Диагностика акцентуаций характера у подростков: Страница не найдена | Stotestov.ru

Содержание

Исследование особенностей темперамента и акцентуаций характера у подростков с различными типами личности в профессиональной сфере

Организация и методы исследования особенностей темперамента и акцентуаций характера, типа личности в профессиональной сфере

Для изучения особенностей темперамента и акцентуаций характера у подростков в профессиональной сфере мы провели экспериментальное исследование, в котором приняли участие учащиеся 9 класса МОУ СОШ №4 в количестве 30 человек (19 юношей и 11 девушек) в возрасте 15 лет.

Перед некоторыми учащимися уже сейчас встает вопрос, какую профессию выбрать и куда пойти учиться.

Эксперимент состоял из трех этапов:

1 этап — выявлены типы личности подростков в профессиональной сфере по типологии Дж.Холланда, типы темперамента по Г.Айзенку и акцентуации характера у подростков по К.Леонгарду.

2 этап — проанализированы результаты исследовательской работы по согласованности используемых психодиагностических методик.

3 этап — сопоставлены результаты и выявлена зависимость между темпераментом, акцентуациями характера у подростков и типами их личности в профессиональной сфере

Для исследования мы выбрали следующие: тест Айзенка, измеряющий интроверсию-экстраверсию и нейротизм; опросник акцентуации личности (по К. Леонгарду в разработке А. Баранова) и опросник Дж. Холланда.

Рассмотрим более подробно методики, используемые в работе.

1. Тест Айзенка.

Данный тест разработан Г.Ю. Айзенком, являющимся представителем теории черт, или диспозиционной теории. Изучая работы К. Юнга, Р. Вудворса, И.П. Павлова, Э. Кречшера и других психологов Айзенк предположил существование трех базисных измерений личности: нейротизма, экстра-интроверсии и психотизма.

Результаты данного теста позволили выявить следующие типы темперамента у испытуемых (см.Таблицу 1).

Таблица 1 Результаты диагностики по тесту Айзенка

Всего испытуемых

Выявленный тип темперамента

меланхолик

флегматик

сангвиник

холерик

30

2

1

11

16

Для наглядности представим данные на рисунке 1.

Рис.1 Результаты диагностики по тесту Айзенка

Данные диагностики показывают, что 16 подростков (53%) имеют тип темперамента «холерик». Это сильные, подвижные, неуравновешенные подростки. Отличаются большой силой, отвагой, предприимчивостью, доминированием в общественной деятельности. Эти подростки способны эффективно работать в условиях риска; соревнования, трудности активизируют на их преодоление. Общительны, имеют широкий круг друзей и знакомых, стремятся к лидерству, с удовольствием берут на себя решения проблем других людей, ответственность. В борьбе упорны, настойчивы, не боятся сильного противника. Чрезвычайно ценят признание их заслуг окружающими. В обучении стремятся к признанию, лидерству. Учатся не всегда ровно, часто отношение к предмету зависит от отношений с преподавателем, для успеха в обучении важна конкуренция, эмоциональность, разнообразие учебного материала. На уроке не всегда дисциплинированы, но быстрее остальных усваивают, соображают, запоминают; ориентированы на все новое, необычное.

11 испытуемых подростков (37%) имеют тип темперамента «сангвиник». сильный, подвижный, уравновешенный. Ведут себя спокойно и смело, открыты для любых проблем, любят точность, основательность и объективность. Умеют рассчитывать силы, ничего не доводят до крайности, умеют чередовать работу и отдых. Инициативны, способны эффективно работать в условиях риска, соревнования, трудности их не пугают, однако редко идут «на пролом», предпочитают компромисс или обойти препятствие.

Общительны, имеют широкий круг друзей и знакомых, стремятся к лидерству, с удовольствием помогают другим людям решать их проблемы, жизнерадостны, открыты, хорошие лидеры, во многом определяют эмоциональный настрой группы.

1 испытуемый (3%) — «флегматик». Спокойный, уравновешенный, настойчивый и упорный. Способен легко придерживаться определенного распорядка в жизни, системы в работе, не отвлекается по пустякам, в работе любит порядок, выполняет ее спокойно и методично. Не боится работать с полной отдачей, но только если это ему выгодно или в этой работе он видит смысл. Не любит изменений ни в планах, ни в обстановке. Лучше всего выполняет работы, ориентированные на дальнюю перспективу, требующие равной затраты сил, длительного и методичного усилия. Малообщителен, обычно имеет одного, максимум двух-трех друзей, с которыми объединяет общность интересов. Работать предпочитает в одиночку, много времени уделяет размышлениям. Не разговорчив, разговор сводит к выяснению сути вопроса, проблемы; малоэмоционален. Не любит лезть в душу к другим, но и не допускает этого по отношению к себе. Мнение окружающих на его действия и позицию волнуют его мало, да если и волнуют, то опосредованно. Сам помощь предлагать не склонен, но отзывчив на просьбы. Убедить его можно только доводами, логикой и фактами. Его терпение кажется беспредельным, но если воздействие чрезмерно, способен на аффективные поступки.

В обучении предпочитает больше размышлять, чем действовать. Легко подчиняется установленному распорядку, вырабатывает систему в работе, устойчив, трудолюбив, но ему мешает инертность там, где нужно быстро переключиться. Способен глубоко анализировать, ориентироваться на весьма отдаленный результат.

2 испытуемых (7%) — «меланхолики». Эмоционально чувствительны, ранимы, глубоко все переживают, помнят, постоянно возвращаясь к своим впечатлениям и ощущениям, радостям и огорчениям; глубокая, мечтательная, постоянная натура. Верны своим привычкам, не любят перемен. Предпочитают одиночество. Трудолюбивы, особенно в условиях благоприятного психологического климата, но решения принимают с трудом. Творческие натуры, склонны к интеллектуальным занятиям в гуманитарной сфере — искусство, музыка, литература.

В обучении предпочитают больше размышлять, чем действовать. дисциплинированны, добродушны, ответственны, способны глубоко анализировать, работать на отдельный результат. Процесс обучения связан с эмоциями. Их мотивация в учебе может быть только внутренней, внешние побудительные стимулы имеют гораздо меньшее значение.

2. Опросник акцентуации личности (по К Леонгарду) в разработке А.А. Баранова.

Данный опросник направлен на изучение акцентуаций характера. Для учащихся мы использовали опросник акцентуации личности в разработке А.Баранова, в нем несколько изменены названия некоторых акцентуаций (застревающий тип — злопамятный, гипертимный тип — оптимист, циклоидный тип — циклический, дистимный тип — пессимист, эмотивный тип — мягкосердечный).

Опросник состоит из 88 утверждений, которые опрашиваемый должен принять «ДА» или отвергнуть «НЕТ», как соответствующие или несоответствующие его поведению [18].

Результаты диагностики по данной методике можно представим в виде таблицы 2.

Таблица 2 Результаты опросника акцентуации личности (по К Леонгарду) в разработке А.А. Баранова

Всего испытуемых

Выявленный тип акцентуации

характера

Педантичный

Оптимист

Циклотимный

Тревожный

Эмотивный

Злопамятный

Возбудимый

Демонстративный

Экзальтированный

Дистимный

30

3

4

6

3

6

4

2

3

3

1

Для наглядности представим данные на рисунке 2.

Рис.2 Результаты опросника акцентуации личности по К Леонгарду по выявлению типа акцентуации характера

У 3 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Педантичный». Эти подростки в конфликты вступают редко, вступая в них скорее пассивны. Охотно уступают лидерство другим подросткам.

У 4 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Оптимист». Эти подростки чрезмерно контактны, словоохотливы. Они нередко сами бывают инициаторами конфликтов, но огорчаются, если окружающие делают им замечания по этому поводу. Они привлекательны для партнеров по общению, людей данного типа характеризуют энергичность, жажда деятельности, оптимизм, инициативность.

У 6 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Циклотимный». Этим подросткам свойственны довольно частые периодические смены настроения, в результате чего так же часто меняется их манера общения с окружающими людьми. В период повышенного настроения они являются общительными, а в период подавленного — замкнутыми.

У 3 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Тревожный». Этим подросткам свойственна низкая контактность, робость, неуверенность в себе, минорное настроение. Они редко вступают в конфликты с окружающими, играя в них в основном пассивную роль, в конфликтных ситуациях ищут поддержки и опоры.

У 6 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Эмотивный». Эти подростки предпочитают общение в узком кругу избранных, с которыми устанавливаются хорошие контакты, которых они понимают с «полуслова». Редко сами вступают в конфликты, играя в них пассивную роль. Обиды носят в себе, не «выплескивают» наружу.

У 4 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Злопамятный». У этих подростков наблюдается умеренность общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость. В конфликтах обычно выступают инициатором, активной стороной. Стремятся добиваться высоких показателей в любом деле, за которое берутся, предъявляют повышенные требования к себе. Особенно чувствительны к социальной справедливости, вместе с тем обидчивы, уязвимы, подозрительны, мстительны.

У 2 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Возбудимый». Этим подросткам присуща низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций. Нередко они занудливы и угрюмы, склонны к хамству и брани, к конфликтам, в которых сами являются активной, провоцирующей стороной. Они неуживчивы в коллективе, властны в семье. В эмоционально спокойном состоянии эти подростки часто добросовестные, аккуратные, любят животных и маленьких детей.

У 3 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Демонстративный». Им свойственна потребность и постоянное стремление произвести впечатление, привлечь к себе внимание, быть в центре внимания. Это проявляется в тщеславном поведении, часто нарочито демонстративном.

У 3 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Экзальтированный». Эти подростки отличаются высокой контактностью, у таких людей масса друзей, знакомых, они словоохотливы до болтовни, открыты для любой информации. Редко вступают в конфликты с окружающими и обычно играют в них пассивную роль. В общении с друзьями, на работе и в семье часто уступают лидерство другим, предпочитают подчиняться и находится в тени. Располагают такими привлекательными чертами, как готовность внимательно слушать другого, сделать о чем просят, исполнительность.

У 1 подростков был выявлен тип акцентуации характера «Дистимный». Этим подросткам свойственна низкая контактность, немногословие, доминирующее пессимистичное настроение. Такие люди являются обычно домоседами, тяготятся шумным обществом, редко вступают в конфликты с окружающими, ведут замкнутый образ жизни. Они высоко ценят тех, кто с ними дружит, и готовы им подчиняться.

3. Опросник Дж. Холланда.

Отнесение людей к тому или иному психологическому типу осуществляется с помощью опросника Дж. Холланда «Взаимосвязь типа личности и сферы профессиональной деятельности». Опросник состоит из 42 пар различных профессий. Каждая профессия состоит в паре с относящейся к другому типу одинаковое количество раз. В результате необходимо выбрать 42 профессии. Далее подсчитывается, сколько из избранных профессий относится к каждому типу личности. Можно составить формулу в виде шести букв (соответствующих названиям: Конвенционный — К, Реалистичный — Р, интеллектуальный — И, Артистичный — А, Социальный — С, Предприимчивый — П), ранжируемых в порядке значимости. Основное внимание нужно уделять, по мнению Холланда, 2-3 типам, которые набрали наибольшее количество профессий. На первом месте стоит самая большая буква, соответствующая наиболее ярко выраженному типу и отражающая существенные значения определенных характеристик личности. На втором и третьем месте — следующие по значению, хотя и менее значимы, чем первая, но учитываемые при интерпретации результатов [26].

Результаты Опросника Дж. Холланда представлены в таблице 3.

Таблица 3 Результаты Опросника Дж. Холланда

Всего испытуемых

Выявленный тип

Личности

Интеллектуальный

Артистичный

Социальный

Предприимчивый

Конвеционный

Реалистичный

30

9

10

5

11

2

5

Для наглядности представим данные Опросника на рисунке 3.

Результаты диагностики Опросника Дж.Холланда показали, что Интеллектуальный тип личности имеют 9 подростков. Они предпочитают выполнять работу, требующую силы, ловкости, подвижности, хорошей координации движений, навыков практической работы. Эти подростки охотнее делают, чем говорят, они настойчивы и уверены в себе, в работе предпочитают четкие и конкретные указания.

Рис.3 Результаты опросника Дж. Холланда

Артистичный тип личности имеют 10 подростков. Эти подростки оригинальны, независимы в принятии решений, редко ориентируются на социальные нормы и одобрение, обладают необычным взглядом на жизнь, гибкостью мышления, эмоциональной чувствительностью. Отношения с людьми строят, опираясь на свои ощущения, эмоции, воображение, интуицию.

Социальный тип личности имеют 5 подростков. Эти подростки гуманны, чувствительны, активны, ориентированы на социальные нормы, способны понять эмоциональное состояние другого человека.

Предприимчивый тип личности наблюдался у 11 подростков. Эти подростки находчивы, практичны, быстро ориентируются в сложной обстановке, склонны к самостоятельному принятию решений, социально активны, готовы рисковать, ищут острые ощущения. Любят и умеют общаться. Избегают занятий, требующих усидчивости, большой и длительной концентрации внимания. Предпочитают деятельность, требующую энергии, организаторских способностей, связанную с руководством, управлением и влиянием на людей.

Конвеционный тип личности имеют 2 подростка. Эти подростки проявляют склонность к работе, связанной с обработкой и систематизацией информации, предоставленной в виде условных знаков, цифр, формул, текстов (ведение документации, установление количественных соотношений между числами и условными знаками). Они отличаются аккуратностью, пунктуальностью, практичностью, ориентированы на социальные нормы, предпочитают четко регламентированную работу.

У 5 подростков наблюдался реалистичный тип личности. Эти подростки предпочитают выполнять работу, требующую силы, ловкости, подвижности, хорошей координации движений, навыков практической работы. Они охотнее делают, чем говорят, они настойчивы и уверены в себе, в работе предпочитают четкие и конкретные указания. Придерживаются традиционных ценностей, поэтому критически относятся к новым идеям.

Взаимосвязь между типами личности и типами профессиональных сфер можно отразить в таблице 4.

Таблица 4 Шкала приспособленности различных типов личности к разным профессиональным средам

Тип личности

Тип профессиональной среды

Р

И

С

К

П

А

Р

+ +

+

— —

+

_

И

+

+ +

— —

+

С

— —

+ +

+

+

К

+

+ +

+

П

— —

+

+

+ +

А

+

+

_ _

+ +

+ + тип личности очень хорошо приспособлен к окружающей среде;

+ тип личности хорошо приспособленный;

— тип личности недостаточно приспособлен;

— — тип личности совершенно не приспособлен к окружающей среде.

Таким образом, из таблицы видно, что например, реалистичному типу личности наиболее подходит реалистичная профессиональная среда, в меньшей степени интеллектуальная и конвенционная, и совсем не подходит социальная, предприимчивая и артистичная профессиональные среды.

В следующем параграфе мы проанализируем результаты исследовательской работы по согласованности данных используемых психодиагностических методик.

Диагностика акцентуаций характера у юношей и девушек в подростковом возрасте

На основании индивидуальных ответов испытуемых по опроснику К. Леонгарда-Шмишека был создан средний профиль, который и характеризует акцентуации характера в данной выборке. Результаты, полученные в ходе проведения исследования, занесены в таблицу (см. Приложение 2). По результатам исследования нами было произведено распределение учащихся по типам акцентуаций. Его результаты занесены в таблицу 3.

 

Таблица 3

Распределение учащихся по типам акцентуаций (по К. Леонгарду)

Типы акцентуаций Число учащихся (чел.) Число учащихся,%

пол

        мал, % дев, %
1 Гипертимная 21 70 33,3 36,6
2 возбудимая 12 40 25 15
3 эмотивная 11 36,6 23,3 13,3
4 педантичная 10 33,3 23,3 10
5 тревожная 5 16,6 6,6 10
6 циклотимная 22 73,3 43,3 30
7 демонстративная 15 50 30 20
8 неуравновешенная 11 36,6 23,3 13,3
9 дистимичная 7 23,3 10 13,3
10 экзальтированная 17 56,6 30 26,6

 

 

Для более полного представления сложившейся картины построим график распределения учащихся по типам акцентуаций характера (рис.2).

 

Рис. 1. График распределения учащихся по типам акцентуаций характера

 

Как видно из графика (рис.1), в данной выборке преобладает циклотимная акцентуация характера (22 учащихся), что составляет 73,3% из них 43,3 % мальчиков и 30 % девочек.

На втором месте — гипертимная акцентуация (21 учащийся), что составляет 70% из них 33,3 % мальчиков и 36,6 % девочек

Экзальтированными являются 17 человек из выборки, или 56,6% испытуемых из них 30 % мальчиков и 26,6 % девочек

Демонстративные — 15 человек, что составляет 50% из них 30 % мальчиков и 20% девочек.

Возбудимая акцентуация встречается у 12 испытуемых, или 40% из них 25 % мальчиков и 15% девочек.

Следующими располагается эмотивная и неуравновешенная акцентуации характера.

Неуравновешенная акцентуация наблюдается у 11 испытуемых, или 36,6% из них 23,3 % мальчиков и 13,3 % девочек.

Эмотивная акцентуация встречается у 11 испытуемых, что составляет 36,6 % из них 23,3 % мальчиков и 13,3 % девочек.



Педантичная акцентуация встречается у 10 учащихся, или 33,3 % из них 23,3 % мальчиков и 10 % девочек.

Дистимичными являются 7 человек или 23,3% опрошенных из них 10% мальчиков и 13,3 % девочек.

На последнем месте расположилась тревожная акцентуация характера. Она присуща всего 5 учащимся из выборки (16,6% испытуемых из них 6,6 % мальчиков и 10 % девочек).

 

Диагностика ответственности у подростков с акцентуациями характера

Проведенное исследование среди выявленных подростков с акцентуациями характера по методике диагностики ответственности (ОПДЛСО) представило нам следующие результаты:

 

Таблица 4

Преобладающий тип ответственности

УРОВЕНЬ ВЫРАЖЕННОСТИ ПРИЗНАКА

  Ц Г Экз Дем В Эм Неур П Дист Т
принципиальность С В С С С С С С С С
самоутверждение С С С В С С В С С В
нормативность В С В С С С С В С С
этичность С В С С С В С С С С
самопожертвование С С С С С С С С Н Н

 

Как видно из таблицы 4, у преобладающего числа испытуемых наблюдается средний уровень выраженности по всем признакам. Высокая выраженность нормативного типа у циклотимных, экзальтированных и педантичных свидетельствует о развитом чувстве долга, стремлении соответствовать принятым нормам и правилам. Для гипертимных и эмотивных, обладающих высоким уровнем выраженности этичности мотивом подобной ответственности выступает стремление следовать общечеловеческим нормам. Они делают все качественно, если это значимо для них, внешние же подкрепления деятельности являются менее важными.

Выводы по II главе

 

В данной выборке преобладает циклотимная акцентуация характера 73,3%. На втором месте — гипертимная акцентуация — 70%. Экзальтированными являются 56,6% испытуемых. Демонстративная акцентуации характера — 50%. Возбудимая акцентуация встречается у 50%. Неуравновешенная акцентуация наблюдается у 36,6%. Эмотивная акцентуация встречается также у 36,6 %. Педантичная акцентуация встречается у 33,3 %. Дистимичными — 23,3%. Тревожная акцентуация характера присуща всего 16,6% испытуемых. Интересным представляется тот факт, что некоторые респонденты имеют несколько ярко выраженных типов акцентуаций характера.

Высокая выраженность нормативного типа у циклотимных, экзальтированных и педантичных свидетельствует о развитом чувстве долга, стремлении соответствовать принятым нормам и правилам.

Для гипертимных, демонстративных и эмотивных, обладающих высоким уровнем выраженности этичности мотивом подобной ответственности выступает стремление следовать общечеловеческим нормам. Они делают все качественно, если это значимо для них, внешние же подкрепления деятельности являются менее важными.

Высокая выраженность самоутверждающегося типа у демонстративных, неуравновешенных и тревожных свидетельствует о стремлении уйти от конфронтации с окружением, избегать избыточной ответственности и принятия сложных решений.

Таким образом, мы установили, что наиболее ярко выраженными акцентуациями характера в подростковом возрасте являются циклотимный, гипертимный и экзальтированный. А вот менее преобладающими акцентуациями характера являются дистимный, педантичный и тревожный типы акцентуаций характера.

Заключение

 

Необходимость выявления акцентуаций характера в подростковом возрасте тем сильнее, что это время считается наиболее сложным, критическим в развитии человека. В данной работе мы попытались выявить влияние акцентуаций характера на проявление ответственности у подростков. Ответственность человека представляет собой одну из наиболее сложных проблем в психологии, которая все еще не разрешена, несмотря на многочисленные исследования, посвященные этой теме. В ходе исследования по изучению проявления ответственности у мальчиков и девочек подросткового возраста с разными типами акцентуаций характера нами были получены следующие результаты: среди всех респондентов низкий уровень выраженности ответственности имеют 2 человека (6%), имеющие дистимный тип акцентуации. Высокий уровень выраженности нормативности у циклотимных, экзальтированных и педантичных свидетельствует о развитом чувстве долга, стремлении соответствовать принятым нормам и правилам. Для гипертимных, демонстративных и эмотивных, обладающих высоким уровнем выраженности этичности мотивом подобной ответственности выступает стремление следовать общечеловеческим нормам. Они делают все качественно, если это значимо для них, внешние же подкрепления деятельности являются менее важными. Подавляющее большинство испытуемых в ходе исследования выявили средний уровень выраженности по всем признакам.

Наиболее ярко выраженными акцентуациями характера в подростковом возрасте являются циклотимный, гипертимный и экзальтированный. Менее преобладающими акцентуациями характера являются дистимный, педантичный и тревожный типы акцентуаций характера.

Таким образом, цель нашей курсовой работы достигнута, задачи решены, гипотеза подтвердилась.

Список литературы

1. Акмеологический словарь / Под общ. ред. А.А. Деркача. — М.: Изд-во РАГС, 2006. -161 с.

.   Абульханова-Славская К.А. Активность и сознание личности как субъекта деятельности // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. М, 2007. С.110-134.

.   Абульханова-Славская К.А., Брушлинский A.B. Философско-психологическая концепция C.JL Рубинштейна. М., 2006. С. 97-99.

.   Батаршев, А.В. Диагностика черт личности и акцентуаций. Практическое руководство / А.В. Батаршев. — М.: Психотерапия, 2006.- 288 с.

.   Ганнушкин П. Б. «Избранные труды по психиатрии». Ростов-на-Дону:»Феникс». 2008.- 308 с.

.   Дементий Л.И. Типология ответственности личности // Гуманистические проблемы психологической теории. М., 2005.С. 204-213.

.   Дорофеев Е.Д. «Внутригрупповая ответственность при разных формах собственности». Психология личности и группы в изменяющемся обществе. М., 2007.- 126 с.

.   Дружинин В.Н., «Психологические типы семьи в европейской культуре; Москва, 2005. — 342 с.

.   Кондратьев М. Ю., Ильин В. А. Азбука социального психолога-практика. — М.: ПЕР СЭ, 2007. — 464 с.

.   Константинов В.В. «Экспериментальная психология»,- Питер, 2006. -272с.

.   Леонгард К. «Акцентуированные личности». Р-н-Д:»Феникс». 2000. — 544с

.   Леонгард К. Акцентуированные личности / Пер. с нем. В. Лещинской. — М.: Эксмо, 2006.- 347 с.

.   Леонтьев Д.А. «Психология смысла, природа, строение и динамика смысловой реальности»; МОСКВА, 2003. — 542 с.

.   Личко, А.Е. Клиническая и психологическая диагностика типов психопатий и акцентуаций характера / Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков. — М.: Ап-рель-Пресс, ЭКСМО-ПРЕСС, 2009. С. 111-241.

.   Личко А. Е. «Подростковая психиатрия: (Руководство для врачей)». М.: Медицина. 2005.- 467 с.

.   Личко А.Е. Психопатии и акцентуации личности у подростков -М.: Лига-Пресс, 2006.- 689 с.

.   Маклаков А.Г. «Общая психология». СПб.: Питер, 2008. — 234 с.

.   Муздыбаев К. Психология ответственности. Л., 2006.- 576 с.

.   . Нартова-Бочавер, С.К. Дифференциальная психология: Учебное пособие / С.К. Нартова-Бочавер. — М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2006. — 280 с.

.   Новосельцев, В. И. «Школа самовыражения, или Система формирования у детей и подростков ответственности в межличностных отношениях». В. И. Новосельцев Белгород: Везелица, 2007. — 287 с.

.   Ореховский О.И. «Ответственность и ее социальная природа». — Томск, 2006. — 143 с.

.   Панасенко М.В. «Педагогические условия воспитания ответственности у старших подростков в процессе изучения гуманитарных дисциплин»: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. пед. наук: 13.00.06 / М.В. Панасенко Челябинск, 2008

.   Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — СПб.: Изд-во «Питер», 2009. — 498 с.

.   Сахарова В.Г. «Психологический фактор ответственности и методика определения локуса контроля личности». Методические указания. — Владивосток, ДВГМА, 2008.

.   Скрыбченко // Актуальные вопросы современной психологии: материалы междунар. заоч. науч. конф. (г. Челябинск, март 2011 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2011

.   Cловарь / Под. ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. — М.: ПЕР СЭ, 2006. — 176 с.

.   Слотина Т.В. «Психология личности»: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2008. — 304 с.

.   Тен Н.М. «Формирование ответственного отношения подростков к общественно полезной деятельности»: Учеб. пособ./ Н.М. Тен, Хабаровск : Хабаровск. ГПИ, 2006. — 234 с.

.   Хелькман, К. Развитие ответственности в онтогенезе Текст. / К. Хелькман // Проблемы психологии личности: Советско-финский симпозиум.- М., 2007. С. 148-154.

.   Шапошников В.А. Формирование ответственности в системе отношений подростков: тренинговые технологии -Новосибирск: НГПУ, 2005.- 246 с.

 

 

Приложение 1

Акцентуации характера | Понятия и категории

АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА (от лат. accent.us — ударение и греч. charakter — примета, черта, признак). Усиление характерологических особенностей индивида, обусловливающее большую его подверженность в отношении тех или иных патогенных воздействий, которые могут вести к развитию определенного болезненного состояния (психопатии или невроза). Акцентуации описываются в соответствии с достаточно четко определенными типами, сопоставимыми с теми или иными видами психопатических расстройств; при этом каждый тип имеет предрасположенность к конкретному травмирующему психогенному воздействию. При этом акцентуированные черты личности, являясь проявлением нормы, делают лишь более вероятным возникновение патологии, в частности, формирование психопатии, при которой обязательными являются такие признаки, как высокая стабильность совокупности характерологических признаков во времени, тотальность (проявление во всех жизненных ситуациях), дезадаптация. Считается, что среди населения развитых стран акцентуированные личности составляют более 50%. Широкое распространение получили типологии акцентуаций характера, созданные К. Леонгардом, который ввел само понятие «акцентуированные личности», и А. Е. Личко. В отличие от К. Леонгарда, который говорил об акцентуациях темперамента, характера и личности, А. Е. Личко предложил разделять акцентуации характера и акцентуации личности, основываясь на понимании личности как более широкого психологического образования, чем характер или темперамент, и включающего также способности и мировоззрение. По его мнению, акцентуации характера могут резко проявляться и приводить к появлению психопатий только при определенных условиях: при пубертатных кризисах (прежде всего на основе биологических факторов) или под влиянием психических травм и жизненных проблем, воздействующих на наиболее уязвимые особенности характера. Это может быть, например, вынужденная изоляция в случае гипертимного подростка или необходимость интенсивного общения — для шизоидного, когда возникает возможность развития соответствующих психопатий. Им выделялись следующие типы акцентуаций у подростков: гипертимный, циклоидный, лабильный, астеноневротический, сенситивный, психастенический, шизоидный, эпилептоидный, истероидный, неустойчивый, конформный и смешанный (Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина, 1983). Диагностика. Для выявления акцентуаций используют как специальные опросники, например «Опросник X. Г. Шмишека», «Патохарактерологический диагностический опросник А. Е. Личко и Н. Я. Иванова», так и клинические опросники, в частности MMPI, в котором для той или иной шкалы определяется интервал значений акцентуаций характера, находящийся между нормой и патологией.

