Стереотипный: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

СТЕРЕОТИПНЫЙ — это… Что такое СТЕРЕОТИПНЫЙ?

  • стереотипный — стереотипный …   Орфографический словарь-справочник

  • стереотипный — шаблонный, трафаретный, стандартный, штампованный; повторяющийся, неизменный, плоский, не блещущий оригинальностью, не блещущий новизной, банальный, неоригинальный. Ant. необычный, незаурядный, небанальный Словарь русских синонимов. стереотипный… …   Словарь синонимов

  • СТЕРЕОТИПНЫЙ — 1) напечатанный стереотипом. 2) в фигуральном значении, неизменный, постоянно одинаковый, потому что стереотипным способом печатаются такие книги, которые переиздаются обыкновенно без всяких изменений. Словарь иностранных слов, вошедших в состав… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • стереотипный — ая, ое. stéréotype m. 1. Отн. к стереотипу и стереотипии <типогр.> Стереотипное производство. Стереотипный сплав. БАС 1. Стереотипная пластина. Уш. 1940. || Отпечатанный со стереотипа. Стереотипное издание. БАС 1. У нас, в нашей… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • СТЕРЕОТИПНЫЙ — СТЕРЕОТИПНЫЙ, стереотипная, стереотипное; стереотипен, стереотипна, стереотипно. 1. только полн. Отпечатанный со стереотипа (тип.). Стереотипное издание. || прил. к стереотип (тип.). Стереотипная пластина. 2. перен. Неизменно повторяющийся, такой …   Толковый словарь Ушакова

  • СТЕРЕОТИПНЫЙ — отпечатанный со стереотипа (напр., стереотипное издание). В переносном смысле повторяющийся без изменений, шаблонный (напр., стереотипная фраза) …   Большой Энциклопедический словарь

  • СТЕРЕОТИПНЫЙ — СТЕРЕОТИПНЫЙ, ая, ое; пен, пна. 1. см. стереотип. 2. Повторяющийся в неизменном виде, шаблонный, стандартный (во 2 знач.) (книжн.) Стереотипные фразы. | сущ. стереотипность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Стереотипный — СТЕРЕОТИПНЫЙ, относящийся к стереотипу, отпечатанный со стереотипа. В переносном смысле повторяющийся без изменений, шаблонный (например, стереотипная фраза).   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Стереотипный —         1) отпечатанный со Стереотипа. 2) В переносном смысле повторяющийся без изменений; воспроизводящий общеизвестное; шаблонный, трафаретный (например, С. фраза) …   Большая советская энциклопедия

  • Стереотипный — прил. 1. соотн. с сущ. стереотип, стереотипия I, связанный с ними 2. Свойственный стереотипу [стереотип 1., 2.], характерный для него. отт. перен. Неизменно повторяющийся, ставший обычным, общепринятым; шаблонный, трафаретный. 3. Отпечатанный со… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • СТЕРЕОТИПНЫЙ ПЛАСТ ЯЗЫКОВОГО СОЗНАНИЯ: СОЦИО- И ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ | Матевосян

    1. Акишина А. А., Камогава К. Сравнительный анализ русского и японского речевого этикета // Лингвострановедческий аспект преподавания русского языка иностранцам. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1974.

    2. Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. М., 1963. Т. 1.

    3. Бурвикова Н. Д., Костомаров В. Г., Прохоров Ю. Е. Национально-культурные единицы общения в современном культурном пространстве – лингвометодический аспект // Русский язык в Армении. 2003. No 3.

    4. Василевич А. П. Описание фигуры человека в лексике семи языков: универсалии и различия // Язык и сознание: парадоксальная рациональность. М.: Ин-т языкознания РАН, 1993.

    5. Гумбольдт В. Фон. Язык и философия культуры: пер. с нем. М.: Прогресс, 1985.

    6. Дюрен Ж. О стереолингвистике // Коммуникативно-смысловые параметры грамматики и текста. М.: Эдиториал УРСС, 2002.

    7. Красных В. В. Стереотипы: необходимая реальность или мнимая необходимость // Материалы IХ конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999 г.: доклады и сообщения российских ученых. М., 1999.

    8. Красных В. В. Современная научная парадигма: лингво- когнитивный подход // Русский язык: исторические судьбы и современность: II Междунар. конгресс исследователей русского языка, Москва, фил. фак. МГУ, 18–21 марта 2004 г.: тр. и материалы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004.

    9. Лаптева О. А. Русский разговорный синтаксис. Изд. 2-е, стереотип. М.: Эдиториал УРСС, 2003.

    10. Левкович В. П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения.

    М.: Наука, 1976.

    11. Матевосян Л. Б. Стационарные предложения в современном русском языке. Ереван: Изд-во Ереван. ун-та, 1992.

    12. Матевосян Л. Б. Стационарное предложение: от стандартного к оригинальному. Москва; Ереван: Ин-т языкознания РАН; Изд-во Ереван. ун-та, 2005.

    13. Матевосян Л. Б. Языковое сознание. Стереотипный пласт. Москва; Ереван: Ин-т языкознания РАН, 2007.

    14. Матевосян Л. Б. Стереотипный пласт языкового сознания: от стандартного к оригинальному. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012.

    15. Меликян В. Ю. Актуальные вопросы синтаксиса русского языка: теория нечленимого предложения. Ростов н/Д: Изд-во Рос- тов. гос. пед. ун-та, 2002.

    16. Мечковская Н. Б. Социальная лингвистика. М.: Аспект- Пресс, 2000.

    17. Митрофанова О. Д. Лингводидактические уроки и прогнозы конца ХХ века // Материалы IХ конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999 г.: доклады и сообщения российских ученых. М., 1999.

    18. Педагогика высшей школы / отв. ред. Ю. К. Кабанский. Ростов н/Д: Изд-во Ростов. ун-та, 1972.

    19. Поливанов Е. Д. Статьи по общему языкознанию: избр. работы. М.: Наука, 1968.

    20. Сабаткоев Р. Б. Речевой этикет как важное средство воспитания культуры общения // Материалы IХ конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999 г. : доклады и сообщения российских ученых. М., 1999.

    21. Соковнин В. М. О природе человеческого общения (Опыт философского анализа). Фрунзе: Мектеп, 1974.

    22. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Школа; Языки русской культуры, 1996.

    23. Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1960. Вып. 1.

    24. Уорф Б. Л. Наука и языкознание (о двух ошибочных воззрениях на речь и мышление, характеризующих систему естественной логики, и о том, как слова и обычаи влияют на мышление) // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1960. Вып. 1.

    25.

    Шаклеин В. М. Лингвокультурное содержание слова и предложения // Материалы IХ Конгресса МАПРЯЛ. Братислава, 1999 г.: доклады и сообщения российских ученых. М., 1999.

    26. Швейцер А. Д., Никольский Л. Б. Введение в социолингвистику. М.: Высш. шк., 1978.

    27. Языковое сознание: стереотипы и творчество. М.: Ин-т языкознания, 1988.

    28. Якубинский Л. П. О диалогической речи // Русская речь: тр. фонетич. ин-та практ. изучения языков: сб. ст. / под ред. Л. В. Щербы. Петербург, 1923. Вып. 1.

    29. Wallon H. La vie mentale. Paris: Editions sociales, collection Essentiel, 1982.

    7 стереотипных женских образов в кино, которые всем надоели

    Роковая женщина

    На протяжении большей части истории кино женская сексуальность уходила в крайности: женщина либо добродетельна и порядочна, либо сексуальна и опасна. Роковую женщину чаще всего можно увидеть в фильмах жанра нуар, где ей удается сбивать с толку главного героя-мужчину, пуская в ход «женские хитрости».

    Шерон Стоун в роли Кэтрин Трамелл на кадре из фильма «Основной инстинкт»

    Шерон Стоун в роли Кэтрин Трамелл на кадре из фильма «Основной инстинкт»

    Фигура роковой женщины берет свое начало еще с древнегреческой Цирцеи: она заманивала мужчин в свой дом и превращала их в свиней. Современной версией Цирцеи, конечно, является Кэтрин Трамелл из фильма «Основной инстинкт». Режиссер будто думал, что чем меньше мы знаем о ее персонаже, тем более соблазнительно опасной она кажется. В некотором смысле это, конечно, имеет смысл, но в конечном итоге приводит к появлению одномерного и нереалистичного персонажа, рекламирующего идею о том, что женщины, которым комфортно в своей сексуальности, в чем-то неестественны и опасны. Любопытно, что после выхода фильма ЛГБТ-активисты опротестовали фильм из-за негативного изображения бисексуальных женщин.

    Хорошим примером роковой женщины может считаться героиня Фиби Уоллер-Бридж из сериала «Дрянь». Этот проект не только стал новаторским и свежим в сериальной культуре, но и изобразил женщину, говорящую на камеру о сексе и собственной сексуальности, абсолютно реалистичным и живым человеком.

    Типичная стерва

    Обычно стервы появляются в подростковых фильмах, когда нужно сделать контраст между популярными злыми подростками и аутсайдерами. Данный образ также берет свое начало еще в мифологии. Лучше всего кинематографическую стерву демонстрирует случай с Медеей. Вспомним, что муж уходит от Медеи к другой женщине, и поэтому она убивает двух своих сыновей, его новую девушку и еще отца его девушки для полного комплекта. Этот архетип стал своеобразным источником веры в то, что женщины склонны к истерикам, а кино не раз показывало на экранах поверхностную королеву драмы. Данный персонаж представляет собой милую обаятельную девушку, но, скорее всего, она окажется попросту избалованной героиней или даже настоящей злодейкой. Примеры: Рэйчел МакАдамс в «Дрянных девчонках» и Сара Мишель Геллар в «Жестоких играх».

    Этот тип часто путают с другим женским образом – с «холодной королевой». Но здесь речь идет не о легкомысленной героине, а о более глубокой и сложной фигуре. Например, Розамунд Пайк в «Исчезнувшей».

    Manic pixie dream girl

    Перевести на русский язык данный тип персонажа довольно сложно. Его часто называют «чудной девчонкой», «девушкой мечты» или попросту «музой». В 2007 году кинокритик Нэйтан Рэбин заметил особый тип женского персонажа в кино, которого он и назвал manic pixie dream girl. Можно сказать, что Рэбин своей фразой обозначил культурный сексизм, который исходил от желания сценаристов-мужчин изобразить упрощенные мужские фантазии об идеальных женщинах. Нэйтан Рэбин придумал эту фразу, чтобы описать своего рода нелепость характера Кирстен Данст в фильме «Элизабеттаун», которая, будучи немного фантастической героиней, помогает персонажу Орландо Блума найти свой путь.

    Кирстен Данст в роли Клэр Колдберн на кадре из фильма «Элизабеттаун»

    Кирстен Данст в роли Клэр Колдберн на кадре из фильма «Элизабеттаун»

    Эта игривая, поверхностная, беззаботная девушка существует исключительно для того, чтобы помочь тихому, немного растерянному главному герою, который, скорее всего, еще и интроверт, выйти из своей зоны комфорта. Она словно полностью материализовалась из мужских фантазий. Обычно главная цель такой героини – помочь главному герою- мужчине найти новый смысл жизни.

    Примеры также включают Натали Портман в «Стране садов», Кейт Уинслет в «Вечном сиянии чистого разума» и большинство ролей Зои Дешанель. Однако персонаж Дешанель из «500 дней лета», который у большинства людей как раз ассоциируется с manic pixie dream girl, является более сложным и даже уникальным случаем. Да, фактически она действительно помогает герою Джозефа Гордона-Левитта узнать много нового о себе. Но стоит иметь в виду, что «500 дней лета» скорее высмеивает классические ромкомы, чем является им, а героиня Дешанель здесь существует исключительно для себя самой, разрушая тем самым фантазии героя о ней. Она гораздо более динамичный персонаж, который помогает развить не только арку главного героя, но и всю историю картины.

    Девушка в беде

    Эта женщина подвергается непосредственной опасности в начале фильма и является двигателем сюжета. Герой отправится куда угодно, чтобы спасти бедную девушку, пока она сидит и не может взять ситуацию в свои руки. А началось все с древнегреческой Андромеды – она подверглась смертельной опасности и ждала, пока Персей придет к ней на помощь. В кино такая женщина обычно проводит часть своего экранного времени в цепях, наручниках и с кляпом во рту. Отличным примером служит Шу Ци в «Перевозчике» и, если честно, почти каждая героиня из боевика 1980-х годов и некоторые женщины из фильмов Кристофера Нолана.

    Элизабет Дебики в роли Кэт на кадре из фильма «Довод»

    Элизабет Дебики в роли Кэт на кадре из фильма «Довод»

    Но типичной иллюстрацией подобного образа стали всеми любимые принцессы Disney и подружки супергероев. Песня в «Белоснежке» (1937), которая является первым фильмом о принцессах Disney, называется «Когда-нибудь мой принц придет». Это станет сюжетом почти всех фильмов о принцессах. Точно так же много лет женщины были лишь пассивным любовным интересом в фильмах о супергероях. Она должна быть спасена и завоевана главным человеком, которого она все время недооценивала, – Бэтменом, Человеком-пауком и Суперменом.

    Кадр из мультфильма «Белоснежка»

    Кадр из мультфильма «Белоснежка»

    К счастью, в последние годы начали появляться фильмы, где супергероями являются сами женщины. Когда в 2017 году вышла картина «Чудо-женщина», люди были приятно удивлены тем, что фильм о супергероях, который сделала женщина, может стать хитом блокбастеров. Режиссерка Пэтти Дженкинс старалась избегать клише о том, что сильные женщины холодны, ненавидят мужчин, непривлекательны или агрессивны. Это могло бы быть исключением и случайностью, но уже в 2019 году успех повторила картина «Капитан Марвел». Вспомним также, что в фильме «Мстители: Война бесконечности» (2019) именно Черная вдова приносит себя в жертву вместо своего друга Соколиного глаза, подрывая тем самым традицию, согласно которой только мужчины могут быть по-настоящему отважными.

    Женщина карьеристка в мире мужчин

    Такая героиня часто сосредоточена только на карьере, словно женщины-боссы не могут строить личную жизнь и испытывать любовный интерес. Скорее всего, эта героиня жертвует своей молодостью и сексуальной жизнью, чтобы получить повышение. Сценаристы, прописывая таких героинь, кажется, не могут вообразить, что женщины способны одновременно иметь хорошую работу и счастливую семейную жизнь. Иногда это разочарованная в мужчинах героиня средних лет, иногда абсолютно маскулинная начальница. Она вступает на мужскую территорию и, соответственно, играет по их правилам. Примеры включают Анну Кендрик в «Мне бы в небо» и Мерил Стрип в «Дьявол носит Prada».

