Эпилептическая психопатия – Эпилептоидные психопаты

Содержание

Эпилептоидные психопаты

Эпилептоидные
психопаты (эпилептоиды)
 названы
так потому, что характером несколько
напоминают эпилептиков. Мышление
эпилептоида обычно отличается большей
или меньшей прямолинейностью.
Прямолинейность эта противоположна
раздумью, сомнениям.

Мышление
эпилептоида вязковато, обстоятельно,
трудно переключается с одного предмета
на другой, не склонно к разумным
компромиссам. Эпилептоид нередко не
чует двусмысленности и не понимает
тонких шуток. Все это вместе с вязковатой
эмоцией, духовной и нравственной
ограниченностью порождает порой
держимордовское и унтерпришибеевское
поведение. Так, например, эпилептоидный
милиционер не подпускает к человеку,
сбитому машиной, истекающему кровью,
врача скорой помощи, поскольку «положено
сперва произвести измерения». Или
эпилептоидный сторож без распоряжения
своего начальства не решается пропустить
пожарников на территорию больницы, хотя
больница уже горит.

Будучи
эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид
не способен быстро, бурно отреагировать
на какие-то неприятности, обиды и тем
очиститься от душевного напряжения,
посвежеть, подобно сангвиническим
натурам. Эпилептоид накапливает в себе
обиды, усиливается его напряженность
до злой душевной духоты, и достаточно
одной пустячной капли, чтоб наступил
взрыв гнева. Порой могучими волевыми
усилиями эпилептоид сдерживает этот
взрыв на службе в кабинете начальника,
но разряжается с подчиненными или спешит
домой, и, если вдруг дом пуст, то достанется
хотя бы кошке.

Он
способен удержаться от этого, но не
заставляет себя, а спускает тормоза и
дает волю агрессивному разряду, чтобы
смягчить душевную напряженность.
«Отходит» эпилептоид медленно, хмуро;
взрыв не освежает его, как гроза лесную
поляну.

Эпилептоидный
психопат может и должен держать себя в
рамках сносного поведения. Потому
жалостливое отношение к эпилептоиду
как к больному, не способному владеть
собой, общественно вредно, точно так
же, как и в случаях хронического
алкоголизма.

2)
Эпилептоидная
психопатия
 отличается
тем, что, кроме эксплозивности (склонности
к безудержным аффективным реакциям с
агрессией и аутоагрессией), периодически
возникают состояния дисфории —
мрачно-злобного настроения, во время
которого больные ищут, на чем бы сорвать
накопившееся зло. Дисфории длятся от
нескольких часов до нескольких дней.
Бурным аффективным реакциям обычно
предшествует постепенное закипание
сперва подавляемого раздражения. В
аффекте, во время драк звереют — способны
наносить тяжкие повреждения. Иногда
выявляются нарушения влечений, чаще
всего садистско-мазохистские склонности.
Получают удовольствие, мучая, изощренно
издеваясь или жестоко избивая слабых,
беззащитных, зависимых от них, неспособных
дать отпор. Нередко еще с детства любят
истязать и убивать животных. Но могут
получать чувственное наслаждение,
причиняя боль себе порезами, ожогами
от горящих сигарет. Алкогольные опьянения
чаще бывают по дисфорическому типу.
Напиваться любят до бесчувствия.
Суицидальные попытки могут быть как
демонстративными с целью кого-то
шантажировать ими, так и во время дисфории
с действительным намерением покончить
с собой.

3)
Психопатии, обусловленные искаженным
развитием

Эпилептоидные
психопаты (эпилептоиды)
 названы
так потому, что характером несколько
напоминают эпилептиков.

Мышление
эпилептоида обычно отличается большей
или меньшей прямолинейностью.
Прямолинейность эта противоположна
раздумью, сомнениям.

Многие
грубоватые эпилептоиды живут по формуле
старинного сверхдобросовестного
швейцара: не велено пускать!

Мышление
эпилептоида вязковато, обстоятельно,
трудно переключается с одного предмета
на другой, не склонно к разумным
компромиссам. Эпилептоид нередко не
чует двусмысленности и, значит, не
понимает тонких шуток.

Все
это вместе с вязковатой эмоцией, духовной
и нравственной ограниченностью порождает
порой держимордовское и унтерпришибеевское
поведение. Так, например, эпилептоидный
милиционер не подпускает к человеку,
сбитому машиной, истекающему кровью,
врача скорой помощи, поскольку «положено
сперва произвести измерения». Или
эпилептоидный шофер автобуса впускает
через переднюю площадку мать с ребенком,
но захлопывает двери перед отцом. Или
эпилептоидный сторож без распоряжения
своего начальства не решается пропустить
пожарников на территорию больницы, хотя
больница уже горит.

Прямолинейность
эпилептоида сказывается также в том,
что ему трудно понять, что люди, думающие
иначе, чем он, могут быть тоже по-своему
правы. К примеру, он любит есть молча и
требует, чтобы все за обедом сидели, как
рыбы; он не любит помидоры и убежден,
что любят их только люди с дурным,
извращенным вкусом. Эпилептоидная мать,
например, убеждена, что сыну-школьнику
много читать вредно («только глаза
портить»), главное – здоровье, главное
– съедать полную тарелку супа с головками
вареного лука («как это можно не любить?»)
и все три котлеты. И переубедить ее
невозможно. Эпилептоид редко сомневается
в своей правоте, всякое иное отношение
к событию, предмету считает неправильным,
а то и вредным. Убеждать его в противном
– только время тратить и даже озлоблять
его; он удивительно неспособен понимать,
воспринимать доводы, противоречащие
его суждениям: игнорируя противоречия,
замечает лишь то, что подтверждает его
мыслительную линию.

Мышление
эпилептоида склонно к сверхценным
идеям. Сверхценная идея не соответствует
истине, как и бредовая, как и навязчивая.
Но если пациент с навязчивостями понимает
(во всяком случае успокоившись) всю
абсурдность содержания навязчивости,
то пациент, охваченный сверхценностями,
бредом, убежден в своей правоте. Бред
не имеет под собой, как правило, понятного
реального факта и, разрастаясь, делается
все более нелепым, фантастическим.
Сверхценность же основывается на
реальном факте, преувеличивая его злой,
прямолинейной подозрительностью,
сильной инертной эмоциональной
насыщенностью. Больной, например,
убежден, что жена изменяет ему с человеком,
с которым приветливо поздоровалась на
улице. Он не может понять, что достаточных
оснований даже подозревать измену нет,
и изматывает жену выслеживанием,
упреками, осматриванием платья, нередко
побоями. Эпилептоидный ревнивец
выслеживает жертву и в этом выслеживании
нередко даже получает какое-то гадкое
наслаждение, подобно некоторым персонажам
Достоевского.

Сверхценность
эпилептоида нередко выражает его
убежденность в том, что какие-то люди
скверно к нему относятся, хотя на самом
деле это совсем не так. Если по стечению
обстоятельств вдруг выясняется в высшей
степени наглядно, казалось бы, и для
самого эпилептоида, что он не прав
(например, человек, в недоброжелательстве
которого он был убежден, рискует ради
него жизнью), то и тут он обычно не
раскаивается в своей ошибке, а просто
отодвигает сверхценную убежденность
в глубину души, так сказать, дезактуализирует
ее, не прощая, однако, того, кого подозревал.

Во
всем этом звучит большая или меньшая
ограниченность, свойственная даже самым
интеллектуальным эпилептоидным
психопатам.

Будучи
эмоционально-вязким, инертным, эпилептоид
не способен быстро, бурно отреагировать
на какие-то неприятности, обиды и тем
очиститься от душевного напряжения,
посвежеть, подобно сангвиническим
натурам. Эпилептоид накапливает в себе
обиды, усиливается его напряженность
до злой душевной духоты, и достаточно
одной пустячной капли, чтоб наступил
взрыв гнева. Порой могучими волевыми
усилиями эпилептоид сдерживает этот
взрыв, например, на службе в кабинете
начальника, но разряжается с подчиненными
или спешит домой, и, если вдруг дом пуст,
то достанется хотя бы кошке.

Близкие
эпилептоида хорошо знают, что время от
времени он «не в себе», к нему сейчас,
как говорится, не подъедешь на серой
козе, его нельзя сейчас трогать, не то
взорвется.

Случается
это и утром (не с той ноги встал). Бывает,
в приступе гнева и ярости эпилептоид
за пустяк сломает руку сыну, наказывая
его, или выпорет ремнем взрослую уже
дочь.

Он
всюду здесь фактически способен
удержаться от этого, но не заставляет
себя, а спускает тормоза и дает волю
агрессивному разряду, чтобы смягчить
душевную напряженность. «Отходит»
эпилептоид медленно, хмуро; взрыв не
освежает его, как гроза лесную поляну.

Эмоционально-мыслительной
вязковатостью во многом объясняется
«занудливость» эпилептоидов, их
склонность к порядку ради порядка,
слепая преданность традициям без
духовных привязанностей.

Многие
эпилептоиды любят власть так, что
способны получить от нее
тиранически-садистическое удовольствие.
Быть может, с этим связан и нередкий их
интерес к истории, историческим книгам
(«кто как когда взял власть и как
властвовал»).

Эпилептоид
часто рвется к власти и, получив любой
начальнический пост, держит подчиненных
в страхе и напряжении, довольный тем,
что теперь всякого подчиненного может,
«как левая нога пожелает», поощрить или
наказать. Возражений не терпит, требует
покорности. Часто мстителен и жесток.

Если
не удается властвовать на службе,
эпилептоид пытается успокоиться властью
над своими домашними. С нахмуренной
строгостью проверяет школьные дневники
своих детей, выстроив их перед собой
навытяжку в тревожном ожидании гневного
подозрения. Или ищет по комнатам пыль,
помятости на кроватях, наказывая домашних
за это. Или неприязненно-кропотливо
подсчитывает, сколько денег истратила
жена на продукты, то ли купила, по той
ли цене. И всегда найдет, что чего-то не
надо было покупать, упрекает жену, что
транжирит деньги, не умеет вести
хозяйство.

Эпилептоидный
психопат часто большой чувственник в
еде и в сексе. Измучивает близких, требуя
особых, изысканных блюд. Сам процесс
еды для него слишком серьезное дело –
и упаси Бог ему тут помешать. Нередко
влечет его к сладостям и к спиртным
напиткам, смягчающим душевную злость.
Многие эпилептоиды в сексуальном
отношении сластолюбцы, «сладострастники»
в духе известных героев Достоевского,
стремятся к сексуальному разнообразию
и нередко портят свою репутацию начальника
именно на этом поприще. Не так редко
встречаются у эпилептоидных психопатов
половые извращения, в особенности –
склонность к растлению малолетних.

При
всем этом эпилептоидный психопат нередко
с успехом, по обстоятельствам, скрывает
свои асоциальные личностные качества
за маской благообразия.

В
одних случаях эта маска отличается
ханжески-коварной утонченностью,
пропитана лестью, хитростью, сахаром,
угодливостью, с многими
уменьшительно-ласкательными словечками,
как у Иудушки Головлева или самого Иуды
с его поцелуем и сребрениками. В других
случаях, грубых, не тонких, эпилептоидная
маска выражается в нотациях, которые
эпилептоид читает своим подчиненным
или домашним, восхваляя себя самого.
Например, занудливо упрекает сына, что
тот получит тройку при такой обеспеченной
жизни, которую создал ему отец: «Я в
детстве своем жмых ел вместо хлеба, щи
из травы и учился на отлично, а ты такие
большие котлеты уплетаешь, а получаешь
тройки!» Упрекая других, такой эпилептоид
при этом порой весьма нечист в своей
личной жизни: и пьянствует, и развратничает.

О
большинстве эпилептоидов можно сказать:
насколько они угодливы и трусливы перед
начальством, настолько же беспощадны
к подчиненным и домашним. Не прощают
даже пустяшных обид многие годы.
Мстительность влечет их к сплетням,
анонимкам, доносам под видом борьбы за
справедливость.

