Базовые и сложные эмоции: 5 сложных эмоций, которые вводят детей в ступор

Содержание

5 сложных эмоций, которые вводят детей в ступор

В психологии принято делить эмоции на базовые и сложные. «Спасибо, — скажет нервный родитель, — это знание очень помогает, когда ребёнок бросает в меня самодельные бомбы». Пусть от снарядов эти сведения не защищают, но только сперва. Понимание природы своих чувств помогает человеку их регулировать, даже если ему всего четыре года. Мы составили список сложных детских эмоций и рассказываем, что с ними делать родителям.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Чем базовые эмоции отличаются от сложных

У психологов и физиологов пока нет единой и всеми принятой системы классификации наших чувств. А пока учёные спорят, мы можем преспокойно пользоваться их старыми наработками и известными концепциями.

Наиболее популярная из них делит эмоции на два вида: базовые и сложные. Основоположник классификации — американский психолог Пол Экман. В 1972 году он выделил пять базовых эмоций: гнев, отвращение, страх, счастье, печаль. В начале 90-х он добавил к ним шестую — удивление. Потом, правда, он взялся расширять этот список, но отталкиваться удобнее от этих шести позиций.

Почему именно эти эмоции базовые? Считается, что они не обусловлены социально, они заложены в нас как в вид. Почти в любой культуре вы распознаете их по характерному выражению лица (искривлённая верхняя губа, сморщенная переносица — понятно, что человек демонстрирует отвращение). Сложные эмоции получаются из базовых, но возникают уже не автоматически, а включают в себя некую когнитивную обработку. Они требуют рефлексии, самооценки и могут учитывать и мнение бабушки, и общую культурную ситуацию.


Как рано ребёнок сталкивается со сложными эмоциями

Логично предположить, что сложные эмоции — это спектр переживаний взрослых. Ну какой может быть социальный анализ в детсадовском возрасте? Однако нет — дети очень рано развивают способность ощущать сложный комплекс чувств. Это установили исследователи из Университета Бригама Янга. Оказалось, что уже двухлетние дети демонстрируют, например, гордость, а начиная с четырёх, по словам исследователей, уже можно обсуждать с ребёнком и прочие сложные эмоции: он точно будет знать, о чём вы говорите.

Обычно родители гораздо раньше исследователей обнаруживают в своих детях гордость, застенчивость и другие интересные переживания — правда, на родительские дневники не принято ставить ссылки. Зато точно задокументировано, что с 5–11 лет дети успешно понимают, что эмоции поддаются регуляции.

Однако не стоит забывать, что возможность управлять аффектами даёт префронтальная кора. Именно она помогает направлять внимание, подключать знания о мире и тем самым налаживать своё поведение. Кора достигнет зрелости уже после того, как вы отпразднуете 20-летний юбилей ребёнка. То есть детям просто не хватает инструментов, чтобы эффективно разруливать ситуацию с метанием бомб.

Это значит, что если мы будем достаточно терпеливы, то спустя 15–20 лет не пропадёт наш скорбный труд. Имеет смысл говорить и обсуждать с детьми эмоции, но обязательно делать скидку на незрелую кору.

Чтобы эмоциональное развитие проходило как по нотам, ребёнку необходимо:

  • узнать, что такое эмоции;
  • понять, откуда и почему они взялись;
  • признать свои чувства и чувства других;
  • разработать эффективные (ну, более-менее) способы управлять ими.

Попав в неловкую ситуацию, ребёнок благодаря детскому эгоцентризму видит свой промах так, будто его поместили на все первые полосы газет. Родитель может помочь взглянуть на этот опыт со стороны. Спросите, как он себя ощущает, когда другие забывают строчку из стихотворения на концерте. Расскажите о похожем случае из вашей жизни, однако с осторожностью: ребёнок не должен почувствовать, будто вы ставите себя в пример историей о том, как вы здорово выкрутились, потеряв ключи от офиса.

Здесь важно не создать у ребёнка впечатление, что его чувства недостаточно серьёзны: для него это реальная проблема. Но и перегибать палку тоже было бы странно, поэтому не драматизируйте. Лучшее, что можно сделать, — похвалить ребёнка за то, как он с этим справляется. «Это и впрямь очень огорчает — забыть формулу прямо у доски. Но мне понравилось, как ты с этим справился: придумал свою. Это смело — продолжать действовать под взглядом Марьиванны».

Она формируется, когда человек ощущает некую несправедливость в отношении себя и одновременно испытывает гнев. Ребёнок может обидеться на то, что его коварно убеждают есть овощи, дают ему не ту шапку или его не позвали на праздник, на который позвали сестру. Ужасный, нечестный мир!

Обсуждать что-то с обиженным человеком непросто. Он обычно хлопает дверью и отказывается идти на переговоры. Но если вам всё же удастся побеседовать, начните стандартно: признайте чувства человека. Он имеет право на такие эмоции, и зелёные овощи в тарелке — это действительно неприятно.

Когда ребёнок отойдёт от проклятий в адрес угнетателя, спросите, насколько приятно зависеть от поведения других

Ведь обиженный человек будто даёт пульт управления своими чувствами другим. Так себе ситуация. Обида заставляет нас прятаться и бездействовать: всё несправедливо, я всех ненавижу. Спросите, как можно было бы улучшить ситуацию, что можно сделать, чтобы всё зависело от самого ребёнка. Если человек начнёт мыслить в рациональном ключе, можно считать, вы на верном пути.

Падающее в лужу мороженое и проигрыш в игре «Весёлые старты» — это серьёзные удары судьбы. Психологи считают, что родительское отношение к разочарованиям влияет на то, как ребёнок будет воспринимать неизбежные неудачи. Если мы начинаем скорбеть и терять надежду вместе с ребёнком, мы возлагаем на детские плечи двойное бремя. К собственной горечи примешивается осознание, что они нас подвели.

Хороший способ — рассматривать детские разочарования как полезный опыт, который готовит их ко взрослой жизни (и встрече выпускников).

Важно не пытаться избавить ребёнка от разочарований, не прикрыть все острые углы, а помочь их пережить

Итак, если крошка сын пришёл с опущенной головой (или, наоборот, в истерике), непременно посочувствуйте и признайте чувства. Когда страсти утихнут, можно обсудить, что именно можно извлечь из этого опыта. Как ты себя чувствовал, когда понял, что фея ненастоящая? Как ситуация должна была разворачиваться, на твой взгляд? Что можно сделать по-другому?

Вообще, было бы полезно учить ребёнка формировать правильные ожидания. «Мы пойдём в парк, и там будут весёлые-превесёлые качельки» — опасный ход. А что, если качельки окажутся не очень весёлыми? Что, если они не понравятся? Или на них будет километровая очередь? В общем, обсуждать возможности, надежды и совершенно точную информацию — тоже хорошая практика. Мороженое будет точно, но никогда не знаешь, потечёт оно тебе на платье или нет.

Зависть тесно связана с ревностью и стыдом, это ощущение недовольства, которое в нас будят чьи-то достоинства, привилегии или игрушки. Она заставляет чувствовать себя хуже других: чёрт, у него красная машинка, а у меня всего лишь жёлтая!

В основе зависти (да и ревности) лежит тревога и ощущение угрозы. Если все бегут и обнимают младшую сестру, может, я плохой? Заметив признаки зависти у ребёнка, объясните, что это нормальное чувство. Вы что-то похожее испытываете, разглядывая ленту в соцсетях. Если ребёнок готов делиться, было бы здорово поблагодарить его за искренность, обнять, пожалеть — в общем, помочь справиться с тяжёлым состоянием, успокоиться. После этого было бы неплохо проанализировать количество внимания, которое получает ребёнок.

Возможно, ему нужно больше времени, общения или хотя бы направленных на него взглядов?

Важно заверить человека, что он любим, несмотря на цвет его машинки. Собственно с завистью можно бороться только одним способом — растить у человека самооценку. Говорить о том, как он важен и ценен. Ну и полезно объяснить, что у всех бывают периоды, когда он получает больше внимания и больше машинок: если он совсем маленький, или болеет, или готовится к важному выступлению, или мучается от тревоги.

Если человек чувствует, что сейчас даст маху, он стремится снять с себя ответственность: начинает обвинять других, мстить или делать вид, что его в комнате вообще нет. Это помогает избежать неодобрения взрослых и хотя бы как-то сохранить самооценку и вид знатока.

Лучшая стратегия с провинившимся ребёнком такова. Во-первых, имеет смысл не выходить из себя. С любящим и принимающим родителем у него гораздо меньше причин врать и придумывать, что это зайка смыл папье-маше в унитаз. Во-вторых, вспомните о мышлении роста (теория американского психолога Кэрол Дуэк). Ошибки — это инструмент обучения, способ в чём-то прокачаться. Признайте факт ошибки: да, засорять канализацию — это явный промах. Примите чувства ребёнка (и свои тоже: «Это действительно тяжело нам обоим»).

В-третьих, подумайте, что полезного вы из этого извлекли. Например, знание об устройстве клейстера и канализации и умение поговорить с незнакомым эксцентричным сантехником.

Как справляться со сложными эмоциями?

  • Правило четырёх секунд. Это время, за которое можно сделать вдох и выдох. Каждый раз, когда закипает возмущение, гнев или даже тревога, важно сделать глубокий вдох и выдох. Это первый шаг к управлению эмоциями. Когда такая практика станет привычной, контролировать автоматические реакции станет намного легче. Попробуйте освоить упражнение сами, а потом покажите или расскажите о нём подростку.
  • Мозг как дом. Такое упражнение рекомендует использовать нейропсихолог Дэниел Сигел. Представьте, что мозг — это дом, в котором есть два этажа. На верхнем этаже живут мыслители, а на нижнем — чувствующие персонажи. Идеально, когда этажи гармонично сотрудничают друг с другом. Нарисуйте такой дом с ребёнком и обсуждайте сложные эмоциональные состояния на наглядных примерах.

Сложные эмоции | Bodygestalt

Задача данной публикации разложить сложную, комплексную эмоцию на составные части — на базовые эмоции и когнитивный элементы, или немного пошалить 🙂
Материал в работе, завершен, вероятно не будет.
Если есть желание добавить — выполните его 🙂 или в комментариях, или на почту  [email protected]

Агапэ — иделизированная родительская любовь
Амбивалентность — нормальное восприятие своих возможностей и способностей
Антипатия — существенное дополнение симпатии, позволяющее быть в эмпатии
Беспокойство — начало тревоги
Благоговение — самоунижение
Бессилие — освобождающее признание соотношения сил
Боль — последствие контакта со средой
Влечение — начало полевого поведения
Влюблённость — состояние опьянения (сходное с кокаиновым), позволяющее игнорировать и идеализировать.
Гордость — довольство собой в постконтакте
Доверие — увереноость во взаимовыгодном, бескорыстном обмене
Жалость — заменитель нежности, и унижение другого через снисходительность
Жадность — игнорируемое насыщение
Зависть — предвосхищение обладанием, обозначает желаемую зону развития, при переплетении со стыдом становится мучительным переживанием и заметно чернеет
Замешательство — потеря ориентировки и начало стыда
Злорадство — радость мести
Изумление — форма удивления
Испуг — удивление и страх
Любовь — сильно мифологизированное чувство, часто путается с влюбленностью, самодостаточное чувство, свободно переживается безответно, в отличии от влюбленности, свет сердца.
Надежда — форма самообмана прогнозами о будущем
Ненависть — нереализованная ярость вместе с зависимостью.
Неприятие  — отсутствие приятия,  точка разделения переживания на отвращение или злость
Неуверенность — отсутствие уверенности, политкорректное название стыда
Обида — форма злости в виде обвинения, жалость к себе,
Одиночество — естественное состояние, часто путается с изолированностью
Оскорблённость — наивная гордыня
Отчаяние — утрата прогнозов на контакт,
Паника — сброс напряжения от дистресса или травмы
Презрение — глубокое понимание среды из стыда
Пренебрежение — неглубокое понимание среды из смущения
Привязанность — естественная форма отношений
Разочарование — разрушение ожиданий и бессилие
Раскаяние — вина без прощения
Ревность — стремление к контролю из страха потери, с проекцией запрещенных радостей
Скука — подавленное возбуждение или интерес
Сожаление — не извинение, а имитация эмпатии, с отказом от признания ответственности и  вины
Страсть — перевозбужденное состояние с потерей осознанвания
Счастье — недостижимая морковка, или перманентное состояние любящего.
Тревога — естественное состояние легкого возбуждения, пугающее своей неструктурированностью
Увлечённость — слабенькая страсть
Унижение — внутренне состояние, ответственность за которое проецируется на среду
Уныние — скука плюс бессилие
Филия — по Аристотеле любовь с умом
Фрустрация — неожиданный и неприятный отрыв ожиданий от реальности
Эйфория — последствие пеердозировки эндорфинами
Экстаз — адреналин плюс эндорфин, минус мозг
Энтузиазм — легкая форма ажиотации при сверхценонной идее

Базовые эмоции — Психологос

Фильм «ГлобоСфера»

Список базовых эмоций в процессе эволюции человечества — меняется.
скачать видео

Базовые эмоции — эмоции, которые присущи всем здоровым людям и которые одинаково проявляются у представителей самых разных культур, проживающих на разных континентах. Эмоции — общие для всех.

Критерий — наличие физиологической базы (мозговых структур, отвечающих именно за эту эмоцию) и сходство внешних выразительных движений.

Попытки определить набор «фундаментальных» или «базовых» эмоций имеют на Западе давнюю традицию. Этим занимались многие психологи. Во всех случаях предлагалось и разное число эмоций, и самые различные критерии их классификации. Авторы классификаций: М. Арнольд, П. Экман, Н. Фрижда, Дж. Грей, К. Изард, У. Джеймс, У. Макдауэлл, О. Морер, К. Отли, П. Джонсон-Лэрд, Дж. Панксепп, Р. Плучик, С. Томкинс, Дж. Уатсон, Б. Уэйнер.

​​​​​​​Противоположность базовым — вариативные эмоции, внешнее проявление которых культурно и личностно обусловлено и нередко носит конвенциональный (договорной) или сугубо индивидуальный характер.

Многие психологи-практики базовыми эмоциями называют элементарные, далее неразложимые эмоции, из которых «собираются» эмоции составные, но в этом случае возникает путаница. Смотри Элементарные эмоции

Врожденные и базовые эмоции

Базовые эмоции обеспечиваются врожденными нейронными программами, и большинство базовых эмоций является врожденными. Однако не очевидно, что все базовые эмоции являются врожденными, и не очевидно, что все врожденные эмоции являются базовыми. См.→

Список базовых эмоций

Согласно Полу Экману, базовых эмоций семь:

  1. радость (довольство)
  2. удивление
  3. печаль (грусть)
  4. гнев (злость)
  5. отвращение
  6. презрение
  7. страх

Список от Изарда несколько иной:

  1. Удовольствие — радость
  2. Интерес — возбуждение
  3. Удивление — испуг
  4. Горе — страдание
  5. Гнев — ярость
  6. Страх — ужас
  7. Отвращение — омерзение
  8. Стыд — унижение

Подробнее смотри главу из: Изард, Психология эмоций

По мнению гештальт-терапевтов, основных чувств немного: гнев, страх, печаль, волнение, счастье, любовь. Слова типа «разочарованный», «виноватый», «обиженный», «раздраженный» обычно скрывают гнев. «Растерянный», «напряженный», «встревоженный» — страх. «Одиночество», «скука», «пустота» — печаль.

Изменяемость базовых эмоций

Даже если базовые эмоции врождены, то в индивидуальной биографии они могут меняться. Практически любой человек, взрослея, научается управлять врожденной эмоциональностью, в той или иной степени трансформировать ее. См.→

Полезные ссылки:
  1. Взгляды западных теоретиков

Взгляд гештальт-терапевта на базовые эмоции (Л.Черняев)

Чуть-чуть сокращенный вариант статьи Л.Черняева из сборника «Гештальт-2007», МГИ, Москва, 2007.

Эмоция

— накопляемая и накопленная энергия для изменения или сохранения дистанции и процесса контактирования. Эмоция позволяет менять дистанцию до другого и варьировать интенсивность контакта.
Базовые эмоции это элементарные эмоции, которые больше ни на что не расщепляются, и сами являются составляющими остальных сложных эмоций. Это: страх, злость, отвращение, печаль, стыд, вина, нежность, радость, удовлетворение, интерес, удивление, благодарность.
Аутичные эмоции — это эмоции, переживание которых возможно без субъекта в среде: отвращение, злость, страх, интерес, радость, удовлетворение, удивление.
Контактные эмоции это эмоции к субъекту, т.е. это аутичные эмоции, но направленные к субъекту, и еще нежность, печаль, благодарность.
Социальные или оценочные эмоции — это стыд и вина.
Сложная эмоция состоит из взаимодействия простых эмоций: например, зависть состоит из злости, интереса и стыда.Отличительной чертой базовых эмоций, является то, что они легко преобразовываются в желание и действие.Сложные эмоции переживаются сложно, потому что они требуют одновременного удовлетворения двух и более потребностей (иногда противоположных). Каждая эмоция поддерживает свой процесс изменения дистанции и активности.Переживая эмоцию, человек настраивает себя на определенные действия, поэтому нет негативных или позитивных эмоций, все эмоции являются позитивными. Скорее есть способность к переносимости эмоции. И удовольствие, нежность и радость некоторые не переносят долго, а вину, обиду и злость хранят годами.При контакте эмоция является рамками и формой взаимодействия организма и среды. Приятно/неприятно переживать эмоцию является следствием отношения человека к данной эмоции, исходя из семейного сценария и опыта. Соответственно, деление на полезная/вредная эмоция — это следствие рационализации, подавления или стимулирования переживания.Чередование напряжения и расслабления организма в среде — это влияние эмоции, т.к. любая эмоция есть выражение потребности и готовит к действию, соответственно приводит к напряжению, но при этом и среда активирует в организме эмоцию. А после полного проявления эмоции и удовлетворения потребности напряжение поля уменьшается. Таким образом, эмоции поддерживают спонтанную саморегуляцию, участвуя в процессе напряжения-расслабления.
Токсический уровень эмоции — это такой уровень эмоционального возбуждения, при котором эта эмоция доминирует и тормозит появление других эмоций, разрушает контакт организма со средой, сужает восприятие до тоннельного восприятия, организует чрезмерное сосредоточение энергии без разрядки, ведёт к потере ориентировки и способности к тестированию реальности, подмене реальности на представления и фантазии о реальности.При этом возникает запредельное возбуждение и состояние непереносимости данной эмоции.Деятельность человека и среды направлены на понижение интенсивности токсической эмоции.
Токсической эмоцией может быть любая базовая эмоция. В фоне любой ситуации одновременно есть все базовые эмоции.

