Фаллический нарциссическая женщина: Фаллический нарциссическая женщина — Отношения

Содержание

Фаллический нарциссическая женщина — Отношения

Термин «фаллически-нарциссический» возник в связи с необходимостью определить форму характера, которая располагается между компульсивным и истерическим характерами. Эти характеры представляют собой резко противоположные формы как по своим проявлениям, так и с точки зрения генезиса. Термин «фаллически-нарциссический характер» или, точнее, «генитально-нарциссический» появился в психоаналитической терминологии в последние годы. Я впервые описал этот тип в статье, до сих пор еще не опубликованной, содержание которой изложил на заседании Венского психоаналитического общества в 1926 году.
Даже по своему внешнему выражению фаллически-нарциссический характер отличается от компульсивного и истерического. Если компульсивная личность преимущественно сдержанна, депрессивна и контролирует себя, а истерический характер нервозен, подвижен, беспокоен и лабилен, то типичный фаллически-нарциссический характер самоуверен, часто высокомерен, оптимистичен, энергичен и зачастую особенно выразителен.
м невротичней внутренний механизм, тем более навязчивы модели его поведения. Что касается типа телосложения, то люди с фаллически-нарциссическим характером чаще всего соответствуют атлетическому типу Кречмера. Выражение лица обычно характеризуют жесткие, острые маскулинные черты, но иногда встречаются и фемининные лица, напоминающие девичьи, несмотря на атлетический
габитус. В повседневном поведении ему не свойственна медлительность, в отличие от пассивно-фемининного характера. Фаллически-нарциссический характер, как правило, надменен, либо холоден и сдержан, либо издевательски агрессивен или даже «ощетинен», по выражению одного из таких пациентов. В объектном поведении, включая и объект любви, нарциссический элемент всегда доминирует над объектно-либидинальным, всегда имеет место примесь более или менее замаскированных садистских склонностей.
Такие люди, как правило, упреждают собственной атакой предполагаемое нападение со стороны других. Их агрессия очень часто выражается не столько в том, что они говорят или делают, сколько в манере говорить и действовать. Людям, которым, по их мнению, не свойственна агрессия, они представляются агрессивными и провоцирующими. Обсуждаемый нами тип стремится достигать лидирующих позиций в жизни и негативно реагирует на необходимость подчиняться, как, например, в армии или других иерархичных организациях, компенсируя такую необходимость превосходством над другими людьми, ниже рангом.
ли их тщеславие уязвлено, они реагируют холодной, сдержанной, глубокой депрессией или прямой агрессией. В противоположность другим характерам их нарциссизм выражается не в инфантильной манере, а чрезмерной самоуверенностью, высокомерием и превосходством, несмотря на то что основа их характера не менее инфантильна, нежели у других типов. Сравнив эту структуру со структурой, например, компульсивного характера, можно уви-аеть отличие прегенитального нарциссизма от фаллического. Несмотря на нарциссическую одержимость самим собой, такой характер часто демонстрирует значительные достижения во внешнем мире, и в этом он стоит ближе всех к генитальному характеру, но отличается от него тем, что его действия значительно интенсивнее и экстенсивнее детерминированы иррациональными мотивами. Нет ничего удивительного, что этот тип чаще всего встречается среди атлетов, авиаторов, военных и инженеров. Одной из наиболее важных черт является агрессивная отвага, в то время как компульсивному характеру свойственны осторожная нерешительность, а пассивно-фемининному — избегание опасных ситуаций. Успешная деятельность фаллически-нарциссической личности, как и у генитального характера, в той или иной мере обусловлена храбростью и предприимчивостью, но если у последних эти качества направлены только на достижение успеха, то у первых они выполняют еще и компенсаторную, отклоняющую противоположные влечения функцию.
У фаллически-нарциссического характера в отличие от компульсивного отсутствует реактивное образование против его открыто-агрессивного и садистского поведения.
можем заметить, что это агрессивное поведение выполняет функцию защиты. У менее невротичных представителей этого типа социальная деятельность благодаря свободной агрессии сильна, импульсивна, энергична и, как правило, продуктивна. Чем невротичнее характер, тем более странны и односторонни его действия. Отсюда могут возникнуть предпосылки для формирования параноидной системы. По сравнению с компульсивным характером, фаллически-нарциссический действует гораздо смелее и уделяет гораздо меньше внимания деталям.
Фаллически-нарциссические мужчины демонстрируют высокую эрективную потенцию, а вот оргастически они импотентны. Презрение к женскому полу, как правило, нарушает взаимоотношения с женщинами. Несмотря на это, такие люди являются чрезвычайно желанными сексуальными объектами, поскольку являют собой очевидную маскулинность. Женщины с таким характером встречаются значительно реже. Явно невротичные формы характеризуются активной гомосексуальностью и клиторной сексуальностью; для тех же, кто более здоров генитально, характерно основанное на физической силе и красоте самоуважение.
Фаллически-нарциссический характер включает в себя почти все формы гомосексуальности, мужской и женской, а также большинство случаев так называемого «морального идиотизма», паранойи и
амбулаторной шизофрении, множество случаев эритрофобии и явную мужскую садистскую перверсию.
огие плодовитые женщины тоже относятся к этому типу характера.
Теперь — о структуре и генезисе данного типа. Здесь нам необходимо отделить те импульсы, которые прямо удовлетворяются в фаллически-нарциссическом поведении, от тех, которые формируют нарциссический защитный аппарат. Типичный анализ выявляет отождествленние эго с фаллосом, у женщин — фантазии, что у них есть пенис, а также в той или иной мере открытое проявление эго. При эритрофобии этот импульс вытесняется и прорывается в форме сильного невротического чувства стыда и склонности краснеть. Такие случаи близки со случаями фиксации на той фазе детского развития, на которой анально-садистская позиция уже оставлена, а генитальная объектно-либидинальная еще не достигнута и характеризуется горделивой и самовлюбленной концентрацией на собственных гениталиях. Это, однако, недостаточное объяснение. Для фаллически-нарциссической личности характерна не только фаллическая гордость, ей, пожалуй, еще больше присущи мотивы, заставляющие остаться на этой стадии развития.
Гордость за реальный или выдуманный фаллос соседствует с сильной фаллической агрессией. В бессознательном мужчины этого типа пенис не только слуга любви, но и инструмент агрессии и мщения. Это основа его сильной эрективной потенции, но в тоже самое время — его неспособности переживать оргазм. История его детского развития периодически выявляет серьезное разочарование, связанное с объектом противоположного пола, разочарование, которое случилось как раз в тот момент, когда предпринималась попытка одержать верх над объектом путем фаллического эксгибиционизма.
случае с мужчинами часто обнаруживается, что мать была сильнее отца, или что отец рано умер, или что-то еще нарушило семейную картину.
Фрустрация генитальной и эксгибиционистской активности на пике их развития значимым человеком, по отношению к которому проявляется генитальная потребность, вызывает идентификацию с этим человеком на генитальном уровне. Так, мальчик откажется от женского объекта и интроецирует его, обратившись к отцу в активной (поскольку она фаллическая) гомосексуальной роли, в то время как мать запомнится только как объект с нарциссическим к нему отношением и импульсами садистского мщения. У таких мужчин сексуальная активность имеет бессознательное значение бесконечного доказательства женщине, что они потентны, и одновременно — значение проникновения и разрушения женщины, а на поверхностном уровне — ее унижения. У фаллически-нарциссических женщин, напротив, ведущий мотив — это мщение мужчине, желание кастрировать его во время полового акта, сделать его импотентом или заставить производить впечатление импотента. Это ни Б коей мере не противоречит сильной сексуальной притягательности, которой обладают такие чрезвычайно эротичные характеры. И эта притягательность оказывает должное воздействие на противоположный пол. Очень часто можно обнаружить невротическую полигамию, активное разочаровывание в партнере и пассивное избегание ситуации покинутости. Иной раз бывает, что нарциссическая сензитивность искажает компенсаторный механизм, эрективная потенция становится нестабильной, а пациент отказывается это признать.
м сильнее нарушена потенция, тем более неустойчиво общее настроение и тем быстрее сменяют друг друга фазы гипомании и самоуверенности и тяжелой депрессии. Работоспособность в подобных случаях, конечно, тоже значительно нарушается.
Фаллически-эксгибиционистская и садистская установка служит в качестве защиты от противоположных тенденций. Компульсивный характер после генитальной фрустрации регрессирует в более раннюю фазу анальности и там формирует реактивные образования. Фаллический характер не регрессирует. Он остается на фаллической стадии, более того,
он усиливает свои проявления для того, чтобы обеспечить себе защиту от регрессии в пассивность и анальность. В процессе анализа таких характеров, интенсивное отклонение анальных и пассивных тенденций все больше и больше усиливается и нагнетается. Характер этого типа устанавливается не прямо, а через защиту, которую эго выставляет в форме фаллического садизма и эксгибиционизма. Они представляют резкую противоположность пассивно-фемининному характеру, который отводит свои генитальные импульсы с целью анальной и пассивной капитуляции. Фаллически-нарциссический характер, напротив, отводит анальные и пассивно-гомосексуальные импульсы ради фаллической агрессии. Аналитики часто описывают такие характеры как анальные или пассивно-гомосексуальные. Это неверно.
ссивно-фемининный характер нельзя назвать фаллически-садистским, потому что он отводит фаллические и садистские тенденции. Подобным же образом фаллически-нарциссический характер нельзя считать анально-пас-сивным, потому что ему в одинаковой мере чужды и пассивность, и анальные тенденции. Характер определяется не тем, что он отводит, а выбранным для защиты способом и импульсами, против которых он защищается.
В случае «морального идиотизма», при активной гомосексуальности и фаллическом садизме, равно как и в сублимированных формах (профессиональный атлет, к примеру), защита весьма успешна, и имеет место отвод тенденций пассивной и анальной гомосексуальности, проявляющихся лишь в некоторых преувеличенных чертах. При паранойе отводимые тенденции полностью прорываются в форме бреда. Эритрофобия самым тесным образом связана с параноидной формой этого характера. Подобная форма также часто обнаруживается в истории параноидных шизофреников. Здесь мы имеем дело с симптоматическим прорывом отведенной пассивной и анальной гомосексуальности. Пациент из-за острой кастрационной тревоги отказывается от мастурбации, и тогда сексуальный застой с его вазомоторными проявлениями ослабляет защитные функции эго. Активный гомосексуальный и фаллический садист, напротив, обладает сильными эго-защитами, пока существует эрективное либидинальное удовлетворение. Если же по каким-то причинам оно на какое-то время прекращается, пассивные и анальные тенденции прорываются либо симптоматически, либо незамаскированно и открыто.
Среди фаллически-нарциссических садистских характеров встречаются люди, находящиеся в наркотической зависимости, и особенно алкоголики.
о объясняется не только отводимой гомосексуальностью, но и другой особенностью этого типа, которая тоже возникает из фаллической фрустрации. Рассмотрим случай мужчины. Фрустрация матерью фаллического эксгибиционизма и мастурбации приводит к отождествлению с ней и усилению анальной позиции, от которой мальчик уже отказался, а также к пассивно-фемининному поведению. Этот процесс немедленно вызывает контрдействие: акцентируется фаллически-эксгибиционистская и агрессивная, то есть маскулинная, установка. Однако при отождествлении на фаллическом уровне с женщиной появляется фантазия о пенисе, а собственный фаллос обретает значение женской груди. По этой причине мужчины данного характера в своей сексуальной активности склонны к проявлению пассивной и активной феллации и материнского отношения к молодым мужчинам. Женщины же занимают такую позицию по отношению к более молодым женщинам фемининного типа. При алкоголизме налицо регрессия к оральности, поэтому типичные черты фаллически-нарциссического характера выражены не столь отчетливо.
Между фаллически-нарциссическим и здоровым генитальным характером есть множество переходных форм (гораздо больше, чем в отношении характеров иного типа) вплоть до серьезных патологических прегенитальных форм наркомании и хронической депрессии. О взаимосвязи гениальности и преступности написано много.
пы, которые при этом подразумеваются, не принадлежат ни к истерическим, ни к мазохистским характерам. Они преимущественно относятся к числу фаллически-нарциссических характеров. Подавляющее большинство известных в истории сексуальных маньяков тоже относятся к людям с таким характером, к примеру Хаарманн и Кюртен, которые пережили слишком тяжелое детское разочарование в любви и позже вымещали свою фаллически-садистскую месть на объектах любви. Лэндрю, Наполеон и Муссолини тоже имели фаллически-нарциссические характеры. Сочетание фаллического нарциссизма, фаллического садизма с одновременной компенсацией пассивных анальных и гомосексуальных влечений свойственно большинству энергичных характеров. Повернется ли такой тип в сторону генитальности или станет известным преступником, зависит от социальной атмосферы и возможности обеспечить выход энергии в сублимированной форме. Другой определяющий фактор — мера генитальной удовлетворенности, которая определяет количество энергии, спускаемой в деструктивные импульсы мести. Эта дифференциация социальных и либидинально-экономических факторов не означает, что неспособность достигнуть генитальной удовлетворенности не зависит от социальных и семейных факторов. По-видимому, при таком типе характера энергия либидо продуцируется сверх нормы, что позволяет существовать более интенсивной агрессии.
Аналитическое лечение фаллически-нарциссического характера — одна из наиболее благодарных задач для терапевта. Поскольку фаллическая фаза в этом случае полностью достигнута и агрессия относительно свободна, установление генитальной и социальной потенции происходит легче, чем при других формах характера.
ализ всегда приходит к успешному завершению, если удается разоблачить фаллически-нарциссическую установку как защиту от пассивно-фемининных тенденций и устранить бессознательное стремление к мести противоположному полу. Если же этого сделать не удается, пациенты сохраняют свою нарциссическую неприступность. Их характерное сопротивление проявляется в агрессивном обесценивании анализа и аналитика практически в неприкрытой форме, нарциссическом неприятии интерпретаций и в отрицании защиты от какой бы то ни было склонности к пассивности и тревоге, и, особенно от положительного переноса. Реактивирование фаллической тревоги возможно только путем активной и последовательной ликвидации реактивных нарциссических механизмов. Поверхностные признаки пассивности и анальных гомосексуальных тенденций не могут быть немедленно прослежены на более глубинных уровнях, поскольку это грозит возникновением абсолютной неприступности.

Источник: lib.ink

Самсон и Далила

«После того полюбил он одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далила…»

Самсон и Далила – одна из самых трагичных и волнующих библейских историй. Когда они встретились на долине Сорек, Самсон уже не был вспыльчивым, плохо управляющим своей силой юнцом, каким он был во время своей первой, тоже плохо кончившейся женитьбы на филистимлянке. С тех пор прошло уже 20 лет, которые он проработал судьей, народ его выбрал и уважал за мудрость, силу он все эти годы не проявлял. Почему за все эти годы он не женился на «хорошей» еврейской женщине, почему опять выбрал филистимлянку, почему оказался таким наивным и позволил себя уничтожить? Об этом можно думать, и думать о Самсоне легче, т.к. в Библии написано про него достаточно много, вплоть до пренатального анамнеза: «В то время был человек из Цоры, от племени Данова, именем Маной; жена его была неплодна и не рожала. И явился Ангел Господень жене и сказал: вот ты не плодна и не рожаешь; но зачнешь и родишь сына» при соблюдении определенных условий. Про Далилу сказано очень мало. Строго говоря, в Библии нет даже указания на то, что она филистимлянка, она «женщина, жившая в долине Сорек». Традиционно ее считают филистимлянкой из-за сговора с ними и по аналогии с первой женой Самсона. Зачем вместо того, чтобы жить счастливо с самым сильным и уважаемым мужчиной, который ее страстно любил, она все разрушила, погубив его, себя и кучу народа? В книге судей дается лаконичное объяснение – ей пообещали серебра за предательство Самсона. Жадность, конечно, мотив, но для такой разрушительности не очень убедительный.

Почему женщина, соблазнившая Самсона, не может быть счастлива, зачем ей нужно его уничтожить? Что произошло между ними?

На этот вопрос пытается ответить в своей Драме «Самсон борец» Джон Милтон. Драма начинается с терзаний уже лишенного силы и ослепленного Самсона, который не может понять, как и зачем с ним могло такое случиться. Наверное, проникая в переживания Самсона, Милтон пытался что-то понять и про себя. Он тоже был успешным и довольно счастливым до первой женитьбы, пережил предательство, потом второй неудачный брак, отвержение и слепоту. Какой в этом смысл?

Едва наедине я остаюсь, 
Меня, как кровожадный рой слепней, 
Смертельно начинают жалить мысли, 
О том, чем был я встарь и чем я стал.

Милтон названием произведения подсказывает, что это драма о борьбе: мы наблюдаем борьбу либидо и всемогущества. Это борьба происходит в душе каждого персонажа и между ними: борьбы влечения и всемогущества в Далиле и борьба двух всемогуществ – женского и мужского.

Символика этой борьбы вполне прозрачна – она строится вокруг кастрации. Сила Самсона в его волосах, пока к ним не прикасаются ножницы, его всемогуществу ничего не угрожает. Он хранит это в тайне. Никто, кроме его матери об этой тайне не знает, матери эту тайну сообщил сам Бог, но проболтавшись Далиле, он теряет все. Филистимляне его остригают, ослепляют, унижают и торжествуют.

Мне кажется, что загадка, которая терзает Далилу, это загадка разделения полов. Загадка эта невыносима для нарциссов, женщин и мужчин. То, что это различие существует, является ударом для нарцисса, вне зависимости от того, как он это различие отрицает – влюбляясь в ли свое отражение, или путая свое отражение с потерянной сестрой-двойником. Но решают эту проблему мужчины и женщины по-разному.

Загадка

Обрести пенис, каким-либо путем, представляется выходом. И здесь мы видим, что девочка должна как-то это выведать, исхитриться, получить то, что мальчикам дано само собой, каким-то хитрым путем. В этом поиске решения – хитрость, попытка проникнуть в чужую тайну, коварство, обман, воровство становятся, чуть ли не обязательными, атрибутами женщины.

В драме Милтона Далила, обращаясь к уже обессиленному и ослепленному Самсону, говорит:

Я полагаю, ты меня простишь 
Иль хоть поменьше будешь ненавидеть. 
Во-первых, за свершенный мной проступок 
В ответе любопытство и болтливость, 
Две слабости, что вечно побуждают 
Наш женский пол выведывать сперва,

А после разглашать чужие тайны.

Насчет того, каким образом Далила выведала тайну, существуют расхождения. Автору оперы «Самсон и Далила» Сен-Сансу показалась более убедительной версия соблазнения. Он вкладывает в уста Далилы одну из самых прекрасных оперных партий, против которой Самсон не смог устоять. В Библии же дается более житейское, поражающее своей простотой описание: «И так она словами тяготила его всякий день и мучила его, что душе его стало тяжело до смерти. И он открыл ей свое сердце…».

Здесь Далила описывается уже не как соблазнительница, а как сварливая, невыносимая жена, терзающая Самсона. Это ассоциируется у меня с тем, как Фрейд (1931) описывает специфику Эдипова комплекса у женщин: «Если в отношении столь многих женщин мы получаем впечатление, что период их зрелости заполняется борьбой с супругом, тогда как их юность проходит в борьбе с матерью, то… мы сделаем вывод, что враждебная установка к матери не является следствием соперничества, присущего эдипову комплексу, а проистекает из более ранней фазы…». Речь идет о фазе упрека за то, что мать родила ее девочкой. Фрейд в этом описании показывает, как юная соблазнительница, стремящаяся порвать со своей, нанесшей ей ущерб, матерью (например, филистимлянкой), пытается найти спасение у мужчины (например, Самсона), а потом начинает ненавидеть его так же как свою мать, превращаясь в сварливую и совсем не привлекательную особу. Здесь мы видим срыв надежды восполнить нарциссический ущерб. И, если невозможно восстановить свое нарциссическое блаженство, компенсация серебром является слабым, но утешением. Поэтому Далила продается.

Своим коварством Далила должна компенсировать несправедливость, найти способ залечить свою нарциссическую рану. Фрейд в статье «О женской сексуальности» (1931) пишет: «Женщина признает факт своей кастрации и тем самым превосходство мужчины и свою собственную неполноценность, но она также противится этому неприятному положению вещей» Далее он описывает 3 способа сопротивления этому неприятному положению: 1) отказ от сексуальности, 2) надежда обрести пенис и стать мужчиной, 3) выбор отца в качестве объекта. Таким образом, Эдипов комплекс у женщин «не разрушается под влиянием кастрации, а им создается».

Вязание

Какой путь выбирает Далила? Явно не первый. Она явно соблазнительна и сексуальна, она заставляет Самсона потерять голову (в данном случае поговорка «потерявший голову, по волосам не плачет» приобретает особое значение). Она хочет обрести пенис. Далила соблазняет немолодого, но самого сильного и уважаемого мужчину. Это ее путь получить пенис. Но каким образом его можно присвоить? Конечно, привязать.

Зачем, – ты спросишь, 
Я предала тебя? Мне поклялись 
Те, кто меня подбил, что жаждут только 
Схватить тебя и содержать в плену, 
Решила я, что, будучи свободен, 
Ты вновь уйдешь опасностей искать, 
И мне от страха за тебя слезами 
Кропить придется дома вдовье ложе, 
Тогда как здесь в плену ты у меня, 
А вовсе не у филистимлян будешь 
И я, ни с кем тобою не делясь, 
Смогу твоей любовью наслаждаться, 

Кстати, насчет «тех, кто меня подбил», сказана правда: «К ней пришли владельцы Филистимские и говорят ей: уговори его, и выведай, в чем великая сила его, и как нам одолеть его, чтобы связать его и усмирить его; а мы дадим тебе за то каждый тысячу сто сиклей серебра». Таким образом, Далила была обманута тоже, ей его пообещали только связать, что могло вполне согласовываться с ее собственным желанием. 

Далила хочет каким-то образом держать Самсона в своих руках. Она не знает, как ей этого достичь. Прежде, чем обрезать его волосы, Далила много раз обращалась с вопросами к Самсону, в чем его сила.

Под натиском трескучих женских слов.  
Она ко мне три раза приступала,  
Чтоб выведать упреками и лестью,  
Слезами и объятьями, в чем сила  
Моя, и как меня ее лишить.

Я трижды обманул жену и к шуткам  
Все свел…

В данном случае содержание шуток Самсона имеют значение.

«И сказала Далила Самсону: скажи в чем сила твоя, и чем связать тебя, чтобы усмирить тебя? Самсон сказал ей: если свяжут меня семью сырыми тетивами, которые засушены, то я сделаюсь бессилен и буду, как прочие люди». Шутки Самсона сводятся к тому, что его можно каким-то образом связать.

Далила предпринимает попытку создать с Самсоном единое целое.

Она связывала Самсона сырыми тетивами, а потом новыми веревками, и втыкала семь кос его в ткань, и прибивала их гвоздями, и оказывалась каждый раз в глупом положении. Ибо захватить силу Самсона путем привязывания было невозможно. Самсона нельзя сделать частью себя. Тетивы и веревки должны были оказаться сильнее разницы полов и разницы национальной. Думаю, последнее играет громадное значение. Самсон второй раз в своей жизни роковым образом влюбляется в филистимлянку. В Библии это объясняется Божьим замыслом, который выглядит довольно коварно: Самсон влюбляется в женщин из племени врагов, чтобы те довели его до ярости, чтобы он их уничтожил.

Еврейский вопрос

Возможно, Самсоном владел описанный Фрейдом невротический тип выбора объекта (1910). Самсон выбирает ветреную женщину в соответствии со своими инфантильными представлениями о матери. Однако важнее, что это выбор женщины из другого племени. Для Самсона этот выбор является в первую очередь контринцестуозным, позволяет ему отделиться от сверхъинвестирующей его матери. Самсону легче любить Далилу, т.к. она у него не ассоциируется с матерью, и не вызывает торможения. То, что способствует либидинальному прорыву для Самсона, является нарциссическиой травмой для Далилы. Самсон – другой. У него другой Бог. И это различие надо принять. То, что его народ считает себя избранным этим Богом, а Самсон еще и лично им избран – чрезмерное испытание для ее нарциссизма. Как она может это принять? Не может. Она должна доказать, что другого Бога нет, есть только Дагон. Поэтому Самсона нужно не только уничтожить, но и унизить. «Открытие объекта, – говорит Сигал, – порождает ненависть». Грин утверждает, что врагом нарциссизма является «реальность объекта» (Green, 2001, p. 17). Срыв попытки сделать Самсона частью себя приводит к нарциссической ярости, которая заставляет Далилу жестоко погубить мужа. Самсон, как сказано в Библии, полюбил Далилу, поэтому для него его или ее происхождение отступает на второй план. Далила же охвачена патриотическим порывом. Грюнберже (1989) убедительно описывает потребность нарцисса в группе «состав которой будет определяться – для каждого из его членов – ауто-образами, приумноженными словно в зеркальном зале». Филистимляне, в психическом Далилы, группа, в которой все слиты, и отсутствуют различия, это блаженное слияние с матерью. У Самсона не было шансов.

Дагон и монотеизм

Возможно, Далила присматривалась к богу Самсона, может, пыталась к нему прийти, но не удержалась.

Лишив силы Самсона, филистимляне собираются праздновать победу своего бога – Дагона. Вполне милое божество плодородия, изображался с хвостом рыбы, символизировал фаллос, сильный хороший бог, но не единый. Переход к единому Богу, к монотеизму можно рассматривать как отказ от нарциссизма. Нарциссу нужно много богов. Не получится с одним, можно обратиться к другому. Греческая мифология дает нам много примеров того, как люди маневрируют между богами, играют на их противоречиях и даже натравливают их друг на друга. Невозможность заменять бога фетишем, признание единого закона, вызывает у Далилы ненависть. То, что описывается у части пациентов, как трудности идентификации, можно понимать не как трудности, а как отказ от монотеизма. Нарциссу удобнее верить одновременно во множество богов. Это делает его неуязвимым. Далила убеждается в уязвимости Самсона.

Дагон – фаллический Бог – в опере Сен Санса поклонение ему показано в длительном, буйном танце. Не хор, не слова, не гармония, а довольно распутный танец – стихия Дагона и Далилы. Перелберг (1988) отмечает, что «в символике фаллоса отрицается присущее явлениям культуры качество конечности, ограниченности, отрицается ограничение сексуальности, а в конечном итоге и идея жертвоприношения». Бог Самсона требует ограничения, обрезания, соблюдения закона – требования невыносимые для нарцисса.

Храм

Когда евреи собрались у горы Синай, чтобы получить Десять Заповедей, мужчины и женщины стояли отдельно. Отдельное помещение для женщин было и в Иерусалимском храме. В синагоге для женщин тоже отводится особое место  «эзрат нашим» (женская половина), которое может располагаться на галерее, на балконе (в Храме отделение для женщин располагалось наверху) или в молитвенном зале за особой шторой. Одним словом, в синагоге молятся мужчины и женщины отдельно. Современные талмудисты политкорректно объясняют это тем, что разделение позволяет сосредоточиться на мыслях о Боге, дабы сексуальность не отвлекала. Однако, можно усмотреть и оттенок унижения женщины, все-таки они находятся дальше от службы, свитка Торы. Такое Далила не могла принять. Она триумфально возвращается в храм Дагона, где нет «дискриминационной» дифференциации по полу. Цитирую Библию: «И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых учрежден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою. И сказал Самсон: умри, душа моя, вместе с Филистимлянами!» Было бы опоры три, треугольник из Самсона Далилы и Бога, храм был бы прочнее.

Первичный нарциссизм

Здесь мне хотелось бы вернуться к началу, к первичному нарциссизму, и разнице в отношении к нему у мужчин и женщин. На первый взгляд кажется, что проблема первичного нарциссизма не относится к гендерным особенностям нарциссизма. Потерянный рай – место, где различие полов было, но о нем никто не задумывался, никто его не понимал. Девочка уже была девочкой, не такой, как мальчик, но она была, как и он в раю недифференцированности.

Многовековая традиция предполагает рассматривать женщину, как создание более примитивное, поэтому она ближе к первичному нарциссизму, этим она и привлекает и восхищает мужчину. Фрейд сравнивает эту любовь с восхищением, которое вызывает у нас самодовольство животных и детей. В кого влюбился Самсон в долине Сорек? В стихию, природу, весну и цветы, о которых поет Далила у Сен Санса? Я полагаю, что в трудностях становления женственности, у Далилы, как и у многих других был очень большой соблазн найти убежище в первичном нарциссизме. В отождествлении себя с природой, со стихией, с мистическим началом можно укрыться от фрустраций реальности.

Лу Андреас-Саломе в статье «Нарцисс как двунаправленность» (1921) с ностальгией описывает утраченное единство индивида и мира, единства, которое надо, по ее мнению, восстановить. Она описывает «идентификацию со всем, слияние со всем, как главную позитивную цель либидо». Лу Андреас-Саломе обращает внимание на то, что Нарцисс видит свое отражение не в искусственном зеркале, а в зеркале Природы, и видит там себя, как часть Целого. По мнению Лу женщина гораздо больше мужчины связана с природой, «обладает более глубокой укорененностью в первичной целостности, оберегающую ее от слишком резкого противопоставления субъекта и объекта, души и тела» (Цит. по Ле Ридер, 1990). Здесь женственность рождается из нарциссизма, как Венера из океана. Жак Ле Ридер сравнивает это с изображением женщины в картинах Климта: они появляются из орнамента, и никогда до конца не отделяются от него, остаются с ним слиты. Я бы обратила внимание на различие между Венерой Боттичелли и женщиной у Климта. Климт отказывается от прекрасного открытия живописцев Возрождения – от перспективы. Венера рождается из воды, но не остается в ней русалкой, она из нее выходит. Женщина Климта отрицает перспективу, а вместе с ней глубину, внутреннее пространство. В плоском мире нет женского и мужского. В нарциссическом отрицании границ, времени, расстояний не может быть глубины и перспективы. Это красота, привлекательность и гибельность Декаданса.

Это роковая, гибельная красота Далилы.

Литература
  1. Грюнберже Б. Нарцисс и Эдип. Французская психоаналитическая школа. СПб. Питер, 2005.
  2. Ле Ридер Ж. Венский модерн и кризис идентичности. СПб, 2009.
  3. Фрейд З. Об особом типе выбора объекта у мужчины. Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006. 
  4. Фрейд З. Некоторые психические последствия анатомического разделения полов. // Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006. 
  5. Фрейд З. (1931). О женской сексуальности. // Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006. 
  6. Фрейд З. О введении понятия «нарцизм. // Фрейд. З. Психология бессознательного. М. ООО Фирма СТД, 2006. 
  7. Шассге-Смиржель Ж. (1964). Женское чувство вины. О некоторых специфических характеристиках Эдипова комплекса. // Французская психоаналитическая школа. Жибо А., Россохин А.В. (Ред.)
  8. СПб. Питер, 2005. 
  9. Шассге-Смиржель Ж. Новое женоненавистничество. // Уроки французского психоанализа. Жибо А., Россохин А.В. (Ред.) М. Когито-Центр, 2007.
  10. Abraham, K. (1908). The psycho-sexual differences between hysteria and dementia praecox. In Selected Papers of Karl Abraham. London: Hogarth, 1973.
  11. Abraham, K. (1917). Ejaculatio praecox. In Selected Papers of Karl Abraham. London: Hogarth, 1973.
  12. Britton R. Narcissistic Disorders in Clinical Practice. // Journal of Analytical Psychology, 49:477-490, 2004.
  13. Perelberg R.J. Narcissistic configurations: Violence and its absence in treatment. // International Journal of Psycho-Analysis, 85: 1065-1079, 2004.

 

 

 

 

 

 

Быть может не лишне будет здесь подчеркнуть, 
что при описании любви женщины, 
я далек от какой – либо тенденции унизить женщину. 
Помимо того, что мне чужды вообще 
какие бы то ни было тенденции… 
З.Фрейд. О нарцизме

 

В этой работе я хотела бы рассмотреть, как соотносятся нарциссизм и женственность. Конфликт между ними как-то решается внутри каждой женщины. Является ли нарциссизм только препятствием в формировании женственности? Или правы те, кто считает, что корнями женственность уходит в нарциссизм, рождается из него, как Венера из океана? Или конфликт женственности и нарциссизма начинается только с загадки разделения полов?

«Вместе с юношеским развитием и формированием до того времени латентных женских половых органов наступает в этих случаях усиление первоначального нарцизма, неблагоприятно действующего на развитие настоящей, связанной с сексуальной переоценкой любви к объекту. Особенно в тех случаях, где развитие сопровождается расцветом красоты, вырабатывается самодовольство женщины… Строго говоря, такие женщины любят самих себя с той же интенсивностью, с какой их любит мужчина. У них и нет потребности любить, а быть любимой…» (Фрейд, 1914).

В этом мужском взгляде на женщину много отчаяния. Чем она прекрасней, тем нарциссичней, тем более она привлекательна для мужчины и тем меньше она способна его любить. Далила – соблазнительная красавица, погубившая своего мужа и себя – подходящий образ для размышления над этими вопросами.

Самсон и Далила

«После того полюбил он одну женщину, жившую на долине Сорек; имя ей Далила…»

Самсон и Далила – одна из самых трагичных и волнующих библейских историй. Когда они встретились на долине Сорек, Самсон уже не был вспыльчивым, плохо управляющим своей силой юнцом, каким он был во время своей первой, тоже плохо кончившейся женитьбы на филистимлянке. С тех пор прошло уже 20 лет, которые он проработал судьей, народ его выбрал и уважал за мудрость, силу он все эти годы не проявлял. Почему за все эти годы он не женился на «хорошей» еврейской женщине, почему опять выбрал филистимлянку, почему оказался таким наивным и позволил себя уничтожить? Об этом можно думать, и думать о Самсоне легче, т.к. в Библии написано про него достаточно много, вплоть до пренатального анамнеза: «В то время был человек из Цоры, от племени Данова, именем Маной; жена его была неплодна и не рожала. И явился Ангел Господень жене и сказал: вот ты не плодна и не рожаешь; но зачнешь и родишь сына» при соблюдении определенных условий. Про Далилу сказано очень мало. Строго говоря, в Библии нет даже указания на то, что она филистимлянка, она «женщина, жившая в долине Сорек». Традиционно ее считают филистимлянкой из-за сговора с ними и по аналогии с первой женой Самсона. Зачем вместо того, чтобы жить счастливо с самым сильным и уважаемым мужчиной, который ее страстно любил, она все разрушила, погубив его, себя и кучу народа? В книге судей дается лаконичное объяснение – ей пообещали серебра за предательство Самсона. Жадность, конечно, мотив, но для такой разрушительности не очень убедительный.

Почему женщина, соблазнившая Самсона, не может быть счастлива, зачем ей нужно его уничтожить? Что произошло между ними?

На этот вопрос пытается ответить в своей Драме «Самсон борец» Джон Милтон. Драма начинается с терзаний уже лишенного силы и ослепленного Самсона, который не может понять, как и зачем с ним могло такое случиться. Наверное, проникая в переживания Самсона, Милтон пытался что-то понять и про себя. Он тоже был успешным и довольно счастливым до первой женитьбы, пережил предательство, потом второй неудачный брак, отвержение и слепоту. Какой в этом смысл?

Едва наедине я остаюсь, 
Меня, как кровожадный рой слепней, 
Смертельно начинают жалить мысли, 
О том, чем был я встарь и чем я стал.

Милтон названием произведения подсказывает, что это драма о борьбе: мы наблюдаем борьбу либидо и всемогущества. Это борьба происходит в душе каждого персонажа и между ними: борьбы влечения и всемогущества в Далиле и борьба двух всемогуществ – женского и мужского.

Символика этой борьбы вполне прозрачна – она строится вокруг кастрации. Сила Самсона в его волосах, пока к ним не прикасаются ножницы, его всемогуществу ничего не угрожает. Он хранит это в тайне. Никто, кроме его матери об этой тайне не знает, матери эту тайну сообщил сам Бог, но проболтавшись Далиле, он теряет все. Филистимляне его остригают, ослепляют, унижают и торжествуют.

Мне кажется, что загадка, которая терзает Далилу, это загадка разделения полов. Загадка эта невыносима для нарциссов, женщин и мужчин. То, что это различие существует, является ударом для нарцисса, вне зависимости от того, как он это различие отрицает – влюбляясь в ли свое отражение, или путая свое отражение с потерянной сестрой-двойником. Но решают эту проблему мужчины и женщины по-разному.

Загадка

Обрести пенис, каким-либо путем, представляется выходом. И здесь мы видим, что девочка должна как-то это выведать, исхитриться, получить то, что мальчикам дано само собой, каким-то хитрым путем. В этом поиске решения – хитрость, попытка проникнуть в чужую тайну, коварство, обман, воровство становятся, чуть ли не обязательными, атрибутами женщины.

В драме Милтона Далила, обращаясь к уже обессиленному и ослепленному Самсону, говорит:

Я полагаю, ты меня простишь  
Иль хоть поменьше будешь ненавидеть.  
Во-первых, за свершенный мной проступок  
В ответе любопытство и болтливость,  
Две слабости, что вечно побуждают  
Наш женский пол выведывать сперва, 
А после разглашать чужие тайны.

Насчет того, каким образом Далила выведала тайну, существуют расхождения. Автору оперы «Самсон и Далила» Сен-Сансу показалась более убедительной версия соблазнения. Он вкладывает в уста Далилы одну из самых прекрасных оперных партий, против которой Самсон не смог устоять. В Библии же дается более житейское, поражающее своей простотой описание: «И так она словами тяготила его всякий день и мучила его, что душе его стало тяжело до смерти. И он открыл ей свое сердце…».

