Психологическое воздействие на людей: Ошибка 404. Страница не найдена

Содержание

Киберзапугивание и его воздействие на права человека

Большинство медицинских работников разделяют мнение о том, что главным фактором смертности в условиях современного общества является стресс. При отсутствии лечения стресс способен оказать крайне пагубное воздействие как на физическое, так и на психическое здоровье человека и стать причиной таких заболеваний, как сердечно-сосудистые патологии, бессонница и депрессия. Впрочем, если задуматься о том, на какое колоссальное количество стимулов наше сознание вынуждено ежедневно реагировать, не говоря уже о росте временны́х затрат и нестабильности политических и экономических систем, то неудивительно, что по своим масштабам стресс уже сопоставим с эпидемией.

На уровне общества стресс принято считать проблемой, с которой сталкиваются исключительно взрослые люди, и мнение молодежи по данному вопросу часто не учитывается. Однако источником колоссального стресса становится для молодых людей необходимость преуспевать в учебе: экзамены приходится сдавать всё чаще и чаще, и сложность их постоянно возрастает. К числу других факторов, которые усиливают психологическое давление на молодых людей, побуждая их стремиться к успеху и напрямую конкурировать со сверстниками, относится рост числа высококвалифицированных специалистов по всему миру и экономическая неопределенность.

Помимо учебной нагрузки, молодые люди сталкиваются и с такими еще более серьезными проблемами, как перестройка гормонального фона, поиск собственной индивидуальности и публичность жизни, обусловленная присутствием в Интернете. 

Такое понятие, как цифровая идентификационная информация, появилось относительно недавно, и поэтому у нас нет реального опыта по части интеграции технологий в нашу повседневную жизнь и способов проводить различия между нашими личностями в реальной жизни и онлайновой среде. Интернет представляет собой мощный инструмент, который может использоваться для объединения единомышленников и целых сообществ, однако его нередко используют как платформу для очернения, преследования и оскорбления людей в стенах их собственных домов.

Согласно результатам исследований, в среднем 7 молодых людей из 10 в тот или иной момент своей жизни подвергались оскорблениям в Интернете

1. Понятие «киберзапугивания» часто рассматривается в качестве отдельного явления, но, по сути, оно представляет собой разновидность такой извечной проблемы, как травля. Питательной средой для травли является предрасположенность общества к предрассудкам и дискриминации, и от нее зачастую в наибольшей степени страдают люди, обладающие такими подлежащими защите признаками, как расовая принадлежность, вероисповедание, сексуальная ориентация и инвалидность.

Раньше травля традиционно считалась проблемой, которая существовала исключительно в образовательной среде, и человек мог укрыться от нее в безопасности собственного дома. Сегодня же молодые люди могут подвергаться травле не только в школе, но и дома, в семейном автомобиле, у себя в комнате и даже на глазах собственных родителей и опекунов, а взрослые при этом ничего не заподозрят. Телекоммуникационные технологии стали настолько неотъемлемой частью нашей современной жизни, что у некоторых молодых людей практически нет возможности избежать оскорблений, и многие пребывают из-за этого в состоянии постоянного стресса и тревоги. Каждая третья жертва травли в результате начинала наносить себе увечья, а каждая десятая — предпринимала попытку самоубийства

2.

Результаты исследований неизменно свидетельствуют о том, что примерно каждый второй подросток, столкнувшись с травлей, никому об этом не рассказывает из страха, стеснения или неверия в эффективность систем поддержки. Любое насилие, будь то в Интернете или реальной жизни, наносит огромный ущерб психическому и физическому здоровью молодежи и провоцирует всё новые приступы стресса.

Проанализировав 19 миллионов «твитов» за более чем четырехлетний период, авторы совместного доклада благотворительной организации по борьбе с травлей «Дитч зе лейбл» и компании по мониторингу социальных сетей «Брендуотч» насчитали почти 5 миллионов случаев мизогинии в одной только социальной сети «Твиттер». Авторами 52 процентов женоненавистнических высказываний были сами женщины, которые обычно комментировали внешность, интеллект и сексуальные предпочтения других женщин. В докладе говорится о 7,7 миллиона случаев расизма, 390 296 проявлениях гомофобии и 19 348 трансфобных заявлениях, обнаруженных в сети «Твиттер»

3. Поскольку авторы доклада анализировали только общедоступные данные, при экстраполяции полученных выводов на весь Интернет, с учетом как общедоступных, так и частных каналов связи, количество ненавистнических высказываний в сети потрясает.

Все мы воспринимаем собственную индивидуальность как нечто священное, и ее формированием и развитием мы занимаемся всю свою жизнь. Молодые люди переживают период бурного становления собственной индивидуальности, и для них это еще во многом неисследованная область. Значительную роль в формировании индивидуальности играют подлежащие защите признаки, и потому молодежь придает огромное значение своей религиозной и культурной принадлежности, сексуальной ориентации, гендерной идентичности или инвалидности. Эти признаки часто используются для организации травли того или иного человека в Интернете. Оскорбления часто приводят к тому, что у человека возникает внутреннее неприятие самого себя. Столкнувшись в Интернете с расизмом, молодые люди могут решить, что проблема заключается в цвете их кожи, и захотеть изменить этот аспект своей личности, чтобы избежать оскорблений.

В этом же докладе говорится, что чаще всего оскорблениям в социальной сети подвергаются люди, которые обсуждают в Интернете политику и спорт, что свидетельствует о культуре нетерпимости и неуважения к разнообразию мнений. Риторика, подобная той, которая использовалась в Соединенных Штатах Америки на протяжении всей президентской кампании 2016 года, в некоторой степени возвела оскорбительное поведение в ранг нормы и стала четким сигналом о допустимости нападок в Интернете на людей с иной точкой зрения или позицией. Это подрывает право на свободу выражения мнений, которое должно быть присуще всем нам без исключения, и формирует условия для подавления самовыражения других людей — нередко представителей маргинализированных групп.

Травля по признаку внешности является одним из самых распространенных видов оскорблений как в Интернете, так и в реальной жизни. В нашем перенаселенном мире с его нездоровым интересом к жизни знаменитостей СМИ, различные авторитетные фигуры и материалы, навязывающие определенные модели поведения и внешности, являются источником колоссального психологического давления для молодежи. Людям с самого раннего детства постоянно рассказывают о том, как важна физическая привлекательность, и в итоге появляется всё больше молодых людей, у которых, в результате попыток копировать своих кумиров, чьи изображения они видят в СМИ, развиваются такие заболевания, как телесное дисморфическое расстройство или нарушения пищевого поведения. Результаты недавнего обследования «Дитч зе лейбл» свидетельствуют о том, что сегодня среди молодежи каждый второй хочет изменить свою внешность при помощи таких средств, как пластическая хирургия

4. Многие молодые люди ищут подтверждения своей правоты со стороны сверстников в социальных сетях. Эта тенденция вызывает обеспокоенность, поскольку в результате уверенность в себе и чувство собственного достоинства становятся характеристиками, которые в значительной степени зависят от чужого мнения. Это делает молодых людей уязвимыми перед оскорбительными высказываниями в адрес их внешности и создает поверхностную культуру ценностей, основанных на внешности. Среди онлайновых сообществ появляется всё больше субкультур, которые занимаются распространением изображений людей, оценивая их привлекательность по определенной шкале. Многие молодые люди добровольно становятся подписчиками этих сообществ в надежде добиться признания, рискуя при этом чувством собственного достоинства. К сожалению, внешность человека часто становится объектом публичных оскорбительных высказываний в Интернете, в том числе и без его ведома.

Оскорбления в Интернете представляют собой особенно непростую проблему. Так, например, теперь можно состоять в любых сообществах и взаимодействовать с кем угодно без каких-либо географических ограничений; сегодня человек может подвергнуться оскорблениям со стороны людей, которые не входят в обычный круг его общения в реальной жизни. Киберзапугивание часто представляет собой прилюдное унижение достоинства его адресатов, в результате чего остальные пользователи получают возможность поддерживать насмешки и участвовать в них, ставя «лайки», отвечая на сообщения и распространяя оскорбительные публикации.

Киберзапугивание не всегда провоцируется людьми, которые знакомы с адресатом; эти сообщения часто рассылаются анонимно, что в дальнейшем может способствовать оправданию оскорблений в реальной жизни. Анонимная травля может в значительной степени ущемлять чувство собственного достоинства ее жертв и лишать их уверенности в своей безопасности, поскольку без вмешательства властей весьма затруднительно установить источник травли. Это может способствовать развитию паранойи у ее жертв и производить более разрушительное воздействие, нежели травля со стороны знакомых людей.

В особенно серьезных случаях киберзапугивания, которое сопровождается несанкционированным распространением личной информации адресатов, включая их адрес, номер телефона и подробности семейной жизни, под угрозой оказываются их физическая безопасность и частная жизнь. «Порно-реванш» — это термин, который используется для описания действий, заключающихся в распространении порнографических материалов с участием определенного человека без его согласия для того, чтобы опорочить и унизить его в глазах как широкой общественности, так и узкого круга друзей и близких. Был принят ряд мер для ужесточения правовых санкций за осуществление «порно-реванша», поскольку подобные действия могут оказать разрушительное воздействие на жизни жертв подобного надругательства. На уровне общества жертвам «порно-реванша» часто заявляют, что они сами виноваты в произошедшем, потому что им не следовало посылать свое изображение в обнаженном виде или интимное видео со своим участием. Подобные действия дополнительно усугубляют проблему и фактически являются оправданием поведения агрессора. Они выставляют в постыдном свете исследование собственной сексуальности, которое в норме является здоровой составляющей современных отношений. Интернет размывает исторически сложившиеся социально-экономические барьеры, которые прежде ограничивали взаимодействие между людьми, и дает возможность установить контакт с любым пользователем сети — от друзей и членов семьи до звезд и мировых лидеров. Открытые каналы связи в целом способствуют прогрессу человечества, поощряя сотрудничество и обмен знаниями между людьми. Однако при этом любой пользователь социальной сети может стать жертвой киберзапугивания и оскорблений в Интернете. В силу своего прозрачного и «вирусного» характера Интернет способен за считанные секунды менять темперамент человека и даже его дальнейшую судьбу, независимо от его статуса и жизненного опыта. Для людей, которые являются образцами для подражания в обществе, вопрос заключается не столько в том, как научиться предотвращать травлю в Интернете, сколько в том, как найти оптимальные и эффективные методы решения этой проблемы, и при этом не допустить того, чтобы фактические или упреждающие оскорбления оказывали подавляющее воздействие на их собственные мысли и поведение. Каждый человек имеет право на гражданские свободы и достойную жизнь наравне с остальными. Необходимо переосмыслить эту проблему и понять, что человек никогда не подвергается оскорблениям из-за своей расы, сексуальности, вероисповедания или, к примеру, инвалидности. Травля другого человека является результатом негативного отношения или жизненных обстоятельств агрессора. Главное отличие заключается в том, что отношение и жизненные обстоятельства могут измениться при наличии необходимого уровня поддержки и просвещения. Нельзя изменить индивидуальность человека или воздействовать на нее при помощи оскорблений, и никто не должен предпринимать подобных попыток.

Необходимо побуждать молодежь к свободному выражению своих мыслей и осуществлению своих прав во всех сферах, будь то Интернет или реальный мир. Необходимо расширить их права и возможности, с тем чтобы они могли содействовать формированию демократического и глобального сообщества путем обмена собственными идеями и мнениями без нападок на тех, кто придерживается иных точек зрения.

Ключевым фактором становления по-настоящему справедливого и равноправного мира является культура уважения и взаимопонимания. Мир, в котором всё взаимосвязано, нуждается в стандартах взаимодействия, которым все будут следовать. В этом состоит наша цель, но для того, чтобы ее добиться, предстоит проделать еще долгий путь.

 

Примечания

1 Ditch the Label, “The annual cyberbullying survey 2013” (Brighton, 2013). Available from http://www.ditchthelabel.org/research-papers/the-cyberbullying-survey-2013/.

2 Ditch the Label, “The annual bullying survey 2016” (Brighton 2016).

Available from http://www.ditchthelabel.org/research-papers/the-annual-bullying-survey-2016/.

3 Ditch the Label and Brandwatch, “Cyberbullying and hate speech: What can social data tell us about hate speech online?” (Brighton, 2016). Available from http://www.ditchthelabel.org/research-papers/cyberbullying-and-hate-speech/.

4 Ditch the Label, “The annual bullying survey 2015” (Brighton, 2015).

Available from http://www.ditchthelabel.org/research-papers/the-annual-bullying-survey-2015/.

Научно-исследовательский проект «Психологическое воздействие искусства на человека»

Автор: Антропова Елена Сергеевна

Место работы/учебы (аффилиация): Коммунальное государственное учреждение «Мамлютская школа-гимназия №1», 11 класс

Научный руководитель: Андреева Елена Геннадьевна

Представленная работа носит научно-исследовательский характер и состоит из теоретической и практической частей. Сам факт существования воздействия искусства на личность представляет собой целостный системный механизм, в котором имеются «стимулы», составляющие и воздействующие на художественное сознание личности, является спорным.   Феномен  действия искусства  в человеческой жизни слишком сложен и многогранен, чтобы можно было в определенный момент создать его полную и окончательную теорию.   Данная проблема мало изучена и  сохраняет свою актуальность.  Цель  работы заключается в том, чтобы исследовать и изучить психологические механизмы воздействия искусства на личность и психологические особенности «последействия». В качестве исследовательской задачи автором была определена попытка оценить, что концепция психологического воздействия искусства, замысел, которой заключается в том, что внутренним условием, преобразующим возможности человека в реальное художественное влияние, является художественное сознание личности.  Работа представляет актуальное самостоятельное исследование, в котором удалось добиться решения поставленных задач и цели. Она имеет междисциплинарный характер, в ней прослеживается связь психологии- искусствоведения, психологии- философии.

Вот моя гипотеза: Воздействие искусства на личность представляет собой целостный системный механизм, в котором имеются «стимулы», составляющие и воздействующие на художественное сознание личности, а также эффект «последействия» художественного произведения.

Цель заключается в том, чтобы исследовать и изучить психологические механизмы воздействия искусства на личность и психологические особенности «последействия».

Задачи исследования:

  • анализ и обобщение данных эстетики, связь психологии искусства, социальной психологии;
  • разработка системы показателей отношения личности к искусству;
  • применение психологической диагностики отношения личности к искусству;
  • исследование психологических механизмов воздействия искусства на личность;
  • изучение психологических особенностей «последействия» искусства.

Предмет исследования:

  • а) содержание и структура художественного сознания.
  • б) психологические особенности «последействия» искусства.

Объект исследования — сверстники, учителя, друзья, родные люди:

  • а) в динамике возрастных изменений их отношения к наиболее популярным видам искусства: кино, эстрадной музыке, серьезной музыке, художественной литературе, изобразительному искусству, театру.

Методы психологического воздействия на человека

Социальная среда, в которой живет человек с рождения, подразумевает общение. В процессе общения и восприятия информации, мы подвергаемся психологическому воздействию, сами того не подозревая. Эти проявления изучает психология. Эта же наука исследует приемы воздействия в общении людей друг с другом на работе, дома и в любом другом месте.

Методы психологического воздействия и их различия

Методы психологического воздействия на личность человека в психологии это:

  • заражение;
  • внушение;
  • убеждение;
  • подражание.

Какие-то из этих методов вы уже использовали неосознанно, а какие из этих методов проверили на вас. Заражение, внушение, убеждение и подражание это способы влияния на психологическое состояние людей. Давайте подробно разберем их, чтобы не попасть на улочку мошенников.

Заражение

Это психологическое воздействие на сознание человека – самый древний и наиболее изученный метод. Он основан на передаче эмоционального состояния от человека к человеку. Согласитесь, что с каждым случалось такое, когда вы находитесь в прекрасном настроении, и вдруг появляется человек со слезами на глазах и всеми признаками истерики.

По мере того, как вы выслушиваете его душещипательную историю, настроение ваше портится, и ваше душевное состояние начинает быть похожим на переживания собеседника. Особенно впечатлительным натурам даже рассказывать ничего не нужно, они на эмоциональном уровне способны воспринимать сигналы, идущие от людей, находящихся рядом с ними.

Еще один пример, который характеризует метод заражения и который использует психология влияния на людей – паника. Действует он, как правило, в толпе. Если много людей находятся в одинаковых критических условиях, и кто-то из них начинает паниковать, это чувство передается большинству из присутствующих.

Слышали про панику на борту самолетов или в поломавшемся лифте? Это те случаи, когда запаниковал один человек, и это чувство перешло ко многим

Но «заразиться» можно не только отрицательными эмоциями. Заразительными бывают смех, веселье, позитивный жизненный настрой.

Внушение

Второй класс психологического воздействия на личность – внушение. В этом случае психология влияния на человека оказывается на эмоциональном фоне, заставляя действовать так, как заставляет оппонент. Но если заражение – это передача психологического состояния, в результате которого человек действует так или иначе, то внушение – это убеждение человека поступать так, как ему говорят с помощью вербальных инструментов (слова, визуальный контакт и другие).

Для того, чтобы внушение стало действенным инструментом, необходимо соответствовать своим словам. Если человек пытается «научить вас жить» и диктует правила поведения в обществе или законы достижения успеха, то его репутация, внешний вид и манера говорить должны вызывать уважение и желание подражать.

Но когда перед вами измученный индивидуум в грязной одежде и со следами алкогольного опьянения, его призывы к новой жизни выглядят жалко и смешно. Поэтому, желая помочь человеку советом, старайтесь разобраться в ситуации, в которой оказался несчастный. Проникнитесь проблемой и поставьте себя на его место. Только после этого вы можете что-то подсказать тому, кто ищет от вас поддержки.

Внушать свои мысли людям можно только уверенным голосом

Еще один важный нюанс – психология воздействия на человека говорит, что внушать свои мысли людям можно только уверенным голосом, в котором нет и тени сомнения. Иногда от того, каким тоном произнесена фраза, зависит успех или провал идеи.

Есть еще один фактор, который определяет результат воздействия на человека — это внушаемость. Сила внушения зависит от того, насколько человек внушаем, а это показатель индивидуальный. Высоким уровнем этого показателя отличаются дети в возрасте до 13 лет и неуверенные в себе, нерешительные люди.

Особенно хорошо действует внушение в том случае, если соединить смысл слов, с помощью которых происходит внушение с внешней информацией, которая знакома и понятна внушаемому. Если вы пытаетесь направить человека на «путь истинный» и при этом проводите параллель с теми фактами, которые ему близки, это окажет сильное психологическое воздействие на него. Если хотите доказать человеку, что в результате внушаемых ему действий, он будет доволен, приведите пример отрицательного результата, который ждет его в обратном случае.

