Работа с бессознательным техники: Работа с бессознательным — FAQ по реальности

Содержание

Метод МАРИ в работе с бессознательным.

Сегодняшний мир ассоциируется у меня с экраном и быстро меняющимися картинками на нем. Часто возникает ощущение, что я что-то не ухватила, упустила и сразу же отстала. В мире постоянных изменений сильно преобладает внешняя референция – акцент на других, мы много наблюдаем за людьми и примеряем их опыт на себя. Зачастую в постоянной гонке за вдохновляющими примерами мы просто забываем о собственных ресурсах, о каких-то индивидуальных мотивах, присущих только нам. И в результате гонка за чужими идеалами приводит к эмоциональному выгоранию. А наш собственный потенциал остается незадействованным.

Поэтому сегодня особенно важно развивать интуитивное восприятие, а значит заниматься самоисследованием и глубинным анализом, в первую очередь, собственных ресурсов для наилучшей реализации в быстроменяющихся условиях современности.

В этой статье я делюсь личным опытом работы с инструментами, которые мне очень помогли распутать сложные повседневные вопросы.

Не устаю радоваться тому, что их появляется все больше и больше, и у каждого есть возможность выбрать наиболее эффективную методику для проработки ключевых жизненных запросов.

Я твердо убеждена в том, что вы, как и я, лишены возможности всестороннего наблюдения за собой. А наша бессознательная часть – вообще зона туманности, рассмотреть что-либо в которой самостоятельно кажется очень сложной задачей.

В моей жизни, как и в жизнях других людей, присутствуют и взлеты, и падения. Взлетам я всегда радуюсь и стремлюсь повторять положительный опыт. А вот падения каждый раз разочаровывают. Особенно в момент падения, когда все болит, и страшно даже думать о новой попытке действовать. И, кстати, этот страх мешает объективной оценке промахов, которые привели к падению и могут опять случиться в будущем.

А так как шишек я набила уже много, желание оценить свои действия сторонним взглядом у меня давнишнее.

Недавно коллега пригласила меня поисследовать себя с помощью техники Джоан Келлог – Мари, технология исследования жизненных циклов, которые мы проживаем в данный момент времени.

Сразу признаюсь, к таким методам я еще вчера относилась скептически. Все-таки предпочитаю абстракциям факты, цифры и конкретику, которая лежит на поверхности. Все это дает мне ощущение твердости почвы под ногами. В метафорических ассоциативных техниках все казалось слишком общим и мало применимым в решении задач.

Но все-таки в этот раз что-то интуитивно подтолкнуло меня опробовать инструмент Джоанны Келлог.

Моими результатами стали несколько ценных осознаний для дальнейшей работы над профессиональными и личными целями…

Техника Mari

Если кратко, то направлена она на работу с интуицией или нашей бессознательной частью. Сначала вы выбираете привлекающие и отталкивающие вас символы, а затем подбираете к ним цветовые сочетания. Все эти символы соответствуют стадиям жизненных проектов: рождение, старт, развитие, завершение. Причем у таких детальщиков, как я, была возможность понаблюдать, как за мелкими текущими проектами, так и глобально на жизнь посмотреть. Что важно принять, где акценты расставить, за что я из последних сил держусь, не рискуя отпустить.

Скепсис окончательно испарился, когда я воочию убедилась в 99%-ном соответствии выбранных мной элементов тем жизненным событиям, которые я проживаю в настоящий момент. Мне казалось, что я смотрю фильм о себе, в котором отчетливо видны все положительные стороны и недочеты главной героини. Даже могла предположить будущий сценарий, как следствие тех или иных шагов. Я-то привыкла все под лупой рассматривать, а тут такая перспектива и широта возможностей.

А вот и «живые» примеры человека конкретики:

В процессе нашей работы с коллегой я поняла, что нахожусь на стадии старта своего профессионального проекта.

Цветовая гамма, которую я выбрала для данного этапа, несет очень слабый заряд энергии, можно сказать, бездействие. Я захотела заменить цвет и отправилась за новым вариантом. Цвет, который я выбрала, соответствовал активным действиям, но имел побочный эффект – гневливость. И тут мой пазл сложился:в своем деле я с чаще бездействую, а энергию трачу на гнев и критику тех, кто, как мне кажется, мешает развернуться моей активной деятельности. Казалось бы, так очевидно. Но дело в том, что такой расклад сил я смогла оценить только через призму символов, цветов и объяснения их значений. А главное, никто не давал советов. Мне зачитывались лишь характеристики, и я складывала их по кусочкам в единую картину. Рай для любителей пазлов!

Конечно, я твердо убеждена в том, что разобраться с собой – еще не финальная стадия, ведущая к успеху. Но именно понимание того, над чем мне работать, дает возможность разработать пошаговый алгоритм, ведущий к продуктивности, а не очередному провалу.

Теперь я буду больше времени тратить на то, что у меня получается и делиться этим с другими. Как-то даже совестно за себя стало, а для меня это – главный мотиватор начать думать и действовать по-другому. Больше хвалить, а не критиковать – вот мой первый шаг. И я обязательно поделюсь результатами, но чуть позже.

Возможно вы скажете, что я пишу о прописных истинах, но дело в том, что по-настоящему принять что-либо в душе можно только прожив жизненную ситуацию в состоянии отстраненного наблюдателя.

Еще одним, сначала расстроившим меня, фактом было подтверждение того, что я никак не могу расстаться со своим прошлым. В игровом поле этот факт подтверждался тем, что я не принимаю стадию «завершения». Поэтому в настоящем я бездействую, тратя время на сравнение текущей ситуации с лучшими моментами из прошлого. Ну, например, работа там была стабильная.

Так вот, увидев, что следующая за стадией «старт» – «независимость», озаряющей вспышкой стало воспоминание о свободе как превалирующей последнее время ценности. А, значит, важно двигаться только вперед, свобода же в будущем, а не в прошлом. А значит, его можно спокойно отпустить. С этим осознанием я в полной мере ощутила вдохновение и утвердилась в правильности выбранного пути.

Какие выводы я сделала для себя после такой работы?

1)Для глубинного самоанализа важны тщательно подобранные инструменты. Важно выбрать свой под конкретный запрос.

2)Я редко доверяю советам, даже если это экспертная точка зрения. Это же человек, и мнение его субъективно. Результатам, полученным из собственного интуитивного выбора, доверять гораздо легче.

3) Я часто опиралась на факты, находящиеся на поверхности или близко к ней. А большинство ресурсов и «слепых» зон находятся в бессознательной части. Когда приоткрывается завеса бессознательного, приходят колоссальные осознания.

Именно поэтому игровые решения сейчас набирают все большую и большую популярность. Люди учатся доверять своей интуиции.

В последнее время я с удовольствием играю в «Лилу» (древнеиндийскую настольную игру), обозначаю жизненный запрос, а затем «проживаю» его на игровом поле. В процессе игры я анализирую, что меня приводит к положительному исходу, а что, наоборот, ему препятствует.

Кстати, интересным оказалось еще одно открытие: после работы с «МАРИ» я вспомнила, какие у меня препятствия возникали в «Лиле», и там, и там – гнев и негативный интеллект сводили все мои начинания в стадию «о». Намек понятен!

Но эта игра больше подходит для тех, кто интересуется ведическими аспектами бытия. Для решения бизнес задач существуют другие методики, где также можно наглядно отследить и проанализировать свою стратегию ведения бизнеса.

Для себя я выделила следующие преимущества игровых техник: 
  • Возможность побыть в состоянии «стороннего наблюдателя». Со стороны-то нам всегда виднее, поэтому любим давать советы другим. А так как для других, это зачастую тоже бесполезно и субъективно, лучше дадим совет себе и воспользуемся им. Сюда же отношу и выявление «пробелов», которые мы в себе не замечаем, а они являются потенциальным препятствием или ценным ресурсом.
  • Озарения. Представляете, сколько вы носите в голове гениальных идей, но не даете им воплотиться в жизни. Например, в технике Мари я увидела не просто идеи, но и подтверждение того, что нужно действовать именно сейчас, а я фокусируюсь на том, чтобы притормозить реализацию задуманного. А я этого даже не осознавала.
  • Проблема выбора. Как часто вы сталкиваетесь со страхом принять то или иное решение? Советуетесь со всеми, переживаете, проживаете последствия принятых решений. А в игре гораздо легче отдаться на волю интуиции и принять решение.
  • Развивает доверие к интуиции. Особенно важно для тех, кто чаще руководствуется чужим мнением при принятии решений.

Сегодня есть игровые решения под различные жизненные запросы. Недавно я узнала, что ежегодно проходит фестиваль психологических игр «Большая игра», где есть возможность стать участником любого заинтересовавшего инструмента и проработать насущный жизненный вопрос.

Пусть все ваши задачи решаются легко и быстро!

Автор Марина Смирнова

0 0 голоса

Рейтинг статьи

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Психологическая техника обращения к своему бессознательному. — Психолог онлайн

Психологическая техника обращения к своему бессознательному.

Исполнение желаний. Часть 2.

Приветствуем всех на сайте психологической помощи Vashe-Soznanie.ru!
Мы уже писали о бессознательном ранее и говорили о том, что бессознательное любит работать, пока тело выполняет другие более легкие задачи. Например, когда вы едете в транспорте или когда принимаете душ? Когда вы расслаблены, немного рассеяны, ваше бессознательное в этот момент часто находится в своих лучших проявлениях.

Использование подсознательных запросов может улучшить ваше отношение к себе. Помочь вам стать счастливее. Увеличить ваше эмоциональное восприятие.

Вы заметите улучшение менее, чем через месяц.

И сейчас мы предлагаем вам психологическую технику, которая заключается всего в трех шагах. Если у вас возникнут вопросы по выполнению техники, вы можете написать на в Обратную связь, либо записаться на консультацию по скайпу.

Шаг 1: Перед тем, как выключить свет, закройте глаза и думайте о своем желании одну минуту. Это может быть что угодно. Вам нужно начинать с малого. Не нужно просит,чтобы к концу месяца решились все ваши психологические проблемы. Ваше бессознательное всегда настроено к вам доброжелательно и конечно, работает эффективно, но не настолько.

Шаг 2: Представляйте 2 минуты, что вы уже достигли желаемого. Будь то желание бегать по утрам перед работой или здоровое питание, вы должны четко себя визуализировать в конкретной ситуации.

Шаг 3: Потратьте еще несколько минут, чтобы представить себе ощущения и чувства, во время выполнения вашего желания. Что вы чувствуете, когда вы возвращаетесь к вашему желанию? Прилив сил и бодрость? Независимо от того, чего вы хотите достичь, представьте, что вы уже этого достигли и переживаете внутри себя эту эмоцию. Погрузитесь в это чувство полностью, и только потом позвольте себе уснуть, и пусть ваше бессознательное делает остальную работу.

Психолог — психологические услуги

Работа с бессознательным, психологический центр Помыткина Э.А.

Работа с бессознательным включает проективные методы, активизирующие творчество личности. Благодаря анализу сновидений, помогаем найти клиенту скрытый личностный смысл, который активизирует дальнейшее развитие. 

Очень часто мы совершаем поступки, которым не можем дать объяснение. А особенно сильно нас это беспокоит, когда нам кажется, что мы постоянно попадаем в одинаковые ситуации и все повторяется по кругу.

Считается, что не всё в нашем поведении в реальности мы способны отследить и понять. Так как мы все имеем не только сознательную, но и бессознательную часть. Многие не придают этому значения или не признают как таковое учение Фрейда о бессознательном, объясняя это тем, что то, что невозможно почувствовать и увидеть не имеет места быть. Но это совсем не так.

Работа с бессознательным в Психологическом центре

Между сознанием и бессознательным существует ещё одна часть – предсознательное. Оно общается с нами с помощью наших снов, оговорок, ассоциаций, метафор, символов и скрытых смыслов.

Опираясь в психологическом консультировании на работу с бессознательным, мы получаем намного больше информации и тем самым расширяем  спектр возможностей и путей помощи клиенту. Мы имеем уникальный способ помощи в построении собственной концепции внутреннего пространства.

Секреты бессознательного

Особое место в нашем бессознательном занимают вытесненные чувства. Эти скрытые чувства – это язык нашего таинственного бессознательного. Чаще всего это травматические и неприятные нам переживания, связанные с ключевыми моментами жизни. Они вытесняются нашей психикой в бессознательное, потому что так будет безопаснее и менее болезненно для нас. Но временами, эти чувства имеют свойства всплывать и в измененном виде влиять на наши мысли, действия, убеждения и установки.

Цель в работе психолога тогда состоит в поиске вытесненных чувств и сопровождение при их проживании. Важно, чтобы это происходило в безопасной обстановке принятия, где клиент сможет прожить тревожащие чувства и получить позитивный опыт того, как дальше с этим можно жить.

Профессиональное психологическое консультирование обязательно включает в себя работу с бессознательным клиента.

Работа с бессознательным до конца не изучена и является полем для работы глубинно-ориентированного психолога. Помочь пациенту понять язык его бессознательного, погрузиться в его пучину, рассмотреть, что там находится и увидеть проекцию всего этого в реальной жизни. Непростой и сложный вопрос. Именно поэтому психоанализ не может длится 1 или 2 месяца. Решаясь идти в аналитическую терапию, помните, что на это потребуется время. Ведь нашей целью является осознание глубинных структур своей личности, проживание экзистенциальных чувств и кардинальные изменения в реальной жизни.

«Методы, техники и приемы работы с бессознательным» (в индивидуальной и групповой работе)

13–15 сентября 2013 года

Ведущий (ведущие): 

Город: Челябинск
Виды деятельности: психолог-консультант, ведущий психологических групп, коуч, супервизор
Специализация в психологических подходах и направлениях: гештальт-терапия, психоанализ, символдрама, телесно-ориентированная психотерапия, прочие подходы и методы

Обучающая программа.

В результате прохождения программы вы сможете:

 Познакомиться и опробовать на себе наиболее эффективные техники работы с бессознательным материалом разных уровней, использовать их как в индивидуальном консультировании, так и в групповом процессе. 
 Освоить эффективные инструменты в работе с запросом клиента в условиях как долгосрочной, так и краткосрочной психотерапии, в том числе на примере годовых терапевтических групп.
 

13-15 сентября  2013  1 ступень: «Бессознательное в медитациях, рисунках и воспоминаниях»


1. Медитации-образы и рисунок как методы работы с образным и символьным пространством бессознательного: 
• Уровни погружения в бессознательное, условия безопасного погружения;
• Правила построения и проведения медитаций-образов, тематические и свободные медитации-образы, рисунок;
• Диагностика актуального поля потребностей клиента посредством образа и рисунка;
• Возможности и ограничения использования медитаций-образов.

2. Работа с воспоминаниями, историями и сюжетными линиями прошлого опыта клиента:
• Картография линии жизни клиента как инструмент для психотерапии;
• Карта событий и текущий запрос клиента;
• Последовательности – как инструмент диагностики актуального состояния, потребностей клиента и основного запроса;
• Обнаружение ресурсов клиента и определение направления терапии. 

3. Краткосрочная и долгосрочная групповая психотерапия:
• Использование групповой динамики для обнаружения и трансформации актуальных неосзнанных потребностей участников;
• Разные приемы актуализации группового и личного поля потребностей участников;
• Цели терапевтической работы и условия выбора терапевтической стратегии;
• Критерии эффективности работы краткосорчных и долгосорчных терапевтической групп. 

