Деление возраста на периоды: Периоды детского возраста — Прайм Сервис

Содержание

Классификация возраста | Понятия и категории

КЛАССИФИКАЦИЯ ВОЗРАСТА, возрастная группировка, распределение возрастов людей по более или менее крупным группам, объединяющим их на основе сходства каких-либо социальных или демографических функций. Применяется обычно в отношении всего населения или больших совокупностей людей. В основе классификации возраста лежит представление о периодизации возраста. Классификация возраста позволяет разделять те или иные возрастные контингенты. Критерии классификации возраста зависят от цели исследования. В демографии предпочтительна классификация возраста по 1-годичным или 5-летним группам, в последнем случае часто (например, при расчете кратких таблиц смертности) первая 5-летняя группа ввиду ее особой важности подразделяется на 1-годичные. При изучении брачности и рождаемости выделяются бракоспособные возрасты и репродуктивный возраст женщин. С экономической точки зрения возрасты подразделяются на 3 группы — дорабочий, рабочий и послерабочий (дотрудоспособный трудоспособный и послетрудоспособный), границы которых различны наиболее употребительно членение на 3 группы с целым числом 5-летних групп в каждой (0-14, 15-59, 60 лет и старше или 0-14, 15-64, 65 лет и старше).

Такая классификация возраста принята в международной практике. В СССР в практике планирования применяется группировка 0-15, 16-54, 55 лет и старше — для женщин 0-15, 16-59, 60 лет и старше — для мужчин. Классификация возраста, имеющая значение для анализа структуры трудовых ресурсов разработана Б. Ц. Урланисом. При этом население подразделяется на группы дорабочая — до 15 лет (в т. ч. дети ясельного возраста — до 2, лошкольного-3-6 и школьного — 7-15 лет) рабочая — 16-59 лет (в т. ч. юность — 16-24, зрелость — 25-44 и поздняя зрелость — 45-59 лет), послерабочая — 60 лет и старше (в том числе пожилой возраст — 60-69, ранняя старость-70-79, глубокая старость — 80 лет и более).

На основе анализа возрастных изменений в различных органах и тканях, а также оценки работоспособности организма решением Ленинградской конференции по геронтологии (1962) и семинара ВОЗ по социальным и клиническим проблемам в СССР принята так называемая рабочая классификация возрастных рубежей второй половины жизни человека.

Возраст 45-59 определяется как средний, 60-74 — пожилой, старше 75 лет — старческий, в котором выделяются долгожители — люди в возрасте 90 лет и старше.

Попытки предложить универсальную классификацию возраста предпринимались издавна. Так русский статистик и демограф 1-й половины 19 века А. П. Росчавский-Петровский выделял подрастающее поколение — до 15 лет (в т. ч. малолетние — до 5 лет и дети — 5-15), цветущее поколение — 16-60 лет (в т. ч. молодые — 16-30, возмужалые — 30-45, пожилые — 45-60 лет), увядающее поколение — 61-100 лет и старше (в т. ч. старые — 61 — 75, долговечные- 75-100 и старше). Классификация возраста, предложенная в 1939 году секцией демографической статистики американской ассоциации здравоохранения, соответствует классификациям, принятым в современных международных сравнениях. В ней 8 периодов: младенчество — до 1 года, дошкольный возраст — от 1 до 4 лет, школьные годы — 5-14, юношеские годы — 15-24, годы наибольшей активности — 15-44, средний возраст — 45-64, ранний период старости — 65-74, старость — от 75 лет.

Известны и другие универсальные классификации возраста, однако ни одна из них в настоящее время не стала общепринятой (см. также Возраст).

И.В. Калинюк.

Демографический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Главный редактор Д.И. Валентей. 1985.

Возрастные периоды развития | Лицей города Кирово-Чепецка

Идея развития пришла в психологию из других областей науки. Развитие, прежде всего, характеризуется качественными изменениями, появлением новообразований, новых механизмов, новых процессов, новых структур.

Вопрос о возможности выделения периодов жизни, в которых развитие личности подчиняется особым закономерностям, имеет многовековую историю.

Однако, несмотря на столь длительную историю проблемы, до настоящего времени открытым остается вопрос о том, делится ли развитие личности на периоды, или оно происходит непрерывно и можно лишь говорить о последовательной смене форм поведения. Идут дискуссии по поводу оснований для выделения периодов и их границ.

Особенно это касается периодизации развития взрослых.

Под возрастной периодизацией в психологии принято понимать модель развития личности, отражающую сущность происходящих возрастных изменений и предлагающую выделение отдельных этапов развития, каждый из которых характеризуется как своеобразием структуры и функционирования различных психических процессов, так и особыми личностными новообразованиями.

Знакомясь с периодизацией индивидуального развития, следует учитывать некоторые специфические проблемы. Не существует жестких границ начала и завершения каждой стадии. Существует много классификаций возрастов, разработанных специалистами из разных областей человеческого знания, основанного на разных критериях.

В данном разделе за основу принята следующая периодизация жизненного цикла: детство, отрочество, зрелость (взрослость), поздняя взрослость, пожилой возраст, старость.

В свою очередь каждый из периодов состоит из нескольких стадий (Столяренко, 1999; Реан, 2003).

  • Детство включает 4 стадии:
    1. новорожденность и младенчество от рождения до одного года;
    2. раннее детство 1 – 3 года;
    3. дошкольное детство 3 – 6 лет;
    4. младшее школьное детство 6 – 11- 12 лет.
  • Отрочество подразделяется на 2 периода:
    1. младший подростковый 11 — 12 — 14 — 15 лет;
    2. юношеский (ювенильный) 16 – 20 лет.
  • Зрелость (взрослость) подразделяется на 2 периода:
    1. ранняя взрослость 20 — 40 лет;
    2. средняя взрослость 40 – 60 лет.
  • Поздняя старость (пожилой возраст) 60 лет и более.

Пожилая страна. Как решить проблемы стареющего общества

9–10 октября в Москве прошла II ежегодная Национальная конференция «От стареющего общества – к обществу для всех возрастов». Обсуждали проблемы пожилых людей и возможности повышения качества жизни.

Население стареет

Общую канву обсуждения можно обозначить так: пожилых людей во всем мире и в России становится больше, живут они дольше, и совершенно непонятно (по крайней мере, в России), что с этим делать.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в сейчас в мире насчитывается почти 700 млн людей старше 60 лет. К 2025 году их число достигнет 1,1 миллиарда. Тенденция старения населения особенно актуальна для России, где рост доли лиц старшего возраста опережает рост численности населения в целом.

Минтруд прогнозирует, что к 2016 году численность населения старше трудоспособного возраста составит более 35 млн человек. «Численность людей старше 65 лет увеличилась практически на 20% с 2009 года. В настоящее время число людей в возрасте старше 80 лет составляет более 4 млн человек, а еще несколько лет назад было 2,9 млн человек», — сообщил замминистра труда и социальной защиты населения РФ Алексей Вовченко. Любопытно, что чиновники никак не ассоциируют с приростом пожилых нетрудоспособных – падение числа юных нетрудоспособных иждивенцев, то есть – детей. Деторождение в России, несмотря на всяческие «материнские капиталлы», не достигло уровня 1980 года. Общие подсчеты никто не делал, но они, скорее всего, свидетельствуют о сохранении постоянного общего уровня иждивенцев.

Правительство 5 августа 2014 года поставило перед министерством труда и социальной защиты РФ задачу к весне 2015 года разработать стратегию действия в интересах пожилых людей в разных сферах: здравоохранение, образование, транспорт, спорт, культура и экономика.

По словам замминистра стратегия деятельности будет включать, среди прочего, пропаганду семейных ценностей. «Самое главное — это признание равноправными, равноценными, активными участниками нашего общества», — подчеркнул Алексей Вовченко. Для людей за 60 семейные ценности, вероятно, особенно ценны.

Кто такие старики?

По классификации ООН, население считается старым, если количество граждан старше 65 лет превышает 7%.

Однако порог старости определяется по-разному в разных системах координат. Например, по новой возрастной классификации ВОЗ, от 25 до 44 лет — это молодой возраст, 44—60 лет — это средний возраст, 60—75 лет — пожилой возраст, 75—90 лет — это старческий возраст, а после 90 — это долгожители.

А как в России?

В России же представления о старости, преимущественно, совсем иные. На это обращал внимание, например, Саша Галицкий, художник и арт-терапевт, работающий в израильских домах престарелых. Проводя мастер-класс на «Белых ночах в Перми», он был очень удивлен, увидев, кто пришел к нему на занятия. «Я работаю в Израиле с поколением 1920–1930 г.р., — написал он в своем блоге в Фэйсбуке. — В России в качестве «дедушек и бабушек» пришел народ рождения конца 40-х — начала 50-х годов. На них же пахать и пахать. Братцы! Как же так получается, что люди по возрасту годящиеся в дети моих израильских стариков сами глубокие старики в России?! Разница фактически на целое поколение???»

Проблема, как говорится, в головах. В сознании многих российских граждан закреплено: раз возраст пенсионный, значит уже старик. И вся существующая система это представление поддерживает.

«Я недавно получила пенсионное удостоверение, — поделилась Марина Михайлова, руководитель архангельского Центра «Гарант». — Так вот там написано, что пенсия мне выделена «по старости». Теперь муж мне говорит: „У тебя есть бумажка, где написана, что ты старая. И не вздумай больше называть себя молодой“ (смеется)».

Отдельная большая тема — дискриминация по возрастному признаку. Человеку после 50 лет невероятно сложно найти работу — вне зависимости от его квалификации. По данным исследования Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), каждый десятый человек старше 50 лет в России ищет работу, сообщил

Тимур Османов, ведущий специалист ФОМ.

При этом многие компании испытывают дефицит кадров, но не соглашаются брать людей не то что старше 50 лет, но иногда и старше 35. Эту проблему начинают понимать, но реальных действий по ликвидации дискриминации пока не много. Проект «Баба-деда», адресованный людям за 50, кроме предоставления им разнообразных услуг, занимается просветительской работой с бизнесом. Организуются семинары, на которых представители компаний, где работают зрелые специалисты, рассказывают другим, почему это выгодно. «Единственная возможность убеждать – говорить на языке бизнеса, когда сами друг другу рассказывают. Только можно добиться доверия», — подчеркнула

Анастасия Лазибная, руководитель проекта «Баба-деда». Но пока на страничке предложений работы не густо.

Что же делать?

По словам Марии Морозовой, генерального директора Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, в этом году организаторы конференции приняли решение сосредоточиться на обсуждении и поиске конкретных решений проблем, связанных со старением общества. Понятно, что никто не ожидал конкретных спасительных рецептов. Но дискуссий, на мой взгляд, явно не доставало.

Большое впечатление произвела на меня озвученная цифра о покупательной способности российской пенсии с 1980 года — в процентах к прожиточному минимуму пенсионера (ПМП). Эта способность упала на 60%, и при самых благоприятных прогнозах к 2050 году поднимется максимум на 30%. Данные привел Валентин Роик, заместитель генерального директора Научно-исследовательского института труда и социального страхования Минздравсоцразвития России, доктор экономических наук, профессор. Его вывод прост: без реформы пенсионной системы, появления большого количества негосударственных пенсионных фондов и создания дееспособного института страхования проблему не решить – денег просто нет.

То есть, в очередной раз проявилась необходимость координированных усилий власти, бизнеса и общественных организаций. На конференции было представлено довольно много: и опыт разнообразной работы НКО, и примеры участия бизнеса – в учебе и трудоустройстве, в создании частных Домов престарелых и т.п. Агентство стратегических инициатив сообщило о своих усилиях по созданию «Дорожной карты», но…

Замминистра труда и социальной защиты населения РФ, например, с удивлением и недоверием воспринял сообщение Лизы Олескиной, директора фонда «Старость в радость», о том, что дома престарелых из-за проблем с реализацией 44-го закона о контрактной системе в сфере госзакупок не успевают заключить тендеры и остаются без бинтов, памперсов и прочих необходимых вещей. И только благодаря волонтёрам как-то выживают. Вот же бывает удивительное в РФ…

Работа большинства секций свелась к традиционной презентации докладов и достижений с минимальным пространством для обсуждения.

Очень подробный доклад о том, как с пожилыми работают в Израиле, представил Микаэл Ландерс, замглавы министерства здравоохранения Южного округа Израиля: где и как берутся деньги, какие механизмы, кто занимается чем, в каком количестве и т.п. На вопрос «Что вы посоветуете делать?» Микаэл ответил следующее: «Прежде чем что-то делать, нужно понять, что мы делаем. Откуда идёт финансирование. Кто будет осуществлять контроль? Если ориентироваться только на богатеньких — это одно дело, если не только – совсем другое…» Кто и на кого ориентируется в России – остается вопросом загадочным.

Некоторым утешением прозвучали слова представителя Всемирной организации здравоохранения Луиджи Мальорини, что в Италии не так давно считалось, что людей в преклонном возрасте надо содержать в изолированных учреждениях санаторного типа за городом. Теперь же итальянские представления о том, какой должна быть жизнь на пенсии, изменились. Пожилые люди хотят быть активными, общаться, ходить в кафе и даже работать – и их поддерживают соцпрограммы. Комфортабельные концлагеря для стариков отменяются.

Хотелось бы надеяться, что реформа пенсионной системы проявится не только в повышении пенсионного возраста. Очень бы хотелось.

Отрадно было увидеть на конференции много пожилых людей – и среди участников, и среди волонтеров. По крайней мере, в этом смысле событие удалось.

О критериях возрастной периодизации (материалы к философии возраста) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

66

УДК 128 / 129

С. А. Лишаев

О критериях возрастной периодизации (материалы к философии возраста)*

Проблема возрастной периодизации рассматривается в горизонте герменевтической феноменологии. Исследуются основания периодизации и вводятся ее критерии, базирующиеся на различении ситуативного и надситуативного времени, а также на анализе изменений в соотношении размерности прошлого, настоящего и будущего.

The problem of age periodization is regarded in the perspective of hermeneutic phenomenology. The author examines the grounds of this periodization and introduces its criteria based on the distinction between the situational and the oversituatonal time as well as on the analysis of change of the proportion of the past, the present and the future.

Ключевые слова: философия возраста, возрастная периодизация, возраст, герменевтическая феноменология, ситуативное время, надситуативное время, возрастное время.

Key words: philosophy of age, age periodization, age, hermeneutic phenomenology, situational time, oversituational time, age time.

Философия возраста — одно из новых, быстро развивающихся направлений философских исследований* 1. В литературе, посвященной этой теме, преобладают работы, в которых дан анализ отдельных возрастов и проблем возрастной динамики. Дальнейшее развитие философии возраста и ее конституирование как особой области антропологических исследований предполагает продумывание концептуальных оснований, определяющих общую логику и структуру новой дисциплины. Одним из вопросов, который должен быть рассмотрен в рамках работы над решением этой задачи, является вопрос о критериях периодизации возраста.

© Лишаев С. А., 2015

* Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 15-03-00705.

1 Об истории философской рефлексии над возрастом от античности до наших дней нам уже приходилось высказываться (подробнее см. 3).

67

В философской литературе сегодня используются разные варианты периодизации. Причем часто они «принимаются к исполнению» без какого бы то ни было обоснования избранного варианта. Можно предположить, что теоретики возраста, используя ту или иную возрастную схему, исходят или из языкового предпонимания периодизации, или опираются на одну из тех ее версий, которые были созданы в медицинских, психологических или социологических исследованиях.

Мы исходим из того, что философская непродуманность возрастной периодизации будет преодолеваться по мере того, как философы перейдут к попыткам построения общей теории возраста. Такую теорию не построить без тщательно продуманной периодизации, без анализа ее критериев. Первые работы, посвященные теоретическим проблемам философии возраста в целом, уже появились в отечественной литературе. Но, к сожалению, вопроса о периодизации они лишь слегка касаются.

В известной статье М. Эпштейна «К философии возраста» [5] излагается проект философской теории возраста, построенной методом фрактального анализа. Ее автор предлагает целую периодическую таблицу возрастов. Принцип самоподобия, как показывает Михаил Эпштейн, позволяет рассмотреть в «традиционном» детстве «детство детства», «отрочество детства», «молодость детства», «зрелость детства» и «старость детства». Аналогичным образом «делятся на пять» и четыре других возраста. Не входя в анализ таблицы возрастов по существу, отметим, что за исходную возрастную матрицу принимается «пятичленка» (детство, отрочество, молодость, зрелость и старость). При этом ни число, ни состав базовых возрастов не обсуждаются; они просто извлекаются автором из языкового обихода как наиболее распространенный вариант структурирования возрастов1.

В недавно изданном исследовании Е. В. Косиловой («Философия возраста» [1]) имеется небольшая глава под названием «Возрастные этапы» [1, с. 8-13]. К сожалению, автор ограничился экспозицией трех классификаций возраста: обыденной, природной (физиологиче-

1 М. Эпштейн пишет о делении возраста на пять периодов как о чем-то само собой разумеющемся: «Чаще всего выделяются пять: детство, отрочество, молодость, зрелость, старость. Порою перед детством еще выделяется младенчество, перед молодостью — юность, а после старости — дряхлость. Но мы будем исходить из простой, пятичленной схемы, потому что и она позволяет нам умножить число возрастов до 25» [5]. Но верна ли пятичленная схема? Не следует ли брать за основу три возраста или, скажем, семь? «По ситуации» (речь идет о журнальной статье) отказ от объяснений М. Эпштейна понятен и логичен: автор должен был представить фрактальную теорию возраста в рамках небольшой журнальной статьи. Но вопрос об основаниях периодизации все равно остается.

68

ской) и познавательной. Первые две просто описываются без какого бы то ни было анализа, вторая обсуждается: познавательное взросление — одна из центральных тем исследования Косиловой. Однако и познавательная периодизация (особенно ее вторая часть, названная периодом «познавательной самостоятельности») нуждается, по признанию автора, в дальнейшем продумывании [1, с. 11-13]. Обсуждения периодизации экзистенциального взросления (вторая сквозная тема книги Косиловой) в книге нет, как нет и обоснования «объединенной» периодизации, в которой гносеологические и экзистенциальные аспекты возраста можно было бы свести в единую возрастную схему.

Наиболее последовательное обоснование возрастной периодизации можно найти в работе В. И. Красикова «Синдром существования» [2, с. 9-18]. В ее основу положена темпоральная структура экзистенции, базирующаяся, по Красикову, на динамическом балансе воображения (желания, мечты), памяти (опыта) и рефлексии. Память питает рефлексию, а постепенное усиление последней делает сознание трезвым и… все больше и больше «подрезает» крылья воображению. Доминирование воображения (желания) над памятью (опытом) и рассудком характерно для молодости (верховенство будущего). Равновесие прошлого и будущего под правлением трезвого разума определяет годы зрелости (верховенство настоящего). Доминирование опыта и рассудка над воображением определяет жизнь человека в старости (верховенство прошлого). Не входя в подробный анализ предложенной В. И. Красиковым периодизации (а в ней есть много конструктивных моментов), отметим, что она вызывает и возражения. В трехзвенной периодизации Красикова (молодость, зрелость, старость) детство рассматривается как этап молодости, с чем согласиться трудно, если исходить из критериев периодизации, предложенных этим же автором. Дети в своем развитии устремлены в будущее (растут, развиваются), но они не живут будущим в отличие от молодых взрослых, чья жизнь определяется как раз «большим будущим».

Тем не менее темпорально-ориентированный подход к возрастной периодизации, предложенный Красиковым, представляется нам конструктивным. В данном исследовании мы также будем исходить из темпоральной структуры экзистенции как основы возрастной периодизации. Однако темпорально-возрастную структуру периодизации жизни мы рассмотрим, исходя из концептуального горизонта герменевтической феноменологии [3].

69

Темпоральность и возраст. Критерии периодизации

Рассматривая возраст в методологической перспективе экзистенциальной аналитики, следует прежде всего прояснить критерии периодизации. Их следует искать в том, каким образом темпоральная структура Dasein (Присутствия) исполняется — по ходу жизни — телом и «на теле». Благодаря темпоральному устройству экзистенции как, по слову Хайдеггера, вперёд-себя-уже-бытия-в-мире-при-внутримирно-встречном-сущем собственная жизнь оказывается в нашем ведении как временная и временная. Если собственная жизнь (как и жизнь других людей) открыта нам как протяженная, конечная и неоднородная по своим временным характеристикам, она приобретает возрастную структуру.

Чем определяется эта структура? Наложением экзистенции как экстатически-горизонтального единства прошлого, настоящего и будущего на фактичность Присутствия в ее временном аспекте. Возраст — это конкретизация временного характера Присутствия, его возрастная расположенность, одна из онтических проекций вне-себя-бытия.

Когда говорят о Присутствии, говорят о временности экзистенции, когда говорят о человеческой жизни, говорят о ее возрастах. То обстоятельство, что человек имеет возраст, определено темпорально-стью его бытийного устройства. Неравенство временных горизонтов по величине — результат фактичности исполнения темпоральной структуры вне-себя-бытия. Именно тело обусловливает — по ходу жизни — трансформацию соотношения временных горизонтов по параметру величины. Накопление временных изменений на телесном уровне ведет к изменению соотношения горизонтов (направлений) временения по их протяженности и, соответственно, по их экзистенциальному весу.

Сама по себе темпоральная структура экзистенции (как единства трех временных горизонтов) имеет трансцендентальный характер, но поскольку она исполняется живым существом, то при рассмотрении его жизни в диахроническом режиме необходимо учитывать те поправки, которые вносятся в соотношение измерений времени (по их протяженности) человеческим телом, параметры которого «по жизни» меняются.

