Человеческие ценности: Общечеловеческие ценности сегодня важны как никогда

Содержание

Человеческие ценности: история поколений

Вечная проблема отцов и детей, разногласия старших и младших, превосходство одних и бунт других. Почти каждое поколение высмеивает предыдущую «старую» модель поведения и устанавливает новую. У каждого поколения свои взгляды и свои ценности. Но как же менялись эти убеждения? Редактор Diletant.media Анна Баклага подняла архивы истории и постаралась сегодня разобраться в насущном вопросе.

Разные исторические промежутки становятся причиной конфликтов поколений


Система ценностей общества формируется, исходя из некоего количества факторов, влияющих на человека. Несомненно, что определяющие векторы в нашем сознании, возникают в результате семейного воспитания. Но ничуть ни меньше, на нас влияют и общественные события, которые происходят в период становления личности. Отсюда следует, что конфликты мировоззрения случаются именно по причине взросления в разных исторических промежутках.

Теория поколений была создана в девяностых годах американскими учеными. И в двухтысячных годах, уже русской командой, адаптирована для России. Исходя из этой теории, начиная с двадцатого века и заканчивая сегодняшним днем, сформировано шесть поколений.


Величайшее поколение (1900—1923)

Материальные ценности для этих людей не имели особого значения, так как им много раз приходилось терять все, что они наживали. Им пришлось пережить революцию, Гражданскую войну и коллективизацию. Личность, которая формировалась в это время, отличалась ответственностью, трудолюбием, семейными традициями, верой в светлое будущее и категоричностью суждений.

В период репрессий людям приходилось строго контролировать свою речь


Молчаливое поколение (1923—1943)

Рожденным в этот период пришлось научится строго контролировать себя в обществе, чтобы не сказать ничего лишнего. Только в семье они могли обсуждать проблемы и говорить на любые темы, поэтому семья для них была — главная ценность.

Великая Отечественная война, сталинские репрессии, разрушение и восстановление страны-все это влияло на данное поколение. Они уважали закон и статусы других людей. А еще — безоговорочно доверяли врачам, так как именно в это время произошло открытие антибиотиков.


Поколение беби-бумеров (1943—1963)

Общество, становление которого пришлось в этот временной промежуток, отличается небывалым патриотизмом. Этот период был всплеском воодушевления народа и кстати говоря, рождаемости. Отсюда и название периода. Такие события, как победа в Великой Отечественной войне, советская «оттепель», полеты в космос, гарантированность медицинского обслуживания — вселяло в население веру, оптимизм, уважение и гордость к своей стране.

Послевоенное поколение верили в свою страну так, как не верил никто


Именно тогда в стране появились сети специализированных магазинов «Свет», «Радио», «Охотник-рыболов» и другие. Люди этого периода активные и любознательные. Они с интересом осваивают появляющиеся технологии и открыты для всего нового.

Поколение Х, или Неизвестное поколение (1963—1984)

Люди этого периода, как правило, рано были приучены к самостоятельности. Они больше индивидуалисты, чем их родители. В это время резко повышается число разводов. Семья уже не представляет такой важности для общества, как раньше. Многие женщины начинают заниматься собственным бизнесом. Для людей этого времени очень важна свобода выбора.

Застой, холодная война, война в Афганистане, появление наркотиков, начало перестройки — все это события поколения X.


Поколение Y или поколение Миллениум (1984—2000)

В отличие от своих самостоятельных родителей, поколение Y более зависимы. Это время распада СССР, военных конфликтов, терактов, бурного развития коммуникаций, цифровых технологий, интернета и мобильных технологий. Поколение Y еще называют поколением большого пальца. Ведь они фантастически быстро умеют набирать сообщения в своих гаджетах. Еще одна отличительная черта игриков — они не готовы ждать, практически в любой деятельности им нужен немедленный результат.

Поколение девяностых — это поколение большого пальца


В основном, люди этого временного промежутка делают то, что модно, даже если это вредит им. Это эпоха брендов. Наркомания, табакокурение, алкоголизм вышли в ряд основных проблем данного этапа. Наступила эра публичности, стирание границ — все можно увидеть в телевидении и в интернете.


Поколение Z (c 2000)

Представители данной категории рождаются до сих пор. Поэтому вопрос их становления остается еще малоизученным. Мировой финансовый кризис, укрупнение бизнеса, создание торговых сетей — все это, по мнению ученых, формирует очередное «молчаливое» поколение. Создается общество, которое делает свои выводы на основе информации, получаемой из интернета. А виртуальное общение становится предпочтительней живому.


    Человеческие ценности в современном мире: Отеч. лит. 1970-1991 гг.

    Человеческие ценности в современном мире
    (Отеч. лит. 1970-1991 гг.)



    1.  Абдульханова-Славская А. Диалектика человеческой жизни. — М.: Мысль, 1977. — 224 с.

    2.  Акименко А.Д. Некоторые методологические принципы комплексного изучения человека // Комплексные проблемы человека. — 1988. — Вып.1. — С.146-164.

    3.  Андреева И. Авторитет философии и философия человека // Диалог. — 1990. — N 17.- С.86-88.

    4.  Анисимов С.Ф. Ценности реальные и мнимые. — М.: Мысль, 1970. — 183 с.
    Э-А.674 НО

    5.  Анищенко В.П. Человек как высшая ценность в системе взаимодействия со средой // Среда и человек. — Ижевск, 1990. — С.5-15.

    6.  Анчел Е. Этнос и история. — М., 1988. — 127 с.

    7.  Байнхауэр Х., Шмакке Э. Мир в 2000 году. — М.: Прогресс, 1973. — 340 с.
    С-Б.185 НО

    8.  Банкиров В.С. Ценностное сознание и активизация человеческого фактора. — Харьков: Вища школа, 1988. — 152 с.

    9.  Бережной Н.М. К проблеме комплексного изучения человека // Философские науки. — 1991. — N 1. — С.17-30.

    10.  Биологическое и социальное в развитии человека. — М., 1977. — 226 с.
    А55-Б.633 НО

    11.  Бойко В.И. Возрожденная категория ценности // Перестройка в духовной сфере: сущностные черты: проблемы и пути их решения. — Красноярск, 1989. — С.292-293.

    12.  Бранская Е.В. Проблема ценности в философии С. Александера / Ленинград. ин-т точной механики и оптики. — Л., 1989. — 14 с. Рукопись депонирована в ИНИОН АН СССР N 41247 от 11.3.90.

    13.  Бубер М. Проблема человека // Философские науки. — 1992. — N 3. — С.65-82.

    14.  Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. — М., Мысль, 1978. — 215 с.

    А55-Б.903 НО

    15.  Буева Л.П. Человек как высшая ценность и главное богатство общества // Человек в системе наук. — М., 1989. — С.493-502.

    16.  Бурков В.В. Как сохранить общечеловеческие ценности? (Атеист. и нравственные аспекты). — Л.: Знание, 1990. — 16 с.

    17.  В человеческом измерении. — М.: Прогресс,1989. — 488 с.

    18.  Вардомацкий А.П. Ценностная типология личности и воспитательная практика // Этика и мораль. — М., 1990. — С.126-137.

    19.  Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. — М.: Наука, 1992. — 271 с.

    20.  Вершкова Л.В., Гончаренко М.П. Некоторые аспекты комплексного подхода к активизации человеческого фактора // Проблемы философии. Вып.85. — Киев, 1990. — С.87-93.

    21.  Владимиров А.А. Человеческое измерение НТП // Человек — мера всех вещей. — Горький, 1990. — С.176-177.

    22.  Гайдученок И.А. Слово о личности: философское эссе. — Минск: Навука i технiка, 1990. — 158 с.

    23.  Гилинский Я.И. Проблема смысла жизни — проблема культуры // Культура и политика в современном мире. — Архангельск, 1990. — С.14-16.

    24.  Головных Г.Я. Ценностные ориентации и перестройка общественного сознания // Философские науки. — 1989. — N 6. — С.85-89.

    25.  Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности: Пер. с англ. и фр. / Сост. Василенко Л.И. — М.: Прогресс, 1990. — 495 с.
    С-Г.547 НО

    26.  Горак А.И. Альтернативны ли человечность и социальность? // Императивы человечности. — Киев, 1990. — С.7-47.

    27.  Григорьян Б.Т. Философия о сущности человека. — М., 1973. — 317 с.

    28.  Гудечек Я. Ценностная ориентация личности // Психология личности в социалистическом обществе. — М., 1989. — С.102-110.

    29.  Дилигенский Г.Г. В защиту человеческой индивидуальности // Вопросы философии. — 1990. — N 3. — С.31-45.

    30.  Дилигенский Г.Г. Человек в современном мире // СССР в мировом сообществе: от старого мышления к новому. — М., 1990. — С.151-189.

    31.  Додомов Б.И. Эмоция как ценность. — М., 1978. — 272 с.

    32.  Зуев В.П. Раскованный ли гуманизм? // Коммунист Украины. — 1990. — N 11. — С.36-43.

    33.  Жаринов В.М. Мир для человека и человек в мире как предмет философского познания // Диалектический материализм: вчера, сегодня, завтра. — М., 1989. — С.141-143.

    34.

      Жизнь земная и последующая. — М.: Политиздат, 1991. — 415 с.
    Ю2-Ж.714 НО

    35.  Измоденова Н.Н. Ценностные ориентации личности и перестройка // Социально-экономические проблемы перестройки. — Пермь, 1990. — С.84-87.

    36.  Иванько Л.И. Система жизненных ценностей трудящихся: тенденции развития // Динамика образа жизни трудящихся: проблемы социального управления. — Свердловск, 1990. — С.62-79.

    37.  Ивин А.А. Логико-философское исследование ценностей // Исследования по неклассическим логикам. — 1989. — С.259-277.

    38.  Каган М.С. Человеческая деятельность. — М., 1974. — 328 с.
    А55-К.129 НО

    39.  Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека: проблемы комплексного изучения. — Новосибирск: Наука, 1991. — 304 с.
    А55-К.148 НО

    40.  Капицын В.М., Рубанов Н.С. Человек в меняющемся мире: гуманизация и новое мышление // Вестник МГУ. Сер.12. Соц.-полит. исслед. — 1990. — N 4. — С.15-21.

    41.  Капто А.С. Диалог — путь к человеку // Соц.-полит. науки. — 1990. — N 7. — С.3-12.

    42.  Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. — М.: Прогресс, 1990. — 741 с.
    Ю9-К.246 НО

    43.  Карпинская Р.С., Никольский С.А. Социобиология: критический анализ. — М.: Мысль, 1988. — 303 с.
    С-К.264 НО

    44.  Качанов Ю.Д. Природа человека: ступени анализа // Человек в сфере гуманитарного знания. — М., 1989. — С.50-65.

    45.  Кветной М.С. Человеческая деятельность: сущность, структура, типы: Социологический аспект. — Саратов, 1974. — 224 с.
    А55-К.326 НО

    46.  Килис Ю.А. О месте человека в системе ценностей // Всесоюз. науч. конф. «Человеческий фактор в ускорении социального и научно-технического прогресса», 4-6 мая 1989 г., Новосибирск. Секция 2. — Новосибирск, 1989. — С.36-40.

    47.  Китаев П.М. К вопросу о теоретических предпосылках рассмотрения конкретного человека // Философские науки. — 1991. — N 3. — С.163-171.

    48.  Кодуа Л. Центральная фигура ценностей // Коммунист Грузии. — 1990. — N 10. — С.18-19.

    49.  Кон И.С. Социология личности. — М., 1967. — 383 с.
    А55-К.64 НО

    50.  Коорх А.Н. Ценностные ориентации личности на современном этапе развития нашего общества // Диалектика перестройки материальной и духовной жизни социалистического общества: Сб. научн. трудов. — Днепропетровск, 1989. — С.82-87.

    51.  Косарев В.М., Ставская Н.Р. К вопросу о роли человеческого фактора в ускорении НТП // Методологические проблемы создания новой техники и технологии. — Новосибирск, 1988. — С.99-106.

    52.  Культура, человек и картина мира. — М.: Наука, 1987. — 347 с.

    53.  Культурный прогресс: философские проблемы. — М.: Наука, 1984. — 326 с.

    54.  Кууси П. Этот человеческий мир. — М.: Прогресс, 1988. — 363 с.
    Ю2-К.955 НО

    55.  Ладейщиков В. Природное как человеческое // Коммунист Казахстана. — 1990. — N 7. — С.93-96.

    56.  Леви В. Искусство быть собой. — М.: Знание, 1991. — 535 с.
    Ю9-Л.36 НО

    57.  Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1977. — 301 с.
    Ю9-Л.478 НО

    58.  Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном. — М., 1989. — 238 с.

    59.  Логос: Ленинградские межд. чтения по философии культуры. Разум. Духовность. Традиции. Кн.1. — Л., 1991. — 254 с.
    А55-Л.696 НО

    60.  Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. — М., 1991. — 368 с.

    61.  Макаров В.Л. Человек в системе социально-экономических и политических отношений // Изв. АН СССР. Сер. экон. — 1989. — N 5. — С.5-21.

    62.  Мальчуков В.А. Философское мировоззрение и семантизация ценности в науке // Мировоззрение, наука, практика. — Иркутск, 1988. — С.147-154.

    63.  Мировоззренческая культура личности: философские проблемы формирования. — Киев, 1986. — 294 с.

    64.  Моисеев Н.Н. Человек. Среда. Общество. — М.: Наука, 1982. — 240 с.
    Б-М.748 НО

    65.  Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Смысл жизни и личности / Отв. ред. Чечулин А.А. — Новосибирск: Наука, 1989. — 204 с.

    66.  Мысливченко А.Г. Человек как предмет философского познания. — М., 1972. — 191 с.
    А55-М.952 НО

    67.  Наука о человеке // Вопросы философии. — 1989. — N 11. — С.14-29.

    68.  НТР и социально-этические проблемы. — М., 1977. — 199 с.
    С-Н.869 НО

    69.  Нравственный прогресс и личность. — Вильнюс, 1976. — 243 с.

    70.  Панфилова Т.В. О содержании понятия «гуманизм» // Философские науки. — 1990. — N 9. — С.112-117.

    71.  Паркинсон С.Н. Законы Паркинсона. — М.: Прогресс, 1989. — 448 с.

    72.  Парсонс Г. Человек в современном мире: Пер. с англ. — М.: Прогресс,1985. — 428 с.

    73.  Печчеи А. Человеческие качества. — М., 1985. — 311 с.

    74.  Попиашвили А.Д. Человек и мир ценностей // Известия АН ГССР. Сер. философии и психологии. — 1989. — N 2. — С.98-102.

    75.  Попов Б.Н. Взаимосвязь категорий счастья и смысла жизни. — М., 1986.

    76.  Проблема человека в западной философии. — М.: Прогресс, 1988. — 552 с.
    Ю2-П.781 НО

    77.  Проблема человека в истории науки и философии. — Л., 1990. — 165 с.

    78.  Проблема человека в современной философии. — М., 1989. — 431 с.

    79.  Разумная организация жизни личности: проблемы воспитания и саморегулирования / Сохань Л.В., Тихонович В.А. и др. — Киев: Наукова думка, 1989. — 325 с.
    Г90-460 ч/з3

    80.  Ремизова И., Анишина Т. Проблема человека в историческом контексте // Вестн. высш. школы. — 1991. — N 2. — С.34-42.

    81.  Решетило С.В. Методологические проблемы становления целостности человека // Вестн. Харьковского политехнического ин-та. — 1989. — N 268. — С.47-52.

    82.  Рогулин В.Е. Ценностные ориентации общества и возможности всестороннего развития человека // Возможности человека в современную эпоху. — М., 1989. — С.22-28.

    83.  С чего начинается личность? — М., 1983. — 238 с.