Безнравственность
эпилептоида сказывается не только в
его способности к преступлению, но и в
«деликатных» формах – когда он с
удовольствием ест на глазах у голодного
человека, не поделившись с ним, или
стрижет ногти при всех за обедом, перед
чужими тарелками.

Однако
нельзя сказать, что все эпилептоидные
психопаты отличаются безнравственностью,
малонравственностью. Встречаются, и не
так редко, истинные эпилептоиды с
прямолинейностью, вязкостью, гневными
разрядками, мелочно аккуратные, но с
достаточной внутренней честностью,
порядочностью. Некоторые из них способны
бороться за подлинную справедливость
с упорством и постоянством, не отступая
ни перед какими авторитетами. Бывает,
в вагоне электрички один эпилептоид
лущит вокруг себя семечки, бросает
окурки, а другой обрушивается на него
с болезненным гневом: «Вагон в свинарник
превратил!»

Более
всего заметны в жизни два варианта
безнравственных эпилептоидных психопатов:
асоциальный (грубый, агрессивный) и
гиперсоциальный («деловитые иуды»).

Асоциальные
эпилептоиды
 отличаются
грубостью психики, интеллектуальной
ограниченностью, слепой мощью яростных
разрядов. Эпилептоидная маска представлена
здесь, главным образом, нотациями и
занудливо-грубыми наставлениями. Эти
эпилептоиды, держимордовско-пришибеевского
типа, особенно опасны в опьянении,
которое обнажает и усиливает их
подозрительность, злость, садизм.

Прекрасную
иллюстрацию асоциального эпилептоида
являет собой чеховский Пришибеев.
Односельчане жалуются на него, что «как
пришел со службы, так с той поры хоть из
села беги», «всё порядки вводит».
«Намеднись по избам ходил, приказывал,
чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли.
Закона, говорит, такого нет, чтоб песни
петь». Интересный момент: если б был
закон петь песни, Пришибеев, вероятно,
сам кулаками проводил бы его в жизнь.

Он
с гордостью рассказывает о своей
склонности к доносам: «когда в швейцарах
был в мужской классической прогимназии,
то как заслышу какие неподходящие слова,
то гляжу на улицу, не видать ли жандарма:
«Поди, говорю, сюда, кавалер», – и все
ему докладываю».

Переусердствовав,
в силу мешающей приспособиться
грубо-вязкой своей прямолинейности,
Пришибеев побил урядника и попал под
суд. И никак не поймет он в суде, в чем
же виноват: «Люди безобразят и не мое
дело!..» «Да что хорошего в песнях-то?
Вместо того, чтоб делом каким заниматься,
они песни… А еще тоже моду взяли вечера
с огнем сидеть. Нужно спать ложиться, а
у них разговоры да смехи. У меня
записано-с!»–
«Что у вас записано?» –
спрашивает судья.
«Кто с огнем
сидит».
Даже получив уже «месяц под
арест», Пришибеев, под конвоем, на улице
не может переключиться в положение
арестованного и не наводить порядков.
Кричит хрипло, сердито мужикам: «Наррод,
расходись! Не толпись! По домам!»

Гиперсоциальные
эпилептоиды
 –
эпилептоиды с утонченной маской
благообразия: лицемерные, с высокой
добросовестностью и исполнительностью,
особенно по части распоряжений начальства.
Их верноподданничество видится и в их
выразительных движениях, порою, кажется,
только не хватает лакейского полотенца
на руке. Этой ханжеской маской завуалирована
низменность жизненных интересов,
стремление самому выбиться в начальники.
С подчиненными же своими они, как правило,
на редкость жестоки и занудливо-несправедливы.
Мелочно-мстительны, похотливы, елейны.
Гладкословные обольстители в духе
Тартюфа.

Занимая
высокий пост в общественной жизни, такой
человек нередко отличается прежде всего
суховатой осторожностью, склонностью
к перестраховке из опасения потерять
место и благополучие. Смелость, живость
мысли подчиненного, всякое отклонение
от общепринятого смущают его. Обычно
он глушит новое, исходя из трусливого
правила: «За серость еще никто не
пострадал».

Эти
нередко по-своему сметливые психопаты
способны уловить, какие свойства
характера ценятся людьми, с которыми
имеют дело, и ловко маскируют свои
эгоистически-эгоцентрические мотивы
необычайной гладкостью, закругленностью
речи, умильно-уменьшительными словечками,
доброжелательно-сахарными улыбками,
«застенчиво-озабоченными» просьбами
поведать им, что у нас на душе. Многие
неопытные люди попадаются на удочку
этого внешнего благожелательства,
картинной добросовестности и порядочности
и потом страдают.

Подробно
рассмотреть гиперсоциального эпилептоида
можно в Порфирии Головлеве («Господа
Головлевы» М.Е. Салтыкова-Щедрина). Мать
Порфирия, читая его письма, догадывалась,
что «он-то и есть самый злодей». «Ишь
ведь как пишет! ишь как языком-то вертит!
– восклицала она. – Недаром Степка-балбес
Иудушкой его прозвал! Ни одного-то ведь
слова верного нет! все-то он лжет! и
«милый дружок маменька», и про тягости-то
мои, и про крест-то мой… ничего он этого
не чувствует!»

Лживая,
проникнутая жестокостью сладость весьма
чувствуется в таких характерных деталях:

«А
ведь вы, маменька, гневаетесь! – наконец
произнес он этаким умильным голосом,
словно собирался у маменьки брюшко
пощекотать».

«Арина
Петровна вдруг словно споткнулась и
подняла голову. В глаза ее бросилось
осклабляющееся, слюнявое лицо Иудушки,
все словно маслом подернутое, все
проникнутое каким-то плотоядным
внутренним сиянием».

Даже
радость Иудушки расцветает ярче на фоне
возможного чужого несчастья:

«
– Метель-то, видно, взаправду взялась,
– замечает Арина Петровна, – визжит да
повизгивает!
– Ну и пущай повизгивает.
Она повизгивает, а мы здесь чаек попиваем
– так-то, друг мой маменька! – отзывается
Порфирий Владимирыч.
– Ах, нехорошо
теперь в поле, коли кого этакая милость
Божья застанет!
– Кому нехорошо, а нам
горюшка мало. Кому темненько да
холодненько, а нам и светлехонько, и
теплехонько. Сидим да чаек попиваем. И
с сахарцем, и со сливочками, и с лимонцем.
А захотим с ромцом, – и с ромцом будем
пить».

Следует
быть весьма осторожным к слишком
сладкому, слишком доброжелательному в
характере человека. Надо научиться
улавливать эту защитно-благообразную
налакированность, смазливость.

Гиперсоциальные
эпилептоиды более гибки, гораздо
приспособленнее, нежели грубоватые
асоциальные эпилептоиды. Такой урядника
не побьет, подобно Пришибееву, но в
каком-то жизненном поражении он непременно
обнаружит свое прямолинейно-агрессивное
ядро. Стоит, например, гиперсоциальному
эпилептоиду не справиться с каким-то
важным рабочим заданием (что может
угрожать его положению), как пропадает
вся эта маска, сплетенная из искусственной
предупредительности, любезности, лисьей
мягкости и «самокритичности» до
самоуничижения на людях. Сбросив эти
одежды, разрастается внутренняя злая
агрессивность, с которой психопат
обвиняет в своей неудаче кого угодно,
но не себя (когда на самом деле виноват
сам).

Всякий
эпилептоидный психопат обычно склонен
жить не столько духовной жизнью, сколько
так или иначе жизнью влечений –
удовольствием пищевым, сексуальным,
сладостью власти. Коллекционирование
марок у него часто основывается не
только на склонности все аккуратно
разложить по полочкам, но и на желании
иметь такие марки, каких ни у кого больше
нет, чтоб завидовали.

Эпилептоид,
заболевший физической болезнью, особенно
труден своим близким или врачам,
медицинскому персоналу своей злобной
напряженностью. Он нередко подозревает,
что к нему, больному, дурно относятся,
хотят его смерти; гневается, например,
на то, что стул с лекарствами чуть дальше
стоит от его постели, чем ему хотелось
бы. Он даже склонен преувеличивать
болезнь, чтобы ему еще больше прислуживали.

Из
этих описаний может возникнуть
впечатление, что эпилептоидный психопат,
хотя и нездоровый человек, но тем не
менее чрезвычайно вреден для общества
и достоин только осуждения. Однако все
зависит здесь от того, к какому делу
приложил себя психопат. Вспоминается,
например, тяжелый эпилептоид-тиран,
непереносимо тяжелый в семье агрессивными
взрывами, пьянством, «наведением
порядков», «занудливыми» нотациями о
справедливости и т. д. Но он же на
общественных началах работал в оперативной
группе, не побоявшись ножа, спас от
бандита женщину, имел грамоты за
бесстрашную борьбу с бандитами.

Тяжелые
эпилептоидные психопаты нередко хорошо
справляются со своим полезным жизненным
делом на посту швейцара, бухгалтера,
наборщика в типографии, сторожа,
лаборанта, медсестры, курьера, инженера,
секретаря, неукоснительно и добросовестно
выполняя порученное им. Существо
психотерапевтической работы с эпилептоидом
и заключается в том, чтобы, вникнув в
его характер и в обстоятельства его
жизни, помочь ему приспособиться к жизни
– «приложить» себя к такому делу, взять
на себя в семье такие обязанности, чтобы
удовлетворенность собственного самолюбия
сочеталась с пользой обществу и близким.

Эпилептоидный
психопат может и должен держать себя в
рамках сносного поведения. Потому
жалостливое отношение к эпилептоиду
как к больному, не способному владеть
собой, общественно вредно, точно так
же, как и в случаях хронического
алкоголизма. Лечение у психотерапевта
может принести пользу именно в том
смысле, что помогает психопату быть
собой во имя Добра.

studfiles.net

Как определить эпилептоидного психопата по склонностям к скандалам

Часто на пути встречаются люди с пугающим собеседника поведением или оставляющие неприятное впечатление. Многие объясняют такое поведение плохим характером, отсутствием воспитания, эгоистичными капризами. Если принять во внимание разнообразие такого поведения, то, кажется, что невозможно выделить какие-то общие признаки, но все же объединяющая основа для таких проявлений личности существует и называется психопатией.

Часто психопаты вызывают не только пугающие или неприятные минуты, иногда можно рассмотреть интересные аспекты личности или почувствовать восхищение. Но с таким человеком жить каждый день бок о бок невозможно, так как такое существование приравнивается к хождению по грани бритвы – никогда не знаешь, что ожидать от индивидуума. Ширина острия лезвия зависит от типа психического расстройства, поразившего того или иного человека.

Причины возникновения психопатии

Общих выделенных причин, которые медицина рассматривает как основополагающие факторы, ставшие причинной заболевания, нет. Да и в термине психопатии существуют неоднозначные понятия, что не дает справиться с составлением точного определения. Слово употребляют для обозначения психических заболеваний разной этиологии и признаков. Некоторые источники определяют психопатию, как расстройство личностного поведения, имеющее диссоциальное проявление.

Болезнь психопатия является пограничным состоянием организма. Проявляется как склонность к характерному поведению, не дающему возможности человеку общаться в социуме. Иногда поведение стает настолько странным или неприемлемым, что приходится исключать человека из привычного общения. Но такие же симптомы могут возникать при других прогрессирующих заболеваниях, например, болезни Альцгеймера.

Разницей служит то, что психопаты никогда не имеют поражений мозга органического происхождения и являются в некоторых случаях высокоинтеллектуальными собеседниками. Если изменить окружающую среду существования психопата, то его поведение некоторое время находится в рамках дозволенного, это говорит о том, что никаких необратимых изменений в психике у психопатов не выявлено.

