Психология обыденной жизни фрейд: Психопатология обыденной жизни | Фрейд Зигмунд

Содержание

Зигмунд Фрейд: Психопатология обыденной жизни Артикул: p143340

Зигмунд Фрейд — знаменитый ученый, основатель психоанализа. Его новаторские идеи оказали огромное влияние на психологию и всю западную цивилизацию XX века. Среди крупнейших достижений: обоснование понятия «бессознательное», разработка теории эдипова комплекса, создание метода свободных ассоциаций и методики толкования сновидений.

Психопатология обыденной жизни» — второе крупное исследование Зигмунда Фрейда. Эта работа по сей день не утратила своей актуальности, она включена в список ключевых книг по психоанализу.

Фундаментальное понятие этой научной работы — бессознательное: область, в которую вытесняются все подавляемые влечения и желания и которая не поддается контролю сознания. Неосознаваемые мотивы могут не только осложнять человеку жизнь, но нередко становятся причиной невротических расстройств, поэтому Фрейд предложил работать с ними, используя различные ме-

тодики психоанализа.

Представленный в данном издании перевод «Психопатологии обыденной жизни» был выполнен В. Медемом в начале ХХ века. Его первая публикация состоялась еще при жизни Зигмунда Фрейда

и с его разрешения.

Как и другие книги серии «Великие идеи», книга будет просто незаменима в библиотеке студентов гуманитарных специальностей, а также для желающих познакомиться с ключевыми произведениями и идеями мировой философии и культуры.

О серии

Серия «Великие идеи» представляет собой библиотеку выдающихся образцов человеческой мысли. Это подборка знаменитых произведений мыслителей всех времен и народов. Это главные произведения философов с древнейших времен: от Конфуция и Платона до Фрейда и Ницше. Мы особенно тщательно подбираем произведения, которые просто необходимо иметь в своей библиотеке как студентам, так и всем образованным и эрудированным людям.

Удобный карманный формат, мягкая обложка позволят знакомиться с литературными трудами по пути в институт или на работу. Наши редакторы для удобства использования выделили в каждой книге раздел «Избранные цитаты», которые позволят при необходимости быстро вспомнить ключевые мысли авторов.

О книге

«Психопатология обыденной жизни» — второе крупное исследование Зигмунда Фрейда. Эта работа по сей день не утратила своей актуальности, она включена в список ключевых книг по психоанализу. Ядром произведения является рассуждение о понятии «бессознательное», влиянии бессознательного на жизнь человека.

Для кого

Для тех, кто интересуется философией.

Для тех, кто ценит удобные форматы.

В серии выходят:

Никколо Макиавелли «Государь»;

Фридрих Ницше «Так говорил Заратустра»;

Эммануил Кант «Критика практического разума»;

Платон «Апология Сократа. Критон. Протагор»;

Александр Суворов «Наука побеждать»;

Артур Шопенгауэр «Мир как воля и представление»;

Конфуций «Суждения и беседы»;

Зигмунд Фрейд «Психопатология обыденной жизни»»;

Лев Толстой «В чем моя вера»;

Аристотель «Политика»;

Сунь-Цзы «Искусство войны».

«Психопатология обыденной жизни» Фрейд Зигмунд — описание книги | Эксклюзивная классика

Алтайский край

Альметьевск

Амурская область

Ангарск

Астрахань

Белгород

Богучар

Братск

Брянск

Владивосток

Владимирская область

Волгоград

Волгоградская область

Воронеж

Воронежская область

Грозный

Губкин

Екатеринбург

Забайкальский край

Ивановская область

Иркутск

Кабардино-Балкарская Республика

Калужская

Кемерово

Кемеровская область

Киров

Кострома

Краснодарский край

Красноярск

Красноярский край

Курганская

Курск

Липецк

Лиски

Москва

Московская область

Нижегородская область

Нижний Новгород

Нижний Тагил

Нововоронеж

Новосибирск

Новосибирская область

Омск

Оренбург

Оренбургская область

Орловская область

Пенза

Пермский край

Пермь

Приморский край

Республика Адыгея

Республика Башкортостан

Республика Бурятия

Республика Крым

Республика Мордовия

Республика Северная Осетия — Алания

Республика Татарстан

Республика Тыва

Республика Хакасия

Россошь

Ростов-на-Дону

Ростовская область

Рязань

Самара

Самарская область

Саратов

Саратовская область

Свердловская область

Севастополь

Смоленск

Ставрополь

Ставропольский край

Старый Оскол

Тамбов

Тамбовская область

Тверь

Томск

Тула

Тулун

Тульская область

Тюмень

Удмуртская Республика

Ульяновск

Ульяновская область

Хабаровск

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинск

Челябинская область

Чувашская Республика

Энгельс

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославль

Ярославская область

Психопатология обыденной жизни : эссе (Фрейд, З.

)
Фрейд, З.

«Психопатология обыденной жизни» (1904) — одна из ключевых работ австрийского психолога, психиатра Зигмунда Фрейда (1856-1939), создавшего теорию психоанализа, которая оказала значительное влияние на медицину, гуманитарные науки и искусство XX века.

Полная информация о книге

  • Вид товара:Книги
  • Рубрика:Общая психология
  • Целевое назначение:Исследования
  • ISBN:978-5-517-02148-9
  • Серия:Пальмира-Классика
  • Издательство: Т8 Издательские технологии / Пальмира
  • Год издания:2020
  • Количество страниц:185
  • Формат:60х90/16
  • УДК:159. 964
  • Штрихкод:9785517021489
  • Доп. сведения:пер. с нем. В. Медема
  • Переплет:обл.
  • Сведения об ответственности:Зигмунд Фрейд
  • Вес, г.:241
  • Код товара:75244

Читать «Психопатология обыденной жизни» — Фрейд Зигмунд — Страница 1

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни. Толкование сновидений. Пять лекций о психоанализе (сборник)

© ООО «Издательство «Э», 2015

* * *

Зигмунд Фрейд (1856–1939)

Вопросы, на которые дает ответ эта книга

Что значит «истолковывать сновидение»?

«Истолковывать сновидение» значит раскрыть его «смысл», заменить его чем-либо, что в качестве полноправного и полноценного звена могло бы быть включено в общую цепь наших душевных процессов.

В чем различие психических процессов у человека размышляющего и наблюдающего?

При размышлении психический процесс играет большую роль, чем при самом внимательном наблюдении, как то показывает даже напряженная физиономия и морщины на лбу человека, погруженного в раздумье, в противоположность к мимическому спокойствию самонаблюдающего субъекта.

Что такое истерическое отождествление?

Отождествление (идентификация) чрезвычайно важный момент для механизма истерических симптомов. Этим путем больные выявляют в своих симптомах не только собственные переживания, но и переживания других лиц.

Что такое сновидение?

Сновидение представляет собою (скрытое) осуществление (подавленного, вытесненного) желания.

Почему нам снятся страшные сны?

Сновидения страха суть сновидения с сексуальным содержанием: либидо превращается в них в страх.

Придумываем ли мы во сне диалоги?

Сновидение не может создавать новых диалогов – анализ всякий раз показывает нам, что сновидение заимствует из мыслей, скрывающихся за ним, лишь отрывки действительно бывших или слышанных разговоров и поступает с ними по своему произволу.

Чем объяснить абсурдные сны?

Сновидение становится абсурдным в том случае, когда в мыслях, скрывающихся за ним, имеется в качестве одного из элементов его содержания суждение: «Это нелепо», когда вообще одна из бессознательных мыслей грезящего сопровождается критикой и иронией.

Можно ли думать во сне?

Акт суждения в сновидении представляет собою лишь повторение своего образца в мыслях, скрывающихся за сновидением.

Почему мы забываем сны?

Забывание сновидений зависит гораздо больше от сопротивления, чем от той большой пропасти, которая разделяет состояние сна и бодрствования.

Откуда берется материал для снов?