Продолжительность: 24 часа (3 дня с 10.00 до 18.00). 
Ведущие:
Алена Давыдова – психолог-психотерапевт, консультант, специалист по обучению методу символдрамы, тренер-ведущая более 50 тренинговых программ, канд.психол.н., доцент кафедры психологии развития ЮУргУ, член Всероссийской кататимно-имагинативной ассоциации переживания образов
Тимур Гареев – психолог, бизнес тренер, консультант по организационному развитию. 

Стоимость каждой ступени: 3900. Для студентов скидки.
Задать вопросы по программе и зарегистрировать участие :

89085814331 Алена Давыдова;

20-22 сентября 2013: 2 ступень «Сновидение и метафора как методы работы с бессознательным»
(в индивидуальной и групповой работе)

Бессознательное психическое и творческий процесс

Творчество — высшая и наиболее сложная форма психической деятельности, отсюда — важность разработки вопроса о роли бессознательного в структуре художественного творчества и восприятия не только для психологии искусства, но и для исследования других видов психической деятельности. Как указывается во вступительной статье к шестому разделу второго тома «Бессознательное», соучастие неосознаваемой психической деятельности в процессе художественного творчества — факт реальный и настолько важный, что без учета его невозможно раскрытие ни психологических процессов творчества, ни психологической структуры художественного образа. Художественное творчество — особая форма обобщенного отражения действительности, говорящая на специфическом языке, и раскрыть своеобразие языка искусства невозможно без обращения к проблеме бессознательного, без учета закономерностей его деятельности. В акте творчества существует опора на бессознательное, которая обеспечивает художнику специфическую остроту видения, но бессознательное — лишь соучастник творческого процесса и может функционировать только в системе сознание-бессознательное, поэтому то, что утверждает произведение искусства, определяется не бессознательным и не сознанием, а личностью художника, включающей и ею сознание и его бессознательное. Такова позиция советской психологии в вопросе о связи бессознательного психического с художественным творчеством. С этих позиций подходят к проблеме авторы представленных в разделе статей, в которых обсуждается целый ряд интересных и важных вопросов, связанных с активностью бессознательного в творческом процессе и проявлением его в структуре произведения.

Н. Я. Джинджихашвили ТА. Флоренская ставят вопрос о природе катарсиса, имеющий непосредственное отношение к обсуждаемой проблеме.

В статье Н. Я. Джинджихашвили «К вопросу о психологической необходимости искусства» заново осмысливается идея социологизации Потребности катарсиса, предложенная Фрейдом. В отличие от своих Предшественников, Фрейд социологизировал потребность катарсиса, но определял ее лишь как средство компенсации нереализованных потребностей, а в искусстве видел способ иллюзорного примирения принципа реальности и принципа удовольствия, сузив тем самым познавательно-преобразовательную роль искусства. Л. С. Выготский указывал, что Фрейд правильно социологизировал катарсис как потребность компенсации, но следует при этом «ввести в круг своего исследования всю человеческую Жизнь, а не только ее первичные и схематические конфликты».

Н. Я. Джинджихашвили предлагает заменить понятие «компенсации» понятием «выравнивания» сознания с бытием, которое обозначает более широкое и диалектическое взаимодействие сознания и реальности и которое он называет «балансорной установкой сознания». Он различает пассивный и активный виды балансорной установки: пассивный подразумевает сугубо галлюцинаторное удовлетворение психики и выражается в замещении реальности грезой, галлюцинацией; она обусловлена состоянием эмоционального дефицита; активный дополнительно включает в себя эффект «отрезвления» от галлюцинаций и направлен на преобразование реальности. Удовлетворение балансорной установки сознания, ее активной формы, обеспечивается в искусстве, которое, в отличие от чисто игровой деятельности, не ограничивается устранением эмоционального дефицита, галлюцинаторной «отработкой чувств», но в конечном счете всегда направлено на преобразование самой реальности. Это и есть психологическая потребность катарсиса. « В то же время не следует забывать, — замечает автор статьи, — что этот процесс носит характер галлюцинаторный и провоцируется эмоциональным дефицитом психической жизни. Иными словами, не следует забывать, что существование художественной деятельности обусловлено также потребностью в той форме балансорного действия сознания, которую мы назвали пассивной. Сама по себе эта потребность неизбывна и непреходяща и сводится к устранению чувственного дефицита».

В статье Т. А. Флоренской «Катарсис как осознание (Эдип Софокла и Эдип Фрейда)» предпринята попытка на материале трагедии Софокла противопоставить катарсис как «расширение границ индивидуального сознания» психоаналитическому толкованию катарсиса. Вызывает возражение основной тезис этой статьи: «Катарсис — это осознание, но не в смысле фрейдовского погружения в низины подсознательного. Это — расширение границ индивидуального сознания до всеобщего».

Но «расширение границ индивидуального сознания до всеобщего» не может осуществиться без погружения в «низины» нашей психики, нашего бессознательного, ибо именно благодаря этому погружению совершаются познавательные процессы в акте художественного творчества и происходит синтез, являющийся результатом обобщения сугубо личного опыта с объективным общечеловеческим опытом. Это и создает познавательно преобразовательную значимость искусства. Без учета специфики психических процессов совершающихся на уровне бессознательного, проблема катарсиса не может быть решена.

В статье Т. А. Флоренской содержится замечание о том, что метод Фрейда сосредоточен на осознании бессознательного и мало касается последующей работы с осознанными влечениями и что Фрейд не указывает, каковы методы сублимации.

Следует сказать, что при психоанализе психосинтез происходит спонтанно, без специальных методов и приемов, как завершение познавательных процессов. Осознание бессознательного ведет к перестройке психологических установок личности. Не существует также специальных методов сублимации, ибо сублимация является естественным результатом синтеза, без синтеза сублимация не совершается. Поэтому Фрейд и сосредоточил свое внимание на методах осознания бессознательного.

В статье ставится вопрос: всегда ли возможно направить энергию инстинктов на другие цели, и почему это возможно? Принципиально не исключено, по мнению автора, что «Джинн, вырвавшийся из бутылки, может не захотеть нового пленения» и освобожденные инстинкты овладевают личностью: либо приведут ее к полной дезорганизации, либо перестроят сознание «сообразно своему характеру».

В качестве Джинна, вырвавшегося из бутылки, неосознаваемые влечения проявляют себя в психозах и неврозах, создавая дезорганизацию психики и импульсивное поведение. При психоанализе эти инстинктивные влечения постепенно опосредуются сознанием и осознание их продолжается до тех пор, пока они полностью не включатся в нормальную работу психики. Соответственно переключается и их психическая энергия, поэтому они не могут в процессе опосредования овладеть сознанием и «перестроить» его «сообразно своему характеру». Инстинктивные влечения направляются на сознательные цели, т. е. сублимируются, при правильной методике и технике анализа бессознательного, недостаточное овладение ею, кустарщина в лечении неврозов может давать нервные срывы, т. н. ятрогении.

Статья Э. А. Вачнадзе ставит на обсуждение очень интересный вопрос о сходстве и различии между сюрреализмом и патологическим художеством. Вопрос сам по себе не нов: им занимались и психиатры и искусствоведы, нова попытка подойти к нему с точки зрения психологии установки Д. Н. Узнадзе.

Сюрреализм и художество психотиков объединяет символическое выражение, которое создается сгущением (агглютинация), алогичностью и другими процессами, характерными для закономерностей функционирования бессознательного. Творческая продукция обоих видов художества отличается интенсивностью непосредственного выражения бессознательного, говорит на его «языке», подчиняется его «особой логике». Различие между ними заключается в самой сущности продукции: художник-сюрреалист творит произведение искусства, психотик же создает нагромождение символических образов, выражающих его бредовое состояние и не имеющих художественной ценности.

В своем сопоставительном анализе Э. А. Вачнадзе исходит из учения Д. Н. Узнадзе о наличии в психике человека двух планов психической деятельности, плана импульсивного поведения и плана объективации; иерархическая связь между ними обусловливает адекватную структуру поведения, нарушение этой связи приводит к патологии. По мнению Э, А. Вачнадзе, у психотиков, страдающих дефектом объективации, т. с. нарушением познавательной способности, изобразительная деятельность протекает на первом уровне поведения, у сюрреалистов же — на уровне объективации.

К статье Э.А. Вачнадзе мы хотели бы прибавить следующее. Чтобы ответить на вопрос о том, благодаря чему психика сюрреалистов при чрезмерной активности бессознательного сохраняет, в отличие от психотиков, способность к познавательным процессам, ее недостаточно сравнивать с психозами, но следует также сравнивать с т. н. неврозами перенесения — истерией и неврозом навязчивости. Патология неврозов перенесения заключается в том, что находящиеся в вытеснении, иногда давно забытые, переживания активизируются, но не объективируются и потому проявляют себя в сознании символически — в форме симптомов, симптомокомплексов, фобий, и конверсии, запретов и навязчивых действий, но при этом у субъекта сохраняется к ним критическое отношение и осознание реальности. Когда и при психоанализе эти бессознательные содержания осознаются, психическая норма восстанавливается. Мы полагаем, что сюрреалисты сохраняют способность к познавательным процессам потому, что они, как и невротики, способны к процессу перенесения. В отличие от них, психотики не обладают этой способностью, т. к. не могут отделить свое «я» от объекта, что является условием логического мышления, и остаются слитыми с ним. Поэтому они не могут осуществить актов объективации и переносят в художество свои бредовые идеи и представления.

В ряде статей предпринята попытка дать анализ бессознательного психического в структуре художественного произведения, т. е. ввести его в практику литературоведческого исследования.

В статье Р. Г. Каралашвили дан тонкий анализ произведений Г. Гессе. Автор совершенно правомерно увязывает творчество Г. Гессе с его жизненным опытом и духовным формированием его личности, ссылаясь при этом на высказывания самого писателя, имеющие важное значение для понимания не только его собственного творчества, но и творческого процесса как такового. Г. Гессе сравнивал функцию искусства с функцией исповеди, а само искусство считал длинным, многообразным, извилистым путем самовыражения личности художника. Психоанализ вошел в жизненный опыт Г. Гессе, и Р. Г. Каралашвили рассматривает его художественные произведения как документацию самопознания и самовыражения, а его творчество как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

Очень интересно понимание самим Г. Гессе природы и функции художественного персонажа. В романе «Степной волк» он пишет, что никакое «я» не являет собой единства, но всякое «я» представляет собой множество: эта многоликость души выражается писателем в персонажах произведения, на которые следует смотреть не как на независимые существа, а как на части, стороны, разные аспекты души писателя. Соответственно интерпретирует творчество Г. Гессе и автор разбираемой статьи: «… персонажи в романах и повестях позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора».

Представленный в статье анализ творчества Г. Гессе свидетельствует о том, что некоторые положения аналитической психологии Юнга — при подходе к ней с позиций диалектического материализма — могут быть использованы при комплексном изучении художественного творчества.

В статье Д. И. Ковды рассматривается весьма важный и мало разработанный в научной литературе вопрос о роли эмоций в творческом процессе. Автор совершенно правомерно увязывает эмоции со сферой бессознательного, где они объединяют ряды представлений и регулируют их течение; скрытые мотивы и личностные интересы оказывают влияние на осознанные переживания и обусловливают целостную психическую реакцию субъекта, которая определяет и направляет воображение и фантазию. Автор объясняет природу творческой фантазии, опираясь на учение Д. Н. Узнадзе: неосознаваемые психологические установки создают избирательную направленность внимания на соответствующие ситуации и свойства объектов, определяя тем самым идею и сюжет произведения; потребность в реализации этих установок обусловливает самовыражение; творческая индивидуальность писателя вытекает из всей системы его личностных установок.

Подход к проблеме с позиций учения Д. Н. Узнадзе о психологической установке, несомненно, следует считать позитивным, т. к. он помогает дать объяснение целому ряду вопросов, связанных с проблемой творчества. Однако для понимания всей сложности творческих процессов требуется проникновение в глубинные слои психики, где функционируют особые «механизмы» бессознательного. Одно понятие установки не обеспечивает этой возможности, т. к. оно не исчерпывает всей сложной сферы бессознательного. Конкретный анализ художественных произведений, если он предпринимается только с позиций психологической установки, также оказывается малоэффективным и далеко не полным. Подойти к решению столь сложной проблемы дают возможность предложенная А, Е. Шерозия теория сознания и бессознательного психического и концепция «значимых переживаний» Ф. В. Бассина.

Мы в нашей работе «Бессознательное и художественная фантазия» попытались, основываясь на теории А. Е. Шерозия и концепции Ф. В. Бассина, а также введя в творческий процесс понятие о некоторых «механизмах» первичных психических процессов, разработанных Фрейдом, дать психологический анализ некоторых узловых моментов сюжета «Войны и мира» Л. Н. Толстого и показать участие бессознательного психического в замысле и становлении художественных образов романа.

В настоящей статье мы остановимся на вопросе о некоторых скрытых «механизмах» неосознаваемой психической деятельности, принимающих участие в творческом процессе.

Бессознательное психическое подчиняется своим собственным законам, не имеющим ничего общего с законами нашего сознательного Мышления. Эта закономерность распространяется на все виды психического поведения: и на сновидения, и на неврозы, и на бодрственное Поведение психически здорового человека, и на творческий процесс. Различие этих видов психической деятельности определяется не различными психологическими «механизмами», а тем, сохраняется ли между Процессами бессознательного и сознания соотношение, необходимое для осуществления актов объективации, т. е. познавательных процессов. В бодрственном поведения нормального человека сохраняется равновесие между деятельностью обеих сфер психики, что дает возможность осуществляться актам объективации и целенаправленному поведению. То же происходит и в акте творчества, но специфика творческого процесса заключается в интенсификации нормальной психической деятельности, что способствует активизации познавательных процессов. В акте художественного творчества опора на бессознательное, эмоциональную сферу, приводит к эмотивному, чувственному, «нерасчленяющему» познанию, характерному именно для художественной деятельности. В патологии нарушение равновесия между сознанием и бессознательным вызывается чрезмерной активизацией бессознательного, не опосредуемого сознанием, благодаря чему часть энергии тратится на «психологическую защиту» сознания от натиска импульсивных сил. Это происходит — в разной степени — при неврозах и психозах, но при неврозах объективации не поддается лишь определенная часть вытеснения и способность к познавательным процессам сохраняется, а при психозах она в основном парализована. В сновидениях активность сознания минимальна, поэтому объективация не совершается. Таким образом, психологические «механизмы» бессознательного одинаковы для всех видов психической деятельности, а тот или иной вид ее зависит, как нам представляется, от соотношения активности бессознательного и сознания в едином психическом процессе и от сохранности способности к познавательным процессам. Фрейд изучал бессознательное на сновидениях и т.н. неврозах перенесения (истерия, невроз навязчивости) и сумел раскрыть тайные механизмы его работы. Это дает нам возможность судить о первичных психических процессах и в акте творчества и ввести понятие о психологических «механизмах» бессознательного в творческий процесс и в структуру художественного образа.