Кондаков И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. // И.М. Кондаков. – 2-е изд. доп. И перераб. – СПб., 2007, с. 22.

Литература:

Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981. 

Акцентуации характера у подростков

Знать характер человека — значит знать те существенные для него черты, которыми определяется его поведение. В характере закрепляются привычные мотивы поведения, наиболее значимые для человека отношения к окружающей действительности, труду, другим людям и самому себе. Черт характера много, жизнерадостность, общительность, честность, решительность, сдержанность, аккуратность, лень… Список можно продолжать достаточно долго. Каждому человеку присущи одни черты и несвойственны другие. Черта, представленная у разных людей, проявляется по-разному — у кого-то ярко, у кого-то слабо и эпизодически.

Об акцентуациях характера говорят, когда отдельные черты чрезмерно усилены, «заострены». Акцентуации бывают скрытыми, так что даже при длительном наблюдении трудно определить тип характера. Это обычные варианты нормы.

Заостренные черты характера могут ярко и неожиданно выявиться в определенных ситуациях, при психических травмах. Но не любая тяжелая ситуация или травма способствует проявлению акцентуации, а только та, которая предъявляет повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления» в характере. Например, для замкнутого, погруженного в свой внутренний мир мальчика трудной ситуацией становится вхождение в новый коллектив, необходимость установить неформальные отношения с малознакомыми людьми; одиночество он переносит легко. Его сверстник с противоположными чертами характера, очень общительный, энергичный, склонный к риску и авантюрам, наоборот, с легкостью входит в любую группу, но не выносит одиночества и жесткого режима.

При акцентуациях, таким образом, появляется избирательная уязвимость в отношении некоторых психогенных воздействий (при хорошей устойчивости к другим).

Когда черты характера определенного типа становятся достаточно постоянными и выраженными, акцентуацию называют явной. Для ее диагностики используют специальные опросники, а также наблюдения и сбор сведений о биографии и родственниках.
 
Некоторые акцентуации можно заметить в детстве — у дошкольников и младших школьников, но чаще всего черты характера заостряются в подростковом возрасте. Этому способствует и пубертатный кризис, и личностная нестабильность, на фоне которой интенсивно формируются личностные образования, в том числе характер. Кроме того, подростковый возраст так же, как и ранний (от 1 года до 3 лет), является сензитивным (максимально чувствительным) к разного рода воздействиям.

У подростков с явными акцентуациями характера, попадающих в тяжелые для них ситуации, могут наступать временные нарушения адаптации, появляться отклонения в поведении. Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы.

Подростки данной категории — это «трудные» подростки. Что же происходит с их характерами на протяжении этого сложного возрастного периода и какая перспектива их ожидает? Рассмотрим динамику развития акцентуаций.

Первый вариант — трансформация типов акцентуаций. Предполагается, что акцентуации характера имеют эндогенную, генетическую обусловленность. У ребенка изначально есть предрасположенность к появлению и развитию определенных черт. Влияние среды, прежде всего семейное воспитание, или усиливает их, или сглаживает, или изменяет.

Существуют «чистые» типы характера (или типы личности), с доминированием отдельных ярких черт. Они описаны П. Б. Ганнушкиным на материале психиатрической клиники; К. Леонгардом, чья классификация акцентуированных личностей получила широкое распространение в зарубежной психологии. В психологии личности есть и другие типологии. Поскольку нас интересует подростковый возраст, мы будем использовать классификацию А. Е. Личко — психиатра из Санкт-Петербурга, работающего с подростками. 


У подростков (так же, как у взрослых) кроме «чистых» наблюдаются и смешанные типы характеров. Иногда их формирование тоже определяется генетическими факторами, возможно, и условиями развития в раннем детстве. В других случаях характер трансформируется из-за неадекватного воспитания: на исходные черты как бы наслаиваются черты другого типа. Например, ребенка повышенно возбудимого, агрессивного и конфликтного необходимо воспитывать достаточно жестко, постоянно контролируя его поведение и не давая резко проявляться его отрицательным качествам. Если же он воспитывается по типу «кумира семьи», эти черты интенсивно развиваются и к ним добавляются новые, главным образом демонстративность. Такой домашний тиран не только устраивает скандалы своим родственникам, но и использует театральные эффекты, шантажируя их уходом из дома или самоубийством, удовлетворяя свою безудержную потребность во внимании и поклонении.

Следует отметить, что есть черты, которые не могут сочетаться друг с другом, не могут быть присущи одному человеку. В то же время существуют довольно часто встречающиеся сочетания черт разного типа, образующих смешанный или «мозаичный» характер.
 
Изменения характера наблюдаются не так уж часто. Обычно происходит усиление, развертывание черт присущего подростку типа. Как уже указывалось, под влиянием трудных ситуаций или психических травм скрытая акцентуация может перейти в явную. На фоне явной акцентуации характера возникают временные нарушения поведения, острые аффективные реакции, неврозы и некоторые другие неблагоприятные явления. Аффекты всегда кратковременны, длятся не более суток. Подростки в аффективном состоянии бегут из трудно переносимой ими ситуации, проявляют агрессию по отношению к окружающим или себе, разыгрывают бурные сцены. Если травмирующая ситуация слишком тяжела или длительна, развивается затяжной невроз.

Типичные для подросткового возраста нарушения поведения — это делинквентность, алкоголизация, токсикомания, наркомания, бродяжничество, суицидальное поведение (попытки самоубийства) и некоторые другие. Поскольку они ситуативно обусловлены, быстрая смена обстановки может привести к позитивным результатам. Главное — не допустить необратимых изменений и упрочения опасных форм поведения.

Усиление явной акцентуации приводит и к заострению черт характера до психопатического уровня. Приобретенная в подростковом возрасте психопатия — уже не крайний вариант нормы, как акцентуация. Когда говорят о психопатических чертах, имеют в виду зачатки патологии. При психопатии появляются тотальность и относительная стабильность патологических черт характера, их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию. П. Б. Ганнушкин определял психопатии как аномалии характера, которые определяют весь психических облик человека, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток, в течение жизни не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям и мешают приспособиться к окружающей среде.

Так как акцентуации могут стать почвой для развития патологических черт, подростков с явными акцентуациями характера считают группой повышенного риска.
 
Еще один вариант развития связан с благоприятным прогнозом. В подростковом возрасте черты характера заостряются. В это время возможны различные осложнения, временное нарушение адаптации в тяжелых ситуациях, «бьющих» по слабому месту характера. Но затем, в следующие возрастные периоды, происходят сглаживание и компенсация заостренных черт. Явные акцентуации переходят в скрытые.

Психологические особенности акцентуации характера подростков. Соотношение акцентуации и самооценки

В любом обществе во все времена нет, и не будет более подвижной возрастной группы, чем подростки. Возраст между 12 и 18 годами называют переходным. Дети данного возраста не ставят перед собой задачу осложнять жизнь взрослых, они просто существуют в другом мире. Всеобщность патологических черт характера выступает в подростковом возрасте особенно ярко. Подросток, с какой-либо акцентуацией, обнаруживает свой тип характера в семье и в школе. В данной статье представлено исследование акцентуаций характера подростков, проведена методика по выявлению их самооценки. На основании данных был проведён анализ, позволяющий выявить соотношение самооценки и акцентуации характера.

В дословном переводе с греческого «характер» означает «отпечаток». Он взаимосвязан с другими сторонами личности, в частности с темпераментом и самооценкой. В общении с людьми характер человека проявляется в его поведении, стиле общения, в способах реагирования на действия и поступки людей.

В психологии характер определяется как комплекс стабильных индивидуальных свойств человека, складывающихся и проявляющихся в деятельности и общении, обусловливающих типичные для него способы поведения.

Всему обществу, социальному бытию и каждому человеку свойственно отклоняться от оси своего существования. Причина этого отклонения лежит в особенностях взаимосвязи и взаимодействия человека с окружающим миром, социальной средой и самим собой. Возникающее на основе такого свойства многообразие в психофизическом, социокультурном, духовно-нравственном состоянии людей и их поведении является условием расцвета общества, его улучшения и осуществления социального развития.

Отклоняющееся (девиантное) поведение — является естественным условием формирования человека, жизни всего общества. Известно, что акцентуации в основном сочетаются с отклоняющимся поведением. В то же время поведение многих людей с акцентуированным характером не является отклоняющимся.

Так как акцентуации характера «окрашивают» определенным образом поведение человека, можно говорить о различных возможностях приспособления человека в обществе, что делает эту проблему не менее актуальной в социальном плане.

Характер является прижизненным образованием и может изменяться в течение всей жизни. По мере того как формируется определенный уклад жизни человека, формируется и его характер.

Акцентуированные характеры зависят не от природно-биологических свойств, а от условий внешней среды, которые накладывают отпечаток на образ жизни данного человека.

В нашей стране получила распространение классификация акцентуаций, которая была предложена известным детским психиатром профессором А. Е. Личко. Он полагает, что акцентуации характера имеют сходство с психопатиями. Отличие от психопатий заключается в отсутствии признака социальной дезадаптации [3].

В любом обществе во все времена нет, и не будет более подвижной возрастной группы, чем подростки. Возраст между 12 и 18 годами называют переходным. Дети данного возраста не ставят перед собой задачу осложнять жизнь взрослых, они просто существуют в другом мире. Всеобщность патологических черт характера выступает в подростковом возрасте особенно ярко. Подросток, с какой-либо акцентуацией, обнаруживает свой тип характера в семье и в школе.

Обычно акцентуации развиваются в период формирования характера и стабилизируются с взрослением. Особенности характера при акцентуациях могут проявляться не постоянно, а лишь в некоторых ситуациях, и почти не обнаруживаться в обычных условиях.

Существуют различные методы, используемые для изучения акцентуированного поведения: различные виды наблюдения (прямые, полевые лабораторные), различные опросники (Шмишека, Айзека и др.), изучение самооценки личности и т. д.

Анализ полученных результатов

Исследование проводилось с 20 подростками в возрасте 15 — 16 лет.

Для выявления акцентуации характера у подростков использовались: «Тест-опросник Шмишека», «Изучение самооценки личности». Результаты исследований представлены в таблицах 1,2.

Таблица 1. Результаты диагностики определения типа акцентуации характера Шмишека

№ п/п

ФИ ребёнка

Типы акцентуации характера

Экз

Дем

Дис

Воз

Цик

Тр Эм

Пед

Заст

Гип

Ак. отсутствует

1.

Дмитрий Б.

+

2.

Иван Г.

+

3.

Сергей Б.

+

4.

Иван К.

+

5.

Лиана Е.

+

6.

Альбина Д.

+

7.

Ирина К.

+

8.

Александра С.

+

9.

Яна М.

+

10.

Даша К.

+

11.

Наталья Н.

+

12.

Сергей К.

+

13.

Олеся М.

+

14.

Алена Я.

+

15.

Ксения К.

+

16.

Юлия С.

+

17.

Анастасия С.

+

18.

Алина Н.

+

19.

Владимир Т.

+

20.

Анна С.

+

Итого

2

3

3

2

2

3

1

1

1

0

В результате анализа полученных данных было выявлено, что у большинства обследованных подростков (98%) присутствует акцентуация характера.

Экзальтрованный тип зафиксирован у 10 % подростков; демонстративный — у 25% подростков; дистимический — у 15%. Возбудимый и циклотимный, тревожный типы имеют 10% обследованных. Эмотивный, педантичный,застревающий типы имеют 5%, на каждый из типов. Гипертимический — у 15% обследованных подростков.

Диагностическая методика: «Изучение самооценки личности»

Таблица 2. Результаты диагностики «Изучение самооценки личности».

№ п/п

ФИ ребёнка

Интеллектуальные к.

Нравственные к.

Волевые к.

Мировоззренческие к.

1.

Дмитрий Б

2

2,7

2,6

2,2

2.

Сергей Б

2,6

2,5

1,8

2,8

3.

Иван Г

1,7

2

2,4

2,7

4.

Альбина Д

2,7

2,8

2,4

2

5.

Лиана Е

3

2,6

2,9

2,4

6.

Иван К

2,8

3

2,8

2,6

7.

Ирина К

1,9

2,8

2,4

2

8.

Сергей К

2

2,4

2

2,1

9.

Дарья К

1,6

2,1

2,6

2,6

10.

Ксения К

3

1,6

2

1,7

11.

Яна М

2

2

2

2,3

12.

Олеся М

2,2

2,8

2,8

2,4

13.

Алина Н

3

3

2,9

2,6

14.

Наташа Н

2,6

1,9

3

2,8

15.

Александра С

2,5

2,4

2,7

1,9

16.

Максим С

1,9

2,6

1,7

2,1

17.

Юля С

2

2,8

2,4

2

18.

Юля С

3

2,8

2,1

2

19.

Анастасия С

3

2,3

2,7

3

20.

Владимир Т

1,9

2,8

3

1,3

15% обследованных подростков имеют адекватную самооценку. У 85% подростков наблюдается неадекватная самооценка: 70% — завышенная; 15% — заниженная самооценка.

Соотношение акцентуации характера и самооценки

Рассмотрим акцентуации характера и самооценку подростков и проверим, совпадают ли эти два критерия.

  1. У гипертимного типа самооценка завышенная, свое будущее склоны видеть в светлых тонах, они отличаются повышенной инициативностью, коммуникабельностью, стремлением к лидерству.
  2. У циклоидного типа самооценка формируется со временем. Этот тип характера проявляет восприимчивость к урокам, упрекам, обвинениям — ко всему, что содействует появлению мыслей самообвинения и самоуничижения.
  3. У лабильного типа отличительной особенностью считается частая смена настроений. Но подростков данного типа отличают искренние чувства, и привязанность к тем, от кого они видят любовь, заботу и внимание. Своего рода проницательность дает возможность подросткам быстро почувствовать, как к ним относятся люди, при первом контакте определяя, кто к ним расположен, а в ком таится хоть капля недоброжелательности и неприязни. Самооценка отличается искренностью и мастерством верно выделить особенности своего характера.
  4. У сенситивного типа рано формируется ощущение обязанности, ответственности. Молодые люди ищут самоутверждения себе не там, где могут раскрыться их способности, а именно в той области, где чувствуют слабость. Самооценка отличается значительной степенью объективности.
  5. Основными особенностями психостенического типа являются неуверенность склонность к безграничным рассуждениям, мнительность в виде опасений за будущее — собсвенное и собственных родных, любовь к самоанализу, к самокопанию и т.д. Самооценка, не смотря на склонность к самоанализу, не всегда точена.
  6. Астеноневротический тип. Данный тип акцентуации является почвой для развития неврастении, заостренных эмоциональных взаимодействий. Срывы зачастую появляются тогда, когда подросток осознает неосуществимость личных проектов, разрушимость надежд и желаний. Самооценка, как правило, отражает заботу о здоровье. Такие подростки внимательно прислушиваются к малейшим физическим ощущениям охотно лечатся.
  7. Демонстративному типу относятся молодые люди с огромным рвением находиться в центре внимания, показывая окружающим свои способности. Отсюда — исключительное самолюбие индивида, потому что другие люди — средство для личного самоутверждения. Самооценка весьма отдалена от объективности.
  8. Конформному типу присуще главная черта — непрерывная и излишняя конформность к своему непосредственному окружению. Актуальный принцип — мыслить «как все», действовать «как все», стараться соответствовать всем. Самооценка конформных подростков может быть хорошей. Значительная часть из них довольно верно отмечает основные черты своего характера.
Выводы

Таким образом, проведенный анализ показал, что у различных типов акцентуаций характера самооценка проявляется по-разному. У 20 обследованных подростков акцентуация характера и самооценка не всегда совпадают.

Область № 1. Дифференциальная диагностика акцентуаций характера и пограничных состояний личности.

Характерологические особенности личности. Разграничение акцентуаций характера и расстройств личности. Тест MMPI. Самостоятельная работа слушателей с опросником MMPI. Построение и интерпретация профилей MMPI. Патохарактерологический диагностический опросник для подростков А.Е. Личко, Н.Я. Иванова. Самостоятельная работа слушателей с опросником ПДО. Обследование экспериментальных групп подростков с девиантным поведением. Расстройства личности как патология характера. Многофакторный личностный опросник FPI и самостоятельная работа с ним. Многофакторный личностный опросник Р.Б. Кеттелла 16 PF (версии А и С). Экспресс-диагностика психических состояний. Психологическая диагностика расстройств личности. Методы определения тревожности, депрессии и страхов. Психодиагностика агрессии. Диагностика состояний фрустрированности. Выявление суицидальных тенденций. Диагностика ПТСР. Особенности диагностики ПТСР у детей. Диагностика феномена эмоционального выгорания.

Область № 2. Психодиагностика экстремальных состояний личности проективными методами.

Методика «РНЖ». Тематический апперцептивный тест (ТАТ). Тест Г. Роршаха (краткий обзор). Тест фрустрационных реакций С. Розенцвейга. Методика «Пиктограмма». Тест М. Люшера. «Тест руки» («Hand test»). Разбор клинических иллюстраций.


Контрольные вопросы к областям № 1 и № 2 психодиагностики психических экстремальных состояний личности

1.Дифференциальная диагностика акцентуаций характера и пограничных психических состояний личности. Методика определения типа характера по К.Г. Юнгу. Методика определения акцентуаций характера К. Леонгарда.

2.Расстройства личности как патология характера. Разграничение акцентуаций характера и психических расстройств личности. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков А.Е. Личко, Н.Я. Иванова. Методика диагностики самооценки психических состояний Г. Айзенка. Методика определения психологической характеристики темперамента.

3.Применение теста MMPI в психодиагностике экстремальных состояний личности.

4.Применение многофакторного личностного опросника FPI и многофакторного личностного опросника Р.Б. Кеттелла 16 PF в психодиагностике экстремальных состояний личности.

5.Экспресс-диагностика психических состояний. Методика САН. Методика экспресс-диагностики невроза К. Хека и Х. Хесса. Методика экспресс-диагностики характерологических особенностей личности Т.В. Матолина.

6.Экспресс-диагностика психических состояний. Методика экспресс-диагностики свойств нервной системы по психомоторным показателям Е.П. Ильина. Методика диагностики самооценки уровня тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина. Методика диагностики уровня невротизации Л.И. Вассермана.


7.Психологическая диагностика расстройств личности. Методика личностного дифференциала (пятифакторная модель). Методика диагностики потребности в поисках ощущений. М. Цукермана. Методика диагностики стрессоустойчивости и социальной адаптации Т.Х. Холмса и Р.Х. Раге.

8.Психологическая диагностика расстройств личности. Методика диагностики уровня субъективного ощущения одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона. Методика диагностики уровня эмоционального выгорания В.В. Бойко. Методика диагностики степени удовлетворённости основных потребностей.

9.Психологическая диагностика расстройств личности. Методика измерения ригидности. Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда. Методика диагностики степени готовности к риску А.М. Шуберта.

10.Психологическая диагностика расстройств личности. Методика диагностики уровня субъективного контроля Дж. Роттера. Методика диагностики коммуникативной установки В.В. Бойко. Методика определения типа личности и вероятностных расстройств данного типа Дж. Олдхэма и Л. Морриса.

11.Методики определения тревожности, депрессии и страхов. Методика измерения уровня тревожности Дж. Тейлора, адаптация Т.А. Немчинова и В.Г. Норакидзе. Методика диагностики уровня школьной тревожности К. Филипса.

12.Методики определения тревожности, депрессии и страхов. Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В. Зунге, адаптация Т.И. Балашовой. Методика дифференциальной диагностики депрессивных состояний В.А. Жмурова.


13.Методики определения тревожности, депрессии и страхов. Методика исследования личности «Дом-дерево-человек» Дж. Бука. Тест «Несуществующее (фантастическое) животное». Методика исследования «Незаконченные предложения» Дж.М. Сакса и С. Леви.

14.Психодиагностика агрессии. Методика диагностики показателей и форм агрессии А. Басса и А. Дарки. Методика диагностики уровня агрессивности А. Ассингера. Методика диагностики доминирующей стратегии психологической защиты в общении В.В. Бойко.

15.Диагностика состояний фрустрированности. Методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л.И. Вассермана. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга. Рисуночный тест «Деловые ситуации» Н.Г. Хитровой.

16.Диагностика ПТСР. Методика Г. Айзенка EPQ. Методика диагностики типа эмоциональной реакции на воздействие стимулов окружающей среды В.В. Бойко. Методика диагностики межличностных отношений Т. Лири.

17.Диагностика ПТСР. Методика Г. Айзенка EPI. Методика «Q-сортировка» В. Стефансона. Методика диагностики предрасположенности личности к конфликтному поведению К.У. Томаса.

18.Диагностика ПТСР. Методика диагностики темперамента Я. Стреляу. Методика диагностики типа поведенческой активности Л.И. Вассермана, Н.В. Гоменюка. Методика определения нервно-психической устойчивости, риска дезадаптации в стрессе «Прогноз».

19.Диагностика ПТСР. Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова, С.В. Чермянина. Методика диагностики оценки самоконтроля в общении М. Снайдера. Методика диагностики направленности личности Б. Басса.

20.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) для подростков А.Е. Личко, Н.Я. Иванова. Тест «Несуществующее (фантастическое) животное». Проективный рисуночный тест «Я дома, в школе и на улице».

21.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика диагностики уровня школьной тревожности К. Филипса. Методика исследования личности «Дом-дерево-человек» Дж. Бука. Методика «РНЖ».

22.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика исследования «Незаконченные предложения» Дж.М. Сакса и С. Леви. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга. Методика «Пиктограмма».

23.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика Р. Жиля. Рисованный апперцептивный тест (РАТ). «Тест руки».

24.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика Е. Шеффер и Р. Бела PARI, адаптация Т.В. Нищерет. Рисуночная методика «Человек». Тест «Пятна Г. Роршаха».

25.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика диагностики родительского отношения А.Я. Варга, В.В. Столина. Методика «Автопортрет». Тест цветовых предпочтений М. Люшера.

26.Особенности диагностики ПТСР у детей и подростков. Методика «Моя семья». Тематический апперцептивный тест (ТАТ) Г. Меррея и К. Моргана. Рисованный апперцептивный тест (РАТ) Л.Н. Собчик.

Основная литература по теме:

  1. Бодалёв А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. – СПб., 2000.
  2. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. – СПб., 2003.
  3. Венгер А.Л., Цукерман Г.А. Психологическое обследование младших школьников. – М.: Изд-во Владос-Пресс, 2001.
  4. Венгер А.Л. Психологическое консультирование и диагностика. Практическое руководство. Часть 1; Часть 2. – М.: Генезис, 2001.

5.Венгер А.Л. Психологические рисуночные тесты. Иллюстрированное руководство. – М.: Владос-Пресс, 2002.

  1. Гуревич К.М. Психологическая диагностика. – М., 1981.
  2. Психологическая коррекция умственного развития учащихся / Под ред. К.М. Гуревича, И.В. Дубровиной. – М, 1990.

8.Глуханюк Н.С. Практикум по психодиагностике: Учеб. пособие / Н.С. Глуханюк. – 4-е изд., стер. – М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: НПО «МОДЭК», 2009.

  1. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. – СПб.: Питер, 2002.
  2. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. Редактор-составитель – Райгородский Д.Я. – Самара: Бахрах-М, 2011.

11.Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. – СПб.: Речь, 2001.

  1. Собчик Л.Н. Модификационный (модифицированный) восьмицветовой тест М. Люшера. Практическое руководство. – СПб., 2001.

13.Собчик Л.Н. Рисованный апперцептивный тест (РАТ). – СПб., 2002.

Психопатии и акцентуации характера у подростков читать онлайн, А. Е. Личко

Автор А. Е. Личко

Онлайн Библиотека

А. Е. Личко.

Психопатии и акцентуации характера у подростков.

Оглавление

Предисловие ко второму изданию. 2

Глава I. Разграничение психопатий, психопатоподобных расстройств и акцентуаций

характера в подростковом возрасте. 3

Разграничение психопатий по тяжести и акцентуации по выраженности. 5

Разграничение психопатий и психопатоподобных расстройств по причине возникновения. … 12

Особенности динамики психопатий и акцентуаций характера в подростковом возрасте. 14

Глава II. Биологические и психологические основы нарушений поведения у подростков.

16

Биологические основы. 17

Акселерация и инфантилизм. 17

Социопсихологические особенности подросткового возраста как причины нарушений

поведения19

Реакция эмансипации. 19

Реакция группирования со сверстниками. 20

Реакция увлечения — «хобби-реакция». 22

Реакции, обусловленные сексуальным влечением. 24

Детские поведенческие реакции в подростковом возрасте. 24

Особенности патологических реакций. 26

Глава III. Формы проявления нарушений поведения. Делинквентное поведение. 27

Побеги из дому и бродяжничество. 28

Ранняя алкоголизация как форма токсикоманического поведения. 31

Девиации сексуального поведения. 35

Суицидальное поведение. 37

Глава IV. Типы конституциональных психопатий и акцентуаций характера в

подростковом возрасте. 41

Клиническая и психологическая диагностика типов психопатий и акцентуаций характера. 43

Гипертимный тип. 48

Циклоидный тип. 53

Лабильный тип. 56

Астеноневротический тип. 62

Сенситивный тип. 64

Психастенический тип. 68

Шизоидный тип71

Эпилептоидный тип77

Истероидный тип. 84

Неустойчивый тип. 90

Конформный тип. 93

Смешанные типы. 96

Глава V. Психопатические развития и виды неправильного воспитания. Основные

критерии диагностики психопатических развитий. 98

Гипопротекция. 100

Доминирующая гиперпротекция. 101

1.

Онлайн Библиотека

Потворствующая гиперпротекция102

Эмоциональное отвержение103

Условия жестоких взаимоотношений. 105

Повышенная моральная ответственность. 107

Другие типы неправильного воспитания. 107

Глава VI. Органические психопатии. Общие сведения и критерии диагностики. 108

Неустойчивый тип. 110

Эпилептоидный тип111

Истероидный тип. 113

Шизоидный тип114

Глава VII. Психопатоподобные нарушения при шизофрении у подростков. Общие

сведения. 115

Психопатоподобная форма вялотекущей шизофрении.

. 116

Психопатоподобные дебюты прогредиентной шизофрении. 124

Психопатоподобный тип ремиссии. 124

Заключение. 125

Предисловие ко второму изданию.

С момента выхода первого издания этой книги прошло шесть лет. За эти годы подростковая

психиатрия как особая область получила широкое признание в нашей стране. В крупных

психиатрических больницах одно за другим стали открываться специальные подростковые

отделения, в психоневрологических диспансерах — подростковые кабинеты. Быстро возросло

число публикаций по вопросам подростковой психиатрии. При этом широкий круг психопатических

расстройств по-прежнему остается ее центральной проблемой.

Потребность в новом издании данной книги возникла не только в связи с тем, что первое

издание (1977) сразу разошлось и не смогло удовлетворить растущего интереса к проблеме

психопатических нарушений поведения в подростковом возрасте как у психиатров, так и у врачей

других специальностей, а также среди представителей различных профессий, имеющих дело с

подростками. Дело еще в том, что прошедшие несколько лет были годами быстрого развития и

накопления знаний о специфике нервно-психических расстройств у подростков, особенно в

области психопатий и психопатоподобных состояний. Это потребовало значительной переработки

книги для второго издания — более третьей ее части написано заново.