Бессознательное охватывает своими соединениями главным образом те впечатления и представления предсознательного, которые либо в качестве индифферентных были оставлены без внимания, либо же впоследствии были лишены его.

Зачем мы видим сны?

Сновидение поставило перед собой задачу подчинять освобожденное раздражение бессознательной системы господству предсознательной; оно отводит при этом раздражение и предохраняет в то же время от незначительной затраты бодрствующей деятельности сон предсознательной сферы.

Каждый ли сон можно истолковать?

На вопрос о том, может ли быть истолковано каждое сновидение, следует ответить отрицательно. Не нужно забывать того, что при толковании приходится бороться с психическими силами, повинными в искажении сновидения.

Что формирует характер?

То, что мы называем нашим характером, основывается на воспоминаниях о впечатлениях, как раз о тех, которые оказали на нас наиболее сильное действие, на впечатлениях нашей ранней молодости.

Что такое психическое перенесение?

Бессознательное представление как таковое не способно войти в сферу предсознательного, там оно может вызвать лишь один эффект: оно соединяется с невинным представлением, принадлежащим уже к сфере предсознательного, переносит на него свою интенсивность и прикрывается им. Это и есть факт перенесения.

Можно ли избавиться от бессознательных желаний?

Замечательной особенностью бессознательных процессов именно и является то, что они неразрушимы. В бессознательном ничего нельзя довести до конца, в нем ничто не проходит и ничто не забывается.

Почему мы забываем имена?

Анализируя наблюдаемые на себе самом случаи позабывания имен, я почти регулярно нахожу, что недостающее имя имеет то или иное отношение к какой-либо теме, близко касающейся меня лично и способной вызвать во мне сильные, нередко мучительные аффекты.

Как возникают обмолвки?

Фактором, обусловливающим возникновение обмолвки и достаточно объясняющим ее, я считаю не взаимодействие приходящих в контакт звуков, а влияние мыслей, лежащих за пределами задуманного.

Почему мы забываем впечатления и намерения?

Я различаю забывание впечатлений и забывание переживаний, то есть забывание того, что знаешь, от забывания намерений, упущения чего-то. Результат всего этого ряда исследований один и тот же: во всех случаях в основе забывания лежит мотив отвращения.

Откуда берутся суеверия?

Одним из психических корней суеверия служит сознательное неведение и бессознательное знание мотивировки психических случайностей. Так как суеверный человек не подозревает о мотивировке своих собственных случайных действий и так как факт наличия этой мотивировки требует себе признания, то он вынужден путем переноса отвести этой мотивировке место во внешнем мире.

Реально ли ощущение дежавю?

Я полагаю, что называть ощущение дежа-вю иллюзией – несправедливо. В такие моменты, действительно, затрагивается нечто, что уже было раз пережито, только его нельзя сознательно вспомнить, потому что оно и не было никогда сознательным. Ощущение «уже виденного» соответствует воспоминанию о бессознательной фантазии.

Из-за чего происходит расщепление психики?

Мы выводим расщепление психики не от прирожденной недостаточности синтеза душевного аппарата, но объясняем это расщепление динамически, как конфликт противоположно направленных душевных сил; в расщеплении мы видим результат активного стремления двух психических группировок одной против другой.

Бывают ли случайные мысли и поступки?

Психоаналитик отличается особо строгой уверенностью в детерминации душевной жизни. Для него в психической жизни нет ничего мелкого, произвольного и случайного, он ожидает повсюду встретить достаточную мотивировку, где обыкновенно таких требований не предъявляется.

Существует ли сексуальность у детей?

Ребенок с самого начала обладает сексуальными инстинктами; он приносит их в свет вместе с собой, и из этих инстинктов образуется благодаря весьма важному процессу развития, идущемучерез многие этапы, так называемое нормальное сексуальное чувство взрослых.

Предисловие

Более 100 лет назад австрийский психиатр Зигмунд Фрейд создал теорию психоанализа, основанную на чрезвычайно смелых и новаторских для своего времени идеях: он связал психосексуальное развитие человека с присущими ему моделями поведения и состоянием душевного здоровья. Несмотря на то, что поначалу воззрения Фрейда были восприняты неоднозначно, впоследствии его учение обрело огромную популярность и оказало существенное влияние не только на развитие психологии, но и на формирование множества философских, гуманитарных и художественных концепций.

Читать онлайн «Психопатология обыденной жизни» автора Фрейд Зигмунд — RuLit

Зигмунд Фрейд

Психопатология обыденной жизни

I.

ЗАБЫВАНИЕ СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

В 1898 году я поместил в «Monatsschrift fur Psychiatrie und Neurologie» небольшую статью «К вопросу о психическом механизме забывчивости», содержание которой я здесь повторяю и рассматриваю как исходный пункт дальнейших рассуждений. В ней я подверг на примере, взятом из моей собственной жизни, психологическому анализу чрезвычайно распространенное явление временного забывания собственных имен и пришел к тому выводу, что этот весьма обыкновенный и практически не особенно важный вид расстройства одной из психических функций – способности припоминания – допускает объяснение, выходящее далеко за пределы обычных взглядов.

Если я не очень заблуждаюсь, психолог, которому будет поставлен вопрос, чем объясняется эта столь часто наблюдаемая неспособность припомнить знакомое, по существу, имя, ограничится скорее всего простым указанием на то, что собственные имена вообще способны легче ускользать из памяти, нежели всякое другое содержание нашей памяти. Он приведет ряд более или менее правдоподобных предположений, обосновывающих это своеобразное преимущество собственных имен. Но мысль о существовании иной причинной зависимости будет ему чужда.

Для меня лично поводом для более внимательного изучения данного феномена послужили некоторые частности, встречавшиеся если и не всегда, то все же в некоторых случаях обнаруживавшиеся с достаточной ясностью. Это было именно в тех случаях, когда наряду с забыванием наблюдалось и неверное припоминание. Субъекту, силящемуся вспомнить ускользнувшее из его памяти имя, приходят в голову иные имена, имена-заместители, и если эти имена и опознаются сразу же как неверные, то они все же упорно возвращаются вновь с величайшей навязчивостью. Весь процесс, который должен вести к воспроизведению искомого имени, потерпел как бы известное смещение и приводит к своего рода подмене.

Наблюдая это явление, я исхожу из того, что смещение это отнюдь не является актом психического произвола, что оно, напротив, совершается в рамках закономерных и поддающихся научному учету. Иными словами, я предполагаю, что замещающие имя или имена стоят в известной, могущей быть вскрытой, связи с искомым словом, и думаю, что если бы эту связь удалось обнаружить, этим самым был бы пролит свет и на самый феномен забывания имен.

В том примере, на котором я построил свой анализ в указанной выше статье, забыто было имя художника, написавшего известные фрески в соборе итальянского городка Орвието. Вместо искомого имени – Синьорелли – мне упорно приходили в голову два других – Боттичелли и Больтраффио; эти два замещающих имени я тотчас же отбросил как неверные, и когда мне было названо настоящее имя, я тут же и без колебаний признал его. Я попытался установить, благодаря каким влияниям и путем каких ассоциаций воспроизведение этого имени претерпело подобного рода смещение (вместо Синьорелли – Боттичелли и Больтраффио), и пришел к следующим результатам:

а) Причину того, почему имя Синьорелли ускользнуло из моей памяти, не следует искать ни в особенностях этого имени самого по себе, ни в психологическом характере той связи, в которой оно должно было фигурировать. Само по себе имя это было мне известно не хуже, чем одно из имен-заместителей (Боттичелли), и несравненно лучше, чем второе имя-заместитель Больтраффио; об этом последнем я не знал почти ничего, разве лишь, что этот художник принадлежал к миланской школе. Что же касается до связи, в которой находилось данное имя, то она носила ничего не значащий характер и не давала никаких нитей для выяснения вопроса: я ехал лошадьми с одним чужим для меня господином из Рагузы (в Далмации) в Герцеговину; мы заговорили о путешествиях по Италии, и я спросил моего спутника, был ли он уже в Орвието и видел ли знаменитые фрески…NN.

