Почему люди заводят детей: Зачем человеку дети? | Colta.ru

Содержание

Часики не тикают. История пары, которая не спешит заводить детей

  • Анастасия Анисимова
  • для Би-би-си

Автор фото, facebook

Согласно переписи населения 2002 года, количество бездетных женщин в России составляло 5-7%. Речь идет о тех, кто по выходе из репродуктивного возраста не имел детей. Эта доля не менялась с первой переписи населения — 1897 года.

Однако в 2000-х годах показатель стал расти. Согласно оценкам института демографии Высшей школы экономики, в поколениях женщин, которые родились в России после 1979 года, эта доля может составлять 12-14%.

«Сказать, что рост этого показателя связан с бесплодием, нельзя. Оно сейчас лечится и зачастую преодолимо. Речь идет о движении добровольной бездетности — людях, которые сознательно решили не иметь детей», — считает старший научный сотрудник Института демографии ВШЭ Ольга Исупова.

По словам Исуповой, все большему числу людей в России становится непонятно, зачем нужны дети и как их воспитать, зачастую не в самых простых экономических условиях.

В социальных сетях и видеоблогах все чаще стала обсуждаться тема нежелания молодых людей заводить ребенка. Пара, которая решила не заводить детей, рассказала Би-би-си, чем может быть мотивировано это решение.

Алена Королева

Инструктор по йоге, 31 год

Автор фото, Alena Koroleva

Бабушка с четырех лет мне говорила — не умру, пока ты девочку не родишь. Бабушка до сих пор держится и ждет.

В детстве я с бабушкой не спорила. Я росла в парадигме, в которой не было других вариантов, кроме как в будущем стать матерью.

Пять лет назад, когда мои подруги начали рожать и стали общаться со мной в режиме постоянно требующего внимания, кричащего ребенка на фоне, я начала задумываться, нужно ли это мне.

Автор фото, Alena Koroleva

Подпись к фото,

«Дети в целом не вызывают у меня каких-то эмоций. Я смотрю на них, и у меня нет интереса, желания с ними играть», — говорит Алена

Я могу предположить, что ребенок — это великая радость, когда ты его действительно хочешь. И все трудности в этом случае наверняка отходят на второй план и не пугают. Но у меня, по крайней мере пока, этого желания нет. Мне очень важен мой личный комфорт и моя жизнь, которую я не хочу менять.

Дети в целом не вызывают у меня каких-то эмоций. Я смотрю на них, и у меня нет интереса, желания с ними играть. Когда их оставляют со мной, я впадаю в ступор и не знаю, что с ними делать.

Марина Травкова, семейный психолог

«Родить ребенка и стать полноценной женщиной между этими фразами точно не стоит знак равенства. К сожалению, криминальная хроника это подтверждает: далеко не все родившие женщины стали полноценными матерями и женщинами. Вы можете не хотеть детей, не иметь их и быть прекрасной женщиной. Материнство это только одна из женских ролей, которую не обязательно должны хотеть абсолютно все».

Раньше я не обсуждала это со многими людьми. Но совсем недавно, посмотрев интервью Татьяны Лазаревой с певицей Елкой и журналистом Аленой Долецкой и почитав комментарии к этому видео, я, к своему удивлению, поняла, что таких людей, как я, много. Я написала пост в «Фейсбуке» и получила отзывы от женщин, которые тоже не спешат заводить детей.

Конечно, я сталкиваюсь с людьми, которые говорят о том, что «часики тикают». И в целом нам с мужем приходится часто отвечать на бестактные вопросы.

Недавно я устраивалась в фитнес-центр инструктором по йоге. И девушка-администратор, увидев кольцо, спросила: «А что, деток пока нет?»

Во-первых, почему пока? Может быть, никогда не будет.

Во-вторых, почему я вообще должна обсуждать этот вопрос с человеком, которого вижу первый раз в жизни? Я понимаю, что вы любите детей. Но я, например, люблю собак. Я же не спрашиваю: «А что, собаку еще не завели?»

Или недавно мы познакомились с парой. У них есть ребенок, и они, видимо, хотят найти ему друзей и всех спрашивают, есть ли у кого дети. И на наш ответ, что детей у нас нет, они сказали: «Ой, как жалко!» Что это за «жалко»?

Анастасия Красильникова, создательница телеграм-каналов «Вашу мать!» и «Дочь разбойника»

«Желание иметь детей — эта тема, которая почему-то касается всех, хотя это личное дело каждой конкретной пары. Считается, что об этом может спросить кто угодно — от дальнего родственника до рекрутера и совсем незнакомых людей на улицах.

Эти бестактные вопросы настолько распространены в нашем обществе, что их часто получают женщины, которые не могут иметь детей и делают безуспешные попытки, часто стоящие огромных денег и несущие большие риски для здоровья женщины. Представляете, насколько сложно получать такие вопросы, когда у тебя есть сложности с репродуктивным здоровьем.

Вопросы это еще самая безобидная форма. Часто люди используют утверждения и фразы: «это твое предназначение», «ты должна родить», «ты же женщина, детки — это такое счастье».

Когда мы с Лешей начали встречаться, мы обсуждали, что хотим детей. Леша любит детей, и у него, в отличие от меня, есть с ними контакт.

Когда я поняла, что не готова, у меня было чувство вины перед ним. Одна знакомая мне даже сказала: «Леша так хорошо ладит с детьми, ты обязана родить ему ребенка».

Но после нашего с ним разговора я поняла, что это не так. Он меня поддержал. Сначала спросил: вообще не хочешь иметь детей или именно сейчас? А потом, подумав, ответил, что, даже если этого никогда не случится, то тоже ничего страшного.

Алексей Королев

Детский фотограф, 37 лет

Автор фото, Alena Koroleva

Мне действительно очень легко найти общий язык с детьми. Когда я общаюсь с ребенком, я чувствую, что общаюсь с чем-то настоящим. Со взрослыми всегда присутствуют какие-то социальные маски, а дети живые, настоящие, чудесные.

Портретная съемка ребенка для меня, в отличие от съемки взрослого, гораздо более веселая. Со взрослыми ты просишь что-то сделать, и они тут же это выполняют. С ребенком тебе нужно в игровой форме подойти к задаче, что-то придумать.

Но я понимаю, что одно дело любить детей и с ними играться, фотографировать, а другое дело — воспитание. Это ответственность и решение не одного человека, а семьи.

Анастасия Красильникова

Рождение ребенка — это чудовищно тяжелый опыт и изменение жизни на 180 градусов. Это то, к чему ты оказываешься совершенно не готов, именно потому, что ты живешь в парадигме, где дети — это твое главное предназначение и самое большое счастье. Только родив, ты узнаешь, что это такое на самом деле, и совершенно ошалеваешь от несоответствия реальности и твоих ожиданий.

Несколько раз, когда мамы видели, как я провожу съемку с их детьми, спрашивали — у вас, наверное, свои дети есть. Причем с уверенностью, что я прокачанный отец, раз так хорошо общаюсь с детьми. Когда я отвечал, что нет, то в этот момент каждый раз возникала какая-то неловкость, причем с двух сторон.

Когда я общаюсь с женой моего друга, она периодически спрашивает: «А когда у вас?». Я прямо вижу, что это такой социальный шаблон. Вы — пара, значит должны завести детей. А если вы из шаблона выпадаете, это чаще всего вызывает непонимание и удивление.

Автор фото, Alena Koroleva

Подпись к фото,

Алексей не считает, что без детей жизнь семьи неполноценна

Уже в осознанном возрасте у меня в голове была картинка, что у меня будет жена, трое детей, три собаки и дом, в котором мы все будем жить. Когда Алена рассказала мне, что не готова к рождению ребенка, я задал себе вопрос: «Зачем нам дети?» — и до сих пор не нашел на него ответа.

Я понял, что картинка, с которой я жил, на самом деле не моя. А взята из серии «так надо».

Марина Травкова

«Семья сейчас разнообразна. Традиционная семья — мама, папа и ребенок, — является одним и, возможно, даже не самым распространенным вариантом, если посмотреть на Россию. У нас очень много детей воспитываются одним родителем, как правило, матерью. В воспитании детей часто участвует третье поколение. Также у нас появились дети от суррогатных матерей. Есть бездетные семьи.

Семья сегодня — это любой человеческий союз, где есть теплые эмоциональные отношения, совместный быт, финансы, обязательства и ощущение того, что есть мы, а есть все остальные».

Что касается будущего, то я спокойно отношусь к тому, что Алена может не захотеть детей. Наша совместная жизнь уже показала, что все должно происходить в свое время. А если это не происходит — значит, только к лучшему.

Отказ от счастья.

Почему россияне не решаются заводить детей | События | ОБЩЕСТВО

Государство не устаёт поддерживать семьи с детьми, а рождаемость в центральной России продолжает падать. Чем это объяснить? Как рассуждают люди, которые не стремятся заводить детей или ограничиваются единственным ребёнком?

«Надо пожить для себя»

Рязанка Анна Тишина считает, что её жизнь идёт своим чередом. Только вряд ли когда-либо дело дойдёт до появления ребёнка.  «Не хочу заводить детей, потому что люблю себя. Мне не хочется носиться с плачущим недееспособным маленьким человеком в ущерб своей независимости и спокойствию, – признаётся Анна. – Одна я могу, например, посмотреть телевизор или посидеть за компьютером сколько и когда захочу. С ребёнком так не выйдет». По её мнению, рождение нового человека разделяет жизнь на «до» и «после». 

У 37-летней нижегородки Дарьи Иратовой счастливый брак, но они с мужем рассуждают примерно так же.   «Сама я выросла у матери-одиночки, всю жизнь понимала «прелести» такой жизни и точно знала: мой ребёнок будет расти только в полной семье. Два года назад я вышла замуж, у мужа двое детей от предыдущего брака, и он не особо хочет третьего.  Мы оба хотим пожить для себя». К тому же оба супруга предполагают, что завести ребёнка без проблем у них не получится, а деньги в частные клиники нести не хочется: где гарантия, что получится?

 «Мне вас жалко»

У Ирины Морозовой

и её мужа из Гаврилов-Яма Ярославской области единственный ребёнок, а вот проблем действительно немало. Когда сыну исполнилось полтора года, его отдали в детский сад. Мама вышла на работу – невозможно было с копейки на копейку перебиваться. У семьи ипотека,   хотели брать кредит и на машину…

Но не получилось: Ирине приходилось очень часто брать больничные – сын три дня в садике, потом две недели болеет. На работе женщина почти не появлялась. И тогда директор сказал: «Мне вас жалко, но попрошу уволиться».

Куда Ирина потом ни обращалась в поисках работы! Всюду сразу говорили: возьмут при условии, что на больничные она ходить не будет.

Недавно женщина узнала, что государство теперь будет платить ещё пособия на детей трёх-семи лет. Но, похоже, их семье ничего не светит – доход для выплат должен быть ниже прожиточного минимума, а у Морозовых не так. О втором малыше Ирина с мужем даже думать не хотят, несмотря на обещанный государством материнский капитал. Пара с завистью смотрит на Ирину сестру с мужем, у которых детей нет. Они живут для себя, а людям говорят, что бесплодны, чтобы их не осуждали… 

Сильнее предрассудков

Иногда рождение ребёнка переворачивает жизнь, и счастье сметает все стереотипы. Елена из Коврова Владимирской области, наслушавшись маминых советов, ещё с подросткового возраста твёрдо решила: пока не встанет на ноги, рожать не будет. Нужна квартира, должность на работе. А пока кавалеров можно «отшивать»…

К 40 годам должность и квартира в центре у Елены появились, но даже завести кота ей работа не позволяла… К тому времени фразы про «часики» и возраст стали для Лены привычными. Даже мама уже обвиняла в эгоизме. Лена и сама была бы рада найти своё счастье, да всё никак.

Женщина решила родить «для себя». Появление на свет Машеньки изменило всё. Елена признаётся, что такого счастья в жизни не испытывала: «Ни я, ни ребёнок ни в чём не нуждаемся, и желание стать матерью у меня осознанное. Правда, фразы в спину про безотцовщину по нервам бьют. Даже в детском саду молодые мамаши шушукаются, мол, бабушка дочку привела. Но пошушукаются и перестанут! А ребёнок – это навсегда».

Отказ от дара

Иерей Алексий Пестрецов (Нижегородская митрополия):

«В церковной традиции нет понятия «планирование семьи». Это невозможно. Потому что невозможно спланировать Божественную Благодать, Божественную Милость и Любовь к человеку.

В православии дети – неотъемлемая часть семьи. Это божий дар. Поэтому рождение ребёнка воспринималось и воспринимается как чудо, как лучик Божественного света, посланный семье от Господа. Проблема не в количестве детей и не только в современных материальных трудностях, а в желании семьи (не отдельно мужа и жены), семьи как целого организма иметь детей. Если муж и жена готовы положиться на волю Божию и со всей ответственностью подходить к рождению и последующему воспитанию детей, готовы посвятить себя всем детям, которые появятся на свет в их семье, такие семьи можно только приветствовать и пожелать им всецелой помощи Божией в деторождении.

Проблема и опасность современного общества в том, что семьи сознательно отказываются иметь детей. Сейчас речь не про физические недуги, которые препятствуют рождению детей. Многие совершенно здоровые семьи хотят «пожить для себя», оправдываются материальными проблемами, жилищными условиями и многим другим. На самом деле проблема в человеческой гордости, в желании жить в своё удовольствие, для самого себя, «познавать мир», строить карьеру и т.п. Это не следует осуждать. Каждому своё. Но правильно ли лишать себя настоящего счастья, которое плоть от плоти, кровь от крови – твой ребёнок, новый человек?»

«Многое надо менять в обществе»

Семейный психолог-сексолог Людмила Юрченко (Рязань):

«Сейчас у людей есть выбор, иметь детей или нет. Жизнь без детей выбирают по целому ряду причин. Во-первых, из-за инфантильности современного общества. Мало кто хочет брать на себя такую ответственность, жить для себя проще и приятнее.

При этом о будущем и пресловутом стакане воды такие люди не думают. У них есть иллюзия вечной молодости, которую активно поддерживают СМИ. Всё самое классное – для молодых, а взрослую жизнь мы практически не видим, только если как набор трудностей и лишений.

Но и гиперответственность тоже может стать причиной отказа от рождения детей. Многие думают, что просто не справятся с обязанностями, которые на них свалятся.

Есть и материальные причины. Ребёнок – это очень дорого. А «дал бог ребёночка – даст и на ребёночка» – очень слабая гарантия.

Многие ориентируются на карьеру и профессиональный успех. Люди просто упускают время, а потом уже физически не могут иметь детей, как бы ни хотели. Особенно это касается женщин, для которых слово «домохозяйка» – почти ругательство.

Бороться с этими причинами пытаются, но многое надо менять в обществе, чтобы был результат. Все думают, прежде всего, о собственном будущем, а потом уже об общечеловеческих проблемах. Чтобы о них можно было мыслить, нужно поднимать уровень жизни». 

Эгоизм, а не ответственность

Те, кто не решается рожать детей, лишают себя самого главного счастья на всю жизнь.

«На мой взгляд, часто люди не решаются на первого или последующих детей. прикрываясь словом «я боюсь», — считает член президиума региональной общественной организации «Нижегородский совет женщин», многодетная мать Ольга Чиркина. — На самом деле часто за этим стоит определённая самовлюблённость, нежелание ограничивать себя в сиюминутных радостях жизни, в свободном существовании.

Второй аргумент отказа, как правило, материальный. Чаще всего жалуются на отсутствие жилья и низкие заработки.

Я, конечно, за то, чтобы семья всегда жила достойно, но поверьте моему жизненному опыту: часто это не главное. Знаю много многодетных семей, которые по нынешним меркам живут в достаточно стеснённых условиях, но живут счастливо! Наверное, это всё же не аргумент, чтобы не рожать.

Счастье материнства, улыбка ребёнка, протянутые к тебе маленькие ручки, первое слово «мама» – это счастье ни с чем не может сравниться, ни с какими материальными благами мира! А потом, когда ребёнок, став старше, приходит к тебе, просит совета, ищет в тебе точку опоры – это особенное чувство ответственности за чужую жизнь, причём счастливое.

Недавно после выступления президента по поводу материнского капитала некая блогерша заявила, что теперь рожать будет только быдло. Это оскорбительно, но это второй вопрос. Сама дива сказала, что не позволяет себе второго ребёнка, потому что не сможет обеспечить ему отдых там, где она считает нужным. Здесь ключевое – «я хочу». Человеком движет не любовь к будущему ребёнку, а любовь к себе.

Я на море впервые поехала, когда сама на этот отдых заработала, у моих родителей такой возможности не было. Вы думаете, я от этого ущербна?

Важнее не море, а выстроенные взаимоотношения с ребёнком. Дети – это не сиюминутное счастье, это счастье, которое рядом с тобой всю жизнь. Лишая себя этого счастья, человек себя обкрадывает.

Смотрите также:

Зачем люди заводят детей – Катерина Мурашова – Дети – Материалы сайта – Сноб

К этой теме мы в блоге «Дети» уже не раз подступали практически вплотную. Но отдельный разговор все как-то не складывалcя. Решили, что непременно поговорим об этом со свежими силами после каникул, в сентябре. И вот сентябрь уже закончился, и дальше отступать некуда. Пробуем.

