Что такое буллинг в отношении детей: Ошибка #404 — Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы

Содержание

Буллинг или травля среди сверстников

Буллинг ― сложная и неприятная тема, особенно для тех, кто с ней встречался. По последним данным практически каждый подросток так или иначе встречался с ситуациями травли, в позиции агрессора, жертвы или просто стороннего наблюдателя.  С буллингом также связаны переживания таких неприятных эмоций, как страха, вины, стыда, беспомощности, ненависти, отчаяния, и самое печальное, что эти переживания очень мало обсуждаются.

Итак, что же такое буллинг?

Буллинг — систематическое целенаправленное агрессивное поведение при условии неравенства сил или власти участников. Ключевые характеристики ― намеренность, регулярность, неравенство силы или власти.

Проявления буллинга

Различают травлю прямую, когда ребенка бьют, обзывают, дразнят, портят его вещи или отбирают деньги, и косвенную: распространение слухов и сплетен, бойкотирование, избегание, манипуляция дружбой («Если ты дружишь с ней — мы с тобой не друзья»). Также могут использоваться сексуально окрашенные комментарии и жесты, угрозы, расистские прозвища.

Прямая травля происходит в основном в младшей школе, а пики косвенной травли приходятся на переходы в среднюю и старшую школу. Мальчики больше девочек склонны участвовать в травле в разных ролях, они же чаще становятся жертвами физической травли, у них отбирают деньги и портят вещи, им угрожают и заставляют их что-то делать, в то время как девочки чаще становятся жертвами сплетен, непристойных высказываний и жестов. С распространением интернета появилась новая форма травли — кибербуллинг, травля с использованием современных технологий: СМС, электронной почты, социальных сетей и так далее.

С каждым годом явление буллинга становится все более распространенным.

Жертва и преследователь

Есть три основные роли участников ситуации буллинга ― это жертва, преследователь, свидетель. Роли могут меняться от ситуации к ситуации и от группы к группе. Участники буллинга обладают определенными личностными и поведенческими чертами и имеют ряд сопряженных с ролями социальных рисков.

Для жертв травли характерна чувствительность, тревожность, склонность к слезам, физическая слабость, низкая самооценка, у них мало социальной поддержки, друзей, такие дети предпочитают проводить время со взрослыми. В качестве образца жертвы травли можно описать замкнутого ребенка с поведенческими нарушениями, отрицательными убеждениями о самом себе и социальными и коммуникативными сложностями. Такие особенности могут формироваться и в качестве последствий травли, но могут выступать ее предпосылками, восприниматься в качестве «сигналов» для других детей о том, что этого ребенка легко сделать жертвой.

Многочисленные исследования показывают, что в группу риска по возможности оказаться в роли жертвы попадают дети, имеющие трудности в обучении, синдром дефицита внимания и гиперактивности, расстройства аутистического спектра, диабет, эпилепсию, нарушения веса и другие нарушения и хронические заболевания, особенно влияющие на внешность. Кроме того, с оскорблениями, физическими нападениями и угрозами сталкиваются 82% подростков, воспринимающихся как «слишком фемининные» (мальчики) и «слишком маскулинные» (девочки) или презентирующих себя в качестве лесбиянок, геев, бисексуалов или трансгендеров.

Дети, оказавшиеся жертвами травли, испытывают сложности со здоровьем и успеваемостью в три раза чаще по сравнению со сверстниками, имеют симптомы тревожно-депрессивных расстройств, апатию, головные боли и энурез и совершают попытки суицида. В результате такого опыта у них формируется представление о мире как о полном опасностей, а о себе как о неспособном повлиять на происходящее.

Типичного преследователя можно описать как человека импульсивного и готового применить насилие для самоутверждения. Дети, практикующие преследование других детей, склонны демонстрировать грубость и отсутствие сострадания к жертве, могут быть агрессивны со взрослыми, им трудно соблюдать правила. Они могут представляться одиночками с дефицитом социальных навыков, но это не так: они менее депрессивны, одиноки и тревожны, чем их сверстники, и часто имеют среди них высокий социальный статус  и группу сообщников, пусть даже небольшую.

Преследователи обладают высоким эмоциональным интеллектом, они хорошо распознают чужие эмоции и психические состояния и успешно манипулируют детьми. Основными мотивами буллинга у преследователей являются потребность во власти, чувство удовлетворения от причинения вреда другим и вознаграждение ― материальное (деньги, сигареты, другие вещи, отбираемые у жертвы) или психологическое (престиж, социальный статус и тому подобное). Негативные последствия того, что такое поведение для них становится привычным, — низкая успеваемость и прогулы, драки, воровство, вандализм, хранение оружия, употребление алкоголя и табака.

До 3% детей совмещают обе роли, одновременно и ведя себя агрессивно, и провоцируя других детей на причинение себе вреда или в одних ситуациях в классе являясь преследователем, а в других становясь жертвой ― это так называемые «преследователи/жертвы», или «провоцирующие жертвы». Характеристики, которыми они часто обладают, ― это гиперактивность, импульсивность, неуклюжесть, вспыльчивость в сочетании с проблемами в поведении, слабым самоконтролем, низкой социальной компетентностью, сложностями с сосредоточением и учебой, тревожностью и наличием депрессивной симптоматики; они инфантильнее, чем их сверстники.

Хотя таких детей мало, с ними наиболее сложно работать учителям, и они получают меньше всего сочувствия и поддержки от других детей. Именно для них наиболее характерно суицидальное и аутоагрессивное поведение .

Свидетели травли

Третья группа участников буллинга— это свидетели, именно в нее входит большинство участников. По данным канадских исследователей, до 68% учеников средней школы бывали свидетелями травли в школе. Интересно, что практически все дети (но чем старше, тем реже) сообщают о чувстве жалости к жертве, но меньше половины пытаются ей помочь. Реакция свидетелей чрезвычайно важна для происходящего: присоединение к травле и даже малейшее ее одобрение (улыбка, смех и тому подобное) свидетелей служит вознаграждением для преследователей, а сопротивление и попытки поддержать жертву удерживают преследователя от дальнейшего насилия. Свидетели сталкиваются с внутренним конфликтом, который состоит в том, что попытка прекращения травли сопряжена со страхом лишиться собственной безопасности и собственного статуса в детском коллективе.

Негативным последствием для свидетелей травли становится формирование мироощущения, когда они воспринимают среду как небезопасную, переживают страх, беспомощность, стыд за свое бездействие и одновременно испытывают желание присоединиться к агрессору. У свидетелей слабеет способность к эмпатии.

Причины буллинга

Как правило причины буллинга кроются в следующем:

  • Борьба за лидерство
  • Столкновение разных субкультур, ценностей, взглядов и неумение толерантно относиться к ним
  • Агрессивность и виктимность
  • Наличие у ребенка психических или физических изъянов
  • Низкая самооценка
  • Зависть
  • Отсутствие предметного досуга

Если ваш ребенок столкнулся с буллингом…

Не все дети могут и хотят рассказывать родителям о своих проблемах, и чем старше ребенок, тем меньше вероятность, что он пожалуется родителям на происходящее. Стоит проявлять интерес к делам своего ребенка, но делать это ненавязчиво. Если он ничего сам не рассказывает, следует понаблюдать за ним.

В первую очередь надо сходить в школу, поговорить с учителями об отношениях своего ребенка с одноклассниками, посмотреть, как себя ведет ребенок в классе после уроков или на перемене, на праздниках: проявляет ли инициативу в общении, с кем общается он, кто общается с ним и т.д. Можно обратиться за помощью к школьному психологу, ему легче осуществлять наблюдение за детьми.

Необходимо обращать внимание на следующие симптомы у ребенка:

  • неохотно идет в школу и очень рад любой возможности не ходить туда;
  • возвращается из школы подавленным;
  • часто плачет без очевидной причины;
  • никогда не упоминает никого из одноклассников;
  • очень мало говорит о своей школьной жизни;
  • не знает, кому можно позвонить, чтобы узнать уроки, или вообще отказывается звонить кому-либо;
  • ни с того ни с сего (как кажется) отказывается идти в школу;
  • одинок: его никто не приглашает в гости, на дни рожде­ния, и он никого не хочет позвать к себе.

Родители также могут заподозрить, что ребенок подвергается буллингу, если у него вдруг появляются такие проблемы со здоровьем: как депрессия, бессонница, боли в животе, раздражительность.

Как помочь своему ребёнку, ставшему жертвой школьного буллинга

  • прежде всего, понять истинную причину происшедшего с ним;
  • убедиться, что ваш ребёнок действительно стал жертвой школьного буллинга;
  • сообщить об этом учителю и школьному психологу;
  • сообща найти пути выхода из сложившийся ситуации;
  • если ребёнок был сильно напуган и потрясён случившимся, не отправлять его на следующий день в школу;
  • при сильно пережитом стрессе попытаться перевести ребёнка в другой класс или даже в другую школу;
  • в случае развития посттравматического стрессового синдрома немедленно обратиться к специалистам;
  • ни в коем случае не игнорировать случившееся с ребёнком и не пускать всё на самотёк.
  • успокоить и поддержать ребенка словами: «Хорошо, что ты мне сказал. Ты правильно сделал»; «Я тебе верю»; «Ты в этом не виноват»; «Ты не один попал в такую ситуацию, это случается и с другими детьми; «Мне жаль, что с тобой это случилось».

Советы подростку, оказавшемуся жертвой буллинга:

  • Игнорируйте обидчика. Иногда простое игнорирование может стать наиболее эффективным решением. Задирам часто необходимо внимание. Не получив желаемой реакции, они могут просто сдаться и переключиться на другую жертву.
  • Многие отказываются игнорировать издевательства, так как это кажется трусливым поведением. Но подумайте, действительно ли стоит связываться с хулиганами? Возможно, вам не нравится чувствовать себя трусом или слабаком, но почти всегда ваш ответ лишь ухудшит ситуацию. Агрессия лишь возрастет, и задира удвоит свои усилия. Попытайтесь не обращать на него внимания около недели и посмотрите, что из этого получится.
  • Найдите силу в численности. Друзья – хороший способ противостоять задирам. Заручитесь поддержкой верных друзей. Например, если о вас распускают слухи, то держитесь тех друзей, которые отказываются верить в лживую болтовню. Будьте вместе во время обедов, на переменах и после уроков. Возможно, в их присутствии вас не станут задирать.
  • Помимо уже имеющихся друзей, знакомьтесь с новыми людьми, имеющими схожие интересы. Можно записаться в интересующий вас кружок, секцию или спортивную команду. Это поможет вам расширить круг общения.
  • Говорите о проблеме. Если вы стали жертвой травли, то важно озвучить эту проблему, рассказав о ней другу, родителям или школьному психологу. Так вам будет проще бороться со страхами и отчаянием. Научившись контролировать собственные эмоции, вы сможете найти решение проблемы с задирами.
  • Умейте постоять за себя. Если игнорирование не работает, то вам нужно не давать себя в обиду. Часто задиры обращают внимание на людей, когда чувствуют, что те не смогут дать отпор. Для этого можно дома подготовить несколько моделей поведения, когда на вас будут «нападать» обидчики. Если вы окажетесь крепче ожидаемого, то ваш обидчик может отступить.
  • Обратитесь к старшему. После пересечения определенной черты вы должны рассказать о травле кому-то из старших. Если задира продолжает изводить вас, несмотря на все попытки игнорировать или противостоять, то вы должны сообщить об этом.
  • Родитель, учитель, классный руководитель, директор или другое авторитетное лицо должны вмешаться в ситуацию. Обратитесь к взрослому, которому вы доверяете, который сможет верно оценить ситуацию. Если вы знаете тех, кто видел агрессивное поведение или стал его жертвой, то попросите этих людей прийти на разговор вместе с вами.
  • Научитесь уверенности в себе. Забияки часто выбирают себе жертву среди людей с низкой самооценкой. Проявляя уверенность, вы тем самым защитите себя от издевательств. Занимайтесь такими делами, которые повысят вашу самооценку и придадут уверенности в себе.

Повышение самооценки помогает противостоять обидчикам, но важно помнить, что агрессия происходит не по вашей вине. Вам никогда не помешает повысить самооценку и поднять себе настроение, вне зависимости от ситуации, чтобы вам было проще противостоять испытаниям. При этом не нужно считать, что издевательства порождены только вашей неуверенностью в себе. Часто обидчиков мучают проблемы в семье, а также проблемы личного характера. В таких случаях причинение вреда другим людям помогает снять эмоциональное напряжение и почувствовать себя более благополучным.

Психолог ЦДП «Юникс» Е.А. Гончарова

Буллинг: травля в школе

Буллинг — это не просто новое слово, которое недавно появилось в статьях и разговорах на педагогические темы. Оно означает очень тревожное явление — травлю ребёнка в школе, которая стала обыденностью.  В учебных заведениях происходит всё больше и больше насилия, в первую очередь психологического. Цель издевательств — подавление персональных черт, индивидуальности ребёнка. Обычно издевается другой ученик — «гонитель» (название возникло от слова bully — хулиган). Делает он это в присутствии целой группы «наблюдающих» детей, чтобы произвести на них впечатление. Однако так же часто встречается коллективная форма травли, в которой участвует несколько преследователей. Для неё правильнее использовать другой термин — моббинг (от mob — толпа).  

Также травля, начавшаяся в школе, продолжается в интернет-пространстве.  Травля в интернет-пространстве называется кибербуллингом.   Ребенок, вернувшийся со школы домой и зашедший на свою страницу в социальной сети, вновь сталкивается с травлей, оскорблениями, унижениями. Его одноклассники-агрессоры могут распространять в Интернете фотографии с ним, сделанные в школе, придумывать лживую информацию, делать мемы из фотографий. Это еще больше усугубляет состояние ребенка. Неоднократно были зафиксированы случаи, когда подростки заканчивали жизнь самоубийством из-за травли в интернете. Рассматривая травлю в школе, важно затрагивать эту сторону явления, поскольку социальные сети давно стали неотъемлемой частью человеческой жизни, и школьные агрессоры регулярно прибегают к кибербуллингу, чтобы усугубить боль жертвы и найти новые поводы для унижений.


Лжёт ли статистика

По данным западных источников, 50% учеников до 14 лет подвергается школьным преследованиям. В подростковом возрасте, по мере взросления, распространённость явления снижается.

Исследования в российской школе начались значительно позже. Но они также выявили, что издевательства — массовое явление. Так исследователи обнаружили, что 22% мальчиков и 21% девочек в возрасте 11 лет уже подвергались издевательствам со стороны других детей. У подростков в возрасте 15 лет данные показатели ниже — 13 и 12% соответственно. Однако, психологи считают, что данные преуменьшены.  Наблюдения за буллингом показывают, что это заметно более распространённое явление в России, чем в странах Запада. В целом трудно найти взрослого, который, вспоминая свои школьные годы, мог бы сказать, что совершенно не подвергался дискриминации или не участвовал в ней как гонитель.

Буллинг деформирует личность не только жертвы, но и инициаторов

Опасность этого явления традиционно недооценивают. Повсюду бытует снисходительное, равнодушное отношение к травле в детской среде со стороны родителей, учителей, властей, общества: дескать, дети ещё маленькие, они ничего не понимают, это всё несерьёзно!

Нередко родители жертвы поддерживают и даже поощряют издевательства, высказываясь в духе: «Дети должны пройти «жизненную закалку», столкнуться с реальными трудностями». Социализация состоит в том, чтобы ребёнок воспитывался не в тепличных условиях, а в обычном детском коллективе, где, добавим от себя, на отношения между детьми никто не обращает внимания!

Однако, буллинг — это очень серьёзно. Известно множество случаев, когда преследования приводили к попыткам суицида. Также всё чаще жертва буллинга с помощью ножа или ружья пытается отомстить обидчикам.

Однако вместо того, чтобы найти подлинную причину таких происшествий — попустительство насилию в среде детей, — вместо устранения причин и системной профилактики у нас лишь усиливают контроль и охрану, что, на самом деле, приводит к прямо противоположному эффекту.

Важно понимать, что резонансные, привлекающие к себе всеобщее внимание истории издевательств достаточно редки, в то время как главная часть травли и психологических преследований остаётся в тени.

В этой основной массе случаи буллинга не ведут к криминальным происшествиям. Они «лишь» выливаются в деформацию личности, стойкую учебную демотивацию, ненависть к школе, ведут к глубокой и стойкой депрессии у жертвы.

Для преследователей это также не обходится без последствий. Агрессивные модели поведения, оставшись безнаказанными, незамеченными взрослыми, надолго закрепляются и проявляются позже уже в других условиях и по совсем другим поводам. Возрастает также масштаб агрессии и её результатов, ведь рано или поздно опасное поведение будет замечено и пресечено.

Причины возникновения буллинга

Без понимания причин детской травли в решении проблемы продвинуться не получится. Более того, неверное и примитивное понимание причин ведёт лишь к тому, что гонения будут усиливаться, а их проявления станут более яркими.

Когда начинается обсуждение причин буллинга, оно обычно скатывается в сферу «Виновата жертва или нет?», особенно когда в диалоге участвуют люди, далекие от теории психологии и педагогики.

Так вот, в большинстве случаев жертва не виновата.  Жертвой становится ребенок, который просто удобен для травли из-за особенностей внешности и психики.

Нужно отметить, что жертвами травли становятся ученики, проявляющие свою индивидуальность, обладающие явными особенностями. К ним относятся не только недостатки — задержки физического и психического здоровья, низкие академические результаты, — но и, напротив, опережающее интеллектуальное развитие, выдающиеся способности и дарования, учебные успехи. Целью преследований является в первую очередь подавление индивидуальности, и мы хотим это особенно подчеркнуть.

Характеристики ребенка, увеличивающие вероятность, что он станет объектом травли:

1.     Непривлекательная внешность, наличие заболеваний, одним из проявлений которого являются изменения во внешности. Травле часто подвергаются полные дети (причем «полные» — довольно размытое определение, поскольку могут травить из-за «полноты» даже детей, вес которых находится в рамках медицинской нормы, если в классе существуют различные фетфобные предрассудки, а большинство одноклассников худее объекта травли), дети, имеющие различные особенности либо заболевания кожи (к примеру, угревая сыпь, псориаз, витилиго, крупные невусы и заметные родимые пятна), дети с особенностями внешности, которые большинство людей считают непривлекательными (неправильный прикус, слишком крупный, широкий нос, лопоухость и многое другое). Также травле могут подвергаться дети с заметными шрамами, изменениями, связанными с их хроническими заболеваниями, и просто те, внешность которых слишком необычна (рыжие, с большим количеством веснушек, альбиносы). В прошлые десятилетия нередко травили детей, носящих очки, но сейчас близорукость встречается все чаще, поэтому из-за очков травят реже. В подростковом возрасте могут травить девочек, которые не пользуются косметикой, не делают стильные прически, не красят волосы.

2.     Необычное поведение. Часто травят детей, которые ведут себя не так, как остальные, высказывают взгляды, которые отличаются от взглядов остальных одноклассников, так называемые «белые вороны». Также травле подвергаются тихие, чувствительные, необщительные дети, которым сложно сдерживать эмоции. Им трудно постоять за себя, а их реакции нравятся агрессорам.

3.     Дефекты речи, походки. Заикание, проблемы с проговариванием определенных букв, картавость, проблемы с сохранением равновесия — все это так же может стать поводом для травли.

4.     Плохая физическая подготовка. Чаще всего это касается мальчиков.

5.     Низкий или, наоборот, высокий интеллект. Умные или глупые дети обычно выделяются на фоне основной части одноклассников, что и становится поводом для начала травли.

6.     Причастность к каким-либо меньшинствам. Дети с темной кожей, характерными особенностями внешности своей национальности и расы часто становятся объектом травли. Также распространена травля детей, относящихся к ЛГБТ-сообществу.

7.     Другие характеристики. В эту группу можно отнести случаи, когда дети травят тех, кого учителя сделали своими любимчиками, детей учителей, детей богатых людей, хвастающихся своими девайсами, а также тех, кто ябедничает, ведет себя грубо и неподобающе.

При этом, как правило, попытка жертвы исправить свою «неправильность», из-за которой ее, как она считает, травят, ни к чему не приводит. Полный ребенок, который сумел похудеть, с большей долей вероятности останется объектом травли. Это связано с тем, что главная причина буллинга — наличие возможности травить кого-либо. Если ребенка уже сочли удобным для травли и это не удается пресечь, он останется жертвой. И при определенных условиях абсолютно любой ребенок может стать изгоем.

Психологи  считают, что стремление травить более слабых — явление, свойственное детям и подросткам из-за особенностей возраста. В этом возрастном периоде дети стремятся быть частью общей «стаи», быть причастным к чему-либо. Если у детей нет чего-то такого, что их сплачивает, что дает им чувство, что они часть одного целого, они однажды могут понять, что чувство сплоченности, причастности можно получить, если начать совместно кого-то унижать.  Объединившиеся против кого-то дети чувствуют себя прекрасно, ощущают, что делают что-то веселое и даже хорошее.

Важно иметь в виду при выявлении и изучении проявлений буллинга: практически любой конфликт детей, их ссора, драка, даже если они кажутся совершенно случайными, в действительности неслучайны. Это лишь один из эпизодов издевательства (или защиты от него), тянущегося очень давно, который вы заметили. А за всем этим стоит скрытый от глаз взрослого океан детских взаимоотношений, каких-то реплик, дразнилок, игнорирования в ответ на обращение.

Обычно родители гонителей поддерживают своих детей в этой роли. Они не только оправдывают, но и хвалят такое поведение, мотивируя это тем, что «надо добиваться своего», «быть сильными». А родители жертв не поддерживают собственных детей и критикуют их: «Что же ты не дал ему сдачи», «Не надо было поддаваться», «Нужно быть умнее и самостоятельнее», «Следовало пожаловаться учителю». Происходит это в результате воспоминаний взрослых, как такого рода издевательства происходили в их детстве, и желания отыграться, отреагировать на эти события с помощью своего ребёнка.

Наша традиционная школа с её обычными порядками и укладом (фронтальным, классно-урочным обучением; оценками; учителями, сосредоточенными на уроках и изо всех сил старающимися выполнить учебный план) практически ничего не может противостоять травле и преследованиям у детей. На уроках гонения проявляются редко ,а вот на переменах и во внеурочное время учитель не в состоянии контролировать детей.

Сама по себе оценочность нашей школы, оценки-отметки, которые ставят педагоги детям — это постоянный источник буллинга и моббинга. Поставили ребёнку «5» за то, за что многие в классе получили «3» и «2» и вот — повод для травли готов. Поставили кому-то «2», когда многие получили «4» и «5» — и это новая причина для издевательств.

Сигнал к гонениям очень часто подаёт именно педагог, сам того не замечая. И обозначает жертву — стоит ему произнести хотя бы одно критическое замечание по отношению к ребёнку или, напротив, выделить его из всей группы, похвалить.Бывает достаточно одного эмоционального оценивающего возгласа взрослого, чтобы запустить травлю, не говоря уже о прокатившейся в последнее время «эпидемии» сообщений об учителях, пишущих на лбу детей «дурак» и что-то подобное.

Часто классные руководители и учителя-предметники, зная о буллинге, используют его в своих целях для управления классом. Достаточно попросить о наведении порядка тех, кто практикует травлю одноклассников, кого-то из учеников поругать, что «он тянет назад весь класс».

Таким образом, детская травля и преследования имеют очень глубокие причины. Это результат и свидетельство того, что общество в своём развитии находится на довольно низком уровне. Это касается и общества в целом, и той среды, в которой живёт ребёнок.

Противостоять насилию в детском коллективе можно, лишь развив в среде детей отношения творческого сотрудничества и дружбы, внедрив в коллектив гуманистические ценности и уважение к индивидуальности ребёнка, какой бы она ни была.  Учителям необходимо создать вокруг учеников такую творческую атмосферу, которая бы демонстрировала им правильные и позитивные ценности и стратегии, направленные на уважение к личности и результатам её деятельности.

Советы родителям

Самое важное — показать ребёнку, если он оказался объектом травли, что он не один, поддержать его.

Нельзя постоянно расспрашивать и заставлять его снова и снова пересказывать, как над ним издевались, и заново переживать унижение, угрозы, давление. Ещё более неуместно поднимать ребёнка на смех, насмехаться над его реакцией на буллинг, показывать, что всё это несерьёзно.

Выход из ситуации может состоять в том, чтобы научить сына или дочь не придавать значения провокациям, не реагировать, если вы чувствуете, что инициатор не станет переводить психологическое насилие в физическое.

Постарайтесь объяснить ребёнку, что гонители рассчитывают на панику жертвы, на проявление у неё психологической слабости, состоящей в плаче, жалобах, истерических вспышках. Демонстрация самодостаточности, достоинства и невозмутимости быстро усмиряет инициаторов.

Однако если вы чувствуете, что ребёнок не готов к демонстрации невозмутимости или боится физической расправы, следует обратиться к администрации школы, её директору, пригласить для беседы родителей инициаторов травли и дать им понять, что вы пойдёте до конца в защите своего ребёнка, обратитесь в прессу и правоохранительные органы.

Как правило, это бывает достаточно, чтобы решить проблему буллинга, ведь гонителями в конечном итоге движет низкая самооценка и желание повысить её за счёт жертвы.

 Психолог, к.пс.н.    Загузова Т.А.

Названы четыре главных признака школьного буллинга — Российская газета

Травля и буллинг — вечная проблема, от которой не может защититься ни хорошая школа, ни плохая. В класс может прийти травмированный ребенок, без развитого чувства сострадания, с сильной потребностью утвердить себя за счет другого. И задача взрослых — вовремя распознать опасную ситуацию, отличить буллинг от обычного конфликта. Так считает руководитель «Антибуллинг-центр» ФИРО РАНХиГС Светлана Кривцова. Она назвала главных признака школьной травли.

1) Очевидное неравенство сил буллера и жертвы (все против одного или старший / более сильный против младшего/слабого).

2) Агрессия (не только физическая, но и психологическая: сплетни, слухи, оскорбительные прозвища, намеки, последовательное разрушение репутации жертвы и т.д.).

3) Инциденты повторяются уже какое-то время (от двух месяцев до полугода и более).

4) Впечатлительность жертвы, острая эмоциональная реакция на подобные выпады.

— К сожалению, буллингом сегодня называют все подряд. Господствует бытовой стереотип: «Если моего ребенка обзывают, то это травля». Конечно, буллинг — это не то, что тебя дернули за хвостик. Это многосерийный цикл целенаправленного унижения человека при явном превосходстве того, кто нападает, — говорит Светлана Кривцова. — Одному учителю сложно с этим что-то сделать. Чтобы противодействовать этому виду агрессии, нужна «сплоченность неравнодушных».

Она также назвала три условия, соблюдая которые буллинг и травлю можно победить.

1) Все — учителя, ученики, родители — будут узнавать буллинг «в лицо» и точно знать, что делать, встретившись с ним.

2) Взрослые — учителя и родители — объединяться против буллинга (будут действовать вместе, а не против друг друга).

3) Антибуллинговая работа станет частью культуры всей школы, а не личным делом одного учителя, родителя или тем более одного ученика.

Какой должна быть эта системная работа с детьми? Об этом написано много книг, методик и программ. В двух словах описать все подходы и методики нереально. Но главный принцип: учителя и родители должны объяснять детям различия между дружбой и буллингом, где границы человечности и как важно их не переходить, что такое взаимоуважительные отношения.

«Первую помощь» можно получить на портале для детей и взрослых травлинет.рф, поддерживаемом Фондом президентских грантов. Там, например, есть подробный алгоритм действий для родителя, если он заметил, что ребенок стал жертвой травли. А еще — на сайте программы каждыйважен.рф собраны методические пособия для учителей — как распознавать и предупреждать буллинг.

Алгоритм действий для родителей «Моего ребенка травят в школе. Что делать?»

1) Поговорите с педагогами и психологами, с администрацией в школы: «Есть сложная ситуация, давайте вместе что-то сделаем». Напишите письменное заявление, укажите в нем все факты. В школах могут действовать согласительные комиссии, на заседания которой могут быть приглашены участники конфликта. Можно предложить создать такую комиссию, в которую войдут родители, учителя, сами ученики-старшеклассники. Фиксируйте результаты обсуждения письменно: конкретные шаги, сроки.

2) Если разговоры не работают, а травля продолжается, школа бездействует, обратитесь к чиновникам: в управление образования вашего города или области, в Рособрнадзор, к уполномоченному по правам ребенка.

3) Привлеките внимание общественности, напишите посты в соцсетях.

4) Если ситуация не разрешится, стоит задуматься о смене школы.

5) Обратитесь к адвокату. Можно подать иск в суд с требованием о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. Ответчиком будут родители того, кто начал травлю. Сходите с ребенком к психологу, чтобы тот зафиксировал его состояние: подавленность, депрессия. Это поможет при определении компенсации.

Если ребенку причинен физический вред!

1)Перестаньте водить ребенка в школу. Как минимум — на время, пока ситуация не разрешится.

2) Соберите доказательства, сделайте медицинское освидетельствование. Запишите на диктофон или на видео разговоры, сохраните испорченные вещи, запишите имена свидетелей, сделайте скриншоты переписки в чате.

3) Напишите заявление в прокуратуру и полицию.

Без публичных наказаний. Психолог о том, как противостоять буллингу в школе | ОБРАЗОВАНИЕ: Школы | ОБРАЗОВАНИЕ

В преддверии Дня школьного ненасилия и мира, который отмечается 30 января, корреспондент «АиФ-Воронеж» поговорил с психологом Татьяной Охрименко на тему буллинга среди детей. Эксперт рассказала, как распознать, что ребенка травят в школе, как корректно подойти к решению проблемы и что в этой ситуации делать учителю.

Кто в группе риска?

Валерий Чирков, «АиФ-Воронеж»: Жертвой травли может стать каждый, или все-таки существуют определенные группы риска?

Татьяна Охрименко: Я думаю, что в группе риска дети, которые растут в психологически нездоровых семьях. Это может быть семья, где ребенка критикуют, оскорбляют, унижают, никак им не занимаются или же чрезмерно опекают. В первом случае мальчик или девочка привыкают к такому обращению с собой и позволяют одноклассникам делать то же самое. А излишне опекаемый ребенок не умеет сопротивляться агрессорам и также не сможет себя защитить.

— Какие факторы могут запустить буллинг в отношении ребенка – его внешность или, например, черты характера?

Они могут стать формальным поводом к тому, что ребенка начнут травить, но, я считаю, что начинают обижать именно детей, у которых нет готовности противостоять обидчикам. А такая внутренняя сила как правило закладывается в семье. Я не могу сказать, что это единственный фактор, но на практике — один из основных.

Действуем корректно

— Как определить, что ребенка стали травить в школе?

— Если он раньше хорошо учился, а тут вдруг перестал. Если раньше был веселым и бойким, а внезапно стал подавленным и не хочет идти ни в школу, ни на секции, ни на прогулку. Насторожить должны уныние, апатия, потерянный и отстраненный взгляд. Как правило, это говорит о том, что ребенок настолько сконцентрирован на какой-то ситуации, что вас как будто не видит. В этом случае у ребенка проблемы, возможно, его травят в школе.

— Что делать родителям в такой ситуации?

— Нужно выходить на диалог, задать вопрос: «Давай вместе подумаем, как бы ты хотел, чтобы я тебе помог?» Важно действовать корректно. Потому что иногда родители, особенно папы, желая отстоять ребенка, идут в школу с желанием всех наказать. В результате получается только хуже, так как ребенку, особенно если он подросток, стыдно показываться в классе. Он решит, что о проблеме знает уже половина школы. Ему будет страшно, что все на него начнут показывать пальцем. Ни в коем случае нельзя обесценивать проблему, призывая ребенка самому дать сдачи или не обращать на обидчиков внимание.

— Как общаться с родителями обидчиков?

— Прежде всего, важно избегать взаимных обвинений, эмоционального наплыва и действовать с позиции помощи для всех. Наверняка, обидчик тоже находится в непростой жизненной ситуации. Диалог нужно вести в ключе: «Как мы все друг другу можем помочь?» Если получается не подключать классного руководителя и решить проблему самостоятельно, это замечательно. Но обычно родители общаются на эмоциях, так как каждый переживает за своего ребенка и становится необходим модератор в беседе, который сохранит объективную позицию. Нельзя ругать и наказывать зачинщика и участников травли в присутствии окружающих — это может только усугубить ситуацию. Каковы бы проступки ни были, публичное наказание приведет только к еще большему озлоблению детей.

— Нужно ли уходить из школы?

— Если поход в школу превращается в пытку, заставлять туда ходить ребенка не нужно. Поменять учебное заведение — один из вариантов, если ситуация никак не разрешается. Я встречалась со многими семьями, для которых смена школы стала очень хорошим витком в развитии ребенка. Школьника было буквально не узнать за год общения с новыми людьми в классе, где его приняли. Кто-то решает перевести ребенка на домашнее обучение, и ученик прекрасно себя чувствует. Это подходит для более замкнутых детей-интровертов.

— Если ребенок — зачинщик или участник травли, как с этим бороться?

— Прежде всего, нужно дать ему понять, что родители на его стороне, но ему требуется помощь. Важно понять, почему он это делает. Может быть, ему это доставляет удовольствие или он так выплескивает энергию. Тогда, возможно, нужно обратиться к семейному психологу. Конечно же, нужно напомнить, что такое поведение недопустимо. Ребенку нужно внушить, что, если травля будет продолжаться, у него начнутся проблемы в будущем. Причем сначала социальные — ему будет сложно общаться с людьми, а со временем и юридические.

Подключаем школу

Нужно ли привлекать классного руководителя или родителей других детей?

— Если есть друзья в родительском комитете, можно попросить их узнать у детей, не замечали ли они чего-нибудь нехорошего в общении сверстников. Так можно выйти на обидчиков. Можно сообщить о проблеме классному руководителю. К незнакомым детям с расспросами подходить не стоит, так как ребенка могут обвинить в ябедничестве и начать еще больше обижать. К руководству школы на первых порах идти также не стоит, так как это последняя инстанция для решения проблемы. Директор и завучи, в большинстве своем, не в курсе проблем в каком-то конкретном классе. Туда можно обращаться, если травлей занимается сам учитель или же родители обидчиков игнорируют попытки остановить буллинг.

— Какую роль в буллинге может сыграть сама школа?

— Учитель может попустительски относиться к тому, что кто-то из учеников в подавленном состоянии, что над ним насмехаются одноклассники. Если преподаватель на это закрывает глаза или вовсе не замечает, то это способствует усугублению проблемы. Нередко в классе создана напряженная атмосфера, и эмоционально нестабильные дети могут это напряжение выплескивать на других. В том числе и в виде буллинга.

— Как быть учителю, если в его классе травля?

— Прежде всего, сообщить о проблеме родителям, потом поговорить с ребятами по отдельности. Организовать родительское собрание. Если и так ситуация не решается, то уже идти к руководству. Вообще, опытный человек, который работает с детьми, так или иначе узнает, что ребенка травят. Это можно понять из постоянных насмешек над одним или несколькими детьми, записок с оскорблениями, разговоров в коридорах.

Masa Media | Что такое буллинг и нужен ли Казахстану закон о нем

Как травля влияет на детей и подростков и почему некоторые взрослые против нового закона

 


«Меня не принимали, так как я был новеньким. Меня унижали, и обзывали, и били. Меня сильно били, даже оставались синяки. Иногда это делал один ребенок, а иногда группа» 

 

«Мальчики зажимают девочек где-нибудь в углу или возле туалета, где учителя не могут их увидеть. Это делают все. Чувствуешь себя ужасно, позор, стыд, и противно»

 

«В гимназии все обзывали меня, пихали и били меня. Они всегда говорили, что я плохо одеваюсь» 

 

«У меня есть дефект речи. Надо мной все смеются, и мне становится очень грустно» 

 

Так казахстанские школьники рассказывают о буллинге. В последнее время эту тему широко обсуждают в соцсетях и на кухнях — в Казахстане предложили на законодательном уровне закрепить понятие «буллинг» и наказание за него. Но некоторые выступают против, опасаясь якобы «западного влияния» и «ювенальной юстиции».

 

Вместе с Халидой Ажигуловой, доктором права (PhD), ученой-юристом по правам человека, разбираемся: нужен ли Казахстану закон о буллинге и зачем.

 



ГЛОССАРИЙ


Буллинг
— научный термин, который обозначает намеренное враждебное поведение, с целью причинить психологический или физический вред другому человеку, унизить честь и достоинство. 

 

Кибербуллинг — это интернет-травля, буллинг через социальные сети, онлайн-игры и приложения. 

 

Троллинг — форма социальной провокации или издевательства в сетевом общении — то есть сознательный обман, клевета, возбуждение ссор и раздоров.

 

Моббинг — форма психологического насилия в виде травли сотрудника в коллективе, как правило, с целью его последующего увольнения.

 

Травма наблюдателя — в ситуации буллинга бесполезно занимать отстраненную позицию. Даже если нападкам подвергается только один ребенок, наблюдатели тоже страдают. 


 

 

Что важно знать о буллинге и кибербуллинге

К буллингу относятся запугивания, унижения, оскорбления, распространение слухов, словесное или физическое нападение, умышленное исключение из группы, порча и прятание чужих вещей.

 

Буллинг всегда преследует цель затравить жертву, вызвать у нее страх, деморализовать, унизить, подчинить. 

 

ЮНЕСКО выделяет некоторые особенности буллинга в школах: 

        • Он асимметричен — с одной стороны находится обидчик, у которого есть сила и власть (физическая и/или психологическая), с другой — пострадавший, у которого таких ресурсов нет, но есть потребность в поддержке и помощи.
        • Осуществляется преднамеренно, направлен на нанесение физических и душевных страданий.
        • Подрывает у пострадавшего уверенность в себе, разрушает здоровье, самоуважение и человеческое достоинство.
        • Это групповой процесс, затрагивающий не только обидчика и пострадавшего, но и свидетелей насилия, весь класс (группу), где оно происходит.
        • Не прекращается сам по себе: всегда нужна защита и помощь, как пострадавшим, так и инициаторам буллинга (обидчикам), и свидетелям.

 

С развитием интернета и социальных сетей распространился еще один вид буллинга — кибербуллинг: интернет-травля через социальные сети, онлайн-игры и приложения. 

 

К кибербуллингу относятся: 

        • Отправка угроз, оскорблений
        • Групповая травля.
        • Присвоение чужой личности в соцсетях.
        • Взлом и отправка писем с чужого личного профиля.
        • Распространение чужих личных видео и фото, переписки.
        • Троллинг.

 

Кибербуллинг отличается от других видов насилия тем, что позволяет обидчику сохранять анонимность и тем самым избегать ответственности за свои действия. Травля в интернете влияет на самые разные аспекты нашей жизни. Когда человека травят в сети, ему кажется, что его преследуют повсюду, даже когда он находится у себя дома. У него складывается впечатление, что от обидчиков нельзя скрыться.

 


 

СТАТИСТИКА


Буллинг в школах — не новая проблема. В 2018 году только по официальным данным Национального центра здравоохранения РК, более 12 % учащихся страны подвергались буллингу и травле. 

 

По данным исследования ЮНИСЕФ Казахстан, 66 % опрошенных детей сталкиваются со школьным насилием и дискриминацией, 24 % сами совершали акты насилия и дискриминации в отношении других детей.

 

12 % подростков (11–15 лет) по крайней мере один раз или более подвергались кибербуллингу.

 


 

 

Как травля влияет на детей и подростков

Халида Ажигулова, доктор права (PhD), ученая-юрист по правам человека, координатор проекта Street Law Казахстан по правам человека и защите детей от буллинга и кибербуллинга объясняет: травля опасна не только для непосредственно пострадавших, но и для всего общества.

Дети чувствуют себя небезопасно в школе и хуже учатся 


Травля подрывает уверенность в личной безопасности. И неважно, является ребенок жертвой или свидетелем: буллинг отравляет атмосферу во всем коллективе. 

 

Ребенок или подросток, которого буллят, будет искать повод, чтобы пропускать уроки, внезапно «заболевать». А если он(а) боится буллера в классе, то будет постоянно отвлекаться на этот страх и плохо усваивать школьную программу.

Буллинг — одна из причин подросткового суицида


Ежегодно в Казахстане несколько сотен детей совершают суицид и попытку суицида. Только за прошедший год 143 подростка совершили суицид, а 306 несовершеннолетних совершили попытку суицида, в том числе по причине школьной травли.

 

В одной из школ нашей страны 12-летние школьники систематически троллили своего одноклассника за то, что он не умел играть в футбол. Несколько игр футбольной команды были проиграны, вина была взвалена на этого одноклассника за его плохую игру. Насмешки всего класса над этим одноклассником за плохую игру в футбол привели к тому, что мальчик покончил самоубийством, — сообщил Марат Кожаев, первый заместитель главы МВД. 

Школьный буллинг пронизывает другие социальные отношения


Некоторые школьные буллеры, видя безнаказанность, воспринимают такое агрессивное поведение как норму и продолжают буллинг уже и во взрослом возрасте. 

 

Так буллинг из школ переходит в университеты, из него рождается агрессивное поведение водителей на дорогах, травля или «моббинг» в рабочем коллективе, кибербуллинг, хулиганские действия на улице.


 

У буллинга есть три черты, которые отличают его от других проявлений агрессии, недопониманий и конфликтов:

        1. Нападки направлены на конкретного человека, чтобы его задеть.
        2. Они постоянно, систематически повторяются.
        3. Буллинг — это не конфликт. В конфликте стороны обладают равной силой, и обе стороны хотят поскорее разрешить конфликт. Но при буллинге одна сторона (нападающая) сильнее другой физически, морально или численно — нередко булли объединяются в группы и травят одного человека толпой. Буллер не хочет, чтобы ситуация разрешилась, потому что он получает удовольствие от издевательств и будет продолжать совершать насилие.

 


 

 

Зачем нужен законопроект о буллинге в Казахстане

Законопроект, в котором предлагают юридически закрепить понятие буллинга (травли), официально называется «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка». То есть это не абсолютно новый закон, а поправки в уже существующие законы — «О правах ребенка в РК» 2002 года и «Об образовании» 2007 года.

Главные нововведения:

        1. В законодательстве будет юридически закреплено понятие травля (буллинг).
        2. Министерство образования и науки сможет разрабатывать и утверждать правила профилактики буллинга в отношении несовершеннолетних.

Поправки появились в апреле 2020 года, уже год обсуждаются и дорабатываются рабочей группой. Недавно законопроект направили в Правительство.

 

Законопроект необходим, чтобы более эффективно защищать права детей и профилактировать ситуации, которые их нарушают. 

 

Например, в случае с буллингом, действующее законодательство содержит нормы об уголовной и административной ответственности за отдельные виды травли: за оскорбление, хулиганство, клевету, распространение информации о частной жизни. 

 

Однако это законодательство регулирует негативные последствия буллинга, когда вред ребенку уже причинен, но не сам процесс буллинга. Намного важнее не допустить случаев травли, чтобы избежать психологической или физической травмы, — говорит Халида Ажигулова.

 

Халида отмечает, что сейчас в казахстанских школах нет единых правил профилактики и борьбы с буллингом. Все зависит от руководства: где-то есть разработанные правила по противодействию буллингу, а в некоторых школах случаи буллинга замалчивают и игнорируют.

 

Лучше всего бороться с буллингом мерами профилактики и просвещения. Например, я рекомендую проводить в школе специальные классные часы и объяснять детям с раннего возраста, что у каждого человека, в том числе и ребенка, с рождения есть право на уважение его чести и достоинства, и что никто не имеет права их унижать и оскорблять. 

 

Равно как и у каждого из нас есть обязанность уважать честь и достоинство любого человека, даже если этот человек нам не нравится. Также важно объяснить детям, что они могут сделать в случае травли, куда обратиться за помощью, чтобы травля прекратилась, — добавляет Ажигулова.

 

 

Мифы о законопроекте

Халида отмечает, что у законопроекта по защите прав детей много сторонников. В поддержку профилактики буллинга выступают эксперты, которые годами занимаются этой проблемой: ученые, юристы, инспекторы по делам несовершеннолетних, педагоги, детские психологи.

 

Но есть и казахстанцы, которые выступают против. 

 

Важно отметить, что это та же группа людей, которая регулярно выступает против законов и правил в нашей стране: против ношения масок в общественных местах, против Кодекса о здоровье, против вакцинации, против законопроекта о противодействии семейно-бытовому насилию, — говорит Ажигулова.

 



ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: КТО СТОИТ ЗА ЛОББИРОВАНИЕМ ОТМЕНЫ ЗАКОНОВ И РАСПРОСТРАНЕНИЕМ КОНСПИРОЛОГИИ В КАЗАХСТАНЕ


 

Какие аргументы выдвигают противники законопроекта и насколько они правдивы?

  • «Буллинг — это иностранное слово, не казахское, и оно противоречит казахским традициям»

В казахском и русском языках есть много заимствованных латинских и тюркских слов. При этом нет ни одного научного исследования, которое бы подтвердило, что иностранные слова противоречат казахским традициям. Противники слова «буллинг» также не могут привести конкретные казахские традиции, которым противоречит это слово, — говорит Халида Ажигулова.

 

  • «Если примем понятие буллинг, то наши дети вырастут геями и лесбиянками»

Нет научно-обоснованных доказательств, что законодательное закрепление слова «буллинг» каким-либо образом приведет «к росту ЛГБТ-сообщества».

 

  • «В нашей стране нет буллинга. Эта проблема уже урегулирована законодательством»

Как было отмечено выше, действующее уголовное и административное законодательство регулирует последствия травли, но не помогает эффективно профилактировать и предупреждать травлю. И именно на эффективную профилактику и предупреждение травли и кибербуллинга направлен новый законопроект.

 

Мы живем в век ложных новостей, когда любой человек может распространять дезинформацию. Поэтому я призываю наших сограждан не становиться жертвами манипуляций и дезинформации, проверять любую информацию. Только через конструктивную и неагрессивную дискуссию мы можем стать зрелым обществом и построить развитое демократическое и правовое государство, — заключила Ажигулова.

 



Иллюстрация: Лейла Тапалова

Та же травля – Еженедельный «Ъ» – Коммерсантъ

Происшествия в подмосковной Ивантеевке, Перми, Улан-Удэ вызвали очередную волну общественного интереса к проблеме даже не старой, а древней — подростковой агрессии. О нынешних ее формах — буллинге и кибербуллинге — “Ъ” поговорил с экспертами Людмилой Петрановской, Евгением Бунимовичем, Еленой Дозорцевой и Виктором Басюком.

РОЗА ЦВЕТКОВА

«Delete my life. 05.09.2017»

В тот день он пришел в школу в длинном черном плаще и армейских берцах. В туалете хвалился двум мальчишкам, что сегодняшний день станет лучшим в его жизни. 5 сентября 2017 года те двое стали последними, с кем разговаривал Михаил П., девятиклассник школы №1 в подмосковной Ивантеевке. Про то, что случилось потом, теперь известно в подробностях.

В сентябре 2017 года на школу №1 в подмосковной Ивантеевке напал вооруженный подросток

Фото: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Любовь Калмыкова, учительница информатики, обратив внимание на странный вид сильно опоздавшего на урок Михаила, велела ему выйти из класса. И вышла следом, чтобы отвести к директору. Через несколько минут в классе услышали пронзительный женский крик и звуки, похожие на взрывы петард. Выглянув в коридор, увидели Михаила рядом с учительницей, лежавшей в луже крови. Как позже выяснится, в процессе перепалки подросток выстрелил Калмыковой в лицо из пневматического ружья, потом раз или два ударил по голове кухонным молотком. Взорвав в коридоре два самодельных взрывпакета, вошел в класс. Стал беспорядочно палить по окнам. Среди одноклассников началась паника, некоторые из ребят, укрывшиеся было в подсобке, попытались сбежать, выпрыгнув со второго этажа. В результате три школьника получили переломы конечностей, по некоторым сведениям, одна девочка сломала позвоночник.

Практически сразу стало известно, что акцию подросток планировал заранее. Судя по его постам в сети «ВКонтакте», Михаил живо интересовался темой массовых расстрелов в школах за границей, регулярно репостил на своей странице фотографии различных видов оружия и даже шутил на эту тему: что-то вроде «человек с оружием всегда найдет себе цель в жизни». В интернет-группах специальной тематики он обсуждал, когда лучше исполнить замысел. Идеальным днем виртуальные собеседники посчитали годовщину терактов в США 11 сентября 2001 года.

В качестве ника в сети Михаил использовал имя американского террориста — несовершеннолетнего Дилана Клиболда. В апреле 1999 года тот вместе со своим напарником совершил одно из самых страшных — 37 раненых и 13 погибших — нападений на школы в Америке. На следующий день после случившегося в Ивантеевке страница российского Клиболда была заблокирована — все появляющиеся на ней записи, по утверждению адвоката Михаила, следовало считать фейковыми.

Фейк или нет, но до сих пор на этой странице «ВКонтакте» появляются записи от имени Mike Klebold. На нее уже подписано свыше 3300 человек, хотя до нападения на школу количество подписчиков не дотягивало даже до сотни.

Многие из сегодняшних посетителей этого аккаунта (судя по сленгу, явно подростки) не сомневаются, что Михаилу удалось избежать наказания. Иначе как бы он присутствовал здесь, в соцсети?! Другие, зная, что преступник взят под стражу, все равно восхищаются его поступком. И утверждают: окажись они на его месте, поступили бы так же.

Все пять месяцев после нападения на школу 15-летний подросток, обвиняемый по пяти статьям УК, самая серьезная из которых — покушение на убийство, находится в СИЗО. На этой неделе, как сообщил его адвокат, Михаилу предстоит пройти судебно-психиатрическую экспертизу, а его содержание под стражей суд продлил до 5 мая.

Сразу после происшествия и. о. директора ивантеевской школы №1 рассказала на пресс-конференции о том, что мальчик довольно долго состоял на учете у школьного психолога. О нездоровом интересе Михаила к «смертельным» темам, особенно в соцсетях, штатному психологу рассказали его приятели. Оказалось, что в свое время он даже пытался продемонстрировать в сети имитацию суицида. Оставлял много комментариев, рассуждал об оружии как способе защитить себя. Но, понаблюдав подростка год, психолог снял его с особого контроля. «У меня не было оснований не верить выводам специалиста, которая посчитала, что состояние учащегося пришло в норму»,— сообщила руководитель учебного заведения.

Во время следствия по уголовному делу выяснились некоторые детали, которые говорили о том, что у Михаила были проблемы во взаимоотношениях и со сверстниками, и с родителями. В беседах с психологом и представителями инспекции по делам несовершеннолетних он рассказывал, что еще в младших классах одноклассники насмехались над ним. Ему не раз разбивали очки, как-то заставили бегать вокруг школы по снегу босиком. А когда мальчик пожаловался отцу, тот велел не обращать на это внимание и быть мужчиной. Возможно, ради воспитания в сыне мужских качеств родители и подарили Михаилу то самое пневматическое ружье. А сам он стал зависать на сайтах в подростковых так называемых группах смерти, активно интересовался изготовлением оружия и способами его применения.

Михаил не производил впечатления парня с асоциальным агрессивным поведением, скорее был из тех, кого психологи относят к «тихушникам». Учился вполне сносно, из благополучной полной семьи. Правда, по словам тинейджера, родители всегда от него отмахивались, считая, что со своими проблемами он должен разбираться сам. Последние два года Михаил вынашивал планы мести школьным обидчикам. На допросах парень рассказывал, что чувствовал себя никому не нужным и не интересным. Психологи, работавшие с подростком после ареста, не исключают, что к случившемуся в какой-то мере его могла подтолкнуть и первая влюбленность. Когда Михаил попытался поделиться чувствами с матерью, она его высмеяла. Теперь, по словам адвоката, родители изменили отношение к сыну. Они регулярно навещают его в СИЗО, подолгу разговаривают, в том числе и о смысле жизни. Однако определяющую роль в судьбе Михаила теперь сыграет суд. Именно суду предстоит определить, в какие сроки лишения свободы выльется подростку попытка доказать свою значимость в мире.

Последняя запись, точно сделанная самим Михаилом в соцсети: «Delete my life. 05.09.2017».

Насилие в цифрах

С начала 2017 года по январь 2018-го зафиксировано 12 инцидентов нападений либо случайного использования холодного или огнестрельного оружия в российских школах. Погибло три человека, более 20 раненых, включая трех учителей. 93% школьных стрелков — лица мужского пола. 98% нападавших незадолго до трагедии пережили серьезный стресс или утрату. 78% школьных стрелков ранее совершали попытки суицида или задумывались над этим.

В 81% случаев стрелок действовал в одиночку, но нападение — это всегда спланированная акция, а не внезапный выплеск агрессии. Как выясняется, чаще всего нападающие предупреждают о своих планах: либо кому-то рассказывают о них, либо намекают на то, что намерены совершить. 71% нападавших — жертвы длительного и жестокого буллинга. Так, согласно оценке распространенности насилия над детьми, проведенной в Нижегородской области, более половины опрошенных сталкивались с насилием в стенах образовательных учреждений.

На основе этих данных Лаборатория профилактики асоциального поведения Института образования ВШЭ провела в десяти регионах России социологическое исследование по теме «Агрессия и буллинг в подростковой среде». В опросе приняли участие более 1500 учащихся 9–10 классов.

«Мы хотели понять,— объясняет руководитель лаборатории академик РАО Артур Реан,— насколько у нас распространены разные типы буллинга, от каких факторов это зависит, кем оказывается ребенок внутри ситуации буллинга — жертвой, агрессором или просто наблюдателем, в каких школах этого больше, в каких — меньше. Какую роль в распространении травли играет школьный климат, каково влияние родителей или учителей».

Буллинг — не просто агрессия и не любая школьная драка; он определяется как неоднократные попытки более сильного индивида (группы) причинить боль, унизить или как-то еще стрессировать менее сильного (группу). Развивается буллинг в большинстве закрытых сообществ с жесткой иерархической структурой, и его основные характеристики — неравные силы жертвы и обидчика, повторяемость, переживание жертвой чувства беспомощности, одобрение или безразличие других участников ситуации.

«При проведении опроса нам очень важно было минимизировать влияние сотрудников школы на ответы учащихся,— объясняет методологию исследования его куратор, сотрудница Лаборатории профилактики асоциального поведения Мария Новикова.— Опросник был составлен в онлайн-форме, соответственно, подростки (мальчиков и девочек было примерно поровну) заполняли его преимущественно в школе. А взрослый, который находился с ними в это время, следил только за тем, чтобы они ответили на все вопросы. Так, на наш взгляд, обеспечивалась искренность ответов, которые, разумеется, были анонимными».

Первое, что отмечают исследователи,— распространенность буллинга.

Ни разу не чувствовали себя в роли жертвы за последний месяц в школе 33%, то есть лишь треть опрошенных. Ни разу не выступали инициаторами травли меньше половины школьников (41%).

По свидетельству опрошенных подростков, чаще всего неприятности происходят два-три раза в месяц, среди наиболее распространенных приемов буллинга — словесное воздействие на жертву: обзывательства, насмешки, комментарии, угрозы.

Кибербуллинг, травля в интернете и с использованием всяких современных гаджетов, оказался менее распространенным, чем ожидалось: только половина учеников призналась, что были в него вовлечены. Правда, в этом исследовании не участвовали школьники из Москвы и Санкт-Петербурга.

Мальчики часто выступают и инициаторами физической травли, и ее жертвами. Девочки, как правило, становились свидетелями социальной агрессии. Если говорить в целом, как выглядит человек, рискующий стать жертвой, то это ребенок из неполной семьи. Или из семьи, в которой у обоих родителей нет высшего образования, низкий уровень дохода.

Есть определенная связь с успеваемостью: подростки, которые становятся жертвами травли, обычно хуже успевают по математике и русскому языку. То есть в среднем у двоечника больше шансов оказаться в числе тех, кого травят, нежели у отличника. Тут заметен отход от маргинализации отличников: раньше отличников травили тоже очень активно. И это, к слову, еще один показатель: школа, в которой отличников травят, обычно не может похвастаться хорошим моральным климатом.

Дальше исследователи задались вопросом: а сами дети, которые оказываются или, наоборот, не оказываются жертвами, как они воспринимают школу? Что они говорят про школьный климат? Различия значимые. Чем чаще ребенок подвергается травле, тем ниже он оценивает и безопасность в школе, и отношения учителя к ученикам, и моральный климат в целом. Таким образом, систему внутришкольных правил жертва травли не воспринимает как прозрачную, обязательную к исполнению. А учителей считает не готовыми помочь, не стремящимися хвалить и поддерживать.

Мама против буллинга

«Во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классную руководительницу и родителей, что «дети сами должны разобраться». Забегая вперед — на конец января у нас в классе нет проблем с буллингом»,— написала на своей странице в Facebook Наталья Цымбаленко. За считаные дни ее пост о том, как она победила буллинг в отношении своего сына, буквально взорвал русскоязычный интернет. Перепосты зашкаливали: люди из России, Белоруссии, Прибалтики, Израиля, Канады, США выражали ей свою поддержку и благодарность, просили индивидуальных консультаций, делились собственными историями.

Мы встретились с Натальей Цымбаленко в обеденный перерыв неподалеку от ее работы. Женщине тридцать четыре, она многодетная мать — младшему год с небольшим.

—Я, честно говоря, не ожидала такого резонанса,— признается Наталья.— Этот пост писала в основном для друзей, делилась пережитым. Хотя наша ситуация не была такой уж ужасной — как бы версия light bulling по сравнению с тем, что пишут и рассказывают мне сейчас. Ребят в школах доводят чуть не до самоубийства, подвергают физическому насилию и многому другому ужасному. Даже представить невозможно было, какая это больная тема для родителей. И далеко не всем удается справиться с системной травлей своего ребенка. А при не очень грамотном вмешательстве или, наоборот, невмешательстве взрослых такой ребенок легко может превратиться в изгоя на все оставшиеся школьные годы.

Три года назад мы перевели старшего сына-пятиклассника в новую гимназию. Нам хотелось, чтобы у него был новый уровень получения знаний, чтобы было много времени для изучения иностранных языков. Он перешел из школы, где был отличником и где у него были прекрасные отношения с учительницей.

Собрался новый класс и быстро разделился на три группы. Группа лидеров, сын еще называл их «группой шутников», группа нейтралов, или, на языке буллинга, наблюдателей, и тех, кто не входил ни в какие группы. Потому что они интроверты, им большая компания не нужна. У сына был друг, и как-то быстро они оба стали объектом общих насмешек. Приносит Петя лего и пластилин в школу — фу, не крутой! Потом дразнить начали, переиначив имя,— Педя. Сын тушевался и не знал, что сказать в ответ. У него стали отнимать и прятать вещи, другим подкладывали в парту или в рюкзак бутылки с мочой, сдергивали под хохот девчонок штаны на уроке физкультуры. Он приходил домой, рассказывал, а мы поначалу реагировали стандартно: у тебя что-то забирают, вырви в ответ; тебя толкнули — и ты толкни.

Постепенно мы поняли, что наш сын, которого никто и никогда не бил, не может ответить на физическое воздействие адекватно. Он уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок. Через три месяца наняли ему тренера по фехтованию. Петя, как и все мальчишки в его возрасте, увлекался «Звездными войнами» и до сих пор занимается боем на мечах. Не сразу, но он стал чувствовать себя увереннее, однако от травли это не спасало.

Его обидчики переключились на кибербуллинг: фотожабы, обидные слова, сказанные в публичном пространстве, угрозы.

Мы пытались поговорить с классной руководительницей. Она и нам, родителям, и самим ребятам все время твердила, что дети должны разобраться сами. Что вмешательство взрослых только навредит. Я хотела обсудить проблему взаимоотношений сына с одноклассниками в родительском чате. Что тут началось… Ну как же, «мой сын — пушистый зайка, а ваш сам виноват в том, что его травят, значит, он дает поводы». Вообще, родительские чаты — это просто ад, там невозможно договориться.

А тут еще Петиного лучшего друга Мишу развели на деньги. «Крутые» убеждали его купить вейп, потому что тот, кто не курит вейп, тот «отстой». Миша дважды приносил вымогателям деньги — ни вейпа, ни денег. Его мама пыталась поговорить с ребятами из той компании, они откровенно ей хамили, называли ее сына гидроцефалом. А мама мальчика, который эти деньги взял, отреагировала еще «прекраснее»: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». Оригинальный заход, да? А тут еще на Петю повесили в аккаунте очередную фотожабу, и меня понесло.

Я не из тех мам, которые, чуть что, бегут к директору. Но были исчерпаны все возможности. Не удалось договориться и с родителями, которые не могли урезонить своих детей. Классная уже сама подвергалась травле со стороны родителей «противоположной стороны». Я собралась с силами, списалась еще с двумя мамами, чьи дети оказались жертвами. И, оставив все эмоции, написала почти канцелярское письмо с запросом о встрече с директором школы. Нам нужна была третья сила, чтобы во всем разобраться. Оказалось, что директор нашей гимназии даже не подозревала о конфликте, который длился уже не первый год и в который постепенно втягивались все новые силы.

Как только мы стали все вместе — при участии директора школы, учителей, инспекции по делам несовершеннолетних, представителей соцзащиты и прочих чиновников — общаться, все изменилось. Буквально за месяц! Те, кто раньше хамил, стали вежливыми. Кто не хотел брать на себя ответственность за действия своих детей за оскорбления в сети, вдруг все осознали.

Изменилась ли теперь атмосфера в классе? Да, между ребятами ровные, можно сказать, деловые отношения, никто никого не задирает, не третирует. Я спросила у сына, не боится ли он, что все через некоторое время вернется? Он мне ответил: «Но мы же теперь знаем, как с этим бороться!»

Этот опыт и для меня оказался полезным. Я теперь знаю, что нужно вмешиваться сразу. Как только видите, что вашему ребенку некомфортно, что ему не хочется идти в школу, хотя раньше шел с удовольствием, реагируйте, выясняйте причину. Сейчас у родителей масса возможностей. В конце концов никто не мешает вам перевести его в другую школу. И не надо бояться, что после вашего вмешательства станет только хуже. Хуже, чем когда вашего ребенка системно травят, не будет.

«Я очень боюсь, что скоро школьники будут макать сверстников в унитаз со словами: «Это у нас буллинг»»


Фото: Ульяна Верба

О том, когда и почему возникает групповая травля и кто должен взять на себя ответственность за ее последствия, “Ъ” попросил рассказать педагога-психолога, специалиста по семейному устройству Людмилу Петрановскую.

— В последнее время буллинг оказался в центре внимания педагогов, психологов и даже психиатров. Буллинга стало в школах больше или он как-то изменился?

— До недавних пор само это слово не использовалось и никакой специальной работы в школах не велось. У нас как-то так считается, что тема коллективных взаимоотношений и коллективной травли как элемента этих взаимоотношений относится к ведению школьных психологов. Но начнем с того, что школьные психологи есть далеко не везде, в основном их могут позволить себе столичные учебные заведения. К тому же психолог если что и может, то только помочь конкретным детям, оказавшимся жертвами травли. А вопросы, связанные с самой травлей, почему она возникла и как ее победить, могут решать только сами учителя и классные руководители.

— Почему они?

— Потому что именно они работают с классом, все видят и могут предотвратить травлю. Они должны отличать ситуации, когда дети из-за чего-то не поладили, от буллинга.

Проблема травли в детских коллективах стара как мир, она возникает там, где есть насильственно объединенный коллектив.

Ведь дети класс как коллектив, в котором проводят по многу часов, выбрали не сами. Мне неизвестно ни одного случая травли в каком-нибудь творческом детском объединении по интересам — в том же кружке авиамоделирования, например, куда дети ходят с удовольствием и по собственному желанию.

На мой взгляд, есть три предпосылки травли в школьном коллективе или какой-то детской группе. Она возникает там, где:

— дети объединены насильственно; это может быть лагерь с отрядами, школа с классами, то есть дети не сами выбирают, с кем им быть в одной группе;

— нет конструктивной позитивной увлекательной для детей деятельности, общих целей и достижений;

— взрослый, учитель, который в силу своих профессиональных обязанностей, должен возглавлять эту группу, устраняется от роли лидера, наставника, не взял на себя ответственность за климат в группе.

Когда присутствуют эти три условия, создается очень благодатная почва для травли.

— Получается, буллинг определяется тем, что взрослые не желают быть лидерами, а сами подростки, организаторы травли, ни при чем?

— Здесь уже нужно говорить о другом аспекте — о так называемом присвоении проблемы. До тех пор, пока школа эту проблему себе не присвоит, не скажет — да, это мы объединяем детей в группы и потому мы берем на себя ответственность за то, что там происходит,— все останется по-прежнему и с буллингом, и с другими проявлениями агрессии в учебных заведениях.

Другой вопрос, что учителя этого не признают не из вредности. Школьные педагоги просто не знают, что делать, их этому не учат, и от бессилия они пускают все на самотек.

Проблема буллинга в школах, в подростковой среде сейчас на самой начальной стадии осознания. Но хотелось бы, чтобы все не свелось к ответственности школьных психологов, которые должны выявлять «неудобных» детей. Конечно, есть дети, переполненные агрессией, потому что у них в семье неблагополучно. Ими как раз и должен заниматься детский психолог: разгружать их, работать с родителями, налаживать контакты, коммуникации. Но травлю так не победить. Учителей надо учить работать с группой, а не просто преподавать предмет.

Тот же ребенок, который участвует в травле там, где учителя этому попустительствуют или даже провоцируют конфликты, попадая к другому педагогу, который считает атмосферу в группе своей профессиональной обязанностью, будет прекрасно себя вести. И никакая травля просто не начнется.

— Некоторые родители, столкнувшись с буллингом в отношении своих детей и не надеясь на помощь школы, сами начинают действовать, как сделала это Наталья Цымбаленко. Это правильно?

— Что касается опыта принуждения школы к признанию реальности, то, что сделала эта мама, было правильным. Она заставила школу признать наличие конфликта и всем вместе искать пути его разрешения. Однако одного принуждения недостаточно. Нужны новые правила школьной жизни, не формальные, а по существу. Это как на дороге: в потоке едут и те, кто сам по себе вежлив, и те, кто склонен к грубости. Но если и те, и другие знают, что есть правила дорожного движения, есть честные инспекторы и штрафы, в конце концов, то все будут стараться ездить по правилам.

То, что было раньше нормой, когда учитель мог не обращать внимания на конфликты внутри его класса или даже поощрять травлю, а то и выступать ее зачинщиком, сегодня не может считаться приемлемым. Но важный вопрос: что мы предлагаем взамен? Школа не сможет решить проблему самостоятельно, нужна помощь научного сообщества, тех же родителей. Это долгий путь, но многие европейские школы уже прошли его.

Управление коллективом — это не какой-то редкий дар. Это технологии, которым учатся, так же, как учатся и всему остальному. Почему тренеры, имеющие дело со взрослыми, обучаются, как работать с групповой динамикой, а учителя не могут?!

Вот у меня сегодня на семинаре группа взрослых людей, которых я не смогу заставить сидеть целый день, если им не будет интересно и комфортно в группе, если они не будут чувствовать, что это им полезно. А в школе ребенок не может встать и сказать: «Что за чушь вы тут несете!» или «Мне тут некомфортно» — и уйти с урока.

Взрослые, если им неинтересно, встанут и уйдут. Поэтому тренер должен уметь работать с сопротивлением, с тем, что кому-то скучно и кто-то не согласен, кто-то конкурирует с тренером, а кто-то подбивает группу на срыв учебного процесса. Тренер не может написать в дневник «Не слушает материал, примите меры» и снять с себя ответственность. И будущих школьных учителей этому нужно учить еще в институте. Нужно, чтобы они работали с супервизором, разбирали раз за разом какие-то конкретные случаи, чтобы они этого не боялись. Нужны реальные практические программы. За десять лет вполне можно переучить всех педагогов. И если этого не было сделано раньше, то нужно сейчас.

Сегодня курсы повышения квалификации преподавателей — это очень часто скука и бессмыслица. Лекции, которые устарели содержательно и методически. А ведь на это тратятся время и деньги.

Мы с коллегами сейчас тоже думаем над экспериментальными тренингами для педагогов, изучаем международный опыт. Есть неплохие программы по буллингу в Скандинавии, есть американские практики. Надо дальше искать, пробовать. Буллинг — не та проблема, которую можно решить раз и навсегда, это больше похоже на сорняки, которые надо регулярно пропалывать, одновременно заботясь о саде и прививая здоровые побеги.

— Но учителя жалуются на перегруженность, на большие объемы бумажно-компьютерных отчетов, и им еще отвечать за психологический климат в классе?

— Да, в этом смысле в образовании у нас сейчас мало что хорошего происходит. Эти огромные объединения нескольких школ, где директор зачастую не знает в лицо не то что учеников, даже учителей. Большие нагрузки и на преподавателей, и на учащихся, чрезмерный контроль за системой безопасности, сплошные рамки и ограничения. Как в этих условиях улучшать моральный климат? Я очень боюсь, что сейчас начнутся имитации, выпустят какие-то методички и тем же замотанным учителям велят провести беседы и отчитаться. После чего дети продолжат макать кого-то в унитаз, только теперь приговаривая: «Это у нас буллинг».

Атмосфера в школе начинается даже не с отношения к детям — она начинается с отношения к учителям. И с их отношения к себе, с их уважения к себе. Мы не сможем прекратить буллинг, оставив все как есть. Школа — это не парты и учебные планы, это атмосфера, модели поведения, правила жизни, это дух. Если он теплый, буллинга в школе не будет. А если в ней много насилия сверху вниз, то при самых прекрасных результатах ЕГЭ такая школа будет для детей кошмаром.

«»Буллинг» — слово для русского языка новое, а понятие — нет»


Фото: Владимир Гердо / ТАСС

Об особенностях буллинга в современной школе корреспонденту “Ъ” рассказал уполномоченный по правам ребенка в городе Москве Евгений Бунимович.

— Можно ли говорить о специфике буллинга в столичных школах? По мнению многих экспертов, именно в Москве получило сильное распространение такое его направление, как кибербуллинг.

— Кибербуллинг сегодня есть везде, в этом столица несильно отличается от провинции. Вообще, «буллинг» — слово для русского языка новое, а понятие — нет. Если мы посмотрим источники, которые были еще до интернета, то в русской литературе, в воспоминаниях о детстве и отрочестве, особенно выпускников закрытых учреждений, увидим: системная травля существует с незапамятных времен. И подтолкнуть к буллингу могут самые разные поводы, часто коллективные.

Не думаю, что сам по себе интернет — причина возникновения буллинга. Другое дело, что именно в социальных сетях есть те инструменты и технологии, которые способствуют новым формам проявления и расширения буллинга, вынесению его в публичную сферу. Именно там вывешивают фото травли, видеосъемки. А есть и онлайн-буллинг, непосредственно в социальных сетях.

Интернет-среда дает большие возможности, и если еще недавно нужен был непосредственный контакт с объектом травли, то нынешние технологии позволяют обходиться без этого, но все равно действовать адресно.

Раньше тоже было что-то подобное — травили по телефону, через письма, но сейчас это делается более публично и с большей скоростью распространения.

— Как часто к вам обращаются с проблемой буллинга? Какие формы он обычно приобретает?

— Не так часто, но бывает, и всякий раз речь идет о разных вещах. Иногда обращаются родители, иногда подростки, и не только те, на кого был направлен буллинг, но и те, кто видит, что это происходит, и не знает, как защитить жертву. Приходят посоветоваться учителя, когда помимо психологической помощи нужна еще и юридическая. И психологи школьные иногда обращаются.

Бывают, впрочем, и зеркальные ситуации: когда на буллинг списывают другие проблемы. Приходит родитель и жалуется, что в школе к его ребенку несправедливы, травят по какой-то причине — национальной, социальной, любой. Начинаем разбираться, и оказывается, что дело вовсе не в этом, а в поведении самого ребенка или, что еще сложнее, родителей. Есть представление: раз я пришел жаловаться первым, значит, вы должны быть на моей стороне. Но необходимо выслушать все стороны. И бывает, что вскрывается вовсе не то, с чем пришли изначально.

Вообще, особенности отношений в детской подростковой среде сильно зависят от неумелого вмешательства взрослых или, наоборот, от их невмешательства. Вот, например, ситуация, когда есть конфликт, эмоциональная стычка между ребятами, но это еще никак не системный буллинг. Локальная ситуация, которую можно решить достаточно быстро и относительно безболезненно. Однако подключаются с обеих сторон родители с большими связями во властных структурах, в СМИ начинается война семей, кланов — кто круче. Дети уже давно бы помирились, а родители раздувают ситуацию. Такая публичность работает в минус. Уже в курсе вся школа, те, кто поначалу даже не слышал о конфликте, тычут пальцем… И такая вторичная травма зачастую куда опаснее для психики подростка.

— Но ведь обычно именно школа стремится скрывать конфликты. А потом это срабатывает как мина замедленного действия.

— И такое бывает. Но в московских школах все же есть школьные психологи. И есть центры психолого-педагогической помощи, куда всегда можно прийти за консультацией, за помощью. Есть телефон доверия, психологическая служба города. И классный руководитель должен вовремя понять, что конфликт сам по себе не разрешится, надо выносить проблему на консилиум, обсуждать с руководством школы, с психологами, с родителями. Тут, конечно, много еще нюансов — как это делать тоньше и деликатнее. Когда речь идет о физическом воздействии, это очевидно и доказуемо. А как доказать психологическое насилие? На днях у меня была беседа с подростками, которые задавали непростые вопросы. Например, если учитель позорит тебя перед всем классом, перед родителями за какие-то не совсем политкорректные высказывания в соцсетях — это нормально? «Это ведь тоже начало публичной травли, разве нет?» — спрашивали они.

Конечно, здесь нужно тоже аккуратно подходить, поговорить отдельно с каждым из участников конфликта, не предавать сразу публичной анафеме. То есть проблема буллинга — системная, а каждый случай — отдельный, и подход к нему свой, индивидуальный.

Тезис, что учитель всегда прав, порой не срабатывает. А учителям бывает очень трудно признать свою ошибку. И если признать неправоту, причем, в отличие от детей, сделать это публично, в этом же огромный воспитательный потенциал присутствует! Я до сих пор помню свою учительницу Наталью Васильевну, которая сорвалась на девочку, явившуюся в школу в какой-то немыслимой тогда косметике, с невероятной прической. На следующий день учительница извинилась перед ней при всех, что сорвалась, накричала. И это не конец истории. В школу пришла книжка от Корнея Чуковского с автографом автора: «Первому советскому учителю, извинившемуся перед учеником»… Такие учителя определяли атмосферу нашей школы, мне повезло в этом смысле.

— Это повлияло на то, что вы сами стали учителем?

— Наверное. Мой преподавательский стаж больше 30 лет, и я точно знаю: выстраивать отношения внутри класса — серьезная работа. Помню, как я получил новый класс, мы поехали в турпоездку, расположились на ночь в какой-то школе на спортивных матах: в одном классе — мальчики, в другом — девочки. Прихожу и понимаю — мальчики разместились как в камере тюремной, соответственно своему статусу в классе: кому поудобнее, кому похуже места. Пришлось вмешаться. «Так не пойдет,— говорю,— давайте тянуть жребий». Они удивились такому подходу, не поняли, ведь так было у них всегда, очень неохотно на это шли, но постепенно отношения выстраивались — вместе с походами, поездками, вечерами… Воспитание — это не дрессура хищников в цирке, когда надо стоять к ним только лицом и ни в коем случае не поворачиваться спиной, иначе они бросятся на тебя и загрызут. Проще всего выстроить всех учеников в шеренги и, грозя пальцем, раздавать указания, как надо правильно жить. Но это ничего не даст. Воспитание — это другое, это когда ты вышел из кабинета, ушел, а там все нормально, по-человечески. Потому что такая атмосфера создана в классе, в школе.

Непонимание, отсутствие диалога со стороны взрослых — большая проблема. Жестокость, авторитарность в семье транслируется детьми дальше, на младших, слабых, потом на своих детей. Замкнутый круг. Физическое наказание в семье даже в Москве для многих — норма. Часто можно такое услышать: «Ну и что, меня тоже били в детстве, ничего же, вырос нормальным человеком?!» Мы проводили исследования — немало родителей, да и сами дети не воспринимают физическое наказание как неприемлемое.

Проблема еще в том, что многие родители не считают возможным чему-то учиться в области подростковой психологии, воспитания детей. Я в таких случаях говорю: «Вот у вас на работе поставили компьютер, вы же разбирались, постигали, осваивали. А у вас ребенок растет!» Нежелание разобраться, понять, почему твой ребенок так поступил,— это признание собственной слабости. Как и физическое наказание.

Если ребенок закрыт, весь в себе, не идет на разговор — это тревожный симптом. Что его гнетет, что у него на душе? Внимательный родитель всегда заметит, если что-то не так. То же относится и к учителям.

— Вернемся к кибербуллингу. Там, наоборот, все нарочито и демонстративно…

— Да, и демонстративность кажется вроде бы абсурдной, ведь подростки сами против себя дают таким образом показания в совершении правонарушения, выставляя в соцсетях видеосвидетельства содеянного. Еще одна пугающая особенность последних событий — немотивированная жестокость, которая направлена не против недруга, раздражителя, а против почти случайно подвернувшихся сверстников, учителей.

В нынешней школе очень много проблем, о которых нужно говорить, необходимо искать пути их решения. При этом формализация оценок деятельности школы приводит к составлению рейтинга, в котором совершенно не отражается воспитательная составляющая, психологическая обстановка, уклад школы. Не дай бог, если школа не попадает в эти списки топ-100, топ-300, это влияет на ее престиж, на гранты, на надбавки к зарплатам учителей. Легко посчитать результаты ЕГЭ, олимпиад, а каким градусником измерить атмосферу в школе? Уж если нельзя нынче без рейтингов, то их должно быть несколько разных, по разным параметрам — по образовательным результатам, по работе с детьми с инвалидностью, по работе с подростками с девиантным поведением, по школьному самоуправлению и так далее. Все это может быть гораздо важнее высших баллов на ЕГЭ, но на это мало обращают внимания, пока не случится ЧП.

Нужно повышать квалификацию учителей, заключающуюся не только в профессиональной переподготовке по предмету, но и в том, чтобы они знали, как поступать в ситуации, требующей тонкого психологического подхода. Как работать с теми, кто участвовал в буллинге, с жертвами, с теми, кто, хотя и не участвовал, знал и молчал.

Обращений по конфликтам в школе, в том числе и в нашу службу, стало больше. Но означает ли это, что самих конфликтов стало больше? Не факт. Может быть, мы все стали больше об этом задумываться и чаще обращать на это внимание?

И вот что еще очень важно. Все развитые страны так или иначе находятся в ситуации педагогических реформ. И интересные результаты, согласно исследованиям, выявляются. Самые эффективные организационные и финансовые вложения — это вложения не в технологические усовершенствования школьного процесса, не в количество и качество технических средств обучения. Самым эффективным оказывается вложение в самого учителя, в его квалификацию, в престиж этой профессии в стране. Нам еще предстоит пройти большую часть этого пути…

«Дети часто видят проблемы одноклассников лучше, чем кто-либо из взрослых»


Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

О том, чем особенно травматичен кибербуллинг для неокрепшей детской психики, “Ъ” рассказала доктор психологических наук, руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста ФГБУ «НМИЦПН им. В. П. Сербского» Елена Дозорцева.

— В последние годы произошло сокращение подростковой преступности не только в России, но и в развитых европейских странах: согласно статистическим данным, случаев, когда агрессия несовершеннолетних приобретает криминальный характер, стало на 20–30% меньше. Но эксперты говорят о том, что сама по себе подростковая агрессия не исчезла, а перешла в другую форму — виртуальную. И по своим последствиям она не становится менее травматичной для тех, кто становится ее жертвой, кто подвергается в сети травле, или так называемому кибербуллингу.

С одной стороны, можно сказать, что кибербуллинг удерживает подростков с повышенной агрессивностью от нанесения физических травм и повреждений в реальной жизни. С другой — психологические травмы после нападений в интернет-среде также наносят существенный вред, и пострадавшим детям и подросткам часто не удается справиться с их последствиями. Особенно если такие случаи оказываются вне зоны влияния взрослых и помощь жертвам кибербуллинга не оказывается.

Крайне болезненны ситуации, когда физическая агрессия дополняется кибербуллингом: мальчика или девочку избивают, а потом выкладывают видеозапись избиения в соцсетях. В такой ситуации ребенок с его неокрепшей психикой травмирован вдвойне: ведь он бессилен перед обидчиками и ничего не может сделать с информацией, которая уже выложена в сети и демонстрирует его униженность и уязвимость. И плюс ко всему он может видеть сопровождающие эту запись насмешки и комментарии.

Видов кибербуллинга много. Это высмеивание, преследование в соцсетях, выкладывание в интернете оскорбительной и личной информации, фотографий детей и подростков, размещенных без разрешения.

В одной из наших работ на кафедре юридической психологии в Московском государственном психолого-педагогическом университете мы получили предварительные данные о том, кто из школьников-подростков скорее становится жертвой кибербуллинга, кто — обидчиком, каким формам травли они подвергались, каково их отношение к кибербуллингу. Оказалось, что только 4% восьмиклассников никогда не сталкивались с таким явлением, как кибербуллинг. Особое внимание обращает на себя тот факт, что абсолютное большинство опрошенных школьников считали себя прежде всего пострадавшими от кибербуллинга, а около 60% сами вели себя после этого агрессивно, как бы отвечая на травлю.

Взрослые, к сожалению, не успевают следить за тем, что происходит с их детьми в интернете. Родителям иногда легче запретить доступ к интернету, чем попытаться разобраться, какие сайты посещает ребенок и как общается в сети со сверстниками. Да и сами подростки не склонны жаловаться на кибербуллинг. Необходимо разговаривать с ними, обсуждать возникающие проблемы и вырабатывать правила общения в интернете всем вместе — родителям, педагогам, подросткам.

Одна из проблем, связанных с распространением кибербуллинга,— эмоциональная отстраненность, нечувствительность к переживаниям другого человека в виртуальном пространстве. Мучитель не входит в эмоциональный контакт с жертвой, он может экспериментировать с издевательствами, предвидя некоторые реакции жертвы и в какой-то мере на них рассчитывая, но не видит ее страданий, не понимает, какую травму наносит.

Наш опыт по исследованию критических ситуаций в школе показывает, что дети часто видят проблемы одноклассников, и буллинг в том числе, лучше, чем кто-либо из взрослых, но предпочитают не делиться этим знанием. Интересный опыт, получивший распространение в последнее время в ряде школ,— так называемые школьные службы примирения. Их особенность в том, что при возникновении конфликта между детьми основную роль медиаторов по его разрешению берут на себя специально подготовленные школьники. В критической ситуации именно они, подростки, в союзе со взрослыми помогают урегулировать отношения. Этот опыт приучает ребят разбираться в правильности тех или иных поступков, не будучи вовлеченными в конфликт на чьей-то стороне. В ситуации буллинга всегда существуют три стороны: помимо агрессора (буллера) и жертвы присутствуют еще и наблюдатели, от реакции и отношения которых зависит дальнейшее развитие ситуации. Если они поощряют агрессию, то могут сами перейти в разряд агрессоров. Если же стремятся оказать помощь жертве, то появляется шанс на прекращение насилия. В конечном счете важно не то, возникают ли между детьми и подростками конфликты, а то, какая атмосфера сложилась, какова реакция сверстников и взрослых, какие нормы регулируют их поведение. А это зависит от нас.

«Вспышки детской агрессии не возникают просто так»


Фото: Евгений Козырев, Коммерсантъ

О том, почему необходимо следить за информационным контентом своего ребенка, “Ъ” рассказал доктор психологических наук, заместитель президента Российской академии образования Виктор Басюк.

— Конечно, речь не идет о подглядывании или взламывании контактов ребенка. Нужно прежде всего приучать его к информационной гигиене — точно так же, как мы приучаем его, например, чистить зубы.

Обучать правилам общения в сети стоит, наверное, как только ваш ребенок взял в руки телефон или планшет.

А лучше садиться вместе с ним к компьютеру или ноутбуку и информировать его о том, что происходит в виртуальном пространстве.

Здесь не дашь каких-то стопроцентных советов. Это длительный и сложный процесс, здесь нужно время, которого у нас, у взрослых, и так, как нам кажется, не хватает. Но когда вы, даже не понимая многого в интернет-технологиях, вступаете в контакт с собственным ребенком, вы как бы ставите его на голову выше себя, уступая ему на время роль учителя, наставника. Это укрепляет его доверие к взрослому, и он с удовольствием будет объяснять вам непонятное. Заодно сам обучаясь тому, что вы ненавязчиво можете ему объяснять в этот момент.

В трагедиях, случившихся недавно в школах Улан-Удэ и Перми, большую роль сыграла отстраненность взрослых от проблем детей. Вспышки детской агрессии не возникают просто так. И если ребенок остается один на один с психологической травмой или даже с психической неуравновешенностью, он всегда пытается найти способ выплеснуть эту энергию. И ищет он выход более доступными ему средствами, а это сегодня, конечно же, интернет.

Поэтому крайне важно помогать ребенку вырабатывать свое отношение к той или иной информации. Развитие личности с раннего возраста зависит от трех факторов. Это в первую очередь генотип ребенка, причем это не задатки родителей, а то, что передается из поколения в поколение, какие-то родовые признаки, которые можно назвать памятью предков. Разумеется, большое значение имеет и социальное окружение, в котором находится ребенок. Но последнее условие — его внутренняя позиция, на мой взгляд, самое важное и определяющее. Какие бы идеальные условия ни были созданы для ребенка, если у него не будет сформировано отношение к этому, то идеальные условия могут сыграть и отрицательную роль. Сказанное имеет отношение к виртуальному миру, в который сегодня попадает практически каждый школьник. И если у него нет внутренней позиции, то он теряется и особенно в критической ситуации может стать мишенью для технологий, работающих в сети. Но какой бы сложной ни была ситуация, всегда нужно в нее включаться и стараться помочь ребенку выйти из состояния жертвы или даже агрессора. В первую очередь это должны делать самые близкие люди.

Заклевательское отношение: как устроен школьный буллинг | Статьи

Неблагозвучная фамилия и редкое имя, внешность с изюминкой, необычное хобби, развитый не по возрасту интеллект, худоба и полнота — все эти особенности несовершеннолетнего могут ввергнуть его в ад под названием буллинг, если поблизости окажется человек с девиантным поведением. Последствия травли в полной мере отражаются в полицейских сводках в виде суицидов или, напротив, массовых убийств. Это очевидные итоги групповых нападок на человека, но есть и скрытые последствия в виде психических травм, которые остаются с человеком на всю жизнь. Пугающие цифры привели авторы исследования из Института образования НИУ «Высшая школа экономики» в практической работе на тему «Агрессия и буллинг в школьной среде». Лишь каждый третий (33% от числа опрошенных) подросток, участвовавший в исследовании, ни разу не чувствовал себя в роли жертвы. Примерно столько же (35%) ни разу не были свидетелями травли однокашников. Не выступали инициаторами травли 41% участников опроса. Эксперты «Известий» разбирались в том, как устроен подростковый буллинг и как с ним бороться.

Травят бедных и странных

В исследовании ВШЭ приняли участие около 1,5 тыс подростков-старшеклассников и учащихся 1–2-го курсов вузов, средний возраст респондентов 16 лет, соотношение парней и девушек примерно 50 на 50. Инициаторами физической травли чаще выступают мальчики, а девочки — свидетелями социальной агрессии.

Исследование выявило типичные характеристики семей, выходцы из которых чаще становятся жертвами издевательств. Это семьи с низким уровнем финансовых доходов, семьи, где работает только мать и где у родителей нет высшего образования. Статистически оказалось, что страдающие от нападок сверстников хуже успевают по математике и русскому языку.

Инициаторы нападок чувствуют безопасность в стенах школы

Фото: Depositphotos/Syda_Productions

Исследователи выявили связь между оценками затравленного подростка и микроклиматом в школе. Чем больше над человеком издеваются сверстники, тем больше он недоволен… отношением учителя к ученикам. Не исключено, что свое некомфортное и небезопасное положение они связывают в том числе и с недоработкой педагогов.

«Система внутришкольных правил не воспринимается им [ребенком] как прозрачная, обязательная к исполнению, учителя воспринимаются как не готовые помочь, не стремящиеся хвалить и поддерживать», — говорится в сопроводительной новости на сайте вуза. Буллеры, инициаторы нападок, напротив, оценивают свою безопасность в стенах школы выше. Но их мнение о нездоровом микроклимате в коллективе совпадает с жертвами издевок. Позитивнее других обстановку в школе и свою безопасность оценивают не вовлеченные в буллинг школьники (те, кто не жертва, не инициатор травли и не свидетель издевательств).

Вывод очевиден — где буллинг, там опасность. В школах с такой психически травмирующей обстановкой с большей долей вероятности может случиться трагедия сродни тем, что произошли в Перми, Улан-Удэ, Керчи.

Хищник и его свита

Психологи называют буллингом преднамеренное систематическое агрессивное поведение одного человека в отношении другого в коллективе в условиях неравенства сил между агрессором и жертвой. Существует несколько форм буллинга, но самая опасная для психики — бойкот.

Согласно классификации известного российского экзистенциального психотерапевта Светланы Кривцовой, схема буллинга включает в себя агрессора, который самоутверждается за счет других, его жертву и большую группу свидетелей (они могут занимать различные позиции по отношению к первым двум).

Схема буллинга включает в себя агрессора, его жертву и большую группу свидетелей

Фото: Global Look Press/imago stock&people

Буллером может выступать в том числе педагог.

Эксперт в области подростковой агрессии отнесла в своих научных работах к общим особенностям буллера такие черты, как формирующиеся признаки нарциссизма, властолюбие, завышенная самооценка, недостаточная эмпатия (сопереживание к другим), склонность к агрессивному поведению (не только к жертве, но и к другим детям, взрослым, родителям). Нередко буллер впоследствии приобщается к уголовному миру.

Буллер часто крепок физически, популярен среди сверстников, обладает хорошими коммуникативными навыками. И в то же время в его жизни не всё так гладко.

«В семье буллера зачастую наблюдается: непоследовательность в стиле взаимоотношений и воспитательных воздействиях, агрессия или равнодушие, попустительство», — рассказал «Известиям» криминальный психолог Виктор Лютых.

Поведение «свидетелей» зависит от конкретных обстоятельств. Они могут поддерживать издевательства, пассивно одобрять или безразлично наблюдать за происходящим. Одна из причин соучастия в травле — страх самим стать жертвой буллера. Свидетели могут и защищать — одни пассивно (они против насилия, но бездействуют), другие активно (пытаются помочь жертве).

Одна из причин соучастия в травле — страх самим стать жертвой

Фото: Global Look Press/imagebroker/Siegfried Kuttig

«При буллинге стресс испытывают не только жертвы, но и свидетели. Последние страдают от чувства вины (из-за своего бездействия), устают наблюдать за беспомощностью жертвы и в итоге переносят на нее свои негативные эмоциональные переживания», — говорит Лютых.

Слова американского поэта Ричарда Эберхарта, рассуждавшего о том, что бояться стоит не убийц и предателей, а равнодушных, с молчаливого согласия которых происходят страшные преступления, вполне четко определяют роль свидетелей в травле.

«Позиция «свидетелей» чрезвычайно важна для развития буллинга: если большинство учеников класса явно и уверенно займет позицию категорического неприятия травли — она с большой вероятностью прекратится (или не возникнет вообще)», — говорит психолог.

Хуже других

Чем опасен буллинг? Самое страшное, что может случиться с подростком в такой ситуации, — суицид.

«Сталкиваясь с регулярным буллингом, жертвы воспринимают ситуацию как безнадежную, непреодолимую, начинают воспринимать себя бременем для окружающих, ненавидят себя за неспособность справиться со всем этим. В итоге смерть начинает им казаться единственным способом избавления от отчаяния. Нередко возникают различные проблемы со здоровьем», — говорит Лютых. Низкая самооценка, социальная изоляция, повышенная тревожность, ощущение беспомощности — такое наследие ожидает жертву подростковых нападок во взрослой жизни.

Жертвы воспринимают ситуацию как безнадежную, ненавидят себя за неспособность справиться

Фото: Global Look Press/blickwinkel/W. G. Allgoewer

Однако буллинг калечит не только жертву, но и тех, кто долгие месяцы, а иногда и годы наблюдал за измывательствами над одноклассником.

«Очевидцы буллинга могут перенести в свою взрослую жизнь ощущение беспомощности перед агрессией, а также ту роль (защитника, безразличного, пособника агрессора), к которой они привыкли в школе», — говорит собеседник «Известий».

Дети разберутся сами

«Дети сами разберутся — это провокация, такой тюремно-нацистский подход к решению проблемы буллинга. Давайте вспомним роль педагога в замечательном фильме «Чучело». Это как бы положительная женщина, любимая учениками. Она как бы всё делала правильно. Она говорила слова о единстве коллектива… То, чем она занималась, — это чудовищное упрощение отношений. Вот мы все вместе, а дальше всё само закрутится: весь мир в черно-белых красках — эти хорошие, эти плохие, а правда за большинством. Такая позиция неминуемо приводит к буллингу», — считает директор Института неформального образования INO Вадим (Дима) Зицер.

Дети сами разберутся — это такой нацистский подход к решению проблемы буллинга

Фото: Global Look Press/imagebroker/Siegfried Kuttig

Буллинг — примитивный способ общения в группе, почти звериный, считает Дима Зицер. Базис преследования отдельных членов коллектива строится на постулате «мир простой и мы простые, мы все должны хотеть одного и того же», считает педагог. Но в эту систему не все вписываются — всегда найдется человек, который смотрит на вещи иначе, либо он сам не понимает, что он другой, как в том же фильме «Чучело».

«На мой взгляд, педагог должен заниматься прямо противоположным — он должен усложнять отношения. Нужно ставить перед каждым учеником вопросы: «какой я?», «как устроены мои отношения с миром?», «как я смотрю на себя и на других?». С этих вопросов и поиска на них ответов начинается излечение от проблемы», — говорит педагог.

Некоторые родители считают, что их чадо должно пройти через эти испытания, дескать, так ребенок получит прививку от поджидающих в будущем трудностей взрослой жизни. Например, армии, если речь идет о мальчишках. Другие попросту недооценивают проблему — особенно те родители, которые не сталкивались сами с такой бедой в детстве. Это в корне неверный подход с точки зрения психологии.

Родители, в тех случаях, когда реагируют на ситуацию притеснения своего ребенка в школе, нередко допускают ряд других фатальных ошибок. «Например, не стоит говорить с учителем в присутствии класса, не стоит разговаривать напрямую с буллерами», — говорит психолог.

Сама виновата

Самая неграмотная позиция, по мнению специалистов, — это обвинять своего ребенка в сложившейся ситуации. Часто в обсуждениях темы буллинга звучит аргумент, что в отдельных случаях жертва своим поведением провоцирует коллектив.

«Была у меня одноклассница, Ира. Пришла из другой школы. Мы дети воспитанные были, не отморозки. Новенькую не обижали и не задирали. Но потом случился инцидент. Мы принесли все в школу деньги на завтраки сдавать. А эта роется в портфеле у себя — найти не может. И тут говорит, что деньги пропали. Мы предположили, что потеряла или забыла, с кем не бывает. В ответ она всему классу (человек 40), что она точно деньги взяла, а кто-то из нас украл их на перемене. Я сидел за ней, взял ее портфель, вытряхнул его — из одной книжки трояк и выпал. Вот это и стало поводом для бойкота и прочих прелестей в ее жизни в нашем классе. С ней не разговаривали, мальчишки дергали за косички по-злому, постоянно, девчонки просто ее из своего круга выдавили. Проучилась она у нас недолго, ее в другую школу перевели. Но и там, по слухам, нечто подобное произошло, а ученики там пожестче оказались, поколотили ее и горшок с цветком на уши надели», — поделился собеседник «Известий» на условиях анонимности.

Эта история про излишне подозрительную девочку лишь доказывает теорию о том, что социум может сделать человека излишне подозрительным. 

Буллинг — это не нормальный конфликт

Фото: Depositphotos/GiannikosImages

«Считать, что жертва буллинга сама виновата, на мой взгляд, сродни преступлению. Вот возьмем банальный пример: он сам виноват, что его дразнят, — у него грязные ногти. Ок, ногти можно подстричь. Но найдется что-нибудь другое. Ведь примитивная модель буллинга основана на пожирании себе подобных. Что такое травить? Это значит желать, чтобы кого-то не стало, желать причинить кому-то страдания, просто так, без какой-либо смысловой нагрузки, только потому что он другой», — резюмировал Дима Зицер.

Учитель не только не имеет права отстраняться от травли подопечного, он должен стать частью антибуллинговой команды школы, ее главным игроком, считает Лютых.

«Педагог должен уметь вовремя выявить признаки начинающегося буллинга, отличить его от ординарного конфликта, знать и уметь действовать в таких условиях. В нормальном конфликте дети действительно зачастую «сами разберутся» и получат необходимый жизненный опыт. Но буллинг — это не нормальный конфликт. Это особое и очень вредное для всех явление», — говорит психолог. Сегодня существуют специальные тренинги для педагогов, которые учат учителей противостоять травле воспитанников.

Пути выхода

Положительно влияют на профилактику и пресечение буллинга: наличие в школе четкой и понятной всем позиции категорического неприятия буллинга, запечатленной в правилах, традициях, сознании; способность руководства и коллектива школы признать наличие буллинга (если он действительно есть) и немедленно приступить к его прекращению всей «командой» с привлечением заинтересованных сторон; понимание действительной сути буллинга и отсутствие «мифических представлений» о нем.

Родителям жертвы важно наладить контакт со своим ребенком

Фото: Depositphotos/pressmaster

Родителям жертвы, в свою очередь, необходимо наладить контакт со своим ребенком и доходчиво объяснить ему, с чем он столкнулся.

«В частности, психотерапевт Светлана Кривцова в своих работах говорит о том, что взрослым важно научить несовершеннолетнего справляться с гневом, помочь повысить доверие к себе, поднять самооценку, поощрять развитие сильных сторон ребенка, научить держать себя уверенно и отстаивать свои границы. Такая работа с ребенком поможет ему как справиться с буллингом, так и минимизировать его негативные последствия», — рекомендует Лютых.

Немаловажно вступить в диалог с дирекцией школы, спокойно пообщаться с классным руководителем, мобилизовать родительский комитет.

Помогли себе сами

Пока проблема травли детей в коллективе недооценена, им приходится самостоятельно выживать. Нередко в прямом смысле этого слова. «Известия» собрали несколько подлинных историй о том, как детям самостоятельно удалось победить буллинг.

Автор цитаты

Я был самым маленьким по возрасту. Надо мной откровенно издевались. Директор сказала мне, что плевать на меня хотела и изобразила плевок. Тогда я плюнул в нее и убежал домой. Мама рано ушла из жизни, и мы жили с папой вдвоем. Я сказал ему, что больше в школу не пойду. Папа вежливо спросил: «Вообще или именно в эту?». В эту, говорю. К счастью, у него был знакомый директор. И он меня взял. На другой день я уже пошел в другую школу. И начал новую жизнь. И там все было лучше.

Автор цитаты

В классе, где учится мой сын, специфические родители. Одна мамаша с первого класса устраивала скандалы на родительских собраниях, мешала учителю, отказывалась идти со всеми в ногу. Мальчик у нее прекрасный, но из-за матери его травили и «игнорили», хотя он совсем другой. Еще одна девочка тоже пострадала из-за родителей — ее папа как-то устроил скандал. Ребенок ни при чем, но остальные дети, видимо, слышавшие обсуждения инцидента родителями, с девочкой отказывались общаться, выказывали ей презрение и всячески изводили. Девчонка к тому же поет народные песни, что послужило дополнительным поводом для насмешек. В итоге представители «касты презренных» сдружились настолько, что теперь к ним прибиваются все, кто против толпы. Они своих в обиду не дают.

Автор цитаты

Я был отличником, много читал, учеба давалась легко. Мог ответить в любой момент на почти любой вопрос… даже если класс вдруг договорился бойкотировать урок. От коллектива откололся. Тяжело было противостоять толпе. В итоге за меня вдруг впрягся двоечник, который в 9-м классе с какого-то перепуга решил поступать в университет. Я его вытащил в отличники в 9-м и 10-м классе. А он фактически бил морды всем, кто пытался наезжать на меня. Так постепенно и переломили ситуацию до приемлемой. Нашей дружбе уже почти 40 лет.

Автор цитаты

Школьник из Капотни в 12 лет сильно ошпарил ногу, когда лазил по какому-то заводу. Из-за этого он полгода толком не мог ходить и набрал лишний вес. В школе его стали дразнить. А он залечил ногу и пошел на бокс. Походил-походил на тренировки, да и позвал после школьных занятий главного обидчика поговорить. И нокаутировал его. С тех пор его больше не дразнили. А он потом еще много кого нокаутировал. И даже до сих пор этим иногда занимается.

Автор цитаты

Девчонку из нашей школы дразнили за разрез глаз (причем парня-одноклассника за тот же разрез глаз никогда не трогали), но девчонка какой-то нечеловеческий дзен отрастила сразу. На провокации не поддавалась, и к концу школы случаи буллинга сошли на нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Кому звонить — Cybersmile

Мы собрали ряд телефонов доверия, которые предлагают различные уровни поддержки для решения проблем, начиная от киберзапугивания и порнографии из мести до психического здоровья и предотвращения самоубийств.

Несмотря на то, что мы делаем все возможное, чтобы контролировать эффективность и надежность любых внешних организаций, с которыми мы связываемся, мы не несем ответственности за любые проблемы, связанные с использованием этих ресурсов.

Телефоны доверия по вопросам издевательств и киберзапугивания

CHILDLINE (Великобритания) 0800 1111

  • Если вам меньше 18 лет
  • Доступен круглосуточно
  • Консультации и консультации для детей, находящихся в бедственном положении или страдающих от жестокого обращения

СТОП ПОКУПКА ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ (США) 1-800-273-8255

  • Телефон доверия, созданный У.S. Департамент здравоохранения и социальных служб
  • Доступен круглосуточно

Телефон доверия для детей (Австралия) 1-800 55 1800

  • Консультации для родителей детей и школ
  • Доступен круглосуточно

СПРАВОЧНАЯ ЛИНИЯ NSPCC (Великобритания) 0808 800 5000

  • Если вы взрослый, заботящийся о безопасности ребенка
  • Доступен круглосуточно
  • Помощь и совет обученных консультантов NSPCC

Young Minds (Великобритания) 0808 802 5544

  • Консультации для родителей по издевательствам и психическому здоровью
  • Открыто с понедельника по пятницу 9.С 30 до 16 часов

Телефон службы поддержки детей (Канада) 800-668-6868

  • Доступен круглосуточно
  • Двуязычный
  • Консультации для детей и юношества

Телефон доверия по вопросам психического здоровья

National Suicide Prevention Lifeline (США) 1-800-273-8255

  • Профилактика самоубийств
  • Доступен круглосуточно
  • Веб-сайт также на испанском языке

Самаритяне (Великобритания) 116123

  • Профилактика самоубийств
  • Поддержка депрессии и тревоги
  • Доступен круглосуточно
  • Бесплатный телефонный номер

Suicide National Hopeline (США) 1-800-784-2433

  • Доступен круглосуточно
  • Также имеется на испанском языке 1-888-628-9454

Линия жизни (Австралия) 131114

  • Профилактика самоубийств
  • Доступен круглосуточно

Anxiety UK (Великобритания) 08444 775774

  • Помощь при тревоге и связанных с ней проблемах
  • Открыто с понедельника по пятницу 9.30-17.30

Mind Information Line (Великобритания) 0300123 3393

  • Помощь и консультации по вопросам психического здоровья для взрослых и молодежи
  • Открыт с 9:00 до 18:00 с понедельника по пятницу
  • Не работает в праздничные дни

Международный биполярный фонд (Испания и США) 1-800-784-2433

  • Предотвращение самоубийств
  • Двуязычный
  • Время от времени телефоны доверия — ограниченные ресурсы в периоды занятости
  • Испания: по телефону доверия 9145
  • .

Телефоны доверия при расстройствах пищевого поведения и отрицательных изображениях тела

Национальная ассоциация расстройств пищевого поведения (США) 1-800-931-2237

  • Понедельник-четверг с 9.00 до 21.00 и пятница с 9.00 до 17.00
  • Закрыт в праздничные дни
  • Помощь и советы людям, страдающим расстройствами пищевого поведения

Beat (Великобритания) 0808 801 0677

  • Оказывает поддержку всем, кто страдает расстройствами пищевого поведения, анорексией, булимией, EDNOS
  • Открыт 365 дней в году с 15:00 до 22:00

Фонд бабочек (Австралия) 1-800 33 4673

  • Открыт с понедельника по пятницу с 8:00 до 21:00 AEST
  • Закрыт в праздничные дни
  • Персонализированная и конфиденциальная поддержка при расстройствах пищевого поведения и негативном образе тела

ANAD (США) 1-800-931-2237

  • Предлагает поддержку и поддержку людям, страдающим расстройствами пищевого поведения
  • Выдает направления на лечение
  • Открыт с понедельника по пятницу с 9:00 до 17:00

Месть — горячая линия по порно

Месть порно (Великобритания) 0345 6000 459

  • Открыто с 10:00 до 16:00 с понедельника по пятницу
  • Предоставляет советы всем, кто пострадал от порно из мести, включая семьи

Телефоны доверия LGBTQ +

Проект Тревора (США) 1-866-488-7386

  • Доступен круглосуточно
  • Профилактика самоубийств в ЛГБТК + сообществе

Фонд ЛГБТ (Великобритания) 0345330 3030

  • Помогает людям из сообщества ЛГБТ + оставаться в безопасности и помогает им справиться с травмами и проблемами со здоровьем.
  • Открыт с 10:00 до 22:00 с понедельника по пятницу

Телефон доверия

Video Game Addiction (Великобритания) 08000 886 686

  • Специализируется на зависимости от видеоигр
  • Доступен круглосуточно

Американские наркологические центры (США) 888-970-4559

  • Предлагает лечение различных зависимостей
  • Доступен круглосуточно

Перезагрузка (США) 1-800-682-6934

  • Специализируется на лечении зависимостей, связанных с технологиями, включая игры, социальные сети и VR
  • Доступен круглосуточно
  • Особое внимание уделяется уходу в интернатах

Кто мы — Cybersmile

Фонд Cybersmile

The Cybersmile Foundation — это отмеченная множеством наград некоммерческая организация, стремящаяся к цифровому благополучию и борьбе со всеми формами запугивания и злоупотреблений в Интернете.Мы работаем над продвижением доброты, разнообразия и инклюзивности, строя более безопасное и позитивное цифровое сообщество.

Посредством образования, исследований, информационных кампаний и поощрения позитивного цифрового гражданства мы сокращаем количество случаев киберзапугивания, а с помощью наших профессиональных служб помощи и поддержки мы даем возможность пострадавшим и их семьям восстановить контроль над своей жизнью.

Основанная в 2010 году, Cybersmile превратилась в одну из ведущих некоммерческих организаций по борьбе с киберзапугиванием и цифровым благополучием в мире.Зарегистрирована как некоммерческая организация 501 (c) 3 в США и как зарегистрированная благотворительная организация в Великобритании — Cybersmile предоставляет экспертную поддержку, ресурсы и консультации отдельным лицам, правительствам, корпорациям и образовательным учреждениям по всему миру.

Наши образовательные программы, службы поддержки и послания надежды и позитива доходят до миллионов людей во всем мире каждый год, при этом мы сохраняем наши основные ценности инклюзивности, равенства и сострадания.

Наша миссия

Наша миссия проста — мы верим, что все должны иметь равные права на доступ и наслаждаться нашим связанным миром.

К сожалению, такие проблемы, как киберзапугивание, домогательства и цифровые злоупотребления, не позволяют многим пользоваться преимуществами доступа в Интернет. В нашей нынешней онлайн-среде отсутствует баланс и социальные правила взаимодействия, которые культивировались на протяжении поколений и регулируют поведение и отношения в сообществах, где мы живем, играем и работаем, — в физическом мире.

Фонд Cybersmile Foundation стремится помочь каждому реализовать свой истинный потенциал, поддерживая пострадавших, изменяя негативное поведение и посредством образования, готовя это и последующие поколения к безопасному и позитивному цифровому будущему.

Наша модель

Наша модель Tri-Pillar основана на трех основных областях или столпах деятельности — Осведомленность , Образование и Поддержка . Cybersmile считает, что сосредоточение внимания на всех трех столпах важно для достижения максимального социального воздействия и значимых социальных изменений.

Наша модель обеспечивает прочную основу программы с возможностью сбалансированного роста, масштабируемости и устойчивости.

Вы можете найти дополнительную информацию и примеры нашей работы, изучив следующие предложения:

Борьба с инцидентом киберзапугивания — Cybersmile

СОВЕТЫ ПО БОРЬБЕ С ИНЦИДЕНТОМ КИБЕРБУЛЛИЗАЦИИ

Если произошел инцидент киберзапугивания или злоупотреблений в Интернете, подходите к ситуации осторожно и спокойно. Не реагируйте слишком остро, так как это может заставить вашего ребенка отступить и помешать ему снова довериться вам. Открытое общение между вами и вашим ребенком очень важно, когда вы помогаете им справиться с проблемой киберзапугивания.

ПЕРЕРЫВ

Поощряйте ребенка проводить время вдали от компьютера. Для вашего ребенка естественно хотеть видеть, что другие люди пишут о нем в Интернете. Объясните, что вам обоим нужен ясный ум, чтобы продумать следующие шаги.

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОТВОДА

Посмотрите телевизор, выпейте кофе или безалкогольный напиток — или просто выйдите на свежий воздух. Это даст вам обоим время успокоиться и обрести здоровую перспективу. «Оцените» угрозу для вашего ребенка как можно более объективно.

Дети и подростки регулярно спорят и не соглашаются друг с другом в Интернете, как и в автономном режиме — эти «инциденты» сами по себе не являются исключительным признаком киберзапугивания, хотя потенциально могут быть признаком проблемы, которую необходимо решать. Спокойно поговорите с ребенком и выясните, с чем именно вы имеете дело, не забывая сообщить ему, что вы не будете предпринимать никаких действий, пока оба не обсудите следующие шаги.

УБЕДИТЬ

Если есть проблема киберзапугивания или домогательств в Интернете, заверьте своего ребенка, что вы на его стороне и будете работать с ним, чтобы справиться с этим.Из-за широко открытого характера Интернета вашему ребенку может казаться, что весь мир просматривает оскорбительный контент и делает выводы о нем на основе этого контента — это прекрасное время, чтобы получить здоровую перспективу, задав себе вопрос: «Как много людей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО читают этот контент? » И «Сколько людей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО верят в то, что написано?»

РАЗРЕШИТЬ ВОПРОСЫ

Поощряйте своего ребенка найти способ решить любые проблемы самостоятельно, хотя и с вашей поддержкой, прежде чем вы вмешаетесь и возьмете на себя ответственность.Меньше всего ваш ребенок хочет драмы или конфликта, поэтому поработайте с ним, чтобы найти решения и обсудить способы избежать повторения такой же ситуации в будущем.

ЗАПИСАТЬ ЛЮБЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

Иногда случаи киберзапугивания и злоупотреблений в Интернете являются уголовным преступлением. Создайте папку на рабочем столе и храните все доказательства злоупотреблений в Интернете. Возможно, вам потребуется продемонстрировать «продолжающееся преследование» для судебного иска позднее.

Как рассказывать детям об издевательствах

Что такое издевательства?

Обычно запугивание можно определить по следующим трем характеристикам: намерение, повторение и власть.Хулиган намеревается причинить боль либо физическим вредом, либо оскорбительными словами или поведением, и делает это неоднократно . Мальчики чаще сталкиваются с физическим издевательством, а девочки — с психологическим издевательством.

Издевательства — это модель поведения , а не единичный инцидент. Дети, которые хулиганят, обычно происходят из предполагаемого более высокого социального статуса или позиции власти , например, дети, которые больше, сильнее или считаются популярными.

Наиболее уязвимые дети подвергаются более высокому риску издевательств. Часто это дети из маргинализированных сообществ, дети из бедных семей, дети с разной гендерной идентичностью, дети с ограниченными возможностями или дети-мигранты и беженцы.

Издевательства могут происходить как лично, так и через Интернет. Киберзапугивание часто происходит через социальные сети, SMS / текстовые или мгновенные сообщения, электронную почту или любую онлайн-платформу, на которой взаимодействуют дети. Поскольку родители не всегда могут следить за тем, что их дети делают на этих платформах, может быть сложно определить, когда это затронуло вашего ребенка.


Почему я должен вмешиваться, если над моим ребенком издеваются?

Издевательства могут иметь вредные и долгосрочные последствия для детей. Помимо физических последствий издевательств, дети могут испытывать проблемы с эмоциональным и психическим здоровьем, включая депрессию и тревогу, что может привести к злоупотреблению психоактивными веществами и снижению успеваемости в школе. В отличие от физического насилия, киберзапугивание может достигнуть жертвы где угодно и в любой момент. Это может нанести серьезный вред, поскольку может быстро охватить широкую аудиторию и оставить постоянный след в сети для всех участников.

Ваш ребенок имеет право на безопасную и благоприятную школьную среду, уважающую его достоинство. Конвенция о правах ребенка гласит, что все дети имеют право на образование и защиту от всех форм физического или психического насилия, травм или жестокого обращения. Издевательства — не исключение.

Как защитить ребенка от издевательств

Издевательства — это травмирующий опыт для ребенка. Это снижает самооценку, вызывает у детей чувство депрессии и беспокойства и может иметь долгосрочные последствия.И, конечно же, современные технологии создают больше возможностей для издевательств, чем когда-либо прежде.

Почему дети так мучают друг друга? Для детей нормально проявлять агрессию. Вопрос в том, сколько у них есть, что они с этим делают, чему родители учат их дома и что моделируется для этого ребенка с точки зрения управления агрессией. Дети, над которыми издеваются дома, гораздо чаще выходят из дома и издеваются над другими детьми.

Но количество детей, которые издеваются над другими, потому что у них действительно назревает социопатия, или являются оппозиционно-вызывающими детьми, которые на самом деле могут получать удовольствие от боли других, является относительно небольшим числом по сравнению с количеством издевательств, которые продолжаются.

Запугивание как игра силы

Другие, и это особенно верно для девочек, которые на самом деле могут иметь высокий социальный IQ и знать, как работать с системой, будут использовать запугивание для получения власти, чтобы укрепить свое положение. И здесь родители имеют большое влияние. Ожидают ли родители, что этот ребенок будет сильным? Посылают ли они явные или скрытые сообщения о том, что хотят, чтобы их ребенок был важен, популярен, чтобы его боялись?

Неуверенность также может вызвать запугивание — ощущение, что, если вы не запугиваете, вы будете бессильны.

Также, к сожалению, сейчас гораздо больше возможностей для издевательств. Безусловно, Интернет, сотовые телефоны и все технологии социальных сетей открыли целую арену способов запугивания. В некотором смысле киберзапугивание более коварно и страшно с точки зрения взрослого, поскольку действует круглосуточно и без выходных.

Ребенок, над которым издеваются в школе, по крайней мере, в какой-то момент возвращается домой и находится в безопасности со своей семьей. С компьютером, который потенциально никогда не уйдет: в любой момент вы можете включить его и обнаружить, что кто-то написал что-то, чтобы пристыдить и унизить вас, и вы можете даже не знать, кто это делает с вами.

Вот несколько советов о том, как говорить с детьми об издевательствах:

1. Предупредите ребенка .
Поговорите с ребенком о том, что такое издевательства, о признаках издевательств и о том, продолжается ли это. Убедитесь, что она знает: если что-то случится, в школе или в Интернете, она должна рассказать вам, и вы поддержите ее и вместе решите, как это решить. Если что-то происходит в Интернете, особенно важно, чтобы она НЕ ответила, прежде чем рассказать вам об этом. При травле очень важно не вступать в бой, не подпитывать его, будучи именно тем, кого ищет преступник — кем-то, от кого она может получить признание.И она НЕ должна стирать обидный пост перед тем, как поговорить с вами. Его нужно где-то сохранить, потому что иногда нужно собирать доказательства происходящего.

2. Укрепите своего ребенка.
Дайте понять, что издевательства меньше говорят о личности жертвы, чем об хулигане: у этого ребенка есть проблема, и другие должны научиться сдерживать и сдерживать эту проблему, а не подпитывать происходящее. Объясните, что худший способ ответить — это своего рода менталитет толпы: другие дети, которые боятся стать мишенью, присоединятся к хулигану и бросят жертву.Научите своего ребенка сопротивляться эффекту стада, а не наваливаться, когда над кем-то издеваются. Если у нее есть силы поддержать своих друзей, они найдут в себе силы поддержать ее.

3. Практикуйте соответствующие ответы.
Если вы разговаривали с ребенком до того, как начались издевательства, он с большей вероятностью обратится к вам, если станет мишенью. Это дает вам возможность поговорить с ней и поиграть с ней дома. Такой-то сказал это; хорошо, какие пару строк она может сказать, если это повторится снова? Когда ребенка оскорбляют или унижают, он, скорее всего, будет ошеломлен, и вы должны помочь убедиться, что он не отреагирует таким образом, чтобы подлить масла в огонь.Полезно заранее придумать четыре строки, которые она может сказать, которые она чувствует себя комфортно, чтобы отклонить то, что происходит. Вы также можете вместе подумать о людях или друзьях, которым она может доверять, и надеяться на поддержку.

4. Найдите союзников.
Поощряйте своего ребенка заключить сделку со своими друзьями: если вы заступитесь за меня, я буду за вас. Данные показывают, что самый эффективный способ борьбы с издевательствами — это вмешаться посторонних и сказать: «Эй, это мой друг; не делай этого.”

5. Поговорите со своей школой.
Самый эффективный способ защитить детей от издевательств — это начать информировать детей об этом в школах, и многие так и поступают. Они начинают в первом классе с обучения буллингу: что такое буллинг? Как мы поддерживаем наших коллег? Что значит относиться к кому-то с уважением? Что такое сочувствие? Вы заставляете их примерить сочувствие к размеру и поддержать друг друга. Урок состоит в том, что если каждый хочет избежать цели, он может сделать это, только держась вместе.

Видео по теме:

Загрузка видео

Как родитель, подумайте о том, чтобы поговорить со своей школой, независимо от того, подвергается ли ваш ребенок издевательствам или нет, потому что обучение издевательствам, если оно с годами стало приемлемым для развития, является лучшим оружие. Если вашего ребенка преследуют или угрожают насилием, вам следует связаться с полицией, а также со школой. В крайних случаях издевательства могут стать уголовным делом, и вашим главным приоритетом является благополучие вашего ребенка.

Как помочь своему ребенку — что родители должны знать об издевательствах

Если ваш ребенок подвергается издевательствам…

Когда вы обнаруживаете, что над вашим ребенком издеваются, вы можете испытать самые разные эмоции, от гнева до страха до печали. Эти реакции и эмоциональные реакции естественны для родителей, которые хотят, чтобы их ребенок чувствовал себя ценным, защищенным и любимым. Чтобы стать эффективным защитником своего ребенка, важно осознавать свои эмоции, а затем сосредоточиться на разработке плана действий, который поможет вашему ребенку.

1. Поговорите с ребенком.

Когда вы впервые говорите с ребенком об издевательствах, будьте готовы выслушать, не осуждая, и обеспечьте безопасное и благоприятное место, где ваш ребенок может разобраться со своими чувствами. Дети могут быть не готовы открыться сразу, поскольку они тоже сталкиваются с эмоциональными последствиями издевательств и могут чувствовать себя неуверенно, напуганными, уязвимыми, злыми или грустными. Когда ваш ребенок начинает рассказывать свою историю, просто слушайте и избегайте осуждающих комментариев.Важно узнать как можно больше о ситуации, например о том, как долго наблюдается такое поведение, кто был вовлечен и какие шаги были предприняты. Поощряйте ребенка говорить и дайте ему понять, что он не одинок и вы готовы помочь.

Убедитесь, что ваш ребенок знает:

  1. Это НЕ их вина. Они не виноваты.
  2. Они НЕ одни.Вы здесь, чтобы помочь.
  3. Ответственность за то, чтобы издевательства прекратились, лежит на взрослых.
  4. Издевательства никогда не допустимы, и они имеют право на безопасность.
  5. Никто не заслуживает издевательств.
  6. Они заслуживают уважения.
  7. Они имеют право чувствовать себя в безопасности в школе.

Прочие ресурсы

  • Как сказать взрослому Когда молодые люди видят издевательства или подвергаются издевательствам, им часто дают совет: «Расскажи взрослому.«Это отличный совет, но как дети это делают? Вы можете им помочь!
  • Поговорите с ребенком об издевательствах Этот ресурс помогает родителям подготовиться к разговору с ребенком об издевательствах и содержит советы о том, как отвечать на вопросы и эмоции ребенка.
  • Безопасность в онлайн-сообществе: беседа с вашим 13-летним ребенком о Facebook и Instagram Это руководство помогает родителям поговорить со своими подростками об использовании популярных социальных сетей Facebook и Instagram.Он охватывает создание новой учетной записи, советы по безопасности и часто задаваемые вопросы. Это руководство сопровождается вопросами для обсуждения с вашим ребенком и инструкциями по реагированию на оскорбительные материалы.
  • Причины, по которым подростки не говорят На этой странице приведены причины, по которым подростки могут не рассказывать родителям или взрослым о ситуации издевательства.
  • Неправильный совет Говоря об издевательствах, важно, чтобы родители давали хороший совет и предлагали действенные решения.На этой странице приведены примеры советов, которые взрослые не должны давать подросткам.
  • Говорить об издевательствах — это не «болтовня — и нашим детям нужно знать разницу» Дети младшего возраста часто не распознают агрессивное поведение и могут бояться, что их назовут пустословием или, что еще хуже, если они расскажут взрослому . Особенно важно открыто поговорить с маленьким ребенком о хулиганском поведении и объяснить разницу между болтовней и рассказом.

5 шагов, чтобы поговорить о травле с ребенком | PACERTalks About Bullying: Season 3, Ep. 14

2. Поддерживайте и расширяйте возможности вашего ребенка.

Услышав рассказ своего ребенка, дайте ему возможность составить план действий, который поможет остановить издевательства. Поговорите с вашим ребенком о том, как вы можете поддержать его, а также о стратегиях вмешательства, которые он может использовать, например о работе со школой или самостоятельной защите.Составление плана, учитывающего сильные стороны и способности вашего ребенка, может помочь развить уверенность в себе и повысить устойчивость. Обязательно поделитесь этими согласованными стратегиями с теми, кто участвует в жизни вашего ребенка, например, с учителями, тренерами и другими взрослыми, которые ежедневно общаются с вашим ребенком.

Реакции, которых следует избегать

  1. Сказать ребенку противостоять обидчику. Это может означать, что ваш ребенок должен справиться с ситуацией.Хотя в этом утверждении есть доля правды (напористость часто является хорошим ответом), отправка вашего ребенка обратно в ситуацию без дополнительной информации, вероятно, нанесет еще больший вред. Более эффективный ответ — это мозговой штурм с вашим ребенком о том, что вы можете сделать в команде, чтобы отреагировать на ситуацию.
  2. Сказать ребенку не обращать внимания на хулигана . Легче сказать, чем сделать. Ваш ребенок, вероятно, пытался игнорировать ситуацию, что является типичной реакцией для детей.Однако, если бы этот метод был эффективным, ребенку не нужно было бы обращаться к вам за помощью. Трудно игнорировать того, кто сидит позади вас в автобусе или рядом с вами в классе. Вдобавок, если запугивающий ученик понимает, что его цель целенаправленно «игнорирует» его, это может фактически спровоцировать дальнейшее запугивание, поскольку такая реакция дает чувство власти и контроля, к которому стремится ученик.
  3. Взять дело в свои руки. Нормальная инстинктивная реакция родителей — это попытаться исправить ситуацию и уберечь своего ребенка от вреда. Например, родитель может позвонить родителям ученика, который издевается, или напрямую противостоять обидчику. Помните, что когда дети рассказывают родителям об издевательствах, они ищут родителей, которые направят их к решению, которое заставит их почувствовать себя уполномоченными. Вовлеките их в процесс определения следующих шагов. Как правило, позвонить другому родителю или напрямую противостоять запугивающему ученику неэффективно.

Другие ресурсы:

причин, по которым студенты не рассказывают взрослым | PACERTalks About Bullying: Season 3, Ep. 12

3. Узнай свои права.

Ознакомьтесь с законодательством вашего штата о запугивании. В каждом штате действуют разные законы и правила в отношении издевательств, а также требования о том, как школы должны реагировать. Посетите StopBullying.gov , чтобы узнать о законах вашего штата. Кроме того, посетите веб-сайт Департамента образования вашего штата, чтобы найти Управление безопасных школ штата, которое может стать отличным местным ресурсом, чтобы узнать больше о политике вашего штата и школы. Вы также можете ознакомиться с политикой школы вашего ребенка в отношении издевательств.

4. Продумайте, кого еще следует задействовать.

Помимо поддержки и предоставления ребенку возможности записать план, может быть очень полезно задокументировать шаги, которые вы планируете предпринять или уже реализовали.Письменные записи содержат историю инцидентов и ответов, которые могут быть очень полезны при решении проблемы с школьной администрацией или правоохранительными органами. Вам также следует разработать стратегию привлечения других людей, которые могут помочь вашему ребенку. Это может включать определение того, с кем вы будете связываться в школе, о чем вы планируете их спросить и как вы будете участвовать. Другие варианты включают обращение к школьному консультанту или другим специалистам в области здравоохранения за советом. Если ситуация не изменится, ваш план может включать в себя действия по обращению к местным правоохранительным органам или юрисконсульту.

Другие ресурсы:

  • Учет и запугивание Когда ребенок становится объектом запугивания, родителям необходимо задокументировать события и вести записи (или историю) того, что происходит с их ребенком. Эта запись полезна при разговоре со школьными педагогами, сотрудниками правоохранительных органов или другими лицами, которым может потребоваться помощь родителям в борьбе с издевательствами. Данные важны. Помните — если этого нет в письменном виде, значит, его не существует.

5. Присоединяйтесь к сообществу.

Издевательства затрагивают многие жизни, и это может происходить с другими в школе или сообществе вашего ребенка. Вы можете помочь, повышая осведомленность через общественные мероприятия, посещая семинары или тренинги в вашем сообществе, или делясь информацией с другими.

Возможности включают:

Когда ваш ребенок подвергается издевательствам: Часть 1 | PACERTalks About Bullying: Сезон 2, Эпизод 14

Первый из двух видеороликов о том, что делать, если ваш ребенок подвергается издевательствам.Когда вы обнаруживаете, что над вашим ребенком издеваются, есть два не менее важных и параллельных шага: (1) поддержка вашего ребенка и (2) работа со школой. В этом видео мы делимся идеями поддержки и разработки плана действий с вашим ребенком.

Когда ваш ребенок подвергается издевательствам: Часть 2 | PACERTalks About Bullying: Сезон 2, Эпизод 15

На этой неделе в PACERTalks About Bullying мы рады опубликовать вторую часть о том, что делать, если ваш ребенок подвергается издевательствам.На прошлой неделе в первой части мы рассказали, как помочь вашему ребенку. Сегодня мы делимся советами по работе со школой, чтобы обеспечить безопасность и поддержку вашего ребенка. Следите за обновлениями на следующей неделе, чтобы увидеть новый эпизод!

Если ваш ребенок с ограниченными возможностями подвергается издевательствам…

1. Распространенность

Исследования показали, что дети с ограниченными возможностями в два-три раза чаще подвергаются издевательствам, чем их сверстники, не являющиеся инвалидами.Родители, учителя и другие взрослые — самые важные защитники, которых может иметь ученик с ограниченными возможностями, и они играют важную роль в этих ситуациях запугивания.

Учащиеся с ограниченными возможностями и издевательствами: пять основных вещей, которые нужно знать родителям, преподавателям и учащимся В этом раздаточном материале содержится обзор важных фактов об учащихся с ограниченными возможностями и издевательствах для родителей, преподавателей и учащихся.

Издевательства и домогательства по причине инвалидности на рабочем месте: что молодежь должна знать Запугивание случается не только в школе, но и на работе.Помогите подростку узнать, что делать, если над ним издеваются на работе.

2. Законы и политика

Как родитель учащегося с ограниченными возможностями важно знать о федеральных законах и ресурсах, специально разработанных с учетом ситуации вашего ребенка. Родители имеют законные права, когда их ребенок с ограниченными возможностями становится объектом издевательств или преследований, связанных с их инвалидностью. Согласно письму «Уважаемый коллега» 2000 года из Управления по гражданским правам, «штаты и школьные округа также несут ответственность… за обеспечение того, чтобы бесплатное соответствующее государственное образование (FAPE) было доступным для имеющих на это право учащихся с ограниченными возможностями.Преследование по причине инвалидности может привести к отказу в предоставлении FAPE в соответствии с этим законодательством ». Согласно этим федеральным законам школы обязаны реагировать на преследование или запугивание учащегося с ограниченными возможностями. Школа должна принять немедленные и надлежащие меры для расследования, общения с целевыми учащимися относительно шагов по прекращению преследований, устранению любой враждебной среды и предотвращению повторения преследований. Если школа не принимает необходимых мер, родители могут рассмотреть возможность подачи официальной жалобы в Управление по гражданским правам.

Подробнее о законах и политике>>>

3. IEP и издевательства

Индивидуальная образовательная программа (IEP) может быть полезным инструментом в разработке плана предотвращения издевательств для учащихся с ограниченными возможностями. Помните, что каждый ребенок, получающий специальное образование, имеет право на бесплатное соответствующее государственное образование (FAPE), и издевательства иногда могут стать препятствием для получения такого образования.Группа IEP, в которую входят родители, может определить стратегии, которые можно записать в IEP, чтобы помочь остановить издевательства. Когда это уместно, может быть полезно вовлечь ребенка в процесс принятия решений.

IEP и издевательства Учащиеся с ограниченными возможностями, которые имеют право на специальное образование в соответствии с Законом об образовании лиц с ограниченными возможностями (IDEA), будут иметь индивидуальную образовательную программу (IEP), которая может быть полезным инструментом в плане предотвращения издевательств.В этом раздаточном материале содержится дополнительная информация об IEP и издевательствах.

4. Больше идей

Peer Advocacy Это программа, разработанная для обучения студентов высказыванию от имени других студентов с ограниченными интеллектуальными возможностями или нарушениями развития. Это уникальный подход, который позволяет учащимся защищать тех, кто подвергается издевательствам, и предоставлять возможности для социальной интеграции.

Полезные ресурсы для учащихся с ограниченными возможностями Книги, видео и рассказы — мощные способы поделиться посланиями о включении, принятии и понимании.Мы собрали множество ресурсов, которыми вы можете поделиться со своим классом, а затем провести вдумчивое групповое обсуждение.

PACER’s Peer Advocacy Project | PACERTalks about Bullying, Серия 23

Узнайте, что послужило источником вдохновения для проекта по защите интересов сверстников, который объединяет учащихся с ограниченными возможностями и без них.

Если ваш ребенок проявляет агрессивное поведение…

1.Поговорите со своим ребенком.

Многие родители с удивлением узнают, что их ребенок проявляет агрессивное поведение. Часто они понятия не имеют, что их ребенок демонстрирует такое поведение. Если вы обнаружите, что ваш ребенок издевается, важно знать, что издевательства — это поведение, и это поведение можно изменить. Студенты запугивают по многим причинам, включая давление со стороны сверстников или издевательства над собой. Ваш ребенок может не осознавать, насколько сильно он кому-то причиняет вред, какое влияние его действия оказывают на другого ребенка, или он может не обозначать свое поведение как издевательство.

Первый шаг — поговорить с вашим ребенком о том, почему он запугивает. Этот разговор должен позволить вашему ребенку понять, что он может чувствовать, высказать свое мнение, если кто-то издевается над ним, а также поговорить о других факторах, которые могут привести к такому поведению.

Что делать, если ваш ребенок — хулиган? Может ли ваш ребенок издеваться над другими? Вы знаете? Узнав об этом, вы бы знали, что делать? Вот некоторая информация, которая может помочь.

2. Постарайтесь понять чувства ребенка и покажите, что вы слышите то, что он вам говорит.

Помогите своему ребенку понять, что другие чувствуют, когда над ним издеваются, и дайте им понять, что чувства имеют значение. Ролевые игры могут быть полезны, чтобы научить вашего ребенка различным способам справляться с ситуациями, а также помочь ему понять, как его поведение влияет на других.

Что делать, если ваш ребенок хулиганит? Видеть своего ребенка жертвой издевательств может быть душераздирающе.Но так же можно наблюдать, как ваш ребенок издевается над другим. Ну так что ты делаешь?

Каковы стратегии перенаправления агрессивного поведения . Под руководством взрослых перенаправление агрессивного поведения на понимание различий, а также практика доброты и инклюзивности являются хорошими стратегиями для изменения поведения ребенка.

3. Будьте реалистичны. Чтобы изменить поведение, нужно время.

Будьте терпеливы со своим ребенком, когда он узнает новые способы справляться с чувствами и конфликтами.Хвалите и признавайте, когда ваш ребенок хорошо справляется с конфликтом или находит позитивный способ справиться со своими чувствами. Этот тип положительного подкрепления имеет большое значение!

Дополнительные ресурсы

Родители учеников начальной школы
Посетите вместе с ребенком веб-сайт PACER Kids Against Bullying и перейдите на следующую страницу:

Родители учащихся средних и старших классов
Если ваш подросток демонстрирует агрессивное поведение, посоветуйте ему посетить сайт PACER Teens Against Bullying и заглянуть на страницу «Запугиваете ли вы».

Спросите нас: что побуждает кого-то запугивать? | PACERTalks About Bullying: Сезон 2, Эпизод 20

Вопрос от Хлои, старшеклассницы, которая хочет знать, что побуждает учеников к издевательствам.


Что вы можете сделать, если ваш ребенок проявляет агрессивное поведение | PACERTalks About Bullying: Season 3, Ep. 11

Если ваш ребенок стал свидетелем запугивания…

1.Расскажите ребенку, насколько он могущественен.

Около 60 процентов ситуаций издевательства заканчиваются вмешательством сверстника, что отводит учащимся важную роль в предотвращении издевательств. Однако многие студенты не знают, как сделать первый шаг. Родителям важно обсуждать с детьми и подростками свою способность помогать другим.

2. Скажите им, чтобы они не присоединялись.

Самое простое действие, к которому родители могут направить своих детей, — это не участвовать в издевательствах.Это дает понять, что они не согласны с происходящим, и отвлекает внимание от запугивающего человека. Ваш ребенок также может помочь, рассказав взрослому об издевательствах, поскольку ученик, над которым издеваются, может не справиться с этим сам. Обсуждая это действие с ребенком, важно подчеркнуть разницу между рассказом и болтовней. Говорят, чтобы защитить себя или другого ученика от травм, тогда как болтовня преднамеренно навлекает на кого-то неприятности.

3. Поощряйте их оказывать поддержку ученику, над которым издеваются.

Наконец, один из наиболее эффективных шагов, к которым вы можете побудить своего ребенка, — это показать поддержку ученику, над которым издеваются. Спросите своего ребенка, как бы он себя чувствовал, если бы над ним издевались, и как бы он хотел, чтобы кто-нибудь поддержал его. Они могут выразить поддержку, поговорив с учеником, над которым издеваются, сказав ему, что произошедшее нехорошо, или пригласив ученика присоединиться к ним в каком-либо мероприятии.Есть много эффективных вариантов, поэтому поощряйте ребенка делать то, что ему кажется правильным.

Что еще может сделать ваш ребенок, чтобы поддержать объект издевательств?

  • Проводите время со студентами, над которыми издеваются.
  • Постарайтесь увести учеников, над которыми издеваются, от ситуации.
  • Слушайте студентов, над которыми издеваются, и позвольте им говорить об этом.
  • Скажите ученику, что никто не заслуживает издевательств.
  • Если ребенок чувствует себя комфортно, расскажите об этом взрослому, которому доверяете.
  • Никогда не поощряйте и не способствуйте издевательствам.

Для получения дополнительной информации о силе сторонних наблюдателей и других идей о том, как оказывать поддержку, просмотрите раздаточный материал «Что молодежь может сделать, чтобы помочь сверстникам, которые подвергаются издевательствам».

Дополнительные ресурсы

Родители учеников начальной школы
Посетите вместе с ребенком веб-сайт PACER Kids Against Bullying и ознакомьтесь со следующими страницами:

Родители учащихся средних и старших классов
Если ваш подросток становится свидетелем издевательств, предложите им посетить веб-сайт PACER Teens Against Bullying и посетить следующие страницы:

  • Видео, созданные учениками Эти видео помогают подросткам понять, как может выглядеть издевательство, и что они могут сделать, чтобы его предотвратить.
  • Что молодежь может сделать, чтобы помочь сверстникам, которые переживают издевательства Чем больше подростки знают об издевательствах, тем больше у них возможностей предотвратить их. Этот PDF-файл предоставляет дополнительную информацию, которая помогает подросткам понять, как они могут действовать.
  • Киберзапугивание На этой странице даются советы о том, как подростки могут защитить себя от киберзапугивания, предотвратить запугивание других и что делать, если они видят киберзапугивание.

Что такое инклюзивность и почему это важно? | PACERTalks About Bullying, Серия 26

Узнайте, как определяется инклюзия и как мы все можем продемонстрировать это в нашей школе и сообществе.


причин, по которым учащиеся могут не сообщать о издевательствах — Ответ учащихся | PACERTalks About Bullying: Season 3, Ep. 13


способов поддержки партнера — 60-секундный ответ | PACERTalks About Bullying: Season 3, Ep.15

Разработка плана действий учащихся

Родителю, ищущему решения, важно не только быть информированным, но и иметь план. Если ваш ребенок подвергается издевательствам, становится свидетелем издевательств или издевательств над другими людьми, вы можете помочь ему составить план по изменению своей ситуации.

Национальный центр по предотвращению издевательств

PACER предлагает План действий для учащихся — бесплатный загружаемый план, который можно использовать, чтобы помочь вашему ребенку осмыслить свою ситуацию, обсудить, как, по его мнению, она может измениться, и определить шаги, необходимые для ее реализации. .

примеров самозащиты | PACERTalks About Bullying, Серия 25

В этом видео Джоди, директор Центра обучения и информации для родителей PACER, делится творческим примером из реальной жизни, который помогает визуализировать, как самоадвокация с использованием «Плана действий учащихся» может выглядеть в действии.

Начальная школа
Эти наглядные и соответствующие возрасту руководства предоставляют полезную информацию о издевательствах для детей раннего возраста:

Средняя и старшая школа
Вы подвергаетесь издевательствам? Викторина Запугивание может случиться с кем угодно, и его не всегда легко распознать. Этот тест помогает подросткам понять, что такое издевательства и может ли оно с ними случаться.

Учащиеся средних и старших классов — Издевательства 101: Руководство для учащихся средних и старших классов Наглядное, соответствующее возрасту 14-страничное руководство с простой для понимания информацией. В руководстве представлены основы разговора с подростками о том, что такое запугивание, а что нет, о ролях участников и советы о том, что подростки могут сделать, чтобы справиться с издевательствами.

Проверьте свои знания

  1. Верно или нет: если над вашим ребенком издеваются, вам следует избегать прямого столкновения с учеником, издевающимся над вашим ребенком или его родителями.

    Проверить ответ

    Верно. Нормальная инстинктивная реакция родителей — это попытаться исправить ситуацию и уберечь своего ребенка от вреда. Например, родитель может позвонить родителям ученика, который издевается, или напрямую противостоять ребенку, который издевается. Помните, что когда дети рассказывают родителям об издевательствах, они ищут родителей, которые направят их к решению, которое заставит их почувствовать себя уполномоченными.Вовлеките их в процесс определения следующих шагов. Было показано, что позвонить другому родителю или напрямую противостоять запугивающему ученику неэффективно.

  2. Верно или неверно: Учащиеся с ограниченными возможностями реже подвергаются издевательствам, чем их сверстники, не являющиеся инвалидами.

    Проверить ответ

    Ложь. Исследования показали, что дети с ограниченными возможностями в два-три раза чаще подвергаются издевательствам, чем их сверстники, не являющиеся инвалидами. Родители, учителя и другие взрослые — самые важные защитники, которых может иметь ученик с ограниченными возможностями, и они играют важную роль в этих ситуациях запугивания.

  3. Верно или неверно: дети, которые запугивают, всегда будут издеваться.

    Проверить ответ

    Ложь. Если вы обнаружите, что ваш ребенок издевается, важно помнить, что травля — это поведение, и это поведение можно изменить. Студенты запугивают по многим причинам, включая давление со стороны сверстников или издевательства над собой. Ваш ребенок может не осознавать, насколько сильно он кому-то причиняет вред, какое влияние его действия оказывают на другого ребенка, или он может не обозначать свое поведение как издевательство.

  4. Верно или неверно: не имеет значения, присоединятся ли к нему учащиеся, ставшие свидетелями издевательств.

    Проверить ответ

    Ложь. Самое простое действие, к которому родители могут направить своих детей, — это не участвовать в издевательствах.Это дает понять, что они не согласны с происходящим, и отвлекает внимание от запугивающего человека.

Следующий раздел

10 типов детей, наиболее подверженных издевательствам

Есть ряд причин, по которым кого-то могут запугать. Они включают в себя все: от личностных различий до того, что вы оказались не в том месте и не в то время.Более того, любой может стать целью запугивания, даже сильные, спортивные и популярные дети.

Однако есть определенные характеристики, которые могут увеличить шансы ребенка стать жертвой издевательств. Важно помнить, что этим детям не следует пытаться изменить свои характеристики, чтобы избежать издевательств. Запугивание — это неправильный выбор, сделанный хулиганом, а не какой-то предполагаемый недостаток цели.

Типы детей, которые могут подвергнуться издевательствам

Ответственность за издевательства всегда ложится на плечи хулигана, а не жертвы.Тем не менее, есть несколько типов детей, которые часто становятся мишенью для хулиганов. Это характеристики или атрибуты, которые могут повысить вероятность запугивания.

Успешно

Дети, у которых хорошо получается то, что они делают, могут подвергнуться издевательствам. Часто над детьми издеваются, потому что они получают много положительного внимания со стороны сверстников и взрослых. Это внимание может быть чем угодно: от достижения успеха в спорте до работы в команде поддержки и получения должности редактора школьной газеты.

Хулиганы нацелены на этих учеников, потому что они либо чувствуют себя неполноценными, либо беспокоятся, что их способности затмеваются способностями цели. В результате они запугивают этих детей, надеясь заставить их чувствовать себя неуверенно, а также заставить других усомниться в их способностях.

Интеллектуальный, решительный, творческий

В школе эти ученики стараются изо всех сил выполнять школьные задания. Или они учатся очень быстро и выполняют проекты и задания быстрее, чем другие ученики.Например, одаренные ученики часто становятся мишенями для успеваемости в школе. Хулиганы обычно выделяют их, потому что завидуют этому вниманию.

Уязвимый

Дети, которые являются интровертами, тревожными или покорными, чаще подвергаются издевательствам, чем дети, которые являются экстравертами и напористыми. Фактически, некоторые исследователи считают, что дети, не обладающие чувством собственного достоинства, могут привлекать детей, склонных к запугиванию. Более того, дети, которые стараются угодить людям, часто становятся мишенью для хулиганов, потому что ими легко манипулировать.

Исследования показывают, что дети, страдающие от депрессии или связанных со стрессом состояний, также могут быть более подвержены издевательствам, что часто ухудшает их состояние. Хулиганы выбирают этих детей, потому что они легко становятся мишенью и с меньшей вероятностью будут сопротивляться. Большинство хулиганов хотят чувствовать себя сильными, поэтому часто выбирают детей более слабых, чем они сами.

Изолированный

У многих жертв издевательств, как правило, меньше друзей, чем у детей, которые не испытывают издевательств. Они могут быть отвергнуты своими сверстниками, исключены из общественных мероприятий и даже могут проводить обед и перерыв в одиночестве.

Родители и учителя могут предотвратить издевательства над социально изолированными учениками, помогая им завязать дружеские отношения. Прохожие также могут поддержать этих студентов, подружившись с ними.

Исследования показывают, что если у ребенка есть хотя бы один друг, его шансы стать жертвой издевательств резко снижаются. Без друга, который бы поддержал их, эти дети с большей вероятностью станут мишенью для хулиганов, потому что им не нужно беспокоиться о том, что кто-то придет на помощь жертве.

Популярное

Иногда хулиганы нацелены на популярных или любимых детей детей из-за угрозы, которую они представляют для хулиганов.Дрянные девушки особенно склонны нападать на кого-то, кто угрожает их популярности или социальному положению.

Во многом относительная агрессия напрямую связана с попыткой подняться по социальной лестнице. Дети будут распространять слухи, обзывать себя и даже прибегать к киберзапугиванию, чтобы разрушить свою популярность. Когда эти дети становятся мишенью, хулиган пытается дискредитировать жертв и сделать их менее симпатичными.

Внешний вид

Практически любые физические характеристики, отличные или уникальные, могут привлечь внимание хулиганов.Возможно, жертва будет низкой, высокой, худой или толстой. Они могут носить очки или иметь прыщи, большой нос или торчащие уши. На самом деле неважно, что это такое, хулиган выберет особенность и превратит ее в цель.

Часто издевательства такого рода очень болезненны и наносят ущерб самооценке молодых людей. Большинство хулиганов, нацеленных на этих детей, получают удовольствие, высмеивая других. В других случаях они хотят посмеяться над другим человеком.Лучший способ бороться с хулиганом, который нацелен на такого типа людей, — это отобрать у них аудиторию.

Болезнь или инвалидность

Хулиганы часто нападают на детей с особыми потребностями. Сюда могут входить дети с расстройством аутистического спектра (РАС), синдромом Аспергера (который в DSM-5 больше не используется в качестве диагноза, но, вместо этого, теперь относится к РАС), синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), дислексия, Даун синдром или любое состояние, которое их отличает. Дети с пищевой аллергией, астмой и другими заболеваниями также могут стать мишенью для хулиганов.Когда это происходит, хулиганы проявляют недостаток сочувствия или шутят над другим человеком.

Для учителей и родителей очень важно убедиться, что у этих детей есть группа поддержки, которая поможет им защититься от издевательств. Также помогает, если студенты в целом осуждают этот тип издевательств, в частности. Если хулиганы знают, что это табу, они вряд ли это сделают.

Различная сексуальная ориентация

Чаще всего над детьми издеваются за то, что они геи.Фактически, некоторые из самых жестоких случаев издевательств касались детей, над которыми издевались из-за их сексуальной ориентации. Если его не остановить, предвзятое издевательство может привести к серьезным преступлениям на почве ненависти. В результате очень важно, чтобы учащимся-лесбиянкам, геям, бисексуалам и транссексуалам (ЛГБТ) была предоставлена ​​надежная сеть поддержки для обеспечения их безопасности.

Религиозные или культурные убеждения

Дети нередко подвергаются издевательствам за их религиозные убеждения. Одним из примеров такого рода издевательств является обращение с мусульманскими студентами после трагедии 11 сентября.Однако любого студента можно запугать за его религиозные убеждения. И студентов-христиан, и студентов-евреев часто высмеивают за их верования и обычаи.

Запугивание, основанное на различных религиозных убеждениях, обычно происходит из-за непонимания, а также из-за отсутствия толерантности к вере во что-то другое.

Другая раса

Иногда дети издеваются над другими, потому что они принадлежат к другой расе. Например, белые ученики могут выделять чернокожих учеников и запугивать их.Или черные студенты могут выделять белых студентов и запугивать их.

Так бывает со всеми расами и во всех направлениях. Ни одна раса не свободна от издевательств, и ни одна раса не свободна от хулиганов. Как и в случае с религиозным запугиванием, этих студентов выделяют только потому, что они разные.

Слово от Verywell

Хотя каждая из этих характеристик может использоваться хулиганами, они никоим образом не являются недостатками, которые жертвы должны изменить.Помните, что издевательства — это плохой выбор хулигана. Важно сообщить об этом факте жертвам издевательств. Им нужно напомнить, что с ними все в порядке и что они не виноваты в том, что на них напали.

Как сторонний наблюдатель, вы можете сыграть важную роль в прекращении издевательств. Если вы узнали, что над ребенком издеваются, может быть полезно связаться с учителями, консультантом или директором ребенка. Если издевательства происходят в Интернете, может помочь удаление приложений, в которых издевательства происходят.То же самое можно сказать о правонарушениях.

StopBullying.gov также является полезным ресурсом. В нем даются советы о том, как реагировать на многие виды издевательств.

.

Добавить комментарий