Есть особенности человеческого организма, дающие толчок для развития психопатической болезни:

  • биологическим фактором называется наличие в семье наследственных заболеваний, этому способствует конституциональная или ядерная психопатия;
  • обстоятельства жизни могут повлиять на возникновение мозаичной психопатии, то есть органической, если нарушено целостное состояние мозга, в таком случае принято говорить о влиянии обстоятельств жизни на появление болезни;
  • если возникает краевая психопатия, обусловленная проявлением ситуаций в общении или психогенных причин, то биологические причины совсем не имеют никаких последствий.

Психопатия в детском возрасте

Младший возраст является катализатором, выявляющим признаки, при развитии которых у маленькой личности в дальнейшем может возникнуть психастеническое состояние:

  • ребенок часто дерется со сверстниками и ссорится без серьезных причин;
  • намеренно портит чужое имущество и вещи;
  • у малыша в детском и школьном возрасте не проявляется чувство вины;
  • ребенок постоянно бежит из жилища и нарушает все запрещающие законы;
  • равнодушно взирает на страдания других людей, не разделяет элементарные чувства;
  • старается манипулировать взрослыми за счет демонстраций радости или горя;
  • стремление рисковать в любой ситуации, проявление безответственности;
  • абсолютно спокойно переносит сильные и небольшие наказания, равнодушен к ним;
  • активно стремится любой ценой получить удовольствие, стоит только про него услышать.

Такие маленькие дети в дальнейшем с трудом проходят адаптацию в окружающей действительности, многое будет зависеть от начального воспитания и условий пространства вокруг ребенка. Таких детей нельзя травмировать в психологическом плане, чтобы не усугубить ситуацию в будущем.

Виды психопатии

Для удобства распознавания психопатические расстройства личности подразделяют на такие формы:

  • астеническая проявляется робостью и стеснительным поведением, впечатлительностью, любое изменение окружающего пространства ведет к осознанию неполноценности;
  • истерическая проявляется в демонстрации собственного превосходства и значительности, актерские сцены на глазах других людей, иногда половые извращения;
  • психастеническая психопатия выражается в тревожности неуверенности в своих силах, боязливым состоянием;
  • возбудимая форма проявляется в быстрой раздражительности, сильных взрывных эмоциях, гневе и ярости, которые личность не в состоянии контролировать;
  • эпилептоидная форма представляет собой поведение, похожее на действия при эпилептическом припадке, проявляется злобным и тоскливым настроением, медленное мышление и взрывчатость эмоций, постоянным спутником на каждый день является раздражение;
  • шизоидный вид предпочитает постоянно демонстрировать уязвимость и сверхчувствительность, что не мешает проявлять в некоторых случаях деспотические наклонности;
  • паранойальная состоит в возникновении и осмысливании великих идей, которые по большому счету являются бредовыми, такие пациенты активно борются за правду, склочны, проявлением этой формы является психопатия со склонностью к сутяжничеству.

Эпилептоидная психопатия

Является патологией развития человека, одним из ее проявлений. Это даже не заболевание, а расстройство психики. Часто, независимо от пола, у индивидуума появляется большое возбуждение, яркими чертами которого служат агрессивное поведение и раздражительное отношение к окружающей действительности.

Клинические проявления психопатии

Пациенты типично проявляют ярость, чередующуюся с приступами дурного духа, неожиданной тоской, гневливостью, внезапным страхом. Такие люди имеют и культивируют в сознании антисоциальные установки.

Обычно индивидуумы любят деятельность, активное жизненное проявление, одинаково максималисты в жестокости, любви и храбрости. Они любят себя и нетерпимы к чужому мнению, показывают авторитарность, граничащую с деспотизмом. Очень требовательны к другим людям и относятся к их действиям с подозрительностью.

Односторонние личности, часто не имеют развитого интеллекта, узкие интересы и взгляды. Иногда любая яркая идея, случайно промелькнувшая на горизонте, занимает на долгое время или даже годы сознание, превалируя над всеми остальными мыслями. Никакие чужие интересы никогда не будут идти впереди их собственных, люди на его пути получат порцию агрессии, чтобы уступить психопату дорогу.

Возбудимый вид психопатии

Алкоголь возбуждает и без того экспрессивный мозг, и эпилептоидный психопат становится бешеным. Иногда эпилептоиды совершают преступления из-за того, что не могут приспособиться к социуму, личности содержатся в местах не столь отдаленных, причем такая незавидная среда обитания дает возможность проявлять приступы агрессии в полной мере, это ставит их в комфортные условия. Это часто возбудимая форма психопатии.

Импульсивный вид психопатии

Эпилептоидная психопатия этой формы характеризуется постоянным желанием совершать плохие поступки или даже ужасные преступления, из их среды выходят преступники различных направлений.

Глишроидия

Такое пограничное состояние психики характеризуется вязкостью мышления, прилипчивостью к кому-либо, частым проявлением оказывается эгоцентризм, мелочность, скупость. Такие личности педантично сохраняют порядок в жилище и не терпят вещей не на своем месте или немытой посуды. Неспособные к действиям там, где требуется быстрота мышления и живость ума, приходят в бешенство от того, что они осознают свою ущербность в этом плане.

Эпилептоиды подобного типа являются злопамятными и накапливают обиды, они не выжидают периода мести, а при удобном случае взрываются и теряют контроль над поведением.

Общие симптомы эпилептоидной психопатии

Психопаты — эпилептоиды любят вкусно покушать, сон у них здоровый и крепкий, но пробуждение наступает трудно. Застенчивыми психопатов эпилиптоидов назвать нельзя, по отношению к противоположному полу у них постоянно пробуждается постоянное половое влечение. Мечтать такой психотип не любит, его кредо – жить в сегодняшних условиях и думать о решении именно насущных вопросов.

Многие эпилептоиды не могут жить в беспорядке, причем порядком считается тот уровень, который он сам себе определил. У них всегда застеленная постель, вымытая посуда, тазик и ведро стоит на выбранном для этого месте. Рассказать что-то сложное эпилептоиду достаточно сложно, из-за вязкого мышления он не сможет понять детали, что приведет его к очередному приступу бешенства.

Состояние дисфории (тоскливое, порой злобное поведение в сочетании с тугим восприятием быстрых событий) присутствует в жизни психопата довольно продолжительное время, иногда до недели, бывает что избавиться от такого настроения позволяет срывание злости на попавшем под руку объекте.

Аффективные агрессивные вспышки вначале незаметны, но поводом для взрыва может послужить незаметное для обыкновенного человека событие. Иногда агрессия провоцируется принятием алкоголя, который катализирует все затаившиеся обиды и злобу. Эпилептоиды склонны получать удовольствие от жизни и удовлетворять потребности, поэтому среди этого контингента много алкоголиков, наркоманов, азартных игроков, которые не считают свои пороки чем-то страшным и не собираются их прекращать.

Завистливые эпилептоиды скрывают эту черту своего характера. Членам их семьи очень трудно существовать рядом с ними, эпилептоиды держат пальму главенства в отношениях. Если что-то выходит из-под их контроля, то очередной приступ ярости с применением физической силы расставляет все на свои места. Характерными чертами взрыва неконтролируемого поведения стают те, которые отмечаются при возникновении у человека эпилептического припадка.

Ревность эпилептоидных психопатов отравляет жизнь его второй половинке. Индивидуум старается отыскать причины измен, но даже если не находит, то скандалит по тем, которые он сам же и придумал. Попытка уйти от такого человека вызовет шантаж, в режиссуре которого будет просматриваться способ самоубийства, только эпилептоид не причинит себе вреда и никогда не прервет жизненный путь.

В сфере рабочих и деловых отношений психопаты долго не держатся на одном месте. Это объясняется тем, что если в семье трудно избавиться от такого неадекватного эпилептоида, то в сфере занятий работодатель или партнер просто рвет с ним отношения, не желая иметь дело с антисоциальной личностью.

Профилактические и лечебные методы

Компенсационная стадия психопатического состояния не нуждается в каких-либо лечебных мерах. Гораздо более важным является выявление тревожных факторов в детском и подростковом возрасте. Для этого родители должны правильно воспитывать своего ребенка с точки зрения морали с присутствием определенных запретов, не допуская вседозволенности. Для трудных в этом плане подростков оказывается помощь в адаптации к общественному порядку, предоставляются соответствующие места работы в зависимости от уровня интеллекта человека.

Если говорить о применении лекарственных препаратов, то они используются в зависимости от патологических реакций, наиболее часто возникающих у больных. Если человек неадекватен в эмоциональном плане, то лечат антидепрессантами, истерики и злобные проявления в поведении поддаются воздействию нейролептиков. Яркие отклонения в поведении корректируются соответственными сонапаксом и неулептилом.

Применяют препараты с мягким стимулирующим действием на растительной основе, например, китайский лимонник, левзея, женьшень, заманиха, элеутерококк. Для определения соответствующего метода лечения стоит попытаться отвести эпилептоидного психопата к доктору. При своевременном применении лечебных препаратов прогноз течения болезни определяется, как благоприятный.


psiho.guru

Эпилептоидная психопатия у подростков. Особенности эпилептоидной психопатии.

Эпилептоидные психопатии. Чем меньше возраст, когда выяв­ляются ее черты, тем тяжелее она бывает [Спивак Л. И., 1962]. По сравнению с акцентуациями этого типа две черты характера могут резко усиливаться. В одних случаях значительно воз­растают склонность к дисфориям и аффективность (эксплозив­ный вариант). В других — на первый план выступают нарушения влечений (перверзный вариант). Последние чаще всего прояв­ляются садистски-мазохистскими склонностями. Такие подростки получают чувственное наслаждение, мучая, изощренно истязая малышей, слабых и беззащитных, зверски избивая и добивая до смерти животных. Но и у самих подростков на теле можно видеть следы порезов и ожогов от папирос, нанесенных себе. В крайних случаях обнаруживается стремление к самокалече­нию, заглатыванию инородных тел, введению игл в собственное тело. Нарушения влечений могут проявляться также истинной дромоманией, страстью к поджогам, точнее — к созерцанию пы­лающего пламени, а также в сексуальных извращениях (чаще гомосексуализм с активной ролью). Одной из нечастых, но ярких форм нарушений влечений является патологическая страсть к незавершенным самоудавлениям. Затягивают на шее петлю или сдавливают шею руками до помрачения сознания и появления легких судорожных подергиваний мышц — в этот момент испытывают наслаждение, близкое к оргазму («ловят кайф»). Иногда другими эти действия неправильно трактуются как суи­цидные попытки.

Суицидальное поведение у эпилептоидных подростков может представлять трудности для анализа. У взрослых психопатов этого типа описаны истинные покушения на самоубийство во время тяжелых дисфорий. У эпилептоидных подростков такие действия крайне редки. Дело обычно ограничивается нанесением себе нетяжелых повреждений. Зато частым бывает демонстра­тивное суицидальное поведение, иногда носящее характер явного «суицидального шантажа». В отличие от сходных поступков истероидов, добивающихся внимания к своей особе или каких-то поблажек для себя, суицидальные демонстрации у эпилептоидных подростков обычно спровоцированы наказаниями, всегда окра­шены чувством мести в отношении обидчика («пусть отвечает») и предназначены для того, чтобы доставить тому неприятности.

Эпилептоидная психопатия чаще всего бывает конституцио­нальной, несмотря на имеющиеся признаки резидуального орга­нического поражения головного мозга (неврологическая «микро­симптоматика», наличие в анамнезе черепно-мозговых травм или иной церебральной патологии). Тем не менее клиническая картина нарушений, особенности аномалий характера имеют существенные отличия от эпилептоидного варианта органической психопатии. Психопатическое развитие по эпилептоидному типу в условиях жестоких взаимоотношений в бли­жайшем окружении возможно на основе как той же эпилептоидной, так и конформной, реже — шизоидной акцентуации. Эпилептоидная психопатия — один из самых частых типов, с которым приходится сталкиваться в подростковом психиатри­ческом стационаре. Примеры этого типа даны при описании раз­ных степеней тяжести психопатий.