Итак, зачем люди заводят детей?

Я предлагаю для начала немного сузить тему и уточнить, что мы говорим о «здесь и сейчас». Зачем и почему рожали детей жены земледельцев Междуречья и китайские аристократки эпохи Мин, останется за пределами нашего рассмотрения.

Сегодня, в мегаполисе или небольшом поселке — зачем? Ведь каждому понятно, что хлопот от детей много. Когда их вынашиваешь, портятся зубы и фигура, пока растишь, нервы превращаются в лохмотья, личную жизнь и профессиональную карьеру дети осложняют безмерно, материальные затраты на их прожорливое бытие огромны, а благодарности не дождешься никакой. Так не проще ли не заморачиваться?

Но поскольку большинство женщин детей все-таки рожают и растят, простая логика заставляет предположить, что плюсы в этом процессе по сумме превосходят вышеупомянутые минусы. Каковы же они?

Думаю, что знакомые со мной люди (а я по мировоззрению социал-дарвинист) ждут от меня первым пунктом: «Так природа захотела, почему — не ваше дело!» Но — не дождетесь! — первый пункт будет другой, ибо мы, люди, всю свою культуру и цивилизацию построили на противостоянии простым и могучим инстинктам. Но и у нас, как у людей, есть свои «пунктики» (устроенные, конечно, той же природой).

Поэтому:

1. Желание женщины родить ребенка сравнимо со стремлением к «духовному просветлению». Нерожавшая женщина еще ничего не знает наверняка, но чувствует, что радость и наслаждение от этого свершения не сравнимы ни с чем в ее прошлой и будущей жизни.

Свидетельствую: первая обращенная к тебе улыбка твоего ребенка не сравнима ни с чем! (Предупреждаю честно: сатори пока не испытывала и в нирвану не уходила. Но всякие прочие «высокие» радости типа радости творчества, любви, дружеского союза мне вполне известны.)

2. Ребенок стимулирует созревание личности.

Наше время тяготеет к инфантильности. Внятные обряды инициации (после которых можно точно сказать: он(а) — взрослый(ая) в цивилизованном мире практически отсутствуют. У людей вневозрастная одежда, вневозрастная психика, они играют в игры, учатся до сорока лет и дальше. Но многим все-таки хочется стать взрослыми, попробовать, каково это. И вот твой ребенок, существо, за которое ты в ответе на ближайшие четверть века, ставит эту точку на отрезке человеческой жизни. Готов, не готов, но теперь ты взрослый. Отвечаешь по полной.

Свидетельствую: я давно работаю среди очень простых людей, где самым распространенным видом образования является среднее специальное. И я очень много раз видела, как буквально вырастают над собой мои вчерашние девчонки-пэтэушницы-оторвы, которым (сознательно или даже по случаю) довелось стать мамами.

3. Ребенок как точка отсчета в структуре личности родителя.

Очень много информации, разных точек зрения, свободы для выражения эмоций. И образ жизни у всех такой разный. Но должна же быть какая-то иерархия ценностей. Чувства, которые испытывает мать, когда жизни ее ребенка угрожает реальная (тяжелая болезнь) или даже воображаемая (пропал со двора, где гулял, ушел к приятелю) опасность, легко становятся этими «точками отсчета». С тех пор, как вы это пережили, если вам нахамили в трамвае, не хватает внимания со стороны начальника или демократии в России, вы, конечно, испытываете отрицательные эмоции, но знаете, на какую полку их поставить.

4. Рождение и воспитание ребенка становятся смыслом жизни.

Женщины (мужчины наверняка реже, но тоже какой-то процент есть) рассуждают или чувствуют приблизительно так: я не творец, не политик, не революционер и не поп-идол, но если я рожу ребенка, будет на свете существо, которому я безусловно нужна, которое примет меня такой, какая я есть, для которого я всегда буду вне конкуренции и забота о котором в конечном итоге придаст смысл моему в целом обыкновенному и никому особенно не нужному существованию.

Свидетельствую: даже люди в глубочайшей депрессии наличие в жизни этого смысла никогда не отрицают и не оспаривают. Но в полную силу этот пункт работает только тогда, когда «проект» относительно завершен, то есть дети, благодаря вложенным в них усилиям, выросли порядочными и адаптированными членами общества.

5. Ребенок как подтверждение социальной компетентности.

Этот пункт непосредственно связан с пунктами 1, 2, 3 и 4. У меня есть дети, стало быть я (по крайней мере могу претендовать на это) — зрелая личность, со сформировавшимся мировоззрением и пониманием базовых жизненных ценностей.

На этом я, пожалуй, пока ставлю многоточие в своих размышлениях. И приглашаю всех к продолжению разговора. Так зачем же люди, по-вашему, заводят детей?

«Свободные от детей». 5 историй о чайлдфри в Украине | Громадское телевидение

Они называют себя «чайлдфри» — «свободные от детей» — и сознательно отказываются от материнства. Женщины чайлдфри не мечтают о двух полосках на тесте на беременность, не планируют посвятить себя детям и не считают материнство главным предназначением женщины. В ответ им приходится сталкиваться с непониманием окружающих, вопросами от родственников, друзей, а иногда — и врачей.

Кто-то стал чайлдфри в ответ на избыточное давление или даже травлю окружения, а кто-то, наоборот, этого давления почти не испытывает. Кто-то считает свое решение окончательным, а кто-то говорит об «отложенном материнстве» и предполагает, что со временем может изменить мнение.

Мы встретились с несколькими женщинами, которые называют себя «чайлдфри». Одинокие, замужние и в гражданских партнерствах — у каждой из них своя история. Они рассказали о своих убеждениях и приоритетах, а также сомнениях и травмах.

Материал подготовлен для проекта «Жизнь других» с Татьяной Огарковой, где мы рассказываем о людях с различными жизненными выборами и ценностями.

Вязаные носки, буллинг в школе и философия Канта

Алине двадцать пять. Мы знакомимся в тематической группе чайлдфри. Внутри этой закрытой группы немало постов чайлдхейтерского характера: здесь высмеивают и обесценивают людей с детьми, «овуляшек» и «яжематерей». А также постят котиков.

Мы встречаемся в кафе. У Алины красивая улыбка, низкий голос и привычка основательно излагать свои аргументы. У девушки историческое образование на этом в свое время настояли родители но сейчас она учится на юриста. Говорит, что с детства хотела быть адвокатом. Ее интересует защита прав человека и справедливость.

Она читает французских экзистенциалистов Сартра и Камю, феминистку Симону де Бовуар и увлекается философией Канта. Особенно ценной идеей немецкого философа Алина считает то, что человек является не средством, а самоцелью.

Девушка выросла в Лубнах, небольшом городе в Полтавской области.

«Когда я была маленькой, мне не нравились младшие дети, — начинает Алина свой рассказ. — В отличие от других, я никогда не хотела братика и сестричку. Родители меня слушали: мама сделала три аборта. Все мои желания по поводу этого исполнялись. В детстве я была аутсайдером, а посторонние люди говорили, какая я плохая, эгоистка и т.д.».

У одноклассников Алины были братья и сестры, но она не понимала их радости. Когда в подростковом возрасте девушки начинали говорить о детях, у нее не было к этому никакого интереса.

Алина учится на юристку, читает французских экзистенциалистов Сартра и Камю, феминистку Симону де Бовуар и увлекается философией Канта, Киев, 23 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Когда Алина сменила школу, начались проблемы с травлей.

«В седьмом классе, когда лидер класса спросила, почему я не хочу братика или сестренку, я ответила, что мне не нравятся дети. Она сказала, что меня надо заживо закопать на Гайдае (местное кладбище — ред.). Потом меня обижала учительница трудового обучения: мы должны были на уроках вязать детские носки, а мне это было не интересно. Когда я сказала ей, что не хочу детей, она назвала меня ненормальной и начала ставить мне психиатрические диагнозы», рассказывает Алина.

Со временем дошло и до физического насилия. Когда Алине было 15, она написала довольно агрессивный пост в соцсети Space.

«Я была возмущена тем, что у меня была мигрень, а меня заставляют уступить место в маршрутке маме с ребенком. Я на это очень обиделась: на эмоциях обиды были всех. Не буду себя оправдывать, тогда я вела себя по-свински. Потом меня в туалете поймали старшеклассницы и сказали: «Мы сейчас тебя утопим в параше». Я смогла за себя постоять, одну из них начала топить. После этого меня вызвала завуч и угрожала психиатрической больницей и детской комнатой милиции», рассказывает Алина.

После этого девушку не трогали физически, но продолжали давить морально. Обижали также и часть педагогов. У Алины усилились приступы мигрени, которые иногда продолжались до двадцати дней. Родители водили ее к врачам, но причину не находили.

Позже болезнь удалось преодолеть, но флэшбеки с детства остались до сих пор. Уже три года Алина еженедельно посещает психотерапевта, стремится разобраться с детскими травмами.

После обучения Алина начала работать в Киеве: сначала архивистом в нотариате, затем в консалтинге, сейчас в государственном учреждении. У девушки есть несколько подруг и партнер парня нашла в группе чайлдфри. Он разделяет ее взгляды на материнство, и пара не планирует заводить детей.

«Если меня сейчас спросят почему я не хочу детей, я отвечу, что хочу приватности. Материнство — это специфическая форма волонтерства и донорства. Я не хочу быть для кого-то волонтером или донором», говорит она.

«Меня травила учительница трудового обучения: мы должны были на уроках вязать детские носки, а мне это было неинтересно. Когда я сказала ей, что не хочу детей, она назвала меня ненормальной », Киев, 23 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Алина признает, что долгое время была склонна к чайлдхейтерству ненависти к детям.

«Мне весь мир казался опасным, казалось, что меня все ненавидят, что эти матери меня ненавидят», рассказывает она. Но сеансы психотерапии, а также курс по психологии толпы дали ей понимание, почему люди так ведут себя и почему не нужно отвечать агрессией на агрессию.

Сегодня к своим коллегам, у которых есть дети, Алина относится вполне положительно.

«Это ответственные люди, которые чего-то достигли, у них есть чувство такта и взаимоуважения. Раньше у меня была агрессивная реакция, когда меня об этом спрашивали. Пообщавшись с психологом, я поняла, что раньше просто отвечала обесценением на обесценение», объясняет она.

«Например, когда я выиграла на литературном конкурсе, ко мне могли подойти и сказать: «Лучше бы ты ребенка родила, с твоего творчества ничего не получится». Тогда я реагировала агрессивно. Могла ответить: «А чего ты достигла, кроме того, что родила? Ты писать даже не умеешь».

Родители Алины ее выбор принимают и не создают проблем. В то же время репродуктивное давление существует, утверждает девушка. Ей приходилось сопровождать женщин из группы чайлдфри к гинекологам и быть свидетелем того, что иногда даже врачи частных клиник уговаривают женщину не делать аборт и запугивают последствиями.

«Репродуктивное давление — это когда женщине говорят, как и когда рожать, пугают несуществующими проблемами у тех, кто не рожал, а также скрывают последствия беременности и родов. Агитируют рожать даже женщин с хроническими болезнями. Акушерское насилие — это также форма репродуктивного давления», говорит она.

Родители Алины принимают ее выбор не заводить детей, а парня она нашла в группе чайлдфри, он разделяет ее взгляды на материнство, и пара не планирует заводить детей, Киев, 23 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Какие по вкусу металлические перила больничной койки

Ирине тридцать семь. Четырнадцать лет назад она решила, что никогда не будет рожать. Никогда не будет ходить к генетикам и репродуктологам, не будет переживать о ходе беременности, не будет делать УЗИ.

Ирина внимательно относится к своему здоровью, заботится о контрацепции и регулярно ходит к гинекологу. Предпочитает врачей мужчин: они меньше комментируют и не дают жизненных советов. И осторожно проводят осмотр.

Сегодня Ира занимается любимым делом, работает редактором на hromadske, интересуется искусством и литературой. Она говорит: вероятность того, что захочет родить ребенка, фактически отсутствует. Но так было не всегда.

«У меня обычная семья, я из небольшого города Черкасской области. У нас по умолчанию считалось нормальным выйти замуж и родить детей. Я тоже очень хотела семью, детей. Я даже фантазировала, что у меня будет семеро детей. Тогда мне казалось, что это должно быть прекрасно. А потом все изменилось», рассказывает Ира.

Ирина работает редактором, интересуется искусством и литературой и не планирует рожать детей, Киев, 3 марта 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Она закончила университет и нашла работу в Киеве. Хотелось работать и жить. Какое-то время встречалась с парнем. Это был короткий, несерьезный роман «без обязательств». Ни у кого не было серьезных планов на будущее.

«А однажды я проснулась с ощущением, что что-то не так. Что-то изменилось. Визит к врачу расставил все по своим местам. Врач была очень удивлена — сказала, что в своей практике еще не диагностировала незапланированную беременность на таком раннем сроке», рассказывает Ира.

Известие стало шоком. Ира решила, что имеет право принять решение, оставлять ли беременность. Но парню сказала сразу он также имеет право принять решение, что делать. Парень думал три месяца и все это время не выходил на связь. Ира решила оставить ребенка. И родить его самостоятельно.

«Я действительно очень хотела этого ребенка. И я была готова на время пожертвовать работой, карьерой, а также личной жизнью ради этого ребенка. Я сразу знала, что это будет девочка, еще до всех обследований. Я ее так хотела!», рассказывает она.

Но чувствовала себя Ира нехорошо: что-то постоянно болело, иногда она не могла спать из-за этой боли. После нескольких жалоб попала в больницу на сохранение. Там ставили капельницы и прописывали лекарства. На девятой неделе сделали УЗИ и отпустили домой сказали, что все будет хорошо.

Несерьезный роман «без обязательств» однажды перерос в незапланированную беременность и необходимость принимать важные решения — Ира решила оставить ребенка, Киев, 3 марта 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Ира уволилась с работы и уехала из Киева. Стала на учет по беременности, проходила все обследования, сдавала анализы. Несмотря на то, что анализы не показывали ничего угрожающего, Иру что-то тревожило. Она просила сделать ей УЗИ на двадцать первой неделе, но врачи отказались не видели в этом необходимости. Протокольное УЗИ второго триместра назначили на 26-й неделе.

«Это была суббота, я немного опоздала. Специалистка на меня накричала из-за этого. А потом, когда она уже сделала УЗИ, снова начала кричать. Кричала, что я ей испортила настроение на целый день. В тот день, на двадцать шестой неделе беременности, у моей девочки обнаружили несовместимую с жизнью патологию головного мозга», рассказывает Ира.

На следующий день врачи провели МРТ (магнитно-резонансная томография) и консультацию в центре генетических исследований. Перед каждым новым анализом Ира надеялась, что все это окажется неправдой. Но диагноз подтвердился. Ребенок не имел никаких шансов на жизнь и мог умереть внутриутробно еще до рождения.

«Я плохо помню те дни, мне казалось, что все, что происходит вокруг — вообще не про меня. И я несколько дней жила с ощущением ужасного стука внутри живота», — говорит Ира.

«Во вторник, 14 февраля, меня положили в больницу, там я пролежала два дня. Два дня вызывали роды. На меня все кричали. Я помню многоместную палату: постоянно менялись женщины, одна за другой, они приходили на прерывание замершей беременности и быстро выписывались. Я помню, как им завидовала в этот момент, проведя два дня в ожидании. Мне кажется, я на всю жизнь запомнила, какие по вкусу металлические перила больничной койки.

Когда ребенок родился, мне не дали на него посмотреть. И я не уверена, что это плохо. Не думаю, что была готова это сделать в тот момент. В четверг меня выписали из больницы».

Иру поддерживали родные люди. Хотя родителей рядом не было, в больнице от нее не отходила тетя. Психолога рядом не было.

«На двадцать шестой неделе беременности, у моей девочки обнаружили несовместимую с жизнью патологию головного мозга, ребенок не имел никаких шансов на жизнь», Киев, 3 марта 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

После родов врачи еще долго разбирались с причиной патологии мозга ребенка, проводили исследования. Но точной причины так и не нашли — сказали, что это может быть что угодно, в том числе и обычная таблетка обезболивающего, которую девушка могла выпить на раннем сроке беременности.

В то же время, когда врачи внимательнее посмотрели на УЗИ с девятой недели, сказали, что уже по нему можно было ставить диагноз. Аборт на 9-й неделе по сравнению с искусственными родами на 26-й, был бы совершенно другой историей. Почему врачи не увидели этого вовремя, почему не обратили внимания на просьбы провести дополнительное УЗИ — неизвестно.

Когда Ирина пришла в себя, то поняла: больше никогда не захочет иметь дело с беременностью, врачами и роддомами.

«Я до сих пор помню, как на меня кричала врач во время УЗИ. Я понимаю, что, возможно, она это делала не со зла. Возможно, она сама этого не ожидала, и это была психологическая атака. Но и потом мне пришлось много всего выслушивать. В какой-то момент мне казалось, что я какое-то чудовище. Поэтому потом, когда я отошла, я поняла, что не хочу больше знать об этом. Я приняла это для себя как данность, как факт. И я подумала, что у меня есть возможность иначе реализовать себя в этой жизни», — рассказывает Ира.

