Травля на работе коллегами – : ?

Содержание

Боссинг, аутинг и дискриминация. Что делать, если травят на работе? • Звезда

«Прессинг был мощнейший»

Вера (имя героини изменено) работала руководителем отдела одного пермского вуза. На эту должность она устроилась в 2017 году по рекомендации своего знакомого. По словам Веры, в отделе сформировалась хорошая команда, внутри коллектива была доброжелательная атмосфера, но с руководством вуза отношения не сложились. Всё началось с курсов по деловой коммуникации для сотрудников, которые она проводила. На курсах Вера критиковала речь администрации и тексты документов, которые разрабатываются в учебном заведении. Начальству это не понравилось.

Второй конфликт произошёл, когда ректор велел ей выдать преподавателям документы о прохождении курсов повышения квалификации. По словам Веры, на самом деле курсы не проводились, поэтому она отказалась подписывать документы: «Я человек принципиальный, законопослушный, ответственность за обучение, в том числе, и на мне — почему я должна это делать? Я начальник отдела, я за это тоже отвечаю». Сначала Вера считала, что эти два конфликта и стали причиной её травли руководителем, но потом поняла, что это произошло бы в любом случае.

«Человек моего типа априори не подходит этому руководителю. У нас были разные точки зрения на организацию учебного процесса. Ректор вёл себя так, будто между качеством образования и доходом он, не задумываясь, готов выбрать второе, пусть даже в ущерб первому. Такой человек, как я, ему неудобен. Ему нужен другой подчинённый: поддакивающий и согласный даже на не совсем чистоплотные поступки»

Фото: Вероника Быстрых

Справка

Психологи выделяют два основных вида моббинга. Горизонтальный — в котором человек дискриминируется коллегой или группой коллег, стоящих приблизительно на одной ступеньке карьерной лестницы. И вертикальный, когда травлей занимаются боссы в отношении своих подчинённых. Это явление называют «боссингом».

По словам Веры, ректор всегда выбирал себе жертву для травли. Сначала на оперативках, которые проводились еженедельно, он унижал начальника одного из отделов. Вскоре тот уволился, и следующим объектом прессинга стала Вера: на тех же еженедельных оперативках руководитель давил на неё, разговаривал пренебрежительно, пытался запугать.

Потом он стал проводить регулярные совещания с сотрудниками её отдела. Подчинённые поддерживали Веру, поэтому ректор стал третировать весь отдел. «Вы у меня как кость в горле», «вы что, элитный отдел? Ни один отдел себя так не ведёт!», «вы вообще работать не умеете!», — говорил он им в запале. Вера говорит, что после таких совещаний сотрудники плохо себя чувствовали, пили успокоительное. Ближайшие коллеги стали для неё друзьями, остальные держались в стороне, советовали уволиться. Некоторые сотрудники вуза относились к ней негативно, потому что она «создавала много проблем». С августа 2018 года у Веры резко начала снижаться зарплата — на пять, семь тысяч ежемесячно. В сентябре работа отдела оказалась блокирована: находя всё новые и новые причины, ректор отказывался подписывать текущие документы.

«Прессинг был мощнейший. Перед отделом ставились задачи, которые не входили в его компетенцию и которые выполнить было нереально. Для проведения работ устанавливались сроки, уложиться в которые было невозможно как минимум потому, что сам же ректор препятствовал их выполнению: он намеренно задерживал документы, не подписывал их. Всё это было похоже на сюжет сказки „Золушка“: злая мачеха давала девушке столько поручений, что справиться с ними можно только с помощью доброй феи. Но у нас такой феи не было, и каждое невыполненное поручение каралось».

Чтобы сделать паузу, Вера написала заявление об отпуске, но ректор под разными предлогами отказывался его подписывать, и тогда она обратилась в трудовую инспекцию и в прокуратуру. Ведомства провели проверку, обнаружили нарушения, учреждению было вынесено предписание. Однажды из отдела пропали важные документы, а в выходной день кто-то включал компьютер Веры и в течение получаса (это было видно по специальным программам) изучал его содержимое. На неё собирали компромат. За последние два-три месяца работы Вере объявили два выговора и два замечания. Одно замечание она уже оспорила, иски об отмене остальных трёх дисциплинарных взысканий сейчас рассматриваются в суде. В итоге отдел, которым руководила Вера, был полностью расформирован, всех сотрудников уволили. Они подали в суд иски о незаконном сокращении.

Фото: Вероника Быстрых

В отношении ректора Вера подавала иск о дискриминации исходя из её подчинённого должностного положения (статья № 136 УК РФ). Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его должностного положения, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, наказывается штрафом, лишением права занимать определённые должности, обязательными работами либо лишением свободы.

Вера общалась с несколькими адвокатами, все они посоветовали ей оставить эту затею. Адвокаты объясняли, что статья о дискриминации в России не работает, и защищать права человека, подвергшегося дискриминации на работе, бесполезно: «вы только выбросите деньги на ветер». От этого иска она решила отказаться.

«Я сидела в кабинете, и меня трясло»

Анна (имя героини изменено) работает в учреждении культуры. Она руководит небольшим подразделением, у Анны в подчинении четыре человека. Проблемы в отношениях с коллегами у неё начались в середине октября 2018 года. Тогда её хотели назначить руководителем значимого проекта, и «некоторым людям это не понравилось». Сильнее всего это назначение не понравилось коллеге Анны Марии (имя изменено), которая руководит другим подразделением. Они работают на должностях одного уровня, у обеих высшее образование по специальности, при этом Анна моложе, а зарплата у неё выше. Мария тоже была претендентом на должность руководителя новым проектом.

После того как предложение было сделано Анне, она попросила начальство дать ей время на размышления.

«Я думала дня три, очень сильно переживала, потому что параллельно пишу диссертацию. Я понимала, что если буду руководить этим проектом, то буду безвылазно сидеть на работе, и времени на диссертацию будет очень мало. С другой стороны, это перспектива карьерного роста. Я решила принять предложение. Через четыре дня после этого, начальница вызвала меня к себе. Она была вся красная, я ещё никогда её такой не видела».

Она сказала, что поторопилась и что Анна этим проектом руководить не будет. Сначала Анна даже почувствовала облегчение, у неё «камень свалился с души». Но через неделю одна из коллег рассказала Анне, что по учреждению ходит слух о том, что ей не дали руководить проектом из-за её сексуальной ориентации. Те, кто должны были работать над проектом, пришли к начальнице и сказали, что не хотят, чтобы ими руководила лесбиянка.

Фото: Вероника Быстрых

«Это был удар ниже пояса, меня это задело. Во-первых, о моей ориентации знали единицы. Моя девушка приходила ко мне на работу, я писала „ВКонтакте“ посты про жену — можно было догадаться. А можно было и не догадаться, я не знаю. Постов про жену у меня было очень много ещё до того, как мы начали жить вместе. Ладно, люди сложили пазл, но зачем пошли и сказали об этом начальству?! Слухи о том, что мне не поручили проект из-за ориентации, начали разноситься по всему учреждению. Реакция была разная. Я понятия не имею, знали ли они раньше».

Анна приходила на работу, здоровалась с коллегами, они игнорировали. Потом произошёл конфликт. Анна составила требования к рабочим текстам и изображениям. Из-за того, что она оформила это как требование, а не рекомендацию, разразился скандал. Анну обвиняли в том, что она эксплуатирует своих же коллег, при этом предъявляет им свои требования. Те, кто был недоволен, высказали свои претензии не лично, а через подчинённых Анны. Девушка, которой пришлось это слушать, была вся в слезах. Тогда Анна набралась смелости и пошла к коллеге Ольге (имя изменено), которая, по её предположению, могла рассказать о её ориентации. В ответ она услышала, что сама виновата, и на самом деле ей не дали проект из-за того, что она плохой сотрудник, что она сама всё выдумала и таким образом хочет привлечь к себе внимание.

Справка

Одно из проявлений моббинга — это аутинг. Так называют публичное разглашение информации о сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека без его согласия. Аутинг противоположен по смыслу каминг-ауту — добровольному раскрытию собственной сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Аутинг может быть расценен как нарушение права на неприкосновенность частной жизни.

Потом примерно раз в неделю на работе происходили конфликты. Анна подошла к своей начальнице, чтобы рассказать о сложившейся ситуации. Та сказала, что понимает, из-за чего происходят конфликты, и предложила разобраться с этим позже, когда будет не так много дел. С главным агрессором — Марией — Анна поговорить не пыталась: «когда видела её, всё внутри съёживалось». Остальные коллеги вели себя безразлично, обсуждали сплетни. Анна не знала, как рассказать об этом родителям, и решила поделиться с сестрой. Та ответила, что полностью понимает коллег Анны, «потому что невозможно сразу же принять, что рядом с тобой работает или живёт лесбиянка». В декабре на работе был праздник, на который Анна позвала свою девушку.