Первое издание вышло в период, когда акселерация развития подростков достигла своего

апогея — масса физически рано повзрослевших высокорослых подростков производила сильное

впечатление на предшествующие поколения, словно наглядно подтверждая, что человечество

вступило в эпоху научно-технической революции и бурного социально-экономического развития. С

акселерацией был сопряжен ряд неожиданных социально-психологических проблем — большой

разрыв между ранним физическим созреванием и социальной зрелостью, распад одной

возрастной когорты подростков на акселлерированных и инфантильных, что создавало

определенные трудности для их социальной адаптации. Отсюда последовал ряд нарушений

поведения разных степеней — от ярких картин заострившихся в проявлениях психопатий до

преходящих отклонений от общепринятого модуса поведения на фоне крайних вариантов нормы в

отношении становления характера. Для обозначения последних нами был использован термин

«акцентуации характера» вместо нередко бытующего «психопатические черты», чтобы

подчеркнуть их принадлежность к крайним вариантам нормы, а не к зачаткам патологии.

С начала 80-х годов акселерация физического развития подростков как будто пошла на спад.

Тем не менее психопатии и психопатоподобные нарушения остаются одной из важнейших

проблем подростковой психиатрии. Однако наряду с конституциональными психопатиями и

нарушениями поведения на фоне акцентуаций характера на первый план стали выдвигаться иные

психические расстройства — психопатоподобная вялотекущая шизофрения, психопатоподобные

нарушения на фоне дебильности и резидуальных органических поражений головного мозга. Если

дебильность в подростковом возрасте не представляет диагностических трудностей, а выявление

резидуальных органических изменений мозга требует лишь тщательного обследования, то

2.

Онлайн Библиотека

дифференциальный диагноз при вялотекущей психопатоподобной шизофрении у подростков

может быть одной из самых трудных диагностических задач в психиатрии. Это побудило включить

во второе издание новую главу о психопатоподобной вялотекущей шизофрении.

В последние годы стало особенно очевидным, что решающую роль в случаях психопатических

развитии («патохарактерологических формирований») у подростков играет неправильное

воспитание. Поэтому виды неправильного воспитания были поставлены во главе угла

переработанной главы о психопатических развитиях у подростков.

Сложную проблему представляют смешанные типы психопатий и акцентуаций характера. Для

разработки психотерапевтических программ и медико-педагогических рекомендаций важна не

просто констатация смешанного типа («микста»), но и знание того, из черт каких типов это

сочетание складывается. Поэтому расширена глава IV, где при описании основных типов

психопатий и акцентуаций добавлены иллюстрации различных вариантов смешанных типов. В

конце этой главы рассмотрена данная проблема в целом (типы промежуточные и «амальгамные»).

Переработана также глава о подростковых «поведенческих реакциях». Теперь она посвящена

биологическим и социально-психологическим основам нарушений поведения.

Мы также сочли необходимым дать в первой главе четкое определение понятия «акцентуация

характера», чтобы избежать его использования в качестве клинического диагноза.

В «Заключении» добавлена схема предлагаемых психотерапевтических программ при разных

типах психопатий и акцентуаций характера. Литературный указатель дополнен работами

последних лет.

Надеюсь, что второе издание — дополненное и переработанное — послужит полезным

пособием всем, для кого важны проблемы подростковой психиатрии.

Автор

Глава I. Разграничение психопатий, психопатоподобных

расстройств и акцентуаций характера в подростковом

возрасте.

Психопатии — это такие аномалии характера, которые, по словам П. Б. Ганнушкина (1933),

«определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой

властный отпечаток», «в течение жизни… не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям» и

«мешают… приспособляться к окружающей среде». Эти три критерия были обозначены О. В.

Кербиковым (1962) как тотальность и относительная стабильность патологических черт характера

и их: выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию.

В подростковом возрасте эти же критерии служат основными ориентирами в диагностике

психопатий. Тотальность патологических черт характера выступает у подростков особенно ярко.

Подросток, наделенный психопатией, обнаруживает свой тип характера в семье и школе, со

сверстниками и со старшими, в учебе и на отдыхе, в труде и развлечениях, в условиях обыденных

и привычных и в самых чрезвычайных ситуациях. Всюду и всегда гипертимный подросток кипит

энергией, шизоидный отгораживается от окружения незримой завесой, а истероидный жаждет

привлечь к себе внимание. Тиран дома и примерный ученик в школе, тихоня под суровой властью

и разнузданный хулиган в обстановке попустительства, беглец из дому, где царит гнетущая

атмосфера или семью раздирают противоречия, способный отлично ужиться в хорошем интернате

— все они не должны причисляться к психопатам, даже если подростковый период проходит у них

под знаком нарушенной адаптации.

Относительная стабильность черт характера в этом возрасте является менее доступным для

оценки психопатий ориентиром. Слишком короток бывает еще жизненный путь. Под «сколько-

нибудь резкими изменениями» в подростковом возрасте следует понимать неожиданные

трансформации характера, внезапные и коренные смены его типа. Если очень общительный, живой, шумливый, неугомонный ребенок превращается в угрюмого, замкнутого, ото всех

отгороженного подростка или нежный, ласковый, очень чувствительный и эмоциональный в

детстве становится изощренно-жестоким, холодно-расчетливым, бездушным к близким юношей, то как бы ни были выражены патологические черты характера, случаи эти нередко оказываются за

рамками психопатии.

3.

Онлайн Библиотека

Говоря об относительной стабильности, следует учитывать, однако, три обстоятельства.

Первое — подростковый возраст представляет собой критический период для психопатий, черты большинства типов здесь заостряются.

Второе — каждый тип психопатий имеет свой возраст формирования. Шизоида можно увидеть

с первых лет жизни — такие дети любят играть одни. …

(PDF) Гендерные профили акцентуаций характера у подростков, склонных к употреблению алкоголя

Нейропсихиатрия (Лондон) (2020) 10 (4)

2542

Research Bartosh, et al.

педантичных и тревожных типа характера.

Девочки, не пристрастившиеся к алкоголю

чаще проявляли следующие типы акцентуаций характера

: эмоциональные, экзальтированные,

гипертимические, циклотимические и тревожные.

Демонстративный, тревожный, педантичный, застрявший,

и дистимический типы представлены реже.e

преобладание экзальтированных реакций, впечатлительности,

и эмоциональной чувствительности у обследованных девочек

было гендерным признаком [24]. Девочки

характеризуются психической лабильностью, эмоциональностью,

чувствительностью; их эмоциональные переживания отличаются глубиной

и длятся дольше.

Структура характера

акцентуаций у мальчиков-подростков с учетом тенденции к употреблению PAS

Мальчики, употребляющие алкоголь, в отличие от своих

сверстников, не склонных к употреблению алкоголя, имели

значимых ди Erences (p <0.05) у ve типов

акцентуаций: более выраженные черты

гипертимического, эмоционального, циклотимического,

тревожного, экзальтированного характера. Согласно методике

[14], эти мальчики были

, характеризовавшимися лучшим настроением в сочетании с

тягой к активности, общительности, разговорчивости,

легкомыслием, впечатлительностью; имели частые смены настроения

, гипертимические состояния превратились

в отвлекающие, оказалась выраженной зависимость от внешних событий

; импульсивность,

ослабление контроля, склонность к конфликту

.

Структура акцентуаций характера

, наблюдаемая у склонных к употреблению алкоголя мальчиков

характеризовалась гипертимическим и экзальтированным типами как

наиболее выраженными (52-72% испытуемых, таблица

1). Менее выражены были эмоциональный, циклотимический, возбудимый, демонстративный и застрявший типы

.

Слабо выражены педантичные, отвлекающие и

тревожные типы персонажей.

У мальчиков, не употребляющих алкоголь, было столько же

по гипертимическому типу, сколько у их ровесников

, которые были склонны к употреблению алкоголя (рис. 1).

В равной степени выражены были экзальтированными, эмоциональными, застрявшими,

циклотимическими, демонстративными и возбудимыми. Менее

произносимых

были педантичными, отвлекающими, а

тревожными типами персонажей.

По свидетельствам

мальчиков и девочек, имеющих зависимость от алкоголя, профиль

акцентуаций выше, чем у подростков

, свободных от такой зависимости.

Гендерные особенности структуры

акцентуаций характера

При рассмотрении гендерных различий в

типах персонажей мы отметили, что девочки по сравнению с

со сверстниками были выше в своих профилях

акцентуаций, независимо от их склонности к употреблению

алкоголя (рисунок 1).Однако девочки склонны к употреблению алкоголя

по сравнению с мальчиками с

зависимость имела более выраженную (p <0,05)

черт в 5 типах акцентуаций характера:

эмоциональный, тревожный, циклотимический, возбудимый и

экзальтированных типа акцентуаций (p <0,05).

им больше свойственна психическая лабильность,

эмоциональность, чувствительность, тревожность, ответственность,

болтливость, пугливость, частые перепады настроения.

Следует отметить, что девочки, не склонные к употреблению алкоголя

, отличались от мальчиков, которые также были свободны от зависимости

целых 7 более выраженных типов характера

(p <0,05): гипертимичность,

эмоциональный, тревожный, циклотимический, демонстративный,

возбудимый и экзальтированный типы акцентуаций.

В то же время подобная среда выражала

показателя в обеих группах было обнаружено для застрявшего,

педантичного и отвлекающего типов персонажа

(рис. 1).Интересно отметить, что девочки

, склонные к использованию PAS, были ниже у женщин

типичных черт эмоционального типа персонажа

, тогда как у мальчиков, использующих PAS, напротив,

оказались выше у тех, кто характеристики (p <0,05)

(рисунок 1). Корреляционный анализ в группе

мальчиков показал положительную взаимосвязь между

склонностью к использованию ПАВ и эмоциональным типом акцентуации

(r = 0.35; р <0,01).

В таблице представлены результаты исследования

частоты акцентированных черт характера (лиц

с 18 и более баллами) среди обследованных

групп.

Как видно из таблицы, доля лиц

с акцентированными чертами среди склонных к употреблению алкоголя

подростков, как мальчиков, так и девочек, в основном превышала

таковую в соответствующей группе (на 20-30% в среднем на

) .

Среди девочек распределение выделенных

черт акцентуаций характера имело свои

свои особенности.Девочки, склонные к использованию PAS, были

на 20% реже, чтобы иметь высокие показатели эмоционального типа

. Острые черты возбудимого типа

продемонстрировали 65% девушек, склонных к алкоголю

, что на 30% больше, чем у девушек

, свободных от зависимости. По данным Леонхарда,

людей с ярко выраженным возбудимым типом склонны к развитию хронического алкоголизма

; они часто используют спирт

в качестве антидепрессанта [14]. Более того, такая

характерная черта возбудимого типа, как

импульсивность, рассматривается многими авторами как

ключевой фактор в употреблении психоактивных веществ,

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ — АКТИВНЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ СОЦИАЛЬНЫХ СРЕД.

Айвазова, А.Э. (2003). Психологические аспекты зависимости. Санкт-Петербург: Речь.

Асмолов А.Г., Асмолов Г.А. (2009). От We-Media к I-Media: трансформация идентичности в виртуальном мире. Вопросы психологии, 3, 3–16. https://doi.org/10.11621/pir.2009.0006 DOI: https://doi.org/10.11621/pir.2009.0006

Аверин, В.А. (1998). Психология детей и подростков. Санкт-Петербург: Михайлова В.A ..

Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. (2000). Интернет: Влияние на личность. В Гуманитарных исследованиях в Интернете (стр. 11–39). Москва: Издательский дом «Терра Можайск».

Баева, И.А. (2001). Проблемы общения со сверстниками: риск и перспективы риска. Наш проблемный подросток: как понять и договориться (с. 127–147). Санкт-Петербург: Изд-во Российского государственного педагогического университета им. Герцена,

.

Балин, В.Д., Гайда, В. К. Горбачевский, В. К. (2000). Практические занятия по общей, экспериментальной и прикладной психологии. Санкт-Петербург: Питер.

Баранова Ю.М. (2012). К вопросу об информационной и психологической безопасности детей и подростков в Интернете // Социальная психология и общество, 4, 122–129.

Барцалкина В. В. (2012). Совместная родительская зависимость как фактор риска развития зависимостей у детей.Психологическая наука и образование, 4, 18–25.

Барцалкина В. В. Профилактика аддиктивного поведения в образовательной среде // Психолого-педагогическое сопровождение Национальной образовательной инициативы «Наша новая школа» (с. 116–127). Москва: Московский государственный психолого-педагогический университет.

Башкуева, М.Д. (2007) Игры, которые тебя губят. Москва: Вече.

Бехтер, А.А., Филатова О.А. (2018) .Субъектная активность в копинг-поведении индивида. Акмеология, 65 (1), 21–26.

Бендер, Х. Л., Аллен, Дж. П., МакЭлхейни, К. Б., Антонишак, Дж., Мур, К. М., О’Бейрн, Келли, Х., и Дэвис, С. М. (2007). Использование суровой дисциплины и результатов развития в подростковом возрасте. Развитие и психопатология, 19, 227–242. https://doi.org/10.1017/S0954579407070125 DOI: https://doi.org/10.1017/S0954579407070125

Березин, С.В., Лисецкий К.С., Назаров Е.А. (2001). Психология наркомании и совместной зависимости. Москва: МПА.

Бурлаков И. В. (2000) .Homo Gamer: Психология компьютерных игр. Москва: Независимая фирма «Класс».

Бурменская Г. В., Захарова Е. И., Карабанова О. А., Лидерс А. Г. (2007). Возрастной психологический подход в консультировании детей и подростков. Москва: Академия.

Чатсуорт, Дж.Д., Пайен, Л. А., Шарп, Э. Х., Феррер-Вредер, Л. (2006). Самоопределение деятельности, выразительная идентичность и здоровье подростков. Прикладная развивающая наука, 10 (3), 157–170. https://doi.org/10.1207/s1532480xads1003_5 DOI: https://doi.org/10.1207/s1532480xads1003_5

Чигишева О. (2018). Функциональная грамотность: терминологическая неоднозначность в мировом образовательном контексте. Astra Salvensis, 6, 963-970.

Доля, А.А. (2010) Социально-психологические аспекты жизненных перспектив безнадзорных подростков с разными ценностно-смысловыми ориентациями: Дис. Москва.

Доулинг, С. (2000). Психология и терапия зависимого поведения. Москва: Независимая фирма «Класс».

Егоров А.Ю. (2007) Нехимические зависимости. Санкт-Петербург: Речь.

Егоров А.Ю., Кузнецова Н.А., Петрова Е.А. (2005). Особенности личности подростков с интернет-зависимостью / Особенности личности подростков с интернет-зависимостью. Проблемы психического здоровья детей и подростков, 5 (2), 20–27.

Гоголева, А.В. (2003). Аддиктивное поведение и его профилактика. Москва: Издательский дом «Модек».

Иванов М.С., Авилов Г.М. (2002). Психологическая характеристика ролевой компьютерной игры как особого вида деятельности.В сибирской психологии сегодня (с. 41–55). Кемерово: Кузбассвузиздат.

Капустина, А. (2001) Многофакторное измерение личности Кеттла. Санкт-Петербург: Речь.

Колябин С.В. (2004). Особенности мотивационно-смысловой сферы личности подростков с акцентуациями характера: кандидатская диссертация. Москва.

Кондрашкин А. В. Влияние Интернета на развитие современных подростков.Психологическая наука и образование, 2, 114–134.

Ковалев А. Э. (2000). Личная мотивация в кризисе // Психология XXI века (с. 88–90). Санкт-Петербург: Изд-во СПбГУ.

Краснова С.В., Казарян С.В., Тундалева В.С., Быковская Е.В., Чапова О.Е., Носатова М.О. (2008). Как побороть компьютерную зависимость. Москва: Эксмо.

Лоскутова, В.А. (2004). Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств: кандидатская диссертация. Новосибирск.

Максимова Н.Ю. (1996). О склонности подростков к аддиктивному поведению. Психологический журнал, 17 (3), 149–153.

Шапира, Н. А., Голдсмит, Т. Д., Кек, мл. П. Э., Хосла, У. М., и МакЭлрой, С. Л. (2000). Психиатрические особенности людей с проблемным использованием Интернета. Журнал аффективных расстройств, 57 (1–3), 267–272.https://doi.org/10.1016/S0165-0327(99)00107-X DOI: https://doi.org/10.1016/S0165-0327(99)00107-X

Сопов В.Ф., Карпушина Л.В. (2001) Морфологический тест жизненных ценностей. Прикладная психология, 4, 9–30.

Варламова С.Н., Гончарова Е.Р., Соколова И.В. (2015). Интернет-зависимость среди молодежи мегаполисов: критерии и типология. Мониторинг общественного мнения, 2, 165–182.

Войскунский, А.Э. (2004). Актуальные вопросы психологии интернет-зависимости. Психологический журнал, 25 (1), 90–100.

Янг, К. С. (2000). Диагноз — Интернет-зависимость. Мир Интернета, 2, 24–29.

Янг, К. С. (1998). Интернет-зависимость: появление нового клинического расстройства. Киберпсихология и поведение, 1, 237–244. https://doi.org/10.1089/cpb.1998.1.237 DOI: https://doi.org/10.1089/cpb.1998.1.237

Жданова Н.А. (2010). Влияние внутрисемейных отношений на конструирование личностных смыслов подростков: кандидатская диссертация. Воронеж.

Личко А.Е. ‹Плиточные психопатии и акцентуации характера у подростков

С того момента, как невролог произнес эту фразу (а это уже три года), она не выходила из головы.

Но только сегодня я решил посмотреть, что это значит, как к этому относиться, наверное потому, что эмоциональные скачки Андрея меня очень утомляют.Все оказалось не так страшно, кроме того, что грозят, что такой ребенок останется насмерть … Не знаю, радоваться или расстраиваться, что он никогда не будет вести себя прилично ..

Скопирую статью, на досуге подумаю:

Лабильный тип

Лабильный тип — это психотип, характерный образец личности. Иногда — акцентирование характера.

Наиболее полно лабильный тип описывается под различными названиями «эмоционально лабильный» (Шнайдер, 1923), «реактивно-лабильный» (П. Б. Ганнушкин, 1933) или «эмоционально-лабильный» (Леонгард, 1964, 1968) и др.В классификации Н.И. Козлов, это человек настроения.

Краткое описание психотипа

Основная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения, быстрое и непредсказуемое переключение эмоционального состояния …

Насыщенная чувственная сфера, высокая чувствительность к знакам внимания. Сильная душевная боль с эмоциональным отвержением близких, потерей близких и разлукой с теми, к кому они привязаны. Коммуникабельность, добродушие, искренняя привязанность, социальная отзывчивость.Они заинтересованы в общении, тянутся к своим сверстникам, довольны ролью опекуна.

Лабильный тип и внешняя оценка

Лабильные подростки очень чувствительны к всевозможным знакам внимания, признательности, похвалы и поощрения — все это доставляет им искреннюю радость, но отнюдь не вызывает высокомерия или самомнения. Порицания, осуждения, упреки, нотации глубоко пережиты и способны вторгнуть в безнадежное уныние.

Подробнее о лабильном типе

Лабильный тип и настроение.

Главная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения …

Можно говорить о зарождающемся образовании лабильного типа в тех случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно резко, а причины этих радикальных изменений ничтожны. Сказанное кем-то нелестное слово, недружелюбный взгляд случайного собеседника, неуместный дождь, оторвавшаяся пуговица костюма могут погрузить в унылое и мрачное настроение при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач.При этом приятный разговор, интересная новость, мимолетный комплимент, одетый по случаю, услышанный от кого-то, пусть нереальный, но заманчивый, могут поднять настроение, даже отвлечь от настоящих неприятностей, пока снова не напомнят что-то о вас самих. Во время психиатрической экспертизы, во время откровенных и увлекательных разговоров, когда приходится прикоснуться к самым разным сторонам жизни, в течение получаса можно увидеть слезы, готовые вернуться, а вскоре и радостную улыбку.

Настроение характеризуется не только частыми и резкими изменениями, но и их значительной глубиной.От настроения этого момента и благополучия, и аппетита, и сна, и работоспособности, и желания побыть наедине или только с любимым человеком, или броситься в шумное общество, компанию, зависят люди. По настроению будущее окрашено в цвета радуги, теперь оно кажется серым и унылым, а прошлое предстает теперь цепочкой приятных воспоминаний, иногда кажется целиком состоящей из неудач, ошибок и несправедливостей. Те же люди, одно и то же окружение кажутся милыми, интересными и привлекательными, иногда скучными, скучными и уродливыми, наделенными всевозможными недостатками.

Лабильный тип и болезни

В детстве лабильные подростки, как правило, не особо выделяются среди сверстников. Лишь немногие проявляют склонность к невротическим реакциям. Однако почти все детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызванными условно-патогенной флорой. Частые ангины, продолжительные «простуды», хроническая пневмония, ревматизм, пиелоцистит, холецистит и другие заболевания, хотя и не протекают в тяжелых формах, имеют тенденцию к длительному и рецидивирующему течению.Возможно, фактор «соматической инфантилизации» играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Лабильный тип и глубокие чувства

Низкомотивированная смена настроения лабильного типа иногда производит впечатление поверхностности и легкомыслия. Но это суждение неверно. Представители лабильного типа способны на глубокие переживания, большую и искреннюю привязанность. В первую очередь это отражается на их отношении к родным и близким, но только к тем, от кого они сами испытывают любовь, заботу и участие.Привязанность к ним сохраняется, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Лабильные подростки чрезвычайно тяжело переносят настоящие невзгоды, потери, несчастья, обнаруживая склонность к реактивной депрессии, тяжелым невротическим срывам.

Лабильный тип и дружба

Верная дружба не менее характерна для лабильных подростков. В подруге спонтанно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты печали и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-то интересное, подбодрить, убедить, что «все не так страшно», но в моменты эмоционального подъема. , легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность в сочувствии.

Лабильный тип и окружение

Самооценка лабильного типа отличается искренностью (Ефременкова, Иванов, 1971). Лабильные подростки хорошо осведомлены о своих чертах характера, знают, что они «люди настроения» и что все зависит от их настроения. Сообщая о слабостях своей натуры, они не пытаются ничего скрыть или утаить, а как бы приглашают других принять их такими, какие они есть. В том, как другие относятся к ним, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу же при первом контакте они чувствуют, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком есть хоть капля недоброжелательности или неприязни.Ответное отношение возникает сразу и без попыток его скрыть …

Портрет лабильного типа по Н.Н. Козлов

Все мы родом из детства. Однако человек настроения отличается от остальных тем, что остался в детстве. Его душа — душа ребенка, она яркая, искренняя, непосредственная и наивная. Look Man of Mood

Человек настроения

Человек настроения — один из психотипов по классификации Н.И. Козлов. Аналог типа Лабиль в классификации Личко.

Портрет психотипа

Ах, Иванушка, ты меня рассмешил!

Княгиня Несмеяна, сквозь слезы

Все мы родом из детства. Однако человек настроения отличается от остальных тем, что остался в детстве. Его душа — душа ребенка, она яркая, искренняя, непосредственная и наивная.

В детстве эти дети часто болели инфекционными заболеваниями: постоянные ангины, простуды, хронические пневмонии, могли быть ревматизм, холецистит и другие бесстрашные, но неприятные вещи.Они не были серьезно больны, но затяжная и повторяющаяся форма привела к тому, что они всегда были с кем-то из своих близких. Немного капризничать, немного поиграть — с таким ребенком было приятно нянчиться. Ребенка любили, и ему отвечали тем же.

Он был мил с детства: так бежал к маме, так мысленно зарылся в нее, прикрыв глаза, и обнял ее … Он жаловался, даже слезы наворачивались на его глаза! Но что самое приятное, я быстро утешился теплыми словами мамы.И расцвела улыбкой …

Его баловали, ловили малейшее изменение его настроения и самочувствия, и он начал делать то же самое. И, повзрослев, стал вечной няней самому себе, нежно любимой. Похоже, в ярком детстве он любил плавать, а уезжать во взрослую, самостоятельную и ответственную жизнь — нет.

И теперь каждый раз, в любую минуту этот славный большой ребенок позволяет себе почувствовать то, чего хочет: когда — быть счастливым, когда — капризничать или грустить.Это его стиль жизни, и при желании так легко найти поводы для любого настроения!

Пошел сильный дождь, перед моим носом уехал троллейбус, потом оторвалась кнопка — настроение испортилось. Рядом стояла хорошенькая девушка, выглянуло солнышко, на сером асфальте я увидела потрясающе оранжево-апельсиновую корку — душа поет, всех хочу любить. Все просто: потому что, когда в следующий раз ему захочется грустить и пожалеть себя — он найдет для этого причины «хоть раз».«

Как искренний ребенок, он по правде переживает все, от души и до всего тела: он легко теряет сон и аппетит, его работоспособность и просто состояние здоровья резко меняются. Настроение изменилось — мир меняется. Он на подъеме — жизнь прекрасна, он всех любит и всеми восхищается. Он не в духе, так что все отстой, люди сволочи, а сам он дурак.

Он живет не головой, а сердцем, и сердце его редко терпит поражение.Он интуитивен, и, знакомясь с людьми, мгновенно чувствует настоящее отношение к себе.

Хуже того, он тоже мгновенно и искренне ему отвечает …

И тем не менее, окружающие его люди, и особенно его близкие, относятся к нему с искренней симпатией: ведь в душе он добрый и теплый человек, не завистливый, не высокомерный, благодарный, ценит доброе отношение к сам в общении открыт и радушен.

На работе он такой же приятный и милый, но если там работать надо, то он по сути бесполезен.Растерянно улыбаясь или мучительно размышляя, он виновато расскажет о следующих обстоятельствах, искренне вздохнет и пообещает, что это последний раз, но вы знаете, что его неудачное дело не первое и не последнее.

Такие люди не ставят перед собой больших жизненных задач и, пока жизнь их защищает, живут легко, ловя солнце и порой порхая, как лист на ветру. Однако они тяжело несут реальные потери, а в трудностях на них не могут рассчитывать: они не привыкли воевать.Им остается только волноваться и плакать.

Кажется, в любом возрасте верят, что если долго и горько плакать, обязательно придет кто-то Очень Большой и Добрый и непременно их утешит … Посмотрите, Ребенок-Мужчина

Что делать?

Если вы наблюдаете за чертами человека настроения и хотите скорректировать свои собственные характеристики, то см.

Лабильный тип: как работать над собой

Если вы наблюдаете черты лабильного типа и хотите скорректировать свои собственные характеристики, то сначала посмотрите статьи:

  1. Позитивное развитие личности
  2. Развитие эмоциональной сферы настроения человека
  3. Упражнения для антипараноика.

После этого ваша программа:

  • Никогда не ругайте себя: если к вашим разнообразным чувствам прибавится чувство вины, эта компания не поправится. Просто примите себя: вы — солнце. И цветок. См. Примите себя
  • Однако тебе пора повзрослеть и начать работать. Для начала приучите себя жить не спонтанно, а планомерно и отчетливо: каждое утро давайте себе микрозадания и каждый вечер отчитывайтесь о том, что вы сделали, а что нет.Но не наказывайте себя, просто учитесь. См. Учет времени
  • Среди прочих задач нужно определиться с контрастным душем, а в дальнейшем перейти на обливание. холодная вода из ведра, желательно с головы. Когда вы этого добьетесь — гордитесь тем, что у вас это получилось!