Здесь Далила описывается уже не как соблазнительница, а как сварливая, невыносимая жена, терзающая Самсона. Это ассоциируется у меня с тем, как Фрейд (1931) описывает специфику Эдипова комплекса у женщин: «Если в отношении столь многих женщин мы получаем впечатление, что период их зрелости заполняется борьбой с супругом, тогда как их юность проходит в борьбе с матерью, то… мы сделаем вывод, что враждебная установка к матери не является следствием соперничества, присущего эдипову комплексу, а проистекает из более ранней фазы…». Речь идет о фазе упрека за то, что мать родила ее девочкой. Фрейд в этом описании показывает, как юная соблазнительница, стремящаяся порвать со своей, нанесшей ей ущерб, матерью (например, филистимлянкой), пытается найти спасение у мужчины (например, Самсона), а потом начинает ненавидеть его так же как свою мать, превращаясь в сварливую и совсем не привлекательную особу. Здесь мы видим срыв надежды восполнить нарциссический ущерб. И, если невозможно восстановить свое нарциссическое блаженство, компенсация серебром является слабым, но утешением. Поэтому Далила продается.

Своим коварством Далила должна компенсировать несправедливость, найти способ залечить свою нарциссическую рану. Фрейд в статье «О женской сексуальности» (1931) пишет: «Женщина признает факт своей кастрации и тем самым превосходство мужчины и свою собственную неполноценность, но она также противится этому неприятному положению вещей» Далее он описывает 3 способа сопротивления этому неприятному положению: 1) отказ от сексуальности, 2) надежда обрести пенис и стать мужчиной, 3) выбор отца в качестве объекта. Таким образом, Эдипов комплекс у женщин «не разрушается под влиянием кастрации, а им создается».

Вязание

Какой путь выбирает Далила? Явно не первый. Она явно соблазнительна и сексуальна, она заставляет Самсона потерять голову (в данном случае поговорка «потерявший голову, по волосам не плачет» приобретает особое значение). Она хочет обрести пенис. Далила соблазняет немолодого, но самого сильного и уважаемого мужчину. Это ее путь получить пенис. Но каким образом его можно присвоить? Конечно, привязать.

Зачем, – ты спросишь, 
Я предала тебя? Мне поклялись 
Те, кто меня подбил, что жаждут только 
Схватить тебя и содержать в плену, 
Решила я, что, будучи свободен, 
Ты вновь уйдешь опасностей искать, 
И мне от страха за тебя слезами 
Кропить придется дома вдовье ложе, 
Тогда как здесь в плену ты у меня, 
А вовсе не у филистимлян будешь 
И я, ни с кем тобою не делясь, 
Смогу твоей любовью наслаждаться, 

Кстати, насчет «тех, кто меня подбил», сказана правда: «К ней пришли владельцы Филистимские и говорят ей: уговори его, и выведай, в чем великая сила его, и как нам одолеть его, чтобы связать его и усмирить его; а мы дадим тебе за то каждый тысячу сто сиклей серебра». Таким образом, Далила была обманута тоже, ей его пообещали только связать, что могло вполне согласовываться с ее собственным желанием. 

Далила хочет каким-то образом держать Самсона в своих руках. Она не знает, как ей этого достичь. Прежде, чем обрезать его волосы, Далила много раз обращалась с вопросами к Самсону, в чем его сила.

 

Под натиском трескучих женских слов. 
Она ко мне три раза приступала, 
Чтоб выведать упреками и лестью, 
Слезами и объятьями, в чем сила 
Моя, и как меня ее лишить.

Я трижды обманул жену и к шуткам 
Все свел…

 

В данном случае содержание шуток Самсона имеют значение.

«И сказала Далила Самсону: скажи в чем сила твоя, и чем связать тебя, чтобы усмирить тебя? Самсон сказал ей: если свяжут меня семью сырыми тетивами, которые засушены, то я сделаюсь бессилен и буду, как прочие люди». Шутки Самсона сводятся к тому, что его можно каким-то образом связать.

Далила предпринимает попытку создать с Самсоном единое целое.

Она связывала Самсона сырыми тетивами, а потом новыми веревками, и втыкала семь кос его в ткань, и прибивала их гвоздями, и оказывалась каждый раз в глупом положении. Ибо захватить силу Самсона путем привязывания было невозможно. Самсона нельзя сделать частью себя. Тетивы и веревки должны были оказаться сильнее разницы полов и разницы национальной. Думаю, последнее играет громадное значение. Самсон второй раз в своей жизни роковым образом влюбляется в филистимлянку. В Библии это объясняется Божьим замыслом, который выглядит довольно коварно: Самсон влюбляется в женщин из племени врагов, чтобы те довели его до ярости, чтобы он их уничтожил.

Еврейский вопрос

Возможно, Самсоном владел описанный Фрейдом невротический тип выбора объекта (1910). Самсон выбирает ветреную женщину в соответствии со своими инфантильными представлениями о матери. Однако важнее, что это выбор женщины из другого племени. Для Самсона этот выбор является в первую очередь контринцестуозным, позволяет ему отделиться от сверхъинвестирующей его матери. Самсону легче любить Далилу, т.к. она у него не ассоциируется с матерью, и не вызывает торможения. То, что способствует либидинальному прорыву для Самсона, является нарциссическиой травмой для Далилы. Самсон – другой. У него другой Бог. И это различие надо принять. То, что его народ считает себя избранным этим Богом, а Самсон еще и лично им избран – чрезмерное испытание для ее нарциссизма. Как она может это принять? Не может. Она должна доказать, что другого Бога нет, есть только Дагон. Поэтому Самсона нужно не только уничтожить, но и унизить. «Открытие объекта, – говорит Сигал, – порождает ненависть». Грин утверждает, что врагом нарциссизма является «реальность объекта» (Green, 2001, p. 17). Срыв попытки сделать Самсона частью себя приводит к нарциссической ярости, которая заставляет Далилу жестоко погубить мужа. Самсон, как сказано в Библии, полюбил Далилу, поэтому для него его или ее происхождение отступает на второй план. Далила же охвачена патриотическим порывом. Грюнберже (1989) убедительно описывает потребность нарцисса в группе «состав которой будет определяться – для каждого из его членов – ауто-образами, приумноженными словно в зеркальном зале». Филистимляне, в психическом Далилы, группа, в которой все слиты, и отсутствуют различия, это блаженное слияние с матерью. У Самсона не было шансов.

Дагон и монотеизм

Возможно, Далила присматривалась к богу Самсона, может, пыталась к нему прийти, но не удержалась.

Лишив силы Самсона, филистимляне собираются праздновать победу своего бога – Дагона. Вполне милое божество плодородия, изображался с хвостом рыбы, символизировал фаллос, сильный хороший бог, но не единый. Переход к единому Богу, к монотеизму можно рассматривать как отказ от нарциссизма. Нарциссу нужно много богов. Не получится с одним, можно обратиться к другому. Греческая мифология дает нам много примеров того, как люди маневрируют между богами, играют на их противоречиях и даже натравливают их друг на друга. Невозможность заменять бога фетишем, признание единого закона, вызывает у Далилы ненависть. То, что описывается у части пациентов, как трудности идентификации, можно понимать не как трудности, а как отказ от монотеизма. Нарциссу удобнее верить одновременно во множество богов. Это делает его неуязвимым. Далила убеждается в уязвимости Самсона.

Дагон – фаллический Бог – в опере Сен Санса поклонение ему показано в длительном, буйном танце. Не хор, не слова, не гармония, а довольно распутный танец – стихия Дагона и Далилы. Перелберг (1988) отмечает, что «в символике фаллоса отрицается присущее явлениям культуры качество конечности, ограниченности, отрицается ограничение сексуальности, а в конечном итоге и идея жертвоприношения». Бог Самсона требует ограничения, обрезания, соблюдения закона – требования невыносимые для нарцисса.

Храм

Когда евреи собрались у горы Синай, чтобы получить Десять Заповедей, мужчины и женщины стояли отдельно. Отдельное помещение для женщин было и в Иерусалимском храме. В синагоге для женщин тоже отводится особое место  «эзрат нашим» (женская половина), которое может располагаться на галерее, на балконе (в Храме отделение для женщин располагалось наверху) или в молитвенном зале за особой шторой. Одним словом, в синагоге молятся мужчины и женщины отдельно. Современные талмудисты политкорректно объясняют это тем, что разделение позволяет сосредоточиться на мыслях о Боге, дабы сексуальность не отвлекала. Однако, можно усмотреть и оттенок унижения женщины, все-таки они находятся дальше от службы, свитка Торы. Такое Далила не могла принять. Она триумфально возвращается в храм Дагона, где нет «дискриминационной» дифференциации по полу. Цитирую Библию: «И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых учрежден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою. И сказал Самсон: умри, душа моя, вместе с Филистимлянами!» Было бы опоры три, треугольник из Самсона Далилы и Бога, храм был бы прочнее.

Первичный нарциссизм

Здесь мне хотелось бы вернуться к началу, к первичному нарциссизму, и разнице в отношении к нему у мужчин и женщин. На первый взгляд кажется, что проблема первичного нарциссизма не относится к гендерным особенностям нарциссизма. Потерянный рай – место, где различие полов было, но о нем никто не задумывался, никто его не понимал. Девочка уже была девочкой, не такой, как мальчик, но она была, как и он в раю недифференцированности.

Многовековая традиция предполагает рассматривать женщину, как создание более примитивное, поэтому она ближе к первичному нарциссизму, этим она и привлекает и восхищает мужчину. Фрейд сравнивает эту любовь с восхищением, которое вызывает у нас самодовольство животных и детей. В кого влюбился Самсон в долине Сорек? В стихию, природу, весну и цветы, о которых поет Далила у Сен Санса? Я полагаю, что в трудностях становления женственности, у Далилы, как и у многих других был очень большой соблазн найти убежище в первичном нарциссизме. В отождествлении себя с природой, со стихией, с мистическим началом можно укрыться от фрустраций реальности.

Лу Андреас-Саломе в статье «Нарцисс как двунаправленность» (1921) с ностальгией описывает утраченное единство индивида и мира, единства, которое надо, по ее мнению, восстановить. Она описывает «идентификацию со всем, слияние со всем, как главную позитивную цель либидо». Лу Андреас-Саломе обращает внимание на то, что Нарцисс видит свое отражение не в искусственном зеркале, а в зеркале Природы, и видит там себя, как часть Целого. По мнению Лу женщина гораздо больше мужчины связана с природой, «обладает более глубокой укорененностью в первичной целостности, оберегающую ее от слишком резкого противопоставления субъекта и объекта, души и тела» (Цит. по Ле Ридер, 1990). Здесь женственность рождается из нарциссизма, как Венера из океана. Жак Ле Ридер сравнивает это с изображением женщины в картинах Климта: они появляются из орнамента, и никогда до конца не отделяются от него, остаются с ним слиты. Я бы обратила внимание на различие между Венерой Боттичелли и женщиной у Климта. Климт отказывается от прекрасного открытия живописцев Возрождения – от перспективы. Венера рождается из воды, но не остается в ней русалкой, она из нее выходит. Женщина Климта отрицает перспективу, а вместе с ней глубину, внутреннее пространство. В плоском мире нет женского и мужского. В нарциссическом отрицании границ, времени, расстояний не может быть глубины и перспективы. Это красота, привлекательность и гибельность Декаданса.

Это роковая, гибельная красота Далилы.

 

Литература
  1. Грюнберже Б. Нарцисс и Эдип. Французская психоаналитическая школа. СПб. Питер, 2005.
  2. Ле Ридер Ж. Венский модерн и кризис идентичности. СПб, 2009.
  3. Фрейд З. Об особом типе выбора объекта у мужчины. Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006.
  4. Фрейд З. Некоторые психические последствия анатомического разделения полов. // Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006.
  5. Фрейд З. (1931). О женской сексуальности. // Фрейд З. Сексуальная жизнь. М. ООО Фирма СТД, 2006.
  6. Фрейд З. О введении понятия «нарцизм. // Фрейд. З. Психология бессознательного. М. ООО Фирма СТД, 2006.
  7. Шассге-Смиржель Ж. (1964). Женское чувство вины. О некоторых специфических характеристиках Эдипова комплекса. // Французская психоаналитическая школа. Жибо А., Россохин А.В. (Ред.)
  8. СПб. Питер, 2005.
  9. Шассге-Смиржель Ж. Новое женоненавистничество. // Уроки французского психоанализа. Жибо А., Россохин А.В. (Ред.) М. Когито-Центр, 2007.
  10. Abraham, K. (1908). The psycho-sexual differences between hysteria and dementia praecox. In Selected Papers of Karl Abraham. London: Hogarth, 1973.
  11. Abraham, K. (1917). Ejaculatio praecox. In Selected Papers of Karl Abraham. London: Hogarth, 1973.
  12. Britton R. Narcissistic Disorders in Clinical Practice. // Journal of Analytical Psychology, 49:477-490, 2004.
  13. Perelberg R.J. Narcissistic configurations: Violence and its absence in treatment. // International Journal of Psycho-Analysis, 85: 1065-1079, 2004.

Источник: psyjournal.ru

«Фаллические женщины» – тренд нашего времени?

Но если мать уже отобрала у отца его «фаллос», это становится проблематично. В этом случае третьим может выступать кто-то посторонний – тренер, учитель, дедушка, любой авторитетный мужчина, который верит в него и поможет вырваться из-под власти матери.

Девочке приходится проделывать более сложную работу. Ей важно развить свою женственность, а для этого – принять мать, какой бы ужасной она ни была. Часто девушки говорят: «Я никогда не буду такой, как она». Только после того, как они смогут найти в материнской женственности что-то привлекательное и принять это, они перестанут чувствовать стыд за свою собственную женственность».

«Активная, конкурирующая с мужчинами женщина – это норма»

Лев Хегай, юнгианский аналитик

«Говорить о современных женщинах в терминах Фрейда, по-моему, неполиткорректно. Гендерные нормы сегодня очень сильно изменились. По стандартам того времени мужское однозначно понималось как активное, а женское как пассивное. И в стремлении женщин быть активными, соперничать, играть мужские роли в жизни Фрейд видел проявление зависти к пенису и считал это неврозом.

Мы живем в эпоху победившего феминизма, и образ успешной бизнес-леди, эмансипированной женщины, которая реализует себя в обществе наравне с мужчиной, воспринимается сегодня как абсолютная норма. Поэтому я бы описывал таких женщин через архетипы богинь. Прежде всего – Артемиды, Геры и Деметры.

Артемида: социально активная женщина

Она независима и предпочитает жить одна. Она не стремится создать семью, а увлечена карьерой, причем в традиционно мужских сферах – Артемида, как вы знаете, обожает охоту.

Такая женщина может ощущать себя вполне гармонично и не испытывать внутренних конфликтов. Но если оказывается, что она нуждается в близости, но не способна создать устойчивые полноценные отношения, если ее желание конкурировать связано с неуверенностью в себе как в женщине, со страхом перед мужчиной, – тогда можно говорить о личностных нарушениях.

Гера: руководит мужем и семьей

Она превращает мужа в ребенка и решает все хозяйственные и финансовые вопросы сама. Это очень российский сценарий: типичный пример такой Геры – Маргарита Павловна из фильма Михаила Козакова «Покровские ворота».

Он связан отчасти с войной и с гендерным дисбалансом, но во многом это черта и славянской культуры в целом, которая, в отличие от патриархальной германской культуры, всегда была матриархальной.

3. Фаллически-нарциссический характер. Характероанализ. Техника и основные положения для обучающихся и практикующих аналитиков

3. Фаллически-нарциссический характер

Выделение «фаллически-нарциссического характера» произошло из необходимости охватить те характерные формы, которые находятся между формами невроза навязчивости и истерии. Они обнаруживают описанные черты, которые как по проявлению, так и по происхождению можно четко отделить от двух других форм, а потому такая дифференциация является правомерной. Выражение «фаллически-нарциссический» менее точное: в последние годы в психоанализе укоренилось выражение «генитально-нарциссический характер». Этот тип был впервые описан в не опубликованном до сих пор докладе, прочитанном в Венском психоаналитическом объединении в октябре 1926 года.

Фаллически-нарциссический характер уже в своих внешних проявлениях отличается от компульсивного и истерического характеров. Если у компульсивного характера преобладают заторможенность, сдержанность, подавленность, а у истерического характера – нервозность, подвижность, тревожность, неуравновешенность, то типичный фаллически-нарциссический характер в своих проявлениях уверен в себе, порой надменен, гибок, энергичен, часто внушает уважение. Чем невротичнее внутренний механизм, тем более назойливыми и более демонстративными являются эти способы поведения. По строению тела лица с фаллически-нарциссическим характером принадлежат преимущественно к атлетическому, реже к астеническому и лишь в отдельных случаях – к пикническому типу по Кречмеру. В чертах лица чаще всего бросаются в глаза жесткость и строгие мужские линии, но очень часто также, несмотря на атлетический габитус, – женственные, девичьи черты (так называемое «бледное лицо»). Повседневное поведение – не вкрадчивое, как у пассивно-женственного характера, а обычно надменное, либо холодно-сдержанное, либо насмешливо-агрессивное, а иногда «колючее», по выражению одного представителя этого типа. По отношению к объекту, в том числе и в любви, нарциссическое преобладает над объектно-либидинозным и с избытком пронизано более или менее завуалированными садистскими чертами.

Такие люди в повседневной жизни обычно предупреждают любое ожидаемое нападение атакой со своей стороны. Зачастую их агрессивность выражается не столько в том, что они делают и говорят, сколько в форме их поведения. Особенно они воспринимаются как агрессивные и провокационные такими людьми, которые не обладают собственной агрессией. Ярко выраженные типы особенно склонны к завоеванию ведущих позиций в жизни и плохо переносят подчиненное положение, разве что (как, скажем, в армии или в сходных иерархических организациях) могут возместить необходимость подчинения одним людям господством над другими. На удары по их тщеславию они реагируют либо холодной замкнутостью, глубокой дисфорией, либо живой агрессией. Их нарцизм, в отличие от других характеров, выражается не инфантильно, а подчеркнуто самоуверенно, с надменностью и чувством собственного достоинства, хотя в основе их поведения лежит не меньшая инфантильность. Как раз благодаря сравнению их структуры, например, со структурой компульсивного характера, можно прийти к самому ясному пониманию различий догенитального нарцизма и нарцизма, имеющего фаллическую основу. Несмотря на преобладающую ориентацию на свое Я, они иногда также обнаруживают сильную привязанность к людям и предметам во внешнем мире; в этом отношении они ближе всего к генитальному характеру, но отличаются от него тем, что их поведение гораздо более подвержено влиянию иррациональных мотивов. Не случайно, что этот тип чаще всего представлен среди спортсменов, летчиков, военных и инженеров. Агрессивное мужество относится к наиболее важным свойствам характера, подобно тому, как нерешительная осмотрительность отличает компульсивный характер, а избегание опасных ситуаций – пассивно-женственный. Для результата действий не имеет большого значения, что смелость и агрессивность фаллического нарцисса отличаются от смелости и агрессивности генитального характера потребностью в компенсации, что они служат защите от противоположных импульсов.

Недостаток реактивных образований против своего открыто агрессивного и садистского поведения отличает фаллически-нарциссический характер от компульсивного. В дальнейшем мы покажем, что само это агрессивное поведение выполняет защитную функцию. Благодаря свободной агрессии социальные проявления у относительно не невротических представителей данного типа сильны, импульсивны, энергичны, точны и, как правило, продуктивны. Чем невротичней характер, тем больше его поведение кажется одержимым, хотя на самом деле оно таковым не является, и односторонним; отсюда и вплоть до образования паранойяльной системы имеются всевозможные промежуточные состояния. От поведения компульсивного характера поведение фаллического нарцисса отличается меньшей основательностью в деталях и широтой натуры.

У фаллически-нарциссических мужчин эрективная потенция, в отличие от оргазмической, очень хорошо развита. Отношения с женщинами нарушены вследствие типичной пренебрежительной оценки женского пола; тем не менее именно представители данного типа обычно бывают желанными сексуальными объектами, поскольку все внешние признаки мужественности развиты у них в чистом виде. У женщин фаллически-нарциссический характер представлен гораздо реже, но тоже встречается. Невротические формы характеризуются активным гомосексуализмом и клиторальной возбудимостью; более здоровые в генитальном отношении формы отличаются большой самоуверенностью, которая основывается на физической силе или красоте.

К фаллически-нарциссическому характеру относятся почти все формы активного мужского и женского гомосексуализма, большинство случаев так называемой moral insanity, паранойи и родственных форм шизофрении, затем многие лица, страдающие эритрофобией, и мужчины с явными садистскими перверсиями. Очень часто к нему также относятся деятельные женщины.

Перейдем теперь к описанию структуры и генеза этого характера. При этом мы должны отделить те импульсы, которые добиваются непосредственного удовлетворения в фаллически-нарциссической позиции, от тех, которые образуют нарциссический защитный аппарат, хотя те и другие переплетены между собой. Анализ типичным образом выявляет прежде всего идентификацию Я с фаллосом, а у фаллически-нарциссических женщин – четко выраженное в фантазии представление об обладании им; затем более или менее открытое выставление напоказ этого Я. У лиц, страдающих эритрофобией, это побуждение вытеснено и пробивается в форме тяжелого невротического чувства стыда и покраснения. В основе этих случаев лежит общая для них фиксация на той фазе детского развития, в которой анально-садистская позиция уже была оставлена, а генитальная объектно-либидинозная еще не была полностью катектирована и поэтому оказалась во власти горделивого, самонадеянного отношения к собственному члену. Но этого для объяснения еще недостаточно. Фаллически-нарциссический характер отличается не только этой фаллической гордостью, но еще и мотивами, которые вынуждают его оставаться на этой ступени.

Гордость за действительный или воображаемый фаллос сопровождается сильной фаллической агрессией.

У мужчин этого типа пенис бессознательно служит не столько любви, сколько мести женщине в качестве инструмента агрессии. Этим объясняется типичная для него сильная эрективная потенция, но также и относительная неспособность к оргазмическому переживанию. В истории детства фаллического нарцисса с неожиданным постоянством обнаруживаются тяжелейшие разочарования в любви как раз к гетеросексуальным объектам, т. е. у мальчика к матери, а у девочки к отцу, причем разочарования в любви на пике стремления завоевать объект посредством фаллического эксгибиционизма. У мужчин – представителей этого типа – очень часто самым строгим родителем была мать, или рано умер отец, или не состоявший в браке отец так никогда и не появился.

Вследствие торможения в детстве дальнейшего развития к генитальной объектной любви, вызванного сильнейшей фрустрацией генитальной и эксгибиционистской деятельности на вершине ее развития, причем, как правило, тем воспитателем, на которого вначале были обращены генитальные интересы, возникает идентификация с генитально желанным воспитателем на генитальной ступени. У мальчика, например, это приводит к отказу от женского объекта, его интроекции, обращению к отцу (активно гомосексуальному, поскольку фаллическому) и сохранению матери как объекта, но только с нарциссическими установками и садистскими импульсами мести. Такие мужчины бессознательно пытаются снова и снова доказывать женщинам, какой большой потенцией они обладают; одновременно половой акт означает для них пробуравливание или уничтожение, на более поверхностном уровне – унижение женщины. Сходным образом главной тенденцией у фаллически-нарциссических женщин стали генитальная месть мужчине (кастрация) во время полового акта и стремление сделать его импотентным. Это отнюдь не противоречит сексуальной привлекательности этих эротически сильных характеров для противоположного пола. Поэтому часто можно встретить невротически полигамное неумение остановиться на партнере, активную подготовку разочарований, а также пассивное бегство в виду возможности оказаться покинутым. В других случаях, когда нарциссическая чувствительность нарушает механизм компенсации, имеет место неустойчивая потенция, которую данный человек не желает признать. Чем больше в действительности нарушена потенция, тем более лабильным обычно оказывается и общее настроение; тогда фазы маниакальности и самоуверенности внезапно сменяются фазами глубокой депрессии. В таких случаях серьезно нарушается также и работоспособность.

Фаллически-эксгибиционистская и садистская манеры поведения служат одновременно защитой от прямо противоположных тенденций. Компульсивный характер регрессирует после генитальной фрустрации на более раннюю ступень анальности и создает здесь реактивные образования. Фаллически-нарциссический характер остается на фаллической ступени, более того, он гипертрофирует свои проявления, но с целью защититься от регрессии к пассивности и анальности. В ходе анализа таких характеров все чаще и интенсивнее проявляются анальные и пассивные тенденции, от которых они защищались самым активным образом. Однако эти тенденции конституируют характер не непосредственно, а через защиту от них в форме фаллического садизма и эксгибиционизма со стороны Я, ставшего фаллически-нарциссическим. Они представляют собой прямую противоположность пассивно-женственному характеру. Если он защищается от своей агрессии и генитальных импульсов с помощью анальной и пассивной покорности, то фаллический нарцисс, наоборот, защищается от своих анальных и пассивно-гомосексуальных наклонностей с помощью фаллической агрессии. Часто можно услышать, что аналитики описывают такие характеры как анальный и пассивно-гомосексуальный. Но как пассивно-женственный характер нельзя представлять как фаллически-садистский, потому что он защищается от таких побуждений, так и фаллически-нарциссический характер нельзя описывать как анально-пассивный, поскольку он успешно преодолевает в себе эти импульсы. Характер определяется не тем, от чего он защищается, а тем, каким способом и с помощью каких сил влечений Я он это делает.

Если при moral insanity, у активных гомосексуалистов и фаллических садистов, а в сублимированных формах, как, например, у профессиональных спортсменов, эта защита вполне удается и отклоненные энергии пассивного и анального гомосексуализма проявляются только в некоторых преувеличениях, то у параноика отклоненное полностью прорывается в форме бредовых образований. Человек, страдающий эритрофобией, который ближе всех стоит к паранойяльной форме этого характера (очень часто в анамнезе паранойяльных шизофрений встречаются сведения о патологическом покраснении), не в состоянии сопротивляться симптоматическому прорыву отклоненного пассивного и анального гомосексуализма, потому что из-за острого страха кастрации он отказывается от онанизма, и в результате усиливающегося, вазомоторно воздействующего застоя сексуальности защитная функция его Я ослабевает. И наоборот, у активного гомосексуалиста и фаллического садиста, равно как и у человека, страдающего moral insanity, защитная функция Я остается сильной, пока эффективно осуществляется либидинозное удовлетворение. Если по какой-то причине оно на долгое время прерывается, то также и здесь пассивная и анальная тенденции прорываются либо симптоматически, либо открыто.

Среди фаллически-нарциссически-садистских характеров часто встречаются наркоманы, особенно алкоголики. В основе этого лежит не только отклоненный гомосексуализм, но и другая специфическая особенность этого типа, которая тоже обусловлена фаллической фрустрацией. Возьмем случай мужчины. Фрустрация матерью фаллического эксгибиционизма и онанизма сопровождается идентификацией с нею, которая, разумеется, оказывает провоцирующее воздействие на оставленную анальную позицию и тем самым также на пассивно-женственное поведение. Оно тотчас предотвращается посредством более сильного выражения фаллически-эксгибиционистских и агрессивных, т. е. мужских, импульсов. Однако при идентификации (на фаллической ступени) с женщиной последняя одновременно была наделена в фантазии фаллосом (ср. выводы Бема и Задгера, касающиеся активных гомосексуалистов), а собственный фаллос приобрел значение груди. Отсюда в сексуально активных формах этого характера проистекает склонность к пассивной и активной фелляции, кроме того, материнская позиция по отношению к более молодым мужчинам у мужчин – представителей этого типа и к более молодым и женственным женщинам – у женщин. При алкоголизме происходит также регрессия к оральности. Вследствие этого у алкоголика типичные черты фаллически-нарциссического характера стерты.

Переходные формы от фаллически-нарциссического характера как к здоровым генитально-объектно-либидинозным, так и к тяжелым патологическим, догенитальным формам наркоманий и хронических депрессий более многочисленны и разнообразны, чем у других типов характера. В психопатологии много говорится о родстве между гением и преступником. Ни компульсивный характер, ни истерический или мазохистский характеры не поставляют подразумеваемого здесь типа; он происходит преимущественно от фаллически-нарциссического характера. К нему относится большинство сексуальных убийц последних лет, например Хаарманн и Кюртен, которые вследствие тяжелейших детских разочарований в любви позднее осуществили фаллически-садистскую месть сексуальному объекту. К фаллически-нарциссическим характерам принадлежали Ландрю, а также Наполеон и Муссолини. Сочетание фаллического нарцизма и фаллического садизма при одновременной компенсации пассивных и анально-гомосексуальных побуждений можно причислить к наиболее энергетически заряженным психическим конституциям. Решение об обращении к активной продуктивной деятельности или к преступности в первую очередь определяется возможностями, которые предоставляет этому характеру социальная атмосфера и ситуация для сублимированного использования своей энергии.

Во вторую очередь это определяется широтой или узостью возможности генитального удовлетворения, от которых зависит то, какие дотации получают деструктивные побуждения, сколь настоятельной становится поэтому потребность в мести и какие патологические формы она вследствие этого принимает. Противопоставление социальных и либидинозно-экономических условий не должно затушевывать то обстоятельство, что и торможение способности получать удовлетворение также, разумеется, зависит от социальных семейных факторов. В конституциональном отношении речь могла бы идти о незаурядном для этих форм производстве либидинозной энергии в целом, которое делает возможной тем более сильную агрессию.

Аналитическое лечение фаллически-нарциссических характеров относится к самым благодарным задачам. Поскольку фаллическая ступень в этих случаях достигнута полностью, а агрессия относительно свободна, восстановления генитальной и социальной потенции после преодоления первых трудностей добиться легче, чем при других формах характера. Анализ всегда перспективен, если удается разоблачить фаллически-нарциссические манеры поведения как защиту от пассивно-женственных импульсов и устранить бессознательную мстительную установку по отношению к противоположному полу. Если же это не удается, то пациенты продолжают пребывать в состоянии нарциссической недоступности. Сопротивление их характера состоит в агрессивной дискредитации лечения и аналитика в более или менее завуалированной форме, в нарциссическом захвате работы по толкованию, в отрицании и отвержении любого боязливого и пассивного побуждения, и прежде всего – позитивного переноса. Реактивация фаллического страха достигается только благодаря энергичному, последовательному разложению реактивных нарциссических механизмов. Признаки пассивности и анальных гомосексуальных наклонностей нельзя сразу же прослеживать в глубину, поскольку в этом случае нарциссическая защита обычно усиливается до полной неприступности.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Нарциссы бывают разные. Фаллический. Параноидный.


Нарциссы и правда бывают разные. Начну с цитаты (из все той же Мак-Вильмс):

«По мере продолжения психоаналитических исследований личности стало ясно, что явная грандиозность личности явилась лишь одной из форм того, что мы сегодня рассматриваем как нарциссическую проблему или “расстройство собственного “Я” (Kohut & Wolf, 1978). Современные аналитические концепции охватывают множество различных внешних проявлений ядерных проблем идентичности и самоуважения. Бурстен (Bursten, 1973b) предложил типологию нарциссических личностей, включающую в себя страстно-требовательный, параноидный, манипулятивный и фаллический нарциссический варианты. В дальнейшем многие авторы заметили, что в каждом тщеславном и грандиозном нарциссе скрывается озабоченный собой, застенчивый ребенок, а в каждом депрессивном и самокритичном нарциссе прячется грандиозное видение того, кем этот человек должен бы или мог бы быть (A. Miller, 1975; Meisner, 1979; Mor¬rison, 1983). Общим для нарциссических личностей, по-разному себя проявляющих, является присущее им внутреннее чувство или страх, что они “не подходят”; чувство стыда, слабости и своего низкого положения. Их компенсаторное поведение может сильно разниться, но в конечном итоге всегда обнаруживается сходная озабоченность. Таким образом, столь разных индивидуумов, как Джуди Гарланд или проблематичный ученик Сократа Алсибиад, можно с полным правом считать нарциссически организованными.»


Сначала про фаллического нарцисса.

«Эти пациенты часто вовсе не казались действительно “больными” с традиционной точки зрения (контролировали свои импульсы, обладали достаточной силой Эго, стабильностью в межличностных отношениях и так далее), но они не ощущали радости от своей жизни и от того, кем являются.»

«Складывалось впечатление, что проблемы подобных пациентов заключались в их чувствах относительно того, кто они такие, каковы их ценности и что поддерживает их самоуважение. Они иногда могли говорить, что не знают, кто они такие, и что для них имеют значение только уверения в том, что они сами что-то значат. »


«Вместо переполненности бушующими примитивными интроектами (что было столь хорошо описано теорией объектных отношений) эти люди жаловались на пустоту — скорее на отсутствие внутренних объектов, чем на охваченность ими. Они были лишены чувства внутреннего направления и надежных ориентирующих ценностей, они обращались к терапии, чтобы обрести смысл жизни. Внешне они могли казаться очень самоуверенными, но внутренне находились в постоянном поиске подтверждений того факта, что их принимают, любят или ценят. Даже в тех случаях, когда проблемы, о которых говорили клиенты, имели другой локус, можно было обнаружить внутренние сомнения в собственной ценности и неустойчивость самоуважения.

Люди с подобной хронической потребностью во внимании со стороны окружающих классифицировались аналитиками как нарциссические, даже если они не подходили под стереотип “фаллического” нарциссического характера (высокомерного, тщеславного, обаятельного), описанного Райхом. «

В данном случае речь идет о мужчине около 35 лет, женатом, социально интегрированном и успешном в своей профессиональной деятельности. Он почти в точности соответствует приведенному в цитатах описанию.

Он общителен, контактен, обаятелен. В его жизни немало достижений. Но в то же время, он находит немалое количество поводов быть недовольным собой и окружением, автоматически ранжируя то, что делает он и окружающие как более ценное и менее ценное. Во внутренней жизни он подпитывается устремлениями к идеальному. Как и всех нарциссов, его питают признание, восхищение, искренний интерес к нему. Однако, оставаясь наедине с собой, без конкретных внешних ожиданий и ориентиров, он теряется.

У этого нарцисса есть одна особенность — «вкрапление» мазохистской динамики в его структуру характера (что, впрочем среди нарциссов периодически встречается) — чувство вины за негативные переживания матери и свою отдельность от нее.

В своей истории он рано осознал себя «главным» в родительской семье. Мама уделяла ему больше внимания и эмоционально «подпитывалась» любовью сына. Таким образом, он одновременно выиграл эдипову конкуренцию (был для матери важнее отца и брата) и получил функцию «регулятора» семейного порядка и комфорта (в основном по отношению к матери).

В данный момент, он плохо понимает, как ему жить, если не быть этим «регулятором», испытывает чувство вины за желание иметь собственную, не обусловленную обязательствами по отношению к окружающим, жизнь. Динамически, эта вина существенно снижает его способность к сепарации.


Другой нарцисс был упомянут мной вот здесь. Его можно назвать параноидным.

Ему тоже около 35 лет, он также активен и успешен в социальной жизни. В его поведении присутствует изрядное количество инструментов привлечения внимания и соблазнения, однако при этом он гораздо менее способен на устойчивые близкие отношения. Его тревога поглощения и дезинтеграции достаточно сильна для того, чтобы избегать сильных и глубоких чувств к женщинам, его напряжения и опасения проецируются в мир и находят частичное воплощение в националистических идеях.

«Вильгельм Райх (Wilhelm Reich, 1933) в книге “Анализ характера” посвятил главу в рассмотрению “фаллически-нарциссического характера”, представленного как “самоуверенный… надменный… энергичный, часто — подавляющий своей манерой держаться… [тот, кто] будет, как правило, предвосхищать любую приближающуюся атаку собственным нападением”. Этот знакомый тип присутствует в основных своих чертах и в описании нарциссической личности в последнем издании DSM.»

Он неизменно активен в общении, «заполняя» собою, и контролируя таким образом, окружающих людей и происходящее. Обсуждение своих идей или идей, которые противоречат его представлениям о мире он встречает с весьма ярой конкуренцией, которую прекращает только в том случае, если убеждается, что его грандиозное самоощущение разбивается о спокойную, устойчивую и отдельную позицию собеседника, который однако остается признающим и принимающим его жизнь как таковую.

В том случае, если наш нарцисс все-таки входит в отношения с женщиной, то (благодаря тенденции к чрезмерной идеализации) он неизбежно расщепляет свои сексуальные чувства на «хорошие» и «плохие», нежные и агрессивные и, так же, расщепляет объект своих влечений на «хороший» объект и «плохой» объект. Таким образом, он не может видеть в одном и том же объекте разные стороны. Если он установил отношения с партнером как с «хорошим» объектом, то он автоматически не может переживать свои агрессивные (и даже потенциально агрессивные) импульсы по отношению к партнеру. Разумеется, такая связь не может быть устойчивой длительное время. Возрастающее напряжение в отношениях довольно быстро приводят его к обесцениванию женщины, последующему отстранению и разрыву.

Нарциссизм и нарциссические расстройства | Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Не так давно я решил сделать обзор психоаналитической литературы о понятии нарциссизма и описании нарциссических расстройств, чтобы посмотреть, насколько они отвечают моему клиническому опыту. Вероятно, нет области психоаналитической литературы более обильной, чем та, что посвящена нарциссизму: она казалась бесконечной, когда я разбирался в данной теме. Я избавлю вас от большей части этой литературы, и буду цитировать только то, что непосредственно относится к моему исследованию — однако за его пределами осталось широкое поле работ. Эта литература не только обширна, в ней царит полная неразбериха. Существуют различные модели развития, что затрудняет всякое обсуждение нарциссизма — но путаница усугубляется еще и тем, что сам термин «нарциссизм» используется в различных смыслах.

Поэтому прежде чем двигаться дальше, я хотел бы прояснить мое использование этого термина. Я решил, что слово нарциссизм используется в психоаналитической литературе трояко.1) Во-первых, оно описывает нарциссизм как явление: видимое отсутствие интереса к другим в сочетании с зацикленностью на себе. Это можно наблюдать при различных психологических расстройствах, а также в повседневной жизни. Во-вторых, оно используется для описания подразумеваемой здесь силы или врожденной тенденции в личности, которая препятствует отношениям вне пределов самости. В-третьих, оно используется для обозначения особой группы случаев личностной дисфункциональности, называемых нарциссическими расстройствами. В этой главе я буду рассматривать второе и третье значения термина «нарциссизм». Я попытаюсь ответить на следующие вопросы: какую роль нарциссизм как сила играет в нарциссических расстройствах, и есть ли различие между либидинозным и деструктивным нарциссизмом.

