Утрированность видимая притворность и искусственность поведения – Требования современного этикета и их отличия от требований прошлого

Искусственность Искусственный | Что такое Искусственность Искусственный

     Искусственность как качество личности –  склонность к лишенному простоты, деланному, неискреннему поведению; склонность проявлять принужденность, надуманность, притворность.

     На похоронах мужа прекрасная молодая вдова безутешна. Она ломает себе руки, рыдает, бьётся в истерике, кидается в могилу с криками: — Милый! Возьми меня с собой. Ее постоянно поддерживает под руку молодой человек – дальний родственник мужа. Ближе к ночи, когда люди разошлись по домам после поминок, он начинает утешать молодую вдову. Она робко сопротивляется: — Ну как же, ведь траур? – Вы что, его душа еще здесь находится. Молодой человек, не обращая внимания на слова, медленно подталкивает вдову к кровати. Наконец, она говорит: — Ну, ладно. Только делайте всё медленно и печально…

      Искусственности может быть много и в горе и в радости. Вымученная, театральная и декоративная, искусственность безуспешно пытается выставить себя в свете добродетелей. Но напрасно. Подсознание людей, как правило, безошибочно считывает в её невербальном языке тела нарочитость, принужденность и неискренность. Пытаясь продемонстрировать любовь, заботливость и сочувствие, искусственность обнажает наигранность, ненатуральность и фальшивость. Людей раздражает в искусственности деланность, напряженность и натянутость. Претензия на естественность и непринужденность оборачивается полнейшим провалом. Люди видят перед собой олицетворенную искусственность, проявленную в компании таких качеств личности как притворство, жеманность и манерность.

      Даже коровам претит искусственность. В совхозе идет искусственное осеменение коров. Ветеринар со специальным шприцем и банкой спермы не спеша обходит стадо. Окончив процесс, он садится в свой «Москвич», а тронуться не может. Коровы плотным кольцом окружили машину. Он сигналит — никакой реакции. Тогда он опускает боковое стекло и кричит: — Эй, вы, пошли вон отсюда! И тут одна из коров с большими грустными глазами просовывает в окошко голову и печально произносит: — А поцеловать?

      Искусственность обожает драматизировать и трагедизировать ситуации своей и чужой жизни. Свою аффектированность она бросает в бой по малейшему поводу, лишь бы выглядеть, казаться естественной и искренней. Но мешают поддельность, изломанность и раздутость создаваемого образа. Как правило, он сильно надуман.  Искусственность живет в мире иллюзий, ложных представлений. Поэтому создаваемые образы разнятся с реалиями, вышибают своей ненатуральностью и иллюзорностью.

    В одном театре была очень нехорошая, злая актриса, грешившая искусственностью создаваемых образов. Ладно бы это. Но она своими нападками и придирками совсем загоняла  работников сцены. Как-то раз играла она в каком-то трагическом спектакле, где в конце с криком бросалась с крепостной стены и разбивалась. Так эти самые работники сцены решили ей отомстить и вместо матов подложили батут. Зрителям трагедия очень понравилась.

     Говорят, что любая женщина без труда может сделать три вещи: прическу, салатик и трагедию, выливающуюся в скандал. Искусственность всегда готова выложить для окружающих весь ассортимент эмоций, как негативных, так и позитивных. Насколько они естественны, судить окружающим. Сама искусственность думает, что все ее действия выглядят непринужденными и естественными. Это не самообман. Это заблуждение и самонадеянность. В искусственности много пошлого актёрствования, глупой жеманности и мало настоящего артистизма.

      Искусственность – демонстрация ложных чувств и эмоций. Искусственность – пустая трата энергии на деланные эмоции. Все заржали, и я заржал, подыгрывая им. Американская улыбка – искусственная эмоция, забирающая нервы и силы. Фонтан искусственных эмоций требует большого перепада сил.

       Искусственность дружна с надуманностью. Человек убеждает себя: — Вот куплю дом и будет мне счастье. Пашет, как раб на галерах, работает на трёх работах, не ест и не спит. Наконец, купил дом. Но здоровье подорвано. Отношения с близкими людьми расстроены, ибо ему некогда было выстраивать с ними отношения. Приходил с работы – они спят, уходил на работу – они еще спят. Искусственные, надуманные ожидания не принесли счастья. Нужно еще отдавать кредит и проценты по кредиту. В доме и жить некогда. Возникает разочарование от неправильности и искусственности поставленных целей.

       По мнению философа Василия Тушкина, такой человек часто испытывает стресс, потому что он неестественно себя ведёт, он вынужден кого-то играть постоянно. Этот человек постоянно приносит своё настоящее в жертву будущему. То есть, человек под воздействием энергии страсти не может быть счастливым сейчас, его счастье вечно в будущем. Например, человек в  невежестве постоянно вздыхает о прошлом, о старых добрых временах, как вот раньше было хорошо, а сейчас всё плохо, то человек в страсти, он не думает о прошлом, он живёт по принципу сегодня лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня. Для него завтра всё время будет лучше, чем сегодня. Всё время в будущее устремлён. И страсть заставляет человека постоянно лезть из кожи, играть какие-то искусственные роли и это очень напрягает человека, перетруждает его, он чувствует себя очень неестественно. Потом нужно расслабляться. Почему нужно расслабляться? Потому что человек напрягается. А почему он напрягается? Потому что он действует искусственно, неестественно. Раз неестественно, значит, искусственно напрягается. Поэтому нужно расслабляться. И все эти люди, которые работают до седьмого пота в  страсти ради какого-то там своего лучшего материального будущего, как правило, они до него не доживают. Или когда доживают – это всё им уже не в радость, потому что это всё ценой болезней, стрессов, разочарований – уже и не хочется ничего этого.

    Люди зачастую пытаются искусственно сдерживать свои чувства и эмоции. При этом не имеют понятия о духовном развитии, о духовной практике. Философ Вячеслав Рузов пишет: «И искусственный контроль чувств есть, можно контролировать чувства искусственным путем, насильственным путем. Можно их заставлять, можно их держать на какой-то привязи. Это приводит к определенному результату, но, этот результат временный. Вот в чем проблема. Т.е. какое-то время можно держать чувства под контролем. Можно напрячься и держать. Но если это искусственно, то к большому результату это не приводит. Можно посмотреть, например, современные виды поста. Человек постится какое-то время, потом прерывает свой пост, он не просто переходит на более легкую пищу, а он переходит на очень тяжелую пищу. Он так прерывает этот пост, что весь этот пост аннулируется в первые 30 минут приема пищи. Он так наедается, такой еды наедается. Еще и напивается. Отыгрывается за все эти дни страданий, потому что он страдал все эти дни. Он страдал, он не чувствовал радость от очищения, а он страдал эти дни, он думал об этом. Не думай о белой обезьяне, а он думал об этой обезьяне все это время, поэтому страдал, мучился, в отместку потом самому себе аннулирует все это. Т.е. результат временный, а значит, очень опасный. Только тело перегревается от всех этих усилий, перенапряжение, перегрев. Поэтому когда в сердце нет настоящей привязанности к чему-то возвышенному, духовному, к реальной духовной жизни, если нет привязанности к чему-то высокому, человек рискует в любой момент совершить какую-нибудь глупость в этих своих аскезах, усилиях, в любой момент он рискует перегреться и потерять всё, чего достиг. Искусственное отречение, вынужденное отречение. В сердце такого человека нет умиротворения».

Петр Ковалев
Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

podskazki.info

Утрирование | Что такое Утрирование

Когда в показаниях преобладают эмоции, 85% — это преувеличение, а еще 15% — вранье.

Из фильма «Социальная сеть»

      Утрирование как качество личности –  склонность довести идею оппонента до абсурда, представить выгодное для себя в преувеличенном или умалённом виде, исказить подчеркиванием чего-либо одного, не знать меры в чём-либо, умышленно впадать в крайности.  

     Встретились как-то два приятеля. Завернули в харчевню, уселись за столик и заказали по стакану вина. — Давненько мы с тобой не видались, — заговорил первый. — А за это время случилось мне побывать в одном городе. Столько я в пути всякого насмотрелся, что и удивляться перестал. А один раз всё-таки удивился. Шёл я однажды, вдруг вижу — барабан. Огромный-преогромный! Я его едва за три дня кругом обошёл. А на барабане выстроена деревня. Когда жители этой деревни выгоняют скот на пастбище, копыта коров такую дробь выбивают, что на пятьсот миль слышно. — Бывает, — отвечал, зевнув, второй приятель. — Кое-что и я повидал. Сам знаешь, я заправский охотник. Дичи перестрелял — и не сосчитать. А однажды случилось мне убить буйвола. Вот это был буйвол! Передние его копыта упирались в вершину одной горы, а задними он стоял на другой горе. Вместо травы этот буйвол жевал вековые деревья со всеми сучьями и корнями… — Ну! — возмутился первый. — Уж это ты приврал. Не может быть такого буйвола. — Как так не может быть! Ведь барабан, о котором ты рассказывал, как раз и сделан из шкуры этого буйвола.

     Утрирование – расправа с возражениями. Делается это посредством преувеличения или умаления выгодных для себя сторон ситуации, характеристики объекта, вопроса, проблемы. Раздуть из мухи слова, сделать много шума из ничего, шаржировать, сгустить краски, раздуть кадило, гиперболизировать, превратить всё в шутку – это приёмы используемые человеком, склонным к утрированию.

    Слово «утрирование» возникло в русском речевом обороте от французского словосочетания ou trer. Значение слова этого полностью совпадает со смыслом его французского «предшественника», а именно символизирует преувеличение каких-либо фактов, событий в рассказе. Также это слово может применяться в случае преуменьшения какого-либо аспекта или же если человек, который рассказывает историю, искажает некоторые моменты. Как правило, с помощью утрирования подчеркивается какое-то одно качество или одна сторона дела, в то время как все остальное лишено внимания самого рассказчика. Именно поэтому подобное искажение можно сравнить с субъективной оценкой чего-либо.

       Примеры утрирования. Остап Бендер: «— Дядя! — весело кричал он. — Дай десять копеек! Молодой человек вынул из кармана налитое яблоко и подал его беспризорному, но тот не отставал. Тогда пешеход остановился, иронически посмотрел на мальчика и воскликнул: — Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?»

       Фильм «Бриллиантовая рука»: « — В таком виде я не могу. Мне надо принять ванну, выпить чашечку кофе…  — Будет тебе  и ванна, будет тебе и кофа, будет и  какава с чаем, поехали к шефу!!!»

       Имея в арсенале общения утрирование, человек может устраивать «логические капканы» своему оппоненту. Ораторское искусство стало  бы без утрирования обеднённым.  Утрирование, как отмечает  Юлия Оболенская, используется именно для того, чтобы «отвлечь внимание слушателя от полной ситуации, которая происходит на самом деле. Подобная практика может применяться где угодно, даже в самых мелочных вещах, например, в быту, в семье. Часто оппоненты используют утрирование намеренно, но бывает и так, что подобное ненужное акцентирование возникает в речи человека случайно, из-за его личных пристрастий и симпатий. Однако в обоих случаях общей картине происходящего наносится ущерб, и это стоит учитывать.

      Преувеличение какого-либо факта или акцентирование внимания на нем может быть сделано не просто намеренно, а нарочито, так, что это будет заметно даже слушателю. В таком случае это делается для того, чтобы вовлечь его в демагогию, чтобы начать спор или диалог, который будет иметь двуполярный характер. Именно в этих случаях мы видим, что обе стороны уже начинают утрировать. Значение слова также становится более понятным, если обратить внимание на предвыборную компанию любого из кандидатов в депутаты. Положительные качества и добрые дела каждого из них чересчур преувеличиваются для того, чтобы избиратели выбрали конкретную личность на высокую должность. Однако все мы знаем, что ранее подобные демагогии еще как-то воздействовали на народ, а в наши дни они уже совсем не воспринимаются людьми».

     Пример утрирования: — Все вы говорите одно и то же. Знаю я вас. А потом приедешь по нашей путевке, а там не отель, а сарай. — Простите, как вы можете так говорить? — Ой, бросьте. Всем вам нужны только деньги, а что дальше, вас не интересует. — Вы совершенно правы. Верить никому нельзя. Все врут. Ни одно туристическое агентство не исполняет своих обещаний. Все туристы сразу попадают в лачуги, и их обманывают на каждом шагу. И зачем они приходят к нам еще и еще раз? И на что живут отличные отели, если все живут в лачугах? И почему люди врут, что им понравился отдых? — Ладно. Что у вас там в дополнительных услугах?

      Утрирование упрощает ситуацию до гротеска, при этом имеет несколько негативный оттенок, который означает не просто преувеличение, но искажение значения излишним подчеркиванием какой-то стороны явления. Словом, утрировать – означает использовать в качестве примера случай сходный с обычной ситуацией, но который раздут до гротеска и нелепости.

      Разговор в отделе офиса. У скромного служащего на днях будет день рождения. 34 года. Дата не юбилейная, но любителей утрирования это не останавливает: — Гена, как ты намечаешь праздновать свой день рождения? Человек ты известный не только в нашей фирме, но и далеко за её пределами, поэтому празднование твоего дня рождения не должно остаться в стороне от руководства фирмы, журналистов, словом, всей мировой общественности. – А, где деньги, Зин? – Это не проблема. Возьмёшь в кассе под отчёт полмиллиона и пойдёшь за Хозяина, у которого деньги жмут ляжку. Потом бухгалтерия у тебя будет ежемесячно изымать часть зарплаты, в окошке кассы тебя год не увидят, но это ерунда в сравнении с авторитетом, который ты приобретешь после празднования своего юбилея в ресторане «София». Гостей будет немного, как на корпоративе, человек двести. Потом продолжение банкета в сауне с девочками. Народ ведь будет к разврату готов. Понятно, что без цыган не обойдёмся. Всё должно быть на широкую ногу – с плясками, со свистом, с фейерверком.  Песню Розенбаума  слышал: «Гулять – так гулять. Стрелять  — так стрелять. А утки летят уже высоко. Ты им помаши рукой…»

Петр Ковалев 2014 год
Другие статьи автора: https://www.podskazki.info/karta-statej/

podskazki.info

Искусственность или естественность

Так как на своих курсах я учу людей управлять своими эмоциями и чувствами, то нередко возникает вопрос: «А не потеряется при таком подходе естественность чувств и их проявлений? Не стану ли я тогда искусственным?»
Нередко я слышу и такое: «Для меня главное в человеке — это искренность». Управлять своими чувствами — это искусственно, это противоречит естественности.
То есть искренность и естественность часто априори считаются достоинством.
Но так ли это?

Искренность или естественность — это способ проявления личности, то, как человек выражает свои намерения и чувства.
Естественность может быть унаследованной от природы естественностью животного (даже в человеческом образе), а может быть обретенной заново естественностью развитой личности, научившейся и управлять собой, и выражать это адекватно.
В первом случае естественность чувств и их выражений может быть весьма вредной и разрушительной. Под искренностью и естественностью в этом случае понимается следующее: что человек чувствует, то и выражает вовне. И, продолжая нашу тему, «что пришло — то и выдаю». А по аналогии с поговоркой: «Что у пьяного в голове, то и на языке».
Действительно, образец такой искренности-непосредственности — это животное или человек в пьяном состоянии. Только искренность под действием алкоголя почему-то осуждается и уже за достоинство не принимается. А что же все-таки с трезвой искренностью?
Искренний непосредственный человек тем удобен в обращении, что по нему можно прочитать все, что он чувствует, думает и хочет сделать. Поэтому им, при желании, легче управлять. Если знать, на какую кнопочку нажать, то и можно получать желаемые результаты. С другой стороны, если не знать, то можно от него порой такого натерпеться!
Ведь пришло ему в голову, что вы ему почему-то не нравитесь, он вам это и выдаст. А так как он — искренний, то сдерживаться не будет. Например, скажет вам: «Да, видок у тебя неважнецкий, подруга — синяки под глазами и постарела как!» — это он совершенно искренне. Каково вам будет? Но он же сможет так же искренне вас и похвалить — тогда будет приятно (правда, если накануне не сказал вам чего-то другого).

Детской искренности принято умиляться: «Малыш ведь! Несмышлёныш…» Но иногда естественная детская жестокость или иные искренние проявления детских чувств и желаний могут больно ранить. Да и так ли уж естественно возникают обиды, возмущения, недовольства и прочие капризы? Не учится ли ребенок вызывать их в себе, чтобы получше влиять с их помощью на своих родителей? Почему чаще они возникают при мамах, чем при папах? Уж мамы это знают, как никто.
А если взрослый человек, уже не малыш, таким «несмышленышем» окажется? А, чаще всего, так и оказывается с самыми «естественными» и «искренними». Такая искренность в сочетании с глупостью такое натворить могут!
Главное, что именно человек искренне выражает и насколько полезна эта искренность.

Я рассматриваю искренность не как цель, а как средство. Не как достоинство само по себе, а как приложение к чему-то. Если человек умеет радоваться, испытывать интерес, уважение, восхищение и иные позитивные для общения чувства, то открытость и естественность — это необходимая форма проявления этих чувств. Искренность тогда становится прекрасным качеством такого проявления, идеальным проводником этих чувств. Если же он склонен к печали, злости, возмущению и прочим мало полезным в общении чувствам, то зачем тогда эта искренность и естественность нужна? Может, лучше тогда пока попридержать при себе такие чувства, а затем избавиться от них безопасным для окружающих и для самого их обладателя способом — путем освобождения от них или их сознательного изменения. Ведь как часто искреннее выражение разрушительных чувств приводило к разрушительным последствиям в жизни многих людей.
Интересно, что многие, считающиеся популярными или даже очень хорошими произведения искусств, прежде всего классические, привычно культивируют такие проявления глупой (принципиальной) искренности-честности. И, создав благодаря этому, себе и окружающим проблемы, герои таких произведений на протяжении всего фильма или книги расхлебывают или исправляют последствия такого принципиального неумения управлять собой. А зритель или читатель с вниманием и сочувствием следит за этим (сопереживает!) вместо того, чтобы, проанализировав его глупость, плюнуть на такого героя и заняться своей жизнью, а самому герою и автору мысленно посоветовать пройти какой-нибудь полезный тренинг (если еще не поздно).

Конечно, неумение естественно и убедительно проявлять выбранные чувства, то есть фальшивое проявление эмоций, даже если они и самые позитивные, лишают эти чувства убедительности и мешают партнерам по общению такие чувства серьезно воспринимать. Фальшь и неестественность — это очевидный недостаток, когда человеку не хватает умения и способности сделать что-то естественно легко и точно. На определенном этапе обучения и освоения навыка она вполне допустима и даже неизбежна — пока еще нет должного мастерства. И тогда приходится стараться, делать с излишней тратой энергии и потому не совсем точно. Но само намерение сделать так, как надо, уже ведет к тому, что когда-то это будет выполняться легко и точно. Если же фальши изначально бояться, то тогда невозможно учиться и осваивать какой-то навык поведения или управления собой. К ней стоит относиться только как неизбежному этапу на пути совершенствования, этапу, который должен быть пройден.
Могу привести пример из своей жизни: когда я начал учиться в своём первом театральном институте, то, покинув привычную среду обитания (окончил школу, уехал из семьи и родного города), вынужден был приспосабливаться к иным условиям жизни и способам общения. В этом кругу люди общались по-другому. Поэтому я был вынужден отказаться от многих привычных действий, манер поведения, эмоциональных оценок — тех, которые у меня получались раньше хорошо, так как были наработаны в прежней среде. При этом я не успевал еще выработать новый способ обработки информации, проявления чувств, подачи себя. Я еще не знал, на что и как реагировать, и потому часто ошибался, не всегда получалось то, что хотел -на время стал напряженным и фальшивым. За это, например, меня упрекали педагоги и кто-то из сокурсников. И меня это больно ранило, я не понимал, что происходит.
И лишь по прошествии двух-трех лет я вновь обрел естественность и легкость, но уже в ином качестве. Я стал другим, приобрел новые привычки и умения. Такие трансформации, когда я терял естественность поведения, происходили со мной еще несколько раз в жизни: какие-то были более болезненны (в армии, например), другие изменения и адаптация к ним проходили почти незаметно (смена профессии, города, где проживал). Со временем я наработал несколько разных стилей жизни и поведения, которые я легко и естественно уже воспроизводил, в зависимости от условий жизни.
Сейчас нередко мне делают комплименты, отмечая мою естественность и эмоциональность. И мне приятно это слышать. Так как я знаю, что эта естественность была создана мной, и я продолжаю работать над нею.

В человеческом общении неискренность также не всегда является чем-то однозначно плохим или вредным. Она — способ проявления того или иного чувства, не более. Если человек, мило мне улыбаясь, прячет агрессию по отношению ко мне или обиду на меня и если он изображает эту приветливость неискренне, то это может быть и полезным для меня, так как подсказывает мне истинные чувства этого человека в данный момент. Исходя из этого, я смог бы помочь этому человеку снять агрессию или выяснить причины обиды. Искренне же выражение агрессии могло принести мне или нашим отношениям явный вред, и естественное изображение хорошего настроения могло бы ввести меня в обман по поводу перспектив продолжения общения. Со стороны же моего партнера, столь неискренне выражающего себя, все могло бы восприниматься наоборот — фальшь навредила бы ему в одном случае, а могла бы и помочь: например, как подсказка мне того, что он не решается высказать.

Откуда берется фальшь?
Думаю, что неадекватность того, что чувствую и хочу, с тем, что я выдаю в окружающий мир, во многом замешана на чувстве страха — опасении выражать свои желания. Человеку уверенному в себе или самодостаточному редко требуется скрывать свои чувства, если он сам отвечает за их создание. Если же человек не уверен, можно или нет так думать, чувствовать или действовать, то он постоянно сам себя останавливает, одергивает — то делает шаг вперед, то шаг назад. И, в результате, стоит на месте — не может ничего выразить или же выражает одновременно несколько противоречивых чувств, которые друг друга гасят и вводят партнера по общению в заблуждение. Такое противоречивое восприятие ведет к тому, что человек, выражающий таким образом чувства, кажется неискренним.

Фальшь может быть, наоборот, следствием старания, которое также замешано на страхе. Страхе сделать не так, не достичь цели, не быть хорошим. Старание порождает излишние усилия, жёсткость, оно делает человека плоским, неинтересным и, как следствие, неэффективным и искусственным до фальши. Когда родители призывают детей стараться, они должны понимать, куда они его толкают.

Так же фальшь часто возникает у тех людей, которые хотят выражать нужные чувства, но ограничиваются их изображением вместо того, чтобы их действительно переживать. Часто это вытекает из дилетантского представления, что актерство — это изображение, и достаточно повторить форму, чтобы ее приняли за содержание. На большой сцене, действительно, некоторые приемы мастерского (обратите внимание — мастерского!) изображения могут выглядеть убедительными у талантливых людей. Но в жизни, когда все перед носом и видны малейшие нюансы, такие изображения чувств мало кого могут ввести в заблуждение и вызывают отторжение. В «боевых условиях» нашей жизни, где репетиций нет, следует учиться проживать чувства внутри — тогда умение выдавать вовне будет адекватно накладываться на благодатную почву.

Иногда фальшивое выражение чувств вытекает из излишней самоуверенности в своих способностях чувствовать и выдавать чувства по заказу или из попыток выдавливать чувства из себя, действуя насильственными методами («а ну-ка заплачь мне!»). В таких случаях чувства мстят и отказываются рождаться. Их надо уметь приглашать. И этому я посвящаю особое внимание на курсах по актёрскому мастерству и ораторскому искусству.

Не все дано нам от природы. Что-то мы можем развить искусственно, чтобы стать естественными.
Таким образом, естественность и искренность могут существовать на двух уровнях: механистичная животная естественность, вытекающая из неспособности или нежелания управлять чувствами и действиями, и обретенная через искусство управлять собой и умение выражать собственные чувства человеческая естественность.
Человеческая естественность, по сути, искусственна и стала естественностью тогда, когда искусственность превратилась в искусство.
Когда я умею хорошо владеть собой, вызывать нужные чувства и освобождаться от ненужных переживаний, когда легко и свободно выражаю то, что я выбрал, и делаю то, что считаю оптимальным сделать, я и становлюсь искренним и естественным человеком. И такую искренность я уже могу отнести к человеческим достоинствам. Это естественность мастерства. И в этом качестве естественность привлекает, а стремление к ней помогает развиваться.

Попрактикуйтесь:
«Лечение фальши»
Проанализируйте, какие чувства в каких ситуациях проявляются вами фальшиво?
Слышали ли вы подобные критические отклики от тех, с кем вы общаетесь? Почему эти чувства проявляются в таком несовершенном виде, и что вы под ними скрывается? Можно ли что-то изменить в своих действиях, чтобы выражать то, что вы хотите точнее?
Или стоит поменять сами эти чувства и действия и выражать что-то другое? А можно ли вообще выразить то, что вы чувствуете и хотите напрямую, ясно, не прячась за другими чувствами? Поможет ли вам это?
Если да, то сделайте.

«Лечение фальшью»
Попробуйте теперь иное: когда вы чувствуете накопление негативных эмоций и не уверены, что в какой-то момент с ними справитесь (да и просто они беспокоят вас), начните проявлять эти чувства открыто, чересчур открыто и нарочито, фальшиво и гротескно. Например, выступите с идиотски обличительной страстной речью (если что не нравится), поругайтесь максимально театрально (если злитесь), «поужасайтесь» беспредельно сильно (если тревожитесь)… И, возможно, через это действие выйдет накопившаяся энергия данного чувства, а фальшь его подачи — преувеличенная неестественность — снимет серьезность того, что вы делаете, для вас и того, кто при этом присутствует. Фальшивьте с пользой. Я знаю людей, которые такие спектакли устраивают время от времени — им помогает, рекомендую и вам

nezovibatko.ru

Естественность, естественное поведение | Психология, сексология, НЛП

Эпиграф:

— Вы знаете, когда вас здесь нет, они про вас так плохо говорят!

— Да Боже мой! Передайте им, что когда меня здесь нет, они меня могут даже побить.

Тот, кто считает, что надо вываливать на окружающих свое сумасшествие, плохое настроение и злость, объясняя это тем, что они просто прямы, честны и естественны, могли бы быть более последовательными и не сдерживать себя ни в чем. А что? Может, тогда уж быть совсем естественными и никак себя не ограничивать?

Хочется в туалет, делай это где хочешь! Почему нет? Они же за естественность и за естественное поведение! Они же гордятся своей естественностью.

Но даже домашние животные не делают это где придется, а стараются справлять свои нужды в специально отведенных для этого лотках, местах или ждут, когда их выведут на улицу.

Естественность — это чушь!

Естественное поведение — это пускание слуней и прочих жидкостей в момент после рождения.

Дети естественны в первые дни жизни. Они не в силах контролировать свое тело и из них выливаются сопли, слюни и все остальное. Они естественны. Все, кто хочет быть естественным, как бы заявляют:

— Я не в силах контролировать то, что из меня изливается, поэтому я буду весь такой естественный, а вы стойте в том, что из меня вылилось. Не мне ж одному в этом барахтаться.

И если таким людям скажешь, что хорошо бы, чтобы у тебя все это изливалось в специально отведенных под это местах, начинаются гневные рассуждения о том, что «психологи говорят, что надо рассказывать о том, что ты чувствуешь».

Спору нет, надо рассказывать. Но или так, чтобы это было приемлемо. То есть подбирая слова и выражения.

Или так, чтобы не пострадали окружающие. Например, высказать это все перед зеркалом.

Или в специальной обстановке. Например, в кабинете психолога, посадив на противоположный стул воображаемый образ того, к кому обращена эта речь.

Или, в крайнем случае, излить все на таких же, не способных контролировать выражение своих чувств. Пусть почувствуют, какого это, когда идешь, идешь, никого не трогаешь, а тут на тебя выливают ведро всякого дерьма и бьют по голове палкой от искренности великой.

Такой вещи, как естественное поведение не существует. Вообще не существует.

Человек естественен в первые минуты после рождения. С каждым следующим днем его поведение — это уже не результат естественности, а результат предыдущего опыта. Да, даже ребенок, которому несколько дней, уже имеет опыт. Он запоминает, что после того, как он поорет, он получит еду.

Потом ребенок учится переворачиваться, ползать, делать первые шаги. Ничего естественного в этом нет. Все это — результат научения и предыдущего опыта. Дети, выросшие с животными, продолжали бегать на четырех конечностях. Для них это было естественно, потому что именно этому они научились.

И они не могли говорить, потому что никто не рождается со способностью разговаривать на русском или на английском. И если сейчас для нас естественно то, что мы можем говорить, читать и печатать на компьютере, то это только потому, что мы этому научились. Так давно и прочно это усвоили, что уже и не помним, когда было иначе. Поэтому и называем это естественным.

То, что человек ведет себя достойно — это тоже результат предыдущего опыта и предыдущего выбора. И то, что он ведет себя, как урод — это тоже результат выбора и опыта. Здесь нет ничего естественного. Он сам выбрал, каким быть.

Фрэнк Пьюселик рассказывал, что после войны во Вьетнаме, он не мог выходить на улицу без оружия. Он брал с собой хотя бы нож. А еще он не поворачивался спиной к двери, к людям, не позволял никому подходить к нему сзади. Входя в помещение, он оценивал, какая стена выдержит очередь из автомата, а какая выстрел из гранатомета. Он оценивал, через какое окно лучше выпрыгивать, если что-то случится. Для него такое поведение было естественным. Но естественным не потому, что это нормально и все рождаются с этими навыками, а потому, что такое поведение было результатом предыдущего опыта. Такое поведение было разумно и необходимо в джунглях и во время войны. И можно было бы продолжать вести себя так всю оставшуюся жизнь, объясняя, что это, якобы, естественно.

Сам Фрэнк Пьюселик говорит:

— Был ли я естественным? Да, очень естественным. Нужна мне была такая естественность?! Помогала она мне жить счастливо? Никак не помогала. У меня не было друзей, я не жил спокойно и счастливо. Я понимал, что такое мое поведение сформировано предыдущим опытом. И я стал постепенно менять поведение. Сначала я стал оставлять дома нож. Ох, как это было не просто! Затем стал позволять людям подходить ко мне со спины. Постепенно отказался и от других «естественных» привычек, сформированных войной. Я их убрал. Я не выбросил их совсем. Сами понимаете, мало ли что. Но я научился откладывать в сторону тот опыт, который мне сейчас не помогает, а мешает.

Мы несем ответственность за результаты, которые создаем. По крайней мере, должны нести, если хотим называться разумными существами. Нельзя орать на жену только потому, что на тебя наорали на работе или на улице. Это неестественно.

Нельзя обзывать ребенка, нельзя оскорблять людей, нельзя им хамить и делать больно. По крайней мере, если это не было ничем спровоцировано. Все это неестественно. Это уродливо.

Если же кто-то считает, что это естественно, то тогда и для жены будет вполне естественно взять что-то тяжелое и стукнуть по голове, чтобы заткнуть своей естественностью естественность орущего мужа.

Вы хотели бы жить среди таких естественных проявлений? В этом нет ничего нормального и правильного. Выливать на окружающих всю то мерзость, которая накопилась у вас внутри — это не естественно. Это отвратительно. И ни чем не лучше, чем если бы вы выбрасывали накопившийся в квартире мусор из окна на головы людей, проходящих по тротуару.

Это одно и тоже. Выплескивать на других свою злость, раздражение, плохое настроение — это так же недопустимо, как высыпать мусор и содержимое помойного ведра из окна квартиры.

Люди не виноваты в том, что у вас есть мусор. С мусором надо разобраться, но это ваша проблема и ваша ответственность.

Биться в истерике и кидаться своим мусором в окружающих — недопустимо.

Тот же Фрэнк Пьюселик на тренинге говорил:

— У самых успешных людей есть некоторые обязательные навыки и особенности поведения. Иначе с вами не будут общаться. Успешные люди для которых это естественно, не будут общаться с теми, кто нарушает эти правила поведения. Тех, кто нарушает эти правила, будут убирать, отодвигать, игнорировать. Наличие этих правил обязательно. Успешные люди (да просто нормальные люди) не будут с вами общаться, если из вас на них сыпется мусор. Если у вас психологические проблемы, закройте дверь и прорабатывайте их. Сами, со своим терапевтом, как угодно. Но не срывайтесь на других.

Вы отвечаете за результаты общения. Если после общения с вами кому-то стало больно, плохо, грязно — это ваша ответственность. Если тот другой ничего вам не сделал, а вы просто так вывалили на него все то дерьмо, которым вы были полны — это не говорит о вашей искренности. Это говорит о том, что вы придурок, который портит жизнь людям и не хочет отвечать за результаты общения.
Вы отвечаете за результаты.

Если же после общения с вами чья-то жизнь стала лучше, то это хорошо. Именно это должно быть естественным. Естественно отвечать за результаты общения и создавать успех. Это созидание.

Хамить, оскорблять, обижать, унижать — это разрушение.

Вы или созидаете мир вокруг себя, либо рушите его.

Так что, вы созидаете или рушите? Мир, жизни людей, их настроение? Вы отвечаете за результаты? Что создаете вы?! Гаромнию или хаос?

 

psy-nlp.ru

искусственность — Словарь антонимов русского языка

ЕСТЕСТВЕННОСТЬ — ИСКУССТВЕННОСТЬ

Естественность движений — искусственность движений. Естественность поведения — искусственность поведения.

○ Публика, состоящая из людей, не имеющих ясного понятия ни об искусственности, ни об естественности, громким хором повторяет: да, они хотят нарушать естественные законы. Чернышевский. Капитал и труд.

ЕСТЕСТВЕННОСТЬ — ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННОСТЬ

Естественность реакции — противоестественность реакции.

○ Говоря о естественности и противоестественности, не следует забывать, что человек есть существо сложное… В. Соловьев. Смысл любви.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ — ИСКУССТВЕННЫЙ

Естественно — искусственно

естественность — искусственность (см.)

Естественный смех — искусственный смех.

○ Теперь, отоспавшись и наведя полный блеск на свое сияющее лицо, пышущее естественным и искусственным румянцем, она начала игру с того, что, спрятавшись за подушку, внезапно появлялась из-за нее, сжимая в маленькой ручке похожую на тощего дракона резиновую собачонку. Н. Тихонов. Зеленая тьма.

Про древнюю Элладу, когда она распространяла свое культурное влияние, существуют два термина, схожие по языку, но совершенно разные по сути: «эллинская культура» и «эллинистическая культура». Первая родится, вторая насаждается; первая — у себя дома, вторая — в чужих краях; первая — естественна, вторая — искусственна. Шагинян. Человек и время.

В знач. сущ. ср. р. Преуспев в искусстве делать искусственное — от искусственной кожи до искусственных спутников Земли, — человек потянулся к естественному, — от нейлона к хлопку, от пластмассы — к дереву. И. Гофф. Превращения.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ — НЕЕСТЕСТВЕННЫЙ

Естественно — неестественно (см.)

естественность — неестественность

естественный — противоестественный (см.)

естественно — противоестественно

естественность — противоестественность (см.)

Естественный цвет лица — неестественный цвет лица.

○ Княгиня рассмеялась снова неестественным, ей естественным смехом. Л. Толстой. Юность.

В знач. сущ. ср. р. Не истины науки трудны, а расчистка человеческого сознания от всего наследственного хлама, от всего осевшего ила, от принимания неестественного за естественное. Герцен. Письма об изучении природы.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ — ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫЙ

То было время убиения всего естественного и развития всего противоестественного, время вечного противоречия слова и дела. Герцен. Капризы и раздумье.

Не так-то просто доказать очевидное: что естественно для зайца, противоестественно для человека. Тендряков. Покушение на миражи.

НАТУРАЛЬНЫЙ — ИСКУССТВЕННЫЙ

Искусственный страх, становясь все более натуральным, колол его, подгонял. Дудинцев. Белые одежды.

НАТУРАЛЬНЫЙ — ПРИТВОРНЫЙ

— Ну, здравствуйте, мой друг, садитесь и рассказывайте, — сказала княгиня Софья Васильевна, с своей искусной, притворной, совершенно похожей на натуральную, улыбкой. Л. Толстой. Воскресение.

Ср. Естественный — напряженный

ЕСТЕСТВЕННЫЙ — НАПРЯЖЕННЫЙ

Естественно — напряженно

естественность — напряженность

Естественная улыбка — напряженная улыбка.

○ Уже накануне заметил я в ней что-то напряженное, не совсем естественное. Тургенев. Ася.

НЕПРИНУЖДЕННЫЙ — СКОВАННЫЙ

Скованно — непринужденно

скованность — непринужденность

Чувствовать себя непринужденным — чувствовать себя скованным. Быть в разговоре непринужденным — быть в разговоре скованным.

○ Именно от душевного благополучия зависит, будут ли дети непринужденными или скованными, искренними или скрытными, равнодушными или отзывчивыми. В. Амлинский. Вниз по лестнице.

Ср. Естественный — искусственный


Источник: Словарь антонимов русского языка на Gufo.me

gufo.me

ПРИТВОРНОСТЬ — это… Что такое ПРИТВОРНОСТЬ?

  • притворность — сущ. • деланность • наигранность Словарь русских синонимов. Контекст 5.0 Информатик. 2012. притворность сущ., кол во синонимов: 17 • аффектация …   Словарь синонимов

  • притворность — ПРИТВОРНЫЙ, ая, ое; рен, рна. Обманно выдаваемый за истинное или искреннее. Притворные слёзы. Притворное равнодушие. Притворно (нареч.) сочувствовать. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • Притворность — ж. отвлеч. сущ. по прил. притворный II Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • притворность — притворность, притворности, притворности, притворностей, притворности, притворностям, притворность, притворности, притворностью, притворностями, притворности, притворностях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») …   Формы слов

  • притворность — притв орность, и …   Русский орфографический словарь

  • притворность — см. притворный; и; ж. Притво/рность интереса …   Словарь многих выражений

  • деланность — ненатуральность, притворство, принужденность, фальшивость, фальшь, выделанность, наигранность, напряженность, театральность, жеманность, нарочитость, манерность, неестественность, искусственность, притворность, натянутость Словарь русских… …   Словарь синонимов

  • наигранность — аффектация, неестественность, натянутость, изломанность, театральность, отрепетированность, нарочитость, деланность, жеманство, притворность, искусственность, жеманность, неискренность, манерность, сыгранность, ненатуральность Словарь русских… …   Словарь синонимов

  • Залоговые аукционы в России — Залоговые аукционы в России  один из механизмов приватизации, серия сделок, проведённых в 1995 году, в результате которых в собственность ряда коммерческих банков перешли государственные пакеты акций нескольких крупных компаний (таких как… …   Википедия

  • аффектация — См …   Словарь синонимов

  • dic.academic.ru

    Антропология Гельмута Плеснера как возможное основание философско-религиозной антропологии.

    Значительное
    воздействие на развитие современной
    философской антропологии, в том числе
    философско-религиозной, оказала теория
    Гельмута Плеснера.

    Его теория призвана
    выявить “базисную структуру”
    человеческого бытия, способную объяснить
    все его специфические свойства и
    характеристики. Философская антропология
    должна быть “принципиальным осмыслением
    человеческого существа”. Экспликация
    базисной структуры должна ответить на
    вопрос, “каковы условия возможности
    человеческого бытия”, и указать место
    человека в целом бытия. “Поскольку
    философия формулирует проблему
    антропологии, — отмечает Плеснер, —
    постольку она ставит проблему способа
    существования человека и его положения
    в целом природы”.

    Средством выявления
    базисной структуры является
    трансцендентальный вопрос об условиях
    возможности феноменологически описываемых
    явлений человеческого существования.
    Именно в этой связи Плеснер указывал
    на Канта, как на важнейшего предшественника
    современной философской антропологии.
    В методологическом аспекте можно
    утверждать, что философско-антропологическая
    мысль Плеснера движется от феноменов
    к базисной структуре как условию их
    возможности, а затем — от базисной
    структуры к феноменам с целью их
    объяснения. Соответственно эта структура
    должна обладать не “завершающе-теоретической”,
    а “открывающе-экспонирующей” ценностью.

    Вопрос о структуре
    человеческого существования Плеснер
    пытается развернуть в двух направлениях:

    1. горизонтальном.
      Рассматривает способы отношения
      человека к миру и его деяния в мире.

    2. вертикальном.
      Исследуется “положение человека в
      мире как организма в ряду организмов”,
      то есть базисная структура человеческого
      бытия выявляется через рассмотрение
      человека в космологически-органической
      перспективе, в ряду растение — животное
      — человек, которые являются различными
      формами жизни.

    Живое тело как
    явление всегда предстает в принципиально
    отличных аспектах внешнего и внутреннего.
    Это различие носит предметный характер.
    Различие этих аспектов предполагает
    наличие какой-то нейтральной зоны, в
    которой они бы сходились и из которой
    бы исходили. Такой нейтральной зоной
    может быть только “граница” тела.
    Граница живого тела и соответственно
    двойственный аспект его явления суть
    свойства самого живого тела. Благодаря
    принадлежащей ему границе живое тело
    и пребывает в самом себе и выходит за
    пределы самого себя.

    Свою
    позициональность живое тело реализует
    в модусах процесса и системы — как
    опосредование становления и понимания
    в развитии динамичной формы и как
    единство организма в опосредовании его
    частей в нечто целое. Целое, каковым
    является организм, нуждается, однако,
    в дополнении, а именно в среде существования.

    Позициональность
    реализуется различным образом. Всякое
    живое существо как тело должно обладать
    определенной замкнутостью и в то же
    время быть открытым среде, от которой
    оно зависит. Это обуславливает постоянное
    напряжение, требующее разрешения. Такое
    разрешение может принимать различные
    формы. Простейший способ заключается
    в непосредственном “вчленении” тела
    в среду. Так происходит с растениями,
    лишенными центрального органа,
    направляющего движения других органов.
    Плеснер называет это открытой формой
    организации, то есть такой формой,
    которая непосредственно “вчленяет”
    организм со всеми его жизнепроявлениями
    в среду и делает его несамостоятельной
    частью соответствующего ему жизненного
    круга.

    В животном, в
    отличие от растения, Плеснер видит более
    высокую форму самоотнесенности, поскольку
    оно не вчленено простым и непосредственным
    образом в свою среду. Здесь “вчленение”
    носит форму опосредованности, и животное
    обладает известной самостоятельностью
    по отношению к среде, обладая замкнутой
    организацией. Закрытой является такая
    форма, которая опосредованно вчленяет
    организм со всеми его жизнепроявлениями
    в его среду и делает его самостоятельной
    частью соответствующего ему жизненного
    круга. Связь со средой осуществляется
    посредством органов, которые обладают
    определенной самостоятельностью, но
    связаны с центральным органом.

    Остается еще одна
    ступень самоотнесенности, при которой
    осознается собственный жизненный центр
    и при которой самопереживание становится
    членом отношения. Эта ступень органической
    жизни принадлежит человеку, осознающему
    собственную жизнь и собственное
    переживание. В отличие от животного он
    способен занять дистанцию и по отношению
    к собственной “жизненной середине”,
    способен осознать себя как “я в теле”
    и как “я”. “Я” можно постигнуть только
    как “находящийся вне самого себя пункт”,
    из которого человек способен созерцать
    “сценарий своей внутренней жизни”.
    Благодаря “я” тело человека полностью
    “рефлексивно”. Как пункт, с которым
    необходимо соотноситься всякая
    предметность, “я” не дано само как
    предмет, оно необъективируемо. Попытка
    определить его ведет к бесконечной
    рефлексии, при которой рефлексирующее
    “я” всегда оказывается “вне” центра
    своей позициональности. Человек поэтому
    всегда сокрыт для самого себя, “я”
    находится неизбежно “вне центра своего
    переживания”. В силу этого позициональность
    человеческой жизни носит характер
    “экс-центричности”.

    “Экс-центричность”
    человека, как она выявляется посредством
    феноменологического анализа структурных
    форм жизни, и есть базисная структура
    человеческого бытия, определяющие все
    его монопольные свойства. Она выступает
    как “формальное условие проявления
    существенных признаков и монополий
    человека в их неразрывной (по смыслу)
    связи независимо от того, к какому
    аспекту человеческого бытия — телесному,
    душевному или духовному — они относятся”.
    В содержательном отношении экс-центрическая
    позиция человека предстает прежде всего
    как отделенность от своего физического
    существования, в силу которой человек
    способен назвать себя “я”.

    Экс-центрическая
    позициональность человека позволяет
    трояко охарактеризовать его. Он предстает
    как: — тело,

    Такая тройственная
    определенность означает троякое членение
    мира человека. Наличие внешнего мира
    связано с наличием у человека внутреннего
    мира. Взаимообусловленность их
    существования вытекает из скоррелированности
    тела и “я в теле”. Наличие внешнего
    мира предполагает способность
    опредмечивания и прежде всего способность
    опредмечивать свое тело, которое
    предстает в таком случае как вещь среди
    вещей.

    Внешний мир дан
    человеку посредством его чувственной
    организации. Чувственно-опосредованная
    данность внешнего мира означает, по
    мнению Плеснера, определенное ограничение
    открытости мира. Данность внешнего мира
    опосредуется и культурой, в которой
    живет человек.

    Так же относится
    человек и к своему внутреннему миру,
    поскольку он не только живет и переживает,
    но и переживает свое переживание. Это
    обусловливает то обстоятельство, что
    психическая жизнь человека дана в
    двойственном аспекте — как душа и как
    переживание. Душа представляет
    совокупность свойств, склонностей, а
    также темперамент, характер; как
    психическая реальность, она подчиняется
    определенным закономерностям. Переживание
    — это психическая реальность в процессе
    своей реализации.

    “Экс-центрическая
    позициональность” обусловливает и
    наличие сферы существования других
    людей для каждого отдельного индивида.
    Эта сфера существует потому, что человек
    рассматривает себя с определенной
    дистанции, и отношение его к самому себе
    носит характер опосредованной
    непосредственности, то есть он
    опредмечивает само свое существование.

    Экс-центрическая
    позициональность задает не только
    структуру мира человека, но и способы
    реализации человеческого существования,
    то есть прежде всего формы поведения
    человека. Основные формы отношения
    человека к бытию определяются тремя
    основными базисными антропологическими
    законами.

    Первый закон.
    “Закон естественной искусственности”.
    Экс-центрическая форма организации
    предполагает, что человек должен сам
    себя сделать тем, что он есть. Человек
    может жить только управляя своей жизнью.
    Эту объективную онтологическую
    необходимость Плеснер называет абсолютной
    анатомией. Непрестанное понуждение
    равновесия между жизненным центром и
    экс-центрическим “я” является источником
    всего того, что понимается под понятием
    культуры. Искусственное, то есть
    создаваемая человеком культура, может
    быть постигнуто только как непосредственное
    выражение способа человеческого
    существования, а не только как нечто,
    что может быть опосредовано какими-то
    внешними условиями. Человек не может
    существовать без норм. Искусственность
    поэтому для человека столь же естественна,
    как и его биологическая организация.

    Второй закон.
    “Закон опосредованной непосредственности”.
    Этот закон определяет способ, которым
    даны объекты человеку и форму отношения
    человека к себе. В своем сознании человек
    обладает прямым и непосредственным
    отношением к вещам, которое само
    опосредовано, поскольку человек не
    только растворяется в нем, но и обладает
    дистанцией по отношению к нему.

    Закон опосредованной
    непосредственности определяет и характер
    экспрессивности человека. Плеснер
    уделил много внимания проблеме функции
    и смысла экспрессивности. Наиболее
    примечательными с антропологической
    точки зрения представляются Плеснеру
    такие формы самовыражения человека,
    как смех и плач.

    Третий закон.
    “Закон утопического места”. В силу
    своей экс-центрической позициональности
    человек испытывает свою неукорененность.
    Достигнув чего-либо, он сразу же необходимо
    вновь оказывается вне пределов этого
    достигнутого. Он никогда не может обрести
    покоя, поскольку его экс-центрическая
    позиция постоянно лишает его равновесия,
    к которому он стремится. Опыт подобной
    неукорененности означает осознание,
    как считает Плеснер, ничтожности бытия
    всего мира. Собственное существование,
    равно как и всякое сущее, осознается
    человеком как нечто случайное. Это ведет
    его к мысли об основании мира, более не
    подверженном случайностям, являющимся
    абсолютным бытием, богом. Здесь видит
    Плеснер ядро всей религиозности. Она
    не отторжима от своеобразия жизненной
    формы человека. Все, с чем сталкивается
    ищущий человек, все, то он создает,
    движимый непрестанным принуждением
    обрести равновесие, — все это оказывается
    лишенным опоры. Только в абсолютном,
    как кажется, может человек обрести
    равновесие, опору своему существованию.

    Но та же самая
    экс-центрическая позициональная форма,
    которая вызывает в человеке идею бога,
    несет с собой и сомнение в его существовании.
    Нахождение в ничто, “утопическое место”
    не дают человеку покоя, поскольку человек
    постоянно ставит под сомнение бытие и
    абсолютной основы мира. Ему не дано
    обладать знанием, лишенным сомнений.
    Дух человека вновь выводит его на
    бесконечный путь.

    studfiles.net

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о