По теме «Заболею !!» — вы не заболеете, если перед физической нагрузкой будете разминаться и будете делать это с удовольствием. И то, и другое, как нетрудно догадаться, вполне в ваших силах. См. «Закалка

».
  • Каждый раз, когда меняется ваше настроение, записывайте — из-за чего.Вечером просмотрите свои записи и решите:

— Стоило ли мероприятие вашей реакции?

— Как можно иначе, более спокойно и адекватно отреагировать душой?

— Представьте себе визуально и душой, что вы это делаете … Привыкайте …

  • Посетите Synthon в «Мире эмоций», займитесь аутотренингом, НЛП или любой другой техникой, которая поможет вам самостоятельно управлять своими эмоциями и настроением.
  • Не борись со стихией эмоций, а овладей ею, научись управлять.Полезные упражнения:

— 3 минуты в день смеяться без причины.

— Жалко просто так обижаться. «Вот вообще такие плохие!» А затем в качестве упражнения просто прекратите обиду. Даже когда есть очевидные причины для обиды. См. Раздел «Управление эмоциями»

.
  • Обучите карусель состояний: войдите в заданное состояние и переходите к следующему по кругу, постепенно увеличивая темп. Список и расшифровка состояний: Нирвана (божественное безразличие), Озорная (нужно расшифровать?), Бизнесмен (уверенное знание того, что мне нужно), Коммандос (агрессивное хладнокровие), Хорошее высокомерие (как у милых щенков), Недовольное раздражение (ну, кто там еще?), Прощай, Нежность (ми-глупо!).Научитесь крутить по очереди — тогда для конкретной ситуации вы всегда выберете то, что будет наиболее подходящим. См. Государственную карусель

Направления развития

Если вы наблюдаете за особенностями лабильного типа и хотите скорректировать свои особенности, то посмотрите статьи:

  1. Лабильный тип: как работать над собой
  2. Позитивное развитие личности
  3. Управление эмоциями
  4. Некоторые виды эмоций практически не поддаются контролю практически при любой подготовке, некоторые (эмоциональные действия) легко контролируются, контролируются любым ребенком.Некоторые виды эмоций практически не поддаются контролю практически при любой подготовке, некоторые контролируются любым ребенком. Трудно погасить уже возникшее и раскрученное эмоциональное состояние; вызвать в себе нужную эмоцию несложно в подходящей ситуации. Эмоции, переросшие в состояние аффекта, неконтролируемы, каждый способен радостно и искренне улыбаться при встрече с нормальными людьми.

    Мы перестаем контролировать многие из наших эмоций, когда теряем проактивность, мы начинаем ожидать действий других; вместо того, чтобы действовать самим, когда мы выключаем голову, мы привыкаем реагировать автоматически и стереотипно.

    Когда наши эмоции становятся нашими реакциями, их труднее контролировать. Но в этом есть и хорошие новости: все эти возможности мы можем вернуть себе. Если бы мы умели контролировать свои эмоции в детстве, мы могли бы восстановить это мастерство сегодня. Мы можем действовать более активно, проактивно, мы можем перестать стереотипно реагировать, мы можем начать думать и вести себя так, как мы сами выбираем.

    О каком тренинге идет речь?

    Все очень конкретно.Только некоторые клиенты психиатров вообще не умеют контролировать свои эмоции, нормальные люди со здоровой психикой могут контролировать свои эмоции, только не все и не всегда. Если человек находится в энергичном, ресурсном состоянии, то в большинстве случаев ему несложно управлять эмоциями. Если человек устал, болен или находится в состоянии аффекта, в таком состоянии сложно управлять собой. С другой стороны, дети уже легко начинают плакать родителям, для них это элементарно.Большинство детей от трех до четырех лет по просьбе родителей легко могут и плакать, и смеяться, удивляться или обижаться. Играя друг с другом, дети, а особенно девочки, ярко, адекватно и убедительно выражают эмоции. Все дело в том, что иногда бывает сложно справиться с некоторыми эмоциями: трудно не рассердиться, когда на тебя злятся, трудно снять обиду, когда она уже вспыхнула в душе.

    Задача управления эмоциями обычно оказывается сложной именно потому, что ее ставят люди, которые уже упустили момент возникновения эмоции, не предотвратили это возникновение, не предотвратили действия других людей, создавших для них эти эмоции. .В то же время, если человек переходит на более активную руководящую позицию и самостоятельно запускает свои эмоции и эмоции других людей до того, как волны эмоций других людей хлынут на него, ему больше не нужно управлять своими эмоциями. Он вырвался вперед и сам контролирует ситуацию.

    Если вы ходите сутулый и с меланхолическим выражением лица, рано или поздно вы испортите себе настроение и спросите: «Как мне улучшить настроение, если для этого нет настроения?» Да, вы устроили себе засаду… Если завтра утром вы встанете бодро, сделаете зарядку, расправите плечи и улыбнетесь родным, вы подарите хорошее настроение себе и близким.

    Если вы подошли к матери вполне позитивно, а мама не в духе, то настроение изменится у того, кто был активнее: если вы позволите матери пить, то скоро вы тоже будете пить. Если вы обняли маму, рассказали, как скучали по ней, и начнете хвастаться своими успехами, каждый раз отмечая, что все это только благодаря маме, то у вас большие шансы на победу: скоро мама начнет улыбаться и радоваться вашему успеху с тобой.

    Управление эмоциями — это вопрос образования. Именно воспитанный человек отличается от невоспитанного в первую очередь тем, что умеет контролировать свои эмоции даже там, где это сложно и не хочет. Развитая личность контролирует свои эмоции, умеет управлять своими эмоциями и состояниями, умеет контролировать себя.

    Актеры, индийцы, дипломаты и другие специально обученные люди гораздо лучше переносят свои эмоции, чем обычные люди, не имеющие такой подготовки.Каждый может развить способность управлять своими эмоциями, если поставит перед собой такую ​​задачу. Главное — желание и подготовка.

    И последнее. В некоторых ситуациях вы можете оказаться беспомощным перед своими эмоциями вовсе не потому, что не можете их контролировать. Физически — можно, но в социальном плане иногда нельзя. Есть социальные ограничения на управление эмоциями.

Лабильный тип

Наиболее полно этот тип описывается под разными названиями «эмоционально лабильный» (Шнайдер, 1923), «реактивно-лабильный» (П.Б. Ганнушкин, 1933) или «эмоционально-лабильный» (Леонгард, 1964, 1968) и др.

В детстве лабильные подростки, как правило, не особо выделяются среди сверстников. Лишь немногие проявляют склонность к невротическим реакциям. Однако почти все детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызванными условно-патогенной флорой. Частые ангины, продолжительные «простуды», хроническая пневмония, ревматизм, пиелоцистит, холецистит и другие заболевания, хотя и не протекают в тяжелых формах, имеют тенденцию к длительному и рецидивирующему течению.Возможно, фактор «соматической инфантилизации» играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Главная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения …

Можно говорить о зарождающемся образовании лабильного типа в тех случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно резко, а причины этих радикальных изменений ничтожны. Сказанное кем-то нелестное слово, недружелюбный взгляд случайного собеседника, неуместный дождь, оторвавшаяся пуговица костюма могут погрузить в унылое и мрачное настроение при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач.При этом приятный разговор, интересная новость, мимолетный комплимент, одетый по случаю, услышанный от кого-то, пусть нереальный, но заманчивый, могут поднять настроение, даже отвлечь от настоящих неприятностей, пока снова не напомнят что-то о вас самих. Во время психиатрической экспертизы, во время откровенных и увлекательных разговоров, когда приходится прикоснуться к самым разным сторонам жизни, в течение получаса можно увидеть слезы, готовые вернуться, а вскоре и радостную улыбку.

Настроение характеризуется не только частыми и резкими изменениями, но и их значительной глубиной.Настроение момента зависит и от самочувствия, и от аппетита, и от сна, и от работоспособности, и от желания побыть наедине или только с любимым человеком, или броситься в шумное общество, компанию, людей. По настроению будущее окрашено в цвета радуги, теперь оно кажется серым и унылым, а прошлое предстает теперь цепочкой приятных воспоминаний, иногда кажется целиком состоящей из неудач, ошибок и несправедливостей. Те же люди, одно и то же окружение кажутся милыми, интересными и привлекательными, иногда скучными, скучными и уродливыми, наделенными всевозможными недостатками.

Низкомотивированные перепады настроения иногда производят впечатление поверхностности и легкомыслия. Но это суждение неверно. Представители лабильного типа способны на глубокие переживания, большую и искреннюю привязанность. В первую очередь это отражается на их отношении к родным и близким, но только к тем, от кого они сами испытывают любовь, заботу и участие. Привязанность к ним сохраняется, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Верная дружба не менее характерна для лабильных подростков.В подруге спонтанно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты печали и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-то интересное, подбодрить, убедить, что «все не так страшно», но в моменты эмоционального подъема. , легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность в сочувствии.

Лабильные подростки очень чувствительны к всевозможным знакам внимания, признательности, похвалы и поощрения — все это доставляет им искреннюю радость, но отнюдь не вызывает высокомерия или самомнения.Порицания, осуждения, упреки, нотации глубоко пережиты и способны вторгнуть в безнадежное уныние. Лабильные подростки чрезвычайно тяжело переносят настоящие неприятности, потери, несчастья, обнаруживая склонность к реактивной депрессии, тяжелым невротическим срывам.

Реакция эмансипации у лабильных подростков выражена очень умеренно. Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Освободительная активность проявляется в виде коротких всплесков настроения, обусловленных капризами настроения и обычно интерпретируется взрослыми как простое упрямство…

И пьянящий азарт игр, и скрупулезная скрупулезность коллекционирования, и неуклонное совершенствование силы, ловкости навыков и высоты утонченных интеллектуальных и эстетических удовольствий чужды.

Самоуважение отличается искренностью (Ефременкова, Иванов, 1971). Лабильные подростки хорошо осведомлены о своих чертах характера, знают, что они «люди настроения» и что все зависит от их настроения. Осознавая слабости своей натуры, они не пытаются ничего скрыть или утаить, а как бы приглашают других принять их такими, какие они есть.В том, как другие относятся к ним, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу же, при первом контакте, они чувствуют, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком есть хоть капля недоброжелательности или враждебности. Ответное отношение возникает сразу и без попыток его скрыть …

Этот тип наиболее полно описывается под различными названиями «эмоционально лабильный», «реактивно лабильный» или «эмоционально лабильный». В систематике психопатий у Г.Е. Сухарева, этот тип отсутствует.Однако описываемая ею картина «общего» или «гармоничного» инфантилизма содержит почти все характеристики лабильного типа. При этом добавлено, что с возрастом детский инфантилизм можно сгладить, но реактивная лабильность сохраняется. Как известно, проблема взаимосвязи инфантилизма и психопатий привлекала внимание издавна. Наиболее рациональной нам представляется точка зрения на инфантилизм, в том числе на общий, гармоничный, как на основу, на которой формируются разные типы психопатий.

В детстве лабильные подростки, как правило, не особо выделяются среди сверстников. Лишь немногие проявляют склонность к невротическим реакциям. Однако почти все детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызываемыми условно-патогенной флорой. Частые боли в горле, постоянные «простуды», хроническая пневмония, ревматизм, пиелоцистит, холецистит и другие заболевания,

, хотя они не протекают в тяжелых формах, они имеют тенденцию к длительному и повторяющемуся течению. Возможно, фактор «соматической инфантилизации» играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Основная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения. В этом его существенное отличие от подобного по названию типа «нестабильного», у которого основной дефект приходится на волевую сферу. Как известно, подростку в целом свойственна изменчивость настроения. В какой-то степени все они наделены эмоциональной лабильностью. Поэтому диагностика этого типа в подростковом возрасте представляет собой сложную, но выполнимую задачу. О зарождающемся образовании лабильного типа можно говорить в тех случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно резко, а причины этих радикальных изменений ничтожны.Сказанное кем-то нелестное слово, проливной дождь, оторвавшаяся пуговица от костюма может погрузить в унылое и мрачное настроение при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. При этом приятный разговор, интересные новости, мимолетный комплимент, хорошо одетый по случаю костюм, услышанный от кого-то, пусть и нереальные, но заманчивые перспективы могут поднять нашу структуру

, даже чтобы отвлечь от реальных неприятностей, пока они снова напомнить о себе чем-нибудь.Во время психиатрической экспертизы во время откровенных

и увлекательных разговоров, когда приходится соприкасаться с самыми разными сторонами жизни, за полчаса можно увидеть готовые не раз слезы вернуться, а вскоре и радостную улыбку.

Настроение характеризуется не только частыми и резкими изменениями, но и значительной их глубиной. Настроение момента зависит и от самочувствия, и от аппетита, и от сна, и от работоспособности, и от желания побыть наедине или только с любимым человеком, или броситься в шумное общество, компанию, людей.По настроению будущее окрашено в цвета радуги, теперь оно кажется серым и унылым, а прошлое предстает теперь цепочкой приятных воспоминаний, иногда кажется целиком состоящей из неудач, ошибок и несправедливостей. Одни

,

и тех. одни и те же люди, одно и то же окружение кажутся милыми, интересными и привлекательными, иногда скучными, скучными и уродливыми, наделенными всевозможными недостатками.

Немотивированные перепады настроения иногда производят впечатление поверхностности и легкомыслия.Но это суждение неверно. Представители лабильного типа способны к глубоким переживаниям,

большой и искренней привязанности. В первую очередь это отражается на их отношении к родным и близким, но только к тем, от кого они сами испытывают любовь, заботу и участие. Привязанность к ним сохраняется, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Верная дружба не менее характерна для лабильных подростков. В подруге спонтанно ищут психотерапевта.Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты печали и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-то интересное, подбодрить, убедить, что «все не так уж и страшно», но в моменты эмоционального подъема. , легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность в сочувствии.

Лабильные подростки очень чувствительны к всевозможным знакам внимания, признательности, похвалы и поощрения — все это доставляет им искреннюю радость, но отнюдь не вызывает высокомерия или самомнения.Порицания, осуждения, упреки, нотации глубоко пережиты и способны вторгнуть в безнадежное уныние. Лабильные подростки чрезвычайно тяжело переносят настоящие неприятности, потери, несчастья, обнаруживая склонность к реактивной депрессии, тяжелым невротическим срывам.

Реакция эмансипации у лабильных подростков была

очень умеренно сыпь. Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Освободительная активность проявляется в виде коротких всплесков настроения, вызванных капризами настроения и обычно интерпретируется взрослыми как простое упрямство.Однако реакция эмансипации становится более постоянной и направленной, если она подпитывается неблагоприятной семейной ситуацией. Тяга к объединению со сверстниками также подчинена смене настроения: в хорошие времена лабильные подростки ищут компании, а плохие избегают общения. В группе сверстников они не претендуют на роль лидера, а ищут эмоциональные контакты; охотно довольствуется положением домашнего любимца и любимого человека, которого охраняют и защищают более строгие друзья.

Хобби реакция лабильных подростков обычно ограничивается типами увлечений, которые мы обозначили как информативно-коммуникативные и эгоцентрические.Им чужды пьянящее возбуждение от игр и скрупулезная тщательность коллекционирования, постоянное совершенствование силы, ловкости, умений и высоты утонченных интеллектуальных и эстетических удовольствий. Более того, они не претендуют на лидерство. Общение с товарищами, художественная самодеятельность и даже некоторые домашние животные (по большей части собственная собака) относят

ся к хобби, дающим небольшой отток эмоциональной энергии, наполняющей их во время перепадов настроения.Но ни одно из увлечений не длится слишком долго и вскоре сменяется другим.

Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями, а влечение остается плохо дифференцированным, в результате чего возможно отклонение на пути преходящего подросткового гомосексуализма. Но лабильные подростки всегда стараются избегать излишних сексуальных излишеств.

Самоуважение искреннее. Лабильные подростки хорошо осведомлены о своих чертах характера, знают, что они «люди настроения» и что все зависит от их настроения.Осознавая слабости своей натуры, они не пытаются ничего скрыть или утаить, а как бы приглашают других принять их такими, какие они есть. В том, как к ним относятся другие, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу, при первом контакте, чувствуя, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком есть хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает сразу и без попыток его скрыть.

Выраженность эмоциональной лабильности в подростковом возрасте обычно не превышает уровня явной акцентуации.Под наблюдением психиатра

случаев лабильной акцентуации падают

, когда психические травмы или тяжелые ситуации вызывают острые аффективные реакции (иногда с суицидным поведением), реактивную депрессию, тяжелые невротические состояния. В центре внимания обычно сами реакции и причиненные им травмы, а личность, черты характера, которые вызывают легкость таких срывов, часто остаются в тени. Поэтому эмоционально лабильный тип Шнайдера-Ганнушкина не получил широкого распространения как рабочий термин в психиатрической практике, несмотря на яркость описаний и частоту, с которой этот тип встречается.

Лабильно-истероидный вариант. В описании лабильного типа можно увидеть признаки сходства с другими типами. Богатая эмоциональность, хорошая интуиция, некоторый эгоцентризм, а точнее любовь к себе, любимые «увлечения» объединяют лабильных подростков с истеричными. Но искренность по отношению к себе и окружающим, отсутствие нарочитой демонстративности в поведении, способность к теплой ласке отличает их от истерик. У лабильных подростков значительно выше характерная самооценка.Как лабильные, так и истеричные подростки тоже склонны фантазировать. Но фантазии сильных подростков лишены пьянящей авантюрной жилки, намерения своими изобретениями обратить все взоры окружающих, обнажить исключительность своей личности. Это скорее романтические фантазии, это скорее идиллические сны об исполнении надежд, о безмятежном счастье и радости всегда и везде, как для себя, так и для своих близких.

Тем не менее, в некоторых случаях истерические черты выражены и, что особенно важно, под влиянием психической травмы и в сложных ситуациях аффективные реакции и реактивные состояния приобретают отчетливую истерическую окраску.Мы относили такие случаи к смешанному лабильно-истероидному типу.

Лабильно-аффективный вариант. Как указано, выраженность лабильного типа в подростковом возрасте обычно ограничивается акцентуацией и редко достигает психопатии. Лишь иногда психопатизация идет по пути возрастающей эмоциональной лабильности до аффективной взрывоопасности. Обычно такие случаи попадают в группу возбудимых психопатов. Действительно, аффективные всплески здесь часто возникают по незначительной причине, но они быстро исчерпываются.В аффекте нет тенденции к агрессии. Постоянная смена настроения резко влияет на все поведение,

— беспокойство, бессвязность, отвлечение, быстрая смена интересов. От всего этого страдает учеба, постоянные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Кроме того, обычно отсутствует способность корректировать самооценку, неотъемлемая критичность лабильной акцентуации по отношению к своему характеру. Некоторые черты характера также часто встречаются в поведении. нестабильный тип.

Остальные варианты лабильного типа. Некоторые представители эмоционально лабильного типа занимают позицию, близкую к циклоидному типу. В перепадах настроения у них есть поэтапность: чередуются «хорошие» и «плохие» дни. Мы рассматривали такие случаи как вариант типа циклоиды — «лабильные циклоиды». Мы также отметили, что эмоциональная лабильность часто сочетается с чувствительностью. Возможно, лабильность может служить одним из фонов для последующего формирования чувствительного типа (см. Чувствительно-лабильный вариант при описании чувствительного типа).

Лабильно-циклоидный вариант ограничен рамками акцентуации, лабильно-истероидный и чувствительно-лабильный могут достигать степени психопатии, причем особенно усиливаются истероидные или чувствительные черты. Таким образом, на ba-

Этот тип описывался под разными названиями: «эмоционально лабильный», «реактивно-лабильный» или «эмоционально-лабильный» [Ганнушкин П.Б., 1933], «эмоциональный», «сверхмобильный». В систематике детских психопатий Г.Е. Сухаревой (1959) этот тип отсутствует, однако описанная картина «общего» или «гармоничного» инфантилизма содержит почти все признаки лабильного типа.При m добавляется, что с возрастом «детский инфантилизм» может сглаживаться, но «реактивная лабильность» остается. Как известно, проблема взаимосвязи инфантилизма и психопатий привлекала внимание издавна [Буянов М.И., 1971]. Точка зрения на инфантилизм, в т.ч. и на общем (гармоничном), как основе, на которой могут формироваться разные типы психопатий [Ковалев В.В., 1973].

В детстве лабильные подростки традиционно не особо выделяются среди сверстников.Лишь немногие имеют склонность к невротическим реакциям. В то же время почти каждый в детстве страдает цепью инфекционных заболеваний, вызванных условно-патогенной флорой. Постоянные «простуды», частые ангины, хроническая пневмония, ревматизм, пиелоцистит, холецистит и другие заболевания, хотя и не в тяжелых формах, характеризуются склонностью к длительному и рецидивирующему течению. Не исключено, что фактор «соматической инфантилизации» играет существенную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Основная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения. В ϶ᴛᴏm это существенное отличие от типа «нестабильного», похожего по названию, где основной дефект приходится на волевую сферу, а нестабильность касается поведения и действий. Как известно, подросткам в основном свойственна изменчивость настроения. В той или иной степени почти все они наделены эмоциональной лабильностью. Я понимаю, что диагностика этого типа в подростковом возрасте — трудная, но выполнимая задача.Можно говорить о формировании лабильного типа, когда настроение меняется слишком часто и слишком резко, а причины этих радикальных изменений ничтожны. Сказанное кем-то нелестное слово, недружелюбный взгляд случайного собеседника, неуместный дождь, оторвавшаяся пуговица от костюма могут погрузить в унылое и мрачное настроение при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. В то же время приятный разговор, интересные новости, мимолетный комплимент, хорошо поношенный костюм и, хотя и нереалистичные, соблазнительные перспективы, услышанные от кого-то, могут поднять вам настроение, даже отвлечь от настоящих неприятностей, пока они снова не появятся. напомнить вам что-то о себе.При разговоре с психиатром, во время откровенных и увлекательных бесед, когда приходится прикоснуться к самым разным сторонам жизни, за полчаса не раз можно увидеть готовые слезы, а вскоре и радостную улыбку.

Настроение характеризуется не только частыми и резкими изменениями, но и их значительной глубиной. Настроение момента зависит и от самочувствия, и от сна, и от аппетита, и от работоспособности, и от желания побыть наедине или только с любимым человеком, или броситься в шумное общество, компанию, людей.По настроению меняется и отношение к будущему — оно раскрашивается самыми переливающимися красками, потом становится серым и тусклым. А прошлое иногда представляется цепочкой приятных воспоминаний, иногда кажется, что оно целиком состоит из неудач, ошибок и несправедливостей. Важно отметить, что одно и то же окружение, одни и те же люди воспринимаются как милые, интересные и привлекательные, затем как скучные, скучные и некрасивые, наделенные всевозможными недостатками.

Немотивированные перепады настроения иногда производят впечатление поверхностности и легкомыслия.На самом деле подростки этого типа способны на глубокие переживания, большую и искреннюю привязанность. В первую очередь это отражается на их отношении к семье и друзьям, но только к тем, от кого они сами чувствуют любовь, заботу и участие. Привязанность к ним сохраняется, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Верная дружба не менее важна для неустойчивых подростков. У друга они бессознательно ищут психотерапевта. Стоит отметить, что они ищут дружбы с тем, кто в минуты печали и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-то интересное, подбодрить, убедить, что «все не так страшно», но при этом, в моменты эмоционального подъема уметь отвечать радостью и весельем, удовлетворять потребность в сочувствии.

Лабильные подростки очень чувствительны к всевозможным знакам внимания, благодарности, похвалы и поощрения — все ϶ᴛᴏ доставляет им искреннюю радость, но нисколько не вызывает высокомерия или самомнения. Порицания, осуждения, упреки, нотации глубоко переживаются и могут повергнуть в безнадежное уныние. Лабильные подростки чрезвычайно тяжело переносят настоящие невзгоды, потери, несчастья, обнаруживая склонность к острым аффективным реакциям, реактивной депрессии, тяжелым невротическим срывам.

Реакция эмансипации выражена очень умеренно. Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Освободительная активность проявляется в виде коротких всплесков настроения, которые обычно интерпретируются взрослыми как простое упрямство или прихоти. В то же время реакция эмансипации становится более выраженной и устойчивой, если она подпитывается неблагоприятной семейной ситуацией, от такой семьи неустойчивые подростки часто хотят убежать.

Тяга к объединению со сверстниками также подвержена смене настроения: в хорошие времена неустойчивые подростки ищут компании, в плохие — избегают общения.

В группе сверстников они не претендуют на роль лидера, а ищут эмоциональных контактов. Стоит отметить, что они охотно довольствуются положением домашнего любимца и избранницы, о которых заботятся и защищают их более строгие друзья.

Реакция энтузиазма обычно ограничивается видами увлечений, которые мы обозначаем как информативно-коммуникативные и эгоцентрические (см. Гл.2). ​​Им чужды пьянящее возбуждение от игр, скрупулезная скрупулезность коллекционирования и постоянное совершенствование. сила, ловкость, навыки и вершина изысканных интеллектуальных и эстетических удовольствий… Отметим, что тем более они нигде не претендуют на лидерство. Общение с товарищами, художественная самодеятельность и даже некоторые домашние животные (особенно привлекательна собственная собака) относятся к тому виду увлечений, которые дают легкий отток эмоциональной энергии, наполняющий моменты перепадов настроения. Ни одно из увлечений не длится долго и вскоре уступает место другим.

Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями, а влечение остается плохо дифференцированным, в результате чего возможно отклонение на пути преходящего подросткового гомосексуализма (см. Гл.3.) Но излишних сексуальных излишеств всегда следует избегать.

Самоуважение искреннее. Лабильные подростки прекрасно понимают особенности своего характера, знают, что они «люди настроения» и все зависит от их настроения. Осознавая слабости ее натуры, они не пытаются ничего скрыть или затушевать, а как бы приглашают других принять их такими, какие они есть. В том, как к ним относятся другие, они проявляют хорошую интуицию — сразу при первом контакте они чувствуют, кто к ним расположен, кто равнодушен, а в ком есть хоть капля злой воли или враждебности.Ответное отношение возникает сразу и без попыток его скрыть.

Выраженность эмоциональной лабильности в подростковом возрасте обычно не превышает уровня явной акцентуации. Психопатии встречаются относительно редко.

«Слабым местом» этого типа будет неприятие эмоционально значимыми людьми, потеря близких, насильственное разлучение с ними.

Этот вид акцентуации часто сочетается с вегетативной лабильностью и склонностью к аллергическим реакциям.Лабильная акцентуация может служить основанием для возникновения острых аффективных реакций (чаще безнаказанных или интрапунитивных), неврозов, особенно неврастении, реактивной депрессии и развития психопатии, чаще лабильно-истерического типа.

Только в этих случаях лабильные подростки попадают под наблюдение психиатра. В центре внимания возникшие нарушения и вызвавшие их психические травмы, а черты характера, определяющие легкость таких срывов, часто остаются в тени.Именно по этой причине, как нам кажется, «эмоционально лабильный тип» Шнайдера — Ганнушкина не получил широкого распространения в качестве рабочего термина в психиатрической практике, несмотря на яркость описаний и частоту, с которой этот тип встречается.