Используя «крылатые высказывания» или известные примеры позитивного или негативного опыта поколений, вы добьетесь значительных результатов в искусстве внушения

Убеждение

Убеждение – один из самых безобидных и действенных методов психологического воздействия на человека. Он основан на фактах, которые становятся понятны в результате построения логической цепочки размышлений. Используя различные методы влияния на людей, следует учитывать уровень интеллектуального развития оппонента. Доказывать что-то человеку, который находится ниже вас в умственном развитии – нелепо. Ваши доводы не будут поняты и приняты. Если вы пытаетесь убедить в чем-то того, кто умнее вас, это будет выглядеть смешно.

Когда до сознания человека достигает первая порция новой информации, его мозг ищет объяснения. И теперь от искусства того, кто убеждает, зависит, поверят ему или нет. Хорошо, если удастся заставить человека довериться вам, но остальное зависит от методики психологического воздействия, чередовании новых данных. Самое главное, чего требуют способы психологического влияния на человека – не обманывать оппонента. Как только человек почувствует фальшь в словах, уровень доверия упадет в разы. Если это повторится, вы можете совсем потерять доверие и внимание этого человека.

Чтобы вам действительно поверили, вы должны соответствовать тому образу жизни или высказываниям, которые пытаетесь донести до оппонента. Ваши слова должны излучать силу, а вы создавать впечатление авторитетного и уверенного в себе человека.

Итак, все совпало:

  • Уровень развития оппонента:
  • Правдивость ваших утверждений;
  • Соответствие образа и высказываний.
Ваши слова должны излучать силу, а вы создавать впечатление авторитетного и уверенного в себе человека

Теперь нужно выбрать стратегию поведения, которая поможет повлиять на человека психологически. Существует несколько стратегий.

  • Агрессивная. Строится на противоречии доказываемых фактов. Это доказывает человеку, что вы личность неординарная и сильно отличаетесь от него. У него появляется желание выслушать вас и распутать ту логическую цепочку, которую вы запутали. Поэтому он внимательно вслушивается в каждое слово. Но такая стратегия психологического воздействия на человека характерна для профессионалов слова и убеждения.
  • Пассивная. Эта стратегия работает только в том случае, если вы хорошо знаете собеседника. Осторожно приводя примеры из его и собственной жизни, сравнивая их с известными всему белому свету случаями, вы подводите оппонента к той мысли, которую хотите до него донести. Не допускайте нестыковок и расхождений в суждениях. Это отбросит проделанный труд на несколько позиций назад.

Теперь вы знаете, как психологически воздействовать на человека при разговоре. Используйте метод «Убеждение», применяя законы логики и выстраивая логические цепочки.

Леонардо ДиКаприо и Мэтт Дэймон, кадр из фильма «Отступники»

Подражание

Многие подсознательно пользуются методами воздействия на личность, даже не подозревая об этом. Достигая каких-то высот в карьере или интеллектуальном плане, мы становимся объектом уважения и восхищения. Менее опытные люди стремятся брать пример с того, кто уже воплотил в жизнь свои стремления. Но объект подражания должен «держать марку» всегда. Он должен быть привлекательным, ярким, запоминающимся, восхитительным. То есть удовлетворять желание оппонента следовать идеалу.

Средства психологического воздействия на человека

На примере одного из средств психологического воздействия на массы можно рассмотреть, ставшую обыденным явлением, рекламу. Относительно недавно реклама существовала в качестве вывесок на магазинах, кафе или предприятиях общественного питания. Это были обычные афиши, рекомендующие просмотры фильмов или концерты звезд эстрады.

Сегодня реклама превратилась в масштабные качественные ролики, которые не только информируют людей о товаре, представлении или анонсе, они заставляют сделать выбор в пользу того или иного продукта, формируют становление ценностей и направляют в нужное русло мысли и поступки человека. Важно обращать внимание на то, что смотрят ваши дети, так как есть воздействие, оказывающее разрушительное влияние на личность.

Многие считают, что психологическое воздействие рекламы – это двигатель торговли (фраза избитая, но это правда), другие полагают, что спрос подразумевает выпуск новых продуктов, борьба за первенство между которыми решается посредством рекламы. Это одно из самых действенных средств, которые оказывают воздействие на массу людей и заставляют действовать под диктовку.

Под воздействием рекламы многие девушки ходят на неудобных высоких каблуках

Это относится не только к какому-то товару или певцу, рекламой можно склонить общественное мнение в пользу того или иного кандидата для выборов в правительство. Этот метод еще называется «манипуляцией общественным мнением» или «темное искусство воздействия на людей». Причем, манипуляция производится не насильственным путем, а методами правильного построения рекламной программы кандидата. Выясняется, что необходимо электорату на данном этапе становления и развития общества и подгоняются общие фразы и обещания. Каждый человек «видит» в этих посулах выгоду для себя и голосует именно за этого избранника.

Цели психологического воздействия на человека

Психическое воздействие на человека имеет свою цель – желание заставить человека сознательно или бессознательно подчиняться определенным установкам, нормам, законам или требованиям.

Директор в коллективе подчиненных, используя психологические приемы влияния на собеседника, имеет свою цель – сплотить людей или дать им пищу к размышлениям и действиям на благо компании, в которой они трудятся.

Психологическое воздействие родителей на своих детей предполагает цель вырастить из них хороших, воспитанных и законопослушных граждан.

Родители знают, как психологически воздействовать на своё чадо, например, рассмешить его

Психологическое воздействие рекламы преследует цель заставить купить тот или иной рекламируемый товар, проголосовать за нужного кандидата или посмотреть фильм, на который затрачено много средств, и их необходимо вернуть в кратчайшие сроки.

Не всегда приемы влияния на людей подразумевают следование благой идее. Это можно увидеть на примере террористов-смертников. Ведь эти люди подвергались внушению, обработке и гипнозу с тем, чтобы уничтожать себе подобных. Вместе с массой людей, которых они убивают, они умирают сами. А это противоречит человеческой природе. Следовательно, с помощью психологического воздействия можно кардинально изменить мировосприятие человека, сделать его марионеткой в чужих руках и заставить действовать вопреки здравому смыслу.

Как уже было сказано, любое психологическое воздействие в полной мере оказывает свое влияние на неуверенных в себе людей. Грамотные, образованные и уверенные в своей правоте индивидуумы плохо поддаются внушению, заражению и убеждению.

Влияние пандемии на психологическое здоровье человека

В большинстве научных публикаций говорится о том, что изоляция может приводить к различным психологическим последствиям. Это повышенный уровень тревожности, бессонница и эмоциональная нестабильность, психосоматические проявления, посттравматический синдром (ПТСР), депрессии.

Уже сейчас наблюдается рост тревожности, обсессивно-компульсивных тенденций, суицидальных настроений, домашнего насилия, а также появление панических атак и эмоциональной неустойчивости. Например, число случаев домашнего насилия в России, во время режима самоизоляции, выросло в 2,5 раза. Особенно тяжелые психологические последствия прогнозируют у людей, переболевших Covid-19.

Надо принять новые правила игры

Те обстоятельства, в которые мы сейчас попали, — угроза вируса, отсутствие контроля, неопределенность, социальная изоляция, изменение привычного ритма жизни — идеальные условия для развития и усиления тревоги и депрессии. В этих условиях могут обостриться те психологические проблемы, которые существовали у человека раньше. И если он не находит способов с ними справиться, это может привести к возникновению депрессии, а в тяжелых случаях даже к суициду

Тем не менее, режим самоизоляции нельзя рассматривать как единственную причину вспышки психологических проблем нельзя. Многое зависит от индивидуальных особенностей человека, от того, насколько устойчиво он себя ощущал до введения специальных мер, связанных с пандемией.

Из-за страха заразиться человек находится в постоянной тревоге. Он отказывается от работы, никуда не выпускает детей, постоянно использует средства дезинфекции. Это разрушает его жизнь.


Психологические реакции, вредящие иммунитету:
  • депрессия – изменения, происходящие в центральной нервной системе в этом состоянии, подавляют иммунитет;
  • хронический стресс – вызывает постоянный высокий уровень адреналина, который блокирует иммунную систему;
  • пассивная реакция вместо решения проблемы – вызывает изменения в работе ЦНС, ведущие к ослаблению иммунной системы.

Для того, чтобы приспособиться к «новой нормальности» человеку необходимо сформулировать новую концепцию мира и принять как неизбежность радикально повысившиеся риски заболеть и даже саму возможность летального исхода. Жизнь на это не заканчивается, а наоборот начинается ее новый виток.

Многие осложнения после COVID-19 связаны с внутренним миром человека

«Я перенес COVID-19 в легкой форме, но через пару месяцев вдруг опять появилась слабость, подъемы температуры и сердцебиение, выпрыгивающее из ушей, от малейшей прогулки», — рассказывает пациент. Все чаще при личных беседах, в соцсетях появляются жалобы людей, переживших COVID-19. Повышение температуры, нарушения чувствительности, приступы потливости, страха, тахикардии, слабость, поносы или запоры, чувство горящего тела – с этим сталкиваются многие, кто перенес коронавирусную инфекцию.

Пациенты объединяются в чаты и сообщества, ищут врачей в надежде получить хоть какую-то помощь. А медицина настроена только на острые случаи. Однако больше половины всех указанных жалоб хорошо объясняется тревожно-депрессивным эпизодом, реакцией на острый стресс. И если пациент до коронавируса имел субклиническую тревогу и (или) депрессию, то самоизоляция, соответствующие новости, личный опыт, вывели эти расстройства на новый уровень.

Избыточные эмоциональные реакции тревожно-фобического характера, тревожного спектра, являются отражением, в первую очередь, внутреннего состояния человека. Чаще всего, они связаны с компенсацией каких-то других причин, из-за которых он реагирует на внешние триггеры чрезмерно.

Лучшие помощники иммунитета – разумные действия и гармоничное психическое состояние

Паника сама по себе может стать возможной причиной снижения иммунитета, который сегодня критически важен! Нет вакцины, нет лекарства, которое действовало бы именно на этот вирус, поэтому главную ставку население должно делать на свой собственный иммунитет.


Психологические реакции, активизирующие иммунитет:
  • положительные эмоции – способствуют выработке гормона удовольствия, положительно влияющего на защитные силы организма;
  • своевременное решение проблем, в том числе психологических – как профилактика хронического стресса, ослабляющего иммунитет;
  • релаксация через расслабляющее дыхание – для нейтрализации вредного влияния хронического стресса. Работа с телом (спорт, питание, сон и т.д.).

Гармоничное состояние души, спокойствие и уравновешенность – залог крепкого иммунитета. Как только человек выходит из себя, теряет баланс, тем более – паникует, он становится уязвимым.

Что мы наблюдаем сейчас? Люди месяцами пребывают в состоянии паники, страха и хронического стресса. И в ситуации, где действительно можно собраться, приняв разумные меры предосторожности, у человека уже будут ослаблены внимание, когнитивные и волевые функции, общее состояние здоровья.

Чтобы помочь человеку сохранить здоровье, психолог может сыграть одну из важнейших ролей. Он исходит из того, что лучшие помощники иммунитета – разумные действия и гармоничное психическое состояние.

Главная функция психолога – работа с иррациональными убеждениями людей: «все умрут», «это Апокалипсис» «выжить нереально», «лично я перенесу это хуже всех» и так далее. Задача психолога – помочь человеку так организовать свое мышление и поведение, чтобы это способствовало наиболее адекватному взаимодействию с реальностью. Он помогает формировать адаптивные формы мышления и поведения. Иногда, нет смысла прогибать мир под себя, как поется в известном хите, но зато есть смысл научиться воспринимать его как свою родную среду, где можно жить долго и счастливо.

(PDF) The nature and psychological content of information psychological impact

ISSN 2079-6617 Print | 2309-9828 Online

© Lomonosov Moscow State University, 2017

© Russian Psychological Society, 2017

27

Национальный психологический журнал № 1(25) 2017

National Psychological Journal 2017, no. 1

http://npsyj.ru

Для цитирования:

Баранов Е.Г.

Информационно-психологическое воздействие: сущность и психологическое

содержание // Национальный психологический журнал. – 2017. – №1(25). – С. 25–31 doi: 10.11621/npj.2017.0103

For citation:

Baranov E.G.

(2017). The nature and psychological content of information psychological impact. National

Psychological Journal, [Natsional’nyy psikhologicheskiy zhurnal]. 1, 25–31. doi: 10.11621/npj.2017.0103

[ Социальная психология ]

формационно-психологических воздей-

ствий.

А.В. Манойло, как и В.Г. Крысько, рас-

сматривает информационно-психоло-

гическое воздействие в качестве одно-

го из шести видов психологического

воздействия, наряду с такими вида-

ми воздействия, как психогенное, пси-

хоаналитическое, нейролингвистиче-

ское, психотронное (психофизическое),

психотропное (Манойло, 2003, С. 98).

А.Г. Караяни и Ю.П. Зинченко приводят

другой, на наш взгляд, более операцио-

нальный список методов вербального

и невербального воздействия: убежде-

ние, внушение, психическое заражение,

подражание, рефлекторное закрепление

реакций, манипулирование (Караяни,

Зинченко, 2007, С. 84–85). Но большин-

ство авторов отмечают, что информа-

ционно-психологическое воздействие,

то есть воздействие словом, информа-

цией с целью формирования опреде-

ленных идеологических (социальных)

идей, взглядов, представлений, убеж-

дений является основным видом пси-

хологического воздействия. Из проци-

тированной выше работы А.Г. Караяни

и Ю.П. Зинченко видно, что эти авто-

ры считают убеждение основным видом

воздействия, а внушение – вынужден-

ным, используемым при определен-

ных особенностях объекта воздействия.

(Караяни, Зинченко, 2007, С. 85). Более

того, мы считаем, что при осуществле-

нии влияния на психологическом уров-

не все остальные виды психологическо-

го воздействия являются лишь методами

или приемами именно информацион-

но-психологического воздействия.

В качестве основных характеристик

информационно-психологического

воздействия различные авторы указы-

вают его скрытость от объекта воздей-

ствия и манипулятивный характер. Так,

В.Е. Лепский характеризует негатив-

ные информационно-психологические

воздействия, прежде всего, как мани-

пулятивные воздействия на личность,

ее представления и эмоционально-во-

левую сферу, на групповое и массовое

сознание. Он указывает также, что та-

кие воздействия представляют собой

инструмент психологического давле-

ния с целью явного или скрытого побу-

ждения субъектов к действиям в ущерб

собственным интересам в интересах

отдельных лиц, групп или организа-

ций, осуществляющих эти воздействия

(Лепский, 2003). Отметив, что инфор-

мационно-психологические воздейст-

вия имеют ряд существенных преиму-

ществ, по сравнению с другими видами

воздействий, этот автор делает вывод,

что информационно-психологические

воздействия могут стать наиболее рас-

пространенным и опасным оружием

в XXI веке. Анализируя современную во-

енно-политическую ситуацию в мире,

трудно не согласиться с этим выводом,

сделанным, между прочим, почти пол-

тора десятилетия тому назад. Одной из

причин особой опасности информа-

ционно-психологических воздействий

В.Е. Лепский считает отсутствие психо-

логических механизмов защиты от ма-

нипулятивных воздействий у всех сло-

ев населения. В качества доказательства

этого он приводит успех финансовых

пирамид, успех политических партий,

у которых отсутствовали разумные про-

граммы, но были деньги на PR (Public

Relations), широкое распространение

культовых организаций (тоталитарных

религиозных сект, образовательных ор-

ганизаций и пр.), превращающих людей

в роботов и др. (Лепский, 2003). Вывод

о том, что такие механизмы защиты не-

обходимо формировать у граждан на-

прашивается сам собой.

Действительно, в ряде стран, в том чи-

сле и в России, разработаны специаль-

ные методики проведения «прививок от

рекламы». Эти «прививки» предполага-

ют, по существу, формирование у детей

элементов критического мышления по

отношению к рекламным сообщениям

на основе дискуссий и обучения неко-

торым исследовательским процедурам

(Муромцева, 2008). В детской психоло-

гии сформировался подход к обеспече-

нию защиты ребенка от установок, пред-

почтений, мнений, навязываемых ему

извне (в частности, со стороны средств

массовой информации, значимых дру-

гих, одноклассников и пр.). Этот подход

называется «прививка от аттитюдов». Су-

тью его является формирование способ-

ности индивида противостоять чужому

нежелательному воздействию.

Само информационно-психологиче-

ское воздействие, по мнению А.В. Ма-

нойло, состоит из двух основных видов:

побуждение и принуждение. Побужде-

ние является открытым или явным (для

сознания объекта) воздействием и на-

правлено на формирование мотивации.

При этом применяются следующие спо-

собы воздействия: убеждение, разъяс-

нение, информирование, обсуждение,

согласование, сравнение, воспитание,

содействие, поддержка, изменение на-

строения (психологического состоя-

ния), формирование психологического

фона и др. (Манойло, 2003, С. 103). Под

принуждением автор понимает приме-

нение таких мер к объектам психологи-

ческого воздействия, которые побужда-

ют их выполнять какие-либо действия

вопреки собственной воле (желанию).

Из текста процитированной работы

следует, что принуждение автор ото-

ждествляет с манипулированием созна-

нием. Кроме того, А.В. Манойло разли-

чает рациональные и иррациональные

способы воздействия на сознание. Если

первые основаны на убеждении людей,

обращении к их разуму с применением

рациональных аргументов, логики, то

вторые могут оказывать разрушитель-

ное воздействие, подавлять рациональ-

ное начало и заставлять людей служить

чужим целям.

Похожий подход к классификации

информационно-психологических воз-

действий предлагает А.Я. Фарина. Пока-

зывая влияние эмоциональных реакций

человека на психологическое воздейст-

вие, она пишет, что «часто данным по-

нятием обозначают воздействие, ориен-

тированное не столько на понимание,

сколько на эмоциональное восприятие.

В этом случае информационно-пси-

хологическое воздействие выступает

как метод манипуляции человеком или

социальной группой» (Фарина, 2010,

С. 248). По сути, она предлагает класси-

фицировать информационно-психоло-

гические воздействия, исходя из целей

субъекта воздействия: убедить (доказа-

тельство, основанное на логике) или

внушить (психическое поражение на

уровне подсознания) (Фарина, 2010,

С. 249). Таким образом, А.Я. Фарина,

вслед за А.В. Манойло, разделяет инфор-

мационно-психологическое воздейст-

вие на убеждение и манипулирование

(поражение).

Психическое и психологическое воздействие в уголовном процессе – к определению понятий

ISNN 1812-1853 • РОССИЙСКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ • 2010 ТОМ 7 № 1

27

Так, Е.Г. Веселов под психическим насилием понимает «любое целенаправленное

деструктивное воздействие на психику человека: оскорбление, систематическое

унижение человеческого достоинства, жестокое обращение, гипноз, принудительная

инъекция наркотических средств или психотропных веществ, в том числе угроза

причинения вреда своей жизни или здоровью» [4, с. 16]. Аналогично трактуют

психическое насилие Л.В. Сердюк [25] и В.Ф. Иванов [9].

