Стереотипы общения: Как стереотипы влияют на вашу психику и восприятие

Содержание

Как стереотипы влияют на вашу психику и восприятие

Автор: Taтьянa Bлaдимиpовна Барлас, кандидат психологических наук, старший преподаватель Московского психологического университета.

 

Тема данной публикации — стереотипы в восприятии человека человеком, то есть устойчивые мнения о личностных качествах групп людей, определяющие отношение к ним и поведение при взаимодействии с представителями этих групп. Примерами стереотипов являются суждения вроде «женщины более эмоциональны, чем мужчины» или «англичане сдержанны и чопорны».

Психологическая предпосылка формирования стереотипов состоит в необходимости обобщения информации об окружающих нас людях. Следуя стереотипу, мы упрощаем картину мира, делаем ее более понятной. Поэтому использование стереотипов — целесообразная стратегия социального познания. Проблемы возникают тогда, когда стереотипы оказываются чрезмерно обобщенными или неверными.

Стереотипы могут действовать как на сознательном, так и на неосознаваемом уровне. Например, негативные суждения по отношению к национальным и расовым меньшинствам, как правило, являются социально неодобряемыми, и на сознательном уровне стереотипы превосходства рас и наций не выражены. Однако это не значит, что они исчезли вовсе.

Допустим, аргументируя выбор в пользу претендента на важную должность представителя своей национальности против человека другой национальности, сделавшие этот выбор, возможно, будут искренне протестовать против того, что расовые предпочтения сыграли решающую роль. Сути выбора это не изменит. Приведем примеры аналогичных экспериментов, продемонстрировавших роль стереотипов пола.

Испытуемым предъявлялись фотографии «группы, работающей над исследовательским проектом», и просили предположить, кто из участников внес наибольший вклад в работу. В однополых группах чаще выбирали того, кто сидел во главе стола; то же самое происходило и в смешанных группах, где во главе стола сидел мужчина. Однако в группе из трех женщин и двух мужчин, где во главе стола сидела женщина, каждого из мужчин выбирали втрое чаще, чем всех женщин вместе взятых.

Большая часть стереотипов — это стереотипы пола, возраста, расы, национальности, профессии, социальной принадлежности. Примеры широко известны и достаточно очевидны. Для межличностного взаимодействия существенны также стереотипы внешности (поджатые губы — злой человек, очкарик — умный и пр.)

Примером стереотипа внешности, действующего в основном на бессознательном уровне, служит стереотип «красивый — значит, хороший». Выражается он в том, что внешне более привлекательным людям приписываются положительные личностные качества, а менее привлекательным — пороки и недостатки. Действие этого стереотипа отмечается уже с четырехлетнего возраста.

Феномен внутригрупповой пристрастности также можно условно отнести к стереотипам. Выражается он в более высокой оценке членов группы, к которой принадлежим мы сами, и более низкой — членов других групп. Понятие «группа» в данном случае может варьироваться в очень широком диапазоне — от жильцов одного дома до жителей одной страны. Действенность данного стереотипа выражена даже тогда, когда принадлежность к той или иной группе определяется случайными факторами (школьный класс, болельщики одной команды).

Что определяет формирование того или иного стереотипа? Безусловно, в их основе лежат реально существующие различия между женщинами и мужчинами, лицами разных профессий, возрастов, национальностей. Информацию о них мы получаем из собственного опыта, от своих знакомых и близких, из средств массовой информации.

Однако, как мы сами, так и другие источники информации, которыми мы пользуемся, подвержены действию различного рода искажающих феноменов, снижающих точность социальной перцепции (социального восприятия). Некоторые из этих феноменов имеют самое непосредственное отношение к формированию стереотипов; к их рассмотрению мы и переходим.

Чрезмерная обобщенность стереотипов приводит к тому, что реально существующие небольшие различия очень сильно преувеличиваются. Оценивая людей, мы склонны преувеличивать сходство внутри группы и различия между группами. Так, по данным одного исследования, мужчины оказались незначительно более уверенными и доминантными, а женщины — нежными и склонными к состраданию. Однако в стереотипах мужчины и женщины эти характеристики различались примерно вдвое.

Влияние единичной яркой информации на формирование стереотипов гораздо больше, чем влияние информации более обширной и точной, но малоэмоциональной. Так, описание кровавого преступления, совершенного лицом национальности Х, будет способствовать формированию соответствующего стереотипа в большей степени, чем статистическая таблица, из которой ясно, что наибольший процент преступлений совершают лица национальности Y.

Примерно такое же воздействие, как единичная яркая информация, оказывает единичная информация, полученная лично, от друзей и знакомых. Таким образом, мы с легкостью обобщаем единичные факты до закономерности и с гораздо большим трудом применяем общие закономерности к конкретным людям.

Устойчивость стереотипов обеспечивается, в частности, тем, что информация, соответствующая стереотипу, способствует его упрочению, а противоречащая — игнорируется. Более того, в одной и той же информации можно найти подтверждение противоположным стереотипам.

Группа студентов смотрела видеозапись беседы с девочкой, в ходе которой та отвечала на вопросы теста способностей. Одной группе было сказано, что девочка — дочь родителей из низших слоев общества, проживающая в бедном квартале, другой — что это дочь интеллигентов из респектабельного пригорода. Первая группа оценила способности девочки ниже среднего уровня и вспомнила, что она не ответила почти на половину вопросов теста. Вторая группа оценила уровень способностей девочки как высокий, вспомнив, что на большинство вопросов она ответила правильно.

Устойчивость стереотипов выражается в том, что единичные противоречащие им примеры могут сосуществовать со стереотипом, например, «все лица национальности Х — жулики и пройдохи, но к моему соседу, хоть он и той же национальности, это отношения не имеет». Если же примеров, противоречащих стереотипу, достаточно много, они могут быть выделены в отдельную группу, для которой будет создан свой стереотип, например, стереотип феминистки, существенно отличающийся от стереотипа просто женщины.

Как стереотипы влияют на поведение и психику? Помимо очевидных социальных последствий, стереотипы оказывают воздействие и на тех, кто оказывается их объектом. Один из главных механизмов воздействия стереотипов — феномен самоисполняющегося пророчества, основанный на том, что стереотипы меняют поведение тех, кто их разделяет, в свою очередь воздействующее на поведение их партнеров по общению в сторону соответствия стереотипу.

Белые американские испытуемые разыгрывали ситуацию собеседования при приеме на работу. Их поведение существенно различалось в зависимости от расы «претендента на должность»: если им был чернокожий, интервьюеры садились на большем расстоянии от него, реже смотрели ему в глаза, заканчивали беседу быстрее и делали больше ошибок в речи.

В следующем эксперименте специально тренированные имитаторы опрашивали «претендентов» (только белых) таким образом, чтобы это походило на интервьюирование белых и чернокожих. Те, кого интервьюировали в той же манере, что и чернокожих, выглядели более нервными и менее собранными, чаще сбивались и путались, были меньше удовлетворены тем впечатлением, которое они произвели на интервьюера.

Стереотипы часто определяют атрибуцию поведения, объяснение его причин теми или иными факторами. Так, стереотип «старые люди дряхлеют и много болеют» приводит к тому, что основной причиной болезней и немощей престарелых людей как они сами, так и окружающие считают именно возраст, в то время как таковой может являться, например, изменение образа жизни в связи с выходом на пенсию или переживания в связи со смертью близкого человека.

Если индивид разделяет стереотип, соответствующий его полу, возрасту, профессии и пр., то он не может не влиять на его я-концепцию и самооценку, которые, в свою очередь, определяют поведение, интерпретацию событий и т.д.

В эксперименте был продемонстрирован феномен, названный «уязвимость стереотипом». Студентам с одинаковыми способностями давали контрольную работу. Перед ее началом им говорили одно из двух: 1) мужчины и женщины обычно показывают одинаковые результаты; 2) женщины обычно уступают мужчинам. В обоих случаях результаты подтверждали «стереотип»: в первой ситуации и женщины и мужчины набирали в среднем около 15 баллов по 100-балльной шкале, во второй женщины набирали в среднем по 5 баллов, мужчины — по 25.

В заключение необходимо отметить случаи, когда стереотипы «не работают». Такое случается прежде всего в ситуации тесного и длительного общения, когда люди взаимодействуют не с представителем своего пола или национальности, а с конкретным человеком, причем, как уже отмечалось, позитивное отношение к человеку может сосуществовать с негативным стереотипом по отношению с социальной группе, которую он представляет. Однако иногда сознательно декларируемые стереотипы «не срабатывают» и в ситуации поверхностного контакта, о чем свидетельствует результат широко известного исследования, названного «Парадокс Ла-Пьера».

В 1934 году на пике антиазиатских настроений в США психолог Ла-Пьер обратился с письменным запросом в 251 ресторан и отель: «Не согласитесь ли вы принять в качестве гостей китайцев?» Ответило 128 заведений, 92% ответов были отрицательными и лишь 1% — полностью положительным. Но до этого Ла-Пьер вместе с парой своих студентов-китайцев уже объехали все эти заведения и всюду, кроме единственного случая, встретили радушный прием.

Приведенный пример неслучайно имеет четкую «привязку» во времени и пространстве. Несмотря на то, что стереотипы подразумевают «сопротивляемость изменениям», они в целом достаточно чувствительны к социальным условиям той среды, в которой возникают. Поэтому если меняется среда, то и стереотипы меняются. Для примера достаточно вспомнить многочисленные метаморфозы, которые претерпели за последние годы стереотипы «коммуниста» и «демократа». Поэтому стереотипы одной культуры (а большинство приведенных в этом разделе данных были получены в культурах США и Западной Европы) могут не подтвердиться в условиях другой культуры (например, российской).

 

Больше знаний — меньше стереотипов. Составьте свою учебную программу и учитесь только самому интересному и нужному.

Стереотипы — причины, диагностика и лечение

  • Врачи
  • Лечение
  • Статья обновлена: 18 июня 2020

Наше восприятие окружающих во многом зависит от того, как мы их «классифицируем»: дети, женщины, политики, пенсионеры, и т. д.

Что такое стереотипы

Восприятие предметов со сходными особенностями помогает нам образовывать понятия. Точно так же и люди классифицируются нами по их принадлежности к той или иной группе, социально-экономическому классу или по физическим характеристикам.

Таким образом создаются стереотипы, которые порождают у нас слишком условное и упрощенное представление о других людях. Если, опираясь на стереотипные представления о человеке, мы в дальнейшем устанавливаем с ним контакт, заранее зная, чего от него можно ожидать, это часто лишает нас стимула понять его как личность.

Когда появился этот термин?

Впервые термин стереотип использовал классик американской журналистики Уолтер Липпман (Walter Lippmann), который в 1922 году опубликовал книгу «Общественное мнение». Этим словом он пытался описать метод, с помощью которого общество пытается категоризировать людей. Липпман выделил четыре аспекта стереотипов. В дальнейшем появилось несколько других градаций, но все они в определенной степени опирались на идеи Липмана.

Аспекты стереотипов по Липману

  1. Стереотипы всегда проще, чем реальность. Сложнейшие характеристики стереотипы выражают в одном предложении.
  2. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. Чаще всего, мы приобретаем их от той группы, к которой принадлежим (от родителей, друзей), из СМИ, старающихся дать упрощенное представление о проблемах – особенно о тех, о которых мы не располагаем никакими сведениями.
  3. Все стереотипы ложны. Они приписывают конкретному человеку черты, которыми он обязан обладать лишь из-за своей принадлежности к определенной группе.
  4. Стереотипы очень живучи. Даже если люди убеждаются в том, что стереотип не соответствует действительности, они склонны не отказаться от него, а утверждать, что исключение лишь подтверждает правило.

Стереотипы в массовой культуре

Стереотипы являются частью массовой культуры. Они могут формироваться на основе возраста (например, «молодежь сейчас ужасно невоспитанная»), пола («все мужчины хотят от женщин только секса»), религии («ислам – религия террора»), и т. д.

Можно ли победить стереотипы?

Сегрегация между группами может только способствовать закреплению стереотипов, а сближение групп, наоборот, приводит к изменению стереотипов, а иногда – к их полному уничтожению. Например, был проведен эксперимент, в ходе которого представителей разных рас поселили в одном здании на разных этажах. В результате их стереотипы сохранились и даже укрепились. И наоборот, многие стереотипы в этих группах разрушились, когда они стали занимать один этаж, сталкиваясь с одними и теми же бытовыми трудностями и совместно решая проблемы.

Стереотип не равен истине

Стереотип имеет познавательную и мотивационную функцию. То есть, он представляет собой информацию в наиболее легкой и понятной форме. Но та же самая информация может дезориентировать человека, если будет сильно расходиться с действительностью. Наиболее емко сформулировал это Чарлз Бакли, звезда баскетбола: «Вы понимаете, что мир не такой, какой вы думали, когда узнаете, что лучший рэпер — белый (имеется в виду Эминем), лучший игрок в гольф — чернокожий, самый высокий баскетболист — китаец (суперзвезда NBA Яо Минь, ростом 2 м 29 см), а немцы не хотят воевать в Ираке».

Источники

  • de la Barrera Cardozo M., Chiba de Castro WA., Aguiar LM. Stress behaviors in captive robust capuchins: Effects of humidity, visitors, management and sex. // Am J Primatol — 2021 — Vol — NNULL — p.e23265; PMID:33899942
  • Snow NM., Radatz D., Rhodes T. The Marketing of Female Escorts: A Gendered Perspective of Online Companionship Advertisements. // Int J Offender Ther Comp Criminol — 2021 — Vol — NNULL — p.306624X211010284; PMID:33899530
  • Uebelacker LA., Wolff JC., Guo J., Feltus S., Caviness CM., Tremont G., Conte K., Rosen RK., Yen S. Teens’ perspectives on yoga as a treatment for stress and depression. // Complement Ther Med — 2021 — Vol — NNULL — p.102723; PMID:33895267
  • Dhawan N., Carnes M., Byars-Winston A., Duma N. Videoconferencing Etiquette: Promoting Gender Equity During Virtual Meetings. // J Womens Health (Larchmt) — 2021 — Vol30 — N4 — p.460-465; PMID:33885346
  • Mannheim I., Wouters EJM., van Boekel LC., van Zaalen Y. Attitudes of Health Care Professionals Toward Older Adults’ Abilities to Use Digital Technology: Questionnaire Study. // J Med Internet Res — 2021 — Vol23 — N4 — p.e26232; PMID:33881408
  • Heikkilä M., Isaksson A., Stranne F. Differentiations in Visibility-Male Advantages and Female Disadvantages in Gender-Segregated Programmes. // Front Sociol — 2020 — Vol5 — NNULL — p.563204; PMID:33869497
  • Bartsch F., Rulofs B. Intersections of Forced Migration and Gender in Physical Education. // Front Sociol — 2020 — Vol5 — NNULL — p.539020; PMID:33869488
  • Zvi L. Police Perceptions of Sex-worker Rape Victims and Their Offenders: A Vignette Study. // J Interpers Violence — 2021 — Vol — NNULL — p.8862605211005140; PMID:33866831
  • Vincent JL., Juffermans NP., Burns KEA., Ranieri VM., Pourzitaki C., Rubulotta F. Addressing gender imbalance in intensive care. // Crit Care — 2021 — Vol25 — N1 — p.147; PMID:33863353
  • Boyle SC., LaBrie JW. A Gamified, Social Media-Inspired, Web-Based Personalized Normative Feedback Alcohol Intervention for Lesbian, Bisexual, and Queer-Identified Women: Protocol for a Hybrid Trial. // JMIR Res Protoc — 2021 — Vol10 — N4 — p.e24647; PMID:33861212

Социальный стереотип в жизнедеятельности людей

Деятельность людей в тех или иных привычных условиях их жизни нередко основана на социальных стереотипах – схематизированных, упрощенных образах того или иного явления действительности, помогающих им ориентироваться среди множества одобряемых обществом моделей мышления и поведения.

Понятие «социальный стереотип» впервые встречается у У. Липпмана. Он определил стереотипы как «упорядоченные, схематичные, детерминированные культурой “картинки” мира “в голове” человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права»[1]. Данное определение является достаточно широким, ибо охватывает не столько функции стереотипа в сфере социального, сколько его общемировоззренческую роль. Сродни предыдущему определение И. С. Кона, который называет стереотипом «предвзятое, то есть не основанное на свежей, непосредственной оценке каждого явления, а выведенное из стандартизованных суждений и ожиданий мнение о свойствах людей и явлений»[2]. Действительно, в общении с другими людьми человек пользуется стереотипами как «представлениями и парадигмами, которые сформировались как результат обобщения ранее накопленного опыта»[3]. В этом смысле стереотипы как бы освобождают человека от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Ведь ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Что было бы, если бы каждый раз предмет или явление мы начинали постигать заново? Более того, люди чаще всего полагаются на стереотипы в условиях дефицита времени и чрезмерной занятости, усталости, при эмоциональном возбуждении и в незрелые годы, когда человек не научился еще хорошо разбираться в людях[4].Стереотипы, аккумулирующие стандартизованный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и общения с другими людьми, помогают ему ориентироваться в жизни и освобождают от принятия индивидуальных решений в типовых ситуациях. Они являются средством организации опыта людей и одновременно «клеткой», не выпускающей за рамки привычного образа их мыслей и действий[5]. А поскольку человек воспринимает действительность и осваивает новые для него сферы деятельности при помощи воспроизводства старого опыта[6], выйти из такой «клетки» представляется затруднительным или нежелательным вовсе. Человек полагается на стереотипы из экономии мышления: сначала автоматически оценивает источник воздействия и только затем раскрывает содержание информации, то есть уже заранее положительно или отрицательно относится к сообщению. По этой причине, из-за узости взгляда на сложившуюся ситуацию, возможны ошибки и промахи в наших практических действиях[7].

В исследовании социального стереотипа важно учитывать психологическую и социальную стороны. При этом оба этих аспекта исследования должны взаимодополнять друг друга. Стереотип – это сложный психологический и одновременно социальный механизм усвоения и переработки информации, а вместе с тем и регулирующее начало человеческой деятельности. Утверждать, что его образование есть сугубо психологический процесс, который будто бы не всегда отражает реалии общественного существования индивида, – ошибка, психологизирование социальной реальности. Также ошибочно рассматривать стереотипы как только ложные представления о реальных свойствах вещей и упрекать их носителей в зашоренности. Как идеальный конструкт общественной деятельности человека, стереотипы являются элементами его сознания, но они вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений», а имеют материальное выражение – знаковый характер (являются знаками отношений, в первую очередь социальных) – и всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть в искаженном и трансформированном виде, моделируют и организуют ее. Стереотипы срабатывают как «маркеры» социальной дифференциации между группами и интеграции внутри них, ибо они защищают и охраняют интересы группы, регулируют поведение людей.

В структуре социального стереотипа можно выделить несколько составляющих его уровней:

1) когнитивный уровень – это получаемая человеком информация об объективных феноменах действительности. Эта информация преобразуется в стереотипное суждение, если представлена «схематизированным и генерализированным содержанием»[8]. Ведь когнитивным источником стереотипов почти всегда является наше естественное стремление сводить сложные взаимосвязи к простым. Упрощение, схематизация социальной реальности, а порой и ее искажение являются существенной чертой стереотипов. Механизм стереотипизации включается всякий раз, когда в общем потоке поступающей информации люди встречают явления или ситуации, не требующие подробного и глубокого анализа. Человеческая психика устроена таким образом, чтобы максимально облегчить наше существование;

2) ценностный уровень выражает отношение субъекта к отражаемой действительности и обычно включает в себя эмоции, чувства симпатии или антипатии к реальному или символическому объекту. Зачастую в стереотипах акцентирована именно эта составляющая. Поэтому иногда делается вывод о том, что в стереотипе якобы минуется процесс рационального осознания, что стереотип представляет собой «образование, предшествующее разуму»[9], которое не осознается индивидом и не артикулируется им. Это не совсем так. Любой стереотип, даже если он не артикулируется, имеет когнитивную основу, ибо возникает благодаря знанию (или распознаванию) объекта, с которым человек имеет дело.

Социальному стереотипу присущи определенные свойства. Из них наиболее ярко и конкретно проявляется предвзятость. Люди часто готовы оценивать поступающую информацию предвзято и не всегда сознают это. Они пребывают в уверенности, что их негативное отношение к человеку, группе или явлению вызвано их дурными свойствами или плохим поведением. Также и прошлый отрицательный опыт взаимодействия с кем-либо из группы может в дальнейшем проецироваться на всех членов этой группы. когда личный опыт противоречит стереотипу, такой факт воспринимается как исключение.

Другим свойством социального стереотипа является его ригидность. Стереотипы отличаются стабильностью и консервативностью в течение порой долгого времени. Люди со стереотипным мышлением и поведением успешно сопротивляются рациональным доводам, любой информации, направленной на их изменение. Однако абсолютизировать ригидность стереотипов нельзя, так как им свойственна и определенная гибкость. Люди вынуждены приспосабливаться к изменению общественных реалий, поэтому социальный стереотип может меняться в зависимости от объективных социальных, политических, экономических перемен, однако происходит это, как правило, не очень быстро. Пластичность стереотипов проявляется в изменении ценностей, установок мотивационной структуры их носителей. Если человек открыт для восприятия информации, не стыкующейся с его стереотипным представлением о происходящем, разрушающей его же собственную привычку судить, основываясь на стереотипах, происходит «ломка» мышления. Человек не может мгновенно поменять фокус уже сложившегося мнения и оценок, ему сложно выйти за рамки своего обыденного кругозора.

Могут ли социальные стереотипы исчезать вовсе? Скорее можно утверждать, что стереотип с течением времени видоизменяет свое содержание. Однако сам по себе он исчезнуть не может, ибо является инструментом сознания и деятельности. Важно понимать, что не бывает абсолютно одинаковых ситуаций, в которых востребуются те или иные социальные стереотипы, поэтому их содержание вариативно. Отметим, что даже в условиях активного общения и пополнения информации друг о друге между стереотипизирующей и стереотипизируемой сторонами стереотипы не исчезают. Так, например, совместное существование мужчины и женщины отнюдь не разрушает гендерные стереотипы.

Конечно, осознанно изменяя любой стереотип поведения, можно гармонизировать свою жизнь и отношения с окружающим миром. Для этого нужны желание и практическая потребность в этом изменении, должна быть соответствующая цель, поскольку нормальное (что может не значить «приемлемое» для конкретного человека) поведение – это зависимое поведение. В общении человек вынужден благоразумно не выходить за рамки, которые позволяют ему видеть в людях только то, что важно для обслуживания его зависимости. Для нормального человека всегда гораздо большее значение имеет Я идеальное, чем Я возможное. Возможное Я – это тот образ индивида, каким он мог бы стать, освободившись от стереотипных суждений.

Оценочная окрашенность – также одно из ярчайших свойств социального стереотипа, проявляется внешним образом в его выраженности, в реальных действиях и чувствах людей. Скажем, стереотип враждебности в отношении каких-либо индивидов или их групп влечет за собой напряжение между ними со всеми вытекающими отсюда последствиями – от оскорблений до физического насилия.

Таким образом, социальные стереотипы не являются «аксиологически нейтральными». Стереотипизация любого явления всегда сопряжена с его оценкой, а оценка, в свою очередь, зависит от того, кто оценивает и с какой точки зрения, так как «оценка относится к числу собственно человеческих категорий… она задает его мышление и деятельность. Она предназначена для того, чтобы упорядочивать, облегчать и регулировать эту деятельность»[10]. Из-за разницы условий деятельности людей их оценки любого социального явления подвергаются критике за их необъективный характер, ибо все понимают, что они часто зависят именно от стереотипов тех, кто оценивает. Ведь оценивающий только со своих позиций неизбежно упускает из виду многие объективные признаки оцениваемого, что нагружает его стереотипное суждение ошибочными представлениями.

Социальный стереотип подчиняется строгим логическим законам мышления. Он обладает свойством однозначности. Это свидетельствует о том, что логически не может быть вынесено одновременно двух противоречащих друг другу суждений по поводу одного и того же объекта.

Отметим еще одно свойство социального стереотипа – его репрезентативность. Стереотипизация понимается как упрощенный способ представления другого: несколько характеристик «сплющиваются» в один, весьма упрощенный образ, который призван сжато представить и выразить сущность всей группы.

Можно выделить много разновидностей социальных стереотипов: гендерные, этнические, конфессиональные, профессиональные, политические, эстетические, этические, бытовые и многие другие. Все они так или иначе проявляются в жизнедеятельности людей современного общества как стереотипы их социальной идентификации. Нередко в каждом отдельном случае имеет место комплексное сочетание нескольких видов стереотипов.

Механизм стереотипизации (то есть механизм образования стереотипа) не является прирожденным инвариантом человеческого сознания. Стереотипы редко бывают плодом нашего личного опыта. С того момента, как ребенок начинает идентифицировать себя с группой и осознавать себя ее членом, он в процессе социализации, инкультурации усваивает готовые социальные (этические, эстетические и т. д.) стереотипы поведения той группы, к которой принадлежит, в первую очередь наиболее близких к нему людей. Поэтому можно с определенной долей уверенности говорить о том, что социальные стереотипы, прививаемые обществом индивиду через социализацию, становятся и личностными. Следовательно, персональные стереотипы (автостереотипы) являются «подтипом» социальных, сфера их действия – самые разные ситуации, в которых индивид обладает свободой решать, как относиться к тому или иному явлению. Это не означает, что человек не может иметь своих собственных выработанных стереотипов. Вместе с тем даже эти якобы самостоятельно выработанные человеком стереотипы формируются им в его совместной жизнедеятельности с другими людьми, а потому они не могут не иметь общественного характера.

Сущность социального стереотипа не может быть понята без выяснения вопроса о том, какова его роль и каким образом происходит «моделирование» (конструирование) реальности с его помощью. Всякий субъект для осуществления акта самоидентификации, для того чтобы сформировать образ самого себя и самооценку, обеспечивающие его психологическую устойчивость, нуждается в Другом. Благодаря инаковости Другого даруется смысл тому, что индивид собой представляет для себя. Иначе говоря, он определяет себя в терминах подобия и отличия от другого человека. Всякое общество, коллектив или группа и даже отдельный индивид начинают сознавать свою тождественность только через выделение своих отличий посредством их закрепления в образцах поведения по отношению к другим, чужим. Такие различия служат границей, где заканчиваются «я» или «мы» и начинается чужой внешний мир – «они». В качестве другого человеку может противостоять все общество, к которому он принадлежит, «мы», отделившее себя от «они», огромное количество людей, связанных в одно целое сложной системой отношений.

Человеку свойственно, сознавая свою принадлежность к определенной группе, приписывать ей более благоприятную оценку, чем чужой. Такое предпочтение характеризуется двумя важными аспектами. Во-первых, элементы собственной культуры (норм, ролей, ценностей) воспринимаются им как естественные и правильные, а элементы других культур – негативно, как неестественные и неправильные. Происходит позитивная самоидентификация: мы – хорошие, они – плохие. Люди склонны рассматривать явления и факты чужой культуры, чужого народа, группы или семьи и т. д. сквозь призму своих культурных традиций и ценностей. Различия могут быть воображаемыми, но настоящая проблема возникает тогда, когда эти действительные или воображаемые различия возводятся в ранг главного качества и превращаются во враждебную психологическую установку по отношению к какой-то другой группе. Такая установка психологически разобщает отдельных людей или их общности, а затем теоретически обосновывает дискриминацию, которая проистекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактических свойств группы, о которой идет речь. Это имеет последствие в том, что малые по численности группы, в особенности дискриминируемые, обнаруживают очень высокую степень сплоченности. Сама дискриминация (острое ощущение своей исключительности, отличия) служит фактором, способствующим цементированию внутригрупповой солидарности. Во-вторых, с самого начала наиболее характерными особенностями популяций предков человека и человеческих групп, по замечанию П. Ван ден Берге[11], явились два альтруистических качества – «непотизм» (поведение, направленное не только на собственное выживание, но и на заботу о родственниках) и «реципрокность» (поведение, при котором особи внутри популяции тесно сотрудничают по принципу «добро за добро»). Для человека естественно сотрудничать с членами своей группы, оказывать им помощь, предпочитать свою группу, гордиться ею и даже враждовать с членами других групп. В кризисных условиях он ищет опору и поддержку и зачастую находит их именно у представителей своего окружения. Таким образом удовлетворяется потребность человека в чувстве психологического комфорта, в безопасности и защищенности. Во имя сохранения внутренней сплоченности каждая социальная группа максимизирует межгрупповые различия и одновременно минимизирует различия между членами своей группы и закрепляет их в форме автостереотипов и гетеростереотипов – шаблонов восприятия, позволяющих «быстро, просто и достаточно надежно категоризировать, упрощать, схематизировать ближайшее и более отдаленное социальное окружение»[12]. Социальный автостереотип описывает самосознание группы, ее представление о себе, а содержанием социального гетеростереотипа является сложившийся образ другого социального образования. Сам по себе этот процесс межгрупповой стереотипизации не плох и не хорош, он лишь выполняет объективно необходимую функцию, являясь инструментом восприятия социальной действительности, особым социальным языком.

Стереотипы хороши, когда они работают на человека, а не подавляют его индивидуальность. Каждый человек прежде всего является личностью со своими особенностями мышления, характера и поведения. «Человек сознает, что он существует. Что он – это он; ничто не заменит его, и сам он не может заменить других»[13]. И если мы все-таки приходим к выводу, что определенный стереотип должен быть развенчан, необходимо иметь в виду, что его развенчание всегда сопровождается довольно острыми межличностными, внутриличностными и межгрупповыми конфликтами. В обществе всегда имеет место «глубокое противоречие, кажущееся непреодолимой пропастью между индивидуальными потребностями и склонностями и потребностями существования общества»[14], где каждый индивид является изолированным в своей внутренней жизни, а во внешней – «функционером», винтиком общественной системы. Человек нуждается в определенных реакциях со стороны других людей для поддержания самоуважения и целостности Я и в стабильном общественном порядке.

Все это говорит об устойчивости и поляризованности социальных стереотипов людей. Ведь степень истинности оценок, которые выводят люди из стереотипизированных образов, пропорциональна их познанию общественных реалий, на основе которых только и может сформироваться стереотип.

[1] Lippman, W. Public Opinion. – N. Y., 1966. – P. 66.

[2] Кон, И. С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) // Новый мир. – 1996. – № 9. – С. 26.

[3] Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. 407.

[4] См.: Майерс, Д. Социальная психология. Интенсивный курс. – СПб. – М., 2002. – С. 311.

[5] Интересно, что на этом основании стереотип расценивается П. Штомпкой, например, как патологическое явление: «Стереотип – это упрощенный, односторонний, крайне утрированный образ определенной группы, трактующий всех членов этой группы недифференцированно, независимо от их индивидуальных особенностей» (Штомпка, П. Социология. – М., 2005. – С. 316).

[6] См.: Кон, И. С. Указ. соч. – С. 26.

[7] Именно поэтому стереотипы являются основной мишенью «программистов» поведения. Апелляция к укоренившимся стереотипам людей гарантированно помогает «подтолкнуть» их умы в желательном направлении.

[8] Шихирев, П. Н. Современная социальная психология в Западной Европе. – М., 1985. – С. 170.

[9] Allport, G. W. The Nature of Prejudice. – N. Y., 1958. – P. 32.

[10] Арутюнова, Н. Д. Проблемы структурной лингвистики. – М., 1984. – С. 5.

[11] Van den Berghe, P. L. Race and Ethnicity: A Sociobiological Perspective // Ethnic and Racial Studies. – 1978. – Vol. 1. – № 4. – P. 401–411; idem. The Ethnic Phenomenon. – N. Y., 1981.

[12] Агеев, B. C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопросы психологии. – 1986. – № 1. – С. 95–101.

[13] de Carvalho Jr., M. J. La conscience n’existe pas sans la liberte // Jaime, J. Historia da filosofia no Brasil. – Vol. 3. – São Paulo, 2001. – P. 409.

[14] Escaprit, R. La societe des individus. – Paris, 1984. – P. 43.

Стереотипы общения

Всю жизнь человека окружают другие люди, постоянно он находится в коммуникативных связях с обществом. Поэтому, зачастую, совершая тот или иной поступок, мы оглядываемся на общество, пусть даже и неосознанно, надеясь на нег, и опасаясь осуждений с его стороны. Этим мы, сами того не замечая, устанавливаем для себя некие рамки, ограничиваем свои желания, поступки. Ведь все время опасаемся критики общества, нашего окружения. Не задумываясь о том, что сложившееся стереотипы управляют нашей жизнью и нашими решениями.

Стереотипы – это некая дань личности обществу. Это некий шаблон поведения. Многие создают свои личные стереотипы после того, как потерпели неоднократные неудачи в каком-то деле. Но также и общество создает стереотипы общения.

На протяжении определенного промежутка времени происходит формирование стереотипов. Люди общаются и делятся своим опытом, вскоре находят себе единомышленников. Затем их шаблон поведения может стать действительно социальным спустя какое-то время. Стереотипы не изучаются в школах, о них не написано в книгах, но в жизни мы их активно используем как установки предков, которые прочно засели в наших умах.

Как возникает шаблон общения?

Стереотип в общении возникает при познании друг друга, что в социальной психологии имеет специфический смысл. Как правило, и современные, и устоявшиеся стереотипы, возникают на основе прошлого опыта, вызванного создавать человеком какие-либо выводы, не смотря на ограниченность информации. Часто стереотипы возникают касательно групповой принадлежности личности, к примеру, ее принадлежности к какой-то профессии. Вследствие этого, профессиональные ярко выраженные черты у встреченного в прошлом человека, представителя этой профессии, рассматриваются как черты, которые присущи всякому представителю этой профессии.

Стереотипы передаются из поколения в поколение, они настолько устойчивы, что порою воспринимаются как данность, как биологический факт, как реальность.

Стереотипы в общении делятся на две категории:

  1. Поверхностные стереотипы.
  2. Глубинные.

Под первой категорией понимают представления о том или ином народе, что обусловлено международной, внутриполитической или же исторической ситуацией. Эти стереотипы изменяются или прекращают свое существование в зависимости от стабильности общества, от событий, которые влияют на формирование взглядов у большинства населения. В изучении таких стереотипов заинтересованы, в первую очередь, историки, и те, кто интересуется социально-политическими процессами общества.

Глубинные же стереотипы являются неизменными. Они, в сравнении с поверхностными, не изменяются в течении определенного промежутка времени. Они устойчивы и представляют наибольший интерес в исследовании особенностей национального характера. Социальные стереотипы можно определить как негативный феномен, который препятствует адекватному, не искаженному, взаимопониманию.

Причины возникновения как стереотипов в общении, так и в целом, разнообразные. Но самой главной причиной является защитная реакция, которую вырабатывает человеческое сознание для того, чтобы предотвратить перегрузку мозга от информации, объем которой все время увеличивается. Не было бы этой защиты, сознание запуталось бы от непрерывного вытеснения оценочных суждений.

Примеры стереотипов

Стереотипы – составная часть массовой культуры. Они формируются на основе :

  1. Возраста (к примеру, «Молодежь слушает только рок»).
  2. Пола («Всем мужчинам нужен только секс»).
  3. Расы ( «Японцы все на одно лицо»).
  4. Религии («Ислам – террористическая религия»).
  5. Национальности («Все евреи очень жадные»).

Самым распространенным примером стереотипов общения является «Блондинки глупые».

Важно отметить, что стереотип всегда представляет информацию в наиболее понятной и легкой форме, но, в свою очередь, эта информация способна дезориентировать человека, если будет расходиться с его действительностью. Решать только вам, верить ли в мнение большинства, в стереотипы или же придерживаться своего индивидуального отношения к кому-либо или чему-либо.

 

СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ — это… Что такое СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ?

СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ

СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ.

Социокультурно маркированные единицы языка, реализуемые в речевом общении в виде определенной, выраженной в речи ассоциации со стандартной в данной культуре ситуацией общения.

Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР. Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин. 2009.

  • СТЕРЕОТИП СОЦИАЛЬНЫЙ
  • СТИЛИ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ

Смотреть что такое «СТЕРЕОТИПЫ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ» в других словарях:

  • Прохоров, Юрий Евгеньевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Прохоров. Юрий Прохоров Юрий Евгеньевич Прохоров Дата рождения: 23 марта 1948(1948 03 23) (64 года) Место рождения …   Википедия

  • ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕТОДИКИ — аббревиатура, абзац, автоматическая обработка текста, автоматический перевод, автономная речь, адаптация речевая, адаптация текста, адресант, адресат, азбука, акт речевой, активная грамматика, активная лексика, активная речь, активное владение… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • РЕЧЕПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТАКТИКА — РЕЧЕПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТАКТИКА. Предпосылка (программа) речевого и неречевого поведения, которая присуща носителю языка и является отражением его менталитета и культуры сообщества, к которому он принадлежит. Р. т. в значительной мере вербализуется с… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ — РЕЧЕВОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Форма взаимодействия человека с окружающей средой, выраженная в речи. Обусловлена ситуацией, задачей, условиями общения, коммуникативными потребностями, национально культурной спецификой поведения участников общения. Говорящий… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВЫ МЕТОДИКИ — аккультурация, бикультурность, диалог культур, диаспора, картина мира, коммуникативная неудача, коммуникативное пространство, коммуникативные барьеры, компетенция лингвострановедческая, компетенция социальная, компетенция социокультурная,… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Речевой этикет — Речевой этикет  система устойчивых формул общения, предписываемых обществом для установления речевого контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности соответственно их социальным ролям и ролевым позициям относительно друг друга …   Лингвистический энциклопедический словарь

  • Сорокин, Юрий Александрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Сорокин. В Википедии есть статьи о других людях с именем Сорокин, Юрий. Юрий Александрович Сорокин …   Википедия

  • список использованной литературы — Абхазский узел. М., 1994. Агеев В. С. Психология межгрупповых отношений. М., 1993. Акишина А. А., Кано X. Жесты и мимика в русской речи: лингвострановедческий словарь. М,, 1991. Актуальные проблемы этнической психологии. Тверь, 1992. Арутюнян Ю.… …   Этнопсихологический словарь

  • Просьба — – обращение к кому нибудь призывающее удовлетворить какие нибудь нужды, желания. Обратиться с просьбой. Невыполнимая просьба. Часто просьбы, «замаскированы» под вопросительные предложения (Вы не могли бы оставить мне эту книгу еще на неделю?),… …   Википедия

  • Язык и стиль рекламы — Под этим понимается система языковых и внеязыковых средств выражения содержания рекламных текстов (Р. т.), их речевая организация, обусловленная функционированием в сфере массовой коммуникации. Реклама относится к убеждающей и воздействующей речи …   Стилистический энциклопедический словарь русского языка


Участники Apple Entrepreneur Camp преодолевают стереотипы об изучении программирования

Основательница Hopscotch Саманта Джон захотела создать приложение, которое вызывало бы у девочек интерес к программированию в раннем возрасте. Hopscotch – это приложение для обучения программированию, которое ставит перед детьми творческие задачи и помогает освоить основные принципы написания кода в процессе создания игр, изображений и историй. Дети и подростки могут публиковать свои проекты в полностью модерируемом сообществе Hopscotch, чтобы играть и учиться вместе. Саманта осознала пользу от умения программировать только во время работы над курсовым проектом в колледже. Но, как оказалось, многие её друзья-мужчины научились программированию намного раньше.

«Мне стало обидно, что я потеряла столько времени! — говорит Саманта. — Все мои друзья-мужчины, которые занимаются программированием, начали учиться этому ещё в раннем возрасте — а я в то время даже не подозревала о такой возможности. Мне захотелось помочь современным девочкам вовремя обратить внимание на программирование».

Чтобы продолжить работу над приложениями и узнать больше о новых полезных инструментах и ресурсах для своего бизнеса, Мэтт Гаррисон и Саманта Джон стали участниками программы Apple Entrepreneur Camp.

Программа Apple Entrepreneur Camp, основанная в 2019 году — это серия практических учебных занятий для разработчиков из мало представленных в сфере IT социальных групп. Программа предназначена для основателей и руководителей компаний, в основе деятельности которых лежат приложения. Первыми участниками программы стали 100 женщин, желающих создавать инновационные программные решения, а также сотрудники их компаний, из 42 стран. Ранее в этом году в рамках своей инициативы Racial Equity & Justice Initiative компания Apple пригласила для участия в программе первую группу темнокожих разработчиков и предпринимателей.   

«Это был необыкновенный опыт: мы получили возможность работать в новом кампусе Apple и пользоваться всеми ресурсами, что там представлены, — рассказывает Саманта. — Больше всего мне понравилось работать над ошибкой в WebGL вместе с инженером, который занимается поддержкой этого инструмента в Apple».

Учёные описали стереотипы, касающиеся речи гомосексуалов

Учёные выяснили, что люди часто судят о сексуальной ориентации мужчин по интонации их голоса, и это приводит к избеганию и осуждению мужчин с «женственной» манерой общения. Лесбиянки при этом не сталкиваются с той же самой проблемой. По крайней мере, людям оказалось сложнее отличить лесбиянку по одной только интонации.

Это выяснили исследователи из Университета Суррея в Великобритании. Они проанализировали, как человеческие представления о геях и лесбиянках влияют на формирование предрассудков и неприятия этих людей в обществе.

На первом этапе исследования были опрошены 363 гетеросексуальных добровольца. Им задавали вопросы, связанные с их убеждениями по поводу геев и лесбиянок. Вопросы делились на три типа: по поводу явных отличий в голосе геев/лесбиянок (например, «По звуку голоса можно быстро определить сексуальную ориентацию человека»), неотъемлемости этого признака («Гомосексуалы разговаривают иначе и ничего не могут с этим сделать») и возможности его контролировать («Своеобразная интонация голоса гея/лесбиянки может быть более или менее выражена в зависимости от ситуации»).

Также они ответили на вопросы, касающиеся их предубеждений по поводу геев и лесбиянок, такие как «Я считаю, что гомосексуалы неприятны» и «У геев/лесбиянок есть все права, которые им нужны».

Выяснилось, что участники считали, что по голосу легче определить сексуальную ориентацию мужчин, чем женщин. Более того, их уверенность в том, что голос указывает на ориентацию человека, а также что он способен контролировать свои интонации, была связана с негативными предубеждениями относительно геев.

На втором этапе исследования были опрошены 147 геев и лесбиянок. Их спрашивали о том, как они сами воспринимают собственный голос, и приводит ли это к тому, что они ожидают отторжения и становятся более осторожными, например, избегают определённых социальных контактов и людей, которые могут высмеять их из-за того, как они разговаривают.

Исследователи обнаружили сильную взаимосвязь уверенности мужчин в том, что они звучат как геи, с их верой в неотъемлемость этого качества и то, что незнакомый человек может определить их сексуальную ориентацию по голосу. Кроме того, они заметили, что такие мужчины ожидали более сильного отторжения гетеросексуальным обществом и были более осторожны в отношении него.

Авторы исследования сделали вывод, что вера в то, что геи и гетеросексуальные мужчины разговаривают по-разному, связана с предубеждением против геев и их отторжением. Это может объяснить, почему некоторые мужчины избегают общения с теми, кто разговаривает, по их мнению, более женственно. Причём вне зависимости от их настоящей сексуальной ориентации.

Работа опубликована в издании British Journal of Social Psychology.

Добавим, что изучение учёными убеждений и предрассудков по поводу гомосексуальности позволяет лучше разобраться в истоках неприязни и избегания геев и лесбиянок в обществе. Ведь те трудности, с которыми они сталкиваются в жизни из-за укоренившихся предубеждений, сильно влияют на их эмоциональное и психологическое благополучие.

Ранее Вести.Ru рассказывали об исследованиях, которые показали, что гомосексуальность имеет биологическую основу и даже может быть обусловлена генетикой, а также о том, что родители-геи учатся материнскому поведению.

Как стереотипы влияют на общение — Наведение мостов: индоевропейская межкультурная динамика

Предполагалось, что современное общество станет обещанием более либерального и приемлемого, но по мере того, как мы движемся к тому, чтобы стать глобальной деревней, мы сталкиваемся с основными препятствиями на пути к эффективному общению, такими как стереотипы. Стереотипы — это когда значительное количество людей верит в предположение, которое не только чрезмерно упрощено, но и не основано на фактических знаниях или лишь на небольшом опыте, которые не оправдывают обобщение всего сообщества или вещей.Чтобы понять стереотипы, мы должны понимать, что мы склонны формировать в нашем сознании инстинктивные ассоциации относительно людей и вещей, чтобы сделать первые встречи более комфортными. Согласно учёным-неврологам, эти первоначальные суждения представляют собой механизм выживания, который люди использовали как часть выживания и развития. Однако стереотипы часто укореняются в нашем сознании, и становится трудно преодолеть их, отражения которых становятся заметными в нашем общении.

Ключ к эффективному общению заключается в том, чтобы выслушивать и понимать точки зрения людей, с которыми вы общаетесь, но когда кто-то позволяет предвзятым представлениям влиять на это, мы автоматически начинаем подталкивать наши ожидания относительно того, как человек должен реагировать, на основе нашей категоризации этого конкретного человека . Это варьируется от расового профилирования до культурного и даже гендерного профилирования. Природа таких предположений может быть тонкой и использоваться для обозначения положительного восприятия. Например, считая, что люди африканского происхождения прирожденные спортсмены. Однако этот, казалось бы, безобидный стереотип, если он подтвердится в любом конкретном случае, может также подтвердить негативные стереотипы о людях из того же сообщества. Мы устанавливаем эту связь между негативными и позитивными стереотипами, основываясь на идее, что наше первоначальное предположение о человеке или сообществе было правильным, поэтому другие ассоциации, созданные в том же отношении, также должны быть верными.Иногда мы не замечаем тонких нюансов такой категоризации в наших сообщениях. Но это может быть обнаружено человеком, на которого оно проецируется, и это, в свою очередь, повлияет на его подход.

Однако мы также должны признать, что стереотипы являются частью того, как мы обрабатываем информацию, следовательно, продуктом нашего общения. Наиболее распространенное решение таких препятствий в общении — рассматривать каждую встречу как уникальную и не позволять нашей предвзятости влиять на наше сообщение. Тем не менее, это может быть неустойчивым в нашем повседневном коммюнике.Среди решений, предложенных учеными для противодействия предвзятому общению, одна интересная перспектива заключалась в том, чтобы добавить больше черт в существующие стереотипы и сделать их более сложными и точными в соответствии с реальностью группируемых групп. Недостатком здесь является то, что стереотипы укореняются в обществе в течение определенного периода времени и не подлежат мгновенному изменению. Любое решение, предлагаемое для борьбы с культурными «ящиками», должно быть оправданным в течение определенного периода времени и практичным в различных аспектах нашего повседневного общения.

Более конкретный шаг к системным изменениям в способах межкультурного общения должен начинаться с просвещения масс. Тщательный взгляд на стереотипы и межкультурное общение может принести пользу обществу, если начинаться в раннем возрасте, что, в свою очередь, будет способствовать новым взглядам и долгосрочным решениям.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Гендер, стереотипы и доверие в общении

  • Амодио, Д.М. (2014). Неврология предрассудков и стереотипов. Nature Reviews Neuroscience, 15 (10), 670–682.

    Google Scholar

  • Андреони Дж. И Петри Р. (2008). Красота, пол и стереотипы: данные лабораторных экспериментов. Журнал экономической психологии, 29 (1), 73–93.

    Google Scholar

  • Эрроу, К. Дж. (1973). Теория дискриминации.В O. Ashenfelter & A. Rees (Eds.), Дискриминация на рынках труда (стр. 3–33). Издательство Принстонского университета.

  • Ашраф, Н. (2009). Супружеский контроль и принятие решений внутри домохозяйства: экспериментальное исследование на Филиппинах. Американский экономический обзор, 99 (4), 1245–1277.

    Google Scholar

  • Баркоу Дж. Х., Космидес Л. и Туби Дж. (1995). Адаптированный разум: эволюционная психология и формирование культуры .Издательство Оксфордского университета.

  • Баттигалли П., Чарнесс Г. и Дюфвенберг М. (2013). Обман: роль вины. Журнал экономического поведения и организации, 93 , 227–232.

    Google Scholar

  • Беккер, Г. С. (1957). Экономика дискриминации . Издательство Чикагского университета.

  • Беккер, Г. С. (1968). Преступление и наказание: экономический подход. Гостиница.Г. Филдинг, А. Кларк и Р. Витт (редакторы), Экономические аспекты преступности (стр. 13–68). Лондон: Пэлгрейв Макмиллан.

    Google Scholar

  • Биккьери, К. (2016). Нормы в дикой природе: как диагностировать, измерять и изменять социальные нормы . Издательство Оксфордского университета.

  • Больц, М. Г., Дайер, Р. Л., и Миллер, А. Р. (2010). Джо, ты мне лжешь? Временные признаки обмана. Журнал языка и социальной психологии, 29 (4), 458–466.

    Google Scholar

  • Бьюкен, Н. Р., Кросон, Р. Т. А., и Сольник, С. (2008). Доверие и пол: исследование поведения и убеждений в инвестиционной игре. Журнал экономического поведения и организации, 68 (3), 466–476.

    Google Scholar

  • Басс, Д. М. (1995). Психологические половые различия: происхождение через половой отбор. Американский психолог, 50 (3), 164–168.

    Google Scholar

  • Бусси К. и Бандура А. (1999). Социально-когнитивная теория гендерного развития и дифференциации. Психологический обзор, 106 (4), 676–713.

    Google Scholar

  • Капраро, В. (2018). Гендерные различия в лжи в играх отправитель-получатель: метаанализ. Судебные решения и принятие решений, 13 , 345–355.

    Google Scholar

  • Кастилья, C., & Уокер, Т. (2013). Блаженство невежества? Влияние асимметричной информации между супругами на распределение внутри домохозяйства. Американский экономический обзор, 103 (3), 263–268.

    Google Scholar

  • Кавальканти, Т., и Таварес, Дж. (2016). Выходные издержки гендерной дискриминации: макроэкономическая оценка на основе модели. Экономический журнал, 126 (590), 109–134.

    Google Scholar

  • Чаудхури, А., & Сбай, Э. (2011). Гендерные различия в доверии и взаимности в повторяющихся играх по обмену подарками. New Zealand Economic Papers, 45 (1–2), 81–95. https://doi.org/10.1080/00779954.2011.556072.

    Артикул Google Scholar

  • Чен, Дж. Дж. (2006). Миграция и несовершенный мониторинг: последствия для распределения внутри домохозяйства. Американский экономический обзор, 96 (2), 227–231.

    Google Scholar

  • Чайлдс, Дж.(2012). Гендерные различия во лжи. Economics Letters, 114 (2), 147–149.

    Google Scholar

  • Коффман, К. Б. (2014). Свидетельства о стереотипах о себе и о вкладе идей. Ежеквартальный журнал экономики, 129 (4), 1625–1660.

    Google Scholar

  • Croson, R., & Buchan, N. (1999). Гендер и культура: международные экспериментальные данные из игр доверия. Американский экономический обзор, 89 (2), 386–391.

    Google Scholar

  • Croson, R., & Gneezy, U. (2009). Гендерные различия в предпочтениях. Журнал экономической литературы, 47 (2), 448–474.

    Google Scholar

  • Кадди, А. Дж. К., Нортон, М. И., и Фиск, С. Т. (2005). Этот старый стереотип: распространенность и стойкость стереотипа о пожилых людях. Журнал социальных проблем, 61 (2), 267–285.

    Google Scholar

  • Де Бакер, К. Дж. С. и Гурвен, М. (2006). Шепотом по переулку: экономика заместительной передачи информации. Адаптивное поведение, 14 (3), 249–264.

    Google Scholar

  • Дребер, А., и Йоханнессон, М. (2008). Гендерные различия в обмане. Economics Letters, 99 (1), 197–199.

    Google Scholar

  • Датт, К., Пфафф, Д. Л., Бернштейн, А. Ф., Диллард, Дж. С., и Блок, К. Дж. (2016). Гендерные различия в рекомендательных письмах для получения докторской степени в области наук о Земле. Nature Geoscience, 9 (11), 805–808.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х. (2009). Его и ее просоциального поведения: исследование социальной психологии пола. Американский психолог, 64 (8), 644–658.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х., и Кроули, М. (1986). Гендер и помогающее поведение: метааналитический обзор социально-психологической литературы. Психологический бюллетень, 100 (3), 283–308.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х., и Джонсон, Б. Т. (1990). Гендер и стиль руководства: метаанализ. Психологический бюллетень, 108 (2), 233–256.

    Google Scholar

  • Игли, А. Х., и Вуд, В. (1999). Истоки половых различий в человеческом поведении: эволюция диспозиций и социальных ролей. Американский психолог, 54 (6), 408–423.

    Google Scholar

  • Экель, К. К., и Гроссман, П. Дж. (2008). Различия в экономических решениях мужчин и женщин: экспериментальные данные.В C. R. Plott & V. L. Smith (Eds.), Справочник результатов экспериментальной экономики (том 1, стр. 509–519). Эльзевир.

  • Эллемерс, Н. (2018). Гендерные стереотипы. Ежегодный обзор психологии, 69 (1), 275–298.

    Google Scholar

  • Эрат С. и Гнизи У. (2012). Невинные обманы. Наука управления, 58 (4), 723–733.

    Google Scholar

  • Фиске, С.Т., Кадди, А. Дж. С., Глик, П., и Сюй, Дж. (2002). Модель стереотипного содержания (часто смешанного): Компетентность и теплота, соответственно, вытекают из воспринимаемого статуса и конкуренции. Журнал личности и социальной психологии, 82 (6), 878–902.

    Google Scholar

  • Friesen, L., & Gangadharan, L. (2012). Свидетельство нечестности и гендерного эффекта на индивидуальном уровне. Economics Letters, 117 (3), 624–626.

    Google Scholar

  • Гамбетта, Д. (2011). Коды преступного мира: как общаются преступники . Издательство Принстонского университета.

  • Гири, Д. К. (2010). Мужчина, женщина: эволюция человеческих половых различий (второе изд.). Американская психологическая ассоциация.

  • Грош К. и Рау Х. А. (2017). Гендерные различия в честности: роль социальной ценностной ориентации. Журнал экономической психологии, 62 , 258–267.

    Google Scholar

  • Гурвен, М. (2004). Отдавать и не давать: поведенческая экология передачи продуктов питания людьми. Поведенческие науки и науки о мозге, 27 (4), 543–559.

    Google Scholar

  • Hasseldine, J. (2002). Гендерные различия в соблюдении налоговых требований. В С. Джеймс (ред.), Налогообложение: критические взгляды на мировую экономику (стр. 125–139). Тейлор и Фрэнсис.

  • Hedegaard, M. S., & Tyran, J.-R. (2018). Цена предубеждения. Американский экономический журнал: прикладная экономика, 10 (1), 40–63.

    Google Scholar

  • Генрих Дж., Гейне С. Дж. И Норензаян А. (2010). Самые странные люди в мире? Поведенческие науки и науки о мозге, 33 (2–3), 61–83.

    Google Scholar

  • Холм, Х.Дж. (2010). Обнаружение правды и лжи в блефе. Журнал экономического поведения и организации, 76 (2), 318–324.

    Google Scholar

  • Хаузер Д., Веттер С. и Винтер Дж. (2012). Справедливость и обман. European Economic Review, 56 (8), 1645–1655.

    Google Scholar

  • Изенберг, А. (1964). Деонтология и этика лжи. Философия и феноменологические исследования, 24 (4), 463–480.

    Google Scholar

  • Джусим, Л., Кейн, Т. Р., Кроуфорд, Дж. Т., Харбер, К., и Коэн, Ф. (2009). Невыносимая точность стереотипов. В Т. Нельсон (ред.), Справочник по предубеждениям, стереотипам и дискриминации (стр. 199–227). Нью-Йорк: Психология Пресс.

    Google Scholar

  • Каплан, Х. С., Шнитер, Э., Смит, В. Л., и Уилсон, Б. Дж.(2012). Риск и эволюция человеческого обмена. Труды Королевского общества B: Биологические науки, 279 (1740), 2930–2935.

    Google Scholar

  • Кастлунгер, Б., Дресслер, С. Г., Кирхлер, Э., Миттоне, Л., и Ворачек, М. (2010). Половые различия в соблюдении налоговых требований: различие между демографическим полом, гендерно-ролевой ориентацией и пренатальной маскулинизацией (2D: 4D). Журнал экономической психологии, 31 (4), 542–552.

    Google Scholar

  • Кребс, Дж. Р., и Дэвис, Н. Б. (1984). Сигналы животных: чтение мыслей и манипуляции. В Дж. Р. Кребс и Н. Б. Дэвис (ред.), Поведенческая экология: эволюционный подход (стр. 380–402). Оксфорд: Blackwell Scientific.

    Google Scholar

  • Löckenhoff, C.E., Chan, W., McCrae, R.R., De Fruyt, F., Jussim, L., De Bolle, M., и другие. (2014). Гендерные стереотипы личности: универсальны и точны? Журнал кросс-культурной психологии, 45 (5), 675–694.

    Google Scholar

  • Марлоу, Ф. У. (2007). Охота и собирательство: разделение труда людей на добычу пищи по половому признаку. Межкультурные исследования, 41 (2), 170–195.

    Google Scholar

  • Мэйнард Смит, Дж., & Харпер, Д.(2004). Сигналы животных . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Орбелл, Дж. , Доус, Р., и Шварц-Ши, П. (1994). Доверие, социальные категории и отдельные лица: случай пола. Мотивация и эмоции, 18 (2), 109–128.

    Google Scholar

  • Овосо В. (2002). Снижение уровня этической чувствительности с учетом гендерной специфики при оценке вероятности риска мошенничества. Журнал управленческих вопросов, 14 (3), 360–374.

    Google Scholar

  • Фелпс, Э. С. (1972). Статистическая теория расизма и сексизма. Американский экономический обзор, 62 (4), 659–661.

    Google Scholar

  • Рейли Д. Х., Урбанчич М. Б. и Уокер М. (2008). Урезанный покер: игра в классе с подачей сигналов и блефом. Журнал экономического образования, 39 (4), 323–341.

    Google Scholar

  • Ригдон, М. Л., и Левин, А. С. (2018). Пол, ожидания и цена дарения. Обзор поведенческой экономики, 5 (1), 39–59.

    Google Scholar

  • Шнитер Э. и Шилдс Т. У. (2014). Эйджизм, честность и доверие. Журнал поведенческой и экспериментальной экономики, 51 , 19–29.

    Google Scholar

  • Швейцер, М.Э., Херши Дж. К. и Брэдлоу Э. Т. (2006). Обещания и ложь: восстановление нарушенного доверия. Организационное поведение и процессы принятия решений людьми, 101 (1), 1–19.

    Google Scholar

  • Скотт-Филлипс, Т. К. (2008). Определение биологической коммуникации. Журнал эволюционной биологии, 21 (2), 387–395.

    Google Scholar

  • Шауб, М.К. (1996). Доверие и подозрение: влияние ситуационных и диспозиционных факторов на доверие аудиторов к клиентам. Поведенческие исследования в бухгалтерском учете, 8 , 154–174.

    Google Scholar

  • Сиданиус Дж. И Пратто Ф. (2001). Социальное доминирование: межгрупповая теория социальной иерархии и угнетения . Издательство Кембриджского университета.

  • Смит В. Л. (1976). Экспериментальная экономика: теория индуцированных ценностей. Американский экономический обзор, 66 (2), 274–279.

    Google Scholar

  • Смит В. Л., Сучанек Г. Л. и Уильямс А. В. (1988). Пузыри, крахи и эндогенные ожидания на экспериментальных спотовых рынках активов. Econometrica, 56 (5), 1119–1151.

    Google Scholar

  • Смэтс, Б. Б., Чейни, Д. Л., Сейфарт, Р. М., и Рэнгэм, Р.W. (2008). Общества приматов . Издательство Чикагского университета.

  • Стиглиц, Дж., Каплан, Х., Гурвен, М., Винкинг, Дж., И Тайо, Б. В. (2011). Супружеское насилие и отцовское отчуждение среди собирателей-садоводов Цимане. Американский журнал биологии человека, 23 (4), 445–457.

    Google Scholar

  • Штиглиц, Дж., Гурвен, М., Каплан, Х., & Винкинг, Дж. (2012). Неверность, ревность и жестокое обращение с женой среди фуражиров Цимане: проверка эволюционных гипотез супружеского конфликта. Эволюция и поведение человека, 33 (5), 438–448.

    Google Scholar

  • Шнисер Д., Шнитер Э., Туби Дж. И Космидес Л. (2015). Нормативно-правовая адаптация для предоставления информации: случай признания. Эволюция и поведение человека, 36 (1), 44–51.

    Google Scholar

  • Талвар В. и Ли К. (2008). Социальные и когнитивные корреляты лжи детей. Развитие ребенка, 79 (4), 866–881.

    Google Scholar

  • Конгресс США. (1934). Закон о ценных бумагах и биржах. Публичный закон 73-291, 48 Stat. 881. Вашингтон, округ Колумбия: Правительственная типография.

  • Конгресс США. (2002). Закон Сарбейнса-Оксли. Публичный закон 107-204, 116 Стат. 745. Вашингтон, округ Колумбия: государственная типография.

  • ван дер Ли, Р., и Эллемерс, Н. (2015). Гендер способствует успеху финансирования личных исследований в Нидерландах. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 112 (40), 12349–12353.

  • Удри, К. (1996). Гендер, сельскохозяйственное производство и теория домашнего хозяйства. Журнал политической экономии, 104 (5), 1010–1046.

    Google Scholar

  • Фоглер К. и Пал Дж. (1993). Социально-экономические изменения и организация денег в браке. Работа, занятость и общество, 7 (1), 71–95.

    Google Scholar

  • Фоглер К. и Пал Дж. (1994). Деньги, власть и неравенство в браке. Социологический обзор, 42 (2), 263–288.

    Google Scholar

  • Фоглер К., Лионетт К. и Виггинс Р. Д. (2008). Деньги, власть и решения о расходах в интимных отношениях. Социологический обзор, 56 (1), 117–143.

    Google Scholar

  • Уильямс, Дж., Э.И Бест, Д. Л. (1982). Измерение половых стереотипов: исследование в тридцати странах . Публикации SAGE.

  • Wodon, Q, T. & de la Brière, B. (2018). Нереализованный потенциал: высокая цена гендерного неравенства в доходах. Всемирный банк. https://doi.org/10.1596/29865.

  • Вуд У. и Игли А. Х. (2002). Кросс-культурный анализ поведения женщин и мужчин: последствия для происхождения половых различий. Психологический бюллетень, 128 (5), 699–727.

    Google Scholar

  • Стереотипы, предрассудки и дискриминация | Навыки делового общения для менеджеров

    Результаты обучения

    • Опишите различия между стереотипами, предрассудками и дискриминацией

    Социальное восприятие является относительным, отражая как положительные, так и отрицательные впечатления людей, основанные на ряде факторов. Наше восприятие людей помогает нам принимать решения и делать поспешные суждения, но также может приводить к предвзятым или стереотипным выводам.Хотя часто используются как синонимы, термины, используемые для описания этих ошибок восприятия — стереотип, предубеждение и дискриминация — имеют разные значения и коннотации.

    Стереотипы — это упрощенные обобщения о группах людей; стереотипы могут быть основаны на расе, этнической принадлежности, возрасте, полу, сексуальной ориентации — практически любой характеристике. Они могут быть положительными (обычно при упоминании своей собственной группы, например, когда женщины предполагают, что у них лучшие навыки межличностного общения), но часто отрицательными (обычно в отношении других групп, например, когда члены доминирующей расовой группы предполагают, что расовая группа меньшинства опасно или глупо).

    В любом случае стереотип — это обобщение, которое не принимает во внимание индивидуальные различия. Как объясняет писатель Чимаманда Нгози Адичи в своем выступлении на TED Global под названием «Опасность отдельного рассказа», проблема стереотипов не в том, что они ошибочны, а в том, что они неполны. Адиечи — превосходный рассказчик; с хорошим юмором и острой наблюдательностью, ее выступление помогает нам осознать повседневные ошибки и является мощным противоядием от стереотипов.

    Предубеждение относится к убеждениям, мыслям, чувствам и отношениям, которых кто-то придерживается в отношении группы.Предрассудки не основаны на собственном опыте; напротив, это предубеждение, берущее свое начало за пределами реального опыта. В документальном фильме 1970 года «Глаз бури» Джейн Эллиот показывает, как развиваются предрассудки. Документальный фильм показывает, как определение одной категории людей как высших (в данном случае детей с голубыми глазами) приводит к предубеждениям против людей, которые не относятся к категории привилегированных.

    В то время как предубеждение относится к предвзятому мышлению, дискриминация состоит из действий против группы людей.Дискриминация может быть основана на возрасте, расе, религии, состоянии здоровья и других показателях. Дискриминация может принимать разные формы, от несправедливых жилищных условий до предвзятых систем найма. Законодательство о равных возможностях трудоустройства и его применение EEOC — это попытка предотвратить дискриминацию на рабочем месте. Однако мы не можем стереть дискриминацию из нашей культуры, просто приняв законы о ее отмене. Как упоминалось при обсуждении расы, дискриминация — это сложный вопрос, который касается образовательной, экономической, правовой и политической систем в нашем обществе.

    Предрассудки и дискриминация могут накладываться друг на друга и пересекаться. Одна из областей, где есть особые возможности, — это повышение осведомленности о неосознанной предвзятости. В статье Fast Company под названием «Как бессознательная предвзятость влияет на все, что вы делаете» автор Ховард Росс приводит классический пример того, как крупные оркестры преодолели систематическую предвзятость при найме на работу для достижения относительного гендерного равенства. Хотя был ряд факторов (например, рекламные прослушивания вместо того, чтобы полагаться только на приглашения), решающим фактором было проведение слепых прослушиваний, когда оценщики не видели музыкантов.Важным аспектом этого примера является то, что предвзятость не была преодолена до тех пор, пока слушателей не попросили снять обувь перед входом в зону прослушивания. До этого на суждения оценщиков влиял звук обуви человека (т. Е. Звук каблуков или плоских туфель заставлял оценщиков определять пол слушателя).

    Подсознательная предвзятость не ограничивается определенной отраслью или полом. Росс отмечает, что «более 1000 исследований только за последние 10 лет убедительно показали, что если вы человек, у вас есть предвзятость, и это влияет почти на все вариации человеческой идентичности: расу, пол, сексуальную ориентацию, размер тела, религию и т. Д. акцент, рост, доминирование рук и т. д.Вывод: «Вопрос не в том« есть ли у нас предвзятость? », А скорее в том,« какие из них наши? »»

    Внесите свой вклад!

    У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

    Улучшить эту страницуПодробнее

    стереотипов — Коммуникация — Oxford Bibliographies

    Введение

    Изучение взаимосвязи между стереотипами и коммуникацией носит строго междисциплинарный характер, в нем участвуют не только специалисты по коммуникации из многих областей (межличностные, дискурсивные, организационные, средства массовой информации, компьютерная коммуникация и т. Д.), Но также социальные психологи, социолингвисты, психолингвисты, и политологи.В частности, внимание исследователей коммуникации к стереотипам и коммуникации социальных психологов помогло продвинуть научные знания о влиянии стереотипов как познаний на коммуникативное поведение — даже на уровне выбора слов — и столь же сильного влияния коммуникации во всех ее проявлениях. формы на построение и сохранение стереотипов. В исследованиях как коммуникативного, так и психологического подходов в основном применялись социально-научные теории и методы к изучению стереотипов и коммуникации, обеспечивая критическое понимание стереотипов как процесса межличностного общения, в котором влияние стереотипных убеждений часто неявно, то есть извне. сознательная осведомленность коммуникаторов.Исследователи СМИ дополнили эти выводы, подчеркнув, каким образом средства массовой информации отражают и поддерживают социальные стереотипы. Исследователи дискурса внесли еще один важный вклад в знание, показывая, как писатели и спикеры тонко имплантируют и воплощают в жизнь стереотипы в тексте и разговоре. Все эти подходы — межличностное общение и психология, дискурс и средства массовой информации — рассматривают влияние коммуникативных стереотипов на людей и общество, стратегии уменьшения негативных результатов и коммуникацию как ресурс для уменьшения стереотипов.

    Антологии

    Эти антологии обеспечивают баланс между коммуникативным и психологическим подходами к изучению стереотипов и коммуникации. Джайлз и др. 2010; Харвуд и Джайлз 2005; и Hecht 1998 подчеркивают стереотипы в общении, их особенности и последствия, а Kashima et al. В 2008 году основное внимание уделяется языку и стереотипам. Лотт и Малусо 1995; Нельсон 2009; и Спирс и др. 1997 год рассматривает коммуникативные аспекты стереотипов через социально-психологическую призму.«Стангор 2000» — это собрание классических работ конца 20-го века о стереотипах и предрассудках, влияющих на общение.

    • Джайлз, Ховард, Скотт Рид и Джейк Харвуд, ред. 2010. Динамика межгруппового общения . Нью-Йорк: Питер Лэнг.

      Международные авторы представляют исследования межгруппового общения конца 20-го и начала 21-го века в научной, но доступной форме. Представлены основные теории стереотипов, групповой идентичности и межгруппового общения, включая, среди прочего, коммуникативное приспособление, социальную идентичность, самокатегоризацию и лингвистическую межгрупповую предвзятость.В главах рассматривается широкий спектр социальных групп и контекстов общения.

    • Харвуд, Джейк и Говард Джайлз, ред. 2005. Межгрупповое общение: множественные точки зрения . Нью-Йорк: Питер Лэнг.

      Этот том содержит главы международных ученых в области коммуникации и социальной психологии, в которых исследуется, как межгрупповое восприятие и социальная идентичность влияют на общение и отражаются на нем. Групповые стереотипы и общение рассматриваются в нескольких главах, в том числе об инвалидности, возрасте, поле и сексуальной идентичности, а также о средствах массовой информации.

    • Hecht, Michael L., ed. 1998. Распространение предубеждений . Таузенд-Оукс, Калифорния: SAGE.

      Предрассудки связаны с негативными стереотипами. В каждой главе этого тома рассматриваются соответствующие исследования и рассказывается о личном опыте автора в отношении предвзятого общения. Темы включают сообщение о различных формах предубеждений, таких как сексизм и эйджизм, в различных контекстах и ​​вмешательствах, направленных на уменьшение предвзятого общения.

    • Кашима, Йошихиса, Клаус Фидлер и Питер Фрейтаг, ред.2008. Стереотипная динамика: языковые подходы к формированию, поддержанию и трансформации стереотипов . Нью-Йорк: Эрльбаум.

      Известные международные участники внимательно изучают, как язык и межличностное общение являются неотъемлемой частью стереотипов и стереотипов. Представлены несколько теоретических перспектив, включая социальную идентичность, угрозу стереотипов, семиотику и культуру. Хотя авторы в основном являются социальными психологами, сборник имеет большое значение для специалистов в области коммуникации, психолингвистики и социолингвистики.

    • Лотт, Бернис и Дайан Малузо, ред. 1995. Социальная психология межличностной дискриминации . Нью-Йорк: Гилфорд.

      В этом томе рассматривается социально-психологическая перспектива возникновения негативных стереотипов как дискриминации в межличностном поведении. Охватываемые формы дискриминации включают пассивное поведение, такое как игнорирование, и активное поведение, такое как насмешки. Обсуждается дискриминационное поведение по признаку пола, возраста, класса и сексуальной ориентации.

    • Нельсон, Тодд Д., изд. 2009. Справочник по предубеждениям, стереотипам и дискриминации . Нью-Йорк: Психология Пресс.

      Эта антология представляет собой всесторонний анализ психологической теории начала 21-го века и исследования процесса стереотипирования, от развития стереотипов до их выражения во взаимодействии как предвзятого поведения. Известные авторы социальных психологов обращаются к таким темам, как автоматическое влияние на стереотипы и выводы из нейропсихологических исследований.

    • Спирс, Рассел, Пенелопа Дж. Оукс, Наоми Эллемерс и С. Александр Хаслам, ред. 1997. Социальная психология стереотипов и групповой жизни . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

      Авторы этого тома обсуждают психологический процесс стереотипирования с точки зрения теорий социальной идентичности и самокатегоризации. В главах стереотипы рассматриваются как активный процесс, основанный на пересечении индивидуальных и групповых идентичностей в межличностном взаимодействии.

    • Stangor, Charles, ed. 2000. Стереотипы и предубеждения: основные чтения . Филадельфия: Психология Пресс.

      Stangor представляет собой полезную антологию классических статей и статей конца 20-го века по социальной психологии, которые сыграли важную роль в построении знаний и теории стереотипов и стереотипов, а также предвзятого поведения, которое может быть их результатом. Выдающиеся психологи, занимающиеся стереотипами, включают, среди прочих, Анри Тайфеля, Патрицию Девайн и Сьюзан Фиск.

    к началу

    Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

    Как подписаться

    Oxford Bibliographies Online доступно по подписке и бессрочному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

    Перейти к другим статьям:

    Артикул

    .

    Вверх

    • Активист Медиа
    • Соблюдение режима лечения и общение
    • Подростковый возраст и СМИ
    • Рекламы, Политические передачи по телевидению
    • Реклама
    • Реклама, Дети и
    • Реклама, международная
    • Формирование повестки дня
    • Анненберг, Вальтер Х.
    • Прикладные методы исследования коммуникации
    • Аргументация
    • Последовательность отношения и поведения
    • Фрагментация аудитории
    • Исследования аудитории
    • Бахтин Михаил
    • Эффект победившего
    • Бодрийяр, Жан
    • Блокчейн и коммуникация
    • Бурдье, Пьер
    • Ценность бренда
    • Британский и ирландский журнал, История
    • Радиовещание, общественная служба
    • Кастельс, Мануэль
    • Знаменитости и общественные деятели
    • Цензура
    • Гражданский долг
    • Движение за гражданские права и СМИ,
    • CNN
    • Кодексы и анализ культурного дискурса
    • Когнитивный диссонанс
    • Коллективная память, общение и
    • Комедийные новости
    • Коммуникационные опасения
    • Коммуникационные кампании
    • Коммуникация, определения и концепции
    • История общения
    • Закон о связи
    • Управление коммуникациями
    • Коммуникационные сети
    • Коммуникация, философия
    • Приложение к сообществу
    • Подход структуры сообщества
    • Компьютерное общение
    • Анализ содержания
    • Корпоративная социальная ответственность и коммуникация
    • Кризисная коммуникация
    • Критические и культурологические исследования
    • Кросс-инструменты и кросс-медиа эффекты
    • Выращивание
    • Культурные и творческие индустрии
    • Теории культурного империализма
    • Культурное картографирование
    • Культурные убеждения
    • Киберполитика
    • 3D Медиа
    • Смерть, смерть и общение
    • Дебаты, По телевидению
    • Обдумывание
    • Развивающее общение
    • Распространение инноваций
    • Цифровой разрыв
    • Цифровая близость
    • Цифровая грамотность
    • Дипломатия, Общественная
    • Распределенная работа, общение и
    • Документальное и коммуникационное
    • Электронная демократия / Электронное участие
    • Электронное Правительство
    • Модель вероятности проработки
    • Встроенное покрытие
    • Развлекательная программа
    • Развлечения-Образование
    • Экологическая коммуникация
    • Этнография общения
    • Эксперименты
    • Семейное общение
    • Федеральная комиссия связи
    • Исследования феминизма и квир-игр
    • Феминистская теория
    • Фокус группы
    • Исследования в области питания и общение
    • Свобода прессы
    • Контроль доступа
    • Гендер и СМИ
    • Global English
    • Глобальные СМИ, История
    • Глобальные медиа-организации
    • Глокализация
    • Гоффман, Ирвинг
    • Хабермас, Юрген
    • Привыкание и общение
    • Связь со здоровьем
    • Гегемония
    • Исследования герменевтической коммуникации
    • Эвристика
    • Бездомность и общение
    • Приложения для встреч и знакомств
    • Эффект враждебных СМИ
    • Отождествление с медиа-персонажами
    • Идентичность, Культурный
    • Теория восстановления изображения
    • Неявное измерение
    • Управление впечатлениями
    • Индексирование
    • Инфографика
    • Информационные и коммуникационные технологии в целях развития
    • Управление информацией
    • Информационная перегрузка
    • Обработка информации
    • Информационно-развлекательная система
    • Иннис, Гарольд
    • Учебное общение
    • Интегрированные маркетинговые коммуникации
    • Интерактивность
    • Межкультурная столица
    • Межкультурная коммуникация
    • Межкультурная коммуникация, мировоззрение в
    • Посредничество в межкультурных конфликтах
    • Общение между поколениями
    • Межгрупповое общение
    • Международные коммуникации
    • Межличностное общение
    • Устный перевод / прием
    • Журналистика
    • Журналистика, Альтернатива
    • Журналистика и травма
    • Журналистика, Гражданин
    • Журналистика, Гражданин, История
    • Этика журналистики
    • Журналистика, Устный перевод
    • Журналистика, Мир
    • Журналистика, Таблоид
    • Пробел в знаниях
    • Массовая коммуникация
    • Маклюэн, Маршалл
    • Медиа-активизм
    • Медиа-эстетика
    • СМИ и время
    • Медиа предвзятость
    • Конвергенция СМИ
    • Авторитет СМИ
    • Зависимость от СМИ
    • Медиа Экология
    • Экономика СМИ
    • Экономика СМИ, Теории
    • СМИ, образование
    • Медиа эффекты
    • Этика СМИ
    • СМИ События
    • Измерение воздействия на СМИ
    • СМИ, геи и лесбиянки в
    • Медиаграмотности
    • Медиа-логика
    • Медиа менеджмент
    • Медиа-политика и управление
    • Регулирование СМИ
    • СМИ, социальные сети
    • Социология СМИ
    • Теория медиа-систем
    • Мертон, Роберт К.
    • Характеристики сообщения и убеждение
    • Исследования мобильной связи
    • Ублюдок
    • Мультимодальный дискурс-анализ, подходы к
    • Многонациональные организации, коммуникация и культура в
    • Мердок, Руперт
    • Повествование
    • Повествовательное взаимодействие
    • Повествовательное убеждение
    • Новости обрамления
    • НПО, коммуникации и
    • Интернет-кампании
    • Открытый доступ
    • Организационные изменения и организационные изменения Communicat…
    • Организационная коммуникация
    • Организационная коммуникация, старение и
    • Парасоциальная теория в коммуникации
    • Участие, гражданское / политическое
    • Совместное исследование действий
    • Миростроительство и общение
    • Воспринимаемый реализм
    • Убеждение и социальное влияние
    • Убеждение, сопротивление
    • Фотожурналистика
    • Политическая реклама
    • Политическая коммуникация, нормативный анализ
    • Политическая экономика
    • Политические знания
    • Политический маркетинг
    • Политические скандалы
    • Политическая социализация
    • Опросы, мнения
    • Грунтовка
    • Размещение продукта
    • Пропаганда
    • Proxemics
    • Общественное мнение
    • Связи с общественностью
    • Публичная сфера
    • Квир-межкультурное общение
    • Квир-миграция и цифровые медиа
    • Радио Исследования
    • Реалити-шоу
    • Рамки обоснованных действий
    • Религия и СМИ
    • Отчетность, Расследование
    • Риторика и общение
    • Риторика, Религиозное
    • Уведомление о рисках
    • Слухи и общение
    • Шрамм, Уилбур
    • Научное общение
    • Скриппс, Э.W.
    • Выборочная экспозиция
    • Семиотика
    • Создание смысла / создание смысла
    • Улица Сезам
    • Секс в СМИ
    • Общение в малых группах
    • Социальный капитал
    • Социальные перемены
    • Социальное познание
    • Социальное строительство
    • Теория социальной идентичности и коммуникация
    • Социальное взаимодействие
    • Социальные движения
    • Анализ социальных сетей
    • Социальный протест
    • Спортивное общение
    • Стереотипы
    • Стратегическая коммуникация
    • Наблюдение и общение
    • Символический интеракционизм в коммуникации
    • Таблоидизация
    • История / Политика в области телекоммуникаций
    • Телевидение
    • Телевидение, Кабельное
    • Текстовый анализ и коммуникация
    • Дети Третьей Культуры
    • Эффект от третьего лица
    • Time Warner
    • Трансгендерные медиа-исследования
    • Трансмедийное повествование
    • Двухступенчатый поток
    • Использование и вознаграждения
    • видео
    • Дефицит видео
    • Видеоигры и общение
    • Насилие в СМИ
    • Виртуальная реальность и общение
    • Визуальная связь
    • Сеть 2.0
    • Веб-архивирование
    • Webcare
    • Разоблачение
    • WikiLeaks
    • Молодежь и СМИ

    Вниз

    Изображение средств массовой информации Анны Кипротич, доктора Джоэла Чанг’орока :: SSRN

    Гуманитарный и социальный журнал IOSR, том 20, выпуск 11, вер.V (ноябрь 2015 г.) ПП 69-77

    9 стр. Размещено: 31 окт 2017

    Дата написания: 30 октября 2017 г.

    Аннотация

    Авторы провели анализ литературы о гендерных стереотипах в коммуникативных процессах между мужчинами и женщинами в контексте существующих социальных взглядов, которых придерживаются различные сторонники.В статье конкретно рассматривается, как гендерные стереотипы развиваются и проявляются на рабочем месте, в социальных сетях, в СМИ, в литературе и в домашней среде. Стереотипы могут влиять на самооценку и мировоззрение людей. Хотя стереотипы в основном проектируют проблемы в негативном ключе, в статье дается объективная оценка гендерных стереотипов в попытке раскрыть их многогранный характер. С точки зрения коммуникации стереотипы следует рассматривать помимо юмора, который проявляется на поверхности и, следовательно, вводит в заблуждение или искажает то, как люди относятся к другим людям или как они их видят.Гендерные стереотипы продолжают определять роли и позиции, которые женщины и мужчины занимают в обществе. Женщины рассматриваются как представители слабого пола, над которыми легко доминируют мужчины-мужчины, физически сильные, эмоционально сдержанные и способные обеспечивать свои семьи. Гендерные стереотипы распадаются по четким линиям, которые, среди прочего, определяются расой, возрастом, национальностью, социальным классом и уровнем образования. В африканском контексте гендерные стереотипы также подкрепляются культурными и социально-экономическими особенностями, отображаемыми в средствах массовой информации.

    Ключевые слова: Коммуникация, гендерные стереотипы, СМИ, стереотипы

    Рекомендуемое цитирование: Предлагаемая ссылка

    Кипротич, Энн и Чангорок, Джоэл, Стереотипы гендерной коммуникации: описание средств массовой информации (30 октября 2017 г.).Журнал IOSR по гуманитарным и социальным наукам, том 20, выпуск 11, вер. V (ноябрь 2015) PP 69-77, Доступно в SSRN: https://ssrn.com/abstract=3061718