В художественном творчестве реализуется сущностная потребность человека в самовыражении. Фрейд указывал, что в психологическом романе писатель раздробляет свое «я» на части и вследствие этого персонифицирует в нескольких героях свои душевные конфликты. В каждом художественном образе выражаются те или иные аспекты личности писателя, тенденции его сознания и его бессознательного и в то же время находит отражение объективная реальность. Одни персонажи могут выражать по преимуществу тенденции сознания писателя, другие — преимущественно тенденции его бессознательного; часто в разных ситуативных положениях в одном и том же образе выступают на передний гшан то осознаваемые, то неосознаваемые побуждения автора, но во всех случаях можно говорить лишь о преобладающем выражении тех или других, т. к. сознание и бессознательное неоспоримо участвуют в создании художественного образа в качестве необходимых соучастников единого творческого процесса, как и всякого другого нормального законченною психического акта, и могут быть выражены не иначе, как через личность.

Самовыражение реализуется благодаря механизму проекции. Фрейд, который ввел это понятие в психологию, понимал под проекцией «перенесение внутреннего процесса вовне», заключающееся в том, что субъект отвергает чувства и побуждения, исходящие из влечения, переносит их из внутреннего восприятия во внешний мир и приписывает их другим.

Проекция, как указывает Фрейд, дает возможность познать психические акты, которые человек отказывается признать у самого себя, т. е. позволяет ввести их в общую душевную связь при помощи акта познания. Механизм проекции Фрейд приписывал как психопатологии, так и здоровой психике. Проекцией неосознаваемых желаний он считал истерические фобии, конверсии, симптомы невроза навязчивости, паранойю, сновидения.

Проекция в творческом процессе выступает как механизм «психологической защиты», которая считается советской психологической наукой эвристичным понятием и связывается с областью бессознательного. Идея «психологической защиты» разрабатывается в советской психологии в трудах Ф. В. Бассина с позиций теории установки Д. Н. Узнадзе и его школы.

Роль проекции в акте художественного творчества заключается в том, что благодаря этому психическому акту, определенные чувства и побуждения писателя, вытесняемые его сознанием, переносятся из внутреннего восприятия вовне и приписываются литературному персонажу. Таким образом, автор в созданных им героях снова находит свои внутренние душевные процессы, но переживает и объективирует их уже не как свои собственные, а как присущие «другому» — его персонажу. Именно это обстоятельство способствует самовыражению писателя в акте творчества. Проекция дает нам возможность заглянуть в самые затаенные глубины души писателя, а его творческая фантазия может рассказать нам о нем больше, чем самый усердный собиратель фактов и даже чем он сам, и позволяет судить о его психической конституции.

В структуре художественного образа главную роль играют механизмы идентификации и перенесения. Понятие идентификации Фрейд разрабатывал в связи со сновидениями и психопатологией. Он приписывал этот механизм и нормальному бодрственному мышлению. Мы рассмотрим этот механизм с точки зрения его роли в структуре художественного образа.

Фрейд считал идентификацию самым ранним проявлением эмоциональной привязанности субъекта к другому человеку, и первым амбивалентным в своем выражении способом, которым «я» выделяет какой-нибудь объект. Всякая эмоциональная привязанность к человеку реализуется только через идентификацию. Она способствует выражению наших чувств, как дружественных, так и враждебных, и участвует в формировании идеалов личности. Только благодаря этому механизму, по мнению Фрейда, возможно проникновение во внутренний мир другого человека, наше понимание чужого «я». От идентификации он вел путь к вчувствованию.

Механизм идентификации осуществляет отождествление субъекта и объекта, при котором соединяются в одно целое их отдельные свойства, качества, признаки; при этом идентификация является только частичной, в высшей степени ограниченной: она заимствует лишь одну черту или ограниченное число черт объектного лица. При объединении возникает новая единица, в которой каждое из идентифицируемых лиц может быть представлено всего-навсего какой-то особенностью, деталью, именем, внешностью, манерой или же ситуацией, характерной для него. Фрейд выделяет три типа идентификации, отличающиеся друг от друга мотивом выбора объекта: 1) идентификация с объектом, который принимается за идеал, — здесь идентификация стремится выразить то, чем субъект хочет быть, какими качествами он желает обладать; подобная идентификация носит дружественный характер; 2) идентификация с объектом из желания быть на его месте, находиться в его ситуации, здесь выражается тенденция соперничества и идентификация принимает враждебный характер; 3) идентификация с лицом, к которому субъект испытывает объектную привязанность.

Мы вводим понятие идентификации в творческий процесс и считаем, что указанные выше три типа идентификации участвуют в сложении структуры художественного образа. Приведем несколько примеров работы этого механизма в структуре художественного образа. Объектом идентификации в качестве идеала выбран для образа Пьера Безухова друг писателя Д. Л. Дьяков, для образа Андрея Болконского — брат писателя С. Н. Толстой. По второму типу идентификации складывается, например, образ Анатоля Курагина (идентификация писателя с Анатолием Шостак на основе тенденции соперничества). Примером третьего типа идентификации (на основе объектной привязанности) может служить образ Наташи Ростовой (идентификация Л. Толстого с Таней Берс). Часто в одном и том же образе сходятся два типа идентификации, т. к. сама идентификация амбивалентна с самого начала. Например, идентификация Л. Н. Толстого с С. Н. Толстым в образе Андрея Болконского носит не только дружественный характер, но имеет своим мотивом также бессознательное желание писателя быть на месте брата в его любовной ситуации, т. е. носит и враждебный характер. В то же время один и тот же тип идентификации может дать несколько различных образов в одном произведении в зависимости от проецируемых тенденций автора: образы Пьера Безухова, Андрея Болконского, старого князя Болконского структурированы по первому из указанных типов идентификации, но выражают различные аспекты личности Толстого.

Как нетрудно убедиться из сопоставления литературных персонажей с т. н. «прототипами», идентификация переносит в художественный образ лишь ограниченное число черт или качеств объекта и некоторые из его жизненных ситуаций, в основном же образ «заполняется» сознательными и бессознательными тенденциями самого художника, за каждым художественным образом стоит одно из множественности «я» самого автора. Например, Сергей Николаевич Толстой выбран в качестве объекта идентификации для образа Андрея Болконского как идеал comme il faut, Д. А, Дьяков — для Пьера Безухова как высокий нравственный авторитет, но сами образы настолько не похожи на своих «прототипов», что на связь между ними обычно не указывают, несмотря на то, что эти лица принадлежали к ближайшему окружению Л. Н. Толстого. Однако об этой связи свидетельствуют жизненные ситуации, вошедшие в сюжет. Из жизни брата автор взял лишь историю его любовных отношений с Т.А. Берс, да и ту видоизменил, «придумав» измену Наташи и попытку ее побега с Анатолем; из жизни Д. А. Дьякова воспроизведено лишь его объяснение с Т. А. Берс в сцене разговора Пьера с Наташей после ее разрыва с князем Андреем, в остальном же судьба Андрея Болконского и Пьера Безухова — плод фантазии писателя, создавшей те ситуации, где его собственные желания и влечения нашли наиболее адекватное и желаемое выражение и реализацию.

В структуре художественного образа идентификация выступает в единстве с другим важнейшим механизмом первичных психических процессов — перенесением. Это понятие также введено Фрейдом. Согласно законам бессознательного, импульс может проявиться не там, где он возник, и перенестись в более поздние времена и отношения, — это явление Фрейд назвал перенесением. Перенесение вызывается склонностью бессознательных влечений в поисках путей удовлетворения направляться ассоциативным путем на все новые объекты. Благодаря перенесению происходит замещение одного представления другим вдоль ассоциационного ряда и слияние объектов перенесения, создающее в сновидениях и неврозах т. н. сгущение.

Перенесение можно непосредственно наблюдать при неврозах на перенесении невротика на врача. Невротик бессознательно идентифицирует его со всеми объектами своей аффективной направленности, в том числе и с вытесненными, врач становится как бы замещающим их объектом, на который невротик переносит свои значимые переживания и конфликты. Перенесение на врача дает возможность разгадать смысл бессознательных фантазий и понять истинные мотивы невротического поведения. Поэтому перенесение, подобно сновидению, можно было бы назвать «окном» в бессознательное. Перенесение на врача эффективно используется при психотерапии неврозов.

Роль перенесения в структуре художественного образа заключается в том, что оно создает агглютинацию, которая соответствует сгущению в сновидениях и неврозах. Агглютинация делает образ коллективным лицом, на который переносится психическая энергия составляющих его элементов. Наиболее эмоционально насыщены те образы, для образования которых потребовалась наибольшая работа агглютинации. Благодаря перенесению в фантазии находят способ проявить себя в качестве отпрысков бессознательного самые интимные влечения из глубинных слоев психики. Они скрываются в замаскированном виде под явным содержанием сюжета.

Перенесение с точки зрения установки Д. Н. Узнадзе можно определить как действие фиксированных установок, стремящихся к реализации.

Идентификация и перенесение тесно связаны между собой и в акте творчества, как и в сновидениях и неврозах, друг без друга не функционируют. Они определяют структуру художественного образа. Таким образом, структура художественного образа складывается на уровне бессознательного.

Изложенное понимание психологических «механизмов» бессознательного в акте художественного творчества дает возможность проникнуть вглубь творческих процессов, установить связь литературного персонажа с личностью писателя, раскрыть структуру художественного образа, определить истинные побудительные мотивы творческой фантазии и художественных решений и ввести анализ бессознательного в практику литературоведческого исследования.

Мы полагаем, что очередная задача, стоящая перед литературоведением при комплексном подходе, — выработка методики анализа бессознательного в структуре художественного произведения, что обеспечит исследование творчества на уровне современной науки.

Выступления на Тбилисском симпозиуме по проблеме бессознательного (1979) и статьи, присланные после симпозиума для опубликования в IV томе монографии, свидетельствуют о том, что вопросы, обсуждавшиеся в разделе «Проявление бессознательного психического в структуре художественного творчества и восприятия», вызвали большой интерес и оживленную полемику. К сожалению, эти материалы по техническим причинам в IV томе не публикуются, поэтому мы позволим себе лишь бегло коснуться некоторых из вопросов, обсуждаемых в них.

Вопрос о целесообразности применения психоанализа при исследовании художественного творчества. Исследование бессознательного в структуре художественного произведения методом психоанализа, по мнению Р. Г. Каралапгоили, помогает раскрытию важных связей и аспектов, которые иначе остаются неясными и непонятными. Однако плодотворным психоаналитический подход к произведению искусства может быть лишь в том случае, если он не превращается в самоцель и способствует выявлению эстетической природы произведения и той имманентной ясности, которая в нем заключена.

Действительно, большинство работ, посвященных психоанализу литературного творчества, ограничивается поисками т. н. «комплексов» или сексуальной символики в структуре произведения, что преследует сугубо психоаналитические цели и практически бесполезно для литературоведческого исследования. В частности, у нас этим грешит книга о Гоголе И. Ермакова, известного издателя психоаналитической литературы в России в 20 гг. Сам Фрейд, неоднократно обращавшийся к творчеству писателей и художников (Шекспир, Гете, Достоевский, Леонардо да Винчи и др.), не ставил себе целью психологическое исследование того или иного произведения искусства, он лишь показывал отдельные проявления бессознательного в структуре сюжета, демонстрируя, как неосознаваемые мотивы и влечения могут направлять творческую фантазию художника. Даже его наиболее фундаментальная работа, посвященная литературному произведению, — «Бред и сны в «Градиве» Иенсена» является отнюдь не литературоведческим, но психиатрическим исследованием.

Анализ бессознательного в структуре художественного творчества имеет смысл и позитивное значение лишь тогда, когда он увязывается с личностью автора, включающей и его сознание и его бессознательное, ибо смысл произведения и значение его в системе эстетических ценностей эпохи определяется не бессознательным и не сознанием автора, а его личностью.

Вопрос о том, является ли искусство, говоря словами Л. С. Выготского, «средством для разряда нервной энергии».

Для художника творчество, — действительно, «средство для разрядов нервной энергии», ибо в акте творчества происходят познавательные процессы, осуществляемые в акте объективации, которые ведут к разрешению внутренних конфликтов и разрядке аффективной напряженности. Творчество служит удовлетворению сущностных потребностей человека (познавательной, потребности творчества, самовыражения и самореализации и др.), что вызывает положительные эмоции. То же происходит и в акте восприятия художественного творчества. Для воспринимающего изображаемое действие служит как бы проекцией его собственных переживаний; идентифицируя себя с персонажами произведения, он психически проигрывает роли, которые имеет потребность реализовать в объективной действительности. Таким образом, переживаемое действие служит для воспринимающего ситуацией, где его потребность находит возможность своего удовлетворения.

И, наконец, вопрос о том, ставит ли писатель свой талант под угрозу, подвергаясь психоанализу.

Опосредование бессознательного при помощи техники психоанализа никоим образом не ведет к понижению творческого потенциала писателя потому, что резервы его бессознательного, его эмоциональной сферы, не могут иссякнуть до тех пор, пока личность сохранна биологически и психически; наоборот, психоанализ — это путь к активизации потенциальных творческих возможностей личности.

Бессознательное природа, функции, методы исследовать, rn.1V, Тбилиси, 1985, с 307-317

что такое новое бессознательное и чем оно отличается от старого — T&P

С понятием «бессознательное» сталкивался каждый. Мы часто используем его в житейских разговорах, оправдывая свое поведение или пытаясь понять мотивы других людей. Бессознательное ассоциируется в первую очередь с Фрейдом, но современные исследования вопроса ушли далеко от концепций основоположника психоанализа. T&P рассказывают о новых интерпретациях термина.

Первые попытки

Чтобы понять, как сейчас ученые смотрят на проблемы сознания и бессознательного, стоит вспомнить историю науки. Первым понятие «бессознательное» ввел Лейбниц, уподобив его океану, над которым возвышаются островки сознания. Дэвид Гартли, основоположник ассоцианизма, первым связал проявления бессознательного с деятельностью нервной системы. Немецкому психологу Иоганну Гербарту принадлежит авторство термина «вытеснение». Он предположил, что несовместимые идеи постоянно вступают в конфликт, победившие идеи и желания вытесняют побежденные, однако последние слабо, но постоянно воздействуют на поведение человека.

Концепция Фрейда возникла из его практики лечения истерии. Наблюдения за пациентами сложились в стройную теорию, которую обрывочно знают почти все: эго, суперэго, ид; постоянные конфликты; попытки человека совладать с бессознательным и достигнуть психологического здоровья. Но среди ученых к теории Фрейда сложилось неоднозначное отношение. Нобелевский лауреат по физиологии и медицине Питер Медавар называл психоанализ «самым грандиозным интеллектуальным мошенничеством XX века». Излишний акцент на либидо, представление о человеке как о жертве в битве страстей и совести, отсутствие физиологической базы — аргументов против было предостаточно. Понятие бессознательного надолго вытеснили из академической науки.

Неакадемические исследования

Интерес к бессознательному возрос во второй половине XX века. Правда, не в академической среде, а среди психотерапевтов и приверженцев философии «нью-эйдж». Опирались на неосознаваемый опыт человека и создатели НЛП, и Милтон Эриксон. Во время сеансов эриксоновского гипноза терапевт вводит клиента в состояние транса и вытягивает наружу вытесненные идеи. Создатель НЛП Ричард Бендлер также отталкивался от идеи бессознательного: человек не осознает свои способы восприятия мира, и терапевт помогает их осознать, а затем изменить.

