    Болезнь Тревожное расстройство — характеризуется акцентом на «серьезное заболевание», лежащее в основе псевдоневрологических симптомов.

    4.

    Депрессивные расстройства

    5.

    Фактическое расстройство или зловредность

    Диссоциативные расстройства — включают неврологические функции (например, память и сознание), отличные от произвольного моторного или сенсорного функционирования

    Дифференциальные диагнозы диссоциативных расстройств, которые необходимо учитывать при дифференциальной диагностике пациента в представленном случае, включают перечислены здесь (из Первого, «Справочник по дифференциальной диагностике DSM-5», Издание Американской психиатрической ассоциации; https: // doi-org.ezproxy.library.wisc.edu/10.1176/appi.books.9781585629992):

    1.

    Деперсонализационное / дереализационное расстройство, пережитое деперсонализацией

    2.

    Диссоциативные симптомы

    , вызванные общим соматическим заболеванием.
    3.

    Отравление веществами или абстинентный синдром

    4.

    Симптомы деперсонализации / дереализации, связанные с физиологическим действием веществ во время острой интоксикации или отмены

    5.

    Диссоциативное расстройство идентичности

    6.

    Панические атаки

    7.

    Посттравматическое стрессовое расстройство или острое стрессовое расстройство

    8.

    9296 Психотические расстройства (например, шизофрения)

    .

    Большое депрессивное расстройство

    10.

    «Нормальные» симптомы деперсонализации или дереализации

    Как легко понять, некоторые элементы дифференциального диагноза, которые следует рассматривать, требуют опыта психиатра, которые не были доступны пациенту в представленном случае, и некоторые расстройства, которые разумно рассматривать, связаны со значительным риском причинения вреда.Расстройства дифференциального диагноза поддаются лечению, по крайней мере, в том смысле, что связанные с ними инвалидности можно контролировать, а риски предвидеть и предотвращать. Однако для этого сначала потребуется установить диагноз, что также потребует оценки психиатром. Что касается функциональных неврологических расстройств, диагностические критерии являются достаточно надежными, с оценочной частотой ошибочного диагноза примерно 4% (Gelauff and Stone, 2016). Таким образом, проблема не в способности поставить правильный диагноз; критический вопрос: после постановки диагноза, как проводится и лечится дифференциальный диагноз?

    Комплексное соматическое симптоматическое расстройство (CSSD)

    (в настоящее время отсутствует в DSM-IV-TR)

    Предлагаемые изменения в DSM-V включают объединение следующих расстройств в единую категорию: соматическое расстройство, недифференцированное соматоформное расстройство, ипохондрический синдром, болевое расстройство, связанное как с психологическими факторами, так и с общим медицинским состоянием, и болевое расстройство, связанное с психологическими факторами.Эта новая категория будет сосредоточена как на физических симптомах, так и на психологических дисфункциях, с большим акцентом на когнитивные искажения, чем предыдущие диагностические категории.

    CSSD характеризуется непропорциональной или дезадаптивной реакцией на соматические симптомы или проблемы. Расстройство может возникать в сочетании с общими медицинскими или психиатрическими расстройствами или может возникать само по себе. Лечение симптомов обычно безуспешно; Фактически, лечение может усугубить симптомы.

    Симптомы могут быть как специфическими, такими как локальная боль, так и более общими, такими как усталость или множественные симптомы.Симптомы, вызывающие тревогу, обычно представляют собой обычные телесные ощущения или дискомфорт, не связанный с известным серьезным заболеванием.

    Интересно, что пациенты с диагнозом CSSD обычно имеют более низкое качество жизни, связанное со здоровьем, по сравнению с пациентами, у которых диагностированы другие заболевания или пациенты с аналогичными симптомами.

