Субъективное отношение к заболеванию называется: Субъективное отношение к заболеванию называется

Содержание

Субъективное отношение к заболеванию называется

50           Импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность, социальная адаптированность свойственны людям типа:

а) интровертированного;

б) экстравертированного;

в) интропунитивного;

г) шизоидного.

51           Познавательная способность, определяющая готовность человека к усвоению и использованию знаний и опыта, а также к разумному поведению в проблемных ситуациях, — это:

а) мышление;

б) интеллект;

в) эвристика;

г) гипотеза.

52              Основой профессионально педагогической направленности личности является …

а) ценностные отношения к педагогической деятельности

б) исполнительность и дисциплинированность

в) гибкость и креативность

г) лидерские качества

53              Научным способом познания объективной реальности

а) метод исследования

б) общение

в) метод воспитания

г) метод обучения

54              Первым этапом педагогической ситуации

а) анализ педагогической ситуации

б) осуществление плана решения задач на практике

в) выбор оптимального решения

г) проектирование вариантов решения

55              Центр Вернике расположен

а) височная доля левого полушария

б) височная доля правого полушария

в) задней части лобной доли левого полушария

г) задней части лобной доли правого полушария

56              Словесно-знаковый способ образования возник в связи с . ..

а) изобретением письменности и математической символики

б) распространением книгопечатания

в) изобретением компьютеров

г) возникновением школ

57              Целостность педагогического процесса заключается

а) во взаимосвязи процессов обучения и воспитания

б) в комплексном подходе к отбору содержания образования

58              Физиологической основой восприятия, по И.П.Павлову, является

а) центр Брока

б) обстановочная афферентация

в) сенсорная коррекция

г) условный рефлекс

59              Субъективное отношение к заболеванию называется:

а) внутренняя картина болезни

б) ипохондрия

в) рефлексия

г) эгоцентризм

Ответы к экзамену по психологии

кровавыми, особенно если у пациента имеется тенденция к сумеречному расстройству сознания. При этом агрессивные действия направляются против мнимых преследователей. Больной «замечает», что они готовят на него покушение и пытается упредить их. Сумеречное расстройство сознания начинается и заканчивается остро. После него пациент может не помнить, что совершил агрессию против окружающих.

При деменции различного генеза (атеросклеротической, травматической, нейроинфекционной, атрофической и иной) пациент совершает агрессивные действия вследствие неправильного понимания поведения и высказываний окружающих. Нередко больной усматривает обидные слова, брошенные в его адрес, пристальный взгляд, действия, нацеленные на ущемление его прав. Часто пациент агрессивен, будучи убежденным, что близкие родственники или соседи специально выводят его из состояния душевного равновесия. Они как будто бы крадут или портят его вещи, продукты питания, специально создают шум, «плохую атмосферу», придираются по мелочам. Агрессивность часто сочетается с ворчливостью, брюзжанием, недовольством всем и вся, подозрительностью.

Агрессивность при кататоническом и гебефреническом синдромах, встречающихся, как правило, при шизофрении носит выраженный неконструктивный характер в силу того, что является немотивированной, непрогнозируемой, нецеленаправленной и разрушительной.

Ее основой служит симптом импульсивных действий — неожиданных для окружающих и самого человека эпизодов физической агрессии, сопровождающихся угрюмостью, неконтактностью, неконтролируемостью, настойчивостью и решительностью. Такой больной может внезапно ударить случайного прохожего, бросить камень, укусить рядом находящегося человека и вновь заняться своими делами. Отмечается неадекватность и неустойчивость аффекта: от угрюмости, молчаливости до дурашливости, неуместного гримасничанья и вычурного смеха. Нередким спутником агрессии при кататоническом и гебефреническом синдромах бывает негативизм. Он проявляется в активной и пассивной формах: пациент, с одной стороны, может активно отказывать от того, что предлагается со стороны окружающих; с другой, совершать поступки, когда его них не просят.

В рамках психопатологических синдромов, при которых основным проявлением являются бредовые идеи (паранойяльный, параноидный, парафренный, синдром психического автоматизма), агрессивность обусловлена ложной интерпретацией действительности. При бредовых синдромах, характеризующихся ложной убежденностью больного в том, что его преследуют, за ним следят, им манипулируют, его обкрадывают, ему причинять физический вред, агрессивные реакции носят оборонительный и упреждающий оттенок. Известен феномен «преследования преследователей», когда пациент сам начинает готовить расправу с обидчиками, не дожидаясь их агрессивных действий. При парафренном синдроме, сопровождающимся бредом величия, агрессивность обусловлена непризнанием общественностью или конкретными людьми заслуг пациента. При синдроме психического автоматизма возможна появление кинестетической его формы, характеризующейся убежденностью больного в том, что его действиями управляют со стороны. Агрессия при этом рассматривается им как непреднамеренная, вынужденная мера, которой он неспособен противостоять.

Синдромы расстроенного сознания (делириозный и сумеречного помрачения сознания) сопровождаются агрессивным поведением пациентов из-за того, что психические нарушения включают яркие зрительные галлюцинаторные образы, которые склонны к угрозам в адрес больного. Агрессия носит ответный и защитный характер.

Аутоагрессивное поведение Аутоагрессивное поведение в отличие от агрессивного направлено на причинения вреда

самому человеку, а не его окружению (хотя существует инфантильная разновидность аутоагрессии, сочетающейся с желанием подобным нетрадиционным образом оказать вредоносного воздействие на близкое окружение). Доминирующим видом аутоагрессии является физическая агрессия, хотя можно условно говорить и об аутоагрессии, к примеру, в виде вербального само-

-370-

Психологические тренинги: Интересно

В данном разделе вы найдете много интересной информации: сможете от души повеселиться, читая анекдоты и смешные истории из жизни, познакомитесь с новейшими открытиями в мире психологии, узнаете о ближайших мероприятиях, касающихся психологии и самопознания, прочтете множество ценных и полезных книг и статей, а, пройдя психологические тесты, узнаете много нового о себе.

Часть материалов можно почитать прямо с сайта, часть — скачать себе в виде архива (они помечены значком ).

Информация постоянно пополняется, так что спокойно можете ставить страницу в закладки.

Новое в разделе «Интересно»

Ведущие рассказывают

«Николай Иванович Козлов: Бизнес сегодня единственный реальный воспитатель в России»

Николай Козлов, один из наиболее известных в России психологов-практиков, имеющий 25-летний опыт ведения психологических тренингов. По разработанным им методикам, в первую очередь «Синтон-программы», работают Клубы и Тренинговые центры более чем в пятидесяти городах России, Белоруссии, Грузии, Израиля, Казахстана, Латвии и Украины. Несмотря на всю свою занятость и напряженный рабочий график Николай Иванович согласился ответить на наши вопросы и дать читателям несколько практических советов.

Психологическая библиотека

Аткинсон В.В «Закон привлечения и сила мысли»

Это одна из первых книг (издание 1906 года) о Великом Законе Привлечения, управляющем человеческой жизнью.

Как известно, то, чего мы желаем или боимся, притягивается к нам. Настало время овладеть этой силой притяжения и заставить ее служить себе во благо.

Скорее всего это новое издание книги «Сила мысли», представленной у нас в библиотеке.

Сказки и притчи


«Притча о жизни «Жизнь и 1000 шариков»»

Несколько недель назад я приготовил себе кофе, взял утреннюю газету и сел послушать радиоприемник. Я поворачивал ручку настройки, пока вдруг мое внимание не привлек бархатный голос одного старика. Он что-то говорил о «тысяче шариков». Я заинтересовался, сделал звук погромче и откинулся на спинку кресла.

Новости психологии

«Кого закрытие любимых ТВ-шоу может привести к депрессии?»

Даже временный перерыв в просмотре любимого шоу для некоторых людей может быть причиной повышенного беспокойства, по крайней мере, когда речь заходит о любимых телевизионных программах. Американские исследователи проанализировали, как телезрители реагировали на закрытие их любимых передач.

Синтон-Мотиваторы

Перлотека (перлы, прикольные фразы)

Анекдоты

– Холодно как-то, прям замерзла вся.
– Включи обогреватель.
– Вообще-то это был тонкий намек…
– Понял, не дурак. Ты хочешь, чтобы его включил я.

Интересные истории

«Мечты детства»

Когда я был маленьким, то очень увлекался историей. Книжки в доступе были и я в свободное время и во время каникул на даче читал запоем, при этом тщательно запоминая даты и факты. В общем, годам к 12 мое образование было на уровне 1 курса исторического факультета как минимум.

Карикатуры

Иллюзии

Фотоприколы

Субъективное отношение к заболеванию называется

50           Импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность, социальная адаптированность свойственны людям типа:

а) интровертированного;

б) экстравертированного;

в) интропунитивного;

г) шизоидного.

51           Познавательная способность, определяющая готовность человека к усвоению и использованию знаний и опыта, а также к разумному поведению в проблемных ситуациях, — это:

а) мышление;

б) интеллект;

в) эвристика;

г) гипотеза.

52              Основой профессионально педагогической направленности личности является …

а) ценностные отношения к педагогической деятельности

б) исполнительность и дисциплинированность

в) гибкость и креативность

г) лидерские качества

53              Научным способом познания объективной реальности

а) метод исследования

б) общение

в) метод воспитания

г) метод обучения

54              Первым этапом педагогической ситуации

а) анализ педагогической ситуации

б) осуществление плана решения задач на практике

в) выбор оптимального решения

г) проектирование вариантов решения

55              Центр Вернике расположен

а) височная доля левого полушария

б) височная доля правого полушария

в) задней части лобной доли левого полушария

г) задней части лобной доли правого полушария

56              Словесно-знаковый способ образования возник в связи с . ..

а) изобретением письменности и математической символики

б) распространением книгопечатания

в) изобретением компьютеров

г) возникновением школ

57              Целостность педагогического процесса заключается

а) во взаимосвязи процессов обучения и воспитания

б) в комплексном подходе к отбору содержания образования

58              Физиологической основой восприятия, по И.П.Павлову, является

а) центр Брока

б) обстановочная афферентация

в) сенсорная коррекция

г) условный рефлекс

59              Субъективное отношение к заболеванию называется:

а) внутренняя картина болезни

б) ипохондрия

в) рефлексия

г) эгоцентризм

Субъективное отношение к ✅ заболеванию называется

50           Импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность, социальная адаптированность свойственны людям типа:

а) интровертированного;

б) экстравертированного;

в) интропунитивного;

г) шизоидного.

51           Познавательная способность, определяющая готовность человека к усвоению и использованию знаний и опыта, а также к разумному поведению в проблемных ситуациях, — это:

а) мышление;

б) интеллект;

в) эвристика;

г) гипотеза.

52              Основой профессионально педагогической направленности личности является …

а) ценностные отношения к педагогической деятельности

б) исполнительность и дисциплинированность

в) гибкость и креативность

г) лидерские качества

53              Научным способом познания объективной реальности

а) метод исследования

б) общение

в) метод воспитания

г) метод обучения

54              Первым этапом педагогической ситуации

а) анализ педагогической ситуации

б) осуществление плана решения задач на практике

в) выбор оптимального решения

г) проектирование вариантов решения

55              Центр Вернике расположен

а) височная доля левого полушария

б) височная доля правого полушария

в) задней части лобной доли левого полушария

г) задней части лобной доли правого полушария

56              Словесно-знаковый способ образования возник в связи с . ..

а) изобретением письменности и математической символики

б) распространением книгопечатания

в) изобретением компьютеров

г) возникновением школ

57              Целостность педагогического процесса заключается

а) во взаимосвязи процессов обучения и воспитания

б) в комплексном подходе к отбору содержания образования

58              Физиологической основой восприятия, по И.П.Павлову, является

а) центр Брока

б) обстановочная афферентация

в) сенсорная коррекция

г) условный рефлекс

59              Субъективное отношение к заболеванию называется:

а) внутренняя картина болезни

б) ипохондрия

в) рефлексия

г) эгоцентризм

Внутренняя картина болезни при различных соматических заболеваниях

КАЗАХСТАНСКО-РОССИЙСКИЙ
МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
«Внутренняя картина болезни при
различных соматических заболеваниях
структура и уровни ВКБ и методы их
коррекции »
психология»
План:
1. Введение.
2. Внутренняя картина болезни.
3. Факторы субъективного отношения к болезни.
4. Классические психосоматические заболевания.
5. Методы психологического исследования в клинике.
6. Заключение.
7. Список использованной литературы.
Введение:
В центре внимания
находятся психические
реакции человека, заболевшего тем или иным
расстройством.
Значимым становится анализ как их
клинических особенностей и разнообразия, так и
оценка факторов, способствующих возникновению
у конкретного человека определенного типа
психического реагирования на собственную болезнь.
.
• Первостепенное значение имеет
субъективно оцениваемая пациентом
тяжесть болезни.
• Субъективное отношение к
заболеванию называется также
«внутренней картиной болезни»
• Суть его заключается в
интеллектуальной интерпретации
диагноза заболевания, когнитивной
оценке его тяжести и прогноза и в
формировании на этой основе
эмоционального и поведенческого
паттерна.
Для пациента ВКБ
складывается из понимания
механизмов возникновения
неприятных и болезненных
ощущений, оценки их
значения для будущего, а
также от реагирования на
болезнь в виде эмоциональных
переживаний и выбора
способа действий и поведения
в новых для человека
условиях.
Субъективное отношение к болезни формируется
на базе множества факторов, которые можно
сгруппировать в следующие группы: социальноконституциональную и индивидуально
психологическую.
Социально-конституциональные:
•пол
•возраст
•профессия
Индивидуально-психологические:
•свойства темперамента
•особенности характера
•качеств личности.
К классическим психосоматическим заболеваниям
относят болезни, роль психологических факторов в
этиопатогенезе которых считается доказанной:
• Эссенциальная
гипертония
• Язвенная болезнь
12-перстной кишки
• Бронхиальная астма
• Сахарный диабет
• Нейродермиты
• Ревматоидный артрит
• Язвенный колит
Близко к этому полюсу располагаются такие заболевания
как: гипертиреоз, миома матки, ишемическая болезнь сердца
и некоторые др.
Методы психологического исследования в клинике.
Диагностическое исследование состоит в том, что больному
предъявляются задание или ряд заданий, специально
подобранных и имеющих прицельную направленность, а
процесс и результаты их выполнения, рассматриваемые с
учетом отношения испытуемого к исследованию, его реакций,
комментариев, словесного отчета и т. п., используются для
заключения о тех или иных характеристиках его психической
деятельности.
Осознание себя больным,
обреченным на медленное
умирание , приводило к
выраженной коррекции масштаба
переживаний событий и своего
поведения в прошлом. Период «до
опухоли», с точки зрения
«неизлечимого» больного, был
лишен каких бы то ни было
жизненных проблем и
заслуживающих внимания
трудностей, тем более таких, которые не могли бы быть разрешены
в объективном или субъективном
планах.
Существуют два вида патогенного влияния соматической
болезни на психику человека: соматогенный и психогенный
У больных с хронической
почечной недостаточностью
отмечают явления интоксикации.
На фоне интоксикации
развивается астения. Вследствие
нарастающей астении возникают
изменения прежде всего в
структуре таких познавательных
процессов, как память и внимание
— предпосылок интеллекта.
Происходит сужение объема
внимания, нарушение процес сов запечатления и хранения
информации
, механизм соотношений между
Николаева отмечает еще один важный
психическим и соматическим уровнями функционирования человека
— механизм «замкнутого круга». Он заключается в том, что нарушение,
возникающее первоначально в соматической сфере, вызывает
психопатологические реакции, а они, в свою очередь, являются
причиной дальнейших соматических нарушений.
Так, по «замкнутому кругу», развертывается целостная картина
заболевания. Наиболее ярким примером механизма «замкнутого
круга» является реакция на боль, часто встречающаяся в клинике
внутренних болезней.
Заключение
В заключение отметим, что анализ психосоматической
проблемы позволяет осуществлять более адекватное, с учетом
их сложности и реальных технических возможностей,
планирование и проведение конкретных исследований.
Перспективным остается изучение биологических,
психологических и социальных аспектов проблемы с
реализацией системного подхода к ее решению.

\u0432\u043a\u043b\u044e\u0447\u0435\u043d\u043d\u043e\u043c\u0443 \u0432 \u0441\u0435\u0442\u044c \u0438 \u043d\u0430\u0431\u043b\u044e\u0434\u0430\u044f \u043e\u0436\u0438\u0432\u043b\u0435\u043d\u043d\u0443\u044e \u0431\u0435\u0441\u0435\u0434\u0443 \u043f\u0430\u0446\u0438\u0435\u043d\u0442\u0430 \u0441 \u0440\u0435\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e

включенному в сеть, и наблюдая оживленную беседу пациента с реально отсутствующим собеседником, следует сделать вывод о: 117.Отличия иллюзии от галлюцинации связано с: 118.Галлюцинации это 119.В 1817 г. Ж.-Э. Эскироль установил различия между: 120.Какое из перечисленных нарушений обозначается термином анозогнозия: 121.Субъективное отношение к заболеванию называется: 122.Принцип единства сознания и деятельности означает 123.Опора в мышлении на латентные признаки, обнаруженная при проведении методики «пиктограммы» указывает на наличие: 124. Тактильная агнозия проявляется в 125.У больного повышенное, эйфорическое настроение, он легкомысленно относится к болезни и лечению. Надеется, что «само все обойдется», потому нарушает режим, который приводит к заострению течения болезни. Какой тип реагирования на болезнь? 126.Больной активно отбрасывает мысли о болезни и ее возможные последствия, проявления болезни оценивает, как «несерьезные ощущения», потому отказывается от обследования и лечения или ограничивается «самолечением». Какой тип реагирования на болезнь? 127.Больной вполне безразличен к своей болезни и ее последствиям, апатичный, потерял интерес к жизни, ко всему, что раньше его интересовало. Пассивно принимает лекарства и процедуры. Какой тип реагирования на болезнь? 128.Больной тревожен, депрессивен, беспокоен, побаивается возможных осложнений, сомневается в эффективности лечения, настроение подавлено. Какой тип реагирования на болезнь? 129.Больной убежден в наличии у него серьезной болезни, постоянно сосредоточенный на болезненных ощущениях; переживание и непрерывные разговоры о болезни приводят к преувеличенному субъективному восприятию тех, что имеются и поиску мнимых болезней. Желание лечиться совмещается с неверием в успех. Какой тип реагирования на болезнь? 130.Больной раздражителен, нетерпелив к боли, нетерпеливый, неспособный ожидать результатов обследования и лечения. Какой тип реагирования на болезнь? 131.Тревога больного больше касается не реальных, а возможных осложнений болезни, а также мало реальных жизненных трудностей, связанных с ней. Понимает

Глава 19. Здоровье и медицина — Введение в социологию — 1-е канадское издание

Рисунок 19.1. Прививки могут замедлить или остановить распространение болезни, но некоторые семьи отказываются от них. (Фото любезно предоставлено USACE Europe District / flickr)

Цели обучения

19.1. Социальное конструирование здоровья

  • Определите термин медицинская социология
  • Понимать разницу между культурным значением болезни, социальной конструкцией болезни и социальной конструкцией медицинских знаний

19.2. Глобальное здравоохранение

  • Определить социальная эпидемиология
  • Применить теории социальной эпидемиологии для понимания проблем глобального здравоохранения
  • Поймите разницу между странами с высоким и низким доходом

19. 3. Здоровье в Канаде

  • Понимание того, как социальная эпидемиология может применяться к здравоохранению в Канаде
  • Объясните различия в состоянии здоровья по признаку пола, социально-экономического статуса, расы и этнической принадлежности
  • Сделайте обзор проблем психического здоровья и инвалидности в Канаде
  • Объясните термины стигма и медикализация

19.4. Теоретические перспективы здравоохранения и медицины

  • Применяйте функционалистский, теоретический и интерактивный подход к проблемам здоровья

Введение в здоровье и медицину

В 2012 году в результате вспышки коклюша (коклюша) в Британской Колумбии, Альберте, Онтарио и Нью-Брансуике заболели 2 000 человек и в Летбридже умерла младенец. В Соединенных Штатах, где было 18 000 случаев заболевания и девять смертей, это была самая сильная вспышка за 65 лет (Picard 2012).Исследователи, подозревая, что основной причиной вспышки было ослабление вакцинации против коклюша у детей старшего возраста, рекомендовали ревакцинацию для 11–12-летних и беременных женщин (Zacharyczuk 2011). Коклюш наиболее опасен для младенцев; каждый пятый должен быть госпитализирован, и, поскольку они слишком молоды для самой вакцины, крайне важно, чтобы люди вокруг них были вакцинированы (Центры по контролю за заболеваниями, 2011). В ответ на вспышку заболевания органы здравоохранения в различных частях Канады предложили бесплатные клиники вакцинации для родителей с младенцами младше одного года.Обычно канадских детей вакцинируют от коклюша, дифтерии и столбняка (комбинированная вакцина, известная как DTaP) в возрасте 2, 4, 6 и 18 месяцев, а затем снова в возрасте от 4 до 6 лет и от 14 до 16 лет (Picard 2012 ).

Но как быть с людьми, которые не хотят, чтобы их дети получали эту или любую другую вакцину? Этот вопрос лежит в основе дискуссии, которая продолжается уже много лет. Вакцины — это биологические препараты, повышающие иммунитет против определенного заболевания. Вакцины способствовали искоренению и ослаблению многих инфекционных заболеваний, включая оспу, полиомиелит, эпидемический паротит, ветряную оспу и менингит.

Однако многие люди выражают озабоченность по поводу потенциальных негативных побочных эффектов вакцин. Эти опасения варьируются от опасений по поводу перегрузки иммунной системы ребенка до противоречивых сообщений о разрушительных побочных эффектах вакцин. Одно заблуждение состоит в том, что вакцина сама по себе может вызвать заболевание, против которого она должна иммунизироваться. Еще одна широко распространенная проблема заключается в том, что вакцинация, особенно вакцина MMR (MMR означает корь, эпидемический паротит и краснуху), связаны с аутизмом.Соединение аутизм было особенно спорным. В 1998 году британский врач по имени Эндрю Уэйкфилд опубликовал в британском журнале Lancet исследование, которое связывало вакцину MMR с аутизмом. Отчет привлек большое внимание средств массовой информации, в результате чего уровень иммунизации в Великобритании снизился с 91 процента в 1997 году до почти 80 процентов к 2003 году, что сопровождалось последующим ростом заболеваемости корью (Devlin 2008). Продолжительное расследование British Medical Journal доказало, что не только ссылки в исследовании не существовало, но и что Dr.Уэйкфилд сфальсифицировал данные, чтобы подтвердить свои утверждения (CNN 2011). Доктор Уэйкфилд был дискредитирован и лишен лицензии, но сомнения по-прежнему остаются в умах многих родителей.

В Канаде многие родители все еще верят в дискредитированную ныне связь между MMR и аутизмом и отказываются вакцинировать своих детей. Другие родители предпочитают не делать прививки по разным причинам, например по религиозным убеждениям или убеждениям в отношении здоровья. В Соединенных Штатах мальчик, родители которого отказались от вакцинации, вернулся домой после поездки за границу; никто еще не знал, что он инфицирован корью.Мальчик заразил 839 человек и вызвал еще 11 случаев кори, причем все это были другие невакцинированные дети, включая одного младенца, которого пришлось госпитализировать. Согласно исследованию, опубликованному в Pediatrics , вспышка обошлась государственному сектору в 10 376 долларов за каждый диагностированный случай. Исследование также показало, что преднамеренная невакцинация инфицированных произошла у учащихся частных школ, государственных чартерных школ и государственных школ в более социально-экономических областях (Sugerman et al.2010).

Следует ли принуждать родителей делать иммунизацию своих детей? Что социологи могут сделать с тем фактом, что большинство семей, отказавшихся от вакцинации, принадлежали к более высокой социально-экономической группе? Как эта история о вакцинах в регионе с высоким уровнем дохода соотносится с историей о вакцинах в регионе с низким уровнем доходов, например в Африке к югу от Сахары, где население часто с нетерпением ищет вакцины, а не отказывается от них?

Социология здоровья охватывает социальную эпидемиологию, болезни, психическое здоровье, инвалидность и медикализацию.Основная идея социологии состоит в том, что здоровье и болезнь нельзя рассматривать просто как биологические или медицинские явления. Они воспринимаются, организуются и действуют в политическом, экономическом, культурном и институциональном контексте. Более того, наши отношения с ними постоянно развиваются. По мере того как мы учимся контролировать существующие болезни, появляются новые болезни. По мере того как наше общество становится более глобальным, вместе с ним меняется и способ распространения болезней.

Согласно Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье «представляет собой состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов» (ВОЗ, 2014).Что для вас значит «здоровье»? Как определение ВОЗ относится к современным проблемам здоровья? Вы верите, что в канадском обществе слишком много людей, принимающих лекарства? Вы скептически относитесь к людям, утверждающим, что они «пристрастились» к азартным играм или «пристрастились» к сексу? Можете ли вы вспомнить что-нибудь, что исторически считалось болезнью, но теперь считается нормальным? Или что-то, что недавно стало известно как болезнь, тогда как раньше это считалось свидетельством лени или других недостатков характера? Вы верите, что всем детям следует делать прививки? Эти вопросы исследуются в социологии здоровья.

Социологи могут также понять эти вопросы более полно, рассматривая их с одной из основных теоретических точек зрения дисциплины. Функционалистская перспектива — это макроаналитическая перспектива, которая смотрит на общую картину, фокусируясь на том, что все аспекты общества являются неотъемлемой частью постоянного здоровья и жизнеспособности целого. Для тех, кто работает с точки зрения функционализма, основное внимание уделяется тому, как здоровые люди могут внести наибольший вклад в стабильность общества.Функционалисты могут изучить наиболее эффективный способ вернуть «больным» людям здоровое состояние. Критическая точка зрения — это еще одна макроаналитическая точка зрения, которая фокусируется на создании и воспроизводстве неравенства. Кто-то, применяющий критическую точку зрения, может сосредоточиться на взаимосвязи между мощью фармацевтических компаний и показателями отпускаемых по рецепту лекарств или между медицинскими знаниями и тем, как власть реализуется за счет увеличения медикализации тела. Кто-то, применяющий интеракционистскую точку зрения к здоровью, может сосредоточиться на том, как люди понимают свое здоровье, как их отношение к своему телу опосредуется социальными концепциями здоровья и болезни и как его здоровье влияет на их отношения с людьми в их жизни.

19.1 Социальное конструирование здоровья

Если социология — это систематическое исследование поведения человека в обществе, то медицинская социология — это систематическое исследование того, как люди решают вопросы здоровья и болезни, болезней и расстройств, а также заботятся о здоровье как больных, так и здоровых. Медицинские социологи изучают физические, психические и социальные компоненты здоровья и болезни. Основные темы для медицинских социологов включают отношения врача и пациента, структуру и социально-экономические аспекты здравоохранения, а также то, как культура влияет на отношение к болезням и благополучию.

Социальное конструирование здоровья — важная тема исследований в медицинской социологии. На первый взгляд, концепция социального конструирования здоровья не имеет смысла. В конце концов, если болезнь — это измеримая физиологическая проблема, тогда не может быть и речи о социальном конструировании болезни, верно? Что ж, не все так просто. Идея социальной конструкции здоровья подчеркивает социокультурные аспекты подхода дисциплины к физическим, объективно определяемым явлениям.Социологи Конрад и Баркер (2010) предлагают исчерпывающую основу для понимания основных выводов последних 50 лет развития этой концепции. В их резюме результаты исследований в этой области разделены на три подзаголовка: культурное значение болезни, социальное конструирование переживания болезни и социальное конструирование медицинских знаний.

Культурное значение болезни

Многие медицинские социологи утверждают, что болезни имеют как биологический, так и эмпирический компоненты, и что эти компоненты существуют независимо друг от друга.Наша культура, а не наша биология, диктует, какие болезни подвергаются стигматизации, а какие нет, какие считаются инвалидностью, а какие нет, и какие считаются спорными (что означает, что некоторые медицинские работники могут посчитать существование этого недуга сомнительным), а не окончательные ( болезни, которые, несомненно, признаны в медицинской профессии) (Conrad and Barker 2010).

Например, социолог Эрвинг Гоффман (1963) описал, как социальные стигмы мешают людям полностью интегрироваться в общество.Стигматизация болезни часто оказывает самое сильное влияние на пациента и на вид ухода, который он или она получает. Многие утверждают, что наше общество и даже наши медицинские учреждения дискриминируют определенные заболевания, такие как психические расстройства, СПИД, венерические заболевания и кожные заболевания (Sartorius 2007). Возможности для лечения этих заболеваний могут быть ниже среднего; они могут быть изолированы от других областей здравоохранения или отправлены в более бедную среду. Стигма может удерживать людей от обращения за помощью в связи с их болезнью, делая ее хуже, чем она должна быть.

Оспариваемые болезни — это болезни, которые ставятся под сомнение некоторыми медицинскими работниками. Такие расстройства, как фибромиалгия или синдром хронической усталости, могут быть либо истинными заболеваниями, либо только в головах пациентов, в зависимости от мнения медицинского работника. Эта динамика может повлиять на то, как пациент обращается за лечением и какое лечение он или она получает.

Социальная конструкция переживания болезни

Идея социальной конструкции переживания болезни основана на концепции реальности как социальной конструкции.Другими словами, не существует объективной реальности, независимой от нашего собственного восприятия ее. Социальное конструирование переживания болезни связано с такими проблемами, как то, как некоторые пациенты контролируют то, как они раскрывают свою болезнь, и адаптацию образа жизни, которую пациенты развивают, чтобы справиться со своими болезнями.

С точки зрения построения переживания болезни важную роль играют как культура, так и личность. Для некоторых людей длительная болезнь может привести к тому, что их мир станет меньше, более определенным болезнью, чем чем-либо еще.Для других болезнь может быть шансом на открытие, на переосмысление нового себя (Конрад и Баркер, 2010). Культура играет огромную роль в том, как человек переживает болезнь. Широко распространенные болезни, такие как СПИД или рак груди, имеют определенные культурные маркеры, которые изменились с годами и определяют то, как люди — и общество — относятся к ним.

Сегодня многие оздоровительные учреждения признают степень, в которой индивидуальное восприятие формирует природу здоровья и болезни. Что касается физической активности, например, Агентство общественного здравоохранения Канады рекомендует, чтобы люди использовали стандартный уровень нагрузки для оценки своей физической активности.Этот рейтинг воспринимаемой нагрузки (RPE) дает более полное представление о фактическом уровне физической нагрузки человека, поскольку на частоту сердечных сокращений или пульс могут влиять лекарства или другие факторы (CSEP N.d.). Точно так же многие медицинские работники используют сопоставимую шкалу ощущаемой боли, чтобы определить стратегии лечения боли.

Рисунок 19.2. Шкала оценки боли Мосби помогает поставщикам медицинских услуг оценить уровень боли у человека. Что символический интеракционист может заметить об этом методе? (Фото любезно предоставлено wrestlingentropy / flickr)

Социальное конструирование медицинских знаний

Конрад и Баркер показывают, как медицинские знания конструируются в обществе; то есть он может отражать и воспроизводить неравенство по признаку пола, класса, расы и этнической принадлежности.Конрад и Баркер (2010) используют пример социального конструирования женского здоровья и того, как медицинские знания существенно изменились в течение нескольких поколений. Например, в начале 20-го века беременным женщинам запрещалось водить машину или танцевать из-за страха навредить будущему ребенку, так же как сегодня им не рекомендуется курить или употреблять алкоголь.

Установление связей: социальная политика и дебаты

Неужели осведомленность о раке груди зашла слишком далеко?

Рисунок 19.3. Розовые ленты — постоянное напоминание о раке груди. Но делают ли шоколадные конфеты с розовой лентой что-нибудь для искоренения болезни? (Фото любезно предоставлено wishuponacupcake / Wikimedia Commons)

Каждый октябрь мир становится розовым. Футболисты и бейсболисты носят розовые аксессуары. Небоскребы и большие общественные здания ночью освещаются розовыми огнями. В розничных магазинах покупатели могут выбирать из огромного количества розовых товаров. В 2011 году люди, желающие поддержать борьбу с раком груди, могли приобрести любой из следующих продуктов розового цвета: миксеры KitchenAid, навесные замки и велосипедные цепи Master Lock, теннисные ракетки Wilson, автомобили Fiat и пистолеты Smith & Wesson.Вы правильно прочитали. Цель всех этих розовых продуктов — повысить осведомленность о раке груди и привлечь деньги. Однако неумолимое распространение розового цвета заставляет многих задуматься, не зашел ли розовый маркетинговый гигант слишком далеко.

Pink ассоциируется с раком груди с 1991 года, когда Фонд Сьюзан Г. Комен раздал розовые ленты на мероприятии Race for the Cure в 1991 году. С тех пор розовая лента появилась на бесчисленном количестве продуктов, а затем розовый цвет стал символом излечения от болезни. Никто не может спорить о миссии Фонда Сьюзан Г. Комен — найти лекарство от рака груди — или о том, что группа собрала миллионы долларов на исследования и лечение. Однако некоторые люди задаются вопросом, действительно ли все эти продукты помогают в борьбе с раком груди и в какой степени (Begos 2011).

Группа защиты от рака груди (BCA) позиционирует себя как сторожевые псы других агентств, борющихся с раком груди. Они не принимают финансирование от организаций, таких как фармацевтическая промышленность, которые потенциально связаны с этой отраслью здравоохранения.Они разработали кампанию под торговой маркой «Think Before You Pink», чтобы вызвать у потребителей сомнения относительно конечного вклада компаний, торгующих розовыми товарами, в борьбе с раком груди. Не советуют «розовые» покупки; они просто хотят, чтобы потребители были проинформированы о том, сколько денег идет, откуда они поступают и куда они пойдут. Например, какой процент от каждой покупки идет на лечение рака груди? BCA не оценивает, сколько достаточно, но он информирует клиентов, а затем побуждает их подумать, считают ли они, что суммы достаточно (Think Before You Pink 2012).

BCA также предполагает, что потребители должны убедиться, что продукт, который они покупают, на самом деле не способствует развитию рака груди , явление, которое они называют «розовым промыванием». Этот выпуск стал заголовком по всей стране в 2010 году, когда Фонд Сьюзан Г. Комен сотрудничал с Kentucky Fried Chicken (KFC) в рамках рекламной акции под названием «Ведра для лекарства». За каждое ведро жареной или жареной курицы KFC жертвует 50 центов Фонду Комен с целью собрать 8 миллионов долларов: это самое крупное пожертвование, полученное фондом.Однако некоторые критики расценили это партнерство как нечестивый союз. Увеличение количества жира в организме и употребление жирной пищи связано с повышенным риском рака, и недоброжелатели, в том числе BCA, призвали Фонд Комена из-за этого очевидного противоречия целей. Комен ответил, что программа сделала многое для повышения осведомленности в сообществах с низкими доходами, где до этого Комен мало интересовался (Hutchison 2010).

Как вы думаете? Достаточно ли важны сбор средств и осведомленность, чтобы превзойти вопросы здоровья? Какие еще примеры «розовой стирки» вы можете придумать?

19.2. Глобальное здравоохранение

Социальная эпидемиология — это исследование причин и распространения болезней. Социальная эпидемиология может выявить, как социальные проблемы связаны со здоровьем различных групп населения. Эти эпидемиологические исследования показывают, что проблемы со здоровьем в странах с высоким уровнем доходов сильно отличаются от проблем со здоровьем в странах с низким уровнем доходов. Некоторые заболевания, например рак, универсальны. Но другие, такие как ожирение, болезни сердца, респираторные заболевания и диабет, гораздо чаще встречаются в странах с высоким уровнем доходов и являются прямым результатом малоподвижного образа жизни в сочетании с плохим питанием.В странах с высоким уровнем доходов также выше частота депрессии (Bromet et al. 2011). Напротив, страны с низкими доходами серьезно страдают от малярии и туберкулеза.

Чем отличается здоровье во всем мире? Некоторые теоретики различают три типа стран: основные нации, полупериферийные страны и периферийные страны. Основные страны — это те, которые мы считаем высокоразвитыми или промышленно развитыми, полупериферийные — те, которые часто называются развивающимися или новыми индустриальными странами, а периферийные страны — это те, которые относительно неразвиты.В то время как наиболее распространенной проблемой в канадской системе медицинской помощи является своевременный доступ к медицинской помощи, в других основных странах существуют другие проблемы, а полупериферийные и периферийные страны сталкиваются с множеством дополнительных проблем. Обзор состояния глобального здравоохранения дает представление о различных способах, которыми политика и благосостояние влияют на доступ к здравоохранению, и показывает, какие группы населения больше всего страдают от неравенства в отношении здоровья.

Здоровье в странах с высоким доходом

Ожирение, которое находится на подъеме в странах с высоким уровнем дохода, было связано со многими заболеваниями, в том числе сердечно-сосудистых заболеваний, опорно-двигательного аппарата, сахарного диабета и респираторных проблем.По данным Организации экономического сотрудничества и развития (2013 г.), показатели ожирения растут во всех странах, причем наибольший рост наблюдается в странах с самым высоким уровнем доходов. В Соединенных Штатах самый высокий уровень ожирения среди взрослых, а Канада заняла пятое место. Уоллес Хаффман и его коллеги-исследователи (2006) утверждают, что несколько факторов способствуют росту ожирения в развитых странах:

  1. Совершенствование технологий и уменьшение размера семьи привели к сокращению объема работы, которую необходимо выполнять в домашнем хозяйстве.
  2. Нездоровые рыночные товары, включая полуфабрикаты, сладкие напитки, сладкие и соленые закуски, заменяют товары домашнего производства.
  3. Активный отдых становится все более малоподвижным; например, компьютерные игры, просмотр веб-страниц и просмотр телепрограмм.
  4. Все больше рабочих переводятся с активной работы (сельское хозяйство и производство) в сферу услуг.
  5. Расширение доступа к пассивному транспорту привело к тому, что стало больше ездить на автомобиле и меньше ходить пешком.

Проблемы с ожирением и весом связаны со значительными социальными издержками, включая более низкую продолжительность жизни и более высокие общие расходы на здравоохранение.В странах с высоким уровнем доходов уровень депрессии выше, чем в менее богатых странах. Недавнее исследование (Bromet et al. 2011) показывает, что средняя распространенность эпизодов большой депрессии в течение жизни в 10 странах с самым высоким уровнем дохода, включенных в исследование, составляла 14,6 процента; это по сравнению с 11,1% в восьми странах с низким и средним уровнем доходов. Исследователи предполагают, что более высокий уровень депрессии может быть связан с большим неравенством доходов, которое существует в странах с самым высоким уровнем доходов.

Здоровье в странах с низким доходом

Рисунок 19.4. В странах с низким уровнем дохода недоедание и отсутствие доступа к чистой воде способствуют высокому уровню детской смертности. (Фото любезно предоставлено Стивом Эвансом / flickr)

В периферийных странах с низким доходом на душу населения наибольшую озабоченность вызывает не стоимость медицинского обслуживания. Скорее страны с низкими доходами должны решать такие проблемы, как инфекционные заболевания, высокий уровень детской смертности, нехватка медицинского персонала и неадекватные системы водоснабжения и канализации. Такие вопросы, о которых страны с высоким уровнем доходов редко даже задумываются, занимают центральное место в жизни большинства людей в странах с низким уровнем доходов.Из-за таких проблем со здоровьем в странах с низкими доходами наблюдается более высокий уровень детской смертности и более низкая средняя продолжительность жизни.

Одной из основных причин медицинских проблем в странах с низким доходом является отсутствие доступа к чистой воде и основным санитарным ресурсам. Согласно докладу ЮНИСЕФ за 2011 год, почти половина населения развивающегося мира не имеет улучшенных санитарных условий. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) отслеживает данные, связанные со здоровьем, по 193 странам. В своем отчете «Мировая статистика здравоохранения за 2011 год» они документируют следующие статистические данные:

  1. В глобальном масштабе уровень смертности детей в возрасте до пяти лет составлял 60 на 1000 живорождений.Однако в странах с низким уровнем дохода этот показатель почти вдвое — 117 на 1000 живорождений. В странах с высоким уровнем дохода этот показатель значительно ниже, чем 7 на 1000 живорождений.
  2. Наиболее частыми причинами смерти детей в возрасте до пяти лет были пневмония и диарейные заболевания, на которые приходилось 18 процентов и 15 процентов соответственно. Этих смертей можно легко избежать, если использовать более чистую воду и более широкий охват доступной медицинской помощью.
  3. Доступность врачей и медсестер в странах с низким доходом в десять раз меньше, чем в странах с высоким уровнем дохода. Проблемы с доступом к медицинскому образованию и доступу к пациентам усугубляют эту проблему для потенциальных медицинских работников в странах с низким уровнем дохода (World Health Organization 2011).

19,3. Здоровье в Канаде

Здоровье в Канаде — сложная и часто противоречивая проблема. С одной стороны, Канада, будучи одной из самых богатых стран, имеет хорошие показатели в отношении здоровья по сравнению с остальным миром. Однако, хотя система здравоохранения, финансируемая государством в Канаде, хорошо сопоставима с отмеченными проблемами частной коммерческой системы в Соединенных Штатах (особенно с точки зрения общей стоимости и того, кто получает доступ к медицинскому обслуживанию), она также отстает от многих европейских страны с точки зрения ключевых показателей здравоохранения, таких как доступ к семейным врачам и время ожидания критических процедур.В следующих разделах рассматриваются различные социальные аспекты здоровья в Канаде.

Здоровье по расе и этнической принадлежности

В отличие от США, где существуют сильные различия в состоянии здоровья по расовому признаку, в Канаде различия в состоянии здоровья между неаборигенными видимыми меньшинствами и канадцами европейского происхождения исчезают, если принять во внимание социально-экономический статус и образ жизни. Более того, новые и недавние иммигранты из неевропейских стран, как правило, имеют более хорошее здоровье, чем среднестатистический канадец по рождению (Kobayashi, Prus, and Lin 2008).

Канадские аборигены, к сожалению, продолжают страдать от серьезных проблем со здоровьем. По оценкам, в 1500-х годах, до контакта, в Канаде проживало 500 000 коренных жителей. Из-за эпидемий заразных евроазиатских болезней, таких как оспа, корь, грипп и туберкулез, численность коренного населения сократилась примерно на 93 процента (O’Donnell 2008). Условия с конца 19 века до середины 20 века не улучшились заметно после переселения аборигенов в заповедники.Часто не имея надлежащей питьевой воды, средств санитарии и гигиенических условий, они были идеальными условиями для распространения инфекционных заболеваний. Например, уровень смертности от туберкулеза (ТБ) оставался очень высоким для коренных народов в 1950-е годы, спустя много времени после того, как использование антибиотиков привело к борьбе с ТБ в остальной части Канады. В 2005 году уровень заболеваемости ТБ по-прежнему составлял 27 активных случаев на 100 000 населения среди коренного населения, в то время как среди остального населения он составлял всего 5 активных случаев на 100 000 человек.Частично проблема заключается в том, что процент аборигенов, живущих в переполненных жилищах в резервациях и на севере, в пять-шесть раз выше, чем среди населения в целом (Statistics Canada 2011). Недавние кризисы в Аттавапискате, Онтарио и других общинах коренных народов в отношении жилья, питьевой воды и отсутствия надлежащих систем очистки воды показывают, что эти проблемы не были решены (Stastna 2011).

Рисунок 19.5. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин-аборигенов в Канаде увеличилась, но остается значительно ниже, чем у остального населения (График любезно предоставлен Health Canada, 2005).Это воспроизведение является копией версии, доступной по адресу http://www.hc-sc.gc.ca/fniah-spnia/diseases-maladies/2005-01_health-sante_indicat-eng.php#life_expect. Правительство Канады разрешает полностью или частично воспроизводить этот график в некоммерческих целях без взимания платы или дополнительного разрешения (http://www.hc-sc.gc.ca/home-accueil/important-eng.php # a7).

Рисунок 19.5 показывает, что ожидаемая продолжительность жизни аборигенов (зарегистрированных индейцев) увеличилась. Однако он остается значительно ниже, чем для среднего населения: мужчины и женщины-аборигены могли рассчитывать прожить 8 человек.На 1 и 5,5 лет меньше, чем у среднего канадского мужчины и женщины (Health Canada 2005). В то время как инфекционные заболевания в основном рассматриваются как находящиеся под контролем среди коренного населения (хотя и более высокими показателями, чем канадское население), аборигены несоразмерно страдают от хронических проблем со здоровьем, таких как диабет, болезни сердца, ожирение, респираторные проблемы и ВИЧ (Statistics Canada 2011 ). Состояние здоровья аборигенов вне резервации также значительно хуже, чем у среднего населения. В то время как почти 59 процентов неаборигенных людей в Канаде в возрасте старше 20 оценили свое здоровье как «отличное или очень хорошее» в 2006–2007 годах, только 51 процент коренных народов, 57 процентов метисов и 49 процентов инуитов живут за счет -reserve сделал так. Точно так же 74 процента канадцев, не являющихся аборигенами, сообщили, что у них нет физических ограничений из-за плохого состояния здоровья, в то время как только 58, 59 и 64 процента коренных народов, метисов и инуитов за пределами резервации, соответственно, сделали это (Гарнер, Каррьер, и Санмартин 2010).Хотя некоторая разница между состоянием здоровья аборигенов и неаборигенов может быть объяснена финансовыми, образовательными и индивидуальными переменными образа жизни, даже если они были приняты во внимание, статистические различия в состоянии здоровья сохранялись. Авторы исследования здоровья аборигенов вне резерваций сообщают, что «[эти] данные указывают на существование других факторов, способствующих увеличению бремени заболеваемости среди коренных народов, метисов и инуитов» (Гарнер, Каррьер и Санмартин, 2010 г. , п.iii).

Здоровье по социально-экономическому статусу

Ксимена де ла Барра, старший советник ЮНИСЕФ по городским вопросам, писал в 1998 году, что «быть бедным само по себе опасно для здоровья; Однако хуже всего то, что они живут в городах и бедняках »(де ла Барра, 1998, стр. 46). Контекстом ее заявления была глобальная городская бедность, но ее выводы применимы и к взаимосвязи между бедностью и здоровьем в Канаде. Жители более бедных городских районов Канады имеют значительно более высокие показатели госпитализации и более низкое самооцененное качество здоровья, чем жители средних или богатых городских районов (см. Рисунки 19.6 и 19.7). Жизнь и взросление в бедности связаны с более низкой продолжительностью жизни и хроническими заболеваниями, такими как диабет, психические заболевания, инсульт, сердечно-сосудистые заболевания, заболевания центральной нервной системы и травмы (Canadian Population Health Initiative 2008). Фактически, реальная медицинская помощь составляет лишь около четверти результатов для здоровья, в то время как половина способности человека выздоравливать после болезни определяется социально-экономическими факторами, включая доход, образование и условия жизни (CBC 2014). В ходе интересного исследования 17 350 британских государственных служащих было обнаружено, что различия даже в относительно небольших различиях в уровне благосостояния и власти между уровнями занятости на государственной службе привели к значительному улучшению состояния здоровья привилегированных слоев населения. Чем больше у человека авторитета, тем он здоровее (Мармот, Шипли, Роуз, 1984). Эти социальные детерминанты здоровья привели Канадскую медицинскую ассоциацию к утверждению, что предоставление адекватных финансовых ресурсов может быть лучшим лечением, которое может быть предоставлено бедным пациентам.Врач городского округа Гэри Блох заявил: «Лечение людей с низким доходом и более высоким доходом окажет, по крайней мере, такое же большое влияние на их здоровье, как и любые другие лекарства, которые я мог бы им прописать…». Я действительно считаю бедность болезнью »(CBC 2013).

Важно помнить, что экономика — это только часть картины социально-экономического статуса (СЭП); исследования показывают, что образование также играет важную роль. Фелан и Линк (2003) отмечают, что многие связанные с поведением заболевания, такие как рак легких (из-за курения), ишемическая болезнь сердца (из-за неправильного питания и физических упражнений) и СПИД первоначально были широко распространены в группах СЭС.Однако после распространения информации, связывающей привычки с болезнью, эти заболевания уменьшились в группах с высоким СЭС и увеличились в группах с низким СЭС. Это иллюстрирует важную роль образовательных инициатив в отношении данного заболевания, а также возможное неравенство в том, как эти инициативы эффективно достигают различных групп SES.

Здоровье по полу

Женщины продолжают жить в среднем дольше мужчин, но у женщин выше показатели инвалидности и болезней. В каждой возрастной группе мужчины имеют более высокий уровень смертельных заболеваний, тогда как женщины имеют более высокие показатели хронических заболеваний без летального исхода.«Женщины становятся хуже, а мужчины умирают быстрее», — можно так резюмировать (Lorber 2000). Например, в то время как 4 процента канадских мужчин страдают хроническими заболеваниями, этими заболеваниями страдают 11 процентов канадских женщин, особенно от таких состояний, как рассеянный склероз, волчанка, мигрень, гипотиреоз и хроническая боль (Spitzer 2005). В то время как более низкая ожидаемая продолжительность жизни мужчин часто объясняется тремя факторами: их склонностью к более рискованному поведению или более рискованной работой, чем у женщин, их более низким уровнем использования системы здравоохранения (что не позволяет диагностировать симптомы раньше) и их врожденной биологической предрасположенностью к более высокой смертность на всех этапах жизни — не так ясно, почему хронические заболевания чаще поражают женщин.Спитцер отмечает, что гендерные роли и отношения приводят к разным ответам и подверженности стрессорам, разному доступу к ресурсам, разным обязанностям в отношении домашнего труда и ухода, а также разным уровням подверженности домашнему насилию, все из которых непропорционально влияет на хронические проблемы со здоровьем у женщин. .

Женщины также страдают от узаконенного сексизма в сфере здравоохранения. Мы можем видеть пример институционализированного сексизма в том, что женщины чаще, чем мужчины, имеют определенные виды психических расстройств.Психолог Дана Беккер отмечает, что 75 процентов всех диагнозов пограничного расстройства личности (ПРЛ) относятся к женщинам, согласно Диагностическому статистическому руководству по психическим расстройствам . Этот диагноз характеризуется нестабильностью личности, настроения и поведения, и Беккер утверждает, что он использовался в качестве всеобъемлющего диагноза для слишком многих женщин. Она также осуждает уничижительный оттенок диагноза, говоря, что он предрасполагает многих людей, как внутри, так и за пределами профессии психотерапевта, против женщин, которым был поставлен такой диагноз (Becker N.г.).

Многие критики также указывают на медикализацию женских проблем как на пример узаконенного сексизма. Медикализация относится к процессу, с помощью которого ранее нормальные аспекты жизни переопределяются как отклоняющиеся от нормы и требующие медицинской помощи для исправления. Исторически и одновременно многие аспекты жизни женщин были медицинскими, включая менструацию, предменструальный синдром, беременность, роды и менопаузу. Медикаментозность беременности и родов, особенно спорная в последних десятилетиях, и многие женщины выбирают против лечебного процесса и выбирая более естественных родов.Фокс и Уортс (1999) обнаружили, что все женщины испытывают боль и беспокойство во время родов, но социальная поддержка снимает их так же эффективно, как и медицинская. Другими словами, медицинские вмешательства не более эффективны, чем социальные, в облегчении боли и родов. Fox and Worts также обнаружили, что женщины с поддерживающим партнером в конечном итоге получали меньше медицинского вмешательства и меньше случаев послеродовой депрессии. Конечно, доступ к качественной родовспоможению за рамками стандартных медицинских моделей может быть недоступен для женщин всех социальных слоев.

Установление связей: социология в реальном мире

Медикализация бессонницы

Рисунок 19. 6. Многие люди не высыпаются. Но разве бессонница — болезнь, которую нужно лечить лекарствами? (Фото любезно предоставлено Wikimedia Commons)

Как ваша «гигиена сна?» Гигиена сна относится к образу жизни и привычкам сна, которые способствуют бессоннице или бессоннице. Плохие привычки, которые могут привести к бессоннице, включают непостоянное время отхода ко сну, отсутствие физических упражнений, работу в ночное время, дневной сон и условия сна, которые включают шум, свет или экранное время (National Institutes of Health 2011a).

Согласно Университетской сети здравоохранения Торонто, изучение гигиены сна — это первый шаг в попытке решить проблему с бессонницей (Bernstein and Durkee 2008).

Однако для многих жителей Северной Америки внесения изменений в гигиену сна кажется недостаточно. Согласно отчету за 2006 год, бессонница — недооцененная проблема общественного здравоохранения, от которой страдают до 70 миллионов человек. Интересно отметить, что в месяцы (или годы) после публикации этого отчета реклама фармацевтических компаний, стоящих за Ambien, Lunesta и Sepracor (три снотворных), в среднем составляла 188 миллионов долларов в неделю, продвигая эти лекарства (Gellene 2009).

По данным Молони, Конрада и Циммера (2011), с 1993 по 2007 год количество рецептов на лекарства для сна резко возросло. В то время как количество жалоб на бессонницу во время визитов к врачу за это время увеличилось более чем вдвое, число диагнозов бессонницы увеличилось более чем в семь раз, с 840 000 до 6,1 миллиона. Авторы исследования приходят к выводу, что бессонница была названа медикаментозной бессонницей и что «бессонница может быть проблемой для общественного здравоохранения, но потенциальное чрезмерное лечение малоэффективными, дорогими лекарствами с нетривиальными побочными эффектами вызывает определенные проблемы со здоровьем населения» (Молони, Конрад и Циммер 2011).Действительно, исследование, опубликованное в 2004 году в архиве Archives of Internal Medicine , показывает, что когнитивно-поведенческая терапия, а не медикаменты, была наиболее эффективным вмешательством во время сна (Jacobs, Pace-Schott, Stickgold, and Otto 2004).

Столетие назад людям, которые не могли спать, велели считать овец. Теперь они принимают таблетку, и все эти таблетки составляют очень прибыльный рынок для фармацевтической промышленности. Эта индустрия стоит за медикализацией бессонницы, или они просто отвечают на потребность?

Психическое здоровье и инвалидность

Лечение, получаемое лицами, признанными психически больными или инвалидами, сильно различается от страны к стране.В пост-миллениальной Канаде те из нас, кто никогда не сталкивался с такими трудностями, принимают как должное права, которые наше общество гарантирует каждому гражданину. Однако доступ к таким вещам, как образование, жилье или транспорт, которые большинство людей воспринимает как должное, часто воспринимается людьми с ограниченными возможностями по-разному.

Психическое здоровье

Люди с психическими расстройствами (состояние, которое затрудняет их повседневную жизнь) и люди с психическими заболеваниями (тяжелое, длительное психическое расстройство, требующее длительного лечения) испытывают широкий спектр последствий.

Согласно Обследованию состояния здоровья населения Канады 2012 года, наиболее распространенными психическими расстройствами в Канаде являются расстройства настроения (большая депрессия, биполярное расстройство). Более 11 процентов канадцев сообщили о серьезных эпизодах депрессии в течение своей жизни (4,7 процента в предыдущем году), а 2,6 процента сообщили о биполярном расстройстве в течение своей жизни (1,5 процента в предыдущем году) (Pearson, Janz, and Ali 2013). Основные расстройства настроения — это депрессия, биполярное расстройство и дистимическое расстройство.Депрессия может казаться чем-то, что каждый переживает в какой-то момент, и это правда, что большинство людей временами в своей жизни чувствуют себя грустными или «грустными». Однако настоящий депрессивный эпизод — это больше, чем просто кратковременная грусть. Это длительное изнурительное заболевание, которое обычно требует лечения. Биполярное расстройство характеризуется резкими изменениями в энергии и настроении, часто влияющими на способность человека выполнять повседневные задачи. Биполярное расстройство раньше называлось маниакальной депрессией из-за того, что люди переходили между маниакальными и депрессивными эпизодами.

Вторым по распространенности психическим расстройством в Канаде являются тревожные расстройства. Почти 9 процентов канадцев сообщили о том, что они в течение жизни испытывали генерализованное тревожное расстройство (2,6 процента в предыдущем году) (Pearson, Janz, and Ali 2013). Как и в случае с депрессией, важно различать эпизодическое чувство тревоги и истинное тревожное расстройство. Тревога — это нормальная реакция на стресс, который мы все в какой-то момент испытываем, но тревожных расстройств — это чувство беспокойства и страха, которое длится месяцами.Тревожные расстройства включают обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), панические расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), а также социальные и специфические фобии.

В зависимости от того, какое определение используется, имеется некоторое совпадение между расстройствами настроения и расстройствами личности . Канадские данные о распространенности расстройств личности отсутствуют, но оценки в Соединенных Штатах показывают, что они ежегодно затрагивают 9 процентов американцев. В Канаде эпидемиологические исследования антисоциального расстройства личности показывают, что около 1.7 процентов населения ежегодно страдают этим специфическим расстройством (Агентство общественного здравоохранения Канады, 2002). Американская психологическая ассоциация издает Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам ( DSM ), и их определение расстройств личности меняется в пятом издании, которое пересматривается в 2011 и 2012 годах. В DSM-IV , расстройства личности представляют собой «устойчивый паттерн внутреннего опыта и поведения, который заметно отклоняется от ожиданий культуры человека, который его демонстрирует» (Национальный институт психического здоровья).Другими словами, расстройства личности заставляют людей вести себя ненормальным для общества, но для него нормальным образом. DSM-V предлагает расширить это определение, предлагая пять широких областей личностных черт для описания расстройств личности, некоторые из которых связаны с уровнем или типом их разрыва с обществом. По мере развития их применения мы увидим, как их определения помогут ученым из разных дисциплин понять пересечение вопросов здоровья и то, как они определяются социальными институтами и культурными нормами.

Рисунок 19.7. Лекарства — распространенный вариант для детей с СДВГ. (Фото любезно предоставлено Deviation56 / Wikimedia Commons)

Еще одним довольно часто диагностируемым психическим расстройством является синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), от которого, по данным американской статистики, страдают 9 процентов детей и 8 процентов взрослых на протяжении всей жизни (Национальный институт психических заболеваний). Здоровье 2005). Газета New York Times сообщила данные Американского центра по контролю за заболеваниями, показывающие, что за последнее десятилетие количество диагностированных детей с СДВГ увеличилось на 53%, что поднимает вопросы гипердиагностики и передозировки лекарств (Schwarz and Cohen 2013). Последние данные из Канады подтверждают рост количества выписываемых лекарств и диагностики СДВГ в Канаде, хотя эти показатели намного ниже, чем в Соединенных Штатах (3 процента для всех детей в возрасте от трех до девяти лет, но 4 процента для мальчиков и 5 процентов для детей). дети школьного возраста в этом возрастном диапазоне) (Brault and Lacourse 2012). СДВГ — одно из наиболее распространенных детских расстройств, для которого характерны трудности с вниманием, трудности с контролем поведения и гиперактивность. Значительное увеличение числа диагнозов и использования таких лекарств, как риталин, вызвало общественные дебаты по поводу того, не назначают ли такие лекарства слишком много (American Psychological Association, N.г.). Фактически, некоторые критики задаются вопросом, действительно ли это расстройство так широко распространено, как кажется, или это случай гипердиагностики.

Расстройства аутистического спектра (РАС) также привлекли большое внимание в последние годы. Термин РАС охватывает группу нарушений развития мозга, которые характеризуются «дефицитом социального взаимодействия, вербального и невербального общения, а также повторяющимся поведением или интересами» (Национальный институт психического здоровья, 2011b). Согласно отчету Американских центров по контролю за заболеваниями (CDC), каждый 68-й ребенок рождается с РАС (Центры по контролю и профилактике заболеваний, 2014 г.).Этот диагноз на 30 процентов выше предыдущей оценки, согласно которой 1 из 88 детей рождается с РАС. В Канаде создается национальная система отслеживания, но в отчете Национальной эпидемиологической базы данных по изучению аутизма в Канаде обнаружено увеличение числа диагнозов на острове Принца Эдуарда, Ньюфаундленде и Лабрадоре, а также на юго-востоке Онтарио в диапазоне от 39 до 204 процентов. в зависимости от региона. В качестве примера социального конструирования расстройств считается, что большая часть увеличения количества диагнозов связана с повышением осведомленности о расстройстве, а не с фактической распространенностью, поскольку врачи чаще диагностируют аутизм и с детьми с менее серьезными проблемами (NEDSAC 2012).

Национальный институт психического здоровья (NIMH) проводит различие между серьезными психическими заболеваниями и другими расстройствами. Ключевой особенностью серьезного психического заболевания является то, что оно приводит к «серьезному функциональному нарушению, которое существенно мешает или ограничивает одну или несколько основных жизненных функций» (Национальный институт психического здоровья, 2005 г.). Таким образом, определение «серьезное» относится к последствиям болезни (функциональное нарушение), а не к самой болезни.

Хотя эта точка зрения не получила широкого распространения, некоторые исследователи утверждают, что психическое заболевание — это миф.Например, для Томаса Шеффа (1963) остаточное отклонение — нарушение социальных норм, не охватываемое какими-либо конкретными поведенческими ожиданиями — это то, что на самом деле приводит к тому, что людей называют психически больными. В книге Миф о психическом заболевании: основы теории личного поведения (1961) Томас Сас спрашивает, существует ли такое понятие, как психическое заболевание, а затем утверждает, что его нет. Скорее, психическое заболевание — это отклонение от того, что другие считают нормальным, без биологической основы. Сас призывает к большей личной ответственности и меньшей зависимости от институтов.

Инвалидность
Рисунок 19.8. Знак доступа для инвалидов указывает, что люди с ограниченными возможностями могут получить доступ к объекту. Канадский закон о правах человека включает «обязанность обеспечивать» доступ для лиц с ограниченными возможностями. (Фото любезно предоставлено Ltljltlj / Wikimedia Commons)

Инвалидность означает снижение способности выполнять повседневные задачи. Всемирная организация здравоохранения проводит различие между различными терминами, используемыми для описания физических недостатков, которые важны с социологической точки зрения.Они используют термин инвалидность для описания физических ограничений, в то время как термин инвалидность используется для обозначения социальных ограничений. В 2012 году 3,8 миллиона канадцев, или 13,7 процента канадцев в возрасте 15 лет и старше, сообщили о наличии инвалидности — хронического состояния или проблемы со здоровьем, — что ограничивает их способность выполнять повседневные задачи. Двадцать шесть процентов этих инвалидов-канадцев имели инвалидность, классифицированную как «очень тяжелую» (Статистическое управление Канады, 2013).

Лин Джонгблоед (2003) отмечает, что концепции инвалидности претерпели несколько изменений в Канаде с 19 века, что привело к значительным сдвигам в государственной политике в отношении инвалидности.В начале 19 века людей с умственными недостатками часто сажали в тюрьмы вместе с преступниками, что свидетельствует о несущественном различии с точки зрения государственной политики. Затем, между 1860 и 1890 годами, модель оказания помощи инвалидам была разработана специально для инвалидов, в значительной степени для защиты их или других людей от вреда. Люди с физическими недостатками не считались нарушителями, поэтому их не помещали в лечебные учреждения. Этот подход закона и порядка был постепенно заменен медицинскими и экономическими моделями , которые концептуализировали инвалидность как биологическую реальность, требующую таких практик, как реабилитации . Реабилитация сосредоточена на мероприятиях по лечению или излечению инвалидности, чтобы инвалиды могли зарабатывать себе на жизнь и реинтегрироваться в «нормальное» общество. Как предполагает Джонгблоед: «Помощь людям обрести экономическую независимость соответствует североамериканской идеологии индивидуализма. Экономическая модель инвалидности основана на неспособности человека участвовать в оплачиваемой рабочей силе »(2003 г., стр. 205). Наконец, с 1970-х годов медицинская и экономическая модель постепенно вытеснялась или дополнялась социально-политической моделью, в которой утверждается, что инвалидность является результатом несостоятельности социальной среды, а не индивидуальных нарушений.Это привело к основанным на правах проблемам барьеров для инвалидов и движению за деинституционализацию, которое привело к закрытию системы убежища и замене ее моделью оказания помощи на уровне сообщества.

До принятия Канадской хартии прав и свобод в 1982 году, в которой лица с ограниченными возможностями были конкретно обозначены как одна из четырех находящихся в неблагоприятном положении групп, защищаемых Хартией, канадцы с ограниченными возможностями часто не имели доступа к возможностям и социальным учреждениям, в отличие от многих трудоспособных людей. принимать как должное.Это произошло не только из-за занятости и других видов дискриминации, но и из-за случайного принятия большинством канадцев мира, созданного для удобства трудоспособных. Представьте, что вы находитесь в инвалидном кресле и пытаетесь проехать по тротуару без бордюров, доступных для инвалидных колясок. Представьте себе слепого человека, пытающегося получить доступ к информации без повсеместной доступности шрифта Брайля. Представьте, что у вас ограниченный контроль над двигателем и вы столкнулись с трудной для понимания круглой дверной ручкой. Ableism относится как к прямой дискриминации в отношении лиц с ограниченными возможностями, так и к непреднамеренному пренебрежению их потребностями.

Ableism связана с устойчивым наследием стигматизации людей с ограниченными возможностями. Люди с ограниченными возможностями подвергаются стигматизации из-за того, что они каким-то образом больны. Стигматизация означает, что их личность испорчена; их называют разными, дискриминируют, а иногда даже избегают. Им навешивают ярлыки (как мог бы указать интеракционист) и им приписывают статус хозяев (как мог бы заметить функционалист), становясь «слепой девочкой» или «мальчиком в инвалидном кресле» вместо того, чтобы быть кем-то, кому общество предоставило полную идентичность.Это может быть особенно актуально для людей с ограниченными возможностями из-за психического заболевания или расстройства. В ответ многие группы инвалидов начали утверждать, что они не отключены, а включены по-другому. Их состояние — это не форма отклонения от нормы, а другая форма нормальности. Как утверждает Род Михалко, слепота, например, рассматривается как проблема или инвалидность только с точки зрения зрения и мира, организованного для зрячих (Michalko 1998).

Как обсуждалось в разделе о психическом здоровье, многие расстройства психического здоровья могут быть изнурительными, влияя на способность человека справляться с повседневной жизнью.Это может повлиять на социальный статус, жилье и особенно занятость. Согласно отчету Канадской комиссии по правам человека о равных правах людей с ограниченными возможностями (2012), у людей с ограниченными возможностями уровень безработицы выше, чем у людей без инвалидности: от 8,6% до 6,3% (данные за 2006 г.). Мужчины и женщины с ограниченными возможностями также на 8,6 процента и 6,5 процента чаще являются частично занятыми , чем мужчины и женщины без инвалидности (соответственно). Вероятность получения университетского образования у инвалидов вдвое ниже, чем у людей без инвалидности (20.2 процента против 40,7 процента соответственно) и зарабатывали значительно меньше, чем они (на 9 557 долларов меньше в год для мужчин и на 8 853 долларов меньше для женщин).

Установление связей: Социология в реальном мире

Ожирение: последнее допустимое предубеждение

Рисунок 19.9. Ожирение считается последней допустимой социальной стигмой. (Фото любезно предоставлено Кайлом Мэем / flickr)

Как вы отреагируете на картинку на рис. 19.9? Сострадание? Страх? Отвращение? Многие люди смотрят на эту фотографию и делают негативные предположения о мужчине, исходя из его веса.Согласно исследованию Центра продовольственной политики и ожирения Йельского Радда, крупные люди являются объектом «широко распространенных негативных стереотипов, согласно которым люди с избыточным весом и ожирением ленивы, немотивированы, лишены самодисциплины, менее компетентны, непослушны и небрежны» ( Пуль и Хойер 2009).

Исторически и в Канаде, и в других странах считалось приемлемым дискриминировать людей на основе предвзятых мнений. Даже после того, как колонизация формально закончилась образованием канадского государства в 1867 году, следующие 100 лет канадской истории были отмечены узаконенным расизмом и предубеждениями против коренных народов.В примере взаимозаменяемости стереотипов те же оскорбления, которые сегодня наносятся людям с избыточным весом и ожирением (например, ленивым), в более ранней истории были нанесены различным расовым и этническим группам. Конечно, сейчас никто не озвучивает подобные взгляды публично, за исключением случаев, когда речь идет о людях с ожирением.

Почему считается приемлемым испытывать предубеждение или даже ненавидеть тучных людей? Пуль и Хойер предполагают, что эти чувства связаны с представлением о том, что ожирение можно предотвратить с помощью самоконтроля, лучшей диеты и большего количества упражнений.Это утверждение подчеркивается тем фактом, что исследования показали, что люди воспринимают ожирение более позитивно, если они думают, что ожирение было вызвано неконтролируемыми факторами, такими как биология (например, заболевание щитовидной железы) или генетика.

Даже при некотором понимании неконтролируемых факторов, которые могут повлиять на ожирение, люди с ожирением по-прежнему подвергаются стигматизации. Исследование Пуля и Хойера — одно из многих, в которых документально подтверждена дискриминация на работе, в средствах массовой информации и даже в сфере медицины.У полных людей меньше шансов поступить в институт, чем у более худых, и у них меньше шансов добиться успеха на работе.

Стигматизация людей с ожирением проявляется во многих формах, от кажущихся безобидными до потенциально незаконных. В фильмах и телешоу люди с избыточным весом часто изображаются негативно или как обычные персонажи, являющиеся предметом шуток. Одно исследование показало, что в детских фильмах «ожирение приравнивается к отрицательным чертам (злым, непривлекательным, недружелюбным, жестоким) в 64 процентах самых популярных детских видео.В 72 процентах видео персонажи с тонкими телами обладали желанными чертами, такими как доброта или счастье »(Hines and Thompson 2007). В фильмах и на телевидении для взрослых негативное изображение часто должно быть смешным. «Толстые костюмы» — надувные костюмы, из-за которых люди выглядят полными, — обычно используются для закрепления негативных стереотипов. Подумайте о том, как вы видели людей с ожирением в фильмах и по телевидению; теперь подумайте о любой другой подчиненной группе, которую открыто очерняют таким образом.Трудно найти аналогичный пример.

19,4. Теоретические перспективы здоровья и медицины

Каждая из трех основных теоретических точек зрения по-своему подходит к вопросам здоровья, болезней и медицины.

Функционализм

Согласно функционалистской точке зрения, здоровье жизненно важно для стабильности общества, и поэтому болезнь является разрешенной формой отклонений. Талкотт Парсонс (1951) был первым, кто обсудил это с точки зрения роли больного : паттерны ожиданий, которые определяют надлежащее поведение для больных и тех, кто о них заботится.

Согласно Парсонсу, у больного человека есть особая роль с правами и обязанностями. Начнем с того, что в контексте современных норм индивидуализма и индивидуальной ответственности человек не выбрал болезнь и не должен считаться ответственным за свое состояние. Больной также имеет право быть освобожденным от обычных социальных ролей; от человека не требуется выполнять обязанности хорошего человека, и он может избегать обычных обязанностей без порицания. Однако это освобождение является временным и зависит от тяжести заболевания. Исключение также требует легитимации врача; то есть врач должен удостоверить подлинность болезни.

Больной несет двойную ответственность: вылечиться и обратиться за технически грамотной помощью к врачу. Если больной болеет дольше положенного срока (симуляторы), он или она может подвергнуться стигматизации.

Парсонс утверждает, что, поскольку больные не могут выполнять свои обычные социальные роли, их болезни ослабляют общество.Следовательно, иногда необходимо использовать различные формы социального контроля, чтобы привести поведение больного человека в соответствие с нормальными ожиданиями. В этой модели здоровья врачи служат привратниками, решая, кто здоров, а кто болен — отношения, в которых врач имеет всю власть. Но допустимо ли предоставлять врачам такую ​​большую власть над принятием решения о том, кто болен? А как насчет людей, которые больны, но не желают покидать свои должности по любому количеству причин (например, личные / социальные обязательства, финансовые потребности или отсутствие страховки).

Критическая социология

Теоретики, использующие критическую точку зрения, предполагают, что многие проблемы с системой здравоохранения, как и большинство других социальных проблем, уходят корнями в капиталистическое общество. Согласно критической социологии, капитализм и погоня за прибылью приводят к превращению в товар здоровья: превращения чего-то, что обычно не считается товаром, во что-то, что можно купить и продать на рынке. С этой точки зрения корпорации, частные страховые компании, фармацевтические компании и инвесторы имеют непропорционально большое влияние на то, как система здравоохранения управляется и финансируется, какие типы болезней исследуются, могут ли быть проданы более дешевые генерические версии запатентованных лекарств, характер оказываемая медицинская помощь и даже то, как понимается физиология человеческого тела.Корпоративные интересы также влияют на условия, в которых обсуждаются дебаты о общественном здравоохранении . Корпоративные аналитические центры, такие как Fraser Institute и CD Howe Institute, давно отстаивают модели свободного рынка, ориентированные на прибыль, в американском стиле, а не модели, финансируемые государством, для оказания медицинской помощи в Канаде (Carroll and Shaw 2001). Язык, которым они подходят к здравоохранению, подчеркивает «права налогоплательщиков», тревожные заявления о финансовой неустойчивости общественного здравоохранения и роли «корпоративных интересов» в продвижении устаревшей системы эпохи 1960-х годов.Несмотря на то, что канадцы настойчиво заявляют, что общественное здравоохранение, всеобщее здравоохранение является их центральным приоритетом, корпоративные и неолиберальные сообщения о здравоохранении приобрели все большее влияние за последние два десятилетия.

Наряду с неравенством в отношении здоровья, порожденным классовым неравенством, существует ряд неравенств в отношении здоровья, вызванных расизмом, сексизмом, эйджизмом и гетеросексизмом. Когда здоровье является товаром, бедные с большей вероятностью заболеют из-за неправильного питания, будут жить и работать в нездоровой среде и с меньшей вероятностью будут бросать вызов системе.В Канаде коренные народы были непропорционально изолированы от экономической власти, поэтому они несут большую часть бремени плохого здоровья.

Другой критический подход к здоровью и болезням сосредоточен на появлении биополитики в 18 и 19 веках (Foucault 1980). Биополитика относится к властным отношениям, которые возникают, когда задача поддержки и управления «жизнью» населения становится центральной для правительства (в широком смысле этого слова: см. Главу 17).На самых разных уровнях и в разных местах общества — от реализации общесоциальных программ общественного здравоохранения и контроля населения до различных форм дисциплины, осуществляемой над телами пациентов, солдат, детей, студентов и заключенных — современные научные знания о функционировании тело устанавливает новые властные отношения между экспертами (например, врачами, психиатрами, психологами, социологами, социальными работниками) и субъектами. В результате появляется все больше форм дисциплины и регулирования, которые стремятся воздействовать на живое тело и живое население, чтобы максимизировать их потенциал для здоровья, продуктивности, эффективности и послушания.

Современная биомедицина , например, представляет собой систему медицинской практики, которая определяет здоровье и болезнь в терминах механики физических, биологических систем человеческого тела. Он работает на основе разделения разума и тела, которое побуждает человека «заселять» свое тело и его проблемы определенным образом и добровольно или невольно подчиняться экспертизе врачей, когда функции тела отклоняются от биологических норм. . Именно на основании заявления врачей о биомедицинских знаниях люди подчиняются более или менее унизительным упражнениям силы и дисциплины: от диеты и режима физических упражнений до лекарственного лечения фармацевтическими препаратами, кесарева сечения и химиотерапии и генной терапии.

В этом отношении интересно отметить различные способы, с помощью которых знания и авторитет врачей и медицинского учреждения подвергаются сомнению в современном обществе. Люди все больше изучают и становятся более осведомленными о своих проблемах со здоровьем, что позволяет им взаимодействовать с врачами и медицинскими властями на более равной основе. Они также используют расширяющийся спектр альтернатив традиционной биомедицине: оздоровительные практики и знания, такие как йога, фитнес-режимы, диеты, иглоукалывание, традиционная китайская медицина, цигун, натуропатия, гомеопатия, мануальная терапия и местные методы исцеления.Этот поворот к модели индивидуализированной заботы о себе — то есть способов воздействия на себя с целью трансформации себя для достижения определенного способа существования, такого как «здоровье» (Foucault 1997), — имеет ряд конкурирующих последствий: тем не мение. С одной стороны, это позволяет практикам автономии и самообразования, свободным от властных отношений медицинского истеблишмента. С другой стороны, это может способствовать усилению беспокойства и беспокойства в теле, что углубляет, а не ослабляет подчинение властям и авторитетным знаниям — диетическим причудам, эзотерическим знаниям и практикам, нетрадиционным целителям и т. Д.Как отмечает Зигмунт Бауман, когда люди берут на себя ответственность за знание своего тела и здоровья в плюралистической медицинской культуре, в которой существует множество конкурирующих и противоречащих друг другу утверждений о лечении, результат для человека может скорее парализовать, чем освободить (Bauman 2005). ).

Символический интеракционизм

Согласно теоретикам, работающим с этой точки зрения, здоровье и болезнь созданы социально. Как мы обсуждали в начале главы, интеракционисты сосредотачиваются на конкретных значениях и причинах, которые люди приписывают болезни.Термин медикализация отклонения относится к процессу, который превращает «плохое» поведение в «больное» поведение. Связанный процесс — это демедикализация , в которой «больное» поведение снова нормализуется. Медикализация и демедикализация влияют на то, кто реагирует на пациента, как люди реагируют на пациента и как люди видят личную ответственность пациента (Conrad and Schneider 1992).

Рисунок 19.10. На этой гравюре XIX века «Король алкоголя» изображен со скелетом на бочке с алкоголем.Слова «бедность», «несчастье», «преступление» и «смерть» витают в воздухе позади него. (Фото любезно предоставлено Библиотекой Конгресса / Wikimedia Commons)

Пример медикализации иллюстрируется историей того, как наше общество относится к алкоголю и алкоголизму. В 19 веке людей, которые слишком много пили, считали плохими и ленивыми. Их называли пьяными, и их нередко арестовывали или выгоняли из города. К пьяным не относились сочувственно, потому что в то время считалось, что они сами виноваты в том, что они не могут бросить пить.Однако к концу 19 века чрезмерное употребление алкоголя стало рассматриваться как «болезнь воли» — парадоксальное заболевание, которое требовало от пациента активного участия в собственном лечении, даже если природа болезни определялась дефектом в воля, которая подорвала его или ее способность делать это (Valverde 1997). В 20-м веке людей, которые слишком много пили, все чаще определяли как алкоголиков: людей с психологической зависимостью, физиологическим заболеванием или генетической предрасположенностью к зависимости, которые не несут ответственности за свое употребление алкоголя. Когда алкоголизм был определен как болезнь, а не как личный выбор, к алкоголикам стали относиться с большим сочувствием и пониманием, хотя парадокс восстановительной терапии для алкоголиков остался. Таким образом, «зло» превратилось в «болезнь».

В истории также есть множество примеров демедикализации. В эпоху гражданской войны рабам, которые часто убегали от своих хозяев, диагностировали психическое расстройство, называемое драпетомания . С тех пор это было переосмыслено как вполне уместная реакция на порабощение.Более свежий пример — гомосексуализм, который Американская психологическая ассоциация до 1973 года называла психическим расстройством или нарушением сексуальной ориентации.

Хотя интеракционизм действительно признает субъективный характер диагноза, важно помнить, кому больше всего выгодно, когда поведение определяется как болезнь. Фармацевтические компании зарабатывают миллиарды на лечении таких заболеваний, как усталость, бессонница и гиперактивность, которые на самом деле могут быть не заболеваниями, требующими лечения, а возможностью для компаний зарабатывать больше денег.

Ключевые термины

эйллизм дискриминация людей с ограниченными возможностями или непреднамеренное пренебрежение их потребностями

тревожных расстройств чувство беспокойства и страха, длящиеся месяцами

биомедицина система медицинской практики, которая определяет здоровье и болезнь с точки зрения механики физических, биологических систем человеческого тела

биополитика властные отношения, возникающие, когда задача поддержки и управления жизнью населения становится центральной для правительства

забота о себе способов воздействия на себя с целью трансформации себя для достижения определенного способа существования (например,г., «здоровье»)

превращение в товар изменение того, что обычно не рассматривается как товар, в то, что можно купить и продать на рынке

оспариваемых болезней болезней, которые ставятся под сомнение или считаются сомнительными некоторыми медицинскими работниками

демедикализация социальный процесс, который нормализует «больное» поведение

инвалидность снижение способности выполнять повседневные задачи; Всемирная организация здравоохранения отмечает, что это социальное ограничение

здоровье состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов

нарушение физические ограничения, с которыми сталкивается менее способный человек

легитимация когда врач подтверждает подлинность болезни

медицинская социология систематическое исследование того, как люди решают вопросы здоровья и болезни, болезни и расстройства, а также заботу о здоровье как больных, так и здоровых

медикализация процесс, с помощью которого аспекты жизни, которые считались плохими или отклоняющимися от нормы, переопределяются как болезнь и нуждаются в медицинской помощи для лечения

медикализация отклонений процесс, который изменяет «плохое» поведение на «больное» поведение

расстройства настроения долгосрочные изнурительные заболевания, такие как депрессия и биполярное расстройство

расстройства личности расстройства, которые заставляют людей вести себя ненормальным для общества, но кажущимся им нормальным

общественное здравоохранение медицинское страхование, финансируемое или предоставляемое государством

роль больного модель ожиданий, определяющая надлежащее поведение для больных и тех, кто о них заботится

реабилитация мероприятий по лечению или излечению инвалидности с целью реинтеграции инвалидов в «нормальное» общество

социальная эпидемиология Изучение причин и распространения болезней

взаимозаменяемость стереотипов когда стереотипы не меняются, они используются повторно для применения к новой подчиненной группе

стигматизация когда чья-то личность испорчена; их называют разными, дискриминируют, а иногда даже избегают из-за болезни или инвалидности

стигматизация болезни , когда люди подвергаются дискриминации из-за болезней, а люди, страдающие этим заболеванием, снижаются или даже избегаются обществом

всеобщее здравоохранение система, гарантирующая всем медицинское обслуживание

Сводка раздела

19. 1. Социальное конструирование здоровья
Медицинская социология — это систематическое исследование того, как люди решают вопросы здоровья и болезни, болезни и расстройства, а также заботятся о здоровье как больных, так и здоровых. Социальная конструкция здоровья объясняет, как общество формируется и формируется медицинскими идеями.

19.2. Global Health
Социальная эпидемиология — это исследование причин и распространения болезней. С глобальной точки зрения, вопросы здоровья странах с высоким уровнем дохода имеют тенденцию к заболеваниям, как рак, а также те, которые связаны с ожирением, как болезнь сердца, диабет, и опорно-двигательного аппарата.Страны с низкими доходами чаще сталкиваются с инфекционными заболеваниями, высоким уровнем детской смертности, нехваткой медицинского персонала и неадекватными системами водоснабжения и санитарии.

19.3. Здоровье в Канаде
Несмотря на то, что население Канады в целом имеет хорошее здоровье по сравнению с менее развитыми странами, Канада по-прежнему сталкивается с серьезными проблемами, такими как распространенность ожирения и диабета. Более того, канадцы из исторически неблагополучных групп аборигенов, социально-экономического статуса и пола испытывают более высокий уровень хронических проблем со здоровьем.Психическое здоровье и инвалидность — это проблемы со здоровьем, на которые значительно влияют медицинские определения нормальности.

19.4 Теоретические перспективы здоровья и медицины
В то время как функционалистская точка зрения смотрит на то, как здоровье и болезнь определяют определенные роли в обществе, критическая точка зрения касается того, как здоровье и болезнь вписываются в структуры власти в обществе. Интерактивная точка зрения связана с тем, как социальные взаимодействия создают представления о здоровье и болезни.

Раздел Викторина

19.1. Социальная конструкция здоровья
1. Кто определяет, какие болезни подвергаются стигматизации?

  1. Терапевты
  2. Сами пациенты
  3. Общество
  4. Все вышеперечисленное

2. Синдром хронической усталости является примером _______________.

  1. Стигматизируемая болезнь
  2. Оспариваемая болезнь
  3. Инвалидность
  4. Демедикализация

3.Рейтинг воспринимаемой нагрузки (RPE) является примером ________________

  1. Социальное строительство здравоохранения
  2. Медикализация
  3. Приюты для инвалидов
  4. Оспариваемая болезнь

19.2. Global Health
4. Что такое социальная эпидемиология?

  1. Изучение того, почему одни болезни подвергаются стигматизации, а другие нет
  2. Изучение причин распространения болезней
  3. Исследование психического здоровья общества
  4. Исследование причин и распространения болезней

5.Основные нации также известны как __________________

  1. Страны с высоким уровнем доходов
  2. Новые индустриальные страны
  3. Страны с низкими доходами
  4. Развивающиеся страны

6. Многие случаи смерти в странах с высоким уровнем доходов связаны с __________________

  1. Рак легких
  2. Ожирение
  3. Психическое заболевание
  4. Отсутствие чистой воды

7. По данным Всемирной организации здравоохранения, какова наиболее частая причина смерти детей в возрасте до пяти лет в странах с низким уровнем дохода?

  1. Голод
  2. Жажда
  3. Пневмония и диарейные болезни
  4. Все вышеперечисленное

19.3. Здоровье в Канаде
8. Какое из следующих утверждений не соответствует действительности?

  1. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин-аборигенов в Канаде примерно на восемь лет короче, чем для мужчин неаборигенного происхождения.
  2. Уровень заболеваемости туберкулезом среди канадцев-аборигенов более чем в пять раз выше (на 100 000 человек), чем среди канадцев неаборигенного происхождения.
  3. Уровень хронических заболеваний у аборигенов ниже, чем у неаборигенов.
  4. У недавно появившихся иммигрантов из числа видимых меньшинств более низкий уровень здоровья, чем у коренных канадцев.

9. Процесс, при котором аспекты жизни, которые считались плохими или отклоняющимися от нормы, переопределяются как болезнь и нуждаются в медицинской помощи для лечения, называется ___________.

  1. Отклонение
  2. Медикализация
  3. Демедикализация
  4. Теория пересечения

10. Какие психические расстройства чаще всего диагностируются в Канаде?

  1. СДВГ
  2. Тревожные расстройства
  3. Расстройства аутистического спектра
  4. Расстройства настроения

11.Пандусы и знаки Брайля являются примерами _______________.

  1. Инвалиды
  2. Помещения, требуемые Канадской хартией прав и свобод
  3. Формы доступности для людей с ограниченными возможностями
  4. И b, и c

12. Высокий уровень безработицы среди инвалидов может быть следствием ____________.

  1. Медицинская помощь
  2. Ожирение
  3. Стигматизация
  4. Все вышеперечисленное

19.4. Теоретические перспективы здоровья и медицины
13. Что из следующего не является частью прав и обязанностей больного человека с точки зрения функционализма?

  1. Больной не несет ответственности за свое состояние.
  2. Больной должен попытаться поправиться.
  3. Больной может выздороветь столько, сколько хочет.
  4. Больной освобожден от обычных общественных обязанностей.

14.Классовое, расовое и гендерное неравенство в нашей системе здравоохранения поддерживает точку зрения _____________.

  1. Критическое
  2. Интеракционист
  3. Функционалист
  4. Все вышеперечисленное

15. Удаление гомосексуализма из DSM является примером ____________.

  1. Медицинская помощь
  2. Отклонение
  3. Интеракционистская теория
  4. Демедикализация

Краткий ответ

19. 1. Социальное конструирование здоровья

  1. Выберите обычное заболевание и опишите, какие его части сконструированы с медицинской точки зрения, а какие — с социальной.
  2. Какие болезни наиболее стигматизируются? Какие из них меньше всего? Отличается ли это в разных культурах или социальных классах?

19.2. Глобальное здравоохранение

  1. Если бы социальные эпидемиологи изучали Канаду в колониальный период, какие различия они бы обнаружили между тем и другим?
  2. Как вы думаете, какие факторы способствуют развитию заболеваний, связанных с ожирением, в Канаде?

19.3. Здоровье в Канаде

  1. Какие факторы способствуют различию в состоянии здоровья среди этнических, социально-экономических и гендерных групп в Канаде?
  2. Вы знаете кого-нибудь с психическим расстройством? Как это влияет на его или ее жизнь?

19.4. Теоретические перспективы здравоохранения и медицины

  1. Какая теоретическая точка зрения, по вашему мнению, лучше всего объясняет социологию здоровья? Почему?
  2. Какие примеры медикализации и демедикализации вы можете придумать?

Дальнейшие исследования

19. 1. Социальное конструирование здоровья
Проведите некоторое время на двух указанных ниже веб-сайтах. Как они представляют разные взгляды на спор о вакцинации? Свобода выбора не бесплатна: Новости вакцинации: http://openstaxcollege.org/l/vaccination_news и выстрел выстрелом: истории болезней, предупреждаемых с помощью вакцин: http://openstaxcollege.org/l/shot_by_shot

19.2. Global Health
Изучите эту карту глобальной продолжительности жизни: http://openstaxcollege.org/l/global_life_expectancies.Какие тенденции вы заметили?

19.3. Здоровье в Канаде
Является ли СДВГ действительным диагнозом и заболеванием? Некоторые думают, что это не так. В этой статье обсуждается СДВГ: http://www.mentalhealthcanada.com/ConditionsandDisordersDetail.asp?lang=e&category=60

19.4. Теоретические перспективы здоровья и медицины
Следует ли лечить алкоголизм и другие зависимости? Прочтите и посмотрите особое мнение: http://openstaxcollege.org/l/adдикция_medicalization

Список литературы

19.. Введение в здоровье и медицину
Центры контроля заболеваний. 2011. «Коклюш». Центры по контролю и профилактике заболеваний . Проверено 15 декабря 2011 г. (http://www.cdc.gov/pertussis/outbreaks.html).

CNN. 2011. «Отказанное исследование аутизма -« сложное мошенничество », находит британский журнал». CNN , 5 января. Проверено 16 декабря 2011 г. (http://www.cnn.com/2011/HEALTH/01/05/autism.vaccines/index.html).

Девлин, Кейт. 2008. «Корь беспокоит вакцину MMR, поскольку показатели вакцинации падают.» The Telegraph , 24 сентября. Проверено 19 января 2012 г. (http://www.telegraph.co.uk/news/uknews/3074023/Measles-worries-as-MMR-vaccination-rates-stall.html).

Пикар, Андре. 2012. «Возвращение смертельной болезни, и в чем мы ошиблись». Toronto Globe and Mail. , 23 июля. Получено 27 июля 2014 г. с сайта http://www.theglobeandmail.com/life/health-and-fitness/health/comeback-of-a-deadly-disease-and-where-we-went-wrong. / article4436993 /

Сугерман, Дэвид Э., Альберт Э. Барски, Марианн Г. Делеа, Исмаэль Р. Ортега-Санчес, Даолинг Би, Кимберли Дж. Ральстон, Пол А. Рота, Карен Уотерс-Монтихо и Чарльз В. ЛеБарон. 2010. «Вспышка кори среди высоко вакцинированного населения, Сан-Диего, 2008: роль намеренно недовакцинированных». Педиатрия 125 (4): 747–755. Проверено 16 декабря 2011 г. (http://www.pediatricsdigest.mobi/content/125/4/747.full).

ВОЗ, 2014 г. « Что такое определение здоровья ВОЗ? (Часто задаваемые вопросы)» Всемирная организация здравоохранения. Получено 28 июля 2014 г. с сайта http://www.who.int/suggestions/faq/en/

.

Захаричук, Коллин. 2011. «Мириады причин способствовали вспышке коклюша в Калифорнии». Торофар, штат Нью-Джерси: Pediatric Supersite. Проверено 16 декабря 2011 г. (http://www.pediatricsupersite.com/view.aspx?rid=

  • ).

    19.1. Социальное конструирование здоровья
    Бегос, Кевин. 2011. «Pinkwashing для осведомленности о раке груди под сомнением». Хаффингтон Пост . Проверено 16 декабря 2011 г. (http: // www.huffingtonpost.com/2011/10/11/breast-cancer-pink-pinkwashing_n_1005906.html).

    Конрад, Питер и Кристин Баркер. 2010. «Социальное конструирование болезни: основные выводы и последствия для политики». Журнал здоровья и социального поведения 51: 67–79.

    CSEP. нет данных «Линия физической активности PAL: оценка шкалы воспринимаемой нагрузки». Канадское общество физиологии упражнений. Получено 27 июля 2014 г. с сайта http://www.physicalactivityline.com/pdf_files/pal-doc-perceivedexertionscale.pdf

    Гоффман, Ирвинг. 1963. Стигма: Заметки об управлении испорченной идентичностью . Лондон: Пингвин.

    Хатчисон, Кортни. 2010. «Жареный цыпленок как лекарство?» Медицинское отделение ABC News . Проверено 16 декабря 2011 г. (http://abcnews.go.com/Health/Wellness/kfc-fights-breast-cancer-fried-chicken/story?id=10458830#.Tutz63ryT4s).

    Сарториус, Норман. 2007. «Стигматизированная болезнь и здравоохранение». Хорватский медицинский журнал 48 (3): 396–397.Проверено 12 декабря 2011 г. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2080544/).

    Думай перед тобой, розовый. 2012. «Прежде чем покупать розовый». Проверено 16 декабря 2011 г. (http://thinkbeforeyoupink.org/?page_id=13).

    19.2. Global Health
    Bromet et al. 2011. «Межнациональная эпидемиология большого депрессивного эпизода DSM-IV». BMC Medicine 9:90. Проверено 12 декабря 2011 г. (http://www.biomedcentral.com/1741-7015/9/90).

    Хаффман, Уоллес Э., Соня Костова Хаффман, AbebayehuTegene и KyrreRickertsen. 2006. «Экономика смертности, связанной с ожирением, в странах с высоким уровнем дохода» Международная ассоциация экономистов-аграрников . Проверено 12 декабря 2011 г. (http://purl.umn.edu/25567).

    Организация экономического сотрудничества и развития. 2013. Здоровье вкратце 2013: Показатели ОЭСР . Издательство ОЭСР. Получено 27 июля 2014 г. с http://www.oecd-ilibrary.org/social-issues-migration-health/health-at-a-glance_199

    ;jsessionid=11239ofxudi0c.x-oecd-live-01

    ЮНИСЕФ. 2011. «Вода, санитария и гигиена». Проверено 12 декабря 2011 г. (http://www.unicef.org/wash).

    Всемирная организация здравоохранения. 2011 г. «Мировая статистика здравоохранения 2011 г.». Проверено 12 декабря 2011 г. (http://www.who.int/gho/publications/world_health_statistics/EN_WHS2011_Part1.pdf).

    19.3. Здоровье в Канаде

    Американская психологическая ассоциация. N.d. «Понимание дебатов о риталине». Американская психологическая ассоциация .Проверено 14 декабря 2011 г. (http://www.apa.org/topics/adhd/ritalin-debate.aspx)

    .

    Беккер, Дана. N.d. «Пограничное расстройство личности: унижение женщин через диагноз». Проверено 13 декабря 2011 г. (http://www.awpsych.org/index.php?option=com_content&view=article&id=109&catid=74&Itemid=126).

    Бернштейн, Лори и Линда Дурки. 2008. «Гигиена сна: полезные советы для лучшего сна». Университетская сеть здравоохранения. Октябрь. Получено 27 июля 2014 г. с сайта http: // www.uhn.ca/docs/HealthInfo/Shared%20Documents/Sleep_Hygiene_Helpful_Hints_to_Make_You_Sleep_Better.pdf

    Brault, MC и É Lacourse. 2012. «Распространенность прописанных лекарств от синдрома дефицита внимания с гиперактивностью и диагностика среди канадских дошкольников и детей школьного возраста: 1994-2007». Канадский журнал психиатрии. , фев. 57 (2): 93-101.

    Канадская комиссия по правам человека. 2012. Отчет о равных правах людей с ограниченными возможностями. Министр общественных работ и государственных услуг.№ по каталогу HR4-20 / 2012E-PD. Получено 30 июля 2014 г. с сайта http://www.chrc-ccdp.ca/sites/default/files/rerpd_rdepad-eng.pdf

    .

    Канадская инициатива по охране здоровья населения. 2008. Сокращение разрыва в состоянии здоровья: фокус на социально-экономическом статусе в городских районах Канады. Оттава: Канадский институт медицинской информации. Получено 29 июля 2014 г. с веб-сайта https://secure.cihi.ca/free_products/Reducing_Gaps_in_Health_Report_EN_081009.pdf

    .

    CBC. 2013. «Лечение бедности работает как лекарство, врачи говорят: финансовая поддержка может окупиться улучшением здоровья» CBC News., 26 мая. Получено 29 июля 2014 г. с веб-сайта http://www.cbc.ca/news/health/treating-poverty-works-like-medicine-doctors-say-1.1365662

    .

    CBC. 2014. «Деньги проекта: здоровье и богатство». Текущее. , 15 июля. Получено 29 июля 2014 г. с сайта http://www.cbc.ca/thecurrent/project-money/2014/07/15/health-and-wealth/

    .

    Центры по контролю и профилактике заболеваний. 2014, 28 марта. «Распространенность расстройств аутистического спектра среди детей в возрасте 8 лет — Сеть мониторинга аутизма и пороков развития, 11 сайтов, США, 2010.” MMWR. 63 (2): 1-21. Получено в августе 2014 г. с http://www.cdc.gov/mmwr/pdf/ss/ss6302.pdf

    .

    де ла Барра, Симена 1998 «Бедность: основная причина плохого здоровья городских детей», Медицинское просвещение и поведение 25, 1: 46-59

    Фокс, Б. и Д. Уортс. 1999. «Возвращаясь к критике медицинских родов: вклад в социологию рождения». Гендер и общество 13 (3): 326–346.

    Гарнер, Рошель, Жизель Каррьер, Клаудиа Санмартин.2010. «Здоровье взрослых коренных народов, живущих за пределами резерваций, инуитов и метисов в Канаде: влияние социально-экономического положения на неравенство в отношении здоровья». Статистическое управление Канады Каталожный номер 82-622-Х № 004. Июнь. Получено 28 июля 2014 г. с сайта http://www.statcan.gc.ca/pub/82-622-x/82-622-x2010004-eng.pdf

    .

    Геллен, Дениз. 2009. «Использование снотворных растет, поскольку экономика не дает людям спать по ночам». Проверено 16 декабря 2011 г. (http://articles.latimes.com/2009/mar/30/health/he-sleep30).

    Министерство здравоохранения Канады. 2005. «Сопоставимые показатели здоровья коренных народов». Первые нации и здоровье инуитов. Обновлено 28 июля 2014 г., с сайта http://www.hc-sc.gc.ca/fniah-spnia/diseases-maladies/2005-01_health-sante_indicat-eng.php#life_expect

    Хайнс, Сьюзан М. и Кевин Дж. Томпсон. 2007. «Жирная стигматизация в телешоу и фильмах: анализ содержания». Ожирение 15: 712–718. Проверено 15 декабря 2011 г. (http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1038/oby.2007.635 / полная).

    Джейкобс, Грегг Д., Эдвард Ф. Пейс-Шотт, Роберт Стикголд и Майкл В. Отто. 2004. «Когнитивно-поведенческая терапия и фармакотерапия бессонницы: рандомизированное контролируемое исследование и прямое сравнение». Архив внутренней медицины 164 (17): 1888–1896. Проверено 16 декабря 2011 г. (http://archinte.jamanetwork.com/article.aspx?articleid=217394).

    Jongbloed, L. 2003. «Политика в отношении инвалидов в Канаде: обзор». Журнал исследований политики в области инвалидности .13 (4): 203-209.

    Кобаяши, Карен, Стивен Прус и Чжицю Линь. 2008. «Этнические различия в самооценке и функциональном здоровье: имеет ли значение статус иммигранта?» Этническая принадлежность и здоровье . 13 (2): 129-147

    Лорбер, Джудит. 2000. «Женщины болеют, но мужчины умирают быстрее: гендер и здоровье» Стр. 40-70 в Фил Браун (ред.). Перспективы медицинской социологии. Prospect Heights, Иллинойс: Waveland Press

    Мармот, М.Г., М.Дж. Шипли и Дж. Роуз, 1984 г. «Неравенства в отношении смертности — конкретные объяснения общей закономерности?» Ланцет 1, 8384: 1003–1006.

    Михалко Род. 1998. Тайна глаза и тень слепоты. Торонто: Университет Торонто Пресс.

    Молони, Мейрид Истин, Томас Р. Конрад и Кэтрин Р. Циммер. 2011. «Медикализация бессонницы: проблема общественного здравоохранения». Американский журнал общественного здравоохранения 101: 1429–1433.

    Национальный институт психического здоровья. 2005. «Национальный институт статистики психического здоровья». Проверено 14 декабря 2011 г. (http: // www.nimh.nih.gov/statistics/index.shtml).

    Национальных институтов здоровья. 2011a. «Бессонница.» Национальный институт здравоохранения . Проверено 16 декабря 2011 г. (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmedhealth/PMH0001808/).

    Национальных институтов здоровья. 2011b. «Что такое расстройство аутистического спектра (РАС)?» Национальный институт психического здоровья . Проверено 14 декабря 2011 г. (http://www.nimh.nih.gov/health/publications/a-parents-guide-to-autism-spectrum-disorder/what-is-autism-spectrum-disorder-asd.штмл).

    NEDSAC. 2012. «Выводы из Национальной эпидемиологической базы данных по изучению аутизма в Канаде (NEDSAC): изменения в распространенности расстройств аутистического спектра в Ньюфаундленде и Лабрадоре, острове Принца Эдуарда и Юго-Восточном Онтарио». Национальная эпидемиологическая база данных по изучению аутизма в Канаде. Марш. Получено 25 сентября 2014 г. с http://www.autismsocietycanada.ca/DocsAndMedia/KeyReports/NEDSAC_Report_March3012.pdf

    .

    О’Доннелл, К. Вивьен. 2008 г.«Коренное население Канады». Стр. 285-293 в Гаррик Бейли и Уильям С. Стертевант (ред.). Справочник североамериканских индейцев: индейцы в современном обществе . Смитсоновский институт: государственная типография.

    Пирсон, Кэрин, Тереза ​​Янц и Дженнифер Али. 2013. «Психические расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ в Канаде» Здоровье вкратце. Статистическое управление Канады № по каталогу. 82-624-Х. Сентябрь. Получено 27 июля 2014 г. с сайта http://www.statcan.gc.ca/pub/82-624-x/2013001/article/11855-eng.htm

    Фелан, Джо К. и Брюс Г. Линк. 2001. «Осмысление стигмы» Ежегодный обзор социологии 27: 363–85. Проверено 13 декабря 2011 г. (http://www.heart-intl.net/HEART/Legal/Comp/ConceptualizingStigma.pdf).

    Фелан, Джо К. и Брюс Г. Линк. 2003. «Когда доход влияет на результат: социально-экономический статус и здоровье». Исследование профиля : 6. Проверено 13 декабря 2011 г. (http://www.investigatorawards.org/downloads/research_in_profiles_iss06_feb2003.pdf).

    Агентство общественного здравоохранения Канады. 2002. «Отчет о психических заболеваниях в Канаде». Агентство общественного здравоохранения Канады. , 3 октября. Получено 27 июля 2014 г. с http://www.phac-aspc.gc.ca/publicat/miic-mmac/chap_5-eng.php

    .

    Пуль, Ребекка М. и Челси А. Хойер. 2009. «Стигма ожирения: обзор и обновление». Издательство «Природа» . Проверено 15 декабря 2011 г. (http://www.yaleruddcenter.org/resources/upload/docs/what/bias/WeightBiasStudy.pdf).

    Шефф, Томас.1963. Психически больной: социологическая теория . Чикаго, Иллинойс: Алдин.

    Шварц, Алан и Сара Коэн. 2013. «A.D.H.D. Наблюдается у 11% детей в США по мере увеличения диагноза ». Нью-Йорк Таймс. , 31 марта. Получено 27 июля 2014 г. с сайта http://www.nytimes.com/2013/04/01/health/more-diagnoses-of-hyperactivity-causing-concern.html?pagewanted=all&_r=0

    .

    Спитцер, Дениз. 2005. «Вызвание неравенства в отношении здоровья». Канадский журнал общественного здравоохранения. 96 (Приложение 2): 78-96

    Стастна, Кази.2011. «Чистая проточная вода по-прежнему роскошь для многих природных заповедников: около 39% водных систем коренных народов считаются« высокорисковыми »» CBC News . 30 ноября. Получено 28 июля 2014 г. с сайта http://www.cbc.ca/news/canada/clean-running-water-still-a-luxury-on-many-native-reservations-1.1081705

    .

    Статистическое управление Канады. 2011. «Здоровье и благополучие аборигенов» Canada Yearbook, Каталог № 11-402-X. Получено 28 июля 2014 г. с сайта http://www41.statcan.gc.ca/2007/10000/ceb10000_004-eng.htm

    Статистическое управление Канады. 2013 г. «Канадское исследование инвалидности, 2012 г.» The Daily. , 3 декабря. Получено 30 июля 2014 г. с сайта http://www.statcan.gc.ca/daily-quotidien/131203/dq131203a-eng.htm

    .

    Сас, Томас. 1961. Миф о душевном заболевании: основы теории личного поведения . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер Коллинз.

    Винкльби, Мэрилин А., Д. Э. Ятулис, Э. Франк и С. П. Фортманн. 1992. «Социально-экономический статус и здоровье: как образование, доход и профессия влияют на факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний.» Американский журнал общественного здравоохранения 82: 6.

    W.H.O. 2014. « Что такое определение здоровья ВОЗ? (Часто задаваемые вопросы)» Всемирная организация здравоохранения. Получено 28 июля 2014 г. с сайта http://www.who.int/suggestions/faq/en/

    .

    19.4. Теоретические перспективы здоровья и медицины
    Бауман, Зигмунт. 2005. Жидкая жизнь. Кембридж Великобритания: Polity Press.

    Кэрролл, Уильям и Мюррей Шоу. 2001. «Консолидация блока неолиберальной политики в Канаде, 1976–1996 годы.» Государственная политика Канады . 27 (2): 195-217.

    Конрад, Питер и Джозеф В. Шнайдеры. 1992. Девиантность и медикализация: от недуга к болезни . Филадельфия, Пенсильвания: издательство Temple University Press.

    Фуко, Мишель. 1980. История сексуальности: Том первый. NY: Винтажные книги.

    Фуко, Мишель. 1997. «Этика заботы о себе как практика свободы». Стр. 281-302 в Поле Рабинове (ред.) Этика: субъективность и истина .Нью-Йорк: Нью-Йорк Пресс.

    Парсонс, Талкотт. 1951. Социальная система . Гленко, Иллинойс: Свободная пресса. Шефф, Томас. 1963. «Роль психически больных и динамика психических расстройств». Социометрия 26: 436–453.

    Вальверде, Мариана. 1997. «Рабство изнутри»: изобретение алкоголизма и вопрос свободы воли ». Социальная история . 22 (3): 251-268

    Решения раздела викторины

    1. C | 2. B | 3. А | 4. D | 5.А | 6. B | 7. C | 8. C | 9. B | 10. D | 11. D | 12. C | 13. C | 14. А | 15. D

    Комплексное понимание субъективных расстройств в клинической практике

    В клинической практике мы часто сталкиваемся с жалобами на здоровье у пациентов, которые также сталкиваются с проблемами в важных сферах своей жизни, например, с партнерами или на работе. Такие жалобы часто сопровождаются нехваткой сил и жизненных сил. Используя биопсихосоциальную модель здоровья, а также теории о стрессе и преодолении трудностей, клиницисты могут улучшить свое понимание и обеспечить лучшую медицинскую помощь своим пациентам.

    Способ, которым пациент справляется с факторами психосоциального стресса, может быть описан как «аллостатическая нагрузка» — баланс между ресурсами выживания индивида и социокультурными ожиданиями и требованиями, которым он подвергается. Контекст и биография имеют решающее значение для того, чтобы справиться с ситуацией, и уязвимые люди быстрее развивают неспособность справиться. Поддерживающие факторы субъективных расстройств — это негативные ожидания совладания и пессимистическая интерпретация, например, беспомощность и безнадежность.

    Это понимание может быть далее развито в инструмент для оценки и лечения людей с субъективным расстройством. Здесь мы решили выделить , сохраняя факторов, с которыми мы в основном сталкиваемся в клинической практике и в отношении которых у нас есть возможность вмешаться. Пусковые факторы различаются — разная этиология может привести к одним и тем же поддерживающим факторам.

    Субъективные расстройства

    Мы решили определить субъективных расстройств как недомогания, о которых сообщил пациент, объективные данные по которым несоразмерны симптомам и для которых у нас нет доступных технологий, позволяющих объективировать жалобы пациента.Мы воспринимаем субъективные расстройства как ступенчатую шкалу и континуум от обычных жизненных недугов до расстройств, которые стали хроническими и требуют лечения (1). Здоровье можно рассматривать как изобилие ресурсов, а болезнь можно понимать как их нехватку по сравнению с повседневными потребностями (2). Мы признаем, что концепции болезни зависят от точки зрения и не могут быть определены исчерпывающе и однозначно (3). Чтобы убедить в себе представление о том, что и врачи, и пациенты являются совместно ответственными субъектами, мы подчеркиваем системные перспективы, ассоциации которых сложны и взаимно обусловлены.Джордж Энгель, которого считают отцом биопсихосоциальной модели, часто подчеркивал, что было неправильным рассматривать его модель как сумму трех уровней: биологического, психологического и социального (4). Его точка зрения заключалась в том, что три элемента были взаимно взаимосвязаны и что человеческая жизнь должна пониматься как экологическая система, в которой человеческое признание и создание смысла имеют возможность влиять на эту систему (5).

    Динамический гомеостаз

    Здоровье человека можно рассматривать как гомеостатическую систему, состояние динамического равновесия с буферной способностью в виде компенсаторных механизмов (6, 7).Патогены вызывают напряжение и вызывают болезни пациента. Салютогены укрепляют здоровье или изменяют ожидания и увеличивают ресурсы выживания, так что становится возможным более быстрое возмещение ущерба (8). (е-рис.1). Гомеостаз также можно понимать как способность отдельных лиц и групп адаптироваться к новым условиям и решать проблемы, которые являются частью жизни.

    Рисунок 1 Здоровье как гомеостаз: модель, показывающая факторы, способствующие укреплению здоровья (салютогены) и факторы, способствующие развитию болезни (патогены).Происходит постепенный переход от хорошего здоровья к плохому. Салютогены могут стать патогенами и наоборот, в зависимости от индивидуальной кривой доза-ответ

    Люди окружены салютогенами и патогенами. Субъективное и объективное здоровье считается хорошим, когда существует равновесие между этими факторами. Этот компромисс — условие для жизни. Важно четко понимать, что это не статическая модель равновесия, а динамическая и взаимная модель, которая воспринимает человека в круговом контексте, как находящегося под влиянием, так и влияющего.Пациента нельзя воспринимать исключительно как жертву, но и как действующего, ответственного субъекта.

    Теория стресса и совладания

    Термин гомеостаз охватывает все биологические регуляторные механизмы. Аллостаз занимается регуляцией активации стресса при социальной поведенческой адаптации и поэтому больше подходит для рассмотрения психосоциального стресса (9). Аллостатическая перегрузка соответствует критической гомеостатической точке психосоциальной перегрузки.

    Когда люди подвергаются опасности, они реагируют стрессовой реакцией. Это врожденные и усвоенные программы, призванные выжить в опасности. В основном это программы «борьба-бегство-замораживание» (10).

    Психическое напряжение увеличивается, когда существует несоответствие между адаптационными требованиями и ресурсами совладания. Мы определяем преодоление психического стресса как постоянно адаптируемые усилия в отношении мыслей и поведения, которые человек использует для решения конкретных внешних или внутренних требований, которые воспринимаются как сложные или превышают ресурсы человека (11).Однако переживание психического стресса может также возникнуть, когда потребности на меньше , чем ресурсы для совладания, когда люди обнаруживают, что они не могут использовать свои способности и таланты в удовлетворительной степени.

    Другая точка зрения — это различие между ожиданием положительного и отрицательного ответа, усвоенное ожидание того, как кто-то собирается с чем-то справиться, далее именуемое ожиданием совладания . Позитивное ожидание преодоления трудностей можно назвать оптимизмом и уверенностью в себе, которые возникают из-за того, что вы привыкли справляться с проблемами.Отрицательное ожидание совладания может быть названо пессимизмом и заниженной самооценкой или, в крайних случаях, усвоенной беспомощностью (12, 13).

    Когда существует хороший баланс между справляющимися ресурсами человека и социокультурными потребностями, он хорошо справляется со стрессами жизни и имеет низкий уровень аллостатической нагрузки. Он или она будет иметь низкий уровень тревожности и депрессии, обладать высокой самооценкой и иметь хорошее здоровье (е-рис. 2).

    Рисунок 2 Здоровье как аллостаз: модель выживания человека, измеряемая путем изучения аллостатической нагрузки (активации стресса) как баланса между ресурсами выживания индивида и социокультурными ожиданиями / требованиями, с которыми человек сталкивается в личной и трудовой жизни

    Биография

    Биография пациента — это описание того, как он / она интерпретировал и адаптировал к своим жизненным событиям.Человека формирует жизненный опыт, который фиксируется в теле как физиологическая готовность. Результатом такого формирования можно назвать повествовательный сценарий, психобиологический «базовый подход», «жизненный подход» и «менталитет», который определяет уровень аллостатической нагрузки человека, от отдыха до антикризисного управления (14). Сценарий представляет фенотип, сформированный как взаимодействие между генотипом и окружающей средой, в котором гены включаются и выключаются посредством адаптации к условиям окружающей среды.Следовательно, это не случай «рожденных таким образом» или «такими стали», это скорее «рожденные таким образом и стали такими» — природа и воспитание как один элемент. Психо-нейро-эндокринно-иммунологический сценарий состоит из когнитивных паттернов и эпигенетического подхода нервной, гормональной и иммунной систем. В целом это формирует систему стресс-уязвимость (15) (рис. 3).

    Рисунок 3 Модель повествовательного сценария: усвоенная индивидуумом саморегуляция аллостатической нагрузки.A, B и C — три разные жизненные ситуации для одного и того же человека, Олы. В случае A и B, Ола имеет низкую и среднюю аллостатическую нагрузку соответственно. В случае стрессовой жизненной ситуации аллостатическая нагрузка увеличивается в процессе совладания, адаптивные буферные системы функционируют хорошо, базовое значение аллостатической нагрузки остается неизменным, и он хорошо справляется, приобретает «хорошие воспоминания» и выстраивает положительное ожидание справляться. В С вмешивается стрессовое жизненное событие и буферная емкость переполняется, недостаточная саморегуляция приводит к аллостатической перегрузке, и базовое значение аллостатической нагрузки устанавливается на более высоком уровне.Ола приобрела «плохие воспоминания» и негативные ожидания относительно совладания, то есть снижение способности справляться с любым стрессом, напоминающим соответствующее жизненное событие. Эти типы психобиологических паттернов, биографий, которые вместе составляют повествовательный сценарий, маркируют Ола на всю жизнь и влияют на его систему стресс-уязвимости и здоровье

    Модель биопсихосоциального здоровья

    В этой модели здоровье человека описывается на трех уровнях: биологическом, психологическом и социальном.

    Биологический

    Все соматические структуры связаны с мозгом и другими частями центральной нервной системы.Дисциплина, объединяющая различные системы органов с мозгом, известна как психонейроэндокринная иммунология. Механизмы стресса и уязвимости могут помочь объяснить, почему у разных людей появляются симптомы активации стресса со стороны разных систем органов, например, плохая регуляция тонуса вегетативной нервной системы, нарушения сна, шум в ушах и гипералгезия, гипертония, тахикардия, инфаркт миокарда, инсульт и т. Д. скелетно-мышечные расстройства (16, 17).

    Психологический

    Человеческий разум состоит, среди прочего, из мыслей и эмоций.С точки зрения эволюции, они функционировали как инструменты для адаптации к миру и для выживания — в смысле создания как можно большего количества потомства. Мысли и эмоции формируются как внутренние телесные и физиологические реакции и как субъективные ожидания посредством интернализации социокультурных ожиданий и требований (7).

    Психологическое здоровье считается хорошим, когда когнитивные и эмоциональные процессы человека обеспечивают полезную интерпретирующую информацию и соответствующую адаптацию к окружающей среде.Если когнитивные и эмоциональные процессы приводят к ошибочной интерпретации и дисфункциональной адаптации, результатом является плохая адаптация к окружающей среде и, как следствие, плохое психологическое здоровье. Психическое здоровье сбалансировано между психологическими салютогенами и патогенами; другими словами, между положительными движущими силами, такими как вера и надежда, и отрицательными движущими силами, такими как недоверие и безнадежность. Встреча идеала и реальности приводит к балансу между субъективными ожиданиями человека от жизни и объективными жизненными требованиями общества.

    Повествовательный сценарий и поведенческие паттерны человека могут восприниматься как стрессовая уязвимость к развитию тревоги, зависимости от психоактивных веществ, расстройств пищевого поведения и посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) (18, 19).

    Социальные сети

    Мы можем понять социальное измерение в свете эволюционной психологии. Культурный отбор работает путем поощрения или наказания за поведение, основанное на социокультурных ожиданиях и требованиях, с соответственно высоким или низким статусом в социальной группе.В случае негативного культурного отбора несоответствующее или нежелательное поведение наказывается, прежде всего, негативной когнитивной и эмоциональной обратной связью со стороны окружающего сообщества. Такие санкции воспринимаются как снижение социального статуса. Исключение из «стаи» и «племени» представляет собой потерю работы или партнера, тюремное заключение или другие формы социальной маргинализации и исключения.

    Интегрированная модель здоровья

    Мы можем объединить биопсихосоциальную модель с гомеостазом, аллостазом и теорией стресса и совладания.Это достигается за счет признания важности баланса между ресурсами и требованиями в динамичной и открытой для влияния системе. Уязвимость человека выражается через повествовательный, психобиологический сценарий как сумму биографии человека, прожитой жизни с врожденными реактивными паттернами и усвоенными поведенческими паттернами, фенотипом, который является результатом эпигенетически адаптированного генотипа. На социальном уровне важно быть включенным в стадо, и это может быть проиллюстрировано степенью социальной поддержки в семье и на работе, а также политической и религиозной социальной принадлежностью.Вместе они составляют биопсихосоциальную идентичность человека (е-рис. 4).

    Рисунок 4 Интегрированное понимание субъективных расстройств: стресс и совладание интегрированы в биопсихосоциальную модель здоровья. Тело и разум рассматриваются как одно целое. Саморегуляции аллостатической нагрузки у человека можно научить, изучив модули

    биологических, психологических и социальных систем.

    Итак, что же нам остается?

    Описанный нами этиологический подход может лечь в основу более причинного лечения.Научившись регулировать аллостатическую нагрузку, пациент может лучше контролировать симптомы. Мы расставляем приоритеты здесь и сейчас, смещая акцент с триггерных факторов и делая упор на сокращение поддерживающих факторов. Психологическое образование может научить пациента понимать свои жалобы на здоровье и жить с ними. Методика состоит в том, чтобы использовать личный опыт того, что продлевает хорошие фазы и укорачивает плохие.

    Мы должны уметь распознавать жалобы пациентов на здоровье и трудности с их выживанием.Способность к эмпатии важна, но мы также должны уметь уважительно бросать вызов пациентам. Мы можем сделать это, например, проявив интерес к ценностям, которые они отстаивают, чего они хотят от жизни, и изучив, в какой степени тревожные мысли, симптомы и действия помогают им или мешают им достичь своих целей в жизни. . Если у нас есть заинтересованный диалог о жизненном выборе, основанный на ресурсах совладания и социокультурных требованиях, пациент может стать более способным действовать как рациональный агент, берущий на себя большую ответственность за свою жизнь и становящийся менее жертвой обстоятельств (20 ).Затем врач вместе с пациентом добьются изменения образа жизни, которое может повысить его способность к самодостаточности.

    Болезнь, болезнь, болезнь, здоровье, исцеление и целостность: исследование некоторых неуловимых концепций

    Введение

    В этой статье я хочу исследовать возможные значения группы слов — болезнь, болезнь, болезнь, здоровье, исцеление и целостность. Многие люди пытались объяснить, что означают эти слова, но согласованные определения часто неуловимы.Ниже я начну с некоторых определений болезней, болезней и недомоганий. Затем я попытаюсь объяснить, почему определения болезни и здоровья так неуловимы; и я закончу некоторыми наблюдениями о науке и религии, в свете которых трудность определения здоровья, исцеления и целостности может иметь некоторый смысл.

    Словарные определения

    Болезнь (от старофранцузского и, в конечном счете, латинского) буквально означает отсутствие легкости или места для локтей. Основная идея — препятствие для свободного передвижения.Но в настоящее время это слово чаще используется без дефиса для обозначения «нарушения структуры или функции у животного или растения такой степени, что вызывает или угрожает вызвать выявляемое заболевание или расстройство» — или, опять же, более узко, «Поддающаяся определению разновидность такого расстройства, обычно с определенными признаками или симптомами или затрагивающая конкретное место». По крайней мере, так это определяется в New Shorter Oxford Dictionary 1 , добавляя синонимы: «(болезнь)», «(а) болезнь».Позвольте мне остаться со словарем, чтобы посмотреть, что в нем говорится об этих синонимах.

    У болезни есть три определения. Два из них относятся к тому, как это слово использовалось до 18 века — для обозначения либо «злоба, разврат, безнравственность», либо «неприятность, неприятность, причинение вреда». Эти старые значения отражают тот факт, что слово «плохо» является сокращенной формой «зла». Третье значение, датируемое 17 веком, является современным: «нездоровье; состояние болезни ». Словарь определяет «больной» в этом третьем смысле как «болезнь».Обращаясь к слову «болезнь», мы находим «состояние болезни или болезни; болезнь, нездоровье »; и под словом «больной» (германское слово, окончательное происхождение которого неизвестно, но может быть звукоподражательным) мы находим «страдающий болезнью, недомогание, недомогание… не в здоровом состоянии» и, конечно, «склонность к рвоте» .

    В этих словарных определениях есть довольно бесполезный круговорот. Но словари английского языка обычно стремятся только рассказать нам о происхождении слов и о том, как они использовались исторически.Они не преследуют гораздо более спорную цель концептуальной ясности. Для этого мы должны искать в другом месте. В этом случае давайте посмотрим, как болезнь, болезнь и недомогание были объяснены сначала практикующим врачом, который должен кое-что знать о предмете; а затем, отметив некоторые популярные и литературные определения, философ, который должен кое-что знать о концептуальной ясности.

    Медицинское определение

    Профессор Маршалл Маринкер, врач общей практики, более двадцати лет назад предложил полезный способ различать болезнь, болезнь и недомогание.Он характеризует эти «три вида нездоровья» следующим образом.

    « Болезнь … — это патологический процесс, чаще всего физический, как при инфекции горла или рак бронхов, иногда неустановленного происхождения, как при шизофрении. Признак, определяющий болезнь, — это некоторое отклонение от биологической нормы. Есть объективность в отношении болезни, которую врачи могут увидеть, потрогать, измерить, понюхать. Болезни считаются центральным фактом с точки зрения медицины…

    «Болезнь … — это чувство, переживание нездоровья, которое является полностью личным, внутренним для пациента.Часто это сопровождает болезнь, но болезнь может быть необъявленной, как на ранних стадиях рака, туберкулеза или диабета. Иногда болезнь существует там, где болезнь не обнаруживается. Традиционное медицинское образование сделало оглушительное молчание «болезнь в отсутствие болезни» невыносимым для клинициста. Пациент не может предложить врачу ничего, что могло бы удовлетворить его чувства…

    « Болезнь … — это внешняя и общественная причина нездоровья. Болезнь — это социальная роль, статус, согласованная позиция в мире, сделка, заключенная между человеком, отныне именуемым «больным», и обществом, которое готово признать и поддержать его.Безопасность этой роли зависит от ряда факторов, не в последнюю очередь от обладания этим драгоценным даром — болезнью. Болезнь, основанная только на болезни, — очень неопределенный статус. Но даже наличие болезни не гарантирует справедливости в отношении болезни. Люди с хроническим заболеванием гораздо менее защищены, чем пациенты с острым заболеванием; те, у кого психическое заболевание, чем те, у кого хирургическое заболевание…. Лучшее — это острое физическое заболевание молодого человека, которое быстро определяется выздоровлением или смертью — подойдет любой вариант, оба оценены одинаково.” 2

    Итак, болезнь — это патологический процесс, отклонение от биологической нормы. Болезнь — это переживание пациентом нездоровья, иногда при отсутствии болезни. Болезнь — это роль, которую обсуждают с обществом. Маринкер отмечает, что значительное меньшинство пациентов, которые регулярно обращаются к терапевтам, особенно по поводу повторных назначений, не страдают ни одним из этих видов плохого здоровья. Скорее, они, похоже, стремятся «установить исцеляющие отношения с другим, кто выражает готовность и способность общества помочь».Таким образом, «пациент» в том смысле, что кто-то активно консультируется с врачом, а не просто находится на учете, не обязательно означает кого-то, кто болен, чувствует себя плохо или признан больным; и, конечно же, есть и другие, более приземленные причины, помимо желания установить исцеляющие отношения, почему пациент может обратиться к врачу — например, сделать прививку перед поездкой за границу. Однако большинство пациентов в большинстве случаев, вероятно, могут быть классифицированы как больные, или чувствующие себя плохо, или признанные больными.

    Популярные и литературные определения

    Для некоторых пациентов последний из них может быть самым важным. Недавно я раздавал классу студентов-медиков буклеты Генерального Медицинского Совета по теме Обязанности врача. Уборщик университета, который помогал мне их распаковывать, заметил: «Для меня основная обязанность врача — выдать мне больничную, иначе я не получу больничную». Неделю спустя в поезде я встретил недавно безработного человека, который довольно подробно рассказал мне, как уговорил своего терапевта уволить его еще на несколько месяцев, чтобы он мог продолжать получать пособие по болезни, пока не получит до пенсионного возраста.А согласно Hystories американского критика Элейн Шоуолтер, 3 постоянно находят новые способы признания больным. Современная культура постоянно порождает истерические эпидемии — в предтысячелетние годы, ME, синдром войны в Персидском заливе, восстановленная память, синдром множественной личности, сатанинское насилие и похищение инопланетянами. Это, как объяснил отзывчивый рецензент книги, были примеры:

    «преобразование эмоциональной боли и конфликта в замаскированный, но культурно приемлемый язык телесной болезни….Как правило, у людей, которые несчастны или не удовлетворены своей жизнью, развиваются рассеянные и развивающиеся нервные жалобы, и в конечном итоге они обращаются за помощью. Врач или другой авторитетный научный деятель придумывает «единую теорию поля, дающую ясное и связное объяснение сбивающих с толку симптомов», а также дает новое запоминающееся название синдрому. Это объяснение основывается на современной теории болезней, обычно вирусных и иммунологических идеях. Один или два отдельных случая, часто с участием известной публичной личности, представляют популярную парадигму для нового синтеза симптомов.Роман-бестселлер … который вскоре станет крупным кинофильмом, сначала рекламирует синдром широкой аудитории. Журналы и телевизионные документальные фильмы дополнительно освещают симптомы. Появляются громкие книги для людей, ищущих информацию, а также автобиографии пациентов. Совсем недавно ежедневные ток-шоу, эти агентства массовой поп-психотерапии, объединяют пациентов и терапевтов, чтобы драматизировать их жизненные истории и объяснять значение своего расстройства для миллионов; в процессе участники называют огромное количество пострадавших и поощряют других выступить вперед….Это остро инфекционные заболевания… » 4

    Так утверждает рецензент, излагающий Showalter. Люди с ветеранами войны в США и Персидском заливе, напротив, по понятным причинам могут оспорить это мнение о том, от чего они страдают; и другие научные данные о здоровье ветеранов 5 появились после публикации Hystories в 1997 году. Тем не менее, аргумент Шоуолтера помогает проиллюстрировать полезное различие Маринкер между болезнью, недугом и недомоганием.Болеет кто-то или нет, это то, что в конечном итоге должен решить этот человек. Но врачи и другие могут спорить о том, болен ли этот человек или болен.

    Синдром Мюнхгаузена

    Некоторые болезни явно менее уважаемы, чем другие. Классическим примером является синдром Мюнхгаузена, диагностический ярлык, применяемый к людям, которые неоднократно обращаются в больницы с убедительными симптомами, часто требуют, а иногда и подвергаются хирургическому вмешательству, которое не выявляет органических заболеваний.Люди с синдромом Мюнхгаузена могут напоминать пациентов, выписывающих повторные рецепты Маринкер, которые ищут «исцеляющих отношений с другим человеком, который выражает готовность и способность общества помочь». Но их состояние, скорее всего, будет отклонено как «причудливая форма симуляции» 6 или «систематическая практика преднамеренного и рассчитанного моделирования болезни с целью получения внимания, статуса и бесплатного проживания и питания». 7 Большинство из них, можно объяснить, «страдают психопатическим личностным дефектом», состоянием, определяемым как «характеризующееся импульсивным, эгоцентрическим и антиобщественным поведением», с «трудностями в формировании нормальных отношений и манера, которая либо агрессивна, либо очаровательна, либо чередуется между ними ». 8 Это, как можно заметить, заставляет их подозрительно походить на людей, у которых не было возможности или удачи стать успешными политиками или промышленниками.

    Таким образом, люди с синдромом Мюнхгаузена могли добиться признания больных, но не в том смысле, в котором они хотели. По словам Маринкер, их болезнь имеет довольно низкий статус. Сомнительно, что это болезнь, и как болезнь ее значение больше приближается к употреблению, которое использовалось до 18 века, а не после 18 века — «злоба, разврат, безнравственность».Такие слова или разговорная фраза «больной, больной, больной» с большей вероятностью, конечно, будут применяться к виновникам синдрома Мюнхгаузена через доверенных лиц — людей, которые жестоко обращаются с ребенком или хрупким пожилым родственником, заставляя их заболеть или делая вид, что они больны.

    Вопросы философов

    Такие люди злые или плохие? Как вы ответите на такой вопрос? Чтобы попытаться найти более полезный способ сформулировать это, позвольте мне перейти к поставщикам концептуальной ясности, философам.Для врачей, полагает Маринкер, болезнь — это наиболее ощутимая форма нездоровья. Когда они говорят о болезнях, они знают, что имеют в виду. Философы менее уверены. R M Заяц, например, спрашивает:

    «Почему атаки вирусов считаются болезнями, а нападения крупных животных или транспортных средств не считаются? Это просто вопрос размера? Или невидимости? Я считаю, что врачи называют приступы кишечных и других глистных болезней, хотя есть и более точные слова, например, «заражение».Если у меня есть лента или дракункулез (которые довольно большие), есть ли у меня болезнь? Имеет ли значение, если червя можно увидеть, а его яйца — нет? Или имеет значение то, что червь, хотя его в конечном итоге можно увидеть, в некотором смысле активен, внутри пациента, в то время как собаки и грузовики, а также вши и блохи, чьи атаки также не называются болезнями, всегда вне тела? Должна ли болезнь быть чем-то у меня ? А в каком смысле «в»? Некоторые кожные заболевания, такие как чесотка, называются так называемыми, хотя микроорганизмы, вызывающие их, находятся на поверхности кожи и не проникают в организм.Они действительно проникают сквозь кожу; но то же самое происходит и с личинкой ихневмона, и с телом тоже. Разве между этими личинками и чесоточным клещом разница только в размере? Или видимости? » 9

    Что ж, возможно, предполагает Хейр, мы просто используем слово «болезнь» для «состояний, причина которых не была видна до изобретения микроскопов». Но более важным моментом, добавляет он, является то, что «для того, чтобы идентифицировать состояние как болезнь, мы … должны взять на себя обязательство иметь причину, устанавливаемую в принципе, того же рода, что и причины болезней, этиологию которых мы определяем. понимать».Я полагаю, что Харе имел в виду под этим то, что, когда врачи применяют диагностический ярлык, например, синдром Мюнхгаузена, они связывают себя надеждой, что когда-нибудь они смогут понять — в медицинских терминах («психически больной» или « сумасшедшие »), а не моральные (« плохие ») — что заставляет этих людей поступать так, как они поступают.

    Но что в этом контексте означает «понимать с медицинской точки зрения»? Означает ли это, что врачи надеются найти возбудителя болезни у пациента или в его окружении? Или это просто означает, что они решительно отвергают требование Канта, «чтобы все безумцы были переданы философам и чтобы медики перестали вмешиваться в дела человеческого разума» 10 — в смутной надежде, что терапевтический подход окажется в конечном итоге более эффективным, чем моральный или правовой? И что мы должны делать с тем фактом, что врачи решили называть синдром Мюнхгаузена именем вымышленного лжеца, а не именем выдающегося психиатра, первым определившим его, или каким-то медицинским термином, указывающим направление, в котором они ищут объяснение? Применение ярлыка болезни к этому и, возможно, к некоторым другим состояниям, звучит не сильно отличается от того, что святой Ансельм называл fides quaerens intellectum , «верой, ищущей понимания» — хотя в этом случае врачи выглядят менее оптимистично в отношении поиска причины, чем святой Ансельм. Ансельм пытался доказать существование Бога.

    Здесь, конечно, врачи могут возразить, что теоретизирование на основе такого примера, как синдром Мюнхгаузена, более типично для философии, чем для повседневной медицинской практики, в которой медицинская вера, ищущая понимания, неоднократно находила это. Я считаю такой ответ справедливым. Но чтобы быть справедливым и по отношению к философам, позвольте мне добавить, что Хэйр не утверждает, что «болезнь» — это своего рода языковое оружие, которым пользуются врачи, чтобы заставить пациентов подчиняться им. Его точка зрения скорее заключается в том, что слово «болезнь» носит оценочный характер.Его использование может быть оправдано, если пациенты и врачи оценивают его одинаково — если пациенты соглашаются со своими врачами, что болезнь для них вредна. Но когда этого согласия нет, становится проблематично. Таким образом, это указывает на одну причину, по которой определения болезни могут быть столь неуловимыми. Для вызова что-то болезнь оценочное суждение, относительно беспроблемным в тех случаях, когда она широко распространена, но более спорным, когда люди не согласны об этом.

    Здоровье

    Когда философы пытаются определить здоровье, некоторые из них приходят к аналогичному выводу.Р. С. Дауни, например, соглашается, что определение здоровья, данное Всемирной организацией здравоохранения как «состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или недугов», является чрезмерно амбициозным. Тем не менее, утверждает он, он, вероятно, движется в правильном направлении. 11 Попытка определить здоровье как простое отсутствие болезни или немощи приводит вас к затруднениям: плохое здоровье нельзя определять просто в терминах болезни, например, потому что люди могут болеть (особенно с незначительными симптомами) без плохого самочувствия, и у них могут появиться нежелательные симптомы (тошнота, обморок, головные боли и т. д.), когда, по всей видимости, нет болезни или нарушения.И еще не факт, что состояние является достаточно нежелательным, чтобы описать его как нездоровье: это может быть, например, обычная немощь в старости; и опять же ненормальности состояния тоже недостаточно — инвалидность или уродство могут быть ненормальными, но человек, у которого они есть, не может быть нездоровым; и то же самое может относиться к человеку, получившему травму. Таким образом, чтобы сказать, присутствует ли физическое нездоровье, необходимо принять во внимание сложную комбинацию «аномальных, нежелательных или выводящих из строя состояний биологической системы».А с оценкой психического здоровья дело обстоит еще сложнее. Аномальные состояния ума могут отражать меньшинство, аморальные или незаконные желания, которые не являются болезненными желаниями. С другой стороны, психопат, например, не может ни считать свое состояние нежелательным, ни переживать его как недееспособное.

    Проблема, однако, не только в том, что плохое здоровье бывает трудно определить. Кроме того, мы обычно думаем о здоровье как о положительном, так и о отрицательном аспектах. Но здесь опять все сложно.Например, положительного ощущения благополучия может быть недостаточно. Как говорит Дауни: «Было бы трудно привести доводы в пользу того, чтобы рассматривать острое шизофреническое состояние с приподнятым настроением и блаженным отсутствием понимания как положительное состояние здоровья». Недостаточно и фитнеса: фитнес, к которому стремятся спортивные тренировки, действительно иногда наносит вред физическому здоровью; а желание улучшить физическую форму как самоцель может превратиться в нездоровую навязчивую идею. Часто требуется лишь «минималистское» представление о фитнесе, связанное с возрастом и приспособленное к повседневной деятельности.

    «Истинное» благополучие, продолжает Дауни, требует (а) «существенной ссылки на некую концепцию« хорошей жизни »для человека» и (б) «некоторую концепцию наличия определенного контроля над своей жизнью. , включая его социальные и политические аспекты ». Эти факторы, а также сложная отрицательная сторона должны быть приняты во внимание, когда мы спрашиваем, что означает «здоровье». Но даже когда мы приняли во внимание все эти факторы, мы не можем сколько-нибудь точно определить, насколько здоров человек.И не только потому, что сумма сложная. Это также, заключает Дауни, соглашаясь с Хэром, потому что компоненты включают оценочные суждения.

    Ценностные суждения и метафоры

    Таким образом, одна из причин того, почему определения болезни и здоровья иногда так удручающе неуловимы, — это роль, которую играют оценочные суждения в определении того, что мы подразумеваем под болезнью и здоровьем, а также того, что мы подразумеваем под болезнью и недугом. Во многих случаях это неочевидно, потому что большинство людей, по крайней мере в нашем обществе, делают одинаковые или похожие оценочные суждения о том, что означают эти слова и каковы примеры того, что они означают.Существует как бы общее ядро ​​представлений о том, что такое болезнь или что такое здоровье. Но за пределами этого общего ядра суждения о том, является ли состояние болезнью, или о том, что или кто здоров, начинают расходиться, и наши представления о болезни и здоровье начинают расплываться.

    Другой способ понимания этого, я думаю, связан с важной ролью метафоры в развитии мысли и языка. Когда мы хотим поговорить о каком-то новом опыте или открытии, для которого в нашей существующей терминологии нет адекватных ресурсов, метафора — слово или слова из какой-то другой области опыта, но используемые по-новому — может помочь нам сказать, что мы имеем в виду. .Некоторые мыслители, например Ницше, а до него Шелли и Колридж, утверждали, что любой язык развивается путем метафоризации и того, что метафоры становятся «буквальными». Они говорят, что наш язык изобилует «мертвыми метафорами»; и это включает наш научный язык. Моим любимым примером роли творческой метафоризации в науке является тот, который я однажды скопировал в записную книжку из статьи о мозге (я думаю) в Scientific American :

    «У аксонов появляются новые окончания, когда их соседи замолкают, а конечные ветви дендритных ветвей постоянно реконструируются.”

    Я нахожу эти метафоры, взятые из лесоводства в нейрофизиологию, не только глубоко воодушевляющими, учитывая мой собственный стареющий мозг, но и вдохновляющими поэтически.

    Здоровье как метафора

    В случае болезни я уже указывал, как, похоже, действует метафоризация, в развитии этого более конкретного термина как особого случая чего-то, вызывающего недомогание и вызывающего недостаток пространства для локтей или свободы движений. Метафора здоровья может быть более сложной.Слово происходит от древнегерманского корня, означающего целостность. Но наиболее влиятельным примером в процессе метафоризации идеи целостности, возможно, был пример племенного животного на пике своих возможностей. Если это так, то это может быть частью причины, по которой, как предполагает антрополог Эдмунд Лич, «подсознательно представление широкой публики о хорошем здоровье смешано с идеями о сексуальной энергии»; и почему, несмотря на

    «очевидное несоответствие реальности, модель идеального хорошего здоровья, которую обычные члены общества воспринимают через визуальные образы прессы и телеэкранов, а также из словесных предложений их врачей, тесно связана с классической идеал юного греческого спортсмена.” 12

    Еще один момент, который, возможно, стоит здесь отметить, заключается в том, что как только метафоры начинают работать, их может быть трудно остановить. Люди — очень подражательные животные. Например, во время последних всеобщих выборов я заметил привычку использовать слово «Смотри…» в качестве резкого введения в ряд часто упрощенных аргументов, распространившихся сначала среди радиоинтервьюеров, а затем среди политиков, включая, в конечном итоге, Тони Блэра. Я чувствовал, что это довольно раздражающая привычка. Но после симпозиума, в котором я принял участие вскоре после выборов, я понял, что не только один из других ораторов использовал «Смотри…» таким же образом, но и я тоже.Таким образом, наша склонность к подражанию или подражанию может быть одной из причин, почему успешные метафоры имеют тенденцию так успешно распространяться.

    Духовное здоровье

    В случае со «здоровьем» мы можем увидеть, как это происходит, поскольку метафора расширяется от физического здоровья, чтобы включить духовное здоровье (фраза англиканского молитвенника «нет здоровья в нас»), затем политическое здоровье (Гамлет Шекспира ссылается на к «безопасности и здоровью всего государства»), и, наконец, к обычному использованию сегодня, когда мы говорим о человеке, имеющем здоровое или нездоровое отношение и т. д.

    Ничего из этого, пожалуй, не вызовет особых проблем, если мы поймем, что это метафоры, когда мы используем их для ориентации наших мыслей и действий. Более того, во многих случаях расширяющиеся метафоры обычно только модифицируют, а не радикально изменяют мысль или действие, уже ориентированное на другие мощные метафоры. Например, вызов бухгалтера «врачом компании» не извиняет его «лечить бухгалтерские книги», когда власти считают «бухгалтера» «ответственным». Но проблемы могут возникнуть, когда метафора расширяется в сфере, где она не оспаривается и не дополняется другими не менее мощными метафорами, которые также расширяются.В этом случае рассматриваемая метафора может расширять свое применение почти бесконечно.

    Я думаю, что нечто подобное произошло в случае «здоровья» в результате снижения жизнеспособности религиозных метафор в западном или, по крайней мере, в европейском публичном дискурсе. Метафорические идеалы, такие как «здоровое поведение» и «психическое здоровье», выдвигаемые врачами и другими людьми, которые воспринимаются как «объективные» и у которых нет идеологической оси, которую нужно измельчать, расширились, чтобы заполнить как бы вакуум.Отсутствие каких-либо метафор, более убедительных, чем терапевтические, может помочь объяснить, почему применение даже такого ярлыка, как «синдром Мюнхгаузена», кажется многим лучшей надеждой на понимание этого морально неоднозначного состояния. Подобные причины, возможно, также могут помочь объяснить, почему язык этики, снова воспринимаемый как «более объективный», чем язык религии, в настоящее время играет все более важную роль в западном публичном дискурсе. Однако одна из трудностей такого восприятия этики состоит в том, что оно поощряет ожидание, что этика должна быть способна давать окончательные «ответы» — точно так же, как общественная риторика о здоровье поощряет ожидание того, что здоровье — это то, что должно быть возможным, а не только определить, но и достичь.

    Нет здоровья как такового

    «Медицинский работник», как однажды заметил сэр Уильям Дженнер, 13 «нуждается в трех вещах. Он должен быть честным, догматичным и добрым ». Философу, напротив, нужно только первое из них. Одним из самых неизменно честных философов был Ницше. Позвольте мне процитировать то, что он однажды написал о здоровье, чтобы более убедительно повторить то, что я пытался сказать до сих пор:

    «нет здоровья как такового, и все попытки определить что-либо таким образом потерпели неудачу.Даже определение того, что означает здоровье для вашего тела, зависит от вашей цели, вашего горизонта, вашей энергии, ваших стремлений, ваших ошибок и, прежде всего, от идеалов и фантазий вашей души. Таким образом, есть бесчисленное количество здоровых тел; и … чем больше мы отбрасываем догму о «равенстве людей», тем в большей степени наши врачи должны отказываться от концепции нормального здоровья, наряду с нормальной диетой и нормальным течением болезни. Только тогда пришло бы время задуматься о здоровье и болезнях души и найти особую добродетель каждого человека в здоровье его души: в одном случае это здоровье могло бы, конечно, выглядеть как противоположность здоровье в другом человеке.” 14

    Нормальный и нормативный

    Ницше утверждает, что мы должны отказаться от концепции нормального здоровья. Позвольте мне использовать это, а также его ссылку на душу, как отправную точку для того, что я обещал сказать о науке и религии. В этой связи медицинский философ и историк Жорж Кангилхем провел полезный контраст между двумя взглядами на то, что является нормальным. С одной стороны, существует взгляд на заболевание или сбой как на отклонение от фиксированной нормы, установленной медицинской теорией, к которой медицинская практика стремится вернуть пациента.С другой — взгляд на организм как на живое существо, которое не имеет заранее установленной гармонии с окружающей средой. Последнее, утверждает Кангильхем, является истинным взглядом на нормальность. «Будучи здоровым», он пишет:

    «означает быть не только нормальным в данной ситуации, но и нормативным в этой и других возможных ситуациях. Что характеризует здоровье, так это возможность выйти за пределы нормы, которая определяет сиюминутную норму, возможность терпеть нарушения привычной нормы и устанавливать новые нормы в новых ситуациях.” 15

    Возможно, более разговорный способ выразить то, что здесь говорит Кангуилхем, состоит в том, что здоровье — это не вопрос избавления от болезни, а вопрос преодоления и, возможно, преодоления ее. Здоровье, если снова процитировать Кангилхема:

    «- это чувство уверенности в жизни, которому нет предела. Валера , от которого происходит значение, на латыни означает «хорошее здоровье». Здоровье — это способ борьбы с существованием, поскольку человек чувствует себя не только обладателем или носителем, но также, если необходимо, создателем ценностей, создателем жизненных норм.” 16

    Таким образом, с этой точки зрения, быть здоровым — это не соответствовать какой-то фиксированной норме, но максимально использовать свою жизнь в любых обстоятельствах, в которых вы оказались, включая те, которые с точки зрения некоторых фиксированных норм могут показаться серьезно нарушенными или нездоровыми. «Быть ​​здоровым, — пишет Кангуилхем, — означает иметь возможность заболеть и выздороветь».

    Научное изображение

    Кангилхем также, как и Лич, комментирует «соблазн, все еще вызываемый сегодня в нашем сознании изображением спортсмена» как образом здоровья, соглашаясь с его несоответствием как идеалом практически для всего населения.Почему этот вид такой соблазнительный? Возможно, потому, что мы склонны считать, что современная научная или «объективная» картина мира, в которой мы сами фигурируем как природные явления, является «истинным» взглядом на «реальный» мир. В этой научной картине трудно не увидеть что-то вроде образа спортсмена как идеала здоровья, для которого все, что предшествует, является подготовкой, а все, что следует за процессом распада и разложения.

    Но есть серьезная проблема с восприятием этой объективной научной картины как «истинного» взгляда на «реальный» мир.Физик Шредингер сформулировал это следующим образом. 17 Единственный способ, которым ученые могут «справиться с бесконечно сложной проблемой природы», — это упростить ее, удалив часть проблемы с изображения. Та часть, которую удаляют ученые, сама является сознательно знающими субъектами. Все остальное, включая тела ученых и других людей, остается в научной картине и открыто для научных исследований. Затем эта «объективная» картина принимается как должное как «реальный мир» вокруг нас »; и поскольку он включает в себя других людей, которые сознательно знают субъектов так же, как и ученый, ученому трудно отказаться от вывода, что «истинная» картина «реального мира» должна быть «объективной» картиной, которая включает в себя сознательно познающий субъект как другой объект.Однако этот вывод не соответствует всем фактам. Поскольку, как говорит Шредингер, эта «умеренно удовлетворительная [научная] картина мира была достигнута только дорогой ценой, когда мы ускользнули от картины и вернулись к роли незаинтересованного наблюдателя».

    Точка зрения Шредингера может быть трудной для понимания или, по крайней мере, для удержания, потому что точка зрения о том, что «объективная» картина является «истинной» картиной «реального мира», кажется здравым смыслом. Это отражено, например, в том, что Дэвид Чалмерс в The Conscious Mind, 18 характеризует как «материализм без понятия» — взгляд, «широко распространенный, но редко печатаемый», в котором говорится «Я понятия не имею о сознании.Мне это кажется совершенно загадочным. Но он должен быть физическим, поскольку материализм должен быть истинным ». Проблема в том, что все мы, прежде чем начать критически относиться к таким вопросам, привыкли воспринимать мир и других людей как вещи «снаружи», либо неодушевленные, либо одушевленные. Так разве не это, в конечном счете, и наша истинная картина? Отрицать это кажется неразумным — столь же необоснованным, как когда-то, должно быть, чувствовалось отрицание того, что солнце вращается вокруг земли. Тем не менее, как когда-то наука разрушила эту иллюзию, так и сейчас сама наука разрушает современную иллюзию того, что «истинная» картина «реального мира» является объективной, которую наука, сделав все свои открытия, в конечном итоге предоставит. .

    взаимодействие

    Это сообщение, конечно же, было подчеркнуто осознанием современной физикой того, что, как говорит Шредингер, «объект находится под влиянием нашего наблюдения. Вы не можете получить какие-либо знания об объекте, оставив его строго изолированным ». Или, как заметил Гейзенберг:

    «Наука больше не противостоит природе как объективный наблюдатель, но видит себя действующим лицом в этом взаимодействии между человеком и природой. Научный метод анализа, объяснения и классификации осознал свои ограничения, которые возникают из-за того, что своим вмешательством наука изменяет и переоснащает объект исследования.” 19

    «Наука больше не противостоит природе как объективный наблюдатель, но видит себя как действующего лица в этом взаимодействии между человеком и природой». Проблема понимания здоровья в терминах фиксированных норм, таких как нормы биохимии или идеала спортсмена, заключается в том, что оно предполагает, что точка зрения объективного наблюдателя является истинной, и не позволяет тем, кто ее придерживается, видеть себя действующими лицами или агентами. , а не пациенты, на которых воздействуют. Дэниел Деннет заметил, что «люди выгружают в мир как можно больше своих умов». 20 Если мы хотим получить более адекватное понимание значения слова «здоровье», как предлагает Кангильхем, нам, возможно, придется быть готовыми не перегружать свой разум гораздо меньше и брать на себя ответственность за гораздо большее.

    По крайней мере, так нам кажется, что наука сейчас говорит нам; и в этом отношении наука частично объясняет, почему определения здоровья являются и, вероятно, останутся неуловимыми. Если здоровье — это «способ борьбы с существованием», при котором «человек является не только обладателем или носителем, но также, если необходимо, создателем ценностей, создателем жизненных норм», то, как сказал Ницше, то, что составляет здоровье в одном человеке, вполне может быть. «Выглядеть в другом человеке как противоположность здоровью».

    Религиозные идеи

    Последняя часть объяснения, которое я хочу предложить, касается религии. Наивное, хотя и широко распространенное мнение, что религиозные представления о мире были опровергнуты наукой. То, что на самом деле произошло исторически, сложнее. Шредингер снова дает полезное объяснение:

    «Одна из целей, если не, возможно, главная задача религиозных движений всегда заключалась в том, чтобы довести до конца всегда незавершенное понимание неудовлетворительной и сбивающей с толку ситуации, в которой находится человек в мире; to close сбивающая с толку «открытость» мировоззрения, полученная только на основе опыта, чтобы поднять его уверенность в жизни и укрепить его естественную доброжелательность и симпатию к своим собратьям — врожденные качества, как я полагаю, но легко преодолеваемые личными неудачами и муки страдания.” 21

    Шредингер предполагает, что религия всегда пыталась «округлить» или «закрыть обескураживающую« открытость »» человеческого опыта. В прошлом он делал это, часто очень успешно, с точки зрения научных или донаучных идей, которые в то время казались всем правдоподобными. Когда эти идеи были заменены новыми научными объяснениями, которые, казалось, лучше соответствовали фактам, религия, будучи более консервативной, чем наука, не спешила отказываться от них; и это помогло создать у многих впечатление, что наука все объяснит — это лишь вопрос времени.Но эта идея науки, демонстрирующей «замкнутый мир, для которого Бог» (или религиозное или трансцендентное измерение) является «беспричинным украшением», указывает Шредингер, начинает казаться нереалистичной, когда мы понимаем, что он говорит об отсутствии сознательно знающий субъект из научной картины мира. Если бы наука смогла исключить религиозное или трансцендентное измерение из реальности (а не только из научной картины реальности), это было бы также за счет исключения человеческого измерения от первого лица.Но идея, что наука может это сделать, добавляет Шредингер, исходит не «от людей, знающих слишком много, а от людей, верящих, что они знают гораздо больше, чем они».

    Понимания, подобные Шредингеру, не остались незамеченными для многих более проницательных современных религиозных мыслителей, которые не видят необходимого конфликта между религиозными и научными идеями. Шредингер указывает, что одна из определяющих позиций науки заключается в том, что в «честном поиске знаний вам довольно часто приходится оставаться в неведении в течение неопределенного периода времени». 22 Но такое признание невежества также требуется иудео-христианским отказом от идолопоклонства — суеверными мысленными образами или предвзятыми представлениями, которые препятствуют непредвзятому вниманию к реальности во всем ее разнообразии — и этим религиозным отказом от идолопоклонства. часто утверждается, что именно это открыло путь для современных научных исследований. Научный fides quarens intellectum , кроме того, имеет сильное семейное сходство с религиозной верой, как описано двумя ключевыми современными религиозными мыслителями — Кьеркегором, когда он заметил, что «не только человек, который ничего не ожидает, не имеет веры, но и человек, который ожидает чего-то конкретного или основывает свои ожидания на чем-то конкретном » 23 ; и Кольридж, когда он писал, что вера «может быть определена как верность нашему собственному существу, поскольку такое существо не является и не может стать объектом чувств; и, следовательно … быть вообще, поскольку одно и то же не является объектом чувств.” 24

    Религиозные утверждения такого рода иллюстрируют не только совместимость науки и религии, но и то, что идея здорового человека как «создателя ценностей, установителя жизненных норм» может быть одобрена религией. Известное описание Кольриджа воображения как «повторения в конечном разуме вечного акта творения в бесконечном Я ЕСМЬ», 25 , например, подразумевает, что религиозное знание того, что он называет «Богом», аналогично тому, что есть видит объективный наблюдатель, но не то, что встречается у Гейзенберга «актер во взаимодействии».То, что эта встреча происходит с реальностью, никоим образом не умаляет того, что она происходит посредством творческого человеческого воображения.

    Целостность, исцеление и смерть

    Что касается религии, то два оставшихся слова, которые я упомянул в начале, — целостность и исцеление — тесно связаны. Религия понимает исцеление не только как естественный процесс регенерации тканей, иногда поддерживаемый медицинскими средствами, но также как любой процесс, приводящий к переживанию большей целостности человеческого духа.В последнем смысле исцеление не обязательно должно быть религиозным по форме (природа, музыка или дружба, а также религиозные обряды могут быть средствами исцеления) и сопровождаться «исцелениями» или «чудесами». Эти или другие признаки надежды, когда они засвидетельствованы, могут рассматриваться как следы трансцендентной или всеобъемлющей целостности, на которой основана человеческая целостность. Но целостность всегда несовершенно реализуется во фрагментарности человеческого опыта; и хотя для религии всеобъемлющая целостность не сводится к психологической проекции, она чаще всего обнаруживается в модусе ожидания, как в разгар жизни, так и перед лицом смерти.

    Религиозное ожидание

    Ясно, что религиозное ожидание — это не то, о чем наука может что-то сказать, за исключением, возможно, того, чтобы препятствовать религии, когда она слишком быстро или риторически пытается закрыть «сбивающую с толку открытость» опыта, интерпретируя свой собственный опыт и ожидания в терминах «чего-то особенного». — например, клинические испытания, чтобы доказать силу молитвы или обоснованность околосмертных переживаний. Но независимо от того, представляют ли религиозный опыт и ожидания нечто большее, чем психологическая реальность, остается частью сбивающей с толку открытости человеческого опыта, который может быть закрыт или завершен научным экспериментом не более убедительно, чем религиозной догмой.Такие вопросы допускают только ответы, данные не сторонними научными или религиозными наблюдателями, а сознательно знающими субъектами или между ними, участниками взаимодействия.

    Эта сбивающая с толку открытость, возможно, и есть то, что, наконец, делает таким неуловимым значение здоровья, исцеления и целостности. Если признание открытости означает отказ от предвзятого суждения, например, о реалистичности ожидания перед лицом смерти, эти слова могут принимать нелогичные значения:

    «Физически зависимый пациент, который смирился со своей прошлой жизнью и приближающейся смертью, например, может хорошо чувствовать и, таким образом (потому что никто другой не может судить лучше), быть ближе к« целостности », чем когда-либо прежде.” 26

    Такого человека с этой точки зрения даже можно назвать «здоровым».

    Принимаются ли такие нелогичные значения, конечно, зависит от того, придается ли точке зрения сознательно знающего субъекта, по крайней мере, такой же вес, как и точке зрения клинического наблюдателя. Кангуилхем резюмирует результаты многих физиологических, патологических и клинических наблюдений следующим образом.

    «Жизнь пытается победить смерть во всех смыслах глагола выигрывать, прежде всего в смысле выигрыша в азартных играх.Жизнь играет против растущей энтропии ». 27

    Но что, если энтропия станет слишком большой, и последний бросок жизни кажется потерянным? Должен ли субъект, в котором жизнь выросла осознанно, признать, что на этот раз шансы слишком велики против него? Или все попытки жизни победить смерть намекают ему на то, что предстоит более глубокая игра с более высокими ставками? Религиозные аргументы подрывают какой-либо окончательный ответ на этот вопрос. Но то же самое делают и аргументы, которые сводят опыт от первого лица к психологическим, социологическим или эволюционным объяснениям от третьего лица или сводят испытанную тайну сознательного субъекта к набору «в конечном итоге» разрешимых научных проблем, касающихся свойства сознания.Обескураживающая открытость опыта поднимает вопросительный знак против общепринятого предположения, что ожидание перед лицом смерти «больше не доступно» критическому мышлению. Разве не может быть более критичной позицией признать свое незнание, не отрицая при этом надежды? Трудно понять, почему это не должно оставаться, по крайней мере, открытым вопросом; и до тех пор, пока это так, значение здоровья, исцеления и целостности, вероятно, останется неуловимым.

    Артикулы

    1. Brown L, изд. Новый укороченный английский словарь . Оксфорд: Clarendon Press, 1993.

    2. Маринкер М. Зачем делать людей пациентами? Журнал медицинской этики 1975: I: 81–4.

    3. Шоуолтер Э. ИСТОРИИ . Лондон: Пикадор, 1997.

      .
    4. Micale MS. Странные приметы времени. Приложение Times Literary 1997, 16 мая: 6–7.

    5. Анвин С., Блатчли Н., Кокер В., Ферри С., Хотопф М., Халл Л., и др. .Здоровье британских военнослужащих, участвовавших в войне в Персидском заливе. Lancet1999; 353: 169–78.

    6. Уолтон Дж., Барондесс Дж. А., Lock L, ред. Медицинский компаньон из Оксфорда . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1994: 611.

    7. Янгсон RM. Медицинский словарь Коллинза . Глазго: HarperCollins, 1992: 406.

    8. Заяц РМ.Здоровье. Журнал медицинской этики 1986; 12: 172–81.

    9. Тиллих П. Значение здоровья . Ричмонд, Калифорния: North Atlantic Books 1981: 43. См. Также: Кант I. Антропология с прагматической точки зрения . [Перевод М.Дж. Грегора.] Гаага: Мартинус Нийхофф, 1974: 82–83.

    10. Дауни Р.С., Файф С., Таннахилл А. Укрепление здоровья: модели и ценности . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1992.

    11. Лич Э. Ожидания общества в отношении здоровья. Журнал медицинской этики 1975 г .; 1: 85–9.

    12. Treves F. Человек-слон и другие воспоминания . Лондон: Касселл 1923: 201.

    13. Ницше Ф. Веселая наука . [Перевод В. Кауфманна.] Нью-Йорк: Vintage Books, 1974: книга III, раздел 120.

    14. Кангуилхем Г. Нормальное и патологическое . Нью-Йорк: Zone Books, 1991: 196f.

    15. Шредингер Э. Что такое жизнь ? Кембридж: Издательство Кембриджского университета 1967: 118f.

    16. Чалмерс DJ. Сознательный разум . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1996: 162.

    17. Гейзенберг В. Физическое представление о природе .Лондон: Хатчинсон, 1958: 29.

    18. Деннетт округ Колумбия. Главный актив нашего разума. Литературное приложение Times 1997, 16 мая: 5.

    19. Шредингер Э. Природа и греки . Кембридж: Издательство Кембриджского университета 1996: 6.

    20. Кьеркегор С. Восемнадцать созидательных дискурсов . [Перевод Х. В. Хонг и Э. Х. Хонг.] Princeton: Princeton University Press 1990: 27.

    21. Coleridge ST. Очерк веры. В: Помощь в размышлениях . Лондон: G Bell & Sons, 1913: 341.

    22. Coleridge ST. Литература биографии . Лондон: Bell & Daldy, 1870: 144.

    23. Boyd KM. Этика здравоохранения, здоровье и болезни. В: Gillon R, ed. Принципы этики здравоохранения. Чичестер: John Wiley & Sons 1994: 812.

    Описательный обзор качественных исследований

    Болезнь Паркинсона (БП) — нейродегенеративное заболевание, характеризующееся двигательными и немоторными симптомами. Оба они негативно влияют на качество жизни, связанное со здоровьем. Важным из них является стигма, которую испытывают пациенты с паркинсонизмом и их опекуны. Более того, стигма может повлиять на повседневную жизнь и субъективное и относительное восприятие пациента и может привести к разочарованию и изоляции.Цель настоящей работы — качественно описать стигму пациентов с БП, основанную на обзоре литературы, чтобы уловить субъективный опыт и значение конструкта стигмы. Обзор литературы проводился с использованием базы данных PubMed и Google Scholar (ключевые слова: болезнь Паркинсона, качественный, стигма, социальные проблемы, изоляция, дискриминация) и ограничивался качественными данными: было определено 14 статей, подходящих для целей настоящего обзора. Результаты разделены на четыре основных конструкта: стигма, возникающая из-за симптомов, стигма, связанная с проблемами в отношениях и общении, социальная стигма, возникающая из-за того, что разделяют взгляды, и стигма опекуна.Принципиальные отношения к этим конструкциям глубоко анализируются и субъективно описываются с точки зрения пациентов и опекунов. Качественное исследование может позволить лучше понять субъективный симптом, такой как стигма у пациентов с паркинсонизмом, с межкультурной и социальной точек зрения.

    1. Введение

    На первый взгляд болезнь Паркинсона (БП) характеризуется двигательными симптомами. В самом деле, четыре основных признака этой патологии — это тремор в покое, ригидность, акинезия (или брадикинезия) и постуральная нестабильность [1].Тем не менее немоторные симптомы не менее важны, даже если они невидимы или не обнаруживаются сразу, и они часто имеют негативное влияние на качество жизни, связанное со здоровьем (HRQoL) [2, 3]. Важным из них является стигма, которую испытывают пациенты с паркинсонизмом и их опекуны. Фактически, это явление не имеет второстепенного значения: стигма, по-видимому, вносит определяющий вклад в качество жизни пациентов с БП [4]. Более того, стигма может характеризовать повседневную жизнь мрачным фильтром, отмеченным инвалидностью и изоляцией [5].

    Общее значение слова стигма связано со сложным переживанием, касающимся обесценивания, дискриминантности и ощущения дискомфорта. Согласно одной из первых современных концептуализаций этого конструкта, стигма — это атрибут, подразумевающий дискредитацию субъекта, которого считают «плохим, опасным или слабым». Таким образом, он / она в нашем сознании превращается из цельного и обычного человека в испорченного, обесцениваемого »[6, с. 3]. Стигматизированный человек, то есть человек со стигмой, — это тот, кто кажется изменившимся и отличным от того, что считается нормальным и принятым.Как следствие, субъект может быть изолирован, а его социальная идентичность может оказаться под серьезной угрозой и подорвана [7].

    Когда стигма присутствует при БП, она возникает из-за взаимодействия пациента с внешним миром [4]. То есть это не только индивидуальная конструкция, но и социальная. В самом деле, это своего рода отметка, подчеркивающая девиантную природу стигматизируемого субъекта с точки зрения тех, кто стигматизирует [8]. Действительно, несмотря на различные теории, подходы и модели, разработанные на протяжении многих лет [9–11], всегда есть социальный компонент, который следует учитывать, говоря о стигме.Таким образом, стигма — сложное явление, связанное с взаимодействием контекста и субъекта, который получает обесценивающую оценку [7].

    Были разработаны шкалы и инструменты для лучшего описания и количественной оценки стигмы при хронических заболеваниях, таких как PD ([12, 13]; для обзора, [14]). Тем не менее, исходя из личного опыта, стигму трудно описать объективно. Основное значение этой конструкции может быть лучше определено путем сбора субъективной точки зрения пациентов с БП [15].

    Цель данной работы — качественно описать стигму пациентов с БП на основе обзора литературы с акцентом на качественные международные исследования.

    2. Метод

    Авторы применили исследовательскую стратегию, чтобы обобщить описательный обзор сложного и пестрого опыта стигмы при БП, связанного как с физическими недостатками, так и с социальными, реляционными и коммуникативными препятствиями. Обзор ограничивался качественными опубликованными статьями, чтобы уловить субъективный опыт и значение конструкции стигмы.

    Обзор литературы проводился с использованием базы данных PubMed и Google Scholar (ключевые слова: болезнь Паркинсона, качественный, стигма, социальные проблемы, изоляция, дискриминация) и не ограничивался какой-либо страной и каким-либо периодом времени. Было идентифицировано 26 работ. Авторы читают все материалы, чтобы определить, где эффективно проявился и / или подробно обсуждался опыт обесценивающего и дискриминантного чувства, связанного с ПД. Авторы исключили статьи, в которых стигма была вводной или очень маргинальной, а не информативной темой.Дубликаты также были удалены. Еще одним принятым критерием исключения была ориентация на количественные отчеты. Консенсус был достигнут путем прямого обсуждения с последующим обсуждением по электронной почте. Статья включалась в исследование только тогда, когда был достигнут общий консенсус.

    После этой процедуры было отобрано 6 статей. Впоследствии из ссылок на выбранные статьи были отобраны еще 8 дополнительных качественных исследований в соответствии с ранее принятой методологией. В конце процесса было определено 14 статей, подходящих для целей настоящего обзора.

    Чтобы понять и определить опыт стигмы, два автора (MM, AG) прочитали отобранные 14 статей и записали каждый аспект, связанный с конструкцией, обсуждая в Интернете и пытаясь прийти к соглашению. Для достижения консенсуса между всеми авторами был применен итеративный процесс непрерывного анализа данных. Сначала была проведена начальная или открытая процедура кодирования, затем MM и AG экстраполировали значимые проблемы, а AP, DF и GF прочитали статьи, проверяя согласованность экстраполированных ключевых слов и заявленных тем.В обзоре были рассмотрены все возникающие вопросы, с учетом того, что даже менее цитируемый опыт может способствовать лучшему пониманию сложного явления стигмы. Все авторы внесли свой вклад в осмысление опыта стигмы, критически разбив возникающие темы по основным категориям. Записки, диаграммы и карты использовались как инструменты, позволяющие обмениваться данными и достигать консенсуса.

    Результаты представлены в описательной / повествовательной форме с описанием тематических вопросов, связанных со стигматизацией; для упрощения понимания результаты и определенные категории также представлены в таблице и графически суммированы.

    3. Результаты

    Что касается других хронических и прогрессирующих заболеваний, приводящих к инвалидности, PD заставлял пациентов испытывать стигму день за днем. С точки зрения пациентов, стигма представляет собой сложную конструкцию с множеством нежелательных аспектов. Это возникло из-за множества выражений, связанных со стигмой, используемых пациентами при обращении с БП: стыд, позор, смущение, чувство бесчестия, чувство неловкости, ужаса или ужаса и т. Д. [5, 16, 17, 23, 24, 28] .

    В таблице 1 описаны 14 статей, включенных в наш описательный обзор.Чтобы систематизировать данные, полученные в результате обзора литературы, результаты были разделены на параграфы в соответствии с определенными ключевыми словами; результаты количественно описаны в таблице 2 и представлены в целом на рисунке 1.

    9155 6 Чтобы уловить субъективный ежедневный опыт PD

    Исследование Место набора пациентов Число участников Качественные методы Цель исследования

    Nijhof, 1995 Амстердам, Нидерланды 23 балла PD
    (10 F; 13 M)
    Углубленные интервью с качественным анализом содержания Для изучения субъективных интерпретаций PD
    Posen et al., 2000 Тель-Авив, Израиль 15 очков PD (F) Сессии психообразовательной рабочей группы (Маккензи и Ливсли, 1983) Для описания опыта PD в женской рабочей группе
    Sunvisson and Ekman, 2001 Швеция 11 PD pts
    (без гендерной информации)
    Интервью в течение двух лет и анализ феноменологических данных Для выяснения влияния окружающей среды на жизненный опыт PD
    Van Der Bruggen and Widdershoven, 2004 / 4 романа Экзистенциально-феноменологический анализ повествовательных материалов пациентов с БП Чтобы понять, что значит быть пациентом с БП
    Брэмли и Ито, 2005 Ноттингем, Великобритания 1 балл PD (F)
    (единичное исследование)
    Полуструктурированные интервью
    проанализированы с использованием интерпретативного феноменологического анализа (IPA)
    Miller et al., 2006 (a) Сандерленд, Великобритания 37 PD pts
    (14 F; 23 M)
    Глубинные интервью с качественным анализом содержания Для изучения влияния изменений в коммуникации на повседневную жизнь пациентов с PD
    Miller et al., 2006 (b) Сандерленд, Великобритания 37 PD pts
    (14 F; 23 M)
    Углубленные интервью с качественным анализом содержания Чтобы установить, есть ли и как изменяется глотание влияние на повседневную жизнь пациентов с БП
    Mshana et al., 2011 Мванза, Танзания 28 пациентов PD, 28 медработников, 4 медицинских работника, 2 народных целителя
    (без гендерных данных)
    Глубинные интервью и фокус-группы Чтобы определить, как воспринимается и лечится PD в сельское население Африки
    Chiong-Rivero et al., 2011 USA 48 PD pts
    (26 F; 22 M)
    15 опекунов
    (13 F; 2 M)
    Фокус-группы и одна- индивидуальные интервью
    Для сбора данных о последствиях болезни Паркинсона для качества жизни, связанных со здоровьем, с точки зрения пациента и лиц, осуществляющих уход,
    Hermanns, 2013 Texas, USA 14 PD pts
    (7 F; 7 M )
    Этнографический подход с использованием данных интервью, наблюдений участников и полевых исследований (2-летнее воздействие) Для обсуждения видимой и невидимой стигмы
    Soleimani et al., 2014 Иран 10 очков PD
    (3 F; 7 M)
    Полуструктурированные личные интервью и подход к анализу контента Для изучения влияния PD на социальные взаимодействия людей
    Soundy et al al., 2014 / 37 качественных статей (обзор) Метаэтнография Подвести итоги и синтезировать качественные исследования, касающиеся опыта и восприятия БП
    Giardini et al., 2016 Montescano (PV), Италия 27 PD pts
    (14 F; 13 M)
    Полуструктурированные интервью с пациентами с PD, проанализированные с использованием методологии Gounded Theory Для качественного описания реабилитационного опыта пациентов с PD
    Soleimani et al., 2016 Иран 17 PD pts
    (7 F; 10 M)
    Полуструктурированный, личные интервью и подход к контент-анализу Чтобы изучить основные проблемы и восприятие повседневной Жизнь пациентов с БП

    Условные обозначения: БП = болезнь Паркинсона; Pts = пациенты; F = самка; М = самец.

    Тематические вопросы Ссылочный номер каждой рассматриваемой статьи

    [91] 16, 18, 23–25]
    Смущающие видимые физические симптомы
    Прогрессирующая потеря функциональности и автономности

    Проблемы в отношениях и коммуникации [5, 19, 19, 19, 19, 19 27]
    [5, 24]
    Устная речь (дисфония, дизартрия)
    Язык тела (лицевая маска)

    Обмен восприятием Остальное в сторону пациента [5, 16, 21, 23, 24, 26]
    [5, 16, 28]
    B ограничения на физическое и психическое состояние
    БП как болезнь только для пожилых людей
    Пациент по отношению к другим [5, 26, 27],
    [5, 16, 18, 24–26]
    Не понимают и не воспринимают всерьез
    Быть бременем семьи

    Сиделки [24, 25, 28]
    Смущение из-за состояния любовника 915


    3.1. Стигма, возникающая из-за симптомов

    Элементы и условия, определяющие стигму, различны. Одной из основных причин, определяемых пациентами этого явления, являются двигательные, физические и видимые симптомы [5, 16, 18–20]. Не случайно древние греки придумали термин «клеймо» для обозначения « телесных знаков , предназначенных для выявления чего-то необычного и плохого» [6, с. 1]. Действительно, симптомы невозможно скрыть, и они становятся четким и конкретным утверждением субъективного восприятия капризного заболевания, которое выражается телесными средствами [17, 21].В выбранной статье восприятие стигмы напрямую связано с симптомами БП и их публичным проявлением [18]. В связи с этим израильские женщины описывают свое видимое тело как предателя, так как оно недобросовестно раскрывает ПД общественности [16]. То есть тело становится слугой болезни Паркинсона, действуя посредством ее видимых симптомов. В этом отношении этнографический подход Германна показывает, что наблюдаемые признаки нарушений, такие как слюнотечение, трудности с равновесием, проблемы с дрожью и другие подобные симптомы, являются дополнительными проблемами для пациента [5].PD нарушает опыт автономного и интегрированного человека из-за внешних признаков болезни [22]. Более того, ухудшенный образ тела вызывает чувство стыда и смущения, ведущее к изоляции [19, 20].

    Тем не менее, стигма связана не только с изменением внешнего образа пациента с ПД, но и с прогрессирующей потерей функциональности. Вклад ПД в стигматизацию двойной: нежелательная самооценка и потеря автономии и самоэффективности.Действительно, при просьбе свободно рассказать историю своей жизни с помощью подробных глубинных интервью PD, субъекты описывают свои симптомы как стыд из-за физической зависимости и потребности в помощи при выполнении даже самых простых задач [16, 23, 25] . Стигма может возникать из-за осознания неловкости и невозможности выполнять не только обычную трудовую деятельность, но и простые двигательные действия [24]. Ухудшение физических возможностей ведет к снижению активности и социальной активности, связанной с восприятием стигмы [18].

    3.2. Стигма, связанная с проблемами в отношениях и общении

    Опыт стигматизации возникает также из-за препятствий для общения и социальной жизни, которые постепенно накладываются PD. Действительно, отношения с другими становятся сложными и противоречивыми, поскольку пациенту с БП необходимо найти правильный баланс между контактом и расстоянием [21].

    Прежде всего, претензии вызывают отношения и общение; пациенты заявляют, что их часто ошибочно называют пьяницами [5].Более того, запаздывающий процесс мышления и трудности с легкостью выражать убеждения могут вызвать субъективное переживание разочарования и изоляции, поскольку другие принимают свои собственные решения, не дожидаясь ответа пациента [26]. Коммуникационные изменения могут повлиять на жизнь пациентов и лиц, осуществляющих за ними уход; Субъекты приписывают изменениям голоса и артикуляции многие инвалидизирующие воздействия: проблемы с формулировкой и трудности с вниманием, а также субъективные чувства разочарования и пренебрежения, связанные с отстранением [27].Действительно, все эти проблемы заставляют пациента с ПД оставаться взаперти дома, где он / она чувствует себя нормально и более комфортно, поскольку они могут не сравнивать себя с внешним обществом [5, 19].

    Однако общение — это не только вопрос разговора. Люди также общаются с помощью жестов и языка тела. В этой связи лицо — чувствительная тема для пациентов с БП. Действительно, одна из наиболее заметных и нежелательных черт — это типичное жесткое и невыразительное лицо пациентов с БП, лицевая маска.Пациенты описывают, что другим людям трудно расшифровать их немое выражение, и это состояние неумолимо вызывает изоляцию стигматизированного человека, который ощущает прогрессирующее чувство отчуждения и разобщенности с другими [5, 24].

    3.3. Социальная стигма, возникающая в результате обмена восприятием

    Стигма — это сложный вопрос чувств и восприятий; граница между внутренним и внешним миром является определяющей. Это означает, что вклад пациентов и лиц, осуществляющих уход, одинаково важен, и отправная точка стигматизирующего восприятия обычно разделяется без четких границ.

    3.3.1. Восприятие другими пациентами с БП

    Принимая во внимание точку зрения других, Херманнс подчеркивает, что пациент с БП замечает, что другие считают его слабым [5]. Более того, испытуемые описывают воспринимаемое чувство беспокойства и дискомфорта у людей, которые сталкиваются со своими физическими проблемами и которые не могут скрыться от их взгляда [24]. Действительно, позор вызывает реакцию других [23]. Когда болезнь продолжается и инвалидность увеличивается, пациенту приходится бороться с переживанием маргинализации и изоляции из-за вынужденного отказа от работы и обязанностей [21].

    Что касается симптомов (т. Е. Галлюцинаций), пациенты могут не рассказывать членам своей семьи, так как они беспокоятся, что могут воспринимать их как когнитивные или ненадежные [26]. Действительно, группа женщин подчеркивает разницу, говоря о функциональных аспектах, которые более приемлемы в обществе, чем о психических и дегенеративных проблемах: PD связан с расплывчатым и стигматизирующим убеждением в том, что это заболевание, характеризующееся когнитивным нарушением, превращающим пациента в сумасшедшего [ 16].

    Другая основная причина социальной стигматизации связана с распространенным убеждением, что БП — болезнь только для пожилых людей; этот предрассудок может быть сильным в обществе, включая членов семьи [5, 16]. Интересно отметить, что в результате качественного исследования, проведенного в сельской местности Танзании, PD называется «болезнью старости» на языке суахили из-за распространенного предубеждения относительно возрастного диапазона, в котором может появиться PD [28].

    3.3.2. Восприятие БП пациента по отношению к другим

    С точки зрения пациента, стигма может быть связана с метаперцепциями пациента относительно убеждений других людей по отношению к БП [18].Пациенты часто жалуются на то, что их неправильно понимают или даже на то, что их не понимают и к ним серьезно относятся со стороны внешнего нормального общества [5]. Причина непонимания может быть связана с изменчивым характером симптомов БП, из-за чего члены семьи и лица, осуществляющие уход, полагают, что она / она притворяется [26]. Более того, некоторые опрошенные пациенты с БП жалуются, что не получают подходящего времени, чтобы выразить свое мнение другими, которые заменяют их в обсуждениях или решениях, без полного понимания их коммуникативных трудностей [27].

    Стигма возникает также из-за того, что пациент воспринимает пациента как бремя для тех, кто ухаживает за ним, в том числе из-за неопределенного прогрессирования заболевания [5, 16, 18, 24, 26]. Субъекты могут сообщать о чувстве вины и эгоизме по отношению к своим опекунам из-за все более требовательных требований особого внимания в повседневных делах [25]. Более того, пациенты с БП испытывают чувство стигмы из-за изменения или утраты своих социальных ролей: они не являются кормильцами своих семей и часто вынуждены покидать свое рабочее место [24].

    3.4. Стигма опекуна

    Стигма — это не только опыт пациентов, но, скорее, может быть также чувство, характеризующее членов семьи, осуществляющих уход. PD — это что-то нежелательное, от которого страдает вся семья, что приводит к трудностям в общественных местах и ​​к нежелательному чувству стыда и жалости [24]. В связи с этим Mshana et al. показывают, что в сельских общинах Танзании существует тенденция к стигматизации всей семьи пациента с БП из-за бесчестного состояния, в котором он оказался [28].Действительно, члены семьи пациента с БП могут быть полностью поглощены заботой о больном члене семьи, поскольку они больше не могут принимать участие в социальной и трудовой жизни своего сообщества. Точно так же и в европейском контексте семьи пациентов часто были вынуждены отказываться от наркотиков, особенно во время еды, когда становится трудно приглашать гостей [25] или, по крайней мере, иметь дело с неловкими и видимыми симптомами больного члена семьи. [24].

    4. Клиническое значение

    Контакт с пациентом и обнаружение его / его опыта и внутренних психологических потребностей может помочь специалистам в области здравоохранения и лицам, обеспечивающим уход, заботиться о больном более подходящим и индивидуальным образом.Фактически, понимание болезни в целом, с целостной точки зрения, может дать ключи к более эффективному ведению пациента. Капризная и непредсказуемая природа этого прогрессирующего неврологического расстройства делает понимание опыта пациента и психосоциальных корреляций еще более фундаментальным. Стереотипы, недопонимание, стыд, изоляция, дискриминация и стигматизация — это тихое, частично видимое и частично невидимое явление, которое необходимо учитывать [5].Действительно, стигма оказывает важное негативное влияние на течение болезни и ведение пациента: она может способствовать отказу от лечения или прерыванию его, а также к проявлению депрессивных симптомов [29, 30]. Несмотря на то, что они посвящены психическим заболеваниям и дают все еще противоречивые результаты, конкретные психотерапевтические подходы к стигматизации кажутся эффективными, повышая навыки борьбы с самостигмой посредством самооценки, расширения прав и возможностей и улучшения поведения при обращении за помощью [31, 32]. Возможно, потребуются дальнейшие исследования пациентов с хроническими заболеваниями, предназначенные для целенаправленного вмешательства в борьбу со стигмой, с адаптацией протоколов и показателей результатов для этой конкретной группы населения.

    Более того, стигма имеет внутреннюю сложность, которая заслуживает лучшего понимания [30]; существует важная потребность в охвате и обучении тех, кто чужды хроническим болезням и как посторонний питает феномен стигмы. Распространяя информацию и обучая других, начиная с неформальных лиц, обеспечивающих уход, мы могли бы должным образом относиться к этому источнику страдания в соответствии с моделью ВОЗ ICF, где инвалидность возникает в результате взаимодействия состояния здоровья с личными факторами и факторами окружающей среды [33] .

    Наконец, выбор комплексного и мультидисциплинарного лечения всех симптомов БП имеет большое значение для обеспечения удовлетворительного лечения пациента [17, 34]. Необходимость сосредоточить внимание на немоторных симптомах БП, к которым относится стигма, делает шаг вперед к индивидуализированной медицине, ориентированной на пациента, что позволяет медицинским работникам видеть пациента как человека, живущего в повседневной жизни.

    5. Выводы

    Социальное рассмотрение и отношение к болезни важны, поскольку они вносят свой вклад в определение среды, в которой пациенту приходится жить и взаимодействовать [5, 35].Действительно, инвалидность возникает из-за взаимодействия человека и окружающей среды [36]. Стигма — сложное явление, хорошо изученное и нуждающееся в осмыслении в контексте хронических заболеваний, и БП не исключение [37]. Даже если стигма может быть скрытым и невидимым явлением [5], она может иметь прямое соответствующее влияние на HRQoL [4].

    Наш акцент на качественных подходах может способствовать поддержанию субъективного понимания опыта пациента [15]. На самом деле пациенты — самые надежные свидетели своей жизни.Они являются главными действующими лицами в их меняющемся болезненном опыте: день за днем ​​они живут своим телом и постоянно примиряются с PD [5, 17].

    Стигма, вытекающая из нашего обзора, может рассматриваться как немоторный симптом, столь же значимый, как и другие. Фактически, стигма — это не только чувство стыда и смущения, возникающее из-за самовосприятия своей неадекватности из-за потери автономии и видимых симптомов, но и переживание, связанное с отношениями и убеждениями социального контекста по отношению к стигматизированному пациенту с ПД. и вынужден уйти.То есть отрицательная или положительная реакция внешнего мира может иметь значение. Действительно, согласно недавней концептуализации МКФ, инвалидность — это не только состояние, связанное с личными ограничениями и нарушениями, но также состояние, взаимосвязанное с окружающей средой и взаимодействием с ней [36, 38].

    На сегодняшний день то, что испытывают пациенты с ПД и их опекуны, является меткой [8], постыдным признаком различных потребностей и нарушений поведения. Действительно, проявления БП нарушают социальные правила и все то, что обычно присутствует в здоровом социальном сообществе [23].Необходимы дальнейшие качественные исследования по этой теме, чтобы лучше понять субъективный симптом как стигму у пациентов с паркинсонизмом с межкультурной и социальной точек зрения.

    Конкурирующие интересы

    Авторы заявляют, что в представленной ими статье нет конкурирующих интересов.

    Субъективный когнитивный спад • Журнал профилактики болезни Альцгеймера

    L.M.P. Вессельман 1 , А.К. Шильд 2 , А.M. Hooghiemstra 1,3 , D. Meiberth 2 , A.J. Drijver 4 , M.v. Леувенстейн-Купман 1 , Н.Д. Принс 1 , С. Бреннан 5 , П. Шелтенс 1 , Ф. Джессен 2,6 , W.M. van der Flier 1,7 , S.A.M. Sikkes 1,8

    1. Центр болезни Альцгеймера, Амстердам, отделение неврологии, Амстердамская неврология, Университет Амстердама, Амстердам, UMC, Амстердам, Нидерланды; 2. Отделение психиатрии, Университетская клиника Кельна, медицинский факультет, Кельн, Германия; 3.Департамент медицинских гуманитарных наук, Амстердамский научно-исследовательский институт общественного здравоохранения, Амстердамский университет, Университет Амстердама, De Boelelaan 1089a, 1081 HV Амстердам, Нидерланды; 4. Амстердамский UMC, Университет Врие, Амстердам, Отделение неврологии, Нидерланды; 5. Центр адаптации и Институт неврологии Тринити-колледжа в Дублине; 6. Немецкий центр нейродегенеративных заболеваний (DZNE), Бонн-Кельн, Германия; 7. Отдел эпидемиологии и биостатистики, Амстердамская неврология, Университет Врие, Амстердам, UMC, Амстердам, Нидерланды; 8.Клиническая психология развития и клиническая нейропсихология, факультет поведенческих и двигательных наук (FGB), Амстердамский университет Врие, Амстердам, Нидерланды.

    Автор для переписки: Линда М.П. Wesselman, Центр болезни Альцгеймера, Амстердам, и отделение неврологии, Амстердамская неврология, Амстердам, UMC, P.O. Box 7057, 1007 MB Амстердам, Нидерланды, Телефон: + 31-204440816; Факс: + 31-204448529; Эл. Почта: [email protected]

    J Prev Alz Dis 2020; 3 (7): 184-194
    Опубликовано в Интернете 2 марта 2020 г., http: // dx.doi.org/10.14283/jpad.2020.9


    Абстракция

    Справочная информация: Интернет-программы, ориентированные на образ жизни, могут принести пользу здоровью мозга. Мы стремились разработать такую ​​программу для людей с субъективным снижением когнитивных функций (SCD). Сообщалось, что эти люди подвергаются повышенному риску развития деменции и сообщают как о внутренней потребности в информации о здоровье мозга, так и о мотивации для участия в стратегиях профилактики. Совместное создание и оценка пользователей способствует соблюдению и принятию онлайн-программ.Ранее мы разработали прототип онлайн-программы совместно с пользователями.
    Цели. Теперь мы стремились оценить пользовательский опыт нашей онлайн-программы «Образ жизни» для здоровья мозга.
    Дизайн: 30-дневный пользовательский тест; мульти-метод.
    Условия: участники набирались в клинике памяти и (онлайн) в реестрах исследований в Нидерландах (Центр болезни Альцгеймера, Амстердам) и Германии (Центр нарушений памяти, Кельн).
    участников: лица с ВСС (N = 137, 65 ± 9 лет, 57% женщины).
    Измерения: Мы оценили опыт пользователей количественно, оценив ежедневные советы и полезность, удовлетворенность и простоту использования анкет, а также качественно с помощью телефонных интервью.
    Результаты: Количественные данные показали, что ежедневные советы были оценены как умеренно полезные (3,5 ± 1,5, диапазон 1-5 баллов). Участники (n = 101, 78%) дали умеренные оценки по удобству использования программ (3,7 ± 1,3, максимум 7), простоте обучения (3,6 ± 1,9) и удовлетворенности (4,0 ± 1,5), а также маргинальные оценки по общему удобству использования ( 63.7 ± 19,0, не более 100). Качественные данные, собранные в ходе телефонных интервью, показали, что участники высоко оценили содержание программы. Они пояснили, что более низкие рейтинги программы были в основном из-за технических проблем, которые мешали беспрепятственному прохождению. Участники сообщили, что программа повысила осведомленность о факторах образа жизни, связанных со здоровьем мозга.
    Выводы. Общее впечатление пользователей об онлайн-программе по образу жизни было от умеренного до положительного. Качественные данные показали, что контент был оценен по достоинству и что безупречная техника легкого доступа очень важна.Неоднородность оценок содержания программ и использования программ подчеркивает необходимость персонализации. Эти результаты подтверждают использование онлайн-программ самоприменения образа жизни при стремлении охватить большие группы мотивированных лиц из группы риска для укрепления здоровья мозга.

    Ключевые слова: образ жизни, деменция, субъективное снижение когнитивных функций, электронное здравоохранение, профилактика.

    Сокращения: SCD: субъективное снижение когнитивных функций; MCI: легкие когнитивные нарушения; SUS: шкала удобства использования системы; ИСПОЛЬЗОВАНИЕ: Удовлетворенность пользователей и простота использования.


    Введение

    В Глобальном плане действий Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по деменции подчеркивается необходимость проведения кампаний по повышению осведомленности общественности и ее понимания деменции (1). Недавние исследования показали, что знания о профилактике и лечении деменции остаются недостаточными и что существует потребность в адекватном образовании по профилактике деменции (2, 3).
    Количество доказательств связи между здоровым образом жизни и здоровьем мозга продолжает расти (4).Предполагается, что факторы риска деменции из-за болезни Альцгеймера (БА), такие как факторы образа жизни, можно частично изменить (5). Следовательно, здоровый образ жизни может снизить риск развития деменции при болезни Альцгеймера. Поскольку этиология БА сложна и многофакторна, рекомендуются одновременное воздействие на несколько факторов риска (6, 7). Действительно, было обнаружено, что многофакторное вмешательство улучшает или поддерживает когнитивные функции у людей с риском деменции (8). Тем не менее, это вмешательство было предложено лицом к лицу, что полезно для использования программы из-за личного контакта, но является относительно дорогостоящим и ограничивает возможности охвата большей группы людей.Предложение программ вмешательства в Интернете имеет важное преимущество, поскольку дает возможность охватить многих пользователей, особенно в отдаленных районах (9).
    Наш международный проект EuroSCD был направлен на разработку онлайн-программы для здоровья мозга. Лица с субъективным когнитивным снижением (SCD) испытывают когнитивное снижение в отсутствие объективных когнитивных нарушений. Ранее сообщалось, что ВСС является фактором риска развития деменции и БА (10, 11). Следовательно, люди с ВСС могут быть идеальной целевой группой для онлайн-вмешательств.Эта группа риска могла присутствовать в клиниках памяти, в их терапевтических или исследовательских реестрах, и было обнаружено, что у них есть мотивация участвовать в стратегиях профилактики (12). Лица, входящие в группу риска, могут получить наибольшую пользу от стратегий профилактики, направленных на улучшение здоровья мозга или предотвращение снижения когнитивных функций (13, 14).
    Наш недавний обзор и метаанализ онлайн-программ образа жизни для здоровья мозга показали, что эти программы действительно могут принести пользу здоровью мозга (15). Однако программы, которые мы рассмотрели, были неоднородными по содержанию и настройке.Кроме того, характеристики, методы и результаты оценки программ часто не описывались последовательно. В частности, часто было неясно, как было реализовано участие пользователей и, таким образом, как пользователи были вовлечены в разработку программ (15). Это важный аспект при разработке онлайн-программ, потому что очень важно вовлекать будущих пользователей во время разработки. При участии пользователей программа будет лучше соответствовать потребностям пользователей, что способствует принятию и приверженности, а, следовательно, внедрению устойчивых инноваций (16).Ранее мы исследовали препятствия и помощников для использования онлайн-программы по образу жизни у людей с SCD (12). Мы обнаружили, что необходимо учитывать как характеристики программы, так и личные факторы, при этом важными факторами являются надежность, удобство использования и персонализация. Мы реализовали эти результаты при разработке онлайн-программы для улучшения здоровья мозга. Совместно с пользователями мы разработали и адаптировали программу в несколько итераций. Теперь мы стремились оценить пользовательский опыт нашей онлайн-программы по образу жизни у голландцев и немецких людей с SCD, используя как количественные, так и качественные методы.

    Методы

    Разработка проекта и исследования

    Это исследование является частью европейского проекта «Субъективное когнитивное снижение при доклинической болезни Альцгеймера: Европейская инициатива по гармонизации и стратегии профилактики, основанной на образе жизни» (Euro-SCD; JPND_PS_FP-689-019), целью которого является развитие онлайн-образа жизни. программа для лиц с ВСС. Проект Euro-SCD является результатом сотрудничества Центра Альцгеймера в Амстердаме, Нидерланды (17), Клиники Барселоны, Испания, и Центра нарушений памяти Университетской клиники Кельна, Германия.Исследование было проведено в соответствии с Рекомендациями по надлежащей клинической практике (GCP), применимыми национальными руководствами и Хельсинкской декларацией. Местные комитеты по этике одобрили это исследование, и все участники предоставили информированное согласие.
    Настоящее исследование проводилось в Нидерландах и Германии (Рисунок 1: обзор исследования). Во-первых, мы провели технико-экономическое обоснование в Нидерландах, чтобы оценить практические аспекты и процедуры обучения. Это позволило нам улучшить онлайн-программу и оптимизировать запланированные учебные процедуры.Впоследствии мы провели 30-дневное онлайн-тестирование пользователей в Нидерландах и Германии, чтобы оценить пользовательский опыт.

    Рисунок 1. Обзор исследования

    ПРИМЕЧАНИЕ. Этот рисунок иллюстрирует обзор исследования. Во время технико-экономического обоснования с использованием итеративного процесса программа была адаптирована, а процедуры исследования были оптимизированы. 30-дневный пользовательский онлайн-тест оценивался количественно с помощью вопросников, рейтинга ежедневных советов и журнала данных, а качественно — с помощью последующих телефонных интервью с подвыборкой участников.ИСПОЛЬЗОВАНИЕ: анкета удовлетворенности пользователей и простоты использования; SUS: шкала удобства использования системы. a: проведено в Нидерландах, b: набрано через Голландский регистр здоровья мозга, c: набрано через Кельнский регистр профилактики деменции, вызванного болезнью Альцгеймера.

    Участники

    пациентов с ВСС были набраны либо через клинику памяти, либо через исследовательский регистр:
    1) клиника памяти: мы включили людей, которые посетили Центр болезни Альцгеймера в Амстердаме из-за когнитивных жалоб. Они прошли клиническое обследование, включая клиническую оценку, нейропсихологическую оценку и МРТ.Хотя это не обязательно, информатор присутствовал в большинстве случаев во время консультаций и оценок. Когда все клинические исследования были нормальными и никакое когнитивное расстройство не могло быть объективировано, пациенты были помечены как имеющие SCD ((17), т.е. клинические критерии MCI, деменции или психического расстройства не выполнялись, неврологические заболевания, которые вызывали бы жалобы на память (например, болезнь Паркинсона) , эпилепсия), ВИЧ, злоупотребление алкоголем или другими веществами). Лица были приглашены для участия в исследовании на основании следующих критериев: I) диагноз ВСС II) возраст 50 лет и старше и III) владение смартфоном, планшетом или компьютером.
    2) реестры исследований: мы включили лиц, которые зарегистрировались в реестрах исследований, а) Голландский реестр здоровья мозга (онлайн-реестр; www.hersenonderzoek.nl), который облегчает набор участников для исследований в области нейробиологии и открыт для лиц любого возраста; б) Кельнский регистр профилактики деменции [Kölner Alzheimer Präventionsregister (KAP)], который открыт для лиц любого возраста, заинтересованных в области деменции. Посредством информационных бюллетеней люди получают информацию об исследованиях и приглашаются к участию в научных исследованиях.Людей приглашали для участия в исследовании на основании следующих критериев: I) самоотчетное переживание потери памяти, оцениваемое с помощью вопроса «Есть ли у вас жалобы на память?» (Голландский регистр) или интервью с SCD (18) (Немецкий регистр), II) возраст 50 лет и старше, III) отсутствие диагноза болезни Альцгеймера, другого типа деменции или легкого когнитивного нарушения, согласно оценке на основе самоотчета, и VI ) владение смартфоном, планшетом или компьютером для доступа к онлайн-программе образа жизни. Информации об участниках из реестров исследований не было.

    Онлайн-программа образа жизни

    Hello Brain — это европейский проект (грант FP7 № 304867), возглавляемый Тринити-колледжем в Дублине. Hello Brain включает веб-сайт и приложение, которые доступны на английском, французском и немецком языках. На веб-сайте www.hellobrain.eu размещена информация и видеоролики о мозге, здоровье мозга и исследованиях мозга. Приложение направлено на то, чтобы помочь пользователям вести здоровый образ жизни, предлагая ежедневные советы, которые называются «полезными для мозга». Существует пять категорий положительного воздействия на мозг: физическая активность, социальная активность, умственная активность, образ жизни (питание, курение, алкоголь) и отношение (имеется в виду управление стрессом и позитивное мышление; 30 умственных способностей на каждую категорию).Участников проинструктируют о том, как читать «мозговой бафф», и им предложат участвовать в описанной деятельности. Если пользователь не может или не хочет проводить определенное усиление мозга, можно запросить новое усиление мозга.
    В рамках текущего проекта началось сотрудничество между командой EuroSCD и Тринити-колледжем в Дублине. Сначала мы исследовали предпочтения и пожелания в отношении онлайн-программы по образу жизни в международной группе пользователей (12). Затем, в сотрудничестве с пользователями и технической стороной, мы адаптировали программу HelloBrain (голландский: HalloHersenen, немецкий: HalloGehirn; Приложение 1: подробности и скриншоты).Был переведен научный контент и адаптированы модули, чтобы интерактивный модуль стал основным модулем. Дополнительные усиления мозга были созданы командой исследователей мозга и добавлены в программу (15 на категорию), чтобы обеспечить возможность адаптации на основе личного профиля. Общий вид HelloBrain был изменен на более спокойный за счет применения серого фона, который был включен в некоторые из оригинальных экранов HelloBrain, ко всем экранам, сохраняя при этом красочные детали.

    Технико-экономическое обоснование

    После вышеупомянутой адаптации мы выполнили технико-экономическое обоснование для оценки доступности и процедур исследования, для сбора качественной обратной связи и оптимизации процедур исследования для онлайн-тестирования пользователей. Мы использовали 4 итерации пользовательского ввода и адаптации, чтобы создать версию программы, которая была готова для оценки пользовательского опыта в 30-дневном пользовательском тесте.

    Фокус-группы

    В 4 фокус-группах (клиника памяти + Голландский регистр здоровья мозга, всего N = 17: 67 ± 6 лет, 65% женщины) язык и структура программы были оценены.Конкретные темы включали иерархию экранов (каркас), язык, макет и формулировку напоминаний и инструкций. Отзывы были преобразованы в технические и связанные с контентом адаптации и переданы разработчикам. Мы использовали итеративный процесс, то есть после каждой фокус-группы программа адаптировалась. В следующей фокус-группе была оценена адаптированная версия программы.

    Технический пилот

    Мы провели технический пилот для оценки доступности программы.Доступность определялась как возможность самостоятельно входить на сайт или в приложение с помощью домашних устройств. Участники (клиника памяти, N = 5: 61 ± 8 лет, 80% женщины) получили доступ к программе через веб-сайт или приложение на 2 недели. Все технические вопросы, поднятые участниками, были собраны, и были внесены изменения.

    Фаза пилотных испытаний

    Чтобы оценить выполнимость запланированных процедур исследования, мы провели фазу пилотного тестирования, в которую были включены 43 субъекта с SCD (Голландский регистр здоровья мозга, 65 ± 8 лет, 66% женщины).Участники получили информацию об аккаунте по электронной почте и получили инструкции использовать программу в течение 30 дней. Пользователи могли написать исследователям электронное письмо, и при необходимости мы инициировали контакт по телефону. В конце тестового периода участники получили электронные анкеты по электронной почте для оценки процедуры отправки онлайн-анкет, их заполнения участниками и надлежащего сбора данных.

    30-дневный пользовательский тест: опыт пользователей

    Участники

    Наконец, мы провели 30-дневный пользовательский тест для оценки пользовательского опыта.Обращались к людям из Голландского регистра здоровья мозга и Кельнского регистра по профилактике деменции при болезни Альцгеймера. Эти люди не участвовали в предыдущих этапах разработки программы.

    Процедуры

    Участники получили информацию об аккаунте и имели доступ к программе в течение 30 дней. Участников проинструктировали использовать программу на ежедневной основе и каждый день выполнять одну тренировку мозга. Помимо ежедневной тренировки мозга, участники могли получать доступ к информации о здоровье мозга по своему усмотрению.После 30-дневного пользовательского тестирования участники получили анкеты самоотчета для оценки программы. Кроме того, участников спросили, готовы ли они поделиться своим опытом во время телефонного интервью. Процедуры исследования несколько различались между центрами из-за характеристик регистров исследований (онлайн в Нидерландах, на бумаге после личного информационного сеанса в Германии) и требований Кельнского этического комитета отправлять информацию по почте, а не по электронной почте.

    Меры

    Журнал данных

    Во время пользовательского онлайн-тестирования были собраны данные журнала, касающиеся использования программы. Данные журнала включали в себя количество входов в систему, выходов из системы, завершенных улучшений мозга, пройденных улучшений мозга и посещений страниц в течение периода тестирования.

    Полезность ежедневных советов

    После того, как участники показали, что усиление мозга завершено, их попросили дать оценку полезности этого эффекта. Этот рейтинг проиллюстрирован от 1 до 5 звезд.Участникам было предложено оставить комментарий.

    Удобство использования, простота обучения и удовлетворение

    Мы использовали опросник «Удовлетворенность пользователей и простота использования» (USE) (19) и «Шкала юзабилити системы» (SUS) (20), чтобы оценить восприятие пользователями онлайн-программы. Анкета ЕГЭ включает пункты о полезности (например, воспринимается ли программа как полезная, имеет ли она ценность для пользователя), простоте обучения (например, легко ли узнать, как работает программа) и удовлетворенности (например,грамм. соответствует ли он желаниям и ожиданиям пользователя) с оценками от 1 до 7. Мы использовали оценки предметной области для полезности, простоты обучения и удовлетворенности, усредняя оценки элементов для каждой области. Анкета SUS включает 10 пунктов по удобству использования (баллы от 1 до 5; например, степень удобства при использовании программы). Анкета SUS включает как положительные, так и отрицательные элементы. Общий балл SUS (диапазон 0-100) был рассчитан путем вычитания 1 из положительных элементов и инвертирования отрицательных элементов (5 баллов), суммирования этих баллов и умножения на 2.5 (20). Для обоих вопросников более высокие баллы указывают на более высокие оценки.

    Качественное исследование пользовательского опыта

    Мы провели полуструктурированные телефонные интервью, чтобы лучше понять результаты анкеты и обсудить дополнительные темы. Мы выбрали случайную выборку (N = 30) из участников, которые заявили о своем желании участвовать в телефонном интервью. Обсуждались аспекты, которые считались наиболее важными для улучшения, хорошие и полезные аспекты программы и коммуникации во время пользовательского тестирования.В случае, если результаты анкетирования требовали уточнения, интервьюер задавал конкретные вопросы.

    Частота использования Интернета

    В голландской подвыборке в анкету по удобству использования был включен вопрос о частоте использования Интернета. В немецкой подвыборке частота использования Интернета обсуждалась во время глубинного интервью.

    Анализ данных

    Анализ количественных данных проводился с использованием SPSS версии 22. Описательные методы использовались для описания демографических данных, средних оценок ежедневных рекомендаций по категориям, использования программы (журнал данных) и оценок пользовательского опыта (вопросники) в средних значениях и стандартном отклонении. или проценты.Дисперсионный анализ использовался для сравнения результатов анкетирования голландских и немецких участников, а также для сравнения оценок между категориями «любителей мозга». Значения P ≤0,05 считались значимыми. Качественные данные были собраны в ходе телефонных интервью. Каждое интервью резюмировалось в виде короткого отчета. Все комментарии были обобщены независимо двумя исследователями (LW, AKS). Затем данные были структурированы этими исследователями на основе консенсуса, чтобы определить темы, которые были важны для участников при использовании программы или при участии в этом исследовании.

    Результаты

    Технико-экономическое обоснование

    Фокус-группы

    Мы позволяем участникам обсудить терминологию в рамках программы. Сначала мы сохранили в программе несколько английских терминов. Участники предложили использовать только голландский язык. Мы обсудили, какие термины следует включить, чтобы заменить английские термины. «Brain Buff» превратился в «Oppepper» (по-голландски «Boost»), и хотя название категории «Attitude» также переводится с голландского «Attitude», участники предпочли другую формулировку («Houding»; голландский синоним «Attitude»). .Участники согласились с порядком и иерархией экранов (каркас). После их ввода кнопка для инструкций была увеличена и размещена на видном месте, и мы добавили «Uitleg» (голландский язык для «Объяснение») под этим обведенным знаком вопроса. Участники отметили, что кнопки перемещения вперед и назад должны быть более заметными, что мы соответствующим образом адаптировали, а иерархия текущего местоположения должна быть видна. Поэтому на страницу были добавлены так называемые «панировочные сухари». Панировочные сухари — это простое отображение текущего местоположения в программе и простой способ щелкнуть по местоположению с более высокой иерархией (например,грамм. Стартовая страница / Здоровье мозга / Нейропластичность). Участники отметили, что они предпочли бы больше инструкций при входе на главный экран. Вместе с технической стороной и участниками мы придумали решение добавить инструкцию по выделению, которая выделяет и объясняет все части экрана одну за другой.

    Технический пилот

    Из 5 участников, оценивавших доступность программы, почти все (4/5) сообщили о плавной загрузке и входе в систему без какой-либо помощи.Один участник не смог войти в систему из-за проблемы с интернет-браузером. Совместно с технической стороной вопрос был решен. После входа в систему 2 участника сообщили о нескольких технических ошибках, таких как неправильное связывание страниц или недостаточное разнообразие ежедневных советов, что было вызвано ошибкой алгоритма. Эти вопросы были решены технической стороной.

    Фаза пилотных испытаний

    Отправка и получение анкет в цифровом виде прошли успешно.Участники не сообщали о проблемах с заполнением электронных анкет. Почти все общение осуществлялось через электронную почту и онлайн-анкеты. Некоторым участникам понравилось эффективное общение, и они почувствовали, что обладают достаточными навыками для работы в Интернете, в то время как другие предпочли бы личный контакт на протяжении всего этапа тестирования и возможность обратной связи по телефону. Некоторые участники отметили, что им нужна «горячая линия», чтобы иметь личный контакт по телефону на случай, если им понадобится помощь при использовании в программе.Основываясь на предложениях участников, мы сделали инструкцию для пользовательского онлайн-тестирования более детальной.

    30-дневный пользовательский тест: опыт пользователей

    Участники

    Всего в пользовательский онлайн-тест было включено 137 пациентов с SCD (55 в Нидерландах, 82 в Германии). В среднем участники были в возрасте 65,1 ± 8,6 лет, 57% из них женщины, и участники закончили 11,3 ± 1,9 года образования. Участники из Германии имели в среднем больше лет образования (12,6 ± 1,4), чем участники из Нидерландов (10.2 ± 1,9, р <0,01). Большинство участников сообщили, что пользуются Интернетом ежедневно (> 90% подвыборки; голландцы N = 55, немцы N = 15).

    Журнал данных

    В общей сложности 120 (88%) участников использовали онлайн-программу образа жизни в течение 30-дневного периода тестирования, тогда как 17 (12%) участников не вошли в систему. В среднем участники сообщили, что выполнили 31 ± 31 ежедневную консультацию и запросили другой бафф мозга 23-40 раз за эти 30 дней. Участники переключались между страницами в среднем 117 раз (с экрана улучшения мозга на информационный модуль и обратно, или внутри информационного модуля).

    Полезность мозговиков

    В общей сложности участники оценили 3266 положительных результатов для мозга со средним баллом 3,5 (± 1,5, максимум 5). Средние оценки различались между категориями (F (4,3261) = 5,725, p = 0,000). В целом, положительные эффекты в категориях «Отношение» (3,6 ± 1,4) и «Физическая активность» (3,6 ± 1,4) были оценены выше, чем советы по образу жизни (3,3 ± 1,6, соответственно p <0,001 и p = 0,001). Любители мозга всех категорий получали оценки от 1 до 5 звезд, а рейтинги сопровождались как положительными, так и отрицательными комментариями.В то время как некоторым участникам действительно нравились тренировки для мозга («Было бы очень легко и весело делать это каждый день»), другим не нравились такие же «баффы» («Мне это никогда не нравилось, и я не буду этим заниматься сегодня»). Это разнообразие в оценке категорий представлено на Рисунке 2.

    Рис. 2. Разнообразие сообщений о полезности стимуляторов мозга

    ПРИМЕЧАНИЕ. На этом рисунке показано процентное соотношение любителей мозга, получивших оценки от 1 до 5 звезд в каждой категории, и представлены отрицательные (1 звезда, слева) и положительные (5 звезд, справа) цитаты для каждой категории в иллюстративных целях

    Удобство использования, простота обучения и удовлетворение

    Анкету заполнил 101 участник (процент ответивших 74%; 37 Нидерланды, 64 Германия).В среднем участники дали умеренные оценки по пунктам анкеты ЕГЭ (максимум 7): полезность 3,7 ± 1,3, легкость обучения 3,6 ± 1,9 и удовлетворенность 4,0 ± 1,5 балла. Голландские участники оценили программу выше по этим трем параметрам по сравнению с немецкими участниками (голландский: 4,1 ± 1,3, 4,8 ± 1,5, 4,4 ± 1,4 против немцев: 3,4 ± 1,3, 2,4 ± 1,5, 3,7 ± 1,6; p <0,05). Средний балл юзабилити по анкете SUS составил 63,7 ± 19 из 100, что соответствует «хорошо - хорошо» (21), и не отличался между голландскими и немецкими участниками.На рисунке 3 представлена ​​неоднородность оценок пользовательского опыта внутри всей группы.

    Рисунок 3. Неоднородность пользовательского опыта

    Качественное исследование пользовательского опыта

    В Таблице 1 дается сводка качественных отзывов, проиллюстрированных цитатами. Участники отметили, что они предпочли бы индивидуальную программу, имея в виду, что она будет соответствовать их конкретным предпочтениям. Например, с контентом, основанным на их текущем образе жизни и предпочитаемой категории образа жизни.Одни участники использовали программу в основном для информации, другим понравилась интерактивная часть. На вопрос, что было наиболее важно улучшить, участники в основном упоминали об оптимизации технических аспектов программы, чтобы обеспечить беспроблемный переход.
    Большинство участников отметили, что высоко оценили содержание программы. Им нравилось иметь платформу для чтения о мозге и его здоровье, а также иметь доступ к надежному источнику информации. На конкретный вопрос о том, что им больше всего нравится в программе, участники ответили, что программа стимулировала осведомленность о факторах образа жизни, связанных со здоровьем мозга.Хотя большинство участников знали, что физические упражнения связаны со здоровьем мозга, они часто не знали о связи между питанием или социальной активностью и здоровьем мозга. Некоторые участники отметили, что программа была позитивной и побуждала к более здоровой жизни. Других побудили взглянуть на свой нынешний образ жизни, почувствовать подтверждение того, что они ведут здоровый образ жизни, или они были мотивированы продолжить текущие изменения образа жизни.

    Таблица 1. Резюме углубленного изучения пользовательского опыта, собранного в ходе телефонных интервью

    ПРИМЕЧАНИЕ. В этой таблице представлены качественные отзывы, которые были предоставлены 30 участниками во время телефонных интервью.

    Обсуждение

    Мы разработали онлайн-программу, посвященную здоровью мозга, и обнаружили, что ее пользовательский опыт был от умеренного до положительного. В качественном отношении участники оценили содержание программы и наличие надежного источника информации об образе жизни и здоровье мозга. Количественные оценки полезности и простоты обучения показывают, что есть возможности для улучшения. Мы наблюдали высокую неоднородность предпочтений по темам определенного образа жизни, что подчеркивает необходимость персонализации.
    Содержимое онлайн-программы о мозге и здоровье мозга, предлагаемое на страницах для мозга и на информационных страницах, было высоко оценено участниками. Сообщалось, что и любители мозга, и информационные страницы были интересными и полезными. Многие участники сообщили, что узнали что-то новое. Часто они не знали, что все факторы образа жизни, включенные в программу, связаны со здоровьем мозга. Предыдущие исследования отношения к профилактике БА и связанных с ним деменций подчеркнули необходимость улучшения убеждений и отношения к профилактике деменции (1, 3, 22).Наше исследование показало, что инструмент с информацией об образе жизни и здоровье мозга может способствовать повышению осведомленности об изменяемых факторах риска деменции.
    Ожидается, что вовлечение пользователей в процесс разработки онлайн-программы повысит удобство использования и тем самым повысит приверженность программе. Однако наш недавний обзор показал, что для онлайн-программ по образу жизни, направленных на здоровье мозга, часто было неясно, участвовали ли пользователи во время разработки и оценки программы и каким образом (15).Например, исследование приверженности к вмешательствам в отношении образа жизни для профилактики деменции показало, что приверженность была самой низкой при неконтролируемом компьютерном когнитивном обучении по сравнению с другими контролируемыми тренировками (23). Однако участие пользователей во время разработки и оценки не описывалось, и поэтому остается неясным, могло ли это улучшить показатели приверженности. В этом исследовании мы стремились оценить и оптимизировать пользовательский опыт. Когда программа будет осуществляться на международном уровне, важно изучить культурные различия.Наш многонациональный совместный план исследования повышает качество результатов и устойчивость, но также обеспечивает культурно приемлемые исследования, что важно при разработке международной заявки (24). В качестве следующего шага следует изучить дополнительные возможности для увеличения воздействия программы. Возможно, стоит оценить интеграцию технологий убеждения, направленных на влияние на поведение и отношения. Если такие технологии используются правильно, пользователи с большей вероятностью достигнут целей, связанных со здоровьем (25).
    Неоднородность оценок специалистов по интеллектуальным функциям, частые запросы на различные улучшения мозга и качественная обратная связь подчеркивают необходимость персонализации. Персонализация также была определена как один из принципов повышения признательности и общей приверженности онлайн-вмешательству (26, 27). В текущей версии программы часть контента была персонализирована, поскольку пользователи могли запрашивать другое усиление мозга и получать доступ к информации по своему желанию. Участники отметили, что они предпочли бы получать стимуляцию мозга на основе их текущего образа жизни.Дальнейшая оценка и интеграция вариантов персонализации, таких как адаптация советов по образу жизни на основе текущих привычек образа жизни, может улучшить пользовательский опыт и, таким образом, повысить приверженность программе.
    Уроки, извлеченные из качественного вклада пользователей, в основном влекут за собой предпочтение адаптации на основе текущего образа жизни. Кроме того, участники упомянули о различных возможных эффектах программы. Таким образом, было бы интересно переосмыслить наиболее подходящие критерии результатов будущих вмешательств, основанных на образе жизни, при ВСС.Хотя изменения в образе жизни или здоровье мозга могут показаться очевидными, их влияние на психологическое благополучие или страх перед деменцией также заслуживает внимания.
    Количественные оценки пользовательского опыта были умеренными, что оказалось ниже, чем мы ожидали. Мы определили возможности для улучшения, особенно в том, что касается простоты обучения. Это означает, что необходимы дополнительные изменения для улучшения инструкций и ясности в программе. Различия в рейтингах могли иметь несколько причин, таких как образование, культурные различия, различия в отчетности и различия в цифровых навыках, которые мы не оценивали систематически.Что касается 30-дневного пользовательского теста, немецкие участники сообщили о трудностях при обучении работе с программой. Некоторые технические трудности возникли только в немецком сервере. Хотя мы исправили эти технические проблемы и тщательно протестировали программу, мы не могли исключить оставшиеся незначительные проблемы, которые, возможно, способствовали разнице в этих оценках. В нашем предыдущем исследовании (12) мы обнаружили, что немецкие пациенты с ВСС реже пользовались Интернетом по сравнению с голландскими участниками. Однако информация о текущей голландской выборке и подмножестве немецкой выборки показала, что более 90% участников используют Интернет ежедневно, и поэтому частота использования Интернета вряд ли повлияет на воспринимаемые трудности.Кроме того, мы не подобрали участников из технико-экономического обоснования и 30-дневного пользовательского теста. Следовательно, мы не можем исключить влияние демографических различий на воспринимаемое удобство использования и удовлетворение во время разработки и на этапе тестирования.
    В целом качественные отзывы о содержании программ были положительными, в то время как количественные отзывы о характеристиках программ показали, что есть возможности для улучшения. Это несоответствие между положительной качественной обратной связью и умеренными количественными оценками подчеркивает важность комбинирования методов при оценке удобства использования приложений электронного здравоохранения, что также было подчеркнуто в недавнем обзорном обзоре методов тестирования удобства использования при разработке приложений электронного здравоохранения (28).
    Это исследование имело некоторые ограничения. Во-первых, разработка и технико-экономическое обоснование проводились в Нидерландах, а не в Германии. Тем не менее, мы считаем обнадеживающим то, что участники разных национальностей оценили одну и ту же программу, что повысило возможность предлагать одну программу в нескольких странах. Во-вторых, могло произойти предвзятое отношение к выбору, исследование онлайн-программы могло привлечь людей с лучшими цифровыми навыками. Тем не менее, цифровая грамотность участников варьировалась от ограниченной до очень квалифицированной, что также отражалось в различных отзывах относительно «простоты обучения».Поскольку онлайн-программа будет использоваться только теми, кто может и желает получить доступ к программе онлайн, текущие участники кажутся репрезентативными для реальной целевой группы. В-третьих, у нас не было подробной информации о выбывших, поэтому мы не можем описать их характеристики. Тем не менее, мы призвали всех людей заполнить анкеты и опросили людей, независимо от их отношения к программе. В-четвертых, участники были отобраны на основе различных критериев SCD между клиникой памяти и исследовательскими реестрами.Однако мы считаем популяцию репрезентативной для разнородных популяций, которую можно набрать через клиники памяти и регистры здоровья мозга, и результаты как таковые можно обобщать. Наконец, основываясь на журнале данных, мы не можем сделать различие между простым щелчком по программе и внимательным чтением страниц. Поэтому мы не могли учесть частоту или продолжительность активного участия. В будущем эту информацию можно будет учитывать при оценке воздействия программы на пользовательский опыт и образ жизни.
    Сильные стороны исследования включают дизайн исследования. Это многоцентровое исследование, проведенное в Германии и Нидерландах. Этот международный характер способствует обобщению результатов для других европейских популяций. Результаты также показывают, что, хотя были обнаружены некоторые различия, один онлайн-инструмент для нескольких европейских стран был бы применим. Во-вторых, мы вовлекали целевую группу в процесс разработки и оценки. Ожидается, что совместное создание повысит степень соответствия инструмента предпочтениям и цифровым навыкам пользователей и, следовательно, принятие и влияние инноваций на последующих этапах (29, 30).Поэтому вклад пользователей имел решающее значение и привел к созданию онлайн-программы по образу жизни, соответствующей потребностям и предпочтениям людей с SCD. В-третьих, мы объединили методы для оценки пользовательского опыта онлайн-программы по образу жизни. Было обнаружено, что количественный и качественный методы дополняют друг друга. Наконец, мы сосредоточились на лицах с ВСС, у которых не наблюдается когнитивного дефицита, но на групповом уровне повышен риск снижения когнитивных функций. Таким образом, эта группа имеет клиническое значение в контексте профилактики деменции.Лица с ВСС также сообщают о потребности в информации о здоровье мозга, которая еще не удовлетворена, поскольку надежные источники все еще отсутствуют. Эта группа желает участвовать в стратегиях профилактики, что также наблюдалось во время набора и привело к большему количеству включенных, чем планировалось.
    В заключение, в этом исследовании мы разработали и оценили онлайн-программу образа жизни для здоровья мозга у людей с ВСС. Мы обнаружили, что общее впечатление пользователей от нашей программы было от умеренного до положительного.Участники высоко оценили материалы, посвященные образу жизни и здоровью мозга. Разнообразие предпочтений для разных категорий подчеркивает необходимость персонализации. Было возможно предложить эту онлайн-программу по образу жизни для группы риска с ВСС. Самостоятельные онлайн-программы по образу жизни кажутся полезными, когда они нацелены на охват больших групп мотивированных людей из группы риска для укрепления здоровья мозга.

    Конфликт интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Г-жа Вессельман сообщает о грантах от JPND / ZonMw, грантах от Stichting Equilibrio во время проведения исследования; ДокторШильд сообщает о грантах от Bundesministerium für Bildung und Forschung во время проведения исследования; Доктору Хугиемстре нечего раскрывать; Г-н Мейберт сообщает о грантах от Bundesministerium für Bildung und Forschung во время проведения исследования; Г-же Дриджвер нечего раскрывать; Г-же против Леувенстейн-Купман нечего раскрывать; Доктору Принсу нечего раскрывать; Доктору Бреннану нечего раскрывать; Доктору Шелтенсу нечего раскрывать; Доктор Джессен сообщает о грантах от Bundesministerium für Bildung und Forschung во время проведения исследования; Докторван дер Флиер сообщает о грантах от JPND / ZonMw во время проведения исследования; Доктор Сиккес сообщает о грантах от JPND / ZonMw, грантах от Stichting Equilibrio во время проведения исследования.

    Финансирование: Проект поддерживается через следующие финансирующие организации под эгидой JPND (www.jpnd.eu; JPND_PS_FP-689-019): Германия, Bundesministerium für Bildung und Forschung (номер гранта BMBF: 01ED1508), Нидерланды, ZonMw грант нет. 733051043. Это было дополнительно поддержано исследовательским грантом Stichting Equilibrio.W.M. Ван дер Флиер является получателем гранта фонда Gieskes-Strijbis. С. Сиккес является получателем гранта ZonMw Off Road (грант № 451001010).

    Благодарности: Мы благодарим всех участников за их вклад в этот исследовательский проект. Благодарим Roxelane BV. и, в частности, Рудольфа Вольтербека, Брайана Фа Си Оена и Макса Хасенаара за их вклад в этот проект, представляющий техническую сторону в рамках сотрудничества. Благодарим Марка Дуббельмана за визуализацию данных. Благодарим основателей HelloBrain.eu (Дублинский Тринити-колледж при поддержке Седьмой рамочной программы исследований Европейского союза, грант № 304867) за плодотворное сотрудничество. На веб-сайте www.hellobrain.eu размещена понятная информация и анимационные ролики о мозге, здоровье мозга и исследованиях мозга. Бесплатное интерактивное приложение Hello Brain Health направлено на то, чтобы помочь пользователям вести здоровый образ жизни, ежедневно предлагая рекомендации, называемые «полезными для мозга». Приложение доступно на сайте проекта, в App Store и Google Play.Центр болезни Альцгеймера в Амстердаме поддерживается фондами Alzheimer Nederland и Stichting VUmc. Исследования Центра Альцгеймера в Амстердаме являются частью программы исследований нейродегенерации Neuroscience Amsterdam. Висье ван дер Флиер занимает кресло Pasman. Hersenonderzoek.nl финансируется ZonMw-Memorabel (проект № 73305095003), проектом в контексте голландского Deltaplan Dementie, Общества Альцгеймера в Нидерландах и Brain Foundation в Нидерландах.

    Открытый доступ: эта статья распространяется на условиях Creative Commons Attribution 4.0 Международная лицензия (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает использование, копирование, адаптацию, распространение и воспроизведение на любом носителе или в любом формате, при условии, что вы укажете соответствующую ссылку на оригинального автора (авторов). ) и источник, дайте ссылку на лицензию Creative Commons и укажите, были ли внесены изменения.

    ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ

    Список литературы

    1. Петерсен Р. К., Смит Г. Е., Варинг С. К. и др. Легкие когнитивные нарушения: клиническая характеристика и исход.Архивы неврологии 1999; 56: 303-308.
    2. Винблад Б., Палмер К., Кивипелто М. и др. Легкие когнитивные нарушения — вне противоречий, к консенсусу: отчет Международной рабочей группы по легким когнитивным нарушениям. Журнал внутренней медицины 2004; 256: 240-246.
    3. Баумгарт М., Снайдер Х.М., Каррилло М.С. и др. Резюме данных об изменяемых факторах риска когнитивного снижения и деменции: популяционная перспектива. Alzheimer’s & Dementia 2015; 11: 718-726.
    4.Бурре Дж. И Пакотт П. Морепродукты (дикие и выращенные на фермах) для пожилых людей: вклад в потребление йода, селена, DHA и витаминов B12 и D. Журнал питания, здоровья и старения 2008; 12: 186-192.
    5. Дангур А., Аллен Э., Эльбурн Д. и др. Потребление рыбы и когнитивные функции среди пожилых людей в Великобритании: исходные данные исследования опалов. Журнал питания, здоровья и старения 2009; 13: 198-202.
    6. Моррис М.С., Эванс Д.А., Танни С.С. и др. Потребление рыбы и снижение когнитивных функций с возрастом в крупном исследовании сообщества.Архив неврологии 2005; 62: 1849-1853.
    7. Innis SM. Диетические (n-3) жирные кислоты и развитие мозга. Журнал питания 2007; 137: 855-859.
    8. Валенсуэла А. Докозагексаеновая кислота (DHA), незаменимая жирная кислота для правильного функционирования нервных клеток: их роль в расстройствах настроения. Международный журнал жиров и масел 2009; 60: 203-212.
    9. van de Rest O, Geleijnse JM, Kok FJ, et al. Влияние рыбьего жира на когнитивные функции у пожилых людей: рандомизированное контролируемое исследование.Неврология 2008; 71: 430-438.
    10. Дангур А.Д., Аллен Э., Эльбурн Д. и др. Влияние добавок 2-y n-3 длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот на когнитивные функции у пожилых людей: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Американский журнал клинического питания 2010; 91: 1725-1732.
    11. Danthiir V, Hosking DE, Nettelbeck T, et al. 18-месячное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование рыбьего жира с высоким содержанием DHA для предотвращения возрастного когнитивного снижения у когнитивно нормальных пожилых людей.Американский журнал клинического питания 2018; 107: 754-762.
    12. Moran C., di Palumbo AS, Bramham J, et al. Влияние полиненасыщенных жирных кислот омега-3, витамина D, ресвератрола и сывороточного протеина на когнитивные функции у пожилых людей: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Журнал профилактики болезни Альцгеймера 2018; 5: 175-183.
    13. Нильссон А., Радеборг К., Сало И. и др. Влияние добавок полиненасыщенных жирных кислот n-3 на когнитивные функции и маркеры кардиометаболического риска у здоровых субъектов в возрасте от 51 до 72 лет: рандомизированное контролируемое перекрестное исследование.Журнал питания 2012; 11: 99.
    14. Витте А.В., Керти Л., Херманнштедтер Х.М. и др. Длинноцепочечные жирные кислоты омега-3 улучшают функцию и структуру мозга у пожилых людей. Кора головного мозга 2013; 24: 3059-3068.
    15. Кюльцов Н., Витте А.В., Керти Л. и др. Влияние добавок омега-3 жирных кислот на функции памяти у здоровых пожилых людей. Journal of Alzheimer’s Disease 2016; 51: 713-725.
    16. Куинн Дж. Ф., Раман Р., Томас Р. Г. и др. Добавки докозагексаеновой кислоты и снижение когнитивных функций при болезни Альцгеймера: рандомизированное исследование.JAMA 2010; 304: 1903-1911.
    17. Фройнд-Леви Ю., Эриксдоттер-Йонхаген М., Седерхольм Т. и др. Лечение ω-3 жирными кислотами у 174 пациентов с болезнью Альцгеймера от легкой до умеренной: исследование OmegAD: рандомизированное двойное слепое исследование. Архив неврологии 2006; 63: 1402-1408.
    18. Kotani S, Sakaguchi E, Warashina S, et al. Пищевые добавки арахидоновой и докозагексаеновой кислот улучшают когнитивную дисфункцию. Neuroscience Research 2006; 56: 159-164.
    19. Chiu C-C, Su K-P, Cheng T-C, et al.Эффекты монотерапии омега-3 жирными кислотами при болезни Альцгеймера и умеренных когнитивных нарушениях: предварительное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Прогресс в нейропсихофармакологии и биологической психиатрии 2008; 32: 1538-1544.
    20. Юрко-Мауро К., Маккарти Д., Ром Д. и др. Благоприятное влияние докозагексаеновой кислоты на когнитивные функции при возрастном снижении когнитивных функций. Alzheimer’s & Dementia 2010; 6: 456-464.
    21. Вахапова В., Коэн Т., Рихтер Ю. и др. Фосфатидилсерин, содержащий ω – 3 жирные кислоты, может улучшать память у пожилых людей, не страдающих сумасшествием, с жалобами на память: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование.Деменция и гериатрические когнитивные расстройства 2010; 29: 467-474.
    22. Mazereeuw G, Lanctot K, Chau S, et al. Влияние омега-3 жирных кислот на когнитивные способности: метаанализ. Нейробиология старения 2012; 33: 1482.e17-1482.e29.
    23. Sinn N, Milte CM, Street SJ, et al. Влияние n-3 жирных кислот, EPA против DHA, на симптомы депрессии, качество жизни, память и исполнительную функцию у пожилых людей с легкими когнитивными нарушениями: 6-месячное рандомизированное контролируемое исследование. Британский журнал питания 2012; 107: 1682-1693.
    24. Ли Л., Шахар С., Чин А.В. и др. Добавки, содержащие концентрированный рыбий жир с докозагексаеновой кислотой, у субъектов с умеренными когнитивными нарушениями (MCI): 12-месячное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Психофармакология 2013; 225: 605-612.
    25. Ронданелли М., Опицци А., Фалива М. и др. Эффекты интеграции диеты с масляной эмульсией DHA-фосфолипидов, содержащей мелатонин и триптофан, у пожилых пациентов, страдающих легкими когнитивными нарушениями. Нейробиология питания 2012; 15: 46-54.
    26. Яконг Б., Сюэюань З., Юли В. и др. Добавка n-3 полиненасыщенных жирных кислот улучшила когнитивные функции у китайских пожилых людей с легкими когнитивными нарушениями: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Питательные вещества 2017; 9: 54.
    27. Barberger-Gateau P, Samieri C, Feart C, et al. Диетические полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 и болезнь Альцгеймера: взаимодействие с генотипом аполипопротеина E. Текущее исследование болезни Альцгеймера 2011; 8: 479-491.
    28. Fjell AM и Walhovd KB.Структурные изменения мозга при старении: курсы, причины и когнитивные последствия. Обзоры в неврологии 2010; 21: 187-222.
    29. Chhetri JK, de Souto Barreto P, Cantet C, et al. Траектория когнитивного комплекса MAPT-PACC-доклиническая болезнь Альцгеймера в группе плацебо рандомизированного контрольного исследования: результаты исследования MAPT: уроки для дальнейших испытаний. Журнал профилактики болезни Альцгеймера 2018; 5: 31-35.
    30. Берлау Д. Д., Коррада М. М., Хед Е. и др. APOE ε2 связан с неизменной познавательной способностью, но с повышенной патологией Альцгеймера у самых старых.Неврология 2009; 72: 829-834.
    31. Randolph C. Повторяемая батарея для оценки нейропсихологического статуса (RBANS). Сан-Антонио: Психологическая корпорация, 1998 ;.
    32. Нельсон Х. Руководство Нельсона по тесту чтения для взрослых (NART). Виндзор, Англия. НФЭР-Нельсон 1982; 530: 531.
    33. Mendoza JE, Apostolos GT, Humphreys JD, et al. Задача вращения монеты (CRT): новый тест на двигательную ловкость. Архив клинической нейропсихологии 2009; 24: 287-292.
    34. Pachana NA, Thompson, LW, Marcopulos BA, et al.Тест Струпа для пожилых людей в Калифорнии (COAST) — разработка теста Струпа, адаптированного для пожилых людей. Клинический геронтолог 2004; 27: 3-22.
    35. Армия США. Армейская индивидуальная испытательная батарея. Руководство по направлениям и оценке. Вашингтон, округ Колумбия: Военное министерство, канцелярия генерал-адъютанта, 1944.
    36. Векслер Д. Шкала разведки взрослых Векслера, 3-е изд. Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация, 1997.
    37. Thornton A & Leathem, JM. Задача ротации монет. Разработка норм для Новой Зеландии и США.Представлен на 6-м Международном и 11-м Национальном конгрессе клинической психологии. Сантьяго-де-Компостела, Испания (2013 г., июнь).
    38. Шейх Джи и Йесаваге Дж.А. Шкала гериатрической депрессии (GDS): последние данные и разработка более короткой версии. Клинический геронтолог: Журнал старения и психического здоровья 1986; 5: 165-173.
    39. Pachana NA, Byrne GJ, Siddle H, et al. Разработка и проверка Опросника гериатрической тревожности. Международная психогериатрия 2007; 19: 103-114.
    40.Ware Jr JE & Gandek B. Исследование состояния здоровья SF-36: разработка и использование в исследованиях психического здоровья и проекте IQOLA. Международный журнал психического здоровья 1994; 23: 49-73.
    41. Bartels C, Wegrzyn M, Wiedl A, et al. Эффекты практики у здоровых взрослых: продольное исследование частых повторяющихся когнитивных тестов. BMC Neuroscience 2010; 11: 118.
    42. Ahl RE, Beiser A, Seshadri S, et al. Определение MCI в Framingham Heart Study Offspring: образование и нормы, основанные на WRAT. Болезнь Альцгеймера и связанные с ней расстройства 2013; 27: 1-15.
    43. Das UN. Факторы питания в патобиологии гипертонической болезни человека. Питание 2001; 17: 337-346.
    44. Моррис М.С., Сакс Ф. и Рознер Б. Снижает ли рыбий жир кровяное давление? Метаанализ контролируемых исследований. Циркуляция 1993; 88: 523-533.
    45. Салливан П.Ф., Нил М.С. и Кендлер К.С. Генетическая эпидемиология большой депрессии: обзор и метаанализ. Американский журнал психиатрии 2000; 157: 1552-1562.
    46. Deckers K, Boxtel MP, Schiepers OJ, et al. Целевые факторы риска для профилактики деменции: систематический обзор и согласованное исследование Delphi на основе данных обсервационных исследований.Международный журнал гериатрической психиатрии 2015; 30: 234-246.

    Часто задаваемые вопросы

    • В чем разница между теорией аргументированных действий (TRA) и теорией запланированного поведения (TPB)? [Ответ / закрыть]
      Теория обоснованного действия (TRA) — частный случай теории запланированного поведения (TPB). Единственная разница между Две теории состоят в том, что TPB включает поведенческий контроль в качестве дополнительного фактора, определяющего намерения и поведение.В развитии TRA предполагалось, что люди имеют волевой контроль над интересующим их поведением (и что они понимают, что они способны выполнение поведения, если они того пожелают). В этих условиях поведенческий контроль становится неактуальным, и теория запланированного поведения сводится к теории обоснованного действия.
    • В чем разница между теорией запланированного поведения (TPB) и подходом аргументированных действий (RAA)? [Ответ / закрыть]
      Как следует из названия, подход с обоснованными действиями (RAA) представляет собой общую основу для прогнозирования и объяснения поведения, в которой предполагается, что большая часть человеческого поведения предполагает определенную степень рассуждения.Теория запланированного поведения (TPB) является наиболее известной и наиболее часто применяемой теоретической моделью такого рода, но и другие модели, такие как социальная когнитивная теория Бандуры и модель веры в здоровье, также могут рассматриваться как основанные на подходе аргументированных действий. Поэтому при сообщении или обсуждении результатов исследования недостаточно ссылаться на «подход с обоснованными действиями». Вместо этого вам следует обратиться к конкретной модели или теории в рамках этой общей структуры, на которой было основано исследование.
    • Почему изменилась схема TPB на этом сайте? [Ответ / закрыть]
      Теоретически ожидается, что воспринимаемый поведенческий контроль (ПБК) смягчит влияние отношения (ATT) и субъективной нормы (SN) на намерение. Однако, поскольку эффекты взаимодействия (то есть замедление) часто трудно продемонстрировать, большинство эмпирических тестов TPB сообщают только об аддитивных эффектах.Этот вид модели был отражен на более ранней диаграмме TPB на этом веб-сайте. В последние годы исследователи начали сообщать о значительных взаимодействиях ATT x PBC и SN x PBC. Текущая версия диаграммы TPB на этом веб-сайте (диаграмма TPB) показывает модель с постулируемыми эффектами замедления.
    • Где я могу найти стандартную анкету TPB? [Ответ / закрыть]
      Стандартной анкеты TPB не существует.В большинстве опубликованных исследовательских работ вы можете найти подробную информацию о анкета, используемая исследователем. Образец анкеты доступен онлайн ( Образец анкеты). Однако элементы, использованные в предыдущем исследовании, и элементы, представленные в образце вопросника, могут не соответствовать вашему поведению, населению или периоду времени. Поэтому необходимы формативные исследования для создания новой анкеты, подходящей для поведения и интересующее население. Если убеждения должны быть оценены, они должны быть получены заново из репрезентативной выборки исследуемой популяции.Точно так же элементы, предназначенные для непосредственной оценки построений теории, должны быть проверены до создания окончательной анкеты. (См. Создание анкеты TPB.)
    • Я заинтересован в использовании TPB в определенной поведенческой области. Как я могу узнать, применял ли кто-нибудь TPB к этому домену раньше, и где я могу найти соответствующие публикации? [Ответ / закрыть]
      Более 2000 эмпирических исследований применили TPB во множестве поведенческих областей.Чтобы найти статьи, относящиеся к вашей области интересов, вы можете выполнить поиск по списку ссылок TPB на моем веб-сайте по адресу:

      List of References

      . Вы также можете выполнить поиск в онлайн-базах данных, таких как PsycINFO, PubMed или Google Scholar.

    • Я изучаю категорию поведения, а не отдельное действие. Как я могу применить TPB к поведенческой категории? [Ответ / закрыть]
      Мы часто заинтересованы в прогнозировании, объяснении или изменении категорий поведения, таких как упражнения, учеба или сбережение энергии — ни одной действие.С таким критерием можно работать, оценивая отношения, субъективные нормы, восприятие контроля, намерения и фактическое поведение с помощью в отношении каждого репрезентативного набора действий, составляющих интересующую категорию. Затем эти показатели можно агрегировать для получения индексов. представляющий поведенческую категорию.

      Однако, если у исследователя нет особого интереса к отдельным действиям, составляющим категорию, может быть принята более простая стратегия. Участникам может быть дано описание поведенческой категории, и все показатели TPB получены по отношению к категории в целом.Например, участникам можно было бы сказать, что мы заинтересованы в энергичных упражнениях, определяемых как 30 минут или более физической активности, вызывающей пот, по крайней мере, три раз в неделю. Затем конструкции TPB оцениваются по этому критерию.

    • Мой поведенческий критерий — выбор альтернативных вариантов. Как я могу использовать TPB в этой ситуации? [Ответ / закрыть]
      Строго говоря, каждое поведение предполагает выбор, даже если выбор стоит между выполнением или невыполнением поведения.В некоторых случаях убеждения о невыполнении поведения могут в значительной степени быть зеркальным отображением убеждений о его выполнении. В этом случае мы можем просто оценить конструкции TPB в отношении выполнения поведения.

      Однако иногда легко доступны различные убеждения в отношении поведенческих альтернатив. Например, если мы заинтересованы в выборе способа передвижения, легко доступные убеждения относительно использования общественного транспорта могут не быть просто зеркальным отображением использования собственного автомобиля.Поэтому, если это возможно, рекомендуется, чтобы в этом случае конструкции TPB были оценены по отношению к обоим рассматриваемым вариантам.

    • Сколько участников мне нужно включить в пилотное исследование, чтобы выявить легко доступные поведенческие, нормативные и контрольные убеждения? [Ответ / закрыть]
      Ответ зависит от характера исследуемой популяции и от целей исследования.Как показывает практика, пилотное исследование должно включать выборку из 25–30 участников, представляющих все исследователи. Однако, если вас интересуют различия между субпопуляциями (различия на основе этнической принадлежности, пола, возраста и т. Д.), Вам следует соответствующим образом стратифицировать свою выборку с размером выборки от 25 до 30 участников для каждой субпопуляции.
    • Уместно ли использовать фокус-группы для выявления доступных поведенческих, нормативных и контрольных убеждений? [Ответ / закрыть]
      Предпочтительным методом выявления доступных убеждений является формат свободного ответа, в котором людей просят выделить несколько минут, чтобы перечислить интересующее поведение, вероятные результаты, нормативные ссылки и факторы контроля, которые легко приходят на ум ( см. Создание анкеты TPB).

      В TPB убеждения, которые приходят в голову легко и спонтанно, считаются преобладающими детерминантами отношения к поведению, субъективным нормам и предполагаемому поведенческому контролю. Возможно, это не те убеждения, которые были выявлены при использовании фокус-групп. Поощряя обсуждение идей, выдвинутых отдельными членами группы, фокус-группы могут привести к выбору убеждений, которые были недоступны для большинства людей.

    • Какова связь между «прямыми» и «косвенными» мерами отношения, субъективной нормой и воспринимаемым поведенческим контролем? [Ответ / закрыть]
      Составные части легко доступных поведенческих, нормативных и контрольных убеждений НЕ являются косвенными показателями отношения (ATT), субъективной нормы (SN) и воспринимаемого поведенческого контроля (PBC), хотя эта терминология часто используется.Вместо этого они являются формирующими индикаторами ATT, SN и PBC соответственно. Каждая из этих последних конструкций оценивается с помощью рефлексивных индикаторов (или «прямых» мер). Корреляции между совокупностью убеждений и соответствующей мерой ATT, SN или PBC обеспечивают валидацию используемых формирующих и отражающих индикаторов.

      Не требуется внутренней согласованности (надежности) поведенческих, нормативных или контрольных убеждений. При правильном выявлении и измерении все легко доступные убеждения сохраняются, даже если данное убеждение плохо коррелирует с общим набором убеждений.

      В качестве формирующих индикаторов легкодоступные поведенческие, нормативные и контрольные убеждения считаются определяющими для ATT, SN и PBC; т.е. они считаются причинными факторами. Ожидается, что их влияние на намерения будет осуществляться через ATT, SN и PBC.

    • Могут ли совокупности убеждений (Σbiei, Σnimi, Σcipi) заменить, соответственно, прямые измерения отношения, субъективной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля? [Ответ / закрыть]
      Не обязательно.Теоретически установки основаны на поведенческих убеждениях, субъективных нормах на нормативных убеждениях и предполагаемом поведенческом контроле на контрольных убеждениях. Однако эти утверждения подлежат эмпирической проверке. Достоверность совокупных показателей убеждений обычно проверяется путем сопоставления каждой совокупности с отражающей («прямой») мерой соответствующей конструкции.
    • Должен ли я оценивать поведенческие, нормативные и контрольные убеждения в дополнение к прямым измерениям отношения, субъектной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля? [Ответ / закрыть]
      Ответ зависит от цели вашего исследования.Если вы просто хотите предсказать намерения и поведение, рефлексивных («прямых») показателей отношения, субъективной нормы и воспринимаемого контроля поведения будет достаточно. Среди прочего, эти меры позволяют исследовать прогностическую валидность теории и оценить относительную важность отношения, субъективной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля. Однако, если вы хотите понять факторы, лежащие в основе этих переменных (возможно, для разработки эффективных мер по изменению поведения), вы также должны выявить и оценить доступные поведенческие, нормативные и контрольные убеждения.
    • Должен ли я для предсказания намерений использовать прямые меры отношения, субъективную норму и воспринимаемый поведенческий контроль или совокупность поведенческие, нормативные и контрольные убеждения? [Ответ / закрыть]
      Стандартные процедуры масштабирования отношения полагаются на рефлексивные индикаторы для оценки отношения, субъективной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля, обычно относительно прямым образом.Согласно теории, составные индексы поведенческих, нормативных и контрольных убеждений отражают, соответственно, лежащие в основе детерминанты этих конструкций. Следовательно, для прогнозирования намерений следует использовать рефлексивные («прямые») меры.
    • Могу ли я использовать меру намерений в качестве прокси для оценки поведения? [Ответ / закрыть]
      Вообще говоря, мы не можем использовать меру намерения вместо меры поведения.Многие факторы могут помешать людям осуществить свои намерения (см. Вопрос ниже). Отсюда следует, что мера намерения не обязательно будет предсказывать реальное поведение, и что изменение намерений не обязательно будет сопровождаться изменением поведения. Насколько тесно они связаны — вопрос эмпирический. Мы можем оправдать использование намерения в качестве косвенного показателя поведения, если у нас есть независимые доказательства сильной корреляции между намерением и поведением в отношении поведения, популяции, контекста и периода времени, в отношении которого проводится расследование.
    • Почему моя мера намерения плохо предсказывает реальное поведение? [Ответ / закрыть]
      Мы часто наблюдаем несоответствие между выраженными намерениями и реальным поведением. Среди факторов, которые могут способствовать разрыву между намерениями и поведением, являются: следующий.
      • Отсутствие совместимости: Меры намерения и поведения несовместимы с точки зрения их уровней специфичности / общности или с точки зрения используемых шкал измерения.
      • Ограничение диапазона: Меры намерений и / или поведения мало отличаются.
      • Забывание: Люди забывают своевременно действовать в соответствии со своими намерениями.
      • Низкий контроль: Людям не хватает адекватного контроля над выполнением своего поведения, несмотря на их благоприятные намерения.
      • Изменение мышления: Становится доступной новая информация, которая изменяет ранее оцененные намерения таким образом, что они больше не позволяют прогнозировать поведение.
      • Гипотетическая предвзятость: Убеждения, которые легко доступны в памяти при оценке намерений, существенно отличаются от убеждений, которые легко доступны в поведенческом контексте.
    • Возможно ли и целесообразно ли оценивать поведение одновременно с намерением (и другими компонентами TPB)? [Ответ / закрыть]
      Можно одновременно измерить намерение и поведение.Например, мы можем измерить намерение заниматься спортом в следующие три месяца и, в то же время, измерьте физическую активность в течение предыдущих трех месяцев. Конечно, корреляция только между этими двумя показателями указывает, в какой степени текущие намерения согласуются с предыдущим поведением. Корреляцию можно принять как указание на прогностическую достоверность намерения только при наличии независимых свидетельств, позволяющих предположить, что рассматриваемое поведение имеет высокий степень временной стабильности.Таким образом, если известно, что последующие физические упражнения сильно коррелируют с предыдущими упражнениями в популяции Если это интересно, то показатель прошлого поведения может служить индикатором будущего поведения. Однако эта корреляция может быть завышена, если участники неправильно помнят, неверно истолковывают или искажают свое прошлое поведение, о котором сообщают, так что оно больше соответствует текущим намерениям, чем оно на самом деле было.
    • Как оценить надежность и достоверность моих прямых измерений TPB? [Ответ / закрыть]
      Надежность и обоснованность прямых мер TPB оцениваются в формирующих исследованиях.Во-первых, анкета TPB составляется в соответствии с установленными руководящими принципами (см. Создание анкеты TPB). Затем прямые элементы (отражающие индикаторы), предназначенные для оценки конструкций TPB (отношение, субъективные нормы, воспринимаемый поведенческий контроль, намерение и поведение), проверяются на конвергентную и дискриминантную валидность. Подтверждающий факторный анализ является предпочтительным методом, хотя многие исследователи сообщают только альфа Кронбаха для каждой конструкции, что является мерой внутренней согласованности.

      Обратите внимание, что внутренняя согласованность не является требованием к совокупности поведенческих, нормативных и контрольных убеждений, потому что различные доступные убеждения вполне могут быть несовместимы друг с другом. Кроме того, если надежность в смысле временной стабильности также считается важной, анкету необходимо заполнить второй раз и вычислить корреляции между тестами и ретестами.

      Доказательства прогностической и построенной валидности получают, когда исследования с использованием показателей, разработанных исследователем, подтверждают предсказания, сделанные на основе теории.

    • Пункты, которые я использовал для оценки того или иного компонента TPB (отношения, субъективные нормы, воспринимаемый поведенческий контроль, намерения, поведение), демонстрируют низкую внутреннюю согласованность. Что я должен делать? [Ответ / закрыть]
      В ходе экспериментальной работы следует разработать прямые меры TPB, чтобы убедиться, что они обладают удовлетворительными психометрическими свойствами. Если у вас несколько предметов для каждой конструкции вы можете отбросить одну или две и тем самым повысить внутреннюю согласованность и дискриминантную достоверность.Когда это невозможно, правильная процедура — начать все сначала, разработать адекватные меры и затем собрать ваши данные.
    • Уместно ли использовать множественный регрессионный анализ для определения относительной важности убеждений или для выбора убеждений, на которые будет ориентироваться поведенческое вмешательство? [Ответ / закрыть]
      Теоретически все легкодоступные поведенческие убеждения (обычно возникающие в формате свободного ответа) являются важными детерминантами отношения, все легкодоступные нормативные убеждения являются важными детерминантами субъективной нормы, и все легко доступные контрольные убеждения являются важными детерминантами воспринимаемого поведенческого контроля.В соответствии с этим всем убеждениям в модели ожидаемой ценности придается равный вес. Если вы используете личных убеждений каждого участника, нет необходимости определять их относительную важность. Однако, когда мы используем модальных доступных убеждений (т. Е. Когда мы выбираем наиболее часто излучаемые убеждения в выборке респондентов), не все убеждения легко доступны для всех. В этом случае множественная регрессия, моделирование структурным уравнением, анализ скрытых классов или другие статистические методы могут использоваться для выявления наиболее важных убеждений в исследуемой популяции.
    • Могу ли я использовать 5-балльную (или 9-балльную) шкалу «Лайкерта» вместо рекомендуемых 7-балльных шкал для оценки построений теории? [Ответ / закрыть]
      Большинство исследователей, работающих с TPB, используют 7-балльные биполярные прилагательные (например, вредно — полезно), которые часто ошибочно называют шкалами Лайкерта. Формат этих шкал основан на работе с семантическим дифференциалом, который нашел 7 баллов оптимальными.Однако в 7 баллах нет ничего сакрального, и это на усмотрение исследователя использовать меньшее или большее количество баллов шкалы.
    • В TPB убеждения суммируются, чтобы создать совокупность поведенческих, нормативных и контрольных убеждений (Σbiei, Σnimi, Σcipi). Однако моя вера выявление привело к разному количеству модальных поведенческих, нормативных и контрольных убеждений. Чтобы контролировать это, я должен вычислять среднее, а не сумма для каждого набора доступных убеждений? [Ответ / закрыть]
      В случае модальных доступных убеждений (т.е. одинаковый набор убеждений для всех респондентов), не имеет значения, объединены ли убеждения суммирование или усреднение. Среднее — это простое линейное преобразование суммы. Такое преобразование не влияет на соотношение совокупный показатель с любой другой переменной.

      Обратите внимание, что к личным доступным убеждениям, то есть к убеждениям, исходящим от самих участников, применяются разные соображения. Здесь предполагается что перечисленные убеждения представляют собой полный набор доступных убеждений человека.В отличие от модальных доступных убеждений, количество которых одинаково для все участники, разные люди могут иметь разное количество личных поведенческих убеждений, разное количество личных нормативных убеждения и различное количество убеждений личного контроля. Согласно теории, чем больше положительных убеждений, тем более благоприятные будет отношением, субъективной нормой или предполагаемым поведенческим контролем. Поэтому личные доступные убеждения следует суммировать, а не усреднять. потому что вычисление среднего устранит эти теоретически значимые различия между людьми.

    • Имеет ли смысл измерять оценки результатов, когда результаты явно положительные или отрицательные? [Ответ / закрыть]
      Некоторые результаты, связанные с поведением, получают одинаково положительную или отрицательную оценку. Например, один из Поведенческие представления о диете с низким содержанием жиров могут заключаться в том, что такое поведение «снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний». Когда попросили оценить это исход на, e.г., 7-балльная шкала хорошо — плохо , практически все участники дадут ей положительную оценку, а имея отрицательную сторона шкалы может раздражать или сбивать с толку. Тем не менее некоторые люди могут оценивать результат более благоприятно, чем другие. Чтобы зафиксировать эту дисперсию и не раздражать участников, мы можем использовать униполярную оценочную шкалу, такую ​​как 7-балльная шкала, которая колеблется от слегка хорошо, до очень хорошо . В качестве альтернативы мы могли бы попросить участников оценить, насколько важно для них снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний. один.г., 7-балльная совсем не важная до чрезвычайно важная шкала. Обратите внимание, однако, что рейтинги важности могут использоваться только если валентность результата (положительный или отрицательный) четко установлена, потому что можно судить как о положительных, так и о отрицательных результатах важный.
    • Мои измерения отношения, субъективной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля значительно коррелируют друг с другом. Разве эти переменные не должны быть независимый? [Ответ / закрыть]
      Отношение (ATT), субъективная норма (SN) и воспринимаемый поведенческий контроль (PBC) — это концептуально независимых предикторов намерения.Тем не менее, эмпирически они обычно взаимосвязаны, поскольку одна и та же информация может влиять на поведенческие нормативные и / или контрольные убеждения, теоретические предшественники ATT, SN и PBC, соответственно. Например, информация, которую медицинские исследования установил превосходство простой в приготовлении диеты с низким содержанием жиров для снижения уровня холестерина в сыворотке, может привести к формированию поведенческих вера в то, что «мое питание с низким содержанием жиров снизит уровень холестерина в сыворотке», нормативное убеждение в том, что «мой врач считает, что я должен есть продукты с низким содержанием жиров. диета »и контрольное убеждение, что« я могу приготовить диету с низким содержанием жиров.»
    • Как я могу измерить относительную важность отношения, субъективной нормы и воспринимаемого поведенческого контроля в предсказании намерения? [Ответ / закрыть]
      Относительная важность трех предикторов не измеряется, а оценивается с помощью множественной регрессии или структурного уравнения. анализы. Стандартизированные коэффициенты регрессии или пути служат в качестве оценок относительной важности (весов) предикторов.
    • В чем разница между воспринимаемым поведенческим контролем и самоэффективностью? [Ответ / закрыть]
      Концептуально нет разницы между воспринимаемым поведенческим контролем (PBC) и самоэффективностью (SE). Оба относятся к убеждениям людей, что они способен выполнять заданное поведение. Однако с практической точки зрения КПБ и ПЭ обычно оцениваются по-разному. Исследования с концепцией Бандуры самоэффективность обычно определяет ранжированный ряд потенциальных препятствий для выполнения поведения, и участников просят указать, как вероятно, что они смогли преодолеть каждое препятствие.Для оценки КПБ участников обычно просят оценить степень, в которой они способность выполнять поведение, насколько поведение находится под их контролем и т. д. (см. Построение анкеты TPB). Было бы ошибкой предполагать, что некоторые из этих элементов (например, оценочная способность выполнять поведение) оценивают SE. тогда как другие элементы (например, степень моего контроля над поведением) оценивают КПБ.
    • В чем разница между воспринимаемым поведенческим контролем и локусом контроля? [Ответ / закрыть]
      Воспринимаемый поведенческий контроль (PBC) относится к убеждениям людей, что они способны выполнять определенное поведение.Локус контроля (LC) должен делать с общим убеждением, что события в жизни вызваны внутренними факторами (например, способностями или мотивацией), а не внешними факторами (например, другие люди, природа или удача). Даже предметно-ориентированный LC (например, локус контроля здоровья) имеет отношение к широкому диапазону поведения и событий, а не контроль за выполнением определенного поведения. Более того, внутренний контроль не следует отождествлять с высоким уровнем PBC, а внешний контроль не должен приравнивается к низкому КПБ.Воспринимаемая неспособность является внутренним причинным фактором, но при этом возникает ощущение низкого КПБ. Аналогичным образом производительность поведение может зависеть от сотрудничества других (внешний фактор), но люди могут полагать, что, тем не менее, они обладают высоким поведенческим контролем потому что они уверены в получении необходимого сотрудничества.
    • Я знаю, как измерить воспринимаемого поведенческого контроля, но как вы измеряете фактический поведенческий контроль? [Ответ / закрыть]
      В TPB фактический поведенческий контроль (ABC) смягчает влияние намерений на поведение.Обязательным условием для оценки азбуки человека является хорошее понимание различных внутренних факторов (навыки, знания, физическая выносливость, интеллект и т. д.) и внешних факторов (юридические барьеры, деньги, оборудование, сотрудничество других и т. д.), которые необходимы для выполнения поведения или могут помешать его выполнению; а также способ оценки степень, в которой человек имеет или может получить необходимые ресурсы и преодолеть потенциальные препятствия. Потому что обычно гораздо труднее измерить фактическое поведенческий контроль, чем воспринимаемый поведенческий контроль (PBC), большинство исследований полагаются на PBC в качестве заместителя для ABC.
    • Почему TPB не учитывает большее разнообразие моих намерений или поведения? [Ответ / закрыть]
      Несколько факторов могут быть ответственными за относительно низкую долю объясненных различий в наблюдаемых намерениях или поведении.
      • Критерий может иметь небольшое различие, если, например, большинство участников исследования намереваются и / или действительно участвуют в поведение под следствием.
      • События, возникшие между заполнением анкеты и наблюдением за поведением, могли вызвать изменения в убеждениях, взглядах и намерениях. В результате исходные меры больше не позволяют прогнозировать поведение.
      • Показатели построений теории, включая намерение и поведение, могут быть ненадежными, поскольку содержат значительную долю дисперсии ошибок.
      • Предикторы и критерии несовместимы, т. Е. Они измеряются на разных уровнях специфичности или общности.
      • Факторов, включенных в TPB, недостаточно. Другие факторы, такие как моральные нормы или сильные привычки, также могут влиять на конкретное намерение. или поведение под следствием. Возможно, удастся измерить некоторые из этих факторов и добавить их к теории, чтобы улучшить прогноз.
      • Конечно, также возможно, что TPB, даже с учетом дополнительных факторов, не может обеспечить точное предсказание намерения или поведение под следствием.
    • Могу ли я расширить TPB, добавив предикторы, которые я считаю важными детерминанты намерения и поведения? [Ответ / закрыть]
      TPB, в принципе, открыта для включения дополнительных предикторов. Однако в целях экономии следует предложить дополнительные предикторы и включается в теорию с осторожностью и только после тщательного обдумывания и эмпирического исследования.Среди критериев, которым должны соответствовать любые предлагаемые сложения следующие.
      • Как и существующие предикторы теории (отношение к поведению, субъективная норма, воспринимаемый поведенческий контроль и намерение), предлагаемые переменная должна быть специфичной для поведения в соответствии с принципом совместимости. То есть должна быть возможность определить и измерить предложенный фактор с точки зрения элементов цели, действия, контекста и времени, которые описывают поведенческий критерий.
      • Предполагаемая переменная должна быть возможна как причинный фактор, определяющий намерение или действие.
      • Предлагаемые дополнения должны быть концептуально независимыми от существующих предикторов теории, а не быть избыточными с ними.
      • Рассматриваемый фактор потенциально может быть применим к широкому спектру форм поведения, изучаемых социологами.
    • TPB фокусируется на предрасположенностях к определенному поведению, но как насчет таких более общих предрасположенностей, как личностные характеристики, ценности, демографические переменные и т. д.? Разве мы не упускаем важную информацию, если пренебрегаем этими переменными? [Ответ / закрыть]
      Учитываются личностные качества, интеллект, демографические переменные, ценности и другие переменные такого рода. «фоновые факторы» в TPB.Им не пренебрегают, но предполагается, что они косвенно влияют на намерения и поведение, влияя на поведенческие, нормативные и / или контрольные убеждения. То есть предполагается, что компоненты TPB опосредуют влияние фоновых факторов на намерения и действия. Теория признает, что фоновые факторы могут предоставить ценную информацию о возможных предшественниках поведенческих, нормативных и контролировать убеждения, информацию, не предоставленную самой теорией. И наоборот, с помощью TPB становится возможным выяснить, почему данный фоновый фактор влияет или не может повлиять на поведение, прослеживая его эффекты через более проксимальные антецеденты поведения.
    • Я тщательно следовал инструкциям по составлению вопросника TPB, но один из трех предикторов не дает значимого вклад в предсказание намерений. Это открытие опровергает теорию? [Ответ / закрыть]
      Нет, в теории нет ничего, что предполагало бы, что отношение, субъективная норма и предполагаемый контроль поведения — каждая из них будет иметь важное значение. Вклад в предсказание намерения.Относительная важность этих трех факторов, вероятно, будет варьироваться от одного поведения к другому и от одно население к другому. В некоторых случаях оказывается, что тот или иной из трех факторов не оказывает значительного влияния на намерение. Предполагая что факторы были измерены с одинаковой надежностью, отсутствие прогностической достоверности просто указывает на то, что для данного конкретного поведения и популяции рассматриваемый фактор не является важным фактором при формировании намерения.
    • Совпадает ли намерение реализации с очень конкретным поведенческим или целевым намерением? [Ответ / закрыть]
      Нет, исследователи определяют свои поведенческие критерии на уровне специфичности или общности, подходящем для их целей, обычно на промежуточном уровне. уровень (например, сдача крови или регулярные упражнения). Детали (в основном контекст и время), указанные в намерении реализации: обычно не представляют интереса для исследователя.При формировании намерения реализации участников просят указать, когда, где и как они планируют реализовать свои (целевые) намерения, чтобы повысить вероятность того, что намерение будет выполнено, а не из-за какого-либо присущего интереса к этим деталям. Поведенческим критерием остается намерение более общей цели.

      Более того, даже если цель, интересующая исследователя, относительно конкретна (например, упражнения каждый будний день в тренажерном зале во время обеденного перерыва), намерения реализации — хотя также очень специфические в отношении места, времени и модальности — могут быть сформулированы только для позитивных намерений.Таким образом, не имеет смысла спрашивать, где, когда и как вы планируете заниматься, если у вас не сформировалось намерение участвовать в таком поведении.

    • Какова роль знаний или информации в теории запланированного поведения? [Ответ / закрыть]
      Знания или верная фактическая информация не играют прямой роли в TPB. Хотя информация в форме верований, связанных с поведением, является центральным компонентом теории, верна она или нет, не имеет значения.Важно то, работает ли информация за или против выполнения поведения.

      Рассмотрим, например, мнение женщины о том, что самообследование груди позволяет ей различать доброкачественные уплотнения и злокачественные опухоли. Несмотря на то что на самом деле неверно, этот элемент «знания» может способствовать выполнению BSE. Таким образом, нельзя ожидать прямой зависимости между количеством верная фактическая информация, с одной стороны, и отношения, намерения и поведение — с другой.

    • Можно ли использовать теорию запланированного поведения в качественных исследованиях? [Ответ / закрыть]
      TPB был разработан для прогнозирования и объяснения социального поведения человека и служит основой для вмешательств по изменению поведения.Подобно другим теориям подобного рода, ее можно использовать в качестве эвристической основы для определения вопросов, возникающих в качественных исследованиях. Однако стандартные методы, разработанные на протяжении многих лет для использования с теорией, носят в основном количественный характер. Единственная часть этих методов, которая требует качественного исследования, — это выявление и кодирование легко доступных поведенческих, нормативных и контролировать убеждения (см. Составление анкеты TPB).
    • TPB, кажется, предполагает, что люди рациональны? А как насчет бессознательных и иррациональных факторов, влияющих на намерения и действия людей? [Ответ / закрыть]
      Теория запланированного поведения не предполагает, что люди рациональны или что они ведут себя рационально.В TPB фундаментальными детерминантами намерений и поведения являются поведенческие, нормативные и контрольные убеждения, которых люди придерживаются в отношении рассматриваемого поведения. Однако никаких предположений об объективности или достоверности этих убеждений не делается. Они могут быть основаны на неверной или выборочной информации; они могут быть иррациональными, отражать бессознательные предубеждения, параноидальные наклонности, принятие желаемого за действительное или другие корыстные мотивы; и они могут не соответствовать действительности во многих других отношениях.Теория утверждает, что отношение людей, субъективные нормы и восприятие контроля над поведением разумно и последовательно вытекают из их убеждений, независимо от того, как они были сформированы, и что таким образом они влияют на намерения и поведение.
    • Положения теории запланированного поведения кажутся самоочевидными. Можно ли опровергнуть теорию? [Ответ / закрыть]
      TPB делает конкретные прогнозы, которые можно проверить эмпирическими исследованиями.Среди прочего, он предсказывает ряд процессов посредничества и смягчения: (1) Намерение опосредует влияние отношения и субъективной нормы на поведение; (2) Воспринимаемый поведенческий контроль снижает влияние намерения на поведение; (3) убеждения косвенно влияют на намерения и поведение, воздействуя на установки, субъективные нормы и воспринимаемый контроль над поведением; (4) Фоновые факторы (например, личностные качества, ценности, демографические характеристики и т. Д.) Влияют на поведение только косвенно, воздействуя на убеждения.Кроме того, TPB определяет способ, которым поведенческие убеждения влияют на отношение, нормативные убеждения влияют на субъективную норму, а контрольные убеждения влияют на воспринимаемый поведенческий контроль. Методически обоснованные эмпирические исследования, опровергающие эти прогнозы, имеют тенденцию опровергать теорию.
    • Теория запланированного поведения предполагает причинную цепочку эффектов. Однако большинство проверок теории опиралось на корреляционные данные. Есть ли эмпирическая поддержка причинно-следственных связей, постулированных в TPB? [Ответ / закрыть]
      Доказательства постулируемых причинных эффектов TPB получены в результате исследований вмешательств по изменению поведения.Теоретически, в той мере, в какой мы преуспеваем в изменении доступных поведенческих, нормативных и контрольных убеждений, мы должны наблюдать соответствующие изменения в установках, субъективных нормах и восприятии поведенческого контроля; эти изменения в предсказателях теории должны влиять на намерения; и если человек обладает достаточным поведенческим контролем, должно последовать изменение поведения. Мета-анализ вмешательств по изменению поведения, основанный на TPB (Steinmetz et al., 2016), выявил сильную поддержку этих прогнозов.
    • Как я могу получить разрешение на использование TPB в моих исследованиях или на включение теоретического обоснования в мою диссертацию, диссертацию, презентацию, плакат, статью или книгу? [Ответ / закрыть]
      Теория запланированного поведения находится в открытом доступе. Не требуется разрешения для использования теории в исследованиях, для составления вопросника TPB или для подготовки оригинального чертежа модели .Если вы хотите воспроизвести опубликованный чертеж модели, вам необходимо получить разрешение от издателя, владеющего авторскими правами. Вы можете копировать и использовать чертежи на этом веб-сайте (диаграмма TPB или диаграмма TPB с фоновыми факторами) бесплатно в диссертации, диссертации, презентации, плакате или журнальной статье, если вы сохраняете уведомление об авторских правах. Использование диаграмм на этом веб-сайте в коммерческих целях, таких как включение в учебник, профессиональную монографию или справочную работу, требует разрешения и оплаты вознаграждения.
    • Не могли бы вы прокомментировать мой план исследования, анкету, модель или проект? [Ответ / закрыть]
      Я получаю много просьб о помощи, и уделить время каждой просто невозможно. Если у вас есть бюджет на консультацию, буду рад обсудить с вами условия. В противном случае я предлагаю вам внимательно изучить этот сайт. На нем вы найдете руководство по применению теория запланированного поведения, образец анкеты TPB, копии многих моих публикаций, библиография ссылок на TPB, а также ответы на многие вопросы, которые могут у вас возникнуть.Если после просмотра сайта вы все еще есть один или два быстрых вопроса, напишите мне, и я постараюсь на них ответить.

    Обзор, история болезни, обследование психического статуса

    Идентификационные данные

    Спросите пациентов, как их зовут или какое имя они предпочитают называть. Если пациент — ребенок или подросток, возможно, будет уместно спросить, в каком классе он находится. Также спросите пациентов об их семейном положении, роде занятий, религиозных убеждениях и жизненных обстоятельствах.Также укажите в этом разделе их пол и расу.

    Жалоба начальника

    Это проблема пациента или причина визита. Чаще всего это записывается собственными словами пациента, в кавычках. Это утверждение позволяет идентифицировать проблему путем выявления симптомов, которые приводят к постановке диагноза и, в конечном итоге, к конкретному плану лечения. Чтобы вызвать такой ответ, интервьюер должен задать наводящие вопросы, например: «Что привело вас сюда сегодня?»

    Анамнез настоящего заболевания

    Это основная часть интервью, потому что помимо интервью нет никаких конкретных элементов, которые приведут к диагностике и, в конечном итоге, к лечению.Точный анамнез позволяет собрать основную информацию вместе с конкретными симптомами, включая время в жизни пациента, чтобы поставщик медицинских услуг мог позаботиться обо всем пациенте.

    Важная часть сбора анамнеза настоящего заболевания — это выслушивание. Нужно иметь организованный формат, но не слишком жестко проводить экзамен. Например, если вы спрашиваете об аллергии на лекарства и у пациента возникают проблемы с алкоголем, следуйте указаниям пациента и получите информацию о новых данных, но затем направьте пациента обратно на интервью, чтобы можно было собрать всю информацию.Без определенного формата важная информация может быть упущена. Однако порядок, в котором собирается информация, может быть динамичным и изменчивым, основанным на обнаружении важной информации, которую может предоставить пациент.

    Не забудьте указать как положительные, так и отрицательные стороны, поскольку они могут быть важными аспектами при постановке диагноза и лечении в сложных случаях. Запишите важные жизненные события, чтобы завершить эту часть оценки, и это может помочь в установлении взаимопонимания с пациентом.

    Это рассказ пациента о существующей проблеме и любых дополнительных деталях, которые побудили пациента посетить психиатра. Сюда входит информация о том, почему пациент обращается за помощью в определенное время (аспект жизни пациента «почему сейчас»). Обычно это связано с запускающим событием или чем-то, что заставило пациента выбрать этот момент жизни для обращения за помощью.

    Поймите, что не существует единственного способа узнать историю настоящего заболевания.Каждый человек может по-своему получить эту важную часть экзамена. Помните, что в зависимости от обстоятельств могут потребоваться разные подходы (например, консультация отделения неотложной помощи или судебно-медицинская экспертиза).

    История болезни

    Перечислите медицинские проблемы, как прошлые, так и настоящие, а также все медицинские заболевания. По крайней мере, задайте несколько скрининговых вопросов о медицинских заболеваниях (например, о том, регулярно ли пациент посещает терапевта или вообще).Если возможно, постарайтесь получить всю медицинскую карту пациента, а не полагаться исключительно на самоотчет пациента; часто при постановке психиатрического диагноза важна дополнительная информация. Даже мельчайшие подробности истории болезни пациента, начиная с детства, могут сыграть значительную роль в возникновении проблемы. Обязательно поинтересуйтесь конкретными событиями, которые могли произойти в детстве, такими как падения, травмы головы, судороги и травмы с потерей сознания.Все это может иметь отношение к их текущим проблемам.

    История хирургических вмешательств

    Перечислите все хирургические процедуры, которым подвергся пациент, включая даты. Будьте как можно более конкретными при записи дат и по возможности получите медицинские записи для просмотра. Пациенты не могут добровольно предоставлять эту информацию, если их не спрашивают конкретно об операциях.

    Лекарство

    Перечислите лекарства, которые принимает пациент в настоящее время, включая дозировку, путь, режим и соблюдал ли пациент соответствующие правила.Если возможно, попросите пациента принести на прием свои лекарства. Также узнайте о прошлых лекарствах. Кроме того, при приеме всех прошлых лекарств обратите внимание на признаки или закономерности несоблюдения режима лечения или на то, было ли завершено испытание лекарства. Если проблемы с соблюдением режима лечения или даже поведение, связанное с поиском наркотиков, кажутся очевидными, спросите пациента, который прописал лекарства и когда и почему пациент прекратил их принимать.

    Аллергия

    Перечислите все лекарственные и пищевые аллергии, которые у пациента есть в настоящее время или которые были в прошлом, и укажите, какие реакции у пациента были на лекарства.

    Психиатрический анамнез

    Перечислите все виды лечения пациента, включая амбулаторное, стационарное и терапевтическое (например, индивидуальное, парное, семейное, групповое), включая даты. Спросите о прошлых приемах психотропных препаратов, ответах на них, их соблюдении и дозировках. Спросите пациентов, чувствуют ли они, что лечение им принесло пользу. Если да, узнайте о конкретном виде пособия. Кроме того, спросите пациентов, какие лекарства, по их мнению, помогали им больше всего в прошлом, и спросите, какие из них помогали им меньше всего.Эта информация от проницательного пациента может помочь понять, на какой класс лекарств пациент реагирует лучше всего. Если возможно, постарайтесь получить старые психиатрические записи. Также может быть полезно узнать, были ли другие члены семьи успешно лечились каким-либо конкретным лекарством.

    Семейная история

    Перечислите любые психические или медицинские заболевания, включая методы лечения, такие как госпитализация (медицинская и психиатрическая) членов семьи и ответные меры.И снова здесь сильный акцент. Запишите любую полученную информацию, потому что она может помочь в планировании лечения. Если у члена семьи пациента было диагностировано такое же психическое заболевание, и он успешно вылечился, лечение текущего пациента тем же лекарством может быть целесообразным. Это может быть разумным местом для начала.

    Социальная история

    Получить полный социальный анамнез пациента. Спросите пациентов об их семейном положении. Также узнайте о статусе занятости.Если пациент работает, поинтересуйтесь, как часто он пропускает работу. Если пациент не работает, поинтересуйтесь, ищет ли он сейчас работу. Также узнайте, не была ли потеряна ранее занимаемая работа в результате болезни. Получите как можно более подробную информацию.

    Необходимо вести точную историю образования. Узнайте, как далеко зашел пациент в школе. Спросите, был ли он в классах специального образования. Спросите, есть ли у пациента нарушение обучаемости и есть ли у него какие-либо другие проблемы, такие как нарушение слуха или проблемы с речью.Эти вопросы очень важны при оценке пациентов, проходящих психиатрическое обследование, и уход за пациентами может быть поставлен под угрозу, если они не будут решены. Например, коммуникативные проблемы пациента могут быть связаны с языковым расстройством, а не с расстройством мышления, и начало приема психиатрических препаратов может еще больше повлиять на общение, не говоря уже о юридических проблемах для лечащего врача. Обо всем этом следует всегда помнить при завершении социальной истории.

    Запишите количество, пол и возраст детей пациента. Спросите, есть ли у кого-нибудь из детей какие-либо медицинские или психиатрические проблемы. Составьте список токсичных привычек пациента, включая употребление табака, алкоголя и уличных наркотиков в прошлом и настоящем. Это важно, потому что многие пациенты могут стать зависимыми от назначенных лекарств. Постарайтесь определить, злоупотреблял ли пациент наркотиками в анамнезе.

    Укажите военную историю, включая стаж и звание.Это может помочь определить, имеет ли пациент право на льготы Администрации ветеранов США или другую помощь.

    Еще одним важным вопросом при получении очень тщательного анамнеза пациента является его жилищный статус. Это становится важной частью планов выписки. Спросите, есть ли у пациента дом. Спросите, есть ли у них семья и есть ли у них контакты с этой семьей. Спросите, куда направится пациент по окончании пребывания в больнице. Также спросите, кто будет следить за соблюдением пациентом режима медикаментозной терапии.Это становится решающим моментом при выборе помещения для пациентов при выписке и планировании долгосрочного последующего ухода. Поэтому очень важен тщательный учет жилья и поддержки.

    Спросите о существовании (и количестве) братьев и сестер, их именах и телефонных номерах, а также о церковной принадлежности, на случай, если информация понадобится позже.

    Также в разделе истории запишите любые юридические проблемы, с которыми пациент мог столкнуться в прошлом. Это должно включать тюремный срок, испытательный срок, аресты (например, за вождение в состоянии алкогольного опьянения или вождение под воздействием наркотиков) и любую другую соответствующую информацию, которая может дать представление о проблемах пациента с законом.

    История болезни также должна включать хобби, общественную деятельность и друзей. Если у пациента есть история жестокого обращения, психического или физического, это следует записать здесь. Любая другая соответствующая информация, которая может быть полезна при лечении пациента или помочь в последующем уходе, должна быть записана в истории болезни пациента.

    Узнайте о религиозных убеждениях пациента и его родителей. Пациент вырос в строгой религиозной среде? Есть ли у пациента какие-либо религиозные убеждения и изменились ли они с детства, юности или зрелости? Выясните, как убеждения пациента влияют на лечение психических заболеваний или самоубийства.

    Перинатальный анамнез и история развития

    Запишите любой соответствующий перинатальный анамнез и историю развития. Спросите, родился ли пациент раньше срока. Спросите о любых осложнениях, связанных с их рождением. Спросите, сказали ли им, сколько им было лет, когда они произнесли свое первое слово или сделали первый шаг.

    Активы

    Список атрибутов пациента. Примеры могут включать то, что пациент согласился на добровольное согласие на лечение, обладает сильными словесными навыками или демонстрирует интеллект выше среднего, и это лишь некоторые из них.

  • Добавить комментарий