    Мерил Стрип в роли Миранды Присли на кадре из фильма «Дьявол носит Prada»

    Мерил Стрип в роли Миранды Присли на кадре из фильма «Дьявол носит Prada»

    В последние годы режиссеры начали отходить от такого изображения женщин. Вспомним фильм 2015 года «Стажер» (режиссером которого, кстати, является женщина – Нэнси Мейерс), где героиня Энн Хэтэуэй выглядит абсолютно живым человеком.

    В ожидании своего любимого

    Сюжетная линия данного тропа снова уходит далеко в мифологию. Один из центральных образов поэмы Гомера «Одиссея» – Пенелопа. Она сидит дома несколько лет, управляет своим дворцом и воспитывает сына, пока ее муж пропадает где-то на войне. Пенелопа проводит большую часть своего времени в спальне и плачет, а ее единственная задача в сюжете – доказать свою верность Одиссею.

    Современной Пенелопой может быть Бэлла из «Новолуния», второй части известной франшизы. Героиня Кристен Стюарт сидит и хандрит половину фильма из-за того, что ее бойфренд уехал из города. Еще более показательный пример – фильм «Пенелопа», где героиня убеждена, что ее проклятье может снять только прекрасный юноша благородных кровей. К счастью, к концу фильма выясняется, что она сама может решить проблему. Режиссеры и сценаристы строят сюжетную линию таких героинь вокруг персонажа мужчины, который обязательно перевернет их жизнь с ног на голову. Эти девушки обычно раскрываются только через свой романтический интерес. Но, кажется, большинство авторов забывают, что мужчины и любовь – это не все, что интересует женский пол. Показательный пример – анимационный фильм «Моана». Героиня Моана не ждет мужчину, у нее другие приоритеты – приключения с другом и желание помочь своему острову. Картина «Моана» стала первым фильмом о принцессах Disney без любовного интереса.

    Непоколебимый воин

    Такие персонажи, как Китнисс Эвердин, меняют представление девочек о себе и уничтожают надоедливые стереотипы. Они не дожидаются, пока какой-нибудь парень спасет положение: они сами спасают себя и свои миры. И все же таким героиням и в целом киноиндустрии предстоит пройти очень долгий путь, ведь многие истории страдают от предубеждений больших студий.

    Большинство раскрепощенных и храбрых девушек в кино обычно вынуждены встречать свой трагический конец (вспомним, например, Тельму и Луизу). Бесстрашные героини могут бросить вызов всему миру и пытаться защитить себя от насилия, но, к сожалению, сценаристам сложно представить себе ситуацию, в которой такие свободные женщины могут существовать без жестоких последствий. Эта тенденция из прошлого существует и в современном кино. В новом фильме «Бегущий по лезвию 2049» всех интересных женских персонажей попросту убирают. А, например, в сиквелах «Звездных войн» Рей стала жертвой предвзятости режиссера (скорее Джей Джей Абрамса, чем Райана Джонсона) и осталась такой же одинокой и потерянной, как в начале истории. У большинства таких женщин возлюбленные погибают, как от холеры. Опять-таки сыграл стереотип о том, что сильная независимая героиня, олицетворяющая современный феминизм, не может испытывать чувства к противоположному полу и обязательно должна быть одна.

    Синонимы к слову «Стереотипный»

    нерушимый

    абсолютный, глубокий,…

    [Подробнее]

    верный

    адекватный, алма-ата,…

    [Подробнее]

    прописной

    азбучный, большой,…

    [Подробнее]

    ходячий

    азбучный, воплощенный,.. .

    [Подробнее]

    обыкновенный

    азбучный, всегдашний,…

    [Подробнее]

    общеизвестный

    азбучный, заведомый,…

    [Подробнее]

    грубоватый

    аляповатый,…

    [Подробнее]

    ровный

    атласистый, бесстрастный,…

    [Подробнее]

    бесцветный

    ахроматический,…

    [Подробнее]

    пошлый

    балаганный, банальный,…

    [Подробнее]

    обыденный

    банальный, будничный,…

    [Подробнее]

    избитый

    банальный, вздрюченный,…

    [Подробнее]

    заурядный

    банальный, второстепенный,…

    [Подробнее]

    опошленный

    банальный,…

    [Подробнее]

    истасканный

    банальный, вытертый,. ..

    [Подробнее]

    стертый

    банальный, вытертый,…

    [Подробнее]

    заезженный

    банальный, загнанный,…

    [Подробнее]

    затасканный

    банальный, задрипанный,…

    [Подробнее]

    истертый

    банальный, заезженный,…

    [Подробнее]

    тривиальный

    банальный, затасканный,…

    [Подробнее]

    банальнейший

    банальный, пошлейший,…

    [Подробнее]

    неусыпный

    бдительный, всевидящий,…

    [Подробнее]

    неглубокий

    беглый, бездумный,…

    [Подробнее]

    твердый

    безапелляционный,…

    [Подробнее]

    ламинарный

    безвихревой, плоский,. ..

    [Подробнее]

    постоянный

    безвыходный,…

    [Подробнее]

    невыразительный

    безжизненный, бесцветный,…

    [Подробнее]

    устойчивый

    безопасный, безошибочный,…

    [Подробнее]

    неумолчный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    непрестанный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    непрерывный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    неуклонный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    неустанный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    беспрестанный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    беспрерывный

    безостановочный,…

    [Подробнее]

    гладкий

    безрезьбовой,. ..

    [Подробнее]

    упорный

    безустанный,…

    [Подробнее]

    безостановочный

    безустанный,…

    [Подробнее]

    неутомимый

    безустанный, выносливый,…

    [Подробнее]

    непоколебимый

    бескомпромиссный,…

    [Подробнее]

    упрямый

    бескомпромиссный,…

    [Подробнее]

    несамостоятельный

    беспомощный, зависимый,…

    [Подробнее]

    непременный

    беспременный, вечный,…

    [Подробнее]

    вечный

    бессменный, бессмертный,…

    [Подробнее]

    всегдашний

    бессменный, вековечный,…

    [Подробнее]

    несменяемый

    бессменный, вечный,…

    [Подробнее]

    выдержанный

    бесстрастный, вынесенный,. ..

    [Подробнее]

    присный

    близкий, искренний,…

    [Подробнее]

    стационарный

    больничный, неизменный,…

    [Подробнее]

    повседневный

    будничный, всегдашний,…

    [Подробнее]

    ежедневный

    будничный, вседневный,…

    [Подробнее]

    рутинный

    будничный, консервативный,…

    [Подробнее]

    привычный

    бывалый, знакомый,…

    [Подробнее]

    заведенный

    введенный, затеянный,…

    [Подробнее]

    преданный

    вверенный, верный,…

    [Подробнее]

    неизбежный

    верный, вечный, неизменный,…

    [Подробнее]

    обязательный

    вечный, внимательный,…

    [Подробнее]

    бессменный

    вечный, всегдашний,. ..

    [Подробнее]

    воспроизводящийся

    воскрешающийся,…

    [Подробнее]

    долбящийся

    выдалбливающийся,…

    [Подробнее]

    уплощенный

    выровненный, плоский,…

    [Подробнее]

    симметричный

    высокосимметричный,…

    [Подробнее]

    стабильный

    высокостабильный,…

    [Подробнее]

    одинаковый

    гомогенный, единообразный,…

    [Подробнее]

    первозданный

    девственный, дикий,…

    [Подробнее]

    копирующийся

    декалькирующийся,…

    [Подробнее]

    хронический

    длительный, затяжной,…

    [Подробнее]

    нормальный

    естественный, здоровый,…

    [Подробнее]

    пережевывающийся

    жующийся, повторяющийся,. ..

    [Подробнее]

    эталонный

    идеальный, образцовый,…

    [Подробнее]

    малооригинальный

    избитый, неоригинальный,…

    [Подробнее]

    периодический

    интермиттирующий,…

    [Подробнее]

    квадратический

    квадратичный, стандартный

    [Подробнее]

    незыблемый

    крепкий, надежный,…

    [Подробнее]

    ходовой

    ловкий, одноходовой,…

    [Подробнее]

    систематический

    методический, методичный,…

    [Подробнее]

    неослабный

    негасимый, неизменный,…

    [Подробнее]

    персистентный

    неизменный, неизменчивый,…

    [Подробнее]

    неизменчивый

    неизменный, персистентный,. ..

    [Подробнее]

    константный

    неизменный, постоянный,…

    [Подробнее]

    типовой

    нормальный, образцовый,…

    [Подробнее]

    усредненный

    осредненный, стандартный

    [Подробнее]

    стандартизованный

    остированный, стандартный,…

    [Подробнее]

    периодичный

    периодический,…

    [Подробнее]

    плосок

    плоский

    [Подробнее]

    приплюснутый

    плоский, придавленный,…

    [Подробнее]

    сплющившийся

    плоский, раздавившийся,…

    [Подробнее]

    сплюснувшийся

    плоский, раздавившийся,…

    [Подробнее]

    бисирующийся

    повторяющийся

    [Подробнее]

    перепевающийся

    повторяющийся

    [Подробнее]

    неиндивидуальный

    стандартный

    [Подробнее]

    термотрафаретный

    трафаретный

    [Подробнее]

    шелкотрафаретный

    трафаретный

    [Подробнее]

    электротрафаретный

    трафаретный

    [Подробнее]

    виброшаблонный

    шаблонный

    [Подробнее]

    ремесленный

    шаблонный

    [Подробнее]

    Невозмутимость и замкнутость британцев — миф? Как англичане вернулись к своим эмоциональным корням

    • Оливье Гиберто
    • BBC Travel

    Автор фото, Getty Images

    Редкий турист возвращается из поездки в Лондон без сувенирной кружки или футболки, на которых написано «Keep calm and carry on» («Сохраняй спокойствие и продолжай делать свое дело»). Стисни зубы и держись — имеет ли этот девиз прямое отношение к представителям современного британского общества?

    Стереотипный образ британца как сдержанного, замкнутого, не поддающегося эмоциям и стоически относящегося к любым невзгодам весьма популярен в мире. Но насколько он соответствует действительности? И нравится ли самим британцам такое представление о них?

    …Уличный уборщик сидел за столиком рядом с Лиденхолл-маркетом (большим торговым центром в лондонском Сити). Его глаза были опущены в большую кружку с чаем, стоявшую перед ним. С этим мужчиной, на вид примерно лет 60, я познакомился несколькими неделями раньше, во время своего предыдущего визита сюда.

    «Снова пришли?» — спросил он, не глядя на меня, когда я присел за соседним столиком. «Да, зашел ненадолго», — ответил я. Мы немного посидели молча, глядя на грандиозное здание рынка, построенное в XIX веке.

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    На месте современного Лиденхолл-маркета в античное время располагался римский форум. Современный комплекс зданий, объединенных стеклянной крышей, был построен в 1881 году, а к концу XX века превратился в торговый центр с магазинами и ресторанами

    «Смотрели выступление Бориса [Джонсона, премьер-министра] вчера вечером?» — через некоторое время пробормотал себе под нос мой знакомый. Я кивнул.

    «Чертов Covid», — сказал он таким тоном, словно жаловался на шумного ребенка, и слегка потряс головой — это было больше похоже на легкое раздражение, чем на какие-то более сильные чувства. Потом он допил свой чай и встал.

    «Ну ладно, пора и за работу». Кивнув в мою сторону, он вошел в арку викторианского здания рынка и растворился в нем.

    Это был пример общения по-британски. Подчеркнуто сдержанного, благодушного и почти без эмоций. Британский стоицизм в чистом виде.

    Мы повсюду тащим с собой стереотипы, как каторжник ядро, прикованное к ноге. По мнению многих иностранцев мы, британцы, замкнуты, сдержанны, никогда не унываем, склонны к самоконтролю и неэмоциональны.

    Всем известно, как мы сами называем экстремальную форму стоицизма: дословно — «жесткая верхняя губа». Звучит, конечно, гордо, но несколько старомодно.

    На нас часто навешивают и еще один ярлык — стоиков с задержкой в эмоциональном развитии.

    Английский писатель Эдвард Морган Форстер однажды пожаловался на то, что у его соотечественников «хорошо развитые фигуры, довольно развитые мозги, но недоразвитые сердца».

    Насколько это верно в отношении современных англичан?

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    Стереотип, прилипший к британцам: они сдержанны, склонны к подавлению собственных чувств и всегда чего-то не договаривают

    Корни стоицизма — в Древней Греции, приверженцы этой философской школы любили говорить, что «стоик» — это тот, кто «стоит», хоть бы и рушилось все вокруг, стоик — это тот, кто выполняет свой долг до конца, хотя бы и не было никого, кто бы спросил с него.

    Действительно, в британском стоицизме есть своя привлекательность: от поношенной мантры «keep calm and carry on» до убежденной веры в то, что чашка чая — это единственный достойный ответ на любой кризис.

    Приезжающие в Соединенное Королевство быстро замечают, как много выражений у нас в языке связано с вполне определенным поведением в дни невзгод: «выкарабкиваться» (muddle through), «усердно вкалывать» (plug away), «не вешать нос, сжать волю в кулак и не сдаваться» (soldier on) и так далее.

    Преодолевать трудности с высоко поднятой головой — что может быть для британцев упоительнее этого образа? Такой стоицизм для нас притягателен, но правда ли то, что мы — бастион эмоционального самоконтроля?

    Один из опросов Гэллапа (2012 г.) поставил Британию, несмотря на ее репутацию, в верхнюю половину списка государств по степени эмоционального отклика — между Швецией и Грецией.

    Жители 93 из 151 страны, где проводился опрос, ежедневно проявляли меньше эмоций, чем «сдержанные» и «замкнутые», «контролирующие себя» британцы.

    По крайней мере, на основе статистических данных можно заключить, что мы гораздо более эмоциональны, чем считают многие. Но чтобы лучше понять, каковы мы на самом деле, надо начать с путешествия в весьма отдаленное прошлое.

    Четыре столетия назад типичный британец очень сильно отличался от нынешнего стереотипа. В своей книге Weeping Britannia: Portrait of a Nation in Tears («Плачущая Британия: портрет нации в слезах») Томас Диксон описывает британцев времен Шекспира как людей, которым присущи такие черты: «потливость, пьянство, страсть к мясному, гневливость, насилие, простота нравов и меланхолия».

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    Новая культурная идентичность, главными чертами которой стали стойкость перед невзгодами и целеустремленность, сформировалась в эпоху разрастания Британской империи

    В ту же эпоху (в 1604 году) писатель Томас Райт описывал, как нации, живущие в странах с более жарким климатом (испанцы и итальянцы) научились прятать свои эмоции, в то время как более простодушные бриты, душа нараспашку, не скрывали своих чувств — такое утверждение выглядит довольно неожиданным для нас в XXI веке.

    Французская Революция 1789 года стала одним из тех событий-катализаторов, которые начали менять британский менталитет, точнее — отношение нации к проявлению эмоций.

    Хотя многие в Британии с восторгом приняли революционные идеалы свободы и прав человека, в то же время было ощущение, что французы где-то утратили контроль и дали эмоциям волю, позволили им возобладать.