    Критерии DSM-V

    Кластеры симптомов A, B и C должны быть соблюдены для диагностики комплексного соматического симптома расстройства

    • А.Соматические симптомы
      • Один или несколько соматических симптомов, которые беспокоят и / или приводят к значительным нарушениям повседневной жизни.
    • B. Чрезмерные мысли, чувства и поведение, связанные с этими соматическими симптомами или связанными с ними проблемами со здоровьем: Для соответствия этому критерию необходимы как минимум два из следующего:
      • Высокий уровень тревожности, связанной со здоровьем.
      • Непропорциональные и постоянные опасения по поводу серьезности своих симптомов с медицинской точки зрения.
      • Чрезмерное количество времени и энергии, потраченных на симптомы или проблемы со здоровьем.*
    • C. Хроничность: Хотя какой-либо один симптом может отсутствовать постоянно, состояние симптоматики является хроническим (не менее 6 месяцев).

    Для пациентов, которые соответствуют критериям CSSD, следующие необязательные спецификаторы могут быть применены к диагностике CSSD, когда одно из следующих преобладает в клинической картине:

    • 1. Преобладающие соматические жалобы (ранее — соматизирующее расстройство)
    • 2. Преобладающая тревога за здоровье (ранее — ипохондрия).Если пациенты обращаются исключительно с тревогой, связанной со здоровьем, с минимальными соматическими симптомами, у них может быть правильнее диагностировать тревожное расстройство.
    • 3. Преобладающая боль (ранее болевое расстройство). Эта классификация предназначена для лиц, преимущественно предъявляющих жалобы на боль, которые также имеют многие из характеристик, описанных в критерии B. Пациенты с другими проявлениями боли могут лучше соответствовать другим психиатрическим диагнозам, таким как расстройство адаптации или психологические факторы, влияющие на состояние здоровья.

    Для оценки тяжести CSSD доступны метрики для оценки наличия и тяжести соматических симптомов (см., Например, PHQ, Kroenke et al, 2002). Также доступны весы для оценки серьезности неправильной атрибуции пациента, чрезмерных опасений и озабоченностей (см., Например, инвентарь Уайтли, Pilowsky, 1967)

    * Критерий B все еще обсуждается

    См. Предлагаемые изменения в этой категории в DSM-V: DSM-V

    Расстройство соматических симптомов | Психология сегодня

    Люди с расстройством соматических симптомов имеют несколько физических симптомов, вызывающих значительный стресс.Эти симптомы могут быть специфическими (боль в определенной области) или более общими (усталость), и они могут быть нормальными телесными ощущениями или быть результатом заболевания. Расстройство соматических симптомов характеризуется тем, как люди себя чувствуют и ведут себя в ответ на свои физические ощущения, а не только на ощущения.

    Люди с расстройством соматических симптомов тратят много времени и энергии, испытывая высокий уровень беспокойства по поводу болезни. Они полагают, что физические ощущения в их теле опасны или вредны, и часто думают о своих симптомах худшим образом, независимо от каких-либо доказательств обратного.Например, у человека может быть хирургическая процедура без осложнений, но его беспокойство по поводу физических ощущений после операции может сделать его инвалидом или инвалидом.

    Проблемы со здоровьем могут стать настолько серьезными, что становятся центральной чертой личности человека и доминируют в его отношениях с другими. Лица с расстройством соматических симптомов обращаются за медицинской помощью по высоким ставкам, и такой уровень медицинской помощи редко улучшает их состояние. Независимо от того, могут ли физические жалобы быть объяснены с медицинской точки зрения, их страдания реальны и мешают повседневной жизни.

    Симптомы соматического симптоматического расстройства по каталогу DSM-5:

    1. Один или несколько соматических симптомов, которые беспокоят или приводят к значительному нарушению повседневной жизни.
    2. Чрезмерные мысли, чувства или поведение, связанные с соматическими симптомами или связанными с ними проблемами со здоровьем, которые проявляются по крайней мере одним из следующего:
    • Непропорциональные и настойчивые мысли о серьезности своих симптомов.
    • Постоянно высокий уровень беспокойства по поводу здоровья или симптомов.
    • Чрезмерное количество времени и энергии, потраченных на эти симптомы или проблемы со здоровьем.
    • Хотя какие-либо соматические симптомы могут отсутствовать постоянно, состояние симптоматики сохраняется (обычно более 6 месяцев).