И.Н. Алексеев предлагает формулировать понятие психического насилия

«строго в узком смысле, так как при широкой трактовке оно фактически при-

равнивается к понуждению», считая психическое насилие, в любом случае, шире

угрозы, т.к. в случае не причинения вреда психике угроза из разряда «насилие»

переходит в категорию «ограничение свободы волеизъявления». Автор относит

к психическому насилию и крайнюю степень психического принуждения, и систе-

матическое унижение достоинства, сопровождаемое оскорблениями, и гипноз

в случае непосредственного причинения вреда психике (в противном случае

гипноз предлагается рассматривать как ограничение свободы волеизъявления),

а если под психическим насилием понимать любое целенаправленное деструк-

тивное воздействие на психику, тогда в него закономерно включаются и шантаж,

и угроза уничтожением или повреждением имущества (например, объективная

сторона преступления, предусмотренного ст. 133 УК РФ). Таким образом, автор под

психическим насилием понимает вид (способ) психического принуждения, заклю-

чающийся в совершении общественно опасного и противоправного деяния в виде

непосредственного психического деструктивного воздействия на потерпевшего.

При этом, поскольку принуждение реализовывается и в виде охранительной функ-

ции государства и права, не влекущей за собой намеренного целенаправленного

причинения вреда, оно может употребляться как в положительном (законодательно

закрепленные меры принуждения), так и в отрицательном смыслах (ч. 1 ст. 120,

п. «а» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ч. 1 ст. 144, ч. 1 ст. 147, ст. 179 УК РФ, понуждение через

принуждение – ст.ст. 117, 133, 206 УК РФ), в отличие от «насилия», носящего ис-

ключительно отрицательный характер [3].

Р.А. Левертова [15] утверждает, что психическое насилие в отличие от физи-

ческого, не нарушает целостности органов тела или его наружных тканей, оно не

причиняет видимого физического вреда организму потерпевшего, а воздействует

лишь на его психику, вызывая различные чувства – страх, гнев, возмущение. При

этом, по мнению автора, психическое насилие выражается в угрозах причинить

физический, моральный, имущественный вред, лишить каких-либо благ, ограничить

субъекта в его свободном волеизъявлении.

По мнению Л.Д. Гаухмана [6], угроза применения насилия – воздействие на пси-

хическую сферу организма человека, выражающаяся в запугивании применением

физического насилия. В.Г. Пушков [22] говорит о том, что угроза психологического

принуждения трактуется законодательством двояко: с одной стороны, тем, кто пре-

пятствует или может препятствовать достижению задач правосудия, с другой – тем,

кто решает эти задачи средствами, запрещенными законом, противоречащими

Шамалюк И.Е. Психологическое воздействие в рекламе

Шамалюк Ирина Евгеньевна
Таганрогский институт имени А.П.Чехова (филиал) «Ростовского государственного экономического университета (РИНХ)»

Shamalyuk Irina Evgeneva
Taganrog Institute named after A. P. Chekhov (branch «Rostov state economic University (rinkh)»

Библиографическая ссылка на статью:
Шамалюк И.Е. Психологическое воздействие в рекламе // Современная педагогика. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: https://pedagogika.snauka.ru/2015/06/4244 (дата обращения: 12.04.2021).

В настоящее время  мы живем в «веке потребления», когда покупки для большинства людей являются не просто необходимостью, а способом получения удовольствия, своеобразным методом релаксации. Порой многие даже не отдают себе отчет о том, что их страсть к потребительству выходит за рамки разумного.

В виду того, что нас повсюду окружает реклама (Интернет-реклама, телевизионная, радиореклама,  вывески, афиши, плакаты, транзитная реклама и другие ее виды), мы поддаемся ее воздействию, что, несомненно, выгодно для рекламодателей.

Проблема психологического воздействия особо значима на современном этапе развития общества, потому что она тесно связана с целым рядом моментов этического характера. Ведь любое воздействие или влияние  предполагает изменение сознания человека, может представлять некое препятствие свободе выбора. Этим будет обусловлена актуальность исследования.

Сегодня многие практики убеждены в том, коммерческая реклама способна напрямую создавать потребности в рекламируемых товарах и услугах как бы из ничего, искусственно, «на пустом месте». То есть, чем больше товаров производится, тем больше необходимость в том, чтобы их покупали. Можно сказать, что происходит некое «навязывание» товаров и услуг. Однако это мнение неоднозначно и до сих пор остается открытым вопрос: «Почему и в каких случаях люди все-таки приобретают товары, которые вроде бы им  и не нужны?».

Мы знаем, что реклама может оказывать психологическое воздействие при помощи таких методов как гипноз, внушение, подражание, заражение, убеждение, влияния стереотипов, имиджа, механизмов «ореола», идентификации, технологии «25-го кадра», нейролингвистического программирования, а также при помощи сообщения, действующего на подсознание – это такое известие, получение которого даже  не осознается воспринимающим (рекламные вставки на доли секунды во время показа)[3].

По поводу применения гипноза в рекламе, многие исследователи говорят о том, что это является неэффективным средством в виду больших затрат.

Внушение является основным методом воздействия. Это многократное повторение информации (сообщения), основанное на рациональной аргументации.

В работах Л. И. Божович показано то, что развитие мотивации детей происходит от подражания к сознательной постановке цели. Таким образом, по ее мнению, есть основание полагать, что более сильно механизм «слепого» подражания будет воздействовать на детей и подростков, чем на взрослых.

На практике феномен психического заражения как метод рекламного воздействия проявляется при проведении массовых мероприятий и особенно эффективен в молодежной среде.

Метод убеждения часто основывается на сравнении достоинств  товара с недостатками других, на демонстрации уникального торгового предложения (УТП), на увеличении объема информации о товаре, на преувеличении. То ест, выделяют положительные качества одного товара, резко отличающиеся от качеств другого. Также можно сказать, что привлекательность товара, несомненно, играет немаловажную роль в методе убеждения (например, привлекательность экономии, аппетитности, чувства любви и заботы и другое).   Многие рекламодатели очень успешно создают лояльность  по отношению к торговой марке (то есть положительные мнения потребителей о товаре или услуге, заставляющие их желать повторной покупки). Разумная аргументация и эмоции по отношению к тому или иному товару могут сильно влиять на потребительское поведение.

Такое упрощение как стереотип оказывает очень сильное влияние на восприятие и понимание явлений окружающей действительности. Мы знаем, что стереотип – это некий устойчивый образ чего-либо или кого-либо. Он во многом определяет выбор товара или услуги (например, гендерные стереотипы).

В качестве «ореола» в рекламе используется детские образы, животные, исторические памятники, техника, географические ландшафты, космическая фотосъемка и другие. Механизм «ореола» заключается в том, чтобы очевидными или необычными особенностями привлечь внимание к товару, который плохо продается или не продается вовсе. Также зачастую используются образы известных людей (актеров, исполнителей, спортсменов и других). К примеру, известный стилист Сергей Зверев рекламирует шампунь «Лошадиная сила».

Используемая технология «25-го кадра» определяется как «напоминающая реклама». То есть многократное повторение рекламных роликов накрепко внедряется в нашу память, и мы, даже не желая того, поддаемся влиянию этого механизма.

В качестве модели психологического воздействия рекламы на потребителя в ряде случаев используется концепция психологической установки. Психологи различают психофизиологическую и социально-психологическую установку. Известно, что социально-психологическая  установка – это готовность человека или группы к действиям, ориентированным на объекты социальной значимости, а также их восприятие и оценка, которая  возникает вследствие разнообразных социальных контактов, социального  воздействия [4,С. 138].

Немецкий ученый Т.Кениг придавал большое значение  психологическим установкам в рекламе. Если мы посмотрим  данное определение в словаре, то мы увидим, что психологическая установка – это готовность человека, причем неосознаваемая, поступать определенным образом, которая влияет на поведение, общение и восприятие. То есть это своеобразный стереотип, появляющийся из-за некритического отношения к действительности. Так, в частности, он говорит о том, что благоприятное воздействие рекламы зависит от отрицательной или положительной психической установки. [1, С. 127].

Значит, воздействуя на наше мнение, эмоции, потребности, желания, взгляды, подсознание, реклама дает своеобразную установку, побуждающую к действию.

Ведущими специалистами по исследованию рынка и маркетинга У. Уэллсом, Д. Бернетом, С. Мориарти было показано, что на уровне восприятия реклама создает останавливающее воздействие, на уровне осведомленности производит впечатление, на уровне понимания происходит разъяснение рекламы, на уровне убеждения –  рациональная аргументация, и, наконец, на уровне запоминания она должна обладает закрепляющим воздействием [5].

Один из известных ученых-психологов Т.И. Краско особое внимание уделял процессам психологического воздействия рекламы и ее психологической эффективности. Он приходит к выводу о том, что реклама может формировать потенциальные потребности человека и удовлетворять несколько нужд одновременно. Автор считает, что связывание первичных и вторичных (социализированных) потребностей и роль логотипов и якорей  усиливает рекламное воздействие (например, реклама «Баунти» на фоне привлекательного морского пейзажа и с полуобнаженной женщиной в главной роли) [2].

Таким образом, огромное разнообразие методов психологического воздействия в рекламе обеспечивают успешность рекламной деятельности, широту потребительского выбора, продвижение рекламируемых товаров. На сегодняшний день реклама занимает особое место в экономике любой страны. Она позволяет совершать ежедневный оборот товаров и услуг. Те методы которые используют рекламодатели не находятся в статическом положении, ежедневно они совершенствуются или же зарождаются новые. Все это свидетельствует о крепкой позиции рекламы в жизни людей, особенно на сегодняшний день, так как современное общество – это эра современных информационных технологий.


Библиографический список
  1. Кёниг Т. Психология рекламы: ее современное состояние и практическое значение /пер.с нем. — М.: Из-во «Современные проблемы», 1925.
  2. Краско Т.И. Психология рекламы: / Под ред. Е.В. Ромата,- Харьков: Студцентр, 2002,- 216 с.: ил.-(Библиотека журнала «Маркетинг и реклама»)
  3. Лебедев – Любимов А. Н. Психология рекламы. 2-е изд. – СПб,: Питер, 2007,-384 с: ил.- Серия» Мастера психологии»)
  4. Петровский  А. В., М. Г. Ярошевский М. Г. Психологический словарь— 2-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, — 494 с.
  5. Уэллс У., Джон Бернет. Сандра Мориарти «Реклама: принципы и практика» – СПб, Питер, 2001- ( Серия « Теория и практика менеджмента»)


Все статьи автора «Шамалюк Ирина Евгеньевна»

долгосрочных последствий COVID-19: ваше психическое здоровье

Пандемия COVID-19 сформировала более чем полгода нашей жизни, отменяя планы, лишая средств к существованию и вызывая чувства горя, стресса и беспокойства. А эксперты по психическому здоровью Cedars-Sinai говорят, что пандемия, возможно, будет влиять на наше психическое здоровье в будущем.

«Исторически мы знаем, что пандемии и другие кризисы в области общественного здравоохранения, как и стихийные бедствия, имеют длительное воздействие», — сказал Итаи Данович, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии и поведенческой неврологии.

Данович сказал, что прошлые травматические переживания, такие как крупные стихийные бедствия и предыдущие кризисы в области общественного здравоохранения, были связаны с повышенным уровнем употребления психоактивных веществ, посттравматическим стрессом и депрессией. Исследователи Cedars-Sinai пытаются выяснить в режиме реального времени, возникают ли те же проблемы сейчас и что медицинские работники могут с этим поделать.

«Мы хотим знать, какое влияние COVID-19 оказывает на психическое здоровье людей, и как или через какой механизм COVID-19 влияет на психическое здоровье», — сказал Данович.«Мы также хотим понять роль психосоциальных различий в этих результатах для здоровья».

Команда Дановича изучает, как COVID-19 влияет на людей с психическими расстройствами, добавляя конкретные меры к существующим исследованиям пациентов с депрессией, хронической болью и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.

Несмотря на то, что для начала сбора данных потребовалось время, «национальные опросы начинают показывать то, что мы ожидали, а именно то, что наблюдается рост распространенности стресса и депрессии», — сказал Данович.«Мы также наблюдаем сокращение количества случаев начала лечения пациентов с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и отмену прошлогоднего снижения смертности от передозировки».

Подобные проблемы непропорционально затрагивают людей с ограниченным доступом к медицинскому обслуживанию, например тех, у кого нет медицинской страховки, и тех, кто живет в многоквартирных домах, где ограниченное личное пространство и пропускная способность интернета затрудняют посещение даже виртуальных мероприятий и встреч.

«Часто именно те люди, которые с самого начала наиболее бесправны, несут наибольшие последствия новых факторов стресса», — сказал он.«Мы являемся свидетелями в реальном времени примера того, как социальное неравенство превращается в новое неравенство в отношении здоровья».

Сюзанна Сильверстайн, MA, ATR, директор-основатель Центра психологической травмы и программы обмена и ухода в Cedars-Sinai, а также эксперт по психологическим травмам, говорит, что семьи с детьми школьного возраста несут дополнительное бремя адаптации к сети или гибридное обучение. Сильверстайн говорит, что ее особенно беспокоят долгосрочные последствия для семей, справляющихся с нестабильностью, и для тех, у кого есть дети, у которых есть проблемы с поведением или другие особые потребности.

«Сейчас все борются, но для этих семей потеря структуры и рутины может быть особенно пугающей», — сказал Сильверстайн.

Она и ее команда обычно тесно сотрудничают со школами Лос-Анджелеса, чтобы предоставить профессиональные консультации учащимся из групп риска, которые испытывают эмоциональные проблемы из-за травмирующих ситуаций и стрессоров.

В начале пандемии консультанты по совместному использованию и уходу изо всех сил старались адаптировать свои программы и услуги к среде дистанционного обучения, создавая информационные листы и видеоролики на YouTube для семей по таким темам, как проявление сострадания, выражение благодарности и сохранение организованности.

Сильверстайн рекомендует семьям придерживаться распорядка дня, чтобы дети не отвлекались, и находили новые способы весело провести время дома, например, охоту за мусором и виртуальные танцевальные вечеринки с друзьями и семьей.

Точно так же Данович подчеркивал необходимость установить постоянный распорядок и не отставать от него.

«Убедитесь, что вы занимаетесь спортом, хорошо спите и получаете хорошее питание», — сказал он. «Убедитесь, что вы не проводите слишком много времени на экранах, не перегружаетесь информацией, с которой ничего не можете поделать, а получаете информацию из надежных источников.

Данович говорит, что для поддержания хорошего психического здоровья в долгосрочной перспективе люди должны находить способы общаться с близкими и, что важно, находить способы быть полезными.

«Целеустремленность огромна. «Это позволяет людям справляться с множеством невзгод», — сказал он. «Но если вы обнаруживаете, что испытываете постоянное беспокойство или чувствуете себя настолько подавленным, что не можете функционировать, попросите о помощи. Обратитесь к своему врачу и получите некоторую поддержку ».

По словам обоих экспертов, положительный момент заключается в том, что пандемия создала пространство в жизни многих людей, чтобы замедлить темп жизни, провести время с семьей, переориентировать внимание на то, что важно, и наладить связь с одним из них. другой по-новому.

«Другая сторона этой медали в том, что подобные события могут быть связаны с посттравматическим ростом», — сказал Данович. «Люди развивают стойкость. Они учатся справляться с проблемами психического здоровья и находят ресурсы, внутренние и внешние, о существовании которых они даже не подозревали».

Подробнее в блоге Cedars-Sinai: Хороший сон во время стресса

Последствия COVID-19 для психического здоровья и употребления психоактивных веществ

Пандемия COVID-19 и последовавший за ней экономический спад негативно повлияли на психическое здоровье многих людей и создали новые препятствия для людей, уже страдающих психическими заболеваниями и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.Во время пандемии около 4 из 10 взрослых в США сообщили о симптомах тревожного или депрессивного расстройства, и эта доля в значительной степени остается неизменной, по сравнению с каждым десятым взрослым, сообщившим об этих симптомах с января по июнь 2019 г. (Рисунок 1). Опрос KFF по отслеживанию состояния здоровья, проведенный в июле 2020 года, также показал, что многие взрослые сообщают о конкретных негативных воздействиях на их психическое здоровье и благополучие, таких как проблемы со сном (36%) или едой (32%), увеличение потребления алкоголя или психоактивных веществ ( 12%) и обострение хронических состояний (12%) из-за беспокойства и стресса из-за коронавируса.По мере того как пандемия продолжается, текущие и необходимые меры общественного здравоохранения подвергают многих людей воздействию ситуаций, связанных с плохими последствиями для психического здоровья, таких как изоляция и потеря работы.

Рисунок 1: Средняя доля взрослых, сообщающих о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства, январь-июнь 2019 г. по сравнению с январем 2021 г.

В этом кратком обзоре рассматривается психическое здоровье и употребление психоактивных веществ во время пандемии COVID-19 и до нее. Он ориентирован на группы населения, которые особенно подвергались риску негативных последствий для психического здоровья или злоупотребления психоактивными веществами во время пандемии, включая молодых людей, людей, потерявших работу, родителей и детей, цветные сообщества и основных работников.Мы опираемся на анализ данных KFF, проведенного Бюро переписи населения по пульсовому обследованию домашних хозяйств (текущее обследование, созданное для сбора данных о последствиях пандемии для здоровья и экономики), данные опроса KFF по отслеживанию состояния здоровья и данные о психическом здоровье до пандемии COVID-19. . Ключевые выносы включают:

  • Молодые люди испытали ряд связанных с пандемией последствий, таких как закрытие университетов и потеря дохода, которые могут способствовать ухудшению психического здоровья. Во время пандемии более высокая, чем в среднем, доля молодых людей (в возрасте 18–24 лет) сообщают о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства (56%).По сравнению со всеми взрослыми, молодые люди чаще сообщают об употреблении психоактивных веществ (25% против 13%) и суицидальных мыслях (26% против 11%). До пандемии молодые люди уже подвергались высокому риску плохого психического здоровья и расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, хотя многие из них не получали лечения.
  • Исследования предыдущих экономических спадов показывают, что потеря работы связана с повышенной депрессией, тревогой, стрессом и низкой самооценкой и может привести к более высокому уровню расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и самоубийств. Во время пандемии взрослые в семьях, потерявших работу или имеющих низкий доход, сообщают о более высоком уровне симптомов психических заболеваний, чем те, у кого нет работы или потери дохода (53% vs.32%).
  • Исследования, проведенные во время пандемии, указывают на опасения по поводу плохого психического здоровья и благополучия детей и их родителей, особенно матерей, поскольку многие из них испытывают проблемы с закрытием школ и отсутствием ухода за детьми. Женщины с детьми чаще сообщают о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства, чем мужчины с детьми (49% против 40%). В целом как до, так и во время пандемии женщины сообщали о более высоких показателях тревожности и депрессии по сравнению с мужчинами.
  • Пандемия непропорционально сильно повлияла на здоровье цветных сообществ. Взрослые нелатиноамериканские чернокожие (48%) и взрослые латиноамериканцы или латиноамериканцы (46%) чаще сообщают о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства, чем белые неиспаноязычные взрослые (41%). Исторически сложилось так, что цветные сообщества сталкивались с проблемами при получении доступа к психиатрической помощи.
  • Многие важные работники продолжают сталкиваться с рядом проблем, в том числе с большим риском заражения коронавирусом, чем другие работники.По сравнению с второстепенными работниками основные работники с большей вероятностью будут сообщать о симптомах тревожности или депрессивного расстройства (42% против 30%), начале или увеличении употребления психоактивных веществ (25% против 11%) и суицидальных мыслях (22% против 8%). %) во время пандемии.