«Моя интуиция подсказывала, что её ни в коем случае нельзя брать на этот праздник, что если она туда придёт, будет катастрофа. Но в этот день у нас были дела после работы, и я не хотела, чтобы она торчала на улице. Сначала мы договорились, что она подождёт в кафе. Но многие коллеги знают её, особенно молодёжь. И кто-то из них сказал: „Зачем Даша (имя изменено) будет ждать тебя в кафе, давай она придёт к нам и просто постоит в сторонке“. Я решила, что в здании три этажа, и никто её не заметит».

Сейчас Анна считает, что это решение было ошибкой и сработало как детонатор. Она планировала поприсутствовать во время поздравительной речи директора, а потом тихо уйти. Но к ней подошла Мария и другие коллеги. Мария начала кричать, что в учреждении не принято приводить своих близких на праздники, что к Анне было уже очень много замечаний по поводу её поведения, что из-за этого поведения у неё конфликты на работе и именно из-за этого ей не доверили крупный проект. Анне стало плохо, и её увезли домой.

Фото: Вероника Быстрых

«После этого я не знала, как вернусь на работу. Мне надо было куда-то выплеснуть всю эту накопившуюся злость, агрессию и боль. И я написала пост во „ВКонтакте“. После этого мне сказали, чтобы я ни за что не читала комментарии, чтобы я не выходила в сеть несколько дней. Потом я немного успокоилась и написала второй пост, и я думаю, что он осознанный. Если первый был достаточно эмоциональный, то второй — уже с переработкой всего произошедшего. Я понимаю, что и сама была не права, не стоило моей девушке приходить ко мне на работу. Но меня пытались обвинить в том, чего я не делала. Я не считаю, что моя ориентация — это плохо, не считаю, что я плохой сотрудник».

В комментариях к посту мнения разделились: кто-то поддерживал Анну, кто-то писал, что она обливает грязью хороший коллектив и пишет неправду. Две недели Анна провела на больничном, а потом вышла на работу. Коллеги вели себя, как ни в чём не бывало. С Марией и Ольгой Анна не общается.

«Очень сложно было вернуться на работу, первые дни меня просто трясло, я сидела в кабинете, и меня трясло. Потом я поняла, что нет никакой угрозы со стороны кого-либо. Все, вроде, относились ко мне нормально. Сейчас всё тихо, спокойно, меня никто не трогает. Я только-только вернула внутреннее равновесие, не хотелось бы снова его потерять. Много думала об этом. Есть медиаторы в школе, почему их нет на работе? Если бы были медиаторы или психологи в рабочем коллективе, возможно, было бы меньше проблем. Ведь начальству не всегда есть дело до этого. Бывшие коллеги писали мне, что у них тоже были конфликты в данном коллективе и что они из-за этого уволились. Но какие конфликты были, с чем связаны, раскрывать не стали. От меня отстали, когда появилась угроза моему здоровью. От других отставали только в двух случаях: когда человек увольнялся, либо когда говорил, что подаст в суд».

Почему агрессоры травят, а наблюдатели молчат?

Психологи Института социальных услуг «ВЕКТОР» Ольга Муравейская и Мария Наймушина говорят, что агрессоры травят, потому что не умеют или не хотят по-другому добиваться желаемого. Насилие — один из самых доступных и биологически «простых» механизмов социального взаимодействия. Умение договариваться — это более сложный конструкт, требующий предварительного научения и отработки навыка. Если это звено обучения пропущено, у человека появляется соблазн доминировать любыми способами, особенно в ситуации вертикального подчинения: руководитель — сотрудник.

«Легко скатиться на уровень инстинктивных реакций и действовать силой, пытаться вытеснить из своего окружения человека-раздражителя, — объясняет Ольга Муравейская. — „Агрессор“ хочет чувствовать себя комфортно, хочет, чтобы его картина мира не подвергалась каким-то сокрушениям извне и была устойчивой и монолитной. Как только появляется человек, который может её разрушить, инстинктивно его хочется уничтожить. „Агрессор“ хочет сохранить своё спокойствие, свою уверенность, и он как бы вынужден применять силу, чтобы человек, который его раздражает, исчез. Травля — это очень заманчивый и привлекательный путь, очень лёгкий. Особенно, если у человека нет альтернативных навыков выстраивания коммуникаций, а есть многолетний опыт травли в школе и насильственных отношений в семье».

«Агрессоры» не хотят справляться со своими эмоциями. Они используют разнообразные способы, чтобы уязвить выбранную «жертву» и исторгнуть её из своего мира: придираются к результатам труда, устраивают бойкот, распускают сплетни, кооперируются с другими, усиливая давление на человека. Чем чаще «агрессор» нападает, тем сильнее он входит во вкус и понимает, что это работает — «наконец-то страдаю не только я».

Фото: Вероника Быстрых

На поведение «наблюдателей» влияет очень много факторов. Некоторые не чувствуют в себе достаточно сил, чтобы вмешаться в ситуацию и навлечь негатив на себя. Когда человек сохраняет нейтралитет, когда он равнодушен и незаметен, он как бы выводит себя из-под удара. Как только «наблюдатель» выходит на сцену и обозначает свою позицию, он становится заметным и уязвимым. Многие не хотят оказаться в такой роли и испортить отношения с остальными сотрудниками. Кто-то боится лишиться работы, и тем самым поставить под удар финансовое благополучие своей семьи.

Ольга Муравейская и Мария Наймушина советуют наблюдателям не присоединяться к травле, если не хватает сил ей открыто противодействовать. Уклоняйтесь от передачи сплетен, не муссируйте «недостатки» другого человека. Травлю усиливает молчаливое согласие большинства. Некоторые боятся обсуждать это явление с коллегами, поскольку считают, что те поддерживают происходящее, хотя на самом деле ситуация травли многим неприятна. Это называется «фиктивная норма»: она разрушается, если люди начинают демонстрировать свое несогласие с происходящим.

«Можно сказать: „коллеги, вы перегибаете палку, у нас тут рабочая обстановка, давайте не будем переходить на личности“, — советует Мария Наймушина. — Так человек обозначает, что дело не в конкретном сотруднике, что он не „за“ или „против“ кого-то, а в принципе за служебную этику. Таким образом можно возвращать коллектив к каким-то общечеловеческим ценностям и фокусироваться на производственном процессе. И, если в коллективе есть другие люди, которым тоже не нравится эта ситуация, возможно, они присоединятся и поддержат вас в стремлении нормализовать служебные отношения».

Как справиться с травлей на работе?

«Если мы говорим про школьную травлю, у нас есть способы повлиять на деструктивные процессы в детском коллективе — мы можем поговорить с администрацией школы, с педагогами, с родителями, с детьми. Когда травля происходит на работе, мало кто извне сможет вмешаться. Психолог не может прийти и начать оздоравливать коллектив по собственному желанию или по просьбе пострадавшего сотрудника. Кто может раскачать эту историю и обладать достаточной властью, чтобы изменить ситуацию? Никто, кроме руководителя. А если руководитель в курсе и поддерживает эту систему, то исправить её нереально».

Иногда руководитель заинтересован в том, чтобы в коллективе была травля, и сам её провоцирует. Так он может выстраивать взаимоотношения отдельно с каждым сотрудником и сохранять свой авторитет. При этом в нужный момент руководитель может стравливать сотрудников между собой и манипулировать ими. Бывает, что он никого не третирует, но относится к напряжённой атмосфере в коллективе индифферентно: «это ваши заботы, разбирайтесь сами». Такой руководитель недооценивает губительное влияние травли и её парализующее действие. Иногда он действительно не знает о том, что происходит. В этом случае у сотрудников есть возможность рассказать о грызне в коллективе, которая негативно отражается на производительности труда, поскольку работа отходит на второй план. Если руководитель осознает опасность травли, именно в его силах прекратить нездоровые отношения в среде подчинённых. Если руководитель остается «глух» к проблеме, психологи советуют поберечь себя и уволиться.

«Засудить коллег по Трудовому кодексу РФ за травлю нереально»

Кандидат юридических наук, почётный работник прокуратуры Галина Тарасова говорит, что иски по ст. 3 Трудового кодекса РФ о дискриминации, осуществляемой путём травли в трудовых коллективах, являются редкостью. Эффективной судебной практики по наложению административных штрафов на работодателей по ст. 5.62 КоАП РФ за дискриминацию также нет. Если их и удаётся наказать, то это взыскание морального вреда в пользу сотрудников, которых суды восстанавливают на работе или отменяют приказы о дисциплинарных взысканиях в отношении них. Но по сложившейся судебной практике это небольшие денежные суммы. Таких работников чаще всего продолжают выживать и подвергать травле, вынуждая уволиться.

Фото: Вероника Быстрых

— К сожалению, в нашей стране «моббинг», то есть травля в её различных проявлениях, в трудовых коллективах воспринимается как обычное явление, — говорит Галина Тарасова. — Иной раз это даже развлечение для руководства или работников, которые занимаются травлей в отношении подчинённых или коллег. Серьёзного отношения к данной проблеме, как в некоторых западных странах, пока нет и не предвидится. За должностную дискриминацию, совершённую с использованием служебного положения, предусмотрена даже уголовная ответственность в ст. 136 УК РФ. Но применительно к трудовым отношениям это одна из так называемых «мёртвых» статей, по которым судебная практика либо отсутствует, либо минимальна.