    «Это был объединяющий момент: да, [Французская] революция выглядела великим триумфом гуманистической политики республиканцев, но быстро переросла в нечто ужасное, насильственное, — сказал мне Диксон. — Что укрепило британцев в мысли, что страсти — дело опасное, безумное, это то, от чего нужно воздерживаться».

    Не прошло и четырех лет, как Британия и Франция вступили в войну друг с другом. И хотя до полного формирования концепции «жесткой верхней губы», невозмутимого поведения в любой самой опасной ситуации еще было далеко, именно в те годы начала складываться новая британская ментальность.

    Такая радикальная революция, как та, что случилась во Франции, угрожала привычному порядку вещей, и этому безумию следовало противопоставить сдержанность, самообладание.

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    В специальном обращении к нации в апреле 2020 года королева Елизавета II подчеркнула важность самодисциплины и выдержки во времена пандемии коронавируса

    Затянувшийся на четверть века конфликт между Англией и Францией достиг своей кульминации в 1815 году, когда Наполеона сослали на остров Святой Елены.

    Главный соперник на мировой арене был повержен, и Британии больше ничто не мешало начать быстрое расширение границ своей империи. Этому помогала и новая, жесткая доктрина превосходства и эмоциональной сдержанности британцев.

    Результатом стали обширные завоеванные территории и несметные богатства, преобразившие нацию, но в то же время принесшие в колонии жестокую эксплуатацию и поистине варварские поступки.

    В период между 1815 и 1914 гг. к Британской империи было присоединено примерно 10 млн квадратных миль территорий и около 400 млн человек. Вот тогда-то и начала складываться культурная идентичность, о которой мы говорим, и в этом большую роль сыграла государственная идеология.

    «Невозмутимость исторически была чертой, воспитываемой у представителей высших классов — в частных школах, в университетах и среди офицеров, — рассказывает Диксон. — Спартанский обычай не показывать своих чувств и править миром на основе превосходства в самоконтроле, перерастал на местах в угнетение и жестокость».

    Чарльз Дарвин в книге «О выражении эмоций у человека и животных» (1872 г.) писал: «Дикари обильно плачут по малейшему поводу. Англичане плачут редко и только в случае тяжелейшего горя».

    Романы, стихотворения и пьесы того периода воспевали преувеличенный стоицизм. Несгибаемость перед лицом тяжелых испытаний буквально источают произведения таких авторов, как Редьярд Киплинг, Альфред Теннисон и Уильям Эрнест Хенли.

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    С 1960-х в Британии наметился культурный сдвиг, и новое мультикультурное и эмоционально открытое общество стало обретать форму

    И на этот раз стоическое отношение к жизни вышло за рамки круга мужчин из правящих классов.

    «Есть и пролетарские версии британской невозмутимости. В частности, фигура женщины из рабочего класса, никогда не жалующейся, была с нами всегда», — отмечает Диксон. В заявлении британского Национального союза суфражистских обществ женщин в 1914 году провозглашалось, что «современная женщина должна воздерживаться от слез — у нее полно работы».

    Британский стоицизм достиг своего зенита в первой половине XX века. Страна была среди победителей и в Первой, и во Второй мировых войнах, однако ее экономика, да и всё общество лежали в рубцах и шрамах от ран тех войн.

    «После Второй мировой стране пришлось осознать тот факт, что, несмотря на победу, мы потеряли слишком много, — говорит Кэтрин Эллис, профессор истории в Университете Райерсона (Онтарио, Канада). — Добавьте сюда потерю империи — и что оставалось? За что держаться? Разве что за те вещи, в которых британцы ощущали свое превосходство».

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    Приезжающие в Великобританию слышат здесь множество языковых конструкций, подразумевающих стойкое отношение к любым невзгодам

    «Блиц» (бомбардировки Великобритании авиацией гитлеровской Германии) — глубоко чтимое время для всех британцев, давшее прекрасные примеры стоического отношения к жизни.

    Несмотря на пережитый в те годы ад, преобладающий образ того времени тем не менее таков: Британия выстояла и доблестно отразила нападение врага.

    Однако на самом деле все было не таким розовым, как нам пытаются изобразить на уроках истории. Во время Второй мировой преступность в Британии взлетела на 57%, количество случаев мародерства, краж продуктовых карточек и спекуляций на черном рынке существенно выросло. Даже убийств стало больше на 22%.

    Нам легко запоминаются примеры храбрости и героизма, а темная сторона вещей запоминается хуже.

    «Страх и горе, конечно, присутствовали, но такие эмоции не укладывались в идеологическую схему национального характера, в образ отважных британцев, «в одиночку» поднявшихся на борьбу с фашизмом», — отмечает Эллис.

    Такой стереотип был удобен для правительства, да и население не имело ничего против, однако эта тщательно создаваемая национальная идентичность имела под собой шаткую основу.

    Социальные и геополитические перемены последующих десятилетий серьезно перекроили Британию. К 1965 году в колониях империи осталось лишь пять миллионов человек, страна лишилась титула мировой супердержавы.

    Чтобы пополнить нехватку рабочей силы, правительство приняло в 1948 году Закон о британском гражданстве, дающий всем гражданам Содружества право жить и работать в Соединенном Королевстве. Сотни тысяч приехали сюда из разных уголков мира.

    Новая мультикультурная Британия стала обретать отчетливые формы, и параллельно началось распутывание клубка доселе сдерживаемых британских эмоций.

    Невозмутимость вышла из моды, страна становилась все более эмоциональной, пройдя путь от гедонистских радостей свингующих 60-х через ярость пикетов и забастовок 80-х до отчаяния трагедии «Хиллсборо» в 1989-м.

    Наиболее ярко свои эмоции нация выплеснула во время потрясения, связанного со смертью в 1997 году принцессы Дианы, «народной принцессы».

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    Смерть принцессы Дианы стала причиной невиданного — и публичного — общенационального взрыва эмоций

    Год спустя после смерти Дианы известный британский журналист Эндрю Марр сказал, что «Британия вдруг взглянула в зеркало и не узнала себя. В зеркале уже не отражалась полная невозмутимость, эта новая Британия уже не была чисто белой, и скупость на выражение чувств тоже куда-то делась. Диана была королевой совсем другой Британии — мультикультурной, либеральной и эмоционально открытой».

    Похоже, что мы сделали полный круг, с радостью отбросив эмоциональные оковы.

    Однако сказать, что Британия больше не сдержанна в выражении чувств, было бы преувеличением. Безусловно, мы двигаемся в сторону более отчетливого выражения эмоций, но тень и бремя тех 150 лет, когда мы завоевывали мир, а потом потеряли все свои завоевания, по-прежнему маячат где-то рядом.

    5 апреля этого года королева Елизавета II обратилась к нации в связи со сложившейся из-за пандемии напряженной ситуацией и напомнила: «Такие черты, как самодисциплина, спокойная жизнеутверждающая решимость и сочувствие к ближнему, по-прежнему характерны для нашей страны».

    Нас в очередной раз попросили оживить в себе дух «Блица» ради блага всей нации.

    Интересно, однако, как далеко может завести стоицизм в современной жизни с ее современными дилеммами?

    Когда я уходил из Лиденхолл-маркета, я обратил внимание на двух мужчин и женщину, стоявших рядом с цветочной лавкой, одной из немногих магазинов, оставшихся открытыми. И я спросил их, что они думают по поводу британского стоицизма, пресловутой «жесткой верхней губы».

    «Старомодно», ответили они, «устарело». Наш разговор быстро перекинулся на Covid-19. Закрытые магазины вдоль пустых и тихих улиц напоминали о неопределенности настоящего и страхе за будущее.

    Автор фото, Getty Images

    Подпись к фото,

    Многим британцам теперь представляется, что традиционная британская способность не поддаваться эмоциям — это нечто старомодное и устарелое. Однако стереотип по-прежнему жив

    Мы невольно умолкли, глядя на безлюдный торговый центр с гладкой брусчаткой на полу, отполированной тысячами ног и сотнями лет истории.

    Сверху на нас взирали серебряные драконы, украшенные крестом Святого Георгия. Цветочные гирлянды свисали низко над землей над улицами, словно напоминая о праздновании Дня Победы в Европе и метафорически связывая старую Британию с нынешним кризисом.

    «Я думаю, что мы просто не должны вешать носа, правда ведь?» — наконец нарушил молчание один из мужчин.

    Мы все покивали с мрачной серьезностью. Я бы даже сказал — стоически.

    Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

    Стереотипные подвиды программистов — Офтоп на vc.ru

    Стереотип – страшной силы вещь. В представлении подавляющего большинства программист, он же IT-шник, — приложение к компьютеру, обладающее вполне определенным устоявшимся набором внешних признаков, по которым можно безошибочно определить принадлежность оного существа к классу создателей программного обеспечения.Итак, усредненный программист, по мнению не имеющих отношения к сфере компьютеров и всего, что с ними связано, это:

    {«id»:33646,»url»:»https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov»,»title»:»\u0421\u0442\u0435\u0440\u0435\u043e\u0442\u0438\u043f\u043d\u044b\u0435 \u043f\u043e\u0434\u0432\u0438\u0434\u044b \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www. facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov&title=\u0421\u0442\u0435\u0440\u0435\u043e\u0442\u0438\u043f\u043d\u044b\u0435 \u043f\u043e\u0434\u0432\u0438\u0434\u044b \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov&text=\u0421\u0442\u0435\u0440\u0435\u043e\u0442\u0438\u043f\u043d\u044b\u0435 \u043f\u043e\u0434\u0432\u0438\u0434\u044b \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc. ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov&text=\u0421\u0442\u0435\u0440\u0435\u043e\u0442\u0438\u043f\u043d\u044b\u0435 \u043f\u043e\u0434\u0432\u0438\u0434\u044b \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0421\u0442\u0435\u0440\u0435\u043e\u0442\u0438\u043f\u043d\u044b\u0435 \u043f\u043e\u0434\u0432\u0438\u0434\u044b \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0441\u0442\u043e\u0432&body=https:\/\/vc.ru\/flood\/33646-stereotipnye-podvidy-programmistov»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

    • непременно уносимый любым порывом ветра дрищ-очкарик, со стеклами каких-то невероятных диоптрий;запуганный вечным одиночеством и потому вздрагивающий от произнесенного кем-то вслух его имени, и тем более от обращения к нему посредством все того же звукового набора, составляющего его никнейм в реальной жизни;особо увлеченные написанием кодов особи обязательно растирают зеленые сопли по клавиатуре, не обращая на соплепад абсолютно никакого внимания;нестриженый и небритый совершенно асексуальный тип, забывающий даже о том, что ногти на ногах и руках можно стричь, чтобы они не обламывались самостоятельно или не закручивались в замысловатые спиральки.

    На самом же деле, чтобы найти такого представителя программистской братии придется изрядно потрудиться. Сами же IT-шники предпочитают классифицировать представителей своей профессии следующим образом:

    Программист классический

    Редко встречающийся в природе подвид, практически полностью соответствующий сложившемуся стереотипному представлению о программистах. Обнаружить его можно крайне редко, но если и попадается на глаза, то встречу с ним забыть невозможно, так как кроме сногсшибательных внешних данных обладает еще и потрясающим умением – абсолютно игнорировать окружающий мир, даже таких представителей криминальной среды, как гопники. За что даже последние предпочитают обходить их стороной. Отличительная черта этого подвида – готовность работать за еду, но их профессиональные умения, как правило, оцениваются высокой зарплатой.

    {«url»:»https:\/\/booster.osnova.io\/a\/relevant?site=vc»,»place»:»between_entry_blocks»,»site»:»vc»,»settings»:{«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}},»isModerator»:false}

    Программист нормальный

    Очень скучная разновидность без особых недостатков и достоинств. Обычная офисная мышь серая (чаще мужского пола, впрочем), производительность труда которой прямо пропорциональна ее зарплате и ее же представлениям о том, что надо делать за такие деньги, а чего можно и не делать. Дружелюбен и приветлив с коллегами по работе.

    Программист мускулистый

    Представители этой группы всеми фибрами своей души и мышцами тела пытаются опровергнуть крайне нелицеприятный стереотип о внешности и психологии IT-шника, а потому крайне трудно не спутать его с профессиональным культуристом. Такое стремление экземпляров этого подвида крайне полезно для всяческих непредвиденных обстоятельств, как-то перемещение на работе тяжестей любого рода (чаще всего это серверный шкаф) в гордом одиночестве, то есть без посторонней помощи. Короче говоря, большой добряк. Нетрудно догадаться, что сочетание всех этих качеств и внешних признаков производит неизгладимое впечатление на женщин, и такой тип программиста пользуется неизменным успехом у слабого пола. Очень интересно хобби Программистов мускулистых – кулаками доказывать тем, кто не знает о существовании других подвидов IT-шников, что не все они относятся к классическому подвиду.

    Программист-пьяница не совсем обыкновенный

    Особо любимый самими программистами подвид, эволюционная вершина вида в целом. Они не просто пьют, они бухают весело и с самоотдачей. Предпочитают компанию себе подобных (тоже программистов Пьяниц не совсем обыкновенных). Причем ожидание предстоящего возлияния в конце рабочего дня стартует еще в самом его начале. В симбиозе с представителями этого подвида живут уборщицы офисные. Они совсем не боятся пьяных в дрова программистов, располагающихся обычно под столами, так как эти умники в стадии «навеселе» очень дружелюбны и всегда готовы предложить скромное денежное вознаграждение за указание выхода из офиса. Главное достоинство программиста пьющего – способность всего за 2 дня трезвости из всего месяца выполнить все то, что надо было делать в течение этого самого месяца. Такая гениальная способность помогает «эволюционным вершинам» быть на хорошем счету у начальства.

    Слово СТЕРЕОТИПНЫЙ — Что такое СТЕРЕОТИПНЫЙ?

    Слово состоит из 12 букв: первая с, вторая т, третья е, четвёртая р, пятая е, шестая о, седьмая т, восьмая и, девятая п, десятая н, одиннадцатая ы, последняя й,

    Слово стереотипный английскими буквами(транслитом) — stereotipnyi

    Значения слова стереотипный.

    Что такое стереотипный?

    Стереотипный

    Стереотипный, 1) отпечатанный со стереотипа. 2) В переносном смысле — повторяющийся без изменений; воспроизводящий общеизвестное; шаблонный, трафаретный (например, С. фраза).

    БСЭ. — 1969—1978

    СТЕРЕОТИПНЫЙ, относящийся к стереотипу, отпечатанный со стереотипа. В переносном смысле — повторяющийся без изменений, шаблонный (например, стереотипная фраза).

    Современная энциклопедия. — 2000

    СТЕРЕОТИПНЫЙ — прил. от сл. стереотип; 1) относящийся к стереотипу; 2) посторяющийся без изменений; воспроизводящий общеизвестное; шаблонный, трафаретный

    Дудьев В.П. Психомоторика. — 2008

    Стереотипное издание

    СТЕРЕОТИПНОЕ ИЗДАНИЕ — в широком смысле переиздание без изменений, в узком — напечатанное со стереотипов, отлитых с матриц (1) предшествующего издания.