В качестве наиболее частых вариантов эпилептоидной психо­патии, как конституциональной, так и психопатического разви­тия, могут быть отмечены следующие.

Эпилептоидно-истероидная психопатия проявляется сочетанием эпилептоидных черт с эгоцентризмом, претенциозностью, склонностью к демонстративному поведению. Даже во время аффективных вспышек и при удовлетворении нарушенных влечений выступает демонстративность. Например, самоповреждения всегда наносятся на глазах у других. В сек­суальной жизни предпочитают партнеров, попадающих от них в рабскую зависимость, живут за их счет, помыкают ими. С го­дами все более обнаруживаются такие черты, как склонность к «больничному паразитизму», демонстративным суицидным попыткам, глотанию инородных тел. В отличие от типичных эпилептоидов, бывают наделены несколько грацильным телосложением.

Виктор И., 15 лет. Из благополучной семьи, наследственность не отягощена. Еще до школы был трудным: совершал мелкие кражи, начал курить. С 1-го класса учиться не хотел, прогуливал уроки. В 10 дет впервые убежал из дома: боялся наказания, так как в школе после того, как его отчитывали на педагоги­ческом совете за прогулы и неуспеваемость, исписал стены нецензурными над­писями о педагогах. Подбил на побег товарища, у которого были родствен­ники в другом городе. По дороге были задержаны милицией. С 11 лет совсем забросил учебу, время проводил в уличных компаниях, стал выпивать. Прогулы обставлял так, что родители долго были в неведении. Пришедшей к нему домой учительнице тайком пригрозил ножом.

Был помещен в специальный интернат. Здесь около года вел себя пример­ным образом, угодничал перед воспитателями, писал патриотические стихи и чи­тал их на вечерах художественной самодеятельности, был назначен командиром класса и получил определенную власть над соучениками, к более слабым из которых относился жестоко, требовал подачек, тайно заставлял ему прислужи­вать. Когда было обнаружено, что принуждал к развратным действиям более слабого ученика, был смещен со своего командирского поста. Вскоре после этого ночью ударил этого воспитанника указкой в висок и совершил побег из интерната. Возвращенный, хвастливо заявлял соученикам, что собирался убить из мести за то, что тот выдал.

В подростковой психиатрической клинике режима не нарушал, заискивал перед персоналом. С другими подростками постоянно и явно демонстративно вел сексуальные разговоры о девочках, видимо, надеясь таким путем опроверг­нуть подозрение в гомосексуализме. Сочинил историю, что он должен был якобы убить своего соученика, потому что проиграл его в карты. Держался развязно, с бравадой, но было видно, что сам побаивается более сильных подростков.

Во время беседы старался не сказать о себе ничего нового и вместе с тем произвести благоприятное впечатление. Своим поступкам дал новую версию объяснений: якобы тот соученик соблазнял его к развратным действиям, а когда он отказал, то его же оклеветал. «Убийство» он только изобразил, так как не хотел проиграть спор с другим учеником, что он «способен на все» — иначе бы с ним «не считались». Обнаружил склонность к рисовке и позерству. Сам предложил прочесть сочиненные им патриотические стихи перед врачами и сту­дентами (весьма примитивные по форме и содержанию). Заявил, что в будущем станет поэтом, а для этого «в жизни надо все испытать».

Небольшого роста, но крепкого телосложения. Сексуальное развитие с уме­ренной акселерацией.

При неврологическом осмотре и на ЭЭГ — без отклонений.

При патохарактерологнческом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный эпилептоидно-истеродный тип. Имеется указание на возможность формирования эпилептоидной психопатии. Отмечена сильная реакция эмансипации (встречается у истероидов), высокая склонность к делинквентности и выраженная к алкоголизации. Самооценка — неверная: по шкале субъективной оценки достоверно выступили гипертимные и неустойчивые черты.

Диагноз. Психопатия эпилептоидно-истероидного типа умеренной степени.

Катамнез. В связи с продолжающимися нарушениями поведения после окончания 8 классов из специального интерната был переведен в специальное ПТУ.

Эпилептоидно-неустойчивая психопатия включает, кроме эпилептоидных черт, постоянное стремление к праздному образу жизни. Живут только настоящим, без планов на будущее. Отсутствуют эмоциональные привязанности. Обычно интенсивно алкоголизируются. Становятся властелинами асо­циальных групп, используют их членов в корыстых целях или для удовлетворения своих извращенных влечений. Особенно склонны к промискуитету. Легко переступают грань между делинквентностью и криминалом. Наиболее частые преступления — нанесение тяжких повреждений, сексуальная агрессия, а также грабеж и кражи со взломом. Правонарушения обычно совер­шаются с сообщниками, которым отводят наиболее опасную роль, но сами заполучают львиную долу «добычи» [Личко А. Е., Вдовиченко А. А., 1980]. При угрозе наказаний любят симули­ровать различные заболевания.

Сходная картина психопатии у взрослых была описана в ка­честве самостоятельного типа под разными названиями: «враги общества» [Kraepelin Е., 1915], «бездушные» [Schneider К-, 1923], «антисоциальные» [Ганнушкин П. Б., 1933] —они дей­ствительно, как правило, ведут асоциальный образ жизни. Но все эти наименования оказались неудачными и не привились. Иногда их называют «эмоционально тупыми», что вряд ли пра­вильно, так как под эмоциональной тупостью понимается один из основных симптомов шизофрении.

В подростковом возрасте отчетливее видно, что это — ва­риант эпилептоидного типа с особенностями поведения, свой­ственными типу неустойчивому. П. Б. Ганнушкин (1933) у «ан­тисоциальных» отмечал также шизоидные черты. Но при явном недостатке сопереживания, чем обусловлено это сходство, у них нет ни настоящей замкнутости, ни жизни во внутреннем мире, ни даже недостатка интуиции в оценке межлюдских отношений.

vprosvet.ru

Эпилептоидная психопатия: симптомы, признаки, лечение

Эпилептоидная психопатия сочетает в себе взрывчатость, импульсивность, конфликтность, колебания настроения с педантичностью, обстоятельностью, тугодумием, злопамятностью. Эпилептоид завистливый, медлительный в работе, склонен застревать на мелочах.

Люди с эпилептоидным расстройством личности (психопатией) могут длительно накапливать раздражение, а потом оно в самый неожиданный момент выливается в поток ругательств и даже в агрессивные поступки.

Основные признаки

Эпилептоида отличает любовь сытно и вкусно поесть. Он никогда не жалуется на бессонницу, ведь ему присущ крепкий сон и трудность пробуждений, сильное сексуальное влечение и отсутствие застенчивости. Такие люди осторожны ко всему незнакомому, привержены к аккуратности и порядку. Люди, которым присущ эпилептоидный тип психопатии, не любят пустые мечтания, они предпочитают жить реальной жизнь.

Эпилептоидное расстройство личности может откладывать отпечаток и на внешность. Таких людей отличает приземистая сильная фигура. Голова у эпилептоидов круглая, чуть вдавлена в плечи, сочетается с большой нижней челюстью. Торс массивный, конечности короткие, но крепкие.

Изменения личности, свойственные эпилептоидной психопатии, сходны с изменениями личности, встречающимися при эпилепсии. При данной психопатии нередко удается установить наличие вредных факторов во время беременности или в раннем детском возрасте.

Предполагают, что эксплозивная психопатия развивается как компенсаторная реакция при неглубоком органическом поражении мозга.

Эпилептоид отличается склонностью к дисфории (злобно-тоскливому настроению) и тесно связанной с ней взрывчатостью, тугоподвижностью, инертностью, проявляющимися во всем — от движений и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. При эпилептоидной психопатии дисфории могут длиться часами, а порой и днями. Для них свойственно злобно-тоскливое настроение, накипающее раздражение, поиск объекта, на ком можно сорвать зло.

Аффективные вспышки, свойственные импульсивному варианту возбудимой психопатии, сперва кажутся внезапными. На самом деле раздражение накапливается длительно, а поводом для приступа агрессии может стать какая-то мелочь. Развивающиеся аффекты отличаются большой силой и продолжительностью, эпилептоид долго не может остыть.

Иногда признаки эпилептоидной психопатии могут сочетаться с проявлениями других расстройств личности, в таком случае речь идет о мозаичной психопатии, которой я посвятила отдельную статью.

Проявление в различные возрастные периоды

Эпилептоид-ребенок

Довольно часто признаки эпилептоидной психопатии можно увидеть уже в детстве. Ребенок-эпилептоид может подолгу, даже часами плакать, при этом его невозможно ни отвлечь, ни утешить, ни приструнить.

Садистские склонности могут обнаруживаться уже в раннем возрасте – такие дети любят исподтишка дразнить и бить младших и слабых, мучить животных, издеваться над беспомощными.

В детской компании они хотят быть не просто лидером, а властелином, диктующим свои правила игр и взаимоотношений. С ранних лет эпилептоидам свойственна недетская бережливость игрушек, одежды, всего «своего». Любые попытки завладеть их собственностью вызывают крайне злобную реакцию.

В начальной школе детей с эксплозивной психопатией отличает мелочная скрупулезность в ведении тетрадей, чрезмерная аккуратность. Порой сама учеба не столь значима, как ведение ученических принадлежностей.

Эпилептоид-подросток

Наиболее ярко эпилептоидная психопатия проявляется в период полового созревания – 12-19 лет. В этом возрасте на первый план выходят дисфории.

Многие подростки и сами замечают, что на них спонтанно «находит». Для таких дисфорий свойственна злоба, раздражительность, тоска вместе с апатией, бездельем, угрюмо-хмурым видом и бесцельным сидением.

Дисфории могут приводить к аффективным разрядам – при этом подростки сами ищут повод для скандала. Даже незначительное ущемление интересов может привести к вспышке гнева.

Такие подростки в ярости могут проявлять безудержную ярость, безразличие к слабости и беспомощности противника. Иногда приступы ярости столь выражены, что человек не учитывает превосходящую силу противника. Эпилептоидам свойственна циничная брань, они могут жестоко бить кого-угодно.

Проявления в сексуальной сфере, извращения

Сексуальное влечение в подростковом возрасте пробуждается с большой силой. При этом повышенная забота о своем здоровье, страх заразиться венерическим заболеванием сдерживают случайные связи.

Любовь у лиц, страдающих эпилептоидным расстройством личности, всегда окрашена мрачными тонами ревности. Измен они никогда не прощают. Тяжким предательством считается даже невинный флирт. В период дисфорий эпилептоиды могут терзать ревностью объект влюбленности даже безо всяких оснований.

Половое влечение подростков сопряжено с садистскими, а иногда и с мазохистскими стремлениями.

Представители эпилептоидного типа отдают предпочтение крепким спиртным напиткам и папиросам. Легкое опьянение – не их удел, чаще возникает потребность «пить до отключения». Во время сильного алкогольного опьянения они могут совершать поступки, о которых не сохраняются никакие воспоминания. Еще одним осложнением злоупотребления спиртными напитками может стать появление алкогольной депрессии.

Изощренная мстительность подростков может проявляться в суицидальных демонстративных поступках, носящих характер явного суицидального шантажа. Если в основе суицидального поведения истероидов лежит потребность в особом внимании к себе, то у эпилептоидов суицидальные демонстрации могут быть спровоцированы наказанием или ревностью.

Эпилептоидная психопатия вместе с возбудимой психопатией и неустойчивой психопатией являются наиболее неблагоприятными для социальной адаптации.

psi-doctor.ru

описание типа характера, лечение болезни


Эпилептоидная психопатия (в литературе также можно встретить термин «эксплозивная», «возбудимая» психопатия или психоз)– один из типов нарушения развития личности. Это не самостоятельная болезнь, а расстройство личности.

Данное нарушение проявляется в чрезмерном возбуждении, переходящем в бешеную агрессивность и раздражительность.

«Эксплозия» буквально означает взрывное извержение вулкана, сопровождающееся выбросами большого количества газов. Эксплозивная психопатия потому так и называется, что вспышки агрессии у человека происходят неожиданно, но очень бурно.