И те, кто недавно столкнулся с психическими расстройствами или злоупотреблением психоактивными веществами, и те, кто уже диагностирован до пандемии, могут нуждаться в услугах по охране психического здоровья и наркозависимости, но могут столкнуться с дополнительными препятствиями из-за пандемии.

Распространенность психических заболеваний и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ во время пандемии

Во время пандемии COVID-19 усилились опасения по поводу психического здоровья и употребления психоактивных веществ, в том числе опасения по поводу суицидальных мыслей.В январе 2021 года 41% взрослых сообщили о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства (рис. 2), и эта доля в значительной степени стабильна с весны 2020 года. В ходе опроса, проведенного в июне 2020 года, 13% взрослых сообщили о новом или увеличении употребления психоактивных веществ. из-за стресса, связанного с коронавирусом, и 11% взрослых сообщали о мыслях о самоубийстве за последние 30 дней. Уровень самоубийств уже давно растет и может ухудшиться из-за пандемии. Данные на начало 2020 года показывают, что смертельные случаи от передозировки наркотиков были особенно заметны в период с марта по май 2020 года, что совпало с началом карантина, связанного с пандемией.

Рисунок 2: Доля взрослых, сообщающих о симптомах тревожного или депрессивного расстройства во время пандемии COVID-19

Как и до пандемии, взрослые с плохим общим состоянием здоровья (которое может отражать как физическое, так и психическое здоровье) продолжают сообщать о более высоких показателях тревожности и / или депрессии, чем взрослые с хорошим общим здоровьем. , В частности, для людей с хроническими заболеваниями и без того высокая вероятность наличия сопутствующего психического расстройства может усугубляться их уязвимостью перед тяжелым заболеванием, вызванным COVID-19.Недавнее исследование также показало, что 18% людей (включая людей с прошлым психиатрическим диагнозом и без него), которым был поставлен диагноз COVID-19, позже были диагностированы с психическим расстройством, таким как тревога или расстройства настроения. Пожилые люди также более уязвимы к тяжелым заболеваниям коронавируса и испытали повышенный уровень беспокойства и депрессии во время пандемии.

Психические расстройства во время пандемии возникают на фоне высоких показателей психических заболеваний и употребления психоактивных веществ, которые существовали до нынешнего кризиса.До пандемии каждый десятый взрослый сообщал о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства. Почти каждый пятый взрослый человек в США (47 миллионов) сообщил о каком-либо психическом заболевании. В 2018 году более 48000 американцев покончили жизнь самоубийством, а в среднем за 2017 и 2018 годы почти одиннадцать миллионов взрослых сообщили, что в прошлом году у них были серьезные мысли о самоубийстве. Кроме того, смертность от передозировки наркотиков в 2018 году была в четыре раза выше, чем в 1999 году из-за опиоидного кризиса.

Пандемия, вероятно, повлияла на психическое здоровье разными способами, особенно в условиях широко распространенной социальной изоляции в результате принятия необходимых мер безопасности.Большое количество исследований связывает социальную изоляцию и одиночество как с плохим психическим, так и с физическим здоровьем. Широко распространенное переживание одиночества стало проблемой общественного здравоохранения еще до пандемии, учитывая его связь с сокращением продолжительности жизни и повышенным риском как психических, так и физических заболеваний. Опрос KFF по отслеживанию состояния здоровья, проведенный в конце марта 2020 года, вскоре после того, как были изданы многие приказы о пребывании дома, обнаружил, что те, кто укрывается на месте, с большей вероятностью сообщают о негативных последствиях для психического здоровья, вызванных беспокойством или стрессом, связанным с коронавирусом, по сравнению с теми, кто не укрытие на месте.

Некоторые предшествующие эпидемии вызвали общий стресс и привели к новым проблемам с психическим здоровьем и употреблением психоактивных веществ. По мере продолжения пандемии COVID-19 различные группы населения подвергаются повышенному риску ухудшения психического здоровья и могут столкнуться с проблемами при получении доступа к необходимой помощи.

Молодые люди

Во время пандемии тревожность, депрессия, нарушения сна и мысли о самоубийстве у многих молодых людей усилились. Они также испытали ряд связанных с пандемией последствий, таких как закрытие университетов, переход на удаленную работу и потеря дохода или работы, которые могут способствовать ухудшению психического здоровья.Анализ KFF исследования пульса домашних хозяйств показывает, что на протяжении всей пандемии большая доля молодых людей (в возрасте 18-24 лет) сообщала о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства — 56% по состоянию на декабрь 2020 года — по сравнению с пожилыми людьми (рис. ).

Рисунок 3: Доля взрослых, сообщивших о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства во время пандемии COVID-19, по возрасту

лет

Предыдущее исследование, проведенное в июне 2020 года, показало аналогичные результаты для молодых людей по сравнению со всеми взрослыми. Исследование также показало, что употребление психоактивных веществ и суицидальные мысли особенно ярко выражены среди молодых людей: 25% сообщили, что начали или увеличили употребление психоактивных веществ во время пандемии (по сравнению с 13% всех взрослых), а 26% сообщили о серьезных мыслях о самоубийстве (для сравнения до 11% всех взрослых).До вспышки коронавируса молодые люди уже подвергались высокому риску плохого психического здоровья и расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, однако многие из них не получали лечения.

Взрослые, потерявшие работу или потерявшие доход

Во время пандемии многие люди по всей стране испытали потерю работы или дохода, что в целом сказалось на их психическом здоровье. Взрослые, потерявшие работу в семье во время пандемии, постоянно сообщали о более высоких показателях симптомов тревожности и / или депрессивного расстройства по сравнению со взрослыми, не потерявшими работу в семье (53% vs.32% соответственно; Рисунок 4). Аналогичным образом, результаты декабрьского опроса по отслеживанию состояния здоровья KFF показывают, что домохозяйства, испытывающие потерю дохода или работы, значительно чаще сообщают о том, что беспокойство или стресс по поводу вспышки коронавируса негативно повлияли на их психическое здоровье.

Рисунок 4: Доля взрослых, сообщающих о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства во время пандемии COVID-19, по статусу потери работы домохозяйствами

Помимо повышенной тревожности и депрессии потеря работы может привести к другим неблагоприятным последствиям для психического здоровья, таким как расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ.Во время предыдущей рецессии высокий уровень безработицы также был связан с увеличением количества самоубийств. Опрос KFF по отслеживанию состояния здоровья, проведенный в середине июля 2020 года, показал, что по сравнению с домохозяйствами, не потерявшими доход или занятость, более высокая доля домохозяйств, потерявших доход или потерявших работу, сообщила, что беспокойство или стресс, связанные с пандемией, вызвали у них хотя бы одно неблагоприятное воздействие. влияние на их психическое здоровье и благополучие, например, трудности со сном или едой, увеличение потребления алкоголя или психоактивных веществ, а также обострение хронических состояний (46% vs.59% соответственно).

Опросы по отслеживанию состояния здоровья

KFF, проведенные во время пандемии, также показали, что люди с низкими доходами, как правило, чаще сообщают о серьезных негативных последствиях для психического здоровья из-за беспокойства или стресса из-за коронавируса. В декабре 2020 года 35% тех, кто зарабатывает менее 40 000 долларов США, сообщили о серьезном негативном воздействии на психическое здоровье, по сравнению с 21% тех, кто имеет доход от 40 000 до 89 999 долларов США, и 17% тех, кто зарабатывает 90 000 долларов США и более (Рисунок 5).

Рисунок 5: Процент взрослых, которые говорят, что беспокойство или стресс, связанный с коронавирусом, оказал негативное влияние на их психическое здоровье, по семейному доходу

Родители и дети

Чтобы помочь замедлить распространение коронавируса, многие школы и детские сады по всей территории США.С. закрылись и перешли на виртуальное обучение хоть какое-то время. Из-за этих закрытий дети и их родители постоянно сталкиваются с нарушением и изменением своего распорядка дня. Исследования во время пандемии выявляют опасения по поводу плохого психического здоровья и благополучия детей и их родителей. Например, многие родители детей школьного возраста сейчас больше озабочены эмоциональным благополучием своих детей, чем до пандемии. И родители, и их дети испытали ухудшение психического здоровья с начала пандемии, и женщины с детьми чаще, чем их коллеги-мужчины, сообщают об ухудшении психического здоровья.

На протяжении всей пандемии мы обнаружили, что взрослые в домохозяйствах с детьми в возрасте до 18 лет по сравнению со взрослыми в семьях без них несколько чаще сообщают о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства (45% против 41%, соответственно, по состоянию на декабрь 2020 г.). В частности, среди домохозяйств с детьми в возрасте до 18 лет женщины чаще, чем мужчины, сообщали о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства на протяжении всей пандемии (по состоянию на декабрь 2020 года, 49% против 40%, соответственно; Рисунок 6) .Аналогичным образом, опросы по отслеживанию состояния здоровья KFF, проведенные во время пандемии, в целом показали, что среди родителей женщины чаще, чем мужчины, сообщают о негативном воздействии на психическое здоровье.

Рисунок 6: Доля взрослых в домохозяйствах с детьми в возрасте до 18 лет, которые сообщают о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства во время пандемии COVID-19, по полу

Во время пандемии женщины чаще сообщали о плохом психическом здоровье по сравнению с мужчинами. Например, 47% женщин сообщили о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства по сравнению с 38% мужчин в декабре 2020 года.Среди женщин, работающих на рабочем месте, более одной из четырех рассматривают возможность ухода с работы или сокращения рабочего времени, причем многие ссылаются на выгорание и домашние обязанности в качестве основной причины. Даже до пандемии женщины чаще, чем мужчины, сообщали о нарушениях психического здоровья, включая серьезные психические заболевания.

Существующее психическое заболевание среди подростков может усугубиться пандемией, и из-за закрытия многих школ они не имеют такого же доступа к ключевым услугам в области психического здоровья.До пандемии более одного из десяти (16%) подростков в возрасте от 12 до 17 лет страдали тревогой и / или депрессией. Дети могут испытывать психические расстройства во время пандемии из-за нарушения распорядка дня, потери социальных контактов или стресса в семье. Кроме того, во время пандемии может возрасти жестокое обращение с детьми. Количество посещений отделений неотложной помощи по вопросам жестокого обращения с детьми сократилось во время вспышки COVID-19; тем не менее, серьезность травм среди обращений за неотложной помощью по поводу жестокого обращения с детьми увеличилась, что привело к большему количеству госпитализаций.Жестокое обращение с детьми может привести к непосредственным эмоциональным и психологическим проблемам, а также является неблагоприятным опытом детства (НОП), связанным с возможным психическим заболеванием и злоупотреблением психоактивными веществами в более позднем возрасте. Педагоги играют решающую роль в выявлении жестокого обращения с детьми и сообщении о них. Однако из-за закрытия школ и приказов о том, чтобы сидеть дома, вполне вероятно, что многие случаи останутся незамеченными, и что дети из групп риска все чаще подвергаются дома для своих обидчиков.

Употребление психоактивных веществ также вызывает озабоченность среди подростков.До пандемии 15% старшеклассников сообщали об употреблении запрещенных наркотиков, а 14% — о злоупотреблении опиоидами, отпускаемыми по рецепту. Одиночное употребление психоактивных веществ (в отличие от социального) увеличилось среди подростков во время пандемии, что связано с ухудшением психического здоровья. Суицидальные мысли — еще одна серьезная проблема для подростков во время пандемии. Хотя до пандемии самоубийство было десятой по значимости причиной смерти в США в целом, оно было второй по значимости причиной смерти среди подростков в возрасте от 12 до 17 лет.До пандемии уровень самоубийств был особенно заметен среди чернокожей и ЛГБТ-молодежи.

Сообщества цветов

Влияние пандемии на психическое здоровье заметно среди цветных сообществ, где также наблюдается непропорционально высокий уровень случаев COVID-19 и летальных исходов. Взрослые чернокожие и латиноамериканцы чаще, чем белые, сообщали о симптомах тревожности и / или депрессивного расстройства во время пандемии (рис. 7). Это несопоставимое воздействие на психическое здоровье возникает в дополнение к тем, что общины чернокожих и латиноамериканцев испытывают непропорционально высокий уровень случаев коронавируса и смертей (в целом, а также среди медицинских работников и в домах престарелых) и негативные финансовые последствия.Кроме того, черные родители чаще, чем белые родители, сообщали о негативном воздействии пандемии на образование своих детей, их способность заботиться о своих детях и их отношения с членами семьи. До пандемии темнокожие и латиноамериканцы с меньшей вероятностью получали необходимые услуги по охране психического здоровья по сравнению с населением в целом. Кроме того, смертность от самоубийств, которая может увеличиться из-за пандемии, исторически была намного выше, чем в среднем среди коренных американцев.

Рисунок 7: Доля взрослых, сообщивших о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства во время пандемии COVID-19, по расе / этнической принадлежности

Essential Workers

Основные работники во время пандемии COVID-19, такие как поставщики медицинских услуг, сотрудники продуктовых магазинов, а также сотрудники, занимающиеся доставкой почты и посылок, показали высокие показатели плохих результатов в отношении психического здоровья. Эти работники обычно вынуждены работать вне дома и могут быть не в состоянии практиковать социальное дистанцирование.Следовательно, они подвергаются повышенному риску заражения коронавирусом и заражения других членов своей семьи. Анализ KFF показал, что основные работники сталкиваются с дополнительными проблемами, включая трудности с обеспечением предметов первой необходимости, в результате пандемии. Эти факторы могут способствовать ухудшению психического здоровья этих работников. Как показано на Рисунке 8, основные работники чаще, чем второстепенные, сообщают о симптомах тревожности или депрессивного расстройства (42% против 30% соответственно), начинают или увеличивают употребление психоактивных веществ (25% против 30% соответственно).11%) или думают о самоубийстве в последние 30 дней (22% против 8%).

Диаграмма 8: Среди основных и второстепенных работников, доля взрослых, сообщающих о психических расстройствах и употреблении психоактивных веществ, июнь 2020 г.

Во время пандемии медицинские работники на переднем крае сообщали о чувствах тревоги и депрессии, а также о мыслях о самоубийстве. Опрос KFF по отслеживанию состояния здоровья, проведенный в середине апреля 2020 года, показал, что 64% ​​домохозяйств, в которых есть медицинский работник, заявили, что беспокойство и стресс по поводу коронавируса вызвали у них как минимум одно неблагоприятное воздействие на их психическое здоровье и благополучие, например трудности. сон или еда, увеличение потребления алкоголя или психоактивных веществ и ухудшение хронических состояний по сравнению с 56% всех домохозяйств.До пандемии медсестры и врачи уже были склонны к выгоранию, а врачи также имели повышенный риск самоубийства.

Ответы на вопросы политики и соображения

На протяжении всей пандемии ведущие организации общественного здравоохранения, в том числе CDC, SAMHSA, Всемирная организация здравоохранения и ООН, опубликовали общие соображения и ресурсы, касающиеся психического здоровья и благополучия как населения в целом, так и конкретных групп высокого риска. группы во время пандемии.В США были предприняты некоторые шаги как на федеральном уровне, так и на уровне штатов для устранения воздействия пандемии на психическое здоровье, но, поскольку проблемы с психическим здоровьем нарастают, ключевые проблемы, вероятно, сохранятся.

Конгресс обратился к некоторым острым потребностям в услугах по охране психического здоровья и наркозависимости с помощью двух законопроектов о стимулах, принятых во время пандемии. Закон о консолидированных ассигнованиях, который был подписан в декабре 2020 года, включает около 4,25 миллиарда долларов на финансирование служб психического здоровья и наркозависимости.Он также основан на существующих законодательных усилиях, направленных на повышение соблюдения страховщиками федеральных правил о паритете психического здоровья. Закон о помощи, чрезвычайной помощи и экономической безопасности в связи с коронавирусом (Закон CARES), законопроект о стимулах, принятый в марте 2020 года, также выделил средства на услуги в области психического здоровья и употребления психоактивных веществ, в том числе выделение 425 миллионов долларов для использования SAMHSA, в дополнение к нескольким положениям, нацеленным на при расширении охвата и доступности телемедицины и другой удаленной помощи для тех, кто покрывается Medicare, частным страхованием и другими программами, финансируемыми из федерального бюджета.Это также позволило Департаменту по делам ветеранов организовать расширение услуг по охране психического здоровья изолированным ветеранам с помощью телемедицины или других услуг удаленного ухода. Другие усилия по удовлетворению потребностей в области психического здоровья включают существенное увеличение использования телемедицины для оказания психиатрических услуг при помощи федерального правительства и многих штатов, расширяющих охват и смягчающих правила для услуг телемедицины. Забегая вперед, администрация Байдена и Конгресс могут предпринять дополнительные шаги для решения проблем психического здоровья и употребления психоактивных веществ, включая административные меры по борьбе с самоубийствами среди ЛГБТ-молодежи, паритет психического здоровья, опиоидный кризис, услуги ветеранов психического здоровья и службы психического здоровья на базе школ. .

Учитывая последствия пандемии как для людей с новыми, так и для предпандемических состояний психического здоровья, кризис высвечивает новые и существующие препятствия на пути доступа к службам психического здоровья и лечения наркозависимости. Среди взрослых, сообщающих о симптомах тревожного и / или депрессивного расстройства, более 20% сообщают, что они нуждались, но не получали консультации или терапию в течение последнего месяца во время пандемии. Ограниченный доступ к психиатрической помощи и лечению от наркозависимости частично объясняется нынешней нехваткой специалистов в области психического здоровья, которая усугубилась пандемией.Дефицит койко-мест в психиатрических больницах перед пандемией также усугубился в связи с увеличением количества пациентов с COVID-19, которым требуются койки в больницах по всей стране.