С тех пор прошло много лет. Ирина говорит, что благодарна своей семье за то, что годами об этой истории никто не вспоминает и никто не давит по поводу детей и материнства. Не чувствует она давления и со стороны партнера. Но это правило не касается широкого круга родственников.

«Я не люблю семейные праздники с большим количеством родственников. Я просто обхожу эту тему, потому что она для меня травматична. А для людей — нет. Для них нормально напомнить, что мне 37 лет, и спросить, почему у меня нет ребенка. Мужчину не нашла? Так роди для себя. Ну, когда уже? Я не могу понять, почему в нашем обществе это считается нормой», — говорит Ира.

Чтобы мы создавали больше важных материалов для вас, поддержите hromadske на платформе Спiльнокошт. Любая помощь имеет большое значение.

Ирина благодарна своей семье за то, что годами об этой истории никто не вспоминает и никто не давит в отношении детей и материнства, Киев, 3 марта 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Отложенное материнство: замороженные яйцеклетки, поиски себя и карьерные преимущества

Дарье — двадцать восемь. Она политолог, работает аналитиком в Группе изучения гибридных угроз Украинского кризисного медиа-центра. Дарья не придерживается классической идеи чайлдфри о том, что у нее никогда не будет детей. Но ее интересуют идеи отложенного материнства и право женщины не становиться матерью только потому, что она достигла репродуктивного возраста.

Дарья принадлежит к поколению, рожденному в самом начале 1990-х. Это эпоха распада Советского Союза, эпоха бедности и большого социального стресса. В те годы количество абортов в Украине превышало миллион в год: в полтора раза больше количества рождений. Дети, родившиеся в начале 90-х, были свидетелями социальных потрясений и экономических проблем. Иногда они мало видели родителей, которые работали на нескольких работах и у них не было времени на общение с детьми.

Дарья не категорична в вопросе рождения детей, но ее интересуют идеи отложенного материнства и право женщины не становиться матерью только потому, что она достигла репродуктивного возраста, Киев, 26 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Сегодня Дарья, как и многие ее ровесники, не спешит с материнством, хотя к детям относится вполне положительно:

«Дети от четырех до шести лет очень интересные, у них невероятно развит внутренний мир, с ними очень интересно общаться. А сыну моей лучшей подруги недавно исполнилось полгода, мне нравится играть с ним. Он для меня — ребенок моей подруги, действительно очень хороший мальчик, для меня он личность. Но я не чувствую такого, что я беру младенца на руки и автоматически хочу себе такого же».

Материнство в зрелом возрасте имеет свои преимущества, убеждена Дарья. Она приводит пример проведенного в Дании исследования, которое показало, что женщины старшего возраста менее склонны к насильственным и нервным реакциям по отношению к своим детям. Соответственно, их дети вырастают ментально здоровыми. Есть еще одно, британское, исследование, которое показало, что женщины, которые откладывали материнство до возраста 30+, не теряли материальные или карьерные возможности, а наоборот — получали их.

В Украине таких исследований не проводили. Между тем Дарья и ее сверстники на собственном опыте испытывают репродуктивное давление. Это, прежде всего, навязчивые вопросы от родственников или окружения. Репродуктивным давлением также является вопрос о материнстве при устройстве на работу, чрезмерное внимание к этому на работе. И противостоять ему в Украине достаточно трудно, убеждена Дарья:

«Мне повезло, у меня никогда не спрашивали об этом работодатели. Но родители регулярно спрашивают, хотя они интеллигентные и прогрессивные люди. Намекают, что они очень хотели бы увидеть внуков, и спрашивают, когда это может произойти. Когда у нас завершились отношения с моим бывшим парнем, родители все равно говорили, что хотят двух внуков. Мне было мучительно и смешно одновременно. Я подумала: а как это работает, по-вашему?»

«Родители регулярно спрашивают о материнстве, хотя они интеллигентные и прогрессивные люди. Намекают, что они очень хотели бы увидеть внуков, и спрашивают, когда это может произойти» Киев, 26 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Дарья и ее сверстники рожать не спешат. Но они в большей степени, чем их родители, задумываются над тем, как правильно строить отношения с детьми.

«Ребенок — это не вещь, которая тебе принадлежит. Ранее ребенок мог быть инструментом удовлетворения собственных потребностей или целей, но не было понимания ценности самого ребенка. Не было понимания, что ты тратишь много ресурсов, но эти ресурсы тебе никто не обязан возвращать. Это такая добровольная любовь, и, мне кажется, что у поколения наших родителей не часто есть понимание ценности самого ребенка и добровольности этой любви», — говорит она.

Сама Дарья стремится сначала разобраться со своей жизнью, понять себя — а уже потом задумываться над тем, чтобы дать жизнь другому человеку.

«Сейчас наиболее здоровая модель — это понимание того, что ребенок — отдельный автономный организм. Я хочу иметь собственные ресурсы, избавиться от навязанных мне идей, в частности, и о «стакане воды» в старости. Мне хочется разобраться с собой, отбросить все стереотипы о материнстве, чтобы я могла быть хорошим партнером для своего ребенка. Вежливым, но авторитетным партнером для своего ребенка, если он у меня будет», — говорит она.

У репродуктивного возраста женщины есть свои пределы, и время на размышления, поиски себя и саморазвитие могут стать потерянным временем, если слишком затянуть. Но это не пугает Дарью.

«Я для себя рассматриваю несколько вариантов, и не все из них связаны напрямую с моим телом. Можно заморозить яйцеклетку. Это один из вариантов: я могу об этом подумать чуть позже, когда будут материальные возможности. Кроме того, я рассматриваю не только вариант биологического отцовства, для меня генетическое родство не является приоритетом. Это может быть и усыновление», — говорит она.

«Мне хочется разобраться с собой, отбросить все стереотипы о материнстве, чтобы я могла быть хорошим партнером для своего ребенка», Киев, 26 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Риски для здоровья, феминизм и право на выбор

Диане Марцинковской — двадцать семь. У нее образование филолога, а сейчас девушка учится на магистерской программе из американских студий в Германии. Уже семь лет Диана в отношениях со своим парнем. Девушка считает себя чайлдфри, хотя не исключает, что со временем может изменить свое мнение.

«Года три назад я начала задумываться о детях: начала читать о беременности, родах, о других темах, которые связаны с воспитанием детей. Тогда же начала понимать, что не хочу через все это проходить. Даже чисто физиологически это большие риски и последствия для здоровья, это в корне изменит жизнь. Кому-то все дается легко, без последствий, но как можно быть уверенной? — рассказывает она. — Я понимаю, что не готова к этому ни физически, ни психологически».

Диана говорит, что репродуктивного давления пока почти не чувствует: в ее окружении нет тех, кто ставит неуместные вопросы. Только мама время от времени напоминает, что дети — это счастье.

Диана Марцинковская живет в Германии, встречается с парнем, считает себя чайлдфри, хотя не исключает, что со временем может изменить свое мнение

Фото:

предоставленное hromadske

Диана считает себя феминисткой и осуждает чайлдхейтеров за то, что они направляют свою агрессию на уязвимые группы: женщин и детей. Но не считает, что женщины должны нести ответственность за демографические вызовы, низкую рождаемость и кризис из-за этого пенсионной системы.

«Матери — одна из наиболее уязвимых групп общества, женщины подвергаются дискриминации при приеме на работу и при оплате труда, процент достаточно высок. Отцы, зато нередко становятся бывшими и для ребенка тоже: вспомнить хотя бы задолженность по выплате алиментов. Кроме этого, у нас есть проблемы с количеством детских садов и ясель, а едва ли не каждая женщина, которая рожала, сталкивалась с акушерским насилием. Не слишком цинично, учитывая вышеизложенное, возлагать на женщин еще и ответственность за пенсионную систему и демографический уровень?» — риторически спрашивает она.

Увеличить количество населения можно другими способами, убеждена Диана. Например, через создание дружественной к детям и матерям среды, путем внедрения декретного отпуска для отцов. В хороших и спокойных условиях больше людей задумываются о рождении детей, уверена она.

«Рожать ребенка или нет — выбор каждого человека, а не принуждение. В семьях, где есть нежелательные дети, именно дети и страдают больше всего. Каждый из нас имеет право на любые желания. Если человек не хочет брать на себя ответственность за отцовство — это нормально, и человек не становится от этого хуже», — подытоживает Диана.

Диана не считает, что женщины должны нести ответственность за демографические вызовы, низкой рождаемости и кризис из-за этого пенсионной системы

Фото:

предоставленное hromadske

Материнский инстинкт, личный комфорт и жизненные приоритеты

Ирине Якубовской — тридцать один. Она музыкантка, которая недавно выпустила свой первый альбом «Кому» и представила его на радио.

Сейчас девушка работает на радио музыкальным редактором, любит кошек и путешествия. Особенно привлекают Ирину скандинавские страны. Она не боится одиночества и любит побыть наедине с собой.

Как и другие героини нашего материала, Ирина — чайлдфри. Замуж она вышла семь лет назад, но детей у супругов нет. Сначала просто не спешили с этим, откладывали, а потом Ирина поняла: жизнь ее вполне устраивает.

«Когда я в юности думала о своей жизни, мне казалось очевидным, что надо замуж, надо, чтобы были дети. Это привычный порядок вещей. А потом я это все откладывала и откладывала, и, наконец, задумалась: а я просто откладываю или мне это совсем не нужно? И зачем мне идти по сценарию, который мне почему-то навязывают? Почему у меня не может быть других жизненных приоритетов?» — начинает свой рассказ Ирина.

Ирина пишет музыку и работает на радио, замужем уже семь лет, но детей у супругов нет, Киев, 28 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Девушка признается, что идеи чайлдфри приходили к ней постепенно, но пока она уверена, что дети ей не нужны.

«Я не чувствую в себе никакого материнского инстинкта. Он уже должен был проснуться, ведь мне уже пошел четвертый десяток. Зачем мне заводить ребенка, если я не буду чувствовать к нему любви? Чтобы просто передать кому-то свои гены? Или из-за какого-то мифического тиканья часов?» — говорит она.

Муж Ирины чайлдфри себя не называет, избегает этого определения. Вместе с тем на детях не настаивает, разговоров о планировании не заводит. Ему тоже комфортно без детей, считает Ирина.

Первые годы после свадьбы часто спрашивали о детях, но со временем такие вопросы возникали все меньше. В начале это Ирину раздражало, особенно когда об этом спрашивали посторонние люди — знакомые или соседи. Но со временем она научилась не обращать на это внимания или отвечать шуткой.

Родители время от времени намекают, что сверстники Ирины уже по третьему ребенку родили, или напоминают о «стакане воды в старости». Но Ирина уже привыкла на это не обращать внимания. Родители пока думают, что это все по молодости — мол, перебесится и еще родит.

Из-за навязчивых и бестактных вопросов гинекологов, вроде «Когда рожать будем?», Ирина перестала ходить в государственную поликлинику. Теперь в случае необходимости обращается в частную.

«Я не чувствую в себе никакого материнского инстинкта. Он уже должен был проснуться, ведь мне пошел четвертый десяток », Киев, 28 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Чайлдфри — это о выборе, о праве строить собственную жизнь, убеждена Ирина.

«Я хочу увидеть фьорды, а кто-то не хочет. Так же кто-то хочет уже третьего ребенка, а я не хочу никакого. Не все хотят одного и того же, и это вполне нормально», — объясняет она.

Ира спокойно относится к детям знакомых и настаивает на том, что чайлдхейтеры и чайлдфри — это разные вещи:

«Очень часто ставят знак равенства между чайлдфри и чайлдхейтерами. Нередко можно услышать глупости о том, что если женщина чайлдфри, то она стремится принудительно отправить всех на стерилизацию или всех беременных заставила бы идти на аборт. Но лично я искренне радуюсь, когда у моих друзей появляется желанный ребенок».

В то же время пролайферские плакаты, которые все чаще расклеивают по городу и в транспорте, Ирину откровенно раздражают.

«Они призывают рожать, даже если беременность угрожает жизни женщины. Если тебя изнасиловали — тоже рожай. Ребенок — дар божий и никак иначе. Миссия пролайферов — воспрепятствовать прерыванию беременности при любых обстоятельствах. А что будет дальше, как там будет жить (и будет ли вообще жить?) та женщина, как будет жить этот ребенок, их вообще не волнует», — возмущается Ирина.

«Я за то, чтобы, если заводить детей, то это был бы абсолютно осознанный выбор. Ребенок — это ваша ответственность на ближайшие восемнадцать лет, а то и дольше. Вы формируете новую личность. Вы можете сделать из нее отзывчивого человека, а можете сделать психопата. И это ваша ответственность. И поэтому меня считают безответственной. Хотя, как по мне, более ответственно не заводить детей вообще, чем родить и «забить» на их воспитание».

«Очень часто ошибочно ставят знак равенства между чайлдфри и чайлдхейтерами. Лично я искренне радуюсь, когда у моих друзей появляется желанный ребенок», Киев, 28 февраля 2020 года

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

читайте также

Почему люди отказываются заводить детей — Wonderzine

Как и почему становятся чайлдфри

Статистика бюро переписи населения США показала, что женщин без детей становится всё больше. В 2014 году этот показатель достиг рекордного уровня: 47,6 % женщин в возрасте от 15 до 44 лет сказали, что у них никогда не было детей. Правда, этот опрос не учитывает важный фактор — само желание стать родителем: сюда попадают и те, кто хотел бы детей, но лишён этой возможности. Сейчас об осознанном нежелании продолжать семью говорят всё больше. О бездетном образе жизни рассказывают многие знаменитости — от Челси Хэндлер до Опры Уинфри и Долли Партон. Писательница Сезин Кёлер в колонке для The Huffington Post сказала, что ей «не нужно выталкивать ребёнка из вагины, чтобы стать настоящей женщиной». Традиционно между женственностью и материнством ставился знак равенства, но сейчас женщины всё чаще сомневаются в необходимости деторождения — при этом мужчины-партнёры не всегда разделяют их взгляды. Во многом это связано с нагрузкой, которая при рождении ребёнка до сих пор ложится только на мать, и тем, что женщины боятся потерять карьеру.  

Причины, по которым люди отказываются от детей, могут быть разными. Первыми чайлдфри часто становились люди с высоким уровнем дохода и образования, в основном атеисты — но сейчас к такому решению могут прийти люди с другими убеждениями. По словам социолога Ольги Исуповой, причины не заводить детей у мужчин и женщин различаются: тогда как у большинства женщин-чайлдфри высокий уровень образования и дохода, мужчины, наоборот, зарабатывают меньше. Выбирая бездетность, женщины подумают скорее о времени, необходимом для ухода за ребёнком, а мужчины — о деньгах. Женщины-чайлдфри предпочитают сосредоточиться на карьере и не уверены, что смогут совместить её с ребёнком — решение мужчины завести детей тесно связано с тем, сможет ли он их обеспечить: не все мужчины готовы зарабатывать больше ради ребёнка и при этом меньше тратить на себя.

Чайлдфри называют и другие причины: от простого отсутствия желания до несовершенства мира, в котором детям будет нелегко. Некоторые женщины открыто говорят, что их пугает беременность и то, что будет происходить с их телом после родов. Многие чайлдфри всерьёз обеспокоены социальными проблемами, которые могут затронуть и их детей.

Позицию чайлдфри часто считают инфантильной или эгоистичной, но сами они так не считают. Многие упирают на то, что уход за ребёнком требует огромной ответственности и вложений — и материальных, и эмоциональных — и нельзя заводить детей, как следует не обдумав вопрос. Психолог Катерина Поливанова отмечает, что сейчас наступила эпоха интеллектуального выбора: если раньше воспитание детей было более интуитивным, а родители беспокоились прежде всего о физическом комфорте детей, сейчас модели воспитания усложняются, а родителей больше волнует психологическое состояние и материальное благополучие ребёнка.

«Не согласилась бы родить даже за миллион»: откровения чайлдфри

Раньше я знала о чайлдфри только понаслышке. Но заметив, что в Интернете увеличивается число таких групп, количество участников их сообществ становится все больше, я заинтересовалась этой темой.

Чайлдфри (от английского childfree – бездетный) – люди, осознанно отказывающиеся от рождения детей. К ним не относятся те, которые говорят: «Сначала поживем для себя, а потом заведем детей». Также неправильно называть чайлдфри тех, кто не может иметь детей по состоянию здоровья.

Цифры

• Сведения национального центра статистики здравоохранения США: число чайлдфри растет с большой скоростью. В 1982 году их было 2,4%, в 1990 году – 4%, в 1995 – 7%. Сейчас в Америке каждый четвертый не хочет иметь детей.

• Среди тех, кто отказывается иметь детей, больше белых.

• Для России это сравнительно новое явление. По данным опроса, проведенного в Москве в 2014 году, 17% опрошенных сказали о том, что не хотят заводить детей. По России в целом этот показатель 6% (данные Лента.ру).

• Те, кто отказывается стать родителями, как правило, имеют высшее образование, могут полностью себя обеспечить, строят карьеру.