Критерии возрастной периодизации следует искать в изменениях размерности временных горизонтов, определяющих темпоральный размах заботы о жизни или… в отсутствии таковой. Если различать заботу, ангажированную текущей ситуацией (заботу в форме озабо-

70

ценности «требованиями минуты», «дня», «недели»), и заботу, имеющую в виду отдаленное будущее и «в дела давно минувших дней», в пределе же — жизнь-как-целое (как ситуацию, требующую (раз)решения), то необходимо разграничивать лежащую в основе разных модусов заботы разноуровневость темпорального режима вре-менения, в котором мы предлагаем различать ситуативный и надситуативный уровни.

Ситуативное время (и ситуативное временение Dasein) подчинено текущим обстоятельствам с их «вчера», «сегодня» и «завтра». Надситуативный уровень временения распространяет экстатически-горизонтальное единство прошлого-настоящего-будущего за пределы текущей ситуации и расширяет горизонты экзистенциального времени до масштабов жизни как целого. Надситуативное время (в пределе) — это (авто)биографическое время.

Различение ситуативного и надситуативного времени — основа возрастной периодизации, артикулирующей темпоральную вариативность человеческого существования. Оно обосновывает двухступенчатую периодизацию, в соответствии с которой все люди относятся к двум категориям: к детям или взрослым.

Над этой базовой периодизацией надстраивается периодизация второго уровня, в основании которой лежат различия временных горизонтов надситуативного времени по величине. Как будет показано ниже (раздел «Три возраста взрослости»), она связана с переносом экзистенциально-временной доминанты (а с ней и заботы) с будущего (молодость) на настоящее (зрелость), а с настоящего на прошлое (старость) и касается жизни взрослого человека.

Первый возраст. Детство

Самое радикальное различие в темпоральных горизонтах экзи-стирования определяется способностью или неспособностью человека к временению в надситуативном режиме. Взрослый на это способен, ребенок — нет. Время ребенка ситуативно. У ситуативного времени короткое дыхание. Если взрослый живет и в ситуативном, и в надситуативном времени, то ребенок осваивает (не без труда и не быстро) только ситуативный уровень временения. Предмет заботы взрослого как минимум его собственная жизнь. Взрослыми становятся, когда открывают большое, но не бесконечное по протяженности будущее и принимают его «под свою ответственность». Будущее заботит взрослого как бытийная возможность (как возможность себя).

71

У ребенка надситуативно-биографическая структура временения не развернута1. Он не вовлечен в собственные, рассчитанные на отдаленное будущее (в пределе — на жизнь в целом) жизненные планы, его не мучают воспоминания и сожаления о несбывшемся, его не гложет бесплодность настоящего. Да, он играет во взрослую жизнь, но эта игра не связана с «жизненными планами». Ситуативному времени ребенка соответствует его неготовность (неспособность) нести ответственность за свою жизнь. И если ситуативное время и ситуативная ответственность (а также связанная с ней озабоченность) по ходу взросления ребенка расширяются, то большое будущее раскрывается только в юности. Перед ребенком же стоит задача освоения временения на ситуативном уровне.

Ситуативное временение в игровом и неигровом режимах. Переход от полной беззаботности к ситуативной озабоченности — важный этап взросления ребенка. Поначалу время его не беспокоит и он осваивается в тех временных координатах, которые задаются и поддерживаются извне, его родителями. Если мы заговорили о возрастной динамике детства, то следует различать 1) внутри-игровое ситуативное время и 2) неигровое ситуативное время, с которым ребенок вынужден иметь дело (родители или учителя ставят его в обязывающую ситуацию с промежуточным и итоговым контролем извне, со стороны). Неигровое ситуативное время дети брать «на себя» не хотят, оно их не заботит, они о нем не думают и не помнят. К нему их надо приучать.

Разграничение между маленькими детьми и детьми «младшего и среднего школьного возраста» состоит в том, что дошколята не знают (почти не знают) обязывающих ситуаций. Ситуативное временение они осваивают через организованную родителями ситуативность (детей приучают к режиму дня) или через игру, где имеется свое особое, условное время (это игровая озабоченность: во что играть, с чего «начать», что делать «потом», как победить в ней и, т. д.).

1 Необходимо различать надситуативное биографическое время (только о нем и идет речь в этой статье) и надситуативное историческое прошлое, которое соотносится с общественно-политическим, культурным, экономическим настоящим и будущим. Надситуативное время в его историческом аспекте начинает осваиваться детьми уже в школе (пусть и весьма поверхностно и в отрыве от исторического настоящего и будущего), а надситуативное биографическое время — только в юности. Надситуативное персональное время не может носить внешнего характера, к нему не перейти за счет уроков. Его «усвоение» — это способность жить в большом времени, временить надситуативном, соотносить «сегодня» с отдаленным будущим, пытаясь выстраивать настоящее из чаемого будущего.

72

Среди игровых ситуаций можно различать ситуации, созданные взрослыми для детей, и ситуации, созданные самими детьми. Чем старше ребенок, тем больше игровых ситуаций он способен создать для себя сам. Чем он взрослее, тем больше его вовлекают в неигровые (обязывающие) ситуации и тем меньше взрослые контролируют, как он распоряжается своим ситуативным временем («управление» временем ситуации постепенно передается детям).

Неигровая ситуативная озабоченность отрабатывается «детьми младшего и среднего школьного возраста». Они поставлены в ситуацию, требующую от них самоорганизации, ориентации во времени, и вынуждены адаптироваться к ней: помнить о том, что «не интересно», пытаться «организовать свое время». Школьники обеспокоены учебой, выполнением возложенных на них обязанностей, отношениями со сверстниками «во дворе» и т. д. По мере взросления ребенка того, что «не игра», в его жизни становится все больше. Ситуации, которые создает ребенок (или в которые он свободно входит), это игровые и досуговые ситуации, которые возникают не из «надо», а из «интересно» или «хочется».

Переходный возраст. Принимая тезис о том, что граница между детством и взрослостью связана с переходом от ситуативного к надситуативному временению, мы можем решить и активно обсуждаемый вопрос о «переходном возрасте», который в разных системах периодизации именуют по-разному. Чаще всего этот момент в развитии человека именуют подростковым, отроческим или юношеским. При этом кто-то рассматривает подростковость как последнюю фазу детского возраста, кто-то как первую фазу взрослости, а кто-то говорит о подростках как об особом возрасте, располагающемся между детством и юностью (или молодостью).

Разграничение взрослых и детей по критерию полно-ты/неполноты освоения темпоральной структуры существования позволяет избежать размытости в определении возрастного статуса переходного возраста. Если человек не выходит за пределы ситуативного времени (то есть игрового и адаптивного поведения), то перед нами ребенок. Если свое настоящее он «застраивает» из чаемого им большого (надситуативного) будущего, а детство переживает как свое прошлое (юнец категорически не хочет, чтобы его считали ребенком), мы вправе говорить о человеке, вступившем во взрослую жизнь, принявшим на себя «большую заботу». Первый период взрослой жизни можно назвать, следуя языковой традиции и не вступая в спор с графом Л. Н. Толстым, юностью, зарезервировав понятия отрочества и подростковости за «поздним детством», т. е. за периодом, который располагается где-то между семью и четырнадцатью годами.

73

Младенчество и детство. Поскольку процесс взросления от рождения до начала взрослости и далее идет непрерывно (юноши -еще «не вполне взрослые»), то и наибольшее количество внутривозрастных формаций приходится на детство. Исследование этапов детства как особого возраста не тема нашей статьи, но вопроса о характере его первой ступени мы все же коснемся.

Периодизация возраста в феноменологической перспективе исходит из детства, которое знает себя. Но всегда ли ребенок себя знает? В его жизни имеется период (даже если не брать период внутриутробного развития), когда он не знает не только надситуативного, но и ситуативного времени с его «теперь», «уже» и «потом». Ребенок уже есть (для его родителей, для врачей, для «других»), но еще не присутствует, не существует как бытие-в-мире. Точные сроки жизни без живущего, учитывая существенные различия в индивидуальном развитии, назвать сложно, но находить себя «в» окружении других, знать (узнавать) себя и других, отличать детей от взрослых ребенок начинает около полутора-трех лет, и вхождение в Присутствие коррелятивно его успехам в освоении речи, о чем можно судить по все время меняющейся практике именования ребенком окружающих его людей, вещей и самого себя. Ясно, что до начала формирования речи и сознания ребенок находится за порогом структуры Присутствия и, соответственно, его темпорального устройства.

Можно ли отнести «темное детство» к детству как эпохе господства ситуативного времени, если младенец еще не присутствует, оставаясь за порогом структуры вне-себя-бытия? Следует ли рассматривать младенчество (вслед за «внутриутробным периодом») как особый возраст (как возраст для-других-бытия), как особый период наряду с детством? Пока мы лишь ставим этот вопрос, не решая его по существу, позволив себе лишь сугубо предварительные замечания.

Рассмотрение возрастной периодизации в горизонте экзистенциальной аналитики не позволяет рассматривать в одном ряду конфигурации временной расположенности человека (его возраста) и те ступени его существования, которые связаны с жизнью в утробе матери и с темнотой младенчества. Младенчество можно определить как период жизни в «отсутствии» (заметим, что временные выпадения из структуры Присутствия случаются с человеком на всем протяжении его жизни: во время сна, в ситуации «обморока», «потери сознания», «экстаза» и т. д.). Однако постольку, поскольку этот период (младенчество) включается в возрастное сознание человека (мое младенчество в рассказах моих близких), мы все же склонны «причислить» его, пусть и с оговорками, к детству в качестве его витальной подготовки.

74

Три возраста взрослости

По ходу исполнения жизни ситуативное временение не претерпевает заметных изменений ни по структуре, ни по величине временных горизонтов. Изменения темпоральных характеристик экзистирования взрослого человека связано с изменениями, происходящими на надситуативном уровне временения. Взрослая жизнь ориентирована не только адаптивно (взрослый решает не только текущие вопросы, хотя этого в ней предостаточно), но и проективно-ретроспективно, т. е. надситуативно.

Надситуативно (целостно) осваиваемая жизнь неоднородна по своим темпоральным характеристикам и распадается на несколько периодов. Критерием для их выделения служит изменение временных горизонтов экзистирования (его векторов, направлений) по величине (протяженности). Величина направлений надситуативного времени постоянно меняется. Протяженность прошлого, впервые открываемого в образе завершившегося детства (категорическое «я уже не ребенок» юноши), до конца жизни непрерывно возрастает. Протяженность надситуативного будущего, открывшаяся в образе «туманной» и почти бесконечной дали, постоянно (до момента смерти) сокращается и проясняется (от неясной будущей жизни юности к отчетливости будущей смерти старости). Надситуативное настоящее имеет более сложный рисунок: сначала (со времен юности) оно увеличивается, достигая максимума в годы зрелости, но затем все время сокращается (по мере извлечения стареющего человека из тех или иных «вовлеченностей», т. е. из давно продолжающихся дел, державших его в напряжении в годы зрелости).

Хотя соотношение трех надситуативных горизонтов времени от юности до смертного часа меняется, время взрослой жизни имеет четкое возрастное деление, определяемое доминирующим в тот или иной период временем. Доминирующее время, которое мы называем также возрастным временем, — это время заботы, тревоги и надежды о жизни как о целом. Возрастное время, генерирующее заботу, — это и самое протяженное и наиболее притягательное в экзистенциальном плане время. Более всего нас заботит то время, в котором мы находим большую «часть» себя и с которым мы связываем содержательное исполнение своей жизни, полноту своего присутствия в мире. Временная структура вне-себя-бытия, развернутая как единство будущего, настоящего и прошлого, на всем протяжении жизни, остается неизменной, но соотношение моментов времени по их онтически заданной величине по ходу жизни меняется. Одно из времен всегда доминирует над двумя другими.

75

Молодость, если рассматривать ее темпоральное основание, это период, когда доминирует будущее. Зрелость — это время, когда человек живет большим настоящим (перестает жить ожидаемым будущим, но еще не переместился — экзистенциально — в «светлое прошлое»). В зрелые годы он вовлечен во множество жизненных «предприятий» (профессиональная реализация, семья, дети, другие экзистенциальные проекты), которые «не вчера» начались и «не завтра» завершатся. Наиболее протяженное и приковывающее внимание время в зрелости -это расширенное (надситуативное) настоящее, исходя из которого зрелый человек оценивает прошедшее и будущее за пределами «большого настоящего». Надситуативно-временная доминанта старости — прошлое. Содержательность и полнота жизни в целом актуализируется на склоне лет в модусе «было» (жизнь — в общем и целом — прошла, исполнилась-наполнилась), которое доминирует в экзистенциальном плане: жизнь здесь это то, что подлежит осмыслению и завершению. Будущее и настоящее в старости застраиваются из бывшего.

* * *

Рассмотрение возраста в горизонте герменевтической феноменологии предполагает прояснение связи, существующей между возрастом как характеристикой жизни и темпоральностью как базовой экзистенциальной структурой Присутствия. Темпоральность как «экстатически-горизонтальное единство временности» характеризует (по Хайдеггеру) сущее, «которое есть мы сами», но без уточнения переменных параметров его существования. В антропологическом исследовании изменение этих параметров, вызывающее трансформацию темпоральной структуры экзистенции, выходит на первый план и задает критерии возрастной периодизации.

Рассмотрение возрастной структуры на основе анализа переменных параметров темпоральной организации жизни позволяет выделить — на первом шаге — два возраста: детство и взрослость. Критерием их различения является наличие или отсутствие надситуа-тивного (биографического) уровня временения экзистенции. Специфика детства состоит в неразвернутости «верхового», надситуативного времени. В детском возрасте человеческая жизнь «протекает» сначала в безвременье (младенчество), а потом в постепенном освоении и исполнении темпоральной структуры экзистенции на ситуативном уровне (в игровых и неигровых форматах ситуативного временения). Внутренняя периодизация остается важной задачей специального исследования детства, а его внутривозрастное деление определится с анализом этапов освоения детьми ситуативного времени.

76

На втором шаге периодизации выявляется возрастная структура взрослой жизни. Она делится на три периода: молодость, зрелость и старость. Критерием выделения возрастных этапов служит неравенство временных моментов экзистирования. Наиболее протяженное в тот или иной период жизни надситуативное время, доминирующее над двумя другими временами, определяет собой возрастную расположенность человека в целом. В молодости это будущее, в зрелости -настоящее, в старости — прошлое. Таким образом, в разные моменты взрослой жизни наиболее протяженным и экзистенциально значимым является одно из трех направлений времени. Именно его доминирование определяет особую временную конституцию возраста и с полным основанием может быть названо возрастным временем. Каждый из трех взрослых возрастов может и даже предполагает разделение на внутренние периоды, вычленение и исследование которых — одна из первоочередных задач философского анализа молодости, зрелости и старости.

Итак, рассмотрение возрастной периодизации жизни, базирующейся на анализе неоднородности ее временной организации, позволяет говорить о четырех возрастах, экзистенциальная матрица которых имеет свой собственный темпоральный рисунок. Наиболее глубокой по своим темпоральным и экзистенциальным основаниям является граница между детством и взрослостью (двухвозрастная периодизация). Темпорально-возрастная периодизация жизни взрослых — это периодизация второго порядка.

Список литературы

1. Косилова Е. В. Философия возраста: Взаимосвязь эмоционального и познавательного взросления человека. — М.: ЛЕНАНД, 2014.

2. Красиков В. И. Синдром существования. — Томск, 2002. — С. 9-126.

3. Лишаев С. А. Возраст в истории европейской философии (историческое введение в философию возраста) // Mixtura verborum’2014: жизнь в параллельных мирах: Философский ежегодник. — Самара: Самар. гуман. акад., 2015. -С.172-200.

4. Лишаев С. А. Философия возраста в пространстве экзистенциальной аналитики: экзистенциальная аналитика и региональная онтология // Вестн. Самар. гуманит. акад. Сер. Философия. Филология. — 2015. — № 1 (17). — С. 33-42.

5. Эпштейн М. Н. К философии возраста: Фрактальность жизни и периодическая таблица возрастов // Звезда. — 2006. — № 4 [Электронный ресурс]. — URL: http://magazines.russ.ru/zvezda/2006/47ep12.html (дата обращения: 25.08. 2015).

Федеральный закон от 21.03.2005 г. № 18-ФЗ • Президент России

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О средствах федерального бюджета, выделяемых Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца отдельным категориям граждан (В редакции федеральных законов от 22. 07.2008 г. N 146-ФЗ; от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) Принят Государственной Думой 4 марта 2005 года Одобрен Советом Федерации 11 марта 2005 года (В редакции федеральных законов от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ; от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ; от 28.12.2013 г. N 427-ФЗ) (Преамбула утратила силу — Федеральный закон от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ) Статья 1 1. Настоящий Федеральный закон в целях реализации статьи 17 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» определяет порядок выделения Пенсионному фонду Российской Федерации средств федерального бюджета на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж указанных в подпунктах 1, 3, 6-8 пункта 1 статьи 11 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» периода прохождения военной службы по призыву, периода ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет, периода ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом или за лицом, достигшим возраста 80 лет, периода проживания супругов военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вместе с супругами в местностях, где они не могли трудиться в связи с отсутствием возможности трудоустройства, периода проживания за границей супругов работников, направленных в дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, постоянные представительства Российской Федерации при международных организациях, торговые представительства Российской Федерации в иностранных государствах, представительства федеральных органов исполнительной власти, государственных органов при федеральных органах исполнительной власти либо в качестве представителей этих органов за рубежом, а также в представительства государственных учреждений Российской Федерации (государственных органов и государственных учреждений СССР) за границей и международные организации (далее — нестраховые периоды), и порядок расчета объема этих средств. (В редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) 2. Выделение Пенсионному фонду Российской Федерации средств федерального бюджета на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов производится за следующие нестраховые периоды: (В редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) 1) период прохождения военной службы по призыву; 2) период ухода за ребенком до достижения им возраста полутора лет, но не более четырех с половиной лет в общей сложности; (В редакции Федерального закона от 28.12.2013 г. N 427-ФЗ) 3) период ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом или за лицом, достигшим возраста 80 лет; 4) период проживания супругов военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, вместе с супругами в местностях, где они не могли трудиться в связи с отсутствием возможности трудоустройства, но не более пяти лет в общей сложности; 5) период проживания за границей супругов работников, направленных в дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, постоянные представительства Российской Федерации при международных организациях, торговые представительства Российской Федерации в иностранных государствах, представительства федеральных органов исполнительной власти, государственных органов при федеральных органах исполнительной власти либо в качестве представителей этих органов за рубежом, а также в представительства государственных учреждений Российской Федерации (государственных органов и государственных учреждений СССР) за границей и международные организации, но не более пяти лет в общей сложности. 3. При подсчете продолжительности нестраховых периодов, за которые предусматривается выделение Пенсионному фонду Российской Федерации средств федерального бюджета на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов, не учитываются периоды, включенные при оценке пенсионных прав застрахованных лиц в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». (В редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) 4. При выделении Пенсионному фонду Российской Федерации средств федерального бюджета на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов суммарная продолжительность нестраховых периодов, имевших место до 1 января 2002 года, с учетом продолжительности других периодов, включенных в общий трудовой стаж в целях оценки пенсионных прав застрахованного лица, не должна превышать продолжительность общего трудового стажа, дающего право на применение предельного стажевого коэффициента, с учетом которого определяется расчетный размер трудовой пенсии в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». (В редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) (Статья в редакции Федерального закона от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ) Статья 2 1. Сумма средств федерального бюджета, выделяемых Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов за каждое застрахованное лицо, определяется путем умножения действующей на день установления страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца стоимости страхового года на продолжительность нестраховых периодов, учитываемую в соответствии со статьей 1 настоящего Федерального закона. При этом период продолжительностью один месяц считается как одна двенадцатая года, а период продолжительностью один день считается как одна тридцатая месяца. (В редакции Федерального закона от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) 2. Стоимость страхового года ежегодно утверждается Правительством Российской Федерации. (Статья в редакции Федерального закона от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ) Статья 3 Сумма средств федерального бюджета, выделяемых Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов за каждое застрахованное лицо, включается в расчетный пенсионный капитал застрахованного лица, исходя из которого ему исчисляется страховая часть трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца. (В редакции Федерального закона от 24. 07.2009 г. N 213-ФЗ) (Статья в редакции Федерального закона от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ) Статья 4 1. Ежемесячный объем средств федерального бюджета, подлежащий выделению Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов за каждое застрахованное лицо, определяется путем деления суммы средств федерального бюджета, выделяемых на возмещение Пенсионному фонду Российской Федерации за это лицо, на ожидаемую продолжительность периода выплаты трудовой пенсии по старости (пункты 1 и 21 статьи 14, пункт 1 статьи 15, пункт 1 статьи 16 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации») на день установления страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца. (В редакции федеральных законов от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ; от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) 2. Годовой объем средств федерального бюджета, выделяемых Пенсионному фонду Российской Федерации на возмещение расходов по выплате страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов, включая расходы на доставку трудовых пенсий, утверждается федеральными законами о федеральном бюджете и о бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на очередной финансовый год. (В редакции федеральных законов от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ; от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) Статья 5 1. Установить, что в 2005 году финансирование расходов на реализацию настоящего Федерального закона, в том числе в связи с пересчетом размеров ранее установленных трудовых пенсий, осуществляется за счет средств резерва бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации с последующим возмещением за счет средств федерального бюджета. 2. Финансирование расходов, связанных с выплатой страховой части трудовой пенсии по старости, трудовой пенсии по инвалидности и трудовой пенсии по случаю потери кормильца в связи с зачетом в страховой стаж нестраховых периодов, возмещаемых в соответствии с настоящим Федеральным законом Пенсионному фонду Российской Федерации за счет средств федерального бюджета, при установлении трудовых пенсий предусматривается федеральными законами о федеральном бюджете и о бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на очередной финансовый год и на плановый период. (В редакции федеральных законов от 22.07.2008 г. N 146-ФЗ; от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ) Президент Российской Федерации В.Путин Москва, Кремль 21 марта 2005 года N 18-ФЗ

ВЫБОР ВИДА СПОРТА ДЛЯ РЕБЕНКА

 

Эта статья подходит к проблеме с научной точки зрения и уделяет внимание таким темам, как физические качества ребенка и их сенситивные периоды, специализация и мультиспортивная стратегия, спортивная генетика. Однако некоторые проблемы в выборе спорта для ребенка останутся за рамками данной статьи.