I. Страх (испуг, боязнь, ужас, паника) — эмоция, возникающая при обнаружении опасности. В страхе есть знание о вредном и разрушительном прошлом и стремление избежать повторения опасного опыта в будущем. Страх предупреждает о возможном нарушении граиц. Страх проективен, часто отрицает настоящее, игнорирует реальные возможности и ресурсы.
Страх содержит в себе энергию для увеличения дистанции. При этом эта дистанции, в зависимости от способностей переживать страх и оценки опасности, могут быть следующими:
А. Максимальная дистанция для отдаления от опасности. Это дистанция, при которой опасность перестает быть различимой и сливается с фоном. Это реакция бегства, разрушения контакта,
Б. Переносимая и подвижная дистанция. При этой дистанции, опасность хорошо различима, но ее влияние ограничено. Этот баланс между приближением и отдалением сохраняет неизменным отношения и контакт между организмом и средой. Эта дистанция возникает под влиянием двух страхов — страх приближения и страх удаления.Страх приближения останавливает сокращение дистанции и усиление контакта, т.к. контакт несет опасность, а страх удаления останавливается угрозой разрыва контакта, а интенсивность страха колеблется вокруг зоны одновременного результирующего минимума от этих двух страхов. Фиксируется дистанция на уровне переносимости обоих страхов.Как правило, страх связан с интересом к новизне, изменениям и возможной опасности, с желанием противостоять среде или желанием познавать среду. Через страх удовлетворяются потребность в ориентировании и потребность в изменении («чего боюсь, того и хочу»).Страх может быть почти непереносимым, но если в ситуации присутствует стыд, то человек не может сильно изменить дистанцию. При увеличении дистанции до опасности страх становиться переносимым, но непереносимым становится стыд, и образ Я меняется на неприемлемый, что ведет к сокращению дистанции. Так возникает колебание, при котором любая дистанция неприемлема. Для устойчивого изменения дистанции должна возникнуть другая эмоция, например, злость, отвращение, интерес.

Действия под влиянием страха:

  1. Бегство, избегание, игнорирование, отрицание
  2. Замирание
  3. Защита А. Нападение б. Контроль
  4. Прогнозирование
  5. Регрессия и беспомощность
  6. Просьба о помощи
  7. Рационализация
Страх переживается всем организмом.

Можно выделить два типа страхов:
  1. Витальные страхи, связанные с Ид:
    Страх смерти, Страх безумия, Страх боли и болезни, Страх бессилия, голода
  2. Социальные страхи, связанные с Персонелити:
    Страхи ситуаций: нищеты, успеха, близости.
    Страх переживаний: беспомощности, бессилия, унижения, ответственности, отвержения (одиночество — это следствие отвержения. Экзистенциальное одиночество — это данность. Бывает одинокое одиночество, следствие отвержения или утраты, и свободное одиночество.)
Страх похож на отвращение увеличением дистанции, но в страхе есть энергия для контакта с опасностью, для исследования опасности, разоблачения и победы.
Токсичный страх — это ужас и паника.
Контактный страх — страх, боязнь.
Аутичный — ужас и испуг

II. Злость
(раздражение, неприязнь, досада, возмущение, сердитость, гнев, ярость, ненависть, бешенство) — это эмоция для изменения существующей ситуации, для изменения и дистанции, и объекта или субъекта контактирования. Если мишенью злости являются изменения отношения, ситуации, то она конструктивна. В случае если невозможно изменить отношения, то злость становиться аннигиляционной и направляется или на объект, вызывающий злость, или на себя, на сам организм, или на разрыв отношений, т.к. разрыв отношений это тоже «уничтожение» объекта («Он для меня больше не существует»).Но после внешнего прерывания отношений злость сохраняется в виде желания мести, чувства вины. Внутренние отношения не завершены, и злость является источником энергии для восстановления и трансформации отношений.Причиной злости могут быть голод, боль и страх. Голод или дефицит возбуждают злость в организме для поиска и добывания из среды необходимых элементов среды, для преодоления сопротивления среды. Самый естественный ответ на боль — это злость, которая необходима для уничтожения источника боли. Страх, обозначая опасность в среде, активирует злость для защиты. Злость поддерживает целостность и защиту границ.
Злость может быть покрывалом от других, болезненных эмоций, т.к. злость является хорошим обезболивающим и надежным источником энергии. Часто за злостью могут стоять стыд, вина, нежность, горе и страх и другие эмоции. Когда человек начинает переживать болезненное состояние от вины или стыда, то для обезболивания и уничтожения обидчика легко возникает злость.В любой трансформации отношений есть энергия злости. Чтобы построить новое, надо изменить, разрушить старое. Злость — контактное чувство для уменьшения дистанции.
Токсическая злость — это ярость и бешенство.

III. Отвращение
(брезгливость, пресыщение, пренебрежение, омерзение, гадливость).
Эта эмоция возникает при нарушении границ организма, при котором произошло отравление и разрушение. Отравлять могут запахи, интроекты, отношения, внешний вид, способ поведения среды.Отвращение — это эмоция для отвержения и удаления с минимумом прикосновения, или, как минимум, для того, чтобы отвернуться. Если организм не может отторгнуть, то он сам отдаляется подальше от объекта отвращения. Отношения при отвращении не развиваются, дистанция увеличивается до тех пор, пока отвращение не сливается с эмоциональным фоном.Отвращение помогает поддерживать целостность и границы, удаляя за пределы организма и за его границы всё, что его разрушает. При этом важно выделять в отношениях со средой отравляющие и поддерживающие отношения.Отвращение похоже на страх, т. к. эти обе эмоции увеличивают дистанцию, но отвращение предполагает отдаление и забывание, а страх — отдаление вместе с вниманием к опасности, и потом взаимодействие, т.к. в страхе есть энергия для контакта.Злость и отвращение надо хорошо дифференцировать. Часто среда вызывает отвращение, а человек привычно пытается переживать раздражение и начинает ошибочно приближаться, тем самым усиливая отвращение. Усиливающееся отвращение вызывает еще большую злость, и так далее, вплоть до аннигиляционной агрессии.В нашей культуре отвращение табуировано, подавлено, что и приводит согласно Ф. Перлзу к жадности и корысти.

IV. Печаль
(грусть, тоска, уныние, скорбь, горе). Эта эмоция помогает завершить отношения, создать новую целостность организма и восстановить границы.
Печаль — это энергия для завершения процесса потери и утраты. При потере происходит увеличение дистанции помимо желания, воли и контроля. Организм теряет ресурсы: поддержку среды, и внутренние ресурсы, или то и другое.Вместе с утратой приходит внутренняя боль и пустота, которые надо пережить и потом найти, чем заполнить внутреннюю пустоту. Печаль помогает проститься с отношениями и согласиться с реальностью. Если привязанность была глубока, то после её утраты возникает ощущение пустоты, и человек может поддерживать образовавшуюся пустоту в ожидании возвращения и восстановления отношений. Если пустота достаточно объемна и нет ресурсов для проживания печали, то возможно и работа по восстановлению границ не может быть завершена, и возникает тоска или острое горе.Признание пустоты и факта, что отношений больше не существует, самое сложное в работе с горем или токсической печалью. Энергия печали направлена : на признание пустоты, бессилие удержать контакт, на проживание пустоты и ее заполнение. Если другой был значим, то после работы печали, он остается в структуре Я, но уже занимает меньше места и пустота наполняется воспоминаниями, а не фантазиями и надеждами.Часто чувство вины заполняет эту пустоту, сохраняя надежду на прощение и восстановление отношений. Если есть вина, значит, возможно, после наказания и прощения, произойдет возобновление отношений. Аутичному клиенту завершить горевание легче.
Горе — это токсическая печаль.

V. Стыд (отвращение к себе).
Стыд (смущение, замешательство, застенчивость, робость, скромность, неудобство, растерянность) — это интроецированное ребенком отвращение, отвержение и игнорирование родителей к самому ребенку. Позже, во внутренней речи, это отвращение звучит так: «Я отвратителен сам для себя. Как мне стыдно быть таким, какой я есть сейчас. Я готов сгореть от стыда, провалиться сквозь землю. Я краснею и прячусь».Отвращение родителей является для ребенка отвержением, лишением их любви, и ребенок готов разрушить свое неугодное Я, отказаться от части себя, но остаться в контакте с родителями. Таким образом, ребенок, интроецируя стыд, обучается быть в контакте и соответствовать ожиданиям.Позже в переживании стыда есть отвержение какой-либо части своего Я под влиянием среды или интроекта. В переживании стыда есть присутствие незримого ока оценивающего наблюдателя, носителя правильных ценностей поведения. Наблюдающее око часто проецируется на партнера по контакту.
Стыд — это социализированное отвращение к себе.Энергия стыда возникает из противопоставления идеального Я и оцененного Я, это напряжение между тем образом, каким человек хочет быть или выглядеть, и тем, каким себя оценивает. Оценка создается из самооценки и внешней оценки.
Стыд останавливает актуальный контакт, т.к. человек, испытывающий стыд, считает себя недостойным этого контакта, и он должен либо изменить себя, либо уйти.
Дистанция при переживании стыда фиксируется. Стыд, относительно дистанции, это остановленное бегство, замирание с исчезновением для уменьшения давления от оценивающего ока.Есть токсический стыд. Это стыд, при котором отвергаемая часть своего Я достаточно большая и сравнима с целым Я. Поэтому полное отвержение невозможно, т.к. возникает угроза всему Я.Но и целостность невозможна, т.к. энергия стыда не разряжена. Тогда задача терапии — это дифференциация внутренних отвержений, распознавание и новая ассимиляция интроектов, направление остановленной энергии на тестирование среды при постоянном признании терапевтом клиента.Энергия стыда — это энергия для изменения и преобразования своего Я. Стыд сопровождает любое изменение Я, например, обучение, демонстрацию своих новых достижений и приобретений.
При нарциссическом типе организации контакта есть много скрытого стыда и огромный дефицит признания при невозможности его получить.

VI. Вина (злость на собственные действия и страх наказания).
Человек совершил действие, которое принесло или приносит вред или разрушение другому человеку. Это разрушение может быть реальным, а может быть только предполагаемым. Для торможения таких действий среда возбуждает чувство вины.Также как при переживании стыда, в чувстве вины есть осуждающая значимая фигура, которая злилась на деятельность ребенка, наказывала его, и обучила его быть виноватым при определенных действиях. В дальнейшем человек сам испытывает вину для остановки своих действий. Среда, обвиняя, может манипулировать человеком через вину.Вина останавливает текущее действие и эту энергию незавершенного действия перенаправляет на завершение ситуации, т.е. предполагает просьбу о прощении за причиненный вред, принятие наказания, искупление и возмещение этого вреда, получение прощения и продолжение отношений.Вина возможна только в зоне ответственности человека. Вина растворяется в прощении от другого, восстановлении и признании границ.Вина предполагает прощение, искупление и наказание, поэтому дистанция будет и на удаление и на сближение.Токсическая вина — это переживание вины за события поля вне зоны ответственности человека. Такая вина поддерживает иллюзию всемогущества, захвата и управления другим через присвоение себе чужой ответственности, а реальные границы при этом игнорируются.

VII. Нежность
, симпатия — переживание открытости к контакту и доступности для другого человека, усиливает и насыщает энергией процесс контактирования, раскрывает границы. Это эмоция максимального сокращения дистанции, вплоть до слияния, но слияние в нежности подвижное и позволяет легко восстанавливать автономность.Нежность сохраняет границу между Я и Ты, и позволяет образовывать Мы. Нежность иногда вызывает стыд.Энергия нежности берется из потребности в привязанности и близости.
Токсичная нежность -это патологическое Эго-слияние.

VIII. Радость
— это эмоция, поддерживающая процесс передачи важной и ценной собственности от человека в среду, процесс выделения из организма в среду. Радость поддерживает и укрепляет отношения и контакт, расширяет границы. Радость переживается при излучении любви, знаний, заботы, агрессии. Дистанция сокращается, контакт насыщается. Радость, поддерживая процесс, выделения, может не учитывать возможность среды по усваиванию выделяемого организмом.Нежность и радость могут быть агрессивны, если теряются обратные связи организм-среда.
Причина радости в избытке.Токсичная радость — это эйфория.

IX. Удовлетворение
поддерживает процессы поглощения и усвоения, дистанция сокращается вначале до минимальной, а потом удовлетворение поддерживает здоровое слияние, при котором взаимодействие максимально полное, а границ нет (усвоение еды в желудке). По мере насыщения удовлетворение уменьшается.Процесс поглощения и ассимиляции регулируется парой отвращение и удовлетворение. В процессе поглощения и последующей ассимиляции удовлетворение ослабевает, т.к. возникает насыщение, а отвращение нарастает (самые вкусные кусочки еды это первые кусочки).Далее есть момент, когда удовлетворение по силе равняется растущему отвращению, это самое время для прекращения поглощения и увеличения дистанции до, например, еды.
При радости важно сохранить чувствительность к партнеру и не перекормить его, а при эмоции удовлетворения — важно сохранить чувствительность к себе. Радость и удовлетворение поддерживают экологичный обмен в цикле контакта.Токсическое удовлетворение может быть неразборчивостью и ненасыщаемостью.

X. Удивление
поддерживает ориентацию в пространстве, времени и ситуации, останавливает или суживает процесс взаимодействия, фиксирует дистанцию, усиливает границы. Удивление фокусирует внимание на изменениях в поле и дает энергию для ориентировки в нем.Удивление поддерживает спонтанную саморегуляцию, а способность видеть новое в обычном и очевидном поддерживает удивление.
Причина удивления в изменчивости поля.Удивление блокируется усталостью, т.к. нет сил к адаптации к новому в среде.
Токсическое удивление — это шок.

XI. Интерес
— это эмоция, поддерживающая сближение и постепенное усиление процесса контактирования. Сокращение дистанции медленное при условии, что другой остается отдельным субъектом со своими границами. Энергия интереса поддерживает контакт через обнаружение, раскрытие и изменение новых фигур.
Интерес сохраняется, пока есть новизна и привлекательность различий и нет слияния, а субъект интереса не захватывается и не подчиняется.
Токсический интерес — подглядывание.

XII. Благодарность
помогает завершить и прекратить данный контакт, но не отношения. После выражения благодарности дистанция увеличивается, энергия контакта убывает, границы закрываются.Благодарность — это эмоция постконтакта, которая создает новые границы, т.к. поле изменилось в результате контакта.Если в контакте были радость и удовлетворение, и возникли насыщение и легкость, то благодарность возникает легко. Если в контакте переживались злость, отвращение, вина и стыд, то благодарность возникает не столь просто.Если контакт завершается, а благодарность не возникает, то можно предполагать чувство вины, которое продлевает процесс контактирования и мешает завершению контакта.
Неадекватная и многократная благодарность унижает.
Токсическая благодарность — преклонение и фанатизм.

Дистанция может регулироваться парами эмоций:
  1. Страх приближения/страх отдаления фиксируют дистанцию.
  2. Пара интерес/страх регулируют среднюю дистанцию.
  3. Пара нежность/отвращение регулируют близкую дистанцию.
  4. Пара благодарность/печаль завершают контакт и увеличивают дистанцию.

Впечатлить за 2 секунды: как радость, ярость, страх и зависть влияют на нашу работу

Немецкий поэт и драматург Карл Бюхнер как-то сказал: «Люди могут не вспомнить ваших конкретных слов, но никогда не забудут, что при этом почувствовали». Это высказывание в бизнес-литературе обросло различными дополнениями, но смысл остается тот же: в коммуникациях, конфликтах, сложных переговорах через некоторое время участники не вспомнят, что обсуждали, какие цифры называли. Они вспомнят, как себя чувствовали либо как их заставили себя почувствовать.

Наши переговоры тем сложнее, чем шире эмоциональная воронка, в которую собеседники попадают. В управлении командами для руководителя основной управленческий вызов лежит в создании качественной среды, где личностные качества участников важны, но не так критичны, как нам кажется. В своей книге «Обучение не гарантирует результата» (Telling Ain’t Training) Гарольд Столович и Эрик Кипс однозначно утверждают, что «слабая эффективность на рабочем месте в значительной степени связана с факторами среды, а не личности». Согласно многочисленным исследованиям, командная эффективность на 80% зависит от среды и лишь на 20% от индивидуальных способностей команды. Что же влияет на среду, в которой работает команда?

Волшебный конструктор благоприятной среды состоит из многочисленных пазлов: психологическая безопасность, эмоциональный настрой, баланс критики и похвалы, конструктивная обратная связь, высокий уровень доверия, наличие определенного уровня негативных эмоций. Все, что регулирует среду для команды, прямо или косвенно связано с эмоциями, о которых мы понимаем крайне мало.

Есть два подхода к пониманию эмоций.  Первый — деление эмоций на различные группы и подгруппы с дальнейшим анализом. Эмоции можно разделить на несколько групп с «детскими названиями»: радость, злость, грусть, страх, любовь, удивление.  Количество эмоций различное, но конечное. Их не более тринадцати.

Второй подход — это схемы, которые объясняют, как наши ситуационные реакции формируются со временем.  Метафорически это означает, что способ, как люди используют свои эмоции, зависит от взаимодействия эмоций и разума, а это взаимодействие зависит от эмоционального опыта личности, а также усвоенных социальных и поведенческих навыков. Надо признать, что для многих людей эмоции — крайне запутанное дело. Мы начинаем думать или разговаривать о них только тогда, когда они достигают крайней формы. Мы физиологически не в состоянии управлять своими эмоциями, а чтобы их контролировать, необходимо их как минимум распознавать, чему нас никогда не учили. Хорошая новость — эмоциональная грамотность относится к тем навыкам, которым можно научиться.

Впечатление за 2 секунды

Кандидат приходит на собеседование с прекрасным резюме. Вы смотрите на него и немедленно чувствуете неприязнь, но ничего не можете с собой сделать.

Реклама на Forbes

Налини Амбади и Роберт Розенталь из Гарвардского университета захотели изучить справедливость суждения, которое мы выносим о человеке, впервые его увидев. В ходе эксперимента исследователи показали студентам 10-секундное видео с преподавателями, которых нужно было оценить по 15 разным параметрам. Потом они повторили этот эксперимент с другой группой, показав только 5 секунд от видео. В конце они оставили 2 секунды, чтобы оценить преподавателей для третьей группы испытуемых. Интересно, что оценки после 10 и 2-секундного просмотра оказались одинаковыми.

Эти и многие другие исследования позволили сделать вывод: мы решаем, верить ли человеку или нет, нравится он нам или нет, доверяем ли мы ему или нет, еще до того, как он откроет рот. Это механизм выживания, доставшийся нам от предков. Мы моментально отвечаем себе на три вопроса о собеседнике: друг или враг? Победитель или неудачник? Достоин доверия или нет?

Из чего состоит настроение

Кроме бизнес-лайфхаков существует всеми признанная концепция «эмоционального интеллекта». Эмоциональный интеллект EQ, придуманный двумя исследователями — Питером Саловей и Джоном Майером и популяризированный Дэниелом Гоулманом в его одноименной книге.  Он показывает способность человека распознавать эмоции, понимать намерения, мотивацию и желания других людей и свои собственные, а также способность управлять своими эмоциями и эмоциями других людей в целях решения практических задач.

В нас удивительным образом уживаются два ума. Рациональный ум — инструмент постижения, который мы способны осознавать. Он логичен, занят мыслями о повседневности, более заметен по своему результату в виде знания, отражает способность ума обдумывать и размышлять. Эмоциональный ум — другая система познания, мощная, импульсивная, иррациональная. Подобный механизм познания сложился за миллиарды лет эволюции. Эмоции и интуиция управляли нашей мгновенной реакцией в ситуациях, когда нам грозила смертельная опасность. В идеале должно существовать равновесие между рациональным и эмоциональным, когда эмоции питают и воодушевляют нас на действия рационального ума. И наоборот, рациональный ум облагораживает и в некоторых случаях запрещает проявление эмоций.

Сильные эмоции вроде тревоги и гнева могут создавать помехи, которые негативно влияют на оперативную память. Именно поэтому мы совершенно не можем здраво мыслить во время подобных аффектов. Один из полезных способов заметить эмоции на ранних этапах был предложен психологом Робертом Плутчиком, который разработал шкалу эмоций, или колесо эмоций. В нем большой интерес представляет переход от базовых эмоций (радость, доверие или страх) к производным эмоциям (гнев, неудовольствие, горе). Например, злость на самом нижнем уровне интенсивности — это досада, на самом высоком уровне колеса злость становится гневом. Почему это важно в рабочем процессе?

Давайте представим, что вы назначили нового руководителя проекта, но сомневаетесь, справится ли он с заданием. Сотрудник может испытывать первоначальные опасения, потому что сомневаются, сможет ли хорошо сделать работу. Опасение превращается в тревогу, что результат будет плохим. Если в команде не говорят об эмоциях, а вы как руководитель ее не заметили, чувство остается непризнанным и неуправляемым. Далее оно перемещается на следующий уровень «колеса Плутчика» и становится страхом.

Страх вызывает целый набор новых поведенческих моделей, куда входит обвинение других, нулевой прогресс, оборона, непродуктивные коммуникации. Если руководитель по-прежнему не урегулировал ситуацию, может возникнуть следующая форма эмоции — ужас. Тогда мозг не только полностью захватывают эмоции, не только проект терпит неудачу, но и сам человек совершает непонятные и непредсказуемые вещи. Для большей эффективности необходимо распознавать эмоции в момент возникновения.

Страх — самая мощная и первичная, базовая программа человека, еще одна эмоция, в которой скрыта сила. У человека есть миндалевидное тело — амигдала, область головного мозга, в которой зарождается чувство страха. Амигдала отвечает за то, что мы боимся 24 часа в сутки. У людей наблюдается разная активность амигдалы: у кого-то она более активна, у кого-то менее. Позитивное предназначение страха — безопасность, самозащита, выживание вида. Страх — результат действия древней программы в человеческом мозге, несмотря на то, что в современном мире 95% наших сигналов-опасений бессмысленны. Если в прежние времена человеку, чтобы выжить, нужно было защищать себя постоянно, то сейчас такой необходимости нет.  Страх встроен в нас настолько глубоко, что часто мы не можем ему сопротивляться. Отказываемся от действий по причине того, что нам страшно, воспринимая это как подсказку интуиции, но это всего лишь реакция мозга, который всегда сторонится всего нового, сообщает, что мы на неизведанной территории и готовых сценариев здесь нет. В работе команд страх является сильнейшим барьером — это страх осуждения, боязнь быть непонятым, отверженным или осмеянным, страх потери контроля.

Это «гремлины», как любят говорить коучи, — мифические существа, которые виноваты в неожиданно возникающих проблемах. У каждого они есть, но умеете ли вы с ними работать?

Ричард Никсон однажды сказал: «Люди сильнее реагируют на страх, чем на любовь. Этому не учат в школе, но это так»

Удивительные исследования были проведены для анализа чувства зависти. Зависть сложно назвать эмоцией в чистом виде, но она интересно влияет на работу команды. Марк Штейн, профессор управления и менеджмента в Лейчестерском университете Великобритании, высказал гипотезу, что опасения лидеров-руководителей, что подчиненные превзойдут их в работе, делают зависть «реальной проблемой в преемственности руководства». Более того, исследования Тани Менон, доцента университета штата Огайо, показывают, что зависть мешает обмену знаниями и инновациями, потому что эмоция зависти заставляет людей подключать страх конкуренции.

Эмоциональный день управленца

На практике любой руководитель с утра до вечера регулирует эмоциональное состояние себя и других. Короткое совещание в понедельник — как начнется, таким день и будет, с шуток, анекдотов или головомойки отдельных нерадивых членов команды. Они промолчат, но рептильный мозг поднимет нужный уровень тревоги, и кортизол не заставит себя ждать.

В течение дня руководитель узнает, что подрядчик испортил оборудование и поставки начнутся с большим опозданием. Он молча выслушает сотрудника, который принес плохую весть, прибережет «гнев» для подрядчика. У него уже выстроилась сюжетная линия комбинации гнева и злости. И если факты окажутся достоверными, его мотивация «порвать всех на части» усилится многократно.

Потом руководитель идет на производство и узнает, что бюджет на продукт увеличился раза в три. Его мозг четко отслеживает ситуацию и подгоняет необходимое количество страха, что проект закроется, его репутация будет испорчена. (Как я буду выглядеть?) Страх работает ежесекундно, и «гремлины» превращаются в монстров.

А вечером он выступает перед студентами, заставив себя сосредоточиться, вдруг начинает рассказывать о своих продуктах с огромной любовью, с гордостью о миссии компании, с нежностью о инженерах, которые меняют этот мир. Он доволен. Радость и удовольствие вытеснили все, что там накопилось за день.

Есть простое упражнение. Попробуйте представить разные предметы: cтол, водопад, самолет, машину. Никаких проблем не возникнет. Теперь попробуйте представить эмоции: радость, грусть, страх, злость. Для смены «образов эмоций» нам потребуется гораздо больше времени. В постоянной спешке у нас нет возможности переживать эмоции, но именно они влияют на работу вашей команды.

Поведение, которое вознаграждается и признается в большинстве организаций, — способность быть логичным, эффективным, решать сложные задачи и обладать способностями урегулировать проблемы. К сожалению, наиболее эффективные и яркие исполнители могут потерять наработанные навыки, когда эмоциональное состояние берет верх над рациональным началом. Это может быть вмешательство в ценности, значимое событие, меняющее жизнь, развод или недомогание. Организации могут ответить одним их двух способов: заменить излишне эмоциональных руководителей теми, кто действует по стандартам и разумно, или оказать поддержку.

У большинства людей, которые нас окружают, есть внутренние «эмоциональные шрамы», описанные в книге Максуэлла Мольца «Психокибернетика». И их воздействие на личность очень мощное. Организм всегда защищает нас от будущих травм, создавая рубцы, но «основные отношения травмированного человека с миром — это почти всегда отношения вражды. И он опирается не на принятие, сотрудничество, совместную работу и удовольствие, а на концентрацию соперничества, сражения и обороны».

Задача руководителя будущего в числе других задач — уметь распознавать, понимать и регулировать эмоциональный фон команды, потому что именно он во многом определяет энергию людей и создает среду.

Реклама на Forbes

Практические советы руководителю

— Разберитесь как можно глубже, какова ваши персональные ценности. Знание своих ценностей — ключ к пониманию того, почему определенные ситуации вызывают у вас эмоциональный отклик. Осознавая свои ценности, вы узнаете, почему вы ведете себя так или иначе в определенных ситуациях. Помните, что другие люди также готовы занять оборону и уйти в эмоциональное поле, если на кону их персональные ценности или убеждения.

— Тренируйте способность понимать свое самочувствие. Осознание своих эмоций прямо влияет на принимаемые вами решений и помогает сформировать репутацию руководителя, который не зависит от непредсказуемого настроения. Называйте эмоции, которые вами движут словами. «Сейчас я злюсь». «Мне страшно». «Я волнуюсь». Попробуйте регулярно оценивать происходящее с точки зрения возникающих эмоций. Старайтесь распознавать эмоции на ранних стадиях спирали.

— Обращайте внимание на среду и контекст, в котором вы работаете. Это даст возможность понять, почему ваша команда ведет себя так или иначе. Это также даст вам время, чтобы предпринять определенные действия, если ситуация или поведение выходят из-под контроля.

— Когда люди ведут себя странно или плохо, найдите время, чтобы выяснить причины такого поведения. Большинство ваших сотрудников — эмоциональные существа. За внешними обстоятельствами чаще всего скрывается то, что люди чувствуют.

— Пробуйте выделять «время тишины» для своей команды. У людей должны быть «тихие часы», когда их никто не трогает. Сотрудник может не читать почту, не отвечать.  Он может сам планировать свою деятельность и нести ответственность за свои действия.

— Включите в расписание время на себя. В нашей культуре, к сожалению, не ценится время, которое мы тратим на себя. Это может быть разговор не о работе, встреча с коучем, психологом либо просто интересным человеком. Это может быть формат «переключения», когда вы регулируете свое состояние, подпитывая положительные эмоции.

Реклама на Forbes

— Разрешите себе и своей команде говорить об эмоциях. «Эмоциональная смелость» помогает в решение сложных конфликтов или непродуктивных коммуникациях.

Что поможет команде накапливать критически важную массу «эмоциональной энергии»:

  • Неравнодушие и чуткость друг к другу. Именно забота друг о друге создает нужный уровень психологической безопасности.
  • Искры страсти к делу, клиенту, продукту. Большие цели, яркие образы и дофамин поддерживает нас в трудные времена. 
  • Креативные способы управления стрессами и конфликтами. 
  • Баланс критики и поощрения (коэффициент Лосада, или Losada ratio говорит нам, что на одно критическое замечание должно быть три «поглаживания» или похвалы).
  • Понимание сильных и слабых сторон каждого члена команды, потому что неизбежно наступает время, когда сильные должны помочь слабым.

В течение многих десятилетий считалось, что эмоциям нет места в рабочем мире и идеальный лидер— это тот, кто подходит к проблемам рационально и бесстрастно. Однако реальность такова, что эмоции неизбежны, когда группа людей собирается вместе на длительный период времени для работы над сложными задачами, и при эффективном использовании настроение и эмоции лидера могут быть скорее плюсом, чем минусом. Управление эмоциями — не самая легкая наука. Но, как сказала много лет назад Мария Кюри, «Ничего в жизни не надо бояться. Надо лишь понять. Сейчас пришло время понимать больше, чтобы бояться меньше». Я не сомневаюсь, что многие в этом непростом 2020 году согласятся со мной в одном: люди забудут то, что вы обсуждали,  люди забудут то, о чем вы договаривались, люди забудут то, что вы потом делали, но они никогда не забудут, как они себя почувствовали или как вы заставили их себя почувствовать.

Базовые эмоции, из чего они состоят и как влияют на нас

Большинство проблем связано с эмоциями человека. Каждый день мы испытываем базовые эмоции, порой противоречивые, на основе которых можем поступить неправильно. Мы можем злиться, можем разочаровываться, можем чувствовать бессилие, в общем, огромное количество состояний, которые нам не нравятся, но мы их чувствуем.

Из чего состоят базовые эмоции и как они влияют на нашу жизнь?

Хочу рассказать об одной идее, которая может помочь тебе во взаимоотношениях с родными и близкими тебе людьми.

Базовые эмоции — это простые эмоции, они не подразделяются и сами являются составляющими остальных сложных эмоций. К базовым эмоциям относят гнев, страх, отвращение, печаль, нежность, радость, удовольствие. Каждая из этих эмоций размещается в определенной части тела и характеризуется специфическими телесными ощущениями.

Базовые эмоции легко преобразуются в желания и действия. Со сложными эмоциями труднее, потому что это набор из нескольких эмоций, и каждая требует удовлетворения своей потребности. Переживая эмоцию, человек настраивает себя на определенные действия.
Иногда какая-то одна эмоция может превалировать и проявлять токсическое действие. Вспомните страх. Когда ты боишься, то порой начинаешь мыслить непродуктивно. Крайняя степень – ужас и паника. Возможно, чувствуешь беспомощность, хочется или убежать или нападать. Ты можешь в таком состоянии испортить отношения с близкими людьми, даже не осознавая.

Базовая эмоция, какая она?

Заметь, что, если речь идет о действительно близком тебе человеке, о супруге или о детях, по отношению к ним ты всегда испытываешь одно постоянное чувство. Ты можешь испытывать разные эмоции, они приходят и уходят, за исключением этого чувства, оно является фоном и никуда не исчезает. На самом деле если ты подождешь, когда пройдет любое другое чувство, то увидишь, что под ним есть то самое базовое чувство. Конечно же я говорю о любви. Именно она всегда является фоном. Попрошу тебя это замечать. Особенно в те моменты, когда всплывают какие-то другие чувства, которые могут разрушить отношения или повлиять достаточно негативно. Любовь должна быть базовым чувством, она неотъемлема, она никуда не исчезает, несмотря на то, что ты испытываешь множество разных эмоций помимо нее.

Заметь, что когда ты вспоминаешь, что любовь присутствует, твои действия меняются, твои реакции меняются. Даже ощущение человека поменяется – то, как он себя чувствует, то, насколько он хочет быть с тобою рядом.

Проблемы в отношениях нельзя решить логически. Чтобы преодолевать трудности, нужно начать понимать базовые эмоции человека. В какой-то сложной ситуации спросите себя – а что я сейчас чувствую? Доберитесь до базовой эмоции. Например, ты чувствуешь гнев. А по отношению к кому ты его чувствуешь? Почему ты его чувствуешь? Всегда есть кто-то или что-то, на что эта эмоция направлена. И как только ты поймешь, что ты чувствуешь и причину этих чувств, то сразу найдется и решение.



В.Д. Балин, А.В. Голушко

Функциональные структуры базовых эмоций и чувства

Поиск физиологических основ разных эмоциональных проявлений — тема достаточно традиционная для психологии и физиологии. При этом накоплено огромное количество эмпирического материала, обзор которого не является темой настоящей работы.

Более сложным, на наш взгляд, вопросом является проблема перехода от круга физиологических к кругу психологических явлений. В данной статье мы предлагаем схему психогенеза, которая поможет нам увязать достаточно убедительно эти два блока данных.

Что касается подхода к трактовке генеза эмоций, то мы придерживаемся так называемого эволюционного, согласно которому, эмоции — это результат формирования в процессе эволюции определенных приспособительных механизмов, способствующих адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни ( 5).

Для того, чтобы дать решение обозначенной в заглавии статьи проблемы, надо сделать предварительные пояснения.

Существуют два в известной степени независимых способа анализа-синтеза свойств среды (характеризующейся с точки зрения организма высокой неопределенностью, события в ней носят вероятностный характер).

1-й способ анализа-синтеза свойств среды. В процессе эволюции происходит закрепление в генетической памяти способов поведения, приводящих к успешной адаптации к условиям среды обитания. Эти образы действия закрепляются в виде генетических программ (ГП).ГП могут иметь разную сложность: от программы регуляции клеточного метаболизма до сложноорганизованных программ сексуального поведения, охоты, ухода за детьми и т.п. Под влиянием определенных сигналов, приходящих извне, эти ГП могут быть деблокированы и запущены. Одновременно может быть реализовано сразу несколько программ (батарея ГП).»Запущенная» ГП свидетельствует о том, что организм находится с окружающей средой в определенных отношениях, т.е. организм дает среде тем самым как бы оценку.

На базе ГП окружающая среда оценивается с точки зрения генетического опыта, эмоционально. Можно сказать, что эмоциональная оценка события — это одновременно подсказка субъекту того, как обычно оценивалось подобное событие ранее. Такая оценка является ядром любого психического акта.

2-й способ анализа-синтеза свойств среды. Внешний раздражитель, воздействуя на органы чувств и вызывая реакции отдельных рецепторов, создает картину в виде распределения возбуждений на выходах рецепторов, которое используется в дальнейшем для первичного анализа. В результате такого анализа выделяются отдельные признаки действующего стимула. Выделение признаков осуществляется посредством нейронов-детекторов. Каждому параметру объекта соответствует свой набор рецепторов и детекторов. Эта конструкция в совокупности называется локальным анализатором (отражает отдельное качество объекта). Сенсорный анализатор состоит из множества локальных(анализаторов признаков), на вход которых поступают сигналы только от определенной группы рецепторов.

Синтез поступающей по разным каналам информации идет таким образом, что постоянно происходит процесс совмещения разнохарактерной информации с целью выделения инвариантных характеристик, уточнения тем самым параметров объекта. Переработка информации в нервной системе с целью ее интеграции осуществляется определенными структурами — модулями, которые различаются по степени сложности, и производят обработку информации каждый по своему алгоритму. Чем больше модуль, тем более сложную информацию он может обрабатывать. Модулями являются микросети, локальные сети, колонки, поля и доли коры, полушария мозга (6 ).

Работа двух описанных механизмов отражения свойств окружающей среды(назовем их условно «эмоциональным» и когнитивным») идет параллельно. Один механизм работает для определения объективных характеристик события, а другой оценивает его смысл, давая организму возможность избегать крупных ошибок при программировании поведения. Такая возможность заложена в конструкции отражательной системы. Поскольку число признаков ситуации достаточно велико , а возможности сенсорных систем не безграничны, то Природа нашла способ того, как учесть все наиболее важные параметры среды, одновременно не перегружая сенсорные системы излишней информацией. Она начала объединять потоки информации в крупные блоки, формы, и по этой причине вся поступающая информация становится обозримой. Блокировка потоков информации подчиняется определенным законам. Некоторые из них таковы.

Для существования целого нужны элементы и отношения между ними. Чем большее число элементов составляет психическое целое, тем, вообще говоря, оно является более устойчивым, а элементы все в большей степени приобретают признак эквипотенциальности. Элементом психического целого может выступать материальный предмет или его символ, его «вакансия», а также отношения между элементами другого целого.

Не все элементы психического целого равноценны: некоторые играют роль доминанты, системообразующего фактора. Доминанта обладает такими свойствами: повышенные активность и вариативность активности, способность подавлять активность других элементов и интегрировать их активность. Изменения активности доминанты носят более сложный характер, нежели ее изменения у других элементов, причем изменения этой активности коррелируют с таковой у остальных элементов целого.

Психическое целое имеет многослойный характер, причем каждый слой представляет из себя сферу, вложенную в сферу с большим радиусом, аналогично строению земного шара. Число слоев достаточно велико, но можно говорить по крайней мере о трех основных сферах психического, каждая из которых в свою очередь также состоит из множества слоев. Эти сферы целесообразно назвать эндопсихикой, экзопсихикой и мезопсихикой.

Функции и свойства трех сфер психики таковы.

1.Эндопсихика. Ядро любого психического акта взаимодействия субъекта с объектом. Основу составляет генетическая память, в которой хранятся врожденные поведенческие программы. В долговременной памяти хранятся приобретенные при жизни навыки, привычки и т.п. Основная функция этой сферы — самозащита. Здесь формируются эмоции, состояния, чувства и мотивы. Эндопсихика проявляет себя в виде эмоционального фона, который сопровождает любое психическое явление, причем чем больше затрагиваются биологические интересы организма, тем сильнее эмоциональный фон.

Эндопсихика «видит» мир через призму своих реакций. Любая реакция вызывается определенными стимулами из внешней среды или их совокупностью. Основное назначение реакции — регуляция состояния организма с целью адаптации к окружающей среде. Но совокупность таких реакций отражает характеристики стимулов, которыми они «запускаются», и эта совокупность сама может служить инструментом для познания окружающего мира.

Регулируя себя, эндопсихика регулирует и отражение окружающего мира с позиций интересов организма. «Объективное» отражение внешнего мира осуществляется экзопсихикой, но смысл синтезированного ею образа определяется эндопсихикой. Мир с позиции эндопсихики виден обобщенным, он поляризован, акцентирован, состоит из «враждебных» и «дружественных» объектов и сил, поскольку в конечном счете любая врожденная реакция направлена на то, чтобы либо стремиться к объекту, либо избегать его.

2. Экзопсихика. Это внешний слой психического акта. Он управляет взаимодействием с окружающей средой. Её основу составляют сенсорные системы. Обрабатываемая здесь информация «специфична», объективна, связана с анализом среды по признакам. Экзопсихику составляют ощущения, восприятие, представление, воображение, словообразование. Видение мира с позиции экзопсихики отличается дифференцированностью и точностью. Такой мир выглядит несколько абстрактным, но он имеет предметный характер. Явления не иерархизованы, они рядоположены: в объективном мире все предметы и явления равноценны. Главный недостаток такого способа отражения — чрезмерная «объективность».

Из сказанного видно, что экзопсихика является более мощным инструментом взаимодействия организма со средой, нежели эндопсихика. Но первая имеет одно уязвимое место — она плохо учитывает прошлый опыт (онто- и филогенетический). Экзопсихика все постоянно как бы открывает заново, не учитывая того, что многие события повторяются. Эндопсихика наоборот, направлена на прошлый опыт. Её недостаток в том, что она статична, для неё внешний мир не меняется (в рамках индивидуальной жизни).

Таким образом, любая крайность в отражении окружающей среды снижает эффективность адаптации к ней. Нужна система, которая бы совмещала два способа отражения этой среды. Такой системой является мезопсихика.

3. Мезопсихика. Основная функция — совмещение возможностей организма с требованиями окружающей среды. Здесь происходит наложение «фигуры», сформированной экзопсихикой, на эмоциональный фон, который создается эндопсихикой. Любые психические явления в привычном для нас виде («фигура» + фон) формируются здесь. Мезопсихика отражает ситуацию наиболее адекватно с точки зрения интересов организма. Мезопсихика наносит » масштабную сетку» на фигуру, рисуемую экзопсихикой. Главный способ действия мезопсихики — совмещение, что позволяет получать новую информацию, для приобретения которой нет соответствующих рецепторных образований.

Психическое в известной степени «независимо» от субстрата, главное, чтобы при его формировании выполнялись определенные фундаментальные условия, некоторые из которых описаны выше. Можно сказать, что психика в целом «многосубстратна», а каждое психическое явление есть продукт эволюции, появившееся в свою историческую эпоху. Логическая схема образования психического явления такова:

Субстрат — элементы — функциональная структура — психическая функция — инвариант — психическое явление.

Исходя из описанной схемы психогенеза можно «сконструировать» любое психическое явление. Как сказано, эмоциональные явления мы относим к сфере эндопсихики, принимая за исходный элемент ГП. Но на практике о некоторой ГП мы можем судить только по ее проявлениям, которые объективно регистрируемы. Это реакции. Таким образом, реакция в нашем случае — это внешнее проявление ГП, точнее отдельных фрагментов ГП, реакции — это «осколки» ГП, одна реакция может быть фрагментом сразу нескольких ГП. Проиллюстрируем приведенные теоретические выкладки эмпирическими данными.

В нашем исследовании принимали участие студенты факультета психологии(36 человек). Они оценивали музыкальные произведения с помощью методики «Самооценка эмоционального состояния» , в которой используется перечень базовых эмоций (интерес, радость, удивление, горе, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина), предлагаемых К.Изардом (2,3). Производилась субъективная оценка 3 музыкальных произведений (С.Прокофьев-”Александр Невский”, Д.Шостакович -”Романс”из к-ф”Овод”, Г.Норис — джайв “Гоу-гоу”). Оценка производилась по шкале «Интенсивность эмоции» и «Частота встречаемости эмоции». Кроме этого, у тех же студентов производилось измерение 37 физиологических параметров с помощью методик регистрации ЭЭГ, ЭКГ, артериального давления(СД/ДД), ЧСС, дыхания (пневмография и спирометрия), тремора статического и динамического, кистевой силы (динамометрия). Все замеры производились на учебных занятиях.

Отследим два перехода: ГП(реакции) — базовые эмоции и базовые эмоции-чувства.

Эмоции

Субстрат это совокупность регуляторных систем организма: нервная, гуморальная, пищеварительная и т.п., а также центры регуляции, в первую очередь лимбика. Элементы — генетические программы, о которых мы можем судить по реакциям. Функциональные

структуры. За любой эмоцональной реакцией стоит некоторая совокупность базовых эмоций. Но за любой базовой эмоцией стоит совокупность ГП(реакций), которые обеспечивают работу группы систем регуляции в режиме, соответствующем наличной ситуации. С другой стороны, эмоции надстраиваются над состояниями. Базовые эмоции — это в некотором смысле дифференцированное состояние. Каждая базовая эмоция основана на достаточно узкой базе ГП (реакции).

В отличие от состояния, которое есть реакция на ситуацию в целом, базовая эмоция есть реакция на доминанту в структуре ситуации. Сторонники наличия базовых эмоций, как правило, выделяют порядка 10 типов доминант в окружающей организм животного среде — каждой из них соответствует своя базовая эмоция. Рассмотрим несколько примеров, где проведено соотношение между функциональной структурой, составленной элементами -реакциями и базовой эмоцией.

Эмоция удивление. В функциональную структуру входят такие признаки, как амплитуда альфа-ритма, измеренного в затылочных отделах коры справа и слева (А

макс. прав и А макс. лев),средняя частота ЭЭГ слева (fлев), асимметрия фронтов отдельных волн ЭЭГ справа и слева (?tправ и ?tлев), отношение этих фронтов волн слева (λt). Элементы образуют структуру в виде цепи. Интересно, что функциональную структуру базовой эмоции «Удивление» образуют только энцефалографические признаки.

Эмоция страх. Элементами являются только вегетативные показатели, причем имеется доминантный признак: СД(систолическое давление). Остальные признаки здесь таковы: ДД (диастолическое давление), СДД (среднее динамическое давление), СрД (среднее артериальное давление — (СД + ДД)/2 ), ОД (объем дыхания). Структура имеет вид звезды с центральным элементом

СД.

Эмоция радость. Элементами являются вегетативные, ЭЭГ-показатели и характеристики деятельности двигательной системы. Имеется доминанта — МОД (минутный объем дыхания). Другие элементы структуры -ВИ (вентиляционный индекс), ОД, СрД, tлев ТД прав (тремор динамический справа).

Эмоция презрение. Структуру образуют три элемента:

Δtлев , ПСК (периферическое сопротивление кровотоку), ЧСС (пульс). Структура имеет вид цепочки.

Эмоция отвращение. Имеется доминантный признак — СДД. Элементами являются ДД, СрД, ПСК, альфа-индекс справа и слева,

Δtлев , Δtправ, λtлев.

При изучении структуры базовых эмоций мы обратили внимание на то обстоятельство, что одни из них связаны преимущественно с ЭЭГ-показателями, а другие с вегетативными или соматическими. Эти связи были проанализированы и все 10 эмоций в результате были разбиты на 2 подгруппы. Первую подгруппу составили эмоции, находящиеся под преимущественным влиянием вегетативной нервной системы(т.е. эволюционно более древней), а вторые — центральной. Первую группу составляют — гнев, страх, отвращение, интерес и радость. Вторую — удивление, горе, стыд, презрение и вина. Психическая функция. Их несколько: сигнальная, оценочная, регуляторная, отражательная, переключающая, подкрепляющая, компенсаторная. Инвариант. Для каждой базовой эмоции инвариантом является совмещенная часть нескольких ГП. Такой инвариант отчужден, осознан и обозначен. Психическое явление. Это дифференцированные, отчужденные и поименованные состояния. В эмоциях присутствует когнитивный компонент(точнее, в эмоциональных реакциях, которые «отделяются», отчуждаются и уже воспринимаются субъектом в некотором смысле как «не свои», чего нет в состояниях). Кроме этого, эмоции длятся по времени меньше, чем состояния (здесь можно сказать, что эмоциональные реакции — это фазическая реакция совокупности ГП, а состояния — тоническая). Каждая эмоционольная реакция имеет меньшую «базу» физиологических реакций. Формы эмоциональных реакций различаются между собой степенью дифференцированности, интенсивностью, направленностью на объект, порогом возникновения эмоциональных реакций, лабильностью, длительностью и т.п.

Чувства

Субстрат

— чувства строятся на том же самом субстрате, что состояния и базовые эмоции, но кроме этого сюда следует добавить и корковый компонент, в том числе ассоциативные зоны мозга. Элементы — совокупность базовых эмоций. Функциональная структура. Это паттерн базовых эмоций, эмоциональная фраза, организованная по законам существования целого, которое соблюдается в любом естественном и искусственном языке. В этом смысле чувства — инструмент познания окружающей среды, как и ощущения (которые иногда называются чувствами, у которых есть органы чувств). Для иллюстрации сказанного можно привести данные нашего исследования. Как мы говорили, чувство — это эмоциональная фраза, построенная на основе базовых эмоций. Хорошей процедурой, позволяющей свести воедино множество элементов, является факторный анализ. Матрица интеркорреляций базовых эмоций была подвергнута факторизации. Были проанализированы факторы, связанные с прослушиванием мелодий 1 и 2. Оказалось, что каждый фактор, который мы теперь интерпретируем как эмоциональная фраза (чувство), можно обозначить двумя словами. Основную нагрузку в этом названии несет существительное. Но к нему есть всегда определение: опредмеченное горе, заинтересованная радость, холодное отвращение и т.п. Каждая мелодия вызывает не одно чувство(эмоциональную фразу), а несколько, причем наиболее вероятное чувство соответствует первому фактору, менее вероятное — второму и т.д.Эти чувства периодически сменяют друг друга, отражая тем самым неоднозначный характер стимула (сложного музыкального произведения). Приведем примеры.

При прослушивании первой мелодии наиболее вероятным чувством будет «Оскорбленное самолюбие» (в фактор вошли базовые эмоции «Интерес», «Горе», «Гнев», «Презрение» и «Стыд»). Далее — «Активное самоутверждение» («Радость», «отсутствие Горя», «отсутствие Отвращения», «Презрение»). Третий фактор мы назвали «Предвкушаемая борьба». В него входят «Радость», «Удивление», «Гнев», «Страх» и «Стыд»).

Вторая мелодия точно так же вызывает сложные чувства. Первый фактор назван «Стыдливой заинтересованностью»(«Интерес», «Радость», «Удивление», «Стыд»). Второй — «Агрессивная депрессия «(«отсутствие Радости», «Горе», «Гнев», «Отвращение» и «Презрение»). Третий фактор — «Испуганная вина». Его образуют «отсутствие Гнева», «Страх», «Вина». Заметим, что если признак коррелирует с фактором отрицательно, то в приведенных перечнях мы добавляем вместо слова» минус» слово «отсутствие», например «отсутствие Горя», «отсутствие Отвращения” и т.п. Психическая функция. Главная функция чувств — это познание, т.е. когнитивный компонент выражен в них значительно сильнее, чем регуляторный, хотя последний также не следует игнорировать. В языке имеется некоторая путаница с этим термином. Чувства — то, с помощью чего познается окружающий мир. Почему же вдруг некоторые эмоциональные явления называются чувствами? Да потому, что можно познавать окружающий мир двояко: либо напрямую, через органы чувств, либо через себя, анализируя свои реакции на события. Совокупность таких реакций сама по себе несет некоторую информацию об окружающей среде. Проиллюстрируем сказанное результатами небольшого лингвистического исследования.

Для обозначения чувства и ощущения во многих языках используется одно и то же слово.

В английском языке это существительные sense и sensation, в немецком-Gefuhl, глаголы с двумя значениями (ощущать и чувствовать) — fьhlen и spьren , французские существительные sentiment, sens и глагол sentir. В болгарском чувство переводится и как чувство и как ощущение, а глагол чувствувам — чувствовать и ощущать. Словарь С.И. Ожегова выделяет несколько значений слова чувство, среди которых есть значение ощущение (“способность ощущать, испытывать, воспринимать внешние воздействия, а также самое такое ощущение”).Чувствовать в русском языке означает одновременно и переживание какого-нибудь чувства и ощущение.

Таким образом, чувство-переживание и чувство-ощущение имеет одну лингвистическую форму, указывая, быть может, на некоторое сходство этих двух феноменов.

Еще одним подтверждением сказанного является использование слова чувство для обозначения анализаторов и чувствительности. Так в английском языке feel и feeling обозначают и чувство-переживание и органы чувств (5 feels-5 чувств). По немецки 5 чувств будет 5 Gefuhle, то же слово означает и чувство-переживание и ощущение. 5 sens (5 чувств) во французском языке тоже имеет значение чувства-переживания. Болгарское чувство также является и обозначением чувствительности- петте чувства (пять чувств).5 чувств в русском языке обозначает пять видов ощущений и пять анализаторов.

В некоторых языках глаголы, переводящиеся как ощущать и чувствовать имеют кроме этого значение, указывающее на конкретный вид чувствительности. К примеру, французский глагол sentir связан с обонянием (нюхать, отдавать, пахнуть), немецкий глагол fuhlen-с осязанием (ощупывать).В русском языке корень чув (от чувствовать) происходит скорее всего от чую, т.е., чувствую носом. Глагол чувствовать еще имеет значение осязания(чувствовать прикосновение).Английское feel переводится и как осязать.

Таким образом, можно предполагать ,что ощущения и чувства находятся на одном феноменологическом уровне, выполняют схожие функции, имеют сходные характеристики.

Вероятно, эти общие характеристики можно обнаружить с помощью выявлениядополнительных значений к уже известным значениям “ощущать” и “чуствовать”. Так, корень немецкого глагола spuren (ощущать, чувствовать) — spur переводится как след. Существительное Besinnung, опосредовано связанное через корень Sinn с органами чувств (Sinnesorgane), имеет значение память, кроме значения чувство. Переживание во французском языке-vive impression может быть переведено еще и как живой след, оттиск. В русском существительное впечатлительность имеет корень печат, т.е., след.

По всей видимости, наряду со следами восприятия существуют эмоциональные следы, следы переживания, которые являются определенного рода установками, т.е., в некотором смысле структурируют воспринимаемый субъектом мир.

Такое предположение объясняет перевод слова чувство, ощущение в разных языках как смысл, значение, понимание, мнение. Это относится к английскому sense, французскому sens, sentiment и однокоренному глаголу sentir (чувствовать, ощущать, понимать).Немецкое Sinn, образующее Sinnesorgane (органы чувств), означает, кроме чувства, смысл, значение, понимание. Болгарское чувствам переводится как чувствовать, ощущать, понимать.

Психическое явление. Чувства чаще всего возникают в социальной среде, по причине чего их иногда называют социальными эмоциями. Г.Х.Шингаров считал, что чувства отвечают за «гомеостаз» общественного организма.(7). Это так, но, на наш взгляд, не это главное. То, что чувства чаще всего возникают в социальной среде заслонило их суть: то, что это своеобразная эмоциональная фраза. Чувствами можно обмениваться, с их помощью можно «говорить», передавать информацию. Инвариант — общая, совмещенная часть базовых эмоций. Такая совокупность несет некий смысл. Чувства обладают теми же свойствами, что и эмоции. Но у них ярче выражается когнитивный компонент, они более богаты, более противоречивы (амбивалентны), более ситуативны, конкретны, адекватны. Одна и та же ситуация стимулирует образование разных сочетаний базовых эмоций.

Таким образом, мы предлагаем некоторую иерархию понятий, обозначающих явления эндопсихики. В основу положены ГП, внешним проявлением которых являются физиологические реакции. Совокупность ГП(реакций), активизированных ситуацией в целом мы называем состоянием. Более дифференцированная совокупность ГП(реакций),вызванная доминантным стимулом в окружающей организм среде дает нам базомую эмоцию. Сочетание базовых эмоций мы трактуем как эмоциональная фраза,называя ее чувством.

Ранее мы показали,что экзопсихика как бы создает физическое пространство индивида. Эндопсихика преобразует его в психологическое, акцентируя его и выделяя доминанты, т.е. осуществляет определенное преобразование характеристик физического пространства (1). Приведенные в настоящей статье данные позволяют несколько прояснить психологические механизмы такого преобразования.

Поскольку эндопсихика функционирует за счет генетической памяти, а “запущенная” ГП — это последовательность некоторых действий, то можно предположить, что эндопсихика создает ритмический рисунок синтезируемого экзопсихикой физического пространства, преобразуя его тем самым в психологическое. Опирается она тем саммым на эндоритмику. Учитывая все вышесказанное, можно предположить, что эмоции задают временные характеристики окружающей среды, т.е. делают мир 4-мерным. Благодаря эмоциям мы воспринимаем движение и изменения в окружающей нас среде. Базовые же эмоции указывают на характер конкретного преобразования физического пространства при его трансформации в психологическое.Точно ответить на вопрос, какие преобразования осуществляются с помощью той или иной базовой эмоции мы пока н6е можем, в частности и потому, что еще нет общепризнанного перечня таких эмоций. Можно,однако, предположить, что положительные эмоции “приближают” объект к субъекту, а отрицательные — “удаляют”. Такие эмоции, как “Интерес”,”Горе”,”Гнев”, “Отвращение” способствуют выделению доминантного признака в среде, т.е. как бы “вспучивают” пространство. “Радость” и “Презрение” наоборот,уравнивают элементы окружающей среды, делая их рядоположенными. Тем не менее, для того, чтобы решить данную проблему более детально, необходимо проведение специального исследования.

 

 

Литература

1.Балин В.Д. Психическое отражение и соотношение свойств физических и психологических пространства и времени. В кн. Теоретические и прикладные вопросы психологии (параметры личности). В.2, часть 2.С-Петербург,1996

2.Изард К. Эмоции человека.М.,1980.

3.Крылов А.А.(ред.) Практикум по общей и экспериментальной психологии. Л.,1987.

4.Лазурский А.Ф. Классификация личностей. В кн. Психология индивидуальных различий. Тексты. Под.ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романовой. М., 1982.

5.Немов Р.С.Психология. Книга 1.Общие основы психологии. М.,1995.

6.Шеперд Нейробиология.М., 1987.

7.Шингаров Г.Х. Эмоции и чувства как формы отражения действительности.М.1971.

Сайт создан в системе uCoz

основных и сложных эмоций | Психология сегодня

Источник: Wikimedia Commons

В философии и психологии принято разделять эмоции на две группы: основные и сложные эмоции.

Сложные эмоции, такие как горе, сожаление и ревность, имеют очень разные проявления и составы.

Основные эмоции, которые включают печаль, гнев, страх, отвращение, презрение, радость и удивление, называются так, потому что они связаны с универсально узнаваемыми выражениями лица (см. Изображение).Например, с отвращением вы видите приподнятую верхнюю губу, морщинистую переносицу и приподнятые щеки.

Хотя базовые эмоции иногда сопровождаются уникальными выражениями лица и поведенческими реакциями, нет однозначного соответствия между эмоциями и тем, как они проявляются. Возьмите универсально узнаваемые выражения лиц. Очень талантливые актеры могут имитировать эти выражения лица, не испытывая при этом связанных с ними эмоций. И наоборот, большинство из нас мастера подавлять выражения лица, сопровождающие эмоции.Вы можете искренне грустить, но, тем не менее, широко улыбнуться перед тем, как войти на свое рабочее место, тем самым обманывая коллег, заставляя их думать, что вы веселый человек.

Даже когда наши эмоциональные выражения отражают нашу внутреннюю ментальную жизнь, они не обязательно должны быть универсально узнаваемыми. Это связано с тем, что базовые эмоции могут вызывать множество других выражений помимо уникальных выражений лица, физиологических реакций и склонности к действию. Примеры:

  1. Сильная грусть может вызвать выражение лица, почти неотличимое от гнева или ярости.
  2. Легкая грусть может вообще ни на что не походить.
  3. Когда одновременно присутствует несколько эмоций, одна из них может преобладать и проявляться на вашем лице.
  4. Когда эмоции длятся долго, они появляются и исчезают из вашего сознательного осознания. Когда вы их не замечаете, их гораздо труднее обнаружить.

Базовые эмоции, вероятно, внесли значительный вклад в наше выживание с начала истории человечества. В этом смысле «базовая» — в том смысле, в каком она встречается в «базовой эмоции» — просто означает изначальная (эволюционно базовая).

Но если эмоция действительно проста, как она может иметь больше основных компонентов? Сделайте сюрприз. Мы можем разделить удивление на два ответа: один — это положительное чувство интереса и удивления, а другой — отрицательное чувство паники. Зачем называть удивление «основным», если оно состоит из других эмоций?

Причина в том, что «базовый» не означает «не хватает компонентов».

На самом деле, сложные эмоции сильно различаются в зависимости от того, как они выглядят у разных людей, ситуаций и культур.Хотя горе часто воспринимается как смесь удивления, отрицания, печали и гнева, у некоторых людей или культур горе может быть совершенно другим. Например, некоторые люди скорбят о потере, даже не проявляя гнева. Другие скорбят, будучи в абсолютной ярости.

Говорят, что горе состоит из удивления, отрицания, торга, страха, гнева, печали и принятия. Эти компоненты обычно не присутствуют одновременно во время эпизода скорби, но имеют тенденцию происходить последовательно, а не обязательно в том порядке, в котором я их только что перечислил.Хотя горе может включать в себя эти строительные блоки, оно может проявляться множеством других способов. Если убыток был ожидаемым, неожиданность может и не быть составляющей. Если вы оплакиваете смерть любимого человека, горе не может быть связано с отрицанием или торговлей. Если, напротив, вы скорбите о разрыве, вы можете пройти длительные периоды отрицания того, что разрыв действительно является разрывом, и яростно вести переговоры и торговаться со своим бывшим. Горе также может включать изменения настроения, включая чувство депрессии, отчаяния, меланхолии, раздражительности или беспокойства, а также временные изменения в проявленных чертах личности, например, переход в сторону изоляции, незащищенности, эмоциональности и бдительности.

Вероятно, поскольку сложные эмоции могут быть смесью различных психических состояний у разных людей, ситуаций и культур, они не вызывают общепризнанного выражения лица.

Новая теория сложных эмоций

Мы обновили вселенную Роджера Харгривза «Маленькие мисс и мистеры Мужчины», чтобы включить в нее некоторые из наших новых эмоций. Иллюстрация: Зоар Лазар

Эта статья была представлена ​​в информационном бюллетене с рекомендациями по чтению One Great Story , New York . Зарегистрируйтесь здесь , чтобы получать его каждую ночь.

Где-то в прошлом году я наткнулся на слово « похмелье», «» — неологизм, обозначающий тревогу, вызванную похмельем. Я съежился, когда прочитал это; это было так фальшиво.

Самым душевным страданием, которое я когда-либо испытывал во время похмелья, было легкое поддразнивание в групповом чате. А потом, прошлой осенью, утром после ночной пьянки, я проснулся с учащенным сердцебиением и ощущением сжатия в груди, как будто я спал под дюжиной утяжеленных одеял. Я подумал о том, что сказал и сделал накануне вечером, и физические ощущения усилились.

Это случилось снова и снова. У меня не было похмелья уже несколько месяцев, в основном потому, что я их сейчас боюсь.Всегда ли мой мозг и тело так реагировали на похмелье? Или знание о похмелье каким-то образом повлияло на то, как я переживаю похмелье? Мне бы хотелось думать, что я не такой уж внушаемый, но некоторые новые, несколько противоречивые исследования того, как и почему мы чувствуем наши чувства, утверждают, что язык не просто описывает чувство. Он также может это изменить.

Похоже, я знаю, что такое чувство. На протяжении столетий и древние философы, и современные психологи пришли к одному и тому же основному пониманию того, что существует ограниченное количество дискретных человеческих эмоций, заданных человеческой психикой.Конфуцианский текст Liji перечисляет семь чувств, которые считаются врожденными: радость, гнев, печаль, страх, любовь, ненависть и желание. Пятнадцать столетий спустя Рене Декарт поддержал эту идею, назвав чудо, любовь, ненависть, желание, радость и печаль шестью «примитивными страстями». В 1970-х годах известный психолог Пол Экман выделил шесть «основных эмоций» — некоторые из них вы можете узнать из актерского состава Disney / Pixar Inside Out : счастье, печаль, гнев, отвращение, страх и удивление.(Иногда сюда добавляется и презрение.) Совсем недавно Экман и другие исследователи увеличили число до 27, добавив такие эмоции, как эстетическая оценка, сопереживание боли, ностальгия и неловкость.

Дело в том, что, согласно результатам нескольких тысячелетий исследований, существует ограниченное количество способов чувствовать. Иногда может показаться, что мы испытываем «новую» эмоцию, но если присмотреться, вы обнаружите, что известные эмоции накладываются друг на друга. Новомодная эмоция, например, FOMO, вероятно, представляет собой нечто вроде зависти, наложенной поверх страха, может быть, с небольшой грустью.Эмоции — это то, что они есть, и они существуют одинаково в каждом из нас, независимо от того, признаем мы их такими, какие они есть, или нет.

Во всяком случае, это один из способов взглянуть на чувства. Самым безумным в изучении человеческих эмоций является то, что исследователи даже не пришли к согласию в отношении определения того, что они изучают. (Это не является уникальным явлением среди социальных наук; исследователи, изучающие личность или интеллект, борются со схожими семантическими битвами.)Пять из них отличаются в деталях, но в целом они согласны с тем, что эмоция — это объективное состояние, которое проявляется различными надежными и измеримыми способами, включая поведение, выражение лица, частоту сердечных сокращений, артериальное давление и уровни гормонов стресса. И еще есть шестая теория: сконструированные эмоции.

Эта теория, представленная в 2006 году Лизой Фельдман Барретт, нейробиологом и психологом из Северо-Восточного университета, утверждает, что эмоции — это не просто биологические сущности. Это правда, говорит Барретт, что некоторые физиологические ощущения можно различить и измерить.Она разделяет их на две категории: спокойствие и нервозность (что ученые называют «возбуждением») и приятное и неприятное (то, что ученые называют «валентностью»). Но эти биологические сигналы — не эмоции. По ее словам, эмоция — это то, как наш мозг интерпретирует эти ощущения, используя нашу культуру, наши ожидания и наши слова.

Это раздражающая, пограничная ненаучная точка зрения многих коллег Барретта. Ученые любят точность. Им нравятся такие таксономии, такие как царство-тип-класс-порядок-семейство-род-виды, и сортировка каждого нового открытия по его собственному таксону.«Несомненно, наши нынешние категории эмоций будут пересмотрены, и, вероятно, их необходимо будет разделить», — пишут авторы книги «Нейробиология эмоций» , критикуя теорию сконструированных эмоций. «Но мы решительно утверждаем, что это эмпирическая задача научного открытия, а не процесс социального конструирования, при котором мы можем просто составить любые категории эмоций, которые нам нравятся». Барретт не согласен. Дело не в том, что эмоции ненастоящие. Они очень настоящие. Просто они тоже созданы вашим мозгом.

Мозги любят концепции. Когда вы сталкиваетесь с чем-то, чего раньше не испытывали, ваш мозг не спрашивает себя: «Что это?» Он спрашивает: «На что, по моему опыту, это похоже?» Когнитивные ученые называют это «концептуальным сочетанием» и считают, что это «одна из самых мощных способностей человеческого мозга», — говорит Барретт. Таким образом мы начинаем понимать наше окружение с младенчества. Барретт рассказывает мне об известном типе экспериментов, в которых исследователи показывают младенцам серию новых предметов: допустим, вы начинаете с мягкой голубой игрушки.«Вы очень намеренно говорите ребенку:« Послушай, милый, это болван », — говорит Барретт. «А вы кладете бугорок вниз, и он поскрипывает». Затем вы показываете малышу круглый перистый предмет оранжевого цвета и снова говорите: «Послушай, милый, это же шишка». Ставишь бугорок, а он поскрипывает. Наконец, вы показываете малышу третью игрушку, может быть, острый блестящий оранжевый треугольник. Вы снова говорите: «Послушай, милый, это болван». И ребенок теперь будет ожидать, что эта штука пищит. Именно так наш мозг понимает все, включая, как утверждают Барретт и другие сторонники сконструированных эмоций, наши собственные чувства.

Для непрофессионала интересно думать, что эмоции более субъективны, чем мы могли себе представить. Для нейробиологов это больше, чем философский спор. То, как они решают определять эмоции, меняет их подход к поиску лечения эмоциональных проблем, включая расстройства настроения, такие как депрессия или тревога. Барретт утверждает, что если бы эмоции были чисто биологическими, то можно было бы ожидать, что эмоции будут выглядеть одинаково в мозгу каждого человека. Тем не менее, в нескольких исследованиях исследователи сканировали мозг людей, которые утверждали, что испытывают одни и те же эмоции, такие как страх, и данные фМРТ этих исследований не имеют много общего.

Если все человеческие эмоции сконструированы, это означает, что их также можно деконструировать или даже реконструировать.

Дэвид Дж. Андерсон, соавтор книги The Neuroscience of Emotion и нейробиолог из Калифорнийского технологического института, указывает, что у мышей он был способен вызывать защитное поведение, такое как замирание или бегство, — какие животные ( и люди) обычно проявляются в состоянии страха, стимулируя «очень специфические популяции нейронов в очень специфических областях мозга», таких как миндалевидное тело или гипоталамус.Его и другие исследования предполагают существование множества «цепей страха» в мозгу, которые участвуют в создании эмоций, таких как страх или тревога. «Тот факт, что не существует единого и единственного локуса, который участвует в эмоции, не означает, что в мозгу вообще нет географии эмоции», — говорит он.

Это страх, а также отвращение заставляют меня задуматься, когда я рассматриваю теорию сконструированных эмоций. Если эмоции конструируются, то почему многие из нас конструируют одно и то же, когда видят змею? Известная пациентка, известная как С.М., получила повреждение миндалины из-за редкого генетического заболевания; в результате она не чувствует страха.Змеи ее не беспокоят, как выяснили исследователи на собственном горьком опыте. «Ей нужно было воздерживаться от игр с теми, которые на самом деле были бы для нее довольно опасными», — сказал NPR в 2015 году Антонио Дамасио, нейробиолог из Университета Южной Калифорнии, изучавший SM.

«Я думаю, если вы разместите их по порядку, страх, отвращение и агрессия, вероятно, будут тремя наиболее очевидными. Доказательства того, что у других животных есть эти эмоции, свидетельства наличия у них определенных областей мозга, просто ошеломляют », — говорит Ральф Адольфс, нейробиолог из Калифорнийского технологического института и другой соавтор книги « Нейробиология эмоций ». «С другой стороны, — продолжает он, — вот и все».

Когда дело доходит до социальных эмоций, например, таких как смущение или чувство вины, свидетельства нейробиологических маркеров становятся гораздо более мутными. «Вы определенно не найдете их у крыс», — говорит Адольф. «Может быть, вы найдете их у собак, но трудно сказать, антропоморфизируемся ли мы».

Это действительно имеет определенный интуитивный смысл в том, чтобы думать, что уникальные человеческие социальные эмоции создаются социально. Возможно, не существует биологической закономерности, предсказывающей злорадство, но это не значит, что я не наслаждался им, когда смотрел документальный фильм HBO о Элизабет Холмс.Или подумайте об этих вирусных списках «непереводимых эмоций с других языков»; начинает казаться разумным и даже очевидным, что окружающая среда должна формировать наши эмоции. Но сделайте еще один шаг: если, как утверждает Барретт, все человеческие эмоции сконструированы, это означает, что они также могут быть деконструированы или даже реконструированы.

В декабре 2017 года Барретт выступила с докладом на TED, в котором заявила, что у вас больше контроля над своими эмоциями, чем вы думаете. Я застенчивый читатель самоучителя воодушевлен словом «Контроль». Представление о том, что вы можете трансформировать свои эмоции с помощью слов — я хочу отметить случайных прохожих и спросить их, слышали ли они хорошие новости. Я хочу рассказать им об исследованиях в области психологии, которые показали, что изменение того, что вы называете чувством, может изменить то, как вы его чувствуете. В многочисленных исследованиях студентам предлагалось интерпретировать бабочек перед экзаменом одним из двух способов: либо как тревогу, либо как возбуждение. И разве вы не знаете, взволнованные бабочки лучше показали себя на тестах.

Ой, но тогда тошнота побеждает оптимизм.Неужели я действительно должен прожить жизнь, тщательно продумывая каждое чувство, которое я чувствую? Теперь я так себя чувствую; нет, подожди — теперь я чувствую это по-другому. Теперь я чувствую, что это какая-то эгоцентричная чушь миллениалов. Кроме того, разве депрессия не должна быть если не вызвана, то хотя бы связана с чрезмерной самооценкой? И что мы должны делать с расстройствами настроения, такими как депрессия, в контексте этой теории?

Критики теории Барретта опасаются, что принятие этой идеи означало бы отказ от большинства видов лечения.«В некоторой степени да, мы конструируем нашу собственную депрессию и тревогу», — говорит Адольф. «Но это не вся история, иначе наркотики никогда бы не сработали!» Но что ж, антидепрессанты не всегда работают. Исследование, опубликованное в журнале The Lancet в 2018 году, показало, что все 21 из исследованных антидепрессантов были более эффективными, чем плацебо, и для людей, которым они помогают, они могут спасти жизнь. Но другие исследования показали, что примерно у 60% симптомов у пользователей улучшатся симптомы в течение примерно двух месяцев.Барретт предположил, что депрессия может быть результатом хронического дисбаланса в организме. Другими словами, это не обязательно просто проблема мозга.

Когда я впервые натолкнулся на теорию Барретта, я подумал об интервью, которое я однажды прочитал с тетрахроматом — женщиной, которая утверждает, что может видеть 100 миллионов цветов. Для нее просто съесть чернику — это целое дело. «Цвет кожи такой разнообразный», — сказала она. «Синие, пурпурные, серые, золотые, пурпурные, лазурные, а затем, когда вы их кусаете, вы получаете все типы серого, желтого, зеленого, золотого, лаймового, розового, фиолетового… Я так часто смотрю на них, когда ем: кожа и неожиданные цвета внутри.”

В последнее время мне было немного грустно, но я замечаю оттенки печали, такие как цвета черники. Одиночество, смущение, разочарование, небольшое сожаление, небольшое экзистенциальное отчаяние. Что-то в названии градаций чувства действительно меняет мое восприятие этого чувства; это заставляет жизнь казаться немного более фактурной и намного более интересной. («Я так часто смотрю на них, когда ем».)

Это напоминает мне другое исследование, в котором русскоязычные были лучше, чем говорящие по-английски, в тесте на быстрое различие между светло-синим и темно-синим.В русском языке есть отдельные слова для синего ( siniy ) и голубого ( goluboy ), что говорит о том, что для русскоговорящего эти цвета столь же различны, как красный и розовый. Авторы исследования писали, что не то чтобы англоговорящие люди не могли различить светлый и темный синий цвет, а «скорее, русскоговорящие не могут не различать их».

Может быть, теперь, когда я определил разницу между одиночеством и более расплывчатой ​​формой печали, я тоже не могу не различать их.Психологические исследования показали, что люди, которые лучше выражают свои эмоции словами, с меньшей вероятностью будут проявлять деструктивное поведение, такое как запойное пьянство или членовредительство. «Вместо того, чтобы переходить, не задумываясь, прямо к компульсивному поведению», — пишет психиатр Марк Эпштейн в своей книге 2018 года « Совет не дан», , «определение чувства позволяет сделать паузу». Во время этой паузы вы рассказываете себе историю об эмоции, о том, как она возникла и как она может уйти, исходя из того, когда вы испытывали ее раньше.Младенцы ожидают, что будут пищать шишки; Я ожидаю, что одиночество — отстой. Но по крайней мере я знаю, с чем борюсь. Мне было трудно принять то, что, если эмоции не запрограммированы биологически, в наших эмоциональных состояниях нет объективной правды. Бешеное сердце и рассеянный разум могут быть доказательством того, что вы падаете в L-O-V-E или что вы запаниковали. Оба верны; ни то, ни другое не является правдой.

То же самое и с тревогой. Какое-то время я был как бы зол на то, что узнал об этом чувстве.Но затем, в середине эпизода паники, я перестал мысленно перечислять причины, по которым все меня ненавидят, и вместо этого подумал о том, что физиологические симптомы были реальными, а то значение, которое я им приписывала, возможно, не было. Эмоции на 100 процентов реальны и на 100 процентов придуманы. Думаю, нам лучше начать придумывать хорошие.

* Эта статья опубликована в журнале New York Magazine от 3 февраля 2020 г. Подпишитесь сейчас!

One Great Story: Ежедневный информационный бюллетень для лучших из

Нью-Йорка

Одна история, которую вы не должны пропустить сегодня, отобранная редакцией New York .

Условия использования и уведомление о конфиденциальности Отправляя электронное письмо, вы соглашаетесь с нашими Условиями и Уведомлением о конфиденциальности и получаете от нас электронную переписку.

Распознавание основных и сложных эмоций у детей с аутизмом: межкультурные исследования | Молекулярный аутизм

  • 1.

    Куусикко С., Хаапсамо Х., Янссон-Веркасало Э., Хуртиг Т., Маттила М.-Л., Эбелинг Х., Юссила К., Белте С., Мойланен И. Распознавание эмоций у детей и подростков с расстройствами аутистического спектра.J Autism Dev Disord. 2009; 39: 938–45.

    PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Ульяревич М., Гамильтон А. Распознавание эмоций при аутизме: формальный метаанализ. J Autism Dev Disord. 2013; 43: 1517–26.

    PubMed Статья Google ученый

  • 3.

    Голан О., Синай-Гаврилов Ю., Барон-Коэн С. Кембриджская батарея распознавания лица и голоса для детей (CAM-C): комплексное распознавание эмоций у детей с расстройствами аутистического спектра и без них.Молочный аутизм. 2015; 6:22.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 4.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 5-е изд. VA: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

    Книга Google ученый

  • 5.

    Худеполь М.Б., Робинс Д.Л., Кинг Т.З., Генрих С.К. Роль восприятия эмоций в адаптивном функционировании людей с расстройствами аутистического спектра.Аутизм. 2015; 19: 107–12.

    PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Foxe JJ, Молхольм С. Десять лет на мультисенсорном форуме: размышления об эволюции области. Мозг Топогр. 2009. 21: 149–54.

    PubMed Статья Google ученый

  • 7.

    Хэвиленд Дж. М., Лелвика М. Индуцированная аффективная реакция: реакции 10-недельных младенцев на три выражения эмоций.1987, 23: 97–104.

  • 8.

    Leppänen JM, Moulson MC, Vogel-Farley VK, Nelson CA. ERP-исследование эмоциональной обработки лиц в мозге взрослого и младенца. Child Dev. 2007; 78: 232–45.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 9.

    Херба С., Филлипс М. Аннотация: Развитие распознавания мимики с детства до подросткового возраста: поведенческие и неврологические аспекты. J Детская психическая психиатрия.2004. 45: 1185–98.

    PubMed Статья Google ученый

  • 10.

    Клин А., Джонс В., Шульц Р., Фолькмар Ф., Коэн Д. Паттерны визуальной фиксации во время рассмотрения натуралистических социальных ситуаций как предикторов социальной компетентности у людей с аутизмом. Arch Gen Psychiat. 2002; 1 (59 (9)): 809–16.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Доусон Г., Уэбб С.Дж., Макпартленд Дж.Понимание природы нарушения обработки лица при аутизме: выводы из поведенческих и электрофизиологических исследований. Dev Neuropsychol. 2005. 27: 403–24.

    PubMed Статья Google ученый

  • 12.

    Папагианнопулу Е.А., Читти К.М., Херменс Д.Ф., Хики И.Б., Лагопулос Дж. Систематический обзор и метаанализ исследований слежения за глазами у детей с расстройствами аутистического спектра. Soc Neurosci. 2014; 9: 610–32.

    PubMed Google ученый

  • 13.

    Гийон К., Роже Б., Афзали М. Х., Бадуэль С., Крук Дж., Хаджихани Н. Неповрежденное восприятие, но ненормальная ориентация на объекты, похожие на лица, у маленьких детей с РАС. Научный доклад 2016; 6: 22119.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 14.

    Барон-Коэн С., Уилрайт С., Джоллифф и Т. Существует ли «язык глаз»? Данные нормальных взрослых и взрослых с аутизмом или синдромом Аспергера. Visogn 1997, 4: 311–331.

  • 15.

    Пелфри К.А., Сассон Нью-Джерси, Резник Дж. С., Пол Дж., Голдман Б. Д., Пивен Дж. Визуальное сканирование лиц при аутизме. J Autism Dev Disord. 2002; 32: 249–61.

    PubMed Статья Google ученый

  • 16.

    Берггрен С., Энгстрём А.К., Белте С. Распознавание лицевых аффектов при аутизме, СДВГ и типичном развитии. Cogn Neuropsychiatry. 2016; 21: 213–27.

    PubMed Статья Google ученый

  • 17.

    Happé F. Аутизм: когнитивный дефицит или когнитивный стиль? Trends Cogn Sci. 1999; 3: 216–22.

    PubMed Статья Google ученый

  • 18.

    Элгар К., Кэмпбелл Р. Аннотация: когнитивная нейробиология распознавания лиц: последствия для нарушений развития. J Детская психическая психиатрия. 2001; 42: 705–17.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 19.

    ван дер Гест Дж. Н., Кемнер К., Вербатен М. Н., ван Энгеланд Х. Поведение взгляда детей с повсеместным нарушением развития по отношению к человеческим лицам: исследование времени фиксации. J Детская психическая психиатрия. 2002; 43: 669–78.

    PubMed Статья Google ученый

  • 20.

    Танака Дж. В., Сунг А. Гипотеза «избегания глаз» обработки лица аутизмом. J Autism Dev Disord. 2016; 46: 1538–52.

    PubMed Статья Google ученый

  • 21.

    Деруэль С., Рондан С., Гепнер Б., Тардиф С. Пространственная частота и обработка лиц у детей с аутизмом и синдромом Аспергера. J Autism Dev Disord. 2004; 34: 199–210.

    PubMed Статья Google ученый

  • 22.

    Дил Дж. Дж., Беннетто Л., Уотсон Д., Ганлогсон К., МакДоноу Дж. Устранение двусмысленности: психолингвистический подход к пониманию обработки просодии при высокофункциональном аутизме. Brain Lang. 2008; 106: 144–52.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 23.

    Гроссман Р. Б., Тагер-Флусберг Х. Чтение лиц для получения информации о словах и эмоциях у подростков с аутизмом. Res Autism Spectr Disord. 2008; 2: 681–95.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 24.

    Philip RCM, Whalley HC, Stanfield a C, Sprengelmeyer R, Santos IM, Young a W., Atkinson a P, Calder a J, Johnstone EC, Lawrie SM, Hall J. Дефицит лицевых мышц, движений тела и голосовая обработка эмоций при расстройствах аутистического спектра.Psychol Med. 2010; 40: 1919–29.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 25.

    Гроссман Дж. Б., Клин А, Картер А.С., Фолькмар Фр. Вербальная предвзятость в распознавании лицевых эмоций у детей с синдромом Аспергера. J Детская психическая психиатрия. 2000; 41: 369–79.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 26.

    Кастелли Ф. Понимание эмоций по стандартизованным выражениям лица при аутизме и нормальном развитии.Аутизм. 2005; 9: 428–49.

    PubMed Статья Google ученый

  • 27.

    Россет Д. Б., Рондан С., Да Фонсека Д., Сантос А., Ассулин Б., Деруэль С. Типичная обработка эмоций для мультфильмов, но не для реальных лиц у детей с расстройствами аутистического спектра. J Autism Dev Disord. 2008; 38: 919–25.

    PubMed Статья Google ученый

  • 28.

    Трейси Дж. Л., Робинс Р. В., Шрибер Р. А., Соломон М.Нарушается ли распознавание эмоций у людей с расстройствами аутистического спектра? J Autism Dev Disord. 2011; 41: 102–9.

    PubMed Статья Google ученый

  • 29.

    Хармс МБ, Мартин А., Уоллес Г.Л. Распознавание лицевых эмоций при расстройствах аутистического спектра: обзор поведенческих и нейровизуализационных исследований. Neuropsychol Rev.2010; 20: 290–322.

    PubMed Статья Google ученый

  • 30.

    Wong N, Beidel DC, Sarver DE, Sims V. Распознавание лицевых эмоций у детей с высокофункциональным аутизмом и детей с социальной фобией. Детская психиатрия Hum Dev. 2012; 43: 775–94.

    PubMed Статья Google ученый

  • 31.

    Макдональд Х., Раттер М., Хаулин П., Риос П., Контеур А.Л., Эверед С., Фолштейн С. Распознавание и выражение эмоциональных сигналов аутичными и нормальными взрослыми. J Детская психическая психиатрия. 1989; 30: 865–77.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 32.

    Хамфрис К., Миншью Н., Леонард Г.Л., Берманн М. Детальный анализ обработки выражения лица у высокофункциональных взрослых с аутизмом. Нейропсихология. 2007. 45: 685–95.

    PubMed Статья Google ученый

  • 33.

    Рамп К.М., Джованнелли Дж. Л., Миншью, штат Нью-Джерси, Штраус М.С. Развитие распознавания эмоций у людей с аутизмом.Child Dev. 2009. 80: 1434–47.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 34.

    Ло Смит М.Дж., Монтань Б., Перретт Д.И., Гилл М., Галлахер Л. Обнаружение тонких нарушений распознавания эмоций на лице у высокофункциональных аутистов с использованием динамических стимулов различной интенсивности. Нейропсихология. 2010. 48: 2777–81.

    PubMed Статья Google ученый

  • 35.

    Sucksmith E, Allison C, Baron-Cohen S, Chakrabarti B, Hoekstra R a. Распознавание эмпатии и эмоций у людей с аутизмом, родственников первой степени родства и контроля. Нейропсихология. 2013; 51: 98–105.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    Макканн Дж., Пеппе С., Гиббон ​​Ф.И., О’Хара А., Резерфорд М. Просоди и его связь с языком у детей школьного возраста с высокофункциональным аутизмом. Int J Lang Commun Disord.2007. 42: 682–702.

    PubMed Статья Google ученый

  • 37.

    Paul R, Augustyn A, Klin A, Volkmar FR. Восприятие и воспроизведение просодии говорящими с расстройствами аутистического спектра. J Autism Dev Disord. 2005; 35: 205–20.

    PubMed Статья Google ученый

  • 38.

    Линднер Дж. Л., Розен Л. а. Расшифровка эмоций через выражение лица, просодию и вербальное содержание у детей и подростков с синдромом Аспергера.J Autism Dev Disord. 2006; 36: 769–77.

    PubMed Статья Google ученый

  • 39.

    Макканн Дж., Пеппе С. Просоди при расстройствах аутистического спектра: критический обзор. Int J Lang Commun Disord. 2003. 38: 325–50.

    PubMed Статья Google ученый

  • 40.

    Голан О., Барон-Коэн С., Хилл Дж. Дж., Резерфорд, Мэриленд. Пересмотренный тест «Чтение мыслей по голосу»: исследование распознавания сложных эмоций у взрослых с расстройствами аутистического спектра и без них.J Autism Dev Disord. 2007. 37: 1096–106.

    PubMed Статья Google ученый

  • 41.

    Хаббард К., Траунер Д. а. Интонация и эмоции при расстройствах аутистического спектра. J Psycholinguist Res. 2007; 36: 159–73.

    PubMed Статья Google ученый

  • 42.

    Ярвинен-Пэсли А., Пеппе С., Кинг-Смит Дж., Хитон П. Взаимосвязь между рецептивными просодическими способностями на уровне формы и функции при аутизме.J Autism Dev Disord. 2008; 38: 1328–40.

    PubMed Статья Google ученый

  • 43.

    Глоберсон Э., Амир Н., Кишон-Рабин Л., Голан О. Распознавание просодии у взрослых с высокофункциональными расстройствами аутистического спектра: от психоакустики до познания. Autism Res. 2015; 8: 153–63.

    PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Chevallier C, Noveck I, Happé F, Wilson D.Что в голосе? Просодия как контрольный пример теории психического объяснения аутизма. Нейропсихология. 2011; 49: 507–17.

    PubMed Статья Google ученый

  • 45.

    Гроссман Р.Б., Бемис Р.Х., Плеса Скверер Д., Тагер-Флусберг Х. Лексическая и аффективная просодия у детей с высокофункциональным аутизмом. J Speech Lang Hear Res. 2010; 53: 778.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 46.

    Бреннанд Р., Шепман А., Родвей П. Восприятие голосовых эмоций в псевдо-предложениях детьми средней школы с расстройством аутистического спектра. Res Autism Spectr Disord. 2011; 5: 1567–73.

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Brooks PJ, Ploog BO. Внимание к эмоциональному тону голоса при восприятии речи у детей с аутизмом. Res Autism Spectr Disord. 2013; 7: 845–57.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Гроссман РБ, Тагер-Флусберг Х. «Кто это сказал?» Сопоставление эмоциональной просодии низкой и высокой интенсивности с выражением лица у подростков с РАС. J Autism Dev Disord. 2012; 42: 2546–57.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 49.

    Хобсон Р.П. Оценка аутичным ребенком выражения эмоций. J Детская психическая психиатрия. 1986; 27: 321–42.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 50.

    Резерфорд, доктор медицины, Барон-Коэн С., Уилрайт С. Чтение мыслей по голосу: исследование с участием нормальных взрослых и взрослых с синдромом Аспергера и высокофункциональным аутизмом. J Autism Dev Disord. 2002; 32: 189–94.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 51.

    Fox R, McDaniel C. Восприятие биологического движения младенцами человека. Наука. 1982; 218: 486–7.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 52.

    Ониши К. Х., Байларджон Р. Понимают ли 15-месячные младенцы ложные убеждения? Наука. 2005; 308: 255–8.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 53.

    Варнекен Ф., Томаселло М. Альтруистическая помощь младенцам и молодым шимпанзе. Наука. 2006; 311: 1301–3.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 54.

    Саутгейт V, Сенджу А, Чибра Г.Ожидание действия из-за приписывания ложных убеждений 2-летними детьми. Psychol Sci. 2007; 18: 587–92.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 55.

    Павлова М., Крегело-Манн И., Соколов А., Бирбаумер Н. Распознавание точечных биологических движений детей раннего возраста. Восприятие. 2001. 30: 925–33.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 56.

    Centelles L, Assaiante C, Etchegoyhen K, Bouvard M, Schmitz C. От действия к взаимодействию: изучение вклада сигналов движения тела в социальное понимание при типичном развитии и расстройствах аутистического спектра. J Autism Dev Disord. 2013; 43: 1140–50.

    PubMed Статья Google ученый

  • 57.

    Блейк Р., Тернер Л.М., Смоски М.Дж., Поздол С.Л., Стоун В.Л. У детей с аутизмом нарушено визуальное распознавание биологического движения.Psychol Sci. 2003; 14: 151–7.

    PubMed Статья Google ученый

  • 58.

    Кук Дж., Сайгин А.П., Суэйн Р., Блейкмор С.Дж. Сниженная чувствительность к биологическому движению с минимальным рывком в условиях аутистического спектра. Нейропсихология. 2009; 47: 3275–8.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 59.

    Falck-Ytter T, Rehnberg E, Bölte S. Отсутствие визуальной ориентации на биологическое движение и аудиовизуальную синхронность у 3-летних детей с аутизмом.PLoS One. 2013; 8: e68816.

    CAS PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 60.

    Kaiser MD, Delmolino L, Tanaka JW, Shiffrar M. Сравнение зрительной чувствительности к движению человека и объекта при расстройстве аутистического спектра. Autism Res. 2010; 3: 191–5.

    PubMed Статья Google ученый

  • 61.

    Annaz D, Campbell R, Coleman M, Milne E, Swettenham J.Маленькие дети с расстройством аутистического спектра не уделяют особого внимания биологическому движению. J Autism Dev Disord. 2012; 42: 401–8.

    PubMed Статья Google ученый

  • 62.

    Мур Д.Г., Хобсон Р.П., Ли А. Компоненты восприятия человека: исследование с аутичными, не аутичными отсталыми и типично развивающимися детьми и подростками. Br J Dev Psychol. 1997; 15: 401–23.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Мерфи П., Брэди Н., Фицджеральд М., Троей Н.Ф. Нет доказательств нарушения восприятия биологического движения у взрослых с расстройствами аутистического спектра. Нейропсихология. 2009. 47: 3225–35.

    PubMed Статья Google ученый

  • 64.

    Бертоне А., Моттрон Л., Еленич П., Фауберт Дж. Восприятие движения при аутизме: «сложная» проблема. J Cogn Neurosci. 2003. 15: 218–25.

    PubMed Статья Google ученый

  • 65.

    Пелликано Э, Гибсон Л, Мэйбери М, Дуркин К., Бэдкок ДР. Аномальная глобальная обработка данных по дорсальному зрительному пути при аутизме: возможный механизм слабой зрительно-пространственной когерентности? Нейропсихология. 2005; 43: 1044–53.

    PubMed Статья Google ученый

  • 66.

    Pellicano E, Gibson LY. Изучение функциональной целостности дорсального зрительного пути при аутизме и дислексии. Нейропсихология. 2008. 46: 2593–6.

    PubMed Статья Google ученый

  • 67.

    Parron C, Da Fonseca D, Santos A, Moore DG, Monfardini E, Deruelle C. Распознавание биологического движения у детей с расстройствами аутистического спектра. Аутизм. 2008; 12: 261–74.

    PubMed Статья Google ученый

  • 68.

    Аткинсон А.П. Нарушение распознавания эмоций от движений тела связано с повышенными порогами когерентности движений при расстройствах аутистического спектра. Нейропсихология. 2009; 47: 3023–9.

    PubMed Статья Google ученый

  • 69.

    Hubert B, Wicker B, Moore DG, Monfardini E, Duverger H, Fonséca D, Deruelle C. Краткий отчет: Распознавание эмоционального и неэмоционального биологического движения у людей с расстройствами аутистического спектра. J Autism Dev Disord. 2007; 37: 1393.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Грезес Дж., Викер Б., Бертос С., де Гельдер Б. Неспособность понять аффективный смысл действий у субъектов с расстройством аутистического спектра. Нейропсихология.2009; 47: 1816–25.

    PubMed Статья Google ученый

  • 71.

    Марко Э.Дж., Хинкли ЛБН, Хилл СС, Нагараджан СС. Обработка сенсорной информации при аутизме: обзор нейрофизиологических данных. Pediatr Res. 2011; 69 (5 часть 2): 48R – 54R.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 72.

    О’Нил М., Джонс Р.СП. Нарушения сенсорного восприятия при аутизме: повод для дополнительных исследований? J Autism Dev Disord.1997; 27: 283–93.

    PubMed Статья Google ученый

  • 73.

    Brandwein AB, Foxe JJ, Butler JS, Russo NN, Altschuler TS, Gomes H, Molholm S. обработка аудиовизуальных входов. Cereb Cortex. 2013; 23: 1329–41.

    PubMed Статья Google ученый

  • 74.

    Гроссман Р. Б., Стейнхарт Э., Митчелл Т., Макилвейн В. «Смотри, кто говорит!» Шаблоны взгляда для неявного и явного распознавания аудиовизуальной синхронности речи у детей с высокофункциональным аутизмом. Autism Res. 2015; 8: 307–16.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 75.

    Магне М.Дж., де Гельдер Б., ван Энгеланд Х., Кемнер К. Интеграция аудиовизуальной речи при всепроникающем расстройстве развития: данные из связанных с событием потенциалов.J Детская психическая психиатрия. 2008; 49: 995–1000.

    PubMed Статья Google ученый

  • 76.

    Mongillo EA, Irwin JR, Whalen DH, Klaiman C, Carter AS, Schultz RT. Аудиовизуальная обработка у детей с расстройствами аутистического спектра и без них. J Autism Dev Disord. 2008; 38: 1349–58.

    PubMed Статья Google ученый

  • 77.

    Тейлор Н., Исаак К., Милн Э.Сравнение развития аудиовизуальной интеграции у детей с расстройствами аутистического спектра и у типично развивающихся детей. J Autism Dev Disord. 2010; 40: 1403–11.

    PubMed Статья Google ученый

  • 78.

    Irwin JR, Tornatore LA, Brancazio L, Whalen DH. Могут ли дети с расстройствами аутистического спектра «слышать» говорящее лицо? Child Dev. 2011; 82: 1397–403.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 79.

    Пирс К., Глад К.С., Шрейбман Л. Социальное восприятие у детей с аутизмом: дефицит внимания? J Autism Dev Disord. 1997. 27: 265–82.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 80.

    Hall GBC, Szechtman H, Nahmias C. Повышение заметности и распознавания эмоций при аутизме: исследование ПЭТ. Am J Psychiatry. 2003; 160: 1439–41.

    PubMed Статья Google ученый

  • 81.

    Голан О., Барон-Коэн С. Систематическая эмпатия: обучение взрослых с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом распознавать сложные эмоции с помощью интерактивных мультимедиа. Dev Psychopathol. 2006; 18: 591–617.

    PubMed Статья Google ученый

  • 82.

    Голан О., Барон-Коэн С., Голан Ю. Задание «Чтение мыслей в фильмах» [детская версия]: распознавание сложных эмоций и психического состояния у детей с расстройствами аутистического спектра и без них.J Autism Dev Disord. 2008; 38: 1534–41.

    PubMed Статья Google ученый

  • 83.

    Экман П. Выражение лица и эмоции. Am Psychol. 1993; 48: 384–92.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 84.

    Wilson-Mendenhall CD, Barrett LF, Barsalou LW. Нейронные свидетельства того, что человеческие эмоции имеют общие аффективные свойства. Psychol Sci. 2013; 24: 947–56.

    PubMed PubMed Central Статья Google ученый

  • 85.

    Гриффитс ЧП. Что такое эмоции на самом деле: проблема психологических категорий. Чикаго: Издательство Чикагского университета; 1997.

    Книга. Google ученый

  • 86.

    Изард К. Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Perspect Psychol Sci. 2007; 2: 260–80.

    PubMed Статья Google ученый

  • 87.

    Харрис PL. Дети и эмоции: развитие психологического понимания. Бэзил Блэквелл; 1989.

  • 88.

    Целани Дж., Баттакки М.В., Арчидиаконо Л. Понимание эмоционального значения мимики у людей с аутизмом. J Autism Dev Disord. 1999; 29: 57–66.

    CAS PubMed Статья Google ученый

  • 89.

    Кэппс Л., Йирмия Н., Сигман М. Понимание простых и сложных эмоций у не отсталых детей с аутизмом.pdf. J детская психическая психиатрия. 1992; 35: 1169–82.

    Артикул Google ученый

  • 90.

    Эльфенбейн Х.А., Амбади Н. Об универсальности и культурной специфичности распознавания эмоций: метаанализ. Psychol Bull. 2002; 128: 203–35.

    PubMed Статья Google ученый

  • 91.

    Юслин П.Н., Лаукка П. Передача эмоций в вокальном выражении и музыкальном исполнении: разные каналы, один и тот же код? Psychol Bull.2003. 129: 770–814.

    PubMed Статья Google ученый

  • 92.

    Яфаи А.Ф., Веррие Д., Риди Л. Социальное соответствие и расстройство аутистического спектра: подход к классическому исследованию с учетом интересов детей. Аутизм. 2014; 18: 1007–13.

    PubMed Статья Google ученый

  • 93.

    Векслер Д. Векслер Сокращенная шкала интеллекта. 2-е изд. Сан-Антонио: Пирсон; 2011.

    Google ученый

  • 94.

    Векслер Д. Векслерская шкала интеллекта для детей — четвертое издание. Сан-Антонио: Психологическая корпорация; 2003.

    Google ученый

  • 95.

    Векслер Д. Шкала интеллекта Векслера для начальных и дошкольных учреждений — третье издание. Сан-Антонио: оценка Харкорта; 2002.

    Google ученый

  • 96.

    Константино Дж., Грубер С. Шкала социальной ответственности — второе издание (SRS-2).Торранс: западные психологические службы; 2012.

    Google ученый

  • 97.

    Bölte S, Poustka F, Constantino JN. Оценка аутичных черт: кросс-культурная проверка шкалы социальной реакции (SRS). Autism Res. 2008; 1: 354–63.

    PubMed Статья Google ученый

  • 98.

    Bölte S, Hubl D, Feineis-Matthews S, Prvulovic D, Dierks T., Poustka F. Обучение распознаванию аффектов лица при аутизме: можем ли мы оживить веретеновидную извилину? Behav Neurosci.2006; 120: 211–6.

    PubMed Статья Google ученый

  • 99.

    Bölte S, Ciaramidaro A, Schlitt S, Hainz D, Kliemann D, Beyer A, Poustka F, Freitag C, Walter H. Пластичность социального мозга при расстройстве аутистического спектра, вызванная тренировками. Br J Psychiatry. 2015; 207: 149–57.

    PubMed Статья Google ученый

  • 100.

    Барон-Коэн С., Голан О., Уилрайт С., Хилл Дж. Дж.Чтение мыслей: интерактивный справочник эмоций. Лондон: Джессика Кингсли Лимитед; 2004.

    Google ученый

  • 101.

    О’Рейли Х., Пигат Д., Фриденсон С., Берггрен С., Тал С., Голан О., Бёльте С., Барон-Коэн С., Лундквист Д. Набор стимулов эмоций ЕС: исследование для проверки. Методы Behav Res. 2016; 48: 567–76.

    PubMed Статья Google ученый

  • 102.

    Lassalle A, Pigat D, O’Reilly H, Berggen S, Fridenson-Hayo S, Tal S, Elfström S, Råde A, Golan O, Bölte S, Baron-Cohen S, Lundqvist D.База данных EU-Emotion Voice. 2016.

    Google ученый

  • 103.

    Всемирная организация здравоохранения. МКБ-10 — Международная классификация болезней (10-е изд.). Женева: Всемирная организация здравоохранения; 1994.

    Google ученый

  • 104.

    Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств, 4-е издание. Американская психиатрическая ассоциация; 2000 г.

  • 105.

    Lord C, Rutter M, DiLavore P, Risi S, Gotham K, Bishop SL. График диагностических наблюдений за аутизмом (2-е изд.). Лос-Анджелес: Калифорния: Западные психологические службы; 2012.

    Google ученый

  • 106.

    Скотт Ф.Дж., Барон-Коэн С., Болтон П., Брейн С. Тест CAST (Детский тест на синдром Аспергера): предварительная разработка британского скрининга для обычных детей младшего школьного возраста. Аутизм. 2002; 6: 9–31.

    PubMed Статья Google ученый

  • 107.

    Гепнер Б., Ферон Ф. Аутизм: мир меняется слишком быстро для неправильно настроенного мозга? Neurosci Biobehav Rev.2009; 33: 1227–42.

    PubMed Статья Google ученый

  • 108.

    Эльфенбейн Х.А., Бопре М., Левеск М., Гесс У. К теории диалектов: культурные различия в выражении и распознавании определенных выражений лица. Эмоции. 2007; 7: 131–46.

    PubMed Статья Google ученый

  • 109.

    Барон-Коэн С., Боуэн, округ Колумбия, Холт Р.Дж., Эллисон К., Ауеунг Б., Ломбардо М.В., Смит П., Лай М.К. Тест «чтение мыслей по глазам»: полное отсутствие типичных половых различий у ~ 400 мужчин и женщин с аутизмом. PLoS One. 2015; 10 (8): e0136521.

    PubMed PubMed Central Статья CAS Google ученый

  • 110.

    Голан О., Эшвин Э., Гранадер И., МакКлинток С., Дэй К., Леггетт В., Барон-Коэн С. Повышение уровня распознавания эмоций у детей с расстройствами аутистического спектра: вмешательство с использованием анимированных транспортных средств с реальными эмоциональными лицами.J Autism Dev Disord. 2010; 40: 269–79.

    PubMed Статья Google ученый

  • 111.

    Kouo JL, Egel AL. Эффективность вмешательств в обучении распознаванию эмоций детей с расстройством аутистического спектра. Преподобный Дж. Аутизм Дев Дисорд. 2016; 3: 254–65.

    Артикул Google ученый

  • III. Основные эмоции, сложные эмоции, макиавеллистические эмоции

    Внимание! Версия для печати может незначительно отличаться от этого черновика.Размещено только для научного / образовательного использования. Свяжитесь с издателем напрямую для получения разрешения на перепечатку. Эволюционная психология — это подход к психологическим наукам, в котором принципы и результаты, полученные из эволюционной биологии, когнитивной науки, антропологии и нейробиологии, объединены с остальной психологией, чтобы отобразить человеческую природу. Под человеческой природой эволюционные психологи подразумевают развитую, надежно развивающуюся, типичную для вида вычислительную и нейронную архитектуру человеческого разума и мозга.Согласно этой точке зрения, функциональные компоненты, составляющие эту архитектуру, были разработаны естественным отбором для решения адаптивных проблем, с которыми сталкивались наши предки-охотники-собиратели, и для регулирования поведения таким образом, чтобы эти адаптивные проблемы были успешно решены (обсуждение см. В Cosmides & Tooby, 1987, Tooby & Cosmides, 1992). Эволюционная психология не является отдельной областью психологии, такой как изучение зрения, рассуждений или социального поведения. Это способ размышления о психологии, который может быть применен к любой теме в ней, включая эмоции.Анализ адаптивных проблем, возникших у предков, привел к тому, что психологи-эволюционисты применили концепции и методы когнитивных наук к множеству тем, имеющих отношение к изучению эмоций, таких как когнитивные процессы, управляющие сотрудничеством, сексуальным влечением, ревностью, агрессией. , родительская любовь, дружба, романтическая любовь, эстетика пейзажных предпочтений, коалиционная агрессия, избегание инцеста, отвращение, избегание хищников, родство и семейные отношения (обзоры см. в Barkow, Cosmides, & Tooby, 1992; Crawford & Krebs, 1998 ; Daly & Wilson, 1988; Pinker, 1997).Действительно, богатая теория эмоций естественным образом вытекает из основных принципов эволюционной психологии (Tooby 1985; Tooby & Cosmides, 1990a; см. Также Nesse, 1991). В этой главе мы (1) кратко изложим, что, по нашему мнению, представляют собой эмоции и для решения каких адаптивных задач они были созданы; (2) объяснить эволюционные и когнитивные принципы, которые привели нас к этой точке зрения; и (3) используя этот фон, более детально объяснять структуру программ эмоций и состояния, которые они создают.

    Сколько здесь эмоций?

    Анализ 42 лицевых мышц, которые создают эмоциональные выражения, показывает, сколько эмоций существует.

    Сколько существует основных человеческих эмоций?

    Ну, это смотря кому вы верите.

    Роберт Плутчик, чьи теории эмоций оказали влияние, считал, что существует восемь основных эмоций:

    1. гнев
    2. страх
    3. грусть
    4. отвращение
    5. удивление
    6. ожидание
    7. доверие
    8. радость

    Он устроил их в колесе, чтобы подчеркнуть идею о том, что эмоции могут сливаться друг с другом, как цвета, для создания новых эмоций.

    На колесе, показанном ниже, самые сильные эмоции находятся в центре, а более мягкие эмоции — снаружи.

    Шесть основных эмоций

    До недавнего времени многие психологи придерживались идеи, что существует шесть основных эмоций:

    1. счастье
    2. печаль
    3. страх
    4. отвращение
    5. гнев
    6. удивление

    Эта теория в значительной степени сводится к психолог Пол Экман, который придумал эту схему в 1970-х годах.

    Он основан на результатах исследований, которые показали, что в разных культурах эти шесть эмоций признаются повсеместно.

    Позже Экман добавил к этому списку еще много эмоций, включая веселье, трепет, удовлетворение, желание, смущение, боль, облегчение и сочувствие.

    Четыре основных эмоции

    Недавнее исследование Университета Глазго поставило под сомнение устоявшееся мнение о шести основных эмоциях: гнев, страх, удивление, отвращение, счастье и печаль.

    Вместо них может быть только четыре.

    Чтобы прийти к своим выводам, Джек и др. (2014) изучали, как движутся мышцы лица при выражении различных эмоций.

    Они обнаружили, что страх и удивление имеют общий сигнал — глаза широко открыты — предполагая, что они составляют только одну базовую эмоцию, а не две.

    Точно так же от гнева и отвращения они обнаружили, что нос сначала морщится.

    Следовательно, гнев и отвращение могут составлять только одну базовую эмоцию.

    Без гнева и отвращения?

    Ничто из этого не означает, что гнев и отвращение не существуют как отдельные эмоции, конечно, они существуют.

    Скорее, это означает, что гнев и отвращение становятся очевидными только после того, как лицевой эмоции дается время для развития, даже если это развитие обычно занимает всего долю секунды.

    Авторы утверждают, что выражение лица, связанное с основными эмоциями, имеет эволюционную функцию.

    Ведущий автор Др.Рэйчел Джек сказала:

    «Во-первых, ранние сигналы об опасности дают лучшие преимущества другим, позволяя максимально быстро убежать.

    Во-вторых, физиологические преимущества для выразителя — морщинистый нос предотвращает вдыхание потенциально вредных частиц, в то время как расширенные глаза увеличивают потребление зрительной информации, полезной для побега, — усиливаются, когда движения лица делаются рано ».

    Строительные блоки эмоции

    Теория состоит в том, что есть четыре биологически базовых эмоции — гнев, страх, счастье и печаль, — на вершине которых за тысячелетия развились гораздо более сложные разновидности эмоций.

    Это не означает, что наши эмоции менее сложные, просто базовых строительных блоков может быть четыре, а не шесть.

    В конце концов, вся сложность жизни на Земле стала возможной благодаря последовательности всего из четырех азотистых оснований в ДНК, обычно обозначаемых буквами G, A, T и C (гуанин, аденин, тимин и цитозин).

    Это развитие лицевых эмоций с течением времени, которое придает им сложность:

    «Наше исследование показывает, что не все лицевые мышцы появляются одновременно во время мимики, а развиваются с течением времени, поддерживая иерархическую структуру от биологически базовых до социальных. конкретная информация с течением времени.”

    .

    Восприятие отдельных эмоций у других: свидетельство отчетливой мимикрии лица

    Сходство мышечной активации с категориями стимулов

    Было проверено, продемонстрировали ли участники активацию лицевых мышц, аналогичную движениям, показанным в стимулах для каждой категории эмоций. В таблице 2 представлены ожидаемые изменения активности лицевых мышц в ответ на эмоциональные выражения стимулов и статистические результаты. Мышечные реакции участников на эмоциональное выражение гнева не соответствовали активации черт лица в стимулах, т.е.е. хмуриться и прижиматься к губам, поскольку активность в области гофрирования и в области леватора существенно не увеличивалась. Полученная активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение отвращения , соответствовала характерному выражению отвращения в виде морщинистого носа, поскольку активность в области леватора значительно увеличилась по сравнению с исходным уровнем. Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение страха частично соответствовала характерному выражению страха в виде растянутых углов рта (т.е. значительно повышенная активность в области скуловой мышцы), но не приподнятые и опущенные брови (т. е. отсутствие значительного изменения активности в области лобной мышцы и области гофрировки соответственно). Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение грусти частично соответствовала характерному выражению грусти при подтягивании бровей вверх (т.е. значительно увеличенная активность в области лобной мышцы), но не при сведении бровей вместе (т.е. не было значительного увеличения активности. на участке гофрирования), а уголки губ опускаются вниз (т.е.е. нет значительного снижения активности депрессорного узла). Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение счастья соответствовал характерному выражению счастья на лице с углами рта, вытянутыми наружу и вверх, поскольку активность в области скуловой мышцы значительно увеличилась в ответ на счастливые выражения лица наряду со значительным увеличением области леватора деятельность. Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение удивления соответствовал характерному выражению удивления, то есть опускание челюсти (т.е. значительно снизилась активность в области депрессора) и подняло брови (т.е. значительно увеличилась активность в области лобной мышцы). Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение пренебрежения не соответствовало характерному выражению презрения — односторонней приподнятой брови и односторонней улыбки, поскольку активность не увеличивалась значительно на лобной и скуловой сторонах соответственно. Активация лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение смущения частично соответствовала характерному выражению смущения, когда уголки рта тянутся наружу (т.е. повышенная активность в области скуловой мышцы), но не прижимаются губами (т.е. нет значительного изменения активности в области леватора). Паттерн активации лицевых мышц в ответ на эмоциональное выражение pride совпадал с характерным гордым выражением лица углов рта, вытянутых наружу и вверх, поскольку активность в области скуловой мышцы и поднимающей мышцы значительно увеличилась.

    Таблица 2 Сходство мышечной активации с категориями стимулов.

    Паттерны активации лицевых мышц по категории эмоций

    Наблюдаемые средние значения ЭМГ для пяти участков лицевых мышц, измеренные по каждой категории эмоций (см. Нижнюю панель рис.2) были протестированы для демонстрации ожидаемых паттернов активации лицевых мышц (представленных заранее определенными коэффициентами контрастности; см. Раздел метода и верхнюю панель на рис. 2). Результаты показали, что средние значения ЭМГ в ответ на просмотр выражений лиц следующих категорий эмоций достоверно соответствуют ожидаемым моделям: счастье, t (72) = 8,80, p <0,001, η 2 = 0,52; гордость, t (72) = 11,18, p <0,001, η 2 = 0.63; неожиданность, t (72) = 4,42, p <0,001 η 2 = 0,21; отвращение, t (72) = 2,70, p = 0,008, η 2 = 0,09; смущение, t (72) = 2,70, p = 0,008, η 2 = 0,09; презрение, t (72) = 2,19, p = 0,023, η 2 = 0,06, η 2 = 0,63; печаль, т (72) = 1,90, р = 0.038, η 2 = 0,05. Таким образом, анализ несходства, сравнивающий паттерны активации лицевых мышц между категориями эмоций одной и той же валентной категории, проводился с определенными контрастами коэффициентов для этих категорий эмоций.

    Рис. 2

    Ожидаемые и полученные модели активации лицевых мышц для каждой категории эмоций. Золотые столбики обозначают снижение активности в ответ на стимулы, а синие столбцы — увеличение активности в ответ на стимулы.Верхняя панель: ожидаемые модели активации лицевых мышц в ответ на стимулы каждой категории эмоций. Априори определенные коэффициенты контрастности представлены в числовом виде на рисунке. Нижняя панель: скорректированная по базовой линии средняя активация ЭМГ каждого участка лицевой мышцы в ответ на наблюдение за эмоциональными выражениями лица. Планки погрешностей представляют собой 95% доверительные интервалы средних значений.

    Ожидаемый паттерн активации лицевых мышц по пяти измеренным мышцам (т.е. коэффициент контрастности) в ответ на выражение гнева на лице, t (72) = 1.19, p = 0,119, η 2 = 0,02 и страх t (72) = −1,31, p = 0,107, η 2 = 0,02, в данных не обнаружены . Ожидаемый паттерн активации лицевых мышц в ответ на нейтральные выражения лица также не отображался в наблюдаемых данных, t (72) = -2,68, p = 0,008, η 2 = 0,09, как показано значительный отрицательный т -значение. Таким образом, необходимо было провести дополнительные исследовательские анализы по категориям гнева, страха и нейтральности; см. раздел «Дополнительные анализы».

    Анализ несходства положительных валентных эмоций

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром выражений лица счастья с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для счастья и ожидаемого паттерна гордости (т. Е. Другой положительной валентной эмоции) показали, что счастье образец не значительно лучше соответствовал данным, чем образец прайда, t (72) = -2,62, p = 0,006, η 2 = 0,09.В то время как на рис. 2 показаны ожидаемые и полученные активации лицевых мышц в мышцах для каждой категории эмоций, на рис. 3 представлена ​​сводка результатов анализа несходства.

    Рисунок 3

    Результаты сравнения паттернов активации лицевых мышц для каждой категории эмоций. Данные ЭМГ, лежащие в основе просматриваемой категории эмоций и связанного с ними ожидаемого паттерна активации лицевых мышц, были противопоставлены другим ожидаемым паттернам в рамках категории валентности эмоции. a Для этой категории эмоций паттерн активации лицевых мышц был получен из больших средних наблюдаемых данных и контрастов, проведенных с этим паттерном, полученным из данных.* Контрасты для условия просмотра выражений лица гнева были выполнены с использованием стандартизированных данных z . ANG = гнев, DIS = отвращение, FEA = страх, SAD = грусть, EMB = смущение, CON = презрение, SUR = удивление, NEU = нейтральный, HAP = счастье, PRI = гордость. Серые прямоугольники представляют незначительные результаты. 1 (фиолетовый) = p <0,05, 2 (синий) = p <0,01, 3 (зеленый) = p <0,001, # (розовый) = p <0,08.

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром гордости, выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для гордости и ожидаемого паттерна счастья (т.е. другая положительная валентная эмоция) показал, что образец гордости значительно лучше соответствовал данным, чем образец счастья, t (72) = 4,05, p <0,001, η 2 = 0,19; см. рис. 3.

    Анализ несходства удивления

    Результаты сопоставления ответов ЭМГ с просмотром удивления выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для удивления и ожидаемого паттерна нейтрального показали, что паттерн удивления в значительной степени действовал. лучше соответствует данным, чем нейтральный шаблон, t (72) = 5.75, p <0,001, η 2 = 0,31; см. рис. 3.

    Анализ несходства отрицательных валентных эмоций

    ЭМГ-ответы на просмотр отвращения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для отвращения были противопоставлены ожидаемым паттернам других отрицательных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемая модель отвращения значительно лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемая модель гнева, t (72) = 1.78, p = 0,049, η 2 = 0,04; страх, t (72) = 2,59, p = 0,025, η 2 = 0,09; печаль, t (72) = 2,28, p = 0,025, η 2 = 0,07; и неуважение, t (72) = 2,22, p = 0,025, η 2 = 0,06. По сравнению с ожидаемой моделью смущения, ожидаемая модель отвращения имела тенденцию к значительно лучшему описанию данных ЭМГ в ответ на выражение отвращения на лице, t (72) = 1.64, p = 0,053, η 2 = 0,04.

    ЭМГ-ответы на просмотр печали выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для печали были противопоставлены ожидаемым паттернам других негативных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемая модель печали имеет тенденцию к значительно лучшему представлению наблюдаемых данных, чем ожидаемая модель гнева, t (72) = 2,35, p = 0.053, η 2 = 0,07. Ожидаемый образец печали не намного лучше соответствовал наблюдаемым данным, чем образцы отвращения, t (72) = 1,53, p = 0,105, η 2 = 0,03; страх, t (72) = 1,39, p = 0,105, η 2 = 0,03; смущение, t (72) = 1,47, p = 0,105, η 2 = 0,03; и неуважение, t (72) = 0,76, p = 0.244, η 2 = 0,01.

    ЭМГ-ответы на просмотр смущения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц для смущения были противопоставлены ожидаемым паттернам других отрицательных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемый образец смущения значительно лучше представлял наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец гнева, t (72) = 3,41, p = 0,003, η 2 = 0.14; отвращение, t (72) = 2,81, p = 0,009, η 2 = 0,10; и грусть, t (72) = 1,98, p = 0,043, η 2 = 0,05. Ожидаемый образец смущения не намного лучше описывает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец страха, t (72) = 1,49, p = 0,088, η 2 = 0,03 и презрение, t (72) = 0,06, p = 0,475, η 2 = 0.00.

    ЭМГ-ответы на просмотр презрения выражений лица с использованием ожидаемого паттерна активации лицевых мышц за презрение были противопоставлены ожидаемым паттернам других отрицательных валентных эмоций; см. рис. 3. Результаты показали, что ожидаемая модель презрения значительно лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемая модель страха, t (72) = 3,84, p <0,001, η 2 = 0,17; гнев, т (72) = 2.83, p = 0,008, η 2 = 0,10; и грусть, t (72) = 2,57, p = 0,010, η 2 = 0,08. Ожидаемый образец презрения не намного лучше отражает наблюдаемые данные, чем ожидаемый образец отвращения, t (72) = 0,06, p = 0,476, η 2 = 0,00 и смущение, t (72) = −0,44, p = 0,415, η 2 = 0.00.

    Дополнительный анализ гнева и страха

    Был проведен дополнительный исследовательский анализ, чтобы определить, существует ли паттерн активации лицевых мышц в ответ на выражения лица гнева и страха, который просто отклоняется от ожидаемых паттернов, или нет паттернов реакции для этих категорий эмоций вообще. Таким образом, вместо априорного определения коэффициентов контрастности, коэффициенты контрастности теперь выводились из больших средних значений на участок лицевой мышцы участников.Когда дисперсия, объясняемая шаблоном, больше, чем дисперсия ошибки в выборке, это указывает на наличие значимого шаблона ответа в данных. Имитационный анализ с использованием синтетических случайных данных был проведен для сравнения уровня ошибки типа I априори определенных контрастов с полученными контрастами большого среднего. Данные моделирования были сгенерированы так, чтобы точно соответствовать нашим спецификациям данных по 70 субъектам на набор данных, пяти многомерным нормально распределенным каналам данных со средними значениями нуля и ковариационной структуре, моделирующей зависимости между EMG-каналами (взятыми из наших данных).Частота ложноположительных результатов из 500 000 таких наборов данных составила 33% для полученных контрастов большого среднего и (ожидаемых) 5% для заранее определенных контрастов; Таким образом, полученные значения p для проверки контрастов гнева и страха значимости были умножены на 6,63 (= 33/5). Поскольку эти контрастные анализы носили исследовательский характер, было применено двухстороннее тестирование 25 . Для учета множественных сравнений была применена корректировка Бенджамини-Хохберга 26 значений p .Представлено р. -значения скорректированы. Анализ контраста полученных паттернов среднего среднего показал, что в данных имеется значимая закономерность в ответ на выражение страха на лице: t (72) = 5,42, p <0,001, η 2 = 0,29 , но не в ответ на выражения гнева, t (72) = 1,96, p = 0,358, η 2 = 0,05. Анализ несходства проводился с использованием полученных паттернов страха на основе среднего среднего значения, в отличие от ожидаемых паттернов других категорий эмоций с отрицательной валентностью.

    Другое моделирование тестов было проведено со случайными данными (как описано выше) для вычисленных контрастов большого среднего по сравнению с априори определенными контрастами и выявило уровень ложноположительных результатов 13%. Таким образом, значения p были умножены на 2,52 (= 13/5). Поскольку эти контрастные анализы носили исследовательский характер, было применено двухстороннее тестирование 25 . Бенджамини-Хохберг 26 корректировка значений p была применена для учета множественных сравнений; представлено р. -значения скорректированы.Результаты сопоставления паттерна в данных в ответ на эмоциональные выражения лица страха ожидаемым паттернам других негативных валентных эмоций показали, что паттерн страха в данных значительно отличался от ожидаемого паттерна гнева, t (72) = 5,17, p <0,001, η 2 = 0,27, и грусть, t (72) = 4,39, p <0,001, η 2 = 0,21, но не к ожидаемому образцу смущения, t (72) = 1.52, p = 0,338, η 2 = 0,03; см. рис. 3. Результаты показали тенденцию к значительному отличию модели страха от ожидаемой модели отвращения, t (72) = 2,45, p = 0,060, η 2 = 0,08, и презрение , t (72) = 2,40, p = 0,060, η 2 = 0,07.

    Дальнейший дополнительный анализ гнева

    Участок лицевой мышцы морщинистой мышцы показал неожиданное снижение активности в ответ на большинство категорий стимулов (рис.2), поскольку активность должна, по крайней мере, увеличиваться в ответ на выражение гнева и страха на лице, основанное на опубликованных отчетах (например, 18 ). Следует учитывать, что активность корругатора обычно выше, чем у многих других мышц во время выполнения задач, так как он также задействуется во время внимания даже на простые сенсорные стимулы 27 . Учитывая, что явление, исследованное в текущем исследовании, было охвачено мимикой лица, можно было ожидать верхнего предела, до которого активность гофрокартона могла возрасти, прежде чем стать явной.В сочетании с тем, что участники обратили внимание на задачу, то есть на активацию корругатора во время исходного уровня, можно предположить, что откорректированные на исходном уровне ответы не показали увеличения активности в ответ на гневное выражение лица. Принимая во внимание этот случай, для каждого участника и отдельно для каждого участка лицевой мышцы по категориям эмоций была применена стандартизация значений z . Z -стандартизация позволила исследовать реакции лицевых мышц относительно категорий эмоций, включенных в задачу.Фигура, показывающая стандартные средства z для пяти участков лицевых мышц для каждой категории эмоций, может быть найдена на дополнительном рисунке S1. Стандартизованные для z данные об активации лицевых мышц для гнева затем были сопоставлены с априори определенным паттерном для гнева, протестированным двухсторонним на основе исследовательского характера этого теста 25 . Результаты показали, что стандартная активация лицевых мышц z в ответ на просмотр выражений лица гнева достоверно соответствует ожидаемому шаблону, t (72) = 4.99, p <0,001, η 2 = 0,26; Рис. 4.

    Рис. 4

    Z -стандартизированные ЭМГ-ответы на выражение лица гнева и ожидаемый паттерн активации лицевых мышц.

    Дальнейший контрастный анализ был проведен на основе стандартизованных данных гнева z для проверки ожидаемого паттерна гнева против априори определенных паттернов других отрицательных валентных эмоций. Бенджамини-Хохберг, 26, корректировка значений p была применена для учета множественных сравнений, и значения p представлены как таковые; Испытания проводились двухсторонним.Результаты показали, что паттерн в стандартизированных данных гнева z значительно лучше описывался ожидаемым паттерном гнева, чем ожидаемым паттерном смущения, t (72) = 4,59, p <0,001, η 2 = 0,23; презрение, t (72) = 4,86, p <0,001, η 2 = 0,25; отвращение, t (72) = 3,80, p <0,001, η 2 = 0,17; страх, т (72) = 3.23, p = 0,003, η 2 = 0,13; и грусть, t (72) = 2,07, p = 0,042, η 2 = 0,06; Рис. 3.

    Сколько у вас основных эмоций? Ученые говорят, что это написано на вашем лице.

    Возможно, прямо сейчас вы испытываете чувство робости, торжественности, мрачности, хладнокровия, saudade или злорадства. Или, может быть, вы один из тех людей, которые способны испытывать эмоции, которые не начинаются на букву S.

    Но что бы вы ни чувствовали, ваши эмоции часто дают о себе знать, пусть и мимолетно, сокращая мышцы на вашем лице, заставляя ваш рот улыбаться или гримасничать, или ваши глаза расширяются или сужаются, или ваш бровь вязать или бороздить.

    Психологи давно думали, что эти сложные эмоции состоят из более простых, универсальных. Точное определение того, что это за эмоции, могло бы помочь каждому: от судебных психологов, пытающихся определить надежность свидетелей, до компьютерных аниматоров, пытающихся добиться того, чтобы реакция персонажа выглядела правильно.

    Но какие именно цвета являются основными цветами вашей эмоциональной палитры?

    В 4 веке до нашей эры Аристотель придумал то, что он считал 14 неразложимыми эмоциями: гнев, спокойствие, дружба, враждебность, страх, уверенность, стыд, бесстыдство, доброта, жалость, негодование, зависть, подражание и презрение.

    Подобно многим идеям Аристотеля, это описание оставалось практически неизменным в средние века, пока европейские интеллектуалы не начали испытывать другую эмоцию, а именно, подозрение, что, возможно, Аристотель не всегда должен иметь последнее слово во всем.

    Это мнение окольным путем привело к европейской научной революции, чей упор на эксперименты и анализ вдохновил невролога XIX века по имени Дюшен де Булонь начать протыкать людям лица электрифицированными проводами.

    Как и следовало ожидать, возникающие в результате мышечные спазмы вызывали множество гротескных искажений лица, которые Дюшенн щедро назвал «гимнастикой души». Они также показали, что разные люди, как правило, использовали одни и те же лицевые мышцы для создания одинаковых выражений лица.Используя недавно изобретенную камеру, Дюшенн каталогизировал эти выражения в своей книге 1862 года «Механизм физиогномики человека», которая является одной из первых в мире книг, содержащих фотографии. Мышцы лица человека, писал Дюшенн, были созданы для передачи даже самых мимолетных эмоций на языке, который является «универсальным и неизменным».

    На первой фотографии из книги Дюшена «Mécanisme de la Physionomie Humaine» французский невролог стимулирует мышцы лица мужчины, вызывая улыбку.

    Дюшенн, пожалуй, наиболее известен сегодня тем, что определяет выражение подлинных положительных эмоций, при котором морщинки в уголках глаз и рта. В отличие от вежливой улыбки «Pan-Am» («Спасибо, что летали с нами! До свидания!»), «Улыбку Дюшенна» невозможно подделать.

    Работа Дюшенна сильно повлияла на исследования Чарльза Дарвина мимики и эмоций. В своей книге 1872 года «Выражение эмоций у человека и животных», еще одной вехе в истории фотографии, Дарвин предположил, что эффективное использование лица для передачи эмоций дает эволюционное преимущество, и он предположил, что некоторые выражения лица и соответствующие им эмоции , были универсальны для людей и, что важно, их родственников-животных.

    Дарвин был также одним из первых, кто предложил то, что сегодня называют гипотезой лицевой обратной связи. Гипотеза гласит, что сделайте счастливое лицо, и вскоре вы начнете искренне чувствовать себя счастливее. «Свобода выражения внешними признаками эмоции усиливает ее», — писал Дарвин.

    В ХХ веке американский психолог Пол Экман расширил дарвиновские теории эмоций, методично измеряя и кодируя различные выражения лица в разных культурах. В 1978 году доктор Экман, который недавно работал научным консультантом в криминальной драме Fox «Обмани меня», разработал подробную таксономию мимики.Система Экмана, получившая название «Система кодирования движений лица» (FACS), измеряет движения всех 42 мышц человеческого лица, а также движения головы, глаз и языка.

    Экман обнаружил шесть универсальных выражений лиц, которые были одинаковыми для людей во всем мире, от высокогорья Папуа-Новой Гвинеи до боулинга в Черри-Хилл, штат Нью-Джерси. Он определил соответствующие эмоции как счастье, печаль, страх и т. Д. Удивление, гнев и отвращение. (Позже он добавил к своей схеме седьмую эмоцию: презрение.)

    Счастье, например, выражается в приподнятых щеках, широко раскрытых глазах, приподнятых бровях, морщинистых «гусиных лапках» вокруг глаз и разинутом рте. Отвращение выражается в сморщенном носе, опущенной нижней губе, приподнятой верхней губе, выступающих губах и открытом рте. И так далее.

    Считается, что эти выражения возникли из основных механизмов выживания. Например, расширение глаз от страха может означать попытку получить больше визуальной информации об окружающей среде.А сморщивание носа от отвращения затрудняет дыхание, возможно, ограничивая поступление токсинов или болезнетворных микроорганизмов.

    Но действительно ли универсальные эмоции Экмана универсальны? Исследование 2009 года с использованием лиц, закодированных с помощью FACS, показало, что наблюдатели из Восточной Азии были менее способны различать страх и отвращение, а также удивление и гнев, чем их коллеги с западных кавказцев. Согласно исследованию, жители Восточной Азии больше обращали внимание на глаза, а выходцы из Западной Азии — на все лицо.Результаты, как сообщают авторы исследования, «ставят под сомнение универсальность человеческих выражений эмоций, подчеркивая их истинную сложность, с критическими последствиями для межкультурного общения и глобализации».

    Ведущий автор этого исследования, психолог из Университета Глазго Рэйчел Джек, продолжала подвергать сомнению модель Экмана. Она заметила, что большая часть исследований основывалась на неподвижных изображениях выражений лиц людей. Но в реальном мире это не так.

    «Мимика динамична», д-р.- сказал Джек монитору в телефонном интервью. «Как социальные существа, мы декодируем динамические сигналы с течением времени».

    Чтобы проверить, как люди реагируют на выражения лица с течением времени, Джек и ее коллеги привлекли людей, которые были специально обучены индивидуально сгибать лицевые мышцы (если вы можете поднимать каждую бровь по отдельности и усмехаться обеими сторонами рта, вы просто можете рыночный навык). Эти лица волшебников были сняты в трех измерениях, а их кружки объединены в анимированное виртуальное лицо, которое можно было запрограммировать для отображения различных выражений.Затем команда показала эти выражения волонтерам и спросила их, что они видят.

    На этот раз Джек обнаружила, что ее испытуемые изначально путались между выражением страха и удивления и выражением гнева и отвращения. Когда виртуальное лицо начало делать каждое выражение, оно показывало оба признака. «Вначале и отвращение, и гнев проявляются в морщинке на носу», — говорит Джек. И «страх и удивление показывают один и тот же сигнал». Лишь позже Джек обнаружил, что эти выражения превращаются в более социально специфические сигналы.

    Это имеет смысл с эволюционной точки зрения, — говорит Джек. Когда мы сталкиваемся с потенциально опасным стимулом, наш первый императив является биологически основным — например, получить больше информации или предотвратить попадание токсинов. Только после этого мы займемся передачей другим более сложных эмоций.

    Исследования Джека показывают, что наши лица выражают только четыре, а не шесть психологически несводимых эмоций: страх-удивление, гнев-отвращение, счастье и печаль).Но ничто из этого не означает, как утверждали многие источники новостей, что у людей всего четыре чувства. «Никто в здравом уме не сказал бы, что есть только четыре эмоции», — говорит Джек. «Это просто неправда. У людей невероятно сложные эмоции».

    Ученый-когнитивист из Университета штата Огайо Алейс Мартинес также уважает сложность человеческих чувств. В статье, опубликованной в Proceedings of the National Academy of Sciences, он описывает, как он и его команда применили систему кодирования Экмана к фотографиям 230 добровольцев, выражающих мимику, чтобы разработать способ, позволяющий компьютерам распознавать 21 различное выражение лица, в том числе те, которые, казалось бы, выражают противоречивые эмоции, такие как «счастливое отвращение».«Эти 21 выражение включают шесть исходных цветов Экмана, а также 17 сочетаний этих основных эмоциональных цветов.

    Получайте сообщения Monitor, которые вам небезразличны, на свой почтовый ящик.

    Мартинес говорит, что надеется, что этот метод поможет исследователям более точно определить, как эмоции соотносятся с состояниями мозга.

    Добавить комментарий