• Доход чайлдфри выше среднего.

• Выяснилось, что чайлдфри больше среди тех, кто рос в семье единственным ребенком.

• В Европе у 15% семей нет детей. В России этот показатель – 8%.

• По мнению социологов, основные причины возникновения желания стать чайлдфри: стремление сделать карьеру, желание тратить деньги только на себя, нежелание расставаться со свободной жизнью в одиночестве, некрепкие отношения с родителями, психологические комплексы, любовь к путешествиям, наличие домашних животных.

По какой причине в современном обществе чайлдфри считается нормальным явлением? Почему женщины отказываются рожать детей? В интернет-группах как только не называют ребенка: «личинус», «женский ошметок», «головная боль» и т.д. На все вопросы смогут ответить только сами чайлдфри. Поэтому я решила поговорить с ними.

«Я не собираюсь терять свою привлекательность ради ребенка»

Создавшая группу в социальной сети «ВКонтакте» Настя считает себя чайлдфри. Как оказалось, у нее есть несколько групп.

«Я приняла решение собрать вместе единомышленников и создала в интернете группу для чайлдфри», – рассказывает Настя.

– Мысль стать чайлдфри возникла давно. У меня нет никаких психологических травм, идущих из детства. Но самой мне не хочется продолжать род. Я намерена проводить свое время как хочу и с кем хочу.

– Неужели ни разу не возникало желания родить ребенка?

Нет. Только подумайте – сколько трудностей, связанных с родами! Один только процесс чего стоит. А что происходит с организмом после родов… Живот, грудь становятся некрасивыми. Я не собираюсь терять свою привлекательность ради ребенка. Даже если бы мне предложили миллион, я не согласилась бы рожать.

– Как вы относитесь к детям?

Обычно. Не люблю, когда приходят в гости с ребенком. Я не обязана сидеть и смотреть на их детей. Если человек обижается, мне нет до этого дела. Дети вечно просят что-нибудь поесть, слушают разговоры взрослых. С ними и не поговоришь нормально.

– Ваши близкие знают о том, что вы чайлдфри?

Я не особенно люблю об этом распространяться. Те, кто понимает, могут это принять. У меня нет никаких чувств по отношению к детям. Никогда не говорила: «Ах, какой красивый ребенок!» Кто-то заводит детей ради продолжения рода или становится жертвой общественного мнения.

– Думаете ли вы, что ребенок занял бы все ваше свободное время?

Я хочу выходить на улицу в любое время, по своему желанию. А с ребенком так не походишь. Ты не можешь ни пойти куда хочешь, ни надеть что хочешь, ни есть что желаешь. Не остается времени и на любимого мужчину. Ребенок создает исключительно только проблемы. А я хочу проводить свободное время с молодым человеком. Хочу высыпаться вдоволь. Ведь ребенка надо рано утром отводить в детский сад или школу. Зачем мне нужны все эти проблемы? Жизнь и без этого слишком коротка. Что, рожать ребенка и посвящать всю свою жизнь только ему? Ну конечно! Мне кажется, уделять время себе, заниматься любимым делом намного лучше, чем воспитывать детей.

«Начинаю злиться, когда слышу их громкий плач»

Девушка из Казани Алина тоже рассказала о том, что она чайлдфри:

– Я не думала, что стану чайлдфри. Просто не хочу ребенка, вот и всё. Не пытаюсь донести свое мнение до людей, ни с кем не спорю по этому поводу. Это моя жизнь, как хочу, так и живу.

– Чайлдфри — кто они?

В первую очередь это группа в Интернете. Чайлдфри не выходят на площадь, не кричат о себе. Им для того, чтобы чувствовать себя комфортно, просто нужно общаться с единомышленниками. Наше общество построено неправильно. Люди живут с уверенностью, что женщина обязательно должна выйти замуж и родить ребенка. А если женщина не хочет рожать детей? Нет, якобы так нельзя. Сколько мам притворяются, что не замечают дурных поступков своих детей. А ведь каждый человек должен сам отвечать за свои деяния.

– Как вы относитесь к детям?

У меня нет по отношению к ним ни сильной аллергии, ни большой любви. Уступаю им место в автобусах. Следую нормам этикета. Пусть только не мешают мне. А вот когда слышу в магазине плач ребенка, раздражаюсь, конечно.

– Как ваш муж относится к тому, что вы не хотите заводить детей?

Он уважает мою позицию. И родители меня понимают. Они не лезут в мою жизнь, любят. Спасибо им за это. К сожалению, многие боятся общественного мнения. Хотелось бы, чтобы люди были более толерантными. Но в то же время есть и те, кто принимает чайлдфри. Их немного, но они есть.

«Терпеть не могу детей»

Разифа из Казани утверждает, что терпеть не может детей. «Я уже в детстве знала о том, что не буду рожать», – говорит она.

– Разифа, откуда такая неприязнь к детям?

Когда я была маленькой, родители всегда оставляли меня с младшим братом. Мама постоянно была на работе, папе хотелось отдохнуть. А я обязана была смотреть за вечно плачущим ребенком. Когда другие девушки ходили в клуб, мне приходилось менять подгузники и греть молоко. И гулять с ребенком ходила я. Бабушки в парке за спиной называли меня нехорошим словом на букву «ш». Все это очень сильно на меня повлияло. Сейчас я и близко не хочу подходить к детям.

– Человек ведь любит своих детей. Может, и ты поменяешь мнение, когда появятся собственные?

Нет, ничего не изменится. Если я встречаю детей в магазине или поликлинике, сразу ухожу. Даже смотреть на них не хочу. Когда они плачут, хочется им рот закрыть. Голова начинает болеть. Терпеть не могу детей.

– А что говорят твои родители?

Я больше не общаюсь с ними. Мама опять забеременела. Чтобы я сидела с ее ребенком – да ни за что! Значит, пусть она живет припеваючи, а я свое время должна буду тратить на ребенка – не дождется!

Я готова сделать все что угодно, чтобы не рожать. Я хочу посвятить свою жизнь только себе. Это путь, который я выбрала, и никто не вправе вмешиваться.

«Я не могу родить ребенка»

Айгуль из Тюмени тоже решилась рассказать свою историю. «Я не хотела рожать детей. Родители не стали настаивать, утверждая, что когда я выйду замуж, все равно захочу ребенка. До сих пор жалею о словах, которые говорила тогда. Я сказала: «Только бы у меня не было ребенка!» Мы прожили с мужем 8 лет. Сначала он спокойно относился к тому, что я не могу забеременеть. А потом стал изменять и ушел к другой женщине. Когда мы разводились, та женщина уже два месяца как была беременна. Я очень раскаиваюсь. Сейчас, как бы я ни хотела родить ребенка, не получается. Сколько врачей я уже обошла. Не могу забеременеть, и всё. И к бабушкам-ворожеям пробовала ходить. Думаю, всё из-за тех слов, сказанных в молодости. И поэтому, не подумайте, что уговариваю, просто хочу посоветовать сначала хорошо подумать. Девушки, пожалеете, но будет уже поздно», – вздыхает Айгуль.

Религия против бездетности

Имам-хатыб мечети «Гаилэ» Рустам хазрат Хайруллин прокомментировал тему чайлдфри. «Если мы согрешим, нам предстоит держать ответ перед Аллахом. Конечно, кто-то может сказать, дескать, хазрат, не рожать детей – это не грех. Предохранение и избавление от ребенка считаются грехами. Если Аллах дает, значит, надо рожать ребенка. В этом мире, желая жить только по-своему, невозможно попасть в рай. Быть матерью очень богоугодное дело. Аллах прощает все грехи женщины сразу, как только у нее начинаются схватки. Рожайте детей, заводите семьи. Пусть Аллах ниспошлет каждой женщине благочестивого ребенка», – сказал Рустам хазрат.

Как и почему люди решаются родить детей

Изабель Калива и ее муж Фрэнк никак не могли понять, хотят ли они детей. Фрэнк всегда говорил, что хочет большую семью. Изабель, которой было 30 с небольшим, считала, что одного или максимум двоих детей было бы достаточно. Но на самом деле она не знала точно.

Они жили полной жизнью, у них было достаточно свободного времени, чтобы тратить его на путешествия – в Португалию, Францию, на Гавайи.

«Я не чувствовала в себе желания, о котором говорят мои друзья с детьми. Возможно, дети – это не для меня, ведь можно жить просто вдвоем», – призналась она мне.

Иногда она беспокоилась о том, что не хочет детей – может быть, с ней что-то не так? В поисках ответа она отправилась в дебри Сети. Как-то она наткнулась на колонку в The Rumpus под названием «Корабль-призрак, на котором приплыли не мы».

В издание обратился 41-летний мужчина, который не решил, хочет ли завести детей. Вот что он написал: «Я очень ценю такие вещи, как спокойное свободное время, спонтанные путешествия, отсутствие обязательств».

Шэрил Стрэйд, автор колонки, написала ему в ответ, что у каждого из нас есть так называемая парная, сопряженная с настоящей жизнь – тот самый «корабль-призрак» из заголовка. «Желание завести ребенка не является для вас правильным критерием для оценки ситуации. Вы должны подумать о принятых решениях и сделанных шагах с точки зрения будущего себя», – посоветовала она. Иными словами, подумать о том, о чем потом можете пожалеть.

«Эта колонка в The Rumpus помогла мне понять, что, какое бы решение я ни приняла, меня будет ждать разочарование, проигрыш. Это было освобождение. Я поняла, что главное – не принять правильное решение, а сделать выбор», – говорит Калива. Ее кораблем-призраком могла стать как беззаботная жизнь, так и родительство.

Ей так понравилась эта колонка, что она разослала ее нескольким друзьям.

***

Вопрос о том, иметь или не иметь детей, озадачивал меня на протяжении всей сознательной жизни, а моим естественным рефлексивным ответом на него всегда была мысль: «Только не это».

Дело в том, что у меня большая разница в возрасте с младшим братом, так что я провела с ним много времени – каждый раз во время каникул и праздников забота о нем ложилась на мои плечи.

Мой брат был спокойным милым дошкольником. Он произносил «л» как «в» и бегал с одеялом, заменявшим ему плащ Бэтмена, – комплект «восхитительный малыш» в действии. Тем не менее я была поражена тем, как трудно его веселить и развлекать. У меня нет чувства юмора, способного порадовать людей младше пяти лет. Я не понимаю, как сделать такие скучные вещи, как выпечка и раскрашивание картинок, веселыми и увлекательными. В конечном итоге я просто включала ему телевизор. Мне было так плохо с ним, что однажды летом я нашла себе офисную работу.

Короче говоря, подростковые годы убедили меня в том, что воспитание ребенка – это в худшем случае настоящая каторга, а в лучшем – симулирование восторга ради существа, которое не в состоянии построить модель сознания другого человека. Проблема в том, что сейчас я не могу сказать, так ли это, потому что 14-летние дети не должны выполнять работу няни на полную ставку, или потому, что я просто не понимаю детей. И найти правильный ответ я могу только единственным достоверным способом.

В прошлом году я провела среди читателей опрос, спросив у них: «Почему вы решили завести детей?» Мы с коллегами собрали 42 письма от читателей – мнения разделились примерно поровну между теми, кто хотел детей, и теми, кто нет (среди них была и Калива, она разрешила нам рассказать о ней). Оказалось, что дело не только в пресловутом материнском инстинкте. Для кого-то родительство – часть мировоззрения, четкое убеждение, для кого-то – закономерное развитие событий после пережитого кризиса. Для других – это просто одно из жизненных ощущений.

«Часто бездетных людей при мысли о ребенке начинают беспокоить и тревожить вещи, с которыми родители просто мирятся и спокойно живут. Ну там, беспорядок, грязный пес, крошки на диване. Дети учат нас уступкам и мягкости в отношениях – это ведь неплохо», – написала читательница по имени Мэри.

Я с облегчением обнаружила, что читатели, которые выступили против того, чтобы обзавестись детьми, описывали чувство озадаченности, вызываемое желанием их ровесников поскорее размножиться: «Это как будто люди описывают цвет, который я не в состоянии увидеть», – написала Шанна.

Кажется, что в нашем опросе очень много тех, кто добровольно отказался от рождения детей. Но на самом деле большинство американских женщин – 67 процентов – по данным социолога из Университета штата Огайо Сары Хейфорд, еще подростками решили, что у них будет двое, и более или менее придерживаются этого плана. Такие как я, можно сказать, статистическая погрешность – всего четыре процента женщин в подростковые годы просто задумываются о детях, а к 30 решают, что никогда не будут рожать (впрочем, в исследовании Хейфорд речь шла о женщинах, которым было 18 в 80-х, так что не совсем ясно, насколько эта картина релевантна современности).

Уровень бездетности повысился в период с 1979-го по 2005-й, а теперь идет вниз. По мнению Хейфорд, повышение уровня отказа от рождения детей связано с падением количества заключаемых в тот период браков. По ее словам, женитьба меняет отношение людей к детям: «Вступая в брак, человек принимает как данность связь этого события с рождением детей». Одна читательница написала нам так: «Раньше я всегда говорила, что не знаю, хочу ли иметь детей, пока не поняла, что хочу иметь детей только с ним».

Сегодня около 15 процентов женщин никогда не имели детей. Но все же большинство из нас рано или поздно становятся агностиками деторождения. «Не так уж много людей сразу говорят: “У меня совершенно точно никогда не будет детей”», – отмечает социолог из Университета штата Мэн Эми Блэкстоун. Бездетные начинают сомневаться и задумываться о том, хотят ли они детей.

Но что становится главным аргументом против рождения детей? Свобода. Метаанализ, датированный 1987 годом, говорит нам, что большинство бездетных людей ценили свободу от обязанностей по уходу за ребенком. В 1995 году они говорили о важности свободы передвижения и путешествий. Глубинное исследование 2014 года, в котором приняли участие 20 бездетных женщин, показало, что они сосредоточены на преимуществах своей свободы и автономии. Женщины говорили о том, что для них важно иметь возможность просто «встать и уйти», путешествовать, встречаться с семьей и друзьями, учиться новому. Они отмечали важность получения высшего образования и строительства карьеры. Сравнивая преимущества бездетной жизни с особенностями родительства, они выбирали отказ от материнства.

Свобода является важным фактором как для женщин, так и для мужчин. Но исследования показывают, что женщины больше обеспокоены тем, что рождение ребенка помешает развитию карьеры. В исследовании 2005 года говорится, что женщины рассматривают деторождение как явление, конфликтующее с работой, тогда как мужчины отмечают, что родительство связано с жертвами в личной жизни.

Итальянские исследователи Кристиан Агрилло и Кристиан Нелини написали в своей работе в 2008 году, что бездетные женщины склонны понимать материнство как «всеобъемлющую и непреодолимую ответственность», которая может помешать продвижению по службе. «Выбор быть бездетными дал женщинам возможность работать, а мужчинам – возможность не работать», – заключили эксперты.

Многие наши читатели признавались, что боятся оказаться психически и эмоционально неподготовленными к родительству. Некоторые предположили, что депрессивные или тревожные эпизоды плохо сочетаются с беззаботностью детства, другие побоялись передать детям по наследству особенности ментального состояния, вроде биполярного расстройства. Одна из женщин написала, что именно из-за этого планирует усыновить ребенка.

Кроме того, воспоминания о плохом детстве могут заставить человека отказаться от того, чтобы пережить его вновь, даже опосредованно. В работе 1999 года было сказано, что те мужчины, чьи отцы мало участвовали в их воспитании или проявляли агрессию, не склонны к стремлению заводить детей. Трудно создать в реальности детскую утопию, не имея представления о том, какой она должна быть.

Впрочем, кажется обратное тоже верно: что может быть круче, чем стать лучшим родителем, чем те, что воспитали вас? «Вы когда-нибудь мечтали о том, чтобы в вашем прошлом что-то изменилось так, чтобы ваше настоящее было лучше? Дети – это ваш шанс преуспеть в этом, вложить все хорошее, что у вас есть и выбросить все плохое», – написал нам Брэндон, отец двоих детей.

Тем не менее, общество по-прежнему осуждает людей, решивших остаться бездетными. Даже современные опросы говорят нам о том, что человек без детей воспринимается нами более негативно, чем тот, у кого дети уже есть или хотя бы будут в обозримом будущем. Сами бездетные при этом говорят, что довольны своей жизнью (наименее удовлетворены тем, что происходит, как раз матери, родившие первого ребенка в подростковом возрасте).

Но в конечном итоге и родители, и бездетные оказываются движимыми одним и тем же желанием – это желание укрепить отношения. По словам социолога Блэкстоун, для родителей это связь с ребенком, для бездетных – друг с другом. Они, например, считают, что рождение ребенка расшатает эту прочную и важную связь между ними.

Действительно, читатели так и говорят – отказ от детей стал попыткой сохранить счастливые отношения. «Мы счастливо женаты десять лет. Я точно знаю, что это счастье и огромная любовь держатся на том, что у нас есть время друг на друга, энергия и желание ценить друг друга превыше всего. Отказаться от всего этого ради ребенка было бы полным безумием», – написала одна женщина.