Американский клинический психолог Роджер Каллахен, который разработал терапию мысленного поля (TFT) в соответствии с традициями китайской медицины, считал, что воздействовать на подсознание можно нажатием на акупунктурные точки на теле человека. Теория, лежащая в основе TFT, утверждает, что отрицательные эмоции приводят к блокировке энергии ци, и если энергию разблокировать, то страхи исчезнут. Впрочем, несмотря на миллионы почитателей, методика Каллахена не получила признания в кругу ученых: она больше похожа на эзотерическое учение, чем на научное исследование бессознательного.

Новое бессознательное

Главные открытия в области бессознательного произошли на стыке психологии и нейрофизиологии. Американский психолог Аллан Гобсон вместе с коллегами исследовал активность человеческого мозга во время сна и открыл периоды быстрого и медленного сна. К бессознательным эффектам это имеет прямое отношение: во-первых, эксперименты Гобсона придали ускорение психофизиологическим исследованиям в целом, а во-вторых, доказали, что психические изменения (например, просмотр сновидений) можно отследить по физическим реакциям. Эксперименты позволили замечать проявления бессознательного, недоступного интроспективному анализу. Именно в сторону определения нейрофизиологических причин и двинулись некоторые исследователи. Желающих было немного, потому что изучение бессознательного в академической науке все еще было табуировано. Социопсихолог Дэниел Гилберт говорил, что «из-за духа сверхъестественности фрейдовского бессознательного вся концепция оказалась несъедобной».

Долго доказывая пользу изучения бессознательного, Гобсон и Гилберт добились своего, но термин поменяли на «новое бессознательное». Теперь ученые считают, что некоторые мыслительные процессы становятся бессознательными не из-за механизмов вытеснения: они заложены глубоко в структуре мозга, в его древних областях, работающих параллельно с недавно развившимися участками. Неосознаваемые переживания стали восприниматься как норма, а не как досадное искажение мыслительного процесса.

Современные исследования бессознательного делятся на три группы: бессознательное восприятие, бессознательная память, бессознательное социальное восприятие.

В число ученых, занимающихся проблемами восприятия, входит и американский нейробиолог Кристоф Кох. Еще во время Второй мировой войны медикам стало известно о парадоксе зрения, вызванном черепно-мозговыми травмами и контузиями. Человек с таким нарушением зрения смотрел на объект, не осознавая, что видит его, но информация об объекте поступала в мозг. Пациенты, например, эмоционально реагировали на изображение человеческого лица, совершенно не понимая, что именно они видят. Кох провел эксперимент, позволяющий добиться того же эффекта со здоровыми людьми. Подопытным одновременно показывали две картинки, разные для каждого глаза. Одна была статичной, другая менялась, но мозг воспринимал только меняющуюся картинку. Кох пришел к выводу, что информация о статичной картинке получена, но не интерпретирована. Но как же ее выловить? Это смогла сделать другая группа ученых. Участникам эксперимента показывали не просто статичную картинку, а картинку с эмоционально значимым изображением — например, фотографию обнаженной женщины (для женщин — фотографию мужчины). Испытуемые успешно распознавали эротические картинки.

Бессознательную память изучал психолог Дэн Саймонс. Он собрал воспоминания ньюйоркцев про 11 сентября: что они делали в момент, когда узнали о трагедии. Как оказалось, память подводила людей: подкидывала воспоминания, которых не было. Многие отмечали, что находились рядом с телевизором, звонили знакомым, хотя на самом деле занимались своими делами. Такое же искажение памяти демонстрируют 75% свидетелей по уголовным делам — Ассоциация юристов США отмечает, что к свидетельским показаниям нужно относиться с большой осторожностью. Проблема в том, что память работает по нарративному принципу. Мы склонны складывать из воспоминаний истории, а если какой-то факт не ложится в сюжет, наш мозг неосознанно изменяет воспоминания о нем.

Еще большее значение имеет бессознательное социальное восприятие — неосознаваемые механизмы, отвечающие за представления о других людях. Самые интересные проблемы — выбор партнера и отношение к своим-чужим. Американский психолог Джон Йонс показал, что наибольшее число браков в США заключается между людьми с одинаковыми фамилиями, хотя вряд ли мистер Смит сознательно влюбляется в мисс Смит, а не в мисс Джонс. Исследования французского ученого Гюгена показали, что девушки охотнее оставляют свой номер телефона мужчинам, которые во время знакомства слегка касаются их — хотя само прикосновение прекрасные особы не осознают.

Масштабные исследования провел психолог Музафер Шериф в летнем лагере Робберз-Кейв. Двадцать два мальчика были поделены на две команды. Группы жили в отдалении друг от друга, и каждая считала себя единственной в округе. Когда команды встретились на соревновании по перетягиванию каната, они сразу начали враждовать. Объективных причин для этого не было — просто сработало восприятие, оставленное нам в наследство далекими предками. Древние области мозга отвечают за распознавание своих и чужих, критически важное для первобытного человека. Сейчас нам редко угрожают другие люди, но привычка восприятия осталась.

На данный момент ученые относятся к бессознательному как к ресурсной зоне, позволяющей накапливать информацию, быстро реагировать в неожиданных ситуациях и экономить силы, которые мы тратим на запоминание и мыслительные процессы. «Вытеснение» ушло из словаря психологов, мотивационные теории признают понятие «влечение», но считают, что человек способен его обуздать. Бессознательное больше не наш враг, но друг и помощник, с которым можно договориться и о котором нужно узнать как можно больше.

Когнитивные аспекты изучения бессознательного в современной психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.92

КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

© 2015 Ю.Е.Шилов

Самарский государственный университет

Статья поступила в редакцию 03.08.2015

В контексте когнитивных исследований представлен анализ современных научно-психологических подходов к проблеме бессознательного. Показана неоднородность феноменологии бессознательного, а также описаны основные экспериментальные техники, которые используются в настоящее время в когнитивной психологии для изучения имплицитного знания.

Ключевые слова: бессознательное, когнитивная деятельность, сознание, имплицитное знание, прайминг-эффекты, имплицитное научение.

Проблема бессознательного на протяжении всей истории научной психологии волновала исследователей самых разных направлений и школ. Еще до появления психоанализа, бессознательная психика привлекала внимание таких видных исследователей как психофизиолог Г.Гельмгольц (концепция бессознательных умозаключений), психофизик Г.Т.Фехнер (представление об «отрицательных» ощущениях), основоположник экспериментальной психологии памяти Г.Эббингауз («сбереженные знаки»), основатель функционализма У.Джеймс (понятие «психическая бахрома»). Да, и сам основатель психологии как самостоятельной и независимой от философии науки, В.Вундт, хотя и считал основным предметом изучения явления сознания, тем не менее, признавал существование и бессознательных образований в психической организации. Так, например, описывая акт восприятия, В. Вундт различал перцепируемое (неосознаваемое) и апперцепируемое (контролируемое вниманием, осознаваемое) психическое содержание. Впоследствии, уже в начале 20 века, представители гештальтпсихологии (М.Вертгеймер, В.Ке-лер, К.Кофка) будут использовать понятия «фигура» (осознаваемая часть перцептивного поля) и «фон» (аморфная, неструктурированная и неосознаваемая область восприятия, простирающаяся за фигурой).

Однако, несомненно, наиболее существенную роль в привлечении интереса к проблеме бессознательного сыграл основатель психоанализа З.Фрейд. Он не только считал, что главным предметом психологического исследования

° Шилов Юрий Егорович, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии. E-mail: [email protected] ru

должна стать сфера неосознаваемого, но и включил в предметную область те явления, которые ранее не занимали исследователей. Это разного рода ошибки, которые человек совершает в обыденной жизни, например, описки, оговорки, очитки, случаи забывания намерений или имен. Как указывает А.Ю.Агафонов, З.Фрейд, по сути, показал, что абсолютно все в психике является детерминированным и «существуют специальные механизмы, работа которых блокирует доступ в осознание информации, хранящейся в па-мяти1». Одним из таких механизмов, по Фрейду, является цензура, функция которой, удерживать в хранилище бессознательного нежелательную, эмоционально неприятную, психотравмирую-щую информацию. Хотя эта информации и хранится в памяти, доступ к ней в обычном состоянии сознания заблокирован цензурой.

Вообще говоря, «бессознательность» означает, что некое психическое содержание недоступно для осознания, поэтому человек не способен дать отчет об этом. За пределами осознаваемого опыта могут осуществляться разнообразные функции и протекать разнокачественные процессы. Осознанность, таким образом, — «это качество переживания, сопровождающее психические функции, такие как восприятие или память, которые в противном случае могут выполняться неосознанно2». Сфера бессознательного — это область психики, где находится материал, который в обычном состоянии сознания не может

1 Агафонов, А.Ю. Когнитивная психомеханика сознания, или как сознание неосознанно принимает решения об осознании / А.Ю.Агафонов. — Самара: Изд-во «Универс-групп». — 2006. — С.70.

2 Kihlstrom, J. The cognitive unconscious / J.Kihlstrom //

Science, 237. — 1987. — P. 87.

быть осознан. Классическим примером этого является представление о подсистеме М в модели З. Фрейда. В этой области психической системы находятся идеи, от которых сознание защищается, с тем, чтобы избежать внутриличност-ный конфликт. Но, надо подчеркнуть: не весь неосознаваемый психический материал является частью подсистемы И, так как далеко не вся информации, хранящаяся в бессознательном, обладает стрессогенностью, которая собственно и обусловливает работу защитных механизмов.

Стоит также заметить, что сохранение материала в закрытой для осознания области психики — это не единственная причина, по которой некоторая информация становится недоступной для сознательного анализа и контроля. Часть информации не осознается, поскольку не может быть выражена в вербальном виде. Например, это могут быть грамматические правила или согласованные движения во время ходьбы. Такой материал хранится в декларативном виде. Аналогично этому, человек часто не способен осознать эвристики, связанные с социальными суж-дениями.3 Несмотря на свою революционность, идеи основоположника психоанализа обнаружили впоследствии свою узость и для того, чтобы понять ограниченность представлений Фрейда, необходимо обратиться к опыту изучения бессознательного в русле когнитивно-ориентированного подхода.

В шестидесятые годы прошлого века произошла когнитивная революция, которая не могла не отразиться на характере проблем, изучаемых психологией. Проблема бессознательного в психологии получила не только окончательное признание в качестве научно-значимой и по настоящему масштабной проблемы, но и привлекла интерес ведущих ученых, занятых когнитивными исследованиями. Этот интерес возник далеко не сразу. Когнитивистам первой волны, в особенности тем, кто исследовал функции внимания, понятие «бессознательное» напоминало о Фрейде и его психоанализе. В моделях ранней селекции (Д.Брондбент, А.Трейсман) не было место бессознательным образованиям. Это, во многом, объясняется дефицитом исследовательских методов. Как указывает М.В.Фаликман, «отдельные авторы акцентируют крайне важный методологический парадокс: невозможно спросить человека о том, воспринял ли он нечто, осознал ли он это, без обращения его внимания

3 Капрара, Дж Психология личности / Дж.Капрара, Д.Сервон // Психология личности. — СПб., Изд-во «Питер», — 2003.

на то, о чем идет речь. …Здесь … фиксируется неразрывность понятий внимания и сознания4».

В процессе совершенствования экспериментальных техник стали появляться свидетельства неосознаваемой обработки информации. При этом следует отметить, что глубина этой обработки достигает семантического уровня, что показали первые эксперименты А.Марсела начала 60-х годов с использованием техники праймин-га. Исследователи когнитивного направления все больше стали признавать бессознательное в качестве мощного познавательного ресурса. В свою очередь, развитие психологической эксперимен-татики, появление новых методик и техник, применение в психологии познания технических средств нейронаук, позволило расширить представление о феноменологии бессознательного.

Уже давно в трудах по когнитивной науке можно встретить такие понятия как «когнитивное бессознательное», «имплицитная память», «имплицитное научение5». Для нынешнего поколения когнитивистов уже не является сомнительным или провокационным вопрос о существовании неосознаваемого содержания психики и бессознательных алгоритмов обработки информации. Эксперименты убедительно показывают, что многие психические феномены частично или полностью не осознаются. Вместе с тем, эти феномены не существуют изолировано, они не диссоциированы с сознанием, а активно воздействуют на его работу6.

4 Фаликман, М. Динамика внимания в условиях быстрого последовательного предъявления зрительных стимулов: дис. … канд. психол. наук: 19.00.01 / Фаликман Мария Вячеславовна. — М., — 2001. — С.46.

5 Kihlstrom, J. The psychological unconscious / J.Kihlstrom // Handbook of personality: theory and research. — Pervin L. (Ed). — N.Y., — 1999. — P. 77.

6 Cleeremans, A. Conscious and unconscious processes in cognition / A.Cleeremans // In international encyclopedia of the social and behavioral sciences. — 2001. — Vol. 4. — P. 2584 — 2589; см. также: Агафонов, А.Ю. Эволюционная эпистемология и когнитивная психология сознания, или Зачем человеку разум? / А.Ю.Агафонов // Вестник СамГУ. — 2013. — №5(106). — С. 165 — 178; Агафонов, А.Ю. Когнитивная психомеханика сознания, или как сознание неосознанно принимает решения об осознании / А.Ю.Агафонов. — Самара: Изд-во «Универс-групп», 2006; Агафонов, А.Ю. Как изучать сознание? / А.Ю.Агафонов // Известия Самарского научного центра РАН. — 2011. — Т. 13. — №2(1). — С. 85 — 90; Агафонов, А.Ю. Сознание: где искать «черный ящик»? / А.Ю.Агафонов // Методология и история психологии. — 2009. — Т. 4. №1. — С. 151 — 165; Агафонов, А.Ю. Бессознательные обертоны осознания / А.Ю.Агафонов // По обе стороны сознания. Экспериментальные иссле-

Проблемой сегодняшнего дня является диапазон возможностей, которые находятся в распоряжении бессознательного. Что способно делать только сознание, а что является прерогативой бессознательного? В чем состоит разделение ролей между этими сферами психики человека? Каков характер взаимодействия эксплицитного и имплицитного знания? Именно эти вопросы направляют научный поиск когнитивных психологов 21 века.

Неудивительно, что многие исследователи связывают будущие успехи в постижении сущности человеческого познания именно с изучением бессознательного, признавая его доминирующее положение в когнитивной системе человека. В частности, А.Ребер, Р.Ален и С.Реган отмечают: «… некоторые действия разума управляются тем, что лежит за пределами сознания. По существу каждое задание на приобретение сложного знания выполняется в значительной степени при отсутствии сознательного контроля. Мы включаем сюда такие моменты, как социализация, рост уровня культуры, формирование компетентных суждений, приобретение статуса эксперта в академической области, изучение сложной игры подобно шахматам, приобретение родного языка. Знание в этих случаях всегда скрытое. .Другие действия разума, которые использует сознание в качестве операторов, имеют глубокие бессознательные системы управления. Если вы попросите испытуемого дать достоверный отчет о феноменологии вращения фигуры и объяснить основные когнитивно-перцептивные процессы, при помощи и по правилам которых выполняется такое вращение, всякое ощущение осознанности пропадает7».