    Расстройство соматических симптомов | The Recovery Village Rehab

    Расстройство соматических симптомов — это психическое заболевание, которое включает физические симптомы. Природа и происхождение физических симптомов различаются, но их важные психологические элементы и воздействия являются основным направлением диагностики и лечения расстройства соматических симптомов.

    Что такое расстройство соматических симптомов?

    Расстройство соматических симптомов — это новое состояние психического здоровья, которое было впервые включено в пятое издание Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5), опубликованное в 2013 году. Оно определяется наличием физических симптомов, вызывающих значительный психологический стресс. .

    В предыдущих выпусках DSM это состояние называлось соматизационным расстройством и определялось по-другому. Чтобы диагностировать соматизирующее расстройство, человек должен иметь точные физические симптомы в каждой из четырех категорий: болевые, сексуальные, желудочно-кишечные и «псевдоневрологические».«Диагностика соматизационного расстройства требовала исключения или опровержения медицинской причины этих симптомов.

    Соматизирующее расстройство требует, чтобы симптомы были психосоматическими или имели психологическое, а не медицинское происхождение. Это отражает традиционную точку зрения. Истории из раннего психоаналитического периода, когда Фрейд и Юнг были активными, рассказывают о пациентах с загадочными физическими недугами, которые, по мнению аналитиков, были вызваны подавленными эмоциями или психическим заболеванием. Эти психосоматические симптомы включали слепоту, потерю голоса, судороги и паралич.

    Определение соматического симптоматического расстройства более прямое, чем определение соматического расстройства, и больше фокусируется на психологических аспектах и ​​влиянии соматических симптомов. Не требуется, чтобы физические симптомы имели психологическую причину, только несоразмерное психологическое воздействие. Другие соматические расстройства, особенно конверсионное расстройство, по-прежнему уходят корнями в концепцию психосоматических заболеваний.

    Для того, чтобы человеку был поставлен диагноз соматического симптоматического расстройства, должны быть выполнены следующие критерии DSM-5:

    • Существуют соматические симптомы, которые значительно нарушают повседневную жизнь или вызывают тяжелые страдания
    • Мысли, чувства или поведение, сфокусированные на этих симптомах, чрезмерны по своей природе
    • Как физические, так и психологические симптомы сохраняются, как правило, в течение шести месяцев или более

    Мысли, чувства и поведение, связанные с симптомами, не только чрезмерны, но также должны включать как минимум одно из следующего:

    • Непропорциональные и настойчивые мысли о серьезности симптомов
    • Постоянно высокая тревога по поводу соматических симптомов или связанных с ними проблем со здоровьем
    • Чрезмерные затраты времени и энергии на поведение, посвященное симптомам

    Другими словами, расстройство соматических симптомов — это состояние, при котором человек тратит лишнюю энергию, беспокоясь о симптомах или действуя для устранения симптомов, которые обычно не требуют такого уровня реакции.Не имеет значения, являются ли симптомы психосоматическими или медицинскими по своему происхождению, только то, что вызываемые ими расстройства несоразмерны с их фактическим воздействием на здоровье.

    Состояния, связанные с расстройством соматических симптомов

    Расстройство соматических симптомов — одно из пяти конкретных соматических расстройств, перечисленных в DSM-5. Взаимосвязь между физическими симптомами и психологическими симптомами различается в зависимости от соматических расстройств. Понимание этих различий может помочь людям понять, как эти симптомы обычно влияют друг на друга.

    При некоторых соматических расстройствах симптомы связаны с заболеванием. В других случаях симптомы имеют психосоматическое или неустановленное происхождение, что не учитывается при постановке диагноза. У всех из них физические симптомы вызывают значительный психологический стресс.

    Болезнь тревожное расстройство

    Болезнь тревожное расстройство похоже на расстройство соматических симптомов в том смысле, что оно требует от человека высокого уровня беспокойства по поводу физических симптомов и принятия непропорциональных действий в ответ на них.Однако оно отличается от расстройства с соматическими симптомами тем, что больше связано с тем, как человек воспринимает болезнь, чем с их фактическими симптомами. Это также более явно психологический характер.