Доступ к услугам по охране психического здоровья и наркозависимости был проблемой до пандемии. В 2018 году из 6,5 миллионов взрослых не пожилого возраста, испытывающих серьезный психологический стресс, 44% сообщили, что в прошлом году обращались к специалисту по психическому здоровью. По сравнению со взрослыми, не страдающими серьезным психологическим расстройством, взрослые с серьезным психологическим расстройством чаще не имели страховки (20% против 13%) и были не в состоянии позволить себе психиатрическую помощь или консультации (21% против 3%).Для людей, имеющих страховое покрытие, все более частым препятствием для доступа к психиатрической помощи является отсутствие возможностей оказания психиатрической помощи и помощи при употреблении психоактивных веществ в рамках сети. Те, кто не застрахован, уже вынуждены платить полную цену за эти и другие медицинские услуги. Поскольку безработица продолжает влиять на миллионы людей, которые, в свою очередь, могут потерять страховое покрытие на основе работы, некоторые могут восстановить страховое покрытие с помощью таких вариантов, как Medicaid, COBRA или ACA Marketplace, а другие могут остаться незастрахованными. Учитывая беспрецедентное количество людей, сообщающих о симптомах тревожного или депрессивного расстройства, потенциальный исход дела California v.Техас (дело, оспаривающее конституционность всего ACA) важно рассмотреть. До ACA людям с уже существовавшим заболеванием, таким как депрессия, могло быть отказано в медицинском страховании или взимались более высокие страховые взносы, а многие индивидуальные рыночные планы не покрывали никаких услуг в области психического здоровья или употребления психоактивных веществ.

Взгляд вперед

Пандемия имеет как краткосрочные, так и долгосрочные последствия для психического здоровья и употребления психоактивных веществ, особенно для групп риска новых или обостренных психических расстройств и тех, кто сталкивается с препятствиями при доступе к медицинской помощи.Поэтапная вакцинация от COVID-19 проводится по всей стране, что, возможно, сигнализирует о том, что конец пандемии близок. Однако многие из стрессовых условий, используемых для смягчения распространения коронавируса, вероятно, сохранятся в ближайшем будущем, учитывая медленное и проблемное развертывание вакцинации по всей стране, случаи отказа людей от вакцины из-за страха или неуверенности, а также необходимость того, чтобы вакцинированные люди продолжали принимать существующие меры предосторожности для смягчения вспышки.

История показала, что воздействие стихийных бедствий на психическое здоровье превышает физическое, что позволяет предположить, что сегодняшние повышенные потребности в психическом здоровье сохранятся и после самой вспышки коронавируса. Например, анализ психологического ущерба для медицинских работников во время вспышек показал, что психологический стресс может длиться до трех лет после вспышки. Из-за финансового кризиса, сопровождающего пандемию, есть также серьезные последствия для смертности из-за «смертей от отчаяния».Согласно анализу, проведенному в мае 2020 года, к 2029 году в результате экономического спада и социальной изоляции могут произойти дополнительные смертельные случаи из-за самоубийств и злоупотребления алкоголем или наркотиками.

По мере того, как политики продолжают обсуждать дальнейшие действия по облегчению бремени пандемии COVID-19, важно будет рассмотреть, как возросшая потребность в услугах по охране психического здоровья и наркозависимости, вероятно, сохранится в долгосрочной перспективе, даже если новые случаи заболевания и смерти из-за новый коронавирус утихнет.

Эта работа была частично поддержана Well Being Trust.Мы ценим наших спонсоров. KFF сохраняет полный редакторский контроль над всем своим политическим анализом, опросами и журналистской деятельностью.

Коронавирус: возможные долгосрочные последствия для психического здоровья

Исследователи также собирают эмпирические данные, которые, как они надеются, помогут лучше понять долгосрочные побочные эффекты этого уникального кризиса для психического здоровья и, следовательно, способы их преодоления. Основные исследования в Великобритании посвящены психическому здоровью пациентов, госпитализированных с Covid-19, и медсестер, работающих на передовой.В Швеции исследователи из Центра психиатрических исследований в Стокгольме проводят рассчитанный на год проект с участием более 3000 человек с уже существующими психическими заболеваниями, включая депрессию, тревожность и ОКР. В рамках общенационального исследования Австралии, проведенного Центром исследований психического здоровья Матильды в Сиднее, проводится оценка воздействия пандемии на текущее психическое здоровье и благополучие населения в целом.

«Есть опасения, что проблемы с психическим здоровьем могут усиливаться или усиливаться, но это необходимо лучше понять», — говорит Нитья Джаярам-Линдстрем, операционный менеджер Стокгольмского проекта.Она говорит, что шведское исследование будет сосредоточено на том, насколько Covid-19 мог усугубить существующее неравенство в области психического здоровья, как симптомы у пациентов развиваются или изменяются в течение следующего года и какие группы пострадали больше всего. «Мы также хотим понять факторы, которые способствуют устойчивости, что так же важно понимать, как и факторы риска».

Джошуа С. Морганштейн из Центра изучения травматического стресса в Мэриленде утверждает, что подобные проекты станут важным ресурсом как для медицинских работников, так и для правительств.«Наблюдение за здоровьем различных групп населения для лучшего понимания этих аспектов риска имеет важное значение для нас, чтобы мы могли принимать меры и планировать последующие волны пандемии, а также будущие чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения», — говорит он. «Стресс подобен токсину, например, свинцу или радону. Чтобы понять это и как это влияет на общество, нам нужно знать, кто подвергается облучению, когда, сколько и какие последствия было вызвано воздействием ». Хотя данных пока мало, Морганштейн прогнозирует, что долгосрочные исследования, вероятно, еще больше выявят различия в уровне благосостояния по признаку расы, пола и дохода, которые уже были выявлены во время пандемии, и должны быть приняты во внимание при разработке будущих ответных мер. .

Устойчивость и надежда

Несмотря на постоянную обеспокоенность по поводу «длинного хвоста» проблем психического здоровья, вызванных воздействием Covid-19, психиатры говорят, что важно понимать, что есть и некоторые положительные выводы.

Тейлор утверждает, что, хотя значительное меньшинство может бороться в долгосрочной перспективе, пандемия высветила высокий уровень устойчивости к стрессу у широких слоев населения, а также способность людей «приходить в норму» после катастрофических событий.Например, в Ухане, где впервые началась пандемия и случаи были взяты под контроль после строгой 76-дневной изоляции и массового тестирования, в августе город провел масштабный музыкальный фестиваль в аквапарке. Тысячи людей столпились плечом к плечу, без масок и без социального дистанцирования. Большие концерты также вернулись в Новую Зеландию после того, как распространение вируса среди населения было остановлено. Подобные события имели место, размышляет Тейлор, несмотря на фаталистические настроения в начале 2020 года, когда «многие люди сомневались, что жизнь вернется к нормальной жизни, а некоторые размышляли о мрачном диккенсовском постпандемическом мире».Он считает, что «аналогичные события, вероятно, произойдут в других странах мира, когда пандемия закончится».

Психотерапевт Ниппода отмечает, что для некоторых людей неблагоприятные обстоятельства пандемии на самом деле оказали «исключительно положительное влияние» на их психическое здоровье, которое также может быть долгосрочным. Она утверждает, что опыт изоляции помог снизить уровень тревожности или остановить панические атаки у тех, кто до пандемии испытывал высокий уровень стресса во внешнем мире. Это потому, что они чувствовали большее чувство свободы и безопасности, проводя больше часов дома.Хотя существует риск социальной изоляции и одиночества для тех, кто слишком много уединяется, она говорит, что это принудительное времяпрепровождение в помещении побудило некоторых стремиться к лучшему балансу работы и личной жизни в будущем или «выбирать свой собственный ритм жизни», когда дело доходит до общения — путем нахождения «собственной зоны комфорта в границах между помещением и улицей».

Другие использовали эру социального дистанцирования, чтобы убрать беспорядок в своих домах, и «новое пространство в доме позитивно отразилось в их сознании, как если бы они смогли убрать сложности в своей голове», — говорит Ниппода.Считается, что увеличение времени для хобби, особенно создания и выполнения вещей с нуля, принесло многим чувство удовлетворения, удовлетворения и снятие стресса.

Но такого рода переживания кажутся пустым звуком для таких людей, как гермафобка Сьюзан Кемп из Стокгольма, которые все еще пытаются представить себе конец их более острым проблемам психического здоровья, связанным с пандемией. «Ясно, что должен быть некий баланс между осторожностью и абсолютным отшельником, которого я не могу достичь», — сетует она.«Но я иррационально не могу преодолеть свой страх. В наши дни очень трудно решить, когда я веду себя рационально, а когда нет ».

«Мне действительно очень трудно восстановить равновесие», — соглашается американская страдающая посттравматическим стрессовым расстройством Линдси Хиггинс, которая не уверена, что ее симптомы улучшатся, даже если ученые разработают вакцину. «Потребуется время, чтобы распространить вакцину, и еще больше времени, чтобы убедить людей, что им следует даже принять вакцину. Честно говоря, я не уверен, что когда-нибудь снова почувствую себя в безопасности ».

Психологическое воздействие и связанные с ним факторы COVID-19 в гене

Введение

В качестве международной чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения коронавирусная болезнь 2019 г. (COVID-19) привлекла широкое внимание общественности.Из-за высокой заразности и смертности от COVID-19 (3–4%), 1 Китай 25 января 2020 г. инициировал свои чрезвычайные меры в области общественного здравоохранения первого уровня. 2 Правительство Китая и органы здравоохранения стремились замедлить распространение вируса ‘распространяются путем принятия ряда превентивных мер, таких как строгий карантин, отслеживание контактов и социальное дистанцирование. 3 Помимо связанных со здоровьем и социально-экономических проблем, связанных с COVID-19, психологическое воздействие болезни также привлекло значительное внимание.В марте Всемирная организация здравоохранения № 4 выпустила руководство по психическому здоровью для поддержки психосоциального и психического благополучия населения в целом.

Фон

С экспоненциальным распространением вируса и соответствующей широкомасштабной карантинной политикой, принятой большинством правительств, постепенно возник широкий спектр психологических расстройств, включая панику, страх, тревогу, депрессию и разочарование. На сегодняшний день в различных исследованиях сообщается о психологическом воздействии пандемии COVID-19 на разные группы населения.Например, сообщалось, что пациенты с COVID-19 испытывают не только несколько физических симптомов, но и различные психологические эффекты. 5 Аналогичным образом, поставщики медицинских услуг, особенно медсестры и врачи, ухаживающие за пациентами с COVID-19, испытывают значительный психологический стресс, связанный со страхом заражения. 6 Население в целом одновременно затронуто инфекцией COVID-19, а также мерами социального дистанцирования. Qiu et al 7 обнаружили, что 5.14% китайцев испытали серьезное психическое расстройство. Другое китайское онлайн-исследование, проведенное Ван и др. 8 , показало, что 16,5% населения в целом имели симптомы депрессии от умеренной до тяжелой, а 28,8% страдали от симптомов тревоги от умеренной до тяжелой. По мере глобального распространения вируса исследования психологического воздействия пандемии COVID-19 распространяются среди разных стран. 9,10 Например, общенациональное исследование Австралии показало, что психические проблемы жителей во время пандемии были как минимум в два раза выше, чем до пандемии. 11 Итальянская серия исследований сообщила, что пандемия COVID-19 была важным фактором стресса, сравнимым с травмирующим событием. 12–14

Стресс — это физиологический, психологический и поведенческий процесс, который возникает у людей в ответ на раздражители окружающей среды. 15 Предыдущие исследования показали, что стресс вызывает различные проблемы с психическим здоровьем. 16,17 Хотя умеренное давление полезно для стимулирования индивидуального защитного поведения и улучшения приспособляемости к окружающей среде за счет разработки системы предупреждения, 18,19 длительный или интенсивный стресс вызывает психологические нарушения и физические заболевания.Это явление было объяснено с помощью модели системы стресса, которая предполагает, что неблагоприятные жизненные события (факторы стресса) могут напрямую приводить к индивидуальным реакциям на стресс или косвенно влиять на физическое и психическое здоровье человека через его стиль совладания, социальную поддержку, личностные качества и осведомленность. 20 На рисунке 1 показана модель системы напряжений.

Рисунок 1 Адаптация теоретической основы модели системы напряжений.

Стиль преодоления относится к когнитивным и поведенческим усилиям человека по поддержанию психического равновесия в стрессовых ситуациях. 21 Предыдущие исследования показали, что стиль совладания действует как посредник между стрессом и психологическим здоровьем. 22 Принятие соответствующих стратегий выживания в стрессовых ситуациях положительно влияет на качество жизни. 23 Кроме того, хорошо задокументирована роль стратегий выживания в медицинских учреждениях.Например, стратегии преодоления трудностей, по-видимому, предотвращают появление депрессивных симптомов 24 и помогают снизить тяжесть гипертонии. 25 Осведомленность о заболевании (которая относится к самооценке знаний о передаче заболевания, общих симптомах, возможном лечении и факторах риска, связанных с заболеванием) 26 имеет решающее значение для контроля и предотвращения COVID-19. Кроме того, знание конкретного заболевания может повлиять на восприятие и поведение людей по отношению к нему. 27 Более ранние исследования показали, что более высокий уровень знаний о COVID-19 полезен для общества, позволяющего сохранять оптимистичное отношение и поддерживать соответствующие профилактические меры и поведение, связанное с обращением за медицинской помощью. 28 Кроме того, исследования во время вспышки атипичной пневмонии показывают, что осведомленность общественности была связана с уменьшением симптомов тревоги, страха и паники. 29 Ограниченные знания о болезнях могут усугубить психологический стресс и эмоциональные реакции. 30 Таким образом, стили преодоления и осведомленность о болезнях играют важную роль в преодолении психологического стресса, связанного с пандемией COVID-19.

Уже существует обширная литература о психическом здоровье и психосоциальных расстройствах во время пандемии COVID-19. Однако с точки зрения инструментов обследования в большинстве исследований использовались общие шкалы (такие как Контрольный список симптомов-90 или Шкала депрессии, тревожности и стресса), а не шкалы, специально предназначенные для чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения. Кроме того, хотя исследователи провели общенациональные опросы в Китае, информация по конкретным регионам остается ограниченной. Хунань — одна из соседних провинций с близким транспортным сообщением с Ухань.Таким образом, понимание потенциальных психологических изменений, связанных с пандемией среди населения Хунани, имеет важное значение для улучшения психического здоровья людей посредством целенаправленных вмешательств.

Цели

Это исследование было направлено на 1) понимание психологического состояния населения в Хунани во время пандемии COVID-19 и 2) изучение факторов, влияющих на психологическое состояние населения, и анализ связи психологического состояния со стилем совладания и осведомленностью о болезни.

Материалы и методы

Конструкция

В этом поперечном описательном исследовании использовалась онлайн-анкета для опроса людей из провинции Хунань, Китай, относительно их психологического состояния во время пандемии COVID-19.

Участников

Все респонденты были гражданами Китая из провинции Хунань, которые дали согласие на участие и заполнили онлайн-анкету. Кандидаты были отобраны методом снежного кома в период со 2 по 5 февраля 2020 года (начало второго этапа борьбы Китая с эпидемией).Критериями включения были: 1) принадлежность к провинции Хунань, 2) возраст 18–60 лет, 3) способность говорить и понимать по-китайски и 4) способность самостоятельно заполнять онлайн-анкету. Мы исключили лиц, которые были: 1) подтвержденными пациентами с COVID-19 и 2) медицинским персоналом, участвовавшим в борьбе с пандемией COVID-19. Согласно методу расчета размера выборки Кендалла, размер выборки должен в 5–10 раз превышать количество пунктов в анкете. 31 Таким образом, учитывая три шкалы, включающие 54 пункта, для этого исследования требовался размер выборки 270–540.Если исходить из 20% отсева, для исследования потребовалась выборка из 324–648 участников. Наконец, была получена 571 действующая анкета, отвечающая требованиям к размеру выборки.

Инструменты для обследования

Анкета, использованная в этом исследовании, состояла из четырех частей, включая анкету с общей информацией, анкету о чрезвычайном психологическом состоянии населения, анкету простого стиля преодоления и осведомленность населения о болезнях по шкале COVID-19.

Общая информация

В этом разделе зарегистрированы демографические характеристики участников (такие как возраст, пол, этническая принадлежность, место жительства, уровень образования, семейное положение, статус занятости, ежемесячный доход и религиозные убеждения), а также 10 пунктов, связанных с пандемией COVID-19, например, наличие или отсутствие физических симптомов (таких как лихорадка, усталость или кашель) в течение последних 14 дней.

Опросник по вопросам чрезвычайного психологического состояния государства

Этот вопросник, разработанный Гао и др. 32 , используется для оценки эмоциональной реакции на чрезвычайные ситуации среди людей в возрасте 16 лет и старше. 33 Он состоит из 25 пунктов, разделенных на пять измерений: депрессия (шесть пунктов), неврастения (пять пунктов), страх (шесть пунктов), принуждение-тревога (шесть пунктов) и ипохондрия (два пункта). Каждый пункт оценивается по четырехбалльной шкале от 0 до 3 в зависимости от серьезности (нулевая, легкая, умеренная и тяжелая) и частоты (редко, иногда, часто и всегда).Оценка по каждому параметру равна общей сумме, деленной на количество элементов. Чем выше оценка, тем серьезнее эмоциональная реакция человека в этом измерении. Согласно предыдущему исследованию, рекомендуемая граничная оценка — 1, при этом оценка ≥1 указывает на психологический стресс. 34 Общий коэффициент α Кронбаха для этой шкалы составлял 0,910, а ее надежность при разделении половин составляла 0,758 в этом исследовании. Коэффициенты α Кронбаха для подразмеров депрессии, неврастении, страха, навязчивой тревоги и ипохондрии были равны 0.885, 0,846, 0,802, 0,791 и 0,802 соответственно.

Простая анкета стиля преодоления

Се 35 разработал эту шкалу для оценки стилей адаптации людей. Он содержит 20 вопросов, разделенных на два измерения: активный стиль совладания (вопросы 1–12) и избегающий стиль совладания (вопросы 13–20). Каждый элемент оценивается по четырехбалльной шкале Лайкерта в диапазоне от 0 до 3 в зависимости от частоты (никогда, иногда, часто и всегда). Оценка по каждому параметру равна общей сумме, деленной на количество элементов.Чем выше оценка стиля совладания, тем более вероятно, что участник будет использовать этот конкретный стиль совладания. В этом исследовании коэффициенты α Кронбаха для всего инструмента, размер активного стиля копинга и размер избегающего стиля копинга составляли 0,894, 0,897 и 0,792 соответственно.

Осведомленность общества о болезнях по шкале COVID-19

Эта шкала основана на социо-психологическом исследовании SARS (национальная версия), разработанном Институтом психологии Китайской академии наук. 29 Для нашего исследования мы использовали первое измерение этой шкалы, которое включало девять вопросов об осведомленности населения о пандемии COVID-19 и оценивалось по пятибалльной шкале Лайкерта («незнакомый» = 1, «немного знакомый» «= 2,« в некоторой степени знакомый »= 3,« в меру знакомый »= 4 и« чрезвычайно знакомый »= 5 баллов). Оценка по шкале равна общей сумме баллов, разделенной на девять. Чем выше оценка, тем лучше осведомленность общественности о пандемии COVID-19. В этом исследовании общий коэффициент Кронбаха α инструмента был равен 0.932, а его надежность на половинном уровне составила 0,847.

Сбор данных

Этот опрос проводился на платформе «Звезда вопросников» ( https://www.wjx.cn ; Changsha Ranxing Science and Technology, Шанхай, Китай) с использованием выборки методом снежного кома. Ссылка на анкету была распространена через QQ или WeChat (самые популярные приложения для социальных сетей в Китае) контактам исследователей, которые проживали в разных городах провинции Хунань. Помимо первого контактного лица, ссылка была также разослана другим пользователям.Участникам было предложено распространить опрос среди как можно большего числа людей; мы рассчитывали охватить все города провинции Хунань. Участники могли анонимно заполнить анкету на своих мобильных телефонах или компьютерах, щелкнув гиперссылку. Для каждого IP-адреса, компьютера или мобильного телефона была разрешена только одна отправка. Исследователи могли проверить ответы на анкету в любое время на странице «Звезда анкеты». Всего было получено 649 ответов. После удаления 78 анкет, которые показывали IP-адреса, не принадлежащие к провинции Хунань, содержали неверную информацию или показывали образец ответа, в это исследование был включен 571 действующий вопросник с показателем эффективности 87.98%. На рисунке 2 показано распределение исследовательских выборок по различным городам провинции Хунань.

Рисунок 2 Распределение исследовательских выборок по разным городам провинции Хунань.

Этические соображения

Форма информированного согласия на первой странице онлайн-анкеты объяснила цель, процесс и возможные риски и преимущества этого исследования для потенциальных участников.После того, как участники дали свое согласие на участие в исследовании, они могли перейти к анонимному ответу на анкету и получить цифровой платеж или ваучер, стоимость которого варьировалась от 5 до 10 китайских юаней (примерно эквивалентно 0,70–1,40 доллара США) после заполнения. опрос. Им было разрешено выйти из исследования в любое время без каких-либо объяснений. Данные опроса были строго конфиденциальны, зашифрованы и сохранены на одном персональном компьютере. Это исследование соответствовало руководящим принципам Хельсинкской декларации 1995 г. (и ее пересмотренной редакции 2000 г.).

Анализ данных

Электронная таблица Excel была экспортирована с платформы Questionnaire Star. После проверки двумя исследователями данные были импортированы в программу SPSS Statistics 25.0 (IBM Corp., Армонк, Нью-Йорк, США). Тест нормальности Колмогорова – Смирнова проводился на непрерывных данных. Тесты на нормальность показали, что все непрерывные переменные имеют ненормальное распределение. Таким образом, непрерывные переменные в этом исследовании были описаны с помощью медианы (межквартильного размаха). Категориальные переменные описывались частотой и процентным соотношением.Мы использовали тест Манна – Уитни U для сравнения различий между двумя независимыми группами и тест Крускала – Уоллиса H для множественных независимых выборок и межгрупповых сравнений. Корреляция Спирмена использовалась для анализа связи между психологическим здоровьем, стилем совладания и осведомленностью о болезни. Статистическая значимость была установлена ​​на уровне p <0,05.

Результаты

Демографические характеристики и информация об инфекции COVID-19

Выборка составила 409 (71.63%) женщин и 162 (28,37%) мужчин. Возраст респондентов колебался от 18 до 60 лет; 355 (62,17%) были в возрасте от 18 до 30 лет, остальные (n = 216, 37,83%) были старше 30 лет. Двести шестнадцать (37,83%) респондентов были из сельской местности, 74 (12,96%) из городов и 281 (49,21%) из городов. Большинство участников (n = 534, 93,52%) были этническими ханьцами, в то время как только 6,48% (n = 37) были представителями этнических меньшинств. Более половины (n = 329, 57,62%) участников не состояли в браке, за ними следовали замужние (n = 230, 40.28%) и разведенных (n = 12, 2,10%) участников. Что касается уровня образования, то почти две трети (n = 379, 66,37%) участников имели степень бакалавра или выше, 100 (17,51%) участников имели диплом младшего колледжа и только 92 (16,11%) имели высшее образование. школьная степень или ниже. Кроме того, 35,20% (n = 201) участников были студентами, 28,20% (n = 161) были медицинским персоналом не на передовой, а 36,60% (n = 209) были из других профессий (например, служащие компании, рабочие-мигранты или купцы).Более одной трети (n = 201, 35,20%) участников имели ежемесячный доход более 5000 юаней, а более двух пятых (n = 249, 43,61%) имели ежемесячный доход менее или равный 5000 юаней. , а 121 (21,19%) не имели доходов. Большинство участников (n = 518, 90,72%) не придерживались религиозных убеждений, а 53 (9,28%) придерживались одного или нескольких религиозных убеждений. Во время китайского Нового года большинство участников собралось с 3–5 членами семьи (n = 262, 45,88%), в то время как такое же количество собралось с более чем 5 членами семьи (n = 266, 46.58%), и лишь единицы (n = 43, 7,53%) собрались с 1–2 членами семьи (таблица 1).

Таблица 1 Демографические характеристики и различия в чрезвычайном психологическом состоянии населения (n = 571)

Что касается проблем, связанных с пандемией COVID-19, только меньшая часть участников страдала симптомами, подобными COVID-19 (такими как лихорадка, усталость или кашель; n = 13, 2,28%), ели сырые морепродукты или мясные продукты (n = 29, 5.08%), контактировали с людьми из провинции Хубэй / Ухань в течение последних двух недель (n = 43, 7,53%) или не были знакомы с COVID-19 (n = 38, 6,65%). Однако большинство респондентов активно получали знания о том, как защитить себя от COVID-19 (n = 539, 94,40%), смогли определить подлинность информации, связанной с COVID-19 (n = 456, 79,86%), были обеспокоены пандемией COVID-19 (n = 522, 91,42%) или знали ежедневное количество подтвержденных случаев COVID-19 в Китае (n = 506, 88,62%).Количество участников, которые ежедневно тратили менее 1 часа, 1-2 часов и более 2 часов на информацию о пандемии COVID-19, составило 217 (38%), 252 (44,13%) и 102 (17,86%). , соответственно. Большинство участников считали раскрытие информации о пандемии COVID-19 своевременным (n = 378, 66,20%) или справедливым (n = 135, 23,64%), в то время как только 10,16% (n = 58) считали раскрытие информации задерживается. Около 97,37% (n = 556) участников получили информацию о COVID-19 из Интернета (через WeChat, Sina Weibo, TikTok или с веб-сайтов), за которыми следовали телетрансляции (n = 281, 49.21%) и молва от семьи, друзей и соседей (n = 186, 32,57%). Газеты и журналы были наименее используемым источником информации (n = 74, 12,96%). В таблице 2 представлена ​​информация участников об инфекции COVID-19.

Таблица 2 Информация участников об инфекции COVID-19 и различиях в чрезвычайном психологическом состоянии населения (n = 571)

Результаты опроса по опросу психологического состояния при чрезвычайных ситуациях

Общий средний балл по психологическому состоянию чрезвычайного положения составил 0.27 (0,31), и подавляющее большинство (94,22%, n = 538) участников сообщили о психологической оценке <1, в то время как только 5,78% (n = 33) из них имели оценку ≥ 1. Оценка страха была самой высокой. 0,89 (0,83), затем следует депрессия (0,11 [0,42]) и навязчивая тревога (0,08 [0,25]). Неврастения и ипохондрия показали самые низкие оценки - 0,001 (0,40) и <0,001 (0,02), соответственно. Кроме того, наибольшей распространенностью был страх (n = 274, 47,99%), за ним следовали неврастения (n = 59, 10,33%), депрессия (n = 52, 9.11%), тогда как ипохондрия (n = 18, 3,15%) и обсессивно-компульсивная тревога (n = 18, 3,15%) имели наименьшую распространенность (см. Таблицу 3).

Таблица 3 Результаты опроса по опроснику чрезвычайного психологического состояния (n = 571)

Различия в чрезвычайном психологическом состоянии государства

Результаты двух независимых выборок из теста Манна-Уитни U и нескольких независимых выборок из теста Краскела-Уоллиса H выявили значительные различия между следующими переменными: род занятий, симптомы лихорадки или усталости, распознавание достоверность информации о COVID-19 и уровень озабоченности по поводу COVID-19 (p <0.05) (Таблицы 1 и 2).

Взаимосвязь между чрезвычайным психологическим состоянием, стилем совладания и осведомленностью о заболевании

В этом исследовании общие средние баллы для активного и избегающего стиля совладания составили 1,75 (1,08) и 0,75 (0,87), соответственно. Осведомленность о заболевании составила 3,81 ± 0,83 балла, при этом показатель (фактический балл / максимальный балл × 100%) составил 76,2%. Избегающий стиль совладания имел слабую положительную корреляцию с оценкой психологического состояния чрезвычайного положения в обществе (r s = 0.257, p <0,01), депрессия (r s = 0,141, p <0,01), неврастения (r s = 0,204, p <0,01), страх (r s = 0,186, p <0,01), принуждение - тревога (r s = 0,241, p <0,01) и ипохондрия (r s = 0,166, p <0,01). Более того, осведомленность о болезни слабо отрицательно коррелировала с чрезвычайным психологическим состоянием общества (r s = −0,124, p <0,01), депрессией (r s = −0,168, p <0,01), неврастенией (r s = −0.098, p <0,05) и навязчивой тревоге (r s = -0,184, p <0,01), как показано в таблице 4.

Таблица 4 Корреляции между чрезвычайным психологическим состоянием, стилем совладания и осведомленностью о заболевании (R s , n = 571)

Обсуждение

На критическом этапе сдерживания распространения вируса очень важна оценка осведомленности населения о болезнях, стиля преодоления и психологического состояния для помощи в разработке адекватных превентивных психологических стратегий.Это исследование показало, что население провинции Хунань адекватно осведомлено о пандемии COVID-19, и лишь небольшая часть из них испытывает психологический стресс в этот период.

Наше исследование показало, что Интернет, особенно социальные сети, в настоящее время являются наиболее используемым источником информации (97,37%), что согласуется с результатами Юэ и др. 36 и Чена и др. 37 . Это показывает, что Интернет является практическим инструментом укрепления здоровья населения. В первом квартале 2020 года китайцы потратили на 30% больше времени на интернет-приложения по сравнению с 2019 годом, 38 , что говорит о том, что люди больше зависят от цифровых медиа, чем когда-либо прежде, из-за мер социальной изоляции, принятых правительством.Хотя Интернет был важным источником информации во время пандемии COVID-19, 39 он также был важным источником дезинформации. 40 Таким образом, мы утверждаем, что существует необходимость в механизме контроля доступа к сети, чтобы гарантировать предоставление надежной научной информации во время кризисов в области здравоохранения, подобных этому.

Наш опрос показал, что с психологической точки зрения широкая общественность была лишь незначительно затронута вспышкой COVID-19, при этом участники нашего исследования показали общий средний балл 0.27 (0,31). Кроме того, только у 5,78% участников развился психологический дистресс, что намного ниже, чем в среднем по стране (53,8%), 8 , а также в среднем по другим странам. 9,10,41,42 Это может быть связано с разными причинами. Во-первых, в отличие от других исследований, мы использовали шкалу, специально предназначенную для чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения, которые могли быть основной причиной низкой распространенности психологического стресса. Во-вторых, подтвержденные случаи COVID-19, зарегистрированные в провинции Хунань, сохраняли небольшой ежедневный рост (менее 100 случаев) 43 в течение периода исследования, что может означать, что пандемия не вызвала большого общественного стресса.В-третьих, сильная социальная поддержка связана с уменьшением вероятности развития психологического стресса. 44 Большинство участников (92,47%) в этом исследовании собрались с более чем двумя членами семьи и могли получить больше поддержки и заботы от своих семей во время социальной изоляции. В-четвертых, своевременная реакция китайских властей, эффективные профилактические меры и прозрачность средств массовой информации увеличили социальные ресурсы населения в области здравоохранения. Однако, как и в других исследованиях, во время пандемии COVID-19 45,46 и в период SARS-CoV 32,47 участников сообщили о более высокой распространенности страха в нашем исследовании.Кроме того, в предыдущих исследованиях сообщалось, что более 80% населения беспокоились о заражении вирусом. 48,49 Беспокойство и страх — это понятные эмоциональные реакции в стрессовых и неопределенных контекстах, например, в условиях продолжающегося кризиса здоровья. Кроме того, как сообщают другие исследования, 10,42 некоторые люди могли страдать от психологических расстройств, таких как неврастения, депрессия, ипохондрия и обсессивно-компульсивная тревога. Таким образом, следует уделять больше внимания этим предполагаемым негативным эмоциям, и можно рассмотреть возможность принятия многосторонних вмешательств для поддержки психического здоровья этих людей.

Мы определили, что избегающий стиль совладания был связан с плохим психическим здоровьем, что согласуется с результатами Доусона и др. 50 и Гурвича и др. 51 , которые предполагают, что избегающее копинговое поведение (такое как фантазия, избегание, самовыражение). -виновность и невмешательство) негативно влияют на психологическое благополучие. Предыдущие исследования психологических кризисов или чрезвычайных ситуаций показали, что избегающее совладание коррелирует с более низкой психологической выносливостью, 52 менее воспринимаемым контролем, 53 и более высокими уровнями тревожного поведения. 54 Однако, в отличие от предыдущих исследований, 53,55 наши результаты показали, что существует небольшая корреляция между активным стилем совладания с психологическим состоянием участников. Неясно, связано ли это с различиями в группах исследователей и инструментах измерения или с социальной изоляцией во время пандемии. Кроме того, проблемы, связанные с COVID-19, могут помешать людям успешно снять стресс с помощью работы, учебы или другой деятельности.Это подтверждают Ван и др., Которые сообщили, что избегающий стиль совладания оказал большее влияние на психологический дистресс людей, чем активный стиль совладания, в период изоляции. 56 Это может означать, что психологические вмешательства, такие как когнитивная терапия, необходимы для изменения неадаптивного поведения и контроля стилей преодоления препятствий.

Приверженность людей мерам профилактики COVID-19 в значительной степени зависит от их соответствующих знаний и отношения. 57 В нашем исследовании более 90% участников отметили, что они обеспокоены пандемией и активно приобретают знания, связанные с COVID-19. Как и в других странах, 58,59 участников продемонстрировали положительное отношение к защитным мерам и были готовы принять участие в профилактических мероприятиях против пандемии. Настоящее исследование также показало, что осведомленность населения о болезни во время пандемии COVID-19 была умеренно высокой (3,81 ± 0,83) по сравнению с осведомленностью населения во время вспышки тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) (средний балл: 3.15) в 2003 г. 29 Вспышка атипичной пневмонии в 2003 г. преподала ценные уроки китайскому народу. 60 Массовые кампании по повышению осведомленности, такие как реализация политики общественного здравоохранения, обеспечение санитарного просвещения и распространение информации среди населения, 61 могут улучшить общественные знания о COVID-19. Осведомленность о болезнях в нашем исследовании (76,2%) была ниже, чем сообщалось в одновременном исследовании в провинции Хубэй, Китай (90%) 62 и еще в одном исследовании из Вьетнама (92.2%). 28 Эта разница может быть связана с разницей между самооценкой и проверкой уровня знаний. Участники нашего исследования могли неуверенно относиться к своей осведомленности о болезни во время пандемии, что могло снизить самооценку их уровня знаний.

Осведомленность участников о болезни отрицательно коррелировала с психологическим состоянием общественного чрезвычайного положения, что подтверждается предыдущими исследованиями. 8,63 Документированные исследования показали, что знания связаны с более профилактическим поведением 28,64 , и участие в этом поведении и различных стратегиях может способствовать поддержанию психологического благополучия.Кроме того, недостаточная осведомленность о болезнях может привести к сохранению дезинформации и суеверных убеждений, которые не только влияют на правильное применение профилактических мер, но и усугубляют общественную панику. 65 С глобальным распространением COVID-19 осведомленность широкой общественности возросла, а знания о пандемии COVID-19 достигли относительно высокого уровня. 66 Тем не менее, еще есть возможности для использования знаний, связанных с COVID-19, для предотвращения изменения поведения.

С точки зрения демографии, сотрудники компаний, трудовые мигранты и бизнесмены были более подвержены психологическим расстройствам во время пандемии COVID-19. Однако исследования различий в психическом здоровье людей разных профессий не дали убедительных результатов. Например, Рехман и др. 67 обнаружили, что студенты и медицинские работники подвержены более высокому риску развития тревожности и депрессии. Напротив, национальное обследование в Китае показало, что трудящиеся-мигранты испытывают самый высокий психологический стресс по сравнению с представителями других профессий. 7 В нашем исследовании участниками были преимущественно студенты колледжей (35,20%) с высоким уровнем образования, за ними следовали не передовой медицинский персонал (28,20%) с обширными медицинскими знаниями и другие специалисты (36,60%), в том числе сотрудники компаний, мигранты. рабочие и бизнесмены, на которых сильно повлияли изоляция и безработица, которые показали несколько иную тенденцию в занятиях по сравнению с другими исследованиями.