б) Объяснить исчезновение из моей памяти имени мне удалось лишь после того, как я восстановил тему, непосредственно предшествовавшую данному разговору. И тогда весь феномен предстал предо мной как процесс вторжения этой предшествовавшей темы в тему дальнейшего разговора и нарушения этой последней. Непосредственно перед тем, как спросить моего спутника, был ли он уже в Орвието, я беседовал с ним о нравах и обычаях турок, живущих в Боснии и Герцеговине. Я рассказал, со слов одного моего коллеги, практиковавшего в их среде, о том, с каким глубоким доверием они относятся к врачу и с какой покорностью преклоняются пред судьбой. Когда сообщаешь им, что больной безнадежен, они отвечают: «Господин (Негг), о чем тут говорить? Я знаю, если бы его можно было спасти, ты бы спас его». Здесь, в этом разговоре, мы уже встречаем такие слова и имена – Босния, Герцеговина (Herzegowina), Herr (господин), – которые поддаются включению в ассоциативную цепь, связывающею между собой имена Signorelli (signer – господин), Боттичелли и Больтраффио.

в) Я полагаю, что мысль о нравах боснийских турок оказалась способной нарушить течение следующей мысли благодаря тому, что я отвлек от нее свое внимание прежде, чем додумал ее до конца. Дело в том, что я хотел было рассказать моему собеседнику еще один случай, связанный в моей памяти с первым. Боснийские турки ценят выше всего на свете половое наслаждение и в случаях заболеваний, делающих его невозможным, впадают в отчаяние, резко контрастирующее с их фаталистским равнодушием к смерти. Один из пациентов моего коллеги сказал ему раз: «Ты знаешь, господин (Herr), если лишиться этого, то жизнь теряет всякую цену». Я воздержался от сообщения об этой характерной черте, не желая касаться в разговоре с чужим человеком несколько щекотливой темы. Но я сделал при этом еще нечто большее: я отклонил свое внимание и от дальнейшего развития тех мыслей, которые готовы были у меня возникнуть в связи с темой «смерть и сексуальность». Я находился в то время под впечатлением известия, полученного несколькими неделями раньше, во время моего пребывания в Трафуа (Тгafоi): один из моих пациентов, на лечение которого я потратил много труда, покончил с собой вследствие неисцелимой половой болезни. Я точно знаю, что во время моей поездки в Герцеговину это печальное известие и все то, что было с ним связано, не всплывало в моем сознании. Но совпадение звуков Тгаfоi – Воltгаffiо заставляет меня предположить, что в этот момент, несмотря на то, что я намеренно направил свое внимание в другую сторону, данное воспоминание все же оказало свое действие.

г) После всего сказанного я уже не могу рассматривать исчезновение из моей памяти имени Синьорелли как простую случайность. Я должен признать здесь наличность известного мотива. Имелись известные мотивы, побудившие меня воздержаться от сообщения моих мыслей (о нравах турок и т. д.), они же побудили меня исключить из моего сознания связанные с этим рассказом мысли, ассоциировавшиеся, в свою очередь, с известием, полученным мною в Трафуа. Я хотел таким образом нечто позабыть и вытеснил это нечто. Конечно, позабыть я хотел не имя художника из Орвието, а нечто другое, но этому другому удалось ассоциативно связаться с этим именем; так что мой волевой акт попал мимо цели, и в то время как намеренно я хотел забыть одну вещь, я забыл – против своей воли – другую. Нежелание вспомнить направлялось против одного, неспособность вспомнить обнаружилась на другом. Конечно, проще было бы, если бы и нежелание, и неспособность сказались на одном и том же объекте. С этой точки зрения замещающие имена представляются мне уже не столь произвольными Они создают известного рода компромисс: напоминают и о том, что я хотел вспомнить, и о том, что я позабыл; они показывают, таким образом, что мое намерение позабыть нечто не увенчалось ни полным успехом, ни полным неуспехом.

д) Весьма очевидна та связь, которая установилась между искомым именем и вытесненной темой («смерть и сексуальность»«к ней же относятся имена: Босния, Герцеговина и Трафуа). Предлагаемая схема (из статьи 18.98 года) пояснит эту связь:

Имя Signorelli разложилось при этом на две части. Последние два слога (elli) воспроизведены в одном из имен-заместителей без изменения (Botticelli), первые же два подверглись переводу с итальянского языка на немецкий (signer – Herr), вступили в этом виде в целый ряд сочетаний с тем словом, которое фигурировало в вытесненной теме (Herr, Herzegowina) и благодаря этому оказались также потерянными для воспроизведения. Замещение их произошло так, как будто было сделано смещение вдоль словосочетания «Герцеговина и Босния», причем смещение это совершилось независимо от смысла этих слов и от акустического разграничения отдельных слогов. Отдельные части фразы механически рассекались подобно тому, как это делается при построении ребуса. Весь этот процесс, в результате которого имя Синьорелли заменилось двумя другими, протекал всецело вне сознания. За вычетом совпадения одних и тех же слогов (или, точнее, сочетаний букв) никакой иной связи, которая объединяла бы обе темы – вытесненную и следующую, установить на первых порах не удается.

Зигмунд Фрейд – Психопатология обыденной жизни

«Психопатология обыденной жизни» (1901) — одно из основных исследований великого австрийского ученого Зигмунда Фрейда, заложившее фундамент его теории психоанализа наряду с «Толкованием сновидений» (1900), «Введением в психоанализ» (1910), «Я и оно» (1923). Эта небольшая книга стала научной классикой XX века. Изучая различные отклонения от стереотипов обыденного поведения, странные дефекты и сбои, а также на первый взгляд случайные ошибки и обмолвки, автор приходит к выводу, что они свидетельствуют о глубинных нарушениях психики, о симптомах психоневроза.

Анализируя многочисленные случаи таких отклонений, он приходит к выводу, что «граница между нормальным и ненормальным в области нервозности непрочна и что все мы немного нервозны… подобные симптомы оказываются в силах нарушить питание, сексуальные отправления, обычную работу, общение с людьми».

Обновите страницу, если не отображается панель инструментов «читалки».

Не все то забыто, что мы считаем забытым.


Каждый раз, когда мы совершаем обмолвку или описку, мы имеем право заключить о наличии помехи в виде душевных процессов, лежащих вне нашего намерения.


Случайно складывающиеся удачные комбинации слов дают примеры обмолвок, играющие роль прямо-таки убийственных разоблачений, а иной раз производящие прямо-таки комический эффект.


Когда кто-нибудь из моих домашних жалуется, что прикусил себе язык,прищемил палец и т.д., то вместо того, чтобы проявить ожидаемое участие, я спрашиваю: зачем ты это сделал?


Неприятно, когда тебе предлагают признать свою неоригинальность.


Можно установить, как общее правило, что каждый человек непрестанно подвергает других психическому анализу и благодаря этому знает их лучше, чем самого себя. Путь к осуществлению призыва «познай себя» ведет через изучение своих собственных случайных на вид действий и упущений.


То, что другим представляется как беспорядок, для меня — исторически сложившийся порядок.


Как в грубых, так и в более тонких погрешностях речи, которые еще можно отнести к ряду обмолвок, фактором, обусловливающим возникновение ошибки и достаточно объясняющим ее, я считаю не взаимодействие приходящих в контакт звуков, а влияние мыслей, лежащих за пределами речевого намерения.

1С:Аудиокниги. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни (Разовое скачивание)

Описание:

Предлагаем вашему вниманию аудиокнигу Психопатология обыденной жизни, аудиоверсию работы З. Фрейда.

Зигмунд Фрейд – австрийский психолог и психиатр, основатель теории психоанализа.

Психопатология обыденной жизни – одна из самых знаменитых книг Фрейда, которая имеет непреходящее значение не только для психопатологии, но и для современной лингвистики, семантики, философии текста.