Так один из таких вопросов касается здоровья ребенка. Если ребенок имеет какие-то патологии развития, врожденные или хронические заболевания, то в вопросе выбора вида спорта необходима консультация специалиста.

Если у ребенка имеется лишний вес или ожирение, то прежде чем задумываться о занятиях спортом, нужно привести индекс массы тела к более-менее нормальным показателям. Некоторые родители, отдавая полного ребенка в спортивную секцию, думают, что они решают проблему лишнего веса. Но это не решение проблемы, а попытка переложить ответственность на кого-то другого. Кроме родителей, эту проблему кому-либо другому решить будет очень затруднительно. Надеяться на сознательность ребенка пока не приходится. Не редко схожая ситуация наблюдается при нарушеной осанке — родители думают, что отдав ребенка в плавание или гимнастику, все исправится. Это возможно, если ребенок попадет к хорошему тренеру, который по совместительству еще и врач лечебной физкультуры. Но все же мы рекомендовали бы не полагаться на случай, а делать осознанный выбор в пользу квалифицированных врачей и целенаправленного решения конкретной проблемы.

Спортивная специализация заключается в том, что из многих видов спорта спортсмен избирает один, на котором сосредотачиваются все его усилия с целью достижения наибольшего прогресса и наивысшего результата. Кажется, что современное развитие спорта вынуждает рано начинать систематические тренировки. Спортсмены некоторых стран любой ценой хотят участвовать в спортивной гонке и порой наблюдается стремление к возможно более ранней спортивной специализации. В России в некоторые секции плавания, гимнастики, фигурного катания, футбола, хоккея принимают детей с 4—6 лет, единоборствами начинают заниматься с 7-10 лет. Но как отличить раннюю специализацию от общей физической подготовки, которая почти всегда специализирована под конкретный вид спорта? Врач и тренер, один из авторов журнала Федерации спортивной гимнастики России Олег Васильев пишет следующее: «Если вы хотите просто приобщить ребенка к физической активности и спорту, то вполне достаточно занятий два раза в неделю. И уже за пару месяцев мышечный корсет окрепнет, ребенок станет более подтянутым, координированным, научится базовым гимнастическим и акробатическим элементам, которые останутся с ним на долгие годы. Особенно это касается навыков страховки и падений. Но если целью является спортивный результат, то тренироваться придется каждый день, кроме одного выходного. И на этот режим выходят уже дошкольники».

 Однако исследования не подтверждают тезиса о целесообразности ранней специализации. Анализируя возраст успешных борцов, тренировавшихся в разных видах единоборств, исследователи установили, что успеха достигали чаще всего спортсмены, начавшие систематические тренировки относительно поздно. Большинство борцов классического и вольного стилей начинали занятия этими видами спорта в возрасте старше 13 лет. Похожая тенденция наблюдалась у лучших спортсменов-дзюдоистов. Многие из них начинали тренировочные занятия в возрасте 10-14 лет и только единицы (около 9%) — раньше. Довольно большое число лучших спортсменов мира начинали систематические тренировки в возрасте старше 15 лет. Результаты подтверждают тезис: слишком раннее начало тренировок по борьбе неблагоприятно. Здесь применяется римский принцип: «Торопись медленно». Возможно, что более позднее начало систематических тренировок является специфической биологической охраной борцов и позволяет им в дальнейшем в течение многих лет достигать успехов на высших уровнях.

Результаты научных исследований, проведенные за последние два десятилетия, не подтверждают мнения о целенаправленности начала тренировок во все более молодом возрасте, а также показывают, что ранняя специализация в спорте несет в себе большие риски. Тенденция к снижению возраста начала систематических тренировок не находит подтверждения также в биосоциальных условиях. Она противоречит идее «спорт для детей» и является выдумкой людей, стремящихся к успеху всеми средствами. Осуществление таких идей на практике связано с экспериментами и подвергает детей опасности потери здоровья и снижает вероятность достижения высоких спортивных результатов

.

Рис. 1 — Сенситивные периоды у мальчиков и девочек по отношению к биологическому и хронологическому возрасту (среднестатистические данные). (Balyi & Way, 2014)

Кривые красного и синего цветов показывают средние темпы бурного подросткового роста (ежегодный прирост в сантиметрах), который характеризует биологический возраст ребенка. Физические качества, обведенные пунктирными линиями, позиционируются относительно этих кривых, а стрелки указывают на то, что они должны смещаться вслед за кривой. Для качеств, обведенных сплошной линией (гибкость и быстрота), такие данные отсутствуют, поэтому они привязаны только к хронологическому возрасту, отложенному по горизонтальной оси. PHV (peak height velocity) — максимум ростового скачка.

Сенситивные периоды

Организм человека развивается неравномерно (гетерохронно). У ребенка есть особые чувствительные этапы развития, в которых отдельные физические качества развиваются лучше, чем в другие. Их называют сенситивными. Если в эти временные периоды оказать целенаправленное воздействие, то эффект будет значительно выше, чем в другие периоды. Опыт, пережитый на протяжении сенситивного периода, оказывает особенно сильное или долговременное воздействие на формирование связей в мозге.

Но почему существуют эти периоды? Почему бы им не тянуться всю жизнь? Этому существует нейро-физиологическое объяснение. Человеческий мозг использует 17% от энергии получаемой организмом. Это самый высокий показатель среди живых существ. Но это ничто по сравнению с энергетическими затратами на развитие детского мозга. Мозг пятилетнего ребенка потребляет половину необходимой организму энергии. Большую часть этой энергии потребляют синапсы, поэтому поддержание дополнительных синаптических связей обходится недешево. Сенситивный период характеризуется наличием максимального числа таких связей в том отделе мозга, который отвечает за то или иное физическое качество. По прошествии сенситивного периода, с целью экономии энергии, большая часть этих связей пропадает. Однако синапсы нейронов, которые чаще активируются, с большей вероятностью будут сохраняться и укрепляться.

Периоды максимального потребления энергии мозгом приходятся на возраст до 6 лет и связаны с развитием таких жизненно важных качеств, как зрение, восприятие, речь. Сенситивные периоды физических качеств начинаются с 7 лет, когда количество энергии, потребляемой мозгом, начинает снижаться, последовательно достигая «взрослых» уровней в разных участках мозга по мере их созревания. Этот процесс завершается в возрасте от 16 до 18 лет. В дальнейшем архитектура мозга будет меньше поддаваться модификации, либо потому, что дополнительные аксоны и синапсы больше недоступны, либо потому, что биохимические проводящие пути, определяющие активность синапсов, изменяются с возрастом.

 В прошлом веке многие исследования определяли сенситивные периоды относительно хронологического возраста ребенка. Поэтому данные по сенситивным периодам сильно различаются. Некоторые источники вообще ушли от попытки привязать сенситивные периоды к возрасту ребенка с точностью до года. Сегодня ученые пришли к пониманию, что хронологический возраст плохой критерий, потому что все дети созревают в разном темпе. Поэтому стали опираться на биологический возраст ребенка, который определяется такими критериями созревания, как начало ростового скачка, максимум ростового скачка (PHV — peak height velocity), степень окостенения костных тканей (процентное отношение хрящевой ткани к костной), менархе у девочек (см. рисунок 1). Современные исследования сенситивных периодов таких физических качеств, как сила, выносливость и координация уже делаются не по отношению к хронологическому возрасту, а относительно критериев созревания, главным из которых является PHV — максимум ростового скачка. Речь идет о ежегодной прибавке в росте ребенка (сантиметров в год). В среднем у девочек PHV приходится на 12 лет, а у мальчиков на 14 лет. Однако другие физические качества, такие как гибкость и быстрота по прежнему не имеют исследований относительно биологического возраста и мы вынуждены опираться на старые данные по хронологическому возрасту. Чтобы читателю было проще ориентироваться, мы рассмотрим физические качества и соответствующие им виды спорта согласно следованию сенситивных периодов.

Возраст ребенка

Российские госстандарты в своих возрастных нормах приема детей в спортивные секции так же опираются на сенситивные периоды. До 2014 года существовал СанПин 2.4.4.1251-03, где в Приложении 2 была таблица Минимального возраста зачисления детей в спортивные школы по видам спорта. Но 4 июля 2014 г. он утратил силу и вступил в действие новый СанПиН 2.4.4.3172-14 N 41, где этой таблицы нет. Нормативы по минимальному возрасту детей для зачисления в спортивные секции перекочевали в Федеральные стандарты спортивной подготовки от Министерства Спорта РФ. По каждому виду спорта свой документ. Мы просмотрели все стандарты и составили сводную таблицу, как в старом СанПине, с минимальными возрастами зачисления детей в группы начальной подготовки.

Минимальный возраст зачисления детей в группы начальной подготовки
Возраст Виды спорта
6 Спортивная гимнастика (девочки), Акробатика (девочки), Художественная гимнастика, Фигурное катание, Велоспорт-BMХ
7 Воднолыжный, Спортивная гимнастика (мальчики), Прыжки в воду, Синхронное плавание, Фристайл, Настольный теннис, Плавание, Теннис, Акробатика (мальчики), Прыжки на батуте, Спортивные танцы, Аэробика, Дартс, Шейпинг, Шахматы, Шашки, Ушу
8 Горнолыжный, Сноуборд, Баскетбол, Футбол, Бадминтон, Спортивное ориентирование, Спортивный туризм, Гольф, Керлинг
9 Биатлон, Легкая атлетика, Прыжки на лыжах, Парусный спорт, Бейсбол, Водное поло, Волейбол, Гандбол, Конькобежный, Лыжные гонки, Шорт-трек, Регби, Софтбол, Хоккей с шайбой, Хоккей с мячом, Хоккей на траве, Тхэквондо, Фехтование
10 Велоспорт, Конный спорт, Современное пятиборье, Санный спорт, Стрельба пулевая, Бокс, Борьба вольная, Борьба греко-римская, Гребля академическая, Гребля на байдарках и каноэ, Дзюдо, Тяжелая атлетика, Альпинизм, Буерный спорт, Гребной слалом, Натурбан, Полиатлон, Триатлон, Современное пятиборье, Армреслинг, Гиревой, Каратэ-до, Кекусенкай, Скалолазание, Стрельба из арбалета, Кикбоксинг, Контактное каратэ, Пауэрлифтинг, Самбо, Рукопашный бой
11 Стрельба из лука, Стендовая стрельба
12 Бобслей
 

Однако следует сделать одно важное замечание — представленные в таблице цифры не означают, что до указанного возраста можно ничего не делать. Обратите внимание, что в стандартах приведены нормативы общей и специальной физической подготовки для зачисления в группы начальной подготовки. Например по стандарту в группу начальной подготовки по спортивной гимнастике мальчик может быть зачислен с 7 лет. Но для того, чтобы его зачислили он должен выполнить следующие упражнения:

    • Челночный бег 2×10 м (не более 7,1 с)
    • Бег 20 м (не более 4,7 с)
    • Прыжок в длину с места (не менее 130 см)
    • Подтягивание из виса на перекладине (не менее 5 раз)
    • Сгибание-разгибание рук в упоре на параллельных гимнастических скамейках (не менее 8 раз)
    • Поднимание ног из виса на гимнастической стенке в положение «угол» (не менее 5 раз)
    • Удержание положения «угол» в висе на гимнастической стенке (не менее 5 с)
    • Исходное положение — сед, ноги вместе Наклон вперед, Фиксация положения 5 счетов
    • Упражнение «мост» из положения лежа на спине (расстояние от стоп до пальцев рук не более 30 см, фиксация 5 с)
    • Обязательная техническая программа

Очевидно, что без специальной подготовки этот комплекс не выполнит ни один ребенок. Следовательно заниматься он должен начать с 5-6 летнего возраста в группах ОФП по спортивной гимнастике, цель которых — подготовить ребенка к сдаче этих нормативов.

Активность многих генов, которые влияют на поведение, зависит от внешних обстоятельств, поэтому наследственность вашего ребенка не программирует его судьбу. В ответ на различные воздействия окружающей среды организм осуществляет так называемые эпигенетические модификации, которые могут заблокировать или разблокировать участок ДНК, производя химические изменения (метилирование), так что белок, закодированный в этом гене, не может образоваться или наоборот начинает образовываться. При копировании ДНК в процессе клеточного деления копируются также эпигенетические модификации, поэтому все следующие поколения клеток сохраняют эту информацию. Эти изменения могут быть даже переданы по наследству. Таким образом, жизненный опыт может преобразоваться в постоянную генную модификацию.
Так например, питание в дородовом и на ранних стадиях послеродового периода может повлиять на жировой метаболизм ребенка и риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, диабета 2-го типа, тучности и рака в зрелом возрасте. Мы осмелимся выдвинуть предположение, что сенситивные периоды также имеют эпигеномную природу. Это значит, что выдающиеся физические качества хотя и могут быть запрограммированы в геноме, но изменение активности вовлеченных в них генов происходит по средствам внешнего влияния. Иными словами генетический талант вашего ребенка необходимо активировать в определенный сенситивный период, иначе «гениальные гены» могут покрыться «ржавчиной» и уже не проснуться.
 

Работнику предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет. Какая дата будет являться датой окончания указанного отпуска?

 

Поджимают сроки?

 

 

Консультация предоставлена 11.02.2015 г.

 

Работнику предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет. Какая дата будет являться датой окончания указанного отпуска?

 

 

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

В рассматриваемой ситуации датой окончания отпуска является дата достижения ребенком возраста 1 года и 6 месяцев.

 

Обоснование вывода:

Отпуск по уходу за ребенком

В соответствии с частью первой ст. 256 ТК РФ по заявлению женщины ей предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Деление отпуска на две части (период до достижения ребенком полутора лет и период от полутора до трех лет) производится в связи с тем, что ежемесячное пособие по уходу за ребенком по общему правилу выплачивается только до достижения ребенком возраста полутора лет (ст. 14 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»). Поскольку такая возможность прямо предусмотрена частью второй ст. 256 ТК РФ, то работник вправе изначально обратиться к работодателю с заявлением как о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, так и о предоставлении лишь части этого отпуска.

 

Заявление и приказ

Поскольку приказ о предоставлении отпуска по уходу за ребенком (например по унифицированной форме N Т-6, утвержденной постановлением Госкомстата РФ от 05. 01.2004 N 1) может быть издан только на основании заявления работницы, формулировка приказа должна соответствовать этому заявлению. Соответственно, использование части отпуска по уходу за ребенком может закончиться и накануне дня достижения ребенком возраста полутора лет, и в сам день достижения этого возраста, и на следующий день после того, как ребенку исполнится полутора лет. Все зависит исключительно от желания самого работника и даты, указанной им в заявлении.

 

Последний день отпуска по уходу за ребенком

Вместе с тем последний день нахождения в отпуске по уходу за ребенком, за который должно быть выплачено ежемесячное пособие, всегда определяется одинаково. Согласно пп. «а» п. 46 Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденных приказом Минздравсоцразвития России от 23.12.2009 N 1012н, выплата ежемесячного пособия застрахованным гражданам осуществляется со дня предоставления отпуска по уходу за ребенком по день исполнения ребенку полутора лет. Поэтому сам день исполнения ребенку полутора лет в оплачиваемый период включается.

 

День окончания выплаты ежемесячного пособия

Таким образом, если в заявлении работника указано, что он желает использовать отпуск по уходу за ребенком только до достижения им полутора лет, то есть по день окончания выплаты ежемесячного пособия по уходу за ребенком, то последним днем отпуска будет дата достижения ребенком возраста 1 года и 6 месяцев. Этот день указывается в приказе как дата окончания отпуска. Например, при рождении ребенка 21 апреля 2014 года датой окончания отпуска по уходу за ребенком, предоставленного по просьбе работника до достижения им полутора лет, будет 21 октября 2015 года (смотрите также апелляционное определение СК по гражданским делам Псковского областного суда от 12.11.2013 по делу N 33-1848/2013).

 

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

 

Наумчик Иван

 

 Контроль качества ответа:

Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Кудряшов Максим 

Все юридические консультации

Каменный век | Безграничная история искусства

Каменный век

Искусство каменного века иллюстрирует раннее творчество человека с помощью небольших переносных предметов, наскальных рисунков, а также ранней скульптуры и архитектуры.

Цели обучения

Создайте хронологию палеолита, мезолита и неолита каменного века с кратким описанием искусства каждого периода

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Каменный век длился с 30 000 до 3 000 до н.э. и назван в честь главного технологического инструмента, разработанного в то время: камня.Это закончилось с наступлением эпохи бронзы и железного века.
  • Каменный век разделен на три отдельных периода: период палеолита или древний каменный век (30 000–10 000 до н. Э.), Период мезолита или средний каменный век (10 000–8 000 до н. Э.) И период неолита или новый каменный век ( 8000 г. до н.э. — 3000 г. до н.э.).
  • Искусство каменного века представляет собой первые достижения человеческого творчества, предшествующие изобретению письма.
Ключевые термины
  • Искусство стены : Картины, фрески, рисунки, гравюры, резьба по дереву и клювые художественные работы внутри каменных убежищ и пещер; также известный как наскальное искусство.
  • предыстория : промежуток времени до зарегистрированной истории; все время, предшествующее человеческому существованию и изобретению письма.
  • Кочевник : член сообщества людей, которые переезжают с одного места на другое, вместо того, чтобы постоянно поселиться в одном месте.

Каменный век

Каменный век — это первая из трех эпох системы археологии, которая делит технологическую предысторию человечества на три периода: каменный век, бронзовый век и железный век.Каменный век длился примерно 3,4 миллиона лет, с 30 000 до 3 000 лет до н. Э., И закончился появлением металлообработки.

Каменный век был разделен на три отдельных периода:

  • Период палеолита или древнего каменного века (30 000–10 000 до н. Э.)
  • Период мезолита или среднего каменного века (10 000–8 000 до н. Э.)
  • Период неолита или нового каменного века (8 000–3 000 до н. Э.)

Искусство каменного века представляет собой первые достижения человеческого творчества, предшествовавшие изобретению письма. Хотя многочисленные артефакты все еще существуют сегодня, отсутствие систем письма той эпохи сильно ограничивает наше понимание доисторического искусства и культуры.

Искусство каменного века: палеолит

Эпоха палеолита характеризуется появлением основных каменных орудий и каменного искусства в археологических записях. Впервые люди начали создавать прочные продукты самовыражения, которые не служили для выживания. Диагностическое искусство этого периода проявляется в двух основных формах: маленькие скульптуры и большие картины и гравюры на стенах пещер.Существуют также различные примеры резных флейт из кости и слоновой кости в эпоху палеолита, что указывает на еще одну форму искусства, которую использовали доисторические люди.

Маленькие скульптуры эпохи палеолита сделаны из глины, кости, слоновой кости или камня и состоят из простых фигурок, изображающих животных и людей. В частности, фигурки Венеры являются наиболее показательными для этой эпохи. Это сильно стилизованные изображения женщин с преувеличенными женскими частями, символизирующими плодородие и сексуальность. Обычно они относятся к периоду Граветта (26 000–21 000 лет назад), но самая ранняя из известных фигурок Венеры (Венера из Холе Фельс) датируется по крайней мере 35 000 лет назад, а самая последняя (Венера из Монруза) датируется примерно 11 000 лет назад. .Чаще всего они встречаются в Средиземноморском регионе, но есть примеры и из Сибири. Археологи могут только строить догадки об их значении, но их вездесущий характер указывает на всеобщее человеческое влечение к искусству и, возможно, религии.

Венера из Холе Фелс : самая старая из известных фигурок Венеры. Кроме того, старый известный, неоспоримый изображение человека, находясь в первобытном искусстве. Изготовлен из бивня мамонта и найден в Германии.

Венера Лаусельская, верхний палеолит (ориньяк), резьба :

Вторая основная форма палеолитического искусства состоит из монументальных наскальных рисунков и гравюр.Этот тип наскального искусства обычно встречается в европейских пещерных убежищах, датируемых 40 000–14 000 лет назад, когда земля была в основном покрыта ледниковым льдом. На изображениях преимущественно изображены животные, отпечатки человеческих рук и геометрические узоры. Самые распространенные животные в наскальном искусстве — более устрашающие, такие как пещерные львы, шерстистые носороги и мамонты. Эти картины могут быть творческими записями природы, фактическими записями событий или частью какого-то духовного ритуала, но ученые в целом согласны с тем, что пещерное искусство выполняет символическую и / или религиозную функцию.