Для других родительство – напротив, стало способом отдать дань уважения и вложиться в прошлые или будущие отношения. «Мы жили хорошо, а потом брат мужа умер, и мы стали переосмысливать свою жизнь и пришли к выводу, что нам не хватает ребенка», – объяснила мать приемной дочери. Другая мама написала, что маленькие дети ей не нравятся, и она ждала, когда ее дети повзрослеют. Третья боялась, что после смерти родителей лишится безусловной любви.

И чайлдфри, и бездетные подчеркивают важность поиска и создания смыслов.

Для Изабель Каливы стремление к смыслу обернулось неожиданно.

Она познакомилась с Фрэнком во время учебы в колледже. Они гуляли, болтали ночь напролет, а после этого еще четыре года встречались. После колледжа они разъехались по разным городам, и им пришлось расстаться. В 2010 году Калива неожиданно позвонила Фрэнку и сказала: «Давай попробуем еще раз». «Я ждал этого звонка», – говорит он. Через год они обручились.

Она всегда откровенно говорила Фрэнку о нерешительности в вопросах детей, и он терпеливо ждал ее решения. Весной 2014 года, возвращаясь домой, Калива любовалась красотой окружающего мира, открыла окна в машине, включила радио и смотрела в небо. Но восторг был прерван приступом апатии. «Все это здорово, но мимолетно. Я всегда буду бежать за счастьем, преследуя его», – подумала она.

Другие читатели тоже поделились этим безрадостным ощущением: «Если бы у меня не было детей, моя жизнь поглотила бы самую себя. Все-таки после определенного возраста рефлексия перестает быть осмысленной», – написала женщина по имени Вирджиния.

Калива говорит, что ее накрыло чувство, сродни тому, которое толкает людей пробежать марафон – «желание убедиться в том, что ты сделал что-то крутое». «Мне нужно сделать что-то, что будет больше меня, что будет идти не изнутри меня, а снаружи», – решила она. И рассказала об этом Фрэнку. Их сыну Джеку в этом году исполнится два года.

Бездетные женщины ищут и создают смыслы другими путями. Лонни Аарсен и Стефани Альтман из Королевского университета в Онтарио говорят, что современная жизнь предоставляет женщинам возможность оставить свой след в истории, не производя на свет потомство.

Люди одержимы страхом смерти. И борясь с ним, они хотят оставить потомство – да, часто в виде детей, поясняет Аарсен: «В прошлые времена, родив ребенка, вы бы сказали: “Теперь у меня есть вот эти маленькие люди, и я могу влиять на их образ мышления. Я создал мини-версию себя, и теперь заставлю ее стать таким же, как я”».

Но теперь женщинам доступны другие формы наследия: наука, искусство, религия, деньги и влияние – вещи, которые раньше были в ведении только мужчин. Мужчины же влияли и на репродуктивность женщины, во многом благодаря плохим средствам контрацепции. Поэтому на протяжении многих столетий у женщин был один способ достижения долговременного эффекта своего существования – деторождение. Более того, многие из них рожали детей, не желая этого.

Именно эти женщины были носительницами идеи о нежелании заводить детей, которая дремала, по сути, до современности. Теперь, когда у женщин есть права и возможности, потомки этих «ленивых матерей» получили возможность сознательно отказываться от деторождения в пользу занятия бизнесом, наукой, благотворительностью, искусством.

Альман и Аарсен утверждают, что эти женщины унаследовали гены тех, кого в прошлом не привлекала жизнь в роли матери, но они были вынуждены ее выполнять из-за патриархального устройства мира. «Нынешние молодые женщины отказываются от деторождения, потому что карьера, рабочие и дружеские связи стали своего рода заменой необходимости создания семьи с ребенком», – заявил Стюарт Фридман из Университета Пенсильвании.

Аарсен говорит, что если нежелание иметь детей действительно имеет генетическую природу, то в ближайшем будущем движение чайлдфри угаснет. Женщины, которые не хотят детей, просто перестанут передавать свои гены будущим поколениям.

Но их наследием могут стать книги – например, о том, как им живется без детей. Так они смогут передать свой опыт другим парам, которые оказались на перепутье.

Как решить, есть ли у вас дети

* * *

Согласно Блэкстоуну, бездетность и бездетность подчеркивают создание смысла.

Для Изабель Каливы, женщины, раскопавшей столбец Rumpus , это желание смысла пришло неожиданным образом.

Она впервые встретила своего мужа Фрэнка на ориентации для первокурсников в их колледже, когда однажды ночью ее заперли из комнаты в общежитии. Они не спали всю ночь, разговаривая, а потом встречались все четыре года.Послевузовская жизнь разнесла их по разным городам, и они расстались. Спустя годы, в 2010 году, Калива неожиданно позвонил ему и сказал: «Я хотел бы попробовать еще раз».

«Я ждал этого звонка», — ответил он. В следующем году они обручились.

Она всегда открыто говорила Фрэнку о своей детской нерешительности, и он терпеливо ждал, пока она размышляет. В один прекрасный весенний день 2014 года Калива ехала домой с работы недалеко от Вашингтона, округ Колумбия, где она живет. Она опустила окна, включила радио и посмотрела на чистое небо.Волна удовлетворения и радости захлестнула ее.

Но приподнятое настроение прерывала скука. «Это так здорово, но и мимолетно», — вспоминает она. «Завтра у меня может быть тяжелый день на работе. Я всегда буду гоняться за счастьем, оно всегда эфемерно ».

Некоторые читатели вспоминали похожее чувство нарастающей тоски: «У меня было небольшое предчувствие, что, если бы у меня не было детей, я мог бы всю свою жизнь быть эгоцентричным», — написала женщина по имени Вирджиния. «Я подозревал, что слишком много саморефлексии утомляет после многих лет.

Калива сравнивает это с тем же чувством, которое вдохновляет людей на марафоны — желанием раз и навсегда узнать, «что вы сделали что-то действительно большое и действительно великое».

«Мне нужно заняться чем-то большим, чем я, и не только мной», — решила она. «Мне нужно позаботиться о ком-то еще и быть полностью бескорыстным».

Она поехала домой и рассказала Фрэнку о своем прозрении. Их сыну Джеку в этом году исполнится два года.

Однако для бездетных женщин значение возникает по-другому.Можно подумать, что женщины, которые не хотели детей, уже были выведены из генофонда, поскольку естественный отбор благоприятствует людям, которые получают удовольствие от секса и часто в результате этого удовольствия создают потомство. Но, как писали Лонни Аарссен и Стефани Альтман, два исследователя из Королевского университета в Онтарио, современная жизнь предоставляет женщинам другие способы оставить свой след, не обязательно иметь детей.

Люди беспокоятся о собственной смерти. Чтобы справиться с этой тревогой, они стремятся оставить наследство — часто в виде детей, как недавно объяснил мне Аарссен,

«Наши далекие предки сказали бы:« У меня здесь есть эти маленькие люди, и я могу влиять на то, как они думаю », — сказал Аарссен.«Я могу сделать копию себя в миниатюре и убедить их в том, что у них такие же личности и стремления».

Но есть и другие типы наследия — такие как искусство, наука или религия — и исторически деньги и влияние, необходимые для их создания, принадлежали исключительно мужчинам. Мужчины также контролируют репродуктивную функцию женщин из-за отсутствия надлежащих средств контроля рождаемости. Таким образом, на протяжении тысячелетий у женщин часто был только один выбор для оказания длительного воздействия: репродукция. Более того, большинству нужно было воспроизвести , даже если они не хотели этого.

«Зачем вам дети?» и другие вопросы, которые мы не должны задавать | Кристен Цеци

На недавнем чтении Возраст ребенка я начал мероприятие с вопроса: «У кого здесь есть дети?»

Две трети аудитории подняли руку.

«Почему?» Я сказал.

Через мгновение «Что она только что сказала?» тишина, одна женщина снова подняла руку.

Она сказала, что у нее был ребенок, потому что в 19 лет она влюбилась в красивого мужчину.

Любопытство удовлетворено, и без осуждения.

Я не спрашивал «почему», чтобы быть мятежным, противным или спорным. Я действительно хочу знать, почему у у каждого есть дети. И не в пассивно-агрессивной форме осуждения, а в искренней заинтересованности. Это было «упс»? Инерция? Жизненный план, сформированный в результате социализации? Давление со стороны семьи? Давление со стороны партнера?

Глубокое страстное желание?

Если есть глубокое страстное желание, я бы хотел спросить: «Даже зная, что ребенок может негативно повлиять на ваши финансы, сократить ваше свободное время, нарушить ваши романтические отношения, помешать вашим карьерным целям, убить ваш сон и Поднимите уровень стресса и зная, что ребенок может родиться с пожизненным заболеванием или инвалидностью, что потребует огромных затрат времени, денег и эмоций с вашей стороны, вы решите сделать это? Интересно! Серьезно, искренне и без злобы — почему? »

Разве это не более логичный вопрос, чем «Вы просто хотите, чтобы жизнь продолжалась как обычно, без огромных потрясений?» Почему?»

Вместо этого: «Зачем вам дети?» или «Почему вы решили завести ребенка?» получает ответ «хруст шеи и морщинка бровей».Или пожать плечами и сказать: «Я просто хотел их».

Да, но почему ?

Мы не должны спрашивать.

Даже тогда, когда совершенно очевидно, что родители ставят ребенка в опасную или негостеприимную ситуацию.

Возьмем, к примеру, серию The Walking Dead , персонажи которой решают завести детей («из надежды! На будущее!») В стране, захваченной смертельным вирусом в форме ходячего человека.

Предполагается, что мы, зрители, будем хвататься за область своего сердца и разрывать все обещания, которые предлагает беременность (это то же самое «обещание», тот же «потенциал», за которые цепляются активисты сторонников креационизма, забывая, что теплые масса «потенциальных» просто оказывается обычным человеком, таким же, как мы, обреченным на среднюю жизнь, сталкивающимся со всеми теми же опасностями, которые уже существуют).

Мы не должны, увидев, как Мэгги-оф-Уокервиль ласкает свой беременный живот, не должны сказать: «Но, ммм, она ведет нового человека в этот ад, она сама сбежала бы, если бы могла, так почему бы …? ”

«ПОТОМУ ЧТО. МЛАДЕНЦЫ ​​- ВОПЛОЩЕНИЕ НАДЕЖДЫ И ЛУЧШЕГО БУДУЩЕГО! КАК ВЫ СМЕЛИ СПРОСИТЬ ПОЧЕМУ? МЛАДЕНЦЫ ​​- ЧУДА! »

«Но, — мы снова пытаемся ради этого бедного будущего человека, — у них есть зомби, которые едят лица. Они буквально отрывают щеки своими гибкими челюстями.А еще есть человеческий фактор, который создал почти бесконечную войну. И она хочет, чтобы это было введением в жизнь ребенка?

AMC

«ДЕТИ — БУДУЩЕЕ! ЭТИМ ПЕРСОНАЖАМ НУЖЕН РЕБЕНОК, ЧТОБЫ ЧТОБЫ ПОЧУВСТВОВАТЬ, ЧТО ЖИЗНЬ ЕСТЬ ЗНАЧЕНИЕ! И ЧТО, ЕСЛИ РЕБЕНКА РАЗРЫВАЕТСЯ НА КВАРТИРУ В ОДИН МЕСЯЦ, ДЕСЯТЬ МЕСЯЦЕВ ИЛИ ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ? ЖИЗНЬ ТРУДНА! По крайней мере, им нужно жить! »

А затем последний выпуск GIRLS.

Нам, вероятно, не следует говорить: «Кто-нибудь, пожалуйста, немедленно удалите этого беспомощного младенца из рук плаксивого, эгоистичного, самовлюбленного и безответственного персонажа.

Вместо этого мы — я думаю? — полагают, что все нежелательные черты Ханны внезапно исчезнут, когда над ней овладеет чудо отцовства.

ДЕВОЧКИ | ГБО

Вряд ли.

Примеры | из | Люди | Не | Автоматически | Пропитанный | с | Основы человеческой порядочности | По | а | Детская | Рождение

Ох, , можно сказать. Но последний пример под ссылкой «Рождение» — ей было всего четырнадцать лет. Вероятно, она была сбита с толку, напугана.

Она, 14-летняя девочка, похоже, тоже думала, как и многие в нашем обществе, что младенцы — это не что иное, как олицетворение или символы взрослой жизни, следующего брака шаг, ремонтный клей для отношений, экономического роста, надежды, цели.В случае с той девочкой-подростком — бременем.

Я считаю, что именно по этой причине: «Почему вы хотите детей / Почему у вас родился ребенок?» это не вопрос, на который люди привыкли серьезно отвечать. По какой-то причине все, что символизирует ребенок, стало важнее самого ребенка.

«Что значит« зачем »мне нужен ребенок?» они говорят. « Потому что ».

Но поскольку решение завести ребенка на 100% влияет на жизнь другого человека, потому что деторождение по определению не является выбором, который полностью зависит от родителей и их жизни, а также потребностей / капризов / желаний / побуждений родителей ( и это, как установлено, не сравнимо с решением съесть ли кусок шоколада) — это вопрос, который мы должны задать.Изучение. Анализируем. Поощрять людей задуматься, прежде чем даже думать о сексе без противозачаточных средств.

Но мы этого не спрашиваем. Мы просто пожимаем плечами и говорим: «Как бы то ни было. Не мои проблемы. Удачи, малыш ».

Делает ли людей счастливее в долгосрочной перспективе наличие детей?

Неизменный вывод литературы по социальным наукам состоит в том, что родители менее счастливы, чем бездетные взрослые. Большинство исследований, сообщающих об этом открытии, основывались на данных из Соединенных Штатов, а недавний анализ данных из 22 стран, проведенный социологом Дженнифер Гласс и его коллегами, рассматривает американские результаты в перспективе. 1 Нигде разница в уровне родительского счастья не больше, чем в Соединенных Штатах. Действительно, американские родители здесь заметно менее счастливы, чем их англоязычные родственники в Англии и Австралии. В некоторых странах, особенно в Норвегии и Венгрии, родители на самом деле счастливее, чем не родители.

Исследование Гласса также предоставило наиболее авторитетное объяснение на сегодняшний день , почему отцовство делает людей несчастными, эксплуатируя национальные различия в общественной поддержке родительского воспитания, включая различия в оплачиваемом отпуске по уходу за ребенком, установленных законом отпусках или больничных днях и гибкости рабочего места.Эти факторы определяют взаимосвязь между счастьем и отцовством. Другими словами, конфликт между работой и семьей может объяснить, почему родители менее счастливы, чем бездетные взрослые. Нет ничего присущего отцовству, что делает людей менее счастливыми, и ничего, присущего отцовству, что делает людей более счастливыми, если на то пошло. Излишне говорить, что большинство родителей сказали бы иначе. Хотя они готовы признать трудности отцовства, они, как правило, быстро хвалят его награды.

Продолжительно ли влияние детей на счастье родителей? Один из способов ответить на этот вопрос — спросить пожилых людей.С этой целью я исследую взаимосвязь между детьми и счастьем для американцев в возрасте от 50 до 70 лет. Я выбрал этот возрастной диапазон по двум причинам. Во-первых, почти 90% взрослых имеют детей к 50 годам — ​​практически все, кто намеревается стать родителями, к тому времени уже сделали это. Во-вторых, большинство родителей также опустошили свои гнезда: менее 40% американцев в этой возрастной группе все еще имеют дома несовершеннолетних детей. Я ограничиваю возрастной диапазон 70, чтобы исключить взрослых, которые достигли старения.

Относительно мало исследований изучали, делают ли дети счастливыми родителей старшего возраста. Одно исследование не обнаружило никакой связи между тем, чтобы быть родителем-пустым гнездом и счастьем. Другое исследование не обнаружило отношений у мужчин, но у женщин были более сложные результаты, зависящие от того, имеют ли матери хорошие отношения со своими детьми.

Я исследую взаимосвязь между детьми и счастьем, используя данные Общего социального исследования за 40 лет, национального комплексного исследования, проводимого ежегодно или раз в два года с 1972 года.Эти данные обеспечивают размер выборки почти 14 000 взрослых в возрастном диапазоне от 50 до 70 лет и позволяют мне установить, изменились ли со временем выгоды или обязательства детей в отношении родительского счастья. В частности, я исследую как общее счастье, так и счастье в браке.

Один вывод согласуется во всех анализах: старшие родители с несовершеннолетними детьми, все еще живущими дома, менее счастливы, чем их сверстники из пустого гнезда примерно на 5-6 процентных пунктов, разница, которая является статистически значимой (p <.001). 2 Это показано на рисунке 1. 3

Хотя дети в доме делают мужчин менее счастливыми, просто родительские обязанности не оказывают заметного влияния на их счастье. Для женщин рождение детей связано со снижением счастья на 3–4 процентных пункта, что незначительно (p <0,10).

Это небольшая разница, особенно если сравнивать со штрафом за счастье, связанным с наличием детей дома. Одна из возможностей состоит в том, что счастье родителей различается: возможно, маленькие семьи делают людей счастливыми, а наличие большого количества детей — нет (или наоборот).Таким образом, на Рисунке 2 показано влияние разного размера семьи на счастье женщин. Для мужчин соразмерных различий не выявлено, поэтому результаты не показаны.