Фрейд считает, что различные отклонения от стереотипов обыденного поведения – на первый взгляд непреднамеренные оговорки, описки, забывание слов, случайные движения и действия – являются проявлением бессознательных мыслей и импульсов.

Расшифровка таких «ошибочных действий» при помощи психоанализа, точно так же как толкование сновидений, может быть эффективно использовано в целях диагностики и терапии.

Время звучания: 7 часов 33 минуты.

Категория Программы
Артикул SupM580
Возрастные ограничения 16+ (от 16 лет)
Системные требования

Системные требования:

Android

  • Смартфон или планшет на базе Android версии 4.0 и выше
  • Наличие на устройстве сервиса Google Play и аккаунта Google
  • Наличие как минимум 512 Мб свободной памяти для загрузки книг
  • Соединение с Интернет

Windows Phone

  • Смартфон на платформе windows phone 8/8.1
  • Наличие как минимум 512 Мб свободной памяти для загрузки книг
  • Соединение с Интернет

IOS

  • Смартфон или планшет на базе iOS версии 6.0 и выше
  • Соединение с Интернет
Жанры Психология Аудиокниги
Языки

Русский

Видео

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Зигмунд Фрейд «Психопатология повседневной жизни» (1901)

Книга Зигмунда Фрейда Психопатология повседневной жизни была впервые опубликована в 1901 году.А.А. Брилл сделал его перевод на английский в 1914 году. Это, без сомнения, один из наиболее широко обсуждаемых и обсуждаемых Фрейдом. влиятельные работы. Работа не такая техническая, как другие работы Фрейда, и основана на повседневном опыте. В книге он пытается дать краткое объяснение повседневных действий. К ним относятся такие вещи, как забвение имя человека, распространенные оговорки и другие.

Эта работа Зигмунда стала дальнейшим развитием уже опубликованных им работ.По сути, он продвигал идею подсознания. Он считал, что сны являются частью подсознания. Фрейд предполагает, что неважно Каким бы далеким ни казался сон, он имеет отношение к какому-то аспекту повседневной жизни. Фрейд пришел к такому выводу после тщательного анализа психических пациентов, страдающих истерией и другими родственными заболеваниями. Он предложил эту тонкую такие вещи, как забвение дат важных событий и бессмысленная авария, все происходило из-за этого подсознания. Короче говоря, Фрейд предположил, что даже в самых бессмысленных человеческих действиях есть смысл.Он заявил, что он считал, что все случайные действия человека предвосхищались в подсознании без ведома человека.

Фрейд постулировал, что основная движущая сила подсознания развивалась на протяжении многих лет. Он считал, что общество и нравственное воспитание человека являются ключевыми частями подсознания. Однако человек может сознательно подавить эти состояния. Согласно Фрейду, это подавление не всегда бывает успешным. Время от времени подавленное подсознание находит выход.Таким образом, результирующий акт на самом деле является вмешательством подсознания. на сознательном. Например, Фрейд предполагает, что когда человек забывает имя, это не просто случайный акт. Фактически, это из-за конфликта в уме между сознанием и подсознанием. Имя, которое произносится вместо первоначального названия, это компромисс, сделанный этими двумя конфликтными государствами.

В своей книге Фрейд приводит множество таких примеров, давая подробный анализ в каждом случае.Сначала он предлагает случайное повседневное действие, а затем дает его детальную интерпретацию. Все объяснения Фрейда следуют основному трехступенчатый узор; на первом этапе у человека возникает неизвестное желание забыть имя. На втором этапе происходит подавление подсознанием. Наконец, Фрейд демонстрирует существующие отношения между забытым именем или другим действием и прошлым опытом человека. В своей книге Фрейд показывает неоспоримое влияние подсознания на нашу жизнь.Затем Фрейд предполагает, что вся человеческая деятельность находится под контролем. Например, он предполагает, что кто-то не может упомянуть случайное имя или число без ведома подсознания. Таким образом, Фред предполагает, что сны и повседневная жизнь очень похожи.

Таким же образом Фрейд предполагает, что тенденция забывать важные события происходит из-за подсознательного подавления. Фрейд предполагает, что люди часто забывают о травмирующих переживаниях.За его объяснение, он дает личный опыт. Он рассказывает историю, в которой он не смог вспомнить бывшую пациентку, несмотря на то, что ее имя фигурировало в его бухгалтерских книгах. И только после долгих раздумий он наконец вспомнил, кем она была. Однако ребенок умер из-за неправильного диагноза истинной причины ее симптомов. То, что считалось психическим заболеванием, на самом деле было физическим проявлением смертельной болезни. Естественно, этот инцидент, должно быть, глубоко его тревожит.Он предполагает, что его подсознание отреагировало таким образом, подавив любые воспоминания об инциденте из своего сознательного разума.

Фрейд в основном применял свои исследования при лечении душевнобольных. Таким образом, он предположил, что психозы были просто преувеличенными проявлениями подсознания. Следовательно, он предположил, что разница между нормальным и душевнобольных явно не было видно. Вместо этого он предположил, что это постепенный процесс, когда подсознание получит слишком большой контроль над сознанием.

Более чем через сто лет после публикации работа Фрейда продолжала вызывать много споров. Большая часть критики в адрес работы вызвана использованием анекдотических свидетельств. Критики утверждают, что работа была не основан на каком-либо научном методе. Вместо этого Фрейд делал простые наблюдения и использовал свои более ранние работы в качестве доказательства. Однако эта книга содержит много недостатков. Таким образом, он не рекомендуется пациентам, которые могут страдать психическими расстройствами. проблемы. Большинство выводов явно ошибочны.Также интересно отметить, что эта книга — одна из наименее сексуализированных работ Фрейда.

Несмотря на резкую критику книги, Зигмунд Фрейд внес большой вклад в развитие психоанализа. Его методы, хотя и находящиеся в зачаточном состоянии на момент зачатия, помогли переопределить психоанализ. Всю свою жизнь Фрейд помог разработать концепцию подсознания. Он предположил, что разум подобен айсбергу, а его сознательная часть является верхушкой айсберга.Однако то, что находится под ним, имеет наибольшее влияние. в нашей жизни. Фрейд называл эту скрытую часть нашего разума подсознанием.

Несмотря на то, что большинство его ранних работ оказалось неверным, он все же внес важный вклад в психологию. Его вклад включает такие области, как раннее проявление взрослой личности во время формирования. лет, значение амбивалентных тенденций, разные стадии развития ума и, что наиболее важно, открытие подсознательного разума.Совершенно очевидно, что его работы будут и дальше приносить много интерес в ближайшие годы. Например, современные научные достижения предлагают совершенно иной источник речи, чем то, что предлагал Фрейд. Исследования показали, что простые действия, такие как забывание слов, могут ничего не значить. делать с подавленными воспоминаниями. Однако Фрейд продемонстрировал, что есть способ вылечить психические проблемы, такие как истерия. Помогая пациентам глубже понять себя, они могут эффективно избавиться от самих себя. любой болезни.

Культурный читатель: Зигмунд Фрейд — Психопатология повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни (1901) возможно, самая известная ранняя работа Зигмунда Фрейда в области психоанализа, и вместе с «Толкованием снов» он составляет основу всего его работай . Ранний Фрейд был озабочен ненормальной психологией и попытками объяснить различные психопатологические (начиная с с неврологическими) проблемами, попытка, которая привела к новаторским понимание в отношении нормального психического функционирования.Отчасти это то, что делает Психопатологию повседневной жизни такая важная часть фрейдистской библиографии. Психопатология повседневной жизни полна историй и анекдотов (в том числе о самом Фрейде) относительно «неудач», пробелов в памяти и словесных ошибки. По Фрейду, все происходит по какой-то причине (его, безусловно, можно классифицировать как детерминист). То, что кажется случайным или необъяснимым, на самом деле может быть ключом к какой-то глубоко скрытой и скрытой правде (подумайте о сходстве между Зигмундом Фрейдом и Шерлоком Холмсом в этом отношении).Не могу помнишь, куда ты положил ключи? может что-то в тебе не хочет уходить куда вы направляетесь. Случайно назвали своего начальника «мамой»? может быть, это связано с тем, что вы чувствуете к своему боссу, или, что более важно, к твоей маме. Все эти, казалось бы, необъяснимые инциденты могут подсказать нам о скрытых объяснениях, которые скрыты по какой-то причине и могут только проявиться через эти «ошибки».