Говоря об образовании эксплицируемых знаний, формировании навыков или убеждений, мы фактически имеем в виду неосознаваемые процессы. Возможно, именно это А.Ю.Агафонов называет «бессознательной деятельностью сознания», то есть работой сознания, которая самим сознанием не осознается8. С таким подходом сближается позиция П.Левицки и Т.Хилл. Они указывают, что в настоящее время «. способ-

дования по когнитивной психологии / под общ. ред. А.Ю.Агафонова. — Самара: Изд. дом «Бахрах-М», 2012. — С. 6 — 53.

7 Reber, A. Syntactical Learning and Judgment, Still Unconscious and Still Abstract: Comment on Dulany, Carlson, and Dewey / A.Reber, R.Allen, S.Regan // Journal of Experimental Psychology. -1985. -Vol.114. — P. 17 — 24.

8 Агафонов, А.Ю. Как изучать сознание? /А.Ю.Агафонов

// Известия Самарского научного центра РАН. -2011. —

Т. 13. — № 2. — С. 85 — 90.

ность человеческого сознания к бессознательному получению информации является основным метатеоретическим допущением всей когнитивной психологии. Это допущение присутствует практически во всех исследованиях человеческого мышления, опубликованных за два последних десятилетия и косвенно упоминается в большинстве экспериментальных теорий, разработанных в когнитивной психологии9»

Конечно, в ряду тех, кто является ярым сторонником изучения «когнитивного бессознательного» и имплицитной памяти является А.Ре-бер, с чьим именем связано целое направление основополагающих исследований, посвященных имплицитному научению10.

Прежде скажем, что под имплицитным научением понимают способность к обучению чему-либо без сознательного контроля. Иначе говоря, научение называют имплицитным тогда, когда информация воспринимается и запоминается без надлежащего мотива. Кроме того, субъективный отчет о полученном знании в ситуации имплицитного научения, или невозможен, или существенным образом затруднен. Имплицитное научение противопоставляется эксплицитному. Последнее имеет место тогда, когда необходимо, например, усвоить термин или научиться играть на музыкальном инструменте. Основные отличия имплицитное научения от эксплицитного связаны с тем, что имплицитно формируемое знание недоступно для самоанализа и самоотчета, в то время как эксплицитное знание осознается и может быть передано вер-бально. Имплицитное научение происходит не-преднамерено, а научение под контролем сознания предполагает целенаправленную активность. Наконец, имплицитное научение не требует, в отличии эксплицитного, концентрации внимания.

А.Ребер еще полвека назад начал исследования феномена имплицитного научения. Сегодня это поле исследований необыкновенно расширилось. Есть немало сторонников, но есть и противники реберовских идей. Но, так или иначе, именно он инициировал экспериментальные поиски в этой захватывающей области. На сегодня в большинстве экспериментальных работ используют один из трех методов: управление

9 Lewicki, P. Unconscious processes as explanations of behavior in cognitive, personality, and social psychology / P.Lewicki, T.Hill // Personality and Social Psychology Bulletin, 13, -1987. — P. 355 — 362.

10 Reber, A.S. Implicit learning and tacit knowledge / A.S.Reber // Journal of Experimental Psychology: General, 118. -1989. — P. 219 — 235.

динамическими системами, научение искусственной грамматике, заучивание последовательностей. В отличие от исследований, где используют подпороговые стимулы, например, при изучении прайминг-эффектов, в исследованиях имплицитной памяти применяют осознаваемый стимульный материал. Дело в том, что в данном случае важно обеспечить имплицитность не самих стимулов, а имплицитность отношений (временных, пространственных) между ними. Для того, чтобы минимизировать или совсем устранить влияние прошлого опыта испытуемого, часто используют нейтральные, лишенные смысла или сложные стимулы. Рассмотрим отдельно основные методы изучения имплицитного научения.

Управление динамическими системами. Испытуемые в эксперименте, где используется этот метод, должны управлять на компьютере интерактивной системой, в качестве которой может выступать, например, виртуальное производство автомобилей. В процессе управления системой испытуемый анализирует входную информацию о состоянии системы. Экспериментальная задача состоит в том, чтобы достичь и, по возможности, сохранить заданный уровень функционирования системы (количество выпускаемой, например, продукции). Это достигается посредством управления разными параметрами (например, «размер заработной платы рабочих», «расходы на комплектующие»). После каждого действия испытуемого измеряется состояние системы, так как компьютерная программа связывает воедино все управляемые параметры. Но характер связи между параметрами испытуемый знать не может. Как правило, участники экспериментов успешно справляются с такими комплексными заданиями, не имея не малейшего представления о правилах, по которым система функционирует.

Научение искусственным грамматикам. В экспериментах А.Ребера испытуемым надо было запоминать последовательности букв. Эти последовательности генерировались случайным образом, но имели согласно правилу искусственной грамматики, конечное число возможных состояний. Затем испытуемым говорили, что эти цепочки букв были образованы по неким произвольным грамматическим правилам. Задача участника экспериментальной процедура, — установить, какие из предъявляемых новых стимуль-ных строчек соответствуют правилу. Несмотря на кажущуюся сложность, испытуемые могут эффективно выполнять это задание. Это означает, что, не осознавая правила, они с вероятностью, превышающей случайное угадывание, мо-

гут дифференцировать строки на грамматические и аграмматические.

Заучивание последовательностей. При использовании этой техники испытуемых просят реагировать (как правило, нажатием клавиши на клавиатуре) на каждый стимул организованной стимульной последовательности. В каждой серии испытуемый воспринимает зрительный стимул, который появляется в определенном сегменте экрана. Последовательность стимулов представляет собой структуру. Или же, как в случае с искусственными грамматиками, подчиняется заданному правилу, по которому стимулы могут чередоваться. Фиксируется время реакции. Эксперименты показывают, что испытуемые, которым предъявляется организованная последовательность, быстрее реагируют по сравнению с теми, кто работает со случайным, неорганизованным стимульным набором. Это дает основания считать, что уменьшение времени реагирования есть следствие имплицитно сформированного у испытуемых знания о структурных отношениях между стимулами, хотя отчет о таких отношениях или правиле связи стимулов испытуемые, как правило, дать не способны.

Другой областью изучения бессознательного является подпороговое восприятие или, иначе, эффекты прайминга. Одним из первых, кто стал использовать технику прайминга, был А.Марсел11. В одном из экспериментов, он предъявлял слова-праймы всего лишь на 10 мсек с последующей зрительной маскировкой. После этого, испытуемые выполняли задачу лексического решения: на экране на очень короткое время предъявляли либо слово, либо бессмысленный набор букв (например, «корова» или «коропа»). Было показано, что испытуемые, как правило, не ошибались при опознании слова в задаче лексического решения, если этому слову предшествовал семантически родственный прайм. Например: «молоко» (прайм) — «корова» (целевое слово).

Известны также эксперименты, в которых в качестве прайма использовались многозначные стимулы (слова омонимы, двойственные изображения). Так, Ю.Б.Дормашев и В.Я.Романов описывают эксперимент, где использовали дву-

11 Marcel, A. J. Conscious and unconscious perception: An approach to the relations between phenomenal experience and perceptual processes / A.J.Marcel // Cognitive Psychology, 15, -1983. — P.238 — 300.

смысленные слова palm («пальма», «ладонь»)12. Такие слова ускоряли опознания таких слов, как «клен» и «запястье». Это, по всей видимости, свидетельствует о когнитивной способности неосознанно понимать сразу два значения многозначного стимула. С такой трактовкой согласуются и результаты эксперимента, проведенного М.Г.Филлиповой13. Она использовала в качестве прайма неосознаваемые изображения двойственных фигур. Значение этого неосознанного изображения оказывало значимый прайминг эффект на решение когнитивных задач, если ответ задачи имел смысловую связь с неосознаваемым изображением. В свою очередь, Н.С.Куделькина и А.Ю.Агафонов в серии экспериментов установили эффект неосознаваемой семантической чувствительности14. Исследователи показали, что человек способен не просто понимать значение неосознаваемого стимула, но даже неосознанно изменять степень доверия к воспринимаемой подпороговой информации. Другими словами, бессознательное способно регулировать семантическую чувствительность при восприятии серийной информации: один и тот же семантический прайм может оказывать как сильное, так и еле заметное влияние на текущую когнитивную деятельность. В свою очередь, это предполагает существование имплицитной оперативной памяти, хранящей информацию о предшествующих аналогичных информационных событиях.

Повышенный интерес к проблеме бессознательного вызван, в значительной мере, и исследованиями в области нейропсихологии. Нейроп-сихологические данные показывают, что для эффективной работы бессознательного вовсе не требуется актуального переживания «от первого лица». Стимул, который, очевидно, не осознается пациентом, тем не менее, неосознанно воспринимается и воздействует определенным об-

12 Дормашев, Ю.Б. Психология внимания / Ю.Б.Дор-машев, В.Я.Романов // — М.: Тривола, — 1995. — С. 64.

13 Филиппова, М.Г. Исследование неосознаваемого восприятия (на материале многозначных изображений) / М.Г.Филиппова // Экспериментальная психология познания: когнитивная логика сознательного и бессознательного / под ред. В.М.Аллахвердова. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. — С.169.

14 Куделькина, Н.С. Динамические прайминг-эффекты:

исследование регуляции неосознаваемой семантиче-

ской чувствительности / Н.С.Куделькина, А.Ю.Агафонов // По обе стороны сознания. Экспериментальные исследования по когнитивной психологии: [сборник статей] / под общ. ред. А.Ю.Агафонова. — Самара: Изд-во «Бахрах-М», 2012. — С. 63 — 95.

разом. Так, например, в случае «слепого зрения» люди с повреждениями зрительных областей коры указывали об отсутствии объектов в поле восприятия. Однако если таких людей попросить сформулировать предположение относительно того, чем являются эти объекты, то ответы явным образом будут говорить в пользу имплицитных представлений. Слепое зрение, по-видимому, объясняется тем, что зрительная информация, попадая на сетчатку, затем проецируется не только на зрительные области коры, но и на других участки мозга. Это обеспечивает различение в отсутствие осведомленности или, иначе, осознанного переживания.

Бессознательное крайне неоднородно. Этим термином обозначают, как установки (Н.Д.Узнадзе), память в аспекте сохранения информации (А.Ю.Агафонов), так механизмы работы сознания, которые хотя и отвечают за переживание осознанности, но сами никогда не могут быть осознанны15. Здесь стоит вспомнить работы автора оригинальной теории сознания В.М.Аллахвердова, который получил значительные теоретико-экспериментальные результаты в области взаимодействия сознания и бессозна-тельного16. Он описал экспериментальный феномен, получивший название «феномен неосознаваемого негативного выбора». По мнению Ал-лахвердова, этот экспериментальный эффект свидетельствует о том, что в когнитивной организации сознания имеется специальный механизм, отвечающий за то, следует или нет осознавать воспринимаемую информацию. По сути, это не что иное, как когнитивный механизм принятия решения об осознании или неосознавании. Как и любой механизм сознания, он также не осознается.

В заключении стоит отметить, что в течение двадцатого столетия произошла кардинальная смена научно-психологических интересов. В начале века бессознательное представляло собой тайну, окутанную мраком. В настоящее время благодаря успехам когнитивной науки бессознательные процессы перестали пугать исследователей своей непостижимостью. Существование бессознательной психики является бесспорным и твердо установленным фактом. Вместе с тем,

15 Агафонов, А.Ю. Бессознательные обертоны осознания / А.Ю.Агафонов // По обе стороны сознания. Экспериментальные исследования по когнитивной психологии …. — С. 6 — 53.

16 Аллахвердов, В.М. Сознание как парадокс. Экспериментальная психологика / В.М.Аллахвердов. — СПб.: Изд-во «Проспект». — 2000. — 528 с. (Новые идеи в психологии).

нерешенной проблемой остается сознание. Как возникает феноменальный опыт? Откуда берется осознанность? Эти вопросы пока не имеют удовлетворительных ответов. Возможно, что ключом к пониманию осознанности является

бессознательное, которое не изолировано в психической конституции от сознания, а представляет собой органическую часть целостной динамической системы, каковой является человеческая психика.

COGNITIVE ASPECTS IN RESEARCHES OF UNCONSCIOUSNESS IN CONTEMPORARY PSYCHOLOGY

© 2015 Y.Y.Shilov

Samara State University

A review of contemporary scientific approaches to the problem of unconsciousness in psychology is presented in the context of cognitive studies. Heterogeneity of phenomenology of unconsciousness is shown, and basic experimental techniques used in contemporary cognitive psychology to explore implicit knowledge are presented as well. Keywords: unconsciousness, cognitive activity, consciousness, implicit knowledge, prime effects, implicit learning.

0 Yuri Yegorovich Shilov, Candidate of psychology, Assistant Professor, Department of General Psychology. E-mail: [email protected] ru

Что такое бессознательное?

Что такое бессознательное?

В психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда бессознательный разум определяется как резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами сознательного осознания.

В рамках этого понимания большая часть содержимого бессознательного считается неприемлемым или неприятным, например, чувство боли, беспокойства или конфликта. Фрейд считал, что бессознательное продолжает влиять на поведение, даже если люди не осознают этих основных влияний.

Как это работает

При осмыслении бессознательного может быть полезно сравнить разум с айсбергом. Все, что находится над водой, представляет собой сознательное осознание, в то время как все, что находится под водой, представляет собой бессознательное.

Подумайте, как бы выглядел айсберг, если бы вы могли видеть его целиком. На самом деле над водой видна лишь небольшая часть айсберга. То, что вы не можете увидеть с поверхности, — это огромное количество льда, составляющего основную часть айсберга, погруженного глубоко в воду.

Вещи, которые представляют наше сознание, — это просто «верхушка айсберга». Остальная информация, которая находится за пределами сознательного осознания, лежит под поверхностью. Хотя эта информация может быть недоступна сознательно, она все же оказывает влияние на текущее поведение.

Воздействие бессознательного

Бессознательные мысли, убеждения и чувства потенциально могут вызвать ряд проблем, в том числе:

  • Гнев
  • Смещение
  • Компульсивное поведение
  • Сложные социальные взаимодействия
  • Бедствие
  • Проблемы во взаимоотношениях

Фрейд считал, что многие наши чувства, желания и эмоции подавляются или удерживаются вне осознания, потому что они просто слишком опасны.Фрейд считал, что иногда эти скрытые желания и желания дают о себе знать через сны и оговорки (также известные как «оговорки по Фрейду»).

Фрейд также считал, что все наши основные инстинкты и побуждения также содержатся в бессознательном уме. Например, инстинкты жизни и смерти были обнаружены в бессознательном. Жизненные инстинкты, иногда известные как сексуальные инстинкты, связаны с выживанием. Инстинкты смерти включают в себя такие вещи, как мысли об агрессии, травмах и опасности.

Такие побуждения не попадают в сознание, потому что наше сознание часто рассматривает их как неприемлемые или иррациональные. Чтобы не допустить осознания этих побуждений, Фрейд предложил людям использовать ряд различных защитных механизмов, чтобы не допустить их повышения до осознания.

использует

Фрейд считал, что осознание содержания бессознательного важно для снятия психологического стресса. Совсем недавно исследователи изучили различные методы, чтобы увидеть, как бессознательные влияния могут влиять на поведение.Есть несколько различных способов, с помощью которых информация из бессознательного может быть доведена до сознательного осознания или изучена исследователями.