Засудить коллег по Трудовому кодексу РФ за травлю нереально. В этом случае можно подавать иски о защите чести и достоинства или заявления о возбуждении уголовного дела в связи с клеветой, пытаться привлекать к уголовной ответственности за нанесение побоев, если таковые имели место, за нарушение неприкосновенности частной жизни. Аналогичным образом можно действовать, если подобные проявления травли имели место со стороны руководства.

Засудить руководство по Трудовому кодексу РФ можно, если травля сопровождалась незаконными приказами о лишении каких-либо выплат, незаконными дисциплинарными взысканиями, привела к незаконному увольнению. То есть обжалуется неправомерный приказ, и в рамках иска о его отмене приводятся доводы и доказательства дискриминации, травли. Степень успешности обжалования во многом зависит от уровня независимости того или иного суда, от статуса ответчика и наличия у него административного ресурса для влияния на суд. Как правило, чем выше административный статус работодателя, тем меньше у работника шансов на удовлетворение иска.

Доказывать факт травли можно аудиозаписями и видеозаписями, свидетельскими показаниями, письменными документами, например, распоряжениями, в которых от сотрудника требовали выполнять дополнительную работу, не относящуюся к его должностным обязанностям, предъявляли надуманные претензии и требовали объяснений в связи с ними.

***

  • Русскоязычный сайт о моббинге

***

«Совет „не выделяться“ — это не совет ни фига». Травля в школе: кто виноват?

Картотека: Школьная травля: что делать?

zvzda.ru

Моббинг в коллективе – причины и последствия, как бороться с травлей на работе?

Причины и последствия травли на работе – советы жертве моббинга, как бороться и противостоять

Автор статьи

Ирина Давыдова

Время на чтение: 8 минут

АА

Свой «козел отпущения» есть в любом коллективе и обществе. Обычно им становится человек, просто не похожий на других. И не всегда коллективу требуется особый повод для издевательств – чаще всего моббинг (а именно так и называется травля, террор в коллективе) возникает стихийно и без веских причин.

Читайте также: Правила выживания девушки в мужском коллективе на работе — чего ожидать и что делать?

Откуда «растут ноги» моббинга, и можно ли от него защититься?

Содержание статьи:

Причины моббинга – с чего начинается травля на работе и почему именно Вы стали жертвой моббинга?

Само понятие появилось у нас недавно, хотя история явления исчисляется сотнями веков. Если говорить кратко, моббинг – это травля коллективом одного человека. Как правило, на работе.

В чем кроются причины явления?

  • Не такой, как все.
    Едва в коллективе появляется «белая ворона», такого человека «без суда и следствия» признают чужаком и с криком «ату его» приступают к травле. Происходит это автоматически, бессознательно. А вдруг эта «белая ворона» — «засланный казачок»? На всякий случай, затерроризируем его. Чтобы знал. Эта ситуация обычно возникает в том коллективе, который представляет собой «застоявшееся болото» — то есть, группу людей с уже сложившимся климатом, стилем общения и пр. В новых коллективах, где все сотрудники начинают с нуля, моббинг – явление редкое.
  • Внутреннее напряжение в коллективе.
    Если психологический климат в коллективе тяжелый (неграмотно организованная работа, босс-диктатор, сплетни вместо обеда и пр.), то рано или поздно «плотину» прорвет, и недовольство сотрудников выплеснется на первого, кто попадется под руку. То есть, на самого слабого. Либо на того, кто в момент выплеска коллективных эмоций случайно спровоцирует сотрудников на агрессию.
  • Безделье.
    Есть и такие коллективы, как это ни грустно. Не загруженные работой сотрудники маются от безделья, сосредоточенные не на выполнении какой-либо задачи, а на том, чтобы убить время. И любой трудоголик рискует в таком коллективе попасть под раздачу. Мол, «а тебе что — больше всех надо? Не иначе, как перед боссом стелешься, иуда?». Такая ситуация возникает, как правило, в тех коллективах, где невозможно взлететь по карьерной лестнице, если ты не ходишь у шефа в любимчиках. И даже если человек действительно ответственно выполняет свои обязанности (а не рисуется перед начальством), то травить его начинают еще до того, как босс его заметит.
  • Травля «сверху».
    Если боссу не нравится сотрудник, то большая часть коллектива настраивается на волну руководства, поддерживая прессинг бедняги. Еще сложнее ситуация, когда неугодную сотрудницу терроризируют из-за ее близких отношений с боссом. Читайте также: Как противостоять начальнику-хаму, и что делать, если шеф орет на подчиненных?
  • Зависть.
    Например, к быстро развивающейся карьере сотрудника, к его личностным качествам, финансовому благополучию, счастью в семейной жизни, внешности и пр.
  • Самоутверждение.
    Не только в детских, но и, увы, во взрослых коллективах многие предпочитают самоутверждаться (психологически) за счет более слабых сотрудников.
  • Комплекс жертвы.
    Есть люди с определенными психологическими проблемами, которые просто не способны «держать удар». Причины «самоуничижения» — заниженная самооценка, демонстрация своей беспомощности и слабости, трусость и пр. Такой сотрудник сам «провоцирует» своих коллег на моббинг. 

Помимо основных причин моббинга, есть и прочие (организационные). Если внутренняя атмосфера компании располагает к возникновению коллективного террора (некомпетентность босса, отсутствие обратной связи с начальством или субординации, попустительство относительно интриг и пр.) – рано или поздно кто-нибудь попадет под каток моббинга.

Виды моббинга – последствия травли в рабочем коллективе

 

Известно немало видов моббинга, мы выделим основные, самые «популярные»:

  • Горизонтальный моббинг.
    Данный вид террора представляет собой притеснения одного сотрудника его коллегами.
  • Вертикальный моббинг (боссинг).
    Психологический террор со стороны руководителя.
  • Латентный моббинг.
    Скрытая форма давления на сотрудника, когда различными действиями (изоляция, бойкот, игнорирование, палки в колеса и пр.) ему указывают, что он – нежеланный в коллективе человек.
  • Вертикальный латентный моббинг.
    В этом случае босс демонстративно не замечает сотрудника, игнорирует все его инициативы, дает самую сложную или безнадежную работу, блокирует продвижение по карьерной лестнице и пр.
  • Открытый моббинг.
    Крайняя степень террора, когда в ход идут не только насмешки, но и оскорбления, унижения, откровенные издевательства и даже порча имущества. 

Каковы последствия моббинга для самой жертвы террора?

  • Быстрое развитие психологической нестабильности (уязвимость, неуверенность, беспомощность).
  • Появление фобий.
  • Падение самооценки.
  • Стрессы, депрессии, обострение хронических заболеваний.
  • Потеря концентрации внимания и снижение работоспособности.
  • Немотивированная агрессия. 

Как бороться с моббингом – советы специалистов, что делать и как противостоять травле на работе

Бороться с террором на работе можно и нужно! Как?

  • Если вам «посчастливилось» стать жертвой моббинга, для начала разберитесь в ситуации. Проведите анализ и выясните – почему это происходит. Уволиться, конечно, можно, но если не понять причин травли, вы рискуете снова и снова менять место работы.
  • Вас хотят выдавить из коллектива? Ждут, когда вы сдадитесь и уволитесь? Не сдавайтесь. Докажите, что вы – то самое исключение из правил, сотрудник, которого нельзя заменить. Все выпады и колкости игнорируйте, держитесь уверенно и вежливо, делайте свое дело, не опускаясь до ответных шпилек или оскорблений.
  • Не допускайте профессиональных ошибок и будьте начеку – внимательно анализируйте каждую ситуацию, чтобы вовремя заметить «подложенную свинью».
  • Не отпускайте ситуацию на самотек. Одно дело – игнорировать насмешки, другое – молчать, когда об вас откровенно вытирают ноги. Ваша слабость и «терпимость» не разжалобит террористов, а еще более настроит против вас. Истерить тоже не следует. Лучшая позиция – по-русски, с честью, достоинством и максимально вежливо.
  • Выведите на разговор главного зачинщика травли («кукловода»). Иногда разговор по душам быстро возвращает ситуацию в нормальное русло.