    Издательский словарь. — 2003

    СТЕРЕОТИ́ПНОЕ ИЗДА́НИЕ — разновидность репринтного изд., переизд., выполненное с тех же печатных форм, что и первое изд., или с их копий — стереотипов.

    Гуманитарный словарь. — 2002

    Стереотипное пространство

    В функциональном анализе и связанных областях математики стереотипные пространства представляют собой класс топологических векторных пространств, выделяемый неким специальным условием рефлексивности.

    ru.wikipedia.org

    Стереотипные повторяющиеся движения

    Стереотипные повторяющиеся движения (МКБ 307.3) — расстройства,при которых основным симптомом являются произвольные, повторяющиеся стереотипные движения, не связанные с нервными или психическими заболеваниями.

    Краткий словарик по психиатрии. — 2002

    Стереотипные повторяющиеся движения — расстройства, при которых основным симптомом являются произвольные, повторяющиеся стереотипные движения, не связанные с нервными или психическими заболеваниями.

    Карманов А. Психологический словарь

    СТЕРЕОТИПНЫЕ ПОВТОРЯЮЩИЕСЯ ДВИЖЕНИЯ (МКБ 307.3) — расстройства, при которых основным симптомом являются произвольные, повторяющиеся стереотипные движения, не связанные с нервными или психическими заболеваниями.

    Словарь психиатрических терминов

    Галлюцинации стереотипные

    Галлюцинации стереотипные (Kahlbaum, 1866) (греч. stereos – твёрдый, пространственнный; typos отпечаток) — обманы восприятия в виде продуцирования время от времени одних и тех же мнимых образов.

    vocabulary.ru

    Галлюцинации стереотипные — (Kahlbaum, 1866) — обманы восприятия в виде повторения одних и тех же мнимых образов.

    Жмуров В.А. Большой толковый словарь терминов по психиатрии

    Русский язык

    Стереоти́пный; кр. ф. -пен, -пна.

    Орфографический словарь. — 2004

    Стере/о/ти́п/н/ый.

    Морфемно-орфографический словарь. — 2002

    Примеры употребления слова стереотипный

    С первой же минуты своего появления в кадре герой Камбербэтча заставил зрителя задуматься: дабы получить желаемое, Хан спас от смерти ребенка, хотя мог, как любой стереотипный злодей, пригрозить пушкой у виска.

    Стереотипный москвич в полдень выходного дня обычно спит, стереотипный питерец трясется в автобусе, направляясь на природу или в ближнее зарубежье… Можно, конечно, и перестать острить, вот только рейтинги от этого не увеличатся.


    1. стереотипический
    2. стереотипия
    3. стереотипность
    4. стереотипный
    5. стереотипщик
    6. стереотип
    7. стереотруба

    Определение стереотипов Merriam-Webster

    ste · reo · напечатанный | \ ˈSter-ē-ə-ˌtīpt , размешивать- \

    : в соответствии с фиксированным или общим шаблоном или типом Инфекция вызывает стереотипный физиологический ответ у позвоночных, характеризующийся лихорадкой и снижением концентрации железа и цинка в плазме крови. Наука

    б : соответствующий стереотипу упрощенного или предвзятого характера или характерный для него. … Виды спорта, которые позволяют участницам-женщинам оставаться верными стереотипным ожиданиям женственности (например, быть изящными и неагрессивными) и доставляют красоту и эстетическое удовольствие.- Натали Койвула также : без оригинальности или индивидуальности В первую очередь это была комедия-интрига, основанная на нескольких стереотипных ситуациях и первичных эмоциях: любви, ревности, чести, мести. — Джон А. Кроу 2 медицинский : , характеризующийся частым повторением одного и того же, как правило, бесцельного движения, жеста, позы или голосового звука или высказывания : , отмеченных стереотипностью Моторные тики, которые представляют собой повторяющиеся, непроизвольные стереотипные движения, чаще всего затрагивают мышцы рта, лица, головы или шеи . .. — Томас М.Hyde et al. Отличительные черты аутизма — задержка языкового развития, неспособность общаться с другими людьми и стереотипное или жесткое поведение. — Эрика Гуд

    Определение стереотипа Merriam-Webster

    ste · reo · тип | \ ˈSter-ē-ə-ˌtīp , размешивать- \

    стереотипный; стереотипы; стереотипы

    переходный глагол

    1 : сделать стереотип из

    : повторить без изменений : сделать избитым

    б : , чтобы сформировать мысленный стереотип о

    1 : пластина, отлитая с поверхности для печати.

    2 : нечто соответствующее фиксированному или общему шаблону особенно : стандартизованная мысленная картина, которую разделяют члены группы и которая представляет чрезмерно упрощенное мнение, предвзятое отношение или некритическое суждение.

    Для чернокожих мужчин высокий рост усиливает стереотипы об угрозе, и полиция останавливает их.

    Значимость

    Молодые чернокожие мужчины стереотипны как угрожающие, что может иметь серьезные последствия для взаимодействия с полицией.Мы показываем, что эти стереотипы угрозы еще более распространены среди высоких чернокожих мужчин, которые сталкиваются с большей дискриминацией со стороны полицейских и вызывают более сильные суждения об угрозе. Мы оспариваем предположение, что рост по своей природе хорош для мужчин. Белым мужчинам может быть выгоден рост, а черным — нет. В более широком смысле мы демонстрируем, как демографические факторы (например, раса) могут влиять на то, как люди интерпретируют физические характеристики (например, рост). Это различие в интерпретации имеет не значение, а значение: одна и та же черта является положительной для одних групп людей, но отрицательной для других.

    Abstract

    Рост кажется мужчине выгодным с точки зрения заработной платы и успеха; однако прошлые исследования роста касались только белых мужчин. Для чернокожих мужчин рост может быть дороже, чем полезен, в первую очередь сигнализируя об угрозе, а не о компетентности. Три исследования выявили недостатки роста у чернокожих мужчин. Исследование 1 анализирует более 1 миллиона случайных встреч полицейского управления Нью-Йорка и обнаруживает, что высокие темнокожие мужчины особенно склонны к неоправданному вниманию со стороны полиции.Затем исследования 2 и 3 экспериментально демонстрируют причинную связь между восприятием роста и восприятием угрозы для чернокожих мужчин, особенно для воспринимающих, которые поддерживают стереотипы о том, что черные люди более опасны, чем белые. Вместе эти данные показывают, что рост иногда является помехой для чернокожих мужчин, особенно в условиях, когда угроза является серьезной.

    «Когда вы имеете дело с полицией, вы должны быть осторожны. Вы большой, и они автоматически увидят в вас угрозу.»- Чарльз Коулман-младший (6 футов 4 дюйма, черный адвокат / писатель), цитируя свою мать

    Чарльз Коулман-младший вызвал предупреждение своей матери, когда он написал об Эрике Гарнере, невооруженном человеке, задушенном полицией. . Гарнер был черным и ростом 6 футов 3 дюйма. Коулман подчеркивает опасность «занятия черным телом, которое по своей сути представляет угрозу», утверждая, что высокие черные мужчины получают непропорционально много внимания со стороны полицейских (1). Этот аргумент вызывает архетип «черного животного», который изображает черных мужчин как обезьяноподобных дикарей, которые используют свое внушительное физическое тело, чтобы угрожать другим (2, 3).Хотя чернокожие мужчины сталкиваются со стереотипами агрессии и угрозы (4–6), высокие чернокожие мужчины могут воспринимать себя как особенно опасные.

    Идея о том, что рост имеет негативные последствия, контрастирует с предыдущими психологическими исследованиями роста у мужчин, в которых утверждается, что чем выше рост, тем лучше. Исследования показывают, что высокие мужчины кажутся более здоровыми, умными, успешными и физически привлекательными (7 (– 9). Высокие мужчины также имеют больше шансов получить работу (10), заработать больше денег (11, 12), продвинуться по службе (13, 14) и занять руководящие должности (7, 15).

    Тем не менее, это исследование почти исключительно исследует восприятие белых мужчин (таблица S1), которые уже сложились в положительном стереотипе как компетентных и умных (16, 17). С другой стороны, чернокожие мужчины имеют негативные стереотипы; они рассматриваются как враждебные, агрессивные и угрожающие (например, ссылки 17–20) и связаны с оружием (4, 5). Для чернокожих мужчин рост чаще может интерпретироваться как признак угрозы, а не компетентности.

    Таким образом, высокий рост не может быть изначально хорошим или плохим для мужчин.Вместо этого доступность других характеристик, таких как компетентность и угроза, может влиять на то, как люди интерпретируют рост. Классическая работа по социальной психологии демонстрирует аналогичные эффекты: то, изначально описывается цель как «теплая» или «холодная», меняет то, как люди интерпретируют другие ее черты (например, ум, трудолюбие) (21). Значительные исследования показывают, что чернокожие мужчины воспринимаются как опасные и внушительные (22, 23). По этой причине рост может сильнее влиять на суждения об угрозе для чернокожих мужчин, чем для белых.

    Настоящее исследование

    В трех исследованиях мы проверяем, считаются ли более высокие чернокожие более опасными, чем более низкие чернокожие, и более высокие и низкие белые мужчины. Сначала мы исследовали, действительно ли полицейские Нью-Йорка чрезмерно останавливали и обыскивали высоких чернокожих мужчин с 2006 по 2013 год (исследование 1). Затем мы исследовали, увеличивает ли рост оценку угрозы больше у чернокожих мужчин, чем у белых, путем манипулирования ростом как визуально (исследование 2), так и описательно (исследование 3).

    Пилотный проект по культурным стереотипам

    Перед проведением этих трех исследований мы сначала провели пилотное исследование знаний участников о культурных стереотипах, чтобы проверить, подтверждают ли участники знание стереотипов, согласно которым высокие чернокожие мужчины считаются особенно опасными, а высокие белые мужчины — особенно опасными. компетентный. Результаты показали, что культурные стереотипы угрозы больше увеличиваются за счет роста для черных целей, чем для белых, и, наоборот, что культурные стереотипы компетентности усиливаются за счет роста больше для белых целей, чем для черных целей.Полная информация об этом пилотном проекте представлена ​​в документе «Пилотное исследование: культурные стереотипы о росте и расе» ; график, суммирующий результаты, показан на рис. S1.

    Результаты

    Исследование 1: Stop-and-Frisk Департамента полиции Нью-Йорка.

    В 2013 году судья Шира Шейндлин из Федерального окружного суда Нью-Йорка постановила, что программа остановки и обысков Департамента полиции Нью-Йорка (NYPD) является неконституционной из-за ее явной истории с расовой дискриминацией (24). Чернокожие и латиноамериканцы сталкивались с непропорционально высокой вероятностью того, что их остановят сотрудники полиции, несмотря на то, что это «расовое профилирование» было неэффективным.В исследовании 1 мы проверяли, будут ли высокие темнокожие мужчины останавливаться офицерами полиции Нью-Йорка с наибольшей вероятностью.

    Перед анализом мы очистили набор данных и сделали три ограничения. ( i ) Мы использовали данные только по нелатиноамериканским черно-белым мужчинам, избегая проблем с различным распределением роста в популяции (т. Е. Латиноамериканцы ниже неиспаноязычных; женщины ниже мужчин). ( ii ) Мы ограничили наши данные, чтобы включить только людей от 5′4 ″ до 6′4 ″. Этот диапазон роста включает более 98% черно-белых мужчин и не позволяет выбросам (особенно тем, которые возникли из-за канцелярских ошибок) влиять на наши результаты.( iii ) Мы ограничили наши данные, включив только людей с массой тела от 100 до 400 фунтов, чтобы предотвратить выбросы, вызванные техническими ошибками.

    Недавние исследования показывают, что молодые чернокожие мужчины воспринимаются более высокими и более опасными, чем молодые белые мужчины, учитывая фактический рост (22). Чтобы учесть альтернативное объяснение того, что полицейские просто воспринимали чернокожих мужчин выше, чем белых (25), мы проанализировали только случаи, когда подозреваемые предоставили удостоверение личности с фотографией, в котором почти всегда указывается рост наряду с другой информацией, которую невозможно угадать или оценить, например дата рождения (что делает весьма вероятным, что офицеры регистрируют указанное значение роста, а не оценивают его) (26). Эти ограничения оставили нам 1 073 536 действительных целей для анализа.

    Набор данных по остановкам и поиску большой и включает множество потенциально зависимых переменных. Для нашего анализа мы сосредотачиваемся на решениях полицейских останавливать людей, поскольку это решение принимается до любого взаимодействия с полицией, что делает его более зависимым от восприятия человека (27). Мы осознаем потенциальную проблему гибкого анализа и частично решаем эту проблему, оценивая стандартизированные размеры эффекта для многих переменных, что позволяет сравнивать относительную величину эффектов (особенно с учетом того, что размер выборки достаточно велик, чтобы можно было точно оценить размер эффекта).

    Мы учли целевой вес и взаимодействие роста и веса, чтобы выделить рост в качестве предиктора (12). Кроме того, чтобы обратиться к экологическому объяснению эффектов расы (28), мы вложили наши данные в пределах участка (чтобы учесть изменчивость географических факторов, таких как уровень преступности и стоимость земли), включая показатели уголовных преступлений на уровне участков (с 2005–2013 гг. ), а также включал переменную, в которой офицеры сообщают, была ли остановка произведена в районе с высоким уровнем преступности. Наконец, поскольку некоторые исследования показывают, что только молодые чернокожие мужчины стереотипны как опасные (29), мы включаем возраст и взаимосвязь между ростом и возрастом в нашу модель.

    Отношение черного к белому стопам.

    В соответствии с правилами «останови и обыски» полицейские имели право останавливать любого, кого они сочли подозрительным или угрожающим. Если высокие черные мужчины кажутся особенно опасными, то соотношение стопов между черными и белыми (то есть, сколько черных мужчин останавливается на одного белого) должно увеличиваться с ростом.

    С учетом тяжких преступлений на уровне участков, веса, возраста и предполагаемой преступности на местном уровне рост все еще оказывал значимое основное влияние, B = 0.079, t (1 073 526) = 23,98, P <0,001, 95% ДИ [0,070, 0,085]. На высоте 5 футов 4 дюйма полиция остановила по 4,5 чернокожих на каждого белого мужчину; на 5 футов 10 дюймов полиция остановила 5,3 чернокожих на каждого белого мужчину; и в 6 футов 4 дюйма полиция остановила 6,2 чернокожих на каждого белого человека. Эти результаты показывают, что более высокие черные мужчины подвергаются большему риску быть остановленным, чем более низкие черные мужчины.

    Примечательно, что соотношение стопов черного и белого было больше у более тяжелых мужчин: B = 0,041, t (1 073 526) = 11.80, P <0,001, 95% ДИ [0,035, 0,048]. При весе 115 фунтов полиция остановила по 4,5 чернокожих на каждого белого мужчину; при 175 фунтах (средний вес в наборе данных) полиция остановила 5,2 чернокожих на каждого белого мужчину; и при весе 235 фунтов полиция остановила 5,7 чернокожих на каждого белого. Наконец, взаимодействовали рост и вес, B = 0,047, t (1 073 526) = 15,71, P <0,001, 95% ДИ [0,041, 0,053], так что каждое увеличение веса на 1 SD увеличивает стандартизованный эффект. высоты на 0.047. Поскольку оценки веса не были указаны на удостоверениях личности с фотографией (далее «удостоверения личности с фотографией»), мы интерпретируем эти результаты с осторожностью.

    Мы также обнаружили эффекты для других переменных в модели. Неудивительно, что в районах с повышенным уровнем преступности, о которых сообщает полиция и фиксируется в данных на уровне участков, соотношение остановок для черных и белых выше. Соотношение стопов черного и белого было больше у молодых мужчин. Интересно, что рост и возраст взаимодействовали друг с другом, так что влияние роста на соотношение стопов черного и белого было больше у чернокожих мужчин старшего возраста.См. Таблицу S2 для полных коэффициентов и репликации результатов с включенными фото и словесными идентификаторами.

    Обсуждение.

    Исследование 1 показывает, что высоким черным мужчинам уделяется непропорционально много внимания со стороны полицейских. В течение 8 лет программы остановок и обысков полиции Нью-Йорка высокие темнокожие мужчины особенно часто сталкивались с необоснованными остановками со стороны полицейских, и эти закономерности не объяснялись предвзятыми оценками роста (поскольку полицейские получали удостоверения личности с фотографией).

    В следующих двух исследованиях мы проверяем, могут ли эти результаты быть объяснены взаимодействием между расой и ростом, так что рост в первую очередь увеличивает восприятие угрозы для чернокожих мужчин и в первую очередь увеличивает восприятие компетентности для белых мужчин.

    Исследование 2: Управление высотой с точки зрения перспективы.

    Мы экспериментально манипулировали ростом и расой, чтобы проверить, взаимодействуют ли они, чтобы повлиять на суждения об угрозе и компетентности. Чтобы управлять высотой, мы сфотографировали 16 молодых людей — восемь черных и восемь белых — с двух точек зрения: над целью и под мишенью. Эти разные точки зрения естественным образом манипулировали опытом встречи с человеком высокого или низкого роста. Проверка с помощью манипуляций показала, что перспектива существенно повлияла на оценки участниками произвольной высоты цели, b = 1.78, F (1, 427) = 16,42, P <0,001, 95% ДИ [0,91, 2,65], так что цели, которые смотрели вниз, воспринимались как более высокие [среднее значение ( M ) = 71,6 дюйма. ], чем цели, которые смотрели вверх ( M = 69,8 дюйма). См. Метод для более подробного описания манипуляции с перспективой.

    Участники оценили 16 фотографий на предмет наличия прилагательных, описывающих как угрозу, так и компетентность. Затем, поскольку мы ожидали, что суждения будут зависеть от индивидуальных представлений участников о черных и белых людях, мы оценили убеждения участников о том, что черные люди более опасны, чем белые.Мы предсказали, что более сильные убеждения об угрозе чернокожих (BaBT) увеличат склонность участников идентифицировать высоких чернокожих мужчин как особо опасных. Мы также проверили дополнительную гипотезу о том, что более сильный BaBT может сделать высоких белых мужчин особенно компетентными. Мы предварительно зарегистрировали эти прогнозы на https://aspredicted.org/465w9.pdf. Мы также ранее провели другое исследование с почти идентичным дизайном; результаты этого исследования подробно описаны в Предыдущая итерация исследования 2 .

    Раса, рост и расовые стереотипы.

    Чтобы проверить, будут ли люди с более высоким уровнем BaBT рассматривать высоких чернокожих мужчин как особо опасных, мы использовали трехстороннюю многоуровневую модель, предсказывающую угрозу с учетом расы, роста и BaBT. Этот анализ дал ожидаемое двустороннее взаимодействие между целевой расой и BaBT, b = 0,19, F (1, 437) = 61,40, P <0,001, 95% ДИ [0,14, 0,23], так что эти выше в BaBT оценили чернокожих мужчин как более опасных по сравнению с белыми.Важно отметить, что этот анализ также дал ключевое трехстороннее взаимодействие, b = 0,15, F (1, 2081) = 10,97, P = 0,001, 95% ДИ [0,06, 0,24]. Никакого смягчающего эффекта от пола участника не наблюдалось (рис. 1).

    Рис. 1.

    Изучите 2 рейтинга угрозы по расе, росту и BaBT. Положительные значения указывают на убеждение, что черные люди более опасны, чем белые; отрицательные значения указывают на убеждения, что белые люди более опасны, чем черные.

    Для черных целей двустороннее взаимодействие между высотой и BaBT было значительным, b = 0.12, t (833) = 3,67, P <0,001, 95% ДИ [0,06, 0,19]: Те, кто выше в BaBT, считали высоких чернокожих мужчин особенно опасными. Для белых целей это двустороннее взаимодействие не было значимым, b = -0,03, t (834) = -0,83, P = 0,41, 95% ДИ [-0,09, 0,04]. Эти результаты предполагают, что прогностическая полезность BaBT ограничивается ростом для целей, релевантных стереотипу (черные мужчины), но не для целей, не имеющих отношения к стереотипу (белые мужчины). См. Additional Analyses for Study 2 для получения информации об основных эффектах BaBT в зависимости от расы и роста.

    Хотя BaBT фиксирует одобрение стереотипов об угрозе, а не о компетентности, мы, тем не менее, протестировали трехстороннее взаимодействие с рейтингами компетентности. Мы обнаружили ожидаемое двустороннее взаимодействие между целевой расой и BaBT, b = 0,16, F (1, 459) = 70,27, P <0,001, 95% ДИ [0,11, 0,20], так что те, что выше в BaBT оценили белых мужчин как более компетентных по сравнению с чернокожими. Мы также обнаружили трехстороннее взаимодействие: b = 0.12, F (1, 1097) = 7,52, P = 0,006, 95% доверительный интервал [0,03, 0,20], так что BaBT особенно сильно предсказывал компетентность высоких белых мужчин. Пол участника не оказывал умеренного воздействия. Это взаимодействие далее разбивается статистически ( дополнительных анализов для исследования 2, ) и графически (рис. S2).

    Подавленные эффекты высоты.

    Рост не увеличивал угрозы для белых и не повышал компетентность для чернокожих. Однако наше пилотное исследование выявило основные эффекты роста на стереотипы как компетентности, так и угрозы.Одно из возможных объяснений этого нулевого открытия состоит в том, что для суждений высоких белых мужчин воспринимаемая компетентность подавляла рост угрозы, а для суждений высоких чернокожих мужчин воспринимаемая угроза подавляла рост компетентности. Поскольку мы обнаружили значительную взаимосвязь между расой и ростом как для угрозы, так и для компетентности на средних уровнях BaBT, мы смогли провести опосредование Собела, используя всю выборку, чтобы проверить эти гипотезы.

    Для белых целей мы обнаружили отрицательное косвенное влияние высоты на угрозу, ab = −0.04, z = -4,30, P <0,001; из-за того, что они выше, цели кажутся более компетентными и, следовательно, менее опасными. Как только этот косвенный эффект был учтен, рост больше не уменьшал угрозу для белых людей, b = -0,05, t (1406) = -1,40, P = 0,16. И наоборот, для черных целей мы обнаружили отрицательное косвенное влияние роста на компетентность, ab = -0,09, z = -6,07, P <0,001; высокий рост делает цели более опасными и, следовательно, менее компетентными.Примечательно, что с учетом этого косвенного эффекта рост повысил воспринимаемую компетентность для черных целей, b = 0,09, t (1406) = 2,75, P = 0,006, что свидетельствует о том, что рост может быть полезен для чернокожих мужчин в определенных контекстах. которые в достаточной мере сводят на нет опасения по поводу угрозы (например, корпоративный совет директоров).

    Обсуждение.

    Исследование 2 экспериментально демонстрирует, что рост усиливает угрозу для чернокожих мужчин и компетентность для белых, особенно для воспринимающих, которые поддерживают убеждения, что черные люди более опасны, чем белые.Исследование 2 также обнаружило косвенное отрицательное влияние роста на компетентность чернокожих мужчин и угрозу для белых.

    Исследование 3: Управление высотой с помощью описаний.

    Хотя фотографии из исследования 2 имеют натуралистическую ценность, они также могут смешать рост с запугиванием (30). Мы решаем эту проблему, манипулируя высотой с помощью текстовых виньеток (например, «Когда вы приближаетесь друг к другу, вы можете видеть, что он очень низкий / довольно высокий») и манипулируя расой с помощью стандартных фотографий.См. Текстовые описания высоты , используемые в исследовании 3 .

    Участники оценили 16 целей по тем же прилагательным угроз и компетентности, которые использовались в исследовании 2. Затем они заполнили шкалу BaBT. Как и в предыдущем эксперименте, мы предсказали, что те, кто выше в BaBT, будут выносить особенно строгие суждения об угрозе для высоких черных мужчин и особенно строгие суждения о компетентности для высоких белых мужчин. Мы предварительно зарегистрировали эти прогнозы на https://aspredicted.org/sp3aj.pdf.

    Раса, рост и расовые стереотипы.

    Мы снова подходим к многоуровневой модели прогнозирования угрозы с учетом расы, роста и BaBT. Мы воспроизвели основные результаты исследования 2; те, кто выше в BaBT, оценили чернокожих мужчин как более опасных по сравнению с белыми, b = 0,15, F (1, 374) = 30,83, P <0,001, 95% ДИ [0,10, 0,20], и этот эффект был особенно большим для высоких чернокожих мужчин, b = 0,16, F (1, 1548) = 9,04, P = 0.003, 95% ДИ [0,06, 0,27]. Пол участника не повлиял на влияние (рис. 2).

    Рис. 2.

    Изучите 3 рейтинга угрозы по расе, росту и BaBT. Положительные значения указывают на убеждение, что черные люди более опасны, чем белые; отрицательные значения указывают на убеждения, что белые люди более опасны, чем черные.

    Мы также воспроизвели результаты исследования 2 по компетентности: те, кто выше в BaBT, оценили белых мужчин как более компетентных по сравнению с чернокожими мужчинами, b = 0.11, F (1, 320) = 20,36, P <0,001, 95% ДИ [0,05, 0,17], и этот эффект был особенно велик для высоких белых мужчин, b = 0,10, F (1 , 1,518) = 3,78, P = 0,052, 95% ДИ [-0,00, 0,20]. Никакого сдерживающего эффекта от пола участников не выявлено. См. Additional Analyses for Study 3 для разбивки взаимодействий как угроз, так и компетенций.

    Обсуждение.

    Исследование 3 обратилось к проблемам стимулов из исследования 2 и снова продемонстрировало, что для тех, кто выше в BaBT, высокие черные мужчины кажутся особенно опасными по сравнению с низкими черными мужчинами и низкими и высокими белыми мужчинами.

    Общие обсуждения

    В трех исследованиях мы показали, что выше не всегда лучше; Хотя высокие белые мужчины могут извлечь выгоду из повышенного восприятия своей компетентности, высокие черные мужчины обременены повышенным восприятием угрозы. Сначала мы выяснили, что сотрудники полиции Нью-Йорка непропорционально часто задерживали высоких чернокожих мужчин (исследование 1). Затем мы продемонстрировали, что для тех, кто поддерживает стереотипы, что черные люди более опасны, чем белые, высокие черные мужчины кажутся особенно опасными (исследования 2 и 3).

    Предыдущие исследования убедительно продемонстрировали, что люди могут интерпретировать черты и поведение как положительные или отрицательные в зависимости от доступности других концепций. Например, классическое исследование показало, что неоднозначные действия жертвы негативно оцениваются, когда участники впервые проявляют черты, связанные с враждебностью (по сравнению с чертами, связанными с добротой) (31). Расовые стереотипы изменяют доступность черт во время восприятия человека, что влияет на то, как люди интерпретируют другие черты, в данном случае рост.Для людей, которые уже воспринимают чернокожих мужчин как угрозу, рост представляет собой дополнительную угрозу.

    Наши результаты имеют важные последствия, если их рассматривать вместе с недавним исследованием, показывающим, что молодые черные мужчины воспринимаются более высокими и мускулистыми, чем молодые белые мужчины того же размера, что заставляет их также казаться более опасными для не-чернокожих участников (22). Настоящие результаты показывают, что негативные последствия этих предвзятых представлений о росте (то есть повышенного восприятия угрозы) зависят от того, насколько сильно воспринимающий считает, что чернокожие люди представляют угрозу (таким образом, они интерпретируют рост как признак угрозы).

    Рост также может взаимодействовать с более тонкими признаками расы, такими как афроцентрические черты (32, 33), а влияние роста может определяться контекстными сигналами. Когда в исследовании 2 мы контролировали предполагаемую угрозу, более высокие черные мужчины фактически воспринимались как более компетентные, чем более низкие черные мужчины. Когда компетентность явно важнее угрозы, темнокожие мужчины также могут извлечь выгоду из роста. С другой стороны, темнокожие мужчины также могут извлечь выгоду из роста, если они обладают другими чертами, снижающими угрозу, такими как детское лицо (34).

    В более широком смысле эти результаты подчеркивают важность пересечения социальных категорий и физических характеристик. Так же, как социальные категории, такие как раса, пол, возраст и социально-экономический статус, во многом пересекаются друг с другом (35, 36), они также влияют на влияние физических факторов, таких как рост (37), вес (38), детское лицо (34) и привлекательность лица (39).

    Мы признаем, что наши выводы не обязательно обобщают представления о женщинах.Мы ограничили наши цели только мужчинами, потому что полицейские профилирование и угрожающие стереотипы нацелены на чернокожих мужчин. Однако в будущих исследованиях следует выяснить, применимы ли те же взаимосвязи между расой и ростом к женщинам. Предыдущая работа показывает, что белые женщины обладают, по крайней мере, некоторыми из тех же преимуществ роста, что и белые мужчины (7), но на сегодняшний день ни одна работа не исследовала влияние роста на восприятие чернокожих женщин.

    Мы также осознаем потенциальную роль веса в восприятии угрозы. В соответствии с предыдущими работами других авторов (22, 25), наш анализ с остановками и обысками показывает, что вес также играет ключевую роль в суждениях о подозрениях.Из-за опасений по поводу точности оценок веса, которые могли быть предвзятыми (22), а также из-за относительно большого эффекта роста, мы решили сосредоточиться на росте; однако в будущей работе следует дополнительно изучить, как рост и вес сочетаются с такими категориями, как раса и пол, чтобы влиять на суждения.