Эксплозивность – это склонность к безудержным аффективным реакциям с агрессией и аутоагрессией. «Эпилептическая» — потому что характером такие психопаты несколько напоминают эпилептиков.

Патогенез и этиология расстройства

Четкая причина расстройства не выявлена, но по некоторым теориям она может быть вызвана следующими факторами:

  1. Окружающий социум. Большая часть эпилептоидов росла в той среде, где агрессивное поведение в сочетании с насилием считается нормой. Дети по мере взросления приобретают те же черты, что у взрослых.
  2. Наследственность. В этиологии эпилептоидной психопатии может участвовать фактор генетической предрасположенности, в результате этого болезнь передастся детям от матери или отца.
  3. Химия мозга. Cеротонин (гормон удовольствия, препятствующий депрессии) функционирует у таких больных, возможно, по-другому, нежели у здоровых.
  4. Родовые травмы и травмы головы вызывают развитие эпилептоидного психоза, как компенсаторной реакции.
  5. Инфекционные заболевания ЦНС.

Эпилептоидный тип акцентуации характера может также развиться вследствие следующих причин:

  1. Сексуальное или физическое насилие. Люди, которые испытали такое унижение, имеют повышенные шансы на развитие данной психопатии.
  2. Другие виды расстройств психики. Люди, имеющие любые иные антисоциальные расстройства, включающие разрушительное поведение, также в зоне риска.

Эпилептоидный тип личности — 9 граней характера

Пациентам, у которых диагностирован эпилептический психоз, присущи следующие черты, отрицательно влияющие на уровень жизни:

  1. Нарушение отношений с членами социума. Эпилептоиды воспринимаются окружающими людьми, как всегда мрачные, агрессивные, нетерпимые люди. Это эгоцентрики, не считающиеся с мнением других. Они деспотичны и очень требовательны к окружающим. Могут инициировать словесные конфликты и применять физическое воздействие. Это ведет к частой смене работы, низкой успеваемости в учебных заведениях, ДТП, проблемам с правоохранительными органами.
  2. Сложности с контролем настроения. Тревога и депрессивность всегда присуща больным этом типом психопатии. В движениях, в мышлении, проявляется склонность к дисфории.
  3. Проблемы с алкоголем и употреблением наркотических веществ. Они идут практически рука об руку с эксплозивной психопатией. Эпилептоиды не выпивают немного для поднятия настроения, они чувствуют потребность напиваться до потери памяти.
  4. Среди проблем со здоровьем преобладают болезни сердечно-сосудистой системы, ЖКТ, обмена веществ.
  5. Умышленное самопокалечение иногда случается у эпилептоидов при наиболее сильной форме психопатии, характеризующейся частыми вспышками агрессии.
  6. Психоз влияет и на сексуальные отношения. Во время половых связей эпилептоидный психопат может придерживаться садизма или мазохизма. Некоторые из них выбирают гомосексуальные или бисексуальные отношения.
  7. В семье это всегда тираны, заставляющие всех членов подчиняться им. Такой человек выполняет роль деспота, поддерживающего свой статус в семье с помощью силы. Драки и конфликты дома становятся обычным делом. От действий эпилептоида несчастны все его близкие и родные люди. Он не гнушается наказывать детей физическими методами.
  8. «Гиперсоциальные» черты: педантизм, аккуратность, следование традициям, утрированное стремление к справедливости.
  9. Люди такого типа личности часто, но не всегда, выглядят соответствующим образом: коренастая сильная фигура, массивная шея и торс, большая нижняя челюсть, руки и ноги коротких размеров.

Симптомы на разных этапах взросления

Заболевание проявляет себя по-разному – все зависит от возраста. Если знать эти нюансы, то можно предотвратить дальнейшее прогрессирование психопатии. И чем раньше начать лечение– тем лучше.

По мере взросления эпилептический психоз проявляется так:

  1. Ребенок-эпилептоид. Ребенок c данным нарушением может очень долго плакать, даже в течение нескольких часов, и успокоить его невозможно. Такие дети в играх хотят быть тираном, диктующим правила. Они любят исподтишка мучить младших и тех, кто не сможет сдать им сдачи, издеваться над домашними животными. Это «трудные дети», драчуны, плохо уживающиеся в детском коллективе.
    В начальной школе детей с такой психопатией отличают «гиперсоциальные» черты: чрезмерная аккуратность при заполнении прописей и тетрадей и бережное отношение к своим вещам.
  2. Подросток-эпилептоид. Наиболее сильно возбудимая психопатия проявляется на момент пубертата. В этом возрасте для больных подростков характерны дисфории — злоба, апатия, угрюмый вид. Подростки сами ищут повод для разжигания конфликта. Даже незначительное ограничение свободы способно привести к приступу агрессии. Таким подросткам свойственна грубая брань и жестокость, иногда склонность к нанесению себе увечий. Такие подростки часто становятся пироманами и дромоманами.
  3. Взрослый психозник. К периоду взросления психопаты начинают проявлять асоциальные и незаконные поступки, практикуется злоупотребление алкоголем или разврат. Некоторые больные к 30 годам могут со временем научиться контролировать свои вспышки гнева – тогда они взаимодействуют с социумом без проблем. Большинство же попадает в колонии и тюрьмы, где они играют роль неформальных отрицательных вожаков.

Постановка диагноза и оказание помощи

Диагностика достаточно сложна, поэтому истинное заболевание можно определить только после того, как будут исключены другие психические патологии, связанные с агрессивными приступами: расстройство личности, психотическое расстройство, маниакальный эпизод, СДВГ.

Эпилептические психозы также похожи на вспышки ярости из-за применения наркотиков или лекарств. Травмы головы – еще одна причина внезапных агрессивных атак, что может осложнить диагностику эпилептоидной психопатии.

Пациент описывает вспышки агрессии, как «психическую атаку», когда сначала ты очень напряжен или взволнован, а сразу по завершении приступа ты ощущаешь облегчение. После приступа больной может чувствовать раскаяние, сожаление или смущение из-за своего поведения.

Если есть подозрения на возникновение эпилептоидной психопатии, необходима консультация со специалистом, занимающимся лечением психических расстройств. Для определения верного диагноза обычно применяется осмотр и психологическая оценка.

В первую очередь психиатру необходимо переворошить прошлое больного, которое может служить решающим фактором для развития эксплозивной психопатии. Нужно выяснить наличие стрессовых событий и сложных ситуаций, произошедших с больным в детстве или относительно недавно.

Некоторые вопросы, которые обязательно должен задать врач для установления верного диагноза:

  1. С какой периодичностью возникают у вас вспышки приступов агрессии? Почему это происходит?
  2. Были ли случаи повреждения материального имущества во время приступа?
  3. Вы когда-нибудь предпринимали попытки суицида?
  4. Вспомните моменты, когда приступы негативно влияли на отношения в семье или с коллегами на работе?
  5. Что поможет вам успокоиться во время такого приступа?
  6. Кто-нибудь из ваших родственников имел психические заболевания?
  7. У вас когда-нибудь случались травмы головы?

Специфического лечения эксплозивного психоза не существует. Основная терапия с целью остановить развитие патологии включает в себя посещение психотерапевтических мероприятий и прием лекарственных препаратов.

Терапия может быть как индивидуальная, а также семейная и групповая. Цель семейной психотерапии — снятие напряжения в отношениях между членами семьи, поиск компромиссов. Психотерапия в группах решает другие задачи — коррекция нежелательного поведения, способы управления гневом, обучение релаксации.

Реабилитация также включает рациональное трудоустройство. Отсутствие работы способствует прогрессированию болезни. Налаживание четкого режима и дисциплины позволяет держать психопатию под контролем.

Экстренная госпитализация на лечение в психиатрическую клинику без согласия больного возможна из-за частых психозов и приступов, которые делают эпилептоидов опасными для окружающих людей и даже для самих себя.

Различные группы лекарственных средств, которые могут быть назначены врачом:

При эксплозивной психопатии шанс на излечение зависит от тяжести и стадии заболевания, а также социума, в котором больной находится.

При длительных и продолжающихся срывах социальный прогноз неблагоприятен: употребление алкоголя и наркотиков, проблемы с законом приводят к деградации личности. Если приступы короткие по длительности и вызваны психическими травмами, то прогноз благоприятный – со временем есть возможность добиться депсихопатизации.

neurodoc.ru

Эпилептоидный психопат.: ru_dark_triad — LiveJournal

Название «эпилептоидный» дано этому типу психопатии из-за сходства с некоторыми изменениями личности, которые происходят у больных эпилепсией.

Основными особенностями характера эпилептоидных психопатов являются повышенная возбудимость в сочетании со взрывчатостью, злобностью, злопамятностью, мстительностью, склонностью проявлять бурные реакции с агрессией в ответ на незначительные внешние раздражители.

Проявления психопатии чаще всего обнаруживаются уже в детстве. С раннего возраста такие дети могут беспричинно подолгу плакать и рыдать, и их невозможно успокоить, не действует даже окрик — они озлобляются, колотят ручками и ножками по чему попало, могут ударить и мать, и сверстников.

С детства такие дети периодически бывают хмурыми, мрачными, беспричинно озлобленными. Они изводят своих близких и других детей своими капризами и своей немотивированной злобностью.

У них рано проявляются садистические наклонности, которые с возрастом становятся ещё более явными. Они мучают беспризорных животных, ужасая взрослых своей жестокостью, могут нанести повреждения домашним животным и птицам «просто так», «чтобы посмотреть». Они исподтишка издеваются над другими, более слабыми детьми, которые не могут дать им отпор, стараясь, чтобы этого не увидели взрослые.

С детских лет эпилептоиды проявляют властность и деспотизм. В коллективе эпилептоиды претендуют на роль «вождя» и «властелина», требуют безоговорочного подчинения себе, устанавливают свои правила в играх, диктуют всем, что они должны делать, но всегда в свою пользу.

В поведении эпилептоида со взрослыми проявляется неповиновение с ненавистью, гневливость и склонность к разрушительным действиям и драчливости при малейшем намеке на их «самостоятельность» и требование подчинения.

В школьные годы у эпилептоидов проявляется приверженность правилам, повышенная аккуратность и мелочная скрупулезность во всем, и это стремление к внешней аккуратности становится самоцелью и осуществляться во вред учебе.

Наиболее рельефной особенностью является наличие частых внешне ничем не спровоцированных периодов мрачного, угрюмого, злобно-тоскливого или злобно-раздражительного настроения, которые называются дисфориями ( термин происходит от греческого «dysphoria» — раздражение, досада).

В течение периода дисфории неуклонно накипает раздражение и эпилептоиный психопат ищет, на ком бы сорвать накопившееся зло. Эта злобность не имеет никакого отношения к поведению окружающих, она идет изнутри и является наиболее характерным эмоциональным проявлением и эпилептоидной психопатии, и эпилепсии.

Стремление окружающих предотвратить дисфорию, их доброжелательность, готовность пойти навстречу в малейших желаниях эпилептоида не имеют успеха.

И даже наоборот, в некоторых случаях проявление участия и доброты окружающих ещё больше озлобляют эпилептоидного подростка, так как в этих случаях он не может найти в их поведении ни малейшего повода, чтобы сорвать на них свое зло, и оно достигает наивысшего накала. Это состояние подобно разрыву парового котла, который вначале бурлит внутри, постепенно закипая, и когда давление достигает наивысшего уровня, он взрывается.

В конце концов эпилептоид находит какой-нибудь повод для придирки. Он может быть совершенно случайным и играет роль «последней капли», переполнившей чашу терпения. Или поводом служит само проявление сочувствия, и эпилептоид набрасывается на человека, пытающегося его утешить или успокоить, с криком, что ему надоели эти приставания. Происходит бурная эмоциональная разрядка. Она отличается не только большой силой, но и продолжительностью.

