Отношения между матерью и взрослой дочерью психология: как воспитать счастливую дочь? — психолог Мария Кравчук

Содержание

как воспитать счастливую дочь? — психолог Мария Кравчук

Как воспитать счастливую дочь?

Мама — это слово должно вызывать в каждом человеке прилив тепла, нежности, чувство благодарности и безграничной любви. Но психологи знают, что такие эмоции испытывают не все. Для многих общение с мамой — это история боли, непонимания, взаимных обид и упреков. И чаще всего такие сложные отношения складываются между матерью и дочерью.

Из этой статьи ты узнаешь, какие ошибки в воспитании девочек совершают мамы и к чему они приводят, как понять и простить свою мать, наладить плохие отношения с дочерью. А еще, как вырастить свою дочь счастливой.

Как отношение матери влияет на судьбу дочери

Ненависть к матери и зависимость от матери — это две крайности разрушительных для ребенка родительско-детских отношений. Самое печальное, что в обоих случаях они лишают ребенка, и в первую очередь дочь, возможности вырасти счастливым человеком и полноценно реализоваться во взрослой жизни . Я выделяю четыре типа матерей, которые формируют такие отношения.

Мать равнодушная

Равнодушие само по себе страшное состояние. Но еще страшнее, когда ты видишь его в собственной маме. Как девочка может расти счастливой, уверенной в себе, стремящейся к успеху, если у нее не получается добиться самого необходимого — маминого внимания и любви? Дочь испытывает разные способы получить от нее хотя бы одобрение — капризы, болезни, хорошие и плохие поступки — но все безрезультатно. Взрослея, она осознает бесполезность своих стараний и выбирает один из трех вариантов:

  • Усиливает попытки завоевать любовь;
  • Прекращает их и становится такой же равнодушной;
  • Ищет понимание в других людях.

Первые два пути ведут в никуда. В первом случае девочка, а затем взрослая женщина, тратит всю жизнь на то, чтобы получить любовь и понимание матери, так и не осознав, что она просто не способна дать ей это. Во втором случае дочь повторяет сценарий мамы, точно также обделяя любовью уже собственных детей.
А вот с третьим вариантом все сложнее. Хорошо, если рядом с девочкой есть близкие люди, которые могут хотя бы частично компенсировать ей недостаток материнской любви — папа, бабушка, тетя. Или находит достойного наставника — учителя, тренера. Тогда у нее есть шанс вырасти счастливой и реализовать себя. Если такого человека рядом с ребенком не оказывается, поиски понимания могут закончиться в дурной компании, в секте, несчастливым ранним замужеством.

Мать обвиняющая

Чаще всего такие отношения между мамой и дочкой формируются, если

  1. беременность была незапланированной и нежеланной;
  2. женщина родила в слишком юном возрасте;
  3. мать воспитывает дочь в одиночку.


Во всех этих ситуациях ребенок воспринимается мамой как помеха, из-за которой у нее не складывается жизнь, она не может реализовать себя, исполнить свои мечты.
Постоянно повторяя — «все из-за тебя», «если бы не ты», «от тебя одни проблемы», она формирует в дочери чудовищный комплекс вины и неполноценности.

На консультациях мне очень часто приходится работать с женщинами, неспособными построить отношения и найти себе место в жизни из-за подобных установок. Избавиться от такого материнского «наследства» крайне сложно.

Мать самопожертвенная

Наверное, самый сложный сценарий отношений мамы и дочери. В них мать считает себя недостойной каких-либо радостей и удовольствий. Она не может купить себе красивую одежду, поехать на отдых к морю, пойти в ресторан. И все эти потребности (они ведь никуда не деваются) женщина реализует через ребенка. Она одевает дочь в самые роскошные платьица, оплачивает отдых в лучших летних лагерях или отправляет на учебу за границу, покупает дорогую технику. При этом сама по несколько лет носит одни туфли.
Когда дочь вырастет и понимает, что мама всю жизнь посвятила ей, полностью игнорируя свои потребности, она чувствует себя виноватой и обязанной. И это чувство, как заноза, не дает ей покоя. Она хочет отблагодарить мать, вернуть ей долг и тем самым освободиться от гнетущего состояния. И возможности у нее для этого есть — она успешная, хорошо зарабатывает (снова таки, благодаря образованию, которое обеспечила мама). Но мать отказывается принимать от нее что-либо. И этот коктейль из чувства обязанности и чувства вины отравляет дочери жизнь.

Почему я считаю этот сценарий сложным? Потому что очень тяжело понять причину негативного отношения к матери. Ведь она дала ребенку все — любовь, заботу, внимание, понимание. Обычно размотать этот клубок чувств удается только с помощью психолога.

Мать гиперопекающая

Гиперопека деструктивна в любом виде. Она не дает возможности ребенку научиться быть самостоятельным, иметь свое мнение, принимать решения, получать собственный опыт. В младшем школьном возрасте дочь гиперопекающей матери не может нормально общаться со сверстниками. Из-за того, что мама постоянно вмешивается, устраивает «разборки» с каждым обидчиком, одноклассники стараются держаться подальше от девочки.

Взрослея, дочь либо начинает бунтовать и в конце-концов отвоевывает свое право на свободу, либо становится полностью зависимой от матери. Если события развиваются по второму сценарию, во взрослом возрасте проблема отношения к матери — зависимость от нее, от ее мнения — отразится на всех сферах жизни дочери. Выбирая мужа, работу, даже имена для собственных детей, она будет согласовывать их с мамой.

Ошибки в воспитании девочек

Даже любящая и понимающая мама может усложнить жизнь дочери, несознательно навязывая ей комплексы и негативные установки. Приведу примеры самых частых ошибок в воспитании, результаты которых мне часто приходится прорабатывать на консультациях.

«Ты же девочка»

«Девочкам нельзя…», «Девочки должны…», «Девочке нужно…» — вместо многоточий в каждой фразе можно вставить десятки, если не сотни, установок, которые в наше время не то что не актуальны, а просто убийственны для психики будущих женщин. И все эти установки в детстве закладывают им родители, воспитатели, учителя.

  • Девочка не должна грубить и спорить;
  • Девочка должна быть скромной;
  • Девочке дружить с мальчиками нельзя;
  • Девочка должна уметь готовить/убирать/стирать;
  • Девочке нужно быть послушной.

Как думаешь, каким человеком вырастет дочь с такими установками? Не гадай, я отвечу тебе точно: это будет безынициативная, запуганная, покорная, не чувствующая себя и свои желания женщина. Хочешь такое будущее для своей дочери? Я уверена, что нет. Поэтому никогда не говори ей, что она что-то должна или не должна делать/уметь/хотеть только потому, что она девочка.


Хочешь привить ей какие-то навыки, научить быть хозяйкой, ухаживать за собой, адекватно относиться к мужчинам, тогда:

  1. Покажи на собственном примере. Объясни, почему ей выгодно уметь готовить. Не потому что это обязанность каждой хорошей жены, а потому что это искусство и способ выразить себя. Содержать дом в чистоте нужно, чтобы в любой момент можно было пригласить гостей и не краснеть из-за беспорядка. Следить за собой, хорошо выглядеть — не для мужа, а для себя.
  2. Предложи что-то сделать, не апеллируя к ее половой принадлежности. Неправильно: «Давай я научу тебя шить, это должна уметь каждая женщина».
    Правильно: «Как считаешь, здорово было бы уметь самой шить модную одежду, но не такую, как у всех ? Могут тебя научить, если хочешь».
  3. Дай ей возможность выбирать. Сегодня уже не осталось исключительно мужских или исключительно женских занятий. Если между танцами и вольной борьбой дочка выбирает второе, не нужно ее отговаривать. Поддержи, дай возможность попробовать себя в этом.
Непосильная ответственность

Не нужно превращать старшую дочь в няньку младших детей. Тем более наказывать или упрекать, что по ее недосмотру ребенок сделал что-то не то — испачкался, разбил посуду, разрисовал стены. До 10-12 лет дети физически и психологически не готовы нести ответственность за кого-то. Они и за себя-то толком отвечать еще не умеют, а такой груз им просто непосилен. Особенно девочкам.

Очень многие из моих собеседниц на консультациях вспоминали свои детские годы как «сплошной кошмар» именно по этой причине. И уже став взрослыми они не могли простить мамам за то, что они лишили их счастливого или просто нормального детства.

Очень запомнилась история Вероники, которая обратилась ко мне с необычной проблемой — она боялась стать матерью. Девушка уже восемь лет была замужем и все это время в тайне от мужа принимала контрацептивы. В последний год муж стал настаивать на обследовании, поскольку хотел ребенка.

Вероника боялась, что, узнав о приеме контрацептивов, он разведется с ней. Но еще больше она боялась родить. И это был страх не самих родов или что испортится фигура. Это был именно страх материнства. И она никак не могла его себе, и тем более мужу, объяснить. После нескольких сеансов мы нашли причину — она пряталась в детстве.

В шестилетнем возрасте Веронику часто оставляли присматривать за младшими братьями-близнецами. Один раз маленькие непоседы устроили на кухне пожар — плеснули подсолнечное масло на газовую плиту, где как раз грелся чайник. Плита стояла у окна и вспыхнул тюль. Огонь быстро потушили, но в этом происшествии обвинили девочку — «недосмотрела».

Мама с папой во всех деталях описали ей, что произошло бы, если бы они не зашли в комнату вовремя — как из-за нее горели бы малыши, как слазила их кожа, плавились волосы, как они задыхались в дыму. Впечатлительная шестилетняя девочка так ярко представляла эту картину, что страх быть ответственной за кого-то глубоко засел в ее подсознании.

Со временем сама ситуация почти стерлась из памяти, но эмоции и переживания никуда не делись. И даже став взрослой женщиной, она не могла побороть в себе страх ответственности. Кстати, по этой причине она никогда в жизни не заводила домашних животных. В ее доме даже не было комнатных растений.

Первое, что я посоветовала ей сделать, прежде, чем работать с этой проблемой на консультациях, объяснить ситуацию мужу. Его поддержка была очень важна для Вероники и для успешного разрешения ее внутреннего конфликта — желанием стать мамой и страхом ответственности за ребенка. У нас все получилось. Спустя полгода девушка забеременела и родила чудесную малышку.

«Все мужчины сво…»

Негативные установки в отношении мужчины девочкам навязывают мамы, которые сами не сумели выстроить здоровые отношения:

  • Матери-одиночки;
  • Жены абьюзеров;
  • Женщины, которые подвергались насилию.

В абсолютном большинстве случаев это женщины с психологией жертвы, воспитанные такими же мамами-жертвами. И если девочка, выросшая в такой семье, не увидит эту передающуюся по наследству закономерность, она повторит судьбу своей мамы, бабушки и передаст установку — «все мужики сволочи» — уже своей дочке.

Как наладить эмоциональную связь с ребенком и вырастить счастливую дочь

Только счастливая мать способна вырастить счастливых детей — это аксиома. Лишь собственным примером ты можешь показать дочери, как радоваться простым вещам, как находить преимущества даже в негативных ситуациях.

Какой должна быть мама для дочки, чтобы девочка росла счастливой? Требований не много:

  1. Любящей. Если ребенок чувствует, что его любят в любой ситуации, он не боится быть собой;
  2. Понимающей. Очень важно дать дочке понять, что ее проблемы волнуют маму, что в трудных ситуациях она может обратиться к ней за советом или помощью;
  3. Честной. Обман разрушает любые отношения, в том числе мамы и дочери. Доверительные разговоры, правдивые ответы на вопросы — вот что укрепляет связь с ребенком;

Это главное, что нужно ребенку от родителей. Все остальное второстепенно.

Что делать, если чувствуешь, что теряешь эмоциональную связь с дочерью? Советы психолога

Недопонимание и конфликты с ребенком обычно возникают в переходном возрасте. Бунтарство естественно для этого периода. Меняется психология отношений мамы и дочки. В норме из плоскости зависимы они переходят в формат партнерских. Но, к сожалению, родители не всегда готовы к таким переменам. И если в нужный момент они не перестраиваются, в отношениях появляется напряженность. Как правильно поступить в этом случае:

  1. Мысленно вернись в прошлое и постарайся понять, в какой момент появился холодок в ваших отношениях. Возможно, это случилось после ссоры или какого-то неприятного события. Этот момент нужно вспомнить, чтобы понять, что именно в твоем поведении оттолкнуло ребенка: грубый тон, какой-то запрет, сарказм в его адрес, обман и т.д.
  2. Не пытайся исправить ситуацию в одночасье и стать «идеальной мамой» за один вечер. Это будет выглядеть фальшиво.
  3. Не старайся стать другом своей дочери — оставайся для нее мамой, человеком, к которому можно прижаться, который защитит, поймет и всегда будет на ее стороне.
  4. Ищи точки соприкосновения. Это очень тяжело, поскольку ребенок-подросток стремится к противоположному — разорвать связь, стать самостоятельным. Главное — не сдаваться.
  5. Не будь навязчивой, не требуй раскрывать все секреты, делиться мыслями и проблемами, если дочь не хочет. Просто дай ей понять, что ты в любой момент готова выслушать и помочь. Этого достаточно.
  6. Жди. Переходный возраст пройдет, и твоя девочка вернется к тебе. Правда, уже совсем другой. И тогда тебе придется искать ответ на вопрос — как вести себя со взрослой дочерью?

Психология отношений между матерью и взрослой дочерью

На консультациях мне часто приходится слышать жалобы, что мама не понимает взрослую дочь, продолжает воспринимать ее как ребенка, воспитывать, навязывать свое мнения, учить как жить. И эти истории, конечно же, не про счастливые отношения. Чтобы такая ситуация не сложилась в твоей семье, соблюдай правила.

  • Обеспечь дочери личное пространство и не нарушай его. Ее комната теперь принадлежит только ей. Не входи в нее, когда дочки нет дома. Стучи, если она в комнате, и входи только с разрешения.
  • Если дочь арендует квартиру или уже обзавелась собственной, не нарушай правила ее дома. Приходи по приглашению или спрашивай разрешения прийти. И не забывай — в ее доме ты гость. Поэтому не пытайся установить свои порядки.
  • Обсуждай с ней только то, о чем она согласна говорить. Помни: мамины советы дочке нужны только по запросу.
  • Не вмешивайся в ее отношения с мужчинами. Она все равно вряд ли тебя послушает. А любую критику в адрес любимого человека примет на свой счет.
  • Не заставляй ее чувствовать себя виноватой, за то что она тебя оставила. Живи полноценной жизнью, покажи дочке, что ты счастлива. Тогда и она сможет спокойно строить свою жизнь.

Как наладить отношения с мамой

Натянутые отношения с самым родным человеком — это психологический стресс, тягостное чувство, которое не дает покоя. Недопонимания и сложности между мамой и взрослой дочерью обычно возникают, если мать не соблюдает правила, которые я перечислила выше. Чтобы исправить ситуацию и вернуть гармонию в ваши отношения, попробуй сделать следующее:

  • Поговори с матерью на чистоту и озвучь все, что не устраивает тебя в ее поведении. Постарайся это сделать максимально мягко, но четко.
  • Не поддавайся на манипуляции и объясняй, что ты понимаешь суть завуалированных высказываний.
  • Обозначь границы, если вы ссоритесь из-за ее постоянных вмешательств в твою жизнь. Скажи, когда она может тебе звонить или приходить в гости, а когда нет.
  • Если не можешь избавиться от детских обид на мать, даже став взрослой дочерью, обратись за советом к психологу. Он поможет посмотреть на ситуацию под другим углом и избавиться от негативных установок.

Помни, с возрастом все становятся эгоистичнее, и наши родители в том числе. Осознание этого дает возможность здраво оценивать их поведение и правильно на него реагировать.

Детско-родительские отношения — это очень глубокая связь, которая тянется через всю нашу жизнь и в огромной мере на нее влияет. Не всегда получается быстро и мирно решать конфликты с дочерью или мамой. Но делать это нужно обязательно. Если у тебя возникли подобные сложности и ты никак не можешь с ними справиться. Я помогу вернуть гармонию в твои мысли, чувства и в твою семью.

Просмотров: 👁 2692

Дочки-матери. В чём причина ссор между ними | Психология жизни | Здоровье

Наш эксперт – семейный психолог, арт-терапевт, бизнес-тренер Ольга Заводилина.

Ошибки мамы

Восприятие взрослой дочери как маленького ребёнка

Часто мама неосознанно воспринимает свою взрослую дочь как маленькую девочку, которая ничего не понимает и нуждается в постоянной опеке.

 В чём причина 

У такого поведения есть несколько причин.

Страх, что дочь, почувствовав самостоятельность, уйдёт и мать останется одна. Поэтому мама неосознанно показывает дочери, что та ещё маленькая, ничего не умеет, а мать хорошо разбирается в жизни, поэтому нужно во всём прислушиваться к её советам. Но взрослой дочери хочется самостоятельности, и возникает конфликт.

Страх старости и смерти. У многих из нас есть неосознанное ощущение: чем младше дети, тем моложе родители. Как только дочь вырастает, мать начинает чувствовать себя старой. Это неприятно, поэтому мама продолжает считать дочь маленьким ребёнком.

Нежелание признавать взгляды дочери

Взгляды взрослой дочери на жизнь могут сильно отличаться от представлений матери. Например, дочь встретила мужчину, которого любит, и чувствует себя счастливой. Но у матери имеются свои представления о том, каким должен быть мужчина её дочери. И тогда мать начинает навязывать свои взгляды, не обращая внимания на то, что дочь вполне счастлива.

В чём причина 

Нереализованные мечты. Родители нередко пытаются реализовать свои мечты через детей. Именно поэтому ребёнка отводят в кружки и секции, которые нравятся родителям, а не ему. Это продолжается и во взрослом возрасте. Мать искренне пытается сделать дочь счастливой, такой, какой сама когда-то мечтала быть. Но дочери тяжело поступиться своими желаниями в угоду маме, и это приводит к частым ссорам.

Представление, будто правда может быть только одна. И матери, и дочери часто уверены, что если их взгляды отличаются, значит, кто-то неправ. И ни одна из женщин не может понять, что мнений может быть несколько и каждое из них имеет право на существование.

Соревнование с дочерью

Бывает, что мать неосознанно включается в соревновательный процесс с дочерью. Например, дочь звонит матери, хочет получить от неё поддержку в сложной ситуации. А мать начинает рассказывать о том, что ей самой тяжело живётся. У дочери появляется чув­ство вины за то, что она потревожила мать, у которой и так много проблем. Или другой пример: дочь рассказывает маме, что приготовила необычное блюдо. А та, вместо того чтобы просто порадоваться за дочь, говорит о том, что она этот рецепт давно знает и даже слегка его усовершенствовала, благодаря чему еда стала значительно вкуснее. И так каждый раз. В итоге дочери всё меньше хочется обращаться к матери.

В чём причина 

Привычка сравнивать себя с другими. Такое поведение матери часто говорит о том, что когда-то родители постоянно ставили ей в пример других детей. Теперь у женщины есть возможность это компенсировать, сравнивая себя с дочерью, но теперь уже в свою пользу.

Стремление доказать свою ценность. Нередко ребёнка хвалят, только если он смог чего-то добиться. Например, выиграл соревнования, получил грамоту. Став взрослым, человек неосознанно продолжает соревноваться с окружающими и доказывать своё превосходство.

Воспоминания о прошлых обидах

Часто общение матери и дочери сводится к выяснению отношений, припоминанию давних обид и претензий.

В чём причина 

Ожидания матери. В своё время мать во всём слушалась своих родителей, отказываясь от своих желаний. Теперь она ждёт такого же поведения от своей дочери.

Желание получить благодарность. Мать считает, что ради воспитания дочери она жертвовала своими интересами. И теперь она ждёт признательности за это. В результате мать предъявляет взрослой дочери претензии за то, что та, например, предпочитает пойти на свидание, а не остаться с матерью. Ведь мать в своё время столько сделала для своего ребёнка! И даже если дочь начинает жертвовать своей жизнью, мать не может почувствовать её любовь и признательность. Мешает этому обида на себя за то, что когда-то лишала себя радости жизни.

Ошибки дочери

  • Потакание сценариям матери. Часто дочь начинает либо подыгрывать матери, либо бороться за свои права, разрушая отношения. А между тем важно понять, что вы обе – взрослые, самостоятельные женщины и вам нечего делить.
  • Стремление изменить свою мать. Нередко взрослая дочь пытается учить свою мать, требуя, чтобы та изменилась. Но переделать взрослого человека невозможно. Так стоит ли начинать ссору из-за этого?
  • Наказание матери. Иногда дочь пытается наказывать мать, «восстанавливая справедливость». Например, постоянно припоминает свои детские обиды, неосознанно стараясь вызвать у матери чувство вины.

Как наладить отношения

Чтобы в семье воцарился мир, обеим женщинам придётся проделать довольно большую работу.

  • Матери необходимо помнить о том, что дочь уже выросла. Она сама несёт ответственность за свою жизнь и способна принимать любые решения. Дочери также следует понять, что она – взрослый самостоятельный человек и нет необходимости агрессивно доказывать этот факт.
  • Найти себе интересное занятие и жить своей, а не чужой жизнью.
  • Помнить, что у каждого может быть своё мнение, перестать оспаривать чужие взгляды. Вместо этого научитесь по-настоящему интересоваться друг другом. Спросите, почему у близкого человека возникло то или иное представление. Выслушайте его точку зрения.
  • И дочери, и матери нужно перестать сравнивать себя с другой. Учитесь радоваться и переживать друг за друга без попыток доказать своё превосходство.
  • Важно разобраться в себе и понять, какие обиды у вас накопились по отношению друг к другу. Обратиться к специалисту за помощью, чтобы учиться прощать и не использовать обиды в общении друг с другом.

Первый читатель

Ирина Климова, актриса

– Если мама продолжает относиться к взрослой дочери как к ребёнку, пытается контролировать и не считается с её мнением, то ссоры неизбежны и отношения хорошими не будут. 
Самый лучший вариант, когда мама, глядя на свою взрослеющую дочь, постепенно становится ей не просто подругой, а лучшей подругой.

Смотрите также:

Мать и дочь: психология отношений в семье

 

Психология, как наука, стала отдельным направлением по историческим  меркам совсем недавно: всего каких-то 100 лет назад. Все это время она бурно развивалась, ветвилась на разные подходы и школы, искала пути исцеления людских фобий, травм и обид.

Появились такие доселе неизвестные общественные институты как права детей, права личности. Понятия «границы личности», «доверие», «самореализация» – плотно вошли в нашу жизнь.

Люди постиндустриальной эпохи уделяют пристальное внимание многим животрепещущим вопросам: кто я в современном мире, отношения в паре мужчины и женщины, отношения в паре родитель и ребенок. Сегодня на страницах онлайн-журнала  «Королевнам.ру» мы хотим выделить такую важную тему, как: «Мать и дочь, психология отношений», и поговорить о ней.

 

Как хочется и как бывает

 Наши отношения с мамой формируются всю жизнь, возможно, еще с утробы. И порой к  совершеннолетию или на более зрелом этапе жизни мы получаем совсем не то, чего хотелось бы, о чем мечтали.

В большинстве случаев психология отношений матери и взрослой дочери чересчур запутана и полна обид и боли. Такие отношения далеки от искреннего и теплого обмена чувствами, вниманием, заботой. Они не гармоничны, они либо холодны, либо изматывающи, либо откровенно враждебны.

Иногда они пересыхают, прерываются, иногда обретают гармонию. Но отношения никогда не становятся нейтральными. И с этим приходится разбираться каждой женщине, иногда годами, а порой и всю жизнь.

Давайте посмотрим, какие важные этапы в течение жизни проходит каждая девочка, но не самостоятельно, а всегда в паре с мамой:

— рождение

— физиология

— творческая активность

— женское влияние

— женская власть над жизнью

 

Рождение

Рождение, как известно, трудное испытание и для ребенка, и для матери. Оно может быть рискованным и болезненным. Родовые травмы получают многие новорожденные, и с их последствиями приходится встречаться все жизнь.

Для мамы это всегда гормональная перестройка организма, порою новые трудности материального характера, «качели» эмоций от радости до опустошения, затяжной психологический дискомфорт.

Состояние матери напрямую влияет на психику зависимой от мамы малышки. Но и новорожденная дочка, как бы удивительно это не прозвучало, тоже влияет на свою маму.

Какие-то повреждения при родах могут осложнить эмпатию, контактность дочери, она может отзываться на близость и ласки не так, как хотелось бы маме. И тогда в психологию отношений между дочерью и матерью закладывается первый кирпичик недопонимания.

 

 Физиология

Все физиологические изменения в организме дочери так же влияют и на мать. Мама видит, как дочка взрослеет, превращается в девушку, потом в женщину. Это может тревожить ее, пугать, даже вызывать зависть в том случае, если у самой мамы взросление проходило травматично или она чувствовала себя одинокой в эти периоды.

Тогда мама попросту не справляется с физиологическими изменениями дочери. И может отторгать, обесценивать, пугать ее. Дочка же очень уязвима в эти моменты, ей требуется поддержка, советы, приятие своего нового облика.

И если мама дать этого не может, то у дочери поднимается волна негодования, страха, недоверия… Так появляется еще один кирпичик отчужденности в растущей стене между ними.

 

 Творческая активность

Когда у дочки проявляются творческие импульсы, а это происходит уже в 3-4 года, она ищет себя и выбирает, где ей реализовать свой потенциал. Мать может столкнуться с большим количеством собственного негатива, неврозов и ожиданий, которые она предъявит своей дочери.

Многим мамам хочется зажать своих дочерей в тиски придуманного ими образа и занятий, они не слышат и не видят устремлений своих дочерей. Мамы могут переносить собственные мечты, ожидания и нереализованные планы на дочек, направлять их по совершенно чуждому пути.

И такая ломка характера и воли не приводит ни к чему хорошему. Стена между дочерью и мамой вырастает до небес.

 

 Женское влияние

Когда девочка подрастает и начинает осознавать свое женское влияние на противоположный пол, мама тоже взаимодействует с ее сексуальностью. Она может испытывать разнообразнейший спектр эмоций: от зависти  и отторжения до умиления и приятия.

Ее поведение с друзьями, поклонниками дочери, романтическими пристрастиями накладывают неизгладимый отпечаток на все их дальнейшие отношения. Психология отношений между матерью и взрослой дочерью складывается окончательно в зависимости от того, принимала или не принимала мама дочернюю сексуальность.

Если мама грубо обращалась с проявившейся сексуальностью дочери, дочь начинает видеть в матери своего врага, и потом исправить это бывает уже очень трудно.  

 

 Женская власть над жизнью

И последний важный момент взросления дочери, который они проходят вместе с мамой, это женская власть над жизнью. Умение выносить и выпустить на свет новую жизнь, дать ей опору и приятие, это удивительный и ответственный дар, который есть у  женщины.

Но всякая женщина хотела бы определять отношения с этим даром по своему усмотрению. И сколько нам известно историй вмешательства, непрошенного контроля, давления на женщину со стороны матерей.

Борьба за внуков, вторжение в отдельную семью дочери, чрезмерная опека, манипуляции, и так далее… Историй таких множество.

И в итоге нам известно большое количество одиноких матерей уже взрослых дочерей, с которыми дочери предпочитают не общаться, и внуки с ними не близки… Проблема одиночества матерей старшего поколения очень актуальна и является прямым результатом той стены, которая выстраивалась между ними годами.

 

 Мама и дочка: двое в лодке

 Обиженная сторона часто думает, что пострадала только она, что ссора не нанесла урона второй участнице, заслуженно жалеет себя и не видит потерь другой стороны. Психология отношений мамы и дочки бывает настолько конфликтной, что уже и не разберешь, кому тяжелее, и мама и дочь считают себя единственной пострадавшей, а  другую – единственно виноватой. В отдельных, сложных случаях так и бывает.

Но чаще всего дочка и мать жалуются на другую, не осознавая, что основные этапы женского пути  они проходят вдвоем.

В эти моменты они похожи одна на другую, как две капли воды. Обе – просто напуганные девочки, большая и маленькая, перед вызовами своей физиологии, мира, условностей. Обе не умеют с ними справляться.

Мы рассмотрели несколько важнейших и трудных вызовов женской судьбы. Каждый из этих вызовов оставляет неизгладимый след, а порой и травмирует одновременно и мать, и дочь.

Не учитывать этого факта значит вечно возводить баррикады и стены между ними. А им необходимо идти по этому нелегкому женскому пути вместе, поддерживая друг друга, и понимая, что они в связке, что им нужно договариваться.

Потому так важно говорить на эти темы, искать точки боли и страха, общие для всех женщин, и учиться справляться с ними.

 

5 стадий отношений матери и дочери в кризисе

Диалог между матерью и дочерью возможен на любом трудном этапе их отношений, главное найти желание услышать друг друга. В кризисные моменты их отношения проходят примерно пять основных стадий.

Гармоничные связи, как известно, складывается не вдруг, у них есть определенная эволюция.

И если какие-то стадии оказываются не пройденными, если мать или дочь застревают в них, то  такие отношения оказываются в тупике, теряется взаимная перспектива, и участницы могут надолго застыть в обиде, нанося себе и друг другу непоправимые раны.

 

Рассмотрим эти стадии:

1. Симбиоз

Это естественная стадия взаимоотношений, начинающаяся от рождения, когда дочка находится в полной зависимости от мамы. Малышке нужна любовь, безопасное пространство, приятие. Сама она еще не умеет дать это себе самой. Она только учится этим базовым вещам у мамы, во всем доверяя и усваивая ее отношение к себе, к людям, к миру… Маме в свою очередь необходима преданность и безусловная любовь детского сердца, когда она для дочки «самая лучшая», «самая красивая», «самая мудрая» на свете.

Если на этом этапе девочка недополучает внимания и любви мамы, она рискует на много лет застрять в стадии симбиоза, вечного угождения матери, отвоевывания маминой любви, так и не начав жить своими интересами.

Если же мама полностью сливается с дочкой и игнорирует ее возрастные изменения и самостоятельность, то и она точно так же рискует надолго застрять в стадии слияния с дочкой. Не позволяя дочери выйти в самостоятельную жизнь, не позволяя стать независимой личностью.

2. Споры, бунт

При естественном ходе событий отношения мамы и дочки неизбежно переходят во вторую стадию. Дочь уже накопила достаточный запас критичности, она не приемлет многого и в мамином отношении, и в самой маме, как в личности. Дочь начинает бунтовать, критиковать мать, искать свои решения в жизни. Это стадия проверки материнского авторитета на прочность. Стадия обретения дочерью своих личностных границ.

Мамы по-разному пытаются сохранить авторитет. Если это мудрая мать, она пойдет на диалог с дочерью, постарается услышать ее, постарается объяснить свои мотивы и поступки. Сможет достаточно обеспечить дочери личного пространства, не вламываясь в него жестким диктатом. Но часто бывает иначе.

Матери пытаются сохранить авторитет силовыми методами: очень жестким контролем, обесцениванием, манипуляциями, шантажом, запугиваниями. А что еще хуже, порой матери пускают на самотек судьбу бунтующей дочери, переставая заботить о ней вовсе… Результаты бывают плачевными.

В этой стадии тоже можно застрять надолго, бывает, что и на всю жизнь. В ситуации, когда мать не хочет признать дочкину независимость, право на мнение и личный опыт, а дочь навсегда поставила на матери клеймо бесчувственного диктатора, не разглядев в ней живого и неидеального человека, противостояние может растянуть на годы, не принося никаких плодов.

 3. Сепарация. Разрыв

Рано или поздно в отношениях повзрослевшей дочери и матери происходит разрыв. Это важный процесс реального отделения дочери от мамы, ухода из родительской семьи.

Обретение самостоятельности не только на словах, но и на деле. Дочь начинает жить свой жизнью: строит карьеру, заводит семью, может уехать в другой город или страну. Имеет круг интересов и общения, порой очень далеких от круга интересов матери. Мать становится далеко не главным человеком в сердце и жизни дочери…

На этой стадии можно далеко уйти друг от друга, потерять из виду, особенно если вырос большой ком взаимных обид. Дочь считает, что мать ничего не может дать ей сейчас, что она ничего не понимает в ее жизни и ценностях, а объяснять некогда. А мать может чувствовать себя униженной, бесполезной, одинокой…

4. Независимость

Это этап обретения обеими своих границ. Дочь приобретает четкое понимание, что она – не ее мать, а ее мать – совершенно отдельный человек, со своей судьбой, трудностями, несовершенствами.

Что они обе прошли трудный процесс слияния и разрыва, и могут при обоюдном желании выстраивать дальнейшие отношения на новых позициях – взрослых, отдельных личностей.

Мать понимает, что дочь – не объект для контроля и не поставщик безусловной любви, а индивид, с которым можно выстроить дружеские отношения на равных.

Это период перепутья, принятия решений о возможности и формате дальнейших отношений.

 5. Благодарность и уважение

Если все этапы пройдены, пусть не сразу, пусть с трудностями, и если обе женщины: и дочь, и мать, – приняли решение продолжать отношения, то тогда может зародиться и спокойная нежность, и уважение, и благодарность.

И любовь, не омраченная невыносимыми ожиданиями и критикой.

 

Подводя итоги…

Все мы мечтаем о гармоничных, теплых, обогащающих отношениях. И часто хотим получить их сразу, даром, по праву рождения. В наших мечтах мать – это нежная, умная женщина, которая помогает нам пройти нелегкий путь самоидентификации, находясь в позиции взрослой и оберегающей силы.

Но на деле чаше всего оказывается, что наша мама – это такая же запутавшаяся и испуганная жизнью девочка, как и мы, недополучившая ласки и мудрого совета.

Ей тоже хочется всепрощающей любви, мудрости и поддержки…

Лишь зрелая позиция дочери, научившейся поддерживать и питать саму себя, может стать для ее матери примером развития новых, полных бережности, отношений. Лишь зрелая позиция матери, научившейся не переваливать свои боли и страхи на дочь, может помочь ей  стать для дочери близким человеком.

Всегда помните: гармония трудна, но достижима!

 _

Автор: Елена Лун — сайт www.Korolevnam.ru – Женский онлайн-журнал.
Копирование этой статьи запрещено!

Как наладить отношения с взрослой дочерью: Советы психолога

Конфликты родителей с дочерью могут возникать на каждом этапе ее взросления и становления зрелой личностью. Некоторые из них решаются быстро, другие длятся годами, постепенно отравляя взаимоотношения отца и матери с любимым чадом. Психологи убеждены, чем дольше тянется проблема, тем больше шанс, что она никогда не будет решена. Ведь ссоры имеют тенденцию обрастать новыми подробностями, взаимными упреками и недосказанностью, словно снежный шар. Как же преодолеть эту неутешительную закономерность? Об этом вы узнаете из данной статьи.

Причины конфликтов

Перед тем как начать обсуждать способы налаживания отношений с взрослой дочерью, давайте разберемся в специфике конфликтов, возникающих между родителями и их выросшим ребенком. Специалисты уверяют, что без осознания истинных причин долгоиграющих ссор абсолютно невозможно найти адекватное решение по выходу из сложившейся ситуации.

Родители воспринимают выросшую дочь, как маленького ребенка

В практике психологи часто сталкиваются с запросом от взрослых личностей о том, что отец и мать воспринимают их, как несмышленых малышей, которые ничего не понимают в реальном мире и нуждаются в неусыпном контроле и заботе. Корни подобного поведения кроются в переживании родителями двух сильных страхов: боязни одиночества и боязни смерти.

Суть боязни одиночества заключается в том, что отец и мать страшатся того момента, когда их взрослая дочь «выпорхнет из гнезда» и оставит их доживать свой век. Как следствие один из родителей, обычно это мать, начинает последовательно внушать дочери, что та не разбирается в жизни и без ее советов пропадет. Однако та уже жаждет самостоятельности и устала от постоянного контроля. На этом фоне и возникает конфликт интересов.

Что касается страха смерти, то он формируется из общераспространенного выражения: «родители молодые до тех пор, пока молоды их дети». Но время неумолимо летит вперед и мать с отцом начинают замечать, что их малышка уже стала зрелой личностью, а это значит, что они постарели. Дабы снизить ужас своего положения некоторые родители прибегают к хитрой уловке, заключающейся в том, чтобы считать дочь – несмышленым чадом, тем самым они оттягивают встречу с экзистенциальным кризисом и осознанием, что все люди – смертны.

Родители навязывают дочери свое мнение

Данная причина лежит в основе конфликта «отцов и детей». Суть ее в том, что у папы с мамой и выросшей дочери могут быть диаметрально противоположные взгляды на жизнь. Они хотят, чтобы она быстрее родила им внуков, а ей хочется поездить по миру и быть свободной от отношений максимально долгое время. Так запускается «пусковой механизм» бесконечных склок и скандалов, где каждый с боем отстаивает свои принципы, убеждения и точки зрения.

По мнению психологов, причины подобных склок кроются в несбыточных мечтах родителей и проявляются еще в раннем детстве, когда мама тащит дочурку в кружок бальных танцев, а она всеми силами упирается, так как хочет заниматься пением. К сожалению, но большинство матерей жаждут, чтобы их дочери стали тем, кем им стать не удалось. Это желание крайне живучее, поэтому мама может пытаться «учить» свое дитя, как «правильно» быть счастливой, а также советует, с кем ей следует встречаться и где работать.

Важная информация! Как родители, так и их дети, часто бывают абсолютно уверены, что если у них разные точки зрения на некую проблему, то одно из этих мнений обязательно будет не иметь право на жизнь. Однако не стоит забывать, что даже на самую мелкую бытовую ситуацию может быть не только две, но и десять различных точек зрения. И добрая половина из них, под тем или иным углом, будет правильным выбором.

Нездоровые формы конкуренции

В некоторых случаях разжечь конфликт может нездоровая конкуренция между матерью и взрослой дочерью. Причем инициатором напряженных отношений выступает как раз родитель. Например, дочка звонит маме, чтобы рассказать ей о том, какой ей удалось испечь чудный пирог с яблоками. Вместо похвалы и одобрения она слышит в трубку рассказ, что мать уже триста лет знает такой рецепт и ничего особенного в нем нет. Подобная ситуация повторяется раз за разом, в итоге дочь полностью перестает выходить на контакт с мамой.

Истоки этой поведенческой модели залегают в детстве матери. Психологи убеждены, что нездоровые формы конкуренции – свидетельство того, что родители часто сравнивали ее с другими детьми. Теперь же ситуация изменилась, и она может без зазрения совести сравнивать себя с дочерью, причем в свою пользу.

Важно знать! Помимо этого желание матери конкурировать с выросшей дочерью может быть спровоцировано потребностью всеми силами демонстрировать собственную ценность. Ведь доказывая ей свое превосходство, она повышает себе самооценку.

Копание в прошлых обидах

У некоторых родителей отношения с взрослыми детьми состоят исключительно из длинных диалогов о прошлых обидах, упреках и проблемах. Они созваниваются только с одной целью – покричать друг на друга в телефон и дождаться, у кого первого сдадут нервы и он бросит трубку. Сложно назвать подобную взаимосвязь адекватной и наполненной взаимной лаской и любовью.

Психологи объясняют это тем, что отец с матерью думают, будто дочь обязана им рождением, а значит должна постоянно высказывать им свою благодарность за счастливое детство. Независимо от того, как все складывалось на самом деле. Отсюда и бесконечные ссоры и скандалы.

Учимся ладить с взрослой дочерью: практические рекомендации

Итак, мы выяснили «подводные камни» взаимоотношений между выросшей дочерью и родителями. Теперь следует перейти к психологическим советам, которые помогут восстановить утраченную связь или помогут ей наладиться. Рассмотрим их подробнее:

  1. Избегайте упреков. Критика дочери – не лучший способ наладить с ней отношения. Вам следует понять и принять тот момент, что она уже выросла и способна самостоятельно принимать решения и нести ответственность за свой выбор. Поэтому давайте ей советы доброжелательно, не пытаясь бравировать своим авторитетом и ее обязанностью прислушиваться к вашей точке зрения.
  2. Поддерживайте выросшую дочь. Сложные ситуации могут случиться в жизни у каждого человека, ваш ребенок – не исключение. Взрослая дочка способна ошибиться в выборе партнера или не справляться с ролью молодой жены. В таком случае вы обязаны оказать ей максимальную поддержку, а не спрятаться за «стену» равнодушия, прикрываясь выражением, что «моя хата с краю – ничего не знаю».
  3. Будьте уравновешенными. Если ваша дочь раздражена или проявляет по отношению к вам агрессию, то ни в коем случае не отвечайте ей тем же. Сожмите волю в кулак, выдохните и попытайтесь выяснить истинную причину ее поведения. Возможно, что под слоем гнева она прячет душевную боль, которую не хочет никому показывать.
  4. Не унижайте личностные качества дочери. Психологи убеждены, ничто не вызывает таких сильных конфликтов между родителями и детьми, как унижение. Особенно это касается унижений на людях. Например, дочь привела в ваш дом молодого человека и хочет познакомить его с папой и мамой. Однако ее избранник вызывает у вас необъяснимую антипатию. Как вы будете реагировать? Возможно, вы выскажите ему свое негативное впечатление в лицо? Нет, ведь это незнакомый человек. Поэтому вы направите свою агрессию на дочку. Начнете рассказывать ее партнеру о различных казусах из прошлого вашего ребенка, чтобы вызвать у него негативные эмоции. А это уже прямой путь к долгоиграющему конфликту.
  5. Научитесь признавать свои ошибки. Некоторые родители настолько высокого мнения о себе, что им неприятна сама мысль о том, что их дочь может быть умнее и способнее, чем были они в ее возрасте. Поэтому такие папы и мамы упорствуют в собственных ошибках и промахах, не желая признавать, что они тоже способны к иррациональным решениям и неверным выборам. Если вы избавитесь от привычки перекладывать вину на чужие плечи, то общение с родной дочерью может стать куда более успешным, чем было до этого.
  6. Будьте на равных с дочкой. Не сюсюкайтесь с выросшей дочерью, она уже давно не завернутый в пеленки малыш, а самостоятельная и зрелая личность. Такое поведение только спровоцирует скандалы между вами. Научитесь проявлять нежность более адекватным способом. Чаще обнимайте свое взрослое дитя, балуйте ее подарками и вниманием, но перестаньте относиться к ней, как к несмышленому младенцу.
  7. Найдите точки соприкосновения. К ним относят общие увлечения, желания и мечты. Например, узнайте, какую музыку слушает ваша взрослая дочь, а затем купите два билета на концерт ее любимой группы. Посетите вместе с ней это мероприятие. Поверьте, ей будет очень приятна такая забота. И вы узнаете много нового о мире современной молодежи. Это сблизит вас и переведет ваши отношения из плоскости «родитель-ребенок» в плоскость «друзья».

Признаки нормальных отношений между родителями и взрослой дочерью

Напоследок хотелось бы затронуть тему признаков нормальных отношений между родителями и их выросшей дочкой. Подобное обсуждение поможет вам понять, к чему следует стремиться при взаимодействии со своим чадом. Какие же факторы входят в состав гармоничной связи? Давайте разбираться.

Признаки хороших и крепких отношений с взрослой дочерью:

  • вы часто созваниваетесь по телефону и рассказываете друг другу о своих горестях и радостях;
  • вы советуетесь с дочерью по важным вопросам и уважаете ее мнение;
  • вам хочется как можно чаще видеться с выросшим ребенком;
  • если дочка сталкивается в жизни с трудными ситуациями, то она может приехать к вам за советом, причем без предупреждения. Ведь она знает, что дома ей всегда будут рады;
  • если между вами возникают недопонимания, то вы старайтесь решить их «на берегу», не вдаваясь в истерики и скандалы;
  • дочь искренне беспокоится о вашем самочувствии;
  • она доверяет вам воспитание внуков;
  • вы никогда не пытаетесь беспричинно критиковать свое взрослое чадо, желая поднять собственную самооценку или плохое настроение.

Дочки-Матери – как построить здоровые отношения

Как можно понять из всего вышесказанного, идеальные отношения родителей с дочерью строятся на взаимопонимании, поддержке и безусловной любви, не преследующей каких-либо корыстных целей. Только при таких условиях связь между поколениями будет действительно надежной и наполненной лаской и заботой.

 

Мать и взрослая дочь. Психология отношений, примеры конфликтов и советы психолога

Понимание процесса взросления дочери для любой матери воспринимается, как то, что её участие в жизни ребёнка больше не является необходимостью. То, что ребёнок давно вырос, принять может не каждая.

Но и для дочери, которая воспринимала свою мать, как нечто неотъемлемое в жизни, перерезать невидимую пуповину может оказаться непосильной задачей. Особенно, если отношения были близкими и доверительными.

Взаимоотношения матери и взрослой дочери. Психология

Чтобы общие обиды между матерью и взрослой дочерью не стали довлеющими для обеих сторон, придётся пройти несколько этапов взаимоотношений, которые помогут изменить ситуацию в лучшую сторону.

Несколько правил, соблюдение которых поможет в решении проблем:

  1. Разделение. Первое, что необходимо сделать обеим сторонам – это научиться жить отдельно, как самостоятельная единица. Речь не о том, чтобы кардинально сменить место проживания. Потребуется на некоторое время ограничить общение. Это не означает, что нужно полностью перестать общаться. Парадокс в том, что иногда скандалы между матерью и дочкой помогают им снова найти общий язык, только уже на другом уровне – как две взрослые женщины. Этап разделения может проходить в разном возрасте. Для кого-то это переходной возраст ребёнка, а для кого-то – замужество дочери.
  2. Благодарность. С самого рождения мать окутывает заботой и любовью своё чадо и не всем дано легко свыкнутся с мыслью о том, что ребёнок давно вырос. Элементарное проявление благодарности от обеих сторон в равной степени поспособствует сближению.
  3. Необходимость делиться. И мать, и взрослая дочь нуждаются в тесном общении друг с другом. Дочери нужно научиться рассказывать маме о некоторых проблематичных ситуациях своей жизни, просить совета. Это необходимо для того, чтобы мать снова почувствовала себя необходимой своему ребёнку. При возникновении конфликтных ситуаций нужно найти компромиссное решение, которое устроит обе стороны.
  4. Читать между строк. Потребность заботиться о своём ребёнке живёт в женщине всю жизнь. И даже уже взрослая дочь всё равно остаётся предметом опеки. Чем чаще мать запрещает и упрекает, тем большую потребность она испытывает в заботе о ребёнке.

Важно помнить! Только понимание проблемы, где мать и взрослая дочь не находят общий язык, станет отправной точкой на пути к её разрешению. Конечно, найти компромиссное решение невозможно, только благодаря одному задушевному разговору. Необходимо пройти долгий путь навстречу. Это касается обеих сторон.

Отношения матери и дочери подростка

Переходной возраст — тяжёлый период в жизни родителей и детей. Справиться с эмоциями иногда кажется непосильной задачей. Как вести себя матери, чтобы не потерять доверие и авторитет в глазах дочери?

Мать и взрослая дочь. Психология отношений между ними может быть достаточно сложной.

Безусловная любовь

Маленькая девочка ещё с ранних лет должна знать и понимать, что её любят любой и всегда. Очень часто родители, которые чересчур опекали свою дочь, получают абсолютно неконтролируемого ребёнка в переходном возрасте.

[box type=»shadow» ] Самая популярная статья рубрики: Кикие женские фигуры больше всего нравятся мужчинам и почему. [/box]

И, напротив, в семьях со строгими нравами вырастали девочки с комплексом жертвы, уверенные в том, что любовь к себе нужно заслужить. Во взрослой жизни таким женщинам непросто найти достойного мужчину, так как им чуждо понимание безусловной любви.

Полноценное общение

В силу своей занятости не все родители способны посвящать всё своё время ребёнку. В подростковом периоде дочь, обделённая родительским вниманием, вряд ли станет делиться подробностями своей «взрослой» жизни.

Для того чтобы быть в курсе всех событий, в гуще которых вращается ребёнок, мать должна чаще с ним общаться. Тёплые разговоры на кухне за чашкой чая о том, как прошёл день, должны стать семейной традицией.

[box type=»info» ]Задача матери развивать индивидуальность дочери, не навязывая при этом ей свои идеалы. [/box]

Важно понимать! Главной целью такого общения для матери не должно быть выведывание всех тайн и навязывание дочери своего мнения. Нужно научиться слушать и слышать своего ребёнка.

Также важно, чтобы в диалоге участвовали оба. Беседа не должна строиться лишь на вопросах и советах адресованных дочери. Иногда для матери полезно поделиться с дочерью своими проблематичными ситуациями, решение которых кажется затруднительным. Совет, который может дать молодая дочь, глядя на проблему со стороны, может приятно удивить.

Общие традиции

Ещё до наступления «трудного возраста» нужно позаботиться о создании общих традиций матери и дочки. Возможно, это будет приготовление семейного ужина в выходной день, поездка за город, поход в кафе или в салон красоты. Главное, чтобы эти традиции принадлежали только маме и дочке и ни под каким предлогом не нарушались.

Хозяйственность

Довольно тяжело привлечь подростка к выполнению домашних обязанностей, ведь куда интереснее проводить время с друзьями, чем мыть посуду и убирать. Поэтому, важно привить эти навыки девочке с самого детства. Пусть приучается наводить прядок в своей комнате с раннего детства.

Приготовление пищи

Тоже может быть интересным занятиям, если например, его выполнение будет иметь соревновательный характер. Конкурс «у кого вкуснее» будет полезен для всех членов семьи: и мама с дочкой проведут время вместе, и папа доволен. Можно испечь вместе торт или печенье и пригласить на чаепитие подруг дочери.

Проявление индивидуальности

Задача матери развивать индивидуальность дочери, не навязывая при этом ей свои идеалы. Часто родители стремятся воплотить в жизнь личные цели и амбиции. Главная цель – направить ребёнка в нужное русло, не ломая врождённых индивидуальных черт и не посягая на личные интересы дочери.

Это не означает, что своё мнение нужно держать при себе. Необходимо предостеречь взрослеющую дочь от возможных рисков. Но делать это нужно крайне деликатно.

Друзья и знакомые

Вполне естественно, что новые друзья дочери не очень нравятся родителям. Но ограничивать это общение – означает, что мать вскоре выпадет из круга доверия. Лучшее, что может сделать любящая родительница – это попробовать наладить общение с новыми знакомыми дочери.

В большинстве случаев оказывается, что эти люди не несут никакой угрозы ребёнку. В противном случае необходимо обратиться в соответствующие органы.

[box type=»shadow» ] Самая популярная статья рубрики: К чему снятся змеи женщине, мужчине. Что они предвещают. Сонник — толкование змей в сне. [/box]

Такая модель поведения рекомендована родителям относительно общения дочери с её избранником, который, как правило, воспринимается как враг народа.

Доброта и милосердие

Распространённая ситуация: ребёнок приносит домой маленькое, обиженное судьбой животное и натыкается на стену непонимания со стороны родителей. Если поддерживать с детства в дочке заботу о ближнем, то можно не сомневаться, что из неё вырастет взрослая женщина с большим добрым сердцем.

Сложные отношения взрослой дочери и матери. Психология

Мать и взрослая дочь могут быть как в безупречно гармоничных отношениях, так и в откровенно враждебных, но почти никогда эти отношения не бывают нейтральными. Мать воспринимает дочь, как продолжение себя и если всегда критикует дочь, то это, как правило, символизирует о неудовлетворённости матери самою собой.

То же самое касается обратной ситуации. Если взрослая дочь всё время упрекает мать в чём-то, то скорее это показатель несостоятельности в жизни. Проще обвинить, чем принять на себя весь груз ответственности. Обычно такое поведение присуще незрелым личностям.

Психологи выделяют 3 стадии отношения дочери по отношению к матери:

  • будь рядом;
  • отпусти меня;
  • оставь меня в покое.

Типичные ошибки в отношениях:

  1. Желание воспитать из дочки личность, которая соответствует идеалам матери. Наиболее часто это выглядит следующим образом: мать насильно заставляет ребёнка заниматься делом, которое могло стать делом всей жизни самой матери, но этому не суждено было случиться. На почве внутреннего конфликта, начинаются скандалы. Дочь стремиться отстоять своё право на индивидуальные потребности, в то время как мать «желает лучшего». Существует обратная ситуация, когда мнение матери настолько довлеет, что воспринимается, как единственно верное. Дочь пытается соответствовать ожиданиям и подавляет свои желания и потребности. Скрытый невроз – диагноз, к которому рано или поздно придёт девушка.
  2. Внушение чувства вины вследствие неоплатного долга перед матерью. Существует такой тип матерей, которые всецело пытаются навязать ребёнку мысль о том, что он в неоплатном долгу перед ними. Неважно какая ситуация предшествовала тому. Скорее всего, мать пытается восполнить недостаток общения, внимания со стороны мужского пола или нереализованность в профессиональной сфере. Поэтому дочь должна всегда быть рядом, иначе она считается неблагодарной эгоисткой. В итоге дочь может принять одну из моделей поведения: либо она негодует и требует права на личное пространство, либо становиться заложницей чувства вины и всецело посвящает себя матери.
  3. Нежелание отпускать дочь. Мать искренне недоумевает, как её дочь могла променять бесценные минуты, проведённые с матерью на своего молодого человека. Ситуация не меняется даже после замужества дочери. В этом случае навязывается мысль о том, что лучше жить вместе под одной крышей большой семьёй. Стоит ли говорить, что результат такого объединения вряд ли будет положительным.
  4. Недовольство выбором дочери. У матери, как и у любой женщины, существуют свои понятия об идеальном мужчине и избранник дочери непременно должен соответствовать этому образу. Даже если такового в природе не существует. В случае, если мужчина дочери не соответствует этим критериям, мать начинает всячески подсказывать и «доказывать», что она совершила неверный выбор. Таким образом, мать (часто неосознанно) добивается развода дочери. Однако новый спутник жизни дочери также не соответствует маминым ожиданиям. Круг замыкается. Когда конфликтная ситуация не находит разрешения, дочь отстраняется настолько, что пресекает любые попытки матери узнать о её семейной жизни.

В обратном случае, когда дочь слепо следует материнским наставлениям, мать начинает требовать, чтобы дочь подумала о замужестве. При этом потенциальных претендентов тоже подбирает мать. Дочери остаётся либо принять это, либо пресечь попытки мамы участвовать в этом процессе.

Эти и другие ситуации преследуют уже повзрослевшую дочь, оказывая мощное влияние на её жизнь и мировоззрение. Кроме того, такое отношение вносит разлад в отношение двух самых близких людей.

Когда общение сводится к тому, что мать упрекает или навязывает свою точку зрения путём нравоучений, становится невозможным.

И тут для дочери существует несколько путей решения ситуации:

  1. Отстраниться. Если общение становится невыносимым и обычно заканчивается выяснением отношений со скандалами, то лучше для обеих сторон будет ограничить общение до такой степени, чтобы оно перестало нести деструктивный характер. Сделать это не так просто, как может показаться на первый взгляд. Ситуация усложняется, если обе женщины живут под одной крышей. В этом случае лучше задуматься о том, чтобы разъехаться. Даже если это окажется неудобным. Для взрослой дочери нужно обозначить границы общения и научиться говорить слово «нет». Важно понимать, что таким образом она не преследует цель нанести моральный ущерб собственной матери, а даёт понять, что имеет право на своё собственное мнение, даже если оно противоречит мнению матери. Первое время мать будет взывать к совести взрослой «неблагодарной» дочери, но со временем это станет нормой.
  2. Найти точки соприкосновения. У женщин, которые не один год прожили вместе и которые хорошо знают друг друга, не может не быть общих интересов. Для одних подойдёт прогулка по магазинам, для других лучше пойти вместе в театр или в кино. Ситуация где обе чувствуют себя непринуждённо, прибывая вместе на нейтральной территории, в хорошем настроении вряд ли в конце закончится скандалом.
  3. Конструктивный диалог. Иногда для разрешения на первый взгляд безвыходной ситуации достаточно просто поговорить по душам. Многие женщины возможно уже пытались наладить общение с матерью таким образом. Однако эти попытки пресекались матерью по причине того, что воспринималось это как попытка упрекнуть родительницу в чём-то. Если начать разговор с того, что дочь любит мать и понимает её переживания, однако некоторые её действия обижают её, то это даст толчок к тому, что мать выслушает и примет позицию дочери.

Также если прежние попытки были неудачными, то возможно просто мать на тот момент не была готова к такому разговору. Возможно то, что было сказано её ребёнком, причинило боль и заставило задуматься о своих ошибках, Не стоит давить на неё.

В конце концов, проблему должен решать тот, кто ощущает на себе весь её груз. Возможно, какой-то поступок матери, который до сих пор не даёт покоя дочери был оправдан тем, что в тот момент она просто не могла поступить иначе. Мать нужно принять такой, как она есть и не стоит пытаться её изменить.

Если кажется, что мать не любит дочь. Какие причины и признаки

Портрет девочки, которая обделена материнской любовью, довольно типичный. Они неприметны и отличаются робким характером. Коммуникативные навыки отсутствуют, вследствие чего они не находят отдушины в дружеских отношениях. Как правило, такие дети из неблагополучных семей.

Популярная статья рубрики: Свадьба 35 лет — какая это свадьба, что дарят, поздравления. Годовщина 35 лет. 

В некоторых случаях такие дочери воспитываются женщинами, которые достигли определённых успехов в профессиональной и финансовой сферах, но совершенно не интересуются своими детьми.

Косвенные признаки, указывающие на то, что мать не любит дочь:

  • нежелание участвовать в жизни дочери;
  • навязывание чувства долга перед родительницей;
  • отстранённое, холодное отношение матери к дочке;
  • агрессия, возможно, рукоприкладство.

Перевоспитать взрослую состоявшуюся личность или привить материнский инстинкт женщине, у которой его нет, невозможно. Так что выходов из сложившейся ситуации два: либо дочь принимает мать такой, какая она есть и оставляет попытки изменить её, либо стоит строго ограничить общение.

Портрет девочки, которая обделена материнской любовью, довольно типичный. Они неприметны и отличаются робким характером.

К чему приводит ненавистное отношение матери к дочке:

  • замкнутость и закомплексованность дочери;
  • отсутствие проявления женственных черт;
  • неуверенность в себе и в своих силах;
  • отсутствие желания стать матерью.

Авторитарная мать и дочь – психология

Отдельный случай в отношениях матери и взрослой дочери и их писхологииавторитарная родительница. Такие матери уверенны в собственной исключительности и требуют от своих дочерей полнейшего соответствия им. Малейший проступок отождествляется с собственным поведением. Поэтому дочери таких мам не имеют права на ошибку.

Можно выделить 2 признака авторитарной матери:

  1. Отсутствие эмоциональной связи между матерью и дочкой.
  2. Тотальный контроль над поведением дочери, постоянное навязывание своей точки зрения и модели поведения.

Такую мать совершенно не интересует внутренний мир ребёнка. Для авторитарной матери отсутствуют возрастные границы. В детстве она может не обращать внимания на переживания собственного чада, так как проблемы для неё не существует.

Для неё ситуация выглядит надуманной, в то время, как в глазах маленькой девочки рушится целый мир.

Позже ситуация приобретает другой характер – мать контролирует свою дочь на всех этапах развития и во всех сферах жизни. Она требует, чтобы дочь постоянно была на связи, держала в курсе всех своих дел. При этом родительница вносит коррективы в её жизнь, потому что «я мать, мне виднее».

Обратите внимание! Есть разница между авторитарной матерью и авторитетной. В том, что родительница в глазах ребёнка – авторитет не ничего предосудительного. Напротив, у таких матерей вырастают сильные духом, уверенные в себе дочери, так как перед ними был пример, показатель того какой должна быть женщина.

Чтобы понять всю серьёзность ситуации авторитарная мать должна посмотреть на себя со стороны и срочно изменить стратегию поведения. В противном случае результатом такого воспитания станет вялая, безынициативная взрослая дочь.

Либо, если поломать характер так и не удалось, то дочь, в конечном счёте, прекратит любое общение с такой матерью.

Первое, что может сделать мать, которая узнала в своём поведении признаки авторитарности – заняться собой. Имея любимое занятие времени на корректировку поведения своего ребёнка станет меньше.

Необходимо сменить стратегию поведения. Например, вместо привычных упрёков по поводу «неправильного» поведения дочери попробовать поддержать и принять её решение. Возможно, не лишним будет дать дельный совет, но он не должен иметь форму упрёка или наставления.

Наконец, нужно предоставить дочери право на возможные ошибки и поиск путей их разрешения. Для этого можно занять позицию стороннего наблюдателя.

Для дочери лучшим путём решения проблемы авторитарности матери будет полное принятие ответственности за собственную жизнь. Отныне все решения должны приниматься дочерью самостоятельно, даже если они идут вразрез с представлениями матери. Это касается также и ответственности за возможные последствия.

Перекладывать их на мать – значит передать ей бразды правления жизнью дочери.

Нужно установить невидимый барьер и при любых попытках матери навязать свою модель поведения не реагировать на её нравоучения. Можно попытаться поговорить и обсудить сложившуюся ситуацию, но заранее подготовиться к тому, что мать вряд ли воспримет адекватно переживания дочери.

На все её доводы лучше реагировать спокойно и нейтрально, не примеряя на себя упрёки, так дочь даст понять, что вывести из себя матери не удастся. Эта модель поведения поможет избежать скандала, а также снизит вероятность подобных нападок в будущем.

Отношения матери и взрослой дочери после замужества

Мать и взрослая дочь после замужества рискуют оказаться по обе стороны баррикад. Для родительницы принять тот факт, что её маленькая девочка выросла и больше не нуждается в маминой опеке, сам по себе невыносим.

Мама, которая привыкла наставлять своё чадо, делиться опытом и учить теперь вынуждена наблюдать как бы со стороны за своим ребёнком.

На все доводы авторитарной матери лучше реагировать психологически спокойно и нейтрально, не примеряя на себя упрёки, так взрослая дочь даст понять, что вывести из себя матери не удастся.

Ситуация ухудшается тем, что после свадьбы любимая дочь подавляющее большинство времени проводит с молодым супругом из-за чего мать начинает остро ощущать на себе нехватку драгоценного внимания со стороны дочери. В таком случае новоиспечённый зять воспринимается враждебно.

Чтобы выйти из сложившейся ситуации и не испортить отношения обе стороны должны пойти на некоторые уступки.

Как правильно вести себя матери

Как правильно вести себя дочери

Попытаться найти общий язык с зятем. Молодой супруг не должен восприниматься, как враг или угроза. В силу того, что его выбрала дочь, он уже заслуживает уважения. Все люди не без недостатков, так что лучше, если дочь их заметит самостоятельно в ходе совместного проживания, а не с помощью навязчивых разъяснений со стороны мамы.Не злоупотреблять общением. Для того, чтобы мать не относилась предвзято к супругу не стоит рассказывать ей обо всех семейных неурядицах. Таким образом, дочь только подстегнёт негативное отношение к собственному мужу.
Не быть навязчивой. Всё что касается бытовых вопросов и советов по уходу за детьми и ведению хозяйства лучше выражать аккуратно. Возможно, дочь не испытывает острой необходимости в активном участии матери в этом вопросе. Естественно помощь не будет лишней, но важно сохранять баланс и не идти напролом.Принимать помощь. Для дочери важно понимать, что все попытки матери ей помочь искренние. Нужно научиться принимать помощь и не забывать об ответных действиях.
Найти хобби. Так как у матери появилось много свободного времени, то лучшее, что можно с ним сделать – провести его с пользой для себя.Уважать личную жизнь матери. Не стоит при первой же необходимости требовать от матери помощи. Взрослая дочь должна понимать, что жизнь изменилась не только для неё.
Научиться доверять. Лучше изменить модель поведения с «родительской» на «дружескую». Дочь всё так же нуждается в дельных советах, но матери нужно научиться доверять своей дочери и не навязывать свои идеалы поведения.Научиться принимать. Не стоит воспринимать «в штыки» советы матери. Нужно понимать, что все её действия исходят от искреннего желания помочь. При возникновении конфликтной ситуации, которая не имеет компромиссного решения, лучше оставить выяснение отношений, так как каждый всё равно останется при своём мнении и имеет на это полное право.

Автор: Ксения Вареницына

О ступенях отношений матери и взрослой дочкой:

Психология отношений мамы и взрослой дочки:

Если постоянные конфликты с мамой. Как решать конфликт с мамой в процессе взросления дочери

(2 оценок, среднее: 4,50 из 5)

Понимание процесса взросления дочери для любой матери воспринимается, как то, что её участие в жизни ребёнка больше не является необходимостью. То, что ребёнок давно вырос, принять может не каждая.

Но и для дочери, которая воспринимала свою мать, как нечто неотъемлемое в жизни, перерезать невидимую пуповину может оказаться непосильной задачей. Особенно, если отношения были близкими и доверительными.

Чтобы общие обиды между матерью и взрослой дочерью не стали довлеющими для обеих сторон, придётся пройти несколько этапов взаимоотношений, которые помогут изменить ситуацию в лучшую сторону.

Несколько правил, соблюдение которых поможет в решении проблем:


Важно помнить! Только понимание проблемы, где мать и взрослая дочь не находят общий язык, станет отправной точкой на пути к её разрешению. Конечно, найти компромиссное решение невозможно, только благодаря одному задушевному разговору. Необходимо пройти долгий путь навстречу. Это касается обеих сторон.

Отношения матери и дочери подростка

Переходной возраст — тяжёлый период в жизни родителей и детей. Справиться с эмоциями иногда кажется непосильной задачей. Как вести себя матери, чтобы не потерять доверие и авторитет в глазах дочери?


Мать и взрослая дочь. Психология отношений между ними может быть достаточно сложной.

Безусловная любовь

Маленькая девочка ещё с ранних лет должна знать и понимать, что её любят любой и всегда . Очень часто родители, которые чересчур опекали свою дочь, получают абсолютно неконтролируемого ребёнка в переходном возрасте.

Кикие женские фигуры больше всего нравятся мужчинам и почему.

И, напротив, в семьях со строгими нравами вырастали девочки с комплексом жертвы, уверенные в том, что любовь к себе нужно заслужить. Во взрослой жизни таким женщинам непросто найти достойного мужчину, так как им чуждо понимание безусловной любви.

Полноценное общение

В силу своей занятости не все родители способны посвящать всё своё время ребёнку. В подростковом периоде дочь, обделённая родительским вниманием, вряд ли станет делиться подробностями своей «взрослой» жизни.

Для того чтобы быть в курсе всех событий, в гуще которых вращается ребёнок, мать должна чаще с ним общаться. Тёплые разговоры на кухне за чашкой чая о том, как прошёл день, должны стать семейной традицией.

Задача матери развивать индивидуальность дочери, не навязывая при этом ей свои идеалы.

Важно понимать! Главной целью такого общения для матери не должно быть выведывание всех тайн и навязывание дочери своего мнения. Нужно научиться слушать и слышать своего ребёнка.

Общие традиции

Ещё до наступления «трудного возраста» нужно позаботиться о создании общих традиций матери и дочки . Возможно, это будет приготовление семейного ужина в выходной день, поездка за город, поход в кафе или в салон красоты. Главное, чтобы эти традиции принадлежали только маме и дочке и ни под каким предлогом не нарушались.

Хозяйственность

Довольно тяжело привлечь подростка к выполнению домашних обязанностей, ведь куда интереснее проводить время с друзьями, чем мыть посуду и убирать. Поэтому, важно привить эти навыки девочке с самого детства. Пусть приучается наводить прядок в своей комнате с раннего детства.

Приготовление пищи

Тоже может быть интересным занятиям, если например, его выполнение будет иметь соревновательный характер. Конкурс «у кого вкуснее» будет полезен для всех членов семьи : и мама с дочкой проведут время вместе, и папа доволен. Можно испечь вместе торт или печенье и пригласить на чаепитие подруг дочери.

Проявление индивидуальности

Задача матери развивать индивидуальность дочери, не навязывая при этом ей свои идеалы. Часто родители стремятся воплотить в жизнь личные цели и амбиции. Главная цель – направить ребёнка в нужное русло, не ломая врождённых индивидуальных черт и не посягая на личные интересы дочери .

Это не означает, что своё мнение нужно держать при себе. Необходимо предостеречь взрослеющую дочь от возможных рисков. Но делать это нужно крайне деликатно.

Друзья и знакомые

Вполне естественно, что новые друзья дочери не очень нравятся родителям. Но ограничивать это общение – означает, что мать вскоре выпадет из круга доверия. Лучшее, что может сделать любящая родительница – это попробовать наладить общение с новыми знакомыми дочери .

В большинстве случаев оказывается, что эти люди не несут никакой угрозы ребёнку. В противном случае необходимо обратиться в соответствующие органы.

Самая популярная статья рубрики: К чему снятся змеи женщине, мужчине. Что они предвещают. Сонник — толкование змей в сне.

Доброта и милосердие

Распространённая ситуация: ребёнок приносит домой маленькое, обиженное судьбой животное и натыкается на стену непонимания со стороны родителей. Если поддерживать с детства в дочке заботу о ближнем, то можно не сомневаться, что из неё вырастет взрослая женщина с большим добрым сердцем.

Сложные отношения взрослой дочери и матери. Психология

Мать и взрослая дочь могут быть как в безупречно гармоничных отношениях, так и в откровенно враждебных, но почти никогда эти отношения не бывают нейтральными. Мать воспринимает дочь, как продолжение себя и если всегда критикует дочь, то это, как правило, символизирует о неудовлетворённости матери самою собой.

То же самое касается обратной ситуации. Если взрослая дочь всё время упрекает мать в чём-то, то скорее это показатель несостоятельности в жизни. Проще обвинить, чем принять на себя весь груз ответственности. Обычно такое поведение присуще незрелым личностям.

Психологи выделяют 3 стадии отношения дочери по отношению к матери:

  • будь рядом;
  • отпусти меня;
  • оставь меня в покое.

Типичные ошибки в отношениях:


В обратном случае, когда дочь слепо следует материнским наставлениям, мать начинает требовать, чтобы дочь подумала о замужестве. При этом потенциальных претендентов тоже подбирает мать. Дочери остаётся либо принять это, либо пресечь попытки мамы участвовать в этом процессе.

Эти и другие ситуации преследуют уже повзрослевшую дочь, оказывая мощное влияние на её жизнь и мировоззрение. Кроме того, такое отношение вносит разлад в отношение двух самых близких людей.

Когда общение сводится к тому, что мать упрекает или навязывает свою точку зрения путём нравоучений, становится невозможным.

И тут для дочери существует несколько путей решения ситуации:


Также если прежние попытки были неудачными, то возможно просто мать на тот момент не была готова к такому разговору . Возможно то, что было сказано её ребёнком, причинило боль и заставило задуматься о своих ошибках, Не стоит давить на неё.

В конце концов, проблему должен решать тот, кто ощущает на себе весь её груз. Возможно, какой-то поступок матери, который до сих пор не даёт покоя дочери был оправдан тем, что в тот момент она просто не могла поступить иначе. Мать нужно принять такой, как она есть и не стоит пытаться её изменить.

Если кажется, что мать не любит дочь. Какие причины и признаки

Портрет девочки, которая обделена материнской любовью, довольно типичный. Они неприметны и отличаются робким характером. Коммуникативные навыки отсутствуют, вследствие чего они не находят отдушины в дружеских отношениях. Как правило, такие дети из неблагополучных семей.

Популярная статья рубрики: Свадьба 35 лет — какая это свадьба, что дарят, поздравления. Годовщина 35 лет.

В некоторых случаях такие дочери воспитываются женщинами, которые достигли определённых успехов в профессиональной и финансовой сферах, но совершенно не интересуются своими детьми.

Косвенные признаки, указывающие на то, что мать не любит дочь:

  • нежелание участвовать в жизни дочери;
  • навязывание чувства долга перед родительницей;
  • отстранённое, холодное отношение матери к дочке;
  • агрессия, возможно, рукоприкладство.

Перевоспитать взрослую состоявшуюся личность или привить материнский инстинкт женщине, у которой его нет, невозможно. Так что выходов из сложившейся ситуации два: либо дочь принимает мать такой, какая она есть и оставляет попытки изменить её, либо стоит строго ограничить общение.

Портрет девочки, которая обделена материнской любовью, довольно типичный. Они неприметны и отличаются робким характером.

К чему приводит ненавистное отношение матери к дочке:

  • замкнутость и закомплексованность дочери;
  • отсутствие проявления женственных черт;
  • неуверенность в себе и в своих силах;
  • отсутствие желания стать матерью.

Авторитарная мать и дочь – психология

Отдельный случай в отношениях матери и взрослой дочери и их писхологии авторитарная родительница. Такие матери уверенны в собственной исключительности и требуют от своих дочерей полнейшего соответствия им. Малейший проступок отождествляется с собственным поведением. Поэтому дочери таких мам не имеют права на ошибку.

  1. Отсутствие эмоциональной связи между матерью и дочкой.
  2. Тотальный контроль над поведением дочери, постоянное навязывание своей точки зрения и модели поведения.

Такую мать совершенно не интересует внутренний мир ребёнка . Для авторитарной матери отсутствуют возрастные границы. В детстве она может не обращать внимания на переживания собственного чада, так как проблемы для неё не существует.

Для неё ситуация выглядит надуманной, в то время, как в глазах маленькой девочки рушится целый мир.

Позже ситуация приобретает другой характер – мать контролирует свою дочь на всех этапах развития и во всех сферах жизни. Она требует, чтобы дочь постоянно была на связи, держала в курсе всех своих дел. При этом родительница вносит коррективы в её жизнь, потому что «я мать, мне виднее».

Обратите внимание! Есть разница между авторитарной матерью и авторитетной. В том, что родительница в глазах ребёнка – авторитет не ничего предосудительного. Напротив, у таких матерей вырастают сильные духом, уверенные в себе дочери, так как перед ними был пример, показатель того какой должна быть женщина.

Чтобы понять всю серьёзность ситуации авторитарная мать должна посмотреть на себя со стороны и срочно изменить стратегию поведения . В противном случае результатом такого воспитания станет вялая, безынициативная взрослая дочь.

Либо, если поломать характер так и не удалось, то дочь, в конечном счёте, прекратит любое общение с такой матерью.

Первое, что может сделать мать, которая узнала в своём поведении признаки авторитарности – заняться собой . Имея любимое занятие времени на корректировку поведения своего ребёнка станет меньше.

Необходимо сменить стратегию поведения. Например, вместо привычных упрёков по поводу «неправильного» поведения дочери попробовать поддержать и принять её решение. Возможно, не лишним будет дать дельный совет, но он не должен иметь форму упрёка или наставления.

Наконец, нужно предоставить дочери право на возможные ошибки и поиск путей их разрешения . Для этого можно занять позицию стороннего наблюдателя.

Для дочери лучшим путём решения проблемы авторитарности матери будет полное принятие ответственности за собственную жизнь. Отныне все решения должны приниматься дочерью самостоятельно, даже если они идут вразрез с представлениями матери. Это касается также и ответственности за возможные последствия.

Перекладывать их на мать – значит передать ей бразды правления жизнью дочери.

Нужно установить невидимый барьер и при любых попытках матери навязать свою модель поведения не реагировать на её нравоучения. Можно попытаться поговорить и обсудить сложившуюся ситуацию, но заранее подготовиться к тому, что мать вряд ли воспримет адекватно переживания дочери.

На все её доводы лучше реагировать спокойно и нейтрально, не примеряя на себя упрёки, так дочь даст понять, что вывести из себя матери не удастся. Эта модель поведения поможет избежать скандала, а также снизит вероятность подобных нападок в будущем.

Отношения матери и взрослой дочери после замужества

Мать и взрослая дочь после замужества рискуют оказаться по обе стороны баррикад. Для родительницы принять тот факт, что её маленькая девочка выросла и больше не нуждается в маминой опеке, сам по себе невыносим.

Мама, которая привыкла наставлять своё чадо, делиться опытом и учить теперь вынуждена наблюдать как бы со стороны за своим ребёнком.

Ситуация ухудшается тем, что после свадьбы любимая дочь подавляющее большинство времени проводит с молодым супругом из-за чего мать начинает остро ощущать на себе нехватку драгоценного внимания со стороны дочери. В таком случае новоиспечённый зять воспринимается враждебно.

Чтобы выйти из сложившейся ситуации и не испортить отношения обе стороны должны пойти на некоторые уступки.

Как правильно вести себя матери

Как правильно вести себя дочери

Попытаться найти общий язык с зятем . Молодой супруг не должен восприниматься, как враг или угроза. В силу того, что его выбрала дочь, он уже заслуживает уважения. Все люди не без недостатков, так что лучше, если дочь их заметит самостоятельно в ходе совместного проживания, а не с помощью навязчивых разъяснений со стороны мамы. Не злоупотреблять общением . Для того, чтобы мать не относилась предвзято к супругу не стоит рассказывать ей обо всех семейных неурядицах. Таким образом, дочь только подстегнёт негативное отношение к собственному мужу.
Не быть навязчивой . Всё что касается бытовых вопросов и советов по уходу за детьми и ведению хозяйства лучше выражать аккуратно. Возможно, дочь не испытывает острой необходимости в активном участии матери в этом вопросе. Естественно помощь не будет лишней, но важно сохранять баланс и не идти напролом. Принимать помощь . Для дочери важно понимать, что все попытки матери ей помочь искренние. Нужно научиться принимать помощь и не забывать об ответных действиях.
Найти хобби . Так как у матери появилось много свободного времени, то лучшее, что можно с ним сделать – провести его с пользой для себя. Уважать личную жизнь матери . Не стоит при первой же необходимости требовать от матери помощи. Взрослая дочь должна понимать, что жизнь изменилась не только для неё.
Научиться доверять . Лучше изменить модель поведения с «родительской» на «дружескую». Дочь всё так же нуждается в дельных советах, но матери нужно научиться доверять своей дочери и не навязывать свои идеалы поведения. Научиться принимать . Не стоит воспринимать «в штыки» советы матери. Нужно понимать, что все её действия исходят от искреннего желания помочь. При возникновении конфликтной ситуации, которая не имеет компромиссного решения, лучше оставить выяснение отношений, так как каждый всё равно останется при своём мнении и имеет на это полное право.

О ступенях отношений матери и взрослой дочкой:

Психология отношений мамы и взрослой дочки:

Здравствуйте, уважаемые участники! Мне нужны ваши комментарии по поводу моих отношений с матерью.

На данный момент мы почти не общаемся. Очень редко говорим по телефону (по ее инициативе), совсем редко видимся. Чаще всего я не беру трубку и не открываю дверь, если понимаю, что она приехала без предупреждения. Я помню, как, будучи подростком, сказала ей: «Ты сейчас так со мной обращаешься, и не думаешь, что скоро я вырасту, и ты будешь во мне нуждаться, а не я в тебе». В ответ я услышала новую порцию ругани.

Во-первых, она меня била. Лет с 5 (по крайней мере, это первые воспоминания). Пара ранних детских воспоминаний для иллюстрации. Вот она нависает надо мной, лицо перекошено злобой, в руке ремень. Я вжалась в угол дивана, закрываюсь руками и ору. Она бьет меня по рукам ремнем и шипит: «Заткнись, соседи услышат». Вот я успеваю забежать в ванную и закрыться на шпингалет. Воодушевленная своей недосягаемостью, начинаю отвечать ей что-то на ее крики. Она в бешенстве срывает дверь, вырвав шпингалет. Ужас — сейчас убьет. Вот я не хочу идти за хлебом. Она бьет меня сапогом, попадает в глаз. Хожу с фингалом.

Била по поводу и без повода. Она была уверена, что я все делаю назло, а она таким образом меня воспитывает. Я же чаще всего понятия не имела, за что мне достается. Когда я выросла и пару раз дала ей сдачи, избиения прекратились. Зато начались более изощренные методы воздействия.

Она на меня орала. Я была чудовищем, сволочью, мерзостью, истеричкой, дрянью. Правда, тогда, когда у нее плохое настроение. Когда хорошее — я была ангелом, гениальным ребенком и ее надеждой. Но как повлиять на ее настроение — я не знала. Она орала каждый день. Она изобретала самые мерзкие эпитеты. Она могла орать на меня пол-ночи, зная, что мне рано вставать в школу. Это ее не волновало, никакие просьбы не действовали. Сама же она большую часть времени не работала, и отсыпалась днем.

Она мастерски находила мои слабые места и давила на них — на мои комплексы, мои страхи. Мне нужно было очень следить за языком — любая слабость, в которой я признавалась, обращалась против меня. Например, у меня была экзема (ее не лечили, а зачем?) — она могла заявить, что я скоро вся струпьями покроюсь. Она шантажировала меня тем, что придет в школу и расскажет, какая я плохая. Или позвонит кому-либо из людей, которые для меня важны и авторитетны, чтобы «повлиять на меня вместе». А я была нормальным ребенком, с точки зрения социума. Хорошо училась, не хулиганила, писала стихи, учителя меня любили, с одноклассниками конфликтов не было. Единственным моим проступком было то, что я пыталась ей сопротивляться, спорила, ругалась с ней в ответ, пару раз дала сдачи. Однажды даже залепила ей пощечину. В ответ — она прокляла меня, кричала, что я ей больше не дочь.

С отцом они ругались каждый день, чем дальше — тем больше. Но не разводились. Из-за меня, конечно же. Я была виновата в том, что она живет с человеком, которого ненавидит. И лучше бы она сделала аборт. Хотела же — но не сделала. За что я должна быть ей благодарна по гроб жизни. На это мне указывалось регулярно.

Мать требовала, чтобы я встала на ее сторону в конфликте с отцом. Я же этого не делала. Она начала меня шантажировать — вещами, которые она мне купила. Едой. Если она покупала что-то, я не имела права это брать из холодильника. Если брала — надо мной насмехались и унижали. Она сдавала свою квартиру, и считала, что эти деньги — только ее. Отец же зарабатывал немного. Бывали дни, что «нашего» в холодильнике не было вообще, только «ее». И мне приходилось выбирать — сидеть голодной, или нарваться на ругань и насмешки.

Родителям было наплевать — как я учусь, в чем я нуждаюсь, во что я одеваюсь, что меня беспокоит. Любую вещь приходилось выпрашивать, как подачку. Любая помощь приправлялась таким количеством упреков и унижений, что проще было не просить. Если я плакала — это потому, что я истеричка, и у меня неуравновешенная психика, о чем мне надо было тут же и заявить. Никогда я не чувствовала, что у меня есть семья, которая меня защитит и поддержит.

Как только я выросла, начала зарабатывать, и смогла уехать из дома — я оборвала все контакты с матерью. С тех пор прошло около 7 лет. Она продолжает мне названивать. Может приехать без спроса. И потом — сидеть и давить на психику, рассказывать, какая я плохая, и как ей нужна моя помощь, и что она не заслужила такого обращения. Говорить, говорить гадости без умолку. И отказываться уходить.

Она постоянно просит финансовой помощи. Сама не работает, нигде не может удержаться. Вписывается в какие-то «пирамиды» и прочие способы отъема денег. Недавно вышла на пенсию. Иногда я ей помогаю, но ни слова благодарности не слышу. Наоборот — почему так мало, и так редко, и почему не вчера, и почему меня надо просить, я обязана, онажемать. Иногда я думаю, что рано или поздно она станет старой и действительно будет нуждаться в физической и материальной помощи, так, что мне придется ей помогать, и эта мысль меня угнетает, честно говоря. Меня даже сегодняшние редкие контакты угнетают и словно выжимают все соки.

Мне одной живется хорошо. У меня своя квартира, я нормально зарабатываю, я здорова (в детстве была куча психосоматики, сейчас все в целом в норме). Большую часть личностных проблем мне удалось решить. С личной жизнью сложнее — слишком уж пример печальный, но и с ней постепенно разбираюсь.

И в то же время — я понимаю, что конфликт с матерью сказывается на мне самой. Я веду себя с людьми довольно холодно и отстраненно, это сказывается на отношениях с близким человеком. При этом, я внутренне эмоциональный и позитивный человек, люблю людей. Но это словно не может пробиться через какую-то преграду. Я начала задумываться о ребенке — но чувствую целый вагон негатива, который вылезет, стоит мне забеременеть.

С другой стороны, ее мне тоже жалко. Я понимаю, почему она так поступала, понимаю, что ее собственная жизнь была очень уж жестокой подчас. Понимаю ее боль и страхи. Чувствую, что она любит меня — ну, вот так вот, извращенно — и нуждается в моей эмоциональной поддержке. Что она очень одинока. Такой вот у нее испорченный характер, но все же — она моя мать, другой не дано.

Но — опять же, не могу сдвинуть эту преграду внутри себя. Я словно заморожена внутри, у меня даже лицо каменеет, когда мы общаемся. Я думаю, если бы я смогла — это бы очень меня изменило, я бы стала более открытой, расслабленной и счастливой. Мне, на самом деле, одиноко и грустно за этой стеной, которую я выстроила. Но — ни собственные попытки измениться, ни полгода с психологом, мне кажется, даже не сдвинули эту преграду.

Мой психолог как-то неожиданно повернула ситуацию таким образом, что если у нас конфликт — то виноваты обе стороны. Дескать, если она меня била, то я сама вела себя провокативно, пусть и неосознанно. Я, конечно, пыталась сопротивляться, это правда. Очень остро реагировала на давление, неуважение, попытки меня заставить что-либо делать. И до сих пор реагирую. Но мне все равно непонятно, как может быть виновен 5-летний ребенок наравне с родителями. ИМХО, родитель всегда несет ответственность за конфликт. А я даже «трудным ребенком» не была, разве что очень упрямым.

Психолог пыталась мне объяснить, как тяжело было моей матери, и что она все равно меня любила. Я и сама это понимаю, только мне от этого не легче, и ее поведения в моих глазах это не извиняет. Мне, честно говоря, показалось, что психолог как бы «встала на сторону» моей матери в этом конфликте, и это меня обидело. Вместо поддержки я получила некий завуалированный упрек в черствости. Но, может быть, это мой перенос: психолог — дама в возрасте, почти ровесница моей матери. Может быть, я действительно не права, воспринимаю ситуацию предвзято, нашла «козла отпущения» в лице собственной матери? Помню только плохое?

Насколько адекватно мое восприятие ситуации? Что мне делать? Как решить этот конфликт? Или просто отпустить ситуацию?

У меня многолетний конфликт с матерью. Последний разговор закончился желанием повесится. Такого не было давно больше десяти лет, я все время об этом думаю – не могу спать, брожу до утра, плачу. Пытаюсь с ней объяснится – она смеется надо мной, постоянно старается манипулировать мной, если не получается, она вовлекает родственников, начинаются оскорбления. Я тяжело переношу конфликты – зачастую мне проще уступить в ущерб себе. Среди родственников с которыми она больше общается я уже прослыла неблагодарной сволочью. Очень обидно – потому что это неправда,мы с мужем всегда помогали ей – когда болела (в том числе когда уходила в запои – она алкозависима), ежемесячная финансовая помощь – не очень большая, но у нас трое детей и съемное жилье – по возможности, что называется. Когда ей негде стало жить, без разговоров отдали ключи от дома который до этого сдавали – мы живем в Москве – она Волгограде. Я устала, и уже боюсь своих мыслей.

Алена, я не увидела в Вашем обращении вопроса как такового. Поэтому предлагаю разобраться во всем по порядку.

Во-первых, я не смогу изменить отношение Вашей матери и родственников к Вам, но это можете сделать Вы.

К огромному сожалению, конфликты между матерью и дочерью – частое явление. Причин тому множество, как и психологических теорий, пытающихся объяснить это явление. Многие психологи эти конфликты объясняют банальной конкуренцией. Мать хочет показать свои исключительные качества на фоне такой «неидеальной» дочери. К критике со стороны матери особенно остро относятся молодые девушки, женщины. С возрастом острота реакции на слова матери проходит, но остаются прошлые обиды. Алена, эти обиды привязывают нас к прошлому и руководят нашими поступками в настоящем. Иногда мы не в состоянии объяснить свое поведение, а оказывается все гораздо проще, ответ то в нашем детстве.

Во – вторых, мы будем говорить о том, как Вы можете повлиять на ситуацию, поэтому разбираться в том, кто прав, кто виноват, естественно, не будем.

Все те обиды, ощущения безысходности, непреодолимой горечи и боли, сопровождающие состояние после конфликта с самым близким и дорогим человеком – мамой, – это своеобразные блоки, закрывающие, блокирующие нашу жизнь. Они заслоняют нас от реального мира, не дают дышать, наслаждаться любовью детей, мужа, мешают ощутить свободу.

Чтобы избавиться от боли, нужно освободиться от этих блоков. Это вполне реально. Для этого Вам нужно «отпустить» все обиды, забыть причины конфликтов, не перемалывать упреки. Это сложно.

Начните с того, что в те моменты, когда приходит обида на маму, вспомните, что хорошего было между вами. Алена, возможно, Вам помогут строки из стихотворения Валентины Беляевой:

Я… свяжу тебе жизнь…
Из пушистых мохеровых ниток…
Я… свяжу тебе жизнь…
Не солгу ни единой петли…
Я… свяжу тебе жизнь…
Где… узором -по полю молитвы…
Пожелания счастья
В лучах настоящей любви…
Я… свяжу тебе жизнь…
Из веселой меланжевой пряжи…
Я… свяжу тебе жизнь…
И потом от души подарю…
Где я нитки беру?
Никому никогда не признаюсь…
Чтоб связать тебе жизнь –
Я… тайком распускаю… свою.

Варианты работы с такими блоками предлагаются в книге “Похороните меня за плинтусом” Павла Санаева. Главный герой – маленький мальчик, с легкостью решающий проблемы, которые так удерживают нас, взрослых.

Алена, несмотря на всю личную трагедию, Вы ни разу не высказали пожелание отказаться от общения. Это говорит о настоящей любви к маме. Отказ от общения не избавит от боли, возможно, притупит ее. Поэтому, чтобы решить эту проблему и избегать подобных нервных срывов после очередного конфликта, Вам следует научиться общению с мамой. С этой целью, Вы должны мысленно определить границы бесконфликтного общения, исключить все темы, которые способны привести к нежелательному исходу. В Вашем случае следует отказаться от обвинений в адрес матери и решения любых принципиальных, по Вашему мнению, вопросов и доказываний своей невиновности. Не стоит обращаться к любым вопросам о прошлых конфликтах.

Вы упоминаете родственников, вставших на сторону матери. Подумайте, а так ли нужна Вам их поддержка, ведь насколько я понимаю, Вас мучает отношение матери? Поэтому нужно сконцентрироваться на решении проблемы конфликтов с матерью.

Алена, запомните, прошлое Вы изменить не в силах, а вот будущее в Ваших руках. Чтобы не произошло между Вами, это нужно оставить в прошлом, не копить обиду, ничего не доказывайте.

Изменить маму Вы не сможете, а вот изменить свое отношение, можете. Полюбите свою маму заново. Не предъявляйте к ней требований, любите, за то, что она есть. Все мы не вечны, мамы не молодеют и рано или поздно уйдут от нас. Подумайте об этом. Что бы Вы хотели ей сказать, если бы это была бы ваша последняя встреча, конечно, кроме слов обиды? Уловите это чувство нежности и постарайтесь его сохранить.

Что касается Ваших мыслей, то здесь налицо типичная реакция после сильного нервного потрясения. Обратите внимание на свою семью. От Вашей жизни, от Ваших решений в данный момент зависят жизни Ваших детей и мужа. Черпайте силу в общении с ними. Поделитесь своими переживаниями с мужем, если это возможно. Вам нужно выговориться. Подробно опишите ему все чувства, которые испытываете к маме, и те, мысли, которые «пришли» к Вам после конфликта. Попытайтесь ответить на вопрос: почему пришли мысли о желании навредить себе? Возможно, это связано с желанием отомстить матери и сделать ей больно. Если это так, то задумайтесь о том, кому будет хуже всего, если Вы это сделаете? И кстати, проверить это у Вас не получиться, так как Вы этого не увидите. А вот кого Вы накажете на самом деле, так это Ваши дети. Займитесь ими, играйте, любуйтесь их достижениями, поддерживайте в неудачах и все у Вас будет просто замечательно.

Взрослые дочери часто живут в конфликте с матерью. Кто-то из них этого не скрывает и говорит об этом прямо, жалуется подругам. А кто-то предпочитает умалчивать и делать вид, что в отношениях с мамой все нормально. Но факт остается фактом, и психологи об этом знают.

Взрослые дочери часто живут в конфликте с матерью. Кто-то из них этого не скрывает и говорит об этом прямо, жалуется подругам. А кто-то предпочитает умалчивать и делать вид, что в отношениях с мамой все нормально. Но факт остается фактом, и психологи об этом знают.

Письмо без конверта

Да, случается, что мама настолько раздражает дочку (как говорят сами дочери — «бесит»), что нервирует каждое ее слово, любое проявление. Мать как бы становится громоотводом, человеком, который виноват во всех неурядицах.

«Скорее всего, эта ситуация тянется из детства: замечания, советы, которых вы не просите, отсутствие точек соприкосновения, — объясняет психолог Ирина Ситникова. — Вы уже потеряли надежду что-то прояснить, изменить, достучаться, получить что-то кроме советов: поддержку, гордость матери, похвалу, сочувствие. Когда подобная ситуация не меняется годами, проще отстраниться, заменить раздражение на безразличие. И все бы ничего, но потребность любить своих родителей умирает только вместе с нами, даже если мы думаем, что эта потребность уже тщательно нами похоронена. Вам стоит написать письмо маме и сказать в нем, чем вы недовольны, что хотели бы изменить и чего вы ждете от мамы. Письмо не надо отдавать ей, оно нужно вам, а не ей. Мы не можем сделать что-то с другим человеком, но можем сделать что-то с собой, например признать свою потребность любить родителей.

А после попробуйте почувствовать к маме благодарность и сострадание — чтобы иметь возможность любить ее, но помнить, что она не без недостатков, но другой мамы у вас не будет. Чтобы иметь возможность злиться на нее, но помнить, что вы злитесь на любимого человека, который сделал и делает для вас все, что может. И если она делает что-то не так, то потому, что не умеет любить по-другому. Постарайтесь обращать внимание не на то, что мать говорит, а на то, что она для вас делает. Помните, что она делает для вас все, что может, она старается. Постарайтесь и вы почувствовать благодарность за то, что она для вас делает».

Есть такое выражение: недовольство другими — это проекция недовольства собой. У взрослой дочери, как у любого человека, могут быть разные причины для недовольства: неустроенность на работе, нехватка денег, нереализованность в профессии, неопределенность своего положения. Но главная из них — отношения с мужчиной.

Если у дочери нет мужчины, то она считает, что в этом косвенно виновата мама. Если он есть, но отношения с ним нестабильны и складываются не так, как хочется молодой женщине, то вина также перекладывается на мать. Если у дочери есть муж, то громоотводом все равно будет мама. Ведь мужу дочь не станет высказывать все, что она думает: она опасается конфликта, боится испортить с ним отношения. А негативные чувства копятся, поэтому свое недовольство и раздражение она выплескивает на мать. Чаще всего это получается бессознательно, без злого умысла. Просто мама есть мама, она должна понять, принять все на себя и простить. Так ей положено.

«Обидно, когда дети начинают претензии предъявлять, — продолжает психолог Ирина Ситникова. — Мы всегда делаем для них все, что можем. Поэтому выбросите свое чувство вины. Все дети мира недовольны своими родителями, у всех детей они всегда во всем виноваты. Кроме тех, кого родители оставили на попечение государству, эти дети любят своих родителей…

Все дети рано или поздно начинают выказывать признаки разочарования своими «предками». Это нормально, это взросление, идет процесс сепарации. Если дочь будет бесконечно восхищаться вами, она никогда не рискнет оторваться от вашей юбки. Теперь у нее должен появиться другой объект для идеализации — мужчина.

Поэтому просто будьте рядом с ней. Позвольте ей даже в вас разочароваться. В ответ на ее претензии скажите, что, возможно, вы и не самая лучшая мать (да идеальных матерей и не существует), но вы ее любите и делаете для нее все, что в ваших силах.

Каждая мать сомневается в том, что она — хорошая мать, и как раз это и позволяет ей быть хорошей матерью. И каждая мать переживает процесс сепарации так же тяжело, как ребенок, даже если обе стороны не показывают этого. Отпустите вашу дочь, она вернется к вам».

Не старейте вместе

Всегда ли мамы — ангелы? Далеко не всегда. Самая частая их ошибка — продолжать считать своих взрослых дочек маленькими девочками и в общении с ними продолжать играть роль опекуна-наставника: не то сказала, не так поступила, делай, как я говорю! Постоянные советы, наставления. Дочку это выводит из себя. Она взрослый человек, хочет все решать сама, ведь это ее жизнь. А тут идет постоянная «коррекция» со стороны матери. Мама как будто считает, что дочка все еще недостаточно умна, сообразительна, самостоятельна, поэтому ее нужно все время учить, направлять, подсказывать. Мама словно все время наблюдает за дочкой, контролирует ее. Поэтому нет ничего удивительного, что взрослые дочери стремятся оградить свою жизнь от маминого вторжения.

Но бывает и хуже. Если у матери сильный, властный характер, то иногда ей удается сломать дочкину волю, подчинить ее себе. Она манипулирует дочерью и шантажирует ее. Подтекст такой: мол, «если ты меня бросишь (поздно придешь домой, наденешь не ту юбку, свяжешься не с тем парнем), то я умру». Возможно, мать не осознает всей пагубности своих действий, но от этого не легче. И если матери удается сломить дочкину волю и она всецело подчинится матери, вплоть до того, что поставит крест на своей личной жизни и останется жить с мамочкой, то они будут стариться вместе. Вам приходилось наблюдать такое? Печальная картина…

Что делать матери? Внутренне отделить себя от дочери. Перестать ее поучать, прекратить давать ей советы и вмешиваться в ее жизнь. Дочь уже взрослая и теперь должна сама строить свою судьбу, пусть даже совершая ошибки. Ей необходимо набраться собственного житейского опыта, только так она сможет стать зрелой женщиной.

«Наверняка душевности в отношениях недостает и вашей дочери, — подсказывает мамам психолог Елена Кузнецова. — Вспомните себя дочерью: мамина любовь — очень важная потребность. Отказываясь дружить с мамой, человек многого лишается. Но подобные поступки не совершаются просто так. Обычно им предшествует какая-то обида, недоразумение, что-то травмировавшее. И вряд ли достаточно прямого вопроса: «На что ты обижаешься?» В своих обидах люди склонны замыкаться, отгораживаться. Выглядит это примерно так: «Ах, ты так со мной? Ну, и не нужна ты мне больше, обойдусь без тебя!» Именно подобные «основы айсбергов» чаще всего встречаются в конфликтах матери и дочери».

Все у нее получится

Не стоит бороться с дочерью за то, кто главнее и кто кому должен диктовать. Надо терпеть, ждать и желать ей счастья. Иногда надо уметь смолчать, принять на себя дочкину боль. Все излечивается и прощается любовью.

«Вы главный человек в жизни дочери, — напоминает психотерапевт Екатерина Красникова. — И она очень нуждается в вас. Обида не поможет восстановить доверие между вами. Постарайтесь справиться со своими эмоциями и сделайте первый шаг, начните разговор. Думаю, что ей первый шаг сделать труднее. Скажите, что вы считали, что у вас хорошие, доверительные отношения. Спросите, что она думает. Она вас любит, но протестует (сама до конца не понимая, против чего конкретно). Просто подойдите к ней и обнимите ее».

Иногда лучшим выходом является тайм-аут. Оставьте попытки что-то исправить. Лучше просто отстранитесь друг от друга и позвольте событиям идти своим чередом. Забудьте о разногласиях и спокойно принимайте все, как есть, ничего не ожидая и не предпринимая. Пусть дочь живет своей жизнью, проходит свои уроки, становится по-настоящему взрослой. У нее все получится, не сомневайтесь. Когда она станет зрелой, самостоятельной, уверенной в себе женщиной и будет наконец счастлива, то отношения с вами обязательно наладятся. Только надо спокойно этого дождаться, веря в то, что так и будет.

Инна Криксунова, для «Фонтанки.ру»

Добрый день. Мне скоро 32, я на данный момент нахожусь в декрете (5 месяцев малышу), пишу диссертацию к.и.н.
Сегодняшний инцидент привел к мысли, что воспользоваться услугами психолога жизненная необходимость.
Мои родители люди интеллигентный, образованные, порядочные. Более того, могу сказать, что наша семья достаточно благополучная, если не считать застарелых конфликтов.
Дело в том, что на протяжении всей моей жизни (скоро 32) у меня так и не сложились дружеские и теплые отношения с мамой. Для нее я оказалась трудным, недоверчивым ребенком, не менее тяжелым подростком , а дальше мы от друг друга все больше стали отдаляться.
Примерно с 2003 года я стала жить отдельно в относительной финансовой и территориальной зависимости . Мелкие бытовые конфликты стали отходить на второй план, так как то нечастое время, проведенное вместе старались тратить на более приятное общение. В 2010 году я уехала почти на год на стажировку в другую страну, по возвращению провела на родине еще год, а потом вышла замуж и переехала к мужу в ту же страну.
Мой образ жизни долгое время вызывал от сильной неприязни до тихого презрения. В принципе, ждать адекватной реакции на любой религиозный выбор от не религиозных близких смысла нет.
Недавно родился наш ребенок и на семейном совете было решено первые месяцы после родов провести у родителей, так как за все время проживания заграницей они так и не приехали, а желание помочь с малышом проще реализовать на родной земли. На самом деле причин такого решения было много и сейчас их раскрывать не буду.
Первые дни помощь была существенная, так как настолько маленьких детей я видела только на картинках, опыта ухода никакого не было (в семье я единственная дочь), всему училась с нуля, но с энтузиазмом. Срывы, расстройства были и послеродовая депрессия приобрела затяжной характер, несмотря на существенную помощь по дому и в обеспечении меня и малыша всем необходимым.
Усугубилось и мое отношение с родителями, в частности, с мамой, учитывая долгий период проживания раздельно.
Одной из горячих точек является наши взгляды на воспитание ребенка, в частности, на грудное вскармливание. Дело в том, что я «искусственница», и именно этот пример у нас основной в вопросах прикорма, воспитания и так далее. Принять, что информация в интернете может быть полезной просто не хотят, основывая свои доводы на изданиях 30етней давности. Донести важность естественного кормления не всегда удается, особенно в момент особого накала. Так как в моем желании погасить конфликт мам видит укрывательство ребенком, а для достижения цели в установлении своей позиции в споре, как бы она не любила внука, для нее совершенно нормально повысить голос на меня в его присутствии, даже ударить (было всего раз, но именно этот раз вынудил меня прибегнуть к консультации специалиста).
Донести свое мнение получается крайне редко. Чаще всего меня просят «помолчать, так как все пришли с работы и хотят отдохнуть». О том, что я тоже могу устать сидеть с ребенком в 4х стенах, про ночные кормления уже и не говорю, в усталость не записываются.
Мама и папа занимают руководящие должности, ответственность и нагрузки соответствующие. Но именно такой тип занятости ставит крест на всех наших попытках договориться. Большинство моих занятий, как правило, они воспринимали как блажь и несерьезное времяпрепровождение, в том числе и аспирантура.
Сегодня ситуация накалилась до предела. Оказывается, две недели назад мама нашла мои личные дневники пубертатного периода, где я отзываюсь о ней не самым лестным и цензурным образом. Тогда отношения с родителями были на самом деле трудными, но мне всегда казалось, что рубеж преодолен и возвращаться к событиям 20 летней давности нет смысла. К тому же сейчас я бы не повторила тех же слов. К сожалению, мама в поисках своей правды иногда может воспользоваться любыми доказательствами, в том числе и такими.
Во второй из трех дней мартовских выходных родители наметили планы вне дома и гулять с малышом надо было мне. Как некстати подскочила температура из-за застоя молока. Новость о плохом самочувствии была принята негативно «вот и отдохнули», но гулять с ним все-таки решили, так как внука любят. Малыш не выспался и немного капризничал, поэтому надо было либо укладывать его спать, либо вывозить гулять. Когда я его одела,это было воспринято с еще большим негативом, так как я не предупредила, что одеваю. Устав от препирательств, я бросила, что погуляю с ребенком сама, ушла быстро одеваться. Мою реакцию восприняли как желание поскандалить и удовлетворить свой энергетический вампиризм (почти дословно). Пришлось унизительно под надзором мерить температуру в доказательство правдивости своих слов, но она не повлияла на дальнейший ход беседы. Уже не помню что именно было сказано, в целом разборка носила характер «замолчи, я тебя не слушаю, ты все равно так ко мне относишься, и хочешь поскандалить». В какой-то момент мама меня ударила, я ее от неожиданности машинально тут же оттолкнула, она отпрянула в сторону шкафа за ее спиной с такими глазами, словно это я была зачинщицей рукоприкладства. А следующий удар я получила от папы со словами «у мамы давление».
Потому об этом пишу, что подобные действия для нашей семьи сюрреалистичны. Не было такого никогда.
Честно говоря ситуация и сейчас воспринимается мной как абсурдная. В моем понимании, отношения мамы и дочки такими быть не должны, но к сожалению, они именно такие. Папа всегда был на стороне мамы, чтобы не случилось. В такой позиции вижу больше плюсов в его реализации роли мужа.
Думаю, что здесь не помешает внести пару штрихов в психологический портрет мамы. Она выросла в деревне, где каждая минута была дорога на хозяйство и прокорм семьи , а потому воспитанию детей уделяли минимальное из необходимого времени. С этим я столкнулась сама, когда поняла, что общение с мамой эмоционально обедненное и она просто не умеет любить эмоциями. Мной занимались, водили на развивающие кружки, обеспечивали самым необходимым, но элементарное «тискание» отсутствовало. К этому можно добавить практически отсутствие грудного вскармливания и детский садик, в котором я оказалась один на один с воспитателями, которые любили детей только в присутствии их родителей.
Все эти зарисовки из прошлого мне рассказывались в форме не было выбора потому так и получилось. Но легче от этого не становится. Потому что даже сейчас, оправдывая себя и те свои поступки, нет у мамы понимания того, что я хоть и сама привыкла быть лишенной тактильных контактов, но мне все еще это нужно.
Сегодня, такое ощущение, что все рухнуло. О личных дневниках было брошено в лицо. Очень хотелось привести мамины слова, что когда она оставляла меня в одни из летний каникул у родственников, то уезжала с чувством облегчения, сильно устав от меня. Честно говоря, несмотря на ее помощь, пусть и без эмоциональную, меня не покидало чувство ненужности. Как и слова «ободрения», из серии «у тебя ничего не получится».
Сейчас мне прямым текстом говорят, чтобы я убиралась. И я уберусь, как только будут готовы документы. Уеду с долгожданным внуком.
Вопрос, что останется тут и подлежит ли это починке… Прошу прощения за сумбурный рассказ. Сначала я злилась, потом жалела себя, сейчас, наверное, жалею ее.

Отношения с взрослой дочерью — как наладить и выстроить общение

Принято считать, что между матерью и дочерью существует особая эмоциональная связь, благодаря которой два самых близких человека без проблем понимают и чувствуют друг друга. На самом деле отношения матерей и дочерей далеко не всегда такие теплые и безоблачные. Нередко между ними возникают разногласия, недопонимания, приводящие к серьезным конфликтам. Одни представительницы прекрасного пола открыто показывают свои истинные чувства и не скрывают проблем во взаимоотношениях с матерью, а другие делают вид, что все в порядке. Так в чем причина разногласий между двумя близкими людьми?

Невозможно наладить отношения с дочерью, не разобравшись в том, почему они испортились. Психологи утверждают, что причины проблем во взаимоотношениях чаще всего кроются в детстве уже повзрослевшей дочери.

Особенности психологического взросления девочек

До 5-ти лет малышки, как и мальчики, заняты изучением окружающего мира, они осваивают первые коммуникативные навыки. В 6-7 лет они на бессознательном уровне начинают конкурировать с мамой. Дочь стремится лучше выполнять домашнюю работу, пытаясь готовить и убирать, в это же время она примеряет наряды из маминого гардероба. Очень важно не останавливать эти порывы, хвалить ее за любую помощь, что окажет положительное влияние на ваши отношения в будущем.

В возрасте 8-12 лет девочки начинают задавать недетские вопросы, на этом этапе процесс как физиологического, так и психологического взросления проходит стремительно. Рассматриваемый период – лучшее время для установления нормального контакта с ребенком. Проявите мудрость, находя минутки для общения, совместного времяпрепровождения, задушевных бесед. Вы должны показать дочери, что ее проблемы, интересы, мнение действительно важны для вас. В противном случае она отдалится, начав утаивать тревоги.

Подростковый возраст

12-16 лет – период полового созревания, когда дочь больше доверяет подружкам, чем родителям. Ее ожидают первые влюбленности, поведение может изменяться по 10 раз в день под воздействием гормональных всплесков. У девочки возникает масса вопросов, которые она, возможно, просто постесняется задать родителям. Поэтому запаситесь терпением и тематической литературой. Станьте подругой. Дайте ребенку немного свободного пространства, позвольте ей самой принимать решения.

Дочь либо будет доверять вам, либо – нет. На этом этапе самый высокий риск возникновения сложных отношений. Многие мамы негодуют из-за того, что девочка ничего не рассказывает, поэтому начинают давить на нее. Они вмешиваются в личную жизнь подростка, читают СМС-сообщения, без разрешения просматривают ее страницу в социальных сетях. Такое поведение – огромная ошибка!

После 17 лет девушка становится более самостоятельной, нужно морально подготовиться к тому, что совсем скоро птенец вылетит из гнезда. Мама может подумать, что больше не нужна девочке, но это не так! Впереди у взрослой дочери семейная жизнь, рождение собственных детей, поэтому она сможет по достоинству оценить родительскую любовь, поддержку.

Почему отношения со взрослым ребенком 20-30 лет испорчены?

Даже когда ребенок уже вырос, родители все равно воспринимают его, как часть себя.

Им сложно представить, что их дети теперь самостоятельные личности, которые сами строят свою жизнь, решают проблемы.

Часто родители не прекращают попыток контролировать своего ребенка, даже если ему 20, 30 и более лет.

Сами же выросшие дети, естественно, стремятся к независимости. Им не нужен родительский контроль, более того, он может быть неприятен и становится причиной отчуждения и желания быть как можно дальше от родного дома.

Одинокая мать может стремиться сделать все возможное, чтобы их дочь или сын продолжали жить с ней, не давая им создавать свою семью. Это также становится причиной разногласий и постоянного стресса с обеих сторон.

Если даже во взрослом возрасте сохраняется сильная зависимость от мнения и желаний матери, то выросшие дети продолжают быть послушными, подчиняться родителю и боятся пойти против его воли.

Однажды это может стать причиной полного неповиновения, когда ребенок все-таки решается выйти из-под контроля, но родитель при этом отпускать его не желает.

В итоге — конфликт, отъезд, ситуация, когда дети вообще перестают общаться с родителями, не желая снова оказаться под их опекой.

Другая причина, почему испорчены отношения с отцом и матерью, — несогласие во взглядах.

Подросток становится полноценной личностью со своими интересами, стремлениями, мотивами.

Он может отказываться поступать в институт на ту специальность, которая нравится его родителям. Может иметь совершенно нетипичные хобби и увлечения, которые также становятся причиной постоянных упреков со стороны старшего поколения.

Выбрать работу, которая родителям не понравится. Или создать семью с человеком не своего уровня, по мнению отца и матери.

Желая самостоятельно строить свою жизнь, личность сопротивляется постоянному давлению и вмешательству в ее дела.

Таким образом, основные причины испорченных отношений:

  • желание сохранить полный контроль над сыном или дочерью после достижения совершеннолетия;
  • расхождение во взглядах;
  • неподчинение воле родителей;
  • отцу или матери не нравится избранник их ребенка;
  • дети стремятся выйти из-под опеки, в то время как родитель считает, что их чадо обязано быть рядом;
  • нарушение границ — родители всячески стремятся влезать в дела своих детей, давать советы, основываясь на собственным опыте и жизненных представления, в то время как дети хотят действовать по-другому;
  • эгоизм со стороны родителей — я тебя вырастил, теперь ты мне должен — помогать, обеспечивать, слушаться, быть рядом.

Конечно, причины могут быть и другие, например, когда дети ведут неправильный образ жизни, злоупотребляют алкоголем, играми, уходят в криминал.

В этом случае естественно желание родителей помочь и вытянуть их из неблагополучной ситуации.

Однако они не учитывают того факта, что неправильный образ жизни часто становится следствием упущений в процессе воспитания.

Из-за чего возникают плохие отношения между мамой и взрослой дочерью?

Причина плохих отношений кроется в детских обидах и страхах. Если ребенок охладел к вам, то на каком-то этапе воспитания вы допустили ошибку. Рассмотрим самые частые причины:

  • чрезмерная авторитарность, постоянный контроль, отсутствие личного пространства у ребенка;
  • проблемы в семье, например, дочь винит мать в том, что они с отцом развелись;
  • постоянная критика действий, отсутствие внимания;
  • стремление навязать мнение, управлять поступками;
  • проецирование своих желаний на ребенка. Например, мама в детстве хотела заниматься фигурным катанием, но мечте не суждено было стать реальностью. Поэтому она начинает водить дочь на каток 5 раз в неделю, не обращая внимание на то, что ребенок имеет другие интересы, искренне ненавидя коньки;
  • тотальные запреты, которые окружали девочку в детстве и подростковом возрасте.

Еще одна распространенная ошибка – критика мужчины, с которым девушка встречается или сочеталась узами брака. Мать, движимая чувством ревности, начинает часто звонить дочери, приезжать в гости чуть ли не каждый день, демонстрируя презрение к мужу или парню. В итоге девушка отдаляется от нее, не желая продолжать общение.

Нарушение границ семейной жизни

Чаще всего проблемы во взаимоотношениях с взрослой дочерью возникают, когда мать вмешивается в ее семейную жизнь, пытается контролировать дочь, диктовать ей, как себя вести с мужем, как воспитывать детей, как общаться с другими членами семьи. Она порой неосознанно разжигает конфликты в семье дочери. При этом всегда подчеркивает свое превосходство и абсолютную правоту.

Совет матери №3. Нельзя нарушать границы дозволенного, семейная жизнь дочери – это ее личное пространство, ее мир, в который никто не имеет право вмешиваться. Для дочери очень важна материнская поддержка и любовь. Но, кроме любви, должно быть уважение, без которого невозможно построить теплые взаимоотношения.

Психологи рекомендуют не скрывать друг от друга подлинные чувства и эмоции. Необходимо сесть и спокойно обсудить сложившуюся ситуацию, чтобы попытаться вдвоем найти выход из нее.

Психология отношений, или 5 советов, которые помогут наладить контакт

Если вы хотите построить гармоничные отношения с дочерью, то придется приложить усилия. Отбросьте в сторону гордыню, станьте более терпеливой, научитесь признавать ошибки!

Совет №1. Помните о том, что ребенок давно вырос

Не давите взрослую дочь гиперопекой, постоянно выясняя, где она была, что ела, с кем общалась и т. д. Она просто перестанет что-либо рассказывать, устав от повышенного внимания к своей персоне. Общайтесь на равных, уважайте ее выбор и право на личную жизнь. Избегайте следующих поведенческих линий:

  • слишком частые разговоры по телефону, речь идет о 4-5 и более звонках в день;
  • посещение квартиры девушки без предупреждения или приглашения.

Разговаривая, задавайте не прямые, а наводящие вопросы: «Как у тебя дела, как настроение? Как прошел твой день, что делаешь сейчас?». Если девушка не хочет рассказывать о какой-то проблеме, то не давите на нее. Созрев морально, она сама придет за советом к маме, проявившей тактичность.

Совет №2. Установите доверительные отношения с ее избранником

Улучшить отношения со взрослой дочерью поможет уважение, любовь к людям, окружающим ее. Общаясь с мужем или парнем, в которого девочка влюблена, используйте следующую тактику:

  • не критикуйте мужчину;
  • не вступайте с ним в конфликт;
  • не затрагивайте вопросы, не касающиеся вас: семейный бюджет, личные отношения влюбленной пары.

Никогда не принимайте чью-то сторону, став свидетелем ссоры между мужем и женой. Вскоре они помирятся, а вы останетесь виноватой.

Совет №3. Полюбите внуков

Если у вашей взрослой дочери уже есть дети, то обязательно наладьте контакт с ними. Девушка, сама став матерью, внимательно присматривается к тому, как близкие люди относятся к ее малышам. Возьмите внуков на выходные, предложите помощь по хозяйству, но определите границы, иначе вы рискуете превратиться в няню. В этом случае помощь будет восприниматься как данное, а забота о внуках станет вашей прямой обязанностью.

Совет №4. Найдите время для вас двоих

Общение по телефону – это хорошо, но постарайтесь встречаться с дочерью лично хотя бы 1 раз в месяц. Устройте девичник, сходите в кино, посетите кафе, позагорайте на пляже, ведь такая обстановка – лучшее решение для доверительной беседы. Наверняка у вашей взрослой дочери есть хобби. Обязательно узнайте о нем больше, что положительно скажется на процессе укрепления отношений!

Совет №5. Не используйте родительский шантаж

«Если ты сейчас не приедешь, то я очень расстроюсь. А ведь ты заешь, что у меня высокое давление!» — это яркий пример родительского шантажа. Не прибегайте к этим приемам, иначе вы рискуете раз и навсегда потерять доверие взрослой дочки. Девушки, имеющие слабый характер, будут подчиняться матери, что чревато для них отсутствием личной жизни, разводом с мужем.

Уподобление

Зачастую возникают ситуации, когда женщина, родившая дочь, полностью уподобляет ее себе, считая ребенка неотделимой частью самой себя и своим продолжением. А раз дочь является продолжением матери, то и жизнь, привычки, вкусы, интересы – все должно быть у нее, как у мамы. На этой почве возникают скандалы и ссоры. Матери совершают роковую ошибку, забывая о том, что дочь – это отдельный, самостоятельный человек, индивидуальность и личность, имеющая право на свое собственное мнение, мировоззрение и свободный выбор.

Совет матери №1. Не стоит уподоблять дочь себе, навязывать ей свои интересы, вкусы. Чем раньше женщина поймет, что дочь – независимый, свободный человек, способный самостоятельно принимать решения и нести за них ответственность, тем лучше будут у нее складываться с ней отношения. Дочь не обязана осуществлять мамины несбывшиеся мечты, поступать учиться туда, куда хочет мать, выходить замуж за того, кого она одобрит. Уважение прав ребенка – первый шаг к взаимопониманию.

Налаживаем связь с дочерью

Наладить отношения сразу будет непросто, если они не сложились уже с детства. Придется проявить такт, терпение, где-то пойти на компромисс.

  1. Поймите, что дочь уже взрослый человек, отдельная личность, способная сама руководить своей жизнью.
    Да, вы, как мать, переживаете, хотите помочь, дать правильный с вашей точки зрения совет. Но ваш подход не всегда приемлем для современного поколения.
  2. Вам придется внутренне отпустить дочь от себя — она уже не маленькая, и теперь несет ответственность за свою жизнь.
  3. Говорите. Разговор по душам сближает, позволяет лучше узнать человека. Возможно, вы думаете, что все изучили в своей дочери, но ведь многие переживания она вам, скорее всего, не открывает. Связано это с низким уровнем доверия. Учитесь вести диалог в позитивном ключе — интересуйтесь, но не критикуйте, давайте совет, когда просят, а не потому что вы думаете, что ваш подход верный.
  4. Если вы чувствуете в чем-то свою вину, попросите прощения. Не разговаривали много лет — кто-то первый должен пойти на контакт.
  5. Не ждите, что отношения наладятся сразу же, должно пройти время.
  6. Интересуйтесь жизнью, планами, но так, чтобы это не выглядело способом контроля. Если дочь не хочет о чем-то говорить, не допытывайтесь, не упрекайте.
  7. Представьте, как бы вы себя чувствовали в ситуации жесткого контроля — так почему вы думаете, что это может быть приятно вашей дочери.

Матери подсознательно нередко завидуют дочери — она еще молода и красива, нравится мужчинам, в то время как старшее поколение приближается к старости. В этой ситуации вам надо в первую очередь принять себя, свой возраст.

Не обвиняйте в своих неудачах дочь. Встречаются случаи, когда мать говорит — я тебя родила, поэтому в институт не поступила, карьера не сложилась. Нет, дочь в этом совершенно не виновата, ведь вы сами решали, что в вашей жизни должно было произойти.

Кто виноват в обидах и отчуждении?

В каждой семье отношения складываются индивидуально, то есть нельзя однозначно сказать, что во все семьях одинаковые причины и виноваты конкретные люди.

Однако надо учитывать то, что изначально воспитывают родители и первые годы своей жизни человек преимущественно проводит в определенной социальной среде — семье, а уже затем в учебных учреждениях.

Родители вкладывают определенные понятия о жизни, формируют принципы, установки. Сын и дочь берут пример со старшего поколения, наблюдают способ взаимодействия.

То есть социальное окружение непосредственно влияет на то, каким человек вырастет, и как он будет относиться к окружающим.

Если в семье не уважают старших, то сложно ждать иного отношения к себе от своих потомков.

Это вовсе не значит, что в происходящем виноваты полностью родители. Выросшие дети уже несут ответственность за свою жизнь, способ общения с окружающими, умение вовремя сгладить острые углы.

Но чтобы был мир, на него должны работать обе стороны. Ребенок не обязан полностью соглашаться с требованиями матери, как и она терпеть негативное к себе отношение.

В поисках, кто виноват, надо анализировать ситуацию в семье в целом, начиная с детских лет, оценивать, по каким причинам возникали конфликты, кто был инициатором, какой тип воспитания использовался.

Если мать или отец не хотят отпустить из-под своего контроля совершеннолетних детей, им придется пересмотреть свое отношение к ним, избавиться от страхов остаться в одиночестве, если такие присутствуют.

Мешает отпустить выросших детей и собственный эгоизм. Как часто мы слышим выражение — рожаем детей, чтобы было, кому стакан воды в старости подать.

Такой подход к потомству приводит лишь к упрекам, попыткам вызвать чувство вины и заставить быть от себя зависимым.

Чтобы наладить отношения, надо в первую очередь этого захотеть, лучший вариант — если этого желают обе стороны.

Но и родитель может пойти на уступки в целях изменить отношения с детьми в лучшую сторону.

Матери и взрослые дочери: построение здоровых отношений

«У моей взрослой дочери серьезные отношения. Я думаю, что это хороший вариант для нее, и я не хочу, чтобы она все испортила, как в последний раз, — сказала Марго *, бизнесвумен лет 50.

«Моя мама — мой лучший друг. Я ей все рассказываю. Что-то не так? » — сказала Элейн *, мама, решившая остаться дома, чтобы воспитывать детей.

«Моя дочь никогда не приводит в гости моих внуков.Мне всегда приходится выступать с ними инициатором », — сказала мне Жанетт, школьная учительница.

«Моя мама никогда не просит видеться с внуками. Я всегда чувствую себя импозантным, когда прошу ее в гости. Разве ей не следует проводить время с моими детьми? » — спросила Лиз, мать-одиночка.

Источник: стоковое фото 123RF # 55747314 Ван Том

Хотя отношения матери и дочери часто идеализируются в нашем сознании, на самом деле они часто бывают сложными и удивительно сложными.Они также очень разнообразны. Существуют культурные различия в том, как матери и дочери относятся друг к другу с возрастом. Любые отношения между мамой и дочерью со временем меняются, но они также принимают разные формы, даже в рамках одной культуры или одной семьи.

Все мы знаем, что существуют токсичные отношения матери и дочери, которые невозможно исправить, что бы вы ни делали. Однако есть и другие отношения, которые кажутся проблемными, которые с помощью некоторых изменений могут стать здоровыми, позитивными связями между взрослыми дочерьми и матерями.

Хотя у нас есть много представлений об этих важнейших отношениях, большинство наших убеждений основано на личном опыте и широко распространенных мнениях. Однако в ходе серьезного углубленного исследования по этой теме д-р Дайан К. Шрайер и ее коллеги обнаружили, что очень мало научных исследований посвящено отношениям матери и дочери между концом подросткового возраста и старостью.

Как и многие психотерапевты, за годы я собрал много анекдотической информации об отношениях матери и дочери.Мои собственные наблюдения хорошо согласуются с выводами группы психоаналитических теоретиков, которые отметили, что, хотя традиционные западные теории сосредоточены на важности увеличения разделения и независимости по мере того, как мы становимся старше, у многих женщин здоровое чувство себя у взрослых возникает из растущих способностей. для еще более сложных отношений. Сочувствие и взаимная поддержка — два ключевых компонента этих связей.

Следующие предложения основаны на моем убеждении, что отношения играют чрезвычайно важную роль в нашей самооценке, понимании того, кто мы есть, и нашей способности справляться со своими чувствами.Отношения между матерью и дочерью часто имеют разное значение и могут иметь разную силу в жизни человека; но одна из важных вещей, которую следует помнить, заключается в том, что по мере того, как дочери становятся взрослыми, эти связи должны в некотором роде рассматриваться как любые другие отношения между двумя взрослыми. Поэтому многие из приведенных ниже предложений также применимы к другим важным связям взрослых.

Источник: 123 RF stock photo 42119301 Кэти Йеулет

1. Ожидания

Современные культуры предъявляют ряд противоречивых требований к матерям и дочерям.В одних странах ожидается, что дочери будут покорными и всегда уважать желания своих матерей, в то время как в других ожидается, что молодые женщины уйдут из-под влияния матери и разработают собственные независимые цели и интересы. Часто эти взаимоисключающие ожидания вступают в противоречие. Например, одна женщина, гражданка Соединенных Штатов в первом поколении, считала, что ее всегда поощряли к независимости и успеху, в отличие от женщин культуры ее матери. Тем не менее, когда она влюбилась в мужчину из совершенно другой культуры, ее родители пришли в ярость из-за того, что она не следовала тем самым традициям, от которых они всегда побуждали ее отделиться.Когда она вышла замуж за этого человека, мать перестала с ней разговаривать.

Иногда противоречивые ожидания возникают из-за того, что мать пережила свою собственную мать. «Моя мать всегда заботилась о своей матери», — сказала одна женщина, разочарованная тем, что ее дочь уехала далеко и ее совсем не интересовала ее жизнь. «Они разговаривали по телефону или виделись каждый божий день жизни моей бабушки».

Иногда эти ожидания возникают из-за убеждений дочери в том, чем должна заниматься ее мать.Так было с Лиз *, которая хотела, чтобы ее мать обращала внимание на ее внуков. «Она никогда не интересовалась детьми», — сказала мне Лиз. «Я всегда надеялся, что она отдаст моим детям то, что не могла дать мне».

Взаимосвязи, важные чтения

Одна из движущих сил, которую я неоднократно слышу в своей работе, заключается в том, что матери и взрослые дочери испытывают трудности с признанием того, что они не оправдывают — и не могут — оправдать ожидания друг друга. Я часто предлагаю в зрелом возрасте думать о своей матери или дочери не как о ком-то, кто должен что-то делать, а как о друге, ограничения которого вы принимаете как часть ее личности.Друг может разочаровать вас по любой из множества причин, но вы, скорее всего, дадите ей послабление, если подумаете, что это из-за того, что у нее проблемы в собственной жизни, или потому, что она очень занята другими вещами, кроме вас, или потому что она просто не может делать что-то так, как вам хотелось бы. Думая о своей матери или дочери таким образом, легче не принимать ее поведение на свой счет — другими словами, не думать о вас — и может повысить шансы на то, что отношения будут и дальше иметь значение для вас обоих.

2. Взаимное уважение

Если следовать ожиданиям, взаимное уважение означает признание того, что в вашей матери или дочери есть то, что вы цените. Попытки запомнить эти качества даже в разгар спора или разногласий могут иметь очень большое значение для защиты ваших отношений.

3. Уважение к различиям

Матери и дочери часто попадают в ловушку мысли, что они должны думать и чувствовать одинаково — почти обо всем! Тем не менее, во взрослых отношениях, хотя сходство может дать клей, различия часто вызывают интерес.Постарайтесь выяснить, почему и как ваша мама или взрослая дочь думают о чем-то, и постарайтесь не попасться в ловушку мышления, которое вам уже известно. Потому что, хотя у вас долгая совместная история, вы, конечно же, не знаете всего о том, как каждый из вас думает, чувствует или понимает мир.

4. Границы

Одна из областей, с которой часто сталкиваются матери и взрослые дочери, связана с осознанием того, что во взрослом возрасте у нас нет тех прав, которые у нас были, когда один из нас был ребенком.Изабель Альенде написала о своей борьбе за границы с семьей дочери в своих мемуарах « Сумма наших дней », где она описывает, что ей нужно зайти в дом своего зятя, чтобы все переставить. Для нее связь была с дочерью, которой уже нет в живых, но мягкий выговор от зятя был всем, что ей нужно, чтобы напомнить себе, что все еще существуют важные границы, которые ей нужно уважать. Хотя соединение имеет первостепенное значение, разделение имеет решающее значение для защиты ссылок.

Источник: Марина Андрейченко / Shutterstock

Разные ожидания со стороны матери и дочери, конечно же, оставляют много места для обиды за границы. Матери могут ожидать, что их дочери будут делать определенные вещи (например, приводить внуков), не спрашивая, но дочери могут чувствовать, что им нужно знать, что они не навязывают. Именно это произошло и с Жанеттой, и с Лиз, но ни один из них не обнаружил этого до тех пор, пока обида и возникший в результате гнев не привели к серьезному разрыву в их отношениях.

Даже в ситуациях, когда матери и дочери являются близкими друзьями, границы имеют решающее значение. Элейн, мать которой была ее лучшей подругой, сказала мне, что они очень тщательно защищали пространство друг друга. «Моя мама уважает мои потребности и мое личное время с мужем и детьми», — сказала она. «Наоборот. Я всегда стараюсь, чтобы у нее было время заниматься своими делами ».

5. Поддержка других взаимоотношений

Тесно связан с вопросом границ вопрос уважения и поддержки отношений вне связи между матерью и дочерью.Из-за того, что мы чувствуем себя очень близкими, иногда трудно принять тот факт, что мать или дочь могут иметь другие важные связи; но эти связи на самом деле помогают обогатить ваши отношения. Отдельные отношения могут стать натянутыми из-за возлагаемых на них ожиданий. Но другие приспособления могут обеспечить баланс. Одна женщина сказала мне, что уважение ее матери к ее отношениям позволило ей иметь друзей и сделать успешную карьеру, что, в свою очередь, укрепило ее связь с матерью.

6. Связь

Говорить о своих чувствах и прояснять ситуации помогает поддерживать все вышеперечисленное. Но то, как вы общаетесь, чрезвычайно важно. Обвинение, нападение и просто выражение разочарования, скорее всего, заставят вас увязнуть в тупике в отношениях. Выражение своих чувств и предоставление матери или дочери возможности рассказать о своих собственных чувствах может укрепить связь. Когда Лиз наконец заговорила с матерью о чувстве боли, которое она, казалось, никогда не хотела навещать со своими внуками, ее мать была в ужасе.«У меня все время возникало ощущение, что ты хочешь, чтобы я оттолкнулась», — сказала ее мать. «Казалось, вы никогда не стремились найти время для нас, чтобы собраться вместе, поэтому я просто отступил и ждал, пока вы дадите мне знать, что сработает». Они согласились, что постараются разъяснить друг другу свои желания, а не пытаться читать мысли друг друга в будущем. «Проблема в том, — сказала Лиз, — что мы всегда думаем, что знаем друг друга так хорошо. Полагаю, это часть обратной стороны связей между матерью и дочерью, не так ли? »

Ощущение того, что мы знаем друг друга, действительно является одной из проблем, поскольку иногда мы не общаемся или не выражаем словами то, что, по нашему мнению, уже известно.

Разговор об этих вещах помогает. Но иногда мы думаем, что не должны говорить что-то, потому что это не получится так, как мы хотим. Это было частью проблемы для Элейн. Ее дочь была связана с другой женщиной, и она не хотела казаться критичной или контролирующей. Она хотела поддержать, но не чувствовала, что у нее есть правильные слова, поэтому промолчала.

Наконец, она решила, что лучший способ подойти к проблеме — прямо заявить о своих конфликтах: «Я сказал ей, что мне очень нравится ее новый партнер, и я не хотел говорить ничего, что могло бы вызвать проблемы; но я также хотел, чтобы она знала, что я был рядом, чтобы поддержать ее, если она когда-нибудь захочет поговорить об этом.Ее дочь поначалу отреагировала раздраженно, сказав, что обязательно спросит, нужен ли ей какой-либо совет в отношении отношений. Но Элейн ответила: «Я не даю вам совета. Я чувствую, что ты меня отталкиваешь, и если я выхожу за твои границы, просто скажи об этом. Вы взрослая женщина с большим умом. Я просто сообщаю тебе, что я здесь и люблю тебя ». Ее дочь сразу же извинилась, объяснив, что чувствует себя неуверенно в отношениях и что ей как бы нужно держать стены.Но она ценила выражение любви и поддержки своей матери и обязательно поговорит с ней, когда она будет готова.

Одна из самых важных вещей, которые Шрайер и ее коллеги обнаружили в своем исследовании, заключалась в том, что конфликт является частью всех отношений. На самом деле, считают они, конфликт помогает обоим участникам отношений расти. Таким образом, отношения матери и взрослой дочери не должны — даже не должны — быть радужными и любящими; им просто нужно быть взрослыми.

авторское право @ fdbarth3019

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение.Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня 2010 г.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кира С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Томпсон St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что в отношениях между родителями и детьми возникает напряженность из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в его результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о более высоком отношении к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n

2 = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
148 14196 Годы образования
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Американец европейца 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослых детях ). ), и 4 ( отцов, сообщающих о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослого ребенка на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( неудовлетворительно, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца) и детей, представленных обоими родителями, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности в совокупности между родителями и взрослыми детьми. Напряжение отношений было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному образцу t-теста ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , p <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

95 9018

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряжения
Аффективные
солидарности
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **
SE B 9064 Разница между семьей
Отношения Индивидуум
B

56

F B SE B F
Поколение / пол родителя 219580 * 6,00 **
Запланированные контрасты 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 181,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 2 логарифмическая вероятность 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях различалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

9017 90 170 Разница между членами семьи.08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2
B SE B F B SE B F B B F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 3,3 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 1,74 1,74 08 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,1560 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что разница между поколениями специфична для индивидуальной напряженности, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью будут осознавать наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий в отношениях между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные вариации и вариации напряженности в развитии во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с полом, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращение к разрывам между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и взрослого ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что в отношениях между родителями и детьми возникает напряженность из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в его результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о более высоком отношении к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n

2 = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
148 14196 Годы образования
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Американец европейца 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослых детях ). ), и 4 ( отцов, сообщающих о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослого ребенка на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( неудовлетворительно, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца) и детей, представленных обоими родителями, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности в совокупности между родителями и взрослыми детьми. Напряжение отношений было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному образцу t-теста ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , p <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

95 9018

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряжения
Аффективные
солидарности
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **
SE B 9064 Разница между семьей
Отношения Индивидуум
B

56

F B SE B F
Поколение / пол родителя 219580 * 6,00 **
Запланированные контрасты 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 181,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 2 логарифмическая вероятность 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях различалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

9017 90 170 Разница между членами семьи.08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2
B SE B F B SE B F B B F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 3,3 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 1,74 1,74 08 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,1560 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что разница между поколениями специфична для индивидуальной напряженности, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью будут осознавать наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий в отношениях между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные вариации и вариации напряженности в развитии во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с полом, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращение к разрывам между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и взрослого ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что в отношениях между родителями и детьми возникает напряженность из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в его результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о более высоком отношении к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n

2 = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
148 14196 Годы образования
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Американец европейца 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослых детях ). ), и 4 ( отцов, сообщающих о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослого ребенка на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( неудовлетворительно, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца) и детей, представленных обоими родителями, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности в совокупности между родителями и взрослыми детьми. Напряжение отношений было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному образцу t-теста ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , p <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

95 9018

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряжения
Аффективные
солидарности
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **
SE B 9064 Разница между семьей
Отношения Индивидуум
B

56

F B SE B F
Поколение / пол родителя 219580 * 6,00 **
Запланированные контрасты 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 181,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 2 логарифмическая вероятность 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях различалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

9017 90 170 Разница между членами семьи.08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2
B SE B F B SE B F B B F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 3,3 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 1,74 1,74 08 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,1560 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что разница между поколениями специфична для индивидуальной напряженности, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью будут осознавать наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий в отношениях между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные вариации и вариации напряженности в развитии во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с полом, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращение к разрывам между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и взрослого ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной редакции как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS

Для корреспонденции Кире С. Бердитт, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI. ., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи издателем доступна на сайте Psychol Aging. См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы ( N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряженностью по отдельным вопросам, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой разногласий в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом расхождений в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряженность еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более серьезную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением. интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и о расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что в отношениях между родителями и детьми возникает напряженность из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Талботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в его результате напряженность могут различаться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться о недостаточной независимости своих взрослых детей. Снижение контактов с детьми по мере взросления также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях между родителем и взрослым ребенком. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери не запрашивали совета, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, сообщили о более высоком отношении к своим отношениям. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях. чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, основываясь на литературе, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или с сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 ( N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в Филадельфии. территория города. Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

Взрослые Дети
( n = 158)
Отцы
( n = 158)
Матери
( n

2 = 158)
Средние значения и стандартные отклонения
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
148 14196 Годы образования
(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность 32 0,32 0,32
Американец европейца 0,68 0,68 0,68
Семейное положение Повторный брак 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.В общей сложности 61% взрослых детей состояли в браке, и 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 ( совсем не ), 2 ( немного ), 3 ( примерно ), 4 ( совсем немного ), до 5 ( много ).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность во взаимоотношениях включала: частоту контактов, личностные различия, нежелательные советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец является удовлетворительным от 1 ( не очень хорошо ) до 5 ( очень хорошо ).Общая оценка складывается из пяти пунктов ( α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (, совсем не ) до 5 ( — очень много, ).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 ( взрослых детей, сообщающих об отце ), 2 ( взрослых детей, сообщающих о матери ), 3 ( матери, сообщающих о взрослых детях ). ), и 4 ( отцов, сообщающих о взрослом ребенке) .Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослого ребенка на: 0 ( в возрасте от 22 до 33 ), 1 ( в возрасте от 34 до 49 ) и 0 ( дочь ), 1 ( сын ).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 ( европейский американец ), 1 ( афроамериканец ). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 ( неудовлетворительно, ) до 5 (, отлично, ). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы проверить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники указали согласие от 1 ( не соответствует ) до 7 ( очень верно ) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если мне нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» ( α = 0,66).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца) и детей, представленных обоими родителями, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семье эффект, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке, а отчеты ребенка об обоих родителях коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семьи, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности в совокупности между родителями и взрослыми детьми. Напряжение отношений было немного более интенсивным ( M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальные напряжения согласно парному образцу t-теста ( M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46. , p <. 05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников сообщили, по крайней мере, о небольшом напряжении по крайней мере в отношении одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью ( r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

95 9018

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить различия по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные
напряжения
Аффективные
солидарности
Индивидуальная напряженность 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** , 33 ** −.52 **
SE B 9064 Разница между семьей
Отношения Индивидуум
B

56

F B SE B F
Поколение / пол родителя 219580 * 6,00 **
Запланированные контрасты 2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08 181,00 0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Разница между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 0,02 2 логарифмическая вероятность 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях различалась в зависимости от пола (родителей и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями ( M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами ( M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми ( M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями ( M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми ( M = 1.96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с младшими взрослыми детьми ( M = 1,79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях не различалась между матерями и отцами или поколениями.

Индивидуальное напряжение зависит от поколения и пола ребенка. Согласно гипотезе, матери ( M = 1,94, SE = 0,06) и отцы ( M = 1,90, SE = 0,06) сообщали о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, в отношении своих матерей ( M ). = 1.76, SE = 0,06) или отцов ( M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности ( M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями ( M = 1,74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью ().Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность. Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность.Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы. Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

9017 90 170 Разница между членами семьи.08 *
Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2
B SE B F B SE B F B B F B SE B F
Межличностное напряжение
Отношение -1.62 0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** −0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 3,3 0,19
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 1,74 1,74 08 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,1560 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692.10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как и предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение индикаторов согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности ( p <0,01) .

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что разница между поколениями специфична для индивидуальной напряженности, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более интенсивных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью будут осознавать наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более сильными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей заинтересованности и эмоциональной напряженности в отношении своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот вывод также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми более старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой «раскола в развитии» родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод настоящего исследования о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий в отношениях между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает область вперед, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может по-разному влиять на качество отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные вариации и вариации напряженности в развитии во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и амбивалентность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и ставка развития. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Roberts REL. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Характеристики качества взаимоотношений и благополучия взрослых в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Birditt KS, Fingerman KL. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: влияние на благополучие обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. под давлением. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с полом, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение двойственного отношения матерей к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предшественники оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращение к разрывам между поколениями: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Steinberg L. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и перспективах. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Двойственное отношение взрослых детей к стареющим родителям и свекрови. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях матери и взрослого ребенка: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Матери и взрослые дочери: толчки и тяги контакта

Когда мамина маленькая девочка вырастает и уходит в мир, чтобы жить собственной жизнью, могут возникнуть проблемы с разделением и различиями.Закатанные глаза, объятия, перетягивание каната и слезы знакомы тем, кто был свидетелем или участвовал в отношениях матери и дочери. Часто на этом новом этапе их отношений мать и дочь не готовы справиться со своими разными потребностями в количестве, форме и содержании контактов. Более того, влияние физического разделения между матерью и дочерью зависит от степени, в которой каждый должен чувствовать себя связанным или не чувствовать себя отвергнутым или разобщенным.

Когда взрослые дети желают индивидуализироваться и развивать самостоятельность, они могут с трудом доверять своему выбору и могут бояться, что не смогут противостоять влиянию матери.Часто, чтобы избежать чувства критики или некомпетентности, дочь отстраняется. (Это могут быть чувства дочери и могут не отражать реальность того, что мама чувствует критику или имеет право продолжать свою прежнюю авторитетную роль.)

С раннего детства матери и дочери склонны идентифицировать себя друг с другом. По мере того, как дочь становится взрослой, обе могут испытывать трудности с развитием у дочери идентичности, которая отличается от прежнего общего взгляда на идентичность. Для некоторых матерей это может быть воспринято как неприятие характера матери, мировоззрения, ценностей, мнений и т. Д.У дочерей может быть похожий опыт. Хотя мы обычно думаем, что дочери нужно отдалиться от мамы, чтобы индивидуализироваться, некоторые дочери, которые неоднозначно относятся к развитию отдельной жизни и самоощущения, могут обнаружить, что обеспокоенная мама подталкивает их к этому. Эти матери могут попытаться повлиять на то, что они считают необходимой индивидуацией, уменьшая количество и характер контактов со своими дочерьми.

Когда дочь хочет больше контактов

Мэгги начала терапию в возрасте 26 лет, когда ее мать сказала ей, что она не считает, что им полезно говорить каждый день.Она сказала, что Мэгги следует поговорить с кем-нибудь, чтобы помочь ей почувствовать себя увереннее и увереннее в себе. В голосе Мэгги было раздражение, когда она сказала мне, что на самом деле не хочет проходить терапию:

«Я не понимаю, зачем мне нужен терапевт. Моя мать всегда была той, кто заставлял меня чувствовать себя хорошо. Она меня успокаивает. Я знаю, что моя самая большая проблема — это то, что мне жаль, что у меня не было парня. Я знаю, что мама считает меня умным и симпатичным, и у меня нет причин не найти мужчину. Я не так оптимистичен. Во мне есть что-то такое, что я не могу найти в отношениях, которые работают.Это правда; Я не очень доволен собой. Но если маме не удалось мне помочь, я не знаю, что ты можешь сделать ».

Я спросил Мэгги, почему она думает, что ее мать хочет, чтобы она проходила терапию. Мэгги заплакала и едва смогла заговорить:

«Такого никогда не было. Думаю, я обиделась на маму. Как она может так поступить со мной? Я все рассказываю маме. Я полагаюсь на нее во всем. Она всегда рядом со мной. В последнее время она отступает. Я чувствую себя таким отвергнутым. Я не знаю, что происходит.Она говорит мне, что мне нужно научиться полагаться на себя и доверять себе. Как я могу это сделать, если она меня отвергает? Разве она не знает, что мне нужно ее мнение? Я чувствую себя таким брошенным. Как мне может помочь терапия? Мне просто нужно вернуть маму ».

Когда вы одинаковы или едины, отношения симбиотические, между ними нет промежутка. Когда вы два отдельных, разных человека, существует пространство, в котором каждый может присоединиться к другому. Это может быть лучший контакт из всех.

Мэгги и ее мать редко сталкивались с конфликтами:

«Я всегда чувствовал, что мы находимся на одной и той же странице по поводу вещей.У нее были отличные идеи, и я был счастлив сделать то, что она предложила. Я взялся за фортепиано, которое мы оба любим, и пошел в ее альма-матер, когда решил поступить в колледж. Мне нравится делать ее счастливой. Я всегда чувствую себя в безопасности, потому что она знает, что мне нужно. Теперь она, кажется, говорит мне, что правильно быть более самостоятельной, иметь свои собственные идеи. У меня есть идеи. Просто они совпадают с ее идеями. Откуда мне знать, какие еще идеи у меня есть? »

Мэгги решила поработать со мной и посмотреть, могу ли я помочь ей разобраться в ее чувствах по поводу того, чтобы быть более отделенным от матери.Она начинает понимать, что чувствовала себя хорошо, пока жила жизнью, которую ценила ее мать. Она не осознавала, что так привыкла обращаться к матери за советами по жизни, что почти не обращала внимания на свои собственные желания и желания. Фактически, когда мы начали работать вместе, Мэгги не имела представления о своих уникальных потребностях, помимо того, что, по мнению ее матери, было бы полезно для нее. Представление о различиях между ними не было частью ее мыслей или чувств.

Мэгги начала думать о том, как ее зависимость от матери ограничивает ее, не позволяя ей развиваться через отношения с миром.Она считает, что ее мать может полагать, что она помешала Мэгги индивидуализироваться, и отталкивала Мэгги не для того, чтобы отвергнуть ее, а для того, чтобы она могла развить свое самоощущение. Задача Мэгги состоит в том, чтобы выйти за рамки желания матери к индивидуализации и выбрать рост собственных желаний и развитие способности чувствовать уверенность в себе и повышать самооценку на основе разнообразного опыта.

Когда мама хочет больше контактов

Сьюзен была вне себя.Ее 34-летняя дочь Изабель, которая жила в другом штате, только что родила первого ребенка и хотела, чтобы Сьюзен и ее муж подождали месяц, прежде чем навестить своего нового внука. Сьюзен видела меня три года, когда пришла на сеанс, переполненная чувствами:

«Не могу поверить в это. Вы знаете, как я был так взволнован, собираясь навестить Изабель и ребенка и помочь им. Я предполагал, что я ей понадоблюсь, как только родится ребенок. Я знаю, что она может раздражаться, когда я высказываю ей свое мнение или предложения по поводу вещей.Но я подумал, что она ничего не знает о младенцах, так что все будет по-другому. В конце концов, она позволила мне быть матерью ».

Я спросил Сьюзен, почему она думает, что Изабель хочет, чтобы она подождала. Сьюзан тяжело вздохнула и ответила:

.

«Думаю, я должен был этого предвидеть. С тех пор, как она ушла из дома в колледж, она держала меня на расстоянии. Когда я беспокоился о ней в колледже, ей требовалось целую вечность, чтобы отвечать на мои контакты. Я помню, как объяснял, что заботиться — это работа матери, и она сказала мне, что это заставило ее почувствовать, что я не думаю, что она может позаботиться о себе, и мне нужно остановиться.Отчасти она была права. Я до сих пор не думаю, что она знает, как быть матерью новорожденному, и должна приветствовать мой вклад. Но я обманул себя по этому поводу. Полагаю, мне нужно чувствовать, что меня ценят как мать, и я действительно беспокоюсь, что она слишком независима и попадет в беду ».

Я напомнил Сьюзен, что она некоторое время говорила со мной о том, как она расстроена из-за Изабель. Когда она впервые пришла ко мне, ее переполняло беспокойство, что Изабель вот-вот совершит ошибку и выйдет замуж за Джейка.Ей было больно и сердито из-за того, что ей не дали понять, что отношения достигли точки помолвки. Я вспомнил, что в начале нашей работы она сказала мне, что не знает, почему Изабель держала ее в стороне от всего, и я напомнил ей, что мы рассматривали этот вопрос в нашей работе. Затем я спросил: «Что вы узнали об этом?»

Сьюзен печально покачала головой. «Я знаю я знаю. Изабель должна жить своей жизнью. Джейк оказался великолепным. Я должен помнить, что моя тревога за жизнь Изабеллы связана с моими собственными потребностями чувствовать себя хорошей матерью.Когда она была моложе, я чувствовал, что мы две горошины в стручке, и я всегда точно знал, что для нее подходит. Это заставило меня почувствовать себя хорошей мамой. Теперь ее жизнь настолько отличается от моей, что я не всегда знаю, кто она и как быть ее мамой ».

Я осознал, насколько болезненно это было для Сьюзен, которая хотела чувствовать себя хорошей матерью и желанной бабушкой. Я счел важным напомнить ей, что в последнее время она хорошо справлялась с мыслями о том, чего хочет Изабель, и была менее навязчивой.Я сказал ей, что знаю, что трудно ждать, пока Изабель будет в редких случаях обращаться к ней за советом. Я также предположил, что, возможно, становление бабушкой спровоцировало ее желание быть хорошей матерью / бабушкой, и она вернулась к старым моделям желания участвовать на ее условиях, а не на условиях Изабель.

Надеюсь, у Сьюзен будет возможность, когда она навещает Изабель, чтобы практиковать то, что так сложно сделать: не пытаться повлиять на мысли и чувства Изабель. Она знает, что чем больше она сможет восхищаться и распознавать различия Изабель, тем больше вероятность, что Изабель научится видеть в ней некритичную и неконтролируемую.Сьюзан над этим работает.

Когда мама и ее маленькая девочка проводят свои ранние годы, думая друг о друге как об одном и том же, стремление дочери разлучиться может стать болезненным процессом для обоих. Если дочь хочет оставаться ребенком и не рисковать выходить во взрослый мир, мать, которая считает это проблемой, сталкивается с дилеммой: как помочь своей дочери, не вызывая чувства покинутости и отторжения. Когда мать считает разлуку болезненной, она должна научиться давать дочери пространство, чтобы они могли прикрепиться по-новому.

Мать и дочь в конечном итоге должны понять, что быть отдельными и разными, а не одинаковыми и запутанными, способствует более сильному переживанию привязанности: когда вы одинаковы или едины, отношения симбиотические, между ними нет промежутка. Когда вы два отдельных, разных человека, существует пространство, в котором каждый может присоединиться к другому. Это может быть лучший контакт из всех.

Примечание: Для защиты конфиденциальности имена в предыдущей статье были изменены, а описанные диалоги составлены.

© Copyright 2016 GoodTherapy.org. Все права защищены. Разрешение на публикацию предоставлено Беверли Амсель, доктором философии, экспертом по отдельным темам.

Предыдущая статья была написана исключительно указанным выше автором. Любые высказанные взгляды и мнения не обязательно разделяются GoodTherapy.org. Вопросы или замечания по предыдущей статье можно направить автору или опубликовать в комментариях ниже.

Обучение построению и поддержанию здоровых взаимоотношений между взрослыми матерью и дочерью

Рассмотрим следующую историю, относящуюся к статье на этой неделе.

Когда вы думаете о ваших отношениях с матерью, заставляет ли вас улыбаться и чувствовать себя хорошо внутри или у вас узел в животе и вы начинаете сжимать кулаки? Для мам, когда вы думаете о своей дочери, чувствуете ли вы гордость и благодарность, или вы сердитесь и думаете о том, что ваша дочь никогда не слушает ваших советов и обычно принимает неправильные решения?

Отношения с нашими матерями могут быть довольно сложными и сложными, и все мы справляемся с ними по-разному.У некоторых дочерей прекрасные отношения со своими мамами, в то время как другие имеют дело с нездоровыми отношениями, которые вызывают эмоциональные потрясения на протяжении всей их жизни. В этой статье мы рассмотрим несколько факторов, которые должны учитывать и матери, и дочери, чтобы иметь здоровые отношения.

Если вы чувствуете, что ваши отношения с матерью, дочерью или другим членом семьи находятся в затруднительном положении, и хотите уладить это с профессионалом, то наши психологи в Тампе готовы выслушать вашу историю.

От несовместимого к неразрывному

Моя подруга поделилась этой историей о своих отношениях с дочерью:

«Когда моя дочь была маленькой, мы постоянно бодались. Если бы я сказал, что он белый, она бы возразила, что он черный. Она заставила меня испытать такой эмоциональный стресс, пока она росла. Затем, когда мы с ее отцом развелись, я подумал, что она больше никогда со мной не заговорит. Она так злилась на меня, но потом все изменилось, когда она ждала первого ребенка.

С тех пор, как она стала матерью, мы были связаны, и наши отношения складываются почти без усилий. Она пишет почти каждый день! Когда у нее возникают вопросы о воспитании двух дочерей, она звонит мне первой. Она даже протягивает руку, чтобы сказать, что ей нужно «время для мамы», когда ее мир чувствует себя немного не в своей тарелке. Она полагается на меня, чтобы помочь ей сделать жизнь более уравновешенной ».

Довольно интересно, как жизнь может влиять на отношения. С возрастом меняется динамика отношений между матерью и дочерью.Как и в истории моего друга, мы можем пройти через этапы, когда мы не можем жить друг без друга. Как и в браке, для поддержания здоровой взрослой связи с нашими матерями или дочерьми требуется много работы, общения и даже компромиссов. Ниже я поделюсь несколькими советами, которые я хотел бы предложить как профессионал, и даже несколькими своими собственными советами, которые я извлек из своих отношений с матерью.
Динамика отношений между матерью и дочерью меняется с возрастом.Нажмите, чтобы написать в Твиттере

Консультации

Этот совет больше для мам. Как мать, вы всегда хотите давать дочери советы, чтобы она не пережила ненужный стресс или боль. Не забывайте давать советы или высказывать свое мнение только тогда, когда вас об этом просят. Если вы постоянно даете советы и высказываете мнение, когда она не хочет или не нуждается в них, вы рискуете, что она никогда не обратится к вам, даже если вы ей понадобитесь больше всего. Вы можете не осознавать, что, постоянно давая нежелательные советы, вы можете бессознательно послать своей дочери сообщение о том, что, по вашему мнению, она не способна самостоятельно разобраться в жизни.
Уважайте, что ваша дочь взрослая и может принимать решения самостоятельно, без вашего участия. Нажмите, чтобы написать в Твиттере

Установка границ

Создание границ важно в любых отношениях, особенно в тех, где стороны имеют тенденцию запутываться, роли четко не определены или эмоции накаляются. Знание того, что определенное время или определенные темы запрещены для одного или обоих, может быть полезным. Приложите согласованные усилия, чтобы подумать, чем ваша личность отличается от личности вашей матери или дочери, и как вы можете выполнять эту роль, не наступая друг другу на ногу.

Реалистичные ожидания

Вы оба взрослые и живете собственной жизнью. Не создавайте нереалистичных ожиданий, что кто-то из вас всегда будет доступен. Жизнь часто мешает отношениям и совместному времяпрепровождению. Учтите это.

Дочери, ваша мама вырастила своих детей и наслаждается новой главой жизни. Поддерживайте ее решение быть активным или делать то, что не всегда касается вас. А, матери, вы помните, каково было быть молодым, замужем с детьми, пытаясь работать или построить карьеру? Их жизнь насыщена, и у вашей дочери не всегда есть время, чтобы провести с вами, когда вас об этом попросят.Вместо этого создавайте реалистичные ожидания в отношении того, что вам нужно и чего вы ожидаете друг от друга, и соглашайтесь общаться, когда эти ожидания начинают немного сереть.

Научитесь общаться

Матери и дочери должны научиться лучшим способам общения друг с другом. Одна проблема, которую я много раз слышу от матерей, это то, что « Моя дочь никогда мне не звонит». Найдите лучший способ общаться друг с другом. Если вы предпочитаете общаться лично или по телефону, в то время как ваша дочь предпочитает писать текстовые сообщения, научитесь идти на компромисс, чтобы вы оба чувствовали себя комфортно в общении.
Матери и дочери должны узнать, как лучше всего общаться друг с другом. Click To Tweet
Сообщите дочери, что вам нужно время от времени слышать ее голос, но вы можете написать текстовое сообщение, когда она хочет поздороваться или задать вопрос. Или дайте маме знать, что вы заняты, а текстовые сообщения помогут вам лучше распоряжаться своим временем. Этот компромисс может помочь вам обоим чувствовать себя комфортно в ваших методах общения.

Создание особых моментов

Время, проведенное с мамой или дочерью, бесценно и может быть незабываемым.К этому относится поговорка: «Дело не в количестве, а в качестве». Жизнь наполнена делами, поэтому осознавайте ее такой, какая она есть, и сделайте своим приоритетом создание особых моментов, чтобы быть друг с другом. Может быть, вы не живете близко друг к другу, а может быть, жизнь сильно мешает. Найдите время, чтобы запланировать обед, ужин, кофе, отпуск или даже телефонный звонок, чтобы просто побыть друг с другом. Если находиться в присутствии друг друга невозможно, достаточно просто услышать ее голос.
Проводить время с мамой или дочерью очень дорого и может быть незабываемым событием.Нажмите, чтобы написать в Твиттере

Станьте ближе к маме или дочери

Бывают случаи, когда разрыв между поколениями может привести к разрушению отношений между родителем и ребенком. Сохранение непредвзятости и создание атмосферы непредвзятости с обеих сторон будет иметь большое значение для построения здоровых отношений между матерью и дочерью. Уважайте, научитесь говорить, что вам жаль, и много любви — вот что создает и поддерживает эту связь!

Это то, во что мы твердо верим и считаем, что это может помочь укрепить вашу связь с матерью или дочерью.

Добавить комментарий