    84.  Сатыбалов И.А., Сатыбалова Е.В. К проблеме критериев развития личности // Социальные проблемы формирования молодежи. — Свердловск, 1980. — С.15-19.

    85.  Серов Н.С. Личность и время. — Л.: Лениздат, 1989. — 255 с.

    86.  Скворцов А.В. Культура самосознания. — М., 1989. — 317 с.

    87.  Смоленцев Ю.М. О ценностной природе нравственности // Мораль и этика. — 1989. — С.17-34.

    88.  Соловьев Э.Ю. Прошлое толкует нас: Очерки по истории и философии культуры. — М., 1991. — 431 с.

    89.  Тавризин Г.М. Техника, культура, человек: Критический анализ концепций технического прогресса в буржуазной философии ХХ века. — М.: Наука, 1986. — 200 с.

    90.  Тарасов К.Е., Кельнер М.С. «Фрейдо-марксизм» о человеке. — М.: Мысль, 1989. — 211 с.
    Ю3-Т.191 НО

    91.  Тараткевич М.В. Человек. Среда. Потребности. — Минск, 1980.
    А55-Т.191 НО

    92.  Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — М.: Наука, 1987. — 240 с.

    93.  Телегин В.Н. Проблема ценности в «критическом материализме» М. Хоркхаймера // Ценности процесса освоения. — Тюмень, 1990. — С.63-70.

    94.  Типы и формы социальных потребностей человека: средства их изучения и пути формирования. — М., 1985. — 75 с.

    95.  Толстой Л. Исповедь. В чем моя вера. — Л., 1990. — 416 с.

    96.  Ухтомский А.А. Письма // Пути в незнаемое. — М., 1973. — С.371.

    97.  Философская культура личности и НТП: Межвуз. сб. науч. тр. — Новосибирск, 1987. — 131 с.

    98.  Филюшин В.А. Ценностные ориентации в гуманитарном познании: Науч.-аналит. обзор по аксиологической проблематике, вышедшей в УССР / АН УССР. Ин-т философии. Препринт. — Киев, 1989. — 48 с.

    99.  Франкл В. Человек в поисках смысла. — М.: Прогресс,1990. — 366 с. — (Библиотека зарубежной психологии).
    Ю9-Ф.834 НО

    100.  Фролов И.Т. О человеке и гуманизме: работы разных лет. — М.: Политиздат, 1989. — 559 с.
    А55-Ф.912 НО

    101.  Фролов И.Т. Прогресс науки и будущее человека. — М., 1975. — 222 с.
    А55-Ф.912 НО

    102.  Харчев А.Г. Социология воспитания: о некоторых социальных проблемах воспитания личности. — М., 1990. — 221 с.

    103.  Ценности процесса освоения. — Тюмень, 1990. — С.63-70.
    Г90-15430

    104.  Ципко А.С. Человек не может изменить своей природе // Политическое образование. — 1989. — N 4. — С.68-78.

    105.  Чамидзе В. Иерархический человек: Социобиолог. Заметки. — М.: Терра, 1991. — 220 с.

    106.  Человек: мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир — эпоха Просвещения: Сб. — М.: Политиздат, 1991. — 469 с.
    Ю2-Ч.391 НО

    107.  Человек, наука, техника: опыт марксистского анализа НТР. — М., 1973. — 366 с.
    А7-Ч.391 НО

    108.  Честертон Г.К. Вечный человек: Пер. с англ. — М.: Политиздат, 1991. — 543 с.
    Ю2-Ч.514 НО

    109.  Чухина Л.А. Человек и его ценностный мир в религиозной философии / Латв. АН. Ин-т философии и социологии. — Рига: Зинатне, 1991. — 303 с.
    Ю2-Ч.96 НО

    110.  Шварцман К.А. Философия и воспитание: критический анализ немарксистских концепций. — М., 1989. — 208 с.
    А7-Ш.338 НО

    111.  Шишкин А.Ф., Шварцман К.А. ХХ век и моральные ценности человечества. — М.: Мысль, 1968. — 272 с.
    Ю7-Ш.655 НО

    112.  Шкуринов П.С. А.Н.Радищев. Философия человека. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 224 с.

    113.  Этика и идеология. — М.: Наука, 1983. — 359 с.
    Ю7-Э.901 НО

    114.  Ярошевский Т. Личность: проблемы личности в современной философии. — М.: Прогресс, 1973. — 543 с.

    115.  Ярошевский Т. Размышления о человеке. — М., 1984. — 198 с.

    116.  Яхшиликов Ж. Духовные ценности в системе формирования личности // Партийная жизнь. — 1989. — N 8. — С.62-65.


    ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ — это… Что такое ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ?

    ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ
    ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ
    — комплекс понятий, входящих в систему филос. учения о человеке и составляющих важнейший предмет изучения аксиологии. О.ц. выделяются среди прочих ценностей тем, что выражают общие интересы человеческого рода, свободные от национальных, политических, религиозных и иных пристрастий, и в этом качестве выступают императивом развития человеческой цивилизации. Любая ценность как филос. категория обозначает положительную значимость явления и происходит из приоритетности человеческих интересов, т.е. характеризуется антропоцентричностью. Антропоцентризм О.ц. имеет социально-исторический характер, независимый от конкретных социокультурных проявлений и основанный на исторически возникающем единстве представлений о наличии неких универсальных сущностно значимых свойств человеческого существования.
    К О.ц., признанным мировым сообществом, относятся жизнь, свобода, счастье, а также высшие проявления природы человека, раскрывающиеся в его общении с себе подобными и с трансцендентным миром. Попрание О.ц. рассматривается как преступление против человечности.
    В прошлом универсализм тех ценностей, которые сейчас принято называть общечеловеческими, реализовывался лишь в рамках этнокультурной и социальной общности, а их значимость обосновывалась божественным установлением. Таковыми были, напр., ветхозаветные десять заповедей — фундаментальные нормы социального поведения, данные «богоизбранному народу» свыше и не распространявшиеся на иные народы. Стечением времени, по мере осознания единства человеческой природы и приобщения к мировой человеческой цивилизации народов, ведущих примитивный образ жизни, О.ц. стали утверждаться во всепланетарных масштабах. Исключительную важность для утверждения О.ц. имела концепция естественных прав человека. В Новое и Новейшее время неоднократно предпринимались попытки полного отрицания О.ц. или выдачи за таковые ценностей отдельных социальных групп, классов, народов и цивилизаций.

    Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.

    .

    • ОБРАЗЕЦ
    • ОБЪЕКТ

    Смотреть что такое «ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ» в других словарях:

    • ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ — система аксиологических максим, содержание которых не связано непосредственно с конкретным историческим периодом развития общества или конкретной этнической традицией, но, наполняясь в каждой социокультурной традиции собственным конкретным… …   Новейший философский словарь

    • Общечеловеческие ценности — Общечеловеческие ценности  теоретически существующие моральные ценности, система аксиологических максим, содержание которых не связано непосредственно с конкретным историческим периодом развития общества или конкретной этнической традицией,… …   Википедия

    • ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ — система аксиологических максим, содержание которых не связано непосредственно с конкретным историческим периодом развития общества или конкретной этнической традицией, но, наполняясь в каждой социокультурной традиции собственным конкретным… …   Социология: Энциклопедия

    • Общечеловеческие ценности — концепция существования ценностей, принимаемых всеми людьми планеты, всем родом человеческим, равно присутствующие в разных культурах, освещены вековой жизнедеятельностью людей. Наборы этих ценностей различны. Наиболее признанный включает в себя… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

    • Ценности общечеловеческие — понятие культурологии, характеризующее совокупность идеалов, принципов, нравственных норм, прав, имеющих приоритетное значение в жизни людей, независимо от их социального положения, национальности, вероисповедания, образования, возраста, пола и т …   Человек и общество: Культурология. Словарь-справочник

    • ЦЕННОСТИ МОРАЛЬНЫЕ — понятие этики, с помощью к рого характеризуется значение для об ва и человека соц. историч. явлений. В Ц.м. выражено деятельно заинтересованное отношение человека к миру и самому себе, а также проблематичность реализации актуальных нравственных… …   Российская социологическая энциклопедия

    • Смысл человеческого бытия. Понятия ценности. Виды ценностей — кратко Этим вопросы задаются многие особенно остро из за того что рано или поздно в жизни каждого человека наступает момент, когда он осознает, что жизнь конечна. Чтобы жить и активно действовать, человек должен иметь представление о смысле жизни …   Малый тезаурус мировой философии

    • Национализм — Не следует путать с нацизмом. У этого термина существуют и другие значения, см. Национализм (значения). Пробуждение Уэльса, Кристофер Уильямс, 1911. Образ Венеры как аллегория рождения нации Национализм …   Википедия

    • Националист — Не следует путать с термином «нацизм». Пробуждение Уэльса, Кристофер Уильямс, 1911. Образ Венеры как аллегория рождения нации Национализм (фр. nationalisme) идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о высшей… …   Википедия

    • Националисты — Не следует путать с термином «нацизм». Пробуждение Уэльса, Кристофер Уильямс, 1911. Образ Венеры как аллегория рождения нации Национализм (фр. nationalisme) идеология и направление политики, базовым принципом которых является тезис о высшей… …   Википедия

    Книги

    • Константин Васильев. Жизнь и творчество (подарочное издание), Валентина Васильева. Предлагаем вам стильно оформленное подарочное издание в тканевом переплете, с трехсторонним серебряным обрезом. Книга посвящена Константину Алексеевичу Васильеву — талантливому современному… Подробнее  Купить за 1065.1 руб
    • Константин Васильев. Жизнь и творчество (подарочное издание), Валентина Васильева. Предлагаем вам стильно оформленное подарочное издание в тканевом переплете, с трехсторонним серебряным обрезом. Книга посвящена Константину Алексеевичу Васильеву — талантливому современному… Подробнее  Купить за 1038.7 руб
    • Россия и Европа, Данилевский Н.. В книге представлен главный труд известного русского мыслителя, основателя цивилизационного подхода к истории и новой историосо­фии, русского социолога, культуролога, публициста,… Подробнее  Купить за 941 руб
    Другие книги по запросу «ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ» >>

    «Культурный капитал»: как сохранить человеческие ценности » tvtomsk.ru

    Продолжаем публикацию материалов в рамках проекта, посвященного юбилею ГТРК «Томск». Сегодня поговорим о канале Юлии Ратомской «Культурный капитал». Программы этого признанного мастера художественного вещания пользуются популярностью у зрителей не только в Томской области и в России, но и в зарубежных странах.  

    Канал Юлии Ратомской «Культурный капитал» существует уже полтора года. За это время он получил серьезное и прочное признание у интеллигентных жителей России и – судя по хронологии просмотров – ближнего и дальнего зарубежья. Как канал с бескомпромиссной культурно-исторической направленностью, он представляет собой редкое отрадное явление в мире интернета, защищая и популяризируя коренные ценности человечества – и эстетические, и этические.

    Количество названий фильмов, передач, репортажей, экранизаций спектаклей и концертов на канале давно перевалило за две сотни, количество просмотров исчисляется сотнями тысяч.

    Канал базируется, прежде всего, на авторских программах Юлии Ратомской. Но используются также материалы, созданные ее коллегами самостоятельно или в соавторстве с ней. Материалы для канала Юлия Александровна Ратомская – заслуженный работник культуры, признанный мастер художественного телевещания – отбирает с предельной требовательностью, даже жесткостью, с безукоризненным вкусом.

    Юлия Ратомская занимается делом всей своей жизни более 60 лет, ею создана впечатляющая, уникальная по размаху панорама или летопись искусства советской и постсоветской эпох, выходящая далеко за региональные, томские пределы. Ни одно заметное культурное событие в жизни томичей, включая гастроли видных представителей искусства в наш город, не прошло мимо ее придирчивого внимания.

    Особое место в ее творчестве занимают фильмы о Томске (их более десяти), театральные спектакли, портреты артистов и режиссеров. Музыка, живопись и скульптура, литература, краеведение, замечательные научные изобретения – все эти темы нашли отражение в творчестве Ю.А. Ратомской. Это свидетельствует об ее универсализме, всеобъемлющей компетентности, о том, что ей, если сказать, перефразируя Пушкина, «внятно все, что волновало и волнует нежный ум».        

    Ее творческий почерк, ее строгая эстетика кадра и слова замечательно узнаваемы, ее ассоциативная и живописная палитра богаты. Она из тех удивительных детей «оттепели», которые вернули экрану общечеловеческие ценности, подлинный гуманизм и уважение к неповторимости бытия и творческой личности. Благодаря Юлии Ратомской, сбереглась, увековечилась память о больших талантах, достойных не просто некоего местного признания, но и общекультурного почитания. Можно было бы создать своего рода словарь «Кто есть кто в мире Ратомской» — получилась бы авторитетная, содержательная брошюра, путеводитель в мире культуры.

    Смотрите канал Юлии Ратомской, восхищайтесь ее героями, слушайте ее неповторимый закадровый голос. И ждите новинок, они обязательно будут!

    © При полном или частичном использовании материалов в интернете и печатных СМИ ссылка на tvtomsk.ru обязательна. Отсутствие ссылки, либо ссылка на иной источник (Вести-Томск, ГТРК «Томск» и др.) является нарушением прав на интеллектуальную собственность.

    Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter

    «Великая Отечественная война – это война за настоящую жизнь и вечные человеческие ценности» / Минпросвещения России

    Каждый год 22 июня мы вспоминаем о том, что в этот день началась страшная война, унесшая и покалечившая миллионы жизней. Вспоминаем о том, как каждый день в нечеловеческих условиях, под бомбежками бойцы бились за счастье будущих поколений, веря в то, что должно получиться, если отдавать всего себя поставленной цели. Это был ежедневный подвиг всех воинов на линии фронта. Подвиг человеколюбия, жизнелюбия, самоотверженности и отваги.

    Пресс-служба Минпросвещения России

    И среди этих бойцов было много учителей и вчерашних учеников, которые отправились на фронт буквально из школьных классов. Письма из окопов учителей оставшимся в тылу ученикам и учеников своим учителям наполнены огромной любовью к Родине, готовностью отдавать все силы защите своей земли и всех тех, кто ждал дома.

    «Отмечая 75-летие Великой Победы, устраивая масштабные праздники, создавая передачи об этой дате, чествуя ветеранов и тружеников тыла, гордясь каждым бойцом, который самоотверженно воевал на фронте, и каждым, кто помогал в тылу, важно помнить и о том, от чего спасли нас победители, – подчеркивает Министр просвещения Сергей Кравцов. – Они сохранили для нас не только мирное небо, возможность счастливой, спокойной жизни, и сейчас мы можем учиться, развивать таланты, строить грандиозные планы на будущее. Они сохранили для нас настоящие человеческие ценности, нашу духовную опору, на которые посягнул фашизм: веру в доброту людей, взаимопомощь, сочувствие, взаимопонимание, заботу. Готовность открыться людям любой национальности. Веру в то, что, только оставаясь настоящими людьми, добрыми, отзывчивыми, культурными, любящими людей и свою Родину, можно достойно жить на земле и строить общество, в котором каждый будет чувствовать поддержку и свободу».

    Как отмечает Сергей Кравцов, нам важно помнить о том, что это была война не за территорию, не за города, не за власть ради власти. Это была война за настоящий мир, где у каждого есть равные шансы на саморазвитие и жизнь в согласии с самим собой и другими людьми. Шансы на добрую, спокойную жизнь, на занятия наукой, творчеством, путешествия и общение с людьми из разных стран, на открытие для себя других интересных культур, на расширение кругозора.

    Человеческие ценности с малых лет

    Человеческие ценности с малых лет

    21.11.2019 10:00 496 0

    Представления о добре, отзывчивости, взаимопомощи, дружелюбии, внимании к взрослым и сверстникам не формируются у детей просто так. Это – результат длительной и кропотливой работы, пример которой можно наблюдать в детском саду №65 г. Владикавказа.

    Коллектив дошкольного учреждения под руководством заведующей Людмилы Черткоевой уверен, что дошкольное детство – это время достижений и проблем не только одного маленького человечка, но и всего общества в целом. В этом возрасте происходит формирование у детей навыков уважительного и доброжелательного поведения во время взаимоотношений с представителями разных культур, умения воспринимать окружающее как результат сотрудничества людей разных национальностей, разного происхождения. Они положительно влияют на человека, преображают его, возвышают. Поэтому большое время уделяется воспитанию толерантности, в том числе через игровые методы.

    «Наши дети знают, что все люди отличаются друг от друга внешностью и поведением, но обладают и схожими чертами – строением тела, эмоциями, – рассказывают педагоги. – Им знакомы способы эмоциональной поддержки сверстника, взрослого, они понимают, что причинами конфликта могут быть противоположные интересы, чувства, взгляды, и имеют представление о возможных способах разрешения конфликтов. Дети могут понимать друг друга, осознавать собственную ценность и ценность других людей».

    Для того чтобы вся работа в детском саду по воспитанию толерантности была плодотворной, задействуем большой спектр различных видов деятельности дошкольников. Так, на днях в учреждении прошло мероприятие «В дружбе народов – единство России», где приняли активное участие родители и дети. Семьи Лебедевых, Хачатурянц, Дриашвили и Гацаловых провели интересные презентации, рассказывающие о культуре своих народов, читали стихи и, конечно, продемонстрировали национальные танцы и кухню.

    Говорят, что когда дружат дети, – дружбе жить. И именно детская дружба – пример, который учит многому нас, взрослых, ведь они ценят истинно человеческие качества, не оглядываясь на национальную принадлежность своего товарища, а, напротив, с любопытством стараясь узнать как можно больше о том, какие традиции они чтут, те самым пробуждая в себе интерес и к своей истории, своим корням.

    Какова своя особая система ценностей в России — Российская газета

    По данным ВЦИОМ, своими главными жизненными ценностями россияне называют здоровье, семейное благополучие и личную безопасность. Значимость этих ценностей за все время измерений не опускалась ниже 90 пунктов. А значимость материального благосостояния опустилась — теперь она составляет 90 пунктов против 95-97 в предыдущие годы. Значимость социального статуса также снизилась — с 2009 года почти в два раза: с 73 до 39 пунктов. Последнее место в иерархии жизненных ценностей занимает карьерный рост. Есть ли у россиян своя система ценностей по сравнению с жителями других стран? Обсудим тему с заведующим Лабораторией сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ Эдуардом Понариным.

    Путь осознания и культивирования своей особости прошли многие страны

    Наши философы любят пускаться в рассуждения о каком-то особом пути для России, о каких-то якобы только нам присущих ценностях. Скажите, откуда эта святая убежденность, что мы не такие, как все?

    Эдуард Понарин: Подобный путь — путь осознания и культивирования своей особости, исключительности, неповторимости — прошли многие страны. Сам термин — калька с немецкого Sonderweg, что означает «исключительность», дословно — «особый путь». Дело в том, что модернизация в разных странах проходила неравномерно. Какие-то страны проводили ее быстрее, какие-то медленнее по сравнению с соседями. Если сравнивать, например, Германию и Францию, то в XVIII веке был период, когда Германия свою культуру считала отсталой, неевропейской. Немецкие ученые в ту пору предпочитали писать либо на латинском, либо на французском языке.

    Они не гордились своей особостью?

    Эдуард Понарин: Они стеснялись ее. Потому что эта особость заключалась в отсталости. Прусский король Фридрих Великий предпочитал говорить не по-немецки, а по-французски, а свой дворец в Потсдаме назвал Сан-Суси. Потом начался период разочарования в той культуре, которая служила образцом. Разочарование было связано с наполеоновской экспансией. Французы подчинили себе всю Европу, включая немецкие страны. И для Германии это было такое унижение… Мол, мы стремились догнать Францию, стать похожими на французов, а получилось вот что… Это острое переживание привело к переоценке ценностей. И в начале XIX века немцы начали осознавать свою самобытность — обнаружили свой фольклор, братья Гримм собирают немецкие народные сказки… Появилось понятие Volkstum (народность), получила развитие поэзия на родном языке и т.п. А французы стали для немцев врагами на сотню лет, вплоть до 1945 года. Эта история повторялась много раз, в разные эпохи, в разных странах. В том числе и в России. Петр Великий задал стране западный вектор развития: попытаться догнать, а потом перегнать… На этом пути нас, как ранее немцев, подстерегали большие разочарования, и мы тоже начинали искать свой особый путь. Почему появились славянофилы? Потому что стало ясно, что Россия не догоняет Европу, жизнь в России сильно отличается от европейской, а европейцы смотрят на нас по-прежнему свысока. И то, что происходило в Германии в период наполеоновских войн, стало происходить в России. Подъем славянофильства во многом этим объясняется. Знаменитое тютчевское «умом Россию не понять, аршином общим не измерить» — оно тоже отсюда.

    Наша система ценностей подчас не совмещается с законом. Например, в России действует мораторий на смертную казнь, но чуть ли не все россияне считают, что она нужна

    В основе сегодняшних заклинаний об особом пути для России тоже лежит какое-то разочарование?

    Эдуард Понарин: Конечно. Мы пережили крах СССР. После этого в очередной раз стали равняться на Запад. Взяли себе за образец европейские страны, Соединенные Штаты. И — вновь разочарование. Теперь выясняется, что те, на кого мы равнялись, достойны не восхищения, а насмешек, и США нам вовсе не пример, а как бы даже враг или во всяком случае партнер, с которым нужно быть очень осторожным.

    Наш исторический опыт тяжелее, чем исторический опыт европейцев

    На ваш взгляд, у россиян есть своя система ценностей — нечто такое, что принципиально отличает нас от немцев, французов или англичан?

    Эдуард Понарин: Для начала давайте уточним, что такое ценности. Говоря по-простому, это то, к чему ты стремишься и с помощью чего оцениваешь, что такое хорошо и что такое плохо, что правильно, а что неправильно. Например, открыты ли мы новому и непривычному, готовы ли отказаться от своих личных пристрастий и привычек в пользу других людей или, допустим, ради сохранения окружающей среды. В этих двух измерениях россияне отличаются от европейцев довольно сильно. Хотя, конечно, европейцы бывают разные, там тоже есть и эгоисты, и люди консервативные. Но в чем действительно большое отличие, так это в том, что людей, которые открыты изменениям и не зациклены на себе, в Европе процентов 20, а в России 2. Россияне консервативны и склонны защищать самих себя, их не очень трогает то, что происходит с другими людьми, и то, что происходит с окружающим миром.

    Вы так думаете?

    Эдуард Понарин: Это подтверждается многолетними исследованиями, которые проводятся регулярно. Кстати, в своей консервативности россияне не одиноки. В Косово, например, лишь 1 процент населения открыт новому и не зациклен на себе. Внутри Европы тоже есть отличия. Скажем, в Северной Европе таких людей больше, в Южной — меньше, а в Восточной — ближе к России и Украине.

    А почему россияне более настороженно относятся к любым переменам, чем европейцы?

    Эдуард Понарин: Потому что наш исторический опыт тяжелее, чем исторический опыт европейцев. Во Второй мировой войне на территории СССР, в отличие даже от Центральной и особенно Западной Европы, массово уничтожалось гражданское население. А до этого были чудовищные потери в период Гражданской войны, в годы коллективизации и массовых репрессий. А совсем недавно, в 1990-е годы, цвел бандитизм. То есть отношение к человеческой жизни и ее ценность в России были не такими, как в сытой и безопасной Европе. Вот потому-то европейцы более расположены к переменам — они не боятся, что станет хуже. По той же причине им легче иногда пренебречь своими интересами в пользу других людей, окружающей среды или даже домашних животных.

    От того, где вы живете, зависит ваше отношение к каким-то вещам

    Существует ли в России некий ценностный стандарт, более или менее единое понимание, что такое хорошо и что такое плохо?

    Эдуард Понарин: В целом — да. Но есть и различия в зависимости от того, где вы живете. В крупных городах, например, произошел переход от ценностей традиционного общества к ценностям секулярно-рациональным. Там люди по преимуществу не очень религиозны, не очень почитают старших, женщина относительно свободна. Религиозное или патриархальное семейное регулирование ушло, а на смену ему приходит патриотическая идеология. Она внедряет в общественное сознание мысль, что мы единый народ, у нас мощные вооруженные силы, которые в случае чего нас защитят. На протяжении большей части своей истории мы жили в традиционных общинах. Когда человек живет в общине, он чувствует себя защищенным, а когда он сам по себе, ему боязно. В городах общин нет, но национальная идеология замещает этот вакуум. С другой стороны, есть территории, где еще сильны традиционные связи, важно кто кому кум, сват или брат, и выше степень религиозности. С третьей же стороны, в Москве и Петербурге можно встретить людей, чьи ценностные ориентации похожи на европейские.

    Ценности разных социальных групп тоже отличаются?

    Эдуард Понарин: Конечно. Здесь имеют значение возраст, доход, образование, пол. Скажем, чем выше доход и уровень образования, тем человек с большей вероятностью (хотя бывают исключения) будет похож на европейца. Кроме того, в группах с таким уровнем образования и таким уровнем дохода люди более лояльно относятся к национальным меньшинствам, меньше подвержены ксенофобии.

    А возраст влияет на ценностную ориентацию?

    Эдуард Понарин: Люди, которые выросли при новом общественном строе, они себя чувствуют в современной российской реальности как рыба в воде. Они крутятся, зарабатывая себе на жизнь, и уверены, что государство им ничего не должно. Тогда как в старшем поколении больше людей с патерналистскими убеждениями. Они считают, что государство обязано помогать слабым, перераспределять доходы и вообще заботиться о вверенном ему населении.

    У нас никогда не было стабильного законодательства. Сегодня разрешено, завтра уже запрещено

    Если ценностная ориентация общества определяется тем, что в этом обществе одобряется и что порицается, то не входит ли в нашу систему ценностей терпимость ко всяческому вранью? Оно ведь в России не считается таким уж большим грехом. Муж врет жене, жена мужу, студент преподавателю, власть населению. Моральный счет за ложь редко когда кому-нибудь предъявляется. Европейцы в этом смысле более требовательны?

    Эдуард Понарин: Смотря какие европейцы. В Южной Европе (Неаполе, например) вранье — норма жизни. А в Норвегии или Швеции к этому относятся гораздо строже.

    Есть и еще одно отличие русского человека от европейца. Для русского человека справедливость выше закона. Почему, кстати?

    Эдуард Понарин: Потому что закон не всегда соблюдается. И еще потому, что у нас никогда не было стабильного законодательства. Сегодня разрешено, завтра уже запрещено. Скажем, после революции аборты были разрешены. В 1936 году их криминализировали. Потом опять разрешили. Сегодня кто-то требует снова их запретить. То разрешается, то не разрешается, то можно держать кур, то нельзя держать кур. Мы с этим выросли. Это впечатано в наш культурный код. Кроме того, наша система ценностей подчас не совмещается с законом. Например, в России действует мораторий на смертную казнь, но более 80 процентов населения считают, что смертная казнь нужна. По мнению большинства, «вышка» за тяжкое преступление — это и есть справедливость, а как смотрит на это закон, никого не волнует. Недавний случай в Саратове, где жители чуть не устроили самосуд над убийцей, наглядно продемонстрировал, как соотносятся в российском общественном сознании закон и справедливость.

    Ценности — это то, что важно лично для тебя, а норма — это то, что принято в обществе

    Есть нормы и ценности. Это разные вещи?

    Эдуард Понарин: Чуть-чуть разные. Ценности — это то, что важно лично для тебя, а норма — это то, что принято в обществе. Например, если в Пакистане задаешь вопрос, насколько важен Бог в вашей жизни, то при шкале от 1 до 10 каждый респондент выбирает 10. Даже 9 выбрать нельзя, это было бы отклонением от нормы. Когда имеется общественная норма, то даже если Бог не играет в твоей жизни главенствующую роль, ты не можешь сказать об этом ни анонимно, ни тем более публично. Хорошие социологи, разумеется, это понимают. Поэтому не абсолютизируют результаты своих исследований, а стараются правильно интерпретировать их.

    У каждой страны есть какие-то особенности, но они не выходят за некие общие рамки. Поэтому абсолютно особый путь никому не предначертан

    И все же… Мы не такие, как все?

    Эдуард Понарин: Мы такие, как наши соседи по Восточной Европе. А те, в свою очередь, отличаются от западных европейцев. У каждой страны есть какие-то особенности, но они не выходят за некие общие рамки. Поэтому абсолютно особый путь никому не предначертан. Германия тоже считала, что у нее особый путь, но, когда у нее получилось сравняться с Францией по экономической мощи, разговоры об этом особом пути как-то сами собой прекратились. В наших же разговорах особый путь пока присутствует, но сами поиски его отнюдь не уникальны. Многие страны через это прошли.

    Значит, мы такие же, как все?

    Эдуард Понарин: Мы такие же, как все.

    Визитная карточка

    Фото: Из личного архива Эдуарда Понарина

    Эдуард Понарин — социолог, заведующий Лабораторией сравнительных социальных исследований НИУ ВШЭ. Родился в 1964 году в Ленинграде. Окончил факультет психологии Ленинградского государственного университета. С 1989 по 1996 учился социологии в Мичиганском университете (США) и защитил в нем докторскую (Ph.D.) диссертацию. С 1998 года работал в Европейском университете в С.-Петербурге. С 2009 года работает в Высшей школе экономики. Возглавляемая им лаборатория представляет Россию в проектах Всемирное исследование ценностей и Европейское исследование ценностей.

    Десять главных ценностей человечества

    Кто мы все вместе?

    Ричард Барретт, председатель и основатель , Центр ценностей Барретта

    Где мы как человечество находимся с точки зрения нашего развития? Что мы ценим? С каких уровней сознания мы в основном работаем? Чтобы ответить на эти вопросы, хотя бы в некоторой степени, я проанализировал результаты полумиллиона оценок личных ценностей.

    Десять основных ценностей этой группы из полумиллиона человек показаны на Рисунке 1 вместе с количеством людей, которые выбрали каждую ценность как одну из своих десяти самых важных ценностей.Рисунок 1 представляет собой визуальное представление модели семи уровней сознания. Каждая заштрихованная точка представляет одно из значений, перечисленных рядом с диаграммой. Уровень сознания указан в скобках, например, семья, забота, уважение и дружба находятся на уровне взаимоотношений (уровень 2), а непрерывное обучение — на уровне трансформации (уровень 4).

    Интересно отметить, что четыре из пяти верхних значений расположены на уровне
    отношений (уровень 2), а все остальные значения расположены на уровне внутренней сплоченности (уровень 5), за исключением непрерывного обучения, которое находится на уровне трансформации. уровень.

    Рисунок 1: Десять основных ценностей для полумиллиона человек

    Десять главных ценностей человечества, блог Всемирного дня ценностей

    Загрузив данные для полумиллиона человек, я вернул десять основных значений обратно в оценку личных ценностей, как если бы они были одним человеком, и это отчет, который я получил.

    Из выбранных вами значений ясно, что вы человек, для которого значение имеет значение. У вас есть строгий набор моральных стандартов, которые важны в отношении того, как вы относитесь к другим и как вы хотите, чтобы относились к вам.

    Ваши значения показывают:

    • Значимые близкие отношения с другими важны в вашей жизни и играют центральную роль в принимаемых вами решениях.
    • Для вас важна жизнь со страстным, оптимистичным и веселым подходом.
    • Отношения занимают центральное место в вашей жизни, и вы проявляете заботу и внимание к окружающим.
    • Вы демонстрируете самоотверженность во всем, что делаете.
    • Поиск новых возможностей для развития и роста заставляет вас постоянно бросать вызов.
    • Вы можете мыслить творчески и использовать свои навыки для создания новых идей.
    • Укрепление доверия к другим и желание, чтобы другие чувствовали, что они могут полагаться на вас, являются ключевыми факторами в вашем взаимодействии.

    Выбранный тип значений указывает на то, что связи, которые вы устанавливаете с другими, и ваши возможности одинаково важны для вас.

    Я считаю, что этот ценностный профиль рассказывает интересную историю о человечестве в целом:

      1. Пять из главных ценностей касаются того, как мы относимся к людям в нашей жизни: семья, забота, уважение, дружба и доверие.Это говорит о том, что межличностная безопасность является фундаментальным приоритетом для большинства людей. Исторически личная безопасность всегда была связана с принадлежностью и идентичностью.
      2. Пять из главных ценностей связаны с тем, как мы относимся к себе (кем мы являемся) — юмором / весельем, энтузиазмом, целеустремленностью, творчеством и непрерывным обучением. Это говорит о том, что самовыражение также является фундаментальным приоритетом. Однако результаты показывают, что мы ставим межличностную безопасность выше самовыражения. Только когда мы чувствуем себя в безопасности, мы можем свободно выражать себя.
      3. Это говорит о том, что теория Маслоу верна. Мы ставим безопасность на первое место — потребность в недостатке важнее самореализации — потребность в росте. Кроме того, для нас очень важна способность развиваться и расти посредством непрерывного обучения.

    Выводы
    Мы не можем расти и развиваться, если не чувствуем себя в безопасности. Когда мы чувствуем себя в безопасности, самореализация становится нашим главным приоритетом. Если мы хотим построить позитивное будущее для всех, мы должны создать в нашем обществе условия, которые позволят людям чувствовать себя в безопасности, особенно нашим детям, и поддерживать каждого в их самовыражении.Ощущение безопасности тесно связано с принадлежностью, а принадлежность — с идентичностью.

    Изучение человеческих ценностей в понимании и управлении социально-экологическими системами

    Copyright © 2016 Автор (ы). Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
    Перейти к версии этой статьи в формате pdf

    Ниже приводится установленный формат ссылки на эту статью:
    Джонс, Н. А., С. Шоу, Х. Росс, К. Витт и Б. Пиннер. 2016. Изучение человеческих ценностей в понимании и управлении социально-экологическими системами. Экология и общество 21 (1): 15.
    http://dx.doi.org/10.5751/ES-07977-210115

    Синтез

    1 Квинслендский университет

    РЕФЕРАТ

    Изучение познания может дать ключевую информацию о социальном измерении связанных социально-экологических систем. Ценности являются фундаментальным аспектом познания, которым в литературе по социально-экологическим системам в значительной степени пренебрегали. Ценности представляют собой глубоко укоренившиеся эмоциональные аспекты познания людей и могут дополнять использование других когнитивных конструкций, таких как знания и ментальные модели, которые до сих пор были лучше представлены в этой области исследования.Мы предоставляем обзор различных концептуальных представлений о ценностях, которые имеют отношение к изучению взаимодействия человека и окружающей среды: удерживаемые, присвоенные и относительные ценности. Мы обсуждаем важный вклад исследования ценностей в понимание того, как функционируют социально-экологические системы, и в улучшение управления этими системами в практическом смысле. Признавая, что ценности часто плохо определены в литературе по социально-экологическим системам, как и в других областях, мы стремимся помочь исследователям и практикам обеспечить ясность при использовании этого термина в своих исследованиях.Это может поддержать конструктивный диалог и сотрудничество между исследователями, которые занимаются исследованиями ценностей, чтобы получить знания о роли и функциях ценностей и, следовательно, познания в более широком контексте в контексте социально-экологических систем.

    Ключевые слова: познание; отношения человека и природы; значения

    ВВЕДЕНИЕ

    Изучение познания в социально-экологических системах (SES) — важная, но относительно игнорируемая область исследований, которая может быть использована для улучшения понимания того, как эти системы функционируют (Hukkinen 2012), и может быть использована для улучшения инициатив по управлению окружающей средой ( Beratan 2007, Jochum et al.2014). В SES человеческие системы и экологические системы неразрывно связаны: люди полагаются на ресурсы, предоставляемые экосистемами, а на экосистемы влияют решения и поведение людей (Chapin et al. 2009 a ). Участвуя в SES, люди, как индивидуально, так и коллективно, развивают многогранные отношения с окружающей средой, которые сильно влияют на их взгляды на то, как следует использовать и управлять природными ресурсами. Когнитивные аспекты, то есть множество способов, которыми люди думают об окружающей среде, и то, как эта среда влияет на их мышление, заслуживают большего внимания в попытках понять, как взаимосвязаны социальные и экологические системы.

    Ряд конструкций был использован для изучения когнитивной основы того, как люди относятся к экосистемам, включая знания (Turner and Berkes 2006), схемы (Beratan 2007), ментальные модели (Jones et al. 2011, Mathevet et al. 2011, Lynam et al. 2012) и отношения (Larson et al. 2013 a ). Мы ориентируемся на ценности как на наиболее стабильную форму человеческого познания (Ives, Kendal, 2014). Резер и Бентрупербоймер (2005: 129) объясняют ценности как более «центральные», «глубоко продуманные» и «твердо закрепленные», чем установки.Ценности лежат в основе решений и поведения (Satterfield 2001), поэтому изучение ценностей может дать представление о различных точках зрения людей на то, как следует использовать ресурсы окружающей среды, управлять ими (Jackson et al. 2008) и воспринимать их. Хотя исследование ментальных моделей направлено на выявление у людей понимания того, как функционируют системы окружающей среды, изучение ценностей может задействовать моральные и менее осязаемые аспекты познания людей. Таким образом, ценности могут дополнять использование других форм познания для улучшения понимания глубоко прочувствованной и эмоциональной основы взаимодействия людей с естественными системами, могут способствовать более глубокому пониманию того, как функционирует SES, и могут укрепить их управление.

    Многие авторы определили ценности как важный и влиятельный элемент в рамках SES, связав понятие ценностей, хотя и свободно, с ключевыми темами в области SES, включая социальную память (Olsson et al. 2004), трансформацию (Walker et al. 2006), управление (Olsson et al. 2006), адаптация (Folke et al. 2010) и управление на основе устойчивости (Chapin et al. 2009 a ). Однако использование термина «ценности» в литературе по SES и в экологической литературе в более широком смысле неоднозначно и часто не имеет четкой концептуализации (Reser and Bentrupperbäumer 2005).В частности, социологи считают, что ценности порождаются людьми, тогда как в экологическом дискурсе часто встречаются виды и экосистемы, описываемые как имеющие неотъемлемые ценности, например, ценности всемирного наследия. Это ограничивает степень, в которой исследователи могут опираться на работу других, и ограничивает глубину, до которой может быть исследовано понятие ценностей в рамках SES.

    Reser и Bentrupperbäumer (2005) определили несколько последствий противоречивых значений и использования «экологических ценностей» в литературе по экологическому менеджменту, включая запрет совместных исследований в междисциплинарном контексте.По мере того как изучение познания набирает обороты в области SES, вопросы непоследовательности становятся все более актуальными. В частности, они подчеркивают преимущества установления междисциплинарного понимания значения и использования ценностей в данной области, чтобы избежать недопонимания и недопонимания: «эффективное общение», «сотрудничество» и «хорошая наука» — все это зависит от ядра. четко определены конструкции (Reser and Bentrupperbäumer 2005: 128).

    Reser and Bentrupperbäumer (2005: 141) используют перспективу социальных наук для описания экологических ценностей как «индивидуальные и разделяемые сообщества или общественные убеждения о значении, важности и благополучии окружающей природной среды, а также о том, каким должен быть мир природы». рассматривается и лечится людьми.«Это определение также подходит для концептуализации человеческих ценностей в контексте SES. С этой точки зрения ценности не существуют в окружающей среде; вместо этого окружающая среда и ее атрибуты имеют ценность для людей (Reser and Bentrupperbäumer 2005). Эта дифференциация важна для обеспечения ясности дискуссии по мере развития понимания SES и применения соответствующих методологий и показателей для изучения человеческих ценностей.

    С психологической точки зрения ценности — это глубоко укоренившиеся когнитивные элементы, связанные с предпочтительными состояниями.Шварц (1994: 20) основывается на работе Рокича (1973), чтобы определить ценность как «убеждение, относящееся к желаемым конечным состояниям или способам поведения, которое выходит за рамки конкретных ситуаций, направляет выбор или оценку поведения, людей и событий, а также упорядочивается по важности относительно других ценностей, чтобы сформировать систему ценностных приоритетов ». Считается, что ценности формируются в детстве, формируются в процессе социализации и взаимодействия с миром и остаются относительно стабильными на протяжении всей взрослой жизни (Stern and Dietz 1994, Vaske et al.2001). Как устойчивые моральные ориентиры, ценности являются «более фундаментальными, заметными и влиятельными в нормативном, эмоциональном и мотивационном отношении, чем предпочтения или отношения» (Reser and Bentrupperbäumer 2005: 141).

    Ценности взаимодействуют с другими формами познания, как это определено в рамках модели когнитивной иерархии человеческого поведения, структуры, используемой для объяснения того, как структурировано представление человека об окружающей среде (Vaske and Donnelly, 1999). Ряд теоретиков поддерживают утверждение о том, что ценности обеспечивают основу для установок и убеждений, которые, в свою очередь, влияют на поведение или намерения (Kluckhohn 1951, Fulton et al.1996, Vaske and Donnelly 1999), хотя связи могут быть слабыми. Эта иерархия описывается как перевернутая пирамида, состоящая из ценностей, ценностных ориентаций (т. Е. Кластеров базовых ценностей), установок и норм, поведенческих намерений и моделей поведения (Fulton et al., 1996), причем каждый элемент накладывается на другие (рис. 1). ). Ценности в нижней части пирамиды описываются как когнитивные элементы, которые выходят за рамки ситуаций, медленно меняются и немногочисленны, в то время как поведение зависит от ситуации, быстро меняется и многочисленно.

    В то время как в психологии ценности изучаются как на индивидуальном, так и на коллективном уровнях, включая отношения между ними (Schwartz 2010), другие дисциплины, включая географию (Ioris 2012) и антропологию (Strang 2005), вносят свой вклад в коллективные ценности. Например, культурные ценности в рамках антропологии относятся к ценностям, разделяемым группой людей, и могут отличать одну группу от другой (Robbins 2012).

    Концептуализация ценностей как человеческого конструкта лишь частично помогает прояснить природу и роль человеческих ценностей в рамках ЕЭП.Чтобы продвинуться в этой области, исследователи из многих дисциплин, участвующих в изучении SES, должны проводить дальнейшие различия в использовании термина «ценности» и в широте охвата, который они применяют при изучении ценностей. Мы предлагаем обзор различных способов использования понятия ценностей в области управления окружающей средой и природными ресурсами (УПР), опираясь, в частности, на индивидуальные измерения ценностей, на которые оказывает влияние литература по психологии. Далее следует обзор того, как изучение ценностей может улучшить наше понимание динамики SES и может быть применено для усиления управления SES.

    ПОНИМАНИЕ ЦЕННОСТЕЙ В ОБЛАСТИ УПРАВЛЕНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ И ПРИРОДНЫМИ РЕСУРСАМИ

    Чтобы структурировать наш обзор, мы выделили два аспекта, по которым исследование ценностей различается: (1) степень абстрактности; и (2) широта охвата ученых при изучении ценностей, от единичных до множественных.

    Аннотация к применяемым значениям

    Обзор литературы по экологическому менеджменту и NRM показывает различие между исследованиями, которые сосредоточены на общих, общих экологических ценностях, известных как удерживаемые ценности; те, которые применяются в конкретном контексте, известные как присвоенные значения; и область ценностей, отражающих жизненный опыт, известная как чувственные или относительные ценности (Schroeder 2013).

    Удерживаемые ценности представляют собой идеалы желаемого (Bengston 1994), того, как все должно быть и как следует взаимодействовать с миром. Они являются общими, концептуальными и абстрактными (Brown 1984, McIntyre et al. 2008). Для Брауна (1984: 232) удерживаемые ценности могут принимать форму желаемых «способов поведения», например, лояльности, «конечных состояний», например свободы, или «качеств», например красоты, и обеспечивать основу для предпочтений. суждения должны быть сделаны. Локвуд (1999: 382) объясняет существующие ценности как «принципы или идеи, которые важны для людей», которые могут определять приписываемые ценности более локально.

    Группа удерживаемых ценностей называется ценностной ориентацией и обычно применяется к определенной теме, такой как охрана дикой природы (Lockwood 1999, Vaske and Donnelly 1999). Был проведен ряд исследований для выявления и картирования различных типов экологических ценностных ориентаций (Rolston 1988, Axelrod 1994, Bengston 1994, Steel et al. 1994, Stern and Dietz 1994, Stern et al. 1998, Manning et al. 1999, Vaske et al. 2001, Vugteveen et al. 2010). Эти исследования основаны на идеях Шварца (1992), работа которого оказала большое влияние на исследования ценностей в психологии (например,г., Steg et al. 2005). Шварц выделяет 10 универсальных типов ценностей: самоуправление, стимулирование, гедонизм, достижения, власть, безопасность, конформизм, традиции, доброжелательность и универсализм, которые организованы в систему ценностей. Такая система структурирует и устанавливает приоритеты ценностей для удовлетворения универсально важных биологических и социальных потребностей (Rokeach 1973, Schwartz 1996). Динамические отношения и компромиссы, которые имеют место между различными типами универсальных ценностей, группируются вместе, чтобы сформировать ценностную ориентацию и направлять поведение (Fulton et al.1996, Шварц 1996). Эта концепция используется для понимания различий в том, как люди расставляют приоритеты в отношении ценностей, и может быть полезна для понимания того, как модель ценностных предпочтений может стать культурой или этикой. Некоторые авторы разделяют мнение, что ценностные ориентации на природные ресурсы могут быть отображены в континууме с антропоцентрической (человекоцентрической) ориентацией с одной стороны и биоцентрической (природоцентрической) ориентацией с другой (Steel et al. 1994, Fulton et al. al. 1996, Vaske and Donnelly 1999).

    Присвоенные значения более известны в литературе по экологическому менеджменту. Они сформированы устоявшимися ценностями. В контексте NRM присвоенные значения привязаны к определенным местам (Seymour et al. 2012), видам или другим характеристикам природного мира, а также к определенным объектам, видам деятельности или местам (Lockwood 1999, Bryan et al. 2010 ), таких как тропические реки в северной Австралии (Larson et al., 2013 b ). Браун (1984: 236) определил этот тип ценности как «выраженную относительную важность или ценность объекта для человека или группы в данном контексте.Макинтайр и др. (2008: 660) заявил, что присвоенные значения «сосредоточены на сравнительных суждениях о ценности« объекта »в данном контексте и, следовательно, являются довольно конкретными и конкретными». Сеймур и др. (2010) утверждали, что в контексте NRM присвоенные значения лучше предсказывают поведение, чем удерживаемые значения. Они утверждают, что присвоенные ценности формируются не только из удерживаемых ценностей, но также под влиянием ряда других факторов, включая процессы социализации, знания и восприятие, контекстные факторы и характеристики оцениваемого ресурса.

    Браун (1984) предложил третью область ценностей, то есть реляционные ценности, которые объясняют взаимосвязь между удерживаемыми и присвоенными ценностями. Реляционные ценности возникают из отношений между субъектом и объектом и связаны с актом предпочтения. Они связаны с чувствами. Браун постулирует линейную взаимосвязь между тремя сферами ценностей, предполагая, что удерживаемые ценности (концептуальная сфера) влияют на суждения о предпочтениях (относительная сфера), что приводит к поведенческому выражению предпочтений (предметная сфера), т.е.е., присвоенные значения. Шредер (2013) основывается на работе Брауна для дальнейшего изучения этой области отношений. Поступая таким образом, он отвергает линейную концептуализацию процесса оценки Брауном, делая больший акцент на чувстве и неявной природе ценностей, предлагая ощущаемые ценности, как «непосредственное, субъективное ощущение важности, ценности или значимости, которое что-то имеет для человека. ”(Шредер 2013: 77). Непосредственное качество этих ценностей делает их контекстно-зависимыми. Шредер утверждал, что ощущаемые ценности, существующие на неявном уровне осведомленности, могут формироваться и формироваться как удерживаемыми, так и присвоенными ценностями, которые существуют на явном уровне.Кроме того, он заявил, что в непосредственном опыте человека «ощущаемая ценность лежит в основе и является более фундаментальной, чем либо существующие ценности, либо присвоенные ценности» (Schroeder 2013: 78). Баркли и Крюгер (2012: 93) признали неявное качество чувственных ценностей Шредера, описывая их как отражение «внутреннего, личного понимания пережитого опыта». Они привлекают внимание к взаимодействию между эмоциями и памятью, которое задействовано в явном проявлении ощущаемых ценностей и их воплощении в удерживаемые и присвоенные ценности.

    Одномерный и плюралистический подходы

    Ценности в контексте экологического менеджмента и управления природопользованием изучались как с одномерной, так и с плюралистической точек зрения. Одномерная перспектива предполагает, что ценности людей можно измерить с помощью единой шкалы, такой как экономическая или утилитарная шкала. Одномерные подходы к оценке подвергались критике на том основании, что они не принимают во внимание разнообразие способов, которыми люди оценивают окружающую среду.Они дают лишь частичное представление об экологических ценностях людей (Bengston 1994, O’Neill et al. 2008) и не учитывают моральные и этические аспекты (Clark et al. 2000). Саттерфилд (2001: 332) также утверждал, что такие подходы не позволяют участникам озвучивать те более нематериальные ценности, которые «глубоко укоренились, защищаются в частном порядке или недоступны сознанию в любой момент». Ограничения, связанные с использованием чисто экономического подхода к изучению того, как люди ценят окружающую среду, широко освещаются в литературе (Bengston 1994, O’Brien 2003).

    Плюралистическая или многомерная перспектива признает, что люди придерживаются различных ценностей, и, таким образом, признает, что окружающая среда ценится по-разному. Ряд авторов определили типологии или системы классификации для учета различных способов, которыми люди оценивают мир природы, включая географическое разнообразие планеты (Gray, 2004), ландшафты (Stephenson, 2008), водно-болотные угодья и реки (Seymour et al. 2011), леса (Manning et al. 1999, Brown and Reed 2000), а также дикая природа и природа (Kellert 1996, Trainor 2006).

    Типология Стивена Келлерта (1996, 2008) особенно важна для понимания СЭС, поскольку она обеспечивает целостную идентификацию многогранных взаимоотношений людей с окружающей средой. Типология Келлерта основана на гипотезе биофилии (Kellert and Wilson 1993, Kellert 1997), которая предполагает, что люди обладают «комплексом слабых биологических склонностей ценить природу» (Kellert 2008: 324). Это означает, что ценности людей по отношению к окружающей среде основаны на человеческих биологических потребностях и формируются и опосредуются индивидуальным и культурным обучением и опытом (Kellert 2008).Согласно гипотезе биофилии, природные ценности имеют адаптивную функцию в контексте зависимости человека от мира природы (Caston 2013), что, как утверждал Келлерт (2008), приносит пользу разуму, телу и духу людей.

    Благодаря многочисленным исследованиям Келлерт разработал типологию из 10 ценностей, которые обозначают отношение людей к миру природы (Таблица 1). Они бывают: эстетические, доминионистские, экологически-научные, гуманистические, моралистические, натуралистические, негативистские, духовные, символические и утилитарные.Признавая множественную взаимозависимость между благополучием человека и экологическим состоянием и функцией, типология Келлерт особенно полезна для понимания взаимосвязи в SES.

    ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ПОНИМАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ И УПРАВЛЕНИЯ ими

    Концептуальные категории, предложенные выше, могут помочь тем, кто хочет понять или управлять SES, более четко сосредоточиться на связанной природе системы. Говоря о ценностях, исследователи и менеджеры могут сначала четко указать, уделяют ли они внимание социальной или экологической части системы.Следуя призыву Резера и Бентруппербоймера (2005) к терминологической ясности, они могут прояснить, следуют ли они социальной науке или экологическому пониманию, то есть считают, что ценность является человеческим феноменом или присуща виду или экосистеме. В нашей терминологии последнее — это присвоенное значение. Что касается каждого присвоенного значения, было бы полезно установить, почему этот вид или экосистема считается важным для отдельного человека или группы, и идентифицировать существующие или связанные ценности, связанные с ним.Например, ассоциируется ли присвоенная ценность вида с моралистической или экологической и научной ценностью (с использованием концепций Келлерта 1996 года) как основание для защиты этого вида?

    Модель когнитивной иерархии человеческого поведения

    Fulton et al. (1996) предлагает ясность в отношении взаимосвязей между различными формами познания и поведения, а также возможность выйти за рамки более поверхностных (и быстро изменяемых) основ поведения, таких как отношения. в более глубокие, фундаментальные и медленно меняющиеся аспекты познания.Социальные системы связаны с экологическими системами сложным образом, которые одновременно являются когнитивными и поведенческими. Системные изменения лучше всего рассматривать, рассматривая все уровни в Fulton et al. модели, вместо того, чтобы сосредоточиться на одном уровне, игнорируя другие. Может ли быть более сильное стремление к изменению поведения и может ли оно быть более устойчивым, если оно связано с ценностями человека? Может ли призыв к ценностным изменениям поддержать изменение поведения со стороны достаточного количества людей, чтобы мобилизовать изменение системы? Однако эта модель в целом относится к ценностям, а не к их вариантам, признанным в более поздней литературе по экологическому менеджменту.Способность различать существующие ценности, т. Е. Сосредоточенные на общих принципах того, почему люди относятся к своим экосистемам определенным образом, от установленных ценностей, т. Е. Применения этих принципов к конкретным экосистемам или видам, и ценить их взаимосвязь и, как правило, менее явные реляционные ценности, потенциально расширяет понимание SES и предлагает новые точки вмешательства. Люди могут придерживаться ценностей в отношении защиты окружающей среды, а также могут приписывать эти ценности определенным видам или местам, например тем, которые определены как находящиеся под большой угрозой, или тем, которые считаются харизматическими (Bottrill et al.2008), или к экологическим сообществам, таким как тропические леса. Концептуализация ценностей, связанная с удерживаемыми отношениями, предполагает возможность работать над тем, что ценится, почему и кем, и, следовательно, вмешиваться в более чем одну точку этого динамического массива.

    Роль ценностей в понимании системных изменений

    Существует потенциал для изучения роли человеческих ценностей как движущей силы изменений в рамках SES или как влияния на известные движущие силы. Мы также должны быть заинтересованы в том, как ценности могут изменяться со временем в ответ на системные изменения.Кроме того, при понимании взаимосвязей между уровнями многоуровневых СЭС, как разделяются удерживаемые ценности или как они различаются между индивидуальным и общественным уровнями в конкретных контекстах? Как изменение ценностей на одном уровне может мобилизовать или замедлить изменение на других уровнях и во всей системе? Играют ли ценности роль в процессах изменений, таких как объяснение Руделя (2011) «оборонительного» и «альтруистического» энвайронментализма, ведущего к многоуровневым изменениям? Точно так же, как существование конкурирующих ценностей на общественном уровне влияет на изменение внутри системы? Примерами могут быть случаи, когда лидерство, движимое ценностями некоторых людей, мобилизует изменения в ценностях людей и организаций на более высоких уровнях, или, наоборот, когда постепенное изменение ценностей в обществе привлекает критическую массу людей к изменению своих традиционных и закрепленных ценностей.Является ли разнообразие ценностей на уровне общества резервуаром потенциала для конструктивных изменений во всей системе? Как ценности соотносятся с другими переменными, такими как социальное обучение, в движущих силах изменений? Кроме того, как ценности соотносятся со значительными изменениями в поведении, которые в совокупности могут мобилизовать системные изменения?

    Исследование ценностей также может сыграть роль в создании нарративов, способствующих изменениям в рамках SES: нарративов, которые не только формируются языком экономики, демографии и институтов, но и руководствуются понятиями социального благополучия (Armitage et al. al.2012). Удерживаемые ценности обеспечивают принципы для таких повествований, в то время как присвоенные и относительные ценности могут вовлекать благополучие в повествования для изменения в определенных контекстах.

    Кроме того, литература по SES стремится понять влияние различных переменных, действующих в разных временных масштабах: быстрых и медленных переменных (Walker et al. 2012). В настоящее время существует большее понимание природы и динамики экологических переменных, чем социальных переменных (Kofinas and Chapin 2009, Armitage et al.2012), включая ценности. Armitage et al. (2012) предположили, что переменные, связанные с человеческой деятельностью, временны и открыты для изменений, что затрудняет их выявление и контроль. Это наблюдение не согласуется с теорией ценностей, которые считаются очень стабильными. Удерживаемые значения более стабильны и изменяются медленнее по сравнению с присвоенными значениями, тогда как относительные значения основаны на опыте и сильно зависят от контекста. Таким образом удерживаемые значения могут обеспечивать медленную переменную, которая помогает закрепить SES (см.Ротаранги и Стивенсон, 2014 г., о стержнях культурной устойчивости).

    Включение ценностей в управление социально-экологическими системами (СЭС)

    Понимание того, как люди относятся к природным ресурсам, признано ключевым компонентом эффективного управления для тех практиков, которые работают с точки зрения SES: «управление ресурсами — это управление людьми» (Berkes and Folke 1998: 2). Изучение человеческих ценностей может помочь менеджерам в разработке стратегий управления, соответствующих ценностям людей (Chapin et al.2009 б ). Подход Чапина и др. (2009 a ) к УПД, основанный на устойчивости, делает еще один шаг вперед, отстаивая, что усилия руководства должны не только соответствовать человеческим ценностям, но и формировать их. Однако практическая реализация того, как менеджеры могут это сделать, требует теоретического руководства о том, как ценности должны рассматриваться в контексте SES, и прикладных знаний об этих ценностях.

    Изучение устоявшихся ценностей может пролить свет на «устойчивые убеждения людей в том, что конкретный образ поведения предпочтительнее в личном или социальном плане, чем противоположный или обратный образ поведения» (Rokeach 1968: 160), например, преследование личных интересов по сравнению с забота о благополучии окружающей среды или других.Между тем изучение присвоенных ценностей может выявить, как люди думают о конкретных аспектах окружающей среды, включая важность, которую они придают определенным местам, видам и экологическим функциям. Изучение реляционных ценностей может дать подробное представление о психических и физических преимуществах, которые люди получают или стремятся получить от взаимодействия с окружающей средой или определенными видами.

    Обогащение процесса принятия решений снизу вверх (на основе участия)

    Использование информации о ценностях для руководства разработкой управленческих вмешательств хорошо согласуется с текущей тенденцией использования восходящих процессов участия в принятии решений (Кофинас и Чапин 2009, Чарльз 2012).Выгоды включают большую общественную поддержку, которая может повысить вероятность успешных результатов управления (Larson et al., 2013, a ) и, в конечном итоге, способствовать хорошо функционирующей SES (Raymond et al., 2009), а также улучшить меры по адаптации ( Adger et al. 2009). Например, планы и стратегии управления в значительной степени опираются на направления исследований биофизической науки и поэтому с меньшей вероятностью будут включать социальную направленность. Растущее количество теоретической литературы подтверждает важную роль процессов участия, которые вовлекают самые разные люди в разработку планов и политики управления и, следовательно, предлагают потенциал для решений, которые более соответствуют ценностям людей.Это особенно важно для исследователей, отстаивающих постнормальную научную позицию (Swedeen 2006).

    Однако восходящим процессам препятствуют социальные реалии конкурирующих интересов в отношении использования и управления многими средами. Очевидно, что люди, индивидуально или коллективно, не относятся к экосистемам в соответствии с какой-либо единственной ценностью, такой как использование или экономическая ценность. Хотя Давенпорт и Андерсон (2005) предполагают, что различия в ценностях могут оказаться трудными для согласования и могут ограничивать планы и цели управления, исследования, выявляющие расхождения в ценностях, также могут улучшить управление, раскрывая более широкие аспекты проблемы и тем самым способствуя более решительному решению проблем.Таким образом, исследования ценностей могут использоваться для обоснования управленческих решений, предполагающих компромисс между получением определенных экологических или социальных выгод за счет других выгод. Система ценностей Келлерт (1996) или другие, такие как Сеймур и др. (2012), предлагают основы для изучения диапазона существующих и присвоенных ценностей, которые группа заинтересованных сторон может придерживаться в отношении области, такой как охраняемая территория. Обсуждение этих ценностей и способов их согласования при принятии решений о защите и доступе, таких как план зонирования, могло бы обогатить нынешние подходы к совместному планированию.

    В литературе по разрешению конфликтов (Forester 1999) и в литературе по государственной политике (Thacher and Rein 2004) признаются конфликты ценностей, возникающие между отдельными лицами и организациями, а также внутри них. В тех случаях, когда эти объемы литературы, как правило, сосредоточены на очень немногих, обычно противоречащих друг другу, ценностях, типологии, такие как Келлерт, демонстрируют, что множественные удерживаемые или относительные ценности могут быть приписаны конкретной экосистеме или виду. Это может предложить проблемы в политике и управлении модерированием по нескольким интересам, но также и некоторые возможности.Более явные конкурирующие интересы в рамках объединенной SES могут быть приглушены в более широкой перспективе, и, как пропагандирует литература по разрешению конфликтов, могут быть определены общие ценности более высокого порядка, которым люди могут согласиться отдать приоритет над теми, которые находятся в прямом конфликте.

    Таким образом, управление различиями в ценностях может сыграть важную роль в предотвращении или разрешении конфликтов. Изучение удерживаемых и присвоенных ценностей в сочетании может обеспечить более детальный анализ экологической напряженности и конфликтов.Это может продемонстрировать, что разные люди могут придерживаться одних и тех же ценностей, но приписывать их разным объектам, например разным видам или местам. И наоборот, люди могут придавать большое значение одному и тому же месту или виду, но конфликтовать по поводу того, как следует управлять этим местом или видом, из-за противоположных существующих ценностей. Между тем изучение реляционных ценностей может быть использовано для изучения субъективного, неявного уровня чувств: какие чувства возникают при взаимодействии с определенными видами или при посещении определенных мест.Реляционные ценности полезны для выяснения интуиции человека в контексте принятия решений (Schroeder 2013). Как отмечает Шредер (1996: 19), ценности связаны с эмоциями: «Каждый раз, когда мы имеем дело с ценностями людей, мы сталкиваемся с эмоциями; и всякий раз, когда мы сталкиваемся с сильными эмоциями, мы можем быть уверены, что на карту поставлено что-то ценное ».

    Приемка зданий для нисходящих решений

    Общественная поддержка вмешательств со стороны руководства является ключевой проблемой для лиц, принимающих политические решения, и лиц, ответственных за реализацию мероприятий (McDonald et al.2013). Исследование ценностей может повысить степень адаптации или продвижения научно обоснованных стратегий управления к местному социальному контексту. Это может преодолеть одну из ключевых критических замечаний в отношении подходов к управлению сверху вниз, заключающуюся в том, что они «нечувствительны и невосприимчивы к местным условиям, средствам к существованию и интересам общества» (Kofinas 2009: 79). Изучение ценностей может в равной степени использоваться для выявления фактического или потенциального несоответствия между запланированными нисходящими управленческими вмешательствами, направленными на поддержание желаемой траектории системы, и ценностями заинтересованных сторон, что может привести к отклонению или несоблюдению этих планов управления.

    Противоречивые стратегии управления, особенно те, которые имеют политический характер или плохо выполняются без учета местного контекста, могут привести к проблемам с соблюдением требований, плохим доверительным отношениям и усилению конфликта (Kofinas 2009). Изучение ценностей может пролить свет на то, как люди могут реагировать на инициативы управления, поскольку человек опирается на их ценности для оценки целей управления и действий руководства (Bengston et al. 2004). Составив карту разнообразия ценностей, связанных с SES, менеджеры могут оценить, как их планы и стратегии управления могут повлиять на индивидуальные и общественные ценности.В ситуациях, когда наблюдается рассогласование, менеджеры могут разработать информационный материал, в котором признается и устраняется это расхождение. Это важно, поскольку управленческие усилия могут быть подкреплены общественной и социальной поддержкой (Biggs et al. 2010).

    Дальнейшие исследования

    Исследования также могут быть направлены на понимание того, как ценности соотносятся с другими когнитивными структурами и процессами, которые были изучены в отношении управления SES, то есть памятью (Beratan 2007), социальной памятью (Barthel et al.2010, DiGiano and Racelis 2012), схемы (Beratan 2007) и ментальных моделей (Jones et al. 2011, 2014, Mathevet et al. 2011, Lynam et al. 2012). Например, уже установлена ​​предварительная связь между ценностями и социальной памятью. Olsson et al. (2004), опираясь на работу Макинтоша (2000), объяснил социальную память как область общего опыта изменений, который укоренился в базовых ценностях и находит отражение в решениях сообщества и стратегиях борьбы с дальнейшими изменениями. С их точки зрения, социальная память и, следовательно, ценности играют важную роль в способности людей адаптироваться к изменениям окружающей среды.Эти идеи открывают широкие возможности для расширения знаний о когнитивном аспекте адаптивной способности, ключевой концепции функционирования СЭС. Какую роль играют удерживаемые, присвоенные и относительные ценности в помощи людям в адаптации к изменениям окружающей среды? Являются ли ценности сильным двигателем в стремлении к адаптации и в выборе вариантов адаптации? В какой степени ценности некоторых людей сдерживают адаптацию, например, при адаптации к изменению климата?

    ВЫВОДЫ

    Изучение ценностей заслуживает более прочного места в междисциплинарной области исследований SES, чтобы способствовать нашему растущему пониманию когнитивных аспектов взаимосвязи социальных и экологических систем.Хотя ценности считаются наиболее фундаментальным аспектом познания (Fulton et al. 1996), в литературе по SES им в значительной степени пренебрегали. Как показывает пирамида когнитивной иерархии, ценности лежат в основе понимания других форм мышления и поведения, которым до сих пор уделялось больше внимания. В качестве медленно меняющейся формы познания включение ценностей также должно представлять особый интерес для теоретиков SES, заинтересованных в изменении системы посредством взаимодействия между быстрыми и медленными переменными (Scheffer et al.2015). Однако исследование ценностей было затруднено двусмысленностью концептуализации и использования этого термина, особенно в областях окружающей среды (Reser and Bentrupperbäumer 2005). Этот обзор рассеивает часть этой двусмысленности, обеспечивая синтез теорий ценностей из областей психологии и управления окружающей средой и их потенциального применения в теории и исследованиях SES.

    Хотя ценности принадлежат людям, они могут быть присвоены атрибутам окружающей среды, отсюда распространенное предположение, что виды или экосистемы имеют ценность независимо от любого наблюдателя.Реляционные ценности выражают отношения между человеком и атрибутами окружающей среды, поэтому они особенно достойны рассмотрения в связанных SES. Перспективы плюрализма признают, что люди придерживаются различных наборов ценностей, коллективно и даже индивидуально, и существует несколько классификаций, полученных на основе эмпирических исследований (Kellert 1996, Brown and Reed 2000, Ananda and Herath 2003, McIntyre et al. 2008).

    Теоретические исследования ценностей могут улучшить наше понимание вклада когнитивных аспектов в объединенную природу SES.Четко сформулированное понятие ценностей может быть интегрировано с другими концепциями SES для улучшения понимания взаимодействия человека и окружающей среды. Прикладное исследование ценностей может быть использовано для руководства руководителями при разработке стратегий, которые соответствуют ключевым принципам, определенным в литературе SES, таким как поддержка плюрализма, управление компромиссными решениями и формирование социальных целей и ценностей для содействия руководству. Когда возникает конфликт между отдельными людьми или социальными группами с разными наборами ценностей или разными приоритетами ценностей, изучение и признание этих ценностей может обеспечить основу для общения, стратегий участия заинтересованных сторон и разработки более приемлемых путей продвижения вперед.Это может помочь обеспечить прозрачность и обоснованность управленческих решений, в которых необходимо установить приоритеты среди конкурирующих ценностей. Когда решения, основанные на ценностях, ставят под угрозу экологическую функцию, как это определено биофизическими исследованиями, исследование ценностей может предоставить всеобъемлющее повествование для согласования приемлемых результатов.

    Учитывая множество возможных концептуализаций выявленных ценностей, исследователям важно определить теоретические основы использования ими термина «ценности».Большая ясность позволит исследователям вести конструктивный диалог о природе и функциях ценностей в рамках SES.

    БЛАГОДАРНОСТИ

    Это исследование поддержано грантом ARC Linkage Grant LP100200475, проведенным совместно с правительством Квинсленда, Healthy Waterways, SEQ Catchments и традиционными опекунами аборигенов региона Юго-Восточный Квинсленд. Мы также благодарим анонимных рецензентов за комментарии, которые укрепили нашу работу.

    ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

    Adger, W. N., S. Dessai, M. Goulden, M. Hulme, I. Lorenzoni, D. R. Nelson, L.O. Naess, J. Wolf и A. Wreford. 2009. Существуют ли социальные ограничения для адаптации к изменению климата? Изменение климата 93: 335-354. http://dx.doi.org/10.1007/s10584-008-9520-z

    Ананда, Дж. И Г. Герат. 2003. Включение ценностей заинтересованных сторон в региональное лесное планирование: подход, основанный на функциях ценностей. Экологическая экономика 45: 75-90. http: // dx.doi.org/10.1016/S0921-8009(03)00004-1

    Армитаж Д., К. Бенэ, А. Т. Чарльз, Д. Джонсон и Э. Х. Эллисон. 2012. Взаимодействие благополучия и устойчивости в применении социально-экологической точки зрения. Экология и общество 17 (4): 15. http://dx.doi.org/10.5751/es-04940-170415

    Аксельрод, Л. 1994. Уравновешивание личных потребностей с охраной окружающей среды: определение ценностей, которые определяют решения в экологических дилеммах. Журнал социальных проблем 50: 85-104.http://dx.doi.org/10.1111/j.1540-4560.1994.tb02421.x

    Баркли, Дж. Р. и Л. Э. Крюгер. 2012. Помещайте значения как пережитый опыт. Страницы 89-98 в У. П. Стюарт, Д. Р. Уильямс и Л. Э. Крюгер, редакторы. Сохранение на месте: перспективы социальных наук > Шпрингер, Дордрехт, Германия. http://dx.doi.org/10.1007/978-94-007-5802-5_7

    Barthel, S., C. Folke и J. Colding. 2010. Социально-экологическая память в городских садах — сохранение способности управлять экосистемными услугами. Глобальное изменение окружающей среды 20: 255-265. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2010.01.001

    Бенгстон, Д. Н. 1994. Изменение лесных ценностей и управления экосистемами. Общество и природные ресурсы 7: 515-533. http://dx.doi.org/10.1080/08941929409380885

    Bengston, D. N., T. J. Webb, D. P. Fan. 2004. Изменение ценностных ориентаций на лес в США, 1980–2001 годы: компьютерный контент-анализ. Экологическая этика 13: 373-392.

    Бератан, К.К. 2007. Основанный на познании взгляд на процессы принятия решений в сложных социально-экологических системах. Экология и общество 12 (1): 27. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol12/iss1/art27/

    Berkes, F. и C. Folke. 1998. Соединение социальных и экологических систем для устойчивости и устойчивости. Страницы 1-25 в Ф. Беркес и К. Фолке, редакторы. Связь социальных и экологических систем: методы управления и социальные механизмы для повышения устойчивости .Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания.

    Р. Биггс, Ф. Р. Уэстли и С. Р. Карпентер. 2010. Переход по обратной петле: содействие социальным инновациям и трансформации в управлении экосистемами. Экология и общество 15 (2): 9. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss2/art9/

    Bottrill, MC, LN Joseph, J. Carwardine, M. Bode, C. Cook, ET Game, H. Grantham, S. Kark, S. Linke, E. McDonald-Madden, RL Pressey, S. Walker, KA Wilson , и H.П. Поссингем. 2008. Является ли сортировка по сохранению просто разумным принятием решения? Тенденции в экологии и эволюции 23: 649-654. http://dx.doi.org/10.1016/j.tree.2008.07.007

    Браун, Г. 2004. Отображение пространственных атрибутов в исследованиях для управления природными ресурсами: методы и приложения. Общество и природные ресурсы 18: 17-39. http://dx.doi.org/10.1080/08941920590881853

    Brown, G., and P. Reed. 2000. Утверждение типологии лесных ценностей для использования в национальном лесном планировании. Лесоводство 46: 240-247. [онлайн] URL: http://www.landscapemap2.org/publications/forestsciencepaper.pdf

    Браун, Т. С. 1984. Концепция ценности в распределении ресурсов. Экономика земли 60: 231-246. http://dx.doi.org/10.2307/3146184

    Брайан, Б. А., К. М. Раймонд, Н. Д. Кроссман и Д. Х. Макдональд. 2010. Ориентация на управление экосистемными услугами на основе социальных ценностей: где, что и как? Ландшафт и градостроительство 97: 111-122.http://dx.doi.org/10.1016/j.landurbplan.2010.05.002

    Кастон, Д. 2013. Биокультурное управление: основа для вовлечения культур коренных народов. Minding Nature 6: 22-32.

    Чапин, Ф. С., III, К. Фольке и Г. П. Кофинас. 2009 б . Рамки для понимания изменений. Страницы 3-28 в Ф. С. Чапин, III, Г. П. Кофинас и К. Фолке, редакторы. Принципы рационального использования экосистем: управление природными ресурсами на основе устойчивости в меняющемся мире .Спрингер, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

    Чапин, Ф. С., III, Г. П. Кофинас, К. Фолке, С. Карпентер, П. Олссон, Н. Абель, Р. Биггс, Р. Л. Нейлор, Э. Пинкертон, Д. М. Стаффорд Смит, В. Стеффан, Б. Уокер и ИЛИ Молодой. 2009 г. а . Управление, основанное на устойчивости: стратегии выбора устойчивых путей в изменяющемся мире. Страницы 319-338 в Ф. С. Чапин, III, Г. П. Кофинас и К. Фолке, редакторы. Принципы рационального использования экосистем: управление природными ресурсами на основе устойчивости в меняющемся мире .Спрингер, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

    Чарльз А. 2012. Люди, океаны и масштаб: управление, средства к существованию и адаптация к изменению климата в морских социально-экологических системах. Текущие мнения в области экологической устойчивости 4: 351-357. http://dx.doi.org/10.1016/j.cosust.2012.05.011

    Кларк, Дж., Дж. Берджесс и К. М. Харрисон. 2000. «Я боролся с этим денежным бизнесом»: точка зрения респондентов на условную оценку. Экологическая экономика 33: 45-62.http://dx.doi.org/10.1016/S0921-8009(99)00118-4

    Давенпорт, М. А. и Д. Х. Андерсон. 2005. Переход от чувства места к управлению на основе места: интерпретирующее исследование значений места и восприятия изменения ландшафта. Общество и природные ресурсы 18: 625-641. http://dx.doi.org/10.1080/08941920590959613

    DiGiano, M. L., and A. E. Racelis. 2012. Устойчивость, адаптация и инновации: лесные сообщества после урагана Дин. Прикладная география 33: 151-158.http://dx.doi.org/10.1016/j.apgeog.2011.10.004

    Фолке, К., С. Р. Карпентер, Б. Уокер, М. Шеффер, Т. Чапин и Р. Рокстрём. 2010. Мышление устойчивости: интеграция устойчивости, адаптируемости и трансформируемости. Экология и общество 15 (4): 20. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol15/iss4/art20/

    Forester, J. 1999. Работа с глубокими различиями в ценностях. Страницы 463-494 в Л. Сасскинд, С. МакКернан и Дж. Томас-Лармер, редакторы. Справочник по достижению консенсуса .Шалфей, Таузенд-Оукс, Калифорния, США. http://dx.doi.org/10.4135/9781452231389.n13

    Fulton, D. C., M. J. Manfredo, J. Lipscomb. 1996. Ориентация на ценность дикой природы: концептуальный и измерительный подход. Человеческое измерение дикой природы 1: 24-47. http://dx.doi.org/10.1080/10871209609359060

    Gray, M. 2004. Георазнообразие: оценка и сохранение абиотической природы . Джон Вили и сыновья, Западный Суссекс, Великобритания.

    Хуккинен, Дж. И. 2012. Соответствие телу: соответствие воплощенного познания социально-экологическим системам. Экология и общество 17 (4): 30. http://dx.doi.org/10.5751/es-05241-170430

    Иорис, А. А. Р. 2012. Позиционируемое построение водных ценностей: плюрализм, позиционность и практика. Значения окружающей среды 21: 143-162. http://dx.doi.org/10.3197/096327112X13303670567251

    Ives, C.D. и D. Kendal. 2014. Роль социальных ценностей в управлении экологическими системами. Журнал экологического менеджмента 144: 67-72. http://dx.doi.org/10.1016 / j.jenvman.2014.05.013

    Джексон, С., Н. Стокл, А. Стратон и О. Стэнли. 2008. Изменение значения австралийских тропических рек. Географические исследования 46: 275-290. http://dx.doi.org/10.1111/j.1745-5871.2008.00523.x

    Jochum, K. A., A. A. Kliskey, K. J. Hundertmark, L. Alessa. 2014. Интеграция сложности в управление встречами человека и дикой природы. Глобальное изменение окружающей среды 26: 73-86. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2014.03.011

    Джонс, Н. А., Х. Росс, Т. Линам и П. Перес. 2014. Выявление ментальных моделей: сравнение процедур интервью в контексте управления природными ресурсами. Экология и общество 19 (1): 13. http://dx.doi.org/10.5751/es-06248-1

    Джонс, Н. А., Х. Росс, Т. Линам, П. Перес и А. Лейтч. 2011. Ментальные модели: междисциплинарный синтез теории и методов. Экология и общество 16 (1): 46. [онлайн] URL: http: //www.ecologyandsociety.org / vol16 / iss1 / art46 /

    Келлерт, С. Р. 1996. Ценность жизни: биологическое разнообразие и человеческое общество . Айленд, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Келлерт, С. Р. 1997. Родство мастерству: биофилия в эволюции и развитии человека . Айленд, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Келлерт, С. Р. 2008. Биокультурная основа этики по отношению к окружающей среде. Страницы 321-332 в Л. Роквуд, Р. Стюарт и Т. Дитц, редакторы. Основы экологической устойчивости: совместная эволюция науки и политики .Издательство Оксфордского университета, Оксфорд, Великобритания. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780195309454.003.0021

    Келлерт, С. Р. и Э. О. Уилсон. 1993. Гипотеза биофилии . Айленд, Вашингтон, округ Колумбия, США.

    Kluckhohn, C. 1951. Ценности и ценностные ориентации. Страницы 388-433 в Т. Парсонс и Э. А. Шилс, редакторы. К общей теории действия . Харпер и Роу, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

    Кофинас, Г. П. 2009. Адаптивное совместное управление в социально-экологическом управлении.Страницы 77-101 в Ф. С. Чапин, III, Г. П. Кофинас и К. Фолке, редакторы. Принципы рационального использования экосистем: управление природными ресурсами на основе устойчивости в меняющемся мире . Спрингер, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1007/978-0-387-73033-2_4

    Кофинас, Г. П., и Ф. С. Чапин, III. 2009. Поддержание средств к существованию и благополучия людей во время социально-экологических изменений. Страницы 55-75 в Ф. С. Чапин, III, Г. П. Кофинас и К. Фолке, редакторы. Принципы рационального использования экосистем: управление природными ресурсами на основе устойчивости в меняющемся мире . Спрингер, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1007/978-0-387-73033-2_3

    Ларсон, С., Д. М. Де Фрейтас и К. К. Хикс. 2013 а . Ощущение места как определяющий фактор отношения людей к окружающей среде: последствия для управления природными ресурсами и планирования в районе Большого Барьерного рифа, Австралия. Журнал экологического менеджмента 117: 226-234.http://dx.doi.org/10.1016/j.jenvman.2012.11.035

    Larson, S., N. Stoeckl, B. Neil, and R. Welters. 2013 б . Использование представлений жителей о ценностях, связанных с тропическими реками Австралии, для определения приоритетов политики и управления. Экологическая экономика 94: 9-18. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2013.07.005

    Локвуд, М. 1999. Люди, ценящие природу: синтез идей философии, психологии и экономики. Значения окружающей среды 8: 381-401.http://dx.doi.org/10.3197/096327199129341888

    Линам, Т., Х. Биггс, Д. Дю Туа, М. Этьен, Н. А. Джонс, А. Лейтч, Р. Матевет, П. Перес, С. Поллард, Х. Росс и С. Стоун-Йовичич. 2012. Путевые точки на пути открытий: ментальные модели во взаимодействиях человека и окружающей среды. Экология и общество 17 (3): 23 http://dx.doi.org/10.5751/es-05118-170323

    Макдональд, Д. Х., Р. Барк, А. Макрей, Т. Каливас, А. Гранджирар и С. Стратерн. 2013. Методология интервью для изучения ценностей, которые лидеры сообществ придают ландшафтам многократного использования. Экология и общество 18 (1): 29. http://dx.doi.org/10.5751/es-05191-180129

    Manning, R., W. Valliere и W. Minteer. 1999. Ценности, этика и отношение к национальному управлению лесами: эмпирическое исследование. Общество и природные ресурсы 12: 421-436. http://dx.doi.org/10.1080/089419299279515

    Mathevet, R., M. Etienne, T. Lynam, and C. Calvet. 2011. Управление водными ресурсами в биосферном заповеднике Камарг: выводы из сравнительного анализа ментальных моделей. Экология и общество 16 (1): 43. онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol16/iss1/art43/

    Макинтош, Р. Дж. 2000. Социальная память в манде. Страницы 141-180 в Редакторы Р. Дж. МакИнтош, Дж. А. Тейнтер и С. К. Макинтош. Как дует ветер: климат, история и деятельность человека . Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

    Макинтайр, Н., Дж. Мур и М. Юань. 2008. Ориентированный на места, ценностно-ориентированный подход к организации отдыха на землях канадской короны. Общество и природные ресурсы 21: 657-670.

    О’Брайен, Э. А. 2003. Человеческие ценности и их значение для развития лесной политики в Великобритании: обзор литературы. Лесное хозяйство 76: 3-17. http://dx.doi.org/10.1093/forestry/76.1.3

    О’Нил, Дж., А. Холланд и А. Лайт. 2008. Экологические ценности . Рутледж, Оксон, Великобритания.

    Olsson, P., C. Folke и F. Berkes. 2004. Адаптивное управление для повышения устойчивости социально-экологических систем. Экологический менеджмент 34: 75-90. http://dx.doi.org/10.1007/s00267-003-0101-7

    Олссон П., Л. Х. Гандерсон, С. Р. Карпентер, П. Райан, Л. Лебель, К. Фолке и К. С. Холлинг. 2006. Стрельба по порогам: навигационные переходы к адаптивному управлению социально-экологическими системами. Экология и общество 11 (1): 18. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art18/

    Раймонд, К. М., Б. А. Брайан, Д. Х. Макдональд, А. Каст, С. Стратерн, А.Гранджирар и Т. Каливас. 2009. Составление карты общественных ценностей для природного капитала и экосистемных услуг. Экологическая экономика 68: 1301-1315. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2008.12.006

    Reser, J. P., and J. M. Bentrupperbäumer. 2005. Что и где экологические ценности? Оценка воздействия нынешнего разнообразия использования ценностей «окружающей среды» и «всемирного наследия». Журнал экологической психологии 25: 125-146. http://dx.doi.org/10.1016/j.jenvp.2005.03.002

    Роббинс, Дж. 2012. Культурные ценности. Страницы 115-132 в Д. Фассен, редактор. Спутник моральной антропологии . Джон Вили и сыновья, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США. http://dx.doi.org/10.1002/97811182

    .ch7

    Рокич, М. 1968. Убеждения, отношения и ценности: теория организации и изменений . Джосси-Басс, Сан-Франциско, Калифорния, США.

    Рокич, М. 1973. Природа человеческих ценностей . Фри, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

    Ролстон, III, Х. 1988. Человеческие ценности и природные системы. Общество и природные ресурсы 1: 269-283. http://dx.doi.org/10.1080/08941928809380658

    Rotarangi, S.J. и J. Stephenson. 2014. Поворотные точки устойчивости: стабильность и идентичность в социально-эколого-культурной системе. Экология и общество 19 (1): 28. http://dx.doi.org/10.5751/es-06262-1

    Рудель, Т. К. 2011. Действия на местном уровне, глобальные эффекты? Понимание обстоятельств, в которых благоприятные на местном уровне экологические действия накапливаются, чтобы иметь глобальные последствия. Экология и общество 16 (2): 19. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol16/iss2/art19/

    Саттерфилд, Т. 2001. В поисках ценностной грамотности: предложения по выявлению экологических ценностей. Значения окружающей среды 10: 331-359. http://dx.doi.org/10.3197/096327101129340868

    Scheffer, M., J. Bascompte, T.K.Bjordam, S.R. Carpenter, L. B. Clarke, C. Folke, P. Marquet, N. Mazzeo, M. Meerhoff, O. Sala и F.R. Westley. 2015. Двойственное мышление для ученых. Экология и общество 20 (2): 3. http://dx.doi.org/10.5751/es-07434-200203

    Шредер, Х. В. 1996. Экология и сердце: понимание того, как люди воспринимают окружающую среду. Страницы 13-27 в А. В. Эверт, редактор. Управление природными ресурсами: человеческое измерение . Вествью, Боулдер, Колорадо, США.

    Schroeder, H. W. 2013. Чувственная ценность на месте. Страницы 73-87 в У. П. Стюарт, Д. Р. Уильямс и Л. Крюгер, редакторы. Сохранение на местах: перспективы социальных наук . Шпрингер, Дордрехт, Германия. http://dx.doi.org/10.1007/978-94-007-5802-5_6

    Шварц, С. Х. 1992. Универсалии в содержании и структуре ценностей: теоретические достижения и эмпирические тесты в 20 странах. Успехи экспериментальной социальной психологии 25: 1-65. http://dx.doi.org/10.1016/S0065-2601(08)60281-6

    Шварц, С. Х. 1994. Существуют ли универсальные аспекты в структуре и содержании человеческих ценностей. Журнал социальных наук 50: 19-45. http://dx.doi.org/10.1111/j.1540-4560.1994.tb01196.x

    Шварц, С. Х. 1996. Ценностные приоритеты и поведение: применение теории интегрированных систем ценностей. Страницы 1-24 в Редакторы К. Селигман, Дж. М. Олсон и М. П. Занна. Психология ценностей: симпозиум Онтарио . Эрлбаум, Хиллсдейл, Нью-Джерси, США.

    Шварц, С. 2010. Ценности: индивидуальные и культурные. Страницы 463-493 в F.Дж. Р. ван де Вейвер, А. Часиотис и С. М. Брейгельманс, редакторы. Фундаментальные вопросы кросс-культурной психологии . Издательство Кембриджского университета, Кембридж, Великобритания. http://dx.doi.org/10.1017/cbo9780511974090.019

    Сеймур, Э., А. Кертис, Д. Паннелл, К. Аллан и А. Робертс. 2012. Понимание роли присвоенных ценностей в управлении природными ресурсами. Австралазийский журнал экологического менеджмента 17: 142-153. http://dx.doi.org/10.1080/14486563.2010.9725261

    Сеймур, Э., А. Кертис, Д. Дж. Паннелл, А. Робертс и К. Аллан. 2011. Та же река, разные ценности и почему это важно. Экологический менеджмент и восстановление 12: 207-213. http://dx.doi.org/10.1111/j.1442-8903.2011.00605.x

    Steel, Б. С., П. Лист и Б. Шиндлер. 1994. Противоречивые ценности о федеральных лесах: сравнение населения страны и штата Орегон. Общество и природные ресурсы 7: 137-153. http://dx.doi.org/10.1080/08941929409380852

    Steg, L., L. Dreijerink и W.Авраамс. 2005. Факторы, влияющие на приемлемость энергетической политики: проверка теории VBN. Журнал экологической психологии 25: 415-425. http://dx.doi.org/10.1016/j.jenvp.2005.08.003

    Стивенсон, Дж. 2008. Модель культурных ценностей: комплексный подход к ценностям в ландшафтах. Ландшафт и городское планирование 84: 127-139. http://dx.doi.org/10.1016/j.landurbplan.2007.07.003

    Stern, P.C. и T. Dietz. 1994. Ценностная основа заботы об окружающей среде. Журнал социальных проблем 50: 65-84. http://dx.doi.org/10.1111/j.1540-4560.1994.tb02420.x

    Stern, P. C., T. Dietz, and G. A. Guagnano. 1998. Краткий перечень ценностей. Образовательные и психологические измерения 58: 984-1001. http://dx.doi.org/10.1177/0013164498058006008

    Стрэнг, В. 2005. Общие чувства: вода, чувственный опыт и создание смысла. Журнал материальной культуры 10: 92-120. http://dx.doi.org/10.1177/1359183505050096

    Швеция, П.2006. Постнормальная наука на практике: Q-исследование потенциала устойчивого лесного хозяйства в штате Вашингтон, США. Экологическая экономика 57: 190-208. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2005.04.003

    Thacher, D., and D. Rein. 2004. Управление ценностным конфликтом. Управление 17: 457-486. http://dx.doi.org/10.1111/j.0952-1895.2004.00254.x

    Трейнор, С. Ф. 2006. Царства ценностей: конфликтующие ценности природных ресурсов и несоизмеримость. Значения окружающей среды 15: 3-29.http://dx.doi.org/10.3197/096327106776678951

    Тернер, Н. Дж. И Ф. Беркес. 2006. Приходя к пониманию: развитие сохранения через постепенное обучение на Тихоокеанском Северо-Западе. Экология человека 34: 495-513. http://dx.doi.org/10.1007/s10745-006-9042-0

    Васке, Дж. Дж. И М. П. Доннелли. 1999. Модель ценностей-отношения-поведения, предсказывающая намерения голосования по сохранению диких земель. Общество и природные ресурсы 12: 523-537. http://dx.doi.org/10.1080/089419299279425

    Васке, Дж. Дж., М. П. Доннелли, Д. Р. Уильямс и С. Йонкер. 2001. Демографические влияния на ценностные ориентации окружающей среды и нормативные представления о национальном управлении лесами. Общество и природные ресурсы 14: 761-776. http://dx.doi.org/10.1080/089419201753210585

    Вугтевин, П., Х. Дж. Р. Лендерс, Дж. Л. А. Девили, Р. С. Э. У. Лёвен, Р. Дж. Х. М. ван дер Веерен, М. А. Виринг и А. Дж. Хендрикс. 2010. Ценностные ориентации заинтересованных сторон в управлении водными ресурсами. Общество и природные ресурсы 23: 805-821. http://dx.doi.org/10.1080/089419206952

    Уокер, Б., Л. Х. Гандерсон, А. П. Кинциг, К. Фолке, С. Р. Карпентер и Л. Шульц. 2006. Несколько эвристик и некоторые предложения для понимания устойчивости социально-экологических систем. Экология и общество 11 (1): 13. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art13/

    Уокер, Б. Х., С. Р. Карпентер, Дж. Рокстрём, А.-С. Крепен, Г.Д. Петерсон. 2012. Драйверы, «медленные» переменные, «быстрые» переменные, шоки и устойчивость. Экология и общество 17 (3): 30. http://dx.doi.org/10.5751/es-05063-170330

    Адрес корреспондента:
    Натали А. Джонс
    Университет Квинсленда, кампус Сент-Люсия
    Уровень 5. Здание Хартли Тикл
    Сент-Люсия Квинсленд,
    4067 Австралия
    [email protected]

    Что такое определение человеческих ценностей?

    Человеческие ценности — это набор последовательных мер и моделей поведения, которым люди выбирают следовать и практиковать, когда они стремятся делать то, что правильно или то, что общество ожидает от них.Законы и законодательные нормы обычно формируются на основе общего представления о человеческих ценностях. Родители передают присущие им системы ценностей своим потомкам на постоянной основе, которая начинается сразу после рождения. Как матери и отцы воспитывают своих детей, они прививают свои личные убеждения и ценности прямо или косвенно через свой пример. Дети также познают ценности через учителей, религиозных лидеров, друзей, сверстников и общество в целом. Человеческие ценности переходят из поколения в поколение.

    Определение человеческих ценностей

    Слово «ценности» подразумевает вещи, которые люди считают важными или стоящими. По словам Шалома Х. Шварца из Еврейского университета в Иерусалиме, несмотря на то, что у всех свое мнение о приоритетах и ​​важных вещах, в отношении человеческих ценностей и убеждений сложился общий консенсус. Человеческие ценности включают честность, надежность, усердие, дисциплину, справедливость, любовь, мир, справедливость, сочувствие и бережное отношение к окружающей среде.Человеческие ценности также могут распространяться на самоотверженность и приоритетность потребностей других людей перед собой.

    Отношение общества к человеческим ценностям

    Общество склонно поощрять и даже ожидать использования человеческих ценностей. Показывать отрицательные атрибуты не рекомендуется. Люди, проявляющие негативные качества, противоречащие человеческим ценностям, обычно осуждаются обществом. Точно так же люди, демонстрирующие положительные примеры человеческих ценностей, восхищаются обществом и даже награждаются ими.Особенно важно, чтобы лидеры и люди, занимающие влиятельные должности, демонстрировали сильные человеческие ценности. На эти должности входят политики, юристы, врачи, учителя и профессионалы делового мира. Люди на этих должностях обладают большей властью, чем другие члены общества. Таким образом, у них также больше возможностей нарушать кодексы человеческих ценностей, а их отрицательные примеры могут иметь большее влияние на других.

    Ценности и этика

    Согласно статье, опубликованной Национальным университетом обороны, при условии, что ценности определяют убеждения в том, что правильно и что неправильно, распространение этих убеждений на действия является воплощением этики.Этическое поведение подразумевает действия, соответствующие личным убеждениям и ценностям. Человеческие ценности побуждают людей к действиям, которые стремятся воплотить эти качества и убеждения в своей повседневной жизни. Хотя человеческие ценности могут казаться абстрактными и обобщенными, они связаны с действиями и взглядами, которые проявляются в ответ на повседневные ситуации. Человек, стремящийся жить честно, будет подходить к ситуациям с честностью, надежностью и усердием. Человек, который хочет проявлять любовь и сочувствие к другим, постарается смягчить отношение и реакцию, чтобы убедиться, что они демонстрируют любящий образ жизни.

    Общество устанавливает ожидания для отдельных лиц и групп, которые необходимы и требуются для позитивного функционирования и коллективного благополучия его членов. Формирование личного кодекса человеческих ценностей и стремление жить в соответствии с этим кодексом обеспечивает личностный рост и целостность, а действия не причиняют вреда другим.

    Человеческие ценности и профессиональная этика

    Человеческие ценности:

    Ценности — это наши руководящие принципы нашего успеха, наша парадигма о том, что приемлемо.Человеческое поведение зависит от персонажей, определяющих личность, выбирающих ценности и утверждающих убеждения. Человеческие ценности включают мораль, порядочность, мирную жизнь, уважение к другим, честность (правдивость и надежность), заботу, доброту, мужество, совместное использование, управление временем, приспособление (сотрудничество), уверенность в себе, приверженность, духовность и обучение служению. метод, сочетающий общественные работы с академическим обучением, поскольку он фокусируется на критическом, рефлексивном мышлении и гражданской ответственности.

    Профессиональная этика:

    Этика — это деятельность, связанная с исследованием моральных ценностей в вопросах морали. Что касается инженера, то он должен нести этическую, а также социальную ответственность перед собой, перед своими подчиненными и перед своим обществом. Набор стандартов, принятых профессионалами, называется профессиональной этикой. Каждая профессия, такая как преподаватель, медицина, юриспруденция и т. Д., Имеет свою профессиональную этику. Набор этических стандартов, применимых к профессии инженера, известен как инженерная этика.Инженерная этика — это практический баланс между стоимостью, графиком и рисками. Инженерная этика помогает инженеру раскрыть моральные принципы, такие как обязательства, права и идеалы в этой области. Формальный кодекс, Фокус, Приоритет, Ограничение, Двумерность (положительная и отрицательная) и Ролевая мораль — вот некоторые из важных характеристик профессиональной этики. Немногие профессиональные модели — это инженеры как социальные работники, а также катализаторы, инженеры как игроки в игры, инженеры как бюрократические слуги, инженеры как стражи, инженеры как социальные слуги и инженеры как спасители.

    Институциональное представление:

    В нашем колледже мы проводим несколько программ, связанных с человеческими ценностями и этикой, чтобы улучшить характер студентов. Мы надеемся, что благодаря этим усилиям, предпринимаемым Институтом в отношении человеческих ценностей и этики, мы гарантируем, что студенты узнают о проблемах и их возможных решениях через самоисследование. Также мы гарантируем, что студенты усвоят тот факт, что они должны реагировать на ситуации, а не реагировать.В то же время учебное заведение поможет студентам определить свои социальные обязанности. Посредством проводимых мероприятий делается попытка избавить общество от распространенных недугов. Далее с помощью этих программ мы убеждаемся, что учащиеся осознают, что у них есть большой потенциал, который, если будет реализован, продвинет общество вперед в позитивном направлении.

    Мы также настаиваем на том, чтобы все наши студенты выбрали «Профессиональную этику в инженерии» в качестве факультативной работы для тех, у кого она не является основной.

    тренингов по человеческим ценностям могут формировать студентов и общество | За воротами: блог Академии Вудворда

    Мне повезло, что я работаю с группой преданных своему делу членов администрации, преподавателей и сотрудников моей школы, чтобы согласовать наши инициативы в области консультирования, консультирования, практики внимательности и отзывчивого класса — от дошкольного до 12-го класса — для включения социальной Учебная программа по эмоциональным и этическим вопросам (SEE) разработана Центром созерцательной науки и этики, основанной на сострадании при Университете Эмори в Атланте.

    Что такое SEE Learning? Научные исследования все чаще демонстрируют, что человеческие ценности можно воспитывать как навыки при наличии соответствующих методов для этого; что такое обучение может принести ощутимые выгоды как для физического, так и для психологического здоровья; и что эти просоциальные ценности коррелируют с этическими действиями в реальных ситуациях, приводя к лучшим результатам для себя и других. SEE Learning предоставляет преподавателям и их ученикам определенные методы, приемы и подходы к развитию сострадания и других базовых ценностей, важных для индивидуального и коллективного процветания.SEE Learning также предлагает методы, позволяющие переместить ценности от простого «умственного знания» к тому, чтобы они глубоко укоренились в сердцах и умах учащихся, в которых эти навыки воплощены и полностью реализованы.

    Почему именно сейчас? С древних времен педагоги знали, что всестороннее образование должно включать в себя помощь учащимся в воспитании характера и этической проницательности, а также предоставление учащимся знаний и практических навыков. Причины наших социальных проблем — от насилия в школе до ухудшения состояния окружающей среды и национальной безопасности — кроются не только во внешних условиях, но и в решениях, которые мы, люди, принимаем на основе наших ценностей.Эти ценности также имеют большую практическую ценность, потому что работодатели все больше осознают, что обучение «мягким навыкам» приводит к долгосрочному успеху для человека.

    Для меня большая честь представить новаторскую работу студентов моего учебного курса SEE «Этические дилеммы и принятие решений» Далай-ламе на диалоге «Разум и жизнь» 2018 в Дхарамсале, Индия. SEE Learning — это продукт работы Далай-ламы с Партнерством Эмори-Тибет, уникальной образовательной инициативой в области светской этики, которая объединяет лучшие интеллектуальные традиции западного и тибетского буддизма для взаимного обогащения и открытия новых знаний.

    Общечеловеческих ценностей — Наше состояние щедрости

    Общие человеческие ценности — наше состояние щедрости

    Прагматизм в стремлении Мичигана к созданию сильного независимого сектора определялся как минимум четырьмя взаимосвязанными философскими точками зрения:

    1. Слуга лидерства;
    2. Рашворт Киддер и Институт глобальной этики;
    3. Майкл Джозефсон и Джозефсоновский центр по развитию этики; и
    4. Работа о любви и прощении Института Фетцера.

    Киддер основал Институт глобальной этики в 1990 году, чтобы «продвигать этические действия в глобальном контексте». Благодаря их работе с фондами Институт оказал влияние на мышление и поведение некоторых из самых центральных руководителей штата Мичиган. Заявление о ценностях института резюмирует принципы, которые они определили как «универсальные».

    Руководящие принципы Института глобальной этики эффективно отражают суть общечеловеческих ценностей:

    В ходе нашего исследования мы определили пять основных этических ценностей, которые проявляются в любой человеческой культуре, независимо от расы, возраста, религиозной принадлежности, пола или национальности.Таким образом, мы стремимся всегда быть:

    • Честность и правдивость во всех наших отношениях
    • Ответственный и подотчетный в каждой транзакции
    • Справедливость и равноправие во всех отношениях
    • С уважением и вниманием к достоинству каждого человека
    • Сострадание и забота в каждой ситуации

    Выдержка из «Об Институте глобальной этики». Институт глобальной этики.н.п., 2012. Интернет. 30 октября 2012 г.

    В конце 1990-х Институт получил грантовую поддержку от Charles Stewart Mott and W.K. Kellogg Foundations, среди других национальных фондов, для проведения «Глобального исследования ценностей» и предоставления информации об общих ценностях и моральных границах. Совет фондов штата Мичиган также сотрудничал с Институтом, предлагая семинары по этическому фитнесу® на организационных конференциях.

    Эти принципы были усвоены и использовались в качестве неформальных стандартов поведения для многих в этом секторе.Хотя люди несовершенны, тон, отражающий эти устремленные ценности, был задан лидерами и передан последующим поколениям практикующих некоммерческих организаций и фондов.

    Видео: Посмотрите видеоролики, в которых Расс Моби обсуждает общие человеческие ценности.

    Майкл Джозефсон, основной докладчик на Ежегодной конференции CMF 1989 г., основал Институт Джозефсона в 1987 г. с миссией «улучшить этическое качество общества путем изменения личных и организационных решений и поведения».”

    Исторический документ: См. Программу ежегодной конференции 1989 года.

    Джозефсон проявлял особый интерес к развитию этических ценностей и поведения молодых людей и был заинтригован Молодежным проектом Мичиганских общественных фондов (MCFYP) и его доверием в предоставлении молодежи значительных средств в виде грантов.

    Одним из членов Совета Фонда Мичигана является Институт Фетцера, организация, занимающаяся поисками любви и прощения.Институт Фетцера — это действующий фонд, выделяющий гранты на проекты и людей, которые продвигают свою миссию любви и прощения. Действующий фонд — это специализированная подгруппа сообщества благотворительных фондов, которая не принимает заявки на гранты от широкой общественности, но напрямую отбирает отдельных лиц и благотворительных грантов для выполнения работы, которую они определили, что хотели бы выполнить.

    Например, Институт Фетцера собрал рабочую группу поэтов и гуманистов, которые в течение нескольких лет исследовали мифы, легенды и детские народные сказки, описывающие благотворительность.Эти ресурсы были объединены в руководство и повестку дня для обсуждения, чтобы использовать их другими, интересующимися благотворительностью. Мифы, легенды и народные сказки, а также руководства для обсуждения были затем переданы Learning to Give в качестве ресурса для обучения благотворительности в классе с точки зрения мировой перспективы.

    Эта философия воплощена в заявлении миссии Института Фетцера: «Институт Фетцера продвигает любовь и прощение как мощные силы, которые могут изменить условия жизни человека.”

    Хотя фонд был образован в 1954 году, крупных финансовых средств не было до начала 1990-х годов, когда были проданы активы г-на Фетцера в вещательных предприятиях и бейсбольной команде Detroit Tigers. В течение многих лет Институт Фетцера в рамках своей программы «Сердце благотворительности» проводил специальные обсуждения с сотрудниками программ штата Мичиган и другими руководителями фондов и некоммерческих организаций в условиях ретрита, способствующего более глубокому размышлению о характере их работы. Руководители Института Фетцера предлагали практикумы и семинары на ежегодных конференциях CMF, знакомя руководителей Мичиганского фонда с идеями любви, прощения и «внимательности» как частью работы сотрудников фонда.

    Видео: Посмотрите видео, в котором Дайана Зигер обсуждает взаимосвязь между любовью и благотворительностью.

    На определенном уровне эти разговоры, по-видимому, повлияли на понимание филантропической сферой в Мичигане характера работы «любящего человечество».

    Поразительно, насколько эти опасения отличаются от того, что в 2015 году сфокусировалось на некоммерческих организациях как предприятиях, гибридных некоммерческих организациях, обеспечивающих краткосрочные показатели и результаты, поддающиеся количественной оценке.В 2015 году некоммерческие организации и фонды перешли на деловой язык в отношении маркетинга, позиционирования, брендинга, бизнес-планов, рентабельности инвестиций и показателей немедленных результатов. Текущее внимание к немедленным измеримым и экономическим результатам с использованием бизнес-конструкций сильно отличается от природы благотворительности в Мичигане в годы создания благотворительных ресурсов для государства.

    Видео: Посмотрите, как руководители обсуждают баланс между пожертвованием и бизнес-моделью.

    В период роста и созревания благотворительной инфраструктуры Мичигана велись серьезные разговоры об этике и ценностях, гораздо более обсуждаемых, чем о методах ведения бизнеса или прибыли.

    Действия легче наблюдать, чем намерения или этику. Хотя трудно доказать влияние этих ведущих моральных и этических мыслителей на действия филантропического сообщества Мичигана, будет справедливо сказать, что между отдельными лицами и их организациями происходило значительное взаимодействие, ведущее исследования и размышления по вопросам этики, а также грантодобывающие и некоммерческие области в штате.Многие из этих ценностей затем нашли отражение в действиях руководителей благотворительных организаций «на местах».

    Эти действия включали, например:

    • бесплатное распространение без указания авторства и авторских прав всеми письменными материалами среди фондов;
    • предоставляет все образовательных ресурсов из , чтобы дать миру образовательных ресурсов бесплатно через Интернет; и
    • доверяют молодым людям миллионы долларов на раздачу.

    Эти и другие проекты нельзя считать хорошими бизнес-решениями, но они оказались отличными благотворительными решениями, которые повлияли на ситуацию в Мичигане и во всем мире.

    Здоровье и человеческие ценности Незначительный

    Описание программы

    Разработан, чтобы дополнить широкий спектр специальностей в области науки, здоровья и человеческих ценностей (HHV), является междисциплинарным направлением гуманитарных наук в области здравоохранения, эксклюзивным для колледжа с отличием УАризоны, который фокусируется на понимании того, как наука, биология и общество взаимодействуют для формирования здоровья, болезней и здравоохранение. HHV дает студентам возможность создать интеллектуальную структуру и сообщество, в котором они могут осмысленно интегрировать научные знания и человеческий опыт.Подчеркивая развитие критического мышления, эмпатического общения, интеллектуального смирения и культурного самосознания, HHV готовит новое поколение лидеров для создания более справедливого и инклюзивного будущего здоровья и здравоохранения для всех нас.

    HHV сочетает в себе курсовую работу в области медицинских и социальных наук с опытом стажировки и заключительным семинаром для пожилых людей. Студенты имеют возможность выполнить свою старшую диссертацию в рамках HHV, что позволяет им выбрать научного руководителя факультета из широкого спектра социальных и гуманитарных дисциплин.Курсы разработаны таким образом, чтобы дополнять друг друга, предоставляя междисциплинарную перспективу, но также позволяя студентам постепенно сосредоточиться на более конкретной области исследования для их стажировки, замкового камня и факультативной диссертации.

    Поскольку HHV следует модели когорты, HHV позволяет учащимся создать заинтересованное и поддерживающее сообщество вокруг общих интересов в области здравоохранения, медицины и общества. Это способствует установлению контактов, обучению и наставничеству со стороны сверстников в течение несовершеннолетнего и после окончания программы.Выпускники HHV успешно поступили в школы общественного здравоохранения, сестринского дела, медицины, остеопатической медицины, программы для выпускников профессиональных медицинских работников и национальные программы обслуживания. К ним относятся следующие.

    План получения дополнительного образования по здоровью и человеческим ценностям

    Обязательные курсы

    ИНФОРМАЦИОННЫЕ СЕССИИ ОСЕНЬ — Скорые даты

    Студенты подают заявление на зачисление в несовершеннолетний на первом или втором курсе, пройдя вводный курс, основанный на методах (HNRS 250), в составе группы.Затем серия из трех факультативов, выбранных из гуманитарных и социальных наук, приводит к индивидуальному опыту стажировки (HNRS 393H) и завершается заключительным семинаром (HNRS 498). Студенты, которые хотят это сделать, могут написать междисциплинарную диссертацию в старшем классе, исходя из индивидуальных интересов.

    факультативов преподаются различными преподавателями из колледжа с отличием и всего Университета Аризоны. К ним относятся факультеты американских индейцев, африканских исследований, антропологии, коммуникаций, экономики, английского языка, истории, социологии, медицинских гуманитарных наук, религиоведения, антропологии и философии.

    Свяжитесь с доктором Виктором Брайтбергом, [email protected] для получения дополнительной информации.

    .

Добавить комментарий