Возможно даже двигательное возбуждение с крушением предметов, угрозами в адрес окружающих и агрессивностью, направленной на любого, даже первого попавшегося и ни в чем не повинного человека, независимо от того, какие последствия это будет иметь для этого человека и для самого психопата.

Эпилептоидный психопат долго не может остыть и успокоиться. Этим эмоциональные разряды при эпилептоидной психопатии отличаются от вспышек при других типах психопатий, где человек быстро вспыхивает, но так же быстро остывает, если отвлечь его внимание или причина, вызвавшая гнев, устранена.

Дисфория — длительное состояние, оно может продолжаться и несколько часов, и несколько дней.

Сам эпилептоидный психопат не может ни предотвратить приступ дисфории, ни совладать с собой во время такого приступа. Сами эпилептоиды признают, что такие состояния возникают без какой-либо внешней причины — «на меня находит».

Находясь в состоянии дисфории, эпилептоид может выбрать объектом для разрядки своей злобы совершенно незнакомого человека или любого члена коллектива. Поэтому эпизоды злобности и агрессивности могут происходить и в любом общественном месте, и дома, и в школе, и в компании сверстников, и на работе.

Идеальное условие для разрядки злобы у эпилептоида — ситуация драки. Иногда они намеренно провоцируют её в компании сверстников, а став взрослыми — в асоциальной, криминальной компании.

Они придираются к окружающим по пустякам, намеренно оскорбляя и унижая их, и если получают в ответ грубость, то находят полное удовлетворение, затеяв драку. В драке они беспощадны и жестоки, бьют до крови, и ещё больше приходят в ярость и просто «звереют», если встречают сопротивление, могут бить упавшего и уже не сопротивляющегося соперника ногами, любым тяжелым предметом, нанося ему тяжкие телесные повреждения и не останавливаются даже перед убийством. В таком состоянии они производят страшное впечатление — лицо наливается кровью, глаза «бешеные», выступает пот.

В судебно-психиатрической практике такие ничем не мотивированные и дикие по своей жестокости убийства совершают чаще всего эпилептоиды.

Поэтому социальная декомпенсация у эпилептоидных психопатов происходит очень рано, порой даже в подростковом возрасте. У них часты нарушения закона, связанные с насилием и их агрессивностью. Многие из них в течение жизни имеют судимости, в основном, за одни и те же преступления.

Причем, их безудержной ярости и жестокости боятся и их сверстники в колониях для несовершеннолетних, и люди значительно старше их по возрасту, и даже в криминальной среде, в которой они предпочитают находиться уже после первой судимости, так как именно здесь они могут реализовать свои асоциальные наклонности и приступы своей агрессивности.

В подростковом возрасте психопат — эпилептоид — тиран и диктатор в семье. Он может безжалостно избивать своего младшего брата и сестру за малейшие провинности, если он не в духе, а в периоды дисфории достается и родителям, и старшему брату или сестре, и бабушке с дедушкой.

При этом он всегда считает себя правым, мотивируя свое поведение тем, что его «довели», и в качестве «компенсации» может потребовать у родителей каких-либо поблажек, позволения делать все, что ему захочется, или денег на свои прихоти.

Иногда дисфория может быть не столь выраженной, а проявляться бездельем, апатией, угрюмостью и хмурым видом.

Но бурные вспышки у эпилептоидных психопатов возникают не только вследствие дисфорий, но и в результате конфликтов, которые у них довольно часты из-за особенностей их характера. Поводы для этого чаще всего ничтожны и связаны с ущемлением интересов эпилептоида или пустяковой обидой. Он может наброситься и сильно ударить пожилого человека, если тот сделал ему какое-то замечание, сбить с ног малыша, показавшего ему язык, жестоко избить сверстника, посмевшего насмехаться над ним.

И здесь эпилептоид проявляет такую же неукротимую ярость, как и при разрядке дисфории. Его невозможно остановить словами, даже оттащить от жертвы его удается с трудом, при этом он может ударить и того, кто пытается ему противодействовать в избиении.

В таком состоянии речь его состоит из нецензурных выкриков, отражающих безудержную злобу и угрозы и в адрес жертвы, и в адрес защитника жертвы. Избивает он с садистическим наслаждением, стремясь разбить жертве лицо до крови, ударить в пах. Ему безразлично, слабый ли перед ним противник или сильный. Одинаково жестоко он избивает беззащитного человека, не способного противостоять ему, и нападает и на более сильного физически и старшего по возрасту человека.

Конфликты с родителями могут привести к полному разрыву с ними, в таких случаях по отношению к родным эпилептоид становится крайне мстительным и может совершить различные проступки «назло» родителям.

Ссорясь с родителями, эпилептоидный подросток может намеренно «подлизываться» к бабушке или дедушке, и те их обычно балуют, во всем потакают и в ссорах с родителями принимают сторону внука или внучки.

Эпилептоидам свойственна страсть к накопительству, они тщательно оберегают то, что считают своим, от других детей в семье и своих сверстников. Даже в коллекционировании их больше привлекает материальная ценность накопленного. Они предпочитают коллекционировать то, что можно потом с выгодой продать. Страсть к обогащению может сохраниться на всю жизнь.

Внешность у некоторых эпилептоидов имеет характерные особенности — сильная приземистая фигура, массивный торс при сравнительно коротких руках и ногах, короткая шея, тяжелая нижняя челюсть. Но эти особенности свойственны не всем. В движениях большинства эпилептоидов ощущается тяжеловесность и замедленность.

Многие их них отличаются физической силой уже с детства или развивают её, занимаясь спортом. Эпилептоиды (не только мальчики, но и девочки) предпочитают силовые виды спорта или боевые виды защиты и нападения. Групповые спортивные игры, если им не удается занять лидирующее положение в команде, они не любят.

Все психические процессы эпилептоидов характеризуются патологической инертностью, замедленностью, тугоподвижностью, трудностью переключаемости. Все это называется вязкостью.

Вязкость проявляется в мышлении (вязкое мышление эпилептоида и эпилептика) и в эмоциях (устойчивость, неспособность к переключению — ригидность эмоций). Иногда говорят о прилипчивости, «вискозности» психических процессов.

Инертность и застойность всех процессов накладывают отпечаток на всю психику, эмоции и движения эпилептоида. Поэтому отрицательные эмоции, возникнув, продолжаются длительное время, и эпилептоид не способен переключиться.

В определенной степени с этими особенностями психики связана особая злопамятность и мстительность эпилептоидов. Они не в состоянии забыть ни малейшей причиненной им обиды, как правило, незначительной, или то, что они считают для себя обидным.

Те мелкие стычки и ссоры, которые бывают у людей, и которые любой нормальный человек может простить и забыть, никогда не прощает эпилептоид. Если у него нет возможности немедленно отреагировать и отомстить «обидчику», он будет долго вынашивать и лелеять в душе планы мести, и при первой же возможности жестоко отомстит, причем, сила его злобы и его жестокость не идет ни в какое сравнение с незначительностью причиненной ему «обиды

Именно поэтому многие эпилептоиды, став взрослыми, предпочитают асоциальную и криминальную среду, где свою ответную реакцию они могут тут же проявить в виде немедленной и беспощадной расправы. Но даже отпетые уголовники, хорошо знающие его, стараются не связываться с эпилептоидом, так как в драке он не щадит ни себя, ни соперника. Случайно проявить неподчинение и именно этим нанести эпилептоиду «смертельную обиду» может только новичок, если его заранее не предупредили, или такой же эпилептоид, стремящийся к лидерству.

Властность и деспотизм эпилептоидов , стремление к лидерству, диктаторству с требованиями безоговорочного подчинения «командам» проявляются у эпилептоидов уже в детском и подростковом возрасте. В подростковой компании эпилептоид добивается послушания и подчинения своим «приказам» с помощью кулаков и угроз физической расправы. Нередко эпилептоид предпочитает для своих целей компанию из младших и слабых, неспособных противостоять ему.

Даже если он приходит в группу, где уже есть свой лидер, он немедленно претендует на главенствующее положение, вступает в борьбу с прежним лидером компании и в драке чаще всего побеждает его и свергает.

Некоторые из них отличаются большой физической силой, некоторые нет, но даже не в их силе дело, эпилептоид внушает страх сверстникам своей беспощадностью, жестокостью и безудержной яростью. В группе эпилептоид немедленно устанавливает свои правила и порядки, всегда выгодные лично ему.

В подростковом возрасте проявляется ещё одна особенность эпилептоидных психопатов — заискивание перед людьми , от которых он зависит и которых считает «начальством». Эпилептоид может быть льстивым и угодливым, заискивать перед воспитателем, учителями, завучем, директором школы или тренером в своей спортивной секции. В первое время он даже может произвести впечатление аккуратного, старательного и исполнительного.

Угодничество эпилептоида перед «начальством» и неукоснительное выполнение всех его требований имеет своей целью самому приобрести какую-то власть над сверстниками и «командовать» или получить поддержку, извлечь выгоду. Если эпилептоида назначают старостой класса, капитаном спортивной команды, то от его диктаторских замашек стонут все остальные сверстники, и это приводит к бурным конфликтам.

Очень хорошо эпилептоиды себя чувствуют в условиях лишения свободы — угождая и во всем соблюдая требования начальства, эпилептоид добивается, что его назначают командиром отряда или старостой барака, что дает ему немалую личную выгоду и позволяет проявить свое стремление к власти.

Но в состоянии дисфории от былой угодливости «начальству» не остается и следа. Эпилептоидный психопат может внезапно нагрубить, разразиться площадной бранью, швырнуть первым попавшимся под руку предметом в человека, перед которым он ещё вчера заискивал. Поэтому их часто наказывают. В местах заключения, возмущенные их властностью и жестокостью, другие осужденные могут устроить бунт и ночью сообща избить ненавистного старосту.

Эпилептоидов нередко исключают из школы или выгоняют из спортивной секции. Но это, как правило, их ничему не учит. В другом коллективе повторяется то же самое. Эпилептоиды редко имеют возможность продолжать образование, поступить в институт, и даже закончить нормально среднюю школу.

Из-за их неуправляемого поведения многим приходится уходить из школы в ПТУ, где обычно учатся подростки с выраженными психическими нарушениями, и понятие о правилах поведения и дисциплине там весьма растяжимо.

Местом «наименьшего сопротивления», удар по которому чаще всего приводит к декомпенсации эпилептоида, является любой, даже незначительный конфликт, который сам эпилептоид расценивает как ущемление своих интересов. При ограничении возможности проявлять свою деспотическую власть и диктаторские замашки, эпилептоид всегда реагирует одинаково — реакцией бурной злобы и агрессии.

Эпилептоиды — реалисты. Они не заглядывают далеко в будущее, не любят мечтаний и пустых фантазий, живут реальным сегодняшним днем. Эпилептоиды предпочитают материальные блага высоким нравственным устремлениям. Они любят деньги и то, что можно приобрести за деньги, любят вкусно и сытно поесть, у них крепкий сон.

У большинства эпилептоидов наблюдается напряженное состояние инстинктивной сферы и аномалия влечений. Сексуальное влечение очень интенсивно.

Клинический пример.

Николай Ф. 18 лет, образование среднее, рабочий. Не женат. Поступил по направлению военкомата на стационарную экспертизу.

Отец алкоголик, мать — примитивная, покорная, молчаливая женщина, безропотно терпит пьяные выходки мужа. В семье ещё двое младших детей.

Мать характеризует Николая как злого, мстительного, жестокого, злопамятного. С детства не любил никому подчиняться, стремился лидировать над сверстниками. Тех, кто не подчинялся, жестоко избивал, хотя особой физической силой не отличался. Сверстники за глаза дразнили его «уродом» и «большеголовым», так как у него действительно непропорционально большая для его небольшого роста голова с оттопыренными крупными ушами. Одно ухо и нос изуродованы в драке, нос свернут на бок. Но в глаза произносить эти прозвища боялись, так как он мог поколотить любого, даже тех, кто был физически сильнее.