Сергей Г., 14 лет. В детстве он много болел «простудными заболеваниями», со школьных лет страдает хроническим холециститом. Он рос веселым, общительным, но очень обидчивым. У матери серьезное заболевание почек, она часто подолгу лежала в больницах.Его воспитывал отец, который играл с ним, кормил и одевал. В школу ходил охотно, хорошо учился до 11 лет. Когда ему было 11 лет, умер его отец. После смерти он несколько месяцев был крайне вялым, не играл, ничего не делал, после школы все дни сидел дома и ждал, пока мама вернется с работы. Жаловалась на головную боль, плохой сон, «Веки подергивались». В том же году в школе сменились учителя. Новый классный руководитель считал его ленивым, убеждал в нем других учителей, ругал его перед всем классом.Очень переживал из-за неудач и упреков учителей. Стал убегать с уроков, один бродил по городу. Дома он отреагировал на упреки матери слезами, вышел из дома, сидел один на лестнице.

Прошлое лето я провел в санатории. Он его очень тепло вспоминает, его там дисциплинировали, спокойно относились к замечаниям старших. В начале нового учебного года в школе один школьник, проходя мимо него, неожиданно плюнул ему в лицо. В гневе, придумав, он столкнул его с лестницы.В ответ на наказание он категорически отказался ходить в школу и груб с учителями. Дома на упреки матери он дал бурный эмоциональный всплеск, убежал из дома, ночевал где-то в подъезде. Сначала он отреагировал на помещение в детскую психиатрическую больницу непрекращающимся плачем. Но потом, почувствовав теплое отношение к себе, успокоился. Стал учиться в школе при больнице, сдружился с дисциплинированными мальчиками.

Во время разговора, в зависимости от содержания разговора, легко перейти от грусти к улыбке и наоборот.При упоминании своего отца, умершего три года назад, он сразу же расплакался, но быстро поддался утешению. Он сказал, что утром в одни дни он встает бодрым и бодрым, в другие дни утром он чувствует себя вялым и скучным. Жалуется на головные боли, особенно после школьных конфликтов. Если днем ​​происходит что-то неприятное, то вечером он долго не может уснуть. Он любит учиться, особенно рисование и английский язык — учителя по этим предметам относятся к нему очень тепло.Он согласился, что неправильно вел себя в школе и дома. Хочет продолжить учебу в той же школе, несмотря на прежние конфликты с учителями. Объясняет ϶ᴛᴏ, что привык к товарищам. Он привязан к своей матери, очень нежно к ней относится.

Опрос с помощью PDO. Лабильный тип диагностирован по объективной шкале оценок. Признаков возможности психопатии не было. Умеренное соответствие. Реакция эмансипации, склонность к правонарушению и алкоголизму не выражены.По шкале субъективной оценки самооценка недостаточна: ни признанные, ни отвергнутые черты какого-либо типа не выделялись.

Диагностика. Длительная реактивная депрессия на фоне явной акцентирования лабильного типа.

Наблюдение через 3 года. Здоровый. Продолжает учебу. Все еще очень эмоционально.

При психопатиях I типа эмоциональная лабильность сама по себе может достигать такой степени, что превращается в аффективную взрывоопасность. Вместе с тем, чаще всего в основе эмоциональной лабильности накладываются черты другого типа — истеричность, чувствительность, неустойчивость.

Лабильная аффективная психопатия. Этот тип психопатии обычно встречается в модульной группе возбудимых психопатий. Хотя аффективные вспышки возникают по незначительной причине, они быстро истощаются. Гнев легко заменяется слезами. В аффекте нет тенденции к грубой агрессии по отношению к другим. Обычно аффект ограничивается бурными эмоциональными проявлениями, иногда возникают реакции аутоагрессивного типа. Постоянная смена настроения приводит к крайней неугомонности, бессвязности, отвлеченности, быстрой смене интересов.Учеба страдает от всего, постоянные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Обычно нет присущей лабильной акцентуации правильности самооценки, нет критики его поведения.

Александр М., 15 лет. Он вырос без отца в дружной семье с мамой, тетей и бабушкой. В детстве часто болел «простудными заболеваниями», отличался «нервозностью». С первых классов школы при вполне удовлетворительных способностях учился с трудом, был беспокойным, рассеянным, все быстро наскучивало.На замечания он отреагировал бурными аффективными всплесками, криком, убежал из класса, по словам учителей, стал «сумасшедшим». В моменты повышенного настроения на уроках он начинал играть роль шута, корчил рожи, смешил детей. Он легко подпадал под влияние товарищей, был озорным, но избегал участия в драках. Увлекался игрой на фортепиано, затем на гитаре, пробовал играть в теннис, хоккей — сначала был увлечен всем, но быстро сдался.Важно знать, что он больше всего любит «гулять с парнями», бродить по улицам до поздней ночи. За шумные ночные прогулки его не раз задерживала полиция. Близкого друга нет, любит компанию. Вино не пьет — боится рвоты. После нескольких конфликтов с учителями бросил школу, ничего не делал, «гулял», обменивал жевательную резинку на значки у иностранцев.

Попав в психиатрическую больницу, я сначала испугался, но быстро успокоился и отдохнул, стал подвижным, суетливым, рассеянным, склонным к аффективным вспышкам при малейшей провокации.Очень боялся уколов — при виде шприца упал в обморок. Во время разговора обнаружила ярко выраженную эмоциональную лабильность — за полчаса настроение несколько раз резко менялось. Привязан к матери, не обременен ее заботой. Критика его поведения отличается крайней поверхностностью — легко соглашается с обвинениями, дает обещания улучшить и сразу же эти обещания забывает. Он не думает о будущем. Хочу работать почтальоном — люблю гулять по улицам.

Высокий, но изящного телосложения, женственный, с высоким тембром голоса, несколько детским выражением лица, но половым развитием по возрасту. Неврологическое обследование и ЭЭГ отклонений от нормы не выявили.

Опрос с помощью PDO. По шкале объективной оценки диагностирован более лабильный тип. Признаков, указывающих на возможность психопатии, не установлено. Соответствие умеренное, отклик эмансипации слабый. Психологической склонности к правонарушению и алкоголизму не выявлено.По шкале субъективной оценки самооценка недостаточна: ни черты какого-либо типа, ни наиболее отвергаемые черты не выявлены.

Диагностика. Умеренная психопатия лабильно-аффективного типа.

Лабильно-истеричный тип. Это можно наблюдать в рамках как психопатий, так и акцентуаций характера. Психопатия ϶ᴛᴏ-го типа может быть как конституциональной, т. Е. Эндогенной комбинацией двух типов, так и следствием психопатического развития при воспитании лабильного подростка в системе попустительской гиперпротекции (см. Главу 5). Истероидный эгоцентризм здесь превращается в более эгоистическое требование безграничной любви к себе и переживаниям со стороны эмоционально значимых личностей, чем жажда приковывать взгляды всего окружения.Фантазии обычно лишены пьянящего приключения. Стоит отметить, что они имеют более романтическую окраску скорее идиллические сны об исполнении надежд, о безмятежном счастье и блаженстве. Нет намерения показать исключительность своей личности своими изобретениями.

Важно отметить, что, однако, при всем этом под влиянием психической травмы, особенно при отторжении эмоционально значимыми людьми и в сложных ситуациях, острые аффективные реакции и реактивные состояния приобретают отчетливую истерическую окраску.

Владимир Б., 15 лет. Он с детства подвижен, неугомонен, вспыльчив. В первые годы повторная пневмония. Потом вырос физически здоровым. Когда ему было 7 лет, отец ушел из семьи. Сильно волнуюсь. В 10 лет начал бурно протестовать, когда в семье появился отчим, мать поссорилась с ним из-за малейшего пустяка. В форме протеста стал прогуливать школу, приступил к занятиям. В ответ на наказание матери он начал убегать из дома.Он устроил съемки таким образом, чтобы его искали и возвращали. Например, уезжая в другой город к тете, он ранее «тайно» рассказал о своем намерении сверстнику из соседней квартиры в надежде, что тот передаст его матери. Когда мать долго не приходила за ним, он сам от имени тети передал ей телеграмму. В другой раз он демонстративно пошел искать своего отца, который не проявлял к нему никакого интереса. Во время побегов он ни разу не спал ни в парадных, ни в подвалах — боялся крыс.Не получив в наказание подарка от мамы на день рождения, он, не спрашивая, открыл копилку и купил себе почтовых голубей за 25 рублей. Он начал проводить время в уличных компаниях, но не курил и отказывался от вина.

Мать поместила его в интернат — он на нее обиделся. Он также сбежал из интерната. Затем он подружился там с одним практикующим, очень привязанным к нему. Он был лидером среди учеников и пользовался его покровительством.Он ревновал других своих товарищей. Когда он демонстративно «обманул» — сбежал из интерната, оставив его после возвращения на глазах у товарищей, он разыграл попытку повеситься, но легко позволил себя сдержать.

Он быстро вернулся в палату для подростков психиатрической больницы. Он пытался претендовать на лидерство, но не смог заслужить доверие даже среди более молодых и более слабых.

В разговоре обнаружил большую эмоциональную лабильность.Он легко покраснел, в зависимости от темы разговора, тусклое выражение его лица и веселая улыбка быстро сменяли друг друга. Он охотно разговаривал, искал контакта. Об отчиме, о матери он говорил сдержанно, не скрывая обиды. Когда его спросили о друге, он очень переживал, пытался уйти от ϶ᴛᴏ темы, тихонько пробормотал: «Я уже все рассказал». Затем он признал, что они были связаны с другом «страшной клятвой», суть которой он отказался раскрывать, но добавил, что его друг нарушил эту клятву, а товарищи издевались над ним.Он осудил попытку повеситься как глупый поступок, но отказался признать ее демонстративный характер. Он заверил меня, что готов умереть.

При ярко выраженном ускорении физического и полового развития раскрывает детские интересы — любит сказки, игры, мимика ребенка сохраняется.

Опрос с помощью PDO. Лабильный тип диагностирован по объективной шкале оценок. Признаков возможной психопатии не было. Конформность и эмансипация умеренные.Склонности к правонарушению и алкоголизму не обнаружено. По шкале субъективной оценки самооценка недостаточна: ни черты какого-либо типа, ни достоверно отвергаемые черты не установлены.

Диагностика. Умеренная психопатия лабильно-истерического типа.

Наблюдение через 2 года. За соучастие в краже его отправили в спецшколу для трудных подростков.

Лабильно-нестабильный тип. Как правило, это происходит на фоне лабильной акцентуации из-за воспитания, сочетающего эмоциональное неприятие с гипопротекцией.Довольно часто достигает психопатического развития. Внешне существует «синдром нестабильного поведения» — сходство с психопатией нестабильного типа из-за правонарушений, бегства из дома и т. Д. В то же время таких подростков от нестабильной психопатии отличает не только большая эмоциональность, но и также способностью согревать привязанность и стремлением избегать всяческих эксцессов — как делинквентных, алкогольных, так и сексуальных.

Павел 3., 16 лет. Отец страдает эпилепсией и алкоголизмом, мать — тяжелым полиартритом, инвалидом.Вырос в многодетной семье старший из пяти детей. С детства и по настоящее время страдает ночным энурезом. До 11 лет он ничем не отличался от сверстников, очень привязался к матери. Вряд ли пережитые скандалы в семье. Учился посредственно. С 11 лет из-за скандалов дома вышел на улицу, попал под влияние асоциальной компании подростков, начал курить, изредка пить, по наущению их друзей, украл деньги у учителя в школе.Был отправлен в спецшколу за трудные.
Интересно отметить, что там он начал жестоко преследоваться соучениками. Сбежал. Вернувшись в спецшколу, ему стали угрожать самоубийством.

В подростковой психиатрической клинике сначала он был напряженным, озлобленным, подозрительным. Позже он бурно эмоционально отреагировал на теплое и ласковое отношение — он расплакался, признался в проступке, о котором раньше не знали: под влиянием уличной компании он украл из карманов, забрался в брошенные машины и отвинтил то, что было заказал, украл велосипеды.Он составлял свою компанию, потому что там был «Ким» и его защищали от других хулиганов.

Во время разговоров обнаружил ярко выраженные эмоциональные реакции, в зависимости от воспоминаний, легко переходил от слез к улыбке, от гнева к слезам. Интересы — дети, любит игры, сказки. В поликлинике не нарушал режима, общался со старшими, искал сочувствия. При осмотре — выраженный физический инфантилизм, рост 154 см, масса тела 40 кг (нижняя граница возрастной нормы 167 см, 53 кг), первая фаза полового созревания, детская мимика.Неврологическое обследование отклонений не выявило.

Опрос с помощью PDO. По шкале объективной оценки диагностирован тип «лабильная циклоида». Есть признаки, указывающие на вероятность психопатии. Отмечена повышенная откровенность в оценке черт характера и личных отношений. Конформность и эмансипация умеренные. Установлена ​​психологическая склонность к правонарушению. Отношение к алкоголизму неопределенное. По шкале субъективной оценки самооценка некорректна: достоверно выделяются конформные черты, отбрасываются черты нестабильного типа, отмечается амбивалентность по отношению к чувствительным чертам.

Диагностика. Затяжное реактивное состояние (делинквентный эквивалент) на фоне психофизического инфантилизма и психопатического развития по лабильно-нестабильному типу.

Наблюдение через шесть месяцев. Был переведен из спецшколы в обычную школу-интернат, где продолжает учебу.

Лабильно-чувствительный тип. Это может быть как эндогенное сочетание обоих типов, так и следствие психопатического развития от лабильной акцентуации в условиях воспитания по типу эмоционального отторжения и особенно в позиции «Золушка».Эмоциональная лабильность здесь в основном пробуждается частыми перепадами настроения с редкими всплесками радости, легкостью уныния и слезливостью даже при напоминании о прошлых проблемах, но быстрым согласием на утешение и подбадривание. В противном случае преобладают чувствительные черты.

Павел П., 15 лет. Он вырос без отца, живет с мамой и старшей сестрой. Он с детства был обидчивым, впечатлительным, обидчивым, легко расстраивался, но поддавался утешению и уговорам. Очень привязан к своей матери.Он не хотел ходить в школу — он был средним учеником, парни дразнили его, называли «девочкой». Очень огорчали даже небольшие неприятности: например, в 10 лет случайно разбил любимую вазу матери — три дня плакал. В 12 лет он заболел острым аппендицитом и был госпитализирован, в больнице он все время плакал — не выдержал разлуки с мамой.

Стоит сказать — полгода назад, переболев неделю, он пришел в школу без справки из поликлиники, а только с запиской от мамы.В классе появился новый учитель, который стал их классным руководителем … На глазах у всех своих соучеников она назвала его «прогульщиком» и «симулятором», парни начали издеваться над ним. Он расплакался на глазах у всех, сбежал из школы, бросил учебу, отказался идти на выпускные экзамены. Мать отвела его на лето в пионерский лагерь, где сама работала. Там он почти не общался со сверстниками, не уходил от мамы, играл только с малышами. Он надеялся, что осенью ему разрешат сдать экзамены — он хотел отвечать один, а не на глазах у всего класса.Но неожиданно для него его оставили на второй год. Тогда он наотрез отказался ходить в школу, считая вторжение позором. Сиднем сидел дома, играл с собакой, читал книги, увлекся изучением марок автомобилей и типов морских судов — грамотно о них рассказывает. На улицу не выходила — боялась встречаться со знакомыми и задавать им вопросы. Когда мама вернулась с работы, он ее радостно поприветствовал, не уходил. В связи с отказом выходить на улицу, ходить в школу мать обратилась за консультацией к психиатру.При разговоре с ним он был замкнутым, угрюмым, плакал, не раскрывая причин слез. Его отправили на обследование в подростковую психиатрическую клинику. Здесь, встретив теплое и заботливое отношение персонала, я быстро остепенилась. Он стал пользоваться покровительством более смелого подростка, почти не покидал его.

Во время разговора очень переживает, когда его спрашивают о неприятных событиях, начинают литься слезы градом. Но это легко утешить.Выйдя на связь, он откровенно рассказал об их школьных неудачах. После нескольких психотерапевтических бесед он согласился пойти в другую школу.

Выраженный психофизический инфантилизм. Детское выражение лица. Стоит сказать, что половое развитие происходит в 12-13 лет. Вегетативная лабильность. Неврологическое обследование и ЭЭГ отклонений не выявили.

Опрос с помощью PDO. По шкале объективной оценки диагностирован ярко выраженный чувствительно-лабильный тип.Есть признаки, указывающие на возможность формирования чувствительной психопатии. Соответствие среднее, отклик эмансипации умеренный. Склонности к правонарушению не обнаружено, имеется ярко выраженное негативное отношение к алкоголизму, к которому очень чувствительны подростки. По шкале субъективной оценки самооценка хорошая: выделены черты чувствительного и лабильного типов, достоверно отвергнуты гипертимические черты (признак склонности к субдепрессивным состояниям)

Диагностика.Психопатия выраженной степени лабильно-чувствительного типа на фоне психофизического инфантилизма.

Наблюдение через год. Я не мог учиться в обычной школе. Он окончил 8 классов вечерней школы, которую посещал нерегулярно, но успел учиться дома.

Следует подчеркнуть, что лабильно-аффективный тип встречается только в форме психопатий -, по сути, крайнее обострение лабильного типа. Последние три разновидности (лабильно-истерический, лабильно-неустойчивый, лабильно-чувствительный) встречаются не только при психопатиях, но и как акцентуации характера, а еще чаще наблюдаются как последние.

В общей популяции подростков лабильный тип акцентуации характера встречается у 8% подростков мужского пола (см. Табл. 3) и у 12% подростков женского пола [Патохарактерологические исследования …, 1981].

Психология и психоанализ характера Райгородский Даниил Яковлевич

Лабильный тип

Этот тип наиболее полно описывается под различными названиями «эмоционально лабильный», «реактивно-лабильный» или «эмоционально-лабильный». В систематике психопатий Г.Вы. Сухарева, этот тип отсутствует. Однако описываемая ею картина «общего» или «гармоничного» инфантилизма содержит почти все характеристики лабильного типа. При этом добавлено, что с возрастом детский инфантилизм можно сгладить, но реактивная лабильность сохраняется. Как известно, проблема взаимосвязи инфантилизма и психопатий привлекала внимание издавна. Наиболее рациональной нам представляется точка зрения на инфантилизм, в том числе общий, гармоничный, как основу, на которой могут формироваться разные типы психопатий.

В детстве лабильные подростки, как правило, не особо выделяются среди сверстников. Лишь немногие проявляют склонность к невротическим реакциям. Однако почти все детство наполнено инфекционными заболеваниями, вызываемыми условно-патогенной флорой. Частые ангины, продолжительные «простуды», хроническая пневмония, ревматизм, пиелоцистит, холецистит и другие заболевания, хотя и не протекают в тяжелых формах, имеют тенденцию к длительному и рецидивирующему течению. Возможно, фактор «соматической инфантилизации» играет важную роль во многих случаях формирования лабильного типа.

Основная особенность лабильного типа — крайняя изменчивость настроения. В этом его существенное отличие от подобного по названию типа «нестабильного», у которого основной дефект приходится на волевую сферу. Как известно, подростку в целом свойственна изменчивость настроения. В какой-то степени все они наделены эмоциональной лабильностью. Поэтому диагностика этого типа в подростковом возрасте — сложная, но все же выполнимая задача. О зарождающемся образовании лабильного типа можно говорить в тех случаях, когда настроение меняется слишком часто и чрезмерно резко, а причины этих радикальных изменений ничтожны.Сказанное кем-то нелестное слово, проливной дождь, оторвавшаяся пуговица от костюма может погрузить в унылое и мрачное настроение при отсутствии каких-либо серьезных неприятностей и неудач. При этом приятный разговор, интересная новость, мимолетный комплимент, одетый по случаю, услышанный от кого-то, пусть нереальный, но заманчивый, могут поднять настроение, даже отвлечь от настоящих неприятностей, пока снова не напомнят что-то о вас самих. Во время психиатрической экспертизы, во время откровенных и увлекательных разговоров, когда приходится прикоснуться к самым разным сторонам жизни, в течение получаса можно увидеть слезы, готовые вернуться, а вскоре и радостную улыбку.

Настроение характеризуется не только частыми и резкими изменениями, но и их значительной глубиной. Настроение момента зависит и от самочувствия, и от аппетита, и от сна, и от работоспособности, и от желания побыть наедине или только с любимым человеком, или броситься в шумное общество, компанию, людей. По настроению будущее окрашено в цвета радуги, теперь оно кажется серым и унылым, а прошлое предстает теперь цепочкой приятных воспоминаний, иногда кажется целиком состоящей из неудач, ошибок и несправедливостей.Некоторые и так далее. одни и те же люди, одно и то же окружение кажутся милыми, интересными и привлекательными, иногда скучными, скучными и уродливыми, наделенными всевозможными недостатками.

Немотивированные перепады настроения иногда производят впечатление поверхностности и легкомыслия. Но это суждение неверно. Представители лабильного типа способны на глубокие переживания, большую и искреннюю привязанность. В первую очередь это отражается на их отношении к родным и близким, но только к тем, от кого они сами испытывают любовь, заботу и участие.Привязанность к ним сохраняется, несмотря на легкость и частоту мимолетных ссор.

Верная дружба не менее характерна для лабильных подростков. В подруге спонтанно ищут психотерапевта. Они предпочитают дружить с тем, кто в минуты печали и недовольства способен отвлечь, утешить, рассказать что-то интересное, подбодрить, убедить, что «все не так уж и страшно», но в моменты эмоционального подъема. , легко откликнуться на радость и веселье, удовлетворить потребность в сочувствии.

Лабильные подростки очень чувствительны к всевозможным знакам внимания, признательности, похвалы и поощрения — все это доставляет им искреннюю радость, но отнюдь не вызывает высокомерия или самомнения. Порицания, осуждения, упреки, нотации глубоко пережиты и способны вторгнуть в безнадежное уныние. Лабильные подростки чрезвычайно тяжело переносят настоящие неприятности, потери, несчастья, обнаруживая склонность к реактивной депрессии, тяжелым невротическим срывам.

Реакция эмансипации у лабильных подростков выражена очень умеренно.Им хорошо в семье, если они чувствуют там любовь, тепло и уют. Освободительная активность проявляется в виде коротких всплесков настроения, вызванных капризами настроения и обычно интерпретируется взрослыми как простое упрямство. Однако реакция эмансипации становится более постоянной и направленной, если она подпитывается неблагоприятной семейной ситуацией. Тяга к объединению со сверстниками также подвержена смене настроения: в хорошие времена лабильные подростки ищут компании, а плохие избегают общения. В группе сверстников они не претендуют на роль лидера, а ищут эмоциональные контакты; охотно довольствуется положением домашнего любимца и любимого человека, которого охраняют и защищают более строгие друзья.

Хобби реакция лабильных подростков обычно ограничивается типами увлечений, которые мы обозначили как информативно-коммуникативные и эгоцентрические. Им чужды пьянящее возбуждение от игр и скрупулезная тщательность коллекционирования, постоянное совершенствование силы, ловкости, умений и высоты утонченных интеллектуальных и эстетических удовольствий. Более того, они не претендуют на лидерство. Общение с товарищами, художественная самодеятельность и даже некоторые домашние животные (в основном ваша собственная собака) относятся к тому виду увлечений, которые дают небольшой отток эмоциональной энергии, наполняющей их во время перепадов настроения.Но ни одно из увлечений не длится слишком долго и вскоре сменяется другим.

Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями, а влечение остается плохо дифференцированным, в результате чего возможно отклонение на пути преходящего подросткового гомосексуализма. Но лабильные подростки всегда стараются избегать излишних сексуальных излишеств.

Самоуважение искреннее. Лабильные подростки хорошо осведомлены о своих чертах характера, знают, что они «люди настроения» и что все зависит от их настроения.Осознавая слабости своей натуры, они не пытаются ничего скрыть или утаить, а как бы приглашают других принять их такими, какие они есть. В том, как другие относятся к ним, они обнаруживают удивительно хорошую интуицию — сразу же при первом контакте они чувствуют, кто к ним расположен, кто безразличен, а в ком есть хоть капля недоброжелательности или неприязни. Ответное отношение возникает сразу и без попыток его скрыть.

Выраженность эмоциональной лабильности в подростковом возрасте обычно не превышает уровня явной акцентуации.Случаи лабильной акцентуации попадают под наблюдение психиатра, когда психическая травма или тяжелые ситуации вызывают острые аффективные реакции (иногда с суицидным поведением), реактивную депрессию и тяжелые невротические состояния. В центре внимания обычно сами реакции и причиненные им травмы, а личность, черты характера, которые вызывают легкость таких срывов, часто остаются в тени. Поэтому эмоционально лабильный тип Шнайдера-Ганнушкина не получил широкого распространения как рабочий термин в психиатрической практике, несмотря на яркость описаний и частоту, с которой этот тип встречается.

Лабильно-истероидный вариант. В описании лабильного типа можно увидеть признаки сходства с другими типами. Богатая эмоциональность, хорошая интуиция, некоторый эгоцентризм, а точнее любовь к себе, любимые «увлечения» объединяют лабильных подростков с истеричными. Но искренность по отношению к себе и окружающим, отсутствие нарочитой демонстративности в поведении, способность к теплой ласке отличает их от истерик. У лабильных подростков значительно выше характерная самооценка.Как лабильные, так и истеричные подростки тоже склонны фантазировать. Но фантазии лабильных подростков лишены пьянящей авантюрной тяги, намерения своими изобретениями обратить все взоры окружающих, обнажить неповторимость своей личности. Это скорее романтические фантазии, это скорее идиллические мечты об исполнении надежд, о безмятежном счастье и радости всегда и везде, как для себя, так и для своих близких.

Тем не менее в некоторых случаях истерические черты выражены и, главное, под влиянием психических травм и сложных ситуаций аффективные реакции и реактивные состояния приобретают отчетливый истерический оттенок.Такие случаи рассматривались нами как смешанный лабильно-истероидный тип.

Лабильно-аффективный вариант. Как указано, выраженность лабильного типа в подростковом возрасте обычно ограничивается акцентуацией и редко достигает психопатии. Лишь иногда психопатизация идет по пути возрастающей эмоциональной лабильности до аффективной взрывоопасности. Обычно такие случаи попадают в группу возбудимых психопатов. Действительно, аффективные всплески здесь часто возникают по незначительной причине, но они быстро исчерпываются.В аффекте нет тенденции к агрессии. Постоянная смена настроения драматически влияет на все поведение, проявляясь в возбуждении, бессвязности, отвлечении и быстрой смене интересов. От всего этого страдает образование, постоянные конфликты как со старшими, так и со сверстниками. Кроме того, обычно отсутствует способность корректировать самооценку, неотъемлемая критичность лабильной акцентуации по отношению к своему характеру. Некоторые черты нестабильного типа также часто встречаются в поведении.

Остальные варианты лабильного типа. Некоторые представители эмоционально лабильного типа занимают позицию, близкую к циклоидному типу. В перепадах настроения у них есть поэтапность: чередуются «хорошие» и «плохие» дни. Мы рассматривали такие случаи как вариант типа циклоиды — «лабильные циклоиды». Мы также отметили, что эмоциональная лабильность часто сочетается с чувствительностью. Возможно, лабильность может служить одним из фонов для последующего формирования чувствительного типа (см. Чувствительно-лабильный вариант при описании чувствительного типа).

Лабильно-циклоидный вариант ограничен рамками акцентуации, лабильно-истероидный и чувствительно-лабильный могут достигать степени психопатии, причем особенно усиливаются истероидные или чувствительные черты. Таким образом, на основе лабильности мы сталкиваемся с тремя типами психопатизации: лабильно-аффективной, лабильно-истероидной и чувствительно-лабильной.

Причины девиантного поведения подростков

«Отклонение» означает «отклонение». Девиантное поведение называется девиантным поведением, социальным отклонением.Распространенность среди подростков составляет 40-64%. Большое количество статистических данных объясняется особенностями данного возрастного периода: социальной, физиологической и психологической незрелостью.