Свободная ассоциация

Фрейд считал, что он может осознать бессознательные чувства с помощью техники, называемой свободными ассоциациями. Он просил пациентов расслабиться и сказать все, что приходит в голову, не задумываясь о том, насколько тривиальным, неуместным или смущающим это может быть.

Отслеживая эти потоки мыслей, Фрейд считал, что может раскрыть содержимое бессознательного разума, в котором существовали подавленные желания и болезненные детские воспоминания.

Сонник

Фрейд также предположил, что сны — это еще один путь к бессознательному. Хотя информация из бессознательного иногда может появляться во сне, он полагал, что это часто было в замаскированной форме.

Таким образом, с точки зрения Фрейда, толкование сновидения потребовало бы изучения буквального содержания сновидения (известного как явное содержание), чтобы попытаться раскрыть скрытый, бессознательный смысл сновидения (скрытое содержание).

Фрейд также считал, что сны — это форма исполнения желаний. Поскольку эти бессознательные побуждения не могли быть выражены в бодрствующей жизни, он считал, что они находят выражение в снах.

Подавление непрерывной вспышки

Современные исследования в области когнитивной психологии показали, что даже представления, на которые мы не обращаем внимания, могут оказывать сильное влияние на поведение. Используя метод, называемый непрерывным подавлением вспышки, исследователи могут отображать изображение так, чтобы люди не видели его сознательно, потому что вместо этого они отвлекаются на другой визуальный дисплей.

Исследования показали, что люди будут оценивать определенные визуальные эффекты более негативно, когда они сочетаются с негативным или менее желательным «невидимым» изображением (например, изображением сердитого лица). Несмотря на то, что люди не осознают, что даже видят эти негативные образы, воздействие на них все же влияет на их поведение и выбор.

Возможные ловушки

Сама идея существования бессознательного не оставалась бесспорной.Ряд исследователей подвергли критике представление о существовании бессознательного и оспаривают его.

В последнее время в области когнитивной психологии исследователи сосредоточились на автоматических и неявных функциях для описания вещей, которые ранее приписывались бессознательному. Согласно этому подходу, существует множество когнитивных функций, которые происходят вне нашего сознательного осознания. Это исследование может не поддерживать концептуализацию бессознательного Фрейдом, но оно предлагает доказательства того, что вещи, о которых мы не осознаем сознательно, могут все еще влиять на наше поведение.

Одна из главных ловушек работы Фрейда — отсутствие у него научной методологии в развитии его теорий. Многие из его идей были основаны на тематических исследованиях или наблюдениях за одним человеком. В отличие от ранних психоаналитических подходов к бессознательному, современные исследования в области когнитивной психологии основываются на научных исследованиях и эмпирических данных, подтверждающих существование этих автоматических когнитивных процессов.

История бессознательного

Идея о том, что существуют силы за пределами сознательного осознания, существовала тысячи лет.Термин «бессознательное» впервые был введен философом Фридрихом Шеллингом в конце 18 века, а позже был переведен на английский поэтом Сэмюэлем Тейлором Колриджем.

В области психологии понятие бессознательных влияний затрагивалось мыслителями, включая Уильяма Джеймса и Вильгельма Вундта, но именно Фрейд популяризировал эту идею и сделал ее центральным компонентом своего психоаналитического подхода к психологии.

Швейцарский психиатр Карл Юнг также считал, что бессознательное играет важную роль в формировании личности.Однако он считал, что существует личное бессознательное, состоящее из подавленных или забытых воспоминаний и побуждений человека, а также того, что он называл коллективным бессознательным. Считалось, что коллективное бессознательное содержит унаследованные от предков воспоминания, общие для всего человечества.

Хотя с тех пор многие идеи Фрейда потеряли популярность, современные психологи продолжают исследовать влияние бессознательных психических процессов, включая связанные темы, такие как бессознательная предвзятость, имплицитная память, имплицитные установки, прайминг и бессознательное обучение.

Слово от Verywell

Хотя Зигмунд Фрейд не изобретал концепцию бессознательного, он популяризировал ее до такой степени, что теперь она во многом ассоциируется с его психоаналитическими теориями. Понятие бессознательного продолжает играть роль в современной психологии, поскольку исследователи стремятся понять, как работает разум вне сознательного осознания.

Сознательное и бессознательное Фрейда

Знаменитый психоаналитик Зигмунд Фрейд считал, что поведение и личность возникли в результате постоянного и уникального взаимодействия конфликтующих психологических сил, действующих на трех разных уровнях осознания: предсознательном, сознательном и бессознательном.Он считал, что каждая из этих частей ума играет важную роль в влиянии на поведение.

Чтобы понять теорию Фрейда, важно сначала понять, что, по его мнению, делает каждая часть личности, как она действует и как эти три элемента взаимодействуют, внося свой вклад в человеческий опыт. Каждый уровень осведомленности играет определенную роль в формировании человеческого поведения и мышления.

Веривелл / Джошуа Сон

О Зигмунде Фрейде

Зигмунд Фрейд был основателем психоаналитической теории.Хотя в то время его идеи считались шокирующими и вызывают споры и разногласия даже сейчас, его работы оказали глубокое влияние на ряд дисциплин, включая психологию, социологию, антропологию, литературу и даже искусство.

Термин психоанализ используется для обозначения многих аспектов работы и исследований Фрейда, включая фрейдистскую терапию и методологию исследования, которую он использовал для развития своих теорий. Фрейд в значительной степени полагался на свои наблюдения и тематические исследования своих пациентов, когда формировал свою теорию развития личности.

Три уровня разума Фрейда

Фрейд разделил разум на отдельные уровни, каждый со своими ролями и функциями.

  • Предсознательное состоит из всего, что потенциально может быть перенесено в сознание.
  • Сознательный разум содержит все мысли, воспоминания, чувства и желания, которые мы осознаем в любой данный момент. Это аспект нашей умственной обработки, о котором мы можем думать и говорить рационально.Это также включает нашу память, которая не всегда является частью сознания, но может быть легко извлечена и осознана.
  • Подсознание — это резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами нашего сознательного осознания. Бессознательное содержит неприемлемое или неприятное содержимое, такое как чувство боли, беспокойства или конфликта.

Фрейд сравнил три уровня разума с айсбергом. Верхушка айсберга, которую вы видите над водой, представляет сознательный разум.Та часть айсберга, которая погружена под воду, но все еще видна, является предсознательным. Большая часть айсберга, который скрывается под ватерлинией, представляет собой бессознательное.

Оговорка по Фрейду

Один из способов понять, как действуют сознательные и бессознательные умы, — это взглянуть на так называемую оговорку. Многие из нас в какой-то момент испытали то, что обычно называют ошибкой по Фрейду. Считается, что эти искажения раскрывают скрытые бессознательные мысли или чувства.

Фрейд считал, что, хотя подсознание в значительной степени недоступно, его содержимое иногда может неожиданно пузыриться, например, во сне или оговорках.

Примером оговорки по Фрейду может служить мужчина, который случайно использует имя бывшей подруги, обращаясь к нынешней девушке. Хотя большинство из нас могло бы подумать, что это простая ошибка, Фрейд полагал, что опечатка свидетельствует о внезапном вторжении бессознательного разума в сознательный, часто из-за неразрешенных или подавленных чувств.

Доступ к бессознательным мыслям

Согласно Фрейду, мысли и эмоции за пределами нашего осознания продолжают оказывать влияние на наше поведение, даже если мы не осознаем (не осознаем) этих основных влияний.

Бессознательное может включать подавленные чувства, скрытые воспоминания, привычки, мысли, желания и реакции. Воспоминания и эмоции, которые слишком болезненны, смущают, стыдны или тревожны, чтобы их осознанно воспринимать, хранятся в огромном резервуаре, который составляет бессознательное.

Чтобы определить корни психологического расстройства, Фрейд использовал такие методы, как анализ сновидений и свободные ассоциации (обмен, казалось бы, случайными мыслями), чтобы выявить истинные чувства.

Роль предсознательного разума

Содержимое сознательного ума включает в себя все то, что вы активно осознаете. Тесно связанное с этим предсознательное сознание содержит все, что вы потенциально можете втянуть в сознательное осознание. Предсознательное также действует как своего рода охранник, контролируя информацию, которой позволено войти в сознание.

Предсознательные воспоминания — это не то же самое, что воспоминания, к которым легко получить доступ, например, воспоминания о вашем пути домой. Это не подавляемые воспоминания, которые мы извлекаем для определенной цели в определенное время.

Слово от Verywell

Хотя многие идеи Фрейда потеряли популярность, важность бессознательного стала, пожалуй, одним из его самых важных и устойчивых вкладов в психологию. Психоаналитическая терапия, которая исследует, как бессознательный разум влияет на поведение и мысли, стала важным инструментом в лечении психических заболеваний и психологического стресса.

Подсознание | Simply Psychology

  1. Зигмунд Фрейд
  2. Бессознательный разум

Фрейд и бессознательный разум

Д-р Сол МакЛеод, опубликовано в 2009 г., обновлено в 2015 г.


Зигмунд Фрейд не был изобретателем идеи сознательного подсознание, но он, безусловно, был ответственен за то, чтобы сделать это популярным, и это было одним из его основных вкладов в психологию.

Фрейд (1900, 1905) разработал топографическую модель психики, в которой он описал особенности структуры и функций разума.Фрейд использовал аналогию с айсбергом для описания трех уровней разума.

Фрейд (1915) описал сознательный разум, который состоит из всех психических процессов, о которых мы знаем, и это рассматривается как верхушка айсберга. Например, в этот момент вы можете испытывать жажду и решили выпить.

Предсознательное содержит мысли и чувства, о которых человек в настоящее время не подозревает, но которые легко могут быть доведены до сознания (1924). Он существует чуть ниже уровня сознания, перед бессознательным умом.Предсознательное похоже на ментальную комнату ожидания, в которой мысли остаются до тех пор, пока им «не удастся привлечь внимание сознательного» (Freud, 1924, p. 306).

Это то, что мы имеем в виду в повседневном использовании слова «доступная память». Например, в настоящее время вы не думаете о номере своего мобильного телефона, но теперь он упоминается, и вы можете легко его вспомнить.

Легкие эмоциональные переживания могут быть в предсознательном, но иногда травмирующие и сильные отрицательные эмоции подавляются и, следовательно, недоступны в предсознательном.

Наконец, бессознательное включает психические процессы, которые недоступны сознанию, но которые влияют на суждения, чувства или поведение (Wilson, 2002).

Согласно Фрейду (1915), бессознательный разум является первичным источником человеческого поведения. Подобно айсбергу, самая важная часть разума — это та часть, которую вы не видите.

Наши чувства, мотивы и решения на самом деле сильно зависят от нашего прошлого опыта и хранятся в бессознательном.

Фрейд применил эти три системы к своей структуре личности или психики — ид, эго и суперэго. Здесь Ид рассматривается как полностью бессознательное, в то время как эго и суперэго имеют сознательные, предсознательные и бессознательные аспекты.


Подсознание

Подсознание

Хотя мы полностью осознаем, что происходит в сознательном уме, мы не имеем представления о том, какая информация хранится в бессознательном.

Бессознательное содержит всевозможные важные и тревожные материалы, которые нам нужно держать вне поля зрения, потому что они слишком опасны, чтобы полностью осознавать их.

Подсознание действует как хранилище, «котел» примитивных желаний и импульсов, сдерживаемых и опосредованных предсознательной областью. Например, Фрейд (1915) обнаружил, что некоторые события и желания часто были слишком пугающими или болезненными для его пациентов, чтобы их признать, и полагал, что такая информация заперта в подсознании. Это может произойти в процессе репрессий.

Подсознание содержит наши биологически обоснованные инстинкты (эрос и танатос) для примитивных побуждений к сексу и агрессии (Freud, 1915).Фрейд утверждал, что наши примитивные побуждения часто не достигают сознания, потому что они неприемлемы для нашего рационального, сознательного «я».

Люди используют ряд защитных механизмов (например, подавление), чтобы не знать, каковы их бессознательные мотивы и чувства.

Фрейд (1915) подчеркивал важность бессознательного, и основное предположение теории Фрейда состоит в том, что бессознательный разум управляет поведением в большей степени, чем люди подозревают. В самом деле, цель психоанализа — выявить использование таких защитных механизмов и, таким образом, сделать бессознательное сознательным.

Фрейд считал, что влияние бессознательного проявляется множеством способов, включая сны и оговорки, ныне широко известные как «оговорки по Фрейду». Фрейд (1920) привел пример такой оплошности, когда член британского парламента назвал коллегу, на которого он был раздражен, «почетным членом ада», а не из Халла.


Критическая оценка

Критическая оценка

Изначально психология скептически относилась к идее о психических процессах, действующих на бессознательном уровне.Для других психологов, решивших придерживаться научного подхода (например, бихевиористов), концепция бессознательного оказалась источником значительного разочарования, поскольку не поддается объективному описанию и чрезвычайно трудно объективно проверить или измерить.

Однако разрыв между психологией и психоанализом сузился, и понятие бессознательного теперь является важным направлением психологии. Например, когнитивная психология определила бессознательные процессы, такие как процедурная память (Tulving, 1972), автоматическая обработка (Bargh & Chartrand, 1999; Stroop, 1935), а социальная психология показала важность неявной обработки (Greenwald & Banaji, 1995). ).Такие эмпирические данные продемонстрировали роль бессознательных процессов в поведении человека.

Однако эмпирические исследования в психологии выявили пределы фрейдистской теории бессознательного, и современное понятие «адаптивного бессознательного» (Wilson, 2004) отличается от психоаналитического.

Действительно, Фрейд (1915) недооценил важность бессознательного, и с точки зрения аналогии с айсбергом, под водой находится гораздо большая часть разума.Разум действует наиболее эффективно, отводя значительную часть сложной сложной обработки на бессознательное.

В то время как Фрейд (1915) рассматривал бессознательное как единое целое, психология теперь понимает разум как совокупность модулей, которые развивались с течением времени и действуют вне сознания.

Например, универсальная грамматика (Хомский, 1972) — это подсознательный языковой процессор, который позволяет нам решить, правильно ли составлено предложение.Отдельно от этого модуля находится наша способность быстро и эффективно распознавать лица, что демонстрирует, как бессознательные модули работают независимо.

Наконец, в то время как Фрейд считал, что примитивные побуждения оставались бессознательными для защиты людей от переживания тревоги, современный взгляд на адаптивное бессознательное состоит в том, что большая часть обработки информации происходит вне сознания по причинам эффективности, а не подавления (Wilson, 2004).

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2015). Подсознание . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/unconscious-mind.html

Ссылки на стиль APA

Bargh, J. A., & Chartrand, T. L. (1999). Невыносимая автоматичность бытия. Американский психолог, 54 (7) , 462.

Хомский Н. (1972). Язык и разум . Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович.

Фрейд, С. (1915). Бессознательное . SE, 14: 159-204.

Фрейд, С.(1924). Общее введение в психоанализ , пер. Жоан Ривьер.

Гринвальд, А. Г., и Банаджи, М. Р. (1995). Неявное социальное познание: отношения, самооценка и стереотипы. Психологический обзор , 102 (1), 4.