Это важно отметить, что Фрейд имел в виду, что все мы в каком-то смысле немного невротичен, поскольку у всех нас есть глубокие внутренние конфликты, которые иногда трудно достичь решения и может продолжать вызывать психический дискомфорт.Этот что делает Психопатология повседневной жизни так важна для теории Фрейда, поскольку она является основой для развития концепция бессознательного, идея о том, что в глубине души мы намного больше, чем мы думаем мы на поверхности.

Другие статьи и резюме о Фрейде:


Интересные книги:


Психопатология повседневной жизни | Психология

Прочитав эту статью, вы узнаете о психопатологии повседневной жизни.

Гениальное проникновение Зигмунда Фрейда в суть человеческого сердца не оставило равнодушным ни одного камня. Открытие Фрейда, которое не вызывает сомнений и не имеет аналогов в истории психологии, охватывает как нормальное, так и ненормальное.

Это было, прослеживая ненормальное состояние до нормального, Фрейд обнаружил, насколько слабая линия разграничения между нормальным и ненормальным человеком и как психопалогенные механизмы, так явно наблюдаемые при психоневрозах и психозах, обычно проявляются в меньшей степени у людей. обычные люди.

Это привело Фрейда к изучению ошибочных действий повседневной жизни с точки зрения концепции повседневной психопатологии жизни. Эта концепция Фрейда окончательно поколебала гордость и тщеславие нормальных людей, считавших себя такими мягкими и добрыми.

Фрейд показал миру, что в каждом из нас таятся те желания, желания, побуждения и импульсы, которые мы не хотели распознавать в себе. Изучение проблемы психопатологии повседневной жизни имеет особое значение, поскольку этот феномен доказывает, что нет водонепроницаемого отсека между нормальным и ненормальным.

Открытие Фрейдом повседневной психопатологии жизни отражает то, что до Фрейда общепринятым убеждением была оговорка, типичное забвение и повседневные ошибки, которые все мы часто встречаем, но которые мы считаем случайными и менее причинными, имеют определенную причину, значение и экономия.

Таким образом, здесь применима область психического детерминизма. Фрейд в своей книге «Повседневная психопатология жизни» отмечает, что эти маленькие ошибки повседневной жизни, которые мы встречаем чаще всего, являются проявлениями бессознательных аспектов наших агрессивных и эротических побуждений, аналогичных механизму сновидений.

Очевидно, что эти симптомы являются невротическими, поскольку представляют собой недостатки в нормальном функционировании человеческого разума. Концепция психического детерминизма лежит в основе всего этого поведения, которое мы называем бесцельным. Он пытается объяснить тот факт, что каждое действие должно иметь определенную причину.

Таким образом, Адлер сначала указал, что, когда человека просят выбрать число из многих, фактически выбранное им число всегда связано с каким-то очень важным мыслительным процессом, и это может быть обнаружено с помощью бесплатных ассоциация.

Сила бессознательного, которая затмевает девятнадцатую часть разума, согласно Фрейду, настолько динамична, что, помимо выражения себя в сновидениях, искусстве и литературе, она также ищет выражения в нашей повседневной деятельности.

Фрейд поэтому утверждал, что такие подавленные бессознательные и мотивированные желания выражаются через оговорку, обычное забвение, оговорку и многие другие связанные явления, наблюдаемые в нашей повседневной жизни. За всем этим, говорит Фрейд, в конечном итоге кроется сила вытеснения и бессознательная мотивация.

Теперь возникает вопрос, почему и как мы забываем многие инциденты и переживания нашей жизни, которые мы должны были помнить, и, как ни странно, мы вспоминаем многие болезненные переживания, которые мы должны были забыть? Это противоречит представлению о том, что неприятные переживания быстро забываются из-за действия механизма вытеснения.

Хотя общий принцип не меняется, некоторые неприятные, шокирующие переживания из-за их силы и интенсивности, а также из-за явлений психического детерминизма запоминаются на всю жизнь.Психопатология повседневной жизни объясняет многие из таких забвений и воспоминаний.

Забвение как признак повседневной психопатологии можно разделить на две четкие группы:

1. Забывание выполнить намеченную цель:

Существует бесчисленное множество примеров, объясняющих этот тип забывания, наблюдаемый в наши дни. в повседневную жизнь.

Человек, который раньше приглашал другого, но в конце концов забыл пригласить его, определенно не хочет приглашать.Однажды дама за день до свадьбы забыла прийти на прием к портнихе, чтобы примерить свадебное платье. Почему? — потому что она не хотела выходить замуж. Распространенный случай, с которым очень часто сталкиваются многие из нас, — это то, что они забывают отправлять письма.

Иногда человек оставляет письмо на столе на несколько дней, каждый раз забывая его взять. В таких случаях при отправке письма может быть какое-то тайное противодействие. Автор однажды забыла отправить письмо подруге, которая ей не понравилась.Общепризнанным фактом является то, что обычно не забывают отправить своему дорогому другу или возлюбленному письмо, в котором он полностью согласен с отправкой.

Эрнест Джонс приводит интересный пример о пациенте, который во многих случаях забывал побрить правую сторону лица. Анализ показал, что это определялось рядом бессознательных процессов, одним из которых был секс.

2. Забывание из-за вытеснения :

Следующий аспект забвения из-за вытеснения — это забыть данное воспоминание.Невозможность вспомнить известное имя попадает в эту категорию. Часто люди забывают свои старые знакомые имена. Иногда невозможно вспомнить имя человека, с которым он проработал 4-5 месяцев. Эрнест Джонс приводит аналогичный случай, когда доктор забыл фамилию своего нынешнего любовника.

Следующий пример показывает, насколько тонки нити, соединяющие бессознательные психические процессы. Женщина не могла вспомнить христианское имя своих друзей, а могла вспомнить только фамилию.Анализ показал, что у ее сестры было похожее имя, которое ей не нравилось. Подделка имени имеет такое же значение, как и его забывание. Это всего лишь шаг к амнезии.

Сексуальное желание, связанное с определенной женщиной, может привести к тому, что кто-то забудет ее имя в браке. Очень часто мы забываем имена людей, по отношению к которым мы особенно агрессивны, хотя мы могли подавить эту агрессию.

Чтобы объяснить причину забывания имен, Фрейд считает, что процесс, который должен привести к воспроизведению утерянных имен, смещается и, таким образом, приносит неправильную замену.Ошибочное воспоминание показывает определенную склонность забывать исходный материал. Иногда из-за неприятных переживаний имя не вспоминают. Но было бы ошибкой обобщать таким образом каждый акт забвения.

Между прочим, у некоторых людей обнаруживается общая неспособность запоминать имена других людей. Это может указывать на чрезмерно высокую оценку собственного имени и, следовательно, на соответствующее безразличие к имени других народов. Это указывает на сильный комплекс эго, связанный с собственным именем.Неспособность вспомнить таким образом, согласно фрейдистам, в противном случае может рассматриваться как нежелание помнить.

Высказывание языка:

Высказывание языка по Фрейду — еще одно указание на психопатологию повседневной жизни. Слова, произнесенные по ошибке, согласно Фрейду, являются проявлением второй подавленной мысли и, таким образом, возникают вне цепочки мыслей, которые говорящий намеревается выразить.

Когда кто-то намеревается сказать «отягчающее обстоятельство», говорит «отягощает» , это указывает на то, что один вторгается в другой.Иногда оговорка возникает из-за агрессии, неприязни и тому подобного.