Диаграмма 2 показывает, что отрицательное влияние отцовства на счастье женщин полностью зависит от женщин с небольшими семьями. 4 В частности, женщины, имеющие только одного ребенка, на 7 процентных пунктов реже сообщают, что они «очень счастливы», по сравнению с бездетными женщинами (p <0,01). Женщины с двумя детьми немного менее счастливы, чем их бездетные сверстники, с разрывом в 4 процентных пункта (p <.10). Нет заметных различий в уровне счастья для женщин с тремя и более детьми; их уровень счастья статистически неотличим от уровня бездетных женщин.

Чем объяснить эти различия? Очевидно, что легче заботиться только об одном или двух детях, поэтому мои результаты противоречат здравому смыслу. Одна из возможностей состоит в том, что люди, у которых есть больше детей, с большей вероятностью будут вложены в свои семьи и будут более глубоко привержены родительским обязанностям. Фамилизм не является достаточно сильной силой, чтобы на самом деле сделать родителей более счастливыми, чем неродителей, но, похоже, он компенсирует негативные последствия отцовства.

Часто отмечается, что у многих людей меньше детей, чем они хотели бы, и это может быть особенно заметно для матерей из небольших семей (напротив, некоторые бездетные женщины, возможно, никогда не намеревались стать родителями). Возможно, эти неудовлетворенные предпочтения по размеру семьи каким-то образом способствуют снижению счастья. Это кажется более разумным, чем предположение, что в небольших семьях женщины каким-то образом становятся менее счастливыми, чем бездетные женщины или матери больших выводков.

Кажущееся отсутствие связи между детьми и счастьем для мужчин скрывает многолетнюю тенденцию к большему счастью для родителей-мужчин, но не для женщин. 5 В 1972 году, в первый год Общего социального исследования, отцы были более чем на 20% реже, чем бездетные мужчины, сообщали, что они «очень счастливы». Надбавка за счастье для пап со временем неуклонно росла. К моменту проведения опроса 2016 года отцы на 40% чаще, чем бездетные мужчины, считали себя очень счастливыми.Напротив, штраф счастья для матерей со временем оставался неизменным, что согласуется с результатами, представленными на Рисунке 1. 6

Растущая отцовская надбавка за мужское счастье неудивительна. В прошлом матери несли ответственность за воспитание детей, а отцы были относительно не задействованы. Они принесли домой бекон и могли быть приверженцами дисциплины: «Подожди, пока твой отец вернется домой!» — но проводили со своими детьми гораздо меньше времени, чем матери. Все это начало меняться в результате второй волны феминизма в 1960-х и 1970-х годах и последующего движения к более справедливому обществу.Социолог Лиана Сэйер и ее коллеги показали, что женатые отцы в 1998 году тратили в три раза больше времени на уход за детьми, чем в 1965. Рост времени, затрачиваемого на воспитание детей, совпал с ростом родительских инвестиций и принес пользу отцовства для личного счастья.

Другой способ взглянуть на влияние детей касается семейного счастья, а не индивидуального счастья. Результаты оказались практически идентичными: дети уменьшают семейное счастье для женщин (стр.05), но не мужчины; дети дома уменьшают семейное счастье как для мужчин, так и для женщин.

При 1 процентном пункте влияние отцовства на семейное счастье мужчины является скорее шумом, чем сигналом. На три процентных пункта влияние наличия детей в доме на семейное счастье мужчин меньше, чем влияние отцовства на индивидуальное счастье, и лишь незначительно статистически значимо (p <0,10).

С женщинами все иначе.У матерей на шесть-восемь процентных пунктов меньше шансов быть счастливыми в браке, чем у бездетных женщин (p <0,05). Наличие детей дома связано с аналогичным снижением семейного счастья. В совокупности два наказания за счастье ребенка весьма существенны: 68% бездетных женщин без детей дома счастливы в браке по сравнению с 54% матерей с детьми дома.

В последующем анализе я исследовал, влияет ли количество детей на семейное счастье по-разному как для мужчин, так и для женщин.Ни один из этих анализов не выявил статистически значимых различий. В частности, матери менее счастливы в браке, чем бездетные женщины, независимо от того, сколько у них детей.

Есть два разных подхода к изучению влияния детей на счастье родителей среднего возраста. Первый касается того, чтобы иметь дома несовершеннолетних детей, что почти всегда приводит к меньшему счастью. И мужчины, и женщины сообщают о меньшем личном счастье и менее счастливых браках, когда в доме есть несовершеннолетние дети.Дети часто бывают шумными и непослушными, и, кажется, они наносят особенно большой урон старшим родителям.

А как насчет того, как наличие детей влияет на счастье? Эффект здесь гендерный: матери испытывают меньше счастья, чем бездетные женщины, но теперь отцовство делает мужчин счастливее. Раньше это было не так, как я отмечал ранее, но теперь ситуация изменилась, поскольку за последние 45 лет отцы стали более активно заниматься воспитанием детей.

Родители всегда будут быстро провозглашать дары и благословения, которые дарят их дети, но более беспристрастная оценка ставит под сомнение эту расхожую мудрость.Возможно, дети приносят пользу, которую нелегко наблюдать с помощью заведомо грубых психометрических инструментов, предлагаемых Общим социальным обследованием. По другую сторону забора бездетные взрослые могут быть уверены в результатах этого исследования: они не кажутся обреченными на несчастье из-за своего решения остаться бездетными.

Николас Х. Вольфингер — профессор семейных и потребительских исследований и адъюнкт-профессор социологии Университета Юты. Его последняя книга — Родственные души: религия, секс, дети и брак среди афроамериканцев и латиноамериканцев , в соавторстве с У.Брэдфорд Уилкокс (Oxford University Press, 2016). Следуйте за ним в Twitter на @NickWolfinger.


1. В другом недавнем исследовании была рассмотрена 21 страна, но измерены средние эффекты для всей выборки. Это кажется неразумным, учитывая национальные различия, выявленные Glass et al.

2. Небольшое количество респондентов GSS — 58 мужчин и 51 женщина — сообщают, что у них дома есть несовершеннолетние дети, несмотря на то, что они не имеют потомства. Это пасынки и, возможно, несколько приемных детей.Эти респонденты не указаны в представленных здесь цифрах.

3. Эти цифры основаны на стандартизации результатов логистической регрессии. Анализирует контроль за годом обследования, возрастом, расой / этнической принадлежностью, образованием, семейным доходом, семейным положением, посещаемостью религиозных служб и вероисповеданием. Данные взвешены, чтобы сделать выборку репрезентативной на национальном уровне. Стандартные ошибки скорректированы с учетом схемы веса и конструктивных эффектов.

4. Тесты отношения правдоподобия подтверждают расширение переменной, измеряющей детей, с двух до шести категорий для женщин (p <.05), но не мужчин (p = n.s.).

5. Этот результат основан на статистически значимом взаимодействии (p <0,05) между годом исследования и фиктивной переменной, измеряющей, являются ли мужчины родителями. Информацию об интерпретации этой статистической модели можно найти здесь.

6. Другое недавнее исследование выявило тенденцию к счастью с использованием данных GSS, но представило комбинированные эффекты для мужчин и женщин. Статистически значимые различия между мужчинами и женщинами свидетельствуют о том, что оба пола лучше всего анализировать индивидуально.

Мнение | Конец младенцев

Осенью 2015 года по Копенгагену появилось множество плакатов. Один из них, наложенный розовыми буквами на изображение куриных яиц, спросил: «Ты сегодня пересчитал яйца?» Второй — крупный план человеческой спермы в голубых тонах — спросил: «Они плывут слишком медленно?»

Плакаты, являющиеся частью финансируемой городом кампании, призванной напомнить молодым датчанам о тихом тиканье их биологических часов, не получили всеобщего признания.Их критиковали за приравнивание женщин к разведению сельскохозяйственных животных. Время тоже было неуместным: для некоторых поощрение датчан рожать еще детей, в то время как телевизионные программы новостей показывали сирийских беженцев, бредущих по Европе, несли непреднамеренный запах уродливого нативизма.

Доктор Сорен Зибе, бывший председатель Датского общества фертильности и один из руководителей кампании, считает, что критика стоила того.Как глава крупнейшей государственной клиники репродуктивной медицины в Дании, доктор Зибе считает, что подобные сообщения, какими бы опасными они ни были, крайне необходимы. Коэффициент рождаемости в Дании был ниже уровня воспроизводства, то есть уровня, необходимого для поддержания стабильного населения, на протяжении десятилетий. И, как указывает д-р Зибе, спад является не только результатом того, что все больше людей сознательно выбирают бездетность: многие из его пациентов — пожилые пары и одинокие женщины, которые хотят создать семью, но, возможно, подождали слишком поздно.

Но кампания также, в частности, не увенчалась успехом у некоторых из ее главных целей, включая собственную дочь доктора Зибе студенческого возраста. После того, как она и несколько одноклассников из Копенгагенского университета взяли у него интервью для проекта кампании, доктор Зибе попытался найти ответы на свои вопросы.

«Я спросил их:« Теперь вы знаете — вы получили много информации, много знаний.Что вы собираетесь изменить в своей личной жизни? »- сказал он. Он покачал головой. «Ответ был« Ничего ». Ничего!»

Если какая-либо страна и должна иметь детей, то это Дания. Страна — одна из самых богатых в Европе. Новым родителям предоставляется 12-месячный оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам и высоко субсидируемый дневной уход. Женщины до 40 лет могут пройти экстракорпоральное оплодотворение за счет государства. Но коэффициент фертильности в Дании, составляющий 1,7 новорожденных на женщину, примерно равен показателю в Соединенных Штатах.Репродуктивная болезнь обосновалась на этой счастливой земле.

Это не только датчане. Коэффициенты рождаемости стремительно снижаются во всем мире на протяжении десятилетий — в странах со средним уровнем дохода, в некоторых странах с низким уровнем дохода, но, возможно, наиболее заметно в богатых странах.

Снижение рождаемости обычно сопровождает распространение экономического развития, и это не обязательно плохо.В лучшем случае он отражает лучшие возможности для получения образования и карьерного роста для женщин, растущее признание выбора быть свободным от детей и повышение уровня жизни.

В худшем случае, однако, это отражает глубокую неудачу: работодателей и правительств сделать родительские обязанности совместимыми с работой; о нашей коллективной способности разрешить климатический кризис так, чтобы дети казались рациональной перспективой; нашей все более неравноправной глобальной экономики.В этих случаях меньшее количество детей — меньший выбор, чем острые последствия ряда неприятных обстоятельств.

Данные опроса за десятилетия показывают, что заявленные предпочтения людей сместились в сторону небольших семей. Но они также показывают, что в стране за страной фактическая рождаемость падает быстрее, чем представления об идеальном размере семьи. В Соединенных Штатах разрыв между тем, сколько детей хотят люди и сколько они имеют, увеличился до 40-летнего максимума.В отчете Организации экономического сотрудничества и развития, охватывающем 28 стран, женщины сообщили о среднем желаемом размере семьи в 2,3 ребенка в 2016 году, а мужчины — 2,2. Но мало кто попал в цель. Что-то мешает нам создавать семьи, о которых мы заявляем. Но что?

На этот вопрос существует столько же ответов, сколько людей выбирают, воспроизводить ли. На национальном уровне то, что демографы называют «недостаточной рождаемостью», находит объяснения, начиная от вопиющего отсутствия политики, ориентированной на семью, в Соединенных Штатах и ​​заканчивая гендерным неравенством в Южной Корее и высоким уровнем безработицы среди молодежи в Южной Европе.Это вызвало обеспокоенность по поводу государственных финансов и стабильности рабочей силы, а в некоторых случаях способствовало росту ксенофобии.

Но все они упускают из виду общую картину.

Наша текущая версия глобального капитализма, от которой могут отказаться немногие страны и отдельные люди, принесла шокирующее богатство некоторым и ненадежность для многих.Эти экономические условия создают социальные условия, враждебные молодым семьям: наши рабочие недели длиннее, а заработная плата ниже, что оставляет нам меньше времени и денег, чтобы встречаться, ухаживать и влюбляться. Наша экономика, в которой все больше и больше выигрывает, требует, чтобы дети получали интенсивное воспитание и дорогостоящее образование, что вызывает растущее беспокойство по поводу того, какую жизнь может обеспечить будущий родитель. Вместо этого, целая жизнь обмена сообщениями направляет нас к другим занятиям: учебе, работе, путешествиям.

Такая экономическая и социальная динамика сочетается с дегенерацией окружающей среды, что не способствует деторождению: химические вещества и загрязняющие вещества проникают в наши тела, нарушая работу нашей эндокринной системы.В любой день кажется, что какая-то часть обитаемого мира горит или находится под водой.

Беспокоиться о падении рождаемости из-за того, что оно угрожает системам социального обеспечения или будущей численности рабочей силы, означает упустить главное; они являются симптомом чего-то гораздо более распространенного.

Кажется очевидным, что то, что мы привыкли считать «поздним капитализмом» — то есть не только экономическая система, но и все сопутствующие ей неравенства, унижения, возможности и абсурдные явления — стало враждебным воспроизводству.Во всем мире экономические, социальные и экологические условия действуют как диффузное, едва ощутимое противозачаточное средство. И да, это даже происходит в Дании.

Датчане не сталкиваются с ужасами американской студенческой задолженности, изнурительными медицинскими счетами или отсутствием оплачиваемого семейного отпуска. Колледж бесплатный. Неравенство доходов низкое.Короче говоря, многие факторы, из-за которых молодые американцы откладывают создание семьи, просто отсутствуют.

Тем не менее, многие датчане сталкиваются с духовными недугами, которые сопровождают поздний капитализм даже в богатых эгалитарных странах. Удовлетворяя свои основные потребности и имея под рукой множество возможностей, датчане вместо этого должны бороться с обещанием и давлением, казалось бы, безграничной свободы, что может в совокупности сделать детей второстепенными или нежелательным вторжением в жизнь, которая предлагает вознаграждение и удовлетворение другое — увлекательная карьера, эзотерические увлечения, экзотические каникулы.

«Родители говорят, что« дети — самое важное в моей жизни », — сказал доктор Зибе, отец двоих детей. Напротив, те, кто не пробовал это сделать — кто не может представить себе сдвиги в приоритетах, которые оно вызывает, и не понимают его награды — считают воспитание детей нежелательной обязанностью. «Молодые люди говорят:« Рождение детей — это конец моей жизни »».

[Темы, о которых говорят родители.Доказательное руководство. Личные истории, которые имеют значение. Подпишитесь сейчас, чтобы еженедельно получать «NYT Parenting» на ваш почтовый ящик.]

Безусловно, есть много людей, для которых отказ от детей — это выбор, и растущее общественное признание добровольной бездетности, несомненно, является шагом вперед, особенно для женщин. Но растущее использование вспомогательных репродуктивных технологий в Дании и других странах (например, в Финляндии доля детей, рожденных в результате вспомогательной репродукции, почти удвоилась за немногим более десяти лет; в Дании на нее приходится примерно одно из 10 рождений. ) предполагает, что те же люди, которые считают детей помехой, часто хотят их.

Кристин Мари Фосс, специалист по сетям и организатор мероприятий, чуть не упустила возможность стать отцом. Стильная женщина с теплой улыбкой, мисс Фосс, которой сейчас 50, всегда мечтала найти любовь, но ни один из ее серьезных бойфрендов не продержался. Она провела большую часть своих 30-40-х годов в одиночестве; Это были также десятилетия, в течение которых она работала дизайнером интерьеров, создала несколько социальных сетей (в том числе одну для одиноких, «до того, как было круто быть одинокой»), а также расширила и углубила свои дружеские отношения.

Только когда ей исполнилось 39 лет, она поняла, что, возможно, пора серьезно задуматься о семье. Обычный визит к гинекологу вызвал неожиданное открытие: «Если мне исполнится 50 или 60 лет, и у меня не будет детей, я знаю, что буду ненавидеть себя всю оставшуюся жизнь», — сказала г-жа Фосс, ныне мать. 9-летнего и 6-летнего ребенка через донора спермы. Г-жа Фосс пополнила ряды тех, кого датчане называют «соломорками», или матерями-одиночками по собственному выбору, — когорта, которая растет с 2007 года, когда датское правительство начало покрывать ЭКО для одиноких женщин.

Есть люди, которые всегда стремились возложить вину за снижение фертильности на женщин — за их личный эгоизм в отказе от материнства или за их приверженность феминизму к расширению роли женщин. Но инстинкт исследовать жизнь без детей не ограничивается женщинами. В Дании каждый пятый мужчина никогда не станет родителем, и такая же цифра наблюдается в Соединенных Штатах.

Андерс Краруп, 43-летний разработчик программного обеспечения, живущий в Копенгагене, недавно заново открыл для себя любовь к рыбалке. По выходным он ездит на побережье Зеландии, где общается с морской форелью. Когда он не работает в своей компании, он встречается с друзьями на концертах. Что касается семьи, он не особо интересуется.

«Сейчас я очень доволен своей жизнью», — сказал он мне.