Издевался над братом и сестрой, бил обоих. «Воспитывал» их по собственной методике — он «господин», а они его «слуги». Его портфель в школу и из школы нес младший брат, он же бегал по всем поручениям Николая, клянчил для него сигареты у прохожих, деньги. То же самое делала и сестра. За малейшее непослушание или если они принесли ему меньше денег, чем он рассчитывал, мог дать оплеуху. Мать его боялась и не вмешивалась.

Иногда становился без всякой причины «злой, как черт», мог пинком отшвырнуть попавшихся на пути брата, сестру или любого малыша, цеплялся к матери, обзывал её. Зло срывал обычно на младших детях.

С детства очень злопамятный. В 12-летнем возрасте во время игры с ребятами в футбол нечаянно попал мячом в окно соседке с 1-го этажа и разбил стекло. Та, выбежав на балкон, обругала Николая, назвав его «выродком» и «ублюдком». В ответ от запустил в неё обломком кирпича, она едва успела увернуться, и кирпич тоже попал в стекло, разбив второе окно. Соседка позвала мужа и тот, выбежал во двор. Николай встретил его наглой ухмылкой, широко расставив ноги и покачивая в руке ещё один обломок кирпича, демонстрируя тем самым своим приятелям «бесстрашие» и готовность дать отпор взрослому мужчине. Но тот не испугался наглого подростка и хотя Николай успел бросить в него кирпичом, сбил его с ног подножкой, а потом оттаскал его за ухо, унизив тем самым перед другими подростками. Те были очень довольны, что хоть кому-то удалось проучить Николая, претендующего на роль вожака.

Николай затаил зло и решил отомстить. Связывать с мужем соседки он побоялся, но однажды поймал их кошку, которая часто гуляла во дворе, выбираясь через форточку, и привязал её за задние лапки к перилам их балкона, заклеив ей мордочку скотчем. Дело было поздно вечером и хозяева не сразу хватились любимой кошки. Обычно кошка приходила и уходила сама. Только утром сосед обнаружил её висящей и извивающейся в опутывающих её веревках. К счастью, бедное животное не получило повреждений. Взбешенный сосед отправился к Николаю домой, но тот был в школе. Дома был его полупьяный отец, которому сосед и высказал свои угрозы, пообещав «переломать все кости» и «сынку, моральному уроду и садисту», и его «папаше-алкашу». Тот внял и встретил Николая ремнем. Хотя тот пытался увернуться и отцу от него тоже досталось, но избит он был нещадно. С тех пор Николай затаил злобу и на отца, пакостил ему при каждом удобном случае, а когда повзрослел, стал и поколачивать.

С 13-летнего возраста Николай стал выпивать. Деньги на спиртное добывали для него брат с сестрой, попрошайничая на улице. В опьянении становился ещё злее и агрессивнее, постоянно затевал драки, если что-то было не по нему. Не раз его сильно били, но и его противникам доставалось. С этого возраста состоит на учете в детской комнате милиции.

Половое влечение пробудилось в 12 лет. С этого же возраста постоянно мастурбирует, иногда до 3-5 раз в день. Половая жизнь с 13 лет — в их дворовой компании появилась 14-летняя девочка, которая недавно переехала в их дом, в первый же вечер они её напоили и насиловали по очереди. Но она ничего не рассказала родителям и в дальнейшем проводила в их компании все вечера, сожительствуя со всеми желающими. Николай был самым частым её партнером, иногда он имел с ней по 2-3 половых акта за день.

Обычно они проводили время на пустыре за их домом, и Николай отводил партнершу за ближайшие кусты и без особых церемоний совершал половой акт. Когда она однажды воспротивилась, сказав, что у неё месячные, он ударил её кулаком в лицо, и у неё вся левая половина лица заплыла огромным синяком. С тех пор она его боялась панически и никогда не отказывалась.

Были у него и другие сексуальные партнерши, с которыми он обращался так же бесцеремонно.

После 8 класса ему порекомендовали перейти в ПТУ, так как он едва одолел школьную программу. Учиться он не хотел и пошел работать. Сменил несколько мест работы, так как везде конфликтовал. Однажды ударил мастера, который сделал ему замечание, тот упал и сильно ударился. Хотели даже завести уголовное дело, но он был ещё несовершеннолетним, и связываться с ним не стали, сказав, чтобы он немедленно забирал документы и убирался.

В 17 лет принудил к сожительству 12-летнюю подругу своей сестры. Она пришла к его сестре готовить уроки, а он затащил её в другую комнату, сдернул трусы, повалил на пол и изнасиловал. Девочка кричала, царапалась и била его кулачками, но справиться с ним не могла. Сестра Николая так его боялась, что сидела в другой комнате, боясь выйти. Девочка, плача убежала домой, но родителям тоже не рассказала.

С тех пор стал подкарауливать её возле подъезда, мог затащить в подъезд на верхнюю площадку и принуждал к сношению, говоря угрожающим тоном, что пусть лучше она соглашается добровольно или он её изуродует. Она боялась его и была вынуждена молчать. Иногда принуждал к сношению по 2-3 раза в день или заставлял её делать феллацию. Запуганная девочка подсинялась.

Служить в Армии он не хотел, и во время прохождения медицинской комиссии при военкомате, заявил, что он алкоголик и «псих с детства», чтобы уклониться от призыва.

О том, что он ранее состоял на учете в детской комнате милиции, о его поведении и мелких правонарушениях было известно, и его направили в психиатрическую больницу на экспертизу.

От службы в Армии он, конечно освобожден по вполне понятным причинам. Даже строгая армейская дисциплина не сможет приучить к послушанию эпилептоидного психопата, и ему, безусловно нельзя доверить оружие.

Любовь эпилептоида сочетается с тяжелой ревностью к предмету любви, причем, поводы для ревности могут быть пустяковыми, но, как всегда у эпилептоида, ревность сопровождается бурной эмоциональной реакцией с угрозами и в адрес соперника (чаще всего мнимого), и в адрес предмета любви. Эпилептоид может жестоко избить свою избранницу при малейшем сомнении её верности. Измен (мнимых или явных) эпилептоиды никогда не прощают, расценивая их как предательство.

Брак с эпилептоидом — тяжелое бремя для его жены. В семье он тиран и деспот, добивается беспрекословного повиновения всех членов семьи. При малейшем неподчинении возникает реакция злобы и гнева. В состоянии дисфории он становится страшен, его агрессия направлена и на любого, кто подвернется под руку, и на неодушевленные предметы. Он может перебить всю посуду, переломать мебель, швырнуть в дорогую аппаратуру тяжелым предметом. В гневе он не способен щадить ни жену, ни детей. Даже после развода эпилептоид может следить за своей бывшей супругой, и если увидит её с другим, может избить обоих.

В удовлетворении сексуального влечения присутствуют элементы садо-мазохизма. В подростковом возрасте эпилептоид получает удовольствие, жестоко мучая животных, а также издеваясь над более слабыми сверстниками или исподтишка избивая малышей или собственного младшего брата или сестру.

Чувственное наслаждение приносит эпилептоиду и причинение боли самому себе — они колют кусают и режут свое тело, прижигают сигаретой. Не всегда это сопровождается половым возбуждением и ощущениями оргазма, но доставляет особое наслаждение, из-за чего эпилептоиды часто практикуют такие мазохистические способы получения удовольствия.

Ю.А.Строгонов, С.Д.Озерецковский описывают и такой вариант получение чувственного наслаждения, близкого к оргазму, когда у подростков — эпилептоидов имеется патологическая страсть к самоудавлению — они затягивают петлю на шее до выключения сознания и появления легких судорог, и в этот момент испытывают наслаждение.

Став взрослым, эпилептоид-садист получает наслаждение, причиняя боль своей сексуальной партнерше. Причем, в отличие от многих садистов, использующих утонченные способы причинения боли, эпилептоид использует более примитивные и грубые способы, а слезы жертвы и мольбы прекратить избиение, ещё больше «заводят» его, давая ощущение своей безграничной власти над другим человеком, он «входит в раж», и может причинить своей партнерше значительные повреждения.

В условиях закрытых учреждений (в детском доме, интернате, лагере, колонии для несовершеннолетних или взрослых преступников, в тюрьме), где люди одного пола, многие эпилептоиды удовлетворяют свое половое влечение гомосексуальным способом.

И мужчины, и женщины-эпилептоиды всегда играют в гомосексуальных отношениях активную роль, сочетая гомосексуализм с грубыми извращениями. Особенное удовольствие они получают, унижая своего сексуального партнера или партнершу и добиваясь полного подчинения себе.

В последующем некоторые эпилептоиды предпочитают гомосексуальные отношения или совмещают нормальные с гомосексуальными.

В подростковом возрасте у некоторых эпилептоидов наблюдаются и такие расстройства влечений, как пиромания (склонность устраивать поджоги) и дромомания (склонность к бродяжничеству.

В первом случае у подростка постепенно нарастает желание совершить поджог, он представляет, как огонь будет лизать стены дома и крышу здания, а совершив поджог, он становится активным зрителем, проявляя зачарованность огнем, интересуясь последствиями и тем, какой будет причинен ущерб в результате пожара. Часто поджоги связаны с состоянием дисфории, а при реализации своего желания подросток как бы успокаивается, и его эмоциональное напряжение спадает.

А при дромомании побег эпилептоида из дома вызван не столько со стремлением к дальним странствиям, сколько протестной реакцией в ответ на ущемление его прав, а также связан и с дисфорией — в этом случае побег совершается без какого-либо внешнего повода, эпилептоид может далеко уехать, а при повторных побегах он использует тот же самый маршрут. Во время таких побегов эпилептоид напряжен, бледен, может совершать асоциальные и криминальные действия.

Свойственное эпилептоидам расстройство влечений проявляется и во взаимоотношениях с алкоголем. В некоторых случаях влечение к спиртному проявляется уже после первых приемов спиртного.

Многие эпилептоиды начинают злоупотреблять спиртными напитками уже в подростковом возрасте. Подростки мало выносливы к спиртному, поэтому обычно предпочитают слабые алкогольные напитки крепким. Но эпилептоиды с самого начала отдают предпочтение водке, а не вину или пиву, так как это вызывает более сильное опьянение.

Приятно-благодушное состояние в опьянении эпилептоидам не свойственно. С самого начала возникает потребность пить «до отключки». В состоянии опьянения эпилептоиды становятся неуправляемыми.

Алкоголь может спровоцировать дисфорию, но в отличие от дисфорий в трезвом состоянии, когда раздражение и злоба накапливаются длительное время, а потом эпилетоид «взрывается», дисфории, возникающие в состоянии опьянения, развиваются гораздо быстрее, и разрядка происходит сразу.

Кроме того, в опьянении злобность может быть легко спровоцирована любым незначительным конфликтом. Возбудимость у пьяных эпилептоидов ещё больше усиливается, и любое невзначай сказанное слово собутыльника, любой жест, который эпилептоид может истолковать как пренебрежительный или оскорбительный, или неподчинение его приказу, — может вызвать вспышку злобы и агрессивности.

Эпилептоиды часто дерутся в пьяном виде. Порой они потом и сами не помнят, что вызвало столь бурную вспышку их гнева, но тем не менее, никогда не признают свою неправоту и чрезмерность своей реакции, обвиняя во всем объект их злобы — «Сам виноват», «Нечего было нарываться и заводить меня», «Получил за дело», — и тому подобное.

Клинический пример.

Олег Л. 14 лет.

Из истории болезни: Отец — военнослужащий в большом чине, властный, деспотичный, не терпит возражений. военнослужащий в большом чине, Мать — домохозяйка, тихая, робкая женщина, во всем подчиняется отцу. Других детей в семье нет.

Раннее развитие своевременное, физически крепкий, выше и сильнее многих сверстников.