    Чтобы получить диагноз «болезненное тревожное расстройство», у человека должны проявляться следующие симптомы:

    • Озабоченность тяжелым заболеванием или развитием тяжелого заболевания
    • Отсутствие соматических симптомов или только легкие симптомы и непропорциональный страх перед их значимостью
    • Высокий уровень беспокойства по поводу здоровья и тревожные реакции на предполагаемые физические изменения
    • Чрезмерная проверка симптомов или отказ от любого медицинского обследования
    • Постоянная озабоченность этими проблемами, которая длится не менее шести месяцев

    Болезнь тревожное расстройство подразделяется на два подтипа: обращение за помощью и избегание помощи.Эти подтипы назначаются в зависимости от того, прилагает ли человек чрезмерные усилия, чтобы часто встречаться с медицинскими работниками, или вообще избегает их.

    Мнимое расстройство

    Мнимое расстройство — это не психосоматическое или медицинское состояние, а психологическое состояние, при котором человек утверждает, что у него есть физические или психологические симптомы, которых у него нет. Чтобы человеку был поставлен диагноз расстройства, он должен продемонстрировать все следующее:

    • Фальсификация физических или психологических симптомов
    • Самопредставление больного, нарушения или травмы
    • Устойчивое обманчивое поведение даже при отсутствии очевидного внешнего вознаграждения

    Эти симптомы нельзя лучше объяснить другим психологическим состоянием, например психотическим или бредовым расстройством.Первоначальная причина обмана может быть разной, но ложные симптомы сохраняются даже при отсутствии финансовой выгоды или других внешних вознаграждений. Это клиническое суждение отличает это расстройство от симуляции, термин, используемый поставщиками медицинских услуг для обозначения того, что кто-то намеренно фальсифицирует болезнь ради внешнего вознаграждения.

    Людей с искусственными расстройствами часто мотивирует желание, чтобы у них было другое расстройство. Они хотят, чтобы их считали имеющими определенное медицинское или психическое заболевание и часто в анамнезе пережили жестокое обращение с детьми или травмы.У них может быть настоящая боль, которую они хотят излечить, но не знают, как выразить ее напрямую. Иногда люди с искусственным расстройством вызывают симптомы болезни или травмы. Они часто не подозревают, что делают это.

    Преобразование

    Конверсионное расстройство, также известное как расстройство с функциональными неврологическими симптомами, является классическим диагнозом психосоматических состояний. Многим ранним пациентам Фрейда был поставлен диагноз конверсионного расстройства. Чтобы получить диагноз этого состояния, человек должен:

    • Есть один или несколько симптомов измененных произвольных моторных или сенсорных функций
    • Обследованы врачами, которые обнаружили, что эти физические симптомы несовместимы с какими-либо существующими неврологическими или медицинскими состояниями
    • Имеют симптомы, которые нельзя лучше объяснить другим медицинским или психическим заболеванием

    Эти симптомы должны вызывать значительное функциональное нарушение или дистресс.Конверсионное расстройство имеет несколько подтипов в зависимости от характера психосоматических симптомов. К различным категориям симптомов конверсионного расстройства относятся следующие:

    • Слабость или паралич
    • Аномальные движения (например, тремор или измененная походка)
    • Симптомы глотания
    • Речевые симптомы
    • Приступы или припадки
    • Анестезия или потеря чувствительности
    • Особые сенсорные симптомы (например, нарушение зрения или слуха)
    • Смешанные симптомы

    Психологические факторы стресса могут вызвать состояние или эти симптомы могут возникать независимо от каких-либо факторов стресса.

    Психологические факторы, влияющие на состояние здоровья

    Психологические факторы, влияющие на состояние здоровья, — это диагноз DSM-5 для людей, у которых есть симптомы с известной медицинской причиной и аномальной или дезадаптивной психологической реакцией на них. Чтобы быть диагностированным с этим расстройством, у человека должны быть психологические симптомы, которые негативно влияют на его состояние здоровья одним из следующих способов:

    • Они усугубляют или задерживают выздоровление
    • Они мешают лечению этого заболевания
    • Они представляют собой значительную дополнительную опасность для здоровья
    • Они вызывают неблагоприятные физиологические реакции или развитие симптомов

    Другими словами, человек с этим расстройством имеет подлинное заболевание, но у него развились психологические симптомы, которые не являются частью нормального течения болезни.Их реакции на болезнь усугубляют ее и создают дополнительные риски для здоровья.