Мадс Толдерлунд — юридический консультант, работающий за пределами Копенгагена. В 5 лет он был охвачен страстью к путешествиям, когда увидел рекламу Улуру, или Айерс-Рок, в Австралии. В конце концов он решил посетить все континенты в своей жизни, и сегодня, в 31 год, ему осталось только отправиться в Антарктиду. По его мнению, люди заводят детей либо потому, что они действительно хотят их, либо потому, что боятся последствий отсутствия их, либо потому, что это «нормально».Ни одна из этих причин к нему не относится.

«У меня есть очень много других дел, которыми я хочу заниматься», — сказал он.

Не все ли эти варианты в точности то, что нам обещал капитализм? Нам сказали, что с правильным образованием, трудовой этикой и видением мы могли бы добиться профессионального успеха и располагаемого дохода, которые мы могли бы использовать, чтобы стать наиболее интересными, наиболее культурными, наиболее развитыми версиями самих себя.Мы узнали, что делать эти вещи — учиться, работать, творить, путешествовать — было полезным и важным.

Трент Макнамара, доцент истории Техасского университета A&M, более десяти лет размышляет об отношении людей к фертильности и семье. Он отмечает, что экономические условия — это только часть картины. Что может иметь большее значение, так это «маленькие моральные сигналы, которые мы посылаем друг другу», — пишет он в следующем эссе, — сигналы, которые «основаны на больших идеях о достоинстве, идентичности, превосходстве и значении.«Сегодня мы нашли разные способы придавать смысл, формировать идентичности и относиться к трансцендентности.

В этом контексте, сказал он, рождение детей может показаться не более чем «выбором донкихотского образа жизни» в отсутствие других социальных сигналов, подкрепляющих идею о том, что родительские обязанности соединяют людей «с чем-то уникально достойным, стоящим и трансцендентным». Эти сигналы становится все труднее замечать или продвигать в светском мире, в котором преобладает капиталистический этос — извлекать, оптимизировать, зарабатывать, достигать, расти.Однако там, где существуют альтернативные системы ценностей, детей может быть много. В Соединенных Штатах, например, в общинах ортодоксальных и хасидских евреев, мормонов и меннонитов уровень рождаемости выше, чем в среднем по стране.

Лайман Стоун, экономист, изучающий народонаселение, указывает на две особенности современной жизни, которые коррелируют с низкой рождаемостью: рост «трудоустройства» — термин, популяризированный атлантическим писателем Дереком Томпсоном — и снижение религиозности.«У людей есть желание создавать смыслы, — сказал мне мистер Стоун. Без религии один из способов, которым люди ищут внешнего подтверждения, — это работа, которая, когда становится доминирующей культурной ценностью, «по своей сути снижает рождаемость».

Дания, отмечает он, не является трудоголической культурой, но очень светской. Восточная Азия, где показатели рождаемости одни из самых низких в мире, часто бывает и тем, и другим. В Южной Корее, например, правительство ввело налоговые льготы для деторождения и расширило доступ к дневному уходу.Но сочетание «чрезмерного трудолюбия» и сохранения традиционных гендерных ролей сделало воспитание детей более трудным и особенно непривлекательным для женщин, которые берут на себя вторую смену дома.

Разница между жизнью в крошечной Дании с ее щедрой системой социального обеспечения и высокими оценками гендерного равенства и жизнью в Китае, где социальная помощь неравномерна, а женщины сталкиваются с безудержной дискриминацией, огромна.Тем не менее, в обеих странах уровень рождаемости намного ниже уровня воспроизводства.

Если Дания иллюстрирует способы, которыми капиталистические ценности индивидуализма и самореализации могут, тем не менее, укорениться в стране, где его самые суровые последствия были притуплены, Китай является примером того, как те же самые ценности могут обостриться в конкуренции, столь жестокой, о которой говорят родители: « Победа со стартовой линии », то есть с самого раннего возраста снабжая своих детей преимуществами.(Один ученый сказал мне, что это может даже включать определение времени, чтобы помочь ребенку в поступлении в школу.)

После десятилетий ограничения большинства семей только одним ребенком, в 2015 году правительство объявило, что всем парам разрешено иметь двух детей. Несмотря на это, рождаемость практически не изменилась. Коэффициент рождаемости в Китае в 2018 году составил 1,6.

Китайское правительство давно стремилось улучшить свое население, сокращая количество, чтобы улучшить «качество».Эти усилия все больше сосредотачиваются на том, что Сьюзан Гринхалг, профессор китайского общества в Гарварде, описывает как «воспитание граждан мира» с помощью образования, средства, с помощью которого китайский народ и нация в целом могут конкурировать в глобальной экономике.

К 1980-м годам, по ее словам, воспитание детей в Китае стало профессиональным, что обусловлено заявлениями экспертов в области образования, здравоохранения и детской психологии.Сегодня воспитание качественного ребенка — это не просто вопрос последних советов по воспитанию детей; это обязательство тратить все, что нужно.

«Эти представления о качественном ребенке, качественном человеке были сформулированы на языке рынка», — сказала она. «Это означает:« Что мы можем купить ребенку? Нам нужно купить пианино, нам нужно купить уроки танцев, нам нужно купить американский опыт ».

Разговаривая с молодыми китайцами, которые извлекли выгоду из вложений в них своих родителей, я слышал отголоски их датских сверстников.Для тех, у кого есть необходимые навыки, последние несколько десятилетий открыли возможности, о которых их родители даже не мечтали, и по сравнению с ними рождение детей выглядит обременительным.

«Мне кажется, я только что закончил колледж, только начал работать», — сказала Джойс Юань, 27-летняя переводчица из Пекина, в планы которой входит получение степени MBA за пределами Китая. «Я все еще думаю, что нахожусь в самом начале своей жизни.”

Но г-жа Юань и другие быстро отметили тяжелые экономические условия Китая, фактор, который редко, если вообще когда-либо, возникал в Дании. Она сослалась, например, на высокую стоимость жизни в городах. «Все очень дорого», — сказала она, а качество жизни, особенно в больших городах, «крайне низкое».

Факторы, подавляющие рождаемость в Китае, присутствуют по всей стране: в сельской местности, где 41 процент от почти 1.4 миллиарда граждан все еще живы, у нас мало энтузиазма по поводу вторых детей, а политики, похоже, могут сделать с этим еще меньше. В префектуре Сюаньвэй после того, как в 2013 году центральное правительство объявило, что пары, в которых один из супругов является единственным ребенком, могут подать заявление о разрешении на рождение второго ребенка, всего 36 человек запросили такое разрешение в первые три месяца — в регионе с населением около 1,25 миллиона человек. люди. «Местные чиновники, занимающиеся планированием семьи, обвинили молодые пары в экономическом давлении в низкой активности», — пишут авторы исследования по Китаю и рождаемости.

В городских условиях возможностей для образования и обогащения больше, а чувство конкуренции более остро. Но китайские пары повсюду реагируют на давление гиперкапиталистической экономики страны, где правильный путь для ребенка может означать возможности, которые могут изменить его жизнь, в то время как движение по неправильному пути означает отсутствие безопасности и борьбу.

По мере расширения доступа к колледжу ценность диплома становится меньше, чем когда-то.Конкуренция за места в лучших школах стала более жесткой, и необходимость вложить значительные средства в ребенка с самого начала стала более настоятельной. По словам д-ра Гринхалга, для многих матерей организация детального обучения ребенка, рассматриваемая как наиболее важный канал повышения его или ее «качества», стала почти постоянной работой.

Жительница Пекина, Ли Юю, 33 года, видит, что стратифицированный характер воспроизводства в Китае проявляется в ее собственном кругу.У богатой подруги с высокооплачиваемым мужем в этом году рождается второй ребенок. Еще одна, из скромной семьи, родила этим летом; Когда г-жа Ли спросила ее о секунде, она ответила, что едва ли может думать о том, чтобы обеспечить ее. Г-жа Ли, преподающая английский язык, планировала приехать, чтобы принести подарок ребенку. Она задавалась вопросом, стоит ли ей просто давать деньги.

У г-жи Ли нет ближайших планов относительно семьи.Вместо этого она надеется получить докторскую степень по лингвистике, желательно в Соединенных Штатах.

«На данный момент отношения не являются для меня приоритетом», — сказала она. «Я больше хочу сосредоточиться на своей карьере».

Мой собственный опыт американца в некоторых отношениях был датским, в других — китайским.Я один из счастливчиков: благодаря стипендиям и огромным жертвам моей матери я окончил колледж без долгов. Таким образом освобожденный от обременений, я провел большую часть своих 20-ти лет, работая и учясь за границей. По ходу дела я получил две степени магистра и построил полезную, если не особо прибыльную, карьеру. Когда мне было под двадцать, я узнал о замораживании яиц. Это казалось секретным оружием, которое я мог бы использовать, чтобы предотвратить решение о том, заводить ли и когда, — своего рода отпущение грехов за то, что я провел эти годы за границей и не искал ужасно усердного партнера.

В 34 года я наконец прошел процедуру. В прошлом году я прошел еще один раунд. С тех пор я играл с одним числом, задаваясь вопросом, буду ли я использовать эти яйца и когда. Согласно моим подсчетам на обратной стороне конверта, я должен сэкономить 200 000 долларов, прежде чем родить ребенка.

Для ясности, я полностью осознаю, что люди, живущие в гораздо более худшем положении, чем я, все время имеют детей.Я знаю, что даже перспектива целевых сбережений до беременности твердо погружает меня в сферу трагикомического абсурда среднего класса. Я категорически не говорю, что если у вас нет этих (или какой-либо суммы) денег, вы должны пересмотреть свои взгляды на детей.

Скорее, это число — гибрид — признание финансовых реалий одиночного родительства, но также арифметическая кристаллизация моих тревог по поводу отцовства в нашу нестабильную эпоху.Для меня это демонстрирует, что даже с моими обильными привилегиями все еще может казаться настолько рискованным, а в некоторые дни невозможным родить ребенка в этот мир. И из десятков разговоров, которые я провел при написании этого эссе, становится ясно, что эти опасения также влияют на выбор многих других.

Откуда я взял цифру в 200 000 долларов? Во-первых, минимум 40 000 долларов на два раунда ЭКО. (То, что я обдумываю этот путь, также говорит о препятствиях знакомства в условиях позднего капитализма, но это тема для другой статьи.) Тысячи долларов в больничных счетах за роды, если они не сложные.

Как фрилансер, я не буду иметь право на оплачиваемый отпуск, поэтому мне либо понадобится присмотр за ребенком (легко 25000 долларов в год или больше), пока ребенок не пойдет в подготовительный класс, либо у меня будет достаточно сбережений, чтобы поддержать нас, пока я не работаю. . Я мог бы продать свою однокомнатную квартиру, но домовладение является ключевым средством, с помощью которого родители платят за колледж, и я так же боюсь отказаться от этого актива, как я боюсь выпустить ребенка на рынок труда без диплома о высшем образовании.Иногда я говорю себе, что несу ответственность, ожидая. В другие дни мне интересно, как эта тревога по поводу моего настоящего может вытеснить будущее, которое я представляю.

Дело не в том, разумны ли 200 000 долларов; Дело в том, что сама идея привязать цифру в долларах к столь важному опыту, как отцовство, является признаком того, насколько мое мышление было искажено этой системой, которая оставляет нас каждого в значительной степени самостоятельно, в состоянии воспользоваться только то, за что мы можем заплатить.

На протяжении десятилетий люди с таким же благополучием, как я, были относительно невосприимчивы к этим тревогам. Но многие из трудностей, с которыми долгое время сталкивались женщины из рабочего класса, особенно цветные женщины, накапливаются. Эти женщины работали на нескольких работах без стабильности и льгот, а также воспитывали детей в общинах с недостаточно финансируемыми школами или с отравленной водой; Сегодня родители из среднего класса тоже испытывают нехватку времени, их вытесняют из хороших школьных округов, и они обеспокоены пластиком и загрязнением окружающей среды.

В 1990-х годах черные феминистки, столкнувшись с вышеуказанными условиями, разработали аналитическую основу, известную как репродуктивная справедливость, подход, который выходит за рамки репродуктивных прав в их обычном понимании — доступа к абортам и противозачаточным средствам — чтобы охватить право на гуманное рождение детей: «иметь детей, а не иметь детей и воспитывать детей в безопасных и устойчивых сообществах», как выразился коллектив SisterSong.

Репродуктивная справедливость не всегда хорошо понималась или принималась основными группами по репродуктивным правам. (Лоретта Росс, одна из основательниц движения, сказала, что первая фокус-группа обнаружила, что люди думали, что этот термин относится к поиску справедливости для копировальных аппаратов.) Но распространение репродуктивной несправедливости потенциально может придать ей более широкое распространение. «Белая Америка сейчас ощущает последствия неолиберального капитализма, которые всегда ощущала остальная часть Америки», — сказала г-жа Мишель.- сказал Росс.

Но готовы ли мы к тому, о чем нас просят? Г-жа Росс сравнила активизм в области репродуктивной справедливости с воспитанием детей. «Когда вы являетесь родителем, вам нужно одновременно работать над безопасной питьевой водой, безопасными школами и чистой спальней», — сказала она. «Жизнь людей целостна и взаимосвязана. Нельзя тянуть за одну нитку, не встряхивая целиком ». В этом свете постепенные улучшения, такие как оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, являются лишь частичным решением нашего нынешнего кризиса, горсткой крошек, когда наши тела и душа нуждаются в питательной еде.

Следовательно, решение состоит не в том, чтобы принуждать такого человека, как Андерс Краруп, отказаться от рыбной ловли и продолжения рода, и не в том, чтобы отговаривать Ли Юю от получения докторской степени. Вместо этого мы должны осознавать, как их решения принимаются в более широком контексте, определяемом взаимосвязанными факторами, которые бывает трудно различить.

Проблема, чтобы быть ясной, на самом деле не в «народонаселении», термине, который с самого начала своего использования, по словам ученого Мишель Мерфи, был «глубоко объективным и бесчеловечным» способом обсуждения человеческой жизни.Ежедневно на этой планете рождаются сотни тысяч младенцев; люди во всем мире показали, что они готовы мигрировать в более богатые страны в поисках работы. Скорее, проблема заключается в тихих человеческих трагедиях, порожденных препятствиями, которые можно предотвратить — безразличием работодателя, запоздалым осознанием, отравленным телом — которые делают разыскиваемого ребенка невозможным.

Кризис воспроизводства скрывается в тени, но он заметен, если вы его увидите.Каждый год обнаруживается, что рождаемость падает до нового минимума. Он находится в постоянном потоке исследований, связывающих бесплодие и плохие исходы родов практически со всеми особенностями современной жизни — обертками от фаст-фуда, загрязнением воздуха, пестицидами. Это тоска в голосах ваших друзей, когда они смотрят на своего первого ребенка, играющего в своей слишком маленькой квартире, и говорят: «Мы хотели бы иметь еще одного, но …» Это боль, которая возникает при стремлении к трансцендентности. и находя это вне досягаемости.

С этой точки зрения разговор о воспроизводстве может и должен отчасти отразить актуальность дискуссии об изменении климата.Мы слишком поздно осознаем величие природы, ценим ее уникальность и незаменимость только тогда, когда наблюдаем, как она горит.

«Я вижу много параллелей между этим переломным моментом, который люди ощущают в своей интимной жизни, вокруг вопроса воспроизводства при капитализме, а также играющих в более широких экзистенциальных дискуссиях о судьбе планеты при капитализме», — сказала Сара Маттиесен, историк из Университета Джорджа Вашингтона, чья готовящаяся к выпуску книга исследует создание семьи в деле post-Roe v.Эпоха Уэйда. «Кажется, что все больше и больше людей прижимаются к этому месту:« Хорошо, эта система ценностей буквально убьет нас ».

Разговоры о воспроизводстве и экологической устойчивости давно совпадают. Томас Мальтус опасался, что рост населения превысит предложение продовольствия. В 1970-е годы зародился экофеминизм. С 1990-х годов группы по репродуктивной справедливости искали лучшую планету для всех детей.Сегодняшние BirthStrikers отказываются от продолжения рода «из-за серьезности экологического кризиса».

Хотя климатическая катастрофа возродила элементы коварного дискурса о контроле над народонаселением, она также вызвала новую волну активности, рожденную пониманием того, насколько глубоко связаны эти основополагающие компоненты жизни — воспроизводство и здоровье планеты, и коллективные действия, необходимые для их поддержания.

Первый шаг — это отказ от индивидуализма, прославляемого капитализмом, и признание взаимозависимости, необходимой для долгосрочного выживания. Мы нуждаемся в чистой воде, а реки зависят от нас, чтобы не отравить их. Мы просим соседей присматривать за нашими собаками или поливать растения, пока нас нет, и предлагаем свою помощь тем же. Мы нанимаем незнакомцев, чтобы они заботились о наших детях или стареющих родителях, и верим в их сострадание и компетентность.Мы платим налоги и надеемся, что те, кого мы выберем, потратят эти деньги на безопасность дорог, открытие школ и защиту национальных парков.

Эти отношения между нами и миром природы, нами и друг другом свидетельствуют о взаимозависимости, которую капиталистическая логика заставляет нас отречься.