Искусство каменного века: мезолит

От палеолита до мезолита преобладали наскальные рисунки и портативные предметы искусства, такие как фигурки, статуэтки и бусы, а также на некоторых утилитарных предметах присутствовали декоративные фигурные элементы. Фигурки Венеры — общий термин для ряда доисторических женских статуэток, изображаемых с похожими физическими атрибутами — были очень популярны в то время. Эти фигурки были вырезаны из мягкого камня (такого как стеатит, кальцит или известняк), кости или слоновой кости или сформированы из глины и обожжены. Последние относятся к числу старейших известных керамических изделий. Также в этот период из ракушек и кости изготавливали личные аксессуары и украшения. Все упомянутые выше примеры относятся к категории портативного искусства: маленький для удобства транспортировки.

Археологические открытия на обширной территории Европы (особенно на юге Франции, например, в Ласко; северной Испании; и Швабии в Германии) включают более двухсот пещер с впечатляющими картинами, рисунками и скульптурами, которые являются одними из самых ранних бесспорных примеров репрезентативной имиджмейкерство.Картины и гравюры на стенах и потолках пещер относятся к категории париетального искусства.

Доисторические наскальные рисунки в Ласко, Франция :

Искусство каменного века: неолит

В эпоху неолита человеческие поселения кочевников превратились в аграрные общества, нуждающиеся в постоянном убежище. С этого периода сохранились свидетельства ранней керамики, а также скульптуры, архитектуры и строительства мегалитов. Раннее наскальное искусство также впервые появилось в период неолита.

Женская фигура из Тумба Маджари, Республика Македония :

Конец каменного века

Появление обработки металлов в бронзовом веке принесло дополнительные средства массовой информации, доступные для использования в создании искусства, увеличение стилистического разнообразия и создание предметов, которые не имели никакой очевидной функции, кроме искусства. Он также видел развитие в некоторых областях ремесленников, класса людей, специализирующихся на производстве произведений искусства, а также в ранних системах письма.

К железному веку цивилизации с письмом возникли от Древнего Египта до Древнего Китая.

каменного века | Определение, инструменты, народы, искусство и факты

Каменный век , доисторический культурный этап или уровень человеческого развития, характеризующийся созданием и использованием каменных инструментов. Каменный век, происхождение которого совпадает с открытием старейших известных каменных орудий, датируемых примерно 3,3 миллиона лет назад, обычно делится на три отдельных периода — период палеолита, период мезолита и период неолита — в зависимости от степени изощренности в изготовлении и использовании инструментов.

Ла-Рош-о-Фе

Интерьер Ла-Рош-о-Фе, мегалитическая галерея-могила, эпоха неолита, построенная ок. 3000 г. до н. Э., Эссе, Иль-и-Вилен, Франция.

D. Lesec / Ziolo

Британская викторина

Древние цивилизации

От древних египтян и финикийцев до металла, связанного с концом каменного века, проверьте свои знания о божествах, каменных статуях и многом другом в этой викторине.

Палеолитическая археология изучает происхождение и развитие ранней человеческой культуры между первым появлением людей в качестве млекопитающих, использующих орудия труда (которое, как полагают, произошло где-то до 3,3 миллиона лет назад) и примерно 8000 г. до н. Эпоха голоцена [11700 лет назад по настоящее время]). Он включен в период плейстоцена, или ледниковой, эпохи — промежуток времени от примерно 2600000 до 11700 лет назад. Современные данные свидетельствуют о том, что к началу плейстоцена самые ранние проточеловеческие формы отделились от предков приматов. В любом случае, самые старые узнаваемые орудия труда были обнаружены в слоях горных пород эпохи среднего плиоцена (около 3,3 миллиона лет назад), что повышает вероятность того, что изготовление орудий началось с австралопитека или его современников. Во время плейстоцена, который последовал сразу за плиоценом, произошла серия важных климатических событий. Северные широты и горные районы четыре раза подряд подвергались наступлению и отступлению ледяных щитов (известных как Гюнц, Миндел, Рис и Вюрм в Альпах), образовывались речные долины и террасы, устанавливались современные береговые линии и большие изменения произошли в фауне и флоре земного шара.В значительной степени развитие культуры во времена палеолита, по-видимому, находилось под сильным влиянием факторов окружающей среды, характеризующих последовательные этапы эпохи плейстоцена.

На протяжении всего палеолита люди были собирателями пищи, в зависимости от их средств к существованию охота на диких животных и птиц, рыбная ловля и сбор диких фруктов, орехов и ягод. Артефактные записи этого чрезвычайно длинного интервала очень неполны; его можно изучить на таких нетленных предметах ныне вымерших культур, которые были сделаны из кремня, камня, кости и рога.Только они выдержали разрушительное воздействие времени, и вместе с останками современных животных, на которых охотились наши доисторические предшественники, они — все, чем ученые должны руководствоваться в попытках реконструировать человеческую деятельность на протяжении этого огромного интервала — примерно в 98% случаев. с момента появления первых настоящих гомининов. В общем, эти материалы постепенно развиваются от единичных универсальных инструментов до набора разнообразных и узкоспециализированных типов артефактов, каждый из которых предназначен для выполнения определенной функции.Действительно, это процесс усложнения технологий, каждая из которых основана на определенной традиции, которая характеризует культурное развитие времен палеолита. Другими словами, тенденция была от простого к сложному, от стадии неспециализации к стадиям относительно высокой степени специализации, как это было в исторические времена.

В производстве каменных орудий палеолитические предки развили четыре основных традиции: (1) традиции каменных орудий; (2) традиции двухстороннего орудия труда или ручного топора; (3) традиции изготовления чешуйчатых орудий труда; и (4) традиции лезвийного инструмента.Лишь изредка они встречаются в «чистом» виде, и этот факт во многих случаях приводил к ошибочным представлениям о значении различных собраний. В самом деле, хотя определенная традиция могла быть заменена в данном регионе более совершенным методом изготовления инструментов, старая техника сохранялась до тех пор, пока она была необходима для данной цели. В целом, однако, существует общая тенденция в указанном выше порядке, начиная с простых галечных инструментов, у которых есть одно лезвие, заточенное для резки или рубки.В Южной и Восточной Азии галечные орудия раннего типа продолжали использоваться на протяжении всего палеолита.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

французских топонимов издавна использовались для обозначения различных подразделений палеолита, поскольку многие из самых ранних открытий были сделаны во Франции. Эта терминология широко применяется в других странах, несмотря на очень большие региональные различия, которые действительно существуют. Но французская последовательность по-прежнему служит основой палеолитических исследований в других частях Старого Света.

Существует разумное согласие, что палеолит закончился с началом геологической и климатической эры голоцена около 11700 лет назад (около 9700 г. до н. Э.). Становится все более очевидным, что примерно в это время произошла бифуркация развития в истории культуры человечества. В большей части мира, особенно в умеренных и тропических лесах или на южных окраинах арктических тундр, более древние верхнепалеолитические традиции жизни были просто перенаправлены на более или менее все более интенсивные уровни сбора пищи.Эти культурные переадресации старых пищевых процедур на разнообразие и последовательность постплейстоценовых сред обычно упоминаются как происходящие в период мезолита. Но и к 8000 г. до н. Э. (Если даже не несколько раньше) в некоторых полузасушливых средах средних широт мира стали появляться следы совершенно иного хода развития. Эти следы указывают на движение к зарождающемуся сельскому хозяйству и (в одном или двух случаях) к приручению животных. В случае Юго-Западной Азии это движение уже достигло уровня эффективных деревенских фермерских общин к 7000 г. до н. Э.В Мезоамерике подобное развитие — несколько иное по своим деталям и без приручения животных — происходило почти так же рано. Таким образом, можно утверждать, что в экологически благоприятных частях Юго-Западной Азии, Мезоамерики, прибрежных склонах ниже Анд и, возможно, в Юго-Восточной Азии (для чего имеется мало свидетельств), вряд ли можно ожидать каких-либо следов стадии мезолита. Общий уровень культуры, вероятно, сместился непосредственно с уровня верхнего палеолита на уровень зарождающегося культивирования и приручения.

Картина, представленная историей культуры ранней части периода голоцена, является, таким образом, одной из двух обобщенных моделей развития: (1) культурная реадаптация к постплейстоценовой среде на более или менее интенсивном уровне сбора пищи; и (2) появление и развитие эффективного уровня производства продуктов питания. Принято считать, что это последнее появление и развитие было достигнуто совершенно независимо в различных местах как в Старом, так и в Новом Свете.По мере того, как процедуры и одомашнивание растений или животных на этом новом уровне производства продуктов питания приобретали эффективность и гибкость для адаптации к новым условиям, новый уровень расширялся за счет более старого, более консервативного. Наконец, любая из мировых цивилизаций была достигнута только в пределах матрицы уровня производства продуктов питания.

Каменный век — Энциклопедия древней истории

С момента зарождения нашего вида и до наших дней каменные артефакты являются доминирующей формой материальных остатков, которые сохранились до наших дней и относятся к человеческим технологиям.

Термин «каменный век» был придуман в конце 19 века н.э. датским ученым Кристианом Дж. Томсеном, который разработал основу для изучения человеческого прошлого, известную как «Система трех веков». Основа этой структуры технологическая: она вращается вокруг представления о трех последовательных периодах или эпохах: каменном веке, бронзовом веке и железном веке, причем каждый век технологически сложнее предыдущего. Томсен пришел к этой идее после того, как заметил, что артефакты, найденные на археологических раскопках, демонстрируют регулярность с точки зрения материала, из которого они были сделаны: каменные орудия всегда находили в самых глубоких слоях, бронзовые артефакты — в слоях поверх самых глубоких слоев. , и, наконец, наиболее близко к поверхности были обнаружены изделия из железа.Это свидетельствовало о том, что технология обработки металлов развивалась позже, чем орудия из камня.

Эта «система трех возрастов» подверглась некоторой критике. Есть ученые, которые считают такой подход слишком технологичным. Другие говорят, что этот узор камень-бронза-железо вряд ли имеет какое-либо значение при применении за пределами Европы. Несмотря на критику, эта система все еще широко используется сегодня, и, хотя у нее есть ограничения, она может быть полезной, если мы помним, что это упрощенная структура.

Хронология каменного века

Каменный век начинается с производства первых каменных орудий и заканчивается первым использованием бронзы. Поскольку хронологические пределы каменного века основаны на технологическом развитии, а не на реальных датах, его продолжительность варьируется в разных частях мира. Самая ранняя глобальная дата начала каменного века в Африке — 2,5 миллиона лет назад, а самая ранняя дата окончания — около 3300 г. до н.э., что является началом бронзового века на Ближнем Востоке.

Инструменты и оружие в каменном веке изготавливались не только из камня: использовались также органические материалы, такие как оленьи рога, кость, волокна, кожа и дерево.

Имеются данные, свидетельствующие о том, что ограничение на производство каменных орудий в 2,5 миллиона лет может быть отодвинуто еще дальше. Причина в том, что способность использовать орудия и даже его изготовление не ограничивается нашим видом: есть исследования, показывающие, что бонобо способны расслаивать и использовать каменные орудия, чтобы получить доступ к пище в экспериментальных условиях. Тем не менее, есть различия между инструментами, производимыми современными обезьянами, и инструментами, созданными первыми мастерами, которые обладали лучшими биомеханическими и когнитивными навыками и производили более эффективные инструменты. Однако разница заключается в степени, а не в природе. Фактически, самые ранние инструменты появились еще до появления рода Homo, и считается, что некоторые из австралопитеков были первыми их изготовителями.

Кроме того, некоторые исследователи утверждали, что самые ранние каменные орудия могли даже иметь более раннее происхождение: 3,4 миллиона лет назад. Хотя древних каменных орудий не было найдено, в Эфиопии были обнаружены некоторые кости со следами полос и выемок, которые могут представлять собой следы, сделанные каменными орудиями.Эта точка зрения, однако, не получила широкого распространения: следы также интерпретировались как результат хищничества крокодилов или вытаптывания животных.

История любви?

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку по электронной почте!

Каменный век также делится на три разных периода.

  1. Палеолит или древний каменный век : от первого производства каменных артефактов около 2,5 миллионов лет назад до конца последнего ледникового периода, около 9600 г. до н. Э. Это самый продолжительный период каменного века.

    Основными типами доказательств являются окаменелые человеческие останки и каменные орудия труда, сложность которых постепенно увеличивается. В зависимости от применяемых технологий и качества инструментов существует несколько каменных производств (иногда называемых «каменными»). Самый ранний из них (2,5 миллиона лет назад) называется олдован и представляет собой очень простые измельчители и хлопья. Около 1,7 миллиона лет назад мы находим другой тип каменной промышленности, названный ашельским, производящий более сложные и симметричные формы с острыми краями.Есть несколько других типов каменных индустрий, пока, наконец, ближе к концу палеолита, около 40 000 лет назад, мы не увидим «революцию» в каменных индустриях, в которой много различных типов сосуществовали и быстро развивались. Примерно в то же время у нас также есть первые зарегистрированные проявления художественной жизни: личные украшения, наскальные рисунки и мобильное искусство.

  2. Мезолит или средний каменный век : С чисто научной точки зрения, мезолит начинается в конце периода, известного в геологии как стадиал младшего дриаса, последнего резкого похолодания, знаменующего конец ледникового периода, около 9600 г. до н.э.Период мезолита заканчивается, когда начинается земледелие. Это время покойных охотников-собирателей.

    Поскольку сельское хозяйство в разных регионах мира развивалось в разное время, не существует единой даты окончания периода мезолита. Даже в пределах одного региона сельское хозяйство развивалось в разное время. Например, сельское хозяйство впервые развилось в Юго-Восточной Европе около 7000 г. до н.э., в Центральной Европе около 5500 г. до н.э. и в Северной Европе около 4000 г. до н.э. Все эти факторы несколько размывают хронологические рамки мезолита.Более того, в некоторых регионах нет периода мезолита. Примером может служить Ближний Восток, где сельское хозяйство было развито около 9000 г. до н. э., сразу после окончания ледникового периода.

    В период мезолита на нашей планете произошли важные крупномасштабные изменения. По мере того, как климат становился теплее и ледяные щиты таяли, некоторые районы в северных широтах поднялись, поскольку они освобождались от веса льда. В то же время уровень моря поднялся, затопив низменные районы, что привело к серьезным изменениям на суше во всем мире: японские острова были отделены от материковой части Азии, Тасмания — от Австралии, Британские острова — от континентальной Европы, Восточной Азии и Севера. Америка была разделена наводнением Берингова пролива, и Суматра отделилась от Малайзии с соответствующим образованием Малаккского пролива.Около 5000 г. до н.э. форма континентов и островов очень напоминала современную.

    Поддержите нашу некоммерческую организацию

    С вашей помощью мы создаем бесплатный контент, который помогает миллионам людей изучать историю во всем мире.

    Стать участником
  3. Неолит или новый каменный век: год начинается с введения земледелия, датируемого примерно с. 9000 г. до н.э. на Ближнем Востоке, ок. 7000 г. до н.э. в Юго-Восточной Европе, ок. 6000 г. до н.э. в Восточной Азии и даже позже в других регионах.Это время, когда было введено выращивание зерновых и приручение животных.

    Чтобы отразить глубокое влияние сельского хозяйства на человечество, австралийский археолог по имени Гордон Чайлд популяризировал термин «неолитическая революция» в 1940-х годах нашей эры. Сегодня считается, что влияние сельскохозяйственных инноваций в прошлом было преувеличенным: развитие неолитической культуры, по-видимому, было более постепенным, чем внезапным.

    Сельское хозяйство внесло серьезные изменения в способ организации человеческого общества и способы использования земли, включая вырубку лесов, выращивание корнеплодов и зерновых культур, которые могут храниться в течение длительного времени, наряду с разработкой новых технологий для сельского хозяйства и животноводства. такие как плуги, оросительные системы и т. д.Более интенсивное сельское хозяйство подразумевает, что больше еды будет доступно большему количеству людей, большему количеству деревень и движению к более сложной социальной и политической организации. По мере увеличения плотности населения в деревнях они постепенно превращаются в поселки и, наконец, в города.

    Ближе к концу неолита начинается медная металлургия, которая знаменует переходный период к бронзовому веку, который иногда называют энеолитом или энеолитом.

Стоунхендж

Ян ван дер Краббен (Авторские права)

Археологические находки

Инструменты и оружие в каменном веке изготавливались не только из камня: использовались также органические материалы, такие как оленьи рога, кость, волокна, кожа и дерево.Однако археологические данные смещены в пользу предметов из камня, потому что они гораздо более долговечны, чем органические материалы, которые легко стираются в результате многих процессов разложения, которым они подвержены, и могут выжить только в редких случаях, таких как низкие температуры или очень сухой климат. Сохранились и другие прочные материалы, такие как медь и изделия из стекла. В редких случаях останки растений, животных и человека также смогли выжить, иногда просто окаменевшие, но в других случаях они все еще представляют собой часть мягких тканей, таких как несколько замороженных экземпляров вымерших шерстистых носорогов и шерстистых мамонтов, которые выжили в Сибирь практически цела.

Глина — еще один материал, который присутствует в большинстве остатков каменного века. Глине можно придать желаемую форму и запечь, чтобы зафиксировать ее. Это рождение керамики. Годная к употреблению глина широко доступна, что объясняет, почему керамика была изобретена независимо во многих частях мира в разное время. Самые старые свидетельства изготовления керамики были найдены на археологическом участке, известном как Одаи Ямамото, в Японии, где фрагменты определенного сосуда были датированы 16 500–14 920 лет назад («до настоящего времени», то есть 16 500–14 920 лет назад, обычно связаны с радиоуглеродным датированием).Несельскохозяйственные народы Японии дзёмон производили глиняные горшки, которые были искусно украшены примерно к 13000 г. до н.э., которые использовались для приготовления пищи.

В эпоху раннего неолита, около 8000 г. до н.э., на Ближнем Востоке строились специальные печи, использовавшиеся для обжига злаков и выпечки хлеба, что позволяло людям управлять огнем и поддерживать высокие температуры в закрытых помещениях. Первоначально гончарные изделия изготавливались на открытом огне, но использование духовок добавило новые возможности развитию гончарного дела.Примерно в то же время в некоторых областях Южной Америки также развивалась гончарная технология.

С появлением бронзовой металлургии каменный век подошел к концу. Бронза — это смесь меди и олова, которая имеет большую твердость, чем медь, лучшие литейные свойства и более низкую температуру плавления. Из бронзы можно было делать оружие, что было невозможно с медью, которая не выдерживает боевых условий. Со временем бронза стала основным материалом для изготовления инструментов и оружия, а значительная часть каменных технологий устарела, что знаменует конец каменного века.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Доисторический период — Линия фронта

В ходе истории человечества предыстория делится на палеолит (древний каменный век), мезолит / микролит, неолит, энеолит / бронзовый и мегалитический (железный) века. В период палеолита человек жил в пещерах, пещерах и других каменных убежищах. Период палеолита можно разделить на периоды верхнего, нижнего и среднего палеолита.

По словам К. Раджана, профессора истории Университета Пондичерри, период палеолита — это время, когда были доступны только орудия труда, сделанные из камня. Металлических орудий этого периода не обнаружено. Эпоха палеолита длилась примерно от 1,72 миллиона лет назад до 30 000 лет назад. «Это был долгий период», — сказал он. Человек сделал множество каменных орудий для охоты на животных или сбора пищи. Эти инструменты включали ручные топоры, скребки, тесаки, дискоиды и так далее.

За периодом палеолита последовал период мезолита / микролита.В то время как термин «мезолит» представляет собой культурную фазу, термин «микролит» относится к крошечным каменным орудиям, которые человек сделал в этот период, когда он жил на берегах рек, ручьев и озер. Период мезолита длился примерно с 30000 до 10 000 до н.э.

Человек был охотником-собирателем в периоды палеолита и мезолита. Примерно с 10000 г. до н.э. он переключился с охоты и собирательства на сельское хозяйство, то есть занялся производством продуктов питания.

Период неолита, или новый каменный век, начался около 10 000 лет до нашей эры.В отличие от грубых каменных ручных топоров периода палеолита, для охоты и собирательства, в этот период человек начал изготавливать полированные ручные топоры, а также делать тесла, различные каменные орудия. В период неолита человек начал селиться на равнинах.

Раджан сказал: «Культурная трансформация от сбора еды к производству еды считается революцией в истории человечества, которая произошла в период неолита. Эти орудия неолита представляют собой начало сельскохозяйственного производства на юге Индии, которое произошло примерно за 5000 лет до настоящего времени.«Орудия из шлифованного камня относились к двум разновидностям: топоры и тесла. В то время как топоры использовались для рубки деревьев и растений, тесла использовались для вспашки. Тесла были привязаны к деревянному посоху и использовались для обработки земли. После наступления железного века стали производить чугунные плуги.

Период неолита длился примерно с 10 000 до 5 000 до н. Э. (Согласно Патнаику, это длилось до 3000 г. до н.э. в контексте Одиши.) Примерно с 5000 г. до н.э. по 1800 г. до н.э. был энеолит или медно-бронзовый век.На юге Индии не было медного века. Железный век начался около 1800 г. до н. Э. И продолжался до 600 г. до н. Э. После этого наступил Ранний Исторический период и Исторический период. Письменная документация началась с раннего исторического периода.

Т.С. Субраманиан

Список основных периодов времени в истории

Историки полагаются на письменные записи и археологические свидетельства, чтобы лучше понять историю человечества. Они используют эти ресурсы, чтобы разделить человеческое существование на пять основных исторических эпох: доисторических эпох , классических , средних веков , раннего современного и современных эпох. Продолжайте читать, чтобы узнать об основных цивилизациях, технологических достижениях, важных исторических личностях и значительных событиях в эти важные периоды истории.

Предыстория (до 600 г. до н.э.)

Доисторическая эра в истории человечества отражает период между появлением людей на планете (примерно 2,5 миллиона лет назад) и 600 г. до н. Э. (До Рождества Христова) или 1200 г. до н.э., в зависимости от региона. Он указывает на период на Земле, в течение которого существовала человеческая деятельность, но практически не упоминалось о человеческой истории.Эта эпоха также известна как основополагающая эпоха , , так как многие основы человеческой цивилизации возникли в этот период времени.

Основные периоды доисторической эры

Доисторическую эру можно разделить на три более короткие эпохи на основе достижений, которые произошли в те периоды времени. В их числе:

  • Каменный век (2,5 миллиона до н. э. до 3000 до н.э.) — документирует миграцию людей из Африки и первое использование орудий труда неандертальцами, денисовцами и первыми людьми
  • Бронзовый век (3000 до н.э.)До 1300 г. до н.э.) — люди селились в Месопотамии, долине Инда и Древнем Египте; изобретение колеса и обработки металла
  • Железный век (1300 г. до н.э. — 600 г. до н.э.) — формирование запланированных городов, введение металлургических заводов, стали и систем письма

Классическая эпоха (600 г. до н.э. — 476 г. н.э.)

Классическая эпоха, также известная как Классическая античность , началась примерно примерно в 600 году до нашей эры. в большинстве стран мира. Это ознаменовало начало философского периода в мировой истории, а также первых письменных источников истории человечества.Политически классическая эпоха была периодом взлета и падения большинства мировых империй.

Классические цивилизации и империи

Классическая эпоха была в основном сосредоточена вокруг цивилизаций Средиземного моря и их вклада в мировую культуру. В число этих империй входили:

  • Древняя Греция (600 г. до н.э. — 600 г. н.э.) — основы демократии, философии, математики, драмы и поэзии
  • Древний Рим (753 г. до н.э. до А.D. 476) — политическая власть, которая разработала правовую систему, ирригацию, архитектуру, городские дороги и христианство
  • Персидская империя (550 г. до н.э. — 330 г. до н.э.) — Ближневосточная империя, которая практиковала зороастризм до ислама и пала во владение Александра Великого. в 330 г. до н.э.
  • Византийская империя (285–1453 гг.) — средиземноморская культура, вобравшая в себя обычаи и верования Древней Греции и Рима; единственная крупная держава, которая не упала до эпохи Возрождения

Средние века (А.Д. 476 — А. Д. 1450)

Средневековье также известно как Средневековье или Постклассическая эпоха . Историки называют раннюю часть этого периода Средневековьем из-за утраты записанной истории после падения Римской империи в 476 году нашей эры.

Значительные периоды средневековья

Средневековье было нестабильным периодом, который длился почти тысячелетие. Историки часто разделяют эту эпоху на три отдельных периода: раннее средневековье, высокое средневековье и позднее средневековье.

  • Раннее Средневековье (476–1000 гг. Н. Э.) — также известный как Поздняя античность ; этот период показывает восстановление большинства держав после краха Римской империи и начала ислама на Ближнем Востоке
  • Высокий средневековье (с 1000 по 1250 год нашей эры) — 250-летний период, когда власть католической церкви была на высоте в крестовых походах
  • Позднее средневековье (с 1250 по 1450 год нашей эры) — период, когда началась Черная чума, начало европейских исследований и изобретение печатного станка

Раннее Новое время (А.Д. 1450-н.э. 1750)

Эпоха Раннего Нового времени, которая последовала сразу за Средневековьем, ознаменовала возрождение ценностей и философии классической эпохи. Когда вы думаете о Леонардо да Винчи, Уильяме Шекспире, Иоганне Себастьяне Бахе и Христофоре Колумбе, вы думаете о раннем Новом времени.

Движения раннего Нового времени

Основные движения в политике, религии и географии помогли привести человеческую цивилизацию в современную эпоху. Эти движения включают:

  • Ренессансный гуманизм (А.От 1400 до 1500 г.) — разрыв со средневековой схоластикой, которая включила классическую мысль в идеи раннего Нового времени.
  • Протестантская Реформация (с 1517 по 1648 гг.) Католическая церковь и новое определение христианства
  • Европейское Возрождение (с 1450 по 1600 год нашей эры) — известно как культурное «возрождение» в искусстве, музыке, литературе, обществе и философии
  • Просвещение (А.D. 1650 — 1800 г.) — интеллектуальное движение, которое также называется веком разума ; видел пересмотр политики, экономики и науки, прежде чем уступить место романтизму в 19 веке

Европейский ренессанс, или «возрождение», произошло в этот период, а также открытие и колонизация Америки и Эпоха Просвещения .

Современная эра (1750 г. н.э. — настоящее время)

Влияние эпохи Возрождения и Просвещения привело к технологическому буму в эпоху модерна, также известную как эпоха позднего модерна .Мир политики потрясли войны, революции и конец монархии во многих странах. Современная эпоха — это действительно кумуляция миллионов лет человеческого развития.

Основные периоды современной эпохи

Поскольку наша история последних трех столетий так хорошо задокументирована, можно исследовать каждый период современной эпохи отдельно. К этим эпохам относятся:

  • Первая промышленная революция (с 1760 по 1840 год нашей эры) — начало современной эпохи, когда появилось несколько технологических инноваций, в том числе изобретение хлопкоочистительной машины, рост городских фабрик и фабрик и завершение строительства канала Эри.
  • Революционный период (А.D. 1764 — 1848 г.) — период революций во всем мире, включая Американскую революцию, Французскую революцию, Испано-американские войны за независимость, Итальянские революции, Греческую войну за независимость и Весна Наций
  • Эпоха империализма (1800–1914 гг. ) — век времени, когда Франция, Великобритания, Испания, Нидерланды и США колонизировали другие страны по всему миру
  • Викторианская эпоха (с 1837 г. по 1901 г.) — правление королевы Виктория I, ставшая свидетелем роста урбанизации, Гражданской войны в США и конца африканского рабства
  • Вторая промышленная революция (А.D. 1869 — AD 1914) — часто упоминается как Технологическая революция ; период, когда были изобретены лампочка, телефон, самолет и автомобиль Model T
  • Первая мировая война (с 1914 по 1918 гг.) — всемирный конфликт, сосредоточенный в Европе; также известная как Великая война
  • Великая депрессия (с 1929 по 1939 гг.) — продолжительный период экономических трудностей во всем мире, начавшийся с краха фондового рынка в 1929 г.
  • Вторая мировая война (А.D. 1939 — AD 1945) — период военного времени, который начался с вторжения Германии в Польшу и закончился капитуляцией Японии, последней державы Оси
  • Современный период (с 1945 г. ; период, когда технический прогресс определяет социальную, экономическую и политическую жизнь

Общество формирует нашу историю

Так где же заканчивается современная эра и начинается следующая? Единственный способ узнать это — извлечь уроки из этих исторических эпох и узнать больше о том, как общество работает в больших и малых масштабах.Продолжите свое путешествие по истории человечества и общества со списком ключевых социологических терминов и понятий.

Проблема возраста Льва Выготского 1934

Проблема возраста Льва Выготского 1934

Лев Выготский 1934

Проблема возраста


Глава в книге по психологии развития ребенка, которую Выготский готовил в последние годы своей жизни, впервые опубликована в «Собрании сочинений Л.С. Выготского», том 5, 1998 г., стр. 187-205. Расшифровка Энди Бландена, 2008.


1. Проблема разделения развития ребенка на периоды

Согласно теоретическим основам предлагаемые в науке схемы разделения развития ребенка на периоды можно разделить на три группы.

К первой группе относятся попытки разделить детство на периоды не путем выделения самого хода развития ребенка, а на основе пошагового построения других процессов, так или иначе связанных с развитием ребенка.В качестве примера можно привести разделение развития ребенка на периоды, основанное на биогенетическом принципе. Биогенетическая теория предполагает, что существует строгий параллелизм между развитием человечества и развитием ребенка, что онтогенез повторяет филогенез в краткой и сжатой форме. С точки зрения этой теории, наиболее естественно разделить детство на отдельные периоды, соответствующие в основном периодам истории человечества. Таким образом, разделение детства на периоды основано на делении на периоды филогенетического развития.В эту группу входят предложения Хатчинсона и других авторов по разделению детства на периоды.

Не все попытки этой группы одинаково безосновательны. Например, в эту группу входит попытка разделить детство на периоды, соответствующие уровням подготовки и воспитания ребенка, ломать систему национального образования, принятую в данной стране (дошкольный возраст, возраст начальной школы и т. Д.). В этом случае разбивка детства на периоды осуществляется не на основе внутренней разбивки самого развития, а, как мы видим, на основе обучения и воспитания.В этом и заключается ошибка этой схемы. Но поскольку процессы развития ребенка тесно связаны с обучением ребенка, а разделение обучения на уровни зависит от огромного практического опыта, то естественное разделение детства в соответствии с педагогическим принципом чрезвычайно приближает нас к реальному разделению детства. на отдельные периоды.

Большинство попыток должно быть помещено во вторую группу; они направлены на выделение какой-то одной черты развития ребенка как произвольного критерия для ее разделения на периоды.Типичный пример — попытка П. П. Блонского (1930, с. 110–111) разделить детство на периоды на основе зубного ряда, то есть появления зубов и их замены. Признак, служащий основой для отделения одного периода детства от другого, должен быть (1) индикатором для суждения об общем развитии ребенка, (2) легко доступным визуально и (3) объективным. Зубы отвечают именно этим требованиям.

Зубные процессы тесно связаны с существенными особенностями строения растущего организма, в частности с его кальцификацией и деятельностью желез внутренней секреции.В то же время, эти процессы легко доступны для наблюдения и неоспоримо установлено. Зубы — явный возрастной признак. Послеродовое детство в зависимости от прикуса делится на три периода: беззубое детство, детство молочных зубов и детство постоянных зубов. Беззубое детство длится до тех пор, пока не прорежутся все молочные зубы (от восьми месяцев до двух-двух с половиной лет). Детство молочных зубов длится до начала замены зубов (примерно в возрасте шести с половиной лет).Наконец, детство постоянных зубов завершается появлением третьего набора задних коренных зубов (зубов мудрости). В свою очередь, период прорыва молочных зубов можно разделить на три этапа: абсолютно беззубое детство (первое полугодие), этап прорыва зубов (второе полугодие) и этап прорыва клыков. и моляры (третий год постнатальной жизни).

Похожая попытка разделить детство на периоды на основе какого-либо единственного аспекта развития — это схема К.Х. Страц, предложивший в качестве основного критерия половое развитие. Психологические критерии были предложены в других схемах, построенных по тому же принципу. Это вид разделения на периоды, предложенный У. Стерном, который дифференцирует раннее детство как время, в течение которого ребенок проявляет только игровую активность (до шести лет), за которым следует период сознательного обучения, в котором игра и работа разделены. и период юношеского созревания (возраст от четырнадцати до восемнадцати лет) с развитием самостоятельности личности и планов на дальнейшую жизнь.

Схемы этой группы в первую очередь субъективны. Хотя в качестве критерия для разделения возрастных уровней они выделяют объективную черту, сама черта берется на субъективных основаниях в зависимости от того, какие процессы привлекают наибольшее внимание. Возраст — это объективная категория, а не произвольная, произвольно выбранная вымышленная ценность. По этой причине ориентиры, отмечающие возраст, могут быть размещены не в любых точках жизни ребенка, а исключительно и только в тех точках, где объективно заканчивается один возрастной уровень и начинается другой.

Еще одна неадекватность схем в этой группе состоит в том, что они используют один критерий, какую-то единственную черту для разделения всех возрастных уровней. При этом забывается то, что в процессе развития ценность, значимость, индикативно-симптоматическое качество и важность выбранного признака меняются. Признак, показательный и существенный для суждения о развитии ребенка в один период, теряет смысл в следующем периоде, так как в ходе развития аспекты, которые ранее были первичными, становятся вторичными.Таким образом, критерий полового созревания значим и показателен для возраста полового созревания, но не имеет такого значения для предшествующих возрастных уровней. Проскакивание зубов на границе между младенчеством и ранним детством можно использовать в качестве ориентировочного признака для общего развития ребенка, но замена зубов примерно в семилетнем возрасте и появление зубов мудрости нельзя сравнивать по своим характеристикам. значение для общего развития до первого появления зубов.Эти схемы не учитывают реорганизацию самого процесса разработки. Из-за этой реорганизации важность и значение любой черты постоянно меняются с переходом от возрастного уровня к возрастному. Это исключает возможность разделения детства на отдельные периоды по единому критерию для всех возрастных уровней. Развитие ребенка — настолько сложный процесс, что его невозможно полностью определить по одной только одной черте ни на одном этапе.

Третья неадекватность схем — это принципиальная тенденция к изучению внешних черт развития ребенка, а не внутренней сущности процесса. Теоретически внутренняя сущность вещей и внешняя форма их проявления не совпадают. «… Если бы форма проявления и сущность вещей совпадали напрямую, то вся наука была бы излишней …» (К. Маркс и Э. Энгельс, Сочинения , том 25, часть II, с. 384) . По этой причине научное исследование является незаменимым средством для признания того факта, что форма проявления и сущность вещей не совпадают напрямую.В настоящее время психология переходит от чисто описательного, эмпирического и феноменологического изучения явлений к раскрытию их внутренней сущности. До недавнего времени основной проблемой было изучение симптомокомплексов, то есть совокупности внешних признаков, различающих различные периоды, стадии и фазы развития ребенка. Симптом обозначает черту характера. Сказать, что психология изучает симптомокомплексы разных периодов, фаз и стадий развития ребенка, значит сказать, что она изучает его внешние черты.Но настоящая проблема состоит в изучении того, что стоит за этими чертами и определяет их, то есть в изучении самого процесса развития ребенка в его внутренних закономерностях. Применительно к проблеме разделения детства на периоды это означает, что мы должны отказаться от попыток симптоматической классификации возрастных уровней и перейти, как это сделали в свое время другие науки, к классификации, основанной на внутренней сущности изучаемого процесса.

Третья группа попыток разделить развитие ребенка на периоды связана с попыткой перейти от чисто симптоматического и описательного принципа к выделению существенных черт самого развития ребенка. Однако в этих попытках проблема формулируется правильно, но не решается.Попытки решить проблемы всегда кажутся половинчатыми, никогда не доходят до конца и неприемлемы с точки зрения проблемы периодичности. Методологические трудности, проистекающие из антидиалектической и дуалистической концепции развития ребенка, являются роковым препятствием, не позволяющим рассматривать его как единый процесс саморазвития.

Такова, например, попытка А. Гезелла построить периодичность развития ребенка на основе изменения внутреннего ритма и темпа ребенка, на основе определения «текущего потока развития».Основываясь на по существу правильных наблюдениях за изменением ритма развития, связанного с возрастом, Гезелл приходит к разделению всего детства на отдельные ритмические периоды или волны развития, объединенные в себе постоянством темпа на протяжении всей продолжительности данного периода и отделены от других периодов явным изменением этого темпа. Гезелл представляет динамику развития ребенка как процесс постепенного замедления роста. Теория Гезелла граничит с группой современных теорий, которые, по его собственному выражению, делают раннее детство кульминационным моментом для интерпретации личности и ее истории.Главное и самое важное в развитии ребенка, по мнению Гезелла, достигается в первые годы или даже в первые месяцы жизни. Последующее развитие, взятое в целом, не равно одному действию этой драмы, максимально насыщенному содержанием.

Что является источником такого заблуждения? Оно неизбежно вытекает из эволюционной концепции развития, на которой Гезель основывает свою теорию и согласно которой в развитии не возникает ничего нового, не происходит никаких качественных изменений, и только то, что дано с самого начала, растет и развивается.Собственно, развитие не ограничивается схемой «больше — меньше», а характеризуется прежде всего наличием качественных новообразований, которые подчиняются своему ритму и каждый раз требуют особой меры. Действительно, в раннем возрасте мы наблюдаем максимальные темпы развития тех предпосылок, от которых зависит дальнейшее развитие ребенка. Основные, элементарные органы и функции созревают раньше, чем высшие. Но неверно предполагать, что все развитие исчерпывается ростом этих основных, элементарных функций, которые являются предпосылками для высших аспектов личности.Если мы рассмотрим высшие аспекты, то результат будет обратным; темп и ритм их установления будут минимальными в первых актах всей драмы развития и достигнут максимума в ее финале.

Мы процитировали теорию Гезелла в качестве примера нерешительных попыток установления периодичности, которые прекращаются на полпути при переходе от симптоматического к существенному разделению возрастных уровней.

Какими должны быть принципы построения подлинной периодичности? Мы уже знаем, где искать его реальную основу: только внутренние изменения самого развития, только перерывы и поворотные моменты в его потоке могут дать надежную основу для определения основных периодов становления личности ребенка, которые мы называем возрастными уровнями.Все теории детского развития можно свести к двум основным концепциям. Согласно одному из них, разработка — это не что иное, как реализация, модификация и совмещение месторождений. Здесь не возникает ничего нового — только рост, разветвление и перегруппировка тех факторов, которые уже присутствовали в самом начале. Согласно второй концепции, развитие — это непрерывный процесс самодвижения, характеризующийся, прежде всего, непрерывным появлением и формированием нового, чего не было на предыдущих этапах.Эта точка зрения фиксирует в развитии нечто существенное для диалектического понимания процесса.

, в свою очередь, допускает как идеалистические, так и материалистические теории построения личности. В первом случае она находит свое воплощение в теориях творческой эволюции, направляемой автономным внутренним витальным всплеском целенаправленно саморазвивающейся личности, волей к самоутверждению и самосовершенствованию. Во втором случае это приводит к пониманию развития как процесса, который характеризуется единством материального и психического аспектов, единством социального и личностного на подъеме ребенка по ступеням развития.

С последней точки зрения другого критерия для определения конкретных периодов развития ребенка или возрастных уровней не существует и не может быть, кроме тех новообразований, которые характеризуют сущность каждого возрастного уровня. Мы должны понимать тот новый тип структуры личности и ее деятельности, те психические и социальные изменения, которые впервые появляются на данном возрастном уровне и которые в основном и в основном определяют сознание ребенка, его отношение к окружающей среде, его внутреннее и внешнее жизнь, весь ход его развития в данный период как возрастные новообразования.

Но одного этого недостаточно для научного разделения развития ребенка на периоды. Мы также должны учитывать его динамику и динамику переходов от одного возрастного уровня к другому. Путем чисто эмпирических исследований психология установила, что возрастные изменения могут, по словам Блонского (1930, с. 7), происходить внезапно и критически или могут происходить постепенно и литически. [т.е. переход от одного к другому] Блонски называет периодами и стадиями периодов жизни ребенка, которые отделены друг от друга большим количеством (периодов) или меньшим (стадиями) резких кризисов; фазы — это периоды жизни ребенка, литически отделенные друг от друга.

На самом деле, на определенных возрастных уровнях развитие характеризуется медленным, эволюционным или литическим течением. Это возрастные уровни преимущественно плавных и часто ничем не примечательных внутренних изменений личности ребенка, которые достигаются незначительными «молекулярными» достижениями. Здесь в течение более или менее длительного времени, которое обычно занимает несколько лет, не происходит никаких фундаментальных, резких сдвигов и изменений, реконструирующих всю личность ребенка. Более или менее заметные изменения личности ребенка происходят здесь только в результате длительного загадочного «молекулярного» процесса.Они появляются снаружи и доступны непосредственному наблюдению только как завершение длительных процессов скрытого развития.

В относительно устойчивом или стабильном возрасте развитие происходит в основном за счет микроскопических изменений личности ребенка, которые накапливаются до определенного предела, а затем появляются скачкообразно в форме некоего новообразования возрастного уровня.

Такие стабильные периоды составляют большую часть детства, если судить чисто хронологически. Поскольку внутри них развитие происходит как бы под землей, большие изменения в его личности очевидны, если сравнивать ребенка в начале и в конце стабильного периода.

Стабильные возрастные периоды изучены значительно более полно, чем те, которые характеризуются другим типом развития — кризисами. Последние раскрыты чисто эмпирически и пока не внесены в систему, не включены в общее деление развития ребенка на периоды. Многие авторы даже сомневаются, что в их существовании есть какая-то внутренняя потребность. Они более склонны воспринимать их как «болезни» развития из-за отклонения от нормального пути.Практически никто из буржуазных исследователей не мог теоретически осознать их актуальность. значение. По этой причине нашу попытку систематизировать и теоретически осмыслить и включить в общую схему развития ребенка следует рассматривать как чуть ли не первую такую ​​попытку.

Ни один из исследователей не может отрицать сам факт существования этих уникальных периодов в развитии ребенка, и даже авторы с самым недиалектическим складом ума признают необходимость допустить, хотя бы в качестве гипотезы, наличие кризисов в детском развитии. развитие даже в самом раннем детстве.

С чисто внешней стороны. эти периоды характеризуются чертами, противоположными твердому или стабильному возрасту. В эти периоды резкие и серьезные сдвиги и смещения, изменения и разрывы в личности ребенка концентрируются в относительно короткое время (несколько месяцев, год или максимум два). За очень короткое время ребенок полностью меняет основные черты своей личности. Развитие принимает бурный, стремительный, а иногда и катастрофический характер, который напоминает революционный ход событий как по скорости происходящих изменений, так и по смыслу вносимых изменений.Это поворотные моменты в развитии ребенка, которые иногда принимают форму серьезного кризиса.

Первая особенность таких периодов состоит, с одной стороны, в том, что границы, отделяющие начало и конец кризиса от смежных возрастных уровней, совершенно не определены. Кризис возникает незаметно — трудно определить его начало и окончание. С другой стороны, характерно резкое обострение кризиса, которое обычно происходит в середине этого возрастного периода.Наличие кульминационной точки, в которой кризис достигает апогея, характеризует все критические возрасты и четко отличает их от стабильных периодов развития ребенка.

Вторая характеристика критических возрастных уровней послужила отправной точкой для эмпирического исследования. Дело в том, что значительная часть детей, переживающих критические периоды развития, — трудные дети. Эти дети, кажется, выпадают из системы педагогического воздействия, которая до недавнего времени обеспечивала нормальный курс их обучения.и образование. У детей школьного возраста в критические периоды наблюдается снижение успеваемости, снижение интереса к школьной работе и общее снижение трудоспособности. В критическом возрасте развитие ребенка часто сопровождается более или менее острыми конфликтами с окружающими. Внутренняя жизнь ребенка иногда связана с болезненными и мучительными переживаниями и внутренними конфликтами.

Да, далеко не всегда все это происходит.У разных детей критические периоды протекают по-разному. Во время прохождения кризиса даже у детей, наиболее похожих по типу развития и социальному положению, наблюдается гораздо большая вариативность, чем в стабильные периоды. Многие дети вообще не проявляют явных черт трудных детей или какого-либо снижения успеваемости в школе. Размах вариации в прохождении этих возрастных уровней у разных детей и во влиянии внешних и внутренних условий на течение самого кризиса настолько велик и значим, что это заставило многих авторов усомниться в том, являются ли кризисы детского развития вообще не являются продуктом исключительно внешних неблагоприятных условий, и следует ли считать их поэтому исключением, а не правилом в истории развития ребенка (А.Буземанн и др.).

Подразумевается, что внешние условия определяют конкретный характер проявления и прохождения критических периодов. В отличие от разных детей, они создают очень неоднозначную и разнообразную картину вариантов критического возраста. Но ни наличие, ни отсутствие каких-то конкретных внешних условий, а внутренняя логика самого процесса развития не отвечает за критические, разрушительные периоды в жизни ребенка. В этом нас убеждает изучение сравнительных факторов.

Таким образом, если мы перейдем от абсолютной оценки трудных аспектов трудных детей к относительной оценке, основанной на сравнении степеней случая или сложности обучения ребенка в течение стабильного периода, который либо предшествовал кризису, либо последовал за ним, мы не сможем помочь. но обратите внимание на то, что каждый ребенок на этой стадии становится относительно трудным по сравнению с ним в ближайшем возрасте. Точно так же, если мы перейдем от абсолютной оценки успеваемости в школе к относительной оценке, основанной на сравнении скорости движения ребенка в процессе обучения в разные возрастные периоды, мы увидим, что каждый ребенок замедляет этот темп. в кризисный период по сравнению с темпом, характерным для стабильных периодов.

Третья черта, возможно, наиболее важная, но наименее ясная с теоретической точки зрения и по этой причине препятствующая правильному пониманию природы развития ребенка в эти периоды, — это отрицательный характер развития. Все, кто писал об этих уникальных периодах, в первую очередь отмечали, что развитие здесь отличается от развития в стабильные эпохи и творит деструктивную, а не созидательную работу. Постепенное развитие личности ребенка, непрерывное построение нового, которое было так заметно во всех стабильных возрастах, по-видимому, замедляется или временно приостанавливается.На первый план выходят процессы отмирания и замыкания, распада и распада того, что было сформировано на предыдущих стадиях и отличало ребенка данного возраста. В критические периоды ребенок не столько приобретает, сколько теряет то, что приобрел ранее. Наступление этих возрастных уровней не отмечается появлением у ребенка новых интересов, новых стремлений, новых видов деятельности, новых форм внутренней жизни. Ребенку, вступающему в период кризиса, чаще присущи противоположные черты: он теряет интересы, которые еще вчера направляли всю его деятельность и отнимали большую часть его времени и внимания, но теперь, казалось бы, отмирают, формы внешних отношений и внутренние ранее развитая жизнь игнорируется.Л. Н. Толстой графически и точно назвал один из таких критических периодов детского развития пустыней юности.

Это в первую очередь имеют в виду люди, когда говорят об отрицательном характере критического возраста. Под этим они подразумевают выражение идеи о том, что развитие, кажется, меняет свое позитивное творческое значение, заставляя наблюдателя характеризовать такие периоды преимущественно с неблагоприятных, негативных аспектов. Многие авторы даже убеждены, что негативное содержание исчерпывает всю идею развития в критические периоды.Эта убежденность закреплена в названиях критических лет (одни называют этот возраст отрицательной фазой, другие — фазой упрямства и т. Д.).

Понятия отдельных критических возрастов были введены в науку эмпирическим путем и в случайном порядке. Кризис семилетнего возраста был открыт и описан раньше других (седьмой год в жизни ребенка — переходный период между дошкольным и подростковым периодами). Ребенок семи-восьми лет уже не дошкольник, но уже не подросток.Семилетний ребенок отличается как от дошкольника, так и от школьника и по этой причине представляет трудности в отношении своего обучения. Отрицательное содержание этого возраста проявляется прежде всего в нарушении душевного равновесия, нестабильности воли, настроения и т. Д.

Кризис трехлетнего ребенка, открытый и описанный позже, многие авторы называли фазой упрямства или упрямства. В этот период, ограниченный небольшим промежутком времени, личность ребенка претерпевает резкие и неожиданные изменения.Ребенок становится трудным ребенком. Он проявляет упрямство, упрямство, негативизм, капризность и своенравие. Внутренние и внешние конфликты часто сопровождают весь период.

Тринадцатилетний кризис был изучен еще позже и описан как отрицательная фаза возраста полового созревания. Как видно из самого названия, негативное содержание периода наиболее заметно, и при поверхностном наблюдении кажется, что вся идея развития в этот период. Снижение успешности, снижение работоспособности, отсутствие гармонии во внутренней структуре личности, сжатие и отмирание системы ранее установленных интересов, а также негативный протестный характер поведения побудили Кроха описать этот период как этап такой дезориентации во внутренних и внешних отношениях, в которых человеческое «я» и мир разделены больше, чем в любые другие периоды.

Сравнительно недавно была теоретически признана идея о том, что переход от младенчества к раннему детству, происходящий примерно в возрасте одного года, также представляет собой существенно критический период со своими собственными отличительными чертами, известными нам из общего описания этой уникальной формы развития; этот переход был тщательно изучен с фактической точки зрения.

Чтобы получить окончательную цепочку критических возрастов, мы предложили включить в нее в качестве начального звена, возможно, самого уникального из всех периодов развития ребенка, стадию новорожденности.Этот хорошо изученный период стоит особняком в системе других возрастов и по своей природе, возможно, является наиболее явным и наименее сомнительным кризисом в развитии ребенка. Скачкообразное изменение условий развития в акте родов, когда новорожденный стремительно попадает в совершенно новую среду, меняет весь уклад его жизни и характеризует начальный период внеутробного развития.

Кризис новорожденного отделяет эмбриональный период развития от младенчества.Однолетний кризис отделяет младенчество от раннего детства. Кризис в трехлетнем возрасте — это переход от раннего детства к дошкольному возрасту. Кризис в семилетнем возрасте — это связующее звено между дошкольным и школьным возрастом. Наконец, кризис тринадцатилетнего возраста совпадает с поворотным моментом в развитии при переходе от школьного возраста к половому созреванию. Таким образом, перед нами открывается упорядоченная картина. Критические периоды чередуются со стабильными периодами и являются поворотными точками в развитии, еще раз подтверждая, что развитие ребенка — это диалектический процесс, в котором переход от одного этапа к другому осуществляется не по эволюционному, а по революционному пути.

Если бы критические возрасты не были обнаружены чисто эмпирическими средствами, представление о них пришлось бы ввести в модель развития на основе теоретического анализа. Теперь теории остается только осознать и понять то, что уже было установлено эмпирическими исследованиями.

В поворотные моменты развития ребенок становится относительно трудным из-за того, что изменение педагогической системы, применяемой к ребенку, не успевает за быстрыми изменениями его личности.Педагогика в критический возраст наименее развита в практическом и теоретическом отношении.

Как вся жизнь одновременно умирает (Энгельс), так и развитие ребенка — одна из сложных форм жизни — по необходимости включает в себя процессы замыкания и отмирания. Появление нового в развитии обязательно означает отмирание старого. Переход в новую эпоху всегда отмечен закатом предыдущей. Процессы обратного развития, отмирания старого сосредоточены в основном в критические эпохи.Но было бы большой ошибкой предполагать, что в этом все значение критических эпох. Разработка никогда не прекращает свою творческую работу, и в критические периоды мы наблюдаем конструктивные процессы развития. Более того, процессы инволюции [регресса], столь ярко выраженные в эти периоды, сами по себе подчинены процессам позитивного структурирования личности, напрямую зависят от них и составляют с ними неделимое целое. В эти периоды ведется разрушительная работа в той мере, в какой этого требует необходимость развития свойств и черт личности.Практика показывает, что негативное содержание развития в переломные моменты — это лишь обратная или теневая сторона позитивных изменений личности, составляющих основной и основной смысл любого критического возраста.

Положительное значение кризиса трехлетнего возраста проявляется в том, что здесь проявляются новые черты характера личности ребенка. Установлено, что если кризис по каким-либо причинам проходит вяло и четко не выражается, это приводит к серьезной задержке развития аффективно-волевых сторон личности ребенка в более позднем возрасте.

Что касается кризиса в семилетнем возрасте, все исследователи отметили, что наряду с негативными симптомами в этот период наблюдается ряд важных достижений: ребенок становится более независимым и меняется его отношение к другим детям.

В кризис тринадцатилетнего возраста снижение продуктивности умственной работы ученика вызвано переходом от внимания к очевидному, пониманию и дедукции. Переход к более высокой форме интеллектуальной деятельности сопровождается временным снижением трудоспособности.Это подтверждается и в отношении остальных негативных симптомов кризиса: за каждым негативным симптомом скрывается позитивное содержание, заключающееся обычно в переходе к новой, более высокой форме.

Наконец, нет никаких сомнений в том, что в кризисе в год есть положительное содержание. Здесь отрицательные симптомы явно и напрямую связаны с положительными приобретениями, которые ребенок делает, вставая и учясь говорить.

То же самое может относиться и к кризису новорожденного.В это время ребенок сначала регрессирует даже в отношении физического развития: в первые дни после рождения новорожденный теряет в весе. Адаптация к новой форме жизни предъявляет такие высокие требования к жизнеспособности ребенка, что, по словам Блонски, человек никогда не стоит так близко к смерти, как в часы своего рождения (1930, с. 85). Тем не менее в этот период более, чем в любой из последующих кризисов, очевиден тот факт, что развитие — это процесс формирования и появления нового.Все, что мы видим в развитии ребенка в первые дни и недели, — это сплошное новообразование. Негативные симптомы, характеризующие негативное содержание этого периода, возникают из-за трудностей, обусловленных именно новизной формы жизни, которая возникает впервые и намного сложнее.

Наиболее существенным содержанием развития в критический возраст является появление новообразований, которые, как показывают конкретные исследования, уникальны и в высокой степени специфичны.Их главное отличие от новообразований стабильного возраста состоит в том, что они носят переходный характер. Это означает, что в будущем они не сохранятся в том виде, в котором они проявятся в критический период, и не войдут как необходимый компонент в целостную структуру будущей личности. Они отмирают, казалось бы, поглощаясь новообразованиями последующей, стабильной эпохи и включаясь в их состав как второстепенные факторы, которые действительно имеют самостоятельное существование, растворяясь и трансформируясь в них до такой степени, что без специального и глубокого анализа Часто невозможно обнаружить присутствие этой трансформированной формации критического периода в приобретениях следующего стабильного возраста.Таким образом, новообразования кризисов отмирают вместе с наступлением следующей эпохи, но они продолжают существовать в латентной форме внутри нее, не живя независимой жизнью, а лишь участвуя в подземном развитии, которое приводит к скачкообразному появлению новообразований в стабильные эпохи, как мы видели.

Конкретное содержание общих законов о новообразованиях стабильных и критических возрастов будет раскрыто в следующих разделах данной работы, посвященных рассмотрению каждого возраста.

Новообразования должны служить основным критерием для разделения развития ребенка на отдельные возрасты в нашей схеме. В этой схеме последовательность возрастных периодов должна определяться чередованием стабильных и критических периодов. Времена стабильных возрастов, которые имеют более или менее четкие границы начала и конца, наиболее правильно могут быть определены именно по этим границам. Из-за разного характера их прохождения наиболее правильно определить критические возрасты можно, отмечая точки кульминации или пики кризиса и используя в качестве его начала предшествующее полугодие, ближайшее к этому времени, а для его завершения — ближайшее полугодие кризиса. последующий возраст.

Как было установлено эмпирическим исследованием, стабильные возрасты имеют четко выраженную двухчленную структуру и могут быть разделены на два этапа: первый и второй. Критические возрасты имеют четко выраженную трехчленную структуру и состоят из трех взаимосвязанных литических переходов фаз: докритической, критической и посткритической.

Следует отметить, что наша схема развития ребенка существенно отличается от других подобных схем в определении основных периодов развития ребенка.Помимо использования принципа возрастных новообразований в качестве критериев, в этой схеме появляются новые моменты: (1) введение критических возрастов в схему разделения на периоды; (2) за исключением периода эмбрионального развития ребенка; (3) исключая период развития, который обычно называют юностью, который включает годы_ после возраста от семнадцати до восемнадцати лет вплоть до наступления окончательной зрелости; (4) включение возраста полового созревания в число стабильных, устойчивых возрастов, а не в число критических возрастов.

Мы исключили эмбриональное развитие ребенка из схемы по той простой причине, что его нельзя рассматривать на том же уровне, что и внеутробное развитие ребенка как социального существа. Эмбриональное развитие — это совершенно особый тип развития, зависящий от других паттернов, помимо развития личности, которое начинается в момент рождения. Эмбриональное развитие изучается независимой наукой, эмбриологией, которую нельзя считать разделом психологии.Психология должна учитывать законы эмбрионального развития ребенка, поскольку особенности этого периода влияют на ход последующего развития, но психология никаким образом не включает эмбриологию из-за этого. Точно так же необходимо рассматривать законы и данные генетики, то есть науки о наследственности, не превращая генетику в один из разделов психологии. Психология не изучает ни наследственность, ни развитие матки как таковое, а только влияние наследственности и развития матки ребенка на процесс его социального развития.

Мы не включаем молодежь в схему возрастных периодов детства по той причине, что теоретические и эмпирические исследования в равной степени вынуждают противодействовать чрезмерному растягиванию развития ребенка и включению в него первых двадцати пяти лет человеческой жизни. В общем смысле и в соответствии с основными закономерностями возраст от 18 до 25 лет, скорее, составляет начальное звено в цепи зрелого возраста, чем заключительное звено в цепи периодов развития ребенка. Трудно представить, чтобы человеческое развитие в начале зрелости (возраст от 18 до 25 лет) могло зависеть от моделей развития ребенка.

Включение возраста полового созревания в число стабильных возрастов является необходимым логическим выводом из того, что мы знаем об этом возрасте и того, что характеризует его как период огромного развития в жизни подростка, как период высших синтезов, осуществленных в личности. Это возникает как. необходимый логический вывод из критики, что в советской науке навязывались теории, которые сводили период полового созревания к «нормальной патологии» и к глубокому внутреннему кризису.

Таким образом, мы могли бы представить возрастное деление на периоды следующим образом:

Кризис новорожденного.
Младенчество (от двух месяцев до одного года).
Кризис в год.
Раннее детство (от одного года до трех лет).
Кризис в трехлетнем возрасте.
Дошкольный возраст (от трех до семи лет).
Кризис в семь лет.
Школьный возраст (от восьми до двенадцати лет).
Кризис в тринадцатилетнем возрасте.
Возраст полового созревания (от четырнадцати до восемнадцати лет).
Кризис в семнадцать лет.

2.Структура и динамика возраста
г.

Задача этого раздела — установить общие состояния, характеризующие внутреннюю структуру процесса развития, которую мы называем структурой возраста в каждый период детства.

Следующее является наиболее общим состоянием, которое мы должны сразу указать: процесс развития в каждом возрастном периоде, независимо от всей сложности его организации и состава, независимо от всего разнообразия частичных процессов, которые его образуют, которые раскрываются. посредством анализа представляет собой единое целое, имеющее определенную структуру; структура и ход каждого частичного процесса развития, включенного в конституцию целого, определяются законами построения этого целого или структурными законами возрастного уровня.Цельное образование, которое не состоит целиком из отдельных частей, являясь своего рода совокупностью, но само определяет судьбу и значение каждой из составляющих его частей, называется структурой.

Возрастные уровни представляют собой целостное, динамическое образование, структуру, отрицающую роль и относительную значимость каждой частичной линии развития. В каждом возрастном периоде развитие происходит таким образом, что меняются отдельные аспекты личности ребенка, и в результате происходит перестройка личности в целом — в развитии наблюдается как раз прямо обратная зависимость: ребенок личность как целое изменяется по своей внутренней структуре, и движение каждой из ее частей определяется законами изменения этого целого.

В результате этого на каждом данном возрастном уровне мы всегда находим центральное новообразование, которое, по-видимому, возглавляет весь процесс развития и характеризует реконструкцию всей личности ребенка на новой основе. Вокруг основного или центрального новообразования данного возраста группируются все остальные частичные новообразования, относящиеся к отдельным аспектам личности ребенка и процессам развития, связанным с новообразованиями предшествующих возрастных уровней. Процессы развития, более или менее непосредственно связанные с основным новообразованием, мы назовем центральными линиями развития в данном возрасте, а все другие частичные процессы и изменения, происходящие в данном возрасте, мы назовем периферийными линиями развития. Понятно, что процессы, которые являются центральными линиями развития в одном возрасте, становятся периферийными линиями развития в следующем возрасте и, наоборот, периферийные линии развития одного возраста выдвигаются на первый план и становятся центральными линиями в другом возрасте, поскольку их значение и относительная значимость в общей структуре изменений развития и их связь с изменениями центрального новообразования. Таким образом, при переходе от одного этапа к другому перестраивается вся структура возраста.У каждой эпохи есть своя уникальная и неповторимая структура.

Поясним это на примерах. Если мы перестанем рассматривать сознание ребенка, понимаемое как его «отношение к своему окружению» (К. Маркс), и если мы примем сознание, порожденное физическими и социальными изменениями индивида, как целостное выражение высших и наиболее существенных черт в структуры личности, то мы увидим, что при переходе от одного возрастного уровня к другому развиваются не столько отдельные частные аспекты сознания, его отдельные функции или методы деятельности, сколько прежде всего общая структура изменений сознания, которые в каждом конкретном возрасте характеризуются в основном определенной системой отношений и зависимостей между отдельными его аспектами и отдельными формами деятельности индивида.

Вполне понятно, что при переходе с одного возрастного уровня на другой, вместе с общей реконструкцией системы сознания, центральные и периферийные линии развития меняются местами. Таким образом, когда развитие речи появляется в раннем детстве, оно настолько тесно и напрямую связано с центральными новообразованиями возраста, что, как только социальное и объективное сознание ребенка проявляется в своих наиболее зарождающихся конфигурациях, речевое развитие нельзя не отнести к центральные линии развития рассматриваемого периода.Но в школьном возрасте непрерывное развитие речи ребенка находится в совершенно ином отношении к центральному новообразованию этого возраста и, следовательно, должно рассматриваться как одна из периферийных линий развития. В младенчестве, когда происходит подготовка к развитию речи в виде лепета, эти процессы связаны с центральным новообразованием периода таким образом, что они также должны быть помещены в периферические линии развития.

Таким образом, мы видим, что один и тот же процесс речевого развития может выступать в качестве периферийной линии в младенчестве, становиться центральной линией развития в раннем детстве и снова превращаться в периферическую линию в последующие возрастные периоды.Совершенно естественно и понятно, что в прямой и непосредственной зависимости от этого речевое развитие, рассматриваемое как таковое, само по себе будет происходить совершенно по-разному в каждом из этих трех вариантов.

Чередование центральных и периферических мелочей развития при переходе от возрастного уровня к возрастному приводит нас непосредственно ко второй проблеме этого раздела — к вопросу о динамике появления новообразований. Опять же, как и в проблеме структуры возраста, мы должны ограничиться наиболее общим объяснением концепции, оставив конкретное раскрытие динамики возрастных изменений для последующих глав, посвященных обзору отдельных периодов.

Проблема динамики возраста напрямую вытекает из проблемы структуры возраста, которую мы только что отметили. Как мы видели, возрастная структура не является статичной, неизменной, неподвижной картиной. В каждом данном возрасте сформированная ранее структура переходит в новую структуру. Новая структура появляется и формируется по мере развития возрастного уровня. Отношения между целым и частями, столь важные для концепции структуры, являются динамическими отношениями, которые определяют изменение и развитие целого и его частей.По этой причине под динамикой развития следует понимать совокупность всех закономерностей, определяющих период возникновения, изменения и связывания структурных новообразований каждого возрастного уровня.

Самым начальным и важным моментом в общем определении динамики возраста является понимание того, что отношения между личностью ребенка и его социальным окружением на каждом возрастном уровне мобильны.

Одним из основных препятствий на пути теоретического и практического изучения развития ребенка является неправильное решение проблемы среды и ее роли в динамике возраста, когда среда рассматривается как нечто внешнее по отношению к ребенку, как обстоятельство. развития, как совокупность объективных условий, существующих вне зависимости от ребенка и влияющих на него самим фактом своего существования.Понимание окружающей среды, сложившееся в биологии, применительно к эволюции видов животных, не должно переноситься на обучение детскому развитию.

Мы должны признать, что в начале каждого возрастного периода между ребенком и окружающей его реальностью, в основном социальной реальностью, развиваются совершенно оригинальные, исключительные, единичные и уникальные отношения, характерные для данного возраста. Мы называем это отношение социальной ситуацией развития в данном возрасте.Социальная ситуация развития представляет собой начальный момент для всех динамических изменений, которые происходят в развитии в течение данного периода. Он целиком и полностью определяет формы и путь, по которому ребенок будет приобретать все новые и новые личностные характеристики, извлекая их из социальной реальности как из основного источника развития, пути, по которому социальное становится личностью. Таким образом, первый вопрос, на который мы должны ответить при изучении динамики любого возраста, — это объяснить социальную ситуацию развития.

Социальная ситуация развития, характерная для каждого возраста, определяет, строго регулирует всю картину жизни ребенка или его социального существования. Отсюда возникает второй вопрос, который встает перед нами при изучении динамики любого возраста, а именно вопрос о происхождении или генезисе центральных новообразований данного возраста. Выяснив социальную ситуацию развития, имевшую место до начала любого возраста, которая определялась отношениями между ребенком и его окружением, мы должны немедленно выяснить, как по необходимости, соответствующие данному возрасту новообразования возникают и развиваются из жизни ребенка. ребенок в этой социальной ситуации.Эти новообразования, характеризующие перестройку сознательной личности ребенка, в первую очередь, не являются предпосылкой, а результатом или продуктом развития прошлого уровня. Изменение сознания ребенка возникает на определенной основе, специфичной для данного возраста, форм его социального существования. Вот почему созревание новообразований никогда не относится к началу, а всегда к концу данного возрастного уровня.

Как только новообразования появляются в сознательной личности ребенка, они вызывают изменение самой личности, что не может не иметь самого существенного влияния на дальнейшее развитие.Если предыдущая задача при изучении динамики возраста определила путь прямого движения от социального бытия ребенка к новой структуре его сознания, то теперь возникает следующая задача: найти путь обратного движения из измененной структуры. сознания ребенка к реконструкции его существования. Ребенок, изменивший структуру своей личности, уже является другим ребенком, социальное существование которого не может не существенно отличаться от существования ребенка более раннего возраста.

Таким образом, следующий вопрос, который стоит перед нами при изучении динамики возраста, — это вопрос о последствиях, возникающих в результате факта развития возрастных новообразований. При конкретном анализе мы видим, что эти последствия настолько обширны и велики, что охватывают всю жизнь ребенка. Приобретенная в данном возрасте новая структура сознания неизбежно означает новый характер восприятия внешней реальности и активности в ней, новый характер восприятия ребенком собственной внутренней жизни и внутренней активности своих психических функций.

Но сказать это означает в то же время сказать и еще кое-что, что подводит нас непосредственно к последнему пункту, который характеризует динамику возраста. Мы видим, что в результате возрастного развития новообразования, возникающие к концу данного возраста, приводят к перестройке всей структуры детского сознания и, таким образом, меняют всю систему отношений к внешней реальности и реальности. ему самому. К концу данного возраста ребенок становится совершенно другим существом, чем был в начале возраста.Но это обязательно также означает, что социальная ситуация развития, которая была заложена в основных чертах к началу любого возраста, также должна измениться, поскольку социальная ситуация развития есть не что иное, как система отношений между ребенком данного возраста и социальной реальностью. . И если ребенок кардинально изменился, неизбежно эти отношения придется перестраивать. Прежняя ситуация развития распадается по мере развития ребенка, и в той же степени с его развитием раскрывается новая ситуация развития в основных чертах, и это должно стать исходной точкой для последующего возраста.Исследования показывают, что эта реконструкция социальной ситуации развития составляет содержание критических возрастов.

Таким образом, мы подошли к выяснению основного закона динамики возрастных уровней. Согласно закону, силы, движущие развитием ребенка в том или ином возрасте, неизбежно ведут к отторжению и нарушению основы развития всего возраста, с внутренней необходимостью, определяющей аннулирование социальной ситуации развития, прекращение данного период развития и переход на следующий или более высокий возрастной уровень.

В общих чертах это схема возрастного динамического развития.

3. Проблема возраста и динамика развития

Проблема возрастного уровня не только центральная для всей детской психологии, но также является ключом ко всем проблемам практики. Эта проблема напрямую и тесно связана с диагностикой возрастного развития ребенка. Системы исследовательских устройств, предназначенные для определения реального уровня развития ребенка, обычно называют диагностикой.Фактический уровень развития определяется возрастом, той стадией или фазой в пределах данного возраста, которую ребенок переживает в данный момент. Мы уже знаем, что хронологический возраст ребенка не может служить надежным критерием для установления действительного уровня его развития. По этой причине определение действительного уровня развития всегда требует специального исследования, которое служит для постановки диагноза развития.

Определение действительного уровня развития — самая важная и незаменимая задача в решении каждой практической проблемы обучения и воспитания ребенка, проверки нормального хода его физического и умственного развития или выявления нарушений того или иного рода в развитии, которые нарушают его нормальное течение и делают весь процесс атипичным, аномальным, а в некоторых случаях патологическим.Таким образом, определение действительного уровня развития — первая и основная задача диагностики развития.

Изучение симптоматики возрастных уровней у детей является основой для выявления ряда надежных признаков, которые могут быть использованы для определения фазы и стадии каждого возраста процесса развития ребенка точно так же, как врач диагностирует болезнь на основе того или иного набора симптомов, то есть выявляет внутренний патологический процесс, который проявляется в симптомах.

Само по себе изучение какого-либо возрастного симптома или группы симптомов и даже их точное количественное измерение не может быть диагнозом. Гезелл сказал, что есть большая разница между измерением и диагностикой. Он состоит в том, что мы можем поставить диагноз, только если сможем раскрыть смысл и значение обнаруженных симптомов.

Задачи диагностики развития могут быть решены только на основе глубокого и широкого изучения всей последовательности хода развития ребенка, всех особенностей каждого возраста, стадии и фазы, всех основных типов. нормального и аномального развития, всей структуры и динамики развития ребенка во многих ее формах.Таким образом, само по себе определение действительного уровня развития и количественного выражения разницы между хронологическим и стандартизованным возрастом ребенка или соотношения между ними, выраженного в коэффициенте развития, является лишь первым шагом на пути к диагностике развития. По сути, определение действительного уровня развития не только не охватывает всей картины развития, но очень часто охватывает лишь незначительную ее часть. Устанавливая наличие того или иного набора симптомов при определении действительного уровня развития, мы фактически определяем только ту часть общей картины развития процессов, функций и свойств, которая к тому времени созрела.Например, мы определяем рост, вес и другие показатели физического развития, характерные для уже завершенного цикла развития. Это итог, результат, окончательное достижение развития за прошедший период. Эти симптомы скорее указывают на то, как развитие происходило в прошлом, как оно было завершено в настоящем и в каком направлении оно пойдет в будущем.

Понятно, что знание результатов вчерашнего развития является необходимым моментом для вынесения суждения о развитии в настоящем и будущем.Но одного этого явно недостаточно. Образно говоря, определяя действительный уровень развития, мы определяем только плоды развития, то есть те, которые уже созрели и завершили свой цикл. Но мы знаем, что основной закон развития состоит в том, что разные аспекты личности и разные ее свойства созревают в разное время. В то время как одни процессы развития уже принесли плоды и завершили свои циклы, другие процессы находятся только на стадии созревания.Подлинный диагноз развития должен уметь улавливать не только завершенные циклы развития, не только плоды, но и те процессы, которые находятся в периоде созревания. Подобно тому, как садовник, оценивая урожайность видов, поступил бы неправильно, если бы он рассматривал только спелые плоды в саду и не знал, как оценить состояние деревьев, которые еще не дали созревших плодов, психолог, ограниченный установлением того, какие созрел, оставив в стороне созревание, никогда не сможет получить какое-либо истинное и полное представление о внутреннем состоянии всего развития и, следовательно, не сможет перейти от симптоматического к клиническому диагнозу.

Выявление процессов, которые на тот момент еще не созрели, но находятся в периоде созревания, — вторая задача диагностики развития. Эта задача решается путем нахождения зон ближайшего развития. Мы объясним эту концепцию, наиболее важную как с теоретической, так и с практической точки зрения, на конкретном примере.

В психологии для определения фактического уровня интеллектуального развития ребенка чаще всего используется метод, в котором ребенка просят решить ряд задач возрастающей сложности, стандартизированных для возрастного уровня ребенка.В ходе исследования всегда определяется уровень сложности задач, которые может решить данный ребенок, и соответствующий ему стандартный возраст. Таким образом определяется умственный возраст ребенка. Предполагается, что самостоятельное решение проблем только и исключительно указывает на ум. Если в процессе решения проблемы ребенку задают наводящий вопрос или дают указание, как решить проблему, такое решение не принимается при определении умственного возраста.

В основе этой идеи лежит убежденность в том, что несамостоятельное решение проблемы не имеет значения для суждения о сознании ребенка.Собственно, это убеждение явно противоречит всем данным современной психологии. Он был основан на старой, неправильной, а теперь полностью опровергнутой идее о том, что имитация любого вида интеллектуальной операции может быть чисто механическим, автоматическим действием, которое ничего не говорит о разуме подражателя. Ошибочность этой точки зрения первоначально была выявлена ​​в психологии животных. В своих знаменитых экспериментах с человекоподобными обезьянами У. Кхлер установил замечательный факт, что животные могут имитировать только такие интеллектуальные действия, которые находятся в пределах их возможностей.Таким образом, шимпанзе может воспроизвести осмысленное и целенаправленное действие, которое проявляется, только если эта операция относится по типу и степени сложности к той же категории, что и осмысленные и целенаправленные действия, которые животное может выполнять самостоятельно. Подражание животному строго ограничено узкими рамками его возможностей. Животное может имитировать только то, на что способно.

С ребенком ситуация намного сложнее. С одной стороны, на разных этапах развития ребенок может подражать далеко не всему.Его способность к подражанию в интеллектуальной сфере строго ограничена уровнем его умственного развития и его возрастными возможностями. Однако общий закон таков, что в отличие от животного, ребенок может подражать посредством интеллектуальных действий, более или менее далеко превосходящих то, на что он способен в независимых умственных и целенаправленных действиях или интеллектуальных операциях. Это различие между ребенком и животным можно объяснить тем фактом, что животное нельзя научить в том смысле, в котором мы применяем это слово к ребенку.Животное приспосабливается только к выездке [обученной реакции на сигналы]. Он может только выработать новые привычки. С помощью упражнений и комбинаций он может совершенствовать свой интеллект, но не способен к умственному развитию в полном смысле этого слова посредством обучения. Вот почему все экспериментальные попытки с использованием инструкций по развитию у высших животных новых интеллектуальных функций, не свойственных им, но специфических для человека, неизбежно терпят неудачу, как и попытка Р. Йеркса привить человеческую речь потомству обезьяны или попытки Э.Толман обучать и обучать потомство шимпанзе вместе с человеческими детьми.

Таким образом, мы видим, что с помощью подражания ребенок всегда может сделать в интеллектуальной сфере больше, чем он способен сделать самостоятельно. В то же время мы видим, что его способность к интеллектуальному подражанию не безгранична, но изменяется абсолютно регулярно в соответствии с ходом его умственного развития, так что на каждом возрастном уровне для ребенка существует определенная зона интеллектуального подражания, связанная с актуальный уровень развития.

Говоря о подражании, мы имеем в виду не механическое, автоматическое, бездумное подражание, а разумное подражание, основанное на понимании имитационного выполнения некоторой интеллектуальной операции. В этом отношении, с одной стороны, мы ограничиваем значение термина, употребляя его только в сфере операций, более или менее непосредственно связанных с умственной деятельностью ребенка. С другой стороны, мы расширяем значение термина, применяя слово «имитация» ко всем видам деятельности определенного типа, выполняемой ребенком не самостоятельно, а в сотрудничестве со взрослыми или с другим ребенком.Все, что ребенок не может делать самостоятельно , но чему его можно научить или чему он может делать с указанием или сотрудничеством, или с помощью наводящих вопросов, мы включим в сферу подражания.

С таким определением этого понятия мы можем установить симптоматическое значение интеллектуального подражания в диагностике умственного развития. То, что ребенок может делать сам, без посторонней помощи, раскрывает его уже зрелые способности и функции.Это те, которые устанавливаются с помощью тестов, обычно используемых для определения фактического уровня умственного развития, поскольку тесты основаны исключительно на независимом решении проблем.

Как мы уже сказали, всегда важно определить не только зрелые процессы, но и те, которые созревают. Что касается умственного развития ребенка, мы можем решить эту проблему, определив, на что ребенок способен в интеллектуальном подражании, если мы понимаем этот термин так, как он определен выше.Исследования показывают строгую генетическую закономерность между тем, что ребенок может имитировать, и его умственным развитием. То, что ребенок может делать сегодня в сотрудничестве и под руководством, завтра он сможет делать самостоятельно. Это означает, что, выясняя возможности ребенка, когда он работает в сотрудничестве, мы таким образом определяем область созревания интеллектуальных функций, которая на ближайшей стадии развития должна принести плоды и, следовательно, быть перенесена на уровень реального умственного развития ребенка. ребенок.Таким образом, изучая, что ребенок способен делать самостоятельно, мы изучаем вчерашнее развитие. Изучая, на что способен ребенок, сообща, мы определяем его завтрашнее развитие.

Зона незрелых, но созревающих отростков составляет зону ближайшего развития ребенка.

На примере поясним, как определяется зона ближайшего развития. Допустим, в результате исследования мы установили, что двое детей одинаковы по возрасту и умственному развитию.Допустим, обоим по восемь лет. Это означает, что оба независимо друг от друга решают задачи уровня сложности, соответствующего восьмилетнему стандарту. Таким образом мы определяем реальный уровень их умственного развития. Но мы продолжаем изучение. С помощью специальных устройств мы проверяем, насколько оба ребенка способны решать задачи, выходящие за рамки восьмилетнего стандарта. Мы показываем ребенку, как нужно решить такую ​​проблему, и смотрим, сможет ли он решить задачу, имитируя демонстрацию.Или начинаем решать задачу и просим ребенка доделать. Или мы предлагаем ребенку решить проблему, выходящую за рамки его умственного возраста, сотрудничая с другим, более развитым ребенком, или, наконец, мы объясняем ребенку принцип решения проблемы, задаем наводящие вопросы, анализируем проблему за него и т. Д. Вкратце, мы просим ребенка решать проблемы, выходящие за рамки его умственного возраста, с каким-то видом сотрудничества и определять, насколько далеко потенциал интеллектуального сотрудничества может быть расширен для данного ребенка и насколько он выходит за пределы его умственного возраста. .

Получается, что один ребенок совместно решает проблемы, которые стандарты относятся к, скажем, двенадцатилетнему возрасту. В зоне ближайшего развития его умственный возраст сдвигается на четыре года вперед. Другой ребенок вместе движется вперед только до стандартного возраста девяти лет. Его зона ближайшего развития — всего один год.

Одинаковы ли эти дети по возрасту по фактическому уровню развития? Очевидно, их сходство ограничивается областью уже зрелых функций.Но в отношении процессов созревания один пошел вчетверо дальше другого.

Мы объяснили принцип незрелых процессов и свойств на примере умственного развития ребенка.

Совершенно понятно, что для определения физического развития ребенка метод исследования, который мы только что описали в отношении интеллектуального развития, совершенно неприменим. Но в принципе проблема относится к этому аспекту развития, как и ко всем остальным, совершенно так же.Для нас важно знать не только о том, что ребенок уже достиг пределов роста и других процессов, из которых состоит его физическое развитие, но и о ходе самого процесса созревания, который будет очевиден в более позднем развитии.

Мы не будем останавливаться на рассмотрении определения зоны ближайшего развития, которая распространяется на другие аспекты личности ребенка. Мы поясним только теоретическое и практическое значение этого определения.

Теоретическая значимость этого диагностического принципа состоит в том, что он позволяет проникнуть во внутренние причинно-динамические и генетические связи, определяющие сам процесс психического развития.Как уже было сказано, социальная среда является источником появления всех специфических человеческих свойств личности, постепенно приобретаемых ребенком, или источником социального развития ребенка, которое завершается в процессе реального взаимодействия «идеального» и настоящие формы.

Более близким источником развития внутренних индивидуальных свойств личности ребенка является сотрудничество (это слово понимается в самом широком смысле) с другими людьми. Таким образом, применяя принцип сотрудничества для установления зоны ближайшего развития, мы даем возможность непосредственно изучить то, что наиболее точно определяет психическое созревание, которое должно быть реализовано в ближайшем и последующих периодах его стадии развития.

Практическое значение этого диагностического принципа связано с проблемой обучения. Подробное объяснение этой проблемы будет дано в одной из заключительных глав. Теперь остановимся только на самом важном и начальном моменте. Мы знаем, что для каждого типа обучения существуют оптимальные периоды развития ребенка. Это означает, что обучение заданному предмету, заданной информации, привычкам и навыкам будет самым простым, эффективным и продуктивным только в определенные возрастные периоды. Это обстоятельство давно выпало из поля зрения.Нижняя граница оптимального времени для обучения была установлена ​​раньше всего. Мы знаем, что четырехмесячного ребенка нельзя научить говорить или двухлетнего ребенка научить читать и писать, потому что в те времена ребенок еще недостаточно зрел для такого обучения; это означает, что ребенок еще не развил те свойства и функции, которые являются предпосылками для такого обучения. Но если бы существовал только нижний предел возможностей обучения в определенном возрасте, мы могли бы ожидать, что чем позже начнется соответствующее обучение, тем легче оно будет передано ребенку и, таким образом, будет более продуктивным, потому что в более позднем возрасте будет большая степень зрелости предпосылок, необходимых для обучения.

На самом деле это не так. Ребенок, который начинает учиться говорить в три года, а читать и писать — в двенадцать, то есть несколько поздно, также оказывается в неблагоприятных условиях. Учить, которое немного запаздывает, также трудно и непродуктивно для ребенка, как и то, что немного слишком рано. Очевидно, что существует также верхний порог оптимального времени обучения с точки зрения развития ребенка.

Как мы можем объяснить тот факт, что трехлетний ребенок, у которого мы обнаруживаем большую зрелость внимания, бдительности, двигательных способностей и других свойств, которые являются необходимыми предпосылками для обучения речи, овладевает речью с большей трудностью и с меньшими преимуществами? чем полуторагодовалый ребенок, у которого эти же предпосылки, несомненно, менее зрелы? Очевидно, причина этого в том, что обучение основано не столько на уже зрелых функциях и свойствах ребенка, сколько на созревающих функциях.Период созревания, соответствующий функциям, является наиболее благоприятным или оптимальным периодом для соответствующего типа обучения. Также понятно, если принять во внимание это обстоятельство, что ребенок развивается в процессе обучения, а не завершает цикл развития. Сначала учитель учит ученика не тому, что ребенок уже может делать самостоятельно, а тому, что он еще не может сделать в одиночку, но может сделать с помощью обучения и руководства. Сам процесс обучения всегда осуществляется в форме сотрудничества ребенка со взрослыми и представляет собой частный случай взаимодействия идеальной и настоящей формы, о котором мы говорили выше, как об одном из самых общих законов общественного развития. ребенок.

Более подробно и конкретнее проблема соотношения обучения и развития будет представлена ​​в одной из последних глав, посвященных школьному возрасту и обучению в школе. Но теперь нам должно быть ясно, что, поскольку обучение зависит от незрелых, но процессы созревания и вся область этих процессов охватывается зоной ближайшего развития ребенка , оптимальным временем для обучения как группы, так и каждого индивидуума. ребенок в каждом возрасте устанавливается зоной своего ближайшего развития.

Поэтому определение зоны ближайшего развития имеет такое большое практическое значение.

Определение действительного уровня развития и зоны ближайшего развития также включает в себя так называемую нормативную возрастную диагностику . С помощью возрастных норм или стандартов это предназначено для выяснения данного состояния развития, охарактеризованного с точки зрения как завершенных, так и незавершенных процессов. В отличие от симптоматической диагностики, зависящей только от установления внешних признаков, диагностика, которая пытается определить внутреннее состояние развития, которое раскрывается этими признаками, называется клинической диагностикой по аналогии с медицинскими исследованиями.

Общим принципом всей научной диагностики развития является переход от симптоматической диагностики, основанной на изучении симптомокомплексов развития ребенка, то есть его особенностей, к клинической диагностике, основанной на определении внутреннего хода процесса развития самого Гезелла. что нормативные данные нельзя применять механически или чисто психометрически, что мы должны не только измерять ребенка, мы должны интерпретировать его. Измерение, определение и сравнение со стандартами симптомов развития должны появиться только как средство для постановки диагноза развития.Гезелл пишет, что диагностика развития не должна заключаться только в получении ряда данных посредством тестов и измерений. Диагностика развития — это форма сравнительного исследования с использованием объективных норм в качестве отправных точек. Он не только синтетический, но и аналитический.

Данные испытаний и измерений составляют объективную основу для сравнительной оценки. Паттерны развития дают стандарты развития.

Но диагноз в полном смысле этого слова должен основываться на критической и внимательной интерпретации данных, полученных из различных источников.В его основе лежат все проявления и факты созревания. Синтетическая, динамическая картина этих проявлений, совокупность которых мы называем личностью, как единое целое входит в рамки исследования. Конечно, мы не можем точно измерить черты личности. Нам сложно определить, что мы называем личностью, но с точки зрения диагностики развития, как предполагает Гезелл, мы должны наблюдать, как личность складывается и созревает.

Если мы ограничимся только определением и измерением симптомов развития, мы никогда не сможем выйти за пределы чисто эмпирического установления того, что очевидно для людей, просто наблюдающих за ребенком.В лучшем случае мы сможем только повысить точность симптомов и подтвердить их измерениями. Но мы никогда не сможем ни объяснить наблюдаемые нами явления в развитии ребенка, ни предсказать дальнейший ход развития, ни указать, какие меры практического характера должны применяться по отношению к ребенку. Ибис-диагноз развития, бесплодный с точки зрения объяснения, прогноза и практического применения, можно сравнить только с теми медицинскими диагнозами, которые врачи ставили в то время, когда преобладала симптоматическая медицина.Больной жалуется на кашель, врач ставит диагноз: болезнь — кашель. Пациент жалуется на головную боль, врач ставит диагноз: болезнь — головная боль. Этот вид диагноза по сути пуст, поскольку исследователь не добавляет ничего нового к тому, что он знал из наблюдений за самим пациентом, и воспроизводит пациенту его собственные жалобы, снабжая их научными ярлыками. Пустой диагноз не может объяснить наблюдаемые явления, ничего не может предсказать относительно их судьбы и не может дать практических советов.Правильный диагноз должен содержать объяснение, предсказание и научную основу для практического назначения.

То же самое и с симптоматической диагностикой в ​​психологии. Если на консультацию приводят ребенка с жалобами на то, что он плохо развивается умственно, у него слабое воображение и забывчивость, если после обследования психолог ставит диагноз: у ребенка низкий коэффициент интеллекта и умственная отсталость, — также поясняет психолог. ничего, ничего не предсказывает и не может помочь практически, как врач, ставящий диагноз: болезнь — это кашель.

Без преувеличения можно сказать, что однозначно практические меры по обеспечению развития ребенка, его обучения и воспитания, так как они связаны с особенностями того или иного возраста, обязательно требуют диагностики развития. Применение диагностики развития к решению бесконечных и бесконечно разнообразных практических задач определяется в каждом конкретном случае степенью научного развития диагностики развития и требованиями, которые предъявляются к ней при решении каждой конкретной практической задачи?


Непростые отношения между археологией и древней геномикой

В тридцати километрах к северу от Стоунхенджа, через холмистую сельскую местность юго-запада Англии, открывается менее известное окно в неолитическую Британию.Основанный около 3600 г. до н.э. древними земледельческими общинами, длинный курган Западного Кеннета представляет собой земляной холм с пятью камерами, украшенный гигантскими каменными плитами. Сначала он служил могилой для трех десятков мужчин, женщин и детей. Но люди продолжали посещать их более 1000 лет, наполняя залы реликвиями, такими как керамика и бусы, которые были интерпретированы как дань уважения предкам или богам.

Артефакты дают представление о посетителях и их отношениях с остальным миром.Изменения в стилях керамики здесь иногда отражали отдаленные тенденции континентальной Европы, такие как появление колоколообразных стаканов — связь, которая сигнализирует о появлении новых идей и людей в Британии. Но многие археологи думают, что эти материальные сдвиги стали в целом стабильной культурой, которая веками продолжала следовать своим традициям.

«Люди делают то же самое. Они просто используют другую материальную культуру — разные горшки », — говорит Нил Карлин из Дублинского университетского колледжа, изучающий переход Ирландии и Великобритании от неолита к медному и бронзовому векам.

Но в прошлом году начали распространяться отчеты, которые, казалось, ставили под сомнение эту картину стабильности. Исследование 1 , анализирующее данные по всему геному 170 древних европейцев, в том числе 100 связанных с артефактами в стиле колокольчика, показало, что люди, которые построили курган и хоронили там своих мертвецов, почти исчезли к 2000 году до нашей эры. Согласно исследованию, генетическая родословная британцев эпохи неолита была практически полностью вытеснена. Тем не менее, каким-то образом новоприбывшие продолжали многие традиции британцев.«Мне это не подходило», — говорит Карлин, который изо всех сил пытается согласовать свои исследования с результатами ДНК.

Исследование Bell Beaker «бомба» появилось в феврале в журнале Nature 2 и включало еще 230 образцов, что сделало его крупнейшим исследованием древнего генома за всю историю наблюдений. Но это всего лишь последний пример разрушительного влияния, которое генетика оказала на изучение человеческого прошлого. С 2010 года, когда был полностью секвенирован первый геном древнего человека 3 , исследователи собрали данные о более чем 1300 индивидуумах (см. График «Древние геномы») и использовали их для составления схемы возникновения сельского хозяйства, распространения языков и исчезновение гончарных стилей — темы, над которыми археологи трудились десятилетиями.

Некоторые археологи в восторге от возможностей, предлагаемых новой технологией. Работа с древней ДНК вдохнула новую жизнь и воодушевление в их работу, и они начали ранее немыслимые исследования, такие как секвенирование генома каждого человека с единственного кладбища. Но другие осторожны.

«Половина археологов считает, что древняя ДНК может решить все. Другая половина считает, что древняя ДНК — это работа дьявола », — шутит Филипп Стокхаммер, исследователь из Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене, Германия, который тесно сотрудничает с генетиками и молекулярными биологами в институте в Германии, который был основан несколько лет назад для наводить мосты между дисциплинами.По его словам, эта технология — не серебряная пуля, но археологи игнорируют ее на свой страх и риск.

Однако некоторые археологи опасаются, что молекулярный подход лишил поле нюансов. Их беспокоят масштабные исследования ДНК, которые, по их словам, делают необоснованные и даже опасные предположения о связи между биологией и культурой. «Создается впечатление, что они все разобрались», — говорит Марк Вандер Линден, археолог из Кембриджского университета, Великобритания. «Это немного раздражает.

Это не первый случай, когда археологам приходится сталкиваться с преобразующими технологиями. «Изучение предыстории сегодня находится в кризисе», — писал кембриджский археолог Колин Ренфрю в своей книге « до цивилизации, » 1973 года, описывающей влияние радиоуглеродного датирования. До того, как этот метод был разработан химиками и физиками в 1940-х и 50-х годах, доисторики определяли возраст мест, используя «относительную хронологию», в некоторых случаях полагаясь на древнеегипетские календари и ложные предположения о распространении идей с Ближнего Востока.«Большая часть предыстории, написанной в существующих учебниках, неадекватна: некоторые из них просто ошибочны», — предположил Ренфрю.

Это был непростой переход — ранние попытки углеродного датирования отставали на сотни и более лет, но эта техника в конечном итоге позволила археологам перестать тратить большую часть своего времени на беспокойство о возрасте костей и артефактов и вместо этого сосредоточиться на том, что «эти останки имели в виду», — утверждает Кристиан Кристиансен, изучающий бронзовый век в Гетеборгском университете в Швеции.«Неожиданно появилось много свободного интеллектуального времени, чтобы начать думать о доисторических обществах и о том, как они устроены». «Древняя ДНК теперь предлагает ту же возможность», — говорит Кристиансен, который стал одним из главных сторонников этой технологии в своей области.

Генетика и археология были непростыми соратниками на протяжении более 30 лет — первая статья о ДНК древнего человека 4 , выпущенная в 1985 году, сообщала о последовательностях египетской мумии (теперь считается, что это заражение).Но усовершенствования в технологии секвенирования в середине-конце 2000-х годов поставили поля на грани столкновения.

В 2010 году ученые во главе с Эске Виллерслев из Датского музея естествознания использовали ДНК из прядей волос 4000-летнего уроженца Гринленда для создания первой полной последовательности генома древнего человека 3 . Увидев будущее этой области перед его глазами, Кристиансен попросил Виллерслева объединиться для получения престижного гранта Европейского исследовательского совета, который позволил бы им изучить мобильность человека, поскольку поздний неолит уступил место бронзовому веку, примерно 4000–5000 лет назад.

Проблемы ассоциации

Миграция была основным источником напряжения для археологов. Они долго обсуждали, ответственны ли человеческие движения за культурные изменения в археологических данных, таких как феномен колокольного стакана, или же это просто идеи, которые распространяются через культурный обмен. Население, идентифицированное по артефактам, с которыми они ассоциировались, стало рассматриваться как пережиток колониального прошлого науки, которое ввело искусственные категории.«Горшки есть горшки, а не люди», — звучит общий припев.

Большинство археологов с тех пор отвергли мнение о том, что предыстория была похожа на игру Риск , в которой однородные культурные группы прокладывают себе путь по карте мира. Вместо этого исследователи стремятся сосредоточиться на изучении небольшого количества древних памятников и жизни людей, которые там жили. «Археология отошла от этих грандиозных повествований», — говорит Том Бут, биоархеолог из Музея естественной истории в Лондоне, который является частью команды, использующей древнюю ДНК, чтобы проследить появление сельского хозяйства в Великобритании.«Многие люди думали, что вам нужно понимать изменения на региональном уровне, чтобы понимать жизнь людей».

Работа с древней ДНК — которая неоднократно показывала, что современные жители региона часто отличаются от населения, жившего там в прошлом — обещала, к лучшему или худшему, вернуть некоторую часть общего внимания к миграции к предыстории человечества. «В чем генетика особенно хороша, так это в обнаружении изменений в популяциях», — говорит Дэвид Райх, популяционный генетик из Гарвардской медицинской школы в Бостоне, Массачусетс.Кристиансен говорит, что археологи «были готовы признать, что люди путешествовали». Но для периода бронзового века, который он изучает, «они не были подготовлены к крупным переселениям. Это было в новинку ».

Исследования изотопов стронция в зубах 5 , которые варьируются в зависимости от местной геохимии, дали понять, что некоторые люди бронзового века за свою жизнь переместились на сотни километров, говорит Кристиансен. Он и Виллерслев интересовались, сможет ли анализ ДНК обнаружить перемещения целых популяций в этот период.

Колокольчики для мензурок знаменуют период беспрецедентного культурного смешения первых европейцев Фото: Ashmolean Museum / Univ. Оксфорд / Бриджмен

У них будет конкуренция. В 2012 году Дэвид Энтони, археолог из Хартвикского колледжа в Онеонте, штат Нью-Йорк, загрузил в свой автомобиль ящики с человеческими останками, которые он и его коллеги выкопали в степях недалеко от российского города Самара, включая кости, связанные с скотоводом бронзового века. культура называется Ямной.Он приносил их в лабораторию древней ДНК, только что созданную Райхом в Бостоне. Как и Кристиансен, Энтони свободно теоретизировал о прошлом в широком масштабе. В его книге «Лошадь, колесо и язык » 2007 года было высказано предположение, что евразийская степь была плавильным котлом для современных разработок приручения лошадей и колесного транспорта, что способствовало распространению семейства языков, называемых индоевропейскими, по всей Европе и в ее частях. Азии.

В дуэлях 2015 Nature Документы 6 , 7 , команды пришли к примерно одинаковым выводам: приток пастухов из пастбищных степей современной России и Украины — связанный с культурными артефактами и практиками Ямной такие как могильные курганы в ямах — заменили большую часть генофонда Центральной и Западной Европы около 4500–5000 лет назад.Это совпало с исчезновением неолитической керамики, стилей захоронения и других форм культурного самовыражения, а также с появлением культурных артефактов из шнуровой керамики, которые распространены по всей Северной и Центральной Европе. «Эти результаты были шоком для археологического сообщества», — говорит Кристиансен.

Резак для шнура

Выводы тут же встретили откатом. Некоторые из них начались еще до того, как статьи были опубликованы, говорит Райх. Когда он распространил черновик среди своих десятков сотрудников, несколько археологов вышли из проекта.Для многих идея о том, что люди, связанные с шнуровой керамикой, заменили неолитические группы в Западной Европе, устрашающе напоминала идеи Густава Косинны, немецкого археолога начала двадцатого века, который связал культуру шнуровой керамики с людьми современной Германии и продвигал обзор предыстории « Risk board», известный как археология поселений. Позднее эта идея стала основой нацистской идеологии.

Райх вернул своих соавторов, явно отвергнув идеи Косинны в эссе, включенном в 141-страничный дополнительный материал к статье 7 .По его словам, этот эпизод открыл глаза, продемонстрировав, как более широкая аудитория воспримет генетические исследования, утверждающие о масштабных миграциях древних людей.

И все же не все остались довольны. В эссе 8 под названием «Улыбка Косинны» археолог Фолькер Хейд из Бристольского университета, Великобритания, не согласился не с выводом о том, что люди переехали на запад из степи, а с тем, как их генетические сигнатуры были объединены со сложными культурными формами. «Шнурованная керамика и ямные захоронения больше отличаются, чем похожи, и есть свидетельства культурного обмена, по крайней мере, между российской степью и регионами на западе, которые предшествовали ямной культуре», — говорит он.Он утверждал, что ни один из этих фактов не опровергает выводы статей по генетике, но они подчеркивают недостаточность статей в отношении вопросов, которые интересуют археологов. «Хотя я не сомневаюсь, что они в основном правы, это не отражается на сложности прошлого», — написал Хейд, прежде чем призвать к оружию. «Вместо того, чтобы позволять генетикам определять повестку дня и излагать послание, мы должны рассказать им о сложности прошлых человеческих действий».

Энн Хорсбург, молекулярный антрополог и доисторик из Южного методистского университета в Далласе, штат Техас, связывает такую ​​напряженность с проблемами общения.Археология и генетика говорят разные вещи о прошлом, но часто используют похожие термины, такие как название материальной культуры. «Это снова К. П. Сноу», — говорит она, имея в виду влиятельные лекции британского ученого «Две культуры», в которых он сетует на глубокий интеллектуальный разрыв между естественными и гуманитарными науками. Хорсбург жалуется, что генетическим результатам слишком часто отдается предпочтение над выводами о прошлом из археологии и антропологии, и что такой «молекулярный шовинизм» мешает осмысленному взаимодействию. 9 .«Это как если бы генетические данные, потому что они были созданы людьми в лабораторных халатах, несут некую чистую правду о Вселенной».

Хорсбург, которая видит, как ее собственная область африканской доисторической истории начинает ощущать дрожь древней геномики, говорит, что археологи, разочарованные неправильным толкованием их работы, должны использовать свою власть над археологическими останками и требовать более равноправного партнерства с генетиками. «Сотрудничество не означает, что я отправляю вам электронное письмо со словами:« Эй, у тебя есть действительно классные кости.Я принесу вам статью Nature . «Это не сотрудничество», — говорит она.

Многие археологи также пытаются понять неудобные открытия генетики и использовать их. Карлин, например, говорит, что исследование генома Bell Beaker отправило его в «путешествие размышлений», в котором он поставил под сомнение свои собственные взгляды на прошлое. Он тщательно изучил выбор образцов ДНК, включенных в исследование, а также основание для вывода о том, что появление артефактов Bell Beaker совпало с заменой более чем 90% генофонда Великобритании.«Я не хотел подвергать сомнению это с позиции незнания, — говорит Карлин.

Как и Хейд, он признает, что произошел сдвиг в родословной (хотя у него есть вопросы по поводу его времени и масштаба). Эти результаты, по сути, теперь заставляют его задуматься о том, как культурные обычаи, такие как оставление керамики и других подношений в длинном кургане Западного Кеннета, сохранились перед лицом таких потрясений. «Я бы охарактеризовал многие из этих статей как« нанеси на карту и опиши ». Они изучают движение генетических сигнатур, но с точки зрения того, как и почему это происходит, эти вещи не исследуются », — говорит Карлин, которого больше не беспокоит разрыв связи.«Я все больше примиряюсь с мнением, что археология и древняя ДНК рассказывают разные истории». Изменения в культурных и социальных практиках, которые он изучает, могут совпадать с изменениями населения, которые обнаруживают Райх и его команда, но это не обязательно. И такие биологические открытия никогда не смогут полностью объяснить человеческий опыт, зафиксированный в археологических записях.

Райх согласен с тем, что его поле находится в «фазе составления карты», и что генетика лишь очерчивает грубые контуры прошлого.Резкие выводы, подобные тем, которые были сделаны в исследованиях степной миграции 2015 года, уступят место более тонким региональным исследованиям.

Это уже начало происходить. Хотя исследование Bell Beaker обнаружило глубокие изменения в генетическом составе Британии, оно отвергло представление о том, что культурный феномен был связан с одной популяцией. В Иберии люди, похороненные с товарами Bell Beaker, были тесно связаны с более ранними местными популяциями и имели небольшую родословную с людьми, связанными с Beaker из Северной Европы (которые были связаны с такими степными группами, как Ямная).Двигались горшки, а не люди.

Райх описывает свою роль как «повивальную бабку», доставляющую технологию древней ДНК археологам, которые могут применять ее по своему усмотрению. «Археологи примут эту технологию и не будут луддитами, — прогнозирует он, — и сделают ее своей собственной».

Более сильное партнерство

Расположенный в сонной долине в Тюрингии на территории бывшей Восточной Германии, город Йена стал неожиданным центром слияния археологии и генетики.В 2014 году престижное Общество Макса Планка основало там Институт истории человечества и назначило восходящую звезду исследований древней ДНК Йоханнеса Краузе в качестве его директора. Краузе был протеже генетика Сванте Пэабо из Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге. Там Краузе работал над геномом неандертальца 10 и помог открыть новую архаичную группу людей, известную как денисовцы 11 .

В то время как Пэабо был сосредоточен на применении генетики к биологическим вопросам о древних людях и их родственниках, Краузе видел более широкие возможности для этой технологии.Перед тем, как возглавить институт Йены, его команда идентифицировала ДНК вызывающих чуму бактерий в зубах людей, умерших от Черной смерти в четырнадцатом веке, что является первым прямым доказательством потенциальной причины пандемии 12 . В Йене Краузе надеялся применить генетику не только к «доисторическим» периодам, таким как неолит и бронзовый век, где археологические методы являются основным инструментом для реконструкции прошлого, но и к более поздним временам. Работа с историками все еще продолжается, но археология и генетика глубоко внедрены в институт.Департамент, которым руководит Краузе, даже называют археогенетикой. «Мы должны быть междисциплинарными», — говорит он, потому что генетики обращаются к вопросам и временным периодам, над которыми археологи, лингвисты и историки изучали на протяжении десятилетий.

Краузе и его команда активно участвовали в создании карты в древней геномике (он работал в тесном сотрудничестве с командой Райха над многими такими проектами). Но исследование, опубликованное в конце прошлого года 13 , посвященное переходу от неолита к бронзовому веку в Германии, получило одобрение со стороны археологов, которые сомневались в крупномасштабных исследованиях древней ДНК.

Под руководством Штокхаммера, который также работает в институте Йены, группа проанализировала 84 скелета эпохи неолита и бронзового века из долины реки Лех на юге Баварии, датируемые периодом 2500–1700 гг. До н. Э. Разнообразие в геномах клеточных структур, известных как митохондрии, которые наследуются по материнской линии, в этот период возросло, что свидетельствует о притоке женщин. Между тем, уровни изотопа стронция в зубах, которые устанавливаются в детстве, позволяют предположить, что большинство женщин не были местными. В одном случае два связанных человека, которые жили в пределах нескольких поколений друг от друга, были найдены захороненными с разными материальными культурами.Другими словами, некоторые культурные сдвиги в археологических данных могли быть связаны не с массовыми миграциями, а с систематической мобильностью отдельных женщин.

Это перспектива проведения большего числа таких исследований, из-за которых археологи слюнявят древнюю ДНК. В ближайшем будущем, говорит Стокхаммер, археологи смогут секвенировать геномы всех людей на месте захоронения и построить местное генеалогическое древо, а также определить, как люди вписываются в более широкие образцы происхождения. Это должно позволить исследователям задаться вопросом, как биологическое родство связано с наследованием материальной культуры или статуса.«Это большие вопросы истории. Сейчас их можно решить только при сотрудничестве », — говорит Стокхаммер.

Еще один проблеск этого подхода появился в феврале на сервере препринтов bioRxiv 14 . В статье исследуется период миграции в Европу, когда «варварские орды» заполнили пустоту, оставшуюся после падения Римской империи. В статье группа генетиков, археологов и историков построила родословные 63 человек на двух средневековых кладбищах в Венгрии и северной Италии, связанных с группой, известной как лонгобарды.Они обнаружили свидетельства захоронения высокопоставленных посторонних на кладбище: большинство из них имели центральную и североевропейскую генетическую родословную, отличавшуюся от местных жителей, которых, как правило, хоронили без всяких вещей, что является предварительным подтверждением идеи о том, что некоторые варварские группы включают посторонних.

Патрик Гири, средневековый историк из Института перспективных исследований в Принстоне, штат Нью-Джерси, который руководил исследованием Лонгобардов, не стал комментировать это исследование, потому что в настоящее время оно проходит рецензирование.Но он говорит, что генетические исследования исторических времен, таких как период миграции, тоже несут в себе подводные камни. По словам Гири, историки все чаще включают в свою работу данные, такие как записи палеоклимата, и то же самое сделают с древней ДНК. Но они разделяют опасения археологов, что биология и культура будут объединены, и что проблемные обозначения, такие как франки, готы или викинги, будут воплощены в генетических профилях, что имеет решающее значение для понимания того, как древние люди относились к себе.

Добавить комментарий