Мальчики и девочки 14-18 лет, воспитанные в неблагоприятных социальных условиях, имеющие наследственное бремя психических расстройств, токсикомании, наркомании и алкоголизма, наиболее подвержены отклонениям в поведении.

Причины девиантного поведения подростков

Причины отклонений у подростков можно объединить в две большие группы.Первый — особенности социальной среды:

  • Неполные семьи. В условиях воспитания одним родителем высок риск формирования патологических отношений с ребенком, основанных на требовании безоговорочного подчинения, недостаточного участия и непонимания. Нет образца взаимодействия с противоположным полом.
  • Конфликтные, асоциальные семьи. Напряжение между родителями, частые ссоры, непонимание негативно сказываются на учебном процессе.Преобладание антиобщественных наклонностей, паразитарный образ жизни, алкоголизм становятся образцом действия.
  • Образовательные ошибки. Невнимательность учителя, невозможность наладить контакт с подростком становится основой формирования неуспеваемости, конфликтов с классом, учителями.

Вторая группа причин, приводящих к формированию девиантного поведения подростков, — это медико-биологические факторы. Физиологические основы отклонений:

  • Отягощенная наследственность. Развитию отклонений способствуют снижение защитных механизмов, ограничение адаптационных функций личности. Эти особенности наблюдаются при наследовании умственной отсталости, аномальных черт характера, пристрастия к алкоголизму, наркомании.
  • Патология центральной нервной системы. Биологическая неполноценность нервных клеток головного мозга развивается при тяжелых заболеваниях первых лет жизни, черепно-мозговых травмах. Проявляется эмоциональной неустойчивостью, снижением адаптационных возможностей.
  • Особенности полового созревания. Гормональная перестройка организма, активное созревание коры головного мозга, формирование высших психических функций может проявляться резкостью черт характера, асоциальными действиями.

Патогенез

Патогенез девиантного поведения у подростков сложен. В основе развития отклонений лежит состояние дезориентации в системе социальных ценностей и норм. Период возрастного кризиса характеризуется острой потребностью в самоопределении, самовыражении.Отсутствие благоприятной социальной среды, устойчивой системы ценностей, поддержки значимых людей (сверстников, взрослых) приводит к формированию патологических моделей поведения. Часто в их основе лежит желание привлечь внимание, доказать свою важность, независимость, независимость, силу. Действия часто носят противозаконный, антиморальный характер.

Классификация

Существует несколько вариантов классификации девиантного поведения подростков. В рамках медицинского подхода типология, предложенная В.Широко распространен Д. Менделевич — российский психиатр, психотерапевт, патопсихолог.

Основано на способах взаимодействия с реальностью, характере нарушения социальных норм:

  • Просрочка тип . Включает действия и действия, квалифицируемые как преступные: кража, грабеж, насилие.
  • Зависимый тип. Формируется желание уйти от реальности, поддержать сильные эмоции. Искусственно подростки добиваются изменения психического состояния: употребляют химические вещества (алкоголизм, наркомания, токсикомания), фиксируют внимание на определенных раздражителях, действиях (транс, мастурбация).
  • Патохарактерологический тип. Поведение обусловлено патологическими чертами характера, сформировавшимися в процессе обучения. В эту группу входят акцентуации характера, психопатия (истероид, шизоид, эпилептоид и др.).
  • Психопатологический тип. Поведенческие реакции подростков являются проявлением психопатологических синдромов и симптомов психических заболеваний. Пример: апатия — симптом депрессии, гипомания — проявление биполярного расстройства.
  • Hyperpower. Одаренность, талант, гениальность проявляются в действиях, отклоняющихся от нормы.
Симптомы девиантного поведения у подростков

Подростковые отклонения не имеют четкой стадии. Развитие идет от единичных отклоняющихся действий к регулярным повторяющимся действиям, организованным действиям, образу жизни. Прогресс может занять несколько недель, месяцев, лет.

Основным клиническим проявлением девиантного поведения подростков является сложность социальной адаптации: частые конфликты с учителями, одноклассниками, смена друзей, приверженность «плохим компаниям».«Общественная дезадаптация проявляется выходом из дома, отказом от школы, пропуском уроков, увлечением Интернетом, компьютерными играми. Учебная деятельность тяжелая, к занятиям нет интереса, успеваемость низкая. Характерны отвлечение, низкая концентрация внимания, отсутствие волевых способностей. Увлечения часто меняются, дела остаются незавершенными до конца.

В эмоционально-личностной сфере ярко выражен инфантилизм — низкий уровень ответственности, контроля над своим поведением, организацией бытовой сферы жизни.Это проявляется невнимательностью, опозданиями, неумением составить план работы, действовать по нему. Преобладает эмоциональная неуравновешенность, частые перепады настроения. В зависимости от типа отклонения присутствуют фобии, депрессии, вспышки агрессивности, истерии, упрямства, импульсивные деструктивные действия. Самоуважение часто неадекватно, оно компенсируется ограничительным поведением (изоляцией), жестокостью и притворным безразличием.

На физиологическом уровне девиантное поведение сопровождается нарушением сна, аппетита, дневной сонливостью, снижением функции иммунной системы, дисменореей и психосоматическими реакциями.Подростки имеют недостаточный или избыточный вес, подвержены инфекционным заболеваниям, функциональным нарушениям (головные боли, повышение температуры тела, перепады артериального давления, нарушения пищеварения).

Стоит отметить, что необычные способности также являются признаками отклонения, но редко рассматриваются как патологические симптомы. Одаренные блестящие подростки не вызывают беспокойства у общества, не нуждаются в медицинской помощи. Особые условия развития организуют учебные заведения.

Осложнения

При отсутствии медицинской, психотерапевтической и педагогической помощи девиантные реакции подростков становятся образом жизни.Самые неблагоприятные варианты — это организованная преступность, алкоголизм, проституция. Подростки и молодые люди из этих групп наиболее подвержены насильственной смерти, распространению социально значимых инфекций (туберкулез, ВИЧ, ЗППП) и смерти. Осложнения отклонений — самоубийства. Самопроизвольная смерть — результат эмоциональной нестабильности, импульсивности и отсутствия профессиональной помощи.

Диагностика

Диагностику девиантного поведения у подростков проводят психиатр и медицинский психолог.Процесс диагностики основан на ряде клинико-психологических методов:

  • Наблюдение, беседа. Психиатр опрашивает пациента: выясняет условия жизни, особенности семейных отношений, привычек и увлечений. Оцените общее состояние, особенно эмоциональную сферу, поведенческие реакции.
  • Опрос родителей, родственников. Психиатр выслушивает жалобы людей, находящихся в тесном контакте с пациентом.Мнение других людей важно, поскольку у девиантных подростков часто снижается критика собственного состояния.
  • Психологическое тестирование. Клинический психолог предлагает подростку ответить на вопросы тестов, личных анкет. Часто используются Миннесотский многофакторный опросник идентичности (MMPI), патохарактерологический диагностический опросник (PDO), опросник Айзенка, шкала тревожности. Результат позволяет определить доминирующие черты личности, черты характера.
  • Проективные техники. Используется клиническим психологом для выявления подавленных эмоций — агрессии, страха, беспокойства. Представлены тесты по рисованию, тест Сонди, тест Розенцвейга.

Данные специальных методов диагностики дополнены документацией других специалистов, взаимодействующих с подростком. При постановке диагноза психиатр учитывает характеристики школьных учителей, участкового, выписку из амбулаторной карты педиатра, детского невролога, врачей других специальностей.

Лечение девиантного поведения у подростков

Лечение социальных отклонений требует комплексного подхода, включая фармакологическую, психокоррекционную, психотерапевтическую помощь.

Психиатр-подросток составляет план лечения, который включает:

  • Психотерапия. Занятия направлены на осознание подростком характера характера, обучение поведенческим методам саморегуляции. Анализ конфликтных ситуаций, возможных действий, реакций.Родителям рекомендуются психотерапевтические встречи для восстановления полноценных отношений.
  • Психокоррекция. Цель занятий — стабилизация эмоционального состояния, развитие функций внимания и мышления. В результате повышается эффективность психотерапевтической работы, самостоятельность, пробуждается интерес к учебе (необходимое условие социальной реабилитации).
  • Фармакотерапия. Применение лекарственных препаратов — дополнительный метод лечения, показан пациентам с биологической предрасположенностью к отклонениям: лицам с психотическими расстройствами, неврологическими заболеваниями.Специальных препаратов для лечения асоциального поведения не существует. Применение лития, антипсихотических препаратов, противосудорожных средств снижает выраженность агрессии. Изолированная фармакотерапия неэффективна.

Параллельно с медицинской, психологической помощью проводится социально-педагогическая реабилитация. Мероприятия организуют на базе учебных заведений социальные педагоги, учителя-предметники, школьные психологи. Перспективным способом лечения девиантного поведения является групповая психотерапия.Встречи предполагают моделирование частых проблемных ситуаций. В ходе ролевых игр подростки учатся разрешать конфликты, наблюдают за собственными реакциями и их результатами, учатся выстраивать продуктивные отношения со сверстниками.

Прогноз и профилактика

В большинстве случаев при комплексном лечении девиантное поведение подростков имеет благоприятный прогноз — молодые люди обладают гибкостью адаптивных механизмов, а реабилитационные и психотерапевтические мероприятия дают положительный результат.Требуются большие усилия, когда отклонение развивается на фоне неврологического и / или психотического заболевания. Профилактика основана на раннем выявлении патологических внутрисемейных отношений, проблем с обучением.

Девиантное поведение подростков — совокупность действий и действий, отклоняющихся от правил, принятых обществом. Он проявляется в агрессивности, садизме, воровстве, обмане, бродяжничестве, тревоге, депрессии, целевой изоляции, попытках самоубийства, гиперсообществе, виктимизации, фобиях, расстройствах пищевого поведения, зависимостях и навязчивых идеях.Типы отклонений рассматриваются как отдельные психические расстройства и как симптомы определенного синдрома, заболевания. Диагностика проводится клиническими и психологическими методами. Лечение включает использование медикаментов, психокоррекцию, психотерапию и меры социальной реабилитации.

Просмотры сообщений: 3 858

Бернская психиатрическая перспектива детей и подростков

Обычно концептуализируемые как расстройства нервного развития с плохо изученной этиологией, шизофрения и другие неорганические психозы остаются одним из самых изнурительных заболеваний с часто плохим исходом, несмотря на все успехи в лечении явного расстройства.Опираясь на частые неблагоприятные исходы психоза и его связь с часто продолжительными периодами нелеченного первого эпизода психоза (FEP), включая его продромальный период, раннее выявление и лечение как FEP, так и предшествующего психического состояния риска (ARMS) имеют все больше изучается. Таким образом, оба подхода сталкиваются с разными проблемами, например, с вовлечением в лечение при FEP и точностью прогноза при ARMS. Однако они разделяют проблемы, связанные с отсутствием понимания особенностей развития, то есть возрастных особенностей, а также проявления и естественного протекания их основных симптомов в обществе.Большинство исследований по раннему выявлению и вмешательству при FEP и ARMS по-прежнему связаны с клиническими психиатрическими образцами, и мало что известно о симптомах, бремени и обращении за помощью среди населения в целом, связанного с этим опытом. Кроме того, в частности, при раннем выявлении ARMS, исследования часто затрагивают как подростков, так и молодых людей без учета характеристик развития, тем самым применяя критерии риска, которые были разработаны преимущественно для взрослых.Объединив наш предыдущий опыт, описанный в этой статье, в детской и подростковой психиатрии и общей психиатрии, а также в обоих направлениях исследований, то есть по раннему психозу и его лечению, а также по раннему выявлению психоза, в частности в его очень ранних состояниях, с помощью субъективные нарушения с точки зрения основных симптомов, связанных с возрастом аспектов развития и эпидемиологических аспектов были поэтому в центре внимания наших текущих исследований в Берне, что делает нашу линию исследований уникальной.

1.Введение

Шизофрения и другие психозы неорганического происхождения остаются одними из самых изнурительных заболеваний [1, 2], несмотря на весь прогресс в лечении, достигнутый с момента появления антипсихотических препаратов в 1960-х годах. Хотя их этиология обычно рассматривается как нарушение нервного развития, их этиология до сих пор плохо изучена. Психотические расстройства имеют распространенность в течение жизни приблизительно 3,5% [3] и уровень заболеваемости через 12 месяцев около 0,035% [4]. Обычно они впервые наносят удар в раннем возрасте, в возрасте от 20 до 25 лет [4, 5]; примерно 10–15% — это психозы с ранним началом (EOP), проявляющиеся до 18 лет, и примерно 1–3% — психозы с очень ранним началом (VEOP) с началом в возрасте до 13 лет [6].Несмотря на относительно низкую распространенность, психозы входят в первую десятку болезней с точки зрения лет жизни с поправкой на инвалидность (DALY) [7–9]. Кроме того, огромные косвенные издержки этих расстройств, например, вызванные ранней и стойкой потерей продуктивности как пациентами, так и лицами, осуществляющими за ними уход, делают их одним из самых дорогостоящих расстройств для общества [8, 9].

Высокие социальные и личные издержки отчасти объясняются плохим курсом психозов после их первоначального проявления.Однако плохое течение является, среди прочего, следствием часто длительной продолжительности нераспознанного и нелеченного психоза (DUP) и болезни, включая продромальный период (DUI) [10–13], даже у людей, обратившихся за помощью на ранней стадии [14, 15]. Длительный продромальный период более трех лет предшествует большинству первого эпизода психозов (ФЭП) [13, 16, 17]; однако характерное для психозов постепенное прогрессирование затрудняет выявление расстройства пациентами и медицинскими работниками. Таким образом, с 1990-х годов усилия все больше сосредотачивались на выявлении и лечении FEP на ранних этапах, предпочтительно с точки зрения указанной профилактики, пока пациент все еще находится в продромальном состоянии и до появления устойчивых положительных психотических симптомов (рис. 1) [18–18]. 20].


В качестве примера этих усилий в настоящем обзоре будут обобщены исследования, проведенные двумя авторами, оба из которых являются экспертами в этой области исследований, и их точки зрения на него, а в заключении будет дан взгляд на будущие вопросы, которые будут иметь быть адресованным.

2. Первый эпизод психозов
2.1. Мельбурнский центр профилактики и лечения ранних психозов (EPPIC)

Центр профилактики и лечения ранних психозов (EPPIC) в Мельбурне был одной из первых программ, уполномоченных выявлять и лечить всех пациентов с ФЭП как в раннем возрасте, так и в молодом возрасте. (от среднего до двадцатого) [21].Постепенно развиваясь в период с 1984 по 1992 год, EPPIC обслуживает сектор с населением около 800 000 человек. Работая в рамках национальной системы охраны психического здоровья, он получает все направления с подозрением на FEP. Таким образом, его база данных предоставляет уникальную и, с точки зрения выборки, беспристрастную возможность проанализировать характеристики и результаты лечения всех типов FEP [22–30] и уделяет особое внимание биполярным психозам [23, 31, 32]. Такие подробные знания важны для выявления препятствий к оказанию помощи и для определения отправных точек для раннего выявления и вмешательства в FEP и поэтому были в особом фокусе работы Бенно Шиммельманна.

2.1.1. Раннее течение первого эпизода психоза

Одним из важных открытий данных EPPIC было то, что диагностическая стабильность в течение 18 месяцев является высокой для первых эпизодов шизофренических психозов с небольшими сдвигами от шизофрении к другим диагнозам. С другой стороны, пациенты с ФЭП диагнозом шизофрениформного или биполярного расстройства были диагностически нестабильными, с частым переходом на другие психотические расстройства, в основном шизофрению, что требовало продольной переоценки их диагнозов [33].Таким образом, после первого приступа большинство психозов имели неблагоприятный исход в течение первых 18 месяцев, при этом частота диагноза наиболее тяжелого типа — шизофрении — возрастала. Таким образом, постоянное употребление психоактивных веществ в течение периода лечения, но не исходное употребление психоактивных веществ, было связано с отсутствием исчезновения психотических симптомов через 18 месяцев, даже после учета многих значимых предикторов исхода [34]. Точно так же постоянное употребление каннабиса, но не употребление каннабиса на исходном уровне, было значимым предиктором худшего исхода психоза с ранним началом [35].Кроме того, расстройства, связанные с употреблением каннабиса, начинающиеся в возрасте до 14 лет, по-видимому, предсказывают более раннее начало психоза [36]; более раннее начало, в свою очередь, было связано с более неблагоприятным исходом [16]. Таким образом, употребление психоактивных веществ и, в частности, каннабиса, по-видимому, оказывает дифференцированное и возрастное влияние на течение психоза: ускоряет начало психоза у молодых склонных к психозу подростков и искажает исход FEP в целом, то есть во всех возрастных группах. .

2.1.2. Соблюдение режима лечения при первом эпизоде ​​психоза

Соблюдение режима лечения и приема лекарств является серьезной проблемой при раннем психозе.В когорте FEP EPPIC () 19% никогда не принимали прописанные лекарства и 23% вышли из программы, несмотря на значительные усилия, направленные на то, чтобы пациенты продолжали лечение (например, настойчивое лечение по месту жительства, специальные кризисные группы и узкоспециализированные кураторы). Предикторами прекращения оказания услуг и несоблюдения режима лечения или отказа от него были постоянное употребление психоактивных веществ в течение периода лечения, судебно-медицинский анамнез и отсутствие поддержки со стороны семьи [37, 38]. Те, кто последовательно отказывался от всех лекарств с самого начала, имели больше шансов иметь судебно-медицинский анамнез по сравнению с теми, кто не принимал лекарства позже [38].Кроме того, отключение услуг было предсказано умеренной тяжестью заболевания и отсутствием значительного успеха лечения до выхода как из всей выборки, так и из подвыборки подростков [37, 39].

2.1.3. Психоз с ранним началом и у взрослых

Что касается особенностей развития, когорта EPPIC предоставила уникальную возможность оценить различия между EOP и психозом с началом у молодых взрослых (AOP; начиная с 18–28 лет). Из-за того, что EPPIC уделяет особое внимание молодому возрасту, около 19% выборки составляли пациенты с EOP (дебют между 8 и 8 годами).2 и 17,9 года). По сравнению с пациентами с АОП, у EOP было несколько более низкое преморбидное функционирование и значительно большая продолжительность нелеченого психоза (медиана 26,3 недели в EOP по сравнению с 8,7 неделями в AOP). Примечательно, что значительно более длительное DUP в EOP объясняло их худшее течение после контроля типа психоза, уровня преморбидного функционирования, семейной поддержки и психиатрического анамнеза. Никаких существенных различий в исходах, включая тяжесть заболевания, общее функционирование, ремиссию положительных симптомов или статус занятости, не было обнаружено между EOP и AOP [40, 41].Следовательно, отрицательные эффекты DUI и DUP могут усиливаться при EOP. Задержка лечения, наблюдаемая при EOP, может быть связана с несколькими факторами, включая более выраженные нарушения развития нервной системы и когнитивные функции, незаметное начало менее выраженных положительных симптомов и / или атипичную клиническую картину начала EOP, что может быть неверно истолковано как «подростковый кризис». [40]. Более того, поскольку у подростков, употребляющих каннабис, симптомы появляются раньше [42], ранние симптомы также могут быть ошибочно приняты за вызванные употреблением вещества.Таким образом, раннее выявление и лечение лиц с первыми признаками расстройства, которое в настоящее время рассматривается как многообещающая стратегия борьбы с последствиями психоза, может столкнуться с другими или дополнительными проблемами при EOP по сравнению с AOP.

2.2. Гамбургский проект раннего выявления и лечения психозов (PEDIC)

Основываясь на опыте EPPIC, в Гамбурге в 2003 году был реализован проект раннего выявления и лечения психозов (PEDIC). Одно из первых исследований PEDIC было сосредоточено на ремиссии и восстановлении симптомов. функционирование и субъективное благополучие взрослых с ФЭП [43–45].

2.2.1. Ремиссия и выздоровление при первом эпизоде ​​шизофрении

В трехлетнем последующем исследовании 392 никогда не лечившихся пациентов с шизофренией, находящихся на лечении в рамках PEDIC, частота ремиссии составила 60% для симптомов, 45% для функционального дефицита и 57% для субъективное благополучие; соответствующие коэффициенты извлечения составляли 52%, 35% и 44%; 28% были в комбинированной ремиссии и 17% в комбинированном выздоровлении (выполнение всех критериев ремиссии или выздоровления, соответственно). Исследования, изучающие предикторы ремиссии и функционального исхода, показали, что преморбидное и исходное психосоциальное функционирование и хороший ответ на лечение с ремиссией симптомов в течение первых 3 месяцев являются лучшими предикторами обоих [45–51].Эти данные имеют важное клиническое значение, поскольку низкая доля пациентов, которые соответствовали критериям ремиссии или выздоровления, ясно подчеркивает важность ранней адаптации к лечению [45]. Кроме того, наши исследования показали, что критерии качества жизни и субъективного благополучия должны оцениваться при оценке исхода психотических расстройств [52–54]. Взгляд и опыт пациента могут быть особенно важны, когда речь идет об оценке побочных эффектов нейролептиков.Поскольку объективные и субъективные побочные эффекты часто различаются, а субъективные нарушения могут быть более сильным предиктором несоблюдения режима лечения, чем объективные меры тяжести побочных эффектов, настоятельно рекомендуется оценка как объективных, так и субъективных побочных эффектов [54].

2.2.2. Настойчивое внебольничное лечение при расстройствах шизофренического спектра: испытание Access

Несмотря на все полученные знания о модераторах исхода при FEP, важнейший, но нерешенный вопрос заключается в том, как оптимально лечить пациентов с психотическими расстройствами.В Гамбурге мы создали комплексную модель лечения для пациентов с расстройствами шизофренического спектра как с первым, так и с множественными эпизодами, модель ACCESS, которая включала настойчивое внебольничное лечение, специализированный персонал, интеграцию конкретных вариантов лечения для психотических пациентов, таких как когнитивно-поведенческие психотерапия, метакогнитивный тренинг и общий психотерапевтический подход, включая техники открытого диалога [55–57]. Через 12 месяцев пациенты, получавшие лечение по программе ACCESS, имели лучшие результаты, чем пациенты, лечившиеся в обычном режиме в условиях комплексной помощи без настойчивого лечения по месту жительства, ведения пациентов или специализированного персонала с точки зрения участия в обслуживании, симптомов, функционирования, качества жизни и удовлетворенности. с осторожностью.Дополнительный лечебный эффект программы ACCESS был явно значительным, а затраты на ACCESS были аналогичны обычному лечению; поэтому количество дней в стационаре было значительно сокращено, а количество амбулаторных контактов увеличилось [58, 59]. Затем ACCESS был переведен в клиническую практику и распространен на биполярные психотические расстройства. Преимущества модели лечения ACCESS, особенно с точки зрения высокой вовлеченности в услуги и низкой частоты госпитализаций, оставались стабильными в течение двухлетнего периода [60], однако их долгосрочные эффекты еще предстоит изучить.

2.3. Как добраться еще раньше: уроки исследования психоза в первом эпизоде ​​

Несмотря на широкий спектр усилий по улучшению исхода FEP, а также многоэпизодного психоза, многие пациенты продолжают страдать от симптомов, а также от плохого функционирования и качества жизни. Таким образом, не только раннее выявление пациентов с явными психотическими расстройствами важно для снижения DUP [41], но и раннее выявление психических состояний группы риска (ARMS) является обязательным для снижения DUI и бремени психотические расстройства как у взрослых [61], так и у детей и подростков [62–65].

3. Психическое состояние группы риска

С тех пор, как Крепелин описал раннее слабоумие более века назад [66], диагностика, лечение и исследования психоза были сосредоточены в основном на его основных положительных и отрицательных симптомах. Однако в последние два десятилетия растущий интерес к продромальным состояниям или состояниям риска заболевания вызвал возобновление интереса к ранним субклиническим проявлениям и тонким, ощутимым на собственном опыте изменениям мышления, которые уже наблюдались Крепелином [66, 67].

До 1980-х годов преобладали разрозненные и в основном ретроспективные отчеты о психотическом продроме, которые привели к формулированию моделей раннего развития шизофрении, таких как модели стадирования Конрада [68] и Дочерти [69], обе предполагали однонаправленный обязательный паттерн проявления симптомов. . Эти инвариантные модели, однако, не могли быть подтверждены ретроспективными данными о раннем течении, оцененном на пациентах с FEP в исследовании Age, Beginning, Course (ABC) [16, 70], предполагая, что путь к психозу может быть не прямым. а скорее закрученный, когда стопы и возвраты возможны на любом этапе [71, 72].Таким образом, не зная, куда ведет дорога при перспективном взгляде на нее, в настоящее время в проспективных исследованиях существует общее согласие не использовать ретроспективно определенный термин «продром», который указывал бы на неизбежность определенного исхода, а чтобы подчеркнуть риск наряду с опасностями. только более-менее вероятный исход. С этой целью было предложено несколько терминов, которые часто используются и считаются взаимозаменяемыми, даже если они изначально относились к различным концепциям или оценкам. К сожалению, этот факт привел к вавилонской путанице в речи, а также к неоднородности и расхождению результатов [73, 74].В дальнейшем термин «психическое состояние с повышенным риском» (ARMS), которое не связано с конкретной операционализацией или оценкой, используется, когда он перспективно относится к состоянию, которое может быть продромом FEP.

3.1. Критерии симптоматического риска для первого эпизода психоза

Для указанной профилактики психоза у обращающихся за помощью лиц, уже страдающих от первых признаков и симптомов возникающего расстройства, параллельно были разработаны два подхода [75]. Оба подхода различают аффективные и неаффективные психотические расстройства и непсихотические аффективные расстройства [76, 77]: метод базовых симптомов (BS), нацеленный на самые ранние возможные симптомы специфического риска нашей кельнской группой, и подход сверхвысокого риска (UHR), нацеленный на неминуемый риск психоз с обращением в течение следующих 12 месяцев группами Патрика МакГорри и Томаса МакГлашана из Мельбурна и Нью-Хейвена (рис. 1).

3.1.1. Основные критерии симптомов

(1) Основная концепция симптомов . Что касается ранних описаний продромальных изменений Mayer-Gross [78], наиболее полное раннее описание тонких ранних симптомов было предоставлено в рамках концепции BS [20, 71, 79]. BS — это тонкие, субъективно переживаемые субклинические нарушения влечения, стрессоустойчивости, аффекта, мышления, речи, внимания, телесного и сенсорного восприятия и двигательной активности [71]. Эти субъективные симптомы считались наиболее ранними заметными признаками развивающегося психотического расстройства и его нейробиологических коррелятов — отсюда и термин «базовый» [20].Хотя БС различаются по своей специфичности для психозов и могут возникать при непсихотических расстройствах в разной степени [76, 80, 81], в настоящее время они признаны в основном за их появление в начальных продромальных состояниях психозов, включая потенциальные синдромы аванпоста (т.е. -подобные »фазы, предшествующие продрому, ведущие к явному психозу; рис. 2). Тем не менее, они не ограничиваются ранними состояниями, но являются неотъемлемой частью беспорядка и могут возникать во всех состояниях [80–82], то есть в продромальном периоде FEP, в продромальных состояниях рецидива, в остаточных состояниях и даже при острых психотических эпизодах; следовательно, оценка BS может служить нескольким клиническим и научным целям (Рисунок 2).


По определению, BS не вызваны злоупотреблением психоактивными веществами или соматическими заболеваниями и отличаются от того, что считается «нормальным» психическим я [71]. Будучи субъективными, они остаются преимущественно личными и очевидными только для пострадавшего человека и редко наблюдаются напрямую для других, но могут косвенно наблюдаться с помощью самостоятельно инициируемых пациентом стратегий выживания в ответ на BS, таких как социальная изоляция или другие стратегии избегания. Именно этот акцент на субъективном, пережитом на собственном опыте характере отличает БС от (i) негативных симптомов с точки зрения функциональных нарушений, наблюдаемых другими, и (ii) откровенных психотических симптомов, которые пациент переживает как реальные и нормальные мысли и чувства.Однако способность переживать BS с инсайтом часто ослабевает по мере прогрессирования болезни и появления (ослабленных) психотических симптомов, но обычно восстанавливается после ремиссии [71].

(2) Инструменты оценки основных симптомов . Два инструмента для бинарной оценки наличия или отсутствия БС были первоначально разработаны согласованными действиями [83]: полуструктурированное клиническое интервью, Боннская шкала оценки основных симптомов (BSABS) [84, 85] и самоотчет. анкета, Франкфуртская анкета для жалоб (FCQ) [86].Тем не менее, соответствие между подшкалами BSABS и FCQ было плохим, что указывает на то, что способ оценки является решающим фактором при оценке BS [67, 87].

На основе BSABS мы разработали инструмент для количественной клинической оценки BS [67, 88], то есть инструмент для выявления шизофрении, в двух версиях, то есть для взрослых (SPI-A; [89]) и версия для детей и молодежи (SPI-CY; [90, 91]). Что касается разработки SPI-A, шесть измерений BS в выборках взрослых показали устойчивую структуру в выборках на разных стадиях заболевания [88].Эта структура даже осталась в значительной степени неизменной, когда оценка BS перешла от бинарной оценки присутствия в BSABS к порядковой оценке управляемой частотой серьезности в SPI-A. Тем не менее, эта структура не могла быть воспроизведена в выборке пациентов с непсихотическими депрессивными расстройствами. Таким образом, был сделан вывод, что эти параметры могут быть врожденными и уникальными для шизофрении и других психозов и, следовательно, могут служить действительными и надежными субшкалами инструмента для оценки BS [88].Основываясь на этом, окончательная версия SPI-A была разработана после проверки на втором проспективно оцениваемом действительно продромальном образце [67, 89]. SPI-A показал хорошую межэкспертную надежность с увеличением общей скорости согласования с экспертной оценкой с 60% до 89% за пять тренировок [67, 89].

Несмотря на то, что шестимерная структура ДО в образцах взрослых особей очень согласована, в образцах EOP не было [62, 67]. Скорее, была выявлена ​​четырехмерная структура, которая легла в основу подшкал SPI-CY — пока что единственный инструмент раннего обнаружения, специально разработанный для детей и подростков в возрасте 8 лет и старше [62, 67, 91].Поразительное структурное различие между SPI-A и SPI-CY заключалось в том, что адинамический BS (например, нехватка энергии, мотивации, драйва или (положительных) чувств, включая внезапное депрессивное настроение, снижение стрессоустойчивости, повышенную эмоциональную реакцию и общие когнитивные препятствия). такие как проблемы с концентрацией, памятью и вниманием или сообщения о «пустом уме»), по-видимому, играют центральную роль у детей и подростков; это центральное положение у взрослых занимали в основном когнитивные БС, в том числе те, которые включены в критерии риска БС, описанные ниже [67].Дискриминационная валидность SPI-CY была предварительно подтверждена на трех группах детей и подростков: пациенты из группы риска, соответствующие критериям UHR и / или BS (AtRisk), клинические стационарные контрольные группы, не подозреваемые в группе риска развития психоза (ClinS), и дети. и подростки из общей популяции (GPS) [92]. Как и ожидалось, группы значительно различались по всем четырем подшкалам SPI-CY, причем выборка AtRisk имела самый высокий балл, а GPS — самый низкий и, по крайней мере, умеренный межгрупповые эффекты, которые были самыми большими для подшкалы «Адинамия».Однако эти результаты требуют подтверждения на более крупной выборке, и лонгитюдные исследования должны изучить способность подшкал к прогнозированию психоза в разных молодых возрастных группах, особенно роль адинамии. В сотрудничестве с больницами детской и подростковой психиатрии Кельнского и Цюрихского университетов мы в настоящее время решаем эти вопросы в проспективном исследовании — исследовании «Бинациональная оценка симптомов риска у детей и подростков» (BEARS-Kid), которое финансируется общий грант Швейцарского национального научного фонда и Немецкого исследовательского фонда и исследует четыре группы из 800 детей и подростков (e.g., пациенты, соответствующие критериям ARMS, стационарные пациенты без клинических подозрений на ARMS, пациенты с EOP, а также дети и подростки из общей популяции) в течение трех лет [http://p3.snf.ch/project-144100].

(3) Основные критерии симптомов психического состояния группы риска . Кельнское исследование раннего распознавания (CER) [67, 85, 93–95] было первым в истории долгосрочным натуралистическим проспективным исследованием раннего выявления со средним периодом наблюдения 9,6 лет и исследовало точность прогнозирования психоза БС, оцениваемую с помощью BSABS у 160 взрослых пациентов с клиническим подозрением на риск шизофрении.Основываясь на различных типах анализов, на основе его данных были разработаны два критерия BS, которые разделяют некоторые из включенных BS [67, 85, 93–95]: «когнитивно-перцептивные базовые симптомы» (COPER; Таблица 1) и «когнитивные нарушения». (COGDIS; Таблица 2).


Наличие хотя бы одного из следующих десяти основных симптомов, как минимум еженедельно (т. Е. Балл SPI-A / SPI-CY ≥3) в течение последних трех месяцев и , первое появление не менее 12 месяцев назад (независимо от частоты и продолжительности в это время):
(i) помеха мысли (C2) a
(ii) персеверация мысли ( O1)
(iii) давление мысли (D3)
(iv) блокировка мысли (C3)
(v) нарушение рецептивной речи (C4)
(vi) снижение способности различать идеи и восприятие, фантазии и истинные воспоминания (O2)
(vii) нестабильные идеи референции (D4)
(viii) дереализация (O8)
(ix) нарушения зрительного восприятия, искл.затуманенное зрение и гиперчувствительность к свету (D5, F2, F3 и O4)
(x) нарушения акустического восприятия, кроме повышенная чувствительность к звукам (F5, O5)

Номера позиций относятся к SPI-A.

Наличие по крайней мере любых двух из следующих девяти основных симптомов, возникающих по крайней мере еженедельно (т.е., SPI-A / SPI-CY ≥3) в течение последних трех месяцев:
(i) неспособность разделить внимание (B1) a
(ii) помеха мысли (C2)
(iii) давление мысли (D3)
(iv) блокировка мысли (C3)
(v) нарушение рецептивной речи (C4)
(vi) нарушение выразительной речи (C5)
(vii) нестабильные идеи референции (D4)
(viii) нарушения абстрактного мышления (O3)
(ix) привлечение внимания деталями поля зрения (O7)

Номера позиций относятся к SPI-A.

По сравнению с COPER, COGDIS, по-видимому, имеет более высокую специфичность, то есть связан с более высокими коэффициентами конверсии (таблица 3), но это может происходить за счет чувствительности, то есть связано с отсутствием большего числа пациентов, которые фактически собираются разработать FEP [67]. Другими словами, COGDIS лучше справлялся с преобразованием в психоз (умеренное положительное диагностическое отношение правдоподобия 3,9), тогда как COPER показало лучшие результаты в исключении (умеренное отрицательное диагностическое отношение правдоподобия 0.23) [93, 96]. Таким образом, с точки зрения клинической стадии, эти критерии BS считались, возможно, пригодными для различных клинических целей в выборках взрослых, то есть для выявления широкого риска и мониторинга симптомов на основе COPER по сравнению с обнаружением риска с намерением инициировать конкретный психоз. профилактическое лечение COGDIS [93].

] COPER, 146 (146), взрослые, 60 (41%) b
COGDIS, 146 (124), взрослые, 60 (41%) b 99

Исследование Критерий BS, (критерий положительный), преобладающая возрастная группа, (%) количество потерянных до последнего наблюдения в общей выборке Коэффициент конверсии за месяц
12 18 24 36 > 36

[93, 95] COPER, 160 (106), взрослые, н.а.
COGDIS, 160 (67), взрослые, нет данных
20%
24%
37%
46%
50%
61%
65% c
79% c

25%
25%
33%
33 %

[98] a COPER, 128 (64), взрослые, 23 (36%) b 17% 20992

[99, 114] COGDIS, 245 (171), взрослые, 62 (25%) b 14% 19%

[101] COGDIS, 73 (48), взрослые, н.а. 25%

[102] COGDIS, 72 (39) 18 подростков, 15 (21%) b
%

[100] COGDIS, 246 (158), взрослые, 56 (23%) b 23% 3499% 3499% 42% d

Только контрольные условия поддерживающего консультирования; Коэффициент конверсии включает в себя преобразование в более позднее состояние, то есть развитие APS или BLIPS.
b Пациенты, потерявшие возможность наблюдения, консервативно считались неконвертирующими, за исключением симптоматических критериев УВР.
c Минимум 60 месяцев, максимум 359 месяцев.
d 36–48 месяцев.
н.д.: не применимо; Были включены только пациенты с полными данными наблюдения.

Последующие исследования нашей группы [97–100] и других [101, 102] подтвердили способность COPER и COGDIS прогнозировать психоз, хотя показатели конверсии были несколько ниже при сопоставимых периодах наблюдения (таблица 3).Это снижение может быть вызвано консервативным учетом выбывших как неконвертирующих [97–100], исключения симптоматических критериев УВР [98], возрастных особенностей [102] или других факторов, связанных с изменениями в практике направления к специалистам и лечения, которые имели обсуждались в связи с гораздо более серьезным снижением скорости преобразования, наблюдаемым в образцах UHR [103]. Кроме того, различия в коэффициентах конверсии также могут быть связаны с различиями в составе образцов BS. Анализ преобразователей в исследовании CER с разной продолжительностью продрома, определяемой как короткий (<1 год), средний (1–6 лет) и длинный (> 6 лет), выявил групповые различия, особенно в когнитивных созвездиях BS, которые можно интерпретировать в с точки зрения различий в основных недостатках информационных процессов, то есть восходящих, нисходящих или центральных интегративных процессов [104].Из-за отсутствия в настоящее время достаточно продолжительных данных наблюдения эти этиологические соображения все еще ждут подтверждения в независимых выборках, а также исследования в нейрокогнитивных исследованиях.

3.1.2. Сочетание основных симптомов и критериев сверхвысокого риска

Первоначально разработанные независимо друг от друга, критерии BS и UHR (таблица 4) часто совпадают и все чаще применяются вместе — сначала в нашем Кельнском центре раннего распознавания и вмешательства (FETZ), первой европейской службе раннего обнаружения. для взрослых в ARMS [97, 100, 105, 106].Комбинированный подход был принят и впервые реализован в Немецкой исследовательской сети по шизофрении (GRNS) [107] в качестве клинической модели стадии [108, 109], позволяющей отличать раннее состояние риска от позднего [110] (Рисунок 1): ранний риск Состояние альтернативно определялось COPER и критерием признака состояния UHR, а состояние позднего риска альтернативно определялось ослабленными психотическими симптомами (APS) и краткими ограниченными перемежающимися психотическими симптомами (BLIPS).

идеи грандиозные 909 86 6 нарушения восприятия / галлюцинации

Синдром «кратковременных ограниченных перемежающихся психотических симптомов» (BLIPS)
(i) По крайней мере, любой из следующих пунктов P SIPS получил 6 баллов «тяжелые и психотические» :
(a) P1 необычное содержание мыслей / бредовые идеи a
(b) P2 подозрительность / идеи преследования
(c) P3
(d) Нарушения восприятия / галлюцинации P4
(e) Неорганизованное общение P5
(ii) Первое появление за последние три месяца
(iii) не менее нескольких минут в день с частотой не реже одного раза в месяц, но менее 7 дней

Синдром «ослабленных психотических симптомов» (APS) b
(i) По крайней мере, любой из следующих пунктов P SIPS получил оценку от 3 «умеренных» до 5 «тяжелых, но не психотических»:
(a) Необычное содержание мыслей P1 / бредовые идеи
(b) P2 подозрительность / идеи преследования
(c) P3 грандиозные идеи
(e) Дезорганизованное общение P5
(ii) Первое появление в течение прошлого года или текущего рейтинга на один или несколько пунктов выше, чем 12 месяцев назад
(iii) Симптомы возникали в среднем не реже одного раза в неделю в прошлом месяце

«Genet» риск и функциональное ухудшение »(GRFD) синдром
(1) Пациент соответствует критериям шизотипического расстройства личности согласно SIPS
(2) У пациента есть родственник 1-й степени с психотическим расстройством
(3) Пациент испытал как минимум 30% снижение общей оценки функционирования (GAF) за последний месяц по сравнению с 12 месяцами назад
1 и 3 или 2 и 3 или все выполнены

Номера позиций относятся к SIPS.
b В определении синдрома ослабленного психоза в DSM-5 требования (i) — (iii) дополняются четвертым требованием; то есть серьезная инвалидность или дистресс вызваны APS.

Последовательность прогрессирования симптомов в соответствии с моделью клинической стадии для ARMS [107–111] — от неспецифических психических проблем через первый BS COPER и второй APS до психотических симптомов (рисунок 1) — была подтверждена ретроспективными данными. стационарных больных ФЭП [17].Более того, оба подхода показали хорошую чувствительность в этом образце: 79% образца сообщили о COPER и 71% APS, в то время как 63% сообщили об APS и COPER [17]. Довольно большое, но не полное совпадение критериев BS и UHR было также очевидно в других исследованиях ARMS [97, 99–102, 105].

Более того, самые высокие коэффициенты конверсии через 18 и 48 месяцев были отмечены для комбинации критериев COGDIS и UHR (в основном APS) по сравнению с критериями COGDIS или UHR отдельно [67, 99, 100]. Например, в течение 48-месячного периода наблюдения [100] критерии COPER и UHR, исключающие друг друга, показали, что уровень риска равен 0.23 и 0,28. В соответствии с моделью стадии GRNS, в группе «только UHR» конверсия произошла между 1 и 8 месяцами, в то время как в группе «только COGDIS» конверсия произошла после 5 месяца, но продолжалась в течение всего периода наблюдения после этого. Объединенная группа «COGDIS плюс UHR» показала конверсию в течение 48 месяцев с уровнем риска 0,66. Примечательно, что независимо друг от друга и COGDIS, и UHR показали равную, но более низкую степень опасности 0,56 [100].

Эти данные подтверждают достоинства рассмотрения критериев COGDIS и UHR при раннем выявлении лиц с высоким клиническим риском развития FEP; комбинация с COPER еще не изучена.Применение обоих наборов критериев повышает чувствительность обнаружения риска и индивидуальной оценки риска; тем самым он может поддержать разработку поэтапных вмешательств. Более того, поскольку сочетание критериев COGDIS и UHR позволяет идентифицировать значительно более однородные образцы ARMS, оно должно поддерживать как профилактические, так и фундаментальные исследования [100]. Однако для все еще значительного числа ложноположительных прогнозов потенциальные дополнительные предикторы, повышающие общую точность прогнозов — в идеале без одновременного снижения чувствительности — продолжают изучаться на всех уровнях.

3.2. Поиск дополнительных предикторов для повышения точности прогнозов

В исследованиях раннего выявления добавление предикторов часто повышало специфичность за счет чувствительности, то есть часто приводило к более высокому уровню исключения действительно продромальных пациентов из профилактических мер [112]. Возможным решением этой дилеммы, хорошо известной в соматической медицине, является стратификация риска [112, 113]. Стратификация риска была впервые введена в исследованиях по психиатрической профилактике в рамках Европейского исследования прогнозирования психоза (EPOS) [99, 114], в котором использовались критерии COGDIS и UHR, оцененные с помощью структурированного интервью для синдромов риска психоза (SIPS; [115]). выявляют в основном взрослых пациентов с ARMS.При исследовании дополнительных психопатологических предикторов были определены четыре класса риска 18-месячного конверсионного риска на основе прогностического индекса, рассчитанного на основе тяжести APS, нарушений сна, шизотипического расстройства личности, а также уровня функционирования и образования [28]. Примечательно, что самый высокий класс риска содержал гораздо более высокий процент (83%) лиц, сообщающих как критерии COGDIS, так и UHR, чем все другие классы риска (55–57%).

Другими возможными психопатологическими предикторами в выборках взрослых были биполярные, соматоформные и униполярные депрессивные расстройства на исходном уровне, в то время как тревожные расстройства на исходном уровне были отрицательно связаны с конверсией [116], элементами прогностической шкалы Штрауса и Карпентера, оценивающими качество полезной работы и социальных отношений. , позитивные симптомы и субъективный дистресс [117], наличие идей, на которые можно ссылаться, и отсутствие тесных межличностных отношений, оцениваемых с помощью опросника шизотипической личности [118], и шизоидные черты личности, но ни шизотипические черты личности [119], ни измерения нормальной личности [ 120].Вместе эти результаты указывают на важную роль функционального дефицита, особенно в социальном контексте, высокой эмоциональной отзывчивости, а также тяжести и стойкости APS в развитии психоза у взрослых пациентов с ARMS.

Другое направление исследований предикторов было сосредоточено на недостатках в обработке информации, которые характерны для FEP и также наблюдались у пациентов с ARMS, хотя и в меньшей степени [121–124]. Объективно оцененный нейрокогнитивный дефицит в значительной степени не зависел от субъективно зарегистрированных когнитивных нарушений, включенных в COPER и COGDIS, что давало возможность объяснить дополнительные различия между пациентами с ARMS, которые перешли или не перешли в психоз [125].Конверсия неоднократно была связана с дефицитом скорости обработки и более низким преморбидным вербальным IQ, в то время как результаты по дополнительной значимости дефицита вербальной памяти были противоречивыми [126, 127].

Подобно нейрокогнитивному дефициту, как у пациентов с психозами, так и у взрослых пациентов с ARMS были зарегистрированы электрофизиологические отклонения с небольшими различиями [128, 129]. Нарушения в отрицательности рассогласования и количественных параметрах ЭЭГ были связаны с конверсией [130, 131]. Другое направление исследований, оценивавших биохимические аномалии как потенциально ценные предикторы, обнаружило, что анандамидергическая активация может быть защитником от конверсии у пациентов с ARMS [132, 133].

Поскольку многие из этих результатов были получены независимо друг от друга, в будущих исследованиях следует использовать большие выборки, чтобы гарантировать достаточное количество преобразователей, чтобы можно было проводить одновременный анализ потенциальных предикторов и их взаимодействий. Таким образом могут быть идентифицированы неизбыточные предикторы, которые наиболее полезны для стратификации риска у пациентов с ARMS. Кроме того, в то время как некоторые из потенциальных предикторов, такие как функциональный дефицит, более серьезная тяжесть симптомов, отклонения от нормы несоответствия и дефицит скорости обработки, уже были воспроизведены другими рабочими группами (см. [75] для обзора), другие результаты, такие как защитная роль анандамидергической активации все еще нуждаются в репликации в независимых образцах.И последнее, но не менее важное: все потенциальные предикторы по-прежнему необходимо изучить на предмет различий в развитии детей и подростков.

3.3. Клиническая значимость психического состояния группы риска

Пациенты с ARMS, однако, не только подвержены риску психоза в будущем, но также уже страдают широким спектром психических проблем. В дополнение к нейрокогнитивным и электрофизиологическим нарушениям, описанным выше, они демонстрируют плохую преморбидную адаптацию и дефицит психосоциального функционирования и субъективного качества жизни, которые имеют тенденцию ухудшаться от раннего к позднему состоянию риска [134–137].Примечательно, что у значительного числа пациентов наблюдается улучшение психосоциального результата после обнаружения ARMS [138]. Кроме того, многие пациенты с ARMS страдают другими непсихотическими психическими расстройствами, часто депрессией и тревогой [105, 116, 139]. Таким образом, неудивительно, что паттерн веры в совладание, самоэффективность и контроль у пациентов с ARMS очень напоминал паттерн депрессивных пациентов из-за частого отсутствия позитивных стратегий выживания, низкой самоэффективности и фаталистической экстернализирующей предвзятости [140].

Поскольку мы и другие [75, 141] показали, что образцы ARMS, обращающиеся за помощью, являются клинически значимыми, в 2008 году мы подняли вопрос о том, действительно ли нынешние подходы к раннему выявлению нацелены на «продромальный период» психоза или, скорее, на спектр психоза. расстройство с высоким риском психотических симптомов как один из ключевых вопросов в исследованиях раннего выявления [142]. Этот вопрос стал широко обсуждаться годом позже, когда было предложено включить синдром риска психоза, основанный на APS, в DSM-5 [143].В соответствии с нашим обоснованием самодостаточного расстройства [112, 144], это предположение было позже пересмотрено в автономное расстройство, основанное на APS, синдром ослабленного психоза [145]. Таким образом, он был наконец включен в Раздел III DSM-5 как условие для будущих исследований [146, 147]. Помимо вопросов, связанных с надежностью, это решение было принято из-за неизвестной распространенности и клинического значения такого синдрома за пределами выборки обращений за помощью в сообществе [147].

3.4. Критерии риска и симптомы в сообществе

Клиническая значимость симптомов риска, в частности APS, в выборках за пределами сообщества, обращающихся за помощью, была поставлена ​​под сомнение из-за высоких показателей распространенности субклинических психотических симптомов или психотических переживаний (PLEs). ) в сообществе.Тем не менее, PLE обычно оцениваются с помощью опросников самооценки или полностью структурированных интервью с непрофессионалами и, таким образом, не дают достоверного измерения APS или психотических симптомов, оцениваемых клиницистами, но значительно переоценивают их распространенность [148]. Таким образом, был сделан вывод о том, что необходимы специальные исследования, в которых APS — и другие критерии риска — оцениваются таким образом, который приравнивается к их клинической оценке. При поддержке гранта Швейцарского национального научного фонда и после подтверждения надежности телефонных оценок симптомов риска [149] мы начали такое исследование, исследование Bern Epidemiological At-Risk (BEAR), в 2011 г. (http: // p3.snf.ch/project-135381). Как промежуточный анализ исследования BEAR, так и результаты исследования, подтверждающего концепцию [150, 151], подтвердили наши ожидания, что критерии APS и синдром ослабленного психоза встречаются нечасто: им соответствовали менее 0,5% из 1229 респондентов, в основном взрослых. которые вошли в промежуточный анализ исследования BEAR. На уровне симптомов APS были зарегистрированы у 13% выборки и, что указывает на клиническую значимость APS в сообществе, были связаны с функциональными нарушениями, текущими психическими расстройствами и обращением за помощью, хотя они не были причиной для обращения за помощью [ 150].Дальнейший анализ полной выборки 16–40-летних после завершения исследования BEAR в июле 2014 года покажет, сохранятся ли эти результаты в более крупной выборке, в то время как сравнение с данными с выборкой сообщества 8-17 лет. исследования BEARS-Kid поможет выявить возрастные особенности, которые были предложены Kelleher et al. в их подростковых выборках [152]. Кроме того, желаемое последующее наблюдение за выборкой BEAR позволит выявить течение и влияние симптомов и критериев риска с течением времени.

Что касается критериев BS, то COPER и COGDIS и их включенные BS были столь же редки, как и APS в небольшом экспериментальном исследовании [151], хотя требуется дальнейшее подтверждение из большей выборки, опрошенной в исследовании BEAR [150] . Более того, независимо от их частоты, о любом одном COPER-BS и любых двух COGDIS-BS сообщили только 8% и 3% подростков в общей популяции [153].

4. Заключение и перспективы

Из-за отсутствия значительного прорыва в лечении психотических расстройств после начала первого эпизода и из-за негативного воздействия частых и зачастую многолетних задержек в начале адекватного лечения. лечение на исходе, есть надежда, что указанная профилактика психотических расстройств у лиц с первыми признаками развивающегося расстройства обеспечит такой прорыв [61, 75, 109, 154, 155].С этой целью предварительным условием является точное и надежное раннее обнаружение, то есть разработка точных, широко применимых и экономических критериев риска.

Таким образом, точность прогнозов и безопасность лечения были в центре внимания критики и, иногда, горячих этических дебатов [156]. Хотя, безусловно, необходимы дальнейшие исследования, он сталкивается с дилеммой превентивных исследований: с растущим осознанием необходимости лечения обращающихся за помощью пациентов с ОРРС и, следовательно, с его предоставлением, наблюдение за долгосрочным естественным течением потенциальных возможностей. Симптомы риска, необходимые для разработки точных моделей прогнозирования, становятся все более невозможными в клинических выборках.Однако рассмотрение эффектов лечения как факторов, влияющих на прогноз, не только вызывает потребность во все больших выборках, но и затрудняется отсутствием знаний об их долгосрочной эффективности [157, 158]. Тем не менее, в недавнем обзоре сообщалось о довольно надежном общем снижении риска в десяти исследованиях фармакологического и психологического раннего вмешательства через 12 месяцев на 54%, а количество пациентов, нуждающихся в лечении, составило девять [159]. По этой причине продольных эпидемиологических исследований , которые надежно и обоснованно оценивают критерии и симптомы клинического риска в общей популяции, становятся все более важными, такие как наше исследование BEAR, первое эпидемиологическое исследование на большой случайной репрезентативной выборке широкого возрастного диапазона и достаточное количество ответов почти 70% [150].Такие исследования на неотобранных выборках сообщества также могут помочь уменьшить опасения по поводу патологизации «нормального» опыта, которые были вызваны сообщениями о частых и в большинстве случаев доброкачественных PLE в сообществе [147]. Однако доброкачественные PLE, измеренные путем самоотчета в выборках сообщества, могут не быть достоверным показателем симптомов, оцениваемых клиницистами [148]. Более того, общественные исследования должны расширить знания об обращении за помощью, чтобы выявить отправные точки для увеличения числа обращений за помощью на раннем этапе, потому что при нынешнем низком уровне лишь около 30% пациентов с СЭП обращаются за помощью до появления явных психотических симптомов [13 , 14], значительного снижения заболеваемости психозами — конечной целью профилактики — не предвидится.Другой вопрос, на который помогут ответить эпидемиологические исследования: следует ли продолжать рассматривать существующие критерии как критерии риска с основным результатом, являющимся прогрессированием психоза, и основной целью лечения, являющимся его профилактикой, или, скорее, воспринимать их как автономный синдром в этой ремиссии. , настойчивость и прогрессирование, например, до психоза, являются в равной степени возможными исходами, и в том смысле, что основными целями лечения являются текущие симптомы [112, 144]. Однако в обоих случаях поиск дополнительных предикторов психоза будет продолжен.

Сегодня этот поиск в основном опирается на групповые различия, которые сильно зависят от исследуемой выборки и, следовательно, трудно перенести в клиническую практику , то есть оценку риска отдельного пациента [127, 140]. Таким образом, там, где это возможно, например, для нейрокогнитивных или психологических тестов, дефицит должен определяться в соответствии с нормами независимых тестов, а подходы к стратификации риска должны быть представлены таким образом, который приемлем для клиницистов, то есть не как баллы сложного уравнения регрессии, а как четкие. правила принятия решений, основанные на определенных паттернах аберраций [127, 160].Такое представление также упростило бы проверку правил прогнозирования в других выборках. Использование норм , которые, как правило, уже адаптированы к полу и возрасту, может также помочь избежать неоднородности данных, связанных с полом и, что более важно, возрастных эффектов , которые только начали рассматриваться в этом направлении исследований [ 62–65, 67, 92, 161, 162], например, нашим многоцентровым исследованием BEARS-Kid.