Неистовый противник Фрейда на собрании сказал: «Как хорошо известно, мы с Брером продемонстрировали ………… ..» вместо того, чтобы сказать «Брейр и Фрейд продемонстрировали», тем самым показывая свою зависть к оригинальности Фрейда. Еще один интересный пример вызывает смех.

Журналистка-фрилансер, рассказывая о работе Бернарда Шоу, сказала: «Я очень высоко отношусь ко всем своим писаниям, вместо того, чтобы рассказывать все его работы. Такая оговорка носит чисто бессознательный характер.

В своей «Психопатологии повседневной жизни» Фрейд далее утверждал, что иногда пациент называет определенного человека своей тетей, а после иногда он называет ее мать. Таким образом они отождествляют этих людей друг с другом, что означает повторение некоторых из их эмоциональных жизней.

Фрейд снова считает, что даже в простых случаях речевой ошибки можно проследить нарушение, вызванное наполовину подавленной идеей за пределами предполагаемого содержания. Часто за такими ошибками стоят эмоции.

Пациентка, отягощенная финансовым бременем, сказала Фрейду : «Пожалуйста, не давайте мне большие таблетки, потому что я не могу их обжечь», , конечно, она хотела сказать «счета». Таким образом, именно внутренний конфликт в значительной степени выдает нас из-за нарушения речи.

Опечатка — еще один случай повседневной психопатологии, с которым особенно образованная масса встречается чаще, чем нет. Многие продолжают писать дату прошлого года в январе. Не все такие ошибки связаны с закреплением привычки.

Иногда они проявляют дискриминацию, чтобы принять тот факт, что они стареют. Старый друг написал письмо женщине : «Надеюсь, вы все здоровы и несчастны» из-за его неприязни при мысли о том, что она счастлива с кем-то другим. Неспособность увидеть что-то происходит потому, что мы не хотим этого видеть по очевидным причинам.

Неправильное размещение или оставление вещей здесь и там — пример повседневной психопатологии. Профессор, который делал свои лекции скучными, однажды забыл принести в класс свой блокнот.Большинство психоаналитиков постоянно сталкиваются с тем, что пациенты оставляют статьи в консультационной комнате и вынуждены возвращаться, чтобы получить их обратно.

Многие несчастные случаи происходят подобным образом. Мы больше склонны терять счета, чем проверять. Когда муж постоянно теряет свое обручальное кольцо или когда жена забывает надеть свою «мангала-сутру», это может указывать на то, чтобы другие факторы оставались неизменными, что является своего рода разладом в браке.

Несчастные случаи с собственными людьми очень часто происходят из-за бессознательной агрессии.В книге «Человек против самого себя» Меннингеру удалось показать, что за самоубийством скрывается глубокая бессознательная мотивация.

Манеризм в одежде, аппликатуре и т. Д. Имеет свое логическое значение, хотя и осуществляется неосознанно. Таким образом, существует множество случаев повседневной психопатологии жизни, с которыми мы встречаемся каждый день и в каждый момент нашей повседневной жизни.

В каждом из нас есть различные подавленные мысли, которые постоянно пытаются выразиться в виде бессмысленных промахов, значение которых неизбежно ускользает от нас.

Однако крайние случаи повседневной психопатологии чаще встречаются у психически больных, чем у нормальных людей. Интерпретация таких случаев оказалась самой важной в психоанализе.

Хотя, по мнению неспециалистов, различные концепции повседневной психопатологии могут быть следствием невнимательности, невнимательности и т. Д., Не имея определенных причин, психоанализ показывает, что для их возникновения существует не только определенная психическая причина, но и всегда логическим смыслом и строго можно назвать мотивом, который является бессознательным и предсознательным и в то же время вытесненным.

Те инциденты, которые мы игнорируем, считая бессмысленными, тривиальными, действительно значительны и интересны. Таким образом, открытие Фрейдом психопатологии повседневной жизни является вехой благодаря своим ярким иллюстрациям и оправданным примерам. Фрейд успешно показал, что оттенки патологии также очевидны в том, что мы называем повседневной деятельностью нормальных людей.

Психопатология повседневной жизни — Зигмунд Фрейд

Parapraxsis

Фрейд продолжил свой самоанализ в книге Психопатология повседневной жизни , и, как и в большинстве своих работ, он исследовал свой личный опыт, чтобы понять других.В этом случае он решил исследовать свою забывчивость, неверные намерения и оговорки, от которых многие из нас страдают ежедневно. Он назвал их Parapraxes .

Несмотря на критику со стороны психологов, его книга стала популярной и была его первым средством распространения идей психоанализа среди более широкой аудитории.

Синьорелли, Боттичелли и Больтраффио.

Фрейд начинает с того, что рассматривает забывание слов, включая имена, и их иногда неправильное вспоминание.Несмотря на тогдашнюю психологическую интерпретацию того, что это всего лишь случайность, потому что и слова, и имена звучат одинаково, Фрейд чувствовал, что есть еще кое-что, что нужно исследовать. «Нет сомнений в том, что есть случаи забывания имен, которые протекают гораздо проще… помимо простого забывания имен собственных, есть еще одно забвение, мотивированное вытеснением». Фрейд приводит подробный анализ разговора с незнакомцем во время отпуска из Рагузы, современного Дубровника, в небольшой городок недалеко от Герцеговины.Фрейд изо всех сил пытался вспомнить имя мастера, создавшего фрески с изображением Страшного суда в соборе Орвието в Италии. Имя было Синьорелли, но вместо этого Фрейд вспомнил Botticelli и Boltraffio . Когда посторонний дал ему правильное имя, он обнаружил, как смещение заставило его вспомнить неправильные имена.

Было два субъекта, которые помешали ему вспомнить правильное имя. Один из них — разговор о турках, затронувший тему сексуальности.Фрейд рассказывает: «Прежде чем я спросил своего попутчика, был ли он в Орвието, мы обсуждали обычаи турок, живущих в Боснии, и Герцеговине. Я рассказал то, что слышал от коллеги, занимавшегося среди них медицинской практикой, а именно, что они проявляют полное доверие к врачу и полное подчинение судьбе. Когда кто-то вынужден сообщить им, что для пациента нет никакой помощи, они отвечают: «Герр (сэр), что я могу сказать? Я знаю, что если бы его можно было спасти, вы бы спасли его.«Только в этих предложениях мы можем найти слова и имена: Босния, Герцеговина, и Herr, , которые можно вставить в ряд ассоциаций между Signorelli, Botticelli, и Boltraffio».

Вторым субъектом была смерть. Фрейд продолжил: «Я полагаю, что поток мыслей, касающихся обычаев турок в Боснии и т. Д., Мог помешать следующей мысли, потому что я отвлек от нее свое внимание до того, как она закончилась. Я вспомнил, что хотел рассказать второй анекдот, который остался рядом с первым в моей памяти.Эти турки превыше всего ценят сексуальное удовольствие, и сексуальные расстройства переходят в крайнее отчаяние, которое странным образом контрастирует с их смирением перед опасностью потерять свою жизнь. Один из пациентов моего коллеги однажды сказал ему: «Как вы знаете, сэр (герр), если это прекратится, жизнь больше не будет иметь никакого очарования» ».

«Я воздержался от передачи этой характерной черты, потому что не хотел касаться деликатной темы в разговоре с незнакомцем. Но я пошел еще дальше; Я также отвлек свое внимание от продолжения мысли, которая могла ассоциироваться во мне с темой «Смерть и сексуальность».«В то время я находился под воздействием сообщения, которое я получил несколько недель назад, во время краткого пребывания в Trafoi . Пациент, на которого я потратил много усилий, покончил с собой из-за неизлечимого сексуального расстройства. Я точно знаю, что это печальное событие и все, что с ним связано, не осталось в моей сознательной памяти во время той поездки в Герцеговину. Однако соглашение между Trafoi и Boltraffio заставляет меня предположить, что это воспоминание в то время было приведено в действие, несмотря на все намеренные отклонения моего внимания.”