Stroop, J. R. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. Журнал экспериментальной психологии , 18 (6), 643.

Tulving, E. (1972). Эпизодическая и смысловая память. В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти , (стр. 381–403). Нью-Йорк: Academic Press.

Уилсон, Т. Д. (2004). Незнакомцы с собой . Издательство Гарвардского университета.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2015). Подсознание . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/unconscious-mind.html

сообщить об этом объявлении

Психоанализ | Simply Psychology

  1. Зигмунд Фрейд
  2. Психоанализ

Психоанализ

Автор: Dr.Saul McLeod, опубликовано в 2007 г., обновлено в 2019 г.


Психоанализ определяется как набор психологических теорий и терапевтических методов, которые берут свое начало в работах и ​​теориях Зигмунда Фрейда.

Основное предположение психоанализа — это вера в то, что все люди обладают бессознательными мыслями, чувствами, желаниями и воспоминаниями.

Цель психоаналитической терапии — высвободить подавленные эмоции и переживания, то есть сделать бессознательное сознательным. Это только слабительное (т.д., исцеление) может помочь человеку и «вылечить».

Основные предположения

  • Психоаналитические психологи считают, что психологические проблемы коренятся в бессознательном.
  • Явные симптомы вызваны скрытыми (скрытыми) нарушениями.
  • Типичные причины включают нерешенные проблемы во время развития или подавленную травму.
  • Фрейд считал, что людей можно вылечить, сделав сознательными их бессознательные мысли и мотивации, таким образом обретя понимание.
  • Лечение направлено на то, чтобы довести подавленный конфликт до сознания, где клиент сможет с ним справиться.

Как мы можем понять бессознательное?

Как мы можем понять бессознательное?

Помните, психоанализ — это не только теория, но и терапия. Психоанализ обычно используется для лечения депрессии и тревожных расстройств.

В психоанализе (терапии) Фрейд заставлял пациента лежать на кушетке, чтобы расслабиться, и сидел позади них, делая записи, пока они рассказывали ему о своих снах и детских воспоминаниях.Психоанализ — это длительный процесс, включающий множество сеансов с психоаналитиком.

Из-за природы защитных механизмов и недоступности детерминированных сил, действующих в бессознательном, психоанализ в его классической форме представляет собой длительный процесс, часто включающий от 2 до 5 сеансов в неделю в течение нескольких лет.

Этот подход предполагает, что уменьшение симптомов само по себе относительно несущественно, как если бы лежащий в основе конфликт не разрешился, вместо него просто были бы заменены другие невротические симптомы.

Аналитик обычно представляет собой «пустой экран», очень мало раскрывающий о себе, чтобы клиент мог использовать пространство в отношениях для работы над своим бессознательным без вмешательства извне.

Психоаналитик использует различные техники в качестве поощрения клиента для развития понимания своего поведения и значения симптомов, включая чернильные пятна, парапраксы, свободные ассоциации, интерпретацию (включая анализ сновидений), анализ сопротивления и анализ переноса.


1) Чернильные пятна Роршаха

1) Чернильные пятна Роршаха

Из-за природы защитных механизмов и недоступности детерминированных сил, действующих в бессознательном,

Само чернильное пятно ничего не означает, оно неоднозначно (т. Е. неясно). Важно то, что вы в нем читаете. Разные люди будут видеть разные вещи в зависимости от того, какие бессознательные связи они создают.

Чернильное пятно известно как проективный тест, поскольку пациент «проецирует» информацию из своего подсознания для интерпретации чернильного пятна.

Однако поведенческие психологи, такие как Б.Ф. Скиннер, критиковали этот метод как субъективный и ненаучный.

Щелкните здесь, чтобы проанализировать свое подсознание с помощью чернильных пятен.


2) Фрейдистская оговорка

2) Фрейдистская оговорка

Бессознательные мысли и чувства могут передаваться в сознание в форме парапраксов, широко известных как фрейдистские оговорки или оговорки. Мы раскрываем то, что на самом деле у нас на уме, говоря то, чего не хотели.

Например, диетолог читает лекцию, цель которой — сказать, что мы всегда должны требовать от хлеба лучшего, а вместо этого сказал «кровать». Другой пример: человек может назвать нового партнера друга по имени предыдущего, который нам больше понравился.

Фрейд считал, что оговорки дают представление о бессознательном и что случайностей не бывает, каждое поведение (включая оговорки) имеет значение (то есть все поведение определяется).


3) Свободные ассоциации

3) Свободные ассоциации

Свободные ассоциации — это практика психоаналитической терапии, в котором пациент говорит обо всем, что приходит ему в голову.Этот метод предполагает, что терапевт дает слово или идею, и пациент немедленно отвечает первым словом, которое приходит на ум.

Есть надежда, что фрагменты вытесненных воспоминаний появятся в процессе свободных ассоциаций, давая понимание бессознательного.

Свободное общение может оказаться бесполезным, если клиент проявляет сопротивление и не хочет говорить то, что он или она думает. С другой стороны, наличие сопротивления (например, чрезмерно долгая пауза) часто дает убедительный признак того, что клиент приближается к какой-то важной вытесненной идее в своем мышлении, и что терапевт требует дальнейшего исследования.

Фрейд сообщил, что его свободно ассоциирующие пациенты время от времени испытывали такие эмоционально интенсивные и яркие воспоминания, что они почти снова переживали это переживание. Это похоже на «воспоминание» из войны или изнасилования.

Такое стрессовое воспоминание, настолько реальное, что кажется, будто это происходит снова, называется абреакцией. Если такое тревожное воспоминание произошло во время терапии или у поддерживающего друга, и позже кто-то почувствовал себя лучше — с облегчением или очищением — это назовут катарсисом.

Часто эти чрезвычайно эмоциональные переживания давали Фрейду ценную информацию о проблемах пациента.


4) Анализ сновидений

4) Анализ сновидений

Согласно Фрейду, анализ сновидений является «королевской дорогой в бессознательное». Он утверждал, что сознательный разум подобен цензору, но он менее бдителен, когда мы спим.

В результате вытесненные идеи выходят на поверхность — хотя то, что мы помним, вполне могло быть изменено в процессе сновидения.

В результате нам нужно различать явное содержание и скрытое содержание сновидения. Первое — это то, что мы действительно помним.

Последнее и есть то, что на самом деле означает. Фрейд полагал, что очень часто реальное значение сновидения имело сексуальное значение, и в своей теории сексуального символизма он размышляет о значении, лежащем в основе общих тем сновидений.


Клиническое применение

Клиническое применение

Психоанализ (наряду с гуманистическим консультированием Роджера) является примером глобальной терапии (Comer, 1995, p.143), цель которого — помочь клиентам кардинально изменить взгляд на жизнь.

Это основано на предположении, что нынешняя дезадаптивная точка зрения связана с глубоко укоренившимися личностными факторами. Глобальные методы лечения отличаются от подходов, которые в основном сосредоточены на уменьшении симптомов, таких как когнитивный и поведенческий подходы, так называемая проблемно-ориентированная терапия.

Тревожные расстройства, такие как фобии, панические атаки, обсессивно-компульсивные расстройства и посттравматическое стрессовое расстройство, являются очевидными областями, в которых можно предположить, что психоанализ работает.

Цель состоит в том, чтобы помочь клиенту примириться со своими собственными импульсами ид или распознать источник своей текущей тревоги в детских отношениях, которые переживаются во взрослом возрасте. Свартберг и Стайлз (1991) и Прочаска и Диклементе (1984) указывают, что доказательства его эффективности неоднозначны.

Salzman (1980) предполагает, что психодинамические методы лечения обычно мало помогают клиентам с определенными тревожными расстройствами, такими как фобии или ОКР, но могут быть более эффективными при общих тревожных расстройствах.Зальцман (1980) фактически выражает опасения, что психоанализ может усилить симптомы ОКР из-за склонности таких клиентов чрезмерно беспокоиться о своих действиях и размышлять о своем тяжелом положении (Нунан, 1971).

Депрессию можно до некоторой степени лечить с помощью психоаналитического подхода. Психоаналитики связывают депрессию с потерей, которую испытывает каждый ребенок, осознавая нашу отделенность от родителей в раннем детстве. Неспособность смириться с этим может сделать человека склонным к депрессии или депрессивным эпизодам в дальнейшей жизни.

Затем лечение включает в себя поощрение клиента вспомнить тот ранний опыт и распутать привязанности, которые сложились вокруг него. Особое внимание уделяется переносу при работе с депрессивными клиентами из-за их непреодолимой потребности зависеть от других. Цель состоит в том, чтобы клиенты стали менее зависимыми и выработали более функциональный способ понимания и принятия потери / отказа / изменения в своей жизни.

Шапиро и Эмде (1991) сообщают, что психодинамические методы лечения оказываются успешными лишь от случая к случаю.Одна из причин может заключаться в том, что депрессивные люди могут быть слишком неактивными или немотивированными, чтобы участвовать в сеансе. В таких случаях может оказаться полезным более директивный и стимулирующий подход.

Другая причина может заключаться в том, что депрессивные люди могут ожидать быстрого выздоровления, а поскольку психоанализ не предлагает этого, клиент может уйти или стать чрезмерно вовлеченным в разработку стратегий для поддержания отношений зависимого переноса с аналитиком.


Критическая оценка

Критическая оценка

— Терапия требует очень много времени и вряд ли быстро даст ответы.

— Люди должны быть готовы вкладывать много времени и денег в терапию; Они должен быть мотивирован.

— Они могут обнаружить некоторые болезненные и неприятные воспоминания, которые были подавлены, что причиняет им еще больше страданий.

— Этот тип терапии не работает для всех людей и всех типов расстройств.

— Природа психоанализа создает дисбаланс сил между терапевтом и клиентом, который может вызвать этические проблемы.

Фишер и Гринберг (1977) в обзоре литературы приходят к выводу, что психоаналитическая теория не может быть принята или отвергнута как единое целое, «это полная структура, состоящая из многих частей, некоторые из которых должны быть приняты, другие отвергнуты. а остальные, по крайней мере, частично изменили форму.

Фонаги (1981) задается вопросом, имеют ли сами попытки подтвердить подход Фрейда с помощью лабораторных тестов какую-либо обоснованность. Теория Фрейда ставит под сомнение саму основу рационалистического, научного подхода и вполне может рассматриваться как критика науки, а не как наука, отвергающая психоанализ, потому что она не поддается опровержению.

Метод тематического исследования подвергается критике, поскольку сомнительно, что обобщения могут быть действительными, поскольку метод открыт для многих видов предвзятости (например,г., Маленький Ганс).

Однако психоанализ занимается предложением интерпретаций текущему клиенту, а не разработкой абстрактных бесчеловечных принципов. Энтони Сторр (1987), известный психоаналитик, выступавший на ТВ и Радио 4 в программе All in the Mind, придерживается точки зрения, что, хотя у очень многих психоаналитиков есть под рукой множество «данных» из конкретных случаев, эти наблюдения связаны быть загрязненным субъективным личным мнением и не может считаться научным.


Проверка обучения: вы терапевт
Проверка обучения: вы терапевт Прочтите примечания ниже. Определите методы, которые использует терапевт. Что Вы думаете проблема Альберта?

Молодой человек 18 лет направлен к психоаналитику семейным врачом. Похоже, что в течение последнего года молодой человек (Альберт) испытывал множество симптомов, таких как головные боли, головокружение, учащенное сердцебиение, нарушения сна — все это было связано с сильным беспокойством.Симптомы сопровождаются постоянным, но периодически всепоглощающим страхом смерти. Он считает, что у него опухоль мозга, и поэтому он умирает. Однако, несмотря на исчерпывающие медицинские тесты, физическая причина симптомов не может быть определена. В конце концов врач приходит к выводу, что симптомы Альберта, вероятно, имеют психологическую основу.

Альберт приходит в офис аналитика в сопровождении родителей. Он описывает свои проблемы и описывает свои отношения с родителями как «радужные», хотя и признает, что его отец может быть «немного строгим».«Выясняется, что его отец не разрешает Альберту выходить на улицу в течение недели, и он должен быть дома к 11 часам вечера по выходным.

Кроме того, он успешно разорвал отношения между Альбертом и девушкой, потому что считал их «слишком близкими». Описывая это, Альберт не проявляет сознательного негодования, пересказывая события в эмоциональной, фактической манере.

Во время одного сеанса, на котором Альберта поощряли к свободному общению, он продемонстрировал определенную степень сопротивления в следующем примере:

«Я вспоминаю один день, когда я был маленьким ребенком, и мы с мамой собирались пойти куда-нибудь. покупки вместе.Мой отец пришел домой рано, и вместо того, чтобы моя мать забрала меня, они двое вышли вместе, оставив меня с соседом. Я почувствовал… … по какой-то причине мой разум полностью опустел ».
Этот отрывок довольно типичен для воспоминаний Альберта.

Иногда Альберт опаздывает на прием к терапевту, и реже он пропускает прием, утверждая, что забыл.

СОН АЛЬБЕРТА

Во время одного сеанса Альберт рассказывает о сне, в котором его отец уезжает в поезде, а Альберт остается на платформе, держась за руки с матерью и девушкой.Он чувствует себя одновременно счастливым и виноватым.

Спустя какое-то время, когда сеансы терапии продолжаются несколько месяцев, аналитик берет двухнедельный отпуск. Вскоре после этого во время сеанса Альберт сердито разговаривает с терапевтом.

«Какого черта ты решил провести отпуск со своей проклятой женой, когда мы начали кое-что делать с моим анализом».
Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2019). Психоанализ . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/psychoanalysis.html

Ссылки на стиль APA

Комер Р. Дж. (1995). Аномальная психология (2-е изд.) . Нью-Йорк: В. Х. Фриман.

Фишер, С., и Гринберг, Р. П. (1977). Научная достоверность теорий и терапии Фрейда . Издательство Колумбийского университета.

Фонаги, П. (1981). Несколько статей в области психоанализа и клинической психологии .

Фрейд, С. (1916-1917). Вводные лекции по психоанализу . SE, 22: 1-182.

Фрейд А. (1937). Эго и механизмы защиты. Лондон: Hogarth Press и Институт психоанализа.

Нунан, Дж. Р. (1971). Обсессивно-компульсивная реакция, вызванная индуцированной тревогой. Американский журнал психотерапии , 25 (2), 293.

Prochaska, J. & C. DiClemente (1984). Транстеоретический подход: преодоление традиционных границ терапии .Хоумвуд, Иллинойс, Доу Джонс-Ирвин.

Зальцман, Л. (1980). Лечение навязчивой личности . Джейсон Аронсон Inc. Издатели.

Шапиро, Т., и Эмде, Р. Н. (1991). Введение: некоторые эмпирические подходы к психоанализу. Журнал Американской психоаналитической ассоциации , 39, 1-3.

Сторр А. (1987). Почему психоанализ — это не наука. Ментальные волны .

Свартберг, М., и Стайлз, Т. К. (1991). Сравнительные эффекты краткосрочной психодинамической психотерапии: метаанализ. Журнал консалтинга и клинической психологии , 59 (5), 704.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2019). Психоанализ . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/psychoanalysis.html

сообщить об этом объявлении

Blog Therapy, Therapy, Therapy Blog, Blogging Therapy, Therapy, ..