Развитие понятия нарциссизма

Зачатки различения между либидинозным и деструктивным нарциссизмом можно обнаружить в истории развития понятия нарциссизма. С самого начала в рассуждениях о клиническом нарциссизме контрапунктом проходили две темы. Одна — это нарциссизм как защита против неблагоприятных объектных отношений; другая — нарциссизм как проявление фундаментальной враждебности к объектным отношениям. Даже исходный миф о Нарциссе существует в двух вариантах: в одном дается солипсистское изложение, в другом — травматическое объяснение. В известном пересказе Овидия Нарцисс расплачивается за то, что считает недостойным своей любви всех, кроме себя самого; но Павсанию оказался известным другой вариант, в котором Нарцисс утратил сестру-близнеца и ошибочно принимает свое отражение в пруду за эту утраченную сестру.

Можно сделать полезное, однако неточное обобщение, что ход мысли Фрейда приводит нас к концепции либидинозного нарциссизма, тогда как идеи Абрахама, в действительности предшествовавшие фрейдовским, ведут к понятию деструктивного нарциссизма. Фрейд прояснил, что считает вторичный нарциссизм средством сохранения или восстановления любви, когда объектная любовь кажется невозможной, тогда как Абрахам делал акцент на враждебности к объектам переноса в нарциссических расстройствах. Фрейд описывал себялюбие как заместитель материнской любви (mother-love) в нарциссических характерах; Абрахам же считал, что зависть содействует нарциссизму и задерживает объектную любовь.

С самого начала Абрахам связывал поглощенность собой с «негативизмом». «Негативизм dementia praecox (шизофрении) — самая полная противоположность переносу», — писал он в первой психоаналитической статье, посвященной данной теме (Abraham, 1908, p. 71). Впервые Абрахам отметил это в письме Фрейду, личная встреча с которым ему еще только предстояла. Абрахам предположил, что, в отличие от истерии, «dementia praecox разрушает способность человека к сексуальному переносу, т. е. к объектной любви» (Abraham, 1908, p. 69). Термин «нарциссизм» в то время еще не был запущен в обиход, и Абрахам говорил об аутоэротизме. Он полагал, что больной шизофренией отворачивается от всех объектов любви, вместо этого возвращаясь к аутоэротизму. Фрейда это безусловно впечатлило и убедило в справедливости теории Абрахама.

Фрейд перенял и развил термин нарциссизм у Пауля Накке и Хэвелока Эллиса, которые использовали его, чтобы описать человека, трактующего свое тело как сексуальный объект. Собственная разработка Фрейдом понятия нарциссизма началась со сноски, добавленной им в 1910-м году к «Трем очеркам по теории сексуальности» (Freud, 1905d) и описывающей нарциссические объектные отношения. Рассуждая о гомосексуалах-мужчинах, Фрейд писал:

«в раннем детстве [они] пережили кратковременную, но очень интенсивную фиксацию на женщине (как правило, своей матери), по преодолении которой они отождествляют себя с женщиной и избирают самих себя в качестве своего сексуального объекта. То есть исходя из нарциссизма, они ищут молодых мужчин, похожих на них самих, которых могли бы любить, как их самих любила мать» (Freud, 1905d, pp. 144–145 fn.).

В статье «О нарциссизме», датируемой 1914-м годом (1914c), Фрейд далее развивает мысль об этом стремлении к идеалу любви матери и младенца. Обычно влюбленность, по его мнению, истощает Эго в пользу объекта, чья взаимная любовь — единственное средство исцелить эту геморрагию либидо. Те несчастные, чья любовь безответна, лишаются не только любви другого, но и самолюбия, и потому страдают от боли и утраты самоуважения. Однако вторичный нарциссизм, согласно Фрейду, возникает только когда существует некоторое препятствие осуществлению объектной любви по внутренним причинам. Он писал:

«удовлетворение любви невозможно, и обогащение Эго вновь может быть обеспечено только путем отвода либидо от объектов. Возврат объектного либидо к Эго и его превращение в нарциссизм представляет как бы снова счастливую любовь; с другой стороны, справедливо также, что настоящая счастливая любовь отвечает изначальному состоянию, в котором объектное либидо и Эго-либидо неразличимы» (Freud, 1914c, pp. 99–100).

Внезапно в этом последнем предложении Фрейд дает нам понять, что состоявшийся либидинозный нарциссист влюблен в себя точно так же, как кто-то может быть «влюблен» в другого человека. Но действительно ли это другой человек, если «счастливая любовь отвечает изначальному состоянию, в котором объектное либидо и Эго-либидо неразличимы»? Здесь Фрейд предполагает, что эта «изначальная» — «счастливая любовь» — это по сути нарциссическая объектная любовь, независимо от того, разворачивается она с другим человеком во внешнем мире или же оказывается любовной связью с самостью в мире внутреннем. В обеих ситуациях, будь то объект внешний или внутренний, позитивное отношение обусловливается устранением различия.

Если это действительно так, «нарциссическое состояние» — это не просто отход от внешних объектов к объекту внутреннему. Это особый тип внутреннего объектного отношения, в котором отдельное существование и собственные качества внутреннего объекта отрицаются, и путем проективной идентификации создается внутреннее нарциссическое отношение. Это звучит как описание идеального отношения между самостью и Эго-идеалом, заместившего отношение между Эго и Супер-Эго: внутренние души-близнецы, объединенные нарциссической любовью, из-за которой может оказаться избыточной потребность Эго в той любви Супер-Эго, которую Фрейд считал необходимым условием жизни. Не является ли нарциссическое состояние уклонением от Супер-Эго? Не служат ли нарциссические объектные отношения альтернативой стремлению к любви Супер-Эго? И в этом случае — не побуждает ли к ним страх перед враждебным Супер-Эго или зависть к мощному, безупречному Супер-Эго? В справедливости этого предположения меня убедил ряд случаев, один из которых я опишу в этой главе ниже.

Последовав за рассуждениями Абрахама о нарциссизме, мы обнаружим, что исследуем тему, которая достигнет своего логического завершения в концепции деструктивного нарциссизма Розенфельда. В своей статье 1908-го года Абрахам связывает отход от объектной любви к аутоэротизму при dementia praecox с негативизмом пациентов. При следующем подходе к данной теме он высказывает предположение, что чрезмерное самоуважение некоторых пациентов сопровождается презрением и враждебностью к их любовным объектам. В своей статье о преждевременной эякуляции (Abraham, 1917) Абрахам описывает нарциссизм как источник сексуального сопротивления: «их объектная любовь очень несовершенна. Истинный их любовный объект — они сами. В соответствии с мнением Фрейда, мы обнаруживаем /…/ особенно высокую и аномально эмоциональную оценку пениса». Абрахам идет дальше и связывает этот фаллический нарциссизм с враждебным презрением к женщинам: «он мстит каждой женщине за разочарования любви, которым его в детстве подвергла мать» (ibid., p. 297). В своей работе, посвященной психогенезу меланхолии, он описывает клинический нарциссизм, существующий как в позитивной, так и в негативной форме: позитивной, когда он проявлен как восхищение собой, и негативной, когда он проявляет себя как самоочернение (Abraham, 1924).

Через два года после того, как он дал описание фаллического нарциссизма, Абрахам пишет первую статью, в которой нарциссическое расстройство описывается как понятие, обладающее психоаналитическим смыслом и подтверждаемое клинической практикой (Abraham, 1919). В этой статье он обсуждает небольшую группу пациентов, которые не способны соблюдать правила психоаналитического метода, хотя кажется, что им это удается, и отмечает, что «среди моих пациентов это были те, у кого нарциссизм был наиболее выражен» (Abraham, 1919, pp. 304–305).

Эта статья Абрахама 1919-го года стала стартовой точкой для первой большой статьи Розенфельда о нарциссических расстройствах (Rosenfeld, 1964). Также она повлияла на две важные работы, опубликованные в 1936-м году и связывающие абрахамовское описание нарциссического расстройства характера с негативной терапевтической реакцией. Одна из них принадлежала Джоан Ривьер, а другая — Карен Хорни. Статья Ривьер (Riviere, 1936) привносит в прежнее понимание негативных реакций в анализе новую теорию депрессивной позиции и маниакальной зашиты, предложенную Кляйн, и добавляет к ней авторскую концепцию «защитных организаций». Хорни (Horney, 1936) подчеркивает компульсивное соперничество таких пациентов с аналитиком, а также их требование безоговорочной любви. Эта любовь им необходима, чтобы устоять против двойной тревоги: тревоги, связанной с осознанием и выражением их собственной враждебности, а также тревоги, связанной с возмездием извне.

Розенфельд подхватил и развил данное Хорни описание реакции пациента на работу аналитика и концепцию защитных организаций, выдвинутую Ривьер (Riviere, 1936). Он разработал собственную теорию «нарциссической организации» в личности, которая противопоставлена истинным объектным отношениям и добивается преданности пациента путем соблазнения, контроля и тирании.

Розенфельд полагал, что важно различать нарциссические состояния, в которых преобладают либидинозные аспекты, и те, в которых преобладают деструктивные аспекты нарциссизма. Хотя в первом, либидинозном случае, когда нарциссическая система убеждений получает повреждение, действительно вспыхивают зависть, негодование и месть, анализ улучшает понимание и ослабляет негативизм. Однако при преимущественно деструктивном нарциссизме зависть отличается большей силой и меньше признается, и возникает непреодолимое желание разрушить аналитика или самость. В этом, деструктивном случае, как замечает Розенфельд, «смерть идеализируется как решение всех проблем» (Rosenfeld, 1987, pp. 106–107).

Ханна Сигал отмечает, что расходится с Розенфельдом в вопросе о различении деструктивного и либидинозного нарциссизма: по ее мнению, существует только деструктивный нарциссизм. Однако при этом она ограничивает охват термина «нарциссизм» той силой в нарциссических организациях, которая фундаментально враждебна объектным отношениям: «при нарциссизме животворные (life-giving) отношения и здоровое себялюбие подвергаются равному нападению,  — пишет она. — Зависть и нарциссизм подобны двум сторонам одной медали» (Segal, 1997, pp. 75, 85). Любовь к самости — и, косвенно, фрейдовское описание «счастливой любви» нарциссических отношений — Сигал относит к категории инстинктов жизни, которые считает в их основе объектно-любовными, а не нарциссическими. В рамках ее определения нарциссизма как силы, направленной против объектных отношений в личности, — я совершенно согласен с Сигал. Но если говорить о нарциссических расстройствах — я полагаю, что они включают в себя целый ряд феноменов — и деструктивных, и либидинозных, и защитных.

Джон Стайнер охватывает их своим более широким понятием «патологические организации»: по его мнению, защиты в них объединены с деструктивными и либидинозными нарциссическими силами (Steiner, 1987). Понимая, что нарциссическими системами с неизбежностью движут смешанные мотивы, он не считает нужным разделять их (личное общение с Дж. Стайнером). Тем не менее, на мой взгляд, каков бы ни был и как бы ни варьировался набор мотивов, в каждый конкретный момент главный мотив либо либидинозный/защитный, либо враждебный/деструктивный. Образование нарциссических объектных отношений может мотивироваться желанием сохранить способность к любви, придавая объекту любви подобие самости, или же оно может быть направлено на аннигиляцию объекта как представителя инаковости. Агрессия может порождаться либо преимущественно защитным, либо преимущественно деструктивным нарциссизмом. Но есть различие между борьбой за удержание любви и необузданным насилием враждебности к объектам. В общественной сфере война может быть защитной, и патриотическая агрессия может оказаться неправильно направленной любовью, но геноцид — никогда: он вызван желанием аннигилировать инаковость, исходящим от импульса ксеноцида.

Чтобы проиллюстрировать свое понимание этого разграничения, я вкратце опишу двух пациенток. Первую я бы назвал страдающей от преимущественно деструктивного нарциссического расстройства, вторую — от преимущественно либидинозного нарциссического расстройства. Общее у них — это порождение посредством проективной идентификации нарциссических отношений с Эго-идеалом в целях избегания отношений с деструктивным, родительским Супер-Эго. При этом в первом случае деструктивность переводится в отношение между близнецами, которое затем становится смертоносным альянсом; с другой стороны, во втором случае деструктивность становится психическим убежищем, где во взаимопонимании ищется изначальная «счастливая любовь».

Г-жа Л.: самость–близнец против старухи

Я хотел бы привести короткий пример из супервизии анализа г-жи Л., нарциссической пациентки. Доктор А. особенно жаждала этой супервизии, поскольку, хотя анализ только начался, она уже чувствовала значительные затруднения. Доктор А. — добросовестный и умелый аналитик с опытом анализирования нарушенных и трудных пациентов; она не могла понять своей неспособности установить и поддерживать аналитический сеттинг с этой пациенткой.

Доктор А. описала ряд нехарактерных для нее промашек, в результате которых она призналась пациентке в том, в чем не собиралась признаваться, о чем немедленно пожалела. Поэтому она почувствовала, что анализ вышел из-под ее контроля. Г-жа Л., привлекательная молодая женщина, обратилась к аналитику после расстроившего ее окончания отношений с одним мужчиной. В ее истории также были подростковые нарушения и эпизоды анорексии. Она покинула город, в котором жила со своим бывшим мужчиной, и возвратилась в другой, где со своей второй женой жил ее богатый отец и где ей предстояло проходить анализ. Все было оговорено, но когда в день ее отбытия пришли рабочие, чтобы устроить переезд, она отказалась от их услуг и пропустила свой самолет.

Прибыв в свой новый дом и организовав начало анализа, она пропустила первый сеанс. Она позвонила и объяснила, что потеряла номер кабинета аналитика. Доктор А., ощущая необходимость установить свою аналитическую позицию и метод работы с самого начала, «твердо решила» обсудить вопрос оплаты за пропущенный сеанс. Тревожным сигналом для аналитика стала необъяснимая утрата «твердой решимости» и некоторые другие моменты. Когда г-жа Л., которая в конце месяца должна была оплатить пропущенный сеанс чеком, не сделала этого, доктор А., к своей досаде, не смогла привлечь к этому внимание. Вслед за этим сеансом пациентка, по любым критериям очень обеспеченная, позвонила доктору А., чтобы сказать, что не сможет продолжать анализ, поскольку не в состоянии себе это позволить. Доктор А. предложила пациентке прийти на следующий сеанс вовремя, и они смогут обсудить этот вопрос. Пациентка согласилась, а затем на сеансе доктор А., к своему ужасу и отчаянию, обнаружила, что втянута в дальнейшую бесплодную беседу с пациенткой. На следующий сеанс пациентка пришла на двадцать минут раньше, что внесло некоторый беспорядок в процесс.

В ходе этого сеанса г-жа Л. лежала на кушетке беспокойно, постоянно елозила и несколько раз вставала то за сладостями, то за салфетками. Однако больше всего аналитика обеспокоило ее собственное поведение. На этом сеансе она удивила себя тем, что согласилась уменьшить оплату для этой пациентки. Ощущение, что ее контрперенос вышел из-под контроля, еще более усилилось, когда вместо того, чтобы рассмотреть эту проблему в самоанализе, готовясь к следующему сеансу, она нечаянно затянула текущий сеанс — что с ней происходило редко. Тем не менее, именно на этом сеансе пациентка рассказала сон, который пролил некоторый свет на эти события.

«Очень странный сон я видела, — сказала г-жа Л. — Я находилась в доме — этом странном доме — в каждой серии снов я вижу повторяющиеся сны о новом доме. Этот был новым — но ощущения (sensory experience) подсказывают мне, что я была здесь сотню лет назад. Рядом со мной другой человек, который был моим любовником — или сестрой — или братом, не уверена, какого пола был этот человек. Я же не была ни мужчиной, ни женщиной — или была и мужчиной, и женщиной. Я защищала этого другого человека — мы жили вместе со старой дамой — мы сговорились убить ее. В этом как-то участвовали лестницы и нечто написанное, что-то вроде письма. По-видимому, мы дали ей письмо так, чтобы она этого не видела, что и привело к ее смерти. Ради себя самих нам нужно было это сделать. Но через шесть-семь лет нас арестовали. Я знаю, что это я была во сне — обычно я не лгу (она лжет все время, добавила аналитик) — я помню, как подумала, что это первый раз — они не разоблачат меня, они не обнаружат, что мы совершили убийство. Если бы она, старуха, знала, она бы мстила. Она была эдакой злобной старухой — губительной силой. Это было убийство не по злому умыслу, но вопросом жизни и смерти для меня. Причиной была эта внутренняя борьба. Я ощущала во рту такой вкус, как от огромного куска жевательной резинки — это был каннибализм — как жевание безвкусного мяса».

«Когда я проснулась этим утром, меня тошнило, — продолжила пациентка. — Наконец меня вырвало». Сама пациентка узнала в злобной старухе свою мать.

Несомненно, в этом сне много чего сгущено, и соблазнительно исследовать такие темы, как каннибализм и оральный садизм. Но полагаю, что лучше всего использовать этот сон для объяснения того, что на самом деле происходило в анализе и какой свет это могло пролить на проблему повторяющихся разыгрываний (enactments). Я предложил считать, что доктор А. во сне представлена и как «душа–близнец/любовник», и как злобная старуха, — тогда последние события обретают смысл. Бессознательная контрпереносная идентификация доктора А. с пациенткой представлена во сне «душой–близнецом» пациентки. Тогда заговор душ–близнецов с целью убийства «злобной старой дамы» можно рассматривать как бессознательный сговор между пациенткой и аналитиком с целью уничтожить профессиональную самость доктора А. Уже произошло несколько малых убийств, которые для душ–близнецов выглядели оправданными, поскольку те верили, что находятся под угрозой того, что их накормят отравленным мясом посредством загадочных практик психоанализа.

Аналитик восстановила свою привычную аналитическую позицию и утрачивала ее лишь время от времени, когда пациентка драматическим образом вносила в анализ какие-нибудь неожиданные осложнения. Возникла стереотипная модель, в которой за движением вперед следовали негативные терапевтические реакции. По мере продвижения анализа стал более очевидным полный масштаб нарушений пациентки. У нее были проблемы с наркотиками, а эпизоды булимии и рвоты повторялись уже давно. Раскрывающаяся история и перенос пациентки указывали на ее бисексуальность. В частности, наблюдались периоды осцилляции между гомосексуальным эротическим переносом и негативным, параноидным переносом.

Я хотел бы подчеркнуть свою точку зрения — что нарциссические объектные отношения, выработанные этой пациенткой, отношения «души–близнеца», были сговором, образованным для противостояния смертоносному Супер-Эго, представленному «старухой». Однако деструктивность перешла в нарциссические отношения. Назначение либидинозной связи, выраженной в эротическом переносе, заключалось в создании альянса, целью которого было убийство. Сон, приснившийся пациентке через полтора года после описываемых событий, пролил больше света на эту комплексную нарциссическую организацию.

Г-жа Л. кормит ребенка с ложечки — ее мать находится в комнате — г-жа Л. не уверена в том, чей это ребенок. В ходе кормления ложка становится вилкой, которая отрывает куски кожи от губ ребенка, а он затем эти куски поедал. Пациентка обращается к матери за помощью. Мать говорит: «делай вот как», — и отрывает больший кусок ото рта ребенка, приговаривая при этом: «вот что он ест».

Г-жа Л. возражает, что должен быть другой способ, чтобы ребенок не ел сам себя. Губы ребенка очень красные и крепко стиснуты, по виду они напоминают гениталии. Затем пациентка понимает, что это не ее мать, а Х, ее бывшая любовница, и они не кормят ребенка, а занимаются сексом.

«В настоящей жизни, — отметила пациентка, — у меня были гомосексуальные сексуальные отношения с Х». «У Х, — продолжала она, — было идеальное тело, я его обожала. Когда я говорю “идеальное”, вот что я имею в виду: мой отец, по моему представлению, хотел бы, чтобы у женщины было именно такое тело».

«Мы были вместе в колледже, — добавила г-жа Л. — Мне это напомнило, что в то время у меня часто повторялась одна мастурбационная фантазия: будто я наблюдаю за мужчиной в ботинках с обитыми сталью носками, который бьет ногами в гениталии женщины, пока у нее не отваливается клитор».

«Когда я была маленькой, то думала, что женщина беременеет оттого, что проглатывает что-то большое и круглое».

«Еда попадает в нас хорошей, а выходит — дерьмом. Я видела другой сон, — сказала она, — в котором дерьмо покрывало все, за дерьмом не было ничего видно; невозможно было никуда пробраться, все было покрыто дерьмом».

Попадающее внутрь может быть хорошим, но когда оно вновь появляется снаружи, — это дерьмо, покрывающее все вокруг. Более удачного описания тому, как аналитик переживала сеансы, я не могу вообразить. Вновь и вновь я усматриваю здесь модель, в которой сеанс начинается ясно и понятно, что приводит к прямолинейным интерпретациям и позитивному отклику пациентки. Затем все это теряется в неразберихе обескураживающей и спутанной информации от пациентки.

У этого анализа и сна — много аспектов. Но сейчас я бы хотел сосредоточиться на сексуальных отношениях пациентки с ее идеальным Эго, представленным Х, которая была сконструирована из собственного Эго-идеала пациентки, — то есть женщиной с точно таким телом, которого хотел бы ее отец. Так Х узурпирует место матери в первичной сцене, а пациентка занимает место отца с Х. Таким образом выстраивается и разыгрывается идиллическая, иллюзорная, основанная на нарциссизме гомосексуальная первичная сцена. Однако это связано со всплывшей в памяти садистической мастурбационной фантазией о сношении, которая похожа на сцену кормления ребенка во сне такой же заменой удовлетворения изувечиванием. Так что в данном случае мнимо защитный уход от устрашающих отношений со смертоносной кормящей фигурой в аутоэротическую генитальную фантазию влечет за собой те же деструктивные элементы. Каннибальская грудь-вилка, которая кормит ребенка им же самим, становится обитым сталью пенисом, который кастрирует женские гениталии.

Г-жа Д.: преимущественно либидинозный нарциссизм

Второй мой случай — г-жа Д., профессор и глава успешной университетской кафедры, женщина раннего среднего возраста. Она обратилась к анализу через год после того, как по взаимному согласию с терапевтом был прекращен ее длительный курс психотерапии. Ко времени этого завершения она чувствовала себя в хорошей форме. Теперь она пришла к аналитику потому, что боялась, по ее словам, «полностью сломаться». По ее описанию, она постоянно страдала, будучи одержимой отношениями с молодым мужчиной — отношениями не сексуальной, но интеллектуальной близости. Она считала свои чувства совершенно иррациональными и сказала мне, что такое уже происходило раньше с другим молодым мужчиной в ходе ее предыдущего курса лечения. Оба молодых человека были ее младшими коллегами на возглавляемой ею кафедре. Оба случая развертывались по одной схеме. Сначала пациентка чувствовала, что у них с другом полное взаимопонимание, душевное единство. Затем, когда это взаимопонимание невозможно было сохранять, она начинала страдать.

Пациентка считала свой брак счастливым; дети занимали центральное место в ее жизни. Но как только в ее душе возникали отношения с молодым человеком, они полностью поглощали ее внимание. Ее донимали страхи, что дети перестанут ценить ее и то, чтo она им дала. Когда случалось что-либо, подтверждавшее эту идею, она начинала полагать себя плохим и никчемным человеком. Любовь, восхищение, уважение и одобрение со стороны мужа, детей и друзей ее успокаивали, но никоим образом не смягчали власть отношения молодых людей над ее самоуважением.

Становилась более понятной конфигурация, обусловливающая обсессивные отношения с молодыми людьми. Пациентка была единственным ребенком родителей, живших раздельно. Ее мать страдала от тяжелого нарциссического расстройства, а отец отличался легендарным эгоцентризмом и тщеславием. В ходе анализа ее захватили врасплох сны, в которых фигурировал брат. В этих снах ее не удивляло присутствие брата. Она никогда раньше не видела этого человека, но знала, что это ее брат. В детстве у нее был воображаемый товарищ, а в подростковом возрасте, как она рассказала, возникла близкая, но платоническая дружба с молодым человеком.

Эта глубокая эмоциональная зависимость от восприятия со стороны молодых людей контрастировала с ее отношениями с теми, от кого она действительно зависела — например, с мужем. Ее отношения с ним были взаимно теплыми. Однако их оберегала ограниченность ее ожиданий относительно понимания со стороны мужа — и таким образом относительно болезненности разочарования и выражения неудовольствия. Ее перенос на меня следовал той же модели. Хотя мое понимание очевидно приносило ей пользу, она не стремилась к нему, но и не сопротивлялась ему — она просто избегала его ожидать. Аналитический перенос, как и ее отношения в браке, следовал модели отношений с родителями. Отношения с ними сохранялись благодаря сильному ограничению ожиданий со стороны г-жи Д. и поиском ею родственной души где-то на стороне. Обращение ожиданий понимания на родительский объект, с ее точки зрения, не имело шансов на успех и привело бы к отрицанию ее собственного субъективного существования.

У родственной души-близнеца, на которую взамен г-жа Д. обращала надежды, был еще и дополнительный аспект — она служила идеалом ее самости. Пациентка полагала, что идеальный молодой мужчина должен быть первичным любовным объектом идеальной матери, подобной которой она не знала. Поэтому в отношениях близнецов пациентка могла исполнять обе роли — играть идеальную мать и посредством проективной идентификации переживать (за другого) любовь, которой никогда не получала.

***

Я считаю, что у обеих пациенток были катастрофические отношения Эго (ego-relationships), — но с некоторым различием. У г-жи Л., первой пациентки, фигурой Супер-Эго была смертоносная женщина; у г-жи Д. это место обычно занимал внутренний родитель, кажущийся пустотой — не просто отсутствием, но отрицающим присутствием (negating presence). От отношения с Супер-Эго они обе уклонялись путем образования привязанности к Эго-идеалу, — что создавало нарциссическую организацию. Это реализовывалось внешним образом в отношениях с идеализированным двойником. У первой пациентки при этом возникали перверсивные, садомазохистские отношения; у второй авторитетность суждений Супер-Эго инвестировалась в нарциссический объект, чье одобрение таким образом становилось вопросом жизни и смерти. Я думаю, что нарциссические объектные отношения в первом случае приводили к чему-то наподобие печально известной пары Бонни и Клайд, а во втором — к подобию пары Ромео и Джульета. Смерть таится в обоих сценариях, но в одном партнерство основывается на общей любви к убийству, а в другом — смерть предпочитают жизни без любви другого.

Предыстории обеих пациенток похожи. У обеих родители развелись; у обеих матери затруднялись выполнять материнскую функцию; у обеих были успешные отцы, отличающиеся беспощадным эгоцентризмом. Однако эти неблагоприятные родительские черты были гораздо более выражены у родителей пациентки с преимущественно либидинозным расстройством, г-жи Д. Ее собственные нарушения были значительно меньше и менее нарциссичны, чем у каждого из ее родителей. Нарушения г-жи Л., страдавшей от преимущественно деструктивного нарциссического расстройства, наоборот, были существенно сильнее, чем у каждого из ее родителей. В ее случае можно отметить усугубление ситуации в следующем поколении, а в случае г-жи Д., наоборот — улучшение ситуации.

Заключение

Итак, я считаю, что нарциссические расстройства возникают при сбое контейнирования в младенчестве и детстве, что дает начало Эго-деструктивному Супер-Эго. Развивается нарциссическая организация, использующая нарциссические объектные отношения — внутренние, внешние или и те, и другие — для того, чтобы уклоняться от враждебного Супер-Эго. Это может приводить к преимущественно либидинозной организации или преимущественно деструктивной нарциссической организации. Далее я полагаю, что либидинозная, защитная организация возникает, когда главный фактор в исходном сбое контейнирования находится на стороне родителей; а деструктивная организация — когда основным фактором является чрезмерность враждебности к объектам у младенца. Если мы используем слово «нарциссизм» для обозначения такой тяги к аннигиляции инаковости, ответ на вопрос о роли, которую играет нарциссизм в нарциссических расстройствах, будет таков: это зависит от того, насколько эти расстройства деструктивны. Если организация преимущественно деструктивна, нарциссизм, видимо, играет важную роль; если же она преимущественно либидинозна, бoльшую роль, по-видимому, играет младенческая и детская травма. Во втором из рассмотренных мною случаев (г-жа Д.) можно предположить, что именно нарциссизм родителей сыграл главную роль в развитии нарциссического расстройства у пациентки.

Перевод: З. Баблоян
Редакция: И.Ю. Романов

Примечания:

1) В своем обзоре использования этого понятия Фрейдом Вилли Баранже (Barranger, 1991) предлагает девять смыслов, в которых этот термин используется, разбивая их на три группы по три. Его три группы не похожи на те, к которым прибегаю я: в одной нарциссизм описывает вид либидо, во второй — природу объекта, а в третьей — характер личности (pp. 109–111).

Фаллический характер в психоанализе

Отталкиваясь от своих наблюдений поведения детей, Фрейд выдвинул предположение, что исходно у детей обоих полов имеется представление о наличии у всех людей мужских гениталий. Поэтому девочки могут восприниматься как дети, по какой-то причине лишенные фаллоса, а мальчики — могут испытывать страх, что и они могут быть «наказаны» таким же образом. В результате появились представления о связанном с бессознательными представлениями «комплексе кастрации» у мальчиков и о «зависти к пенису» — у девочек.

В принципе, любой тип характера можно было бы интерпретировать как нарциссический тип защиты от реальных, мнимых или фантазийных опасностей. Однако в наиболее значительной степени это характерно для фаллического характера. Люди с фаллическим характером обычно демонстрируют своеобразную беспечность и дерзость, решительную и самоуверенную манеру поведения, определенный нарциссизм и склонность к соперничеству. Но это поведение во многом обусловливается бессознательной защитной реакцией на не преодоленный в детстве страх кастрации. Иногда, обнаружив у ребенка повышенное внимание к собственным гениталиям, «заботливые» взрослые запугивают детей угрозами «отрезать» (другие варианты: «отпадет», «у тех, кто так делает, не бывает детей» и т.д.), хотя этот интерес и последующие мастурбации являются абсолютно нормальной стадией развития зрелой сексуальности.

Переоценка значимости пениса типична для ранней фаллической стадии, и при возникновении точки патологической фиксации в последующем это проявляется в повышенном тщеславии, психическом эксгибиционизме и чрезмерной чувствительности. Человек с таким характером живет в предвосхищении нападок на себя и потому предпочитает нападать первым. Его агрессивность и провоцирующее поведение выражается скорее не в словах и даже не в поступках, а в манере говорить и действовать. А неприятие зависимого положения и стремление к доминированию основываются все на том же страхе («кастрации» в ее метафорическом смысле), которой противопоставляется показная гипермаскулинность (твердость, решительность, жестокость). Тем не менее в целом мужчины фаллического типа несут в себе определенную «женскую» идентичность, а их поведенческие паттерны не столько отрицают, сколько отражают стремление скрыть это. Обычно такие люди легко производят впечатление на окружающих, сексуально привлекательны и достаточно успешны в жизни и в карьере. Они социально активны, энергичны, импульсивны, обычно достигают того, чего хотят. Однако за их стремлением к удаче всегда обнаруживается страх потерпеть фиаско. При выраженном фаллически-нарциссическом развитии в межличностных и сексуальных отношениях они ведут себя так, словно обладают огромной энергией и потенцией, любят «делиться» своими успехами и победами с окружающими, демонстрируя определенный эксгибиционизм. Тем не менее их способность получать удовольствие от жизни, общения, работы или секса почти всегда снижена. Образно говоря, энергия либидо обильно расточается вовне, а удовлетворения от разрядки не наступает, что обусловливает бесконечную погоню за удовлетворением.

Поведение женщин с фаллической организацией личности мотивированы фиксацией на «зависти» к пенису, которая определяет их бессознательное стремление к доминированию как в сексуальных, так и в межличностных отношениях.

Только адекватное преодоление фаллической фазы развития, одним из существенных факторов которого является полная семья (обладающая достаточной психологической культурой), позволяет преодолеть амбивалентность межличностных и сексуальных установок ребенка и создает основу для зрелых любовных отношений. Способность к нормальной разрядке психического и (или) сексуального возбуждения предотвращает формирование реактивных образований и увеличивает возможности для сублимации. В этом случае вместо бесконечного страха лишения и запрета на эмоциональную жизнь Эго обретает способность к естественному выражению влечений и получению удовольствия от жизни.

Структура личности альфа нарцисса. Альфа нарцисс., Психология – Гештальт Клуб

На вершине, но всегда в обороне

Ранее мы рассказывали о динамике и влиянии архетипа хищника, чистая архетипическая энергия питает антагонистическую модель привязанности. Примером психопатической личности стала королева из сказки «Морская рыбка». Альфа нарциссизм лучше всего описать через сказку «Король Дроздобород». Как мы увидим ниже, она во многом схожа с “Морской рыбкой», но есть и отличия. Посмотрим на первые строки:

У одного короля была дочь, которая прославилась на весь свет своей красотой. И правда, хороша она была выше всякой меры, но зато и высокомерна, как никто. Никого из женихов не считала она достойным своей руки. Кто ни сватался к ней, все получали отказ, да еще какое-нибудь злое словечко или насмешливое прозвище в придачу.

В «Морской рыбке» королевна убивает юношей, а эта принцесса поддерживает свою защитную изоляцию через высокомерие, отказ и насмешки. Она защищает себя от невыносимой уязвимости и хаоса, который могут принести отношения. Если посмотреть на альфа нарцисса через призму этой сказки, то мы увидим, что ее отказы юношам являются нарциссическим обесцениванием в самой жесткой форме. Она ранит своих женихов словами. Насмешки вполне ее устраивают в качестве оружия в начале сказки. Нападение на других помогает ей возвысить себя при помощи чувства превосходства, красоты и наличия привилегий. Ее сила растет и она обращает ее в великолепную изоляцию. Находясь на вершине своей горы, она делает из себя соблазняющее и опасное совершенство. Горе тому, кто посмеет предложить ей свою руку и сердце! Горе ей, если это предложение нарушит ее хрупкий баланс!

Давайте пофантазируем на предмет истории детства этой принцессы. То, что у нее есть отец, говорит нам о том, что наличие родительской фигуры помогло ей преодолеть фазу примитивного развития и выработать некоторые защиты против того, с чем столкнулся в детстве психопат. Отсутствие матери определенно болезненно сказалось на принцессе. Привязанность к одному родителю помогло ей не остаться на примитивной фазе развития, но отсутствие другого внесло свой вклад в ее хрупкость. Ее нарциссизм помогает ей сохранять связь с миром, но при этом всегда оставаться на вершине горы, причем исключительно ей. Ее нарциссический характер помогает защищаться от психотического содержания, которое время от времени угрожает психопатической личности. Вместо убийств она пользуется отвержением при помощи жестоких слов.

Итак, это портрет альфа нарцисса. Его структура личности держится преимущественно на примитивной идеализации и обесценивании. Интрапсихическое и личное поле такого нарцисса омрачено нехваткой любви и наличием слитых воедино сексуальности и агрессии. Тем не менее, в детстве вероятно существовала привязанность к кому-то из окружения, хотя бы в минимальном количестве, поэтому у данного человека есть некоторая дифференциация бессознательного. Генетическая предрасположенность, скудные ранние отношения, недостаточная привязанность, неразвитость чувств и недифференцированная бессознательная идентификация с хищническим селфобъектом вносят свой вклад в развитие антагонистической формы нарциссизма.
 

Нарциссизм приобретается в ходе развития психики (Edinger 1972: 5). Альфа нарцисс уже не наполнен примитивной энергией агрессии и сексуальности и не полностью поглощен архетипической реальностью антагонистической модели привязанности. Более развитое сознательное Я позволяет применять некоторые способы совладания с импульсивностью; тем не менее, он стремиться к власти и агрессии. Конечно темы власти и агрессии постоянно присутствуют в нашем мире, как и в мире мифов. Стареющие завистливые боги наказывают тех, кто осмеливается оспорить их силу, увядающая дива, требующая поклонения, главарь банды, требующий подчинения – все это образы антагонистической формы нарциссизма: сохранения совершенства ради триумфа. Это триумф не ради чести, любви или мастерства. Он существует исключительно ради доминирования.

Динамика зависти и разрушения может быть источником хорошего, но в случае альфа нарцисса разрушительная зависть становится мотивом агрессивной конкуренции ради победы. Когда мы думаем о зависти, на ум приходит еще один образ – злая мачеха из сказки «Белоснежка». Она постоянно задает один и тот же вопрос: «Кто на свете всех милее?» Когда зеркало отвечает, что не она, мачеха переполняется яростью и решает убить соперницу. Когда аффект становится невыносимым, королева переходит к действию и решает убить Белоснежку. Под действием аффекта и неспособности горевать альфа нарцисс ради спасения своего совершенства подвергает себя и окружающих разным опасностям и идет на крайние меры. Хотя зависть является ключевой составляющей любого нарциссического характера, альфа нарцисс – самый фатальный вариант этого типа личности.
 

Зависть была ключевым моментом в работе Мелани Кляйн (1957). Она описывает ее как первое выражение младенческой агрессии, как тенденция установить враждебные отношения с хорошим объектом, а не с пугающим преследователем. Атаки и попытки испортить хороший объект, т. к. он хороший, отражают иную динамику по сравнению с агрессией по отношению к фрустрирующему объекту, который отказывается удовлетворять потребность, или чувству жестокости к сопернику, который завладел хорошим объектом (Hinshelwood 1991: 167). Кляйн подчеркивает, что фантазии о проникновении в хороший объект и попытке испортить его содержимое являются более ранними, чем реакция на преследование.

Отличительной чертой альфа нарциссизма является одержимость завистью​

«Зависть – это атака на объектные отношения для того, чтобы сохранить свое могущество и свое идеальное Я» (Kernberg: 1984: 174). Нарциссическая зависть – это нападение на хороший объект ради сохранения всемогущества и грандиозности для сохранения связности структуры нарциссического характера. Даже выиграв соревнование, альфа нарцисс может выказывать легкое пренебрежение к своей сестре, которой он завидует, распускать грязные слухи о друзьях и делать мелкие пакости. Зависимый нарцисс испытывает сильные мучения из-за зависти, а затем разряжается слезами или гневом, или бессознательно компенсирует эти чувства льстя и заискивая перед тем, кому он завидует; контрзависимый нарцисс отрицает свою зависть и выказывает свое равнодушие и превосходство. Альфа нарцисс отыгрывает ее путем противостояния.
 

Альфа нарциссы в жизни ищут только триумф, все внимание переключают на конкуренцию и успех​

Они ценят и получают удовольствие от жесткой конкуренции, но деструктивное желание испортить объект является способом поддержания внутрипсихического баланса. Оно защищает от поражения и непереносимого стыда. Успех сам по себе становится приложением к существующим защитам. Постоянное стремление выигрывать сопровождается постоянными поисками способов унизить соперника. Агрессивная зависть для обесценивания и разрушения всего, что расценивается как хорошее служит защитой от разочарования и ярости, которые стремятся нарушить хрупкий внутренний баланс. Кроме этого, подобная стратегия помогает не создавать привязанность и зависеть от других.

Нарциссическая рана альфа нарцисса переживается как непереносимая. Далее мы поговорим о ней более подробно, сейчас стоит отметить, что в случае, когда стремление одержать победу терпит поражение, желание отомстить становится очень сильным и человек действует не в силах больше сдержаться. Подобная агрессия, присутствующая в конкуренции и желании унизить другого, может обернуться и против самого человека. Когда подобная агрессия направляется на других, альфа нарцисс становится жестоким и провоцирующим. При обращении против себя он принижает себя и удваивает попытки достичь успеха. Иногда в этой ситуации на заднем фоне присутствует риск самоубийства.

По мере продвижения к успеху альфа нарцисс кажется довольным жизнью, но в глубине становится очевидным отсутствие простых удовольствий, радости жизни. Из-за неспособности создавать настоящие отношения, у альфа нарцисса отсутствует личная жизнь. У них может быть активная сексуальная жизнь, но она довольно безлична, агрессивна и сопровождается жестокостью. Внутренняя жизнь может быть наполнена мотивами и требованиями, но личных смыслов практически нет. А успешность не приносит удовлетворения.
 

Клинический случай: Генеральный директор без работы
Давайте рассмотрим альфа нарцисса на примере одного клиента. Он занимал должность генерального директора крупной инженерной компании, но внезапно потерял свою должность в результате агрессивной сделки, его компанию выкупила другая. На протяжении следующего года им пришлось жить на зарплату жены, которая работала секретаршей. Впервые в жизни его власть и превосходство исчезли. Он впал в депрессию и пытался справиться с ней в антагонистическом стиле. Он пришел в терапию по настоянию жены. Она противостояла его яростным нападкам на нее и ее друзей и расстраивалась, что он не пробовал искать работу. Она устала обеспечивать семью самостоятельно и терпеть его оскорбления, все заботы о семье пали не ее плечи. Неудивительно, что все свое время муж проводил в спортзале, приводя свое тело в идеальную форму. И неслучайно на наши встречи он приходил в спортивной форме (шортах).

Он наотрез отказывался искать работу, поскольку был слишком квалифицированным специалистом для тех позиций, которые были на рынке труда. При этом у него имелась парочка тузов в рукаве, которые он планировал разыграть: он хотел продать информацию, которая имелась у него в связи с постом генерального директора; другая идея заключалась в желании открыть новую компанию совместно со своим другом только для того, чтобы выбить из бизнеса ту компанию, из которой ему пришлось уйти. Мне показалось, что он пришел в терапию только для того, чтобы успокоить жену и выиграть немного времени.

На встречах он постоянно пытался использовать время для рассказа о чем-то поверхностном вроде интеллектуальных дискуссий о духовности, книгах и статья о браке, которые он читал для успокоения жены.

Он использовал поверхностность как защиту по нескольким причинам. Во-первых, он пытался отвлечь внимание от его отчаянного положения в профессиональной и личной жизни, ему было слишком сложно и унизительно разговаривать об этом с другим человеком. Во-вторых, он скрывал негативный перенос. Альфа нарцисс стремится скрыть негативный перенос, поскольку он неприемлем с точки зрения стратегии. Он преобладает в структуре такой личности и его очень сложно уловить, интерпретировать и трансформировать. Мы никогда не говорили о негативном переносе, поскольку все силы и деньги он вкладывал в развитие идеи своего бизнеса, как только он добился успеха, он бросил терапию и не заплатил за встречи. При попытке связаться с ним и получить оплату у меня ничего не вышло.

В этом небольшом примере мы можем увидеть человека с альфа нарциссическим характером. Этот человек считал себя имеющим право быть выше остальных, его основной стратегией выстраивания отношений был всемогущий контроль. Его желание конкурировать было пропитано агрессией, способность к эмпатии и привязанности была практически нулевой, при этом он совершенно отрицал свою полную зависимость от жены. Его аффективная злость, присущая данной личности, выражалась преимущественно при помощи ярости и получения удовольствия от унижения другого человека.
 

Теоретические размышления
В теории психоанализа часто описывают особую форму нарциссизма, в которой наблюдается витальность инстинктов и слияние сексуальности и агрессии в сочетании с отсутствием привязанностей, неразвитым сверх-Я и стремлением к манипуляции в отношениях. Теодор Райх использовал термин «фаллический нарциссизм» и описывал мужчин с высоким стремлением к конкуренции, преимущественно спортсменов, пилотов, военных и инженеров. В современном мире мы можем встретить подобных женщин: спортсменок, руководителей, политиков, военных, моделей и т. д. Это люди, которые постоянно находятся на виду и получают крупные гонорары. Согласно описаниям Райха, фаллический нарцисс физически силен, атлетичен, эмоционально пуст, заносчив и агрессивен. Отношения к другим людям как правило холодно сдержанное или презрительно агрессивное. «Его отношение к объекту, включая объект любви, всегда наполнено более-менее скрываемым садизмом» (Reich 1949: 218). Привлекая внимание других, фаллический нарцисс становится харизматичным и великолепным. Одним из их преимуществ является агрессивная смелость, а их «раздутая самооценка основана на физической мощи и красоте». Тем не менее, как только они терпят поражение или на них не обращают внимание, они начинают принижать себя или начинают вести себя очень вызывающе, провокационно и агрессивно. Райх отметил, что для такого нарцисса фаллос становится инструментом агрессии, а не любви; он зациклен на эрекции, а не оргазме. Сексуальность подсознательно переживается как проникающая или разрушающая другого. Когда эрекция снижается, нарцисс становится неуверенным в себе и депрессивным.

В нашем описании альфа нарцисса есть многие черты фаллического нарцисса Райха: сдержанная холодность, агрессивность, скрываемый садизм, обесценивание других и себя, отсутствие способности любить, стремление доминировать. Однако часть этих черт обусловлена смешением сексуальности и агрессии, которая коренится в архетипической реальности и недостаточной дифференцированности Я из бессознательного. В этом мы не согласны с Райхом, который утверждал, что динамика нарцисса основана исключительно на агрессивных и сексуальных влечениях.

Кернберг описывал «патологический нарциссизм», в котором сцепелены грандиозное Я и садистические влечения, которые мешают развить Я и сверх-Я. Чувство грандиозности является нормальным этапом в развитии ребенка, но когда он слишком рано связывает его с защитной идентификацией с селфобъектом незнакомца, начинается развитие грандиозного Я.
 

Термин «альфа нарциссизм»
После некоторого обсуждения мы решили остановиться на термине «альфа нарциссизм». Термин «фаллический» ассоциируется с гендером, сексуальностью, влечениями, получением власти через секс, а термин «патологический» несет в себе уничижительную коннотацию. Кроме того, эти термины не отражают стремления данного типа личности к достижению хрупкого внутрипсихического балланса, из истинных страхов и опасной агрессии. Слова «фаллический» и «патологический» могут неосознанно помешать терапевту развить эмпатию и сострадание к данным личностям. Один их наших коллег интуитивно понял, что нам нужно: «Никто не хочет быть патологическим нарциссом, но все хотят быть альфой!»

Стремление альфа нарцисса быть лучшим вполне соответствует поведению альфа самцов в природе​

Он переживает себя как способного принимать решения и имеющего право действовать в соответствии с ним. Он чувствует, что способен взять на себя ответственность и «победить» других, т. к. он сильнее и идентифицирует себя с лидером. Альфа нарцисс осознает свое положение в обществе, группе и старается прорваться наверх, стать во главе стаи. Он не удивлен, когда его описывают как агрессивного, возможность стоять на вершине и унижать других помогает ему избавиться от тревоги и почувствовать себя в безопасности.

Согласно нашим наблюдениям, клиницисты не часто способны диагностировать альфа нарциссизм, что приводит к недостаточной оценке антагонизма таких клиентов и использования поверхностных диалогов в качестве защиты. Неспособность распознать альфа нарцисса приведет к невозможности развить негативный перенос и параноидную регрессию, которые необходимы для работы с данным пациентом. Зависимый и контрзависимый нарциссы в некоторой степени способны к идеализации, которая не сопровождается идеализацией себя и свидетельствует о более развитом сверх-Я, альфа нарцисс не способен на это.
 

Альфа нарциссизм и антагонистическая модель привязанности
Люди разных типов личности с данной моделью привязанности имеют схожие черты, которые мешают развитию сознательного Я. При конфронтировании с антисоциальным поведением, психопат демонстрирует неспособность оценивать свое поведение рационально или с точки зрения морали, вместо этого они доказывают свою правоту или врут, чтобы избежать ответственности (Meloy 1988). Люди с альфа нарциссизмом осознают необходимость выглядеть более приемлемо в глазах других и общества, просто действуют более хитро и задействуют свое очарование.

Психопат более склонен действовать на основе своих сексуально-агрессивных импульсов без учета вопросов статуса, альфа нарцисс действует исходя из принципа поддержания иерархии в стае. Антагонистическое отрицание желания является попыткой защититься от самораскрытия, которое может обернуться смертельными последствиями. При наличии более развитого Я альфа нарцисс лучше контролирует свои импульсы, чем психопат. Его идентификация с архетипом хищника выражается в стремлении победить, унизить другого или испортить ему жизнь. Он физически не может себе позволить полностью проявить антисоциальное поведение, поскольку это испортит его образ в глазах других и сделает объектом насмешек и обвинений. Бессознательно они идентифицируются с агрессором, но социально делают то, что будет правильно с точки зрения общества, чтобы избежать нарциссической травмы. В отличие от психопата стремящийся к конкуренции альфа нарцисс ценит и оберегает свое положение в обществе и статус. Например, психопат может хаотично проявлять свое сексуальное перверсное поведение, а альфа нарцисс действует более тонко для осуществления своей агрессии и сексуальности, предпочитая манипулятивное издевательство и поддразнивание или использование соблазнения для осуществления мести.
 

Хотя альфа нарциссы и проявляют свою сексуальность, она лишена чувств и привязанности. В данной модели привязанности секс важен с точки зрения тела, но чувства остаются в зачаточном и недифференцированном состоянии. Отсутствие аффективной составляющей и идентификация с агрессором определяют особенности ранних отношений таких людей. Неразвитое сверх-Я выдает себя во всемогущем контроле, манипуляциях и обмане в попытке поддержать свое положение в обществе. Хронические манипуляции сигнализируют об отсутствии морали и совести. Психопат, альфа нарцисс и пассивно-агрессивная личность систематически используют манипуляцию для поддержания внутрипсихического и межличностного баланса. В работе Бёрстена описана роль манипулятивного цикла для поддержания баланса психики личностей с антагонистической моделью привязанности. Он разбивает цикл на четыре стадии. На первой должен существовать конфликт целей; манипулятор должен хотеть получить что-то от другого, которые не хочет это давать. Далее манипулятор пытается его уговорить или заставить. Случайное влияние на других – это не манипуляция. На следующем этапе используется обман и лицемерие. И наконец расплата, если обман оказался успешным. Заканчивается манипуляция чувством победы над другим и чувством удовлетворения. Внутрипсихически манипуляция используется для подавления чувства зависти путем мобилизации агрессии и обмана против других. В аффективном плане манипулятор получает только чувство внутреннего оживления и унижения другого, которые восстанавливают внутрипсихический баланс. Опыт удовольствия от использования других лишь укрепляет существующую динамику получения власти и контроля над другими вместо создания привязанности. Цикл манипуляции позволяет выразить сплав сексуальности и агрессии и сохранить позицию власти и контроля по отношению к другим.
 

Люди с антагонистической моделью привязанности по-разному используют манипулятивный цикл. Психопат прибегает к нему при малейшем разногласии, что соответствует его идентификации с архетипом незнакомца. Альфа нарцисс имеет более развитое сознательное Я, поэтому манипуляции могут быть отложены во времени ради стратегии сохранения своего статуса в обществе. Пассивно-агрессивный тип личности имеет еще более развитое Я, большую потребность в объекте и использует менее прямые способы выражения агрессии и доминирования при помощи манипуляции.

Динамика личности в теории Юнга
Ранее сознание младенца находится в архетипической реальности. Развитие Я происходит через привязанность с достаточно хорошей материю, ребенок приобретает способность дифференцировать свое Я и Другого. Аффект и воображение помогают осуществить дифференциацию. Однако в случае антагонистической модели у ребенка меньше всего ресурсов для дифференциации сознания из бессознательного. Недифференцированное содержание бессознательного продолжает существовать в хаотичном состоянии: слияние любви и ненависти, зависимости и независимости, анимы и анимуса, человека и животного, и т. д. Кернберг наблюдал подобную динамику в случае патологического нарциссизма: фантазия сплавляет оральное и генитальное, сексуальное с агрессивным.

Динамика зависти и параноидной регрессии
Часто в нашей работе мы спускаемся в темные и примитивные реальности для того, чтобы установить настоящий контакт с истинным Я пациента. В случае регрессии в безопасной обстановке мы можем полностью погрузиться в реальности первичной фазы развития Я. Подобные путешествия очень шокирующие, опасные и трудные. Выживание младенца напрямую зависит от его раннего окружения, поэтому его потребность в зависимости является самой важной, но вызывает в нем тревогу. Из-за неспособности сдерживать импульсы и не отыгрывать их и чувствительности к своему положению в обществе, регрессия может стать весьма угрожающей для альфа нарцисса.

Она может обернуться для него в состояние психопата или параноика. В примитивном состоянии Я психопат ведом исключительно отыгрыванием импульса, что приводит к реальному импульсивному насилию по отношению к себе и другим. В случае альфа нарциссизма в период регрессии вместо повторного переживания непереносимой угрозы, стыда, бессилия детского Я перед преследующими родителями или отыгрывания насилия архетипа хищника, он может совершить суицид. В регрессивном состоянии недостаток внутренних объектов и привязанности не дают достаточного ресурса для того, чтобы обратиться к ранним проблемам и попытаться справиться с ними. Также не стоит забывать, что в случае антагонистической модели привязанности существует недифференцированная агрессия, а в сочетании с глубокой нарциссической травмой альфа нарцисс может выбрать путь суицида.

 

Терапевт должен найти способ конфронтирования пациента с проецируемой беспомощностью его обесцененной части. Пациент должен столкнуться с ней, примириться с ее существованием и вступить во взаимодействие. Самое сложная задача для аналитика – удерживать эту часть и оставаться разделенным с ней в своем сознании и представлении пациента. Что мы имеем в виду под «удерживать» эту проекцию? Терапевт может сказать: «Кажется, вы видите меня как человека, занимающего невысокое положение в академическом сообществе. Расскажете об этом подробнее?” Хитрость заключается в том, чтобы терапевт определил проекцию, сохранил свои границы и отделил себя от реальности пациента. Аналитик должен помнить о сохранении жестких терапевтических границ.

Клинический случай: Элизабет – боль, превосходство, боль

Отвержение в сочетании с невыносимым одиночеством
Элизабет пришла ко мне после неудачной терапии с другим специалистом на протяжении 6 лет. Она чувствовала, что получила в тех отношениях все, что они могли ей дать, а ко мне она пришла, потому что я работала в другом направлении (юнгианском). По ее ощущениям данный вид психотерапии мог бы принести ей пользу. Первоначально она жаловалась на чувство одиночества и изоляции, неспособности работать так же эффективно, как ей хотелось бы. Она работала врачом в медицинском центре университета и специализировалась в онкологии и патологиях. Ее карьера была довольно успешной, а репутация впечатляющей, хотя клинической практики у нее не было. Она осознавала, что у нее проблемы в создании отношений с другими людьми. Бывали периоды, когда она хотела начать работать с пациентами, но сама идея взаимодействия с людьми казалась ей довольно скучной и не такой ценной. Кроме успешной карьеры она была талантливым художником, ее картины выставлялись во многих галереях.
 

Ее родители были довольно известными людьми интеллектуального склада характера. Она была старшей из трех детей, которых воспитывали в духе соревновательности и достижения успеха. Своего отца она описывала как холодного и жестокого, стремившегося к власти и требовавшего уважения от домашних. У него были приступы ярости. Мать работала на должности научного сотрудника и часто разрывалась межу работой и семьей, часто находилась в депрессии. Младший брат становился объектом отцовских вспышек ярости. Мать не могла защитить детей ни от выходок отца, ни от его требований быть успешными в жизни. Все дети в их семье получили степень доктора наук и построили головокружительную карьеру. Мне стало понятно, что история с отсутствием привязанности в семье повторялась у них из поколения в поколение. Элизабет не была привязана ни к родителям, ни к сиблингам.

Элизабет легко завладевала вниманием окружающих, выглядела серьезной и была очень красивой. Она носила черную строгую одежду и была воплощением элегантной сексуальности, которая больше производила впечатление, чем вызывала желание подойти. Она действительно высмеивала и стыдила любого, кто откликался на ее провокацию и подходил к ней. Она буквально стала воплощением авторитетной фигуры. В возрасте 50 лет она пришла в терапию, признав, что ее жизнь была выстроена исключительно вокруг работы. Ее беспокоило отсутствие семьи и друзей. Она никогда не была замужем и не имела длительных отношений с кем-либо. Она осознала, что в области личной жизни была пустота и совершенно не знала, что можно было бы с этим сделать. Она понимала, что ей не хватает навыков межличностного общения, поскольку именно по этой причине она когда-то не пошла в политику.

С первой же встречи она полностью подходила под описание фаллического нарцисса. Ее отношение к другим было переполнено агрессией и странной сексуальностью. Она находилась в состоянии противостояния с другими и ждала только нападения, особенно в ответ на ее атаки. Больше всего ее пугали люди, которые не могли контролировать свою агрессию. Ей нравилось занимать высокие должности и управлять своими подчиненными. По моим ощущениям, ее стратегия захвата власти переставала действовать и изнуряла ее. Кроме этого стареющее тело наносило ей невыносимую нарциссическую рану. Чаще всего она испытывала боль, пустоту и тщетность, а не ожидаемый триумф и гордость. Кроме этого она прикладывала невероятные усилия, чтобы сохранить свои переживания в тайне от других. Хотя в ее семье не было случаев суицида, но среди дальних родственников было несколько самоубийц (дядя по папиной линии и двоюродная прабабушка матери). Ригидность ее защит вызвала у меня опасения относительно реальной угрозы самоубийства во время прохождения анализа.

 

По мере нашей работы Элизабет не хотела создавать никаких отношений, ни со мной, ни с другими. Я и окружающие переживали ее как холодную и отстраненную. Если другие люди хоть как-то выражали свое неуважение или ранили ее (даже обычные прохожие), она реагировала очень жестоко и уничижительно. Она страдала от приступов гнева и депрессии, когда ее патологическая грандиозность ставилась под вопрос. Защитой от этого служил всемогущий контроль внутренней реальности и человека, попытавшегося ее задеть. В такие моменты она переживала чувство унижения и поражения, которые не проходили даже после немедленного нападения на обидчика, что доставляло ей непереносимые страдания и повергало в ярость. Но страдания и ярость приводили к новому приступу чувства унижения, поскольку ассоциировались у нее со слабостью и уязвимостью. Именно поэтому у нее не была развита аффективная агрессия. Ей не удавалось распознать и выразить простые эмоции, а значит, даже если все будет идти хорошо нам потребуется огромное количество усилий для развития способности к наблюдению и принятию эмоциональной составляющей человеческого опыта.

 

Терапевтические размышления
Иногда Элизабет делала успехи в терапии, эти моменты совпадали с периодами невыносимой боли. В ее защитах были прорехи, которые позволяли установить энергетический обмен между нами, но такие моменты были мимолетными и быстро забывались ею. Психопаты в переносе проецируют на терапевта образ хищника или добычи и жертвы, альфа нарциссы проецируют динамику зависти.

Стоило Элизабет установить подобие отношений со мной, ее тут же накрывало чувство зависти, она начинала чувствовать себя уязвимой и переходила в наступление, нападая на меня. Для сохранения дистанции между нами она часто вела себя покровительственно, сначала через ухмылки, а потом переходила к жестоким обвинениям. После короткого «медового месяца» работа стала очень напряженной. Мне стало очевидно, что она была очень подозрительной, внимательной к моим комментариям, особенно ее пугало мое доброе отношение. Примитивная зависть становится способом обесценивания нежного и заботливого отношения. Можно было бы предположить, что в ее детстве не было любви и заботы, поэтому антисоциальная личность не может понять интерес аналитика к нему и попытается логически понять позицию терапевта.

Если мы вернемся к образу мачехи из «Белоснежки», то поймем процесс регрессии альфа нарцисса. Столкнувшись с непреодолимым конкурентом, угрожающим ее превосходству и великолепию, королева становится одержима завистью и впадает в регрессивную психопатическую убийственную ярость. Альфа нарцисс может быть настолько захвачен примитивными эмоциями, что переходит к физическим атакам на других. Когда Элизабет впала в манипулятивный цикл, он подпитывал ее и изнурял меня. Внутри это переживалось как следующий круг. Я буду с ней, потом я ошибусь или она придерется к чему-то. Затем начнет обвинять меня в моей бесчувственности по отношению к ней или холодности. Потом с видом победителя скажет в чем я ошибся, начнет горько описывать и жаловаться насколько она ранена и в конце останется очень довольной своей победой. Все это время я буду пытаться быть с ней, отражать ее чувства и пытаться научить ее тестировать реальность и проверять свое восприятие. В ответ же она лишь методично отчитает меня и скажет, что все мои попытки помочь ей абсолютно бессмысленны и неэффективны, ее жизнь по-прежнему наполнена болью и страданием. Она будет жаловаться на свой трудоголизм, ей надо закончить в ночи еще один эксперимент, а на выходных написать еще одну статью. Ее садистичное грандиозное Я теперь нападает на нее в виде мазохистического вовлечения в работу.

Мне удалось пережить ее атаки в попытке остаться с ней, но подобный холдинг не приводит к появлению желания привязанности. Вместо этого мы застреваем на этапе, когда она чувствует себя оскорбленной мною, выражает свой гнев и уходит, унизив меня. За всеми этими представлениями мы совершенно забываем о целях терапии.

 

Со временем она стала все больше и больше обвинять меня в отсутствии эмпатии, говоря, что я просто сижу в своем кресле и смотрю, как она страдает, я холодный и безучастный перед лицом ее боли. Она говорила, что мои нечуткие реакции лишь мешали ей выражать свою злость по отношению ко мне. Я якобы наказываю ее за злость, которая на самом деле могла бы ей помочь выздороветь. Мои слова и интерпретации расценивались как атаки, призванные унизить ее и задеть. А мои ошибки и нечуткие реакции были нежеланием выстраивать с ней настоящие отношения. Для поддержания своей изоляции она говорила что-то вроде «Больше мне негде говорить о себе» или «По крайней мере я могу приходить к вам и рассказывать о своих мыслях». В тоже время ее симптомы процветали, частота и интенсивность ее сексуального отыгрывания увеличились, а трудоголизм процветал.

Очень часто я чувствовал себя измотанным, бессильным и злым и винил себя в ее страданиях. Нэнси МакВильямс назвала эту реакцию как «шок и сопротивление потере идентичности специалиста помогающей профессии». Мы реагируем на это попыткой быть полезными, помогающими, что лишь усиливает атаки пациента, обеспечивая его ситуациями, когда он может нас обесценить. Я попался в эту ловушку и зашел в тупик.

Позже я понял, что боялся противостоять Элизабет, чтобы не вызвать еще большее чувство внутреннего опустошения и разрушения, боялся ее ответной ненависти, острого ума и отыгрывания. Страх парализовал меня, я был связан по рукам и ногам, а она не получала от меня никакой помощи. Чем хуже становилось мне, тем лучше она чувствовала себя. Она начала заводить знакомства и рассказывала об этом на встречах. Она даже попыталась начать встречаться с кем-то, но отношения были недолгими, то ее очень злило и ранило. Я увидел, что как только она выражала благодарность кому-то, его тут же надо было раскритиковать. Она давала другому человеку что-то хорошее и тут же уничтожала. Ее потребность использовать всемогущий контроль всякий раз стояла на страже создания любых отношений. На сессиях она стала все более и более контролирующей: она отказывалась обсуждать свои сны, работу или молчать. Она предпочитала говорить о моих недостатках и ошибках. Мне приснилось, что мне нужна подсказка, и я ее получил.

В тот момент я изучал подход Отто Кернберга для работы с патологическим нарциссизмом. Он писал о постоянном ощущении тупика в работе с такими пациентами, что является признаком сопротивления переносу. Мне надо было отказаться от идеи о «поддерживающем и заботливом окружении» и посмотреть на саму тупиковую ситуацию. Сначала ей было все равно, что наша работа не продвигается. Я прокомментировал, что, похоже, ее не особо волнует, что мы ходим по кругу. Она была в бешенстве от моих слов, что было ожидаемо. Со временем она заинтересовалась этими повторяющимися ситуациями. Я понял, что она пыталась приложить все усилия для обесценивания меня из-за нарциссической зависти и желания разрушить предмет зависти. Лучше уж быть слоном в посудной лавке, чем стоять не шелохнувшись… И пассивно наблюдать, как пациент разрушает нас и наше время. Именно так воплощается неспособность терапевта выдерживать непереносимые состояния и убежденность в том, что пациент не может измениться.

Нападения пациента на любые конструктивные предложения аналитика создают этот тупик, ввергая нас в бесконечный порочный круг. Застывшее время не дает произойти изменениям и позволяет пациенту почувствовать триумф своей деструктивности. Ощущение тупика и разрушение времени становятся отражением динамики взаимодействия с альфа нарциссом. По мере обсуждения тупиковых ситуаций мы начала говорить о пассивности ее матери, депрессии и неспособности защитить детей от ярости отца. При этом я привлекал ее внимание к моментам заботы и спокойствия, которые были в нашей работе, но она постоянно диссоциировала их.

Постепенно я осознал ее агрессивное чувство того, что она имеет на что-то право или ей все должны, которое при этом сопровождалось отсутствием чувства связи с другими. Иногда в середине сессии она начинала методично протирать очки, проверять записи в ежедневнике, говоря, что она только что вспомнила кое-что важное. Она пыталась даже отвечать на рабочие звонки во время сессии. Иногда она смотрела в окно и начинала говорить о погоде. Я был в сложном положении, потому что мои попытки обсудить ее поведение наталкивались на разговоры о моем нечувствительном отношении к ней и ее ранимости.

Как только ее попытки обесценить и обвинить меня стали более осознанными, появился параноидный перенос и еще большие обвинения в моем намерении причинить ей вред. Она стала очень подозрительной в отношении моих мотивов. Элизабет обвиняла меня в том, что я раню ее, чтобы почувствовать свое превосходство. Она удивлялась, откуда я столько о ней знаю, если она не говорила об этом. Неужели я разговаривал с ее коллегами? Становясь уязвимой, она колебалась между презрением и триумфом, страхом и ужасом. В это время развалились ее дружеские отношения с коллегой, Элизабет впала в тяжелую реактивную депрессию, сопровождавшейся апатией, набором веса, бессонницей, неспособностью к концентрации, что мешало работать и привело к суицидальным мыслям.

Спустя время я порекомендовал ей обратиться к психиатру и пройти медикаментозное лечение депрессии. Она разразилась безудержным гневом, но сходила к врачу и взяла рецепт. Элизабет сказала, что приняла лишь половину рекомендуемой дозы и отреагировала пугающей гиперактивностью, паническими атаками и тахикардией. На следующую встречу она пришла в гневе и начала с обвинений, сказав, что я и психиатр были в сговоре и хотели ее уничтожить. Далее продолжила говорить о заговоре фармацевтических компаний, желающих отравить и обезвредить женщин, лишив их и сексуальных желаний через побочные эффекты антидепрессантов. Она сказала, что я просто не хочу больше слышать о ее боли и пытаюсь таблетками заглушить ее, чтобы мне было легче с ней работать. Она тут же прекратила прием лекарств и через пару недель ее депрессия начала проходить. Полагаю, что ее гнев на меня и психиатра восстановил чувство ее грандиозности и помог выйти из депрессии, забыв об уязвимости.

По мере развития параноидного переноса ее попытки победить меня разделились между двумя сферами. Во-первых, все, что я давал ей хорошего в ее понимании, она атаковала и рьяно уничтожала. Когда я попытался привлечь ее внимание к этому, она немного успокоилась и ушла в задумчивом состоянии, которое привело к ощущению горя. Далее ее сны наполнились образами ее взрывного и садистичного отца. Так появилась возможность начать работать с ее бессознательной идентификацией с агрессором. Во-вторых, как только я пытался привлечь внимание к подробностям ее жизни и наших отношений, она реагировала хроническим враньем, пытаясь не выдать важную информацию.

С учетом развившегося негативного переноса она стала очень избирательной и манипулятивной в отношении того, о чем она рассказывает, пытаясь сохранить свое превосходство и контроль. Как только мы проработали это сопротивление, я смог привлечь ее интерес каким-то новым образом. Она улыбалась, когда я ловил ее на лжи, и смотрела на меня, будто видела впервые. Я чувствовал, что начал появляться в ее глазах как реальный человек. Ее грандиозное Я было отодвинуто в сторону, и она смогла удержаться в отношениях. Кульминацией вранья и обмана в переносе стала ситуация с антидепрессантами. Муж ее сестры совершил самоубийство и Элизабет поехала на похороны. Она смогла выразить сестре свои соболезнования и почувствовала связь с семьей и родственниками. Это событие помогло высвободить большое количество бессознательного материала, сближение с семьей вызвало агрессию, которую она смогла попытаться осмыслить в кабинете. Мы также смогли помочь ей проработать горе из-за изоляции от семьи, которую она почувствовала, вернувшись домой в пустую квартиру. Однако агрессия была настолько сильной, что ее Я не смогло ее сдержать и направило вовнутрь, спровоцировав новый виток депрессии. Спустя несколько недель она победно заявила, что снова обратилась к тому психиатру, и они вместе решили прописать ей курс антидепрессантов, которые она начала пить неделю назад. Я проинтерпретировал данное событие как желание скрыть что-то от меня и попытку победить и обесценить. Она начала постепенно обдумывать мои слова, стала лучше сдерживать свои импульсы и даже подружилась с коллегой. Мы продолжали работать в кабинете, ее желание встать на путь индивидуации помогало нам, особенно в моменты неудач в нашей работе.

Перенос и контрперенос
Кернберг наиболее точно сформулировал мой опыт работы с данной пациенткой в следующем наблюдении: «Самым ярким проявлением агрессии грандиозного Я является потребность уничтожить аналитика психологически: его интерпретации, креативность, ценность как автономного хорошего объекта… Бессознательные мотивы включают чувство зависти к аналитику как к питающему объекту… И кроме того, зависть из-за того, что аналитик не стал жертвой такой же патологии. Осознание, что аналитик способен наслаждаться жизнью становится непереносимой для пациента, заключенного в тюрьму садистичного грандиозного Я». (Kernberg 1993: 303)

На терапевта переносится не образ родителя, а неинтегрированные аспекты самого себя. Альфа нарцисс может немного идеализировать аналитика, проецируя на него часть своего грандиозного Я. Далее он проецирует и обесцененную часть и нападает на нее. Пациент защищается от этих аффектов и образов путем еще большего обесценивания. Заботливое отношение, отзеркаливание, интерпретации постоянно отвергаются и используются для критики терапевта и высмеивания его неадекватности и непрофессионализма.

 

Агрессия пациента маскируется за очень логичными рассуждениями. Он сознательно идентифицируется с жертвой и бессознательно с преследователем. Идентифицировавшись с жертвой пациент получает внутреннее разрешение стать тираном, а бессознательно идентифицируется с агрессором, обвиняя терапевта и говоря, что его действия продиктованы заботой о себе и вопросами собственной безопасности. Очень важно не упускать из виду бессознательную идентификацию с агрессором и говорить о явном садистичном поведении. Долгосрочной целью терапии альфа нарциссов является развитие эмоциональной стороны жизни через признание существования простых чувств и принятия собственной слабости и уязвимости.

В условиях работы с динамикой альфа нарцисса терапевту очень сложно сохранять баланс и спокойствие. Контрпереносные чувства могут включать очень разные состояния. В одну секунду вы чувствуете себя особенным, важным, умным и влиятельным, будто стали членом секретного сообщества. С другой стороны, в момент обесценивания вы становитесь уязвимым, поверженным, преследуемым, напуганным и желающим ударить в ответ, чтобы защитить себя. Иногда подступает ощущение себя в роли соблазняющего садиста тирана.

Мифическая подоплека темной стороны души
Мифы об альфа нарциссах рассказывают о самой темной стороне человеческой души. Мы видим истории о матерях, убивающих своих детей из-за предательства мужа, в попытке одержать победу они так и не находят удовлетворения и могут впадать в крайности. Психологически мы можем предположить, что позволить себе страдать в ответ на потерю – значит разрушить хрупкую структуру альфа нарцисса. Как Медея он впадает в убийственную ярость. Миф о Медее является ярким примером динамики альфа нарцисса, она не могла позволить себе проиграть. Она предает своего деда для того, чтобы помочь Ясону, убивает дракона, своего младшего брата, чтобы выиграть время и сбежать с Ясоном. Она сбрасывает тело брата в воду.

Когда они приплывают в королевство Ясона, то обнаруживают, что теперь им правит дядя Ясона. Медея обманывает глупых дочерей короля и заставляет поверить в то, что, расчленив своего отца, они смогут превратить его в юношу. Вместо трона Ясон, Медея и их дети были изгнаны. В изгнании Ясон находит себе другую. Медея обнаруживает предательство и убивает соперницу при помощи отравленных даров. Потом она убивает своих детей, чтобы ранить Ясона. Перед убийством детей она говорит с ними настолько заботливо, что от этого становится очень страшно, но появляется надежда на иной исход событий. Она сомневается, но потом решается.

В конце Медея появляется в колеснице, запряженной драконами. Она издевается над Ясоном, предсказывая ему ужасную смерть. Альфа нарцисс постоянно унижает и оскорбляет других ради своего триумфа и превосходства. Колесница, запряженная примитивными силами психики, увозит одинокую Медею в ночное небо.

В сказках тоже есть пример альфа нарцисса – это образ Ла Йорны, плачущей женщины. Ее соблазнил прекрасный незнакомец, от которого она родила двух красивых детей, а затем он предал ее. В припадке ярости и бесчестия она скинула своих детей в бурную реку, и они утонули. В завываниях ветра над рекой можно услышать ее плач.

Эта сказка иногда воплощается в реальность. Несколько лет назад в Северной Каролине разразилась история Сьюзан Смит, которая утопила своих детей в озере, чтобы (без детей) стать более привлекательной для своего нового любовника. Медея и Ла Йорна – это истории о крайностях. Они символически усиливают давление, которое испытывает альфа нарцисс перед лицом нарциссической травмы и впадает в состояние способного на убийство психопата. В таком состоянии он может совершить самые ужасные преступления. Он бьет по самому больному месту – его страдания от смерти детей во много раз ужасней, чем его собственная смерть. Поэтому Медея убивает не Ясона, а детей. Можно было бы сказать, что в детях она убивает и часть себя, свое создание, свой потенциал. Однако в состоянии психопата убийство детей – это не жертва, а удовлетворение, победа.

 

Альфа нарцисс старается удержаться на вершине своей внутрипсихической горы. Нарциссическая рана – это наследие нарциссической фазы, но не стоит забывать о возможно провале в состояние психопата. В состоянии дикой ярости и боли он может решиться на жестокие и необдуманные действия. Не стоит забывать о предостережениях в мифах и сказках.

В случае с Элизабет мы говорили о необходимости параноидной регрессии для успешного анализа. Она ставит альфа нарцисса в состояние, способное привести к переживанию и интеграции человеческого потенциала чувства уязвимости и тревоги. Таким образом станет возможным интеграция этих переживаний. Тем не менее, истории о Медее и Ла Йорны говорят нам о том, что исцеление невозможно. Мы не видим здесь образов анимуса или Я, которые могли бы прийти на помощь и трансформировать человека. Возможно, альфа нарцисс сможет найти партнера, способного выдержать встречу с архетипом трикстера, но не идентифицирующегося и не сливающегося с ним. Однако Медея и Ла Йорна выбрали себе в партнеры предателей, т. е. мужчин подобных им самим, с такой же динамикой.

 

Трикстер в антагонистической модели привязанности
Архетип трикстера может обладать силой трансформации, поскольку ни психопат, ни альфа нарцисс полностью не идентифицируются с ним. Психопат одержим фигурой хищника, а альфа нарцисс сплетается с трикстером, колеблясь между идеализацией и обесцениванием. Альфа нарцисс прекрасно владеет искусством обесценивания и использует его для разрушения других, внося в свою и чужую жизнь беспорядок, и чувствуя себя идеальными и сильными.

Из-за ранней травмы и слияния Я с архетипическим, диалог между Я и селф невозможен. Если происходит идентификация с темной стороной архетипа (ведьма, черный маг), альфа нарцисс становится очень могущественным в обесценивании других и использует эту силу исключительно для себя. Он использует энергию трикстера, чтобы одурачивать других ради своей выгоды. В процессе терапии возможно высвободиться от влияния архетипа, выйти из поля хаоса и помочь психике установить порядок и баланс. В этом случае альфа нарцисс использует трикстера для целей истинного Я (селф).

Как мы уже говорили, альфа нарцисс может стать своего рода катализатором жизни других людей, в мире много хороших сказок о трикстерах.

Дарами психопатического и альфа нарциссического характеров могут быть смелость, любовь к приключениям, мужество, их не останавливает ни страх, ни тревога. При наличии сильного Я возможен диалог между человеческим и архетипическим, и для этой роли трикстер подходит иногда лучше всего. Он помогает излечиться при помощи магии других миров. Харизму, власть и магию можно использовать во благо настоящего Я.

Альфа нарцисс имеет обширные знания о том, как получить и использовать власть в этом мире, при участии трикстера можно обходить защиты других людей для того, чтобы создавать с ними отношения и помогать им развиваться. Энергия архетипа трикстера должна быть использована не для личной выгоды. Можно быть мошенником хилером, а можно быть шаманом или бизнесменом, способствующем установлению диалога в мире.

 

Поиск смысла динамики альфа нарцисса в нашей жизни
Альфа нарцисс повсеместно присутствует в нашей жизни и обществе. Как же нам использовать его положительные стороны? Как мы видели во многих сказках, путешествие к исцелению часто начинается со встречи с трикстером, с которым сплетается альфа нарцисс. Иногда нам в жизни действительно нужен сильный и мощный пинок, мы сталкиваемся с сильной травмой. Трикстер может привнести в нашу жизнь трансформацию и магию в самый неожиданный момент. Он способствует росту и индивидуации. Трикстер всегда рядом, когда что-то происходит. Мы можем стать жертвой трикстера альфа нарцисса и начать наш собственный путь к жизни. Встреча с такими людьми может заставить нас перестать пользоваться привычными защитами и методами, ведь трикстер очень ловко обходит наши защиты, пересекает границы, нарушает табу и видит наши самые уязвимые места. Мы также всегда должны помнить о внутреннем трикстере. Он является воплощением животного и божественного, не являясь ни тем, ни другим; став чем-то третьим в мире трансцендентного. Он бог юмора, обмана, беззакония и сексуальности. Но он и бог границ, целебной магии, божественных откровений. Путешествие, которое может начаться как поиск способов удовлетворить его желания, может привести к просвещению. Его появление в наших снах и фантазиях поможет трансцендентному проявиться в нашей жизни весьма неожиданным и волшебным образом.
 

Мужественность и фаллический нарциссизм | openDemocracy

Адам Джакс не из тех людей, которые глупо говорят о том, что мужские мозги находятся в их члены. Тем не менее, это послание, лежащее в основе его теории «фаллического нарциссизм », который на протяжении 30 лет был руководящим принципом сердце его работы с жестокими мужчинами и raison d’être для Он основал мужской центр в Лондоне. Через три десятилетия слуха люди пытаются объяснять, оправдывать, жить с их эмоциональным и физическим насилием и видеть как: «женоненавистничество основано на страхе», он заключает, что это эндемический характер: «поскольку естественно для мужчин, как обладание пенисом.«

Это не радуются, поскольку в Международный женский день отмечается примерно 1,4 миллиона женщины и 700 000 мужчин пострадали от домашнего насилия в прошлом году, согласно цифрам из Управления национальной статистики. Так мало, если вообще что-то, улучшилось в четверть века, когда ряд отчетов, в том числе один из британских Медицинская ассоциация (1998), по оценкам, каждая четвертая женщина может быть пострадавшие от домашнего насилия.

Это поэтому нам, безусловно, нужно знать, что такое фаллический нарциссизм, почему это так и как он создает поведение, которое заставляет мужчин разрушать жизни женщин они часто заявляют о любви своими оскорбительными действиями.И у Джукса много сказать по этому поводу, написав 369-страничную книгу «Почему Мужчины ненавидят женщин, о чем свидетельствует его теория фаллического нарциссизма.

Джукс утонченный, спокойный академический человек, называющий себя феминистом, но он поднимает руку на то, что в его время руководил фаллическим нарциссизмом. Это была психотерапевтическая подготовка, которая привела его к изучению механизма управляя этим. Он объясняет, что «мужественность построена на фаллическом нарциссизм, который является отождествлением себя с понятием эрегированный пенис как всемогущий.«

«Маленькая мальчики идентифицируют себя и свое тело таким образом, и это переводится в идея силы, гордости … так что в своей крайней форме это очень изменчивое коктейль, в котором мужчина стремится стать супергероем ».

Спорно, он видит оскорбительное поведение мужчин с самого раннего зависимость от матери. и боль разлуки, которая интерпретируется, бессознательно, маленьким мальчиком как отвержение, потому что его мать предпочитает его отец ему.

«Так все тело и мужская психика или я отождествляются с эрегированным пенис — или его символ в культуре, фаллос.Таким образом, мужественность становится связанные с поведением, связанным с победой, соревнованием, контролем, доминирование, статус, власть и так далее. Итак, доминирование над женщиной — это sine qua non мужественности, и это гарантирует, что она никогда не получит над ним власть опять же, Она не будет повторно открывать первоначальную нарциссическую рану, которая приводит к стыду и унижению, связанным с отказом. В жестокое обращение, таким образом, основано на совокупности убеждений, взглядов, моделей поведения и разрушает жизни мужчин и женщин. Пол моего кабинета завалены психикой мужчин, борющихся с отношениями со своими матери.Между тем статистика показывает, что женщины инициируют разводятся гораздо чаще, чем мужчины: это было 66% случаев на начало 2013 г., хотя и меньше 72% в начале 1990-х гг.

Джукс оспаривает идею о том, что матери — злодеи пьесы, но он действительно утверждает, что если мать дает своему сыну достаточно сильное чувство бытия любил, даже если разрыв имеет место, это очень сильно защищает его от самые дикие крайности женоненавистничества. Потому что Джакс ясен, женоненавистничество — это ответ на то, что мужчины стали чувствовать.Он говорит: «мужественность — это то, что делают мужчины, а не то, что они сотки. «

Но Какую бы роль женщины ни играли, Джаксу было ясно с самого начала. что необходима сложная и требовательная терапевтическая программа, в которой мужчины должны противостоять своему поведению и брать на себя ответственность, а также понимать, что это было недостаточно, чтобы оправдать это просто, как они есть. Итак, его подход было: «это ваш фильм, ваша раскадровка и ваша отправная точка в этот фильм — «она ааааа тебе в лицо, тратит твои деньги, бла, бла, бла».Все в вашем повествовании определяется по первой картинке «. И я обычно говорил:» Хорошо, давайте представим, что есть еще одна картинка перед первой. Что ты сделал, чтобы заставить ее сделать это?

Так его фаллический нарциссизм является неотъемлемой частью, и хотя, по его словам, это является прямой теорией Фрейда: «Я не думаю, что Фрейд действительно работал с последствиями этого. Я делаю. Мужчины так легко получают настройки по умолчанию которые были установлены в первичных отношениях с матерью, и они уходят к тому, что я называю безумной гипотезой: «она заставила меня сделать это … она заставила меня сумасшедшая … она не понимает, что мне нужно … она отвечает за мое поведение.«

Это Джаксу будет сложно спорить, учитывая неизменную статистику по злоупотребления, что его работа, которая включает в себя противостояние и вызов рационализации и оправданий множеством способов, которые люди делают снова и снова за их поведение, повлияло на изменение оскорбительного поведения повсеместно. И он не будет достаточно хвастливым, чтобы заявить об этом.

Еще Джакс может указать на значительное количество мужчин, которые перестали поведения, и прежде, чем скептик приподнял бровь, приняв слово мужчины за об этом, как говорит Джакс, «очень часто мне говорят партнеры, и через какое-то время после окончания лечения насколько изменилось поведение их мужчин изменились, какая совсем другая основа для отношений, которые они сейчас имеют.»Он также не верит, что ни ему, ни кому-либо другому удастся добиться широкого переделка, которая должна предложить мужчинам длительную программу терапевтических работать, при этом доступных ресурсов гораздо больше.

Марка, 56, хорошо иллюстрирует то, что Джакс говорит о страхе перед уязвимостью, которая неприятие приводит мужчин к насилию, побуждая их к насилию, но как это можно изменить?

«я только что закончила университет, и у меня начались мои первые настоящие отношения. я думал мы были устроены и счастливы. Я оскорблял ее и толкал ее немного, когда она не будет делать то, что для меня важно, а затем она сказала, что она хотел расстаться.У нас была большая ссора, и я довольно сильно ударил ее ».

Но потом: «Я всегда беспокоился о том, что будет в моих отношениях и когда кто-то расстался, я чувствовал себя опустошенным, хорошо это было или нет. я не мог сдерживать свои эмоции, не мог работать, и я жил в страхе сломаться вниз. Я начал замечать закономерность: я встречусь с кем-нибудь, буду очень добрым и внимательный, пока они не влюбились в меня, тогда я бы начал дистанцироваться, видите вещи, которые мне не очень нравились, и мое поведение становилось злым, а иногда физическое насилие.Женщины разозлятся и бросят меня ».

Это достигнув кульминации в 36-летнем Джонсоне, он женился, хотя, по его словам, в этом и был смысл при котором его злоупотребления были в наибольшей степени.

«Почти Я сразу же начал пытаться отдалиться и ударил ее. Мы были на праздник, и мы пили. Я думал, она флиртовала, а когда я Столкнувшись с ней, она не дала ответов, которые я хотел. Теперь я вижу, что он взорвался страшная мысль, что она оставит меня, и я запаниковал. Мой жена, высококвалифицированный топ-менеджер, приехала из США и полностью зависит от меня здесь.Она не могла понять, почему я так изменился в сторону ее. Я старался минимизировать это в собственном сознании: меня преследовали, она извивала я встал, она знала, как тяжело я нашел жизнь и что будет, если она спровоцировал меня «. Понятно, что его жена ушла и:» чувство полного опустошения было худшим из всех, и оно не могло исчезнуть. я пристрастился к кокаину. Я знал, что мне нужна помощь, хотя считал, что за гранью возможности получить это ».

Джонсон наткнулся на Джакса на желтых страницах и видел его один на один в течение 10 лет.В на первом сеансе он вспомнил, как трудно было чувствовать себя любимым его мать, которая, по его мнению, находилась в глубоком противоречии, пытаясь сохранить его отец, который видел себя соревнующимся со своими детьми за материнскую привязанность’. И: «Я начал понимать, как далеко я использовал выход из-под контроля контролировать женщин, чтобы быть абсолютно уверенными, что они не разделятся от меня. «

Даже Итак, в тех немногих попытках завязать новые отношения, которые у него были в это время, он продолжал с: «толчки, толчки и психологическое насилие, хотя и не так по-прежнему существенный.«

Во время на терапии он отказался от наркотиков, но также потерял работу и получил нервный срыв. «Я был глубоко подавлен, но Адам (Джукс) помог мне осознать, что я должен найти совершенно новый образ жизни и поведения, если я хочу построить осмысленный жизнь. Джакс не говорил много: он искал перенос как часть психодинамического процесса. Он был непредвзятым, и я чувствовал, что он может справиться со всем, что я сказал. Я чувствовал себя очень защищенным и безопасным ».

Во время на этот раз Джонсон повторно женился, и теперь у него двое детей. зная, что он может работать над отношениями с Джаксом, но даже в этом случае были «времена жестокого обращения.Однажды я толкнул ее «. Но его жена знает, почему он проходит терапию, и работает с ним: «Я прекрасно понимаю, как я лечите ее сейчас, и если я когда-нибудь прибегну к психологическому насилию, она меня поймает. Когда у нас есть скандал, если я когда-нибудь думаю, что перешагнул отметку, я всегда говорю об этом, и я чувствую, что теперь у меня есть выбор, оскорблять я или нет «. Джакс тоже видит это и рад, что жена Джонсона сказала ему часто, насколько хороши их сильно изменившиеся отношения.

Джонатан, 43, пошли в мужской центр на короткую программу, а затем продолжили видеть Джакса наедине.»Я завязал отношения со старшим женщина, у которой было трое детей-подростков, и это было сложно. Как только там Из-за конфликта я вернулся к поведению своего отца, который подорвали, недооценили и ударили по моей матери. Я думаю, что мой партнер был немного мать для меня, но я стал оскорблять, когда не мог объяснить, как я расстроен был ее успешными детьми — я работала не по найму, а не в том же лига — я был очень зол, но не хотел уходить. Я часто выходил из себя и я действительно спросил своего партнера, оскорбляю ли я.Она сказала нет, но я становился все более контролирующим и агрессивным. Я не могу вспомнить, когда я впервые ударил ее, но, полагаю, тот факт, что она мирилась с эмоциональным насилием, означал, что я позволил себе это сделать ».

Тогда она попросила его уйти. Джонатан понял, что он должен сделать это: «Я думаю, что это была проверка на реальность. Я ушел сразу, потому что боялся своих поведением и знал, что мне нужна помощь «. Он знал кого-то, кто был мужского центра, но еще не осознал, какие жгучие впечатления от шести недель было бы.»Снова и снова я видел, как мы, мужчины, право действовать по своему усмотрению. Тем не менее, каждый человек страдал глубоко потеря и боль от того, как они, казалось, были вынуждены разрушить отношения с женщины, о которых они так заботились. Групповой опыт труден, потому что вам все время бросают вызов предвзятым идеям. Я нашел себя размышляя о том, что было сказано, и задаваясь вопросом о других мужчинах и о том, как они могли делать все, что они описывали. Я посмотрел на их поведение и на свое и подумал, что неудивительно, что мы разрушили наши отношения.«

Там были открытиями, и Джонатан говорит: «Я начал видеть и понимать, как женщины должны чувствовать, и это дало мне возможность быть немного более сострадательным к себе, хотя большую часть времени существовала ненависть к себе ».

Это уменьшилось по мере продолжения терапии, но также потому, что он осмелился получить в новые отношения, и он больше не чувствует необходимости контролировать все, что говорит: «когда вы можете держаться за то, что вы узнали, а не вернуться к жестокому обращению, вы увидите, как жизнь может продолжаться, даже несмотря на разочарования, в здоровый нормальный образ.«

Спросите Джакса, как он размышляет на 30 лет работы, берет ли он кредит на рост терапии другие программы для жестоких мужчин. Он тщательно оценивает свой ответ. Несмотря на все свои успехи, он знает, что слишком много мужчин уходят после короткого Программа мужского центра требует гораздо большей работы, чтобы окончательно измениться. И он боится, что это линия разлома в преступнике. программы, предлагаемые различными организациями и которым социальные услуги см. Мужчины многого просят увидеть безрассудство своих способов и фундаментально хотят измениться всего за несколько сеансов один раз в неделя.

«Мы могли бы сделать гораздо больше если бы работа была приоритетной, а мужчинам давали гораздо более интенсивные лечение, — говорит он, — обучение метаболизму чувств бессилие и уязвимость, которые мужчины чувствуют из-за идеи не доминировать и быть контроль над женщинами — это долгая, тяжелая работа. Но ведь оно того стоит, не так ли? «

( имена мужчин, посещающих Мужской центр в этой статье, были изменены )

Нарциссическое расстройство личности | Аномальная психология

I Человек с диагнозом нарциссический PD обсуждает свое расстройство.

Критерии DSM-IV-TR

Распространенный образец грандиозности (в фантазиях или поведении), потребности в восхищении и недостатке сочувствия, начинающийся в раннем взрослом возрасте и присутствующий в различных контекстах, на что указывают пять (или более) из следующего:

  1. обладает грандиозным чувством собственной важности (например, преувеличивает достижения и таланты, ожидает признания превосходящим без соразмерных достижений)
  2. озабочен фантазиями о безграничном успехе, силе, блеске, красоте или идеальной любви (идеальный брак с идеальным супругом)
  3. считает, что он или она «особенный» и уникальный и может быть понят только другим особым или высокопоставленным людям (или учреждениям) или должен общаться с ними
  4. требует чрезмерного восхищения
  5. имеет чувство собственного достоинства, т.е.д., необоснованные ожидания особо благоприятного обращения или автоматического соответствия его ожиданиям («Вы должны мне, потому что я настолько хорош»)
  6. является межличностным эксплуататором, т. Е. Использует других для достижения своих целей
  7. не хватает сочувствия: не желает признавать чувства и потребности других или отождествлять их с ними
  8. часто завидует другим или считает, что другие завидуют ему или ей
  9. демонстрирует высокомерное, высокомерное поведение или отношение

Другие симптомы:

  • история интенсивных, но кратковременных отношений с другими людьми; неспособность установить или поддерживать по-настоящему близкие отношения
  • склонность к привлечению к руководству, высокопоставленным должностям или профессиям
  • паттерн чередования нереалистичной идеализации других и столь же нереалистичной девальвации их
  • оценка других с точки зрения полезности
  • необходимость быть в центре внимания или восхищения в рабочей группе или социальной ситуации
  • Повышенная чувствительность к критике, даже легкой, или неприятию со стороны окружающих
  • нестабильный взгляд на себя, который колеблется между крайностями самовосхваления и презрения к себе
  • озабоченность внешним видом, «имиджем» или общественным мнением, а не внутренней реальностью
  • болезненные эмоции, основанные на стыде (неприязни к себе), а не на вине (сожаление о содеянном)

Сопутствующие элементы

Людям с нарциссическим расстройством личности очень не хватает эмпатии и они не желают распознавать чувства и потребности других или отождествлять их с ними.Они считают себя выше других и испытывают сильное чувство собственного достоинства и потребность в восхищении. Нарциссические люди не считают себя ущербными и вряд ли обратятся за лечением. Следовательно, эти люди составляют менее одного процента клинической популяции.

Некоторые люди, страдающие НПЛ, также страдают расстройствами настроения. Нарциссические пациенты стремятся только к отношениям, которые принесут им определенную пользу. Их раздутое чувство собственного достоинства приводит к обесцениванию других и их достижений.Пациенты с нарциссическим расстройством личности преувеличивают свои достижения и таланты и удивляются, когда не получают ожидаемого признания. Эти пациенты склонны больше завидовать другим людям, обладающим знаниями, определенными навыками или какой-либо принадлежностью, которой они не обладают. Пациенты очень эгоцентричны и им трудно реагировать на потребности других. Нарциссические люди часто демонстрируют историю интенсивных, но кратковременных отношений с другими, неспособность устанавливать или поддерживать по-настоящему близкие отношения и нестабильное представление о себе, которое колеблется между крайностями самовосхваления и презрения к себе.Критика может преследовать их и заставлять чувствовать себя униженными, униженными, пустыми и опустошенными, хотя они и не демонстрируют этого. Из-за проблем, связанных с правом и необходимостью восхищаться и пренебрежением к другим, они испытывают трудности с межличностными отношениями. Они могут не желать принимать участие в ситуациях, в которых есть риск и возможность поражения. NPD также ассоциируется с нервной анорексией, расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и другими расстройствами личности.

Если родители пренебрегают и не проявляют сочувствия к ребенку, или если они обесценивают ребенка, тогда ребенок всегда будет искать это идеальное чувство себя, нарциссическую точку зрения.Обратное отношение родителей также получило некоторую поддержку. Нарциссическое расстройство личности может возникнуть из-за чрезмерного увлечения родителей, которое относительно безболезненно, но исследования для этого предположения немного скудны.

Гитлер в качестве примера:

  • Первым критерием этого расстройства является то, что у человека должно быть сильное чувство собственного достоинства, он переоценивает свои способности и приукрашивает свои достижения. Гитлер считал себя особенным человеком.Он считал себя выдающимся художником и не сомневался, что собирается поступить в художественную школу в Вене, а когда этого не произошло, он был поражен. Он позволил окружающим поверить в то, что его приняли в Венскую академию изящных искусств, хотя на самом деле ему дважды отказывали.
  • Второй критерий нарциссического расстройства личности — человек должен быть озабочен фантазиями о неограниченном успехе и власти. В ранние годы Гитлер мечтал стать великим и могущественным художником.Позже у него появилась мечта стать величайшим и самым могущественным лидером мира, истребляя евреев.
  • Третий критерий — то, что человек считает себя превосходным, особенным или уникальным. Гитлер считал, что его мнения были более продвинутыми, чем его окружение. Он настаивал на том, чтобы все его слушали, и часто ссорился с теми, кто выступал против него.
  • Гитлер соответствовал и четвертому критерию, поскольку нуждался в чрезмерном восхищении. Многие, с кем он контактировал, восхищались им.Он смог так долго увлекать своего друга Густла из-за того, что Густл восхищался Гитлером.
  • Пятый критерий — чувство причастности. Гитлер ожидал, что другие будут удовлетворять все его потребности, особенно его мать, сестра и тетя. Позже он ожидал, что его слуги и военные будут служить и давать ему все, что он хотел.
  • Шестой критерий и один из тех, которые Гитлер продемонстрировал наиболее заметно, — это эксплуатация других. В своих деловых сделках он делал все, что ему нужно, чтобы принести пользу себе, даже если это означало вывешивать других сушиться или бросать их, так сказать, под автобус.
  • Седьмой критерий — отсутствие сочувствия. Гитлер совершенно не сочувствовал тому, что делал во время Второй мировой войны. Убивать евреев и всех, кто помогал их выживанию, было для Гитлера легким и безболезненным делом. Однако он действительно сочувствовал своей матери.
  • Зависть — восьмой критерий. Люди с нарциссическим расстройством личности завидуют другим и верят, что другие завидуют и им. Гитлер очень завидовал тому, что Густля приняли в Венскую консерваторию для занятий на своем рояле.
  • Последний критерий — высокомерное, снобистское или покровительственное отношение к другим. Адольф Гитлер был, мягко говоря, высокомерным, снобистским и покровительственным. Он считал себя величайшим художником, самым умным человеком, лучшим, чем женщины, а все, кто отличался от него, был ниже его.
  • Очевидно, что Гитлер обладал характеристиками, подпадающими под все девять критериев, поэтому вполне возможно, что у Гитлера было нарциссическое расстройство личности.
  • (Кершоу, 2008)

Подтипы NPD

  • Подтип личности
  • Возрастная группа Подтип:
    • Согласно Энциклопедии психических расстройств, с 1950-х годов, когда психиатры начали замечать рост числа своих пациентов, страдающих нарциссическими расстройствами, они предпринимали попытки более точно определить эти расстройства.NPD был представлен как новая диагностическая категория в DSM-III, опубликованном в 1980 году. До DSM-III нарциссизм был признанным явлением, но не официальным диагнозом. В то время NPD считалось практически неизлечимым, потому что люди, которые страдали от него, редко начинали или продолжали лечение; как правило, они считают себя выше своего терапевта и считают, что их проблемы вызваны «глупостью» или «недостатком признательности» других людей.
    • психиатра предложили разделить нарциссических пациентов на две подкатегории примерно по возрасту: тех, кто страдает стабильной формой НПЛ, описанной в DSM-IVTR, и молодых людей, чей нарциссизм часто корректируется жизненным опытом.
    • Это различие в возрастных группах представляет собой продолжающийся спор о природе NPD — является ли это в основном расстройством характера или же это вопрос усвоенного поведения, от которого можно отучиться. Терапевты, склонные к первой точке зрения, обычно пессимистично относятся к результатам лечения пациентов с НПЛ.
  • Другие психиатры отметили, что пациенты, которые соответствуют критериям DSM-IV-TR для NPD, отражают различные группы черт в списке DSM-IV-TR.Один эксперт в области NPD предложил следующие подкатегории нарциссических личностей:
    • Тяга к нарциссам. Это люди, которые чувствуют себя эмоционально нуждающимися и недоедающими, и вполне могут казаться цепкими или требовательными к окружающим.
    • Параноидальные нарциссы. Этот тип нарцисса испытывает сильное презрение к себе, но проецирует его на других. Параноидальные нарциссы часто отталкивают других людей от себя сверхкритичными и ревнивыми комментариями и поведением.
    • Манипулятивные нарциссы. Этим людям нравится «что-то перекладывать» на других, обретая чувство превосходства, обманывая их и манипулируя ими.
    • Фаллические нарциссы. Почти все нарциссы в этой подгруппе — мужчины. Они склонны быть агрессивными, спортивными и эксгибиционистскими; им нравится демонстрировать свое тело, одежду и общую «мужественность».

Презентация для детей и взрослых

  • NPD был замечен у детей, подростков и взрослых.Дальнейших исследований для определения различий в возрасте этого заболевания не проводилось. Проявления расстройства у детей и подростков аналогичны проявлениям у взрослых.

Гендерные и культурные различия в представлении

  • NPD чаще встречается у мужчин, чем у женщин (7,7% для мужчин и 4,8% для женщин), согласно 34 653 очным структурированным интервью, которые включали диагностические критерии DSM-IV. Темнокожие мужчины и латиноамериканские женщины имели более высокие показатели по сравнению с латиноамериканскими мужчинами и европейцами любого пола.50% -75% всех пациентов — мужчины.

Эпидемиология

  • Распространенность нарциссического расстройства личности в общей популяции колеблется от 2 до 16 процентов в общей популяции, но составляет менее 1 процента в клинической популяции. Тот факт, что эти люди составляют менее 1 процента клинической популяции, неудивителен, потому что эти люди редко, если вообще когда-либо, обращаются за лечением. Причина очевидна: эти люди считают себя (и свою жизнь) почти идеальными и не видят необходимости в изменениях.
  • Для NPD не было известных генетических факторов или факторов окружающей среды. Считается, что это наблюдается, когда родители чрезмерно балуются поощрением, которое они проявляют к своему ребенку, чрезмерно рьяно хвалят его достижения, говорят своему ребенку, что они не несут ответственности за свои проступки или балуют своего ребенка.
  • Однако дополнительные данные свидетельствуют о том, что генетическое влияние может играть роль в определении характера NPD. Эти унаследованные аспекты включают гиперчувствительность, агрессию, низкую толерантность к фрустрации и проблемы в регуляции аффекта.
  • Некоторые исследователи полагают, что нарциссические личности не вырастают из того периода, когда они не видят точку зрения других в детстве.
  • В клинической практике наркозависимости от 10 до 15% страдают нарциссическим расстройством личности (SAMHSA, 2009).

Этиология

  • Энциклопедия утверждает, что в настоящее время существуют две основные теории о происхождении и природе NPD. Одна теория рассматривает НПД как форму задержки психологического развития, в то время как другая рассматривает ее как защиту маленького ребенка от психологической боли.Эти две точки зрения были отождествлены с двумя главными фигурами психоаналитической мысли, Хайнцем Кохутом и Отто Кернбергом соответственно
  • .
  • Обе теории о NPD восходят к новаторской работе Зигмунда Фрейда «О нарциссизме», опубликованной в 1914 году. В этом эссе Фрейд ввел различие, которое сохранялось почти всеми более поздними авторами, а именно различие между первичным и вторичным нарциссизмом. Фрейд считал, что все человеческие младенцы проходят через фазу первичного нарциссизма, в которой они считают себя центром своей вселенной.Эта фаза заканчивается, когда реалии жизни вынуждают ребенка признать, что он не контролирует своих родителей (или других опекунов), а фактически полностью зависит от них. В нормальных обстоятельствах ребенок отказывается от своих фантазий о всемогуществе и становится эмоционально привязанным к своим родителям, а не к себе. То, что Фрейд определил как вторичный нарциссизм, является патологическим состоянием, при котором младенец не вкладывает свои эмоции в своих родителей, а, скорее, перенаправляет их обратно к себе.Он думал, что вторичный нарциссизм развился в то, что он назвал доэдиповой фазой детства; то есть до трехлетнего возраста. Таким образом, с фрейдистской точки зрения нарциссические расстройства возникают в очень раннем детстве, и считается, что это раннее происхождение объясняет, почему их так трудно лечить в более позднем возрасте.
  • Кохут и Кернберг согласны с Фрейдом в том, что они прослеживают корни NPD в нарушениях в исходной семье пациента, в частности, в проблемах в отношениях между родителями и детьми до того, как ребенку исполнилось три года.Они расходятся во мнениях о природе этих проблем. Согласно Кохуту, ребенок вырастает из первичного нарциссизма благодаря возможности быть отраженным (т. Е. Получить одобрение) его или ее родителями и идеализировать их, приобретая более реалистичное самоощущение и набор личных идеалов и ценностей. два процесса. С другой стороны, если родители не предоставляют подходящие возможности для идеализации и отражения, ребенок остается «застрявшим» на той стадии развития, на которой его или ее самоощущение остается грандиозным и нереалистичным, в то же время он остается зависимым. на одобрение других для повышения самооценки
  • Напротив, Кернберг считает, что НПД основывается на защите ребенка от холодного и безразличного родителя, обычно матери.Эмоционально голодный и сердитый на обездоленных родителей, ребенок замыкается в той части себя, которую родители ценят, будь то внешний вид, интеллектуальные способности или другие навыки или таланты. Эта часть «я» становится гиперинфекционной и грандиозной. Любые воспринимаемые слабости «отщепляются» до скрытой части личности. Расщепление порождает пожизненную тенденцию колебаться между крайностями величия и чувствами пустоты и никчемности.
  • В обоих рассказах ребенок вступает во взрослую жизнь с историей неудовлетворительных отношений с другими.Взрослый нарцисс обладает грандиозным взглядом на себя, но имеет конфликтную психологическую зависимость от других. Однако в настоящее время психиатры не согласны в своем описании центрального дефекта НПЛ; одни думают, что проблема в первую очередь эмоциональная, другие считают ее результатом искаженного познания или знания. Некоторые утверждают, что у человека с НПЛ есть «пустое» или голодное чувство себя, в то время как другие утверждают, что нарцисс имеет «дезорганизованное» я. Третьи считают основной проблемой неспособность нарцисса проверить реальность и построить точное представление о себе.

Макросоциальные причины.

  • Одним из аспектов NPD, который необходимо учитывать, является его социальный и исторический контекст. Психиатры заинтересовались нарциссизмом вскоре после Второй мировой войны (1939–45), когда более старые практикующие в этой области заметили, что их пациенты изменились. Вместо того, чтобы видеть пациентов, страдающих от навязчивых идей и компульсий, связанных с суровым и карающим супер-эго (той частью психики, которая усваивает стандарты и моральные требования родителей и культуры), психиатры лечили больше пациентов с расстройствами характера, связанными со слабостью. самоощущение.Вместо осуждающей и сверхактивной совести у этих пациентов был слабый или несуществующий моральный кодекс. Они сильно отличались от пациентов, которых Фрейд лечил, описывал и анализировал. Затем молодое поколение психиатров начало интерпретировать расстройства характера своих пациентов с точки зрения нарциссизма.
  • В 1960-х историки и социальные критики обратили внимание широкой публики на нарциссизм как метафорическое описание западной культуры в целом.Эти авторы увидели несколько параллелей между тенденциями в обществе в целом и личностными чертами людей с диагнозом нарциссические расстройства. Короче говоря, они утверждали, что развитые индустриальные общества Европы и Соединенных Штатов вносят свой вклад в развитие нарциссических расстройств у людей во многих отношениях. Они отметили следующие тенденции:
    • Озабоченность средств массовой информации «стилем жизни богатых и знаменитых», а не обычными или среднестатистическими людьми.
    • Социальное одобрение открытой демонстрации денег, статуса или достижений («если у вас есть это, выставляйте напоказ»), а не скромность и сдержанность.
    • Предпочтение стиля руководства, который подчеркивает внешний вид и личность лидера, а не его или ее внутренние убеждения и ценности.
    • Рост крупных корпораций и правительственной бюрократии, которые предпочитают стиль управления, основанный на «управлении впечатлением», а не на объективных измерениях производительности.
    • Социальные тенденции, побуждающие родителей быть эгоистичными и негодовать по поводу законных потребностей своих детей.
    • Ослабление церквей, синагог и других религиозных или социальных институтов, которые традиционно помогали детям видеть себя членами сообщества, а не изолированными людьми

Эмпирически поддерживаемые методы лечения

  • Для лечения НПЛ предпочтительным методом лечения обычно является психотерапия, но этот метод может оказаться проблематичным, поскольку пациент может завидовать терапевту и не реагировать на него.Для таких пациентов рекомендуется индивидуальное консультирование по долгосрочному уходу, чтобы помочь справиться не только с самовозвеличиванием, гиперчувствительностью и потребностью в контроле и внимании, но также с их гневом и депрессией.
  • Групповая терапия — еще один вариант для пациентов, но терапевт должен установить границы и ограничения на время, перерывы, уважение к чувствам других, реагирование на других членов группы и выслушивание ответов и отзывов других.
  • Важно получить лечение как можно быстрее, чтобы избежать появления других заболеваний.Кроме того, лечение следует продолжать до тех пор, пока это разрешено, поскольку черты личности часто очень трудно изменить. Неспособность измениться — еще большая проблема для нарциссического типа, потому что, в конце концов, у них уже есть лучшая личность.

Психотерапия

  • Несколько различных подходов к индивидуальной терапии были опробованы с пациентами с NPD, от классического психоанализа и адлерианской терапии до рационально-моторных подходов и гештальт-терапии.Был достигнут консенсус в том, что терапевты должны ставить скромные цели для лечения пациентов с NPD. Большинство из них не могут установить достаточно прочную связь с терапевтом, чтобы позволить исцелить травмы в раннем детстве. Кроме того, склонность этих пациентов критиковать и обесценивать своих терапевтов (а также других авторитетных фигур) затрудняет терапевтам работу с ними.
  • Дополнительным фактором, усложняющим психотерапию пациентов с НПЛ, является отсутствие согласия среди психиатров относительно причин и течения расстройства.Один исследователь отметил, что необходимо провести гораздо больше исследований, чтобы подтвердить описание NPD в DSM-IV-TR, прежде чем можно будет провести исследования результатов, сравнивая различные методы лечения.

Госпитализация

  • Пациентам с низким уровнем функционирования с НПЛ может потребоваться стационарное лечение, особенно тем, у которых наблюдается серьезное самоповреждающее поведение или отсутствие контроля над импульсами. Однако стационарное лечение оказывается наиболее полезным, когда оно сосредоточено на немедленном кризисе и его симптомах, а не на лежащих в основе долгосрочных проблемах пациента
  • Подробнее: www.minddisorders.com

Лекарство

  • По состоянию на 2002 год не было лекарств, разработанных специально для лечения NPD. Пациентам с НПЛ, которые также находятся в депрессии или тревоге, могут быть назначены препараты для облегчения этих симптомов. В медицинской литературе есть отдельные сообщения о том, что селективные ингибиторы обратного захвата серотонина или СИОЗС, которые часто назначают при депрессии, усиливают нарциссическую грандиозность и отсутствие сочувствия к другим людям

Прогноз

  • Прогноз для молодых людей с нарциссическими расстройствами обнадеживает, поскольку расстройства отражают простое отсутствие жизненного опыта.Однако перспективы долгосрочного НДП в значительной степени негативны. Некоторые нарциссы способны, особенно по мере приближения к своему среднему возрасту, принять свои собственные ограничения и ограничения других, решить свои проблемы с помощью зависти и принять свою собственную смертность. С другой стороны, большинство пациентов с НПЛ впадают в депрессию по мере взросления в рамках ориентированной на молодежь культуры и теряют свою внешность и общую жизнеспособность. Пенсионные годы особенно болезненны для пациентов с НПЛ, потому что они должны уступить свои позиции в рабочем мире следующему поколению.Кроме того, у них нет сети интимных семейных связей и дружбы, которые поддерживают большинство пожилых людей

Профилактика

  • Лучшая надежда на профилактику NPD связана с родителями и другими опекунами, близкими к детям в раннем дошкольном возрасте. Родители должны уметь проявлять сочувствие во взаимодействии с ребенком и друг с другом. Они также должны быть в состоянии показать, что любят своих детей такими, какие они есть, а не за их внешний вид или достижения.И они должны сосредоточить свои родительские усилия на удовлетворении меняющихся потребностей ребенка по мере его взросления, а не требовать от ребенка удовлетворения их потребностей в статусе, комфорте или удобстве

Изображается в массовой культуре

  • В греческой мифологии Нарцисс был очень красивым парнем, с которым все девушки хотели встречаться, но Нарцисс не хотел иметь с ними ничего общего. Он проходил мимо самых красивых и красивых девушек, даже не удосужившись взглянуть на них. Один из его отвергнутых любовников молился богине Немезиде, чтобы «тот, кто не любит других, любит самого себя».Немезида исполнила эту молитву, и когда Нарцисс наклонился над прозрачным бассейном, чтобы напиться воды, он увидел свое отражение и влюбился в него. Он не мог оставить свой образ, и поэтому он тосковал, постоянно склонившись над бассейном, пристально глядя в один длинный взгляд, пока не умер. Говорят, когда его дух пересек реку, которая окружает мир мертвых, он наклонился над лодкой, чтобы в последний раз увидеть себя в воде (Гамильтон, 1969).
  • Уолл-стрит (1987)
  • Чтобы умереть за (1995)
  • Пугало из Бэтмена
    • Сам психиатр, высокоинтеллектуальный и в целом снисходительный
  • Гилдерой Локхарт из Гарри Поттера
    • Снисходительный и всегда ожидающий восхищения и обожания, даже там, где его не хватает

Изменения DSM-V

(APA, 2010)

Для получения дополнительной информации, пожалуйста, прочтите:

  • Нарциссическое расстройство личности — дети, определение, причины, DSM, функционирование, эффекты, терапия, взрослые, человек, люди, использованные, лекарства, теория, женщины, здоровье, черты характера, настроение, определение, описание http: // www.minddisorders.com/Kau-Nu/Narcissistic-personality-disorder.html#ixzz167dngnxo

Ссылки

Женская сексуальность | Encyclopedia.com

Наблюдения Фрейда над женской сексуальностью были сделаны между 1923 и 1933 годами, в конце его карьеры. Их нельзя понять без ссылки на его тезис о примате фаллоса, согласно которому для обоих полов «только один генитальный орган» — мужской — играл структурирующую роль (1923e, стр. 142).Со структурной точки зрения, фаллическая фаза определяла девочку в такой же степени, как и мальчика, но объятия девушки фаллическим — одновременно реальным (непосредственно переживаемым), воображаемым (фантазируемым в колебании между властью и бессилием) и символическим (мысленный катексис). — был сосредоточен на клиторе. Несмотря на то, что фрейдистская теория психосексуального развития девочки по направлению к женственности брала в качестве единственной основы психосексуальность мальчика, Фрейд постоянно подчеркивал различия между полами в этом отношении, а следовательно, и специфику женского Эдипова комплекса.

Зависть к пенису и комплекс кастрации играют главные организующие роли, которые сделали возможным доступ к женственности. Как писал Фрейд в «Некоторые психические последствия анатомического различия полов», «маленькие девочки» замечают, что пенис брата или товарища по играм, поразительно заметный и большого размера, сразу же признают его превосходным аналогом своего собственного маленького и незаметного орган, и с тех пор становится жертвой зависти к пенису »(1925j, стр. 252). Эта травма, одновременно фаллическая и нарциссическая, вначале воспринималась как личное наказание, а затем была принята как часть более широкой истины: у женщин их нет.То, что мать не должна была «дать ей настоящий пенис» (1931b, стр. 234), составляет основной мотив, характерный для маленькой девочки, для передачи своих привязанностей отцу. Этот поворот был скорее бегством от матери, чем выбором отца в качестве объекта. Именно это разочарование в сочетании с обесцениванием матери в связи с открытием того, что она была кастрирована, привело к отказу от отношений с матерью как объектом.

Отказ от фаллической активности (клиторальная мастурбация) позволил пассивности выйти на первый план: «Переход к отцу-объекту совершается с помощью помощь пассивных тенденций, поскольку они пережили катастрофу.Путь к развитию женственности теперь открыт для девушки »(с. 239). Девушка возлагала все свои надежды на отца, ожидая, что он отдаст ей пенис, в котором мать ей« отказала ». Женское отношение может быть достигнуто только в том случае, если будет установлено равенство между пенисом и ребенком и желание иметь пенис трансформируется в желание иметь ребенка.

В 1931 году Фрейд обнаружил, что для маленькой девочки мать как разносчик первой заботы о теле является объектом особенно интенсивного и длительного архаического катексиса.Он сравнил эту первую связь между матерью и дочерью с минойско-микенской цивилизацией, которая так долго скрывалась от глаз афинской цивилизацией: «Наше понимание этой ранней, доэдиповой фазы развития девочек стало для нас неожиданностью, как и открытие. в другой области — минойско-микенской цивилизации, стоящей за цивилизацией Греции »(стр. 226). Он сразу же указал на амбивалентность этой самой ранней связи: первичный гомосексуальность, идея которого должна была развиваться преемниками Фрейда, была построена на любовном или нежном потоке в сосуществовании матери и ребенка, которое, тем не менее, не было лишено агрессивности.Привязанность и враждебность по отношению к матери изменялись по-разному в зависимости от того, относились ли они к оральной или анальной фазе. Во время оральной фазы, после изъятия груди, они возникли в ответ на опасения маленькой девочки быть съеденными, отравленными или убитыми ее матерью. Во время анальной фазы удовольствие, связанное с различными материнскими манипуляциями, было связано с навязчивой анальной матерью (описанной Рут Мак Брансуик как вызывающей агрессивность девочки).

Его открытие первичного совместного возбуждения, сенсорно объединяющего дочь и мать, и драматического разрыва, который последовал между двумя женщинами, входившими в эту первоначальную диаду, предоставило Фрейду большую поддержку его вывода о том, что ментальная бисексуальность женщин более заметна, чем это. мужчин.Последующий путь к женственности был долгим, отмеченным отрывом от доэдиповой матери и требующим как изменения катектируемой эрогенной зоны (переход от клитора к влагалищу), так и смены объекта. Таким образом, восприятие отца как объекта любви рассматривается как вторая фаза умственного развития маленькой девочки, так что можно говорить о двухфазном эдипальном периоде у женщин (Жанна Лампль-де Гроот, Юлия Кристева). Фрейд дошел до того, что сказал, что не видел растворения Эдипова комплекса у женщин.В то время как у мальчика комплекс уступил место угрозе кастрации, в случае женщин он не имел бы конца и проявился бы как таковой как в потребности в материнстве, так и в характере «женщин как социальных существ» (с. 230). ). Помимо пути, ведущего к выбору отца в качестве объекта, Фрейд предложил два других возможных пути: молодая женщина может отвернуться от сексуальности и превратиться в невроз (торможение) или она может отказаться отречься от фаллоса и развить комплекс мужественности.

Фаллоцентрический взгляд Фрейда, к которому он снова обратился в новых вводных лекциях по психоанализу (1933a [1932]), подвергся широкой критике. Во-первых, ряд психоаналитиков, в том числе Карен Хорни, Эрнест Джонс, Мелани Кляйн и Хелен Дойч, в частности, оспаривали утверждение о том, что зависть к пенису является первичной данностью, а не конструкцией, разработанной или используемой вторично. ответ на примитивные пожелания. В то же время феминистки критиковали Фрейда за включение его собственных фаллократических и буржуазных предрассудков в его теорию.Но не следует забывать, что теоретические рассуждения Фрейда здесь обращаются к бессознательному, так что только критика, делающая то же самое, имеет значение (André, 1994). Кроме того, важно помнить, что, согласно Фрейду, фаллическая организация в фантазиях основана на «инфантильной» генитальной организации и что примат фаллоса для девочки по сравнению с мальчиком считается аспектом детского детства. развитие и никоим образом не может быть отнесено к взрослой генитальной организации. И последнее и самое важное: идею фаллического первенства следует понимать как первенство символического измерения, а не органического.В своей книге Écrits (1966) Жак Лакан описывает динамику человеческой психики, зависящую от языка, которая обязательно охватывает как говорящих мужчин, так и женщин. Несмотря на то, что «отделяемость» полового члена неизбежно делает его «означающим отсутствием» и, следовательно, символом самой означающей функции, мужчины и женщины, тем не менее, относятся к нему по-разному. В недавних психоаналитических исследованиях особое внимание было уделено изучению этой разницы и, в частности, «странности фаллоса» для женщин (Кристева).

Юлия Кристева

См. Также: Женский мазохизм; Женственность; Женственность, неприятие; Феминизм и психоанализ; Гендерная идентичность; Инфантильное сексуальное любопытство; Мужественность / женственность; Эдипов комплекс; Зависть к пенису; Фаллическая женщина; Психосексуальное развитие; Половые различия; Сексуальность; Сексуализация; Желаю ребенка.

Библиография

Андре, Жак. (1994). Sur la sexité féminine . Париж, Presses Universitaires de France.

Фрейд, Зигмунд.(1923e). Инфантильная генитальная организация. SE , 19: 141-145.

——. (1925j). Некоторые психические последствия анатомического различия полов. SE , 19: 241-258.

——. (1931b). Женская сексуальность. SE , 21: 221-243.

——. (1933a [1932]). Новые вводные лекции по психоанализу. SE , 22: 1-182.

Кристева, Юлия. (2000). Смысл и бессмыслица восстания (Jea-nine Herman, Trans.). Нью-Йорк: Columbia University Press, 2000. (Оригинальная работа опубликована в 1996 году)

Lacan, Jacques. (1966). Экрит . Париж: Сеуил.

Дополнительная литература

Chodorow, Nancy. (1994). Женственность, мужественность, сексуальность. Фрейд и не только . Лексингтон, Кентукки: Университетское издательство Кентукки.

Deutsch, Helene. (1946). Психология женщины: I. Девичья. II. Материнство . Лондон: Research Books Ltd.

Гилмор, Карен. (1998).Клоакальная тревога в женском развитии. Журнал Американской психоаналитической ассоциации , 46, , 443-470.

Хорни, Карен. (1973). Женская психология . Нью-Йорк: У. В. Нортон.

Климан, Джеймс А. (1976). Взгляд Фрейда на раннюю женскую сексуальность в свете прямых наблюдений за детьми. Журнал Американской психоаналитической ассоциации , 24 , 3-28.

Сильверман, Дорис К. (2003). Теоретизация в тени Фуко: аспекты женской сексуальности. Психоаналитические диалоги , 13 , 243-258.

Перевернутый нарцисс | HealthyPlace

Клиническая картина и корни развития — вступительные замечания

Терминология

Созависимые

Люди, которые зависят от других людей в их эмоциональном удовлетворении и выполнении Эго или повседневных функций. Они нуждаются, требовательны и покорны. Они боятся быть покинутыми, цепляться за них и демонстрировать незрелое поведение, пытаясь поддерживать «отношения» со своим товарищем или партнером, от которого они зависят.Независимо от того, какое насилие им подвергается — они остаются в отношениях. Стремясь стать жертвами, созависимые стремятся контролировать своих обидчиков.

Обратный нарцисс

Также называемый «скрытым нарциссистом», это со-зависимый, который зависит исключительно от нарциссов (нарцисс-со-зависимый). Если вы живете с нарциссом, имеете с ним отношения, если вы женаты на нем, если вы работаете с нарциссом и т. Д. — это НЕ означает, что вы перевернутый нарцисс.

Чтобы «квалифицироваться» как перевернутый нарцисс, вы должны СТРАСТИ в отношениях с нарциссом, независимо от любого насилия, причиненного вам им / ею. Вы должны АКТИВНО искать отношений с нарциссами и ТОЛЬКО с нарциссами, независимо от того, каким был ваш (горький и травматический) прошлый опыт. Вы должны чувствовать себя ПУСТЫМИ и НЕЧАСТНЫМИ в отношениях с ЛЮБЫМИ ДРУГИМИ людьми. Только тогда, и если вы удовлетворяете другим диагностическим критериям расстройства зависимой личности, вас можно смело назвать «перевернутым нарциссом».

Встречные иждивенцы

Большинство «классических» (явных) нарциссов взаимозависимы. Их эмоции и потребности погребены под «рубцовой тканью», которая сформировалась, слилась и укрепилась за годы той или иной формы жестокого обращения. Грандиозность, чувство собственного достоинства, отсутствие сочувствия и самонадеянное высокомерие обычно скрывают мучительную неуверенность и колеблющееся чувство собственного достоинства.

Противозависимые люди своенравны (отвергают и презирают власть), яростно независимы, контролирующие, эгоцентричные и агрессивные.Они боятся близости и замкнуты в циклах нерешительного подхода, за которым следует уклонение от обязательств. Они «волки-одиночки» и плохие командные игроки.

Противозависимость — это реакционное образование. Контрзависимый боится собственных слабостей. Он стремится преодолеть их, создавая образ всемогущества, всеведения, успеха, самодостаточности и превосходства.

Введение

Созависимость — важная и неотъемлемая часть нарциссизма. Нарциссы либо противоположны, либо созависимы (перевернуты).

DSM-IV-TR использует 9 критериев для определения нарциссического расстройства личности (NPD). Достаточно проявить признаки 5 из них, чтобы поставить диагноз нарцисса. Таким образом, теоретически можно иметь NPD, не будучи грандиозным.

Многие исследователи (Александр Лоуэн, Джеффри Сатиновер, Теодор Миллон и другие) предложили «таксономию» патологического нарциссизма. Они разделили нарциссов на подгруппы (очень похоже на мою дихотомию соматического и церебрального нарциссов).

Лоуэн, например, говорит о противопоставлении «фаллического» нарцисса другим. Сатиновер и Миллон проводят очень важное различие между нарциссами, которых воспитывали «классически» жестокие родители, и теми, кого воспитывали любящие, душящие или властные матери.

Гленн О. Габбард в «Психодинамической психиатрии в клинической практике» [издание DSM-IV-TR. Комментарии о расстройствах личности кластера B — нарциссические. American Psychiatric Press, Inc., 2000] мы находим следующее:

«…какие окончательные критерии можно использовать, чтобы отличить здоровый нарциссизм от патологического? Проверенные временем критерии психологического здоровья — любить и работать — полезны при ответе на этот вопрос лишь отчасти ».

«Опыт работы человека может мало помочь в различении. Нарциссические люди с сильными расстройствами могут добиться необычайного успеха в определенных профессиях, таких как большой бизнес, искусство, политика, индустрия развлечений, легкая атлетика и телепроповедь.Однако в некоторых случаях нарциссическая патология может отражаться на поверхностном уровне в отношении профессиональных интересов, как будто достижения и признание более важны, чем владение самой областью.

Патологические формы нарциссизма легче идентифицировать по качеству индивидуальных отношений.




Одна из трагедий, поразившая этих людей, — это их неспособность любить. Здоровые межличностные отношения можно распознать по таким качествам, как сочувствие и забота о чувствах других, искренний интерес к идеям других, способность терпеть амбивалентность в долгосрочных отношениях, не сдаваясь, и способность признать свой вклад межличностным конфликтам.Люди, которым свойственны эти качества, могут иногда использовать других для удовлетворения своих собственных потребностей, но эта тенденция проявляется в более широком контексте чувствительных межличностных отношений, а не как повсеместный стиль общения с другими людьми. С другой стороны, человек с нарциссическим расстройством личности относится к людям как к объектам, которые нужно использовать и отбрасывать в соответствии со своими потребностями, не обращая внимания на их чувства.

Люди не рассматриваются как имеющие отдельное существование или как имеющие собственные потребности.Человек с нарциссическим расстройством личности часто заканчивает отношения через короткое время, обычно когда другой человек начинает выдвигать требования, вытекающие из его или ее собственных потребностей. Что наиболее важно, такие отношения явно не «работают» с точки зрения способности нарцисса поддерживать собственное чувство собственного достоинства ».

«… Эти критерии [DSM-IV-TR’s] определяют определенный вид нарциссического пациента — в частности, высокомерного, хвастливого,« шумного »человека, который требует быть в центре внимания.Однако они не могут охарактеризовать застенчивого, тихо грандиозного, самовлюбленного человека, чья чрезвычайная чувствительность к пренебрежению ведет к упорному избеганию внимания ».

В DSM-III-R упоминалось как минимум два типа нарциссов, но комитет DSM-IV-TR решил удалить это:

«… включен критерий,« реагирует на критику чувствами гнева, стыда или унижения (даже если не выражено) »из-за отсутствия« специфичности »».

Другие теоретики, клиницисты и исследователи аналогичным образом предложили разделение на «забывчивых нарциссов» (a.к.а. открыто) и «сверхбдительный нарцисс» (также известный как скрытый

Компенсация против классического нарцисса

Еще одно интересное различие, предложенное Дэйвом Келли на его превосходном веб-сайте PTYPES (http://www.ptypes.com), касается NPD компенсирующего типа и классического NPD (описанного в DSM-IV-TR).

Вот компенсационные критерии NPD согласно Дэйву Келли:

«Типы личности» предлагает компенсирующее нарциссическое расстройство личности как распространенный образец нестабильного, скрытого нарциссического поведения, который проистекает из основного чувства незащищенности и слабости, а не из подлинного чувства уверенности в себе и высокой самооценки, начиная с раннего взросления и присутствуют в различных контекстах, как указано шестью (или более) критериями ниже.

Основная черта компенсирующего нарциссического типа личности — это образец откровенно нарциссического поведения, (который) проистекает из скрытого чувства незащищенности и слабости, а не из подлинного чувства уверенности в себе и высокой самооценки «.

Компенсирующий нарциссический тип личности:

  • Стремится создать иллюзию превосходства и создать образ высокой самооценки [Миллон];
  • Стремится к признанию и престижу, чтобы компенсировать отсутствие чувства собственного достоинства;
  • Может «приобрести унизительное отношение, в котором достижения других высмеиваются и унижаются» [Миллон];
  • Имеет стойкое стремление к славе и статусу [Миллон];
  • Имеет склонность преувеличивать и хвастаться [Миллон];
    Чувствителен к тому, как другие реагируют на него, внимательно наблюдает и выслушивает критические суждения и чувствует пренебрежение из-за неодобрения [Миллон];
  • «Склонен к стыду и унижению и особенно (тревожно) и уязвим перед суждениями других» [Миллон];
  • Прикрывает чувство неполноценности и неполноценности псевдо высокомерием и псевдогранностью [Миллон];
  • Имеет склонность к периодическим ипохондриям [Forman];
  • Чередует чувства пустоты и мертвости и состояния возбуждения и избытка энергии [Forman];
  • Развлекает фантазиями о величии, постоянно стремится к совершенству, гениальности или славе [Forman];
  • Имеет историю поиска идеализированного партнера и остро нуждается в утверждении и подтверждении в отношениях [Forman];
  • Часто принимает желаемое за действительное, преувеличенное и нереалистичное представление о себе, которое он никак не может сопоставить с [Райхом];
  • Производит (слишком быстро) работу не до уровня своих способностей из-за чрезвычайно сильной потребности в немедленном удовлетворении успеха [Рейх];
  • Обидчив, быстро обижается на малейшую провокацию, постоянно ожидает нападения и опасности, реагирует гневом и фантазиями о мести, когда чувствует разочарование в своей потребности в постоянном восхищении [Райх];
    застенчивый из-за зависимости от одобрения со стороны других [Рейх];
  • Регулярно страдает повторяющимися колебаниями самооценки [Рейх];
  • Стремится избавиться от чувства неполноценности, привлекая всеобщее внимание и восхищение к себе [Рейху];
  • Мэй с презрением к себе и депрессией реагирует на невыполнение своих грандиозных ожиданий [Рисо].



Источники:

Forman, макс. Нарциссические расстройства и эдиповые фиксации. В Feldstein, J.J. (Ред.), Ежегодник психоанализа. Том IV. Нью-Йорк: Международные университеты [1976], стр. 65-92.

Миллон, Теодор и Роджер Д. Дэвис. Расстройства личности: DSM-IV и выше. 2-е изд. Нью-Йорк: Wiley, [1996], стр. 411-12.

Райх, Энни, [1986]. Патологические формы регуляции самооценки.В Morrison, A.P, (Ed.), Essential Papers on Narcissism. С. 44-60. Перепечатка 1960 года. Психоаналитическое исследование ребенка. Том 15, с. 205-32.

Рисо, Дон Ричард. Типы личности: использование эннеаграммы для самопознания. Бостон: Хоутон Миффлин [1987] стр. 102–3.

Критерии умозрительной диагностики компенсирующего нарциссического расстройства личности

Распространенная модель самовозбуждения, псевдоуверенности, эксгибиционизма и стремления к престижу, которая компенсирует чувство неполноценности и низкой самооценки, на что указывает следующее:

  • Псевдоуверенность, компенсирующая лежащее в основе состояние незащищенности и чувства беспомощности;
  • Претенциозность, самовозбуждение;
  • Эксгибиционизм в погоне за вниманием, признанием и славой;
  • Стремление к престижу для повышения самооценки;
  • Обман и манипулятивность в целях поддержания чувства превосходства;
  • Идеализация в отношениях;
  • Фрагментация себя: чувство пустоты и мертвости;
  • Гордый, высокомерный нрав;
  • Ипохондрия;
  • Злоупотребление психоактивными веществами;
  • Самоуничтожение.

Компенсирующее нарциссическое расстройство личности соответствует нарциссическому «комплексу Бога» Эрнеста Джонса, «компенсирующему нарциссизму» Энни Райх, «нарциссическому расстройству личности» Хайнца Кохута и «компенсирующему нарциссу» Теодора Миллона.

Миллон, Теодор и Роджер Д. Дэвис. Расстройства личности: DSM-IV и выше. 2-е изд. Нью-Йорк: Wiley, 1996. 411-12.

Сравните это с классическим типом:

Нарциссический тип личности

Основная черта нарциссического типа личности — это грандиозность, потребность в восхищении и отсутствие сочувствия.

Нарциссический тип личности:

  • Реагирует на критику чувствами гнева, стыда или унижения;
  • Эксплуатирует в межличностных отношениях: использует других для достижения своих целей;
  • Обладает грандиозным чувством собственного достоинства;
  • Считает, что его проблемы уникальны и могут быть поняты только другим особенным людям;
  • Увлечен фантазиями о безграничном успехе, силе, блеске, красоте или идеальной любви;
  • Имеет чувство собственного достоинства: необоснованное ожидание особо благоприятного обращения;
  • Требует много внимания и восхищения окружающих;
  • Отсутствие сочувствия: неспособность распознать и испытать то, что чувствуют другие;
  • Поглощен чувством зависти.

Это в основном вид DSM-III-R. Обратите внимание на не столь тонкие изменения в DSM-IV-TR — нажмите здесь, чтобы просмотреть их, и здесь, чтобы узнать больше о патологическом нарциссизме

Перевернутый нарцисс

Совершенно очевидно, что действительно существует тип нарцисса, которым до сих пор не уделялось должного внимания. Это «скромный» или «интровертный» нарцисс. Мы называем это перевернутым нарциссом (далее ИН). Другие называют это «созависимым нарциссом» или «N-магнитом» (что ошибочно подразумевает пассивность и жертвенность).Алан Раппапорт предложил название (и диагноз) «со-нарцисс».




Это нарцисс, который во многих отношениях является зеркальным отражением «классического» нарцисса. Психодинамика перевернутого нарцисса не ясна, равно как и ее корни развития. Возможно, это продукт высокомерного Первичного объекта или опекуна. Возможно, чрезмерное насилие ведет к подавлению даже нарциссических и других защитных механизмов. Возможно, родители подавляют любое проявление грандиозности (очень распространенного в раннем детстве) и нарциссизма, так что нарциссический защитный механизм «перевернут» и интернализируется в этой необычной форме.

Эти нарциссы скромны, чувствительны, эмоционально хрупки, иногда социально фобичны. Они черпают всю свою самооценку и чувство собственного достоинства извне (других), патологически завистливы (трансформация агрессии), могут периодически проявлять агрессивное / насильственное поведение, более эмоционально лабильны, чем классический нарцисс. пр.

Таким образом, существует три «основных» типа нарциссов:

  1. Потомки пренебрежения родителями — Они по умолчанию принимают нарциссизм как преобладающее объектное отношение (с собой как исключительным объектом любви).
  2. Потомки любящих или властных родителей (часто сами нарциссы) — они усваивают голоса своих родителей в форме садистского, идеального, незрелого Суперэго и проводят свою жизнь, пытаясь быть совершенными, всемогущими, всеведущими и быть оцененными » успех »этими родительскими образами и их более поздними представлениями и заменителями (авторитетными фигурами).
  3. Потомки жестоких родителей — Они усваивают оскорбительные, унижающие и презрительные голоса и проводят свою жизнь, пытаясь вызвать «контрголосы» у других людей и, таким образом, регулировать свою неустойчивую самооценку и чувство собственного достоинства .

Все три типа испытывают повторяющиеся и сизифовские сбои. Защищенные своими защитными механизмами, они постоянно ошибочно оценивают реальность, их действия и реакции становятся все более жесткими, а ущерб, наносимый ими себе и другим, становится все больше.

Нарциссический родитель, кажется, использует множество примитивных защит в своих отношениях со своими детьми:

Расщепление — Идеализация ребенка и его обесценивание циклами, которые отражают внутреннюю динамику родителя, а не что-либо, что делает ребенок.

Проективная идентификация — Принуждение ребенка к поведению, оправдывающему опасения родителей относительно себя, его или ее самооценки и его или ее самооценки. Это очень мощный и вредоносный механизм. Если нарциссический родитель боится своих собственных недостатков («дефектов»), уязвимости, воспринимаемых слабостей, восприимчивости, легковерия или эмоций — он, вероятно, заставит ребенка «почувствовать» эти отвергнутые и (для него) отталкивающие эмоции, чтобы вести себя в соответствии с ними. способы, которые сильно ненавидят родители, проявлять черты характера, которые родитель категорически отвергает в себе.

Проекция — Ребенок, в некотором роде, становится «мусорным ведром» родительских запретов, страхов, ненависти к себе, презрения к себе, предполагаемого отсутствия самооценки, чувства неполноценности, отвергнутых черт, подавленных эмоций , неудачи и эмоциональная замкнутость.

В сочетании с отношением родителей к ребенку как к продолжению родителей, эти психологические защиты полностью подавляют психологический рост и эмоциональное созревание ребенка. Ребенок становится отражением родителя, проводником, через который родитель переживает и осознает себя к лучшему (надежды, стремления, амбиции, жизненные цели) и к худшему (слабости, «нежелательные» эмоции, «отрицательные» черты).

Отношения между такими родителями и их потомством легко ухудшаются до сексуального или другого насилия, потому что между ними нет функциональных границ.

Кажется, что реакцией ребенка на нарциссического родителя может быть либо аккомодация и ассимиляция, либо отторжение.

Аккомодация и ассимиляция

Ребенок успешно приспосабливает, идеализирует и интернализует (интроецирует) нарциссический и оскорбительный Первичный объект.Это означает, что «внутренний голос» ребенка также нарциссичен и жесток. Ребенок пытается подчиняться его указаниям, а также его явным и предполагаемым желаниям.

Ребенок становится искусным поставщиком Нарциссического Ресурса, идеально подходящим для личности родителей, идеальным источником, приспосабливающим, понимающим и заботливым помощником ко всем потребностям, прихотям, перепадам настроения и циклам нарциссизма. Ребенок учится спокойно переносить девальвацию и идеализацию и приспосабливаться к мировоззрению нарцисса.Короче говоря, ребенок становится окончательным продолжением. Это то, что мы называем «перевернутым нарциссом».

Мы не должны игнорировать оскорбительный аспект таких отношений. Нарциссический родитель всегда чередует идеализацию и обесценивание своего потомства. Ребенок, вероятно, усвоит обесценивающие, оскорбительные, критические, унизительные, ругающие, принижающие, принижающие, укоряющие, осуждающие голоса.




Родитель (или опекун) продолжает выживать внутри ребенка, ставшего взрослым (как часть садистского и идеального Суперэго и нереалистичного идеала Эго).Эти голоса настолько сильны, что подавляют даже развитие реактивного нарциссизма, типичного защитного механизма ребенка.

Ребенок, ставший взрослым, продолжает искать нарциссов, чтобы чувствовать себя целостным, живым и желанным. Он жаждет нарциссического лечения нарцисса. То, что другие называют насилием, для него или нее является привычной территорией и составляет нарциссический ресурс. Для перевернутого нарцисса классический нарцисс является источником снабжения (первичного или вторичного), а его нарциссическое поведение составляет нарциссическое снабжение.IN чувствует себя неудовлетворенным, пустым и нежеланным, когда его не «любит» нарцисс.

Роли первичного источника нарциссического предложения (PSNS) и вторичного источника нарциссического предложения (SSNS) меняются местами. Для перевернутого нарцисса ее нарциссический супруг является Источником ПЕРВИЧНОГО нарциссического источника .

Ребенок также может отвергать нарциссического родителя, а не приспосабливаться к нему или к нему.

Отказ

Ребенок может реагировать на нарциссизм Первичного объекта особым типом отторжения.Он развивает свою собственную нарциссическую личность, полную грандиозности и отсутствия сочувствия, но его личность противоположна личности нарциссического родителя.

Если бы родитель был соматическим нарциссом, ребенок, вероятно, вырастет церебральным. Если его отец гордился своей добродетелью, сын оказывается грешником. Если его нарциссическая мать хвасталась своей бережливостью, он обязан расточительно выставлять напоказ свое богатство.

Попытка списка критериев стиля DSM

Можно составить набор критериев, подобных DSM-IV-TR, для Перевернутого нарцисса, используя классические нарциссы в качестве шаблона.Эти двое во многом являются двумя сторонами одной медали, или «слепком и слепком» — отсюда и неологизмы «зеркальный нарцисс» или «перевернутый нарцисс».

Нарцисс пытается слиться с идеализированным, но плохо усвоенным объектом. Он делает это, «переваривая» значимых других в своей жизни и трансформируя их в продолжение своего «я». Для этого он использует различные техники. Для «переваренных» это суть мучительного опыта, называемого «жизнью с нарциссом».

«Перевернутый нарцисс» (ИН), с другой стороны, не пытается, кроме как в фантазиях или в опасной мазохистской сексуальной практике, слиться с идеализированным внешним объектом. Это потому, что он так успешно интернализовал нарциссический Первичный объект, исключив все остальное. ИН чувствует себя неловко в своих отношениях с ненарциссистами, потому что он подсознательно воспринимает это как «предательство», «обман», отмену оговорки об исключительности, которую он имеет в отношении нарциссического Первичного объекта.

Это большая разница между нарциссами и их перевернутой версией.

Классические нарциссы всех мастей отвергают Первичный объект в частности (и объектные отношения в целом) в пользу удобной замены: самих себя.

Инвертированные нарциссы принимают (нарциссический) Первичный объект и усваивают его — исключая все остальные (если только они не воспринимаются как точные копии, реплики нарциссического первичного объекта).

Criterion ONE

Обладает жестким чувством невысокой самооценки.

У классического нарцисса плохо отрегулированное чувство собственного достоинства. Однако это не осознанно. Он проходит через циклы самооценки (и воспринимает их как дисфории).

Чувство собственного достоинства IN не меняется. Довольно стабильно — но очень низко. В то время как нарцисс обесценивает других — ИН обесценивает себя как подношение, жертву нарциссу. ИН опережает нарцисса, обесценивая себя, активно осуждая собственные достижения или таланты.IN очень огорчается, когда его выделяют из-за реальных достижений или демонстрации превосходных навыков.

Перевернутый нарцисс вынужден фильтровать все свои нарциссические потребности через основного нарцисса в своей жизни. Независимость или личная автономия не допускаются. ИН ощущается усиленным постоянным комментарием нарцисса (потому что инверт ничего не может сделать без одобрения первичного нарцисса в своей жизни).

Второй критерий

Занятые фантазиями о безграничном успехе, силе, блеске и красоте или об идеале любви.

Это то же самое, что критерий DSM-IV-TR для нарциссического расстройства личности, но в случае IN он проявляется совершенно иначе, т.е. когнитивный диссонанс здесь острее, потому что IN настолько абсолютно и полностью убежден в своей бесполезности, что эти фантазии величия — крайне болезненные «диссонансы».




У нарцисса диссонанс существует на двух уровнях:

Между бессознательным чувством неустойчивой самооценки и грандиозными фантазиями

И между грандиозными фантазиями и реальностью (Разрыв грандиозности).

Для сравнения: Перевернутый нарцисс может колебаться только между неуверенностью в себе и реальностью. Никакая грандиозность недопустима, кроме опасной, запретной фантазии. Это показывает, что Инверт психологически неспособен полностью реализовать свой внутренний потенциал без первичного нарцисса, который мог бы фильтровать похвалу, лесть или достижения. У нее должен быть кто-то, на кого можно перенаправить похвалу. Диссонанс между уверенностью IN в собственной никчемности и искренней похвалой, которую невозможно отклонить, вероятно, каждый раз эмоционально расстраивает Перевернутого нарцисса.

Критерий ТРИ

Считает, что она абсолютно не уникальна и не особенная (то есть бесполезна и не достойна слияния с воображаемым идеалом) и что никто вообще не может понять ее, потому что она по своей природе недостойна того, чтобы быть понятым. IN становится очень возбужденным, чем больше человек пытается понять ее, потому что это также оскорбляет ее праведное чувство того, что она должным образом исключена из человеческого рода.

Чувство никчемности типично для многих других ПД (как и ощущение, что их никто никогда не сможет понять).Сам нарцисс терпит длительные периоды самоуничижения, самоуничижения и самоуничижения. Это часть нарциссического цикла. В этом смысле перевернутый нарцисс — частичный нарцисс. Она постоянно зацикливается на части нарциссического цикла, никогда не испытывая его дополнительной половины: нарциссической грандиозности и чувства собственного достоинства.

«Праведное чувство исключенности» исходит от садистского Суперэго в сочетании с «властной, подкрепленной извне совестью»

Критерий ЧЕТЫРЕ

Требует анонимности (в смысле стремления оставаться исключенным любой ценой) и сильно раздражается и испытывает дискомфорт, когда на нее обращают какое-либо внимание — подобно шизоидному PD.

Критерий ПЯТЬ

Чувствует себя недостойным и лишенным права.

Чувствует себя хуже других, недостойной, несущественной, недостойной, неприятной, непривлекательной, непривлекательной, кого-то, кого можно презирать и отвергать или игнорировать.

Критерий SIX

Огромно самоотверженно, жертвенно, даже елей в своих межличностных отношениях и избегает помощи других любой ценой.Может взаимодействовать с другими только тогда, когда видно, что она дает, поддерживает и прилагает необычные усилия, чтобы помочь.

Некоторые нарциссы ведут себя так же, но только как средство для получения нарциссической поддержки (похвалы, лести, утверждения, внимания). Это не следует путать с поведением IN.

Критерий СЕМЬ

Не хватает сочувствия. Интенсивно настроен на нужды других, но только в той мере, в какой это относится к ее собственной потребности в требуемом самопожертвовании, которое, в свою очередь, необходимо для того, чтобы IN получил свое нарциссическое снабжение от первичного нарцисса.

Напротив, нарциссы никогда не проявляют эмпатии. Они периодически настраиваются на других только для того, чтобы оптимизировать извлечение из них Нарциссического Ресурса.

Критерий ВОСЕМЬ

Завидует другим. Не может представить себе, что ему завидуют, становится чрезвычайно взволнованным и испытывает дискомфорт, даже если попадает в ситуацию, когда может произойти сравнение. Ненавидит конкуренцию и избегает конкуренции любой ценой, если есть хоть какой-то шанс действительно выиграть соревнование или быть выделенным.

Критерий ДЕВЯТЬ

Выказывает крайнюю застенчивость, отсутствие каких-либо реальных родственных связей, публично до крайности скромен, внутренне высокоморалистичен и критичен по отношению к другим; является перфекционистом и участвует в длительных ритуальных действиях, которые никогда не могут быть выполнены идеально (обсессивно-компульсивное, хотя и не обязательно в полной мере проявляется в обсессивно-компульсивном расстройстве личности). Представления об индивидуализме — это анафема.




Реактивные паттерны перевернутого нарцисса (ИН)

Перевернутый нарцисс не страдает «более мягкой» формой нарциссизма. Как и у «классических» нарциссов, у него есть степени и оттенки. Но это гораздо реже, и разновидность DSM-IV-TR является более распространенной.

Перевернутый нарцисс склонен реагировать гневом всякий раз, когда ему угрожают, или …

… Когда завидует достижениям других людей, их способности чувствовать целостность, счастье, награды и успехи, когда ее чувство собственной никчемности ослабляется поведением, комментарием, событием, когда ее неуверенность в себе и аннулированная самооценка находится под угрозой.Таким образом, нарциссы этого типа могут неожиданно бурно или гневно реагировать на ХОРОШИЕ вещи: доброе замечание, выполненную миссию, награду, комплимент, предложение или сексуальное продвижение.

… Когда думаешь о прошлом, когда эмоции и воспоминания (обычно отрицательные) вызываются определенной музыкой, определенным запахом или зрением.

… Когда ее патологическая зависть приводит к всепроникающему чувству несправедливости и дискриминации или лишениям со стороны злобного мира.

… Когда она сталкивается с глупостью, жадностью, нечестностью, фанатизмом — именно этих качеств в себе все нарциссы действительно боятся и так яростно отвергают в других.

… Когда она считает, что потерпела неудачу (а она всегда придерживается этого мнения), что она несовершенная, бесполезная и никчемная, ни на что не годное полусырое существо.

… Когда она осознает, до какой степени ее внутренние демоны овладевают ею, ограничивают ее жизнь, мучают ее, деформируют ее и безнадежность всего этого.

Когда Перевернутый нарцисс приходит в ярость, она становится вербально и эмоционально оскорбительной. Она удивительным образом обнаруживает и атакует уязвимые места своей цели и безжалостно гонит домой отравленный кинжал отчаяния и ненависти к себе, пока он не заразит ее противника.

Затишье после такого шторма еще более жуткое, гремящая тишина. Перевернутый нарцисс сожалеет о своем поведении и признает свои чувства, обильно извиняясь.

Перевернутый нарцисс питает свои отрицательные эмоции как еще одно оружие самоуничтожения и саморазрушения.Именно из этого подавленного презрения к себе и садистского самоосуждения возникает нарциссическая ярость.

Одно важное различие между перевернутыми нарциссами и не-нарциссистами состоит в том, что первые с меньшей вероятностью будут реагировать с посттравматическим стрессовым расстройством (посттравматическим стрессовым расстройством) после разрыва отношений со своими нарциссами. Они кажутся «десенсибилизированными» к нарциссам своим ранним воспитанием.

В то время как реакция нормальных людей на нарциссические модели поведения (и особенно на защитные механизмы расщепления и проективной идентификации и на циклы обесценивания идеализации) — это шок, глубокая боль и дезориентация — перевернутые нарциссы не демонстрируют ничего из вышеперечисленного.

Жизнь перевернутого нарцисса

IN в детстве обычно очень и мучительно стесняется. Несмотря на эту социальную фобию, его грандиозность (заимствованная у родителей) может побудить его искать профессии и занятия, которые привлекают всеобщее внимание, которые включают разоблачение, конкуренцию, «страх перед сценой» и социальные трения.

Сеттинг может варьироваться от ограниченного (семейный) до обширного (национальные СМИ) — но каким бы он ни был, результатом является постоянный конфликт и чувство дискомфорта, даже ужас, крайнее возбуждение и острые ощущения («выброс адреналина»).Это потому, что грандиозность IN «импортирована», а не полностью интегрирована. Следовательно, это не поддерживает его «грандиозные» стремления (как в случае с нарциссом). Напротив, ИН чувствует себя неловко, поставленным на краю пропасти, надуманным, фальшивым и вводящим в заблуждение, если не сказать лживым.

Перевернутый нарцисс растет в удушающей среде, будь то ортодоксальная, гиперрелигиозная, коллективистская или традиционалистская культура, моновалентное, «черное и белое», доктринальное и идеологическое общество — или семья, которая проявляет все вышеперечисленное в собственный микрокосм.

Перевернутый нарцисс играет отрицательную (возникающую) роль в своей семье. Его «негативность» приписывается ее полу, порядку ее рождения, религиозным, социальным или культурным диктатам и заповедям, ее «недостаткам характера», ее отношению к определенному человеку или событию, ее действиям или бездействию и так далее.

По словам одного такого ИН:

«В религиозной культуре, в которой я вырос, женщины ТАК подавлены, их роли так тщательно ограничены. Они во плоти олицетворяют все греховное, унижающее достоинство, все, что не так в этом мире.




Это негативные гендерные / культурные образы, которые насильно скармливали нам, и мне скармливали негативную «инаковость» женщин, как их определяют мужчины. Я был таким застенчивым, замкнутым, не мог по-настоящему общаться с людьми с тех пор, как себя помню ».

IN подвергается влиянию властного и переоцененного родителя или отчужденного, отстраненного, эмоционально недоступного одного — или обоих — на раннем этапе своей жизни.

«Я вырос в тени моего отца, который меня обожал, возводил меня на пьедестал, говорил мне, что я могу делать или быть чем захочу, потому что я был невероятно умным, НО он съел меня заживо, я была его собственностью и продолжение его.Я также вырос на растущей ненависти к моему брату-нарциссу, который не получал такого внимания со стороны отца и нашей матери. Моя задача заключалась в том, чтобы мой отец выглядел чудесно в глазах всех посторонних, замечательный родитель с гениальным вундеркиндом в качестве последнего ребенка и единственный ребенок из шести, которых он физически присутствовал, чтобы вырастить его с самого начала. Переоценки в сочетании с униженным игнорированием или яростью с его стороны, когда я выходил за рамки даже самого крошечного шага, было достаточно, чтобы исказить мою личность.»

Инверт не может развить полноценный вторичный нарциссизм. В дошкольные годы Инверт так сильно озабочен удовлетворением нарциссического родителя, что такие черты грандиозности и самолюбия, даже потребность в нарциссическом снабжении, остаются бездействующими или подавленными.

Инверт просто «знает», что только нарциссический родитель может обеспечить необходимое количество Нарциссического Ресурса. Нарциссический родитель настолько контролирует, что любая попытка получить похвалу или лести из любого другого источника (без одобрения родителя) строго карается быстрой девальвацией и даже случайными порками или насилием (физическим, эмоциональным или сексуальным).

Это жизненно важная часть обусловливания, порождающего перевернутый нарциссизм. Там, где нарцисс демонстрирует грандиозность, Инверт испытывает сильное дискомфорт от личной похвалы и хочет всегда отвлекать похвалу от себя на своего нарцисса. Вот почему ИН может по-настоящему что-либо почувствовать только тогда, когда она находится в отношениях с другим нарциссом. IN с самого начала настроен и запрограммирован на то, чтобы быть идеальным компаньоном для нарцисса. Чтобы накормить свое Эго, быть его продолжением, искать только похвалы и лести, если это принесет больше похвалы и лести своему нарциссу.

Руководство по выживанию перевернутого нарцисса

    • Слушайте внимательно все, что говорит нарцисс, и соглашайтесь со всем этим.
      Не верьте ни единому слову, но позвольте этому ускользнуть, как будто все в порядке, как обычно.
    • Предложите нарциссу нечто совершенно уникальное, чего он не может получить больше нигде.
    • Также будьте готовы выстроить будущие Источники первичных НП для своего нарцисса, потому что вы не будете ИТ-специалистом очень долго, если вообще будете.Если вы возьмете на себя функцию снабжения нарцисса, он станет намного более зависимым от вас, что сделает для него немного сложнее вытащить свою надменную фигню — что в любом случае неизбежно.
    • Будьте бесконечно терпеливы и старайтесь изо всех сил приспосабливаться, таким образом поддерживая поток Нарциссического Ресурса свободно и поддерживая мир (условно говоря).
    • Получите огромное личное удовлетворение от бесконечных пожертвований. Возможно, этот вариант вам не понравится, но это предложение взять или оставить его.
    • Будьте абсолютно эмоционально и финансово независимыми от нарцисса. Возьмите то, что вам нужно: возбуждение и захват (то есть NS), и откажитесь расстраиваться или обижаться, когда нарцисс делает или говорит что-то глупое. Крик в ответ работает очень хорошо, но его следует приберегать для особых случаев, когда вы опасаетесь, что ваш нарцисс может быть на грани того, чтобы бросить вас; молчаливое обращение лучше в качестве обычного ответа, но оно должно быть лишено эмоционального содержания, больше с видом скуки и «Я поговорю с вами позже, когда я буду хорош и готов, и когда вы будете вести себя более осторожно». разумная мода.«
    • Если ваш нарцисс интеллектуален и не хочет много заниматься сексом, дайте себе достаточно разрешения заниматься сексом с другими людьми. Ваш церебральный нарцисс неравнодушен к неверности, поэтому конфиденциальность и конфиденциальность имеют первостепенное значение.
    • Если ваш нарцисс соматичен, и вы не против, присоединяйтесь к групповому сексу, но убедитесь, что вы правильно выбрали своего нарцисса. Они беспечны и очень неразборчивы в отношении половых партнеров, и это может стать очень проблематичным (на ум приходит шантаж по поводу заболеваний, передающихся половым путем).
    • Если вы «фиксатор», как и большинство перевернутых нарциссов, сосредоточьтесь на исправлении ситуаций, желательно до того, как они станут «ситуациями». Ни на секунду не обманывайте себя, что вы действительно можете исправить нарцисса — этого просто не произойдет. Не потому, что они упрямы — их просто невозможно исправить.
    • Если есть какое-то исправление, которое можно сделать, это помочь вашему нарциссу осознать свое состояние и (это очень важно) без каких-либо негативных последствий или обвинений в процессе.
    • Это как жить с человеком с физическими недостатками и иметь возможность спокойно и бесстрастно обсудить, каковы ограничения и преимущества инвалидности и как вы двое можете работать с этими факторами, вместо того, чтобы пытаться их изменить.
    • Наконец, и это самое важное для Перевернутого нарцисса: познать себя.
    • Что вы получаете от отношений? Вы на самом деле мазохист?
      Чем привлекательны и интересны эти отношения?
    • Определите для себя, какие хорошие и полезные вещи, по вашему мнению, вы получаете в этих отношениях.Определите то, что вы считаете вредным для себя. Разработайте стратегии, чтобы минимизировать вред для себя.
    • Не ожидайте, что вы когнитивно сможете убедить нарцисса изменить то, кем он является. У вас может быть ограниченный успех в том, чтобы заставить вашего нарцисса смягчить действительно вредное поведение, которое влияет на вас, которое исходит из неизменной сущности нарцисса. Этого можно достичь только в очень доверительных, откровенных и открытых отношениях



Перевернутый нарцисс может иметь достаточно хорошие, длительные отношения с нарциссом.Вы должны быть готовы предоставить своему нарциссу много пространства и свободы действий.

Вы на самом деле не существуете для них как полностью реализованный человек — никто не существует. Они не полностью реализованные люди, поэтому они не могут обладать навыками, какими бы умными или сексуальными они ни были, чтобы быть полноценными людьми в том смысле, в котором они развиты у большинства взрослых.

Соматические и церебральные инвертированные нарциссы (IN)

Перевернутый нарцисс — на самом деле бывший нарцисс, интернализованный ИН.Неизбежно, мы, вероятно, найдем среди Перевернутых те же склонности, пристрастия, предпочтения и склонности, что и среди настоящих нарциссистов.

Церебральный ИН — это ИН, чей источник замещающего первичного нарциссического снабжения лежит — через посредство и посредничество нарцисса — в использовании его интеллектуальных способностей. Соматический IN будет склонен использовать свое тело, пол, форму или здоровье, пытаясь обеспечить NS для «своего» нарцисса.

Перевернутый нарцисс питается первичным нарциссом, и это его нарциссический источник.Таким образом, эти две типологии могут стать самодостаточной симбиотической системой.

В действительности, однако, и нарциссист, и перевернутый нарцисс должен хорошо осознавать динамику этих отношений, чтобы заставить их работать как успешное долгосрочное соглашение. Вполне возможно, что этот симбиоз будет работать только между церебральным нарциссом и церебральным инвертированным. Непрерывные сексуальные развлечения соматического нарцисса были бы слишком опасны для невозмутимости мозгового инверта, чтобы у него было много шансов на успех, даже на короткое время.

Кажется, что только противоположные типы нарциссов могут уживаться, когда в пару входят два классических нарцисса. С логической точки зрения следует, что только идентичные типы нарцисса и перевернутого нарцисса могут выжить в паре. Другими словами: лучшие, наиболее стойкие пары нарцисса и его перевернутого нарциссического партнера будут включать соматического нарцисса и соматического IN — или церебрального нарциссиста и церебрального IN.

Как справиться с нарциссами и не-нарциссами > Перевернутый нарцисс — это человек, который вырос в плену нарциссического родителя.Этот родитель поглотил и поглотил существо ребенка до такой степени, что личность ребенка была безвозвратно сформирована этим погружением, повреждена без всякой надежды на исправление. Ребенок даже не смог развить защитные механизмы, такие как нарциссизм.

Конечный результат — перевернутая нарциссическая личность. Черты этой личности в первую очередь проявляются в контексте романтических отношений. Ребенок был обусловлен нарциссическим родителем так, что он имел право чувствовать себя целостным, полезным, счастливым и продуктивным только тогда, когда ребенок увеличивал или отражал родительское Ложное Я.В результате этого захвата формирует ребенка, и он не может чувствовать себя полноценным в каких-либо значимых взрослых отношениях, если только он не находится с нарциссом.

Перевернутый нарцисс в отношениях с нарциссом

Перевернутый нарцисс привлекает к важным отношениям с другими нарциссами в зрелом возрасте. Эти отношения обычно являются супружескими первичными отношениями, но также могут быть дружескими отношениями с нарциссами вне первичных любовных отношений.

В первичных отношениях Перевернутый нарцисс пытается воссоздать родительско-дочерние отношения. Инверт процветает, отражая нарциссу его собственное величие, и тем самым Инверт получает свой собственный нарциссический ресурс (который является зависимостью нарцисса от инверта в качестве вторичного нарциссического источника).

Инверт должен иметь такую ​​форму отношений с нарциссом, чтобы чувствовать себя цельным. Инверт идет настолько далеко, насколько это необходимо, чтобы гарантировать, что нарцисс счастлив, о нем заботятся, должным образом обожают, поскольку, по ее мнению, это право нарцисса.Инверт прославляет и превозносит своего нарцисса, ставит его на пьедестал, терпит любую нарциссическую девальвацию со спокойной невозмутимостью, невосприимчив к явному пренебрежению нарциссом.

Перевернутый нарцисс ловко справляется с нарциссической яростью. Инверт чрезвычайно искусен в управлении каждым аспектом своей жизни, жестко контролируя все ситуации, чтобы свести к минимуму возможность неизбежного нарциссического гнева своего нарцисса.

Инверт хочет быть поглощенным нарциссом.Только в таких отношениях Инверт чувствует себя по-настоящему любимым и живым. Инверт не хочет отказываться от своих отношений с нарциссами. Отношения заканчиваются только тогда, когда нарцисс полностью отказывается от симбиоза. После того, как нарцисс определил, что Инверт больше не используется, и удерживает все нарциссические ресурсы у Инверта, только тогда Инверт неохотно переходит к другим отношениям.

Инверт, скорее всего, приравнивает сексуальную близость к поглощению.Это может быть легко неверно истолковано как означающее, что Инверт сам является соматическим нарциссом, но это было бы неверно. Инверт может выдерживать годы минимального сексуального контакта со своим нарциссом и при этом сохранять самообман близости и погружения. Инверт находит множество других способов «слиться» с нарциссом, становясь интимно, хотя и только в роли поддержки, вовлеченным в бизнес, карьеру или любую другую деятельность нарцисса, где Инверт может чувствовать, что они нужны нарциссу и незаменим.




Инверт является экспертом в раздаче Нарциссического Ресурса и даже доходит до обеспечения Первичного Нарциссического Ресурса для своего нарцисса (даже если это означает поиск нарцисса другого любовника или участие в групповом сексе с нарциссистом).

Однако обычно Инверта больше всего привлекает церебральный нарцисс, и ему легче управлять, чем соматическим нарциссом. Церебральный нарцисс не интересуется сексом, и это значительно облегчает жизнь Инвертированному, т.е.е. Инверт с меньшей вероятностью «потеряет» своего церебрального нарцисса в пользу другого основного партнера. Соматический нарцисс может быть склонен к более частой смене партнеров или желать не иметь партнера, предпочитая иметь несколько случайных сексуальных отношений без видимой глубины, которые никогда не длятся долго.

Инверт рассматривает отношения с нарциссами как единственную истинную и законную форму первичных отношений. Инверт может иметь первичные отношения с ненарциссистами.Но без охвата и драмы Инверт чувствует себя ненужным, нежелательным и эмоционально неучастным.

Когда классический нарцисс может стать перевернутым нарциссом?

Классический нарцисс может стать перевернутым нарциссом в одном (или нескольких) из следующих (обычно совокупных) обстоятельств:

  1. Сразу после жизненного кризиса и нарциссической травмы (развод, тяжелые финансовые потери, смерть родителя или ребенка, тюремное заключение, потеря социального статуса и, в целом, любая другая нарциссическая травма).
  2. Когда травмированный нарцисс затем встречает другого — классического — нарцисса, который восстанавливает чувство смысла и превосходства (уникальности) в своей жизни. Раненый нарцисс получает нарциссическое питание опосредованно, по доверенности, через «доминирующего» нарцисса.
  3. В рамках усилий по обеспечению особенно желаемого Источника нарциссической энергии. Преобразование классического нарциссизма в инвертированный служит развитию привязанности (связи) между нарциссом и его источником. Когда нарцисс считает, что источник принадлежит ему и может считаться само собой разумеющимся, он возвращается к своему прежнему, классически нарциссическому «я».Такое «обращение» всегда временное. Это не длится долго, и нарцисс возвращается к своему «дефолтному» или доминирующему состоянию.

Когда перевернутый нарцисс может стать классическим нарциссом?

Перевернутый нарцисс может стать классическим нарциссом в одном (или нескольких) из следующих (обычно совокупных) обстоятельств:

    1. Сразу после жизненного кризиса, который включает в себя недееспособность или дисфункцию партнера перевернутого нарцисса (болезнь, несчастный случай, понижение в должности, развод, тяжелые финансовые потери, смерть родителя или ребенка, тюремное заключение, потеря социального статуса и в целом , любая другая нарциссическая травма).
    2. Когда перевернутый нарцисс, раненый и разочарованный, встречает другого — перевернутого — нарцисса, который восстанавливает чувство смысла и превосходства (уникальности) в его жизни. Раненый нарцисс получает нарциссический ресурс от перевернутого нарцисса.
    3. В рамках усилий по обеспечению особенно желаемого Источника нарциссической энергии. Переход от перевернутого к классическому нарциссизму способствует развитию привязанности (связи) между нарциссом и его источником.Когда нарцисс считает, что источник принадлежит ему и может считаться само собой разумеющимся, он возвращается к своему прежнему, перевернутому нарциссическому «я». Такое «обращение» всегда временное. Это не длится долго, и нарцисс возвращается к своему «дефолтному» или доминирующему состоянию.

Отношения между перевернутым нарциссом и ненарциссами

Перевернутый нарцисс может поддерживать отношения вне симбиотических первичных отношений с нарциссом.Но Инверт не «чувствует» себя любимой, потому что считает, что ненарцисс не «поглощает» или не «возбуждает». Таким образом, Инверт имеет тенденцию обесценивать своего не-нарциссического основного партнера как менее достойного любви и внимания Инвертов.

Инверт может поддерживать отношения с ненарциссистом, находя другие нарциссические симбиотические отношения вне этих первичных отношений. Например, у Инверта может быть нарциссический друг или любовник, которому он уделяет чрезвычайное внимание, игнорируя реальные потребности ненарциссического партнера.

Следовательно, единственные полустабильные первичные отношения между Инвертированным и ненарциссистом возникают там, где не-нарциссист очень спокойный, эмоционально защищенный и совсем не нуждается в Инвертированном в плане времени, энергии или приверженности деятельности. требуя участия обеих сторон. В отношениях с такими ненарциссистами Инверт может стать трудоголиком или очень вовлечен во внешнюю деятельность, которая исключает ненарциссического супруга.

Похоже, что перевернутый нарцисс в отношениях с ненарциссистом поведенчески неотличим от настоящего нарцисса.Единственное важное исключение — это то, что Инверт не злится на своего партнера, не являющегося нарциссом, — вместо этого она еще больше уходит из отношений. Однако эта пассивно-агрессивная реакция отмечена и у нарциссистов.




Инвертированные и другие атипичные / частичные (БДУ) нарциссы

Перевернутые нарциссы говорят о себе

Конкуренция и (патологическая) зависть

«У меня есть динамика, которая проявляется в каждом человеке, с которым я близок, где я чувствую себя чрезвычайно конкурентоспособным и завистливым по отношению к другому человеку.Но я не ДЕЙСТВУЮ в соревновании, потому что с самого начала я считаю себя проигравшим в соревновании. Я бы никогда не подумал о том, чтобы попытаться победить другого человека, потому что в глубине души я знаю, что они победят, и я буду полностью унижен. Меньше всего на свете вещей, которые кажутся мне хуже, чем проигрыш в соревновании и когда другой человек злорадствует надо мной, особенно если они знают, как сильно я заботился о том, чтобы не проиграть. Это одна вещь, из-за которой я действительно чувствую насилие. Думаю, я склонен проецировать грандиозную часть пакета NPD на другого человека, а не на собственное Ложное Эго.Так что большую часть времени я застрял в состоянии глубокой обиды и зависти к ней. Для меня она всегда была намного умнее, симпатичнее, популярнее, талантлива, уверена в себе, эмоционально развита, морально хороша и привлекательна, чем я. И я действительно ненавижу ее за это и чувствую себя униженным. Мне невероятно трудно чувствовать себя счастливым за этого человека, когда он добивается успеха, потому что меня одолевает унижение по поводу самого себя. Это разрушило многие близкие отношения. Я, как правило, говорю об одном человеке за раз, обычно о человеке, который играет роль «моей лучшей половины», лучших друзей или любовников / партнеров.Так что я не могу быть счастлив ни за кого и когда-либо или завидую каждому, кого встречаю. Я не зацикливаюсь на том, насколько богаты или красивы кинозвезды или что-то в этом роде. Это проецируется только на этого партнера, человека, от которого я больше всего зависим с точки зрения снабжения (внимание, уверенность, безопасность, повышение самооценки и т. Д.) …

… Происходит действительно деструктивная вещь: я вижу ее грандиозные черты как дающие ей силу иметь все, что угодно и кого она хочет.Так что я чувствую элементарную неуверенность, потому что почему она должна оставаться с таким неудачником, как я, когда она явно не из моей лиги? На самом деле, чему я завидую, так это силе, которую весь этот талант, социальные способности, красота и т. Д. Дает ей возможность иметь ВЫБОР — выбор остаться или уйти от меня. А я полностью от нее зависим. Это эмоциональное неравенство я считаю таким унизительным ».

«Я согласен с перевернутым нарциссическим обозначением — иногда я называл себя« скрытым нарциссистом ». То есть я усвоил систему ценностей грандиозности, но не применил грандиозную идентичность к себе.

Я считаю, что я ДОЛЖЕН БЫТЬ этими грандиозными вещами, но в то же время я знаю, что это не так, и мне это очень неприятно. Поэтому люди не думают обо мне как о завышенном Эго — и я действительно не думаю, — но коснитесь поверхности, и вы обнаружите все эти завышенные ожидания. Я хочу сказать, что, возможно, родители подавляли каждое проявление грандиозности (очень распространенного в раннем детстве) и нарциссизма — так что защитный механизм, которым является нарциссизм, был «перевернут» и интернализован в этой необычной форме.«

«Может быть, не существует двух дискретных состояний (NPD и« обычная »низкая самооценка) — возможно, это скорее континуум. И, возможно, это просто степень и глубина проблемы, которая отличает одно от другого.

Мой терапевт описывает NPD как «неспособность любить себя». По ее определению, «нарциссическая рана» — это глубокая рана самоощущения, образа самого себя. Это не означает, что другие расстройства — или, если на то пошло, другие факторы жизненного стресса — также не могут вызывать заниженную самооценку.Но я думаю, что NPD — это низкая самооценка …

В этом и заключается суть расстройства — глубоко негативное представление о себе и неспособность достичь нормального и здорового представления о себе … «

«Да, я пережил жестокое обращение с детьми. Но помните, что не все злоупотребления одинаковы. Существуют разные виды насилия и разные эффекты. Стиль жестокого обращения моего ХХХ был связан с попыткой уничтожить меня как отдельного человека Это также было связано с необходимостью переложить на меня всю его негативную самооценку — увидеть во мне то, что он ненавидел в себе.Так что мне пришлось сыграть роль неудачника, которого он втайне боялся. Меня перебрасывали взад и вперед в этих ролях — иногда я был для него Источником NS, а иногда я был вместилищем всей его боли и гнева. Иногда мои успехи использовались, чтобы вспомнить о нем, чтобы похвастаться остальной семьей. В других случаях мои успехи угрожали моему отцу, который внезапно боялся, что я превосходю его и его нужно подавить. Я испытываю эмоции, которых не чувствует большинство людей, которых я знаю.Или, может быть, они их чувствуют, но с гораздо меньшей интенсивностью. Например, зависть и сравнение / соревнование, которое я испытываю по отношению к другим. Думаю, большинство из нас испытали соперничество, ревность, сравнение с другими. Большинство из нас завидовали чужому успеху. Тем не менее, большинство людей, которых я знаю, кажется, в какой-то степени способны преодолеть эти чувства, чтобы нормально функционировать. Например, в соревновании их могут заставить сделать все возможное, чтобы выиграть. Для меня страх проиграть и быть униженным настолько силен, что я полностью избегаю конкуренции.Мне страшно показывать людям, что я забочусь о своих успехах, потому что мне так стыдно, если я проиграю. Так что я не успеваю и делаю вид, что мне все равно. Большинство людей, которых я знаю, могут завидовать удаче или успеху других людей, но это не мешает им также быть счастливыми за них и поддерживать их. Но для меня, когда я нахожусь в конкурентной динамике с кем-то, я не слышу ни об их успехах, ни о полученных комплиментах и ​​т. Д. Мне даже не нравится, когда этот человек делает хорошие дела, например приносить остатки Дня благодарения больному старику по соседству, потому что эти вещи заставляют меня чувствовать себя неполноценным из-за того, что я не думал о том, чтобы сделать это сам (и не имея никого в моей жизни, ради кого я бы это сделал).Мне невероятно больно видеть доказательства хороших качеств другого человека, потому что это сразу вызывает у меня чувство неполноценности. Я даже не могу встречаться с кем-то, кто действительно хорошо выглядит, потому что я завидую их красоте! Итак, эта глубокая и навязчивая зависть разрушила мою радость по поводу других людей. Все то, что я люблю и получаю удовольствие от других людей, — это палка о двух концах, потому что я ненавижу их за это, за то, что у них есть эти хорошие качества (а я, по-видимому, не знаю).Не знаю — как вы думаете, это садовая заниженная самооценка? Я знаю множество людей, которые страдают от неуверенности, робости, социальной неловкости, ненависти к своему телу, чувства нелюбви и т. Д. Но у них нет такого враждебного, разъедающего негодования по отношению к другому человеку за то, что он является всем прекрасным. что они не могут быть или им не разрешено быть и т. д. И я ненавижу, когда люди осуждают меня за то, что я чувствую, как будто я могу помочь. Это что-то вроде: «Ты не должен быть таким эгоистичным, ты должен радоваться за нее, потому что она успешна» и т. Д.Они не понимают, что я хотел бы почувствовать эти вещи, но я не могу. Я не могу остановить невероятную боль, которая взрывается во мне, когда возникают эти чувства, и я часто не могу даже СКРЫТЬ эти чувства. Это так подавляюще. Иногда я чувствую себя такой поврежденной. Есть еще кое-что, но, в любом случае, это для меня суть «.




Получение комплиментов

«Я люблю получать комплименты и награды и не реагирую на них отрицательно. В некоторых настроениях, когда у меня возникает ненависть к себе, я иногда могу попасть в места, где я безутешен, потому что я застреваю в горечи и самонадеянности. -жалость, и поэтому я сомневаюсь в искренности или надежности того хорошего, что кто-то говорит мне (пытается подбодрить меня или что-то еще).Но если у меня хорошее настроение и кто-то предлагает мне что-то хорошее, я буду счастлив принять это! Я не заинтересован в том, чтобы оставаться несчастным ».

Причастность условия

«Я согласен с тем, что это (атипичный или перевернутый нарциссизм) НЕ МЯГЧЕ. Но как я вижу, он ЧАСТИЧНЫЙ. Та часть, которая там есть, столь же деструктивна, как и у типичного нарцисса. Но есть части, которые отсутствуют в этой общей сумме. , полномасштабное расстройство — и я считаю, что это действительно здорово.Я рассматриваю это как части себя, которые НЕ БЫЛИ заражены патологией, которые все еще не повреждены.

В моем случае у меня не развилась самонадеянная часть расстройства Эго. Так что в некотором смысле то, что у вас есть со мной, — это обнаженная патология, без прикрытия: без учтивости, без обаяния, без харизмы, без уверенности, без убедительности, но также без отговорок, без лжи, без оправданий моим чувствам. Просто уродливая ненависть к себе, на всеобщее обозрение. И часть ненависти к себе так же плоха, как и с полноценным нарциссом, так что опять же, это не мягче.

Но поскольку у меня нет отрицательной части расстройства, у меня гораздо больше понимания, гораздо больше мотивации что-то делать с моими проблемами (т. Е. Я сам обращаюсь к терапии), и поэтому я думаю, что , гораздо больше надежды на улучшение, чем у людей, защита которых заключается в полном отрицании того, что у них вообще есть проблема ».

«Когда у меня срабатывала патологическая зависть моего полноценного ХХХ, он отвечал, подавляя человека, которому он завидовал, — или подавлял само достижение, или что-то хорошее, что было у другого человека.Он упрощал это, или прямо противоречил этому, или находил способ убедить другого человека (часто меня), что то, что им нравится, ненастоящее, или не имеет смысла, или что-то плохое и т. Д. Он мог это сделать, потому что раздутая защита Эго была полностью сформирована и действовала вместе с ним.

Когда МОЯ патологическая зависть разовьется, я скажу прямо об этом. Я скажу что-нибудь из жалости к себе, например: «Ты всегда получаешь хорошее, а я ничего не получаю»; «Ты намного лучше меня»; «Людям ты больше нравишься — у тебя хорошие социальные навыки, а я придурок»; и так далее.Или я могу даже стать враждебным и саркастичным: «Ну, должно быть, приятно, когда столько людей поклоняются тебе, не так ли?» Я не пытаюсь убедить себя, что успех другого человека ненастоящий или не стоящий и т. Д. Вместо этого меня полностью затопляет боль от ощущения себя совершенно неполноценным и никчемным — и у меня нет возможности убедить себя или кого-либо иначе иначе. Я не говорю, что то, что я говорю, приятно слышать — и я все еще манипулирую, чтобы сказать это, потому что внимание другого человека отвлекается от его радости на мою боль и враждебность.И вместо того, чтобы сомневаться в ценности или реальности своего успеха, они чувствуют себя виноватыми из-за этого или за то, что говорят об этом, потому что мне это очень больно. Так что, с точки зрения другого человека, возможно, жить с частичным нарциссом не легче, чем с полноценным, поскольку их радости и успехи в обоих случаях приводят к боли. Для меня, конечно, не легче быть переполненным гневом и болью вместо того, чтобы спрятаться за иллюзией величия. Но с точки зрения моего терапевта, мне намного лучше, потому что я знаю, что я несчастен — это все время отражается на моем лице.Так что у меня есть мотивация поработать над этим и изменить это. И время подтвердило ее слова. За последние несколько лет, когда я работал над этой проблемой, я сильно изменил то, как я с ней справляюсь. Теперь, когда возникает зависть, я не чувствую себя связанным с другим человеком — я понимаю, что это моя СОБСТВЕННАЯ боль, а не то, что они делают со мной. И поэтому я могу признать боль более ответственным образом, взяв на себя ответственность за нее, сказав: «Чувство ревности снова срабатывает, и я чувствую себя никчемным и неполноценным.Вы можете меня заверить, что это не так? Это намного лучше, чем ехидный, враждебный или жалкий к себе комментарий, который заставляет другого человека защищаться или заставляет его чувствовать себя виноватым … Я предпочитаю термин «частичный», потому что это то, что мне кажется. Это похоже на частично построенное здание — дом нарциссизма. Для меня структура есть, но не снаружи, так что вы можете видеть внутри скелета весь мусор, который находится внутри. Это тот же хлам, который находится внутри полномасштабного нарцисса, но его строительство завершено, так что вы не можете заглянуть внутрь.Их здание — это крепость, и разрушить ее практически невозможно. Моя защита не такая сильная … что в некотором смысле усложняет мою жизнь, потому что я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО чувствую свою боль. Но это также означает, что дом может быть легче разрушен, а хлам внутри вычищен … »

Размышляя о прошлом и мире

«Обычно я не злюсь на прошлое. На самом деле, я чувствую себя эмоционально отрезанным от прошлого. Я очень четко помню события, но обычно не могу вспомнить чувства.Когда я вспоминаю свои чувства, моя реакция обычно выражается грустью, а иногда и облегчением оттого, что я могу вернуться к своему прошлому. Но не ярость. Кажется, вся моя ярость переносится на нынешних людей в моей жизни ».

«… Когда я вижу, что кто-то действительно социально неуклюжий и вызывающий, пассивно-агрессивный, косвенный и похожий на жертву, это действительно вызывает у меня гнев, потому что я идентифицирую себя с этим человеком, а я не хочу этого. Я пытаюсь поставить мои негативные чувства к ним, видеть этого человека как придурка, а не меня — в конце концов, именно это и делает нарцисс.Но для меня это не работает полностью, потому что я сознательно знаю, что пытаюсь сделать. И, в конце концов, я никого не шучу, тем более себя ».




Жалость к себе и депрессия

«Здесь больше жалости к себе и депрессии — не столько ярости. Одна из вещей, которая вызывает мою ярость больше всего на свете, — это неспособность контролировать другого человека, неспособность доминировать над ним и навязать ему свою реальность. Я чувствую себя бессильным. , униженный, вынужденный вернуться к моему пустому я.Частично я чувствую зависть: у этого человека, которого нельзя контролировать, явно есть «я», а у меня нет, и я просто ненавижу их за это. Но это также борьба за власть — я хочу получить Нарциссический Ресурс, контролируя и находясь на вершине, и имея другого человека покорным и послушным … »

Сожаление, признание ошибок

«Я ужасно сожалею о своем поведении и ДЕЙСТВИТЕЛЬНО признаю свои чувства. Я также могу впоследствии сочувствовать чувствам человека, которого обидел, и мне это ужасно грустно, и мне стыдно за это. себя.Это как если бы я был одержим демоном, разыграл все эти оскорбительные ужасные вещи, а затем, после ухода демона, я снова в здравом уме и подумал: «Что я СДЕЛАЛ ??? ‘ Я не имею в виду, что я не несу ответственности за то, что я сделал (то есть демон заставил меня это сделать). Но когда я срабатываю, у меня нет сочувствия — я могу видеть только свою проекцию на этого человека как огромную угрозу для меня, кого-то, кого нужно уничтожить. Но когда моя голова проясняется, я вижу боль, обиду, страх этого человека — и чувствую себя ужасно.Я хочу наверстать упущенное. И это чувство совершенно искреннее — это не действие. Я искренне сожалею о боли, которую причинил другому человеку ».

Ярость

«Я бы не сказал, что мой гнев проистекает из подавляемого презрения к себе (мой не подавляется — я полностью осознаю это). И это также не отсутствие искупления, поскольку я искупаю. Гнев возникает из чувства унижения, от чувства, что другой человек каким-то садистским и радостным образом заставил меня почувствовать себя неполноценным, что они перестают быть выше, что они издеваются надо мной и высмеивают меня, что они презирают и презирают меня и находят все это очень забавным .Это — реальное или воображаемое (обычно воображаемое) — вот что вызывает мою ярость ».

Установление отношений с нарциссами

«Очень немногие из нас действительно стремятся к отношениям с нарциссами. Мы делаем это с полным осознанием того, что нас не хотят и даже презирают.

Я «перевернутый нарцисс». Это потому, что в детстве я был «запечатлен / зациклен» на определенной модели взаимоотношений.Я был настолько поглощен личностью отца и настолько сильно подавлен различными другими факторами в моем детстве, что я просто не смог развить узнаваемую личность. Я существовал исключительно как продолжение моего отца. Я был его гением Вундеркинд. Он проигнорировал мою мать и вложил в меня всю свою энергию и усилия. У меня не развился полноценный вторичный нарциссизм … Я превратился в идеальную «вторую половину» нарциссов, формирующих меня. Я стал идеальным, энергичным созависимым. И это отпечаток, образец в моей психике, способ (не) относиться к миру отношений, имея возможность по-настоящему относиться только к одному человеку (моему отцу), а затем к одному типу людей — нарциссу.

Он мой идеальный любовник, мой идеальный друг, он такой гладкий и гладкий, такой удобный и легкий, такой наполненный смыслом и настоящими чувствами — это совсем другое. Я не могу чувствовать себя самостоятельно. Я неполный. Я могу чувствовать, только когда меня захватывает другой (сначала это был мой отец), а теперь — ну, теперь это должен быть нарцисс. И не просто нарцисс. Он должен быть чрезвычайно умен, красив, иметь адекватное репродуктивное оборудование и некоторые знания о том, как им пользоваться, и этим все сказано.

Когда меня захватывает такой человек, я чувствую себя завершенным, я действительно ЧУВСТВУЮ. Я снова цел. Я действую как сивилла, оракул, продолжение нарцисса. Его яростный защитник, его поставщик / поставщик NS, секретарь, организатор, менеджер и т. Д. Я думаю, вы понимаете картину, и это доставляет мне ИНТЕНСИВНОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ.

Итак, ответ на ваш вопрос: «Зачем кому-то быть с тем, кто не хочет их возвращения?» Короткий ответ: «Потому что нет никого, на кого бы даже отдаленно стоило смотреть».'»


Исправления

«Я в основном прошу прощения и даю человеку возможность рассказать о том, что его ранило, чтобы (1) он мог выразить свой гнев или обиду мне, и (2) я мог лучше понять и лучше знать, как не причинить ему боль (если я смогу этого избежать) в следующий раз, когда произойдет конфликт. Иногда причиняемая мной боль бывает непреднамеренной — может быть, я был нечувствителен или забывчив, или что-то в этом роде, и в этом случае я более уверен, что смогу избежать повторения обидного поведения, поскольку Я вообще не хотел причинять им вред.Если причиненная мною боль связана с тем, что я нажал на спусковой крючок и впал в ярость, то эта боль была вполне преднамеренной, хотя в то время я не мог воспринимать другого человека как уязвимого или способного быть причиненным мной. И я действительно понимаю, что если снова нажать на курок, это может случиться снова. Но я также надеюсь, что будет МАЛЕНЬКОЕ КРОШЕЧНОЕ окошко, где воспоминания о разговоре вернутся ко мне, пока я в ярости, и я буду помнить, что этот человек действительно уязвим.Я надеюсь, что, слыша снова и снова, что человек действительно чувствует себя обиженным из-за того, что я говорю, когда я в ярости, я могу вспомнить это, когда я возбужден и злюсь. Так что в основном я прошу прощения и пытаюсь общаться с другим человеком. Я не самобичеваю на словах, потому что это манипулятивно. Нельзя сказать, что я никогда этого не делаю — на самом деле у меня была динамика с людьми, когда я устно подавлял себя и пытался убедить другого человека отговорить меня от этого.




Но если я нахожусь в процессе извинения перед другим человеком за то, что причинил ему боль, тогда я чувствую, что это их момент, и я не хочу переключать внимание на то, чтобы заставить их попытаться заставить меня почувствовать лучше.Я расскажу о себе, но только в попытке пообщаться, чтобы мы могли лучше понять друг друга. Я мог бы сказать: «Меня спровоцировало такое-то и такое-то, а ты казался таким неуязвимым, что меня это разозлило» и т. Д. — и другой человек мог бы отреагировать: «Но я чувствовал себя уязвимым, я просто не мог показать это »и т. д. — и мы будем так ходить туда-сюда. Это не значит, что я не думаю, что мои чувства имеют значение, и я действительно хочу, чтобы другой человек ПОНЯЛ мои чувства, но я не хочу ставить другого человека на роль заботы о моих чувствах в этот момент, потому что я только что их обидел, и я пытаюсь наверстать упущенное, а не выжимать из них больше вещей… «

«Итак, когда я был настоящим придурком для кого-то, я хочу, чтобы он чувствовал, что это нормально злиться на меня, и я хочу, чтобы он знал, что я заинтересован и сосредоточен на том, что он чувствует, а не только на как я себя чувствую. Что касается подарков — я делал это раньше, но в конце концов я пришел к выводу, что это тоже манипулятивно, что это запутывает вещи, потому что тогда другой человек будет чувствовать, что он больше не может злиться, поскольку, в конце концов, , Я только что принесла им этот красивый подарок. Я также чувствую, что в целом дарить подарки — это сладкое и нежное дело, и я не хочу запятнать эту нежность, ассоциируя ее с болью, причиняемой жестоким обращением. поведение.«

Почему нарциссы?

«Я СОЗДАН таким образом. Я, возможно, преувеличил это, сказав, что у меня« нет выбора », потому что на самом деле у меня есть.

Выбор такой — жить в эмоционально глухом монохромном мире, где я могу разумно взаимодействовать с нормальными людьми ИЛИ я могу выбрать быть с нарциссом, и в этом случае мой мир разноцветный, эмоционально удовлетворяющий, живой и чудесный (также может быть бурным и необычным). настоящая поездка на американских горках для неподготовленных, не говоря уже о невероятно разрушительной для людей, которые не являются перевернутыми нарциссами и которые вступают в отношения с нарциссами).Поскольку я ходил по обеим сторонам улицы и поскольку я разработал механизмы совладания, которые действительно хорошо защищают меня, я могу разумно безопасно вступать в первичные, интимные отношения с нарциссом, не причиняя им вреда.

Настоящая причина всего этого заключается в том, что я, будучи маленьким ребенком, узнал, что быть «съеденным заживо» нарциссическим родителем до такой степени, что ваше существование является лишь продолжением его собственного, — вот как должны работать все отношения. Это психологический отпечаток — моя «карта любви», это то, что мне внутренне кажется правильным.Образ жизни — я не знаю, как еще его описать, чтобы вы и другие поняли, насколько это естественно и нормально для меня. Это не мучительное существование, о котором большинство переживших нарциссизм перечисляет в этом списке.

Мой опыт общения с нарциссами для меня НОРМАЛЬНЫЙ. Удобно, как старые тапочки, которые идеально подходят. Я не ожидаю, что многие люди попытаются сделать это, «превратиться в» такого человека. Я не думаю, что кто-то мог бы, если бы они т

рид.

Это моя потребность быть поглощенным и слитым, что побуждает меня к этим отношениям, и когда я получаю удовлетворение этих потребностей, я чувствую себя более нормально, лучше отношусь к себе. Я внешнее продолжение нарцисса. Во многих смыслах я являюсь авангардом, общественной двусторонней системой предупреждения, яростно защищаю своего нарцисса от вреда и яростно предан ему, удовлетворяя все его потребности, чтобы защитить его хрупкое существование. Это динамика моей конкретной версии поглощения. Мне не нужно, чтобы кто-то заботился обо мне.Мне нужно только быть нужным именно таким особым образом, нарциссу, который неизбежно обладает способностью поглощать так, как не могут нормальные, полностью реализованные взрослые. Это несколько парадоксально — с нарциссом я чувствую себя свободнее и независимее, чем без него. Когда я нахожусь в такой форме отношений, я добиваюсь большего в своей жизни. Я стараюсь больше, работаю больше, я более творческий, думаю лучше о себе, преуспеваю практически во всех сферах моей жизни ».

«… Я иду вперед, угождаю ему и делаю вид, что его слова не причиняют боли, а позже я вступаю в внутреннюю борьбу с собой за то, что был таким чертовски покорным.Это постоянная битва, и я, кажется, не могу решить, какой голос в своей голове мне послушать … Я чувствую себя дураком, но я бы предпочел быть дураком с ним, чем одинокой, разносторонней женщиной без него . Я часто говорил, что мы можем оставаться вместе только потому, что мы питаемся друг другом. Я даю ему все, что ему нужно, и он это берет. Мне доставляет удовольствие видеть его счастливым и довольным. Тогда я чувствую себя очень успешным ».

Частичный NPD

«Я действительно думаю, что девочки редко развивают эти модели, поскольку их обычно учат быть скромными.Я, конечно, был! Тем не менее, у меня есть много тех же самых основных паттернов, что и у полномасштабных, отвратительно эгоистичных НП, но я не эгоистичен, потому что я не развил паттерн раздутого Эго и грандиозности. Однако все остальное есть: хрупкое Эго, отсутствие центра или «я», сверхчувствительность к критике и отвержению, патологическая, навязчивая зависть, сравнения и конкурентное отношение к другим, вера в то, что каждый в мире либо превосходит или ниже меня и так далее.

Иногда мне хотелось бы развить раздутое Эго полного НП, потому что тогда я, по крайней мере, смог бы спрятаться от всей боли, которую чувствую. Но в то же время я рад, что не сделал этого, потому что у этих людей гораздо меньше шансов на выздоровление — как они могут выздороветь, если они не признают, что что-то не так? В то время как для меня совершенно очевидно, что у меня есть проблемы, и я всю жизнь работал над ними, пытаясь изменить себя и исцелиться ».




Нарцисс-ненарциссические пары и нарцисс-инвертированные нарциссические пары

«Могут ли N и не-N когда-либо поддерживать длительный брак? Может показаться, что у не-N будет слишком много самоуважения, чтобы посвятить всю жизнь угощению и потворству бесконечной потребности N в незаслуженном обожании. и слава.Я, как не-N … устал от этих людей и их неустанных попыток истощить мою психику в течение относительно короткого периода времени и покинул их, как только я понял, с чем имею дело, чтобы сохранить собственное здравомыслие ».

«На самом деле это зависит от не-нарцисса. Нарциссизм — это ЖЕСТКИЙ, системный паттерн реакций. Он настолько вездесущий и всеобъемлющий, что является ЛИЧНОСТНЫМ расстройством. Если ненарциссизм созависим, например, тогда нарцисс — идеальная пара для него, и союз будет длиться долго… «

«Вы должны сутенерствовать для нарцисса, интеллектуально и сексуально. Если ваш нарцисс соматичен, вам гораздо лучше объединить сексуальных партнеров, чем предоставить это ему. Интеллектуальное сутенерство более разнообразно. Вы можете думать о чудесных вещах и затем аккуратно сложите идею в самую деликатную упаковку и наблюдайте, как нарцисс обдумывает свой путь к «своему» блестящему открытию, пока вы греетесь в лучах их совершенства и успеха … снабжение, которым является сам нарцисс, не наказывать себя, отдавая отличную идею, или унижать себя, потому что, конечно, ВЫ не достойны иметь такую ​​прекрасную идею самостоятельно — но кто знает, может показаться, что это так перевернутый нарцисс.Это действительно зависит от того, насколько инвертированный самосознает ».

«Единственное отклонение, которого вам нужно бояться, — это возможность потерять нарцисса, и если кто-то делает все остальное правильно, это очень маловероятно! Таким образом, под« эмоционально независимым »я говорю о том, чтобы быть самоуверенным, делать все по своему усмотрению. иметь жизнь, чувствовать себя сильным и довольным собой, получать эмоциональную поддержку от других людей. Я имею в виду, давайте посмотрим правде в глаза, наркотик — это наркотик, это привычка. положить конец любви, обязательствам и безмятежному симметричному, уравновешенному эмоциональному совершенству, которое является идеалом романтизированной всеамериканской мечты об отношениях «любовь на всю жизнь».«

«(Меня) ужасно заводят нарциссы. Самые захватывающие моменты моей жизни в любом месте были с нарциссами. Как будто жизнь и любовь с нормальными людьми по сравнению с ними — серая вещь, не подпитываемая достаточным количеством адреналина. Теперь я чувствую себя наркоманом, потому что больше не позволяю себе головокружительного удовольствия от RUSH, которое я знал, когда был глубоко и безнадежно связан с N. Я как лотосоед. И я всегда чувствовал себя виноватым из-за этого а также сожалею, что в тот первый раз я поддалась своему первому нарциссическому любовнику.«

«Я именно такой, и я чувствую точно так же, как и вы, что мир — это кинофильм в сепии, но когда я тесно связан с нарциссом, он вырывается на трехмерный Technicolor, и я могу видеть и чувствовать такими способами, которые недоступны мне в противном случае. В моем случае я развил это (перевернутый нарциссизм) в результате того, что я был любимцем моего отца, который настолько полностью погрузил меня в свою личность, что я не смог развить чувство разделения. Так что я застрял в этой личностной матрице моей жизни, когда мне нужно быть поглощенным, обожаемым и полностью захваченным нарциссом.В свою очередь, я поклоняюсь, защищаю, регулирую и обеспечиваю нарциссическое снабжение для своего нарцисса. Он подобен форме и лепке «.

«В моем случае я понимаю, что, хотя я не могу перестать любить своего нынешнего нарцисса, мне не нужно избегать, пока я могу понять. С моей точки зрения, он заслуживает любви, и так как я могу дать ему любовь, не причинив мне боли, то, пока она ему нужна, он будет ее иметь ».

«Моя личная теория состоит в том, что догматическая религиозная культура оказывает сдерживающее влияние на рост и созревание тех, кто сильно вовлечен в это — все больше и больше автономии (и, следовательно, личной ответственности), кажется, беззаботно приносится в жертву групповому разуму / духу.Это как если бы члены церкви стали одной личностью, и эта личность нарциссична, и индивидуум просто сгибается под тяжестью такого группового давления, особенно если вы ребенок ».

«Если я демонстрировал поведение, благодаря которому мой XXX выглядел хорошо для других, я был безупречно переоценен. Когда я осмеливался быть кем-то другим, кроме того, кем она хотела, чтобы я был, саркастическая критика и полная девальвация были невероятными. Итак, я научился быть всем. Я получаю райский кайф от того, что отдаю свою силу нарциссу, угождая им, заставляя их переоценивать и нуждаться во мне, и это единственный раз, когда я действительно чувствую себя живым… «

«У нас очень мало выбора во всем этом. Мы так же пусты и извращены, как нарциссы. XXX обычно говорит:« У меня нет расстройства личности, Я ЕСМЬ расстройство личности ». Он определяет, кто мы и как мы будем реагировать. У вас всегда и ТОЛЬКО будут настоящие чувства, когда вы с нарциссом. Это ваша карта любви, это программирование в вашей психике. Нужно ли контролировать ваше поведение? Не обязательно • Знание того, кто вы есть, может, по крайней мере, дать вам возможность спрогнозировать эффект действия, прежде чем вы его предпримете.Итак, в обозримом будущем черно-белое изображение без любви может стать для вас самым полезным занятием. Я склонен считать эти эпизоды с нарциссами цикличными. Скорее всего, когда ваш ребенок подрастет, вам, скорее всего, придется немного расслабиться.




НЕ стыдитесь пожалуйста! Следует ли человеку с ограниченными физическими возможностями стыдиться своей инвалидности? Нет, и мы тоже не должны. Проблема с нами в том, что нас обманывают, заставляя думать, что эти отношения — это «греховные удовольствия».Некоторое время они чувствуют себя очень хорошо, но они больше похожи на удовлетворение от зависимости, чем на «правильную пару» или «подходящие отношения». Я до сих пор очень обеспокоен этим. Несколько месяцев назад я написал, что это было похоже на то, что внутри меня было очень опасное животное в клетке. Когда я подхожу к нарциссам, животное чувствует запах себе подобных и хочет уйти. Я очень тщательно управляю своей жизнью на микроуровне. Это означает, что я ежедневно провожу довольно регулярные проверки реальности и строго контролирую себя и свое поведение.Я также обсессивно-компульсивный ».

«Мне кажется, что я постоянно нахожусь на эмоциональных американских горках. Я могу проснуться в хорошем настроении, но если мой партнер N сделает или скажет что-то, что причиняет мне боль, мое настроение немедленно изменится. Теперь мне грустно. , пусто, боюсь. Все, что я хочу сейчас сделать, это что-нибудь, что заставит его сказать мне что-нибудь ПРИЯТНОЕ.

Как только он это сделает, я снова буду на вершине мира. Этот паттерн смены настроения, или как вы его называете, может происходить несколько раз в день.Каждый день. Я дошел до того момента, когда я не уверен, что могу доверять себе, чтобы чувствовать хоть что-нибудь, потому что я знаю, что не могу контролировать себя. У него есть контроль. Это страшно, но я стал зависеть от него, определяя, как я буду себя чувствовать ».

«Когда я впервые познакомился с моим церебральным нарциссом, я был таким, но через некоторое время я просто научился становиться более эмоционально отстраненным (взлеты и падения были слишком много) и находить эмоциональное удовлетворение с другими людьми, в основном с подругами и одним из двое друзей-мужчин.Я хочу сказать … что инверт должен быть или стать эмоционально и финансово независимым (если вы этого не сделаете, он съест вас, а когда он закончит с вами, и вы останетесь ничем иным, как шелухой, вы будете быть изгнанным из его жизни одной большой блевотиной). Для вас действительно важно взять на себя ответственность за собственное эмоциональное благополучие, независимо от того, как он к вам относится. Помните, что нарцисс обладает эмоциональной зрелостью двухлетнего ребенка! Не ожидайте многого в плане эмоциональной глубины или поддержки в ваших отношениях — он просто не способен ни на что такое сложное



следующий: Нарциссы, перевернутые нарциссы и шизоиды

Материнство, феминизм, женственность, мужественность и сексуальность (рецензии на книги)

Автор : Ходоров, Нэнси
Издатель : Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1999 г.
Рецензент : Мэрилин Ньюман Мецл, зима 2003 г., стр.55-60

От социологии к психоанализу: работы Нэнси Дж. Чодороу

Книги, обсуждаемые в этом эссе: Воспроизведение материнства (с новым предисловием): University of California Press, 1978, Feminism and Psychoanalytic Theory , New Haven, Yale University Press, 1991, Feminities, Masculinities and Sexualities— Freud and Beyond , The University Press of Kentucky, 1994

Работа Нэнси Чодороу имела далеко идущие и важные последствия для психоанализа, для феминистской теории и для социологического и аналитического исследования пола и гендерных категорий.Нэнси Дж. Чодороу — частнопрактикующий психоаналитик и профессор социологии Калифорнийского университета в Беркли. Она является автором вышеупомянутых книг, а также многочисленных статей, статей и комментариев в области объектных отношений и психоаналитического феминизма.

Воспроизведение материнства, (1978/1999)

Когда два десятилетия назад вышла книга «Воспроизведение материнства», она поставила на карту отношения матери и дочери и женскую психологию.Эта книга была недавно выбрана журналом Contemporary Sociology как одна из десяти самых влиятельных книг за последние 25 лет. Это обновленное издание с новым предисловием автора является свидетельством огромного влияния, которое работа Нэнси Чодороу продолжает оказывать на психоанализ, социальные и гуманитарные науки. Повторное ее прочтение позволило мне навестить «старого дорогого друга» с опытом, который я накопил лично и профессионально с момента написания книги. Работа Ходорова связывает психику и культуру, психоанализ и социологию.Ее положения в этой книге можно разделить на четыре основные идеи: 1) Как большинство женщин считают себя гетеросексуалами, 2) Почему у женщин есть потребность в матери, 3) Какие черты личности характерны для женщин и 4) Как модель мужского доминирования может быть понята и может быть изменена.

В пересмотренном издании Ходоров заостряет эту критику путем исправления. Это соответствует традиции Фрейда, который заложил новые основы в таких областях, как инстинкт смерти и теория соблазнения, а затем внес поправки в свои теории после рассмотрения дополнительных материалов, полученных от его пациентов и от общества.В предисловии она обсуждает развитие своего мышления с 1978 года до настоящего времени и пишет сейчас как психоаналитик, которым она стала, оставаясь при этом связанной с феминистским социологом и антропологом, которым она была, когда писала книгу. Формулируя свои краткие выводы о психологическом улучшении для обоих полов при совместном родительстве, Чодороу признает изменения в экономике 2003 года. Развитие совместного родительского воспитания бросило вызов традиционной материнской роли, что привело к парадигме, в которой у матери и детей недостаточно времени друг для друга.В трогательной коде Чодороу признает, что ее книга написана с точки зрения дочери, не осознавая того огромного преобразования, которое принесут зрелость и сама жизнь. Я сам часто думал, что хотел бы как-то связаться с пациентами, которых лечил в возрасте 20 лет, до брака, до детей, и извиниться за некоторые интерпретации, которые я сделал в то время. Эти интерпретации были интеллектуально и теоретически обусловлены, но непрактичны и, вероятно, бесчувственны сейчас, когда я лично испытал огромный рост, трансформацию и личную утечку, которые происходят в результате совмещения профессионального роста, интеллектуального роста и воспитания детей младшего возраста.

Чодороу описывает свое более позднее мышление как рассмотрение клинической индивидуальности личного пола, которое включает клиническую индивидуальность любых отношений между матерью и дочерью. Она утверждает, что культура не определяет личное значение пола или особенности подсознательных фантазий матери о своей дочери. Вместо этого каждый из них создается с характерной эмоциональной тональностью для человека (стр. Xii). В начальном сегменте своей книги она прослеживает классическую модель фрейдистского развития.Исследование Чодороу фрейдистской модели женского развития показывает, что гендерное развитие девочки связано с ее близостью с матерью. Женщина ищет привилегий, которых достиг мальчик: мальчик больше ценится матерью как объект и является источником ее собственного эдипова удовлетворения, и все же у него есть потребность и способность отделить себя от матери. Женщина решает свою головоломку, переводя свою зависть к мужским привилегиям в гетеросексуальное желание. Чодороу дает превосходный анализ теорий Фрейда о гендере и сексуальном развитии и привносит в ее чтение творческий подход, критику и современное видение.Она отмечает, что большая часть теории Фрейда об Эдиповом конфликте и Эдиповой революции основана на случайности. Отец должен быть в нужном месте в нужное время, как и обнаженные тела обоих полов. Чодороу формулирует глубокий анализ женского и мужского развития, и резюмируя ее гипотезу, можно сказать, что желание девушки иметь мужчин является результатом ее более сильного влечения к матери. Чодороу продолжает подробное описание и объяснение выбора гетеросексуального объекта.Отождествление девочки с матерью необходимо дифференцировать на различные аспекты женского развития, сексуального развития, ухаживания, гетеросексуальных отношений и, в конечном итоге, материнства. Разрешение девушкой своего эдипального комплекса создает лейтмотив с остатками ее первичной идентификации с матерью, реализованной на протяжении всей ее жизни.

Обсуждение Чодоро гендерных вопросов и того, как их решения влияют на выбор взрослого объекта, особенно увлекательно. Что происходит, когда девочка не становится идентичной своей матери? Что происходит, когда девочка отвергает аспекты своей матери? Когда у девочки есть образ своей матери, какие черты этого образа она принимает, принимает ли она, передает ли она дальше и почему? Какое отношение эти проблемы имеют к настоящей матери ее детства? Обсуждение псевдоэмпатии Чодороу предполагает отождествление девочки со своей матерью, а затем развитие формы соперничества между братьями и сестрами со своими собственными детьми, поскольку они соревнуются за идеализированный внутренний образ отношений матери с ее собственной матерью.Это приводит к тому, что мать возмущается всем своим потомством как конкурентами идеализированной матери.

Можно задаться вопросом, какую роль в этом играют женские половые влечения (и осознание сексуальной соблазнительности и эффективности)? Не все женщины сознательно или неосознанно хотят быть матерями, и многие в нашем обществе активно отвергают эту роль. Этот вопрос был особенно актуален во время обсуждения Чодоро контраста между женским материнским инстинктом и мужским половым влечением, а также женской сексуальности как биологического влечения и выражения женского желания и женской силы.Эта формулировка о женщинах прошла долгий путь со времен Вены Фрейда, где Ханна Декер красноречиво говорила о Доре и о мышлении во времена Фрейда, согласно которому женщины психологически и физически уступают мужчинам и рассматриваются во многих культурах как детские машины и как более чистые существа, которые должны были удерживаться от мерзости полной сексуальной реализации, чтобы сохранить свою материнскую роль. Потребуется еще одно эссе, чтобы обсудить, как это отразилось в иудео-христианском мире, но важно дать женщинам обоснованность в отношении всего диапазона их женственности и свободы самовыражения в любой выбранной ими модальности.

В ключевом разделе книги Чодороу обсуждает психологическое развитие взрослых женщин и взрослых мужчин, приводя причины, по которым женщины, как правило, более эмпатичны из-за того, что границы их эго менее жесткие. Она утверждает, что если общество видит женщин и считает себя в первую очередь и исключительно матерями, то любое освобождение женщин будет по-прежнему восприниматься обществом как травмирующее. Chodorow призывает к гораздо более полной и информированной ответственности мужчин за уход за детьми и к женщинам, стремящимся к экономической и эмоциональной свободе и получению их.Она представляет веские причины для перемен и представляет нам новую модель семьи, которая потенциально может более вдохновлять и вдохновлять как родителей, так и детей.

Ходороу предполагает, что в обществе, где матери обеспечивают почти исключительную заботу и, безусловно, наиболее значимые отношения с младенцем, младенец развивает свое самоощущение в основном по отношению к ней (стр. 78). Поскольку отношения с матерью являются непрерывными, младенец приходит к определению аспектов самого себя по отношению к интернализованным представлениям аспектов его матери и воспринимаемому качеству ее заботы.Психическое и физическое существование младенца зависит от его матери, что младенец начинает понимать. Он испытывает чувство единства с ней и впоследствии развивается только путем убеждения себя в том, что на самом деле является отдельным от нее существом. Это человек, которого он любит эгоистической первичной любовью и к которому привязывается. Она — человек, который первым предъявляет к нему требования реальности. Внутренне она тоже важна. Ходоров цитирует Алису Балинт, которая утверждает, что сущность «любви к матери» (стр. 79) заключается в том, что она не находится под влиянием принципа реальности, в отличие от любви к отцу.Ребенок с самого начала знает своего отца как отдельное существо, если только отец не обеспечивает такие же первичные отношения и заботу, как мать. Поэтому, когда отец выражает свои собственные интересы, это очень в порядке вещей (стр. 80). У ребенка может развиться настоящая ненависть и настоящая амбивалентность по отношению к отцу, желания которого отличаются от желаний его ребенка. Реакция ребенка на мать в такой ситуации — это не настоящая ненависть, а заблуждение, которое является частью неспособности признать материнскую обособленность.Интересно, что дети более послушны своему отцу не из-за большей строгости с его стороны или из-за того, что он представляет авторитет, а потому, что архаичные основы изначальной естественной идентичности интересов никогда не существовали в отношениях с отцом.

Согласно Ходорову, мальчик должен попытаться развить мужскую гендерную идентификацию и изучить мужскую роль в отсутствие непрерывных и постоянных личных отношений с отцом и без постоянно доступной мужской модели для подражания (стр.176.Психологически мальчики присваивают определенные компоненты мужественности своего отца, которые, по их мнению, в противном случае были бы использованы против них, но они не так диффузно идентифицируются с ним, как с личностью. Мальчиков учат быть мужественными более сознательно, чем девочек — женственными. Когда отцов или мужчин мало, девочек учат гетеросексуальным компонентам своей роли, тогда как предполагается, что мальчики изучают свою гетеросексуальную роль без обучения через взаимодействие с матерью.Чодороу понимает, что мужская идентификация — это преимущественно гендерно-ролевая идентификация. Напротив, женская идентификация преимущественно является родительской. Процессы идентификации девочек более непрерывно встроены в их постоянные отношения с матерью и опосредованы ими, и, таким образом, они развивают аффективные отношения с другими. Напротив, процессы идентификации мальчика не так встроены или опосредованы реальными аффективными отношениями с его отцом, поэтому мужчина имеет тенденцию отрицать идентификацию по отношению к своей матери и отвергает то, что он считает женским миром.«Мужественность определяется как положительно, так и отрицательно». Чодороу теоретизирует, что процессы женской идентификации являются относительными, тогда как процессы мужской идентификации имеют тенденцию к противоположным отношениям, определяемым скорее отторжением, чем принятием.

В статье, опубликованной в Radcliff Quarterly (зима 2000 года), Ходоров обсуждал концепцию женщины-матери как очевидный, само собой разумеющийся всемирный исторический факт, который не считался достойным внимания ни в одной социальной науке. , психоаналитическая или популярная литература.Ходоров предположил, что центральное место в развитии и сила материнской субъективности «для многих женщин должны быть признаны личные и эмоциональные вложения и понимание того, что значит для отдельной уникальной женщины быть матерью». Ее беспокоит то, что многие рабочие места требуют от матерей возвращения на работу вскоре после рождения ребенка и задолго до того, как пара мать-ребенок сможет приспособиться друг к другу. Ходороу обеспокоен тем, что эти программы распределения работы, похоже, основаны на убеждении, что дети не нуждаются в своих матерях и что матерям не следует оказывать особую помощь в их материнстве.В других странах, например, в Норвегии, работающие матери могут взять отпуск почти в течение одного года с сохранением заработной платы после родов и три года с гарантией такой же работы. В Норвегии за счет государства финансируется уход за детьми старше трех лет, а рабочий день длится с 8:00 до 16:00, чтобы работающие родители могли быть со своими детьми.

Автор считает, что будущее материнства зависит от ряда различных событий. На экономическом и политическом уровне политика должна поощрять и поддерживать материнство не только ради детей, но и ради самих матерей.Она выступает за политику достойного отпуска по беременности и родам, прекращение карательной работы и политику в отношении семьи, которая может позволить матерям меньше работать и проводить больше времени со своими семьями. Ее просьба состоит в признании материнской субъективности и материнской идентичности и в том, чтобы «материнский след» рассматривался как положительный, а не карательный и отрицательный.

В своем новом предисловии Чодороу признает, что критика ее книги обобщает гендерные линии и выражает опасения, что она отвергла телесные переживания и влечения.В своих попытках описать женские психологии, в которых женщины не являются придатками к их либидо (стр. Xiii.), Чодороу повторяет, что в 1970 году было важно бросить вызов тирании биологических объяснений пола, которые включали психоаналитическую теорию, которая выводила женское психологию почти исключительно из реакций на генитальные различия, при которых наличие или отсутствие полового члена имеет большое значение. Затем Чодороу пришла к выводу, что в настоящее время она обнаруживает в своей книге противоречие между основным вкладом книги, описанием психологического воспроизводства материнства и его последующим политическим аспектом, и выступает за равное воспитание.Она отдает дань феминистскому движению и признает, что многие матери действительно хотят разделять родительские обязанности и что многие отцы действительно хотят участвовать в родительском опыте. Чодороу не утверждает, что мужчины не могут или не должны заботиться о детях, но скорее она отмечает, что призыв к равному воспитанию детей должен рассматриваться в свете отличительного характера связи между матерью и ребенком.

В настоящее время наша культура изменилась, и вместе с ней роли матери и отца стали более равными, чем можно было представить в 1970-х годах.Однако проблема деторождения остается реальностью, и именно из этой биологической области, в сочетании с ее психологическими последствиями, эта книга должна считаться как действительной, так и новаторской. Чодороу чувствует, что сейчас она эволюционировала до такой степени, что она «более уважительно относится к тому, как люди на самом деле создают свою эмоциональную реальность и чувство личного смысла, и менее категорично относится к тому, как они должны ее создавать». Путь Chodorow к этому моменту стал для нашего времени радостью новаторского мышления.

Феминизм и психоаналитическая теория (1991)

В этой книге Чодороу представляет статьи, написанные за последние 15 лет, сочетающие предыдущие эссе с новыми эссе, из которых она черпает некоторые оригинальные, интересные и провокационные мысли и вопросы. В книге «Воспроизведение материнства » Ходоров утверждал, что самцы становятся доминирующими из-за несоответствий в материнской заботе, которую они получали, а также из-за перехода от матери к отцу как объекта идентификации.Ходоров расширяет этот аргумент в своей более поздней книге, обращаясь к исследованиям Шассеге-Смиргеля и Грюнбергера. Особый интерес представляет обнаружение того факта, что мужчины, пытаясь отрицать свои потребности в любви, часто становятся нетерпимыми к тем, кто может выразить потребность в любви (стр. 75). Женщины не подавили эти потребности и все еще хотят любви и подтверждения и могут быть готовы мириться с ограничениями своего любовника или мужа по мужской линии в обмен на некоторые доказательства заботы и любви. Мужчины должны защищаться от угрозы вторжения со стороны женщин и в то же время, поскольку потребности в любви не исчезают из-за подавления, имеют тенденцию обнаруживать себя в гетеросексуальных отношениях.Согласно Шассеге-Смирджелю и Бибрингу, когда мать мальчика рассматривала его как продолжение себя и в то же время как сексуальный объект, он, как правило, продолжает использовать свою мужественность и обладание пенисом в качестве нарциссической защиты. В зрелом возрасте он будет склонен смотреть на отношения с женщинами для нарциссско-фаллической поддержки, а не для взаимного утверждения и любви (с. 76).

По оценке Ходорова, если бы призрачный отец мог стать более заметным и более активно участвовать в семейной жизни, эмоциональные отношения, присущие обоим полам, исчезли бы.Чодороу считает, что, поскольку женщины поддерживают тесную идентификацию со своими матерями, их внутренняя жизнь намного богаче, чем у мужчин, и им не нужен другой пол с той же интенсивностью, с которой мужчины жаждут женщин. Чодороу утверждает, что мужчины влюбляются более романтично, чем женщины, потому что аффективная сторона их натуры подавлена. Это, по-видимому, является причиной агрессии мужчин по отношению к женщинам.

Эссе «Психоанализ, психоаналитики и феминизм» связывает воедино ее вопросы о взаимосвязи феминизма / феминизма и Фрейда, подтверждая, что Фрейд действительно дает нам яркий пример искаженной идеологии о женщинах и женской неполноценности, идеологии, с которой феминистки должны противостоять. вызов и преобразование (стр.176.). Ходоров утверждает, что теория Фрейда не только подавляет женщин, но и дает нам теорию о том, как люди, женщины и мужчины, становятся гендерными и половыми, как развиваются женственность и мужественность и как воспроизводится половое неравенство, задача, которую не выполняет ни один другой крупный классический социальный теоретик. сделал центральное место в их мышлении. Фрейд говорит нам, как природа становится культурой и как эта культура становится воспринимаемой как «вторая природа» или естественная, утверждая, что социальная организация пола происходит через трансформации сознания в психике, а не только через социальные и культурные институты.Фрейд и психоанализ рассказывают нам, как люди становятся гетеросексуальными в процессе развития семьи, как изначальная любовь матери трансформируется в гетеросексуальность, а не лесбиянство, как структура семьи, в которой женщины-мать, порождает в мужчинах психологию и идеализацию мужчин и мужского доминирования. , мужское превосходство и обесценивание женщин и женских вещей, и как женщины развивают материнские способности через отношения с собственной матерью.

И Ходоров, и Фрейд предполагают, что эти процессы не происходят гладко и что эти комбинации и перестановки чреваты противоречиями и напряжениями.Если проблемы не решаются должным образом и в надлежащее время, у людей развиваются противоречивые желания, недовольство и неврозы. Несмотря на стремление к гетеросексуальности, женщины по-прежнему хотят отношений и близости с женщинами, а мужская гетеросексуальность заложена в эдиповой девальвации, страхе и презрении к женщинам, а также в страхе подавленности матери и признании эмоциональных требований и потребностей (стр. 177.) Чодороу рассматривает мужское доминирование на психологическом уровне как мужскую защиту и большую психическую цену для мужчин, основанную на страхах и неуверенности, а не на прямой власти.

Ходоров переходит к обсуждению сложного минного поля отношений между мужчинами и женщинами. Она пишет о том, что ей трудно найти убедительное объяснение вирулентности мужского гнева, страха и обиды на женщин и агрессии по отношению к ним. Схожий акцент делается на том, как общество ценит женщин за «бытие», в то время как мужчин ценят за «действия». По ее мнению, женщина действует как объект, а мужчина — как субъект. По мнению автора, это происходит потому, что женское развитие сложнее, чем мужское, из-за длительного, интенсивного и бессознательного отождествления женщины со своей матерью.Конечным результатом этой близости во многих обществах и цивилизациях является то, что женщины становятся определяемыми их отношениями с другими, но при этом сохраняют уверенное чувство идентичности как женщин.

Переосмысливая эдипов комплекс, Ходоров соглашается с Фрейдом в том, что эдипальный синдром у девочки развивается намного позже, чем у мальчика, и мальчик участвует в раннем эдиповом конфликте и разрешении, чтобы спастись от подавляющего и навязчивого присутствия своей матери. В то время как Фрейд считает это положительным событием, Чодороу считает, что за столь раннее и столь глубокое разлучение мальчик платит цену, подавляя свое женское «я», чтобы порвать связь с матерью и не чувствовать себя близким к ней.Это приводит к пожизненному отказу от аспектов его собственного женского «я» и повсеместному отрицанию «женского начала» в культуре и обществе.

Согласно Ходорову, эти различия имеют сложные последствия для более поздних взаимоотношений. Сложность этой ситуации подтверждается социологическими и клиническими данными (стр. 74). Согласно общепринятому мнению, и большая часть наших повседневных наблюдений подтверждает, что в нашем обществе женщины чаще всего являются романтиками, теми, для кого любовь, брак и любовь. отношения имеют значение.Однако несколько исследований указывают на то, что мужчины любят и влюбляются романтически, а женщины — разумно и рационально. В большинстве этих исследований утверждается, что, хотя женщины могут быть экономически зависимыми от мужчин, на самом деле женщины должны производить рациональные расчеты для обеспечения себя и своих детей. Ходоров предполагает, что очевидный романтизм женщин является эмоциональной и идеологической маской их экономической зависимости. Она утверждает, что причина того, что женщины все чаще инициируют развод в современном обществе, связана с доступным им доходом, с рецессией, которая затронула как мужские, так и мужские рабочие места, а также феминистское движение, устраняющее стигму развода.Согласно Ходорову, этому процессу способствуют сами мужчины, которые упорствуют в сохранении дистанции в результате своего собственного эдипова решения, которое привело к подавлению их аффективных потребностей в отношениях (стр. 35).

Эта работа является ценным вкладом для студентов и практиков феминизма и психоаналитической теории. Знание того, как мы становимся собой и кем мы являемся, и как тонкие бессознательные процессы действуют с самого раннего детства, порождает модели непонимания, неравенства и предрассудков, которые существуют в нашей культуре, а также в каждом из нас в отдельности.Согласно Ходорову, психоанализ — это теория, которая позволяет людям исследовать свою жизненную ситуацию, осмысливать ее и, следовательно, действовать, чтобы изменить ее.

Женственность, мужественность и сексуальность, Фрейд и не только (1994)

Эта книга содержит интенсивный и сложный обзор работ Зигмунда Фрейда и других (от Кляйна до Лакана), а также их работы по психоанализу, сексуальности и гендерным вопросам. Книга основана на серии лекций, представленных Ходороу в Университете Кентукки, и утверждает, что, хотя психоаналитические теории и практики Фрейда противоречивы, их следует интерпретировать в той среде, в которой они были написаны.Если кто-то желает понять и «принять» пределы исторического контекста, в котором они были написаны, теории Фрейда могут многое предложить современным психоаналитикам. В первой главе своей книги Чодороу обсуждает клиническую формулировку Фрейдом «нормальной женственности» и обсуждает взаимосвязь между сексуальностью и гендерными различиями. Согласно Ходорову, выбор женщиной мужского сексуального объекта или любовника, как правило, настолько отличается в плане развития, опыта и динамики от выбора мужчиной женского сексуального объекта или любовника, что совсем не ясно, должны ли мы идентифицировать их по тот же срок (стр.35). Chodorow фокусируется на конкретных теоретиках и указывает тенденции в психоаналитических трудах и мышлении, которые требуют размышлений. Она призывает уделять больше внимания развитию гетеросексуальности как у мужчин, так и женщин и уделять больше внимания развитию любви и страсти у гомосексуалистов. Она указывает, что в психоанализе нет адекватного объяснения «нормальной гетеросексуальности» с точки зрения развития, хотя вся сексуальность является результатом психологической борьбы и должна быть учтена.Она противопоставляет это тщательному психоаналитическому исследованию гомосексуального развития и утверждает, что важным ингредиентом любой женской или мужской любви или сексуальных фантазий, эротических желаний и поведения будет его или ее конкретное бессознательное и сознательное присвоение разнообразных и часто противоречивый культурный репертуар, который был представлен непосредственно через то, что мы считаем культурными медиа, и косвенно через родителей, братьев и сестер и других ранних родительских фигур (стр.79).

Интересно, что Ходороу постулирует, что последовательная нить, проходящая через истории психологии и культуры, — это приспособление, которое большинство мужчин и женщин должны принять, чтобы психологически справиться с мужским доминированием. Мужчины обладают социальной и семейной властью и культурным превосходством, и Чодороу также представляет примеры их сексуального доминирования. Ходоров рассматривает вопрос о том, как мужчины и женщины любят, и указывает, что существует столько же видов мужской и женской любви, сколько существует мужчин и женщин, и эти взгляды формируются личной психологией, семьей и культурой, в которой человек существует. .Ходоров призывает к индивидуальному исследованию того, как сексуальная ориентация, организация, эротические фантазии и практики любого человека являются результатом анатомии, культурной оценки и построения, интрапсихических решений конфликта, семейного опыта и гендерной идентичности. Все это войдет в индивидуальный случай любви любой женщины или мужчины (стр. 91).

Чодороу, как и Фрейд, использует клинический опыт, чтобы изобразить гендерную и сексуальную изменчивость и бросить вызов культурной и психоаналитической нормализации.В заключение книги она утверждает, что, поскольку психоаналитики имеют почти уникальный доступ к сексуальным фантазиям, идентичностям и практикам многих людей, они должны использовать этот доступ, чтобы помочь нам полностью понять гендер и сексуальность во всех ее формах (стр. 92 ). Предостережение относительно обобщений пронизывает книгу просьбой проанализировать модели гендерных различий как средство сделать различия понятными, но избежать интерпретации обобщений как универсальных, которые отрицали бы конкретную индивидуальность и культурные различия, существующие между мужчинами и женщинами (стр.90). Хотя эта книга не отвечает на поставленный вопрос, она утверждает, что существует столько же решений того, что делает человека сексуальным существом, сколько существует людей в мире, и отвергает любую категоризацию нормальной и ненормальной сексуальности.

Сила чувств (1999)

В этой книге Нэнси Дж. Чодороу приводит доводы в пользу глубокой психологии и психоаналитической интерпретации. Чодороу посвящает себя восстановлению «силы чувств», которую она видит как способность бессознательных фантазий обрабатывать межличностные переживания и культуру, в которой они существуют, в манере, специфичной для каждого человека.Поступая так, взаимодействуя с другими людьми и со своим внутренним окружением и делая это с личным смыслом, может произойти изменение поведения. В этой работе Чодороу обсуждает и критически анализирует детерминированные психоаналитические теории, которые рассматривают настоящее как полностью определенное прошлым или рассматривают гендерно-специфическое поведение и реакции как результат биологического программирования. Ходоров рассматривает антропологические теории как продукт социальной структуры, порождающей культурный диалог.Способности, которые развиваются врожденно, — это проекция и междометие, и младенцы используют эти способности до того, как овладевают языком.

Чувства пересекают дисциплинарные границы и поднимают вопросы о месте чувств и приводят доводы в пользу интеграции психологического опыта, который является одновременно преобразующим и тонким. Книга состоит из четырех разделов. В первом разделе психоанализ описывается как теория развития личного смысла в клинической встрече.Второй раздел посвящен гендеру как аспекту самосозидания, состоящему из субъективных, социальных и культурных процессов. В третьем разделе психоаналитическая теория и клиническая практика противопоставляются антропологической теории и полевым ситуациям. В заключительной ситуации психоанализ обсуждается как великая теория разума и основной метод для продолжающегося поколения «я» и осмысленной жизни.

Согласно Ходорову, человек на протяжении всей жизни разрабатывает психологические стратегии, такие как фантазирование, проектирование и интроецирование, и каждