Зачем рожать детей в россии – Миллионы людей в России не хотят иметь детей! / Православие.Ru

Миллионы людей в России не хотят иметь детей! / Православие.Ru

Социологи предрекают мировой демографический кризис. Даже в Китае с каждым годом рождается все меньше малышей.

МАМА, ПАПА, Я – НЕПОЛНОЦЕННАЯ СЕМЬЯ

Делая аборты, мы убили целое поколение. Сработает принцип матрешки - если убрать одну из куколок, заключенные в ней куколки поменьше тоже не появятся на свет...
Делая аборты, мы убили целое поколение. Сработает принцип матрешки — если убрать одну из куколок, заключенные в ней куколки поменьше тоже не появятся на свет…
– Последнее время в России установилась норма – один ребенок в семье, – рассказал на форуме «Диалог Цивилизаций» завкафедрой социологического факультета МГУ Анатолий Антонов. – Второго рожают в том случае, если появляется так называемый «бэби-комплекс». То есть когда первый ребенок подрос, а родителям хочется «повозиться с лялькой».

По заверению Антонова, даже проклюнувшийся было беби-бум в России – явление временное. И спасибо надо сказать не материнскому капиталу и прочим социальным благам для семей. А благоприятной социально-психологической атмосфере, которая была в стране в 2005-2008 годах.

– Как успех нам сейчас преподносится цифра – 1,54 ребенка на женщину, – продолжает Антонов. – Но давайте отдавать себе отчет: для обычного воспроизводства людей цифра должна быть 2,1-2,2 ребенка на каждую женщину…

В Европе также установился стандарт – люди хотят иметь в семье одного-двоих детей. О третьем и четвертом мечтают лишь единицы! По заверению экспертов, это настоящий кризис института семьи.

– Семья с одном ребенком – это не семья, – утверждает Антонов. – Семья с двумя детьми – это семья «пограничная», «маргинальная». Чтобы избежать серьезного демографического кризиса, трех-четырех детей должны иметь 50 процентов семей.

– Единственная возможность выйти из кризиса – менять систему ценностей, – заключает профессор. – Если она «внесемейная», то есть главная роль отводится работе, путешествиям и так далее, то никакие льготы не заставят маму хотеть еще одного малыша. Больше того: мы выследили четкую обратную связь между материальными благами и желанием заводить детей.

Нужно менять саму систему общечеловеческих ценностей. Как? Это вопрос. Пока адекватной программы по увеличению рождаемости не предложило ни одно правительство мира. Известно, что положительно влияет на рождаемость религиозность. Но сейчас и в верующих семьях многодетность – не обязательная примета.

– На многодетных родителей продолжают смотреть как на людей, которые не могут обуздать свою сексуальность и потому «плодят нищету», – возмущается социолог. – А ведь многодетность – это особое мировоззрение, особое качество жизни. Пока же миллионы людей не хотят иметь детей. И даже самые активные из них в плане воспроизводства не хотят иметь больше двух детей.

БЭБИ-БУМА НЕ БУДЕТ ДАЖЕ В КИТАЕ

– Сейчас в Европе из эгоистических соображений многие пары не хотят ВООБЩЕ иметь детей, – согласилась руководитель регионального бюро «Human Life International», гражданка Польши Ева Ковалевски. – Такого никогда не было в истории человечества! Думаю, не последнюю роль играют в этом фармкомпании. Гормоны повсеместно убивают фертильность женщин. Они попадают к нам в организм не только через лекарства, но даже уже через воду.

Играют свою роль и лозунги вроде «Бери от жизни все»… Данные статистики неутешительные. Только в Ирландии среднее количество детей в семьях больше двух. В других странах не дотягивает и до воспроизводства. Европа очень быстро стареет.

– Переселение Земли – это миф, – выдал сенсационное заявление директор Института демографических исследований Игорь Белобородов. – ООН повсеместно занимается планированием семьи, целенаправленно снижает рождаемость. Причем не только в странах третьего мира. Сейчас рождаемость в мире по сравнению с 50-годами прошлого века упала в 5 раз. Даже в Китае к 2048 году мы ожидаем начало сокращение населения – это в самом лучшем случае! Возможно, демографический кризис до туда доберется и куда раньше. И сокращение числа населения Поднебесной будет круче, чем был рост!

КАЖДЫЙ ЧАС В МИРЕ ПРОИСХОДИТ 6 ТЫСЯЧ АБОРТОВ

В Азиатский странах уже сейчас начали регистрировать минимальную за всю историю рождаемость. В Гонконге приходится 0,7 ребенка на одну женщину. Даже в Африке, где еще недавно нормой было 7 детей в семье, сейчас рождается около 5.

– Пока эти проблемы частично маскируются эмиграцией, – объясняет Белобородов. – Но когда-нибудь поток иссякнет. Нас ожидает мировое глобальное снижение рождаемости.

Зато растет число прерывающихся беременностей.

– Каждый день в мире совершается от 137 до 160 тысяч абортов, – подсчитывает эксперт. – Это 6 тысяч прерванных жизней в час… задумайтесь над этими цифрами. Они ужасают.

Добавьте сюда рост числа разводов. Их сейчас особенно много в России и США. В нашей стране разводом заканчивается 80 (!) процентов браков. При этом идет и рост гомосексуализма и проституции в мире. Только в Индии «первой древнейшей» занимается 10 миллионов человек. В Таиланде около 2 миллионов.

Вам не кажется, что кто-то целенаправленно разрушает наш институт семьи?

И вернуть не рожденное поколение будет уже невозможно…

pravoslavie.ru

Почему россиянки не хотят рожать

По данным Счетной палаты России естественная убыль населения ускоряется, а в тридцати двух регионах РФ количество умерших превышает число родившихся в 1,5-2,1 раза. Вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что Россия «катастрофически теряет население». Министр труда и социальной защиты Максим Топилин, выступая на Всемирном саммите социального обеспечения в Брюсселе, сообщил о проблемах с первым рождением. Также министр труда анонсировал увеличение пособия на первого и второго ребенка, софинансирование из федерального бюджета выплат на третьего ребенка, и 90 млрд, которые государство планирует выделить на стимулирование рождаемости в следующем году.

Несмотря на национальные программы, направленные на повышение демографии, россияне не хотят заводить детей.

Одной из главных причин сокращения рождаемости называют чайлдфри-идеологию. Социологи бьют тревогу: только в столице 17% опрошенных не хотят продолжать род. По их мнению, всему виной — эгоизм: желание путешествовать, делать карьеру или просто жить в свое удовольствие. Но так ли это на самом деле, и почему женщины, а именно мы принимаем окончательное решение заводить потомство или нет, — боятся брать на себя такую ответственность? Отсутствие детей — эгоизм или безысходность?

Прежде чем кидать камни в бездетных, подумайте, чем они руководствуются отказываясь от материнства. Большинство молодых женщин репродуктивного возраста, чье детство пришлось на 90-е, имеют травмирующий опыт — тотальная нищета и отсутствие стабильности. Тяжелое детство на подсознательном уровне вызывает страх и тревогу — чувства, которые желанию размножаться явно не способствуют. Женщины делают упор на карьере не потому, что хотят соревноваться с мужчинами, пестовать свое эго, иметь возможность тратить заработанное на предметы роскоши. Активная трудовая деятельность помогает выжить, заполнить пустоту, дать возможность обзавестись материальной базой, которая бы позволила прокормить будущих детей.

Большинство озадачено вопросом, почему женщины не хотят заводить потомство, но, на мой взгляд, важно понять, почему они рожают. Происходит это по двум причинам: безграмотность или наличие надежного мужчины рядом. В первом случае происходит банальный залет. Чаще всего это неблагополучные регионы, где недальновидные особи женского пола не отличаются избирательностью в выборе половых партнеров, игнорируют средства контрацепции. То есть — рожают по глупости. Во втором случае рождение ребенка — осознанный шаг, а все потому, что рядом человек, которые вселяют веру в будущее — мужчина, с которым не страшно остаться без работы, и с которым не думаешь о карьере. Феминистки меня явно не поддержат, но именно мужчины способны вдохновить на материнство. Также, как и полностью убить в тебе это желание.

Я не буду рассказывать обобщенные страшилки о том, что «мужик измельчал», нет. Но когда рядом человек, чье слово не значит ровным счетом ничего, — тот, кто бежит от ответственности со скоростью «Сапсана», о продолжении рода точно не думаешь. Мне часто встречались мужчины, которые чуть ли не с первого свидания говорили, что хотят детей. Потом даже настаивали на этом, объясняя, что отношения нельзя считать полноценными, если в планах нет деторождения. Они не понимали одной простой вещи: женщину не нужно убеждать или покупать, чтобы она захотела детей. Нужно просто отвечать за свои слова, демонстрировать свою надежность и мужественность в действии. Тогда она сама сделает все возможное, чтобы создать настоящую семью.

Чаще всего меня окружают представители старшего поколения. Все как один говорят мне — «надо рожать!». Один политический деятель вообще заявил, что женщина без детей — высохшее растение. Я объясняю, чтобы родить многого ума не нужно. Да и от кого рожать? Желающие стать отцами моих будущих детей на словах, конечно, есть и всегда были, но я не понимаю, как можно заводить детей только потому, что этого требует общество, государство или «часики тикают». Есть категория женщин, которые не нашли достойную пару, сделали карьеру и после этого решили обзавестись детьми. Тех, кто выбрал чайлдфри, называют паразитами и эгоистами, но, как по мне, настоящий эгоизм рожать для себя. Обрекать будущего ребенка на жизнь в недосемье, где «недолюбленная бабенка» породит в своем чаде кучу комплексов. Что ждет этого малыша? Просто к сведению — согласно статистике 60% несовершеннолетних преступников воспитывались в неполной семьях.

Для того, чтобы побудить людей к размножению — материнского капитала недостаточно. Да, и если общество будет клеймить бездетных — желания повышать демографию не появится. Важен глубокий, системный подход. И бороться нужно с инфантильностью мужчин в том числе. Разводы, дети от предыдущих браков, и как результат — обязательства, навязанные государством в виде алиментов. Судебные приставы; травля родственников; запрет на выезд за границу; арест на имущество; уголовное преследование. Как вы считаете, захочет ли после всего этого среднестатистический мужчина отцом становиться?

С возрастом люди все больше думают о смысле жизни. О том, зачем они в этом мире. Однако в многодетных семьях на философские рассуждения просто нет времени. Они заняты воспитанием, а честнее будет сказать — выживанием. Возможно, тот самый смысл жизни и есть дети. А еще, детей называют цветами жизни. Вот только, чтобы вырастить именно цветы, а не бесполезные сорняки, нужна хорошая почва.

А вы сколько хотите детей?.Опрос

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Своих не нарожаем: зачем Россию делают «миграционно привлекательной»

Иностранцы смогут получать наши паспорта всего за год работы (подробности)

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО

Искусственный интеллект смог сдать ЕГЭ только на «четверку»

Робот смог «проверить свои знания» по русскому языку и набрал 63 балла из 100. Теперь только один вопрос — как тогда школьники умудряются набирать по 100 баллов? (подробнее)

www.kp.ru

В России все больше чайлдфри — почему?

Подругу отговорили от аборта, «потому что убивать грешно», а «материнство свято», а теперь она мучается, бьется головой о стену, да еще и муж ушел… Что сделает рациональная женщина, видя такой пример? 

Как люди принимают решение не рожать детей, что получает от государства и общества женщина, которая стала матерью, был ли когда-нибудь «золотой век, в котором все рожали», какие бывают чайлдфри и можно ли как-то повлиять на это решение, рассказывает доцент Института демографии, социолог, преподаватель ВШЭ Ольга Исупова.

Давно ли феномен чайлдфри попал в поле зрения социологов?

Ольга Исупова

— Впервые о нем заговорили в начале 70-х годов. В 1978 году канадский социолог Джин Виверс опубликовала книгу «Childless by choice» («Бездетные по выбору»), проведя исследование большого числа молодых супружеских пар. Феномен чайлдфри, по ее мнению, стал следствием самых разных молодежных движений шестидесятых, в том числе интеллектуальных. Их объединяла идея выбора, включая выбор в вещах, которые никогда ранее человек просто не определял: например, иметь или не иметь детей.

— В Канаде случился демографический кризис, поэтому именно там социологи заинтересовались чайлдфри?

— Вовсе нет. Чайлдфри с шестидесятых годов было большой и мощной волной в Европе и Америке, так же, как «новое родительство», которое подразумевало осознанность этого выбора, или феминистское движение, рассматривающее материнство в качестве формы эксплуатации женщины.

Радикалистка Суламифь Файерстоун была страшно популярна в те годы. Она призывала женщин воздерживаться от деторождения и совершить революцию, но не в средствах производства, а в средствах воспроизводства.

Файерстоун была убеждена: деторождение — форма порабощения женщины, в результате чего вся ее жизнь подчинена ребенку, а она сама лишена возможности заниматься чем-то еще. Тогда же стало популярно отношение к беременности и родам как во всех смыслах слишком тяжкой ноше, которая также лишает женщину выбора. Ребенка придется растить, женщина неизбежно будет ущемлять себя в удовольствиях, заработке, карьере. В таком контексте идеи чайлдфри и расцветали.

Думаю, социологи обратили внимание на чайлдфри из-за большой популярности этой философии у широкого круга людей, которые были увлечены и вовлечены в движение. В 80-е годы, правда, многие из этих людей вернулись к мысли, что материнство все-таки может быть выбором женщины. Но организовывать его необходимо иначе. Никто не должен заставлять становиться матерью, говорить о долге, обязанности, судьбе и предназначении от природы.

Последние требования возникали не на пустом месте?

— Социально материнство было устроено так, что требовало от женщины слишком многого. В некоторых культурах предполагало тотальный отказ от всего остального и полное вложение в материнство. Логика сторонников чайлдфри исходила из того, что, раз можно отказаться от благ и радостей мира, ради материнства или чего-то еще, значит, и от материнства женщина имеет право отказаться.

Виверс была человеком, который решил социологически исследовать конкретный случай и всесторонне изучить позицию тех, кто сознательно отказывается от родительства.

С солидарностью проблемы — растет бездетность

— Среди чайлдфри больше мужчин или женщин? Можно ли как-то классифицировать чайлдфри?

Идеи чаще исходят от женщин, а не от мужчин. Репродуктивные решения — когда и сколько рожать — все-таки в современных обществах тоже принимают женщины. Мужчинам это не так важно, их никто не спрашивает, да и детьми мужчины занимаются в меньшей степени. Не нужно думать, что явление пришло к нам с Запада. Это было широко распространено в СССР и до последних времен в современной российской культуре.

Существенная мужская роль в вопросе чайлдфри заново возникает в неотрадиционализме (как когда-то она существовала и в традиционализме, где женщины должны были рожать под страхом разного рода репрессий, брак был принудительным, в какие-то периоды существовала «охота на ведьм» в разных формах, существовало огромное количество препятствий репродуктивному контролю). По моим наблюдениям, даже в православной среде уже звучат неравнодушные и не всегда позитивные разговоры о многодетности. Особенно они актуальны в случае вдовства мужчин, на руках которых остаются дети, с которыми приходится справляться самостоятельно, без жены. 

Многодетность – высокое призвание, а не «печать православности»

Первой классифицировать чайлдфри стала все-таки Виверс. Позже классификации совершенствовались, но основа сохранилась.

Обычно выделяют небольшую группу тех, кто испытывает физиологическое отвращение к беременности, процессу родов, вскармливанию и даже самим маленьким детям. Их Виверс назвала «реджекторами». Это несущественный процент в популяции, не больше 2-5%, обусловленный биологией. Если угодно, это форма фобии и закон биологии.

Вторую группу Виверс назвала «аффексьонадо», обозначив людей, которые становятся чайлдфри под влиянием общественных представлений. По наблюдениям исследователей, для большинства людей в социуме характерна средняя степень желания иметь детей. Не то чтобы дети им не нужны совсем, но бездетный образ жизни кажется ничуть не менее привлекательным. Если по взглядам такие люди оказываются ближе к тем, кто детей не хочет категорически, под влиянием моды и общественных движений, они принимают идеи чайлдфри. «Дети мне не нужны, — рассуждают аффексьонадо, — они мешают поддерживать красоту в доме, путешествовать, делать карьеру. Все эти сопли, подгузники, обучение. Однажды дети уйдут из дома, а я останусь ни с чем. Взращивая их, потеряю на этом собственную жизнь».

На рациональном уровне этому трудно что-то противопоставить. Если в обществе сильно нормативное давление — детей должны иметь все — аффексьонадо рожают детей. Нельзя сказать, что испытывают восторг при этом, но и не безумно несчастны.

С «реджекторами» ничего сделать нельзя. Если их заставить иметь детей, не исключено, они покалечат и детей, и себя. Увы, такие случаи происходят. Тут можно говорить о большой психиатрии. На вторую группу, для которых родительство вступает в противоречие со взглядами и дорогой их сердцу социальной стороной жизни, повлиять можно. Но стоит ли?

— У кого-то получалось из чайлдфри делать матерей?

— Я не из тех, кто ностальгирует по СССР, но в Советском Союзе материнство было просто одной из сторон жизни. Конечно, для детей все было не очень хорошо, зато почти идеально для женщин, которые задумывались о материнстве. Женщина могла родить, сдать младенца в ясли и бежать дальше заниматься своими делами. Сегодняшнее старшее поколение, родив в молодости, могло детей отдать бабушкам и продолжать учиться, делать карьеру, заниматься личной жизнью. Материнство почти никак им не мешало.

Если рожаешь сейчас, тебе надо стать ма-те-рью, которая безвылазно будет сидеть дома, пока ребенка, годам к трем, удастся устроить в сад. В глазах современной женщины — это отрицательный образ.

В ситуации отсутствия доступных яслей и садов, бабушек, денег на нянь такие женщины, перспективные мамы, очень вероятно, станут осознанными чайлдфри. Никакими насильственными методами многодетными их не сделать.

Да и с солидарностью в нашей стране плохо. То есть они понимают, что в случае проблем за ребенка будут отвечать только они, и никто не обязан им помогать ни в чем. Когда в современных обществах с солидарностью проблемы, растет бездетность (в традиционных в этом случае росла детская смертность).

— Где связь между родительством, чайлдфри и солидарностью?

— Есть старая поговорка: «Чтобы вырастить одного ребенка, нужна целая деревня». Если женщина знает — «рожу, дальше мне помогут» — это одна история. Совершенно другая, если рожу, а дальше только и буду слышать: «Сама виновата, кто тебя просил? Родила — отвечай». Когда оказывается, что рассчитывать можешь только на себя, неизбежно выгораешь. 

Большинство пар в нашей стране все еще рожают спонтанно. Не очень понимая, что их ждет, какая помощь потребуется. Но представьте рациональную женщину. Она видит подругу, которую отговорили от аборта, «потому что убивать грешно», а «материнство свято» и вообще «ты молодая, справишься». Видит, как подруга мучается, бьется головой о стену, потому что помощи нет и вся жизнь под откос, а еще и муж ушел…

Что подумает эта умная женщина? Становиться родителем не буду. Аборт делать не буду, лучше предохраняться, еще лучше перестать общаться с мужчинами. Мне не нравится жизнь подруги, когда с ней случилось материнство.

В «золотом веке, когда все рожали», люди были суровы

— Люди, которым неприятны дети, пугают роды, наверняка были во все времена. Как же они существовали до эпохи сексуальной революции?

— Окончательно бездетных женщин, которые к пятидесяти годам, то есть концу репродуктивного периода, не родили детей, еще недавно было не больше 4-6%. Причин бездетности было три: из-за здоровья, вследствие диспропорции полов (в послевоенный период), из-за осуждения обществом одинокого материнства.

Сейчас число бездетных в России, в более молодых поколениях, достигает 12-14%. Бездетные — не только люди, физически не способные родить, или те, у кого не сложилась супружеская жизнь, а быть матерями-одиночками они не хотят. Число бездетных пополнили именно чайлдфри, принципиально отказывающиеся от материнства.

А вот подсчитать, сколько чайлдфри было даже столетие назад, довольно трудно. Может быть, и раньше люди не хотели рожать, но какие у них были средства? Крайние. Можно было уйти в монастырь, например. Можно было остаться старой девой, но и это не каждая могла себе позволить. Во-первых, решение выходить замуж принимала не сама женщина. Во-вторых, большая часть страны была крестьянской, а значит, жить без мужчины было практически нельзя, физически невозможно.

Экономист Александр Чаянов считал, что для нормального функционирования крестьянской семьи нужны были всего два-четыре ребенка. Дети в дореволюционной России часто рождались, но и умирали не только из-за плохой медицины. Увы, их фактически убивали собственные матери или родители. По оценкам демографов, был велик процент детской смертности из-за недосмотра. Например, часто у дворян были любовницы-крестьянки, которые рожали от них детей. Байстрюки во многих случаях никому не были нужны, за ними не смотрели, их недостаточно кормили, и они гибли.

Все эти истории с «недосмотрела», «заспала» и так далее прекрасно описаны в классической литературе у Ивана Бунина, Глеба Успенского, Льва Толстого. Российский демограф Вишневский собирал подобные сюжеты. История детоубийства в России серьезно изучена исследователями. Говорить о золотом веке, в котором рожали столько, сколько Бог даст, всех растили и выводили в люди — большое преувеличение. Нужно понимать, не только времена были суровые, люди были суровы. 

Как рожать детей, если я не знаю, что завтра есть

— Социум ждет от супружеской пары детей. Обычно близкие намекают: «Пора бы родить», а детей все нет. Является ли чайлдфри формой самооправдания бесплодия в паре? Насколько этот феномен вообще связан с медицинской проблемой в обществе?

— Никак. Больше скажу, это вещи противоположные. Те, кто осознанно позиционирует себя как чайлдфри, и бесплодные — по разные стороны баррикад. Им трудно понять друг друга. Одни очень не хотят детей, другие изо всех сил мечтают о детях.

Однако в вашем вопросе есть рациональное зерно. Оно лежит в поле репрессивной культуры, в которой нормы давят на человека, он боится общественного осуждения. Людям страшно признаваться как в отказе от родительства, так и в бесплодии. Первые уверены, что их считают неадекватными, жалкими фриками. Вторые — что им следует отправиться на помойку, ведь они негодные, «поломанные», испорченные люди.

Поэтому подчас бесплодные предпочитают сказать, что осознанно отказались от детей, лишь бы не признаваться в нездоровье. Чайлдфри, которые по разным причинам сильно не хотят детей, поступают ровно наоборот. «Лучше скажу, что у меня не получается, чем буду пускаться в долгие объяснения». Оба примера касаются только тех, кто боится общества. Таких немало. С теми же, кто устраивает каминг-аут, открыто говорит о себе как чайлдфри, все иначе.

— Портал «Зарплата.ру» летом опубликовал опрос. 70% россиян предпочитают семье карьеру, 6% ради карьеры готовы отказаться от семьи. Для чайлдфри экономический фактор значим?

— Экономический фактор, конечно, играет роль. У детей до первой половины XX века была инструментальная ценность: рабочие руки в хозяйстве, наследники. В крестьянском хозяйстве дети приносили выгоду, они были родительским успехом. Любовь к детям вопреки всему возникала не у каждой женщины. Матери-одиночки «рожу и плевать на весь мир» — были крайней редкостью.

Сейчас дети — статья расходов. А хватит ли денег вырастить? Родителям приходится содержать детей до 25-30 лет, искать средства на образование. Глядя со стороны, кто-то делает вывод: зачем мне это? Пока женщина, мужчина вникнут, что дети — это не только расход, но и радость, пока откроют для себя родительскую любовь, сколько времени пройдет? Хотя всю историю человечества материнство имело не только эмоциональные преимущества, теперь, увы, остались только они.

В России сейчас сложное экономическое положение: бедность, низкие зарплаты, закредитованность, банковский кризис не за горами.

Как в такое время рожать детей, если экономически они ничем семье не помогут? Дети — это трата.

Можно рассчитывать на детское пособие, конечно. Его по этой причине и платят. Но кругом только и раздаются голоса, мол, выгода развращает. Простите, кто и когда смотрел на детей иначе, чем с точки зрения, в том числе, экономической выгоды? Как рожать детей, если я сам не знаю, что завтра кушать и чем платить за квартиру?

Согласно исследованиям, у современных молодых супругов в России одна из зарплат идет на ипотеку и обслуживание других обязательных платежей, вторая — на жизнь. Как в этот бюджет может уместиться ребенок? Если пара и родит ребенка по эмоциональным или нормативным причинам, во-первых, родит не сразу, во-вторых, не больше одного. Рожающие больше одного просто плохо считают.

В России умный и рациональный человек вынужден быть чайлдфри. Те, кто рожают — альтруисты. Дети в современной семье — вообще чистый альтруизм. Не стоит забывать об индивидуализации жизненного пути. Не всякая женщина может отказаться от карьеры. Можно быть «профессиональной» матерью, но тогда кто-то должен тебя содержать. Содержание — это путь определенного рода зависимости. Выходит, материнство превратилось в рудимент рабства? Если не зарабатываешь, отдаешься на милость дающего. Все больше женщин не готовы себя на это обрекать. 

— Чайлдфри — эгоисты, которым неинтересно заботиться о ком-то еще?

— Отчасти да, потому что это рациональные люди. Но противопоставляя эгоизм и альтруизм, нужно понимать: можно быть волонтером в хосписе, заботиться о сиротах, помогать старикам и не иметь собственных детей. Собственные дети — это специфический альтруизм, как я сказала. 

Виверс обнаружила, например, что среди чайлдфри много единственных детей в семье и старших в многодетных семьях. У первых отказ от материнства — чистой воды эгоизм, который взращивается родителями, ведь «ты уникальный». С одной стороны, такие люди привыкли, что все о них заботятся и «с какой стати мне заботиться о других». С другой стороны, по отношению к детям у них есть страх: «Я же никогда не видел детскую попу и не вытирал с блузки младенческую отрыжку». 

«В 12 лет так нанянчилась, что своих не хочу»

В свою очередь первые дети из многодетных семей просто не имеют иллюзий относительно родительства. Они побыли родителями своим младшим братьям и сестрам и знают, насколько это тяжело и насколько мало вознаграждается.

Австрийский демограф Лутц ввел в науку понятие «ловушка низкой фертильности». Чем меньше детей в обществе, чем меньше подрастающие дети видят младенцев, тем нормальнее им кажется ситуация отсутствия детей в семье вообще. Это явление будет порождать новых чайлдфри. Иными словами, не столько личностный эгоизм, сколько социально-психологические факторы влияют на распространение феномена чайлдфри.

Отсутствие детей в окружении, отсутствие «деревни», способной помочь вырастить детей, тот факт, что семья и дети стали личным делом каждого и вопросом выбора, раздуваемая обществом гиперответственность родителей ведут к росту числа чайлдфри. Не в эгоизме дело. «Зачем мне это надо, если это так тяжело и при этом со всех сторон мне говорят, что это моя личная прихоть и мои дети не нужны никому, кроме меня?»

У многих выдающихся людей творческих профессий, будь то актеры, писатели, ученые, не было детей. Как соотносится карьера и материнство? Карьеристы всегда чайлдфри?

Не думаю, что клише уместны. Возможно, кто-то предпочитает карьеру детям, а кто-то просто не смог родить. Все-таки о причинах бездетности не принято публично говорить. Булгаков, например, был чайлдфри. Ни одной из трех своих супруг он не подарил ребенка. У Нагибина вообще было пять или шесть женщин, ни одна не смогла родить, потому что писатель этого не хотел. Такие мужчины бывают. «Не хочу пускать в этот ужасный мир своих детей», — говорят они. Другие, как Булгаков, к тому же просто озабочены плохой наследственностью.

По статистике, чем выше должность женщины, тем меньше у нее детей по сравнению с сотрудницами ниже по статусу. Не обязательно она отказалась от материнства ради карьеры. Такая женщина могла заниматься карьерой, а в какой-то момент, когда еще можно было родить, поняла, что в ее жизнь не встраивается ни материнство, ни отношения с мужчинами. Это не сознательный выбор пути чайлдфри. Просто в ее жизни есть призвание (наука, творчество), которое захватило, оказавшись более важным. 

На Западе такая ситуация никем не осуждается, считается, что не все рождены быть матерями, а вот в СССР считалось, что женщина должна и может совмещать работу, и даже карьеру, и детей. Государство ей в этом отчасти содействовало. Теперь мир устроен так, что никто не бегает за женщиной, которая озабочена карьерой, со словами: «Ты только роди, вырастим мы сами». 

Стоит задуматься о качестве, а не количестве

— Религиозность человека влияет на то, станет ли человек чайлдфри? Чайлдфри в большинстве своем карьеристы и атеисты?

— Сложный вопрос. Можно делать карьеру и иметь детей, потому что это разные оси системы координат: на одной — репродуктивное желание, на другой — карьера. Но ресурсы человека ограничены и часто хватает либо на одно, либо на другое.

Религия влияет, конечно, но даже в религиозной среде есть люди, которые выполняют предписания, будучи при этом несчастны, или не выполняют, но не говорят об этом публично. Знаю немало православных семей, где люди решили, что больше двоих детей иметь не будут. Призыв «плодитесь и размножайтесь» их касается, но они им пренебрегают. Мы не можем их за это осуждать.

Другой пример, когда бесплодной женщине духовник запрещает делать ЭКО, потому что это против природы. Она не пойдет, не сделает ЭКО, оставшись бездетной, но, с определенной точки зрения, пополнит статистику чайлдфри.

С другой стороны, религиозные нормы позволяют человеку, который не хочет семьи и детей, уйти в монастырь, выбрав для себя другую Семью.

— Есть же чадолюбивые нации: итальянцы, испанцы, народы Кавказа… Размывание традиционных и национальных норм играет роль в появлении чайлдфри?

— Пока традиционные нормы есть, они влияют. Как только размываются, детей становится меньше. Италия, Испания относятся к посткатолическим странам, где давно далеко не все верят в Бога. Увы, в этих странах сейчас наблюдается самая низкая в Европе рождаемость. Правительство продумывает новые социальные преференции, чтобы хоть как-то стимулировать демографические изменения.

Если на современных людей с хорошим образованием, статусом, работой вдруг начать насильно накладывать нормы традиционного общества, это просто не будет работать. Иран, казалось бы, фундаменталистское государство, но там сейчас рождается очень мало детей. Женщины лишь делают вид, что соблюдают нормы, носят чадру, а вечером пляшут на дискотеках. Они будут выходить замуж, иметь максимум одного-двоих детей и работать.

Женщины в Иране, кстати, работают за зарплату не реже, чем в любой европейской стране. Во многих фундаменталистских странах люди успели полюбить современную жизнь и не хотят жить в традиционном обществе, накладывающем на них слишком много ограничений.

Согласно законам первого и второго демографического перехода, мир идет именно по этому пути — с уменьшением смертности и развитием медицины уменьшается и рождаемость. Это касается всех стран, включая традиционные общества.

На уровне ценностей, альтруизма, религиозных норм идеи материнства работают и существуют, но лишь для некоторых людей, готовых рожать много детей. Это всегда капля в море и незначительный процент. Остальные, даже в традиционном обществе, всегда найдут оправдание «почему я не имею детей» или почему у меня немного детей. Если на заре чайлдфри от материнства отказывались в основном высокообразованные люди, сейчас это распространено повсеместно, среди всех слоев общества. 

— Чайлдфри — это навсегда? Существуют ли лонгитюдные исследования на эту тему?

Много. Согласно одному из австралийских исследований, многие из тех, кто в двадцать лет был чайлдфри (или наоборот, ратовал за рождение детей), изменили взгляды к тридцати годам. Также активно стать матерями хотят женщины в последние годы перед климаксом.

Тех же, кто по-настоящему ненавидит и не хочет иметь детей до конца своих дней — единицы.

Большинство являются чайлдфри под влиянием общественных установок. 

Сегодня родительство перестало быть вещью обязательной. Плохо ли это в мире, в который грядут роботы? Сказать трудно. Может быть, и правда стоит задуматься о качестве, а не количестве? Может быть, пришло время позаботиться о матерях, чтобы им жилось не так плохо, по сравнению с отцами и бездетными женщинами? Может быть, предпринять хоть что-то, чтобы месседж «если ты мать — твоя жизнь кончена» перестал быть актуальным? Повод для оптимизма я вижу, только если развитие пойдет в эту сторону.

Фото: unsplash.com

www.pravmir.ru

Почему родить в России не просто страшно, а очень страшно….: morena_morana — LiveJournal


Почему бомжихи, пьяницы, маргиналы рожают детей пачками, а мы, такие нормальные, здоровые и образованные женщины, не хотим? Правда будет горькой. Особенно для мужчин. Даже сейчас, когда в моей жизни все хорошо, второго я не пойду рожать ни под каким предлогом. А дело вот в чем:
с момента двух заветных полосок женщины становятся абсолютно беззащитны перед всем белым светом. Я этого не хочу.

      Мы становимся зависимы от воли начальника, которому в голову взбредет, что беременные ему на работе не нужны. Не кивайте на Административный кодекс, сколько вы видели осужденных по этим статьям руководителей? А фактов о том, что уволили сразу после известия о беременности – воз и маленькая тележка.

      Мы становимся зависимы от мужа, его благорасположения и благосостояния. Не врите сами себе, женщины, когда мы беременны или в декрете, мы очень зависимы от мужа. До полного рабства. И очень часто мужчины этим беззастенчиво пользуются, превращаясь в домашних тиранов и других «кухонных боксеров». Вспомните любые социально-психологические эксперименты по подчинению – любой даже самый здравый человек может стать самым страшным тюремщиком для зависимого.

      И все потому, что платить нормальную зарплату на традиционно «женских» профессиях у нас не принято. Хоть засудитесь по поводу дискриминации, толку с этого никакого. Так принято же у нас принято. Баба же не человек, баба – приложение к мужу, вот пусть он ее и кормит.

      А муж может легко свалить от вас, посчитав, что ребенок – это крайне тяжело, он кричит и спать не дает, отделавшись копеешными алиментами, которые еще надо выходить-выбить. А в итоге еще и поставить крест на своей личной жизни, получив печать на весь лоб: разведенка с прицепом. Использованная. Жениться на такой стремно и могут только полные неудачники.

      Мы становимся зависимы от родственников, наших мам и пап, бабушек и дедушек, которым не всегда «вовремя» и не всегда есть желание тратить свою жизнь на внуков.

      Мы становимся зависимы от кучи других людей: акушеров, педиатров, заведующих детских садов, работников соцзащиты, и прочих, о существовании которых раньше вообще не подозревали.

      Это унизительно. Это уродливо. Это неправильно.

      Если говорить конкретно о русских женщинах, то им еще сложнее, чем всем остальным. Старушка Европа может и вымирает, но там все стабильно уже не один десяток лет. Найми няню и раздели ответственность. Рубли не падают, нефть никого не волнует, да еще и социальные гарантии есть. Восток защищает женщину традициями – он пропитан культом материнства. Твоя семья, аул, поселок тебя одну не оставят. Это должна земля разверзнуться, чтобы ты осталась одна. И самое главное, в большинстве семей из процесса воспитания оказались выключены мужчины! Как женщины тянули все на себе после войны, так и до сих пор тянут по привычке. Даже не задумываются, что можно иначе.

      И только у нас женщина одна полностью берет только на себя ответственность за свое желание родить. И тумаки все от жизни получает сама. Иногда тумаки бывают очень болезненными.

      Но мы ведь рожаем не только себе ребенка. Мы рожаем еще и будущего человека, члена общества, гражданина огромного государства. Ведь именно этот будущий человек, не только стареньким нам будет воду подносить, он будет строить это государство, будет защищать его границы. Он полетит в космос, изобретет машину времени и лекарство от рака, построит новые прекрасные дома. А еще он родит и воспитает других достойных людей, военных, врачей, строителей и ученых. А если мы не будем этого делать, то через пару десятилетий нам придется отдать страну другим народом, с другой культурой и традициями. Сами по себе же русские дети не народятся. Не так ли?

      Именно поэтому женщины с момента двух полосок хочет быть защищенной со всех сторон. Не зависимой от любых жизненных перепетий. Не кричите об иждивенчестве, не тратьте воздух напрасно. Женщины имеют на это полное право. Право на достойную оплату ее труда, на защиту ее материнства и ее детей. Право на любую нужную ей помощь. Право это должно быть безусловно. Только так правильно.

      Так правильно, но на деле это не так. Поэтому я пока подожду со вторым. Знаю, что время может утечь, как песок сквозь пальцы, и я не рожу больше никогда. Мое место займет она – мигрантка без образования, человек других традиций. Или бомжиха, пьяница потерявшая человеческий облик. Они и есть наше будущее, если ничего не изменится. Возможно, я даже грущу об этом иногда. Но снова оказаться беззащитной не хочу. Я думаю, многие женщины думают также.

Автор фото: Bushmarina_Kate

morena-morana.livejournal.com

Почему женщины в России не хотят рожать: mira_the_red — LiveJournal

Правительство Российской Федерации встревожено — в стране наблюдается демографическая катастрофа. Казалось бы, этим бабам дали все — материнские капиталы, пониженные проценты по ипотеке, а они коварно отказываются плодиться!

Не буду растекаться мысью по древу и начну с самого главного: проблема демографии — не столько экономическая, сколько социальная. Ведь самый высокий уровень рождаемости наблюдается в странах, где даже канализации нет. Канализации нет, но один нюанс есть — незамужней женщине без детей там просто не выжить. Собственно, так это было и в Россиюшке-которую-мы-потеряли.
Конечно, проще загнать страну обратно в мрачное Средневековье. Этим наши дорогие чиновники и духовенство и заняты — объясняют плебеям, что им не нужно ни образование, ни работа, а только рожать-рожать-рожать, сколько бог даст.

Но если копнуть глубже, то проблема в совершенно диком и скотском отношении к материнству и детям.

Детоцентризм, говорите? Ну-ну.
Начинается все еще едва ли не с детского садика. «Тыжедевочка!», «Тыжебудущаямать!» Мальчикам — подвижные игры и интересные занятия. Девочкам — посудка и пупсики.
Я уже говорила, что у женщин материнский инстинкт далекоооо не всегда просыпается с самого рождения. Так вот, у многих девочек в детстве его нет вообще. Какие, нафиг, дети, когда она сама еще ребенок?! Поэтому вот эта долбня в мозг сильно раздражает и выращивает установку «А вот назло вам всем не буду рожать!»

Дальше — больше. Мальчики бегают на улице и играют в компьютер, а девочка учится домашней работе — моет полы, посуду, прибирается в квартире и думает: «Нахрен это дерьмо!»
К тому же, от нее требуют беспрекословного послушания — «тыжыдевочка!»
Учиться надо на «отлично», характер не показывать, сдачи не давать, потому что принцессы не дерутся! Про Ши-Ру и Мулан мало кто слышал, так что мараз начинает только нарастать.

И вот, как только девушка получает аттестат, долбня в мозг приобретает иной характер: «Когда рожать-то собираешься?!» Все, тикающая бомба с часовым механизмом приведена в действие, отсчет пошел.
Всем плевать, как девушка учится, чем увлекается и чего ждет от жизни — от нее ждут только детей.
Какая магистратура! Рожать кто будет?!
Работа? Путешествия? Хобби? Роди, и все пройдет!
Установка «А вот назло!» укореняется еще глубже, потому что любое действие рождает соответствующее противодействие.
Это первая проблема — постоянное давление общества.

Вторая — нам врут.
Нам нагло врут о том, что материнство — это то, что показывают в рекламе детского питания. Никто никогда не скажет, что это тяжелый, круглосуточный и неблагодарный труд, который оценят только в том случае, если чадо достигнет каких-то невообразимых вершин. Только тогда может быть упомянут, какая героическая женщина воспитала этого достойного члена социума. Но скорее всего не упомянут. У меня опять недавно чуть не сгорел любимый стул, потому что я прочитала в одном музыкальном паблике, что Жан Мишель Жарр — сын французского композитора Мориса Жарра. Нет, он действительно сын, только вот опять есть один нюанс — отец в его воспитании не участвовал, а в парижскую консерваторию юного музыканта таскала мама, участница французского Сопротивления. Но мало кто об этом вообще знает.

Никто не расскажет о бессонных ночах, коликах, прорезывании зубов, проблемах с кишечником и прочих «радостях». Нам не расскажут о проблемах во время беременности. Зато расскажут, как омолаживается женский организм! Да, омолаживается. Но это психологическое явление, имеющее место в основном во время поздней беременности, т.н. «вторая молодость». А отеки, токсикоз, резкая реакция на вкусы и запахи и прочее — это за кадром, пожалуйста, это портит идеальную рекламную картинку.

Нам врут родственники на тему «Рожай, а мы поможем!», потому что потом эти помогальщики усвистят быстрее ветра.

И это подводит нас к причине №3 — женщина понимает, что в случае чего она со всеми этими проблемами останется одна.
Муж может уйти в любую секунду, и никто его не осудит — бывает, бро, не нагулялся, ушел искать себя и вообще дома скучно. Женщине идти некуда, потому что если уйдет она и оставит ребенка мужу… Ей лучше сразу сменить внешность, ФИО и уехать в другую страну, потому что травля будет безжалостной: «Как ты могла бросить ребенка???» И пофиг, что не бросить, а оставить законному родителю, который имеет точно такие же права — в глазах общества она не человек, а шлюха, кукушка, безответственная скотина.
Я помню, как меня травили за то, что пару лет мой сын находился на воспитании бабушки — с маленьким ребенком на руках я не могла выйти на работу, а на частный детский сад не хватало денег. «Бросила! Шалава! Надо было сдохнуть с голоду, но зато с любимой деточкой в обнимку!»

Четвертая причина — ужасы отечественной гинекологии.
Как говорится, кто не был, тот будет, кто был, тот не забудет.
Называть замужнюю взрослую женщину малолетней прошмандовкой? Легко.
Проводить осмотр путем приблизительного подсчета конечностей? Норма жизни.
Орать матом на теряющую сознание роженицу? Знаем, умеем, практикуем.
Мне тут обычно любят возражать, что с такими зарплатами, как у наших врачей, нужно не только не работать, но еще и немножечко вредить. Правда, не тем, кто реально виноват в ситуации, а пациентам, которые сами бедны настолько, что не могут позволить себе платную медицину. Но тогда я задам другой вопрос: имею ли я право со своей смешной зарплатой бить учеников на уроках и всячески их унижать? Делаешь работу — делай ее хорошо, а не срывай злость на том, кто не может тебе ответить. Уверена, что жену депутата в родильном отделении не стали бы бить по щекам и называть «тупорылой первородкой».

Еще одна причина — женщина скорее всего потеряет работу.
Рыночек порешал, что работодателю невыгодно держать за ней рабочее место, да еще и приплачивать. Даже в бюджетном учреждении, где зарплату платят не из собственного кармана, беременную сживут со свету, заставив написать заявление по собственному.
Кто будет кормить ее и ребенка? Муж? Захочет — будет, не захочет — не будет, потому что см. причину №3.
На работу женщин тоже берут неохотно.
— Хм, вы не замужем? Вот выйдете замуж и рожать начнете!
— Вы замужем и нет детей? Значит, скоро будут!
— Есть дети? Да вы с больничных и родительских собраний не будете вылезать!
— Дети есьт? Взрослые? Извините, нам нужны девушки до 25 лет.

Ну и последнее. Женщина перестанет быть человеком — учителем, врачом, инженером, художником — и станет просто «мамочкой». Овуляшкой. Яжематерью, чей яжедеть мешает абсолютно всем, даже если спокойно и молча сидит.
И длиться это будет… ну, примерно всю жизнь, ибо до 18 лет своего чада женщина не может вернуться к полноценной жизни, потому что что бы она ни затеяла, делать это она должна только с учетом интересов ребенка.

Взвесив все «за» и «против», женщина подумает: «А оно мне надо?» И понимает, что не надо. И никакие материальные стимулы ее мнения не изменят, потому что она хочет быть полноценным человеком, а не придатком к ребенку и кастрюлям.

Вот когда такое отношение изменится, изменится и общество, и женщина будет знать, что она и ее дети защищены законом и общественным мнением. Почему б в такой ситуации не родить 3-4 детишек? Но пока что увы, у нас все очень плохо. А будет ли лучше — большой и печальный вопрос, потому что нас опять тянут в сторону «традиционных христианских ценностей», где баба босая, неграмотная, беременная 10 ребенком и в 4 стенах. 

mira-the-red.livejournal.com

Блог Виктора Галенко — Как звери в неволе. Молодые и умные не хотят рожать детей

Низкая рождаемость. Старение населения. Замещение «свободных» мест выходцами Азии, Латинской Америки и Африки. Это проблема европейского общества, и наша проблема тоже. Интеллектуальная элита России — средний класс — сегодня живет исключительно в долг. Как звери в неволе. А звери в неволе размножаются крайне неохотно.

Отрицательный баланс рождаемости существует, прежде всего, среди наиболее интеллектуального слоя общества, то есть среди тех, кто создает культурные, духовные и высокоинтеллектуальные ценности. Это так называемый «средний класс». Именно у них особенно плохо с рождением детей. Весь ужас положения заключается и в том, что интеллект, как и безумие, передается по наследству. Это давно доказано учеными.

Однако, те, кто живет по религиозно регламентированным нормам, воспроизводятся гораздо более успешно. Также успешно размножаются народы, в основе жизни которых лежит намного более низкий материальный достаток. Это тоже факт. Увы. Думаете, попахивает фашизмом? Нисколько. Блаженны нищие духом, ибо они утешатся?

Что такое «средний класс» в России?

С началом рыночных реформ в нашей стране начала формироваться группа людей, которые по своим параметрам напоминали средний класс на Западе. Существенный удар по нарождающемуся среднему классу был нанесен кризисом 1998 года. Это событие практически низвело огромную массу российской интеллигенции на позиции низшего класса («новые бедные») и развело общество по доходам на два полюса. Последующий экономический подъем вновь усилил консолидацию среднего класса. Однако и в настоящее время этот процесс далек от завершения, считают многочисленные ученые.

В частности Ю.Левада вообще отрицает существование в России среднего класса. Он упирает на то, что понятие «средний класс» соединяет слишком разнородные группы людей, имеющие мало общего друг с другом. Другие же сомневаются в возможности существовании такого класса в условиях российских реформ, которые привели к резкой поляризации общества на бедных и богатых.

Мое же мнение (легко оспариваемое), что сейчас средний класс можно в большей или меньшей степени квалифицировать по образовательному цензу. По уровню же доходов, потреблению и стилю жизни этот класс все-таки ближе к низшему классу, чем к высшему. Особенно это касается «интеллектуалов»: учителей, рядовых врачей и молодых ученых. Вторая часть среднего класса — это собственники, предприниматели и высокооплачиваемые менеджеры. Эта часть не имеет ничего общего с первой и преследует абсолютно другую логику и приоритеты.

Почему интеллектуальная элита России не хочет рожать детей?

Ученые, медики и чиновники называют множество причин. Политики же, как обычно, валят все на политическую обстановку в стране. И все по-своему правы. Ученые утверждают, что средний класс хрупок и уязвим и нуждается в помощи и поддержке, прежде всего, государства. Спорно? Нет. Бездетный средний класс живет «в шоколаде» ровно до рождения первого ребенка, обычно относительно позднего. Дальше начинаются проблемы, прежде всего связанные с тем, что «интеллектуальную элиту» необходимо растить с раннего детства. Цены на ясли, детские сады, школы и лицеи все, надеюсь, себе хорошо представляют?

Мало того, в этот момент на семью сваливается другая беда. Родители как правило достигают пенсионного возраста и «садятся на шею» и без того обремененной расходами семьи. Обычно, к этому моменту они уже обременены многочисленными заболеваниями, которые требуют дополнительных трат со стороны детей, так как с современным уровнем пенсионного обеспечения к выживанию старшее поколение не особенно способно. А если у семьи «среднего класса» еще и ипотека в банке? Видимо продолжать дальше не стоит. Перспективы в тумане. Стабильности нет.

В то же время в многодетных семьях иных религиозных этносов эта нагрузка распределено ложится на многочисленных детей, причем «по очереди», в зависимости от возраста. Чудовищные расходы на образование также не висят на этих семьях, что делает «себестоимость» воспитания одного ребенка достаточно низкой. С другой стороны, любая низкаястоимость в условиях нищеты также достаточно велика. Что же получается? У кого жемчуг мелок, а у кого дети от голода плачут? Похоже, в России это именно так.

Что еще у среднего класса «не слава богу»? Как шутил один мой приятель, «да здравствует эмансипация эмансипированных эмансипанток и феминизация мужчин». Да, да, уважаемые читатели. Двадцативосьмилетняя сотрудница банка получает хорошую зарплату, которой ей хватает на посещение дорогих косметических салонов, тренажерных залов и автомобиль плюс ежегодные загранпутешествия. Ну и зачем ей муж и ребенок? Чтобы на социальном лифте из начальника отдела или старшего менеджера превратится в затюканную домохозяйку? И зачем ей мужчина рядом, когда по всем признакам она сама уже стала мужчиной, главой семьи из себя одной? А родить ребенка «для себя» — это уже невозможно в принципе. Экономически. Семья из одного человека нестабильна, и, как правило, обречена на неуспех. Рядом нужен «настоящий мужчина», а он в среднем классе, как правило, инфантилен, и состоятелен лишь в сугубо профессиональной деятельности, а не в быту, о котором он не имеет ни малейшего представления.

Короче говоря, средний класс в России не только «узок» и нестабилен, так еще ко всему вдобавок не хочет создавать семьи и рожать детей. А это уже государственная проблема. Ведь, по мнению ученых, средний класс в обществе выступает и в роли «эксплуатируемого», и в роли «эксплуататора», что создает для представителей этого слоя постоянные стрессовые ситуации в непрерывном стремлении повысить или хотя бы сохранить существующий образ жизни, на фоне чего деторождение становится проблемой номер три и четыре.

Как бороться с низкой рождаемостью?

Идея укрепления и оказания помощи среднему класса абсолютно не нова. Впервые понятие «средние слои» применительно к обществу начал употреблять еще Аристотель. Именно он высказал идею, которая с тех пор регулярно повторяется многими учеными: чем больше будет эта средняя часть общества, тем стабильнее будет и само общество.

Универсального и синергического решения проблемы на настоящий момент не существует. Есть только положительный опыт некоторых стран, в том числе США. В частности, еще недавно в Америке большинство населения ограничивалось всего одним ребенком. Государство сделало ставку на выживание и развитие среднего класса и не прогадало. Сейчас демографическая ситуация в Америке достаточно стабильна, несмотря на кризис.

«И что? — спросите вы. — Где позитив»? Где пути выхода из этого кризиса? Я не знаю. Но задумался, к чему призываю и вас, и родных правителей, с их смешной и мифической помощью типа смехотворных «детских пособий» и непонятного «материнского капитала», на который ничего нельзя купить в силу ничтожности суммы и ограничений на использование. На фоне этого, нищие государственные субсидии бывшего СССР и бесплатное высшее и среднее образование начинают казаться мне образцом государственной заботы и вызывают легкую ностальгию. А быть может дело в нас? В том, что наш мозг перестроился в сторону дешевого суррогатного потребления и материальных ценностей, а духовная часть воспитания безнадежно пропущена? Не знаю. Тема на несколько томов диссертации. А что думаете вы? Для тех, кто интересуется этой темой, рекоменбую статью Анатолия Вишневского «5лет — и Россия вновь начнет вымирать», опубликованную в «Свободной прессе».

Может, попробуем выжить и не допустить механического замещения россиян выходцами из Средней Азии, Китая и пр.? Да, Римская империя исчезла – и ничего, мир не перестал существовать. Но она не исчезла как культурная единица, а это, как говорят в Одессе, две очень большие разницы. Может пора заводить детей? Невзирая ни на что. А то, если бы наши родители рассуждали, как мы сейчас, то и нас бы на свете не было. Не так ли?

 

просмотров: 27387

www.mk.ru

«Я была готова родить в хлеву, только не в больнице». Почему рожать в России все еще страшно

«Незачем вам это знать», «Самая умная тут», «Почему не предохранялась», «Потерпишь» и «Зачем притащила мужика». Истории наших матерей и бабушек о родах часто заставляют нас искренне сочувствовать и негодовать. Но в России врачи и сегодня часто позволяют себе грубость как в общении с роженицей, так и при медицинских манипуляциях. В родах женщина уязвима и не может достойно защищать свои права, о которых часто даже не знает.

Между тем грубость, хамство, боль и запугивание, которые исходят именно от людей и вовсе не являются обязательной составляющей процесса родов, могут привести к тяжелым психическим расстройствам у матери. Поможет ли информированность избежать насилия, зачем пускать мужа в роддом, почему нельзя заставить женщину «поглупеть» на время и что должны знать врачи о новых качествах пациента? Психотерапевт Вера Якупова размышляет о том, как избежать агрессии в родах, и комментирует рассказы женщин.

Из поста в социальных сетях:

«Первая беременность, долгожданный малыш. От ужасных историй о нашем городском роддоме внутри все сжималось. Я была готова родить хоть в хлеву, только не в городской больнице.

Поехала с мужем в краевой центр. Добрались до роддома глубокой ночью. Акушерка была неприветлива и груба. Кресло, неделикатное осматривание, катетер в вене, датчик КТ на животе, запрет двигаться и требование лежать в страшно неудобной позе. На любой вопрос только грубость: «Незачем вам это знать», «Самая умная тут», «Всем ставим, значит и тебе надо», «Еще мужика сюда притащила». Вены на руках посинели и распухли, я умоляла переставить катетер. Сделать это акушерке все-таки пришлось, потому что пришел муж, который бегал в соседний корпус с документами, чтобы его допустили ко мне на роды. Акушерку и медсестру будто подменили. Они стали спокойнее, улыбчивее, лояльнее. 

От испуга ли, стресса, волнения, от бессонной ли ночи, но тело вдруг перестало рожать. Меня накрыло чувством, будто предаю своего ребенка, не помогаю ему появиться на свет. Пришел главврач и диагностировал слабую родовую деятельность, проколол плодный пузырь. Видя, как я измучена и не справляюсь, муж согласился на эпидуральную анестезию… Может быть, мои роды были несложными, а самыми обычными, может быть, так было со всеми?»

– Физическая, куда чаще психологическая агрессия со стороны персонала роддомов, по мнению женщин, травмирует. Может, это женщины такие чувствительные, а система родовспоможения на самом деле требует жесткости?

Вера Якупова

– Мы и правда стали больше обращать внимания на эмоционально-психологическую составляющую жизни. Раньше в фокусе внимания было выживание, сейчас все больше – качество жизни. Наши бабушки жили в куда более тяжелых условиях, правда это не значит, что их не травмировала агрессия и хамство, они не испытывали страха, а роды были исключительно легкими. 

Антрополог Любовь Голубева и команда исследователей публикует материалы экспедиции в Архангельскую область. Среди них есть истории родов в середине XX века. Тогда в селах как раз появились фельдшерские пункты. Эти рассказы ничем не отличаются от того, что я слышу на приеме. Такое же непонимание происходящего, тотальное отсутствие информации, а знаний тогда было в разы меньше, чем у современной женщины. Одна из собеседниц исследователей, старушка сильно за восемьдесят, не знала, что у нее отошли воды. Была уверена, что лопнул мочевой пузырь. Очень испугалась, а врачи молчали, обращались грубо. Родовой зал один и общий, поток рожениц. 

В своем рассказе бабушка вспоминала, как была испугана, а еще – как стеснялась своей наготы перед толпой врачей, среди которых были мужчины. Нет, она не называла это агрессией, не говорила: «Они обращались со мной, как с объектом», хотя именно таковым все это и являлось. Бабушка в унисон с моими клиентками твердила: «Может, это нормально, у всех так?», «На что жаловаться-то?», «Не растаю, не сахарная». Именно эти формулировки описывают отношение к пациенту и роженице в отечественной медицине и тогда, и сейчас.

Наша медицинская система такова не потому, что требует жесткости. Опыт других стран показывает, что врачу не обязательно быть грубым, бесчувственным и черствым.

Скорее проблема в другом: на повестке дня в России не стоит идея пациента как человека с чувствами, который нуждается в комфорте.

Что-то делается, конечно. Государство выдает родовые сертификаты, например. Понесут их туда, где рожать лучше, то есть женщины проголосуют ногами. Роддома начинают вести блоги в инстаграме, создавать перинатальные центры и курсы, пытаются заботиться о комфорте.

В Америке и Европе доктора обязательно проходят курс врачебной этики, изучают методики сообщения плохих новостей, например, о патологиях плода. Там учат общаться с родителями в перинатальной утрате. В России этим занимаются пока отдельные фонды.

Понятно, поток людей, нагрузка, столкновение с довольно сложными эмоциями – крик, боль, страдания – влияют на эмоциональный статус докторов, акушеров, медсестер. Можно ли оставаться внимательным, спокойным и эмпатичным, если за сутки ты принял сорок родов? Конечно, врачи к концу смены еле держатся на ногах. Плюс часто они просто не имеют навыков адекватной коммуникации. Во время обучения в университете врачам про это не рассказывают. 

Достаточно представить себя на месте любого врача, будь то детский онколог или акушер, чтобы понять, какой перегруз испытывают эти люди, как легко выгорают. В наших больницах для врачей не предусмотрены психологи, супервизии, в отличие от служб экстренного реагирования. Врачам некуда деваться со своими чувствами, не с кем ими поделиться, не у кого получить поддержку. Они вынуждены гасить и задавливать это в себе. Кто-то справляется алкоголем, а кто-то просто отключает спектр эмоций и выглядит жестоким и бесчувственным. 

Нужны скрипты, но их нет

– Женщина истошно кричит в родах, успокоить ее получается только одергиванием и криком. После родов она уже ничего плохого не помнит и рассказывает родственникам, как легко все прошло. Кажется, иногда резкая реакция и правда единственно верная. Разве нет? 

– Роды – это измененное состояние сознания, в котором человек не очень хорошо себя контролирует, и это нормально. Здесь все сразу: боль, гормоны, страх… И тут приходит врач, который все знает про тело, но растерян, видя женщину, которая на него не реагирует, не слушает, может быть, паникует.

“Закрой рот и рожай!” — как не стать жертвой на собственных родах

Следить за родами и за психологическим состоянием пациентки – это слишком высокое требование. Поэтому-то и нужны готовые решения, руководство к действию, скрипты, но их нет. Например, как себя вести, если пациентка в сильных чувствах и не реагирует. Как устанавливать контакт и формировать доверие.

Объективация пациента, то есть отношение к роженице как объекту помощи, жестокость и агрессия – в России это не только способ для врача психологически сохраниться. Это в равной степени неумение работать со своими чувствами и первый признак эмоционального выгорания. Увы, именно система обезличивает нас, причем с двух сторон. Она дегуманизирована. Одного превращает в робота, который не испытывает чувств, второго в объект.  

Из поста в социальных сетях:

«Только теперь понимаю, что нужно было просто ждать. Тогда врачи меня запугали. Госпитализировали в патологию на 42-й неделе. Катетер Фолея, прокол плодного пузыря, отсутствие родовой деятельности. «Да она безнадежна. Окситоцина ей вколите», – дал команду главврач, проходя мимо. Вызвали анестезиолога. Кололи обезболивающее в спину прямо на схватках со словами: «Че орешь, а ну не ори, врачу мешаешь». А схватки под действием окситоцина не останавливались и шли одна за другой. Разрезали, давили на живот и зашивали наживую, без обезболивания, как тряпку. Медсестра с помощницей, смеясь, когда у меня судорогой свело ногу, говорили: «Не ври, не больно тебе. Рожать-то больнее». Физически и эмоционально было больно так, будто мне не ребенка помогали родить, а что-то из меня изгоняли. После родов у меня началась депрессия, сопровождавшаяся срывами». 

Обесценивание, хамство, иронию или безразличие мы встречаем везде. В детском саду и школе, в офисе и транспорте, от начальников и даже родственников. Почему в родах этот опыт женщины называют травматичным? Жизнь вообще штука травматичная, роды лишь одна из частей этой жизни. Потерпи разок, беременной же не останешься.

– По поводу хамства могу сказать одно: к нему не надо привыкать, не надо считать его нормальным. В хамстве нет ничего нормального. 

Роды и любое другое состояние, когда человек оказывается в больнице, это состояние сверхуязвимости. В родах женщина беспомощна как никогда. Она беззащитна перед агрессией и хамством.

Ее собственная жизнь и жизнь младенца зависят от всех: врачей, акушеров, медсестер, да даже простой нянечки. 

Я слышу десятки, если не сотни историй о грубом осмотре всеми подряд, включая студентов, которые приходят на практику, о «заштопали без обезболивания, студентам же надо тренироваться». Это не что иное, как ситуация насилия, перед которой ты предельно беззащитен, не можешь ей противостоять. Другое дело в транспорте или магазине, где тебя обматерили. Да, неприятно, но можно по-разному реагировать: хочешь – можешь уйти, хочешь – можешь ответить. В родах же никуда особенно уже не уйдешь.

Одна клиентка рассказывала, что во время схваток рычала. Так было легче терпеть боль во время потуг. Акушерка орала: «Не рычи, заткнись немедленно»…

Могла ли женщина противостоять этому, если лежала голая на кресле, с головой ребенка между ног и врачом, у которого был скальпель в руках? Неужели кто-то думает, что в этот момент человек способен отстаивать свои границы и права? Во время родов у врача очень много власти над тобой, а ты просто обязана быть удобной.

Бешеное чувство вины 

Из поста в социальных сетях:

«Последние роды были самыми страшными. Я плохо чувствовала себя перед плановым кесаревым. Не только трусила, я буквально теряла сознание. Наркоз перенесла тяжело, а после операции не могла дышать и паниковала из-за трубок. Почти успокоилась, но тут врачи сообщили, что вскоре после родов ребенок перестал дышать из-за внутриутробной инфекции. Мне ничего не объясняли. На вопрос «Почему» твердили: «Это у вас надо спросить». Чувство вины, которое возникло во мне в тот момент, зашкаливало, было бешеным. Ребенка перевезли в краевой центр, где он быстро пошел на поправку. Но эти десять дней ожиданий были для меня днями в аду. Я чувствовала себя подзаборной шалавой, грязной, заразной, которая навредила младенцу. Мне так и не объяснили, что с ним было».

Опыт родов способен спровоцировать послеродовую депрессию или все-таки ее вызывают другие вещи, например, отсутствие помощи в послеродовой период? 

– Опыт родов (все исследования это показывают) является одним из сильнейших факторов развития послеродовой депрессии. Травмы в родах – физические и психологические – могут приводить к посттравматическому стрессовому расстройству. Оно возникает на фоне событий, переработать которые наша психика не смогла, настолько они были объемны и страшны. Это может быть как сильнейший страх за себя, так и жуткий страх за ребенка. И риски в родах для здоровья матери и малыша могут быть очень серьезные. Представьте, что женщина наблюдает, как после тяжелейших родов, в которых на нее кричали, а она сама испытывала страшную боль, врачи вдруг начинают суетиться, ребенка реанимируют, куда-то везут, а ей ничего не объясняют… Это жуткие переживания, которые могут жить в памяти долгое время.

«Мне было не дано, зачем я родила?» Бесплодие, долгожданный ребенок – откуда у мамы депрессия

Это расстройство может перерастать в депрессию. Если опыт родов был тяжелым, то ключевой становится помощь и поддержка специалистами. Увы, в России не ведется никакой статистики психологических травм. В США, например, 25% женщин психологически травмированы родами. Не ошибусь, если скажу, что в России эта цифра приближается к 80%.

От того, насколько хорошо будет оказана помощь, как будет поддержана женщина, зависит, возникнет ли у нее посттравматическое стрессовое расстройство. О последствиях этого заболевания хорошо знают психологи МЧС. Зачем вообще нужны психологи МЧС? Понятно же, что погибшего не вернуть, убитого не оживить, без вести пропавшего трудно найти. Оказывается, психологи нужны для того, чтобы первично помочь справиться с травмой. Это своего рода профилактика, задел на будущее. Цель – помочь человеку выдержать первый удар, не покончить с собой, чтобы потом, когда он более-менее придет в себя, он нашел силы обратиться за помощью.

Самое неприятное, что ни депрессия, ни стрессовое расстройство не проходят быстро. Они нуждаются в лечении специалистами. ПТСР является достаточно тяжелым состоянием, с навязчивыми мыслями, воспоминаниями-флешбеками. И это может продолжаться годами. Человеку достаточно запаха, звука, слова, чтобы вновь в памяти возродились жуткий опыт и чувства. Достаточно, например, пройти мимо больницы, где лежали. У мамы оно может влиять на отношение к собственному телу, на грудное вскармливание, формирование привязанности к ребенку и развитие постоянного чувства вины и собственной никчемности.

Для многих неожиданностью становится кесарево сечение. Но разве плохое не забывается быстро? На одной чаше здоровый новорожденный – на другой твои переживания. Не до депрессий же. 

– Первый опыт родов – это чаще всего полная неожиданность. Может быть, на курсах подготовки и рассказывают, как и что проходит, но вряд ли можно словами и жестами передать интенсивность болевых ощущений, телесный опыт. На курсах же нередко дают лишь благостную картину. Перинатальные специалисты иногда поддерживают миф о кесаревом как о «неправильных» родах. Про то, что роды могут закончиться оперативно, например, вообще не упоминают. «А зачем о плохом говорить», – как-то сказала мне акушерка. «Да мое тело все сделает само, процесс-то естественный, – думает подавляющее большинство беременных женщин. – Слушай врача, вот и вся наука». На курсах не говорят, что схватки могут затухать и прекращаться, что может возникнуть кровотечение, отслойка плаценты, разрывы, наконец, может потребоваться не только анестезия, но экстренное кесарево сечение. 

Роды – сложный и совершенно непредсказуемый процесс. Ни один врач не даст гарантию того, как они пройдут. Иногда случаются осложнения. Такую вероятность тоже важно рассматривать, потому что тяжелее переживается неожиданное. Резкая перемена тактики врачей, которую ты даже не допускала, может вызвать сильнейший испуг, огромное чувство вины перед ребенком, которому из-за тебя «причинен вред».

Естественные роды могут привести к ПТСР, а экстренное кесарево, наоборот, вызывать радость, облегчение и благодарность врачам. И наоборот.

Сам способ родов не имеет значения. Важна поддержка – физическая, психологическая и информационная – которую женщина получает или не получает в процессе.

Отношения между врачом и пациентом, полученный опыт родов имеет долгосрочные последствия, это не просто способ появления на свет младенца.

Мало кто догадывается, что желание домашних родов в нашей стране – это отчасти следствие тотального страха перед врачами, их агрессией и некомпетентностью. «Где угодно, лишь бы не роддом», – говорят женщины. Это может быть не только желание психологически комфортной обстановки, но и, например, след предыдущего травматичного опыта родов.

«Папаша! Где я, а где завтра!» Акушер-гинеколог о своей работе

Выставлять врачей врагами – безответственно

– Я бы согласилась с вами, если бы домашние роды в Америке, например, не были так популярны… 

– В США домашние роды действительно легализованы. Но рожают дома не потому, что боятся врачей, а потому, что это в разы дешевле, например. Дорогая страховка и дорогая медицина не всем по карману. Если у женщины все в порядке, если у нее беременность низкого риска, она получает разрешение на роды дома. 

Аналогичная система есть в Британии. Там существуют birth-центры, где проходят роды низкого риска, их принимают акушеры в обстановке, приближенной к домашней. Такие центры расположены недалеко от больниц. В них можно привести хоть всю семью и рожать в спокойной атмосфере. 

В России женщины рожают дома на свой страх и риск, без какого-либо легального медицинского сопровождения. Ужасно, если это происходит из-за страха перед акушерской агрессией и недобросовестностью врачей. 

Из поста в социальных сетях:

«Мы живем в деревне в 60 километрах от города. Муж успел привезти меня к дверям больницы. Я прослушала и пересмотрела массу видеокурсов, я очень хорошо знала, как рожать, к тому же это были мои четвертые роды. Я готова была рожать дома сама, но перестраховалась. Пока муж бежал в приемный покой, роды начались. К машине подскочила акушерка и стала орать, что я рожаю. А я это и так знала. Вот уже ребенок, обвитый пуповиной, появился на свет. Акушерка пыталась ее перерезать, но я запретила. «Да кто ты такая, учительница, что ли? Начиталась всякого и командуешь тут», – орала она и тут же кинула мужу: «Она у вас адекватная вообще?» Я стояла на коленях, уязвимая, незащищенная. В моей собственной машине меня отчитывала какая-то медсестра. 

Меня увезли на каталке в корпус. Как никогда грубо осматривали, не обращая внимания, что жалуюсь на боль. «Не будешь отвечать, не буду вносить твои данные», – вдруг очнулась я от окрика медсестры. Допрос учинил и гинеколог: «Почему четвертая беременность? Почему не предохраняешься? Раз в два года рожаешь. Зачем тебе столько детей?» А я думала о детях, которых оставила дома, о муже, которому утром на работу. О младенце, которому врач назначил антибактериальную терапию, так как я родила в антисанитарных условиях. Меня накрывало чувство вины, я мелко дрожала… Меня не оставляла мысль, что от самих родов травм у меня не было, все травмы мне причиняли люди».

– Многие женщины убеждены, что домашние роды позволят все и до конца прочувствовать, отпульсировать пуповине, дадут дополнительные силы ребенку и сплотят семью… Про страхи никто не говорит. 

– Это как раз история про психологический комфорт и возможность разместить потребности, которые важны именно для этой семьи. Ведь ребенок рождается не у врача и акушерки, а у конкретных мамы и папы. Очень важно, чтобы у семьи был выбор, и важные для них вещи можно было реализовать и в роддоме. Сейчас нередко образ врачей роддома – как скорее вредящих, чем помогающих: «Простимулируют роды», «Будут вмешиваться, когда не нужно», «Прокесарят без повода» и т.д. К сожалению, в нашей стране нельзя сказать, что эти опасения необоснованны. Так не должно быть, что женщины из-за страха перед врачами иногда рискуют своим здоровьем и здоровьем собственных детей. Но и домашние роды в России опасны, потому что выведены из легального поля.

«Идти на поводу у женщины – последнее дело». Акушер-гинеколог о мужской работе в роддоме

Иногда мифы подливают огонь в страх перед медиками. Некоторые «специалисты» на полном серьезе на курсах по подготовке к родам вещают о матрицах Грофа. 

Эзотерик Станислав Гроф выдвинул концепцию матриц, которые проходит ребенок в процессе естественного рождения. Если полный цикл не прошел – это фатальным образом влияет на судьбу и характер младенца. Эту в прямом смысле ересь рассказывают на курсах беременным. Она не имеет никакой доказательной базы и не признается психологической наукой. Когда женщина сталкивается с осложнениями в родах, кесаревым сечением, у нее возникает ощущение, что «все пошло не так», «я на всю жизнь испортила характер и судьбу ребенка», «запорола сыну/дочке жизнь».

Все мы хотим быть хорошими родителями, но спекуляция на страхах, выставление врачей врагами, которые могут лишь резать, мучить и причинять всяческий вред – это безответственно. Думаю, не стоит забывать, что медицина – это то, что позволяет нам выживать. 

Мир и правда сильно изменился, на нас обрушиваются потоки информации, в которых сложно разобраться и критично их оценить. Иногда женщина приходит на роды с очень жесткими убеждениями относительно того, как надо. А врачи с этим работать не умеют – их никто не учит. В России медики привыкли к позиции сверху, для них непривычно обсуждать что-то с пациенткой, предоставлять ей информацию для осознанного решения. Их инструмент нередко – это давление и запугивание. 

Пациент для врача в нашей системе – это строго объект помощи. Врач удивляется, если объект вдруг говорит: «Мне не нравится» и «Хочу вот так». Это раздражает, вызывает растерянность, а иногда и злость. Но доверие не может быть и не должно быть автоматическим только оттого, что на тебе белый халат. 

Человек имеет право знать, что ему вкалывают

– Порой важно отпустить свои знания и ученость, как и установки. Не кажется ли вам, что обилие информации ровно так же может нас травмировать?

– Информация, как и неопределенность, может вызвать тревогу. Это факт. Но мы уже живем в этом мире. В мире, полном информации. Мы давно не крестьянки с полей. Нельзя современной женщине запретить быть умной. Мы приучены интересоваться, получать и обрабатывать информацию. Это определенный вызов для врача. Он просто обязан уметь на него отвечать.

На вопрос «Что вы мне вкалываете?» нельзя ответить: «Витаминки» или «Не твое дело». Человек на законных основаниях имеет право знать, что ему вкалывают, какие манипуляции проводят, к каким последствиям это приведет. Человек – не бессловесная скотина. 

В России, где вопрос агрессии в родах актуален, еще не понимают, что контакт с пациенткой, ее активное участие в родах, поощрение ее любопытства – это плюс, а не минус. Так же, как плюсом являются партнерские роды, в которых муж поддерживает жену, доула – клиентку, мать – дочь. Эти люди способны оттянуть на себя эмоциональный груз, с которым не справляется врач. Если с роженицей есть партнер, врачу не нужно каждые пять минут забегать в палату, смотреть, что происходит. Когда начнется, врача есть кому позвать. Именно партнерские роды снижают уровень акушерской агрессии. 

Насилие процветает только в закрытой системе, когда издевательство над беспомощным человеком скрыто от посторонних глаз. Так бывает в детских домах, тюрьмах, ПНИ и, увы, в роддомах.

Но как только появляются чужие глаза, ни врач, ни акушерка не могут позволить себе агрессию, ведь беспомощную женщину есть кому защитить. Она не одна. Скажу больше, партнерская поддержка снижает травматизм и, как следствие, число медицинских вмешательств. Доказанный факт, что даже физиологических осложнений сильно меньше, так как уровень стресса снижен. 

Из поста в социальных сетях:

«Таллин. Мои вторые роды. Акушерка решила, что сама я родить не смогу, вызвала врача. Особо не вникая, что со мной, он стал давить на живот. Давил локтями и всем своим весом. Помню только скальпель. Зашивали под общим наркозом. От другой акушерки услышала, что «полностью все было порвано», разрывы 4-й степени. В карте лаконичная запись: «Врач положил руки на живот». Два года прошло. Не могу забыть». 

– Так агрессия в родах сугубо отечественная специфика?

– Нет, конечно. Она встречается в разных странах, но в разной степени и интенсивности. Мария Аникеева занимается проблемой травм в родах. В одной из своих публикаций приводит данные австралийской исследовательницы, которая пишет, что австралийки, бывает, жалуются на опыт родов своим матерям. Те их не понимают и говорят: «Что-то ты слишком чувствительная стала, доченька». Эта исследовательница объясняет феномен тем, что в 60-70-е годы XX века, когда рожали эти матери, врачи в клиниках позволяли себе грубость, агрессию, требовали рожать в неудобных позах. С тех пор прошло 50-60 лет, и отношение в австралийской медицине к роженицам уже иное. В России, к сожалению, это не исторические справки, а сегодняшний день. Часто мы не подозреваем, что наши матери так же, как и мы, страдали от агрессии. Предыдущие поколения не приучены озвучивать свои переживания, рассказывать о смерти детей в родах, о выкидышах, ведь в этом так много стыда, вины, отвержения и отсутствия поддержки. И даже если вы рискнете спросить бабушку или маму о том, как это было, скорее всего услышите: «Не помню, прости».

Но бывают же благополучные роды. Их как-то можно классифицировать? Как создать условия, чтобы роды были с положительным опытом?

– Благополучные роды с точки зрения психологии – это те, в которых не было зашкаливающего уровня стресса, напряжения, страха. Уровень боли был выносимым. Это роды, в которых женщина чувствовала себя не объектом, с которым проводят манипуляции, а субъектом, то есть активным участником, который сам принимает решения. 

“А тебе это точно надо?” Как я пошел на роды вместе со своей женой

Ощущение контроля над ситуацией, информированность, понимание происходящего (какие препараты вводят, как они подействуют, к какому результату приведут), наконец, атмосфера поддержки со стороны персонала – некоторая гарантия и профилактика послеродовой депрессии. 

Мало кто из пациентов знает, что информирование – это право, как и присутствие на родах партнера, желание забрать с собой плаценту, просьба дождаться, пока пуповина новорожденного отпульсирует.

Никто не догадывается, что некоторые приемы, например, Кристеллера – выдавливание ребенка в случае затянувшихся родов – это не только травмоопасная процедура, но и незаконная. Она запрещена ВОЗ, во Франции с 2007 года доктор, который «решил немного нажать на живот, чтобы помочь родить», лишается права заниматься акушерской практикой пожизненно.

В России, пусть этот прием и запрещен Минздравом еще в декабре 1992 года, он все равно применяется, приводя к серьезным родовым травмам у детей и послеродовым осложнениям у женщин. 

Пациенты не знают, что имеют право на обезболивание, а отказ от него – «Ничего, ты и не такое вытерпишь» – незаконен, как незаконно неуважительное отношение и забывчивость при внесении в карту информации о проведенных манипуляциях.

Фото: alamy.com

www.pravmir.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о