    Признаки расстройства соматических симптомов

    Расстройства соматических симптомов бывает сложно диагностировать, поскольку они требуют тщательного процесса дифференциальной диагностики, чтобы определить, что они не являются заболеваниями или нормальной реакцией на них. Однако есть несколько общих признаков, указывающих на наличие соматического расстройства.

    Постоянная боль или усталость

    Большинство заболеваний имеют специфические симптомы, которые можно обнаружить с помощью анализа крови, рентгеновских лучей или других медицинских тестов.Многие из этих заболеваний также вызывают боль и усталость. Однако когда присутствуют летаргия и физический дискомфорт, когда не обнаруживаются другие медицинские симптомы или когда все другие физические симптомы активно улучшаются, они с большей вероятностью указывают на соматическое расстройство.

    Постоянно высокий уровень беспокойства о своем здоровье

    Две особенности всех соматических расстройств — озабоченность соматическими симптомами и беспокойство по поводу того, что они означают. Это беспокойство и реакции на него могут иметь негативное влияние на лечение и выздоровление от основного заболевания, если оно присутствует.

    Это затрудняет диагностику соматических расстройств, поскольку тревога является естественной реакцией на медицинские состояния, даже если они не связаны с соматическими расстройствами или симптомами. Одним из признаков того, что тревога указывает на соматическое состояние, является то, что оно сохраняется, несмотря на отзывы медицинских работников о том, что оно неоправданно или чрезмерно.

    Причины расстройства соматических симптомов

    Причины соматических симптомов и связанных с ними расстройств столь же разнообразны, как и сами состояния. Примеры соматических симптомов включают преувеличенные психологические реакции на медицинские состояния, психосоматические симптомы и самопроизвольные травмы.Причины этих симптомов и расстройств различны, но имеют общие факторы.

    Генетические причины

    Симптомы расстройства соматических симптомов могут быть особенно связаны с влиянием семьи. Генетические факторы влияют на то, как люди воспринимают физические ощущения, а семейная среда определяет то, как люди реагируют на эти ощущения. У человека гораздо больше шансов заболеть соматическим расстройством, если он вырос с членами семьи, у которых были серьезные заболевания или симптомы.

    Аналогичным образом, искусственное расстройство связано с тем, что члены семьи часто госпитализируются или имеют хронические заболевания.Люди узнают от членов семьи, как сильно следует бояться болезни и вознаграждаются ли медицинские симптомы особым вниманием и заботой. Семьи, которые неоправданно демонстрируют наличие болезни, могут непреднамеренно побудить своих членов рассматривать болезнь как желательную.

    Биологические причины

    Расстройство соматических симптомов с преобладающей болью является примером соматического состояния, вызванного биологическими причинами. Различия в химическом составе мозга и чувствительности нервной системы могут вызывать у некоторых людей повышенное восприятие боли.Люди с повышенным вниманием к физическим ощущениям могут с большей вероятностью интерпретировать их как признаки заболевания.

    Исследование Клиффорда Вульфа из Гарварда показывает, что BH 4 , химическое вещество, вырабатываемое нервной системой, вызывает у людей более сильную боль. Люди, чьи тела производят больше этого химического вещества, имеют повышенную реакцию на боль, потому что они испытывают ее острее, чем другие. Такая чувствительность может особенно влиять на развитие расстройства соматических симптомов и тревожного расстройства, связанного с болезнью.

    Психологические причины (ипохондрия)

    Признаки и симптомы расстройства соматической симптоматики также могут возникать по чисто психологическим причинам. Психосоматические симптомы могут развиться в результате травмы или жестокого обращения. Некоторые люди превращают психологическую боль в физические симптомы посредством бессознательного процесса, который помог им выжить в доме, в котором эмоциональное выражение не поощрялось или подавлялось. Психологические и конверсионные расстройства могут быть следствием частых переживаний в детстве, когда они не могут получить психологический комфорт или помощь.

    Сопутствующие психические расстройства также могут способствовать развитию расстройств соматических симптомов. Беспокойство о том, что определенные симптомы хуже, чем они есть на самом деле, или опасения, что они являются предвестниками гибели, может быть вызвано коморбидными тревожными расстройствами. Мнимые и конверсионные расстройства иногда связаны с коморбидными диссоциативными расстройствами или расстройствами личности. Многие расстройства, связанные с травмами, особенно диссоциативные расстройства, включают изменение восприятия телесных ощущений и ослабление или усиление реакций на них.

    Как диагностируется расстройство соматических симптомов?

    Как и большинство других психических состояний, соматические симптоматические расстройства диагностируются посредством клинических интервью, которые подтверждают, соответствует ли человек соответствующим диагностическим критериям. В отличие от других психических состояний, эти расстройства часто включают тщательные скрининговые тесты, чтобы определить, имеют ли физические симптомы медицинское происхождение.

    Тесты на расстройство соматических симптомов — это клинические инструменты, которые могут использоваться для определения того, являются ли заявленные физические симптомы следствием медицинского состояния или соматического расстройства.Многие врачи используют специальные диагностические инструменты как часть оценки. Сюда могут входить открытые вопросы, вопросы с несколькими вариантами ответов или рейтинговые шкалы. Шкала соматических симптомов из восьми пунктов (SSS-8) — это сокращенная форма опросника о состоянии здоровья пациента (PHQ), который оказался действенным инструментом оценки в клинических исследованиях.

    Кто подвержен риску развития соматических симптомов?

    Общие факторы риска расстройства соматических симптомов и связанных расстройств включают следующее:

    • История жестокого обращения с детьми
    • История травматических переживаний
    • История болезни в детстве или наличие тяжелобольного родителя
    • Повышенная чувствительность к физическим ощущениям, особенно к боли
    • Затруднение в обработке эмоций или снижение осведомленности о них
    • Коморбидная тревога, депрессия или диссоциативные расстройства
    • Длительный период повышенного или острого стресса

    В целом люди подвержены риску развития соматических симптомов, когда они более чувствительны к физическим ощущениям, растут в семьях, в значительной степени затронутых заболеваниями, и имеют в анамнезе травмы или тревогу.

    Статистика расстройств соматических симптомов

    • Примерно от 5 до 7 процентов населения в целом страдают соматическими симптомами.
    • Примерно у 20-25 процентов людей, у которых развиваются острые соматические симптомы, позже развивается хроническое соматическое расстройство.
    • В любом месте от 50 до 75 процентов пациентов с соматическими симптомами испытывают улучшение своего состояния, в то время как от 10 до 30 процентов испытывают ухудшение своего состояния.
    • У большинства людей с соматическими симптомами заболевание развивается к 30 годам.

    Физический дискомфорт и беспокойство могут быть непреодолимой комбинацией. Люди, которые испытывают боль и боятся того, что она означает, могут начать употреблять психоактивные вещества, чтобы почувствовать себя лучше или уменьшить свое беспокойство. Это может привести к зависимости.

    Многие реабилитационные центры предлагают индивидуальные планы лечения, учитывающие сложности сопутствующих состояний. В Recovery Village есть реабилитационные центры по всей территории Соединенных Штатов, которые обеспечивают комплексное лечение людей с широким спектром двойных диагнозов.Чтобы узнать больше о том, как лечение может помочь вам научиться справляться с тревогой, чувствовать себя лучше психически и физически и контролировать тягу к употреблению психоактивных веществ, свяжитесь с представителем The Recovery Village сегодня.

    Заявление об отказе от ответственности: The Recovery Village направлена ​​на улучшение качества жизни людей, борющихся с употреблением психоактивных веществ или психическим расстройством, с помощью фактических материалов о природе поведенческих состояний, вариантах лечения и связанных с ними результатах.Мы публикуем материалы, которые исследуются, цитируются, редактируются и рецензируются лицензированными медицинскими специалистами. Предоставляемая нами информация не предназначена для замены профессиональных медицинских консультаций, диагностики или лечения.

    Добавить комментарий