    Высокий рост часто обсуждается как совершенно хорошая черта, настолько, что Рэнди Ньюман написал сатирическую песню, в которой перечисляются причины, по которым «у невысоких людей нет причин жить». Однако для чернокожих мужчин рост означает нечто иное: рост усиливает и без того проблемное восприятие угрозы, которое может привести к домогательствам и даже травмам.Когда мать Чарльза Коулмана-младшего сказала ему, что он «большой, и они автоматически будут рассматривать [его] как угрозу», она красноречиво резюмировала то, что мы эмпирически показали — для чернокожих мужчин высокий рост может быть не просто благом, а большим. бремя.

    Метод

    Институциональный контрольный совет (IRB) Университета Северной Каролины одобрил исследования 2 и 3, а также пилотное исследование. Участники этих исследований указали согласие в электронном виде и получили отчет по окончании исследований. В исследовании 1 не использовались люди и не требовалось одобрения IRB.

    Данные исследования 1 доступны на www1.nyc.gov/site/nypd/stats/reports-analysis/stopfrisk.page. Данные для пилотного исследования, исследования 2 и исследования 3 доступны в Вспомогательной информации .

    Исследование 1.

    Мы объединили 8-летние общедоступные данные (2006–2013 гг.), Документирующие программу полиции Нью-Йорка с остановками и обысками. Эти данные включают информацию о каждом человеке, остановленном в рамках программы, включая расу, возраст, пол, рост, вес, а также информацию о том, был ли человек обыскан, арестован или вызван в суд.Примечательно, что мы анализировали только те остановки, на которых офицеры получали удостоверения личности с фотографией, обеспечивая относительную точность заявленных роста и возраста (26).

    Мы очистили данные, отфильтровав случаи с явными ошибками (т. Е. Большое количество людей было в возрасте 99 лет и старше или 1900 лет рождения). Мы также ограничили набор данных нелатиноамериканскими черно-белыми мужчинами. Сосредоточив внимание на нелатиноамериканских черно-белых мужчинах, мы минимизировали проблемы распределения: взрослые черно-белые мужчины имеют почти одинаковые средние значения и распределение роста (40).

    Исследование 2.

    Участники и дизайн.

    Двести участников (73% белых, 6% чернокожих, 42% женщин, M возраст = 36 лет) выполнили 2 × 2 [Целевая гонка: черные, белые с целевой точки зрения: взгляд вниз (высокий ), Looking Up (Short)] внутрипредметное исследование. При n = 200 на уровне 2 и n = 16 на уровне 1 и отклонении наклона испытуемого 0,39 у нас было около 88% мощности для обнаружения небольшого межуровневого взаимодействия (41).

    Материалы.
    Создание стимулов для управления ростом и расой.

    Для создания стимулов мы сфотографировали 16 студентов мужского пола из Университета Северной Каролины. Восемь студентов были белыми, а восемь — черными. Мы сфотографировали каждого ученика с двух сторон: смотрящего вверх и смотрящего вниз. Мы намеревались управлять воспринимаемой высотой: если кто-то смотрит на вас сверху вниз, он, вероятно, выше, но если он смотрит на вас, он, вероятно, ниже. Эта манипуляция с перспективой позволила нам управлять высотой в дизайне внутри субъектов, решая проблемы как мощности, так и стимула (42).В частности, наше внимание к выборке стимулов снижает вероятность того, что наши эффекты были обусловлены особенностями конкретной фотографии, и сводит к минимуму возможность того, что небольшие вариации яркости или размера цели объясняют наши эффекты (42). См. Рис. 3 с примерами стимулов.

    Рис. 3.

    Двое из 16 студентов мужского пола, фотографии которых были использованы в исследовании 2. Мужчины на фотографиях слева (смотрящие вниз) воспринимались выше, чем те же мужчины на фотографиях справа (смотрящие вверх) .

    Чтобы проверить, действительно ли работает наша манипуляция высотой, мы спрогнозировали предполагаемую высоту каждой цели с точки зрения целевой перспективы. Анализ выявил основное влияние перспективы цели на расчетную высоту, b = 1,78, F (1, 427) = 16,42, P <0,001, 95% ДИ [0,91, 2,65], так что цели, которые были смотрящие вниз воспринимались как более высокие ( M = 71,6 дюйма), чем цели, которые смотрели вверх ( M = 69,8 дюйма). Мы не обнаружили основного эффекта расы, b = −0.39, F (1, 427) = 0,80, P = 0,37, 95% ДИ [-1,26, 0,48], хотя мы действительно обнаружили расу на основе взаимодействия, b = 1,77, F (1 , 2322) = 4,12, P = 0,043, 95% ДИ [0,06, 3,48], так что перспектива имела больший эффект для черных целей. Простые основные эффекты показывают, что черные цели воспринимаются на 1,3 дюйма короче, чем белые, смотрящие вверх цели, b = -1,27, t (899) = 2,05, P = 0,041, 95% ДИ [ −2. 49, -0,05]. Разница между черными и белыми целевыми объектами, смотрящими вниз, была незначительной, b = 0,49, t (3018) = 0,80, P = 0,42, 95% ДИ [-0,72, 1,72].

    BaBT.

    Участники ответили на вопросы, адаптированные из Общего социального исследования (gss.norc.org/). Мы использовали эти вопросы, потому что они меньше связаны с политическими убеждениями, чем другие шкалы (43), и напрямую нацелены на стереотипы об угрозе чернокожих. Участники представили свое отношение к темнокожим, латиноамериканцам и белым по семибалльной биполярной шкале: «ненасильственный / насильственный», «не угрожающий / угрожающий», «неагрессивный / агрессивный» и «не опасный / опасный».«Вопросы о целевых показателях для латиноамериканцев были включены, чтобы уменьшить внимание к черно-белым целям и уменьшить влияние социальной желательности на ответы.

    Чтобы создать индексную переменную, представляющую BaBT участников, мы вычли отношение участников к белым целям из их отношения к черным целям, чтобы уловить относительную разницу в отношении участников (полагая, что черные более агрессивны, чем белые), а не их общее отношение ( верующие люди, как правило, склонны к насилию независимо от расы). Затем мы вместе усреднили четыре оценки разницы.

    Процедура.

    Участники оценили 16 фотографий мужчин студенческого возраста по пяти характеристикам: компетентным, симпатичным, привлекательным, угрожающим и агрессивным. Эти фотографии были уравновешены, так что каждая цель была видна половине участников как смотрящую вверх, а другую половину как смотрящую вниз. Первый элемент отражает компетенцию, а последние два элемента — угрозу. Изначально мы включили «симпатичный» и «привлекательный» как элементы компетенции, но удалили их, как предлагали рецензенты и редактор; это изменение не повлияло на наши результаты.Участники также оценили высоту каждой мишени в дюймах. После заполнения этих рейтингов участники заполняли шкалу BaBT.

    Аналитическая стратегия.

    Мы снова учли дисперсию между участниками, используя иерархическое линейное моделирование, с ответами, вложенными внутри участников. Мы позволили наклонам варьироваться как для расы, так и для манипуляций с перспективой, чтобы предоставить более точную модель и обеспечить межуровневое взаимодействие с BaBT.

    Исследование 3.

    Участники и дизайн.

    Двести восемь участников (75% белых, 10% чернокожих, 61% женщин, M возраст = 38 лет) завершили гонку 2 × 2 (целевая гонка: черные, белые по указанному росту: высокие, низкие ) внутрипредметное исследование. Это исследование стремилось воспроизвести трехстороннее взаимодействие исследования 2 со стимулами, более конкретно влияющими на рост. При n = 208 на уровне 2 и n = 8 на уровне 1 и отклонении наклона испытуемого 0,28, у нас была мощность около 90% для обнаружения небольшого межуровневого взаимодействия (41).

    Материалы и методика.

    Чтобы управлять расой, мы использовали 20 черных мужских лиц и 20 белых мужских лиц из Чикагской базы данных лиц (44). Эти лица были выбраны по возрасту; все мишени были в возрасте от 21 до 29 лет. Чтобы управлять высотой, мы описали встречу с каждой целью, в которой цель была выше или ниже участника. Участники оценили восемь целей, используя те же элементы компетенции и угрозы, что и в исследовании 2. Затем участники заполнили шкалу BaBT.Аналитическая стратегия была идентична стратегии исследования 2.

    Детали предварительной регистрации.

    Мы отмечаем некоторые расхождения между нашей предварительной регистрацией и представленными результатами. ( i ) Предварительная регистрация в исследовании 2 не включала конкретную гипотезу о том, что люди с более высоким уровнем BaBT будут считать высоких белых мужчин особенно компетентными. ( ii ) Предварительная регистрация исследования 3 отмечает включение BaBT в качестве потенциального модератора, но не формулирует явно конкретные гипотезы.( iii ) Конкретные черты, используемые в композитах «компетентность» и «угроза», не были перечислены в предварительной регистрации.

    Благодарности

    Мы благодарим Линдси Хелмс за создание изображений для исследования 2 и Александра Аспуру за редактирование.

    Неявные стереотипы и прогнозирующий мозг: познание и культура в «предвзятом» восприятии человека

    Взгляд на стереотип как на фиксированный набор атрибутов, связанных с социальной группой, исходит из основополагающего исследования экспериментальной психологии, проведенного Кацем и Брэйли (1933). .Сто студентов Принстонского университета попросили выбрать атрибуты, которые они ассоциируют с десятью конкретными национальностями, этническими и религиозными группами, из списка, состоящего из 84 характеристик. Затем исследователи собрали атрибуты, наиболее часто связанные с каждой группой. Кац и Брэйли (1933: 289) назвали эти ассоциации «групповой ошибочной установкой», подразумевающей ошибочное мнение (или отношение) от имени участников. Исследование было повторено в Принстоне Gilbert (1951) и Karlins et al.(1969), и подобные атрибуты, как правило, становились наиболее частыми для групп. Стойкость этих ассоциаций, таких как англичане как приверженцы традиций и консервативность, на протяжении более 35 лет часто узко истолковывалась как свидетельство фиксированной природы стереотипов. Тем не менее, более пристальный взгляд на данные показывает обратное. Редко был выбран атрибут более чем половиной участников: у англичан только «спортивный» в 1933 году, а «консервативный» в 1969 году достиг этого показателя. Также со временем менялись и проценты, и выбранные атрибуты.К 1969 году «спортивность» англичан упала до 22%. К 1969 г. количество атрибутов в первой пятерке некоторых групп упало до менее 10%. Кроме того, стереотипы в целом имели тенденцию становиться более позитивными с течением времени. Однако то, что исследования действительно установили, было методологическим подходом к стереотипам как экспериментальному исследованию атрибутов «характера», связанных с социальными группами в сознании человека.

    Понятие неявных стереотипов основано на двух ключевых теоретических концепциях: ассоциативных сетях в семантической (знания) памяти и автоматической активации.Предполагается, что понятия в семантической памяти связаны вместе в терминах ассоциативной сети, при этом связанные концепции имеют более сильные связи или находятся ближе друг к другу, чем несвязанные концепции (Collins and Loftus, 1975). Таким образом, «доктор» имеет более сильную связь с «медсестрой» (или считается более близкой в ​​сети), чем с не связанными понятиями, такими как «корабль» или «дерево». Связанные понятия объединяются в кластер, например больница, врач, медсестра, пациент, палата, санитар, операционная и т. Д., В локальной сети (Payne and Cameron, 2013), которую иногда называют схемой (Ghosh and Gilboa, 2014; см. Hinton, 2016).Активация одного понятия (например, чтение слова «врач») распространяется на связанные понятия в сети (например, «медсестра»), делая их более доступными в период активации. Свидетельством существования модели ассоциативной сети является время отклика в ряде исследовательских парадигм, таких как распознавание слов, лексическое решение и предварительные задачи: например, Нили (1977) показал, что слово «медсестра» распознается быстрее в задаче на время реакции. после слова «доктор», чем когда перед ним стоит нейтральный штрих (например, ряд X) или несвязанное простое слово (например, «таблица»).Был проведен значительный объем исследований природы семантической ассоциации, которая отражает субъективный опыт, а также лингвистическое сходство, хотя люди, похоже, организуют свои семантические знания таким же образом, как и другие. Слабо связанные концепции могут быть активированы путем распространения активации на основе тематических ассоциаций, а сложность структуры ассоциаций развивается с течением времени и опыта (De Deyne et al., 2016).

    Распространение активации одной концепции на другую рассматривалось как происходящее бессознательно или автоматически.В середине 1970-х годов было проведено различие между двумя формами умственной обработки: сознательной (или контролируемой) обработкой и автоматической обработкой (Shiffrin and Schneider, 1977). Сознательная обработка требует ресурсов внимания и может использоваться гибко и справляться с новизной. Однако для этого требуется мотивация и время, что может привести к относительно медленной последовательной обработке информации. Автоматическая обработка работает вне пределов внимания, происходит быстро и включает параллельную обработку.Однако он, как правило, негибкий и (в значительной степени) неконтролируемый. Канеман (2011) называет их Системой 2 и Системой 1 соответственно. Шиффрин и Шнайдер (1977) обнаружили, что обнаружение буквы среди чисел может быть выполнено быстро и без усилий, что подразумевает автоматическое обнаружение категориальных различий букв и цифр. Обнаружение элементов из группы целевых букв среди второй группы фоновых букв потребовало времени и концентрации, требуя (сознательной) обработки внимания.Однако новые ассоциации (определенные буквы как цели и другие буквы как фон) можно было усвоить путем обширной практики, пока ассоциации были последовательными (цели никогда не использовались в качестве фоновых букв). После многих тысяч испытаний время обнаружения значительно сократилось: участники сообщали, что цели «выскакивают» из фоновых букв, подразумевая, что практика привела к автоматической активации целевых букв (на основе новых категорий букв-мишеней).Таким образом, последовательность опыта (практики) может привести к новым автоматически активируемым заученным ассоциациям. Однако, когда Шиффрин и Шнайдер (1977) поменяли местами цели и фоновые буквы после тысяч последовательных испытаний, производительность упала намного ниже начального уровня — время обнаружения было чрезвычайно медленным, требуя сознательного внимания, поскольку участники боролись с автоматической активацией старого, но -сейчас-неверные цели. Медленно и с дополнительной практикой в ​​виде тысяч испытаний производительность постепенно улучшалась с новой конфигурацией целевых и фоновых букв.Таким образом, хорошо отработанные семантические ассоциации, соответствующие личному опыту, могут автоматически активироваться при обнаружении категории, но однажды усвоенные им чрезвычайно трудно отучить.

    Используя эти теоретические идеи, стереотипная ассоциация (например, «черный» и «агрессивность») может сохраняться в семантической памяти и автоматически активироваться, создавая неявный стереотипный эффект. Это было продемонстрировано Дивайном (1989). Белых участников попросили воспроизвести черты стереотипа черных, а также заполнить анкету для определения предубеждений.Девайн обнаружил, что люди с низкими и высокими предрассудками знали характеристики стереотипа черных. На следующем этапе исследования участники оценили враждебность человека, которого называли только Дональдом, описанного в абзаце из 12 предложений, как неоднозначно враждебное поведение, такое как требование возврата денег за то, что он только что купил в магазине. Перед описанием слова, относящиеся к стереотипу Блэка, быстро отображались на экране, но слишком быстро, чтобы их можно было распознать сознательно.Было показано, что эта автоматическая активация стереотипа влияет на суждение о враждебности Дональда участниками как с низким, так и с высоким уровнем предубеждений. Наконец, участников попросили анонимно перечислить свои взгляды на чернокожих. Люди с низким уровнем предубеждений дали больше положительных утверждений и больше убеждений (например, «все люди равны»), чем черт характера, тогда как участники с высоким уровнем предубеждений указали больше негативных высказываний и больше черт (таких как «агрессивность»).

    Девайн объяснил эти результаты, утверждая, что во время социализации члены культуры изучают существующие в этой культуре верования в отношении различных социальных групп.Благодаря своей повторяемости стереотипные ассоциации о людях из стереотипной группы прочно закрепляются в памяти. Из-за их широкого распространения в обществе более или менее каждый в культуре, даже непредвзятый человек, имеет неявные стереотипные ассоциации, доступные в семантической памяти. Следовательно, стереотип автоматически активируется в присутствии члена стереотипной группы и может влиять на мысли и поведение воспринимающего.Однако люди, чьи личные убеждения отвергают предрассудки и дискриминацию, могут стремиться сознательно подавлять влияние стереотипа в своих мыслях и поведении. К сожалению, как описано выше, сознательная обработка требует выделения ресурсов внимания, и поэтому влияние автоматически активируемого стереотипа может быть подавлено только в том случае, если человек осознает его потенциальную предвзятость в отношении активации и мотивирован на выделение времени и усилий для подавления это и заменить его в принятии решений преднамеренным нестереотипным суждением.Дивайн (1989: 15) рассматривал процесс утверждения сознательного контроля как «отказ от дурной привычки».

    Утверждалось, что ресурсы сознательного внимания используются только в случае необходимости, когда воспринимающий действует как «когнитивный скряга» (Fiske and Taylor, 1991): в результате Macrae et al. (1994) утверждали, что стереотипы можно рассматривать как эффективные «инструменты» обработки, позволяющие избежать необходимости «расходовать» ценные сознательные ресурсы обработки. Тем не менее, Девайн и Монтейт (1999) утверждали, что они могут быть сознательно подавлены, когда ищется непредвзятое восприятие.Кроме того, неявный стереотип автоматически активируется только тогда, когда член группы воспринимается с точки зрения определенного социального значения (Macrae et al., 1997), поэтому автоматическая активация не гарантируется при представлении члена группы (Devine and Sharp, 2009). Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что сознательная и автоматическая активация не исключают друг друга, но в социальном восприятии существует взаимодействие между двумя процессами. Социальный контекст также может влиять на автоматическую активацию, так что в контексте «заключенных» существует стереотипное предубеждение к черным (по сравнению с белыми), но не в контексте «юристов» (Wittenbrink et al., 2001). Действительно, Дивайн и Шарп (2009) утверждали, что ряд ситуационных факторов и индивидуальных различий может влиять на автоматическую активацию стереотипов, а сознательный контроль может подавлять их влияние на социальное восприятие. Однако Барг (1999) был менее оптимистичен, чем Дивайн в отношении способности индивидуального сознательного контроля подавлять автоматически активируемые стереотипы, и предположил, что единственный способ остановить влияние имплицитного стереотипа — это «искоренение самого культурного стереотипа» (Барг (1999) : 378).Вместо модели когнитивно-скупой обработки когнитивных функций Барг предложил «когнитивного монстра», аргументируя это тем, что у нас нет той степени сознательного контроля, которую предлагает Дивайн, чтобы смягчить влияние неявных стереотипов (Bargh and Williams, 2006; Bargh, 2011).

    Гринвальд и Банаджи (1995) призвали к более широкому использованию косвенных мер имплицитного познания, чтобы продемонстрировать эффект активации вне сознательного контроля воспринимающего. Они были особенно обеспокоены неявными стереотипами, утверждая, что «автоматическое действие стереотипов обеспечивает основу для неявных стереотипов», цитируя исследования, такие как исследование Гертнера и Маклафлина (1983).В этом последнем исследовании, несмотря на низкие баллы участников по прямой самоотчетной оценке предубеждений, они по-прежнему достоверно быстрее реагировали на связь между «белым» и положительными качествами, такими как «умный», по сравнению с сочетанием «черного» с те же положительные атрибуты. Таким образом, они пришли к выводу, что косвенная мера времени реакции выявляла неявный стереотипный эффект. Следовательно, Greenwald et al. (1998) разработали тест неявной ассоциации (или IAT). Этот тест на время реакции ассоциации слов представляет пары слов в последовательности испытаний на пяти этапах, при этом на каждом этапе проверяется время реакции на различные комбинации пар слов.По результатам на разных этапах можно проверить время реакции на различные словесные ассоциации. Например, полюса концепции возраста, «молодой» и «старый», можно последовательно соединить с «хорошим» и «плохим», чтобы увидеть, соответствует ли время реакции на пару молодой-хороший и / или старый-плохой. достоверно быстрее, чем альтернативные пары, что свидетельствует о неявном стереотипе возраста. В качестве метода IAT может применяться к любой комбинации пар слов и, как результат, может использоваться для изучения ряда неявных стереотипов, таких как «белый» и «черный» для этнических стереотипов или «мужчины» и «женщины» для гендерные стереотипы в сочетании с любыми словами, связанными со стереотипными атрибутами, такими как агрессия или зависимость.Результаты были весьма впечатляющими. Последующее использование IAT последовательно демонстрирует неявные стереотипы для ряда различных социальных категорий, в частности, пола и этнической принадлежности (Greenwald et al., 2015). Неявные стереотипы теперь рассматриваются как один из аспектов неявного социального познания, который участвует в ряде социальных суждений (Payne and Gawronski, 2010).

    Критика результатов IAT поставила под сомнение, действительно ли он идентифицирует конкретное бессознательное предубеждение, не связанное с сознательным суждением (Oswald et al., 2013) или, как предположил Дивайн (1989), просто знание культурной ассоциации, которая может быть управляемой и запрещенной при принятии решений (Payne and Gawronski, 2010). В поддержку IAT, Greenwald et al. (2009) метаанализ 184 исследований IAT показал, что существует прогностическая достоверность неявных ассоциаций с поведенческими результатами в целом ряде предметных областей, а Greenwald et al. (2015) утверждают, что это может иметь значительные социальные последствия. Как следствие, если неявные стереотипы указывают на потенциально неконтролируемое когнитивное предубеждение, тогда возникает вопрос, как справиться с его результатами при принятии решений, особенно для человека, искренне стремящегося к непредвзятому суждению.С явными предрассудками борются с помощью ряда социально-политических мер — от антидискриминационных законов до обучения интервьюеров, но вмешательства, по сути, направлены на то, чтобы убедить или заставить людей действовать сознательно и непредвзято. Lai et al. (2016) исследовали ряд методов вмешательства для уменьшения скрытых расовых предрассудков, таких как знакомство с противоречащими стереотипам образцами или поощрение мультикультурализма, но выводы были несколько пессимистичными. Различные вмешательства по-разному влияли на неявный стереотип (по данным IAT).Например, яркий контр-стереотипный пример (который участники читали) — вообразить, как идете в одиночестве ночью и подвергаться жестокому нападению со стороны белого и спасаемому чернокожим — оказался весьма эффективным. Однако из девяти вмешательств, рассмотренных Lai et al. (2016), все в какой-то степени были эффективны, но последующее тестирование показало, что положительный эффект исчез в течение дня или около того. Авторы пришли к выводу, что, хотя неявные ассоциации были гибкими в краткосрочной перспективе, эти (краткие) вмешательства не имели долгосрочного эффекта.Это может указывать на то, что неявные стереотипы прочно укоренились и могут реагировать только на интенсивные и долгосрочные вмешательства (Devine et al. , 2012). Lai et al. (2016) также предполагают, что дети могут быть более восприимчивы к неявному изменению стереотипов, чем взрослые.

    Проблема в том, что, если люди не способны сознательно изменить свои неявные «предубеждения», в какой степени они несут ответственность за действия, основанные на этих неявных стереотипах? Профессор права Кригер (1995) утверждал, что законодатели и юристы должны принимать во внимание психологические объяснения неявной предвзятости в своих суждениях.Например, в исследовании Cameron et al. (2010) участники оценили ответственность белого работодателя, который иногда дискриминировал афроамериканцев, несмотря на сознательное желание быть справедливым. Когда эта дискриминация была представлена ​​как результат неосознанной предвзятости, о которой работодатель не подозревал, тогда участники сочли, что личная ответственность за дискриминацию ниже. Однако, когда ему сказали, что скрытая предвзятость была автоматическим «внутренним ощущением», о котором работодатель знал, но который трудно контролировать, не привело к такому же снижению моральной ответственности. Это также имеет потенциальное юридическое значение (Krieger and Fiske, 2006), поскольку закон традиционно предполагал, что ответственность за дискриминационный акт лежит на индивидуальном предприятии, совершающем это действие, с допущением о лежащей в основе дискриминационной мотивации (намерении). Эффектом неявного стереотипного предубеждения может быть дискриминационное действие, которое человек не планировал и не осознавал.

    Неявная стереотипная предвзятость бросает вызов человеку как единственному источнику и причине его мыслей и действий.В огромном исследовании, в котором приняли участие более двухсот тысяч участников, все граждане США, Axt et al. (2014) использовали MC-IAT, вариант IAT, для изучения неявной предвзятости в суждениях об этнических, религиозных и возрастных группах. В то время как участники демонстрировали фаворитизм внутри группы, во время их ответа возникла последовательная иерархия социальных групп. Что касается этнической принадлежности, с точки зрения положительности оценки, белые были самыми высокими, за ними следовали азиаты, чернокожие и латиноамериканцы, причем такой же порядок был получен от участников из каждой из этнических групп. В отношении религии был создан последовательный порядок христианства, иудаизма, индуизма и ислама. Что касается возрастного исследования, положительные оценки были связаны с молодежью, с постоянным порядком детей, молодых людей, взрослых среднего возраста и пожилых людей среди участников всех возрастов, от подростков до шестидесяти лет. Axt et al. утверждал, что последовательные неявные оценки отражают культурные иерархии социальной власти (и социальных структур), «глубоко укоренившиеся в социальном сознании» (Axt et al., 2014: 1812). Они также предполагают, что эти неявные предубеждения могут «не поддерживаться и даже противоречить сознательным убеждениям и ценностям» (Axt et al., 2014: 1812). Сосредоточение внимания на когнитивной предвзятости, с ее следствием предвзятого суждения человека, как правило, игнорировало важность культуры в познании. Именно этот вопрос сейчас и рассматривается здесь.

    Стереотипный ответ | биология | Британника

    Стереотипный ответ , неизученная поведенческая реакция организма на некоторый раздражитель окружающей среды. Это адаптивный механизм, который может выражаться по-разному. Все живые организмы демонстрируют один или несколько типов стереотипной реакции.

    Общие положения

    Способность к необученному поведению генетически определяется во многом в том же смысле, что и положение, размер, форма и функция органов. Подобно структурным особенностям, стереотипные ответы являются результатом непрерывного процесса эволюционной модификации и уточнения. Те действия, которые наиболее успешно помогают животному или растению в его основных побуждениях ( e.g., размножение, поиск пропитания, бегство от хищников) — те, которые, скорее всего, сохранятся в следующих поколениях. По мере изменения условий окружающей среды внутренне определенные реакции также изменяются, чтобы гарантировать продолжение вида.

    Проблемы, возникающие при изучении стереотипных ответов, многочисленны и разнообразны. Особые реакции у животных не всегда поддаются идентификации в высокоразвитых формах, потому что усвоенные модели поведения затемняют лежащее в основе необученное поведение; кроме того, стереотипные ответы служат строительными блоками инстинктивного поведения, сложность которого может затенять составные части (см. инстинкт).У низших животных, как и у растений, у которых обученное поведение отсутствует или отсутствует, анализ поведенческих механизмов ограничен тем фактом, что многие из наиболее фундаментальных клеточных процессов не совсем понятны.

    Поведение животных как раздел психологии представляет собой слияние дисциплин этологии и сравнительной психологии. Большая часть пионерской работы над стереотипными реакциями животных была проделана этологами. В первой половине 20-го века, когда были заложены многие основы экспериментальной психологии, этологи (по большей части европейцы) интересовались поведением насекомых, рыб и птиц и особенно интересовались эволюцией инстинктов. .Психологами-сравнителями в этот период становления были в основном американцы. Они изучали в первую очередь поведение обычных лабораторных животных, таких как морские свинки, мыши, крысы и обезьяны, и их интерес, как правило, был сосредоточен на влиянии окружающей среды на поведение, а не на генетическом влиянии. С 1950-х годов психологи в целом признали, что факторы окружающей среды и генетические факторы играют важную роль в любом биологическом явлении. Однако вследствие раздельного развития этологии и сравнительной психологии возникли некоторые трудности в использовании терминологии.Немецко-американский биолог Жак Леб применил термин «тропизм» ко всем ориентированным движениям организмов и предположил, что все поведение состоит из тропизмов. Впоследствии, во избежание путаницы, термины «налоги» (в единственном числе: такси) и кинезы были введены другими исследователями для обозначения реакций животных, отличных от реакций оседлых, похожих на растения форм. Эти термины также применялись к определенным движениям растений. Хотя у растений происходит множество дискретных стереотипных ответных движений, особенно у высших форм, таких как цветковые растения, эти автономные движения обычно происходят слишком медленно, чтобы их можно было обнаружить при случайном наблюдении.То, что движения растений или органов растений действительно имеют место, может быть наглядно продемонстрировано с помощью покадровой фотографии, при которой отдельные фотографии делаются через равные промежутки времени, равные секундам или нескольким дням и более. Затем фотографии сравниваются или просматриваются в быстрой последовательности как движущееся изображение.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

    Типы стереотипных ответов

    Стереотипный ответ у животных можно разделить на следующие четыре категории: неорганизованный или плохо организованный ответ, рефлекторные движения определенной части организма, рефлекторная активность всего организма и инстинкт.

    Неорганизованные или плохо организованные реакции дают ранние эмбрионы или животные (например, губки), у которых отсутствует нервная система.

    Собственно рефлексы или рефлекторно-дуговые движения включают такие реакции, как немедленное отдергивание руки при прикосновении к горячей поверхности. Основными компонентами рефлекторной дуги являются рецептор, или сенсорно-нервная клетка, которая воспринимает стимул, и аффектор, нервная клетка, которая непосредственно активирует мышцу. Это теоретический минимум, а не наблюдаемое функциональное расположение клеток в теле животного (см. Инстинкт: разновидности инстинктивного поведения).

    Рефлексоподобная деятельность

    Рефлекторная деятельность целых организмов может быть неориентированной или ориентированной. Неориентированные реакции включают кинезы — ненаправленное ускорение или замедление скорости передвижения или частоты перехода от покоя к движению (ортокинез), или частоты или количества поворотов всего животного (клинокинез), скорость частоты зависит от интенсивности стимуляции. . Примеры ортокинеза наблюдаются у миног, которые более активны при высокой интенсивности света, и у тараканов, которые более активны при низкой интенсивности; плоские черви и многие виды личинок мух, среди других беспозвоночных, проявляют ортокинез.Клинокинез хорошо демонстрируют движения мокрицы ( Porcellio scaber ). Когда мокрицы помещаются в сухой воздух, они активно ползают, но без направления, пока постепенно не обезвоживаются. Когда мокрицы помещаются во влажный воздух, они сначала двигаются, но всякая активность, которую они проявляют, вскоре прекращается, и они затихают. Мокрицы, помещенные в контейнер с сухим воздухом на одном конце и влажным — на другом, постепенно собираются на влажном конце. Эта передача достигается скорее случайными, чем направленными движениями.

    Ориентированная рефлекторная деятельность целых организмов включает тропизмы, налоги и ориентацию под углом. Тропизмы у животных — это те направленные движения роста-искривления сидячих (, т. Е. сидячих) форм, которые приводят к одинаковой интенсивности стимуляции симметрично расположенных частей тела. Эти движения демонстрируют гидроидные животные, такие как Eudendrium .

    Как гендерные стереотипы убивают уверенность женщин в себе

    Женщины составляют более половины рабочей силы в Соединенных Штатах и ​​получают почти 60 процентов ученых степеней, но они приносят меньше заработной платы и занимают меньше мест в C- лучше, чем мужчины, особенно в профессиях, где доминируют мужчины, таких как финансы и технологии.

    Этот гендерный разрыв частично объясняется «сортировкой по профессиям», когда мужчины выбирают профессию, за которую платят более высокую заработную плату, чем женщины, говорят экономисты по труду. Например, по данным Министерства труда, женщины составляют лишь 26 процентов американских рабочих, занятых на компьютерах и в математике.

    Новое исследование выявляет одну причину, по которой женщины могут уклоняться от определенных профессий: они не уверены в своей способности конкурировать в областях, в которых, как стереотипно полагают, мужчины работают более эффективно, таких как наука, математика и технологии.

    Женщины также неохотно делятся своими идеями в групповых обсуждениях по этим темам. И даже когда у них есть талант — и им на самом деле говорят, что они преуспевают в этих предметах, — женщины с большей вероятностью, чем мужчины, не обращают внимания на похвалу и занижают свои способности.

    Эта слабая уверенность в себе может сдерживать некоторых женщин, поскольку они считают, что отказываются от выполнения престижных должностей в профессиях, в которых, по их мнению, они не преуспеют, несмотря на наличие навыков для достижения успеха, говорит доцент Гарвардской школы бизнеса Кэтрин Б. Коффман.

    «Наши убеждения о самих себе важны при формировании всех видов важных решений, таких как, в какие колледжи мы поступаем, какие карьерные пути выбираем, и готовы ли мы вносить свои идеи на рабочем месте или пытаться конкурировать за повышение», Коффман говорит. «Если талантливые женщины в STEM не уверены в себе, они могут даже не смотреть в эти области. Все дело в том, насколько мы хороши, особенно когда мы спрашиваем себя: «Что для меня имеет смысл преследовать?» »

    Коффман недавно стал соавтором статьи в American Economic Review, а также двух рабочих документов, направленных на изучение убеждений мужчин и женщин относительно своих способностей.

    «Женщины чаще, чем мужчины, не обращают внимания на похвалу и преуменьшают свои способности».

    По сути, она обнаружила, что гендерные стереотипы искажают наши взгляды как на самих себя, так и на других — и это может быть особенно тревожным для женщин, поскольку принятие этих стереотипов может создать унылое представление о себе, которое отбрасывает их в профессиональном плане.

    Вот краткий обзор результатов всех трех исследований:

    Женщины менее уверены, чем мужчины, в некоторых предметах, таких как математика

    В исследовании для статьи журнала «Убеждения о гендере» Коффман и ее коллеги попросили участников ответить на мелкие вопросы с несколькими вариантами ответов в нескольких категориях, с которыми, как считается, женщины лучше разбираются, например, Кардашьян, фильмы Диснея, кулинария, искусство и т. Д. литература и словесные навыки.Затем их опрашивали по категориям, которые считались благоприятными для мужчин, например, бизнес, математика, видеоигры, автомобили и спорт.

    Респондентов попросили оценить, на сколько вопросов они правильно ответили на тестах, и угадать результативность случайного партнера, пол которого был выявлен. И мужчины, и женщины в среднем преувеличивали фактический разрыв в гендерных характеристиках, преувеличивая преимущество мужчин в областях с мужским типом, а также преувеличивая преимущество женщин в вопросах с женским типом. А в прогнозировании своих способностей женщины гораздо меньше доверяли своим оценкам на тестах, в которых, по их мнению, мужчины имели преимущество.

    «Гендерные стереотипы определяют представления людей о себе и других, — говорит Коффман. «Если я возьму женщину, которая обладает одинаковыми способностями в двух разных категориях — вербальной и математической, — только тот факт, что среднее преимущество мужчин в математике, формирует ее веру в то, что ее собственные способности в математике ниже»

    Женщины скидывают положительные отзывы о своих способностях

    В эксперименте для рабочего документа Коффмана «Стереотипы и обновление убеждений» участники выполнили рассчитанный на время тест когнитивных способностей в пяти областях: общие науки, арифметические рассуждения, математические знания, механическое понимание и сборка предметов.Их попросили угадать общее количество правильных ответов, а также их результаты по сравнению с другими. Женщина, которая на самом деле имела такой же балл, как и мужчина, оценила свой балл на 0,58 балла ниже, что является статистически значимым разрывом. Еще более удивительно то, что даже после того, как участникам были предоставлены отзывы о том, как они справились, этот гендерный разрыв в том, насколько хорошо они себя воспринимали, сохранялся.

    Во втором исследовании участников попросили угадать, как они справились с тестом по случайно назначенному предмету, и спрогнозировать свой собственный рейтинг по сравнению с другими участниками, выполняющими тот же тест.Затем исследователи предоставили участникам отзывы об их работе. Они обнаружили, что и мужчины, и женщины не принимают во внимание хорошие новости о своих оценках по предметам, по которым их пол, как предполагалось, имел больше проблем.

    Стереотипы настолько сильно влияют на наши умы, что становится все труднее убедить людей в их таланте в областях, где, по их мнению, их пол является слабым, говорит Коффман.

    «Политический рецепт для устранения разрыва в уверенности женщин может быть таким: давайте найдем талантливых женщин и скажем им:« Эй, вы хорошо разбираетесь в математике. Вы получили действительно хороший результат на этом тесте по математике, — говорит она. — Но наши результаты показывают, что эта обратная связь менее эффективна для устранения гендерного разрыва, чем мы могли бы надеяться. Убедить женщин в областях с мужским типом труднее, чем мы думали. что они хорошо зарекомендовали себя в этих областях ».

    Неясно, почувствовали бы себя женщины лучше в отношении своих способностей, если бы они получали неоднократные положительные отзывы, а не одну хорошую новость. «Мне было бы интересно узнать, уменьшится ли гендерная предвзятость со временем, когда женщина снова и снова слышит, что она хороша в математике», — говорит Коффман.«Возможно, вам придется несколько раз подбодрить женщин, если вы хотите закрыть эти пробелы».

    «Наша работа предполагает необходимость структурирования группового принятия решений таким образом, чтобы гарантировать, что наиболее талантливые члены будут добровольно работать и получать признание за свой вклад, несмотря на гендерные стереотипы».

    Важно отметить, говорит Коффман, что эти исследования также показывают, что мужчины меньше, чем женщины, уверены в своей способности сиять на полях, где преобладают женщины. «Дело не в том, что женщины просто менее уверены в себе; мы постоянно обнаруживаем, что люди менее уверены в областях, которые более стереотипно выходят за рамки их гендерной области », — говорит Коффман.

    Женщины воздерживаются от высказываний на «мужские темы»

    В третьей статье «Гендерные стереотипы при обсуждении и коллективных решениях» Коффман и его коллеги изучали, как команды обсуждают, принимают решения и награждают идеи в группе.

    Исследовательская группа сравнила поведение двух групп, которые проводили обсуждения в свободной форме в ответ на вопросы, которые различались по степени «мужественности» темы. В одной группе пол каждого участника был известен, а в другой группе пол говорящих не определялся.Они обнаружили, что мужчины и женщины имеют одинаковые способности отвечать на вопросы, но опять же, гендерные стереотипы искажают ответы людей.

    По мере того, как «мужественность» вопроса увеличивалась, женщины стали значительно реже, чем мужчины, продвигать свои идеи внутри группы, когда их пол был известен, особенно в тех случаях, когда только одна женщина разговаривала с группой мужчин. Но в группах, где пол был неизвестен, не было обнаружено гендерных различий в том, насколько женщины и мужчины высказывали свои идеи или были признаны другими за их вклад.

    Исследователи даже обнаружили, что стереотипы, по-видимому, играли роль в том, как сторонние оценщики оценивали вклад каждого члена группы после прочтения стенограмм разговоров. Не зная пол говорящих, эти оценщики с гораздо большей вероятностью предполагали, что участники, которые в расшифровке стенограммы назывались «теплыми» или дружелюбными, были женщинами, а отрицательным или критическим участником — мужчинами — даже несмотря на то, что исследователи не обнаружили фактических различий. в том, как общались мужчины и женщины в группе.Мужчины-оценщики также значительно реже считали, что ораторы, признанные «компетентными», были женщинами. Кроме того, более теплые участники, особенно более теплые женщины, с меньшей вероятностью были вознаграждены за их вклад в обсуждения.

    Говорите об успехе

    Чтобы добиться профессионального успеха, люди должны высказывать свое мнение и отстаивать свои идеи, работая в командах, принимающих решения, поэтому проблема, если женщины молчат, когда речь идет о предметах мужского типа, и если их идеи меньше ценятся, когда они — выражайте их, — говорит Коффман.

    «Наша работа предполагает необходимость структурирования группового принятия решений таким образом, чтобы гарантировать, что наиболее талантливые члены будут добровольно участвовать в работе и получить признание за свой вклад, несмотря на гендерные стереотипы», — говорится в документе.

    Для менеджеров также важно знать, как нехватка уверенности может повлиять на рабочее место, особенно в профессиях, в которых долгое время доминируют мужчины, и понимать, что женщинам может потребоваться дополнительная поддержка, чтобы выразить свои идеи или бросить свою шляпу для продвижения по службе. — говорит Коффман.

    «Я бы посоветовал бизнес-лидерам задуматься о том, как [уровень уверенности сотрудников] влияет на процессы в их организациях», — говорит Коффман. «Я бы сказал, что предоставление дополнительных отзывов — хорошее начало. Если вы, как работодатель, где-то видите талант, попытка убедиться, что этого человека поощряют, признают и награждают — не один раз, а неоднократно, — это может быть полезным делом ».

    Обладая этими новыми данными о гендерных стереотипах, Коффман и ее коллеги надеются, что их работа будет полезна для будущих исследований, чтобы собрать воедино ответы на некоторые загадочные вопросы, например, почему мужчины и женщины одинаково верят, что мужчины будут работать лучше женщин в некоторых областях и какие меры вмешательства можно рассматривать как устранение гендерного разрыва в самооценке.

    «Стереотипы — это широко распространенные взгляды, которые формируют представления о наших собственных и чужих способностях, вероятно, с самого раннего возраста», — говорит Коффман. «Пока мы не сможем изменить эти стереотипы, важно подумать о том, как лучше избавить людей от предубеждений, вызванных стереотипами, и помочь им сделать успешную карьеру в тех областях, где лежат их увлечения и таланты».

    Дина Гердеман — старший редактор Harvard Business School Working Knowledge.

    Изображение: Willbrasil21

    Ссылки по теме:

    Женщины получают более суровое наказание на работе, чем мужчины
    Спонсорские программы могут фактически увеличить гендерный разрыв
    Гендерные компании процветают только там, где присутствует разнообразие

    Что вы думаете об этом исследовании?

    Насколько интуитивно вы принимаете решения? Поделитесь своими мыслями ниже.

    Противостояние азиатско-американским стереотипам — The New York Times

    Американцы азиатского происхождения также отстают в доходах.Американские азиатские мужчины с высшим образованием зарабатывают на 8 процентов меньше, чем белые. Хотя американские женщины азиатского происхождения, вероятно, будут зарабатывать столько же, сколько белые женщины, они с меньшей вероятностью будут занимать руководящие должности.

    Что увековечивает эти стереотипы? Что можно сделать, чтобы изменить мышление?

    KR: Часть решения — дать американцам азиатского происхождения больше возможностей проявить себя как лидеры. Таким образом, вместо того, чтобы просто видеть в сотруднике технически компетентного человека, менеджеры могут дать им больше шансов руководить проектами и спокойно идти на небольшой риск, предоставляя им эти начальные возможности.

    В то же время американские сотрудники азиатского происхождения могут сделать больше, чтобы показать, что они «лидерские качества». Они могут создать портфель возможностей для лидерства вне работы посредством благотворительной и филантропической деятельности, а также они могут сделать больше, чтобы начать бросать вызов стереотипу азиатских тихих людей, больше подвергая сомнению решения и предлагая конструктивную критику управленческих и исполнительных решений.

    JL: Мы с Картиком думаем немного иначе по этому поводу.Я согласен с тем, что менеджеры должны предоставлять американцам азиатского происхождения больше возможностей для демонстрации своих лидерских качеств, но я также считаю, что нам нужно более широко и критически относиться к качествам, которые делают хорошего лидера. Мы склонны считать, что лидеры должны быть смелыми, дерзкими и громкими, но это предположение отдает предпочтение мужчинам, и в особенности белым мужчинам, которые с большей вероятностью будут развивать и проявлять эти качества.

    Но взглянув на некоторых руководителей высшего звена страны, мы обнаруживаем, что их в первую очередь называют слушателями.Их также описывают как командных игроков, которые скорее чуткие, вдумчивые, уравновешенные и взвешенные, чем смелые и дерзкие.

    Более широкий взгляд на качества, которые делают хорошего лидера, и признание того, что различные модели лидерства могут быть столь же эффективными (если не более), чем традиционные, расширит возможности лидерства не только для американцев азиатского происхождения, но и для женщин и других людей.

    Добавить комментарий