Бесплатные ассоциации — это практика психоаналитической терапии.В этой практике терапевт просит человека, проходящего терапию, свободно делиться мыслями, словами и всем остальным, что приходит в голову. Мысли не обязательно должны быть связными. Но это может помочь, если они подлинные.

Кто создал свободную ассоциацию?

Зигмунд Фрейд разрабатывал свободные ассоциации с 1892 по 1898 годы. Он планировал использовать это как новый метод исследования бессознательного. В этом отношении он заменил бы гипноз. Фрейд утверждал, что свободные ассоциации дают людям, проходящим терапию, полную свободу исследовать свои мысли.Частично эта свобода может быть вызвана отсутствием подсказки или вмешательства терапевта. Фрейд предложил методику, помогающую предотвратить три распространенных проблемы в терапии:

  1. Перенос. Процесс передачи чувств к одному человеку другому.
  2. Проекция. Процесс проецирования собственных качеств на кого-то другого.
  3. Сопротивление. Практика блокирования определенных чувств или воспоминаний.

Как работает свободная ассоциация?

В традиционных свободных ассоциациях человека, проходящего терапию, поощряют озвучивать или записывать все мысли, которые приходят в голову. Свободные ассоциации — это не линейный образ мышления. Скорее, человек может произвести бессвязный поток слов, например, собака, рыжий, мать и шустрый. Они также могут беспорядочно переходить от одного воспоминания или эмоции к другому. Идея состоит в том, что свободная ассоциация выявляет ассоциации и связи, которые в противном случае могли бы остаться незамеченными.Тогда люди, проходящие терапию, могут выявить подавленные воспоминания и эмоции.

Современная свободная ассоциация

Свободные ассоциации по Фрейду в наши дни довольно редки. Даже среди неофрейдистов эта техника используется нечасто. Но современные практикующие психиатры могут использовать модифицированную версию свободных ассоциаций. Они могут попросить кого-нибудь из терапевтов вспомнить все воспоминания, связанные с конкретным событием. Человека, проходящего терапию, можно попросить поделиться первым словом, которое приходит на ум после просмотра изображения, или записать все мысли, которые у него возникают в определенное время.

Критика свободных ассоциаций

Основная критика свободных ассоциаций заключалась в том, что люди могут перепроизводить ассоциации. Это может быть вызвано давлением терапевта. Кто-то, проходящий терапию, может с трудом сказать как можно больше случайных слов и мыслей. Трудности могут возникнуть, даже если человек на самом деле не думает об этих темах. Ассоциации также могут быть случайными и не иметь отношения к психике человека. Например, кто-то может начать с воспоминания о своей матери.Они могут вспомнить тексты песен, связанные с воспоминаниями, а затем начать называть музыкальных исполнителей. Это может создать видимость ассоциаций и воспоминаний, которых на самом деле не существует.

Артикул:

  1. Свободное объединение. (нет данных). Свободная ассоциация. Получено с http://www.victorianweb.org/science/freud/fassociation.html
  2. Джонс, Дж. (Нет данных). О методе свободных ассоциаций. Получено с http://www.freudfile.org/psychoanalysis/free_associations.HTML
  3. Кринг, А. М., Джонсон, С. Л., Дэвисон, Г. К., и Нил, Дж. М. (2010). Ненормальная психология. Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Последнее обновление: 2.07.2019

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Четыре основных компонента психоаналитической техники и производных психоаналитических психотерапевтических методов

Четыре аспекта совместно определяют саму суть психоаналитической техники: интерпретация, анализ переноса, техническая нейтральность и анализ контрпереноса.

Интерпретация — это вербальная коммуникация аналитиком гипотезы бессознательного конфликта, которая, кажется, сейчас преобладает в общении пациента во время терапевтической встречи. В общем, интерпретация защиты или защитных отношений инициирует процесс интерпретации, за которым следует интерпретация контекста или импульсивных отношений, против которых была возведена защита, и анализ мотивации этого защитного процесса.

Интерпретативные вмешательства можно разделить на: а) прояснение, с помощью которого аналитик пытается прояснить, что сознательно происходит в уме пациента; б) конфронтация, то есть тактичное доведение до сознания невербальных аспектов поведения пациента; и в) собственно интерпретация, предложенная аналитиком гипотеза бессознательного значения, которая связывает все эти аспекты общения пациента друг с другом.

Эта сгущающая гипотеза представляет собой интерпретацию «здесь и сейчас», которая должна сопровождаться или дополняться интерпретацией «там и тогда», то есть генетическими аспектами интерпретации, которые относятся к прошлому пациента и связывают бессознательные аспекты настоящего с бессознательными аспектами прошлого.

Перенос можно определить как бессознательное повторение здесь и сейчас патогенных конфликтов из прошлого, а анализ переноса является основным источником конкретных изменений, вызванных психоаналитическим лечением.

Классическая концепция анализа переноса была значительно расширена концепцией анализа «тотального переноса», предложенной кляйнианским подходом2. Это включает в себя систематический анализ последствий переноса полных вербальных и невербальных проявлений пациента в часы, а также прямых и неявных коммуникативных усилий пациента, направленных на то, чтобы повлиять на аналитика в определенном направлении, и последовательное исследование последствий переноса материала из внешняя жизнь пациента, которую он / она в любой момент вносит в сеанс.

Включение систематического рассмотрения общего функционирования пациента в момент активации преобладающего переноса указывает на важное неявное следствие интерпретации переноса, то есть на анализ характера. Защитные характерологические паттерны имеют тенденцию становиться доминирующими сопротивлениями переносу и поддаются систематическому анализу, ведущему к характерологической модификации. Это значительный эффект психоаналитического лечения, который удивительно недооценивается в литературе.

Технический нейтралитет, как правило, неверно истолковывается как рекомендация отстраненного, неучастного отношения аналитика, «зеркала для презентаций пациента». По сути, это просто относится к тому, что аналитик не принимает чью-либо сторону в активированных внутренних конфликтах пациента, оставаясь равноудаленным, как выразился А. Фрейд2, от Ид, эго и супер-эго пациента, а также от его / ее внешней реальности. Техническая нейтральность, кроме того, подразумевает, что аналитик не пытается повлиять на пациента с помощью его / ее собственных систем ценностей.Ранняя метафора С. Фрейда об аналитике как «зеркале» явно была поставлена ​​под сомнение самим собой, и он протестовал против взгляда на аналитическую объективность как на «раздраженное безразличие» 3.

Техническая нейтральность также подразумевает понятие «воздержание» в том смысле, что аналитические отношения не должны использоваться для удовлетворения либидинозных или агрессивных импульсов пациента или аналитика. Напротив, техническая нейтральность не подразумевает концепцию «анонимности», сомнительное развитие психоаналитического мышления в 1950-х годах, которое, на мой взгляд, в значительной степени связано с авторитарным давлением в психоаналитическом образовании и связанной с этим институционально поддерживаемой идеализацией обучающего аналитика. который не должен проявлять к пациенту какие-либо обычные личные человеческие качества.Эта идеализация аналитика в последние годы подверглась резкой критике, особенно со стороны школы отношений.

Техническая нейтральность подразумевает естественный и искренний подход к пациенту в рамках общего социально приемлемого поведения, в рамках которого аналитик избегает всех ссылок или сосредотачивается на своих собственных жизненных интересах или проблемах. Аналитик не может избежать того, чтобы личные качества проявлялись в терапевтической ситуации и становились источником реакций переноса. Реалистичную реакцию пациента на реалистичные аспекты поведения аналитика не следует рассматривать как реакцию переноса: не все является переносом! Сохранение определения переноса как несоответствующей реакции на реальность, представленную аналитиком, которая отражает активацию бессознательных конфликтов пациента, должно отличать перенос от реальных реакций другого пациента на естественные, а также идиосинкразические аспекты ситуации лечения.

Контрперенос — это полная, от момента к моменту эмоциональная реакция аналитика на пациента и на конкретный материал, который пациент представляет. Современный взгляд на контрперенос — это комплексное образование, которое определяется реакцией аналитика на перенос пациента, на реальность жизни пациента, на реальность жизни аналитика и на определенные диспозиции переноса, активированные в аналитике как реакция на пациента и его материал.

В обычных обстоятельствах контрперенос в основном определяется превратностями переноса, и поэтому эмоциональные реакции аналитика могут значительно колебаться в течение каждого сеанса. В отличие от резких колебаний контрпереноса, хронические искажения внутреннего отношения аналитика к пациенту обычно указывают на значительные трудности в понимании переноса аналитиком. Они часто указывают на тупик в аналитической ситуации, который аналитику может потребоваться разрешить вне фактического времени аналитических сеансов с пациентом, посредством самоисследования или консультации.Серьезные характерологические трудности аналитика могут способствовать таким хроническим искажениям контрпереноса, но чаще всего они связаны с более ограниченными трудностями в его / ее понимании и интерпретациях и связаны с конкретным развитием переноса4.

Полная внутренняя толерантность к контрпереносным реакциям, включая регрессивные фантазии об особых отношениях с пациентом, может сопровождаться внутренним исследованием аналитиком значений его / ее реакции в терминах текущей ситуации переноса и, таким образом, подготовить дорогу к переносу. анализ.

Это общий план основных аспектов, которые, как я полагаю, по сути определяют психоаналитическую технику, и которые могут быть применены к анализу различных изменений в аналитической ситуации, таких как анализ сновидений, характера, отыгрывания и принуждение к повторению, которое в конечном итоге приведет к анализу переноса.

Отто Ф. Кернберг
Институт расстройств личности, пресвитерианская больница Нью-Йорка, Вестчестерское отделение, и Медицинский колледж Вейля Корнельского университета, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США
 

Подсознание — обзор

Типы произведений искусства

Работа, выходящая за рамки художника, и работа, которая не выходит за рамки художника, была далее описана Юнгом в следующей типологии.Он выделил два типа искусства: одно происходит от сознательного ума, а второе — от бессознательного. Первый вид искусства контролируется, осознан и создается с особым намерением. Позднее Юнг назвал этот тип литературы психологическим по своей природе. Психологический, в данном случае, относится к работе, производной от сознания, такой как рассказы о любви, семье, преступлении и обществе. Эти работы легко понять. Произведения этого типа, будь то литература или живопись, являются преднамеренными, поскольку художник точно знает, что он или она намеревается создать.Художник и творение — одно; никаких сюрпризов.

Напротив, второй вид искусства бессознателен, неконтролируем и поражает художника. Произведенное произведение приобретает свою форму и структуру. В то время как первый тип литературы считается психологической, второй тип считается визионерской. (Визионерство не исключает психологического качества; скорее, оно выходит за рамки личной психологии в надличностную сферу). Визионерские работы — это незнакомые, странные, гигантские и сверхчеловеческие произведения.Эти работы говорят о глубинах человеческой психики и истоках нашего существования, храня идеи, выходящие за рамки изложенных слов или образов. Это символы чего-то неизвестного. Их окружает тьма. Визионерские работы — это изначальный или архетипический опыт, а не личный опыт. Истоки творческого процесса — это изначальные переживания, но мифологические образы придают произведению согласованность. Изначальные образы или архетипические образы слишком темные (например, демоны, духи).Мифические фигуры привносят свет в темноту, выглядя менее устрашающе или интенсивно и, таким образом, привнося гармонию в образы, удобоваримые в настоящее время. Эти работы чрезвычайно важны, потому что они берут начало в коллективном бессознательном и несут сообщение для будущих поколений. Положительное или отрицательное, сообщение в конечном итоге имеет ценность. Художник, создающий второй вид работ, удивлен почти до недоумения. В этом опыте художник чувствует себя так, как будто работу создал кто-то другой.Она или он должны позволить процессу происходить, но не под его или ее контролем. Художник — это средство творческого процесса. Художник и творческий процесс отделены друг от друга; всегда сюрпризов. Еще одно различие проводится между художниками первого и второго типа. Различие основывается на типе активности , установленном художником. Первый вид творческой деятельности считается интровертированным и сентиментальным.

Здесь Юнг заимствовал из работы Иоганна Шиллера в его концептуализации сентиментального и наивного.Интравертный относится к идее Юнга о том, что художник сознательно формирует и контролирует произведение искусства. С другой стороны, второй вид творческой деятельности экстравертен и наивен. Экстравертность относится к идее, что художник позволяет работе контролировать себя. Другими словами, бессознательное художника берет верх.

Считается, что действие бессознательного — это творческое побуждение или импульс, который может в некотором смысле овладеть человеком. Творческий порыв исходит из психики и чрезвычайно силен.Порой желание бывает настолько сильным, что повседневная жизнь уходит на второй план, чтобы творить. Творческий порыв у всех разный и варьируется в зависимости от типа произведенной работы. Способность понимать оба типа работы также различается. Первый вид работы продуман и понятен. Второй тип работ выходит за рамки нашего понимания в той же степени, что и во время их создания художником. Изображение, стихотворение или рассказ можно понять только интуитивно и всегда имеет множество значений.Однако в одном произведении могут быть оба типа выражения. Кроме того, второй вид искусства производит символ или символы. Символ — это выражение идеи, которую еще нельзя обсудить или изложить другим, более ясным способом.

Словесное выражение отсутствует. Символические произведения трудно понять, а их смысл не ясен. Они бросают вызов и стимулируют мысли и чувства зрителя или читателя. Напротив, первый тип творческой работы обычно более привлекателен, потому что он завершен, по сравнению со вторым типом работы.По словам Юнга, символы создаются для культуры и духа. Они являются продуктом коллективного бессознательного. Они основаны на интуиции и никогда не планируются. Символы позволяют обществу и отдельному человеку направлять энергию души на ценные достижения в искусстве и науке, а также в других дисциплинах. Примеры символического или дальновидного искусства можно найти в работах Пауля Клее, Василия Кандинского, Карло Карры и Пита Мондриана. Этими художниками руководили призрачные образы их внутреннего мира, которые были неописуемы.

Внутренний мир скрыт даже от самих художников. Эти художники вывели искусство на новый уровень, мистический и духовный, но не религиозный. Проявление духовных и мистических видений находили в картинах, коллажах и необычных фигурах из камня, дерева, металла и стекла. Прослеживание этих выдающихся художников восходит к временам языческих религий. Очень темная природа проникла в бессознательную психику человечества.Отталкивание тьмы создало еще больше уродства и зла, проявившихся в форме навязчивых идей, пристрастий и так далее. Произведения начала ХХ века (например, Кандинский, Клее, Карра и Мондриан) вызвали позитивное возрождение первозданного духа в виде архетипических образов.

Часть , часть бессознательного, откуда берет свое начало искусство, была важна для Юнга. Он считал, что искусство, происходящее из личного бессознательного, было скорее симптомом проблемы или ситуации, чем символом, проявленным из коллективного бессознательного.И наоборот, искусство, великое искусство, порожденное коллективным бессознательным или архетипическими образами, оказывает огромное влияние на зрителя. Наше собственное коллективное бессознательное возбуждается формой и формой работ художника. Таким образом, искусство продолжает возрождать нашу связь с прошлым в том виде, в каком это понимается современной культурой. Юнг считал, что этот эффект раскрывает социальную значимость искусства и высоко ценит художника. Таким образом, творческий процесс — это способность художников проявлять архетипические образы из глубин своего коллективного бессознательного (что важно для процесса индивидуации).

Добавить комментарий