Я больше не могу представить себе забытие имени Синьорелли как случайность. Я должен признать в этом процессе влияние мотива . Существовали мотивы, которые вызвали прерывание передачи моих мыслей (относительно обычаев турок и т. Д.), Которые позже побудили меня исключить из моего сознания мысли, связанные с ними, и которые могли привести к сообщению, касающемуся инцидент в Trafoi — то есть я хотел что-то забыть, я подавил что-то. Конечно, я хотел забыть кое-что, кроме имени хозяина Орвието; но эта другая мысль вызвала ассоциативную связь между собой и этим именем, так что мой акт воли не достиг цели, и я забыл одну против своей воли, в то время как я намеренно хотел забыть другую… Заместительные имена больше не кажутся столь совершенно необоснованными, как они казались до этого объяснения. Они напоминают мне как о том, что я хотел забыть, так и о том, что я хотел запомнить [компромисс], и показывают мне, что моя цель забыть что-то не была ни идеальным успехом, ни неудачей.”

Комплекс влияющих на словесные ассоциации.

Комплексы

Эти эмоциональные ассоциации Фрейд описал как комплекс , концепцию, которую он заимствовал из экспериментов Юнга с ассоциациями. «О подобном содержании идей, способном повлиять на реакцию на слово-стимул, стало принято говорить как о« комплексе ». Это влияние действует либо через слово-стимул, непосредственно касающееся комплекса, либо за счет того, что комплекс преуспевает в установлении связи со словом через промежуточные звенья.Такое определение реакции — очень примечательный факт; Вы найдете нескрываемое удивление, выраженное по этому поводу в литературе по данному предмету. Но его истинность не вызывает сомнений. Как правило, вы можете выявить конкретный комплекс в действии и таким образом объяснить реакции, которые иначе нельзя было бы понять, попросив самого субъекта объяснить причины своей реакции. Примеры, подобные приведенным Юнгом, хорошо рассчитаны, чтобы заставить нас сомневаться в наличии случайности или того, что якобы является произвольным в ментальных событиях.”

Фрейд выделяет, в частности, главный комплекс, с которым связаны все остальные комплексы. По его словам, «комплекс самоосознания (личный, семейный или профессиональный) оказывается наиболее эффективным из беспокоящих комплексов». Через мысленные ассоциации имена подавляются более сильными комплексами, вызывающими избегание этого имени или предмета из-за его ассоциации. Фрейд говорит: «В общем, можно выделить два основных случая забывания имени; когда само имя касается чего-то неприятного или когда оно связано с другими ассоциациями, которые [также являются неприятными].» [См .:« Крысолюд »: https://youtu.be/GdgOgnUv8LU]

Конденсация

Поскольку разум избегает этих неприятных мыслей, Фрейд предлагает теорию конденсации сновидений, чтобы объяснить странные комбинации и ассоциации, которые появляются в оплошностях, неумелых действиях и ошибках. Он говорит: «Теперь, в моем« Толковании снов », я показал роль, которую играет процесс конденсации в происхождении так называемого явного содержания сновидения из скрытых мыслей сновидения. Любое сходство объектов или словесных представлений между двумя элементами бессознательного материала рассматривается как причина образования третьего, которое является составным или компромиссным образованием. Этот элемент представляет собой оба компонента в содержании сновидения, и ввиду этого происхождения он часто наделен многочисленными противоречивыми индивидуальными детерминантами. Таким образом, образование замен и загрязнений в речевых ошибках является началом той работы по сгущению, которая, как мы находим, принимает наиболее активное участие в построении сновидения.”

Сила воли и намерения

Согласившись с Вильгельмом Вундтом, Фрейд счел описание Вильгельма промахов в речи поучительным в том смысле, что утомляет силу воли у испытуемого и напряженность в удерживании намерения контролировать речь, что приводит к этим промахам. Фрейд также добавил, что навязчивые мысли навязывались во время этих возможностей, отсюда и промах. Вы немного устали и немного теряете сознание, и тогда силы вытеснения не могут удержать желание от наложения себя на сознание. Фрейд приводит пример президента Австрийской палаты депутатов, который объявил сессию «закрытой», когда он пытался ее открыть. Для Фрейда президент действовал исходя из желания или предпочтения закрыть сессию.

Итак, не каждый случай является ошибкой Фрейда, и Фрейд согласился, что в ускоренной речи могут быть случаи, когда замены слов являются просто случайными, но в тех случаях, когда сходство между словами неочевидно, заменяющие слова могут выдавать лежащие в основе эмоции. и показать истинное мнение человека.Фрейд переводит пример разочарования, вызванного оплошностью:

«Состоятельный, но не очень щедрый хозяин пригласил своих друзей на вечерний танец. Все шло хорошо примерно до 23:30, когда был антракт, предположительно на ужин. К великому разочарованию большинства гостей, ужина не было; вместо этого их угощали тонкими бутербродами и лимонадом. Поскольку это было близко к дню выборов, разговор был сосредоточен на разных кандидатах; и по мере того, как дискуссия становилась все теплее, один из гостей, страстный поклонник кандидата от Прогрессивной партии, заметил ведущему: «Вы можете говорить о Тедди что угодно, но есть одно — на него всегда можно положиться, он всегда дает вам полноценную еду », — желая сказать честное слово.Собравшиеся гости разразились хохотом, к великому смущению оратора и ведущего, которые полностью поняли друг друга ».

Джханы — Джхана против повествования 1:19: https://youtu.be/8HmTQ-IbQnE

Свобода воли или детерминизм?

Даже если мы решим, что не хотим снова смущаться и сделаем намерение никогда не повторять подобных ошибок в будущем, говорит Фрейд, «предполагаемое намерение дремлет в заинтересованном человеке до тех пор, пока не приблизится время его исполнения.Затем он пробуждает и возбуждает действие ». С одиночными разрешениями, если они не поддерживаются большим количеством разрешений, как в медитации, исходное разрешение забывается, и объект уходит в привычку. Фрейд говорит, что «забвение резолюций… в конечном итоге зависит от непризнанных мотивов, против воли». Эти встречные завещания представляют собой сопротивление, связанное с другими желаниями, обязательствами или двойственностью. В суетливом мире существует множество желаний и отвращений, которые подавляют одно намерение; у читателя возникает ощущение, что вековая дискуссия о свободе воли и детерминизме снова поднимается, и именно к последнему приходит Фрейд.Люди действительно строят планы и в определенной степени идут навстречу им, но для Фрейда предсказания и решения для людей чреваты обходными маневрами. Он говорит: «Вера в вещие сны насчитывает множество приверженцев, потому что она может быть подтверждена тем фактом, что некоторые вещи действительно происходят в будущем, как они были ранее предсказаны желанием сна. Но в этом нет ничего удивительного, поскольку многие далеко идущие отклонения могут регулярно демонстрироваться между сном и исполнением, которым доверчивый сновидец предпочитает пренебрегать … В психической жизни нет ничего произвольного или неопределенного. Предполагая, что часть нашей психической функции необъяснима с помощью целенаправленных идей, мы игнорируем области детерминизма в нашей психической жизни ».

Кража без сознания

Эти отклонения могут даже позволить людям думать, что они более оригинальны, чем они есть на самом деле, и создать чувство свободы воли в выборе, который они делают. Чтобы подготовить почву для понимания этого, читатель должен взглянуть на главную суть этой книги, которая состоит в том, чтобы рассмотреть , что забвение «во всех случаях доказано, что оно основано на мотиве неудовольствия. Но за неудовольствием кроется еще и желание определенного результата. Фрейд приводит пример того, что показывает силу желания забывать, может сливаться с избеганием тем, которые напоминают субъекту его аморальные действия, которые он предпринял для удовлетворения желания. Это было бы похоже на явное желание украсть что-то или идею и подавление болезненного чувства вины после кражи. Форма бессознательного права. На одном из многочисленных конгрессов Фрейда с его доверенным лицом Вильгельмом Флиссом Фрейд сделал именно это, когда заявил, что теория би-сексуальности необходима каждому человеку, а затем Флисс возразил, что изначально это была его идея.Позже Фрейд задумался над вопросом «Кому это выгодно?» Он сделал. В конце концов он смог вспомнить предыдущий разговор, который напомнил ему Флисс, проясняя его забывчивость.

Напряжение между личностью и обществом

Фрейд оставляет нас с тревожным пониманием наших непреднамеренных аспектов нашей жизни, и даже если мы не хотим знать эти аспекты и выбираем более равномерные подавления, бессознательное ответит. Даже нормальный человек, не являющийся психопатом, обнаружит, что внутреннее сопротивление вызывает мятеж, чтобы возглавить корабль намерений.Фрейд говорит, «даже у здоровых людей, эгоистичные, завистливые и враждебных чувств и импульсов, отягощенных давление нравственного воспитания, часто использует путь ошибочных действий, чтобы выразить в каком-то мере их неоспоримо существующей силу, которая не признается тем выше психические экземпляры. Позволение этим ошибочным и случайным действиям продолжаться в значительной степени соответствует комфортному терпению к аморальному ». Это раннее развитие тем, к которым Фрейд вернется позже и достигнет кульминации в его книге «Цивилизация и ее недовольство », опубликованной ближе к концу его карьеры.

Психопатология повседневной жизни — Зигмунд Фрейд: Kindle: https://amzn.to/2HO099R Твердый переплет: https://amzn.to/3mj83qI

Психический механизм забывчивости (1898b): http://essaydocs.org/the-complete-works-of-sigmund-freud-works-psychical.html?page=41

Психоанализ и установление фактов в ходе судебного разбирательства (1906c): http://essaydocs.org/the-complete-works-of-sigmund-freud-works-psychical.html?page=152

Психология: http: // psychoreviews.организация / категория / психология01 /

Обзор психопатологии повседневной жизни

Психопатология повседневной жизни Зигмунда Фрейда

ISBN: 978-3-596-10438-3
Издатель: Психология Фишер
Страницы: 355

«Психопатология повседневной жизни» вполне может быть самой доступной работой Зигмунда Фрейда.Психопатология следует по стопам своего старшего на год родственника, Толкование снов . Книга построена вокруг множества небольших анекдотов о кажущихся невинными и незначительных повседневных событиях, таких как забывание имен, орфографические ошибки и оговорки. Я пишу «очевидно», потому что психология Фрейда была основана на идее, что эти невинные оговорки представляли «нежелательный, подавленный психический материал, который, хотя и отталкивается от сознания, тем не менее, не лишен всякой способности выражать себя».

С очевидным преимуществом 100-летнего научного прогресса легко сказать, что Фрейд полностью ошибался в деталях. Что удивительно, так это то, что он правильно понял общую картину; бессознательный (или автоматический как их называют сегодня) процесс действительно контролирует большую часть наших эмоций и действий. Некоторые современные открытия в области нейробиологии доходят даже до того, что предполагают, что наша воля и сознательное Я — не более чем иллюзии — иллюзия, которая должна быть абсолютным обманом.

С научной точки зрения психопатология повседневной жизни — это просто плохая работа. Его выводы основаны на анекдотических свидетельствах, а предположительно скрытые бессознательные желания анализируются и выводятся с помощью интервью или интроспекции. Но в наше время никто не стал бы читать Фрейда для понимания научной методологии. Скорее, стоит прочитать «Психопатологию повседневной жизни», потому что она дает представление о творческом гении Фрейда. Я считаю поистине увлекательным наблюдать за мыслительным процессом Фрейда и его цепочками ассоциаций.В этом отношении книга имеет большую автобиографическую ценность. Кроме того, Фрейд был блестящим писателем, и его стоит прочитать только из-за его грамотных качеств (небольшой отказ от ответственности: я читал книгу на родном немецком языке Фрейда).

Отзыв написан в октябре 2010 г.

Обзор психопатологии повседневной жизни

На главную Меню архивов Бориса Письмо Джеймсу .pdf

ОБЗОР

Психопатология Повседневная жизнь Зигмунд Фрейд

Борис Сидис

Журнал ненормальной психологии , 1906, 1 , 101-103.

Психопатология повседневной жизни (Zur Psychopathologie des Alltagslebens). С. Фрейд. С. Каргер, Берлин, 1904.

Неизменный интерес к психологии сновидений получил дополнительный стимул в небольшом сборнике Фрейда, чей предыдущая работа в той же области уже хорошо известна. Усиление идеи содержится во многих его статьях, особенно в его «Traumdeutung» (Вена, 1900), Фрейд приступает к анализу механизма и толкование смысла снов, чьи fons et origo он считает подсознательной душевной жизнью.Сон по Фрейду взгляд, является проявлением мотивов и желаний, временно подавленных и погружен в подсознание. Существует высшее первичное сознание, a цензора, который не дает этим подавленным состояниям, этим мотивам и желаниям подняться на поверхность. Однако во сне верхнее сознание более или менее чувствительно. в состоянии ожидания такие подавленные состояния утверждают себя, но не без претерпел метаморфозу, поэтому причудливую и часто причудливую ткань наших снов.После тщательного анализа ―a задача не всегда простая, каждый элемент мечты прослеживается до сосуществующие подсознательные состояния. Этот механизм сна ни в коем случае не уникальный, поскольку он похож на то, что мы наблюдаем в различные формы психоневрозов, истерии и др. Показан аналогичный механизм существовать в нормальном уме, проявляясь в некоторых знакомых процессах наша повседневная жизнь, такая, например, как забывание известных имен, промахов языка и пера, забыв о важных событиях, которые должны быть вспомнил, некоторые моторные дезадаптации, и, по-видимому, случайные и бесцельные действия, ни одно из которых не является просто случайным, поскольку это выражение доминирующих подавленных мотивов.В нашей душевной жизни нет ничего произвольный; здесь нет случайных элементов, и все ментальные активность предопределена подсознательными состояниями.

Мотивы, вызывающие подавление определенных психические состояния следует искать в моральном воспитании, в социальной среде или в болезненный характер самих государств. Эти подавленные состояния не остаются бездействующими, они не будут падать, но заставят себя над сознательным порог, поводом для их проявления является ассоциация, существующая между ними и сознательным содержанием момента.Такое подавленное состояние, во время их проявления вмешиваются в процессы сознания и следовательно, результирующая деятельность представляет собой «компромисс» между два противостоящих государства. Например, если вы забыли знакомое имя и рождение в уме многих имен, которые немедленно отвергаются, обычное Возникновение, это не просто случайность, но таит в себе смысл. Фрейд подробно анализирует несколько примеров такого рода. и показывает, что в момент, когда имя забывается, в уме присутствуют определенные состояния, которые мы добровольно подавляем из-за их неприятных природа.Когда имя вместе с этими состояниями подавляется, это происходит из-за связь между такими состояниями и рассматриваемым именем. Имена, более того, которые приходят в голову, когда мы ищем забытое имя, не просто названия случая, но это «компромиссы» между тем, что мы стараемся вспомнить и что мы подавляем; они содержат элементы каждого.

Условиями, лежащими в основе этого процесса, являются следующее:

Во-первых, определенная склонность забывать имя.

Во-вторых, совсем недавно выполненный процесс подавления.

В-третьих, наличие связи между подавляемыми состояние и название.

Подобным же образом можно забыть о важных событиях. можно отнести к добровольным усилиям подавления, поскольку существует универсальный склонность, различающаяся у разных людей, забывать о неприятных переживаниях. Вот Яркий пример из личного опыта Фрейда. Глядя на его в бухгалтерских книгах он наткнулся на имя, которое не узнал.И он не мог вспомнить пациента, хотя его книги показали, что лечение было недавним и большой продолжительности. Видимо, был какой-то повод забыть имя. Впоследствии оказалось, что пациентом была молодая девушка, которую он лечил.

Добавить комментарий