Воспроизведение — это окончательный намек на взаимозависимость.Мы зависим как минимум от двух человек, чтобы сделать нас возможными. Мы зарождаемся внутри другого человека и всплываем с помощью докторов, доул или родственников. Мы растем в среде и сообществах, которые формируют наше здоровье, безопасность и ценности. Мы должны найти конкретные способы признать эту взаимозависимость и принять решение укреплять ее.

Один из людей, от которых зависит мое существование, мой отец, умер от сердечного приступа, когда мне было 7 лет.В какой-то момент я начал носить его часы — красивую золотую вещь, которая скользила вверх и вниз по моему запястью, отягощенная сантиментами. В этом году во время рабочей поездки я сел в вестибюле отеля, чтобы кое-что написать. Я снял часы и начал печатать, но по дороге домой обнаружил, что оставил их в отеле. Часы обыскивать вестибюль и рыдания перед персоналом отеля не вернули его.

Позже тем же вечером, делая записи в дневнике, я утешал себя, перечисляя некоторые вещи, которые он оставил мне, которые я не мог бы потерять, если бы попытался: большой нос, чувство юмора, креветочный рост, который сокращал и то, и другое. его и моя баскетбольная карьера.

В этот момент я понял, почему заморозил яйца. В интеллектуальном плане я скептически, даже критически отношусь к нарциссизму, присущему сохранению собственного генетического материала, когда уже так много детей без родителей. Даже когда я проходил через это, вводя наркотики в живот каждую ночь, пока он не стал напоминать доску для дартса, я изо всех сил пытался сформулировать причину, по крайней мере, так, чтобы это имело для меня смысл.

Но когда я размышлял о нематериальных дарах, которые, как мне кажется, я унаследовал от него, стало ясно, что я жажду генетической преемственности, какой бы фиктивной и незначительной она ни была. Тогда я узнал что-то драгоценное и необъяснимое в этом стремлении, и увидел, насколько разрушительным может быть то, что я не могу этого понять. Впервые я почувствовал себя оправданным в своем побуждении сохранить какой-то маленький кусочек меня, который каким-то образом содержал его маленький кусочек, который однажды мог бы снова жить.

Анна Луи Сассман — журналист, пишущий на темы пола, репродукции и экономики. Эта статья была подготовлена ​​в сотрудничестве с Пулитцеровским центром кризисных сообщений.

The Times обязуется опубликовать различных писем редактору. Мы хотели бы услышать, что вы думаете об этой или любой из наших статей.Вот несколько советов . А вот и наш адрес электронной почты: [email protected] .

Следите за разделом мнения New York Times на Facebook , Twitter (@NYTopinion) и Instagram .

американцев рожают меньше детей.Они сказали нам, почему.

Она сказала, что возлагает на родителей такие большие надежды, что не уверена, что сможет их оправдать: «Я буду нести ответственность за то, чтобы вырастить этого человека в функционального и продуктивного гражданина, а иногда я даже не отвечаю».

Это поколение, в отличие от предыдущих, скорее всего, не будет зарабатывать меньше, чем их родители. Среди людей, которые не планировали заводить детей, 23 процента заявили, что они беспокоятся об экономике. Треть заявили, что не могут позволить себе присмотр за детьми, 24 процента заявили, что не могут позволить себе жилье, а 13 процентов указали на студенческую задолженность.

Финансовые проблемы также привели к тому, что люди рожали меньше детей, чем они считали идеальным: 64 процента заявили, что это связано с тем, что уход за детьми был слишком дорогим, 43 процента заявили, что слишком долго ждали из-за финансовой нестабильности, и около 40 процентов сказали, что это было потому, что об отсутствии оплачиваемого семейного отпуска.

Женщины сталкиваются с еще одним экономическим препятствием: их карьера может остановиться, когда они станут матерями.

Этой весной 22-летняя Бриттани Батлер стала первым человеком в семье, окончившим колледж, а осенью она пойдет в аспирантуру по социальной работе.Она сказала, что, вероятно, пройдет не менее 10 лет, прежде чем она подумает о том, чтобы иметь детей, пока она не сможет вырастить их в совершенно иных обстоятельствах, чем в районе ее бедного родного города в Батон-Руж, штат Луизиана.

Она признает, что «немного нервничает» из-за того, что это может быть становится все труднее забеременеть, но она хочет выплатить свои студенческие ссуды и, прежде всего, иметь возможность жить в безопасном районе.

«Многие люди, особенно цветные, сейчас не могут себе этого позволить», — сказала она.«Я просто боюсь вернуться к бедности. Я знаю, как это происходит, я знаю последствия этого, и я думаю: «Могу ли я когда-нибудь снять это проклятие?» Я просто хотел бы изменить повествование ».

Создание семьи — это то, что люди делали, чтобы вступить во взрослую жизнь; теперь многие говорят, что хотят подождать. В прошлом году единственной возрастной группой, в которой повысился коэффициент фертильности, были женщины в возрасте от 40 до 44 лет. Отсрочка вступления в брак и рождения ребенка — большая причина, по которой люди говорят, что у них было меньше детей, чем их идеальное число: женская фертильность начинает значительно снижаться в возрасте 32 лет.

Почему у людей рождаются дети?

Семьи

Опубликовано 24 июня 2019 г. | Ранджани Рао

Мы взяли наш сиденья в комфортабельном медицинском центре, заполненном пациентами. Моя дочь пролистала старый журнал, причесывая пальцы ее волосы до талии.Он был естественно черным, за исключением нижней половины, которая был окрашен в неестественный оттенок, который я назвал голубым для бассейна. Тревожный насчет предстоящей МРТ, я оглядел комнату; старуха в инвалидной коляске равнодушно смотрел на стену, мальчик-подросток с ногой в гипсе играл игра на его телефоне, молодая пара, казалось, увлечена жарким разговором. А малыш выскочил из коляски и споткнулся о мою вытянутую ногу, пытаясь сбежать от беспокойной и тяжело беременной матери, Который извинился с бледной улыбкой, следуя за ним.

«Почему люди есть дети?»

У моей дочери привычка задавать необычные вопросы.

Фото Кена Трелоара на Unsplash

«Мамочка, а ты? когда-нибудь хочешь быть собакой? » — спросила она однажды по дороге домой из дошкольного учреждения. Она была думаю о телешоу Клиффорд Big Red Dog , где ребенок хочет поменяться местами с Клиффордом и наслаждайтесь беззаботной жизнью домашних питомцев.

Я пытался ответить честно говоря.

«Нет. Но я часто хотел бы я быть мальчиком? »

«Почему?»

«Может быть, потому что я у меня есть два брата, и я думал, что быть мальчиком веселее.”

Она размышляла о моем ответ в течение нескольких минут.

«Но если бы ты был мальчик, ты не мог быть моей мамой.

У нее было невольно наступил на больной нерв. В моей жизни было время, когда я не была чьей-то мамочкой. Мое свидание с бесплодием было самым мучительным опыт моей жизни.

Она впервые озвучила вопрос о том, почему люди предпочитают заводить детей, когда ей было тринадцать, во время утомительного дня рождения. Меня позабавил хаос большего чем дюжина плачущих, истеричных детей или прыгающих на сахаре их взволнованные родители гнались за ними.Она была в ужасе. Тот сингл эпизод привел к неожиданному росту. В отличие от подростков на американском телевидении показывает, кого заставляют ухаживать за мешком муки (или интерактивный реалистичный куклу), чтобы удержать их от ранней незапланированной беременности, все, что мне нужно было сделать, это принять ее на общественные собрания, в которых участвовали маленькие дети.

Сейчас, в двадцать, не было она достаточно взрослая, чтобы понять изначальное стремление к продолжению рода, которое присуще внутри многих женщин и овладевает всеми рациональными мыслями некоторых, таких как я? Наверное нет.

Более двух несколько десятилетий назад я попытался ответить на тот же вопрос, заданный мне врач, который проводил медицинские анализы, необходимые для подачи заявления на получение грин-карты, через несколько месяцев после моего двадцать восьмого дня рождения. Она спросила о сине-черные синяки на руках из-за частых переливаний крови, которые я перенес каждый месяц для лечения бесплодия.

«Разве у вас есть докторская степень и хорошая работа? Почему вы тратите пенсионные деньги, пытаясь завести ребенка? »

Честно говоря, Я не мог ожидать, что врач поймет, как это сделать, поскольку происходила из культуры, где брак и материнство шли рука об руку, а матери стали культовыми статус, я считал отсутствие ребенка личной неудачей.Нет академических степени или материальные выгоды могли восполнить такие колоссальные потери.

«Куда я пришел от, имея детей — это г. пенсионный план, — бойко ответил я. Она только покачала головой.

Моя дочь прибытие пополнило нашу семью. Как и большинство родителей-новичков, с того момента Я прикоснулся к ее крошечным пальчикам и посмотрел в ее пронзительные черные глаза, меня залило каскадными волнами смирения, уязвимости и трепета. Простой акт Прогулка с детской рукой в ​​моей доставила мне огромное удовольствие и радость.В бесплодие и травмы от лечения того стоили.

Когда она стала достаточно взрослый, чтобы понимать, я рассказал ей историю своего стремления к материнству. С каждый год моменты восторга сменялись ужасом, когда я пытался держать моего ребенка в безопасности в быстро меняющемся мире, который включал радикальные изменения в наша семейная структура. В течение первых шести лет после ее рождения в Калифорния, мы были семьей из трех человек. В следующее десятилетие в Индии после моего развода мы были дуэтом мать-дочь.И теперь мы живем в крошечный город-государство Сингапур в смешанной семье из четырех человек, в которую входит мой новый муж и его дочь.

Мои причины желание забеременеть было вызвано врожденным биологическим программированием и культурными ожидания, но эти силы не имели ничего общего с тем, чтобы быть матерью. чтобы стать преобразующим опытом в моей жизни. Присутствие моей дочери дала фокус и смысл, а ее поддержка помогла мне восстановить мою жизнь. В процесс, я научился заботиться не только о своем ребенке, но и о мире что она унаследует.

Как я мог сформулировать все эти мысли в виде короткого, связного и убедительного ответа?

Фото Кена Трелоара на Unsplash

Прежде чем я успел ответить, медсестра позвала меня по имени. Я последовал за ней в большую ярко освещенную комнату затмевается огромной машиной с длинным туннелем. Моя клаустрофобия пнула в. МРТ была для моего бедра; конечно, меня не нужно было катить до упора? я вытянулся на столе в соответствии с инструкциями, надел наушники и глубоко погрузился в туннель.

«Вытащи меня!» я кричал.

Техник нажал кнопку, чтобы убрать стол.

«Ты в порядке?»

«Нет. Почему я нужно пройти весь туннель? » — спросил я дрожащим голосом.

«Вот так готово, мэм, — ответила она вежливо и твердо.

«Но это всего лишь для моего правого бедра, — возразил я.

«Вы клаустрофобия? Тебе следовало сказать своему врачу. Я чувствовал ее нетерпение.

Без МРТ врач не мог предложить лечение от боли, которая мучила меня в течение двух годы. Все аппараты МРТ следовали одному и тому же протоколу, в котором все путь в узкий туннель. Что теперь?

«Не могли бы вы позвонить моей дочери? Она в приемной, индийская девушка с голубыми волосами ».

Я сел и сделал несколько глубоких вдохов, когда техник неохотно покинул комнату.

«Что случилось?» Моя дочь выглядела удивленной и обеспокоенной, когда она вошла.

«Мне нужно получить в туннель. Ты можешь держать меня за руку? » Я спросил.

Техник возился с кнопками и протянул мне наушники. На этот раз, когда она медленно задвинула стол в узкую пещеру, я держал глаза закрытыми и дышал долго. Я поднял левую руку над головой и держал дочь за руку, успокоенную давлением ее длинных сужающихся пальцев.

«Хорошо?»

«Хорошо».

Для следующего сорок пять минут машина ревела и крякала, стол накренился вот так и что посреди того, что казалось строительной зоной, с сотней молотки ударяют по машине каждые несколько секунд.Но я держал глаза закрытыми, зная, что эта пытка скоро закончится. Иногда я затягивал и без того свирепый схватить ее за пальцы. А потом все было кончено. Стол отодвинулся, и я был из.

Я встал, а немного шатко, но с облегчением. Моя дочь наконец выпустила руку. Она ждала снаружи, как я изменился.

«Все в порядке?»

«Да. Ты спрашивал мне почему у людей дети, да? Вот почему. Чтобы у них был сильный, молодую руку, чтобы держать, когда нужно ».

Она не ответ, но когда мы уходили, я видел, как она ненадолго остановилась перед ожиданием комната, в которой все еще было полно стариков, молодых и очень молодых.потом она повернулась и взяла меня за руку, пока мы шли к лифту.

Теги: Цветные матери, врачи, культурные связи, взрослые дети, бесплодие


Об авторе

Ранджани Рао

Ранджани Рао, ученый по образованию и писатель по выбору, бывшая жительница Индии и США, в настоящее время живет в Сингапуре со своей смешанной семьей, которая вдохновляет и дает пищу для ее писательского мастерства.



Я люблю свою бездетную жизнь. Почему у других людей с этим такая проблема?

Не ненавидьте меня, потому что я не имею детей

И вот где я чувствую себя обязанным изложить все причины, чтобы не ненавидеть меня за то, что у меня нет детей.

Знаете, типа «это просто не для меня, но я полностью поддерживаю тех, кто думает иначе». Что ж, очевидно, и я благодарен (и в долгу) тем из моих друзей, которые решили иметь и растить заботливых, любопытных, социально сознательных детей.Они нам понадобятся, чтобы управлять этим местом!

Да, и еще есть аргумент «я не то чтобы я не любил детей», хотя так что, если это так? Я так часто вижу, как женщины спешат заявить, что они всего лишь любят своих племянниц и племянников, когда поднимается тема их бездетной жизни. Опять же, конечно, я люблю детей в моей жизни, а между семьей и друзьями с маленькими детьми их довольно много. Но я не чувствую необходимости использовать это как щит (хотя каждый раз, когда я смотрю фильм, в котором бездетная женщина является злодеем, я понимаю, почему мои друзья, не являющиеся родителями, слишком сильно протестуют).

Связанные

И давайте не будем забывать старые добрые «эгоистичные» споры. Для меня это вечная загадка. Никто не смог объяснить, почему я эгоистичен в том, что не хочу создавать миниатюрную версию себя, которая будет заботиться обо мне, когда я состарюсь. (Дополнительный вопрос: кто-нибудь действительно думает, что это гарантия?)

Хотите ЛУЧШЕ почтового ящика? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы максимально использовать свой разум, свое тело и свою жизнь

И не пытайтесь сказать мне, что я чувствую

Победителем комментария, который больше всего повышает мое кровяное давление, стал этот: «Но вы бы чувствовали себя иначе, если бы это было ваше собственное!» «А если я этого не сделаю, ты возьмешь этого ребенка?» Я всегда хочу ответить.

Больше всего мне трудно понять, почему женщины — матери — так часто чувствовали себя обязанными призывать меня вступить в их ряды. Является ли материнство таким блаженством, что они просто хотят, чтобы я тоже им наслаждался? Мммм, я не куплюсь на это. Во всех отношениях материнство является невыразимо трудным, и многие женщины сожалеют о своем решении (или, если быть точнее, об отсутствии решения, поскольку почти половина беременностей не планируется).

Я чувствую себя Джоном Кэнди в чудесной сцене из «Самолётов, поездов и автомобилей», когда он противостоит враждебному Стиву Мартину с искренним выражением: «Я люблю меня.

На самом деле, вся идея о том, что это было решение для меня, кажется как-то отсталой. Я не решала не заводить детей. Я просто никогда не решался на них, как никогда не решался стать парашютистом, ученым или садовником. Где еще мы можем оценивать чью-то жизнь по тому, чего они не делают?

Мне всегда это казалось невероятно простым, но никому другому. Я не хотел детей с тех пор, как был достаточно взрослым, чтобы понимать, что маленькие девочки должны хотеть своих собственных.Ничто не побудило меня принять решение, я просто этого не хотел, как и не хотел есть печень и не хотел играть в вышибалу. Заставить меня есть печень, мне бы это не понравилось, а наличие собственного ребенка больше не заставит меня полюбить эту идею — и что ужасно желать человеку, чтобы они родились от того, кто их не хочет .

Связанные

Объяснение отказа от принятия решения — такая же нелепая предпосылка, как и объяснение, почему я не люблю болгарский перец. Невозможно объяснить недостаток чего-то, будь то желание или еда.Я только что пришел, вот и все.

Дана МакМахан и ее муж в Париже в 2018 г. С любезного разрешения Даны МакМахан

Но другая яркая сторона этого большого числа с каждым днем ​​рождения заключается в том, что меня гораздо меньше волнует, насколько другие люди, кажется, заботятся. Я потратил много эмоциональной энергии на то, чтобы заботиться о том, что думают люди, пытаясь оправдать свое (не) решение и желая, чтобы люди поняли. И было немало слез из-за обидных, легкомысленных, а иногда и из лучших побуждений замечаний — всегда от женщин.Теперь квадрат между 40 и 50, я понимаю: мне все равно.

Добавить комментарий