По характеру — жестокий, мстительный, злопамятный. Тиранил мать. Иногда ни с того, ни с сего были периды бесприинной злобы, когда он придирался к матери (отца он боялся, так как тот нередко наказывал его ремнем), все ему было «не так», а когда она робко спрашивала, что случилось, чем он расстроен, мог взорваться «как порох», топал ногами, обзывал её нецензурными словами, требовал, чтобы она к нему «не приставала со своим сюсюканьем», впадал в бешенство, мог сломать что-то, бил посуду.

В один из таких приступов дисфории, не зная, на чем сорвать зло, ысе утро цеплялся к матери, а в ответ на какую-то её фразу, схватил с плиты кипящий чайник и швырнул им в мать. Она получила сильные ожоги, но от отца скрыла истинную причину, сказав, что сама ошпарилась кипятком.

Матери он совершенно не подчинялся, боялся только отца. Она вообще перестала спрашивать о чем-либо сына, так как в ответ он грубил или злился, лицо краснело, глаза становились «сумасшедшими», заявлял, что ненавидит её, она его раздражает своим «кудахтаньем», а если она начинала плакать, злился ещё больше и мог ударить. В состоянии дисфории не раз бил мать, нанося беспорядочные удары куда угодно, а она лишь плакала, просила у него прощения и закрывала лицо руками. Но от отца все это скрывала, а если был кровоподтек на лице, говорила, что на улице ребенок нечаянно попал в неё камнем или якобы она сама ударилась. Мать сына обожает и все ему прощает. Отца постоянно нет дома, приходит с работы поздно, часто ездит в командировки.

Впервые поступил в психиатрическую больницу в 12-летнем возрасте, хотя с 10 лет регулярно выпивает. Мать, находясь целый день дома, даже и не подозревала об этом. Его отец первым узнал о пьянстве сына, увидев его около магазина в компании сверстников еле стоящим на ногах. Несколько раз он пытался жестоко выпороть сына, но это не принесло результата. Мальчик с утра уходил с портфелем якобы в школу и где-то пропадал до глубокой ночи, являясь домой вдребезги пьяным. Или отец отправлялся на его поиски по всем «злачным местам» своего района и обнаруживал его то в каком-то подвале, то в пивном баре со взрослыми собутыльниками, то ещё где-нибудь.

Махнув рукой на посещение школы, отец стал запирать сына в его комнате , но тот вылезал в окно, перебирался на балкон соседней квартиры, когда соседей не было дома и вновь убегал.

Отец долго крепился, не решаясь положить сына в психиатрическую больницу из опасений, что об этом станет известно на его службе, но в конце концов решился на это.

При обследовании у мальчика выявлены все симптомы алкоголизма, а кроме того, он перепробовал все наркотики, которые ему удавалось раздобыть. Госпитализировали его в отделение для лечения больных наркоманиями. В отделении он постоянно крутился около взрослых наркоманов, курил с ними в туалете, с восторгом слушал рассказы наркоманов (многие их них имеют судимости), выпрашивал у них любые таблетки и глотал все подряд, даже лекарства, назначенные другим больным.

После выписки все вновь повторилось. Хотя отец пытался запереть его дома, но когда отец уходил на работу, заставлял мать открыть дверь, угрожая, что он её «прибьет и опять надолго убегал из дома. Его «отлавливали» и вновь помещали в психиатрическую больницу. Несколько лет он был постоянным пациентом нашего отделения, далее сведений о нем нет, скорее всего, попал в колонию.

Иногда в состоянии опьянения эпилептоидные психопаты совершают поступки или действия, занимающие довольно продолжительный отрезок времени, но о котором впоследствии они ничего не могут вспомнить и хоть как-то объяснить свое поведение — «Сам не понимаю, что на меня нашло».

Эти поступки не обязательно связаны с агрессивными или разрушительными действиями. Иногда они выглядят странными и необъяснимыми или расцениваются окружающими как бравада или протест — человек может залезть, рискуя жизнью, на крышу дома или подъемный кран непонятно с какой целью, раздеться догола и выйти на улицу, или совершать довольно длительные перемещения, сесть в первый попавшийся транспорт, на поезд и уехать куда-то. Протрезвев, эпилептоид и сам не может понять, как он оказался в незнакомом месте. Такие состояния у эпилептоидов связаны с нарушением сознания.

При эпилептоидной психопатии возможны попытки самоубийства. У взрослых эпилептоидов это чаще связано с состоянием дисфории, а у подростков — как акт мести и стремление причинить неприятности «обидчикам», например, родителям или учителю, если его наказали, лишили привилегий или нанесли обиду.

Возможна эпилептоидная психопатия не в чистом виде, а в сочетании с какими-либо, чертами, свойственными другим типам психопатий.

При эпилептоидно — истероидном варианте основные эпилептоидные черты сочетаются со склонностью к демонстративному поведению, претенциозностью, повышенной самооценкой, эгоцентризмом.

При эпилептоидно-неустойчивом варианте эпилептоидные черты сочетаются со стремлением к праздному образу жизни за чужой счет, отсутствием эмоциональных привязанностей и планов на будущее. Могут быть и другие смешанные типы психопатий.

Эпилептоидная психопатия — один из наиболее трудных вариантов для социальной адаптации (приспособления). Эпилептоиды любят только себя, власть и материальные выражения социального благополучия. Декомпенсация у них может происходить где угодно — в семье, в учебном заведении, на работе. Больше, чем при других видах психопатии, выявляется склонность к асоциальности и криминальным поступкам, связанным с насилием.

Это один из наиболее неблагоприятных вариантов психопатии как для самого человека из-за частой декомпенсации и социальной дезадаптации, так и для окружающих, для которых эпилептоид — жестокий тиран и деспот, который заставляет страдать своих близких, ничуть не беспокоясь, что они при этом чувствуют.

Отсюда:

https://studopedia.ru/10_103263_epileptoidniy-tip-psihopatii.html

ru-dark-triad.livejournal.com

Эпилептоидный тип личности (характер): эпилептоидная психопатия

Существует множество разнообразных типов личности (психологи выделяют 8 основных и 8 в n степени промежуточных). При усилении, «заострении» определенных черт личности грань между нормой и патологией может практически полностью исчезнуть. Так, человек, у которого эпилептоидный тип личности – полностью психически здоров, просто имеет свои особенности характера и поведения, а вот эпилептоидная психопатия – это уже психическое расстройство, требующее диагностики и коррекции. Отличить акцентуации характера от развивающейся психопатии достаточно сложно, особенно если сами больные категорически отказываются верить в наличие каких-либо проблем. Но при эпилептоидном расстройство личности медлить с диагностикой и лечением не стоит, так как у больного могут возникнуть не только проблемы в общении, но и приступы агрессии, во время которых он может стать опасным для окружающих.

Содержание статьи:

Эпилепсия, эпилептоид и эпилептоидная психопатия

Эти 3 слова могут показаться похожими, образованы от одного корня, но имеют совсем разное значение.

Так, эпилепсия – заболевание, при котором из-за патологических очагов возбуждения в головном мозге у человека возникают судороги. Из-за недостатка кислорода могут возникнуть нарушения в работе головного мозга, а также определенный склад характера.

Эпилептоиды – здоровые люди, в характере которых преобладает мнительность, склонность к злопамятности, педантичность, дисфоричность и вспышки агрессивности. Но при этом они настойчивы, аккуратны, терпеливы и обладают массой других положительных черт. Акцентуация характера абсолютно не мешает этим людям социализироваться, общаться с окружающими или реализовывать себя. А знание психологического типа человека нужно ему чтобы лучше понять себя, а окружающим – выстроить с ним гармоничные отношения.

Эпилептоидная психопатия – это расстройство личности, при котором человек не может сдерживать свои эмоциональные переживания, проявляя агрессию по отношению к окружающим. Кроме этого их может отличать эгоцентризм, навязчивость, педантизм, раздражительность и постоянная дисфория.

Это состояние, также, как и акцентуация характера получили свое название от слова «эпилепсия», так как особенности характера эпилептоида похожи на те состояния, которые развиваются у больных эпилепсией.

Причины

Причины развития определенных черт характера до сих пор неизвестны, а вот развитие эпилептоидной психопатии, также как и других расстройств личности и поведения могут спровоцировать разные факторы. В большинстве случаев психопатологии формируются в детском возрасте, а эпилептоидную психопатию можно распознать еще у дошкольника. Реже такие нарушения возникают у взрослых или в пожилом возрасте.

  • Инфекционные заболевания, травмы головы, интоксикации – любые состояния, сопровождающиеся интоксикацией и поражением нервной системы могут быть опасны для головного мозга.
  • Наследственность – любые психические заболевания у близких родственников увеличивают риск развития психопатологий.
  • Социально-бытовые условий – неблагоприятные условия, в которых живет ребенок также могут спровоцировать развитии психопатии.

В старшем возраста психопатия может развиться из-за употребления спиртных напитков, наркотических веществ или травм головы.

Симптомы

Существуют черты характера, которые определяют эпилептоидов, а у мужчин и женщин с эпилептоидной психопатией эти же черты кажутся выраженными излишнее, так что их поведение кажется не нормальным, выбивающимся из общепринятых рамок.

  • Аффективные вспышки – один из самых характерных признаков. Приступы гнева возникают, как кажется окружающим, на ровном месте, но, на самом деле, эпилептоиды очень долго «копят» свои эмоции и «взрываются» в какой-то определенный момент. Так как большую часть времени такой человек находится в состоянии дисфории, угадать, когда и что спровоцирует очередную вспышку практически невозможно. В порыве гнева люди плохо контролируют свои эмоции, могут вести себя агрессивно и не всегда способны остановиться вовремя.
  • Дисфория – снижение настроения, тоска, злоба, повышенная чувствительность к мелким раздражениям. Большую часть времени эпилептоид находится именно в таком состоянии. Он как будто ищет (и находит) поводы, чтобы обидеться, рассердиться или расстроиться.
  • Вязкость мышления и поведения – эпилептоиду очень сложно быстро перестроиться в своем поведении или образе мыслей. Они любят порядок, склонны все «раскладывать по полочкам» и не могут быстро переключиться на другой предмет или действие.
  • Цикличность – смена настроения, периоды дисфории и агрессии постоянно сменяют друг друга. При патологии возможен даже определенный «режим», например, с утра настроение нормальное, к обеду ухудшается, а вечером – происходит взрыв.
  • Обидчивость, мнительность – такие люди все принимают на свой счет и замечают любую мелочь, если она имеет к ним отношения. Еще одна сторона такой эгоцентричности – это почти полное отсутствие эмпатии и отсутствие желания обращать внимание на чувства окружающих.
  • Педантичность – склонность к порядку и желание все расставлять по своим местам может превратиться в педантичность.

Ребенок –эпилептоид

Заметить первые черты эпилетоида можно в возрасте 2 лет и старше. Ребенок отличается упрямством, не способностью сдерживать свои желание и ожидать чего-то. Он может часами плакать, пока не получит желаемого и успокоить его очень сложно.

В дошкольном возрасте такие дети с трудом справляются со вспышками агрессии, могут проявлять жестокость по отношению к животным, другим детям или взрослым и пытаться манипулировать сверстниками.

Школьники –эпилептоиды отличаются склонностью к педантизму, вязкости мышления, не способности быстро сменить стиль поведения.

В подростковом возрасте эпилептоида отличает злобность, раздражительность, смена настроения с тоски и апатии на агрессию. А также полное отсутствие жалости и эмпатии по отношению к окружающим.

Лечение

Эпилептоидный тип характера – это особенность личности и лечить это невозможно. Если человек сам захочет избавиться от каких-то проявлений характера помочь может психотерапия, специальные методики или самоанализ.

При эпилептоидной психопатии люди редко осознают свои проблемы и хотят что-то изменить в своей жизни. При выраженных вспышках агрессии и дисфоричности помочь могут седативные препараты, антидепрессанты, корректоры поведения и другие препараты. Но принимать их можно только после обследования у специалиста, так как похожие симптомы встречаются и при других заболеваниях – эпилепсии, шизофрении или диссоциативном расстройстве.

opsihoze.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о