Возрастные эффекты и потребности молодого возраста также должны быть рассмотрены в исследованиях раннего вмешательства как у пациентов с ARMS, так и у FEP, в частности, в отношении более мягких психотерапевтических вмешательств [161].Ранние вмешательства в ARMS, которые до сих пор в основном были сосредоточены на симптомах риска и сопутствующих заболеваниях [155, 157], могут, таким образом, расширить их фокус на усиление общих факторов устойчивости , таких как адекватные стратегии выживания, метакогнитивные убеждения или сон [140, 163].

Таким образом, несмотря на то, что в области раннего психоза уже был достигнут интересный процесс — как ARMS, так и FEP, — еще многое предстоит сделать. И хотя исследования психозов традиционно проводились в основном в общей психиатрии и на выборках взрослых, исследования ранних психозов и, следовательно, довольно молодых пациентов требуют более активного участия детской и подростковой психиатрии и пересмотра часто строгого разделения областей знаний по возрасту. ответственности двух профессий.Успешным примером является FETZ Bern (http://www.fetz.gef.be.ch/fetz_gef/de/index/navi/index.html), служба раннего обнаружения и вмешательства, которая обслуживает пациентов в возрасте от 8 до 40 — и, при этом, самый большой в мире возрастной диапазон — и проводится в сотрудничестве с Бернскими университетскими больницами детской и подростковой психиатрии, психиатрии и Сотерией Берн.

Конфликт интересов

Фрауке Шульце-Люттер заявляет об отсутствии конфликта интересов в отношении любого предмета данной статьи.Бенно Г. Шиммельманн был консультантом и / или советником или получал гонорары от Eli Lilly and Shire.

Благодарности

Исследования, представленные в этой статье, финансировались Немецким исследовательским фондом, Программой Koeln Fortune / Медицинским факультетом (Кельнский университет), Федеральным министерством образования и здравоохранения Германии, Швейцарским национальным научным фондом, AstraZeneca (исследователь инициирована), Eli Lilly, Sanofi-Aventis, Werner-Otto-Stiftung и Национальным советом по здравоохранению и медицинским исследованиям Австралии.Кроме того, многие работы, представленные в этой статье, были бы невозможны без поддержки соответствующих предыдущих рабочих групп авторов и сотрудничества коллег, которых авторы хотели бы назвать Филиппа Конуса (Лозанна), Иоахима Клостеркеттера (Кельн ), Мартин Ламберт (Гамбург), Патрик МакГорри (Мельбурн), Шанталь Мишель (Берн) и Стефан Рурманн (Кельн). SPI-A и SPI-CY доступны на английском и других языках по адресу http://www.fioriti.it/.

Клиника Парнес | Ешива университет

Уважаемые студенты, преподаватели, сотрудники и друзья,

Я рад представить вам это руководство по нашим планам на предстоящий осенний семестр и открытие наших кампусов.По форме и содержанию предстоящий семестр не будет похож ни на один другой. Будем по-другому жить, по-другому работать и по-другому учиться. Но в самом его отличии кроется его огромная сила.

Миссия Университета Ешива — обогатить моральное, интеллектуальное и духовное развитие каждого из наших студентов, наделяя их знаниями и способностями, чтобы они могли стать влиятельными людьми и лидерами завтрашнего дня. Учеба в следующем году будет особенно полезной в формировании образа жизни наших студентов.Характер формируется и развивается во времена глубоких невзгод. Это своего рода обучающий момент, для которого был создан Университет Ешива. Таким образом, мы разработали образовательный план на следующий год, в котором учащиеся получают высококачественный опыт и уделяют первоочередное внимание личностному росту в эпоху коронавируса. Наши студенты смогут проработать трудности, проблемы и возможности, связанные с нашей эрой COVID-19, с нашими звездными раввинами и преподавателями, а также со своими близкими друзьями и коллегами в ешиве.

Чтобы разработать наши планы на осень, мы созвали рабочую группу по планированию сценариев, в которую вошли представители основных районов нашего кампуса. При планировании они руководствовались последней медицинской информацией, постановлениями правительства, непосредственным вкладом наших раввинов, преподавателей и студентов, а также передовым опытом руководителей отрасли и университетов по всей стране. Я глубоко благодарен членам нашей целевой группы и всем, кто их поддерживал, за их неустанную работу по решению бесчисленных деталей, связанных с возвращением студентов в кампус и перезапуском нашего образовательного предприятия.

В соответствии с рекомендациями нашей целевой группы, я объявляю сегодня, что наш осенний семестр будет отражать гибридную модель. Это позволит многим студентам осторожно вернуться к занятиям, включив онлайн и виртуальное обучение в учебные занятия на территории кампуса. Это также позволяет студентам, которые предпочитают не находиться в кампусе, получить богатый студенческий опыт, продолжая учебу онлайн и пользуясь полным спектром онлайн-студенческих услуг и внеклассных программ.

При возвращении студентов в кампус безопасность является нашим главным приоритетом.В предстоящем семестре многие аспекты жизни университетского городка изменятся. Сборы будут ограничены, более крупные курсы будут полностью переведены в онлайн. На территории кампуса каждый должен будет придерживаться наших медицинских правил, включая социальное дистанцирование, ношение лицевых масок, а также наши правила тестирования и отслеживания контактов. Поскольку мы стремимся минимизировать риски, наши студенты начнут первые несколько недель осеннего семестра онлайн и переедут в кампус после еврейских каникул. Этот график ограничит количество поездок туда и обратно для наших студентов, сосредоточив компонент кампуса осеннего семестра на одном последовательном сегменте.

На протяжении всего нашего планирования мы использовали аналогию с диммерным переключателем. Повторное открытие наших кампусов будет не просто двоичным, как выключатель света, а скорее диммером, в котором у нас есть гибкость для масштабирования взад и вперед, чтобы должным образом реагировать на изменение ситуации со здоровьем. Вполне возможно, что некоторые планы могут измениться в зависимости от развития вируса и / или соответствующих рекомендаций правительства штата или местного самоуправления.

Перед началом семестра мы предоставим больше обновлений, отражающих наши самые последние рекомендации.Следите за регулярными обновлениями на нашем веб-сайте yu.edu/fall2020. Мы понимаем, что даже после прочтения этого руководства у вас может возникнуть много дополнительных вопросов, поэтому мы также разместим в Интернете обширный раздел часто задаваемых вопросов. Кроме того, в течение следующих нескольких месяцев мы также будем проводить общественные телеконференции для преподавателей, студентов, сотрудников и родителей.

Планирование будущего в этот момент, безусловно, унизительно. Этот коронавирус снова и снова напоминает нам об уроках нашей еврейской традиции, что мы не в полной мере контролируем наши обстоятельства.Но наша традиция также учит нас тому, что мы контролируем нашу реакцию на наши обстоятельства. Следующий семестр представит значительные проблемы и изменения. Будут какие-то компромиссы и мелкие неудобства — не для каждой проблемы есть идеальное решение. Но вера и стойкость, взаимное сотрудничество и стойкость — важные жизненные уроки, которые необходимо усвоить в этот период. И если мы все возьмем на себя обязательство откликнуться с великодушием, добротой и любовью, мы сможем превратить новые реалии университетского городка в важные уроки жизни для нашего будущего.

Глубоко укоренившись в наших еврейских ценностях и стремясь к будущему, мы вместе с вами, нашим сообществом Университета Йешива, путешествуем по этим неизведанным водам. Следующий год будет определяющим в жизни наших студентов, и вместе мы поднимемся до настоящего момента, чтобы наши студенты стали более сильными и подготовленными, чтобы стать лидерами мира завтрашнего дня.


С наилучшими пожеланиями,

Ари Берман

Атопический дерматит: основы практики, история вопроса, патофизиология

  • Spergel JM.От атопического дерматита до астмы: атопический марш. Ann Allergy Asthma Immunol . 2010 августа 105 (2): 99-106; викторина 107-9, 117. [Medline].

  • Карлстен С., Димич-Уорд Х., Фергюсон А., Уотсон В., Руссо Р., Дибунцио А. и др. Атопический дерматит в когорте высокого риска: естественное течение, связанные с ним аллергические исходы и факторы риска. Ann Allergy Asthma Immunol . 2013 Январь 110 (1): 24-8. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Eichenfield LF, Tom WL, Chamlin SL, Feldman SR, Hanifin JM, Simpson EL, et al.Рекомендации по лечению атопического дерматита: раздел 1. Диагностика и оценка атопического дерматита. J Am Acad Dermatol . 2014 Февраль 70 (2): 338-51. [Медлайн].

  • Heller M, Shin HT, Orlow SJ, Schaffer JV. Микофенолата мофетил при тяжелом детском атопическом дерматите: опыт у 14 пациентов. Br J Dermatol . 2007 Июль 157 (1): 127-32. [Медлайн].

  • Van Velsen SG, Haeck IM, Bruijnzeel-Koomen CA.Тяжелый атопический дерматит лечится эверолимусом. J Dermatolog Treat . 2009. 20 (6): 365-7. [Медлайн].

  • Фельдман СР. Всегда следует учитывать приверженность лечению: действительно ли эверолимус неэффективен для лечения атопического дерматита? J Dermatolog Treat . 2009. 20 (6): 317-8. [Медлайн].

  • Хуанг Дж. Т., Абрамс М., Тлуган Б., Радемейкер А., Паллер А.С. Лечение колонизации золотистого стафилококка при атопическом дерматите снижает тяжесть заболевания. Педиатрия . 2009 Май. 123 (5): e808-14. [Медлайн].

  • Jansen CT, Haapalahti J, Hopsu-Havu VK. Иммуноглобулин Е в атопической коже человека. Arch Dermatol Forsch . 1973 28 мая. 246 (4): 209-302. [Медлайн].

  • Koga C, Kabashima K, Shiraishi N, Kobayashi M, Tokura Y. Возможная патогенная роль клеток Th27 при атопическом дерматите. Дж. Инвест Дерматол . 2008 ноябрь 128 (11): 2625-30. [Медлайн].

  • Molfino NA, Gossage D, Kolbeck R, Parker JM, Geba GP.Молекулярное и клиническое обоснование терапевтического воздействия на интерлейкин-5 и его рецептор. Clin Exp Allergy . 2011 г. 23 сентября [Medline].

  • Хершко А.Ю., Сузуки Р., Чарльз Н., Альварес-Эррико Д., Сарджент Дж. Л., Лоуренс А. и др. Продукция интерлейкина-2 тучными клетками способствует подавлению хронического аллергического дерматита. Иммунитет . 2011 28 октября. 35 (4): 562-71. [Медлайн].

  • Ким Б.С., Сиракуза М.К., Саенс С.А., Ноти М., Монтичелли Л.А., Зонненберг Г.Ф. и др.TSLP вызывает независимые от IL-33 ответы врожденных лимфоидных клеток, способствуя воспалению кожи. Научный перевод . 2013 30 января. 5 (170): 170ra16. [Медлайн].

  • Ким Б.С., Ван К., Сиракуза М.С., Саенс С.А., Брестофф Дж.Р., Монтичелли Л.А. и др. Базофилы стимулируют врожденные реакции лимфоидных клеток в воспаленной коже. Дж. Иммунол . 2014 Октябрь 1. 193 (7): 3717-25. [Медлайн].

  • Roediger B, Kyle R, Yip KH, Sumaria N, Guy TV, Kim BS и др.Кожный иммунный надзор и регуляция воспаления с помощью врожденных лимфоидных клеток 2-й группы. Нат Иммунол . 2013 июн.14 (6): 564-73. [Медлайн].

  • Имаи Ю., Ясуда К., Сакагути Ю., Ханеда Т., Мизутани Н., Йошимото Т. и др. Специфическая для кожи экспрессия IL-33 активирует врожденные лимфоидные клетки 2-й группы и вызывает у мышей воспаление, подобное атопическому дерматиту. Proc Natl Acad Sci U S A . 2013 20 августа. 110 (34): 13921-6. [Медлайн].

  • Salimi M, Barlow JL, Saunders SP, Xue L, Gutowska-Owsiak D, Wang X и др.Роль врожденных лимфоидных клеток типа 2, управляемых ИЛ-25 и ИЛ-33, в атопическом дерматите. J Exp Med . 2013 16 декабря. 210 (13): 2939-50. [Медлайн].

  • Ким Б.С. Врожденные лимфоидные клетки кожи. Дж. Инвест Дерматол . 2015 Март 135 (3): 673-8. [Медлайн].

  • Cevikbas F, Wang X, Akiyama T., Kempkes C, Savinko T., Antal A, et al. Сенсорный нейрон-экспрессируемый рецептор IL-31 опосредует зависимый от Т-хелперных клеток зуд: вовлечение TRPV1 и TRPA1. J Allergy Clin Immunol . 2014 Февраль 133 (2): 448-60. [Медлайн].

  • Oetjen LK, Mack MR, Feng J, et al. Сенсорные нейроны кооптируют классические иммунные сигнальные пути для облегчения хронического зуда. Ячейка . 2017 21 сентября 171 (1): 217-228.e13. [Медлайн].

  • Осава Р., Акияма М., Симидзу Х. Дефекты гена филаггрина и риск развития аллергических расстройств. Аллергол Инт . 2011 Март 60 (1): 1-9. [Медлайн].

  • Smith FJ, Irvine AD, Terron-Kwiatkowski A, et al.Мутации с потерей функции в гене, кодирующем филаггрин, вызывают вульгарный ихтиоз. Нат Генет . 2006 марта 38 (3): 337-42. [Медлайн].

  • Palmer CN, Irvine AD, Terron-Kwiatkowski A, et al. Распространенные варианты с потерей функции белка эпидермального барьера филаггрина являются основным предрасполагающим фактором для атопического дерматита. Нат Генет . 2006 апр. 38 (4): 441-6. [Медлайн].

  • Hvid M, Vestergaard C, Kemp K, Christensen GB, Deleuran B, Deleuran M.IL-25 при атопическом дерматите: возможная связь между воспалением и дисфункцией кожного барьера ?. Дж. Инвест Дерматол . 2011 январь 131 (1): 150-7. [Медлайн].

  • Savinko T, Matikainen S, Saarialho-Kere U, Lehto M, Wang G, Lehtimäki S, et al. IL-33 и ST2 при атопическом дерматите: профили экспрессии и модуляция запускающими факторами. Дж. Инвест Дерматол . 2012 май. 132 (5): 1392-400. [Медлайн].

  • Soumelis V, Reche PA, Kanzler H, Yuan W., Edward G, Homey B, et al.Эпителиальные клетки человека запускают опосредованное дендритными клетками аллергическое воспаление, продуцируя TSLP. Нат Иммунол . 2002 июл.3 (7): 673-80. [Медлайн].

  • Brandt EB, Sivaprasad U. Цитокины Th3 и атопический дерматит. Дж. Clin Cell Immunol. . 2011 10 августа. 2 (3): [Medline]. [Полный текст].

  • Марголис Д. Д., Ким Б., Аптер А. Дж., Гупта Дж., Хоффстад О., Пападопулос М. и др. Изменение стромального лимфопоэтина тимуса, потеря функции филаггрина и стойкость атопического дерматита. JAMA Dermatol . 2014 Март 150 (3): 254-9. [Медлайн].

  • Кубо А., Нагао К., Амагаи М. Дисфункция эпидермального барьера и кожная сенсибилизация при атопических заболеваниях. Дж. Клин Инвест . 2012 г. 1. 122 (2): 440-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Sun LD, Xiao FL, Li Y, et al. Полногеномное ассоциативное исследование выявило два новых локуса восприимчивости к атопическому дерматиту у китайской ханьской популяции. Нат Генет . 2011 12 июн.43 (7): 690-4. [Медлайн].

  • Патерностер Л., Стэндл М., Чен С.М. и др. Мета-анализ полногеномных ассоциативных исследований выявил три новых локуса риска атопического дерматита. Нат Генет . 2011 25 декабря. 44 (2): 187-92. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Williams H, Flohr C. Как эпидемиология бросила вызов трем преобладающим концепциям атопического дерматита. J Allergy Clin Immunol . 2006 июл.118 (1): 209-13. [Медлайн].

  • Zutavern A, Hirsch T, Leupold W, Weiland S, Keil U, von Mutius E.Атопический дерматит, внешний атопический дерматит и гипотеза гигиены: результаты поперечного исследования. Clin Exp Allergy . 2005 Октябрь, 35 (10): 1301-8. [Медлайн].

  • Вестон С., Халберт А., Ричмонд П., Прескотт С.Л. Эффекты пробиотиков при атопическом дерматите: рандомизированное контролируемое исследование. Арч Дис Детский . 2005 сентябрь 90 (9): 892-7. [Медлайн].

  • Lee CH, Chuang HY, Hong CH, et al. Постоянное курение сигарет и развитие атопического дерматита у взрослых. Br J Dermatol . 2011 Март 164 (3): 483-9. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Хорий К.А., Саймон С.Д., Лю Д.Й., Шарма В. Атопический дерматит у детей в США, 1997–2004 годы: тенденции посещений, характеристики пациентов и поставщиков медицинских услуг и схемы назначения. Педиатрия . 2007 сентябрь 120 (3): e527-34. [Медлайн].

  • Williams HC, Pembroke AC, Forsdyke H, Boodoo G, Hay RJ, Burney PG. Чернокожие дети из Карибского бассейна, рожденные в Лондоне, подвержены повышенному риску развития атопического дерматита. J Am Acad Dermatol . 1995, 32 февраля (2, часть 1): 212-7. [Медлайн].

  • Леунг Д. Ю., Бибер Т. Атопический дерматит. Ланцет . 2003 г. 11 января. 361 (9352): 151-60. [Медлайн].

  • Фокс С. Симптомы атопического дерматита у детей постоянны. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/823090. Доступ: 15 апреля 2014 г.

  • Марголис Дж. С., Абуабара К., Билкер В., Хоффстад О., Марголис Дж.Стойкость атопического дерматита от легкой до средней степени. JAMA Dermatol . 2014 г. 2 апреля [Medline].

  • Silverberg JI. Сохранение детской экземы во взрослом возрасте. JAMA Dermatol . 2014 г. 2 апреля [Medline].

  • Armstrong AW, Kim RH, Idriss NZ, Larsen LN, Lio PA. Онлайн-видео улучшает клинические результаты у взрослых с атопическим дерматитом: рандомизированное контролируемое исследование. J Am Acad Dermatol . 2011 Март 64 (3): 502-7.[Медлайн].

  • Гармхаузен Д., Хагеманн Т., Бибер Т., Димитриу И., Фиммерс Р., Дипген Т. и др. Характеристика различных течений атопического дерматита у подростков и взрослых. Аллергия . 2013 апр. 68 (4): 498-506. [Медлайн].

  • Ханифин Ю.М., Райка Г. Диагностические особенности атопического дерматита. Acta Derm Venereol (Stockh) . 1980. 92 (доп.): 44-7.

  • Чопра Р., Вахария П.П., Сакотт Р., Патель Н., Имманени С., Уайт Т. и др.Уровни тяжести экземы для площади и индекса тяжести (EASI), модифицированного EASI, оценки атопического дерматита (SCORAD), объективного SCORAD, индекса тяжести атопического дерматита и площади поверхности тела у подростков и взрослых с атопическим дерматитом. Br J Dermatol . 2017 ноябрь 177 (5): 1316-1321. [Медлайн].

  • Schram ME, Spuls PI, Leeflang MM, Lindeboom R, Bos JD, Schmitt J. EASI, (цель) SCORAD и POEM для атопической экземы: отзывчивость и минимальная клинически значимая разница. Аллергия . 2012 Январь 67 (1): 99-106. [Медлайн].

  • Сильверберг Дж. И., Гельфанд Дж. М., Марголис Д. Д., Фонасье Л., Богуневич М., Шварц Л. Б. и др. Уровни тяжести POEM, PO-SCORAD и DLQI у взрослых в США с атопическим дерматитом. Ann Allergy Asthma Immunol . 2018 Октябрь 121 (4): 464-468.e3. [Медлайн].

  • Schmitt J, Chen CM, Apfelbacher C, et al. Детская экзема, проблемы со сном и психическое здоровье в возрасте 10 лет: проспективное когортное исследование LISAplus. Аллергия . 2011 Март 66 (3): 404-11. [Медлайн].

  • Nikkels AF, Piérard GE. Скрытая ветряная оспа. Pediatr Infect Dis J . 2009 28 декабря (12): 1073-5. [Медлайн].

  • Haeck IM, Rouwen TJ, Timmer-de Mik L, et al. Актуальные кортикостероиды при атопическом дерматите и риске глаукомы и катаракты. J Am Acad Dermatol . 2011 Февраль 64 (2): 275-81. [Медлайн].

  • Heil PM, Maurer D, Klein B, Hultsch T., Stingl G.Терапия омализумабом при атопическом дерматите: истощение IgE не улучшает клиническое течение — рандомизированное плацебо-контролируемое двойное слепое пилотное исследование. J Dtsch Dermatol Ges . 2010 декабря 8 (12): 990-8. [Медлайн].

  • Бек Л.А., Тачи Д., Гамильтон Дж. Д., Грэм Н. М., Бибер Т., Роклин Р. и др. Лечение дупилумабом у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести. N Engl J Med . 2014 10 июля. 371 (2): 130-9. [Медлайн].

  • Тачи Д., Симпсон Э.Л., Бек Л.А., Бибер Т., Блаувельт А., Папп К. и др.Эффективность и безопасность дупилумаба у взрослых с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести, недостаточно контролируемым местными методами лечения: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование фазы 2b с определением дозировки. Ланцет . 2016 г. 2 января. 387 (10013): 40-52. [Медлайн].

  • Симпсон Э.Л., Бибер Т., Гутман-Ясский Э., Бек Л.А., Блаувельт А., Корк М.Дж. и др. Две фазы 3 испытаний дупилумаба по сравнению с плацебо при атопическом дерматите. N Engl J Med . 2016 15 декабря. 375 (24): 2335-2348.[Медлайн].

  • Simpson EL, et al. Эффективность и безопасность дупилумаба у подростков с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени тяжести: результаты многоцентрового рандомизированного плацебо-контролируемого двойного слепого исследования фазы 3 в параллельных группах (аннотация № 4640). Представлен на 27-м Конгрессе Европейской академии дерматологии и венерологии (EADV). 15 сентября 2018 года. Париж, Франция. [Полный текст].

  • Paller AS, Siegfried E, Gooderham M, Beck LA, Boguniewica M, Sher L, et al.Дупилумаб значительно улучшает лечение атопического дерматита у детей в возрасте от 6 до 12 лет: результаты исследования фазы 3 (LIBERTY AD PEDS) (аннотация 215). Представлено на виртуальной встрече Revolutionizing Atopic Dermatitis 2020. 5 апреля 2020 г. [Полный текст].

  • AnaptysBio. AnaptysBio сообщает о положительных данных о подтверждении концепции Topline из фазы 2a клинического испытания ANB020 при атопическом дерматите. Доступно по адресу http://ir.anaptysbio.com/phoenix.zhtml?c=254208&p=irol-newsArticle&ID=2305583.10 октября 2017 г .; Дата обращения: 13 ноября 2017 г.

  • Schwartz DM, Bonelli M, Gadina M, O’Shea JJ. Цитокины I / II типа, JAK и новые стратегии лечения аутоиммунных заболеваний. Нат Ревматол . 2016 12 января (1): 25-36. [Медлайн].

  • AbbVie. Упадацитиниб (ABT-494) компании AbbVie отвечает основным критериям исследования фазы 2b при атопическом дерматите. Доступно по адресу https://news.abbvie.com/news/abbvies-upadacitinib-abt-494-meets-primary-endpoint-in-phase-2b-study-in-atopic-dermatitis.htm. 7 сентября 2017 г .; Дата обращения: 13 ноября 2017 г.

  • Эли Лилли и компания. Барицитиниб соответствует основной конечной точке исследования фазы 2 у пациентов с умеренным и тяжелым атопическим дерматитом. Доступно на https://investor.lilly.com/releasedetail.cfm?ReleaseID=1040434. 14 сентября 2017 г .; Дата обращения: 13 ноября 2017 г.

  • Bissonnette R, Papp KA, Poulin Y, Gooderham M, Raman M, Mallbris L, et al. Тофацитиниб для местного применения при атопическом дерматите: рандомизированное исследование фазы IIa. Br J Dermatol . 2016 ноябрь 175 (5): 902-911. [Медлайн].

  • Paller AS, Tom WL, Lebwohl MG, Blumenthal RL, Boguniewicz M, Call RS, et al. Эффективность и безопасность мази кризаборола, нового нестероидного ингибитора фосфодиэстеразы 4 (PDE4) для местного лечения атопического дерматита (AD) у детей и взрослых. J Am Acad Dermatol . 2016 Сентябрь 75 (3): 494-503.e4. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Eucrisa (crisaborole) [вкладыш в упаковке].Колледжвилл, Пенсильвания: Anacor Pharmaceuticals, Inc., март 2020 г. Доступно на [Полный текст].

  • Михаил С. Роль пробиотиков при аллергических заболеваниях. Allergy Asthma Clin Immunol . 2009 22 октября. 5 (1): 5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Hand L. Пробиотики могут защитить младенцев от аллергии, но не от астмы. Медицинские новости Медскейп . 19 августа 2013 г. [Полный текст].

  • Элазаб Н., Менди А., Гасана Дж., Виейра Э.Р., Кизон А., Форно Э.Введение пробиотиков в молодости, атопии и астме: метаанализ клинических испытаний. Педиатрия . 19 августа 2013 г. [Medline].

  • Джонсон К. Пробиотики при беременности и лактации уменьшают дерматит. Медицинские новости Медскейп . 25 ноября 2014 г. [Полный текст].

  • [Рекомендации] Fiocchi A, Pawankar R, Cuello-Garcia C, et al. Руководство Всемирной организации по аллергии и Университета Макмастера по профилактике аллергических заболеваний (GLAD-P): Пробиотики. World Allergy Organ J . 2015. 8 (1): 4. [Медлайн].

  • Дуглас Д. Анализ метотрексата полезен для некоторых детей с кожными заболеваниями. Медицинские новости Медскейп . 7 января 2014 г. [Полный текст].

  • Рахман С.И., Зигфрид Э., Фланаган К.Х., Армбрехт Э.С. Анализ метотрексата и полиглутамата подтверждает эффективность метотрексата при тяжелых воспалительных заболеваниях кожи у детей. J Am Acad Dermatol . 2013 8 декабря [Medline].

  • Ши В.Ю., Фулад Н., Орнелас Дж. Н., Хассун Л., Монико Г., Такеда Н. и др. Сравнение влияния отбеливателя и водных ванн на барьерную функцию кожи при атопическом дерматите: рандомизированное контролируемое исследование с разделением тел. Br J Dermatol . 2016 15 февраля. [Medline].

  • [Руководство] Американская академия дерматологии. Клинические рекомендации по атопическому дерматиту. Доступно на https://www.aad.org/practicecenter/quality/clinical-guidelines/atopic-dermatitis.2014; Дата обращения: 9 ноября 2018 г.

  • [Рекомендации] Берт-Джонс Дж., Экстон Л.С., Ладоянни Э., Мохд Мустапа М.Ф., Теббс В.М., Йесудиан П.Д. и др. Руководство Британской ассоциации дерматологов по безопасному и эффективному назначению орального циклоспорина в дерматологии, 2018 г. Br J Dermatol . 2019 июнь 180 (6): 1312-1338. [Медлайн]. [Полный текст].

  • .

    Добавить комментарий