В этом исследовании мы отметили, что участники, которые сообщили, что недавно у них были симптомы лихорадки или усталости, имели большую вероятность возникновения психологических проблем (таких как страх, депрессия и неврастения), что согласуется с выводами Ванга и др. 8 и Фу и др. 68 .Согласно Протоколу по борьбе с пневмонией 2019-nCoV, 69 человек с симптомами, подобными COVID-19 (такими как лихорадка, усталость и сухой кашель), должны самостоятельно изолироваться или пройти тестирование, диагностику и лечение COVID-19 в назначенные медицинские учреждения. Недавно Yu et al. 55 сообщили, что люди с подозрением на COVID-19, как правило, придерживаются негативного стиля совладания, получают меньше социальной поддержки и имеют низкий уровень использования социальной поддержки. Постоянная принудительная изоляция и неуверенность в своем состоянии здоровья могут привести к повышенной чувствительности, подозрительности, страху и когнитивным отклонениям пациентов (например, нарушениям эмоциональной обработки 70 , которые могут усугубить проблемы психического здоровья).Распознавание полученной информации важно для понимания правильных мер защиты от эпидемии. Наши результаты показали, что эта способность коррелирует с психологическим состоянием человека. Лица с ограниченной способностью к распознаванию не могут эффективно анализировать и обрабатывать большой объем информации, что может вызвать информационную перегрузку и информационную тревогу, 71 , а также может привести к неправильному принятию решений, связанных со здоровьем. 72

Наше исследование показало, что люди, которых не беспокоила пандемия COVID-19, были более уязвимы к негативным психологическим последствиям.Фактические данные показывают, что безразличное отношение часто приводит к недостаточной осведомленности о COVID-19, 73 низкому соблюдению рекомендованных профилактических форм поведения, 74 изоляции от доступа к информации общественного здравоохранения и большей подверженности слухам и панике. 75 Таким образом, помимо публикации научно обоснованной информации, которая поможет общественности расставить приоритеты в научных методах и отказаться от суеверных мнений, необходимо также направлять людей с симптомами, подобными COVID-19, с ограниченной способностью к распознаванию и безразличным отношением к участию в предупредительные меры.Внимание и помощь этим уязвимым группам должны стать глобальным приоритетом.

Ограничения

Это исследование имеет несколько ограничений. Во-первых, в этот онлайн-опрос были включены участники через приложения для социальных сетей и исключены люди, не имеющие доступа к Интернету. Во-вторых, участники этого исследования были неравномерно распределены по возрасту и роду занятий, более половины участников были в возрасте от 18 до 30 лет, и большинство из них были студентами-медиками и медицинским персоналом, не работающим на передовой, что ограничивает обобщение наших результатов. .В-третьих, для того, чтобы сохранить соответствующее время для заполнения анкеты и оптимизировать ее достоверность, социальная поддержка и личностные черты не регистрировались. В-четвертых, анкета самоотчета с закрытыми вопросами препятствовала глубокому изучению субъективных мыслей участников, и остается неясным, повлияли ли на данные социальные ожидания. В будущих исследованиях следует привлекать участников из разных профессий и возрастных групп, они должны основываться на полевых исследованиях и включать другие переменные в модель системы стресса.

Выводы

Хотя участники испытали неизбежный психологический стресс во время пандемии COVID-19, и страх был наиболее распространенным явлением, большинство из них находились в положительном психологическом состоянии. Мы заметили, что чем выше баллы участников по избегающему стилю совладания, тем тяжелее их чрезвычайное психологическое состояние и что чем выше уровень осведомленности участников о болезни, тем мягче их реакция на стресс. В провинции Хунань пандемия COVID-19, по-видимому, оказывает более сильное психологическое воздействие на сотрудников (например, сотрудников компаний, рабочих-мигрантов и бизнесменов), людей с симптомами, аналогичными COVID-19, а также людей с ограниченными способностями распознавания и равнодушное отношение.В связи с постоянным распространением эпидемии COVID-19 необходимы усилия по разработке действенной политики и масштабные кампании по медицинскому просвещению. Многопрофильные, мультиресурсные и многокомпонентные психологические рекомендации и вмешательства все еще нуждаются в дальнейшей разработке, особенно для уязвимых лиц, подверженных большему риску психологического стресса.

Этическое разрешение

Комитет по медицинской этике Университета Сяннань одобрил это исследование (рег. № KY-202002001).

Благодарности

Во-первых, мы хотели бы поблагодарить университет Сяннань за одобрение и поддержку этого исследования. Во-вторых, мы хотели бы поблагодарить звезду анкеты за предоставленную нам возможность провести онлайн-опрос. В-третьих, мы хотели бы поблагодарить Editage ( www.editage.com ) за лингвистическую помощь при редактировании этой рукописи. Наконец, мы хотели бы выразить благодарность всем участникам за предоставленные ценные данные.

Финансирование

Это исследование было поддержано Фондом Комиссии здравоохранения провинции Хунань (грант №20201138, 20200764) и Комитетом по оценке достижений в области социальных наук провинции Хунань (грант № XSP20YBC164).

Раскрытие информации

Авторы не сообщают о конфликте интересов.

Список литературы

1. Всемирная организация здравоохранения. Ситуационный отчет по коронавирусной болезни 2019 (COVID-19) — 46; 2020. Доступно по адресу: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/331443/nCoVsitrep06Mar2020-eng.pdf. По состоянию на 22 марта 2020 г.

2. Global Times. 25 провинций, городов и автономных районов активизировали основные первичные меры реагирования на чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения [EB / OL]; 2020. Доступно по адресу: https://3w.huanqiu.com/a/c36dc8/9CaKrnKp4bG?agt=8.wap,02-05. По состоянию на 26 июня 2020 г.

3. Chen S, Yang J, Yang W, Wang C, Bärnighausen T. Борьба с COVID-19 в Китае во время массовых перемещений населения в Новый год. Ланцет . 2020; 395 (10226): 764–766. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (20) 30421-9

4.Всемирная организация здравоохранения. Психическое здоровье и психосоциальные аспекты во время вспышки COVID-19 [EB / OL]; 2020. Доступно по адресу: https://www.who.int/publications/i/item/mental-health-and-psychosocial-considerations-during-the-covid-19-outbreak. По состоянию на 26 июня 2020 г.

5. Pfefferbaum B, North CS. Психическое здоровье и пандемия Covid-19. N Engl J Med . 2020; 383 (6): 510–512. DOI: 10.1056 / NEJMp2008017

6. Лю Кью, Луо Д., Хаасе Дж. Э. и др. Опыт медицинских работников во время кризиса COVID-19 в Китае: качественное исследование. Ланцет Глоб Хелс . 2020; 8 (6): e790 – e798. DOI: 10.1016 / S2214-109X (20) 30204-7

7. Цю Дж, Шэнь Б., Чжао М., Ван З., Се Б., Сюй Ю. Общенациональное исследование психологического стресса среди китайцев в связи с эпидемией COVID-19: последствия и политические рекомендации. Генеральный психиатр . 2020; 33 (2): e100213. DOI: 10.1136 / gpsych-2020-100213

8. Ван С., Пан Р., Ван Х и др. Немедленная психологическая реакция и связанные с ней факторы на начальном этапе эпидемии коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) среди населения Китая в целом. Int J Environ Res Public Health . 2020; 17 (5): 1729. DOI: 10.3390 / ijerph27051729

9. Пирс М., Хоуп Х., Форд Т. и др. Психическое здоровье до и во время пандемии COVID-19: продольное вероятностное выборочное обследование населения Великобритании. Ланцет Психиатр . 2020; 7 (10): 883–892. DOI: 10.1016 / S2215-0366 (20) 30308-4

10. Родригес-Рей Р., Гарридо-Эрнансайз Х., Колладо С. Психологическое воздействие и связанные с ним факторы на начальной стадии пандемии коронавируса (COVID-19) среди населения в целом в Испании. Фронт Психол . 2020; 11: 1540. DOI: 10.3389 / fpsyg.2020.01540

11. Фишер Дж. Р., Тран Т. Д., Хаммарберг К. и др. Психическое здоровье людей в Австралии в первый месяц ограничений COVID-19: национальное исследование. Med J Aust . 2020; 213 (10): 458–464. DOI: 10.5694 / mja2.50831

12. Касагранде М., Фавьери Ф, Тамбелли Р., Форте Г. Враг, запечатавший мир: воздействие карантина из-за COVID-19 на качество сна, тревожность и психологический стресс итальянского населения. Сон Мед . 2020; 75: 12–20. DOI: 10.1016 / j.sleep.2020.05.011

13. Форте Г., Фавьери Ф, Тамбелли Р., Касагранде М. Пандемия COVID-19 среди населения Италии: проверка опросника посттравматического стрессового расстройства и распространенность симптоматики посттравматического стрессового расстройства. Int J Environ Res Public Health . 2020; 17 (11): 4151. DOI: 10.3390 / ijerph27114151

14. Форте Дж., Фавьери Ф., Тамбелли Р., Касагранде М. Враг, запечатавший мир: влияние распространения COVID-19 на психологическое состояние итальянского населения. Дж. Клин Мед . 2020; 9 (6): 1802. DOI: 10.3390 / jcm

02

15. Лазарус Р.С., Фолкман С. Стресс, оценка и преодоление . Нью-Йорк: Спрингер; 1984.

16. Ян Л., Чжао Й, Ван И и др. Влияние психологического стресса на депрессию. Курр Нейрофармакол . 2015; 13 (4): 494–504. DOI: 10.2174 / 1570159X1304150831150507

17. Арслан Г, Йылдырым М, Танхан А, Булуш М, Аллен К. Коронавирусный стресс, оптимизм-пессимизм, психологическая негибкость и психологическое здоровье: психометрические свойства измерения стресса коронавируса. Int J Ment Health Наркоман . 2020; 4: 1–17. DOI: 10.1007 / s11469-020-00337-6

18. Ярибейги Х., Панахи Ю., Сахраи Х., Джонстон Т.П., Сахебкар А. Влияние стресса на функции организма: обзор. ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО J . 2017; 16: 1057–1072.

19. Brosschot JF, Verkuil B, Thayer JF. Стандартная реакция на неопределенность и важность воспринимаемой безопасности при тревоге и стрессе: теоретико-эволюционная перспектива. Дж. Беспокойство . 2016; 41: 22–34. DOI: 10.1016 / j.janxdis.2016.04.012

20. Койн Дж. К., Дауни Г. Социальные факторы и психопатология: стресс, социальная поддержка и процессы совладания. Энн Рев Психол . 1991. 42 (1): 401–425. DOI: 10.1146 / annurev.ps.42.020191.002153

21. Матени К.Б., Эйкок Д.В., Пью Дж.Л., Курлетт В.Л., Сильва Каннелла К. Борьба со стрессом: качественный и количественный синтез с последствиями для лечения. Couns Psychol . 1986; 14: 499–549. DOI: 10.1177 / 0011000086144001

22. Yaacob SN, Fam JY, Hasbullah M, Arshat Z, Juhairi R.Негативные жизненные события и проблема психического здоровья: важность стратегии выживания. Пертаника Дж. Социальные науки . 2019; 27 (S1): 77–87.

23. Хуссейн М.М., Халили М.Т., Ахмад И. Влияние интернализации проблем на качество жизни кардиологических больных: опосредующая роль стратегий выживания. Дж. Пак Мед Ассо . 2020; 70 (1): 64–69.

24. Циммер-Гембек MJ, Скиннер EA. Развитие совладания: последствия для психопатологии и устойчивости. В: Cicchetti D, редактор. Психопатология развития . 3-й. Vol. 4. Нью-Йорк: Уайли; 2016.

25. Касагранде М., Бонкомпаньи И., Мингарелли А. и др. Стили борьбы с гипертонией разной степени тяжести. Стресс Здоровье . 2019; 35 (4): 560–568. DOI: 10.1002 / smi.2889

26. Вольф М.С., Серпер М., Опсасник Л. и др. Осведомленность, отношение и действия, связанные с COVID-19, среди взрослых с хроническими заболеваниями в начале вспышки в США: кросс-секционное исследование. Энн Интерн Мед.2020; 173 (2): 100–109. DOI: 10.7326 / M20-1239

27. Янц Н.К., Беккер М.Х. Модель веры в здоровье: десятилетие спустя. Вопрос об образовании в области здравоохранения . 1984. 11 (1): 1–47. DOI: 10.1177 / 1018401100101

28. Ван Нху Х, Тайет-Хан ТТ, Ван НТА, Линь ТНК, Тиен ТК. Знания, отношение и практика вьетнамцев как ключевые факторы в борьбе с COVID-19. J Общественное здравоохранение . 2020; 45 (6): 1263–1269.

29. Chen C, He H, Yan J, He X, Chen S, Shi K. Влияние SARS на менталитет и поведение людей. Институт образования Дж. Нинбо . 2003; 5: 1–5.

30. Окоро Дж., Одионье Т., Нвезе Б. и др. Пандемия COVID-19, психологическая реакция на карантин и знание болезни среди заключенных в нигерийском центре содержания под стражей. Изумруд Открытый Res . 2020; 2 (26): 26. DOI: 10.35241 / emeraldopenres.13684.2

31. Кендалл М. Многомерный анализ . 2-е изд. Лондон: Charles Griffin & Co. LTD; 1980.

32. Гао Й, Сюй М., Ян Й, Яо К. Обсуждение стиля совладания студентов старших курсов и соответствующих факторов в период эпидемии атипичной пневмонии. Чин Мед Этика . 2004; 17: 60–63.

33. Zhang Z. Руководство по шкале поведенческой медицины . Пекин: китайская медицинская мультимедийная пресса; 2005.

34. Ян Цюй, Чжан И, Сюй И, Чжэн Дж, Лин З. Исследование психологического стресса в борьбе с коронавирусной болезнью 2019 среди жителей общины. Чин Нурс Рес . 2020; 34 (7): 1140–1145.

35. Се Ю. Предварительное исследование надежности и обоснованности простой шкалы стиля совладания. Дж. Клин Психол . 1998. 23: 53–54.

36. Юэ С., Чжан Дж., Цао М., Чен Б. Знания, отношение и практика COVID-19 среди городских и сельских жителей Китая: перекрестное исследование. J Общественное здравоохранение . 2020. doi: 10.1007 / s10900-020-00877-x

37. Chen Y, Jin YL, Zhu LJ, et al. Сетевое расследование знаний, отношения и практики в отношении новой коронавирусной пневмонии у жителей провинции Аньхой [Оригинал на китайском языке]. Чжунхуа Ю Фан И Сюэ За Чжи [Китайский журнал профилактической медицины] .2020; 54: E004.

38. Venkatraman A Еженедельное время, проводимое в приложениях, увеличивается на 20% в годовом исчислении, поскольку люди сидят дома на корточках [EB / OL]. App Annie. Доступно по адресу: https://www.appannie.com/en/insights/market-data/weekly-time-spent-in-apps-grows-20-year-over-year-as-people-hunker-down-at -дом/. По состоянию на 26 октября 2020 г.

39. Чжан Д., Чжоу Л., Лим Дж. От сетей к смягчению последствий: роль социальных сетей и аналитики в борьбе с пандемией COVID-19. Информационная система управления . 2020; 37 (4): 318–326.DOI: 10.1080 / 10580530.2020.1820635

40. Апуке О.Д., Омар Б. Фальшивые новости и COVID-19: моделирование предикторов распространения фейковых новостей среди пользователей социальных сетей [опубликовано в Интернете перед печатью]. Телемат Информ . 2020; 101475. DOI: 10.1016 / j.tele.2020.101475

41. Cortés-Álvarez NY, Piñeiro-Lamas R, Vuelvas-Olmos CR. Психологические эффекты и связанные с ними факторы COVID-19 в выборке из Мексики. Подготовка к медико-санитарной помощи при бедствиях . 2020; 14 (3): 413–424. DOI: 10,1017 / дмп.2020.215

42. Мочча Л., Джанири Д., Пепе М. и др. Аффективный темперамент, стиль привязанности и психологическое воздействие вспышки COVID-19: ранний отчет об итальянском населении в целом. Иммунное поведение мозга . 2020; 87: 75–79. DOI: 10.1016 / j.bbi.2020.04.048

43. Комитет здравоохранения провинции Хунань. Обновленная информация о случаях новой коронавирусной пневмонии в провинции Хунань [EB / OL]. http://wjw.hunan.gov.cn/wjw/qwfb/202002/11169931/images/5f657cdfb66f447fbcf049b32

86.jpg.По состоянию на 26 октября 2020 г.

44. Гиларан Дж., Де Терте И., Каниасти К., Стивенс С. Психологические результаты у лиц, оказывающих помощь в случае стихийных бедствий: систематический обзор и метаанализ воздействия социальной поддержки. Int J Disaster Risk Sci Sci . 2018; 9 (3): 344–358. DOI: 10.1007 / s13753-018-0184-7

45. Zhang Y, Ma ZF. Влияние пандемии COVID-19 на психическое здоровье и качество жизни местных жителей в провинции Ляонин, Китай: кросс-секционное исследование. Int J Environ Res Public Health .2020; 17 (7): 2381. DOI: 10.3390 / ijerph27072381

46. Асмундсон Г.Дж., Тейлор С. Коронфобия: страх и вспышка 2019-нКоВ. Дж. Беспокойство . 2020; 70: 102196. DOI: 10.1016 / j.janxdis.2020.102196

47. Дин С., Ши Дж., Ван Т. Исследование психического состояния жителей во время стадии эпидемической вспышки атипичной пневмонии. Чин Дж. Общественное здравоохранение . 2005. 21 (9): 1119–1120.

48. Abdelhafiz AS, Mohammed Z, Ibrahim ME, et al. Знания, восприятие и отношение египтян к новой коронавирусной болезни (COVID-19). J Общественное здравоохранение . 2020; 45 (5): 881–890. DOI: 10.1007 / s10900-020-00827-7

49. Kwok KO, Li KK, Chan HHH, et al. Ответные меры сообщества на ранней стадии эпидемии COVID-19, Гонконг. Emerg Infect Dis . 2020; 26 (7): 1575–1579. DOI: 10.3201 / eid2607.200500

50. Dawson DL, Golijani-Moghaddam N. COVID-19: психологическая гибкость, способность справляться, психическое здоровье и благополучие в Великобритании во время пандемии. Дж. Контекстное поведение, наука . 2020; 17: 126–134. DOI: 10.1016 / j.jcbs.2020.07.010

51. Gurvich C, Thomas N, Thomas EH, et al. Стили поведения и психическое здоровье в ответ на социальные изменения во время пандемии COVID-19. Int J Soc Psychiatry . 2020; 002076402096179.

52. Ван Л., Кан Ц., Инь З., Су Ф. Психологическая выносливость, тревога и стиль совладания с журналистами, участвующими в чрезвычайных ситуациях: данные из Китая. Иран Дж. Общественное здравоохранение . 2019; 48 (1): 95–102.

53. Dijkstra MT, Homan AC. Участвовать в стрессе, а не отвлекаться от него: эффективное преодоление стресса и предполагаемый контроль. Фронт Психол . 2016; 7: 1415. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01415

54. Quah SKL, Cockcroft GJ, McIver L, Santangelo AM, Roberts AC. Избегающий стиль совладания с серьезной угрозой связан с более тревожным поведением. Фронт Поведение Neurosci . 2020; 14:34. DOI: 10.3389 / fnbeh.2020.00034

55. Yu H, Li M, Li Z, et al. Стиль преодоления, социальная поддержка и психологический стресс у населения Китая в целом на ранних стадиях эпидемии COVID-19. BMC Психиатр .2020; 20 (1): 426. DOI: 10.1186 / s12888-020-02826-3

56. Wang H, Xia Q, Xiong Z, et al. Психологический стресс и стили преодоления на ранних стадиях эпидемии коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) среди населения материкового Китая в целом: интернет-опрос. PLoS Один . 2020; 15 (5): e0233410. DOI: 10.1371 / journal.pone.0233410

57. Дардас Л.А., Халаф И., Набольси М., Нассар О., Халаса С. Развитие понимания знаний, отношения и практики подростков к COVID-19. J Sch Nurs . 2020; 36 (6): 430–441. DOI: 10.1177 / 1059840520957069

58. Альхазми А., Али М.Х.М., Мохилдин А., Азиз Ф., Осман О. Б., Ахмед В. А.. Знания, отношение и практика людей в Саудовской Аравии в отношении COVID-19: кросс-секционное исследование. J Резолюция об общественном здравоохранении . 2020; 9 (3): 1867. DOI: 10.4081 / jphr.2020.1867

59. Садик А., Салим М.С., Малик М., Малик М.И., Ахтар Ф.К., Вахид К.Дж. Как COVID-19 меняет поведение населения: исследование из Пенджаба. Биомедика .2020; 36: 239–245.

60. Боуи Дж. Укрепление системы ответных мер общественного здравоохранения Китая: от атипичной пневмонии к COVID-19. Am J Общественное здравоохранение . 2020; 110 (7): 939–940. DOI: 10.2105 / AJPH.2020.305654

61. Хэ А.Дж., Ши И, Лю Х. Практика кризисного управления, китайский стиль: отличительные черты реакции Китая на пандемию Covid-19. Практика разработки политики . 2020; 3 (3): 242–258. DOI: 10.1080 / 25741292.2020.1799911

62. Чжун Б.Л., Луо В., Ли Х.М. и др. Знания, отношение и практика в отношении COVID-19 среди жителей Китая в период быстрого роста вспышки COVID-19: быстрый кросс-секционный опрос в Интернете. Int J Biol Sci . 2020; 16 (10): 1745. DOI: 10.7150 / ijbs.45221

63. Du J, Dong L, Wang T, et al. Психологические симптомы среди медицинских работников на переднем крае во время вспышки COVID-19 в Ухане. Генеральная психиатрическая больница . 2020.

64. Tenkorang EY. Влияние знаний и представлений о рисках на поведение в целях профилактики Эболы в Гане. Инт Здоровье . 2018; 10 (3): 202–210. DOI: 10.1093 / Inthealth / ihy009

65. Taher M, Pashaeypoor S, Cheraghi MA, Karimy M, Hoseini ASS.Суеверия в убеждениях о здоровье: исследование и развитие концепции. J Family Med Prim Care . 2020; 9 (3): 1325–1330. DOI: 10.4103 / jfmpc.jfmpc_871_19

66. Саадатжу С., Мири М., Хассанипур С., Амери Х., Араб-Зозани М. Систематический обзор знаний, отношения и практики врачей, медицинских работников и населения в целом о коронавирусной болезни 2019 (COVID-19) . medRxiv . 2020. doi: 10.1101 / 2020.10.04.20206094v1

67. Рехман У., Шахнаваз М.Г., Хан Н.Х. и др.Депрессия, тревога и стресс среди индийцев во время изоляции от COVID-19. Общественное психическое здоровье J . 2020; 1–7. DOI: 10.1007 / s10597-020-00664-х.

68. Fu R, Zhang Y. История болезни пациента с подозрением на COVID-19, депрессией и лихорадкой в ​​условиях эпидемического стресса. Генеральный психиатр . 2020; 33 (3): e100218. DOI: 10.1136 / gpsych-2020-100218

69. Национальная комиссия здравоохранения Китайской Народной Республики. Протокол о профилактике COVID-19 и борьбе с ним (издание 6) [EB / OL].Доступно по ссылке: http://en.nhc.gov.cn/2020-03/29/c_78467.htm. По состоянию на 26 октября 2020 г.

70. Хэмпшир А., Трендер В., Чемберлен С. и др. Когнитивные нарушения у людей, вылечившихся от COVID-19, по сравнению с контрольной группой: онлайн-исследование N = 84 285. medRxiv . 2020.

71. Лаато С., Ислам АКМН, Ислам М.Н., Уилан ЭДЖЕЖУАС. Что движет непроверенным обменом информацией и киберхондрией во время пандемии COVID-19? Eur J Информация . 2020; 29 (3): 288–305. DOI: 10.1080 / 0960085X.2020.1770632

72. Оллкотт Х., Генцков М. Социальные сети и фейковые новости на выборах 2016 года. Дж. Экон Перспектива . 2017; 31 (2): 211–236. DOI: 10.1257 / jep.31.2.211

73. Рой Д., Трипати С., Кар С.К., Шарма Н., Верма С.К., Каушал В. Изучение знаний, отношения, беспокойства и предполагаемых потребностей в психиатрической помощи среди населения Индии во время пандемии COVID-19. Азиатский психиатр J . 2020; 51: 102083. DOI: 10.1016 / j.ajp.2020.102083

74. Камениду И.Е., Ставрианеа А, Лиава К.Создание страны, свободной от COVID-19: превентивные меры граждан и пути коммуникации. Int J Environ Res Public Health . 2020; 17 (13): 4633. DOI: 10.3390 / ijerph27134633

75. Roozenbeek J, Schneider CR, Dryhurst S, et al. Восприимчивость к дезинформации о COVID-19 во всем мире. Роял Соц Открытые науки . 2020; 7 (10): 201199. DOI: 10.1098 / RSOS.201199

Психологическое влияние COVID-19 и ограничительные меры в мире

Основные моменты

Стратегии осведомленности и выживания положительно коррелируют с риском психических расстройств.

COVID-19 увеличивает риск тяжелого уровня стресса, депрессии, беспокойства и посттравматического стрессового расстройства.

К категориям наибольшего риска относятся женщины и люди с более низким уровнем образования и дохода.

Более серьезные психологические расстройства связаны с постоянным воздействием новостных сообщений о COVID-19.

К категориям низкого риска относятся умеренные пользователи социальных сетей, от одного до двух часов в день.

Аннотация

Предпосылки

За короткое время пандемия COVID-19 превратилась в глобальную чрезвычайную ситуацию.Страх заразиться и меры изоляции радикально изменили распорядок дня людей. Цель этого исследования — установить психологическое воздействие, которое пандемия COVID-19 влечет за собой, особенно в отношении уровней стресса, тревоги и депрессии, а также рисков развития посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

Методы

Исследование, проведенное с выборкой из 1612 субъектов, распределенных в семи странах (Австралия, Китай, Эквадор, Иран, Италия, Норвегия и США), позволило нам собрать информацию о психологическом воздействии COVID- 19.

Результаты

Результаты этого исследования показывают, что уровни стресса, депрессии и тревоги, а также риски посттравматического стрессового расстройства выше среднего в более чем половине рассматриваемой выборки. Тяжесть этих расстройств в значительной степени зависит от пола, типа занятий на свежем воздухе, характеристик их домов, возможного присутствия инфицированных знакомых, времени, потраченного на поиск соответствующей информации (в новостях и социальных сетях), типа исходной информации и, частично, , к уровню образования и доходов.

Выводы

Мы пришли к выводу, что COVID-19 оказывает очень сильное психологическое воздействие на население мира. Это, по-видимому, связано с принятыми стратегиями выживания, уровнем осознанности, социально-демографическими переменными, привычками людей и тем, как люди используют средства коммуникации и информации.

Ключевые слова

COVID-19

Депрессия

Стресс

Беспокойство

Психологическое воздействие

ПТСР

Клиническая психология

Психическое здоровье

000 Рекомендуемые статьи 2021 Авторы.Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Влияние карантина на психическое здоровье

Размещено: 9 сентября 2020 г.

Последнее обновление: 1 октября 2020 г.

Время на чтение: 7 минут.

Карантин впервые был использован в Венеции в ответ на чуму и предотвратил передвижение людей, животных и товаров [Tognotti E., 2013].

Настоятель Рагузы (ныне Дубровник, Хорватия), выдающегося соперника морского могущества Венеции, издал в 1377 году декрет, официально устанавливающий так называемую «трентину» (итальянское слово, образованное от «трента», числа тридцать). , период изоляции в 30 дней для судов, прибывающих из зараженных или даже подозреваемых в заражении мест.30-дневный период стал 40-дневным для наземных путешественников. [Conti A., 2008]

Суда, прибывающие в Венецию из зараженных портов, должны были стоять на якоре в течение 40 дней перед посадкой. Эта практика, называемая карантином, произошла от итальянского слова Quaranta Giorni , что означает 40 дней.

На протяжении всей истории карантин был краеугольным камнем борьбы с болезнями, чтобы ограничить распространение инфекционных заболеваний, включая чуму, холеру, грипп и, в последнее время, коронавирус.

  • В 21 веке карантинные меры использовались для сдерживания атипичной пневмонии, которая возникла в провинции Гуандун, Китай, в 2003 году.
  • Современные стратегии сдерживания в настоящее время сильно отличаются в основном из-за того, насколько быстро инфекция может распространяться по маршрутам воздушного сообщения и, таким образом, вызывать глобальную чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения.

В связи с недавней пандемией коронавируса (COVID-19), возникшей в Ухане, Китай, массовый карантин эффективно использовался сначала в Ухане, а затем в нескольких городах Венето и Ломбардии на севере Италии, где он стал эпицентром COVID-19. в Европе.Кроме того, возвращающиеся путешественники должны самоизолироваться, в то время как инфицированные также должны быть отделены, чтобы остановить дальнейшее заражение.

В Австралии Виктория является единственным штатом, находящимся в карантине в рамках Этапа 4 на момент первой публикации этой статьи.

Существует три общих стратегических политических ответа на вызов, вызванный коронавирусной болезнью 2019 (COVID-19): устранение, подавление и смягчение последствий (или коллективный иммунитет). Каждый ответ связан с экономическим, социальным ущербом и ущербом для здоровья.

24 июля премьер-министр Скотт Моррисон принял и подтвердил рекомендацию Главного комитета по охране здоровья Австралии:

.

Цель Австралии — исключить передачу COVID-19 среди населения.

К этому времени викторианская вспышка охватила 5-дневный средний показатель 500 случаев в день с 29 июля по 5 августа. 3 августа в Виктории была введена изоляция на четвертом этапе.

Моделирование предполагает, что ликвидация могла быть достигнута, если бы Виктория перешла на полную изоляцию этапа 4 сразу с 9 июля, что указывает на возможную эффективность карантинной стратегии при ее реализации на правильном этапе передачи инфекции в сообществе.[Blakely T. et al., 2020]

Карантин часто доставляет неприятные ощущения из-за потери свободы, а также разлуки с семьей и друзьями. К стрессовым факторам относились страх перед болезнью, разочарование и скука, неадекватная информация и материалы, возможные финансовые потери и стигматизация болезни, которые в совокупности порождают неблагоприятные психологические последствия. [Brooks S et al. 2020]

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТРЕССОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С КАРАНТИНОМ

Было проведено множество исследований на людях, прошедших карантин, с целью определения типов неблагоприятных эффектов, которые он оказывает на психическое здоровье и психологическое благополучие.

Сообщалось, что симптомы стресса, связанные с карантином, связаны с несколькими негативными психологическими последствиями, такими как плохое настроение, раздражительность, бессонница, гнев и эмоциональное истощение.

При исследовании симптомов стресса у 338 сотрудников больниц, помещенных на 9-дневный карантин во время эпидемии атипичной пневмонии, было показано, что действие карантина было наиболее связанным фактором развития острого стрессового расстройства. [Бай и др. 2004]

Другие факторы, которые были сочтены связанными с этой реакцией, включали стигматизацию, а также неопределенность, связанную с неадекватной информацией.

Совсем недавно в обзоре, опубликованном в Lancet, были синтезированы имеющиеся в настоящее время данные о психологическом воздействии карантина. [Brooks et al. 2020]

Целью этого всестороннего обзора было определение факторов, вызывающих психологический стресс во время карантина, по сравнению с теми, кто не находился в карантине:

Продолжительность:

  • Продолжительность карантина должна быть достаточной для локального сдерживания вспышки и уменьшения ее распространения за ее пределы.
  • Более длительная изоляция связана с ухудшением психического здоровья [Hawryluck et al. 2004]; [Reynolds et al. 2008]

Страх перед болезнями :

Разочарование и скука:

  • Отсутствие рутины и потеря социальных контактов могут быть особенно неприятными для некоторых, что не только влияет на психическое здоровье, но может привести к увеличению потребления энергии, а также к более высокому потреблению алкоголя. [Blendon et al.2004]

Недостаточная информация:

Недостаток расходных материалов :

Финансовые проблемы:

  • Прерывание профессиональной карьеры может иметь серьезные и долгосрочные последствия для финансового благополучия тех, кто находится в карантине, что является известным фактором риска высокого уровня стресса и развития психических расстройств. [Тейлор и др., 2008]; [Mihashi et al 2009]

Стигма:

Из литературы можно сделать вывод, что предоставление информации, как быстро, так и четко, от правительства и органов здравоохранения имеет первостепенное значение.

Хотя карантин часто является необходимостью для достижения большего блага, продолжительность карантина является сильным предиктором неблагоприятных последствий для психического здоровья как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Что касается долгосрочного психологического воздействия карантина, эпидемия атипичной пневмонии дала ценные и клинически значимые выводы.

Например, одно исследование показало, что поведение избегания все еще сохранялось через 6-9 месяцев после карантина. [Cava et al.2005]

Другое исследование показало, что злоупотребление алкоголем и симптомы зависимости все еще преобладали через 3 года после атипичной пневмонии. [Wu et al. 2008]

РЕШЕНИЯ ДЛЯ СНИЖЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ КАРАНТИНА

1. Будьте краткими:

Важно, чтобы власти соблюдали рекомендованную ими продолжительность карантина и не продлевали ее.

Наложение оцепления на целые города на неопределенный срок без четких сроков (например, как это было в Ухане, Китай) может быть более пагубным, чем строго применяемые карантинные процедуры, ограниченные периодом инкубации. [Brooks S et al., 2020]

2. Предоставьте как можно больше информации:

Информация о болезни, ее последствиях и причинах карантина должна быть предоставлена ​​в первоочередном порядке.

3.Обеспечение необходимыми расходными материалами:

4. Избавьтесь от скуки и улучшите общение

5. Активировать социальную сеть

  • Семья и друзья
  • Социальные сети
  • Телефонные службы, укомплектованные медицинскими работниками или психиатрическими медсестрами для оказания поддержки уязвимым лицам

6.Специальная поддержка медицинских работников

  • Медицинские работники являются особенно уязвимой группой и с большей вероятностью попадут в карантин.
  • Передовой медицинский персонал часто страдает депрессией, тревожностью и бессонницей. Высокий уровень неспецифического психологического стресса. Узнайте больше о проблемах психического здоровья медицинских работников.

7. Использование альтруизма:

  • Усиление сообщения о том, что карантин помогает обезопасить других, в том числе особо уязвимых (например, очень молодых, старых или людей с уже существующими серьезными заболеваниями), может помочь повысить соблюдение карантина и снизить психическое здоровье. груз.
РЕЗЮМЕ

Карантин связан с долгосрочными психологическими последствиями.

Анализ риска и пользы, взвешивающий необходимость карантина для предотвращения распространения болезни по сравнению с психологическими последствиями, является обязательным.

Люди должны быть проинформированы о необходимости карантина и получать хорошую поддержку в течение этого периода.

Лишение людей свободы на более длительный срок, чем это необходимо, имеет долгосрочные пагубные последствия и требует осторожного обращения со стороны органов здравоохранения и правительств.

Подробнее:

  1. COVID-19 и мозг — патогенез и нейропсихиатрические проявления SARS-CoV-2 Поражение ЦНС
  2. Проблемы психического здоровья для медицинских работников во время пандемии COVID-19 — Воздействие и стратегии управления

Список литературы

Вероятность 6-недельной изоляции в Виктории (начиная с 9 июля 2020 г.) приведет к устранению передачи инфекции от сообщества.

Блейкли, Т., Томпсон, Дж., Карвалью, Н., Баблани, Л., Уилсон, Н., и Стивенсон, М. (2020). Вероятность 6-недельной изоляции в Виктории (начиная с 9 июля 2020 г.) приведет к устранению передачи SARS-CoV-2 среди населения. Медицинский журнал Австралии , 1.

Психологическое воздействие света и цвета

Циркадный ритм

Циркадный ритм — наши внутренние часы.Он влияет на секрецию мелатонина, активность кортизола и настороженность. Как вы узнали в предыдущем разделе, синий свет подавляет уровень мелатонина, помогая нам бодрствовать и бодрствовать, а красный свет увеличивает уровень мелатонина, помогая нашему телу подготовиться ко сну.

При недостатке мелатонина люди могут столкнуться с проблемами сна, которые в конечном итоге могут привести к изменениям в поведении. Чтобы поддерживать здоровый уровень, избегайте синего света ближе к концу дня или когда вы собираетесь ложиться спать.Это поможет повысить уровень мелатонина, и вы сможете лучше выспаться.

Циркадные ритмы также могут влиять на лимбическую систему. Эта система регулирует чувство счастья, печали, гнева и других эмоций человека. Нарушенный ритм может негативно повлиять на эти эмоции и многое другое.

Сезонное аффективное расстройство (САР)

SAD — это расстройство настроения, которое вызывается симптомами депрессии в определенное время года, обычно зимой. Это касается не только людей, у которых в анамнезе были психические заболевания, и они могут случиться с кем угодно.В некоторых географических регионах больше случаев САР, чем в других, из-за разницы в сезонах.

По данным Mayo Clinic, симптомы SAD включают:

  • Чувство депрессии большую часть дня, почти каждый день
  • Потеря интереса к занятиям, которые вам когда-то нравились
  • с низким энергопотреблением
  • Проблемы со сном
  • Изменение аппетита или веса
  • Чувство вялости или возбуждения
  • Проблемы с концентрацией внимания

Световая терапия — распространенный метод лечения САР.Есть много типов световых коробов, которые можно использовать, но, по сути, вы подвергаетесь яркому свету в течение первого часа после пробуждения каждый день. Его цель — имитировать естественный свет снаружи, и исследования показали, что он может вызывать изменение химических веществ в мозгу, влияя, таким образом, на настроение.

Обычно это очень эффективно для большинства людей с SAD, но если световая терапия не работает, могут потребоваться лекарства и другие методы лечения.

Направление света

Направление источника света может трансформировать пространство и влиять на то, как люди чувствуют себя в нем.Освещение, расположенное на выше уровня глаз , может создать ощущение сдержанности, создавая более формальную атмосферу. С другой стороны, освещение, расположенное на ниже уровня глаз , может вызвать чувство личной важности, создавая более неформальную атмосферу.

В приведенной ниже таблице от Общества инженеров освещения (IES) показаны различные световые эффекты и их влияние на пространство:

.

Добавить комментарий