Диалог – всегда разумнее и продуктивнее любого другого способа решения конфликта

  • Носите с собой диктофон или видеокамеру. Если ситуация выходит из-под контроля, у вас хотя бы будут доказательства (например, для предъявления их в суде или начальству).
  • Не будьте наивными и не верьте фразе «жертва моббинга обычно не виновата». Виноваты всегда обе стороны, априори. Да, спровоцирована ситуация не вами, а коллективом (или боссом), но почему? Впадать в панику, заламывать руки и заниматься самоедством не стоит, но анализ причин такого к вам отношения будет очень полезен. Вполне может оказаться, что моббинг на самом деле просто является коллективным неприятием вашей высокомерности, заносчивости, карьеризма и пр. В любом случае инфантильная позиция «страуса» не решит проблему моббинга. Учитесь меньше говорить и больше слышать и видеть – мудрый и наблюдательный человек жертвой моббинга никогда не станет.
  • Если же вы – человек умный, с наблюдательностью у вас все в порядке, заносчивостью и высокомерностью не страдаете, а терроризируют вас за вашу индивидуальность, то учитесь ее отстаивать. То есть, просто игнорировать чужое неприятие вашей позиции (внешности, стиля и пр.). Рано или поздно все устанут вас цеплять и успокоятся. Правда, это работает только в случае, если ваша индивидуальность не мешает работе.
  • Если травля только-только начинается, дайте жесткий отпор. Если вы сразу продемонстрируете, что с вами данный номер не пройдет, то, скорее всего, террористы отступят.
  • Моббинг – сродни психологическому вампиризму. И вампиры, терроризируя жертву, безусловно жаждут «крови» — ответной реакции. И если ни агрессии, ни истерики, ни даже раздражения от вас не исходит, то и интерес к вам быстро остынет. Главное – не сорваться. Запаситесь терпением. 

Увольнение — путь человека, который машет белым флагом. То есть, полное поражение. Но если вы чувствуете, что террор на работе постепенно превращает вас в нервного человека с темными кругами под глазами, которому по ночам снится автомат Калашникова в руках, то, возможно, отдых вам действительно пойдет на пользу. Хотя бы для того, чтобы подлечить стресс, пересмотреть свое поведение, разобраться в ситуации и, усвоив уроки, найти более душевный коллектив.

Читайте также: Как правильно взять отгул за свой счет на работе — инструкция.


Автор статьи

Ирина Давыдова

Редактор рубрики «Карьера», мама двоих деток, успешный HR специалист в декретном отпуске

Поделитесь с друзьями и оцените статью:

Опубликовано апреля 23, 2014 в рубрике: Карьера;

www.colady.ru

Осторожно, моббинг! Как спастись от психологического террора на работе?

«Наша контора в плане моббинга — травли коллег в рабочем коллективе — была просто образцовой. В наших «трех соснах» работали два с половиной землекопа, но — скандалы, интриги, расследования. И сплетни-сплетни-сплетни, конечно. Инициатором травли работников обычно выступало начальство, но были в коллективе и те, кто охотно становился правой рукой «охотников».

Травля заключалась в том, что жертву лишали основной части работы, игнорировали ее вопросы и просьбы, не шли на диалог, обсуждали ее профессиональный уровень с другими коллегами. Но этим дело не ограничивалось. Окончательно я не выдержала, когда за моей спиной стала грязно и безобразно обсуждаться смерть моей мамы.

Так вышло, что меня растили две женщины: мама и ее сестра. Они были для меня чем-то вроде «ма» + «ма». Понимаете? И только вместе — «мама». «Ма» умерла несколько лет назад. Осталась вторая «ма». Когда позвонил муж и сказал, что мою тетю увезли на «скорой» с инфарктом, я была на работе. Сорвалась с места и побежала к начальству отпрашиваться. Автоматом у меня вырвалось не «тетя», а «мама»: «Маму везут с инфарктом!» Для меня это было именно так! Меня отпустили, я убежала. Это было в пятницу.

В воскресенье та самая «правая рука» прислала мне сообщение о том, что после моего ухода начальство решило обсудить ситуацию с коллегами. Сказало, что мне нельзя верить, ведь всем известно, что моя мама умерла несколько лет назад. Начальство сильно возмущалось, как можно лгать в такой ситуации. Было произнесено много слов о том, что патологическая врунья не задержится на этой работе. В голове у меня долго это не укладывалось. До сих пор не укладывается. Наверное, я буду вспоминать и вспоминать эту историю. Хотелось схватить начальство за длинные волосы, всегда аккуратно собранные в пучок «филологической девы», и раскручивать, раскручивать, раскручивать… С начальством я потом поговорила. И что? И ничего», — рассказала нам свою историю Дарья П., жертва моббинга.

Да, моббинг в коллективах был, есть и будет. Это своеобразный симптом. Коллективная Тень. Все мы ведь действительно очень хорошие люди… пока не начинаем делать вместе то, чего никогда не стали бы делать поодиночке. Это еще социальный психолог Дэвид Майерс сказал. «Козел отпущения», собирающий на себя все негативные проекции, действительно «бродит» по рабочим коллективам, звеня бубенчиком на своей тощей шее.

Прибавьте сюда повышенный градус агрессии в обществе в целом. Дети колотят одногруппников в детских садах, школьники издеваются над одноклассниками, а взрослые — зверствуют на работе. Да. Бубенец может оказаться на шее начальства, и тогда подчиненные начинают саботаж, закидывая шефа тухлыми помидорами. Исподтишка, но метко. Это случается, но редко. Чаще колокольцы оказываются на шее простого штатного работника.

Кто травит?

Скорее всего, человек агрессивный, импульсивный, который сначала делает, а потом думает и, может быть, даже иногда переживает из-за содеянного. Он любит занимать позицию лидера и не слишком настроен на сочувствие. К мобберу часто присоединяются так называемые «правые руки», о которых выше говорила Дарья П., — добровольные помощники, свита Драко Малфоя.

Они жаждут признания группы, но не умеют получать его благодаря своим реальным рабочим достижениям. Кроме того, они жутко боятся обнаружить бубенчик на собственной шее, а потому с удовольствием наблюдают за мелодичными перемещениями коллеги – присоединяются к агрессии, направленной на другого. Есть еще пассивные наблюдатели происходящего. Они на самом деле далеко не равнодушны, но боятся как-либо предъявляться группе в принципе, а на стресс реагируют «замиранием», «хоронясь» за монитором.

Вы травите коллегу на работе. Зачем? Ведь коллега тут совершенно ни при чем. Это про вас.

Вы думали о том, зачем столько сил и энергии тратите на моббинг? И чего этим пытаетесь добиться? Вам действительно так сильно не нравится этот человек или отдельные черты в его поведении? Или, может быть, он чем-то напоминает вас в тех проявлениях, которые вы боитесь признать или которые категорически не принимаете в себе? А может вы, наоборот, всегда хотели быть похожим на этого человека, но не получалось? Может, вы сами боитесь загреметь бубенчиком? Сила коллеги и его высокая самооценка вас пугает? Или его слабость так вас провоцирует? Его легко задеть, как и вас (а вы скрываете свою уязвимость)? Или он опасен тем, что может занять ваше место? Вашу должность? Начальство к нему больше расположено? Соревнуетесь с ним? Или он вам напоминает кого-то из значимых близких, кто когда-то ранил вас?

Все перечисленное может быть правдой, но истинно лишь одно — однажды ваши пути с этим человеком разойдутся. Могут уволить его, может уйти он сам. Но вы останетесь. С самим собой и с тем, что вы спроецировали на коллегу, ставшего вашей жертвой. С тем, что у вас внутри. И вы никогда не решите ваши проблемы за счет кого-то другого.

Чаще всего никакой объективной причины в поведении человека, которого травят, нет. Людей «зажигают» и проекции друг на друга, и нерешенные внутренние конфликты, и борьба за власть, должность, положение, лидерство.

«Часто люди в рабочем коллективе отыгрывают те взаимодействия, которые они наблюдали в своей родительской семье, травматический детский опыт. Это можно назвать «лечением о другого». Бывает, что человек выбирает деструктивное поведение и тогда, когда по каким-то причинам ему не удалось добиться поставленных целей благими и конструктивными методами. Это похоже на детское поведение, когда, например, ребенок, оставшись неуслышанным, выбирает, в конце концов, истерику», — говорит психолог Павел Волженков.

Любой затянувшийся конфликт может привести к настоящему моббингу.

Кого травят?

HR-директор крупной компании Гульжана Менажиева говорит, что в 90% случаев травле подвергаются лидеры. Научный сотрудник лаборатории кафедры психологии труда МГУ им. М. В. Ломоносова Марина Заварцева, напротив, считает, что «частые объекты моббинга — это, скорее, люди со страхом социального осуждения и достаточно низкой самооценкой».

«Как самые слабые, так и наиболее яркие, сильные личности — «освистываются» и те, и другие. И во втором варианте это опасно и для самой организации, да и для государства: талантливый новатор уволится и уйдет в другое место. А другое место может оказаться другой страной», — рассказывает в интервью «Российской газете» заведующий отделением клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН, кандидат психологических наук Сергей Ениколопов.

Освистываются те, на кого так «удачно» легли проекции «охотника», или те, кто в принципе склонен всегда и везде быть жертвой, или те, кто однажды опрометчиво дали понять «охотнику», что задеты до глубин души и готовы греметь бубенцом. «Моббинг продолжается до тех пор, пока жертва обеспечивает инициаторов своими эмоциями и реакциями, пока они чувствуют разрушительную силу своих действий», — говорит менеджер по оценке персонала Мария Вершинина.

Вас травят на работе. Уверены, что именно травят? Или это меньше, чем травля, а просто штатный конфликт? Нет? Подумайте, не подкрепляете ли вы своими реакциями поведение злопыхателей? Может быть, вы пытаетесь парировать их словесные выпады или делаете что-то в ответ? Может быть, они постоянно видят ваши округлившиеся глаза или то, как вы тайком рыдаете по углам? Может быть, вы слишком демонстрируете «охотнику» вашу растерянность? Может быть, когда «охотник» говорит «А», вы душу дьволу готовы продать за «Б»?

Знаете, «охотники» далеко не глупы. Им будет, что сказать против вас. И они в чем-то будут правы. Вспомните, ведь вы в попытке защититься вы и сами наверняка нападали на них иной раз. Да, проблема такого рода растет, как снежный ком. К сожалению, снега чаще всего много, и он очень хорошо лепится.

«Чтобы действительно констатировать моббинг в коллективе, умышленные, агрессивные действия против сотрудника должны повторяться как минимум раз в неделю в течение полугода. При этом мужчины более склонны вредить профессиональному статусу сотрудника, например, чрезмерно критиковать или загружать работой, а женщины — социальному статусу, распуская слухи и сплетни», — говорит психолог Марина Заварцева.

Итак, как минимум раз в неделю в течение полугода вам могут давать невыполнимые поручения. Помните, о чем свирепая и деспотичная начальница Миранда в фильме «Дьвол носит Prada» попросила свою подчиненную Энди? Достать еще не опубликованную книгу о Гарри Поттере. Но вам, конечно, может не повезти, и вы будете искать книгу о несуществующем персонаже. Это метафора, конечно.

Еще вас могут изолировать от коллектива, например, пересадить в какое-нибудь Богом забытое место. Или неудобное. Да. Вас могут (вас будут!) игнорировать. Например, не отвечать на ваши письма. И, конечно, святое дело — распускать грязные сплетни. Мы уже прочитали рассказ Дарьи П.

А еще вас могут объявить психически нездоровым. Могут оскорблять. Открыто или завуалированно. Вас будут критиковать и загружать лишней работой. А еще могут, напротив, работу не давать — так что будете сами о ней просить. Все это — моббинг.

О том, что делать, если вы подверглись травле, пишет Криста Колодей, автор замечательной книги «Моббинг. Психотеррор на рабочем месте»: «Пробуйте установить контакт с нападающим или их группой, но с каждым по отдельности. Проводите разъясняющие разговоры, установите границы, открыто заявите, какие действия мобберов вам неприятны. Ищите союзников среди коллег, особенно среди тех, кто является пассивными наблюдателями. Ведите моббинг-дневник для достоверности и объективности. И, наконец, подумайте о том, в чем ваша часть ответственности за сложившуюся ситуацию».

Да. Ответственность за любой конфликт всегда лежит на обеих его сторонах, а еще обе они одинаково нуждаются в помощи и поддержке. Они — хорошие люди, просто иногда совершают плохие поступки. Как инициаторы травли, так и жертвы ответы и причины могут найти только внутри самих себя и в диалоге друг с другом. Последнее — редкость. Исследуйте себя и помогите себе, иначе так и будете кого-то преследовать или от кого-то в страхе убегать.

«Если человек не готов к диалогу, к принятию нового, то кто-то вынужден уйти со сцены, — говорит Гульжана Менажиева, — но если люди готовы — они меняются сами и меняют среду вокруг себя на более здоровую. Другой человек становится для них ценным».

Подготовила Ксения Кузьмина

www.matrony.ru

Офисный моббинг: как защитить себя от травли на работе


Конфликты в коллективе – явление регулярное. Хорошо, если спорщики ищут компромиссные решения и расходятся с миром. Хуже, если речь идёт о корпоративном моббинге – форме психологической травли на работе. Rjob узнал, как моббинг влияет на производительность, стоит ли жаловаться начальству на коллег-обидчиков и почему в некоторых организациях руководство поощряет столкновение интересов сотрудников.

Виды моббинга

Офисный моббинг одинаково распространён как в российских, так и в зарубежных компаниях. При этом инициаторами корпоративного раздора становятся и руководители, и подчинённые. Чаще всего агрессор (или агрессоры) пытается самоутвердиться за счёт слабой стороны или же ликвидировать соперника, мешающего карьерному росту.

Надежда Сафьян

гештальт-психолог, HR-консультант и бизнес-тренер

Инициаторы моббинга — люди властные, стремящиеся влиять на окружающих. Нападающие отстаивают свою территорию, статус, ресурсы и значимость.

Офисный моббинг представляет собой повторяющиеся или регулярные конфликты внутри организации, имеющие деструктивный характер, влияющие на трудовые отношения. Варианты офисного моббинга могут быть очень разными: явный или скрытый, сознательный или неосознанный, масштабный или локальный, управляемый или неуправляемый, вертикальный (от руководителя) или горизонтальный.

Алексей Горбунов

генеральный директор консалтинговой компании SQ-Team

Моббинг существует в любом коллективе, начиная с детского сада. Но степень агрессии и давления — всегда разные. Любые кризисные ситуации в компании или нерешённые, тлеющие конфликты провоцируют травлю. Если руководство компании неравнодушно к психологическому климату в коллективе и само не поощряет распространение слухов, непроверенной информации и не использует манипулятивные инструменты в управлении, то моббинг носит инцидентный или временный характер.

Моббинг бывает стихийным или управляемым. Стихийный вариант в подавляющем большинстве случаев — «заслуга» страдающей стороны, которая не может справиться с ситуацией.

Управляемый моббинг нередко используется как инструмент давления на «неугодных» сотрудников, которых хотят уволить.

Марина Кондратенко

HR-директор РДТЕХ

Моббинг «цветёт» в условиях жёсткой нехватки ресурсов: финансовых, человеческих или временных.

Офисная война — один из способов насильственного, неконструктивного перераспределения ресурса. Соответственно, если компания находится в ресурсном дефиците, скрытый или явный моббинг сотрудников там обязательно будет.

Проявления офисной травли многогранны: бойкот, словесные унижения, критика, угрозы, сплетни, клевета. Любой из этих методов воздействия негативно сказывается на работе не только жертвы, но и всего коллектива.

Последствия офисного моббинга

Поведение жертвы моббинга во многом предопределяет дальнейшее развитие событий. Если сотрудник может дать отпор, то травля сама собой сходит на нет. Если человек, на которого нападают, эмоционально слаб, раним и ведом, то ярлык «груши для битья» закрепляется за ним автоматически.

Что ждёт жертву моббинга:
  • Работа в постоянном стрессе, что может привести к ухудшению здоровья, увеличению тревожности.

  • Низкая мотивация достижения успеха.

  • Снижение затрачиваемых усилий в рабочем процессе.

  • Минимальный уровень вовлеченности в дела компании.

По словам Надежды Сафьян, от жертвы моббинга не стоит ждать инициативы и максимальной продуктивности на производстве. Практически всю свою энергию такой сотрудник тратит на защиту себя от коллег и на эмоциональное восстановление.

Моббинг для коллектива — это:
  • Напряжённый социально-психологический климат.

  • Нарушение коммуникации между сотрудниками.

  • Излишняя зацикленность на отношениях между сотрудниками, а не на рабочем процессе.

Последствия корпоративных войн для компании также разрушительны. Это и нарушение бизнес-процессов, и текучка кадров, и снижение производственных оборотов.

Как прекратить офисный моббинг

Бороться с моббингом можно несколькими способами. Одни психологи советуют ни в ком случае не жаловаться на обидчиков руководителям, так как большинство из них не любит проявлений слабости. Другие считают, что к начальству нужно обращаться, если причина конфликта — производственный вопрос, решение которого повлияет на судьбу компании.

Елена Паршикова

директор Кадрового Агентства «Люди Дела»

Если конфликт касается межличностных отношений и неприязни, то здесь можно привлечь «третейского судью», который способен выявить природу конфликта и примирить стороны.

В 90% случаев моббинг заканчивается переключением на более слабого (после испытательного срока и «притирки») или уходом из компании, — такой позиции придерживается гендиректор директор консалтинговой компании SQ-Team Алексей Горбунов.

«Рекомендации тем, кто испытывает неприятные эмоции и провокации со стороны коллег — научиться вести себя в конфликтных ситуациях и освоить механизмы защиты от манипуляций», — советует эксперт.

Светлана Иншакова

директор HR-департамента Delivery Club

Самое страшное, что может произойти в компании — это коллективные саботажи. В этом случае важно устранить источник конфликта — сотрудника-провокатора.

Жалоба начальству на коллег, провоцирующих конфликт, будет весьма рациональным поступком, ведь искоренение источника проблемы поможет вернуть общую работу в обычное русло. Для предотвращения конфликтов компании стараются воспитывать корпоративный дух у сотрудников, устраивая различные тимбилдинги и мероприятия для совместного досуга. В некоторых крупных компаниях числятся штатные психологи, помогающие работникам решить должностные и даже личные проблемы.

Гештальт-психолог Надежда Сафьян считает, что во многих случаях начальство занимает безучастную позицию, предпочитая не вмешиваться в споры между сотрудниками. В этом случае задача жертвы моббинга — уметь постоять за себя.

Как вести себя сотруднику, если он стал изгоем

  1. Первым делом следует понаблюдать за происходящим и объективно оценить ситуацию. 

  2. Попытаться выяснить причины негативного к себе отношения. 

  3. Понять, не допустил ли он оплошности, которая привела к конфликтной ситуации. 

  4. Можно сдружиться с влиятельными людьми в компании: секретарём или человеком, который очень долго работает в организации. 

  5. Если в компании есть психолог или HR, обратиться к нему за консультацией.

От офисного моббинга не застрахован ни один сотрудник. Чаще всего жертва корпоративной войны способна самостоятельно защитить свои интересы. Если же ситуация зашла в тупик, а родной офис стал похож на поле боевых действий, стоит задуматься о смене работы.

© Алла Панасенко, RJob

При использовании материалов сайта rjob.ru указание автора и активная ссылка на сайт обязательны!

rjob.ru

в чем причины и кто может стать ее жертвой? Ч.1

Отношения в рабочем коллективе строятся не всегда просто.  Коллектив – это далеко не всегда группа людей, объединенная общей целью. Здесь могут сталкиваться амбиции разных людей, привычки и нежелание принимать новое.  У каждого могут быть свои интересы, зачастую конкурирующие между собой. Разные взгляды на жизнь, на работу и на общее дело.

Конфликты как столкновение разных интересов – это, увы, не редкость.  Но не следует путать травлю (придирки, насмешки, клевета, изоляция и бойкот и даже причинение вреда собственности и здоровью человека) и конфликт.  Травля – это форма психологического насилия, т.е. односторонней агрессии группы против одного человека.

Это явление присутствует во всех культурах и во всех странах мира в той или иной степени.  В некоторых европейских странах даже приняты законы, защищающие работника в случае проявлений травли на работе.

В английском языке существует и термин mobbing, который уже стал употребляться как синоним слова “травля” в русском языке (моббинг).

Моббинг может быть направлен сверху вниз, т.е. от начальника к подчиненному, или “горизонтально” – т.е. травля на работе от коллег, примерно равных по положению в компании.

Травля на работе – каков ее механизм?

Некоторые исследователи видят в травле биологическую составляющую.

Например, в природе встречается похожее поведение животных, когда группа более слабых особей объединяется и нападает на более сильного.  Но в человеческом обществе, конечно, причины подобного – сложнее, ведь играют роль многие социальные факторы.

Причины появления травли на работе могут быть в ошибках в организации рабочего процесса на предприятии. В частности, прослеживается закономерность: чем больше у сотрудников свободного времени на рабочем месте, тем больше вероятность конфликтов и даже возникновения агрессии и травли.

Также влияет и организационная структура.  Если обязанности нечетко прописаны, ответственность и нагрузка распределены неравномерно (кто-то перегружен, а кто-то наоборот, относительно свободен), если сотрудники не видят перспектив для роста, как профессионального, так и карьерного – возникают предпосылки для появления скрытой, а потом и открытой агрессии.  Внутреннее напряжение в организации растет и может вылиться в виде травли одного из сотрудников.

Иногда к появлению травли на работе предрасположены коллективы, в которых работают люди, не терпящие изменений.  Они могут годами делать все по заведенным правилам, и даже если появятся более эффективные способы, они будут противостоять и им, и любому человеку, который попробует внедрить что-то новое.  Отсутствие гибкости, склонность к реактивности и непринятию чего-то нового или просто отличного от того, к чему все привыкли, может вылиться в травлю.

Существование родственных или личных отношений между сотрудниками или руководством также могут способствовать проявлениям тому, что проявится травля на работе — но только в том случае, если они становятся важнее, чем профессиональные обязанности.

Также к моббингу склонны коллективы, где все роли заранее прописаны и неизменны, где большинство сотрудников привыкли к строгой иерархии и подчинению, к беспрекословному послушанию и отсутствию критического мышления и возможности высказать свое мнение, даже если оно отличается от общепринятого или мнения руководства.

Если в коллективе уже возникали случаи травли – то с большой вероятностью они повторятся.  Поэтому если вы попали в такой коллектив, то стоит иметь это в виду.  А может быть, даже стоит заранее продумать пути отступления, чтобы избежать попадания в ситуацию моббинга – и не важно, окажетесь ли вы жертвой или же в группе обидчиков или свидетелей.

Травле на работе может подвергнуться как новичок, так и давно работающий человек.  Часто жертвой становятся умные и талантливые сотрудники, против которых объединяется группа менее успешных в профессиональном плане людей.  Иногда жертвой моббинга выбирается человек, который просто отличается от других – стилем мышления, поведением или внешностью.

Очень важно, чтобы жертва моббинга осознавала, что травля на работе – это вид психологического насилия и она недопустима.  Это придаст уверенности и силы либо для борьбы, либо для того, чтобы вовремя уйти из травмирующей среды.

Травля или конфликт? Выясняем, есть ли рациональные причины

Постарайтесь достаточно трезво посмотреть на ситуацию – эта беспочвенная травля на работе или  конфликт?

При конфликтной ситуации происходит несовпадение интересов или взглядов на какой-то предмет.  Конфликт – это естественная часть социальной жизни, ведь все люди разные и у каждого свои ценности и интересы.  При конфликтной ситуации можно вести диалог, высказывать свою точку зрения, искать компромисс, идти или не идти на уступки.

Если же конфликт перетекает в травлю, то меняется баланс сил – например, коллектив или группа сотрудников объединяется против кого-то.  Но если в ситуации конфликта обе стороны заинтересованы в том, чтобы найти решение, то в ситуации травли все несколько иначе:  жертва будет искать решение, а вот травящая группа зачастую заинтересована именно в самом процессе, и ей совсем не интересно, чтобы конфликт заканчивался.

Как раз один из характерных признаков травли – протяженность во времени: если конфликт затягивается на длительное время (недели или месяцы), а диалог не ведется, то и выхода как будто бы нет.  Человек, попавший в такую ситуацию, постепенно теряет силы отстаивать свою позицию.

Если начальник ругает вас за плохо выполненную работу, то это конфликт.  Вы можете оправдаться, можете обсудить варианты улучшения своей работы или же, если вы осознаете, что не справляетесь с обязанностями, обсудить другую должность или уменьшение ваших обязанностей.  Это пример диалога, который вы можете вести с руководителем.

В случае травли диалог становится невозможным.  Вас будут обвинять в любом случае – что бы вы ни предпринимали.  Ваши слова не будут приниматься в расчет.

Итак, если вы попали в подобную ситуацию, то постарайтесь достаточно трезво посмотреть на ситуацию – эта травля на работе или  конфликт?   Вы можете обсудить это с коллегой,  с которым вы в максимально дружеских отношениях.  Или опишите ситуацию вашему близкому другу, чтобы получить мнение не изнутри, а извне данной ситуации.

Иногда кажется, что человек как будто провоцирует на такое отношение к себе. Например, новичок не вписывается в уже существующую атмосферу и распорядок, игнорирует традиции коллектива.  Это может привести к конфликту, но не может быть оправданием для травли.

Итак, мы рассмотрели, что же такое моббинг или травля на работе.  В следующей части статьи постараемся найти решения – что же делать, чтобы выйти из этой ситуации: «Моббинг на работе – что делать и где искать выход?».

Если у Вас возникли вопросы к психологу по статье:

«Травля на работе:  в чем причины и кто может стать ее жертвой? Часть 1»

Вы можете задать их нашему психологу в скайпе онлайн:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли задать вопрос психологу онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный психолог-консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо зайдите на психологический форум.

«Травля на работе:  в чем причины и кто может стать ее жертвой? Часть 1»
http://PsyHelp24.org/travlya-na-rabote/

psyhelp24.org

Объект насмешек: что делать, если вас обижают на работе

Что может быть хуже, чем в 8 утра идти в школу с отчетливым ожиданием насмешек, тумаков от школьных хулиганов или злобного шушуканья первых красавиц своего 7-Б класса?

Что ж, есть вещи и похуже. Когда тебе 30+ лет и ты взрослый солидный человек, но идешь на работу все с теми же чувствами. Тебя там не любят и не смущаются это показывать. Детские ужасы вернулись, как Пеннивайз из кинговского «Оно». Вы снова становитесь несчастным подростком, который считает часы до окончания дня.

И если психологи почти единогласны относительно школьного буллинга (ребенка надо переводить в другую школу, и это оптимальное решение для родителей), то что делать взрослому человеку? Неужели искать другую работу?

Тысячеликий буллинг

Быть изгоем – незавидная роль. Буллинг не только обижает, но и насколько понижает самооценку, что его жертве начинает казаться: его злые коллеги в чем-то да и правы. А неспособность или неумение побороть проблему только усугубляет чувство собственной несостоятельности.

Поэтому первое, что стоит усвоить человеку, который оказался в такой ситуации: вы – не одни. Множество людей в таких же растерянных чувствах бороздят интернет, чтобы понять, что же с ними не так.

Вот одно из анонимных признаний на психологическом форуме: «…в любом коллективе находится какая-нибудь личность, которая один раз заденет меня, я промолчу, а потом и начинаются вечные насмешки и подколы. Самое обидное, что, видя мою беспомощность, и другие люди начинают меня травить. Мои жалкие попытки что-то ответить обидчику были настолько смешны, что это приводило к еще большим насмешкам».

Такая же проблема у другой героини: «Знаю, что на работе люди меня недолюбливают, некоторые за глаза называют странной, неадекватной. Некоторые не здороваются, как будто я пустое место, было даже, что открыто хамили. Так было в нескольких коллективах».

У буллинга тысяча лиц, и нет пола или должности. Стать его жертвой может кто угодно. Травить своего коллегу могут и те, кто выше его по службе, и те, кто ему вовсе не ровня. Насмешки и подколки могут исходить и от одного-единственного коллеги, и от группы «влиятельных» в вашем офисе людей. А перемывать косточки могут и вовсе по любым причинам – от «не такой» внешности до личной жизни.

Анонимно еще одна девушка признается, что не может отбить атаку коллег-мужчин, которые внезапно решили обсудить интимную сторону ее жизни: «Есть пара молодых людей, которые очень любят при всех съязвить на тему отсутствия у меня молодого человека. Я не хочу громко ругаться и выяснять отношения при всех, но как это прекратить? По мне видно, что меня обижают их слова. Или надо быть базарной бабой, чтобы не доставали?».

Но еще чаще женщины жалуются на своих коллег-женщин, которые могут объединяться в «стаи», чтобы дружить против кого-то: «Такие же девушки, как и я по должности, начали сводить сплетни против меня. Не ставят меня ни во что, не зовут меня принимать решение о подарках к дню рождения, не зовут меня покупать подарки. Я – как пустое место. Постоянно слышу, как они про меня разводят гадости, что я плохая, что им не нравится мой тон голоса…».

А вот итог буллинга всегда одинаковый. Пострадавшему настолько нехорошо, что это влияет и на его работоспособность, и даже на здоровье. «Из-за буллинга у меня расстроилось здоровье и морально мне очень тяжело», – признается девушка, которая интересуется на форуме, пора ли ей увольняться или пока потерпеть.

Но для ее «коллег» со схожими проблемами увольнение невозможно: «Я работаю бухгалтером, и меня травят на работе, в том числе руководство издевается и кроет бранными словами, делая неприличные намеки. Город у нас – «большая деревня», и с работой тяжело».

Увольнение – выход далеко не для всех. Но даже если вы рассматриваете его как крайнюю меру – всегда можно еще успеть побороться за свое место под офисной лампой.

Проблема для всех

В Украине о буллинге на работе начали говорить только в последние годы. Тем временем в США этой проблемой занимаются уже давно. Американцы заметили, что такие «детские», на первый взгляд, проблемы как буллинг и моббинг (и то и другое – по сути, синонимы, которые означают системную травлю в коллективе), оборачиваются гораздо большими убытками, чем можно предположить.

Брэди Уилсон, психолог-клиницист, который изучает именно такие проблемы на работе, еще в 1991 году написал в журнале Personnel Journal: «Психологическое насилие над работниками привело к потере миллиардов долларов. Психологические травмы, полученные на работе в результате моббинга, – более разрушительный фактор для работника и работодателя, чем все вместе взятые другие стрессы, относящиеся к трудовой деятельности».

По недавним подсчетам психологов, только в США 20 млн человек сталкиваются с плохими отношениями на работе. В 1998 году в Великобритании каждый шестой считал себя пострадавшим от офисных козней. Как результат – нервные и сердечные болезни.

Это потверждает Гэри Нэми, директор Института Workplace Bullying Institute: «Симптомов много, это могут быть и сердечные заболевания, и ухудшение работы иммунной системы, и беспокойство, и даже посттравматический стресс».

Аналогичных достоверных данных по Украине пока что нет. Но количество запросов на тематических форумах красноречиво подтверждает: мировая проблема дошла и до нас. Интересно, что люди, которые никогда не были жертвами буллинга сами, часто становились его свидетелями.

Комментаторы тематических форумов это подтверждают: «Я работаю 15 лет в одной фирме, по отношению к себе никогда ничего подобного не наблюдала, но вспоминаю – да, приходили неплохие люди, их делали мальчиками/девочками для битья, и они вынуждены были уйти».

Чаще всего жертвами офисной травли становятся новенькие сотрудники. Они могут слишком сильно отличаться поведением или стилем одежды, не вливаться в устоявшийся коллектив. И к тому же – часто не могут за себя постоять. А вот хищников, готовых на них наброситься, можно разделить на несколько типов.

Знать врага в лицо

Зачинщиком буллинга может стать вовсе не каждый человек – что в школе, что на работе. По версии Тима Филда, основателя самого популярного в мире ресурса про буллинг Bully OnLine, есть четыре основных типа коллег, наиболее склонных к травле ближнего.

Тип первый – «Искатель внимания». Как правило, это женщина, которая на первый взгляд кажется доброй и сострадательной. И поворачивается совсем другой стороной, как только что-то происходит вопреки ее желанию.

Тип второй – «Хочу быть». Представители этого типа очень амбициозны, но, к сожалению, не достаточно трудолюбивы или талантливы для реализации своих карьерных желаний. Все, что им остается при отсутствии перспектив – утверждаться за счет других.

Тип третий – «Гуру». Эти коллеги очень умны, как правило, в какой-либо технической области. Но у них плохо развиты эмпатия и эмоции, поэтому в общении они могут быть крайне неприятными людьми.

Читайте еще: Как мастерски решать конфликты на работе

Тип четвертый – «Социопат». Эти люди очень преуспели бы в искусстве дворцовых переворотов. Но из-за отсутствия таковых – с удовольствием манипулируют коллегами, стравливают людей и совершенно не раскаиваются. Им просто нравится доставлять страдания другим.

Спусковым крючком для всех этих типов может стать, прежде всего, субъективная, личная неприязнь. Подпитывается буллинг сложившимися в коллективе традициями «испытывать на прочность» новеньких и терпимостью к этому начальства. Остальное похоже на снежный ком: жертвы достаточно обессилены, чтобы защититься.

Психологический терроризм коллег может длиться очень долго. По крайней мере, столько, сколько начальство будет закрывать глаза на кризисную ситуацию в коллективе. И тогда может быть только три развития ситуации: жертва увольняется, жертва остается мальчиком для битья или жертва справляется с ситуацией самостоятельно.

Самооборона: 7 важных правил

Первое правило офисного «бойцовского клуба» – никогда не поддерживайте буллинг. Например, если вы стали его свидетелем. Молчаливое согласие коллег – отличное удобрение для нездоровой почвы в коллективе. Тот, кто запасается попкорном, пока морально уничтожают его коллегу – может стать следующим.

Второе правило – самоирония. Работает на первых порах. Если вас только испытывают на прочность и наезды коллег не стали откровенно оскорбительными, хороший способ показать свою броню – посмеяться над собой вместе со всеми. Иронизирование над медлительностью или забывчивостью, некой наивной ошибкой – это реальная возможность самокритично парировать в стиле «Да, уж такой я!», а не пассовать, смущаться и убегать плакать в туалет. Важно не упустить ту грань, когда безобидное подтрунивание переходит в хамство. В таких случаях самоирония категорически запрещена.

Читайте еще: Правильная критика: как оценивать работу других людей, чтобы не звучать обидно

Третье правило – жесткий отпор. Сработает не у всех. Жертвой буллинга априори становится человек более слабый, чем обидчики. Жесткий отпор (строгое замечание, ответное оскорбление и т.д.) может быть более-менее эффективным только против одиночного обидчика. Особенно, если он проверяет вас на прочность. Стоит учесть, что агрессивное поведение в ответ может только усугубить конфликт.

Четвертое правило – «самому стать психом». Его предлагает автор книги «Как разговаривать с мудаками» Марк Гоулстон (к слову – опытный психиатр). Больше всего подходит, если ваш обидчик имеет взрывной характер и все свои проблемы выливает на вас. Марк Гоулстон предлагает прежде всего увидеть проблему не в человеке, а в причине его поведения. И представить, что вы испытываете те же эмоции, скажем, агрессию. После того, как вы дадите человеку высказаться, не стоит проявлять никаких эмоций – ведь на них-то вас и пытаются вывести! Переведите разговор в рациональную плоскость – можно успокоить и этим удивить оппонента. Помогает только в тех случаях, когда нападают не на вас лично, а на ваши действия или работу.

Пятое правило – откровенный разговор. Надо вычислить главного зачинщика и поговорить с ним тет-а-тет. Скажем, на курилке. Откровенный разговор часто обескураживает предводителей буллинга. Главное – говорить серьезно, не волнуясь, глядя человеку прямо в глаза. Вполне возможно, что именно после этого смелого разговора ваш обидчик поймет, что вы сильная личность, и вы забудете обо всех проблемах на работе.

Шестое правило – найдите союзников. Если вы создадите свою «стаю» среди коллег, которые не относятся к вашим обидчикам – вы больше не будете в одиночестве. Нападать на вас будет сложнее.

Седьмое правило – жалуйтесь шефу. Это очень важное правило, обязательное к исполнению. Бесстрастно опишите свои проблемы в коллективе, которые мешают вам комфортно чувствовать себя на работе. Опытный и хороший шеф поймет, что это может повлиять на его бизнес, и в конечном счете он может потерять вас как специалиста.

То, как ведет себя начальник в конфликтной ситуации – будет главным ответом на главный вопрос, оставаться вам на этой работе или нет. Если шеф оставляет чувство безнаказанности у обидчиков и пускает все на самотек – травля не закончится никогда. А постоянные склоки – это верный показатель кризиса в компании, плохого менеджмента, при котором у людей остается время на интриги и в конечном счете – крайне пессимистичный прогноз для будущего этой компании.

Хотите ли вы оставаться на работе, где такое возможно? Если вы перепробовали все правила борьбы с буллингом и ничего не помогло – значит, клиническая ситуация этого коллектива очень серьезна, и не исправит его ничто. Начните новую жизнь в компании, куда захочется приходить по утрам. Вы будете счастливы так же, как ребенок, которому сказали, что он больше никогда не увидит своих школьных обидчиков.

Читайте еще: Быть услышанным: что такое менсплейнинг, и как он мешает самовыражению в работе

thepoint.rabota.ua

Отверженные. Как противостоять травле на работе — КАРЬЕРА


Мы с подругой-коллегой встретились с подругой-психологом и наперебой начали жаловаться на своего начальника.


— У нас законный обед — час, но нас еле выпустили. 5 минут опоздания – объяснительная, а то что люди сверхурочно работают, как бы не замечается. С работы чтобы уйти по графику в шесть, надо еще и разрешение получить у шефа, — сетовали мы. — Планерки длятся уже не  час, а два-три, при этом все  должны молчать или поддакивать. Ну как тут можно нормально работать?


Выждав, когда наш поток излияний, наконец, закончится,  подруга-психолог заключила:


— Всё это значит, что на работе вы регулярно подвергаетесь насилию. А ваш шеф — самый настоящий насильник. 


Мы были ошарашены таким диагнозом. Конечно, управленческие методы нашего начальника давно вызывают у нас неприятие, но представить его в качестве серийного маньяка, а нас — в качестве его жертв, всё-таки было как-то отвратительно.


Однако, как выяснилось, психологическое насилие в офисе —  вещь довольно распространенная.    Еще несколько десятилетий назад европейских психологов заинтересовали причины нелюбви населения к работе, и как оказалось, психологический террор в офисах здесь занимал одну из первых позиций. Именно он является  главной причиной стрессов на работе и особенно распространен в среде белых воротничков.


Это малоприятное явление уже получило отдельное название — моббинг (от английского mob — толпа).   Моббинг — это всегда групповой процесс, когда давление на человека оказывается со стороны почти всего коллектива. Так что фильм и книга «Чучело» — это история классического моббинга.


А вот наш шеф, судя по всему, занимается его особой разновидностью —  «буллингом»: это когда террор устраивает один человек. Как правило, при этом он наделен властью и другими ресурсами, способными отравить жизнь его жертве: связями, опытом, уровнем информированности и т.п. А потому буллинг явление не менее неприятное, чем моббинг.


Признаки психологического террора на работе.


Постоянная критика и игнорирование достижений. Что бы человек ни делал, в его работе всегда найдут изъяны. Даже если он совершил реальный прорыв, этого просто постараются не заметить. Ему не вручают грамоты, не объявляют благодарность, не выписывают премии.


Изоляция. У человека, который стал жертвой моббинга, на работе нет друзей и даже приятелей. С ним никто не обедает, его не приглашают на коллективные чаепития и дни рождения, а на корпоративе он обычно сидит в одиночестве.


Помехи в работе. Человеку пытаются создать невыносимые условия труда.  Ему как бы невзначай могут не сообщить о важном совещании или переговорах, ему не дают слова на коллективных обсуждения, его, как Золушку, нагружают огромным объемом работы, а потом придираются к качеству её исполнения. Часто в ход идут запрещенные приемы:  у сотрудника-жертвы могут уничтожить документы, удалить письма из электронной почты, откровенно подставить перед начальством.


Моральное насилие. Объект моббинга могут намеренно оскорблять, распускать про него компроментирующие слухи, с ним могут даже не здороваться.


Причины моббинга.


Зависть и конкуренция. Может быть, жертв психологического террора это мало утешит, но чаще всего их травят потому, что видят в них серьезных профессионалов. Неслучайно одна из самых популярных разновидностей моббинга — травля новичка, особенно если он полон идей и  энтузиазма. А ну как подвинет кого-то из старожилов?


Однако зависть может быть не только профессиональной, но и личной — например, в женских коллективах жертвой моббинга может стать молодая красотка или благополучная мать семейства, если у остальных ее коллег личная жизнь не складывается. 


Офисное развлечение. Часто моббинг — это экстремальная попытка  скрасить унылые офисные будни. Не случайно им увлекаются именно офисные «хомячки» — на реальном производстве есть дела поважнее, а офисная рутина и особенно офисное рабство заставляют искать выхода энергии. К тому же человек — это животное стадное, куда один — туда и все.


Поиск козла отпущения. Бывает, что дела к компании не ладятся, и рано или поздно начинается поиск виноватых, а оказаться в этой позиции никому не хочется. Поэтому быстренько выбирают того, кто не может дать отпор и вешают на него все грехи. 


Ошибки руководства. Из-за неграмотного менеджмента бывает, что в компании  дублируются обязанности сотрудников, или одна служба ни с того ни с сего начинает контролировать другую — конфликт  интересов тут неизбежен. В нынешним условиях экономии частенько не продумана система замен сотрудников на случай болезни или отпусков — в итоге всё валят на одного, а он с этим не справляется.


Что-то личное. В конторах, где мало народу и между людьми складываются близкие, почти родственные отношения, сразу же  появляются соответствующие издержки. Как говорится, в семье не без урода, и на эту «должность» нужно кого-то назначить. К тому же, на близких легче оторваться — он простит и поймёт.  


Причины буллинга.


В отличие от моббинга, у буллинга по большому счету одна причина — психологические проблемы.  Либо у того, кто этот террор организует, либо у его жертвы.


В первом случае у человека (как, например, у нашего шефа) есть застарелые психологические травмы — детские унижения, неприятие в своей среде, нелюбовь близких, комплекс неполноценнности. И у него просто нет другого способа компенсации и самоутверждения, кроме как прямо или косвенно унижать других.


Во втором случае у человека явный «комплекс жертвы». Он сам располагает к тому, чтобы над ним измывались: излишне эмоционально реагирует на подколы коллег,  не может дать отпор, не уверен в себе и бессознательно (а порой и сознательно) думает, что именно такого отношения он и заслуживает.


Последствия психологического террора.


Нездоровая атмосфера вредит развитию компании: вместо работы люди заняты выяснением отношений. Поэтому в солидных организациях делают всё, чтобы избежать подобных ситуаций и создать теплую, доброжелательную обстановку.


Но, конечно же, в первую всю тяжесть последствий моббинга ощущает тот, кто подвергся травле. Постоянные стрессы на работе приводят к моральному и физическому истощению. Нередко возникают нервные расстройства и соматические болезни, поскольку человек бессознательно ищет повод не ходить на работу. Частые простуды, скачки давления, бессонница, проблемы с желудком могут быть следствием моббинга. Бывают и более серьезные последствия: гипертонические кризы, инфаркты и инсульты. 


Человек, повергающийся травле, уже не может нормально работать. Он тратит всю энергию на то чтобы доказать коллективу или руководству, что он чего-то стоит, и отношение к нему абсолютно неоправданно. Однако, поскольку истинная причина моббинга — вовсе не его профессиональная несостоятельность, а часто даже наоборот,   то эти усилия пропадают впустую. Психологические террор не прекращается, и жизнь человека становится невыносимой.


Как бороться с  психологическим террором на работе?


Игнорировать. Самый действенный способ. Излишняя эмоциональность, переживания, попытки сопротивления только раззадоривают организаторов травли. А вот отсутствие реакции охлаждает пыл. Продолжайте  спокойно (насколько это возможно) делать свою работу, ровно общаться с коллегами-врагами и демонстрировать невозмутимость. Не почувствовав отдачи, офисное стадо, скорее всего, от вас отстанет.


Обратиться к начальству. Если руководство не участвует в офисной травле, то оно заинтересовано в сохранении здоровой атмосферы. Не бойтесь выходить на начальство напрямую, демонстрируйте свой профессионализм  и ответственность — и поддержка сильных мира сего будет на вашей стороне.


Уволиться. Между прочим, психологические террористы часто даже не рассматривают этот вариант всерьез. Их главная цель — не добиться увольнения жертвы, а показать свое полное превосходство. Чтобы объект травли даже не думал считать себя ценным работником, матерым профессионалом и творческой личностью. Он должен осознать своё ничтожество и в этом приниженном состоянии продолжать также интенсивно работать, желательно за всех сразу.  Ну и стоит ли держаться за такое место?


В общем, проанализировав ситуацию, мы с подругой поняли, что ближе всего нам именно третий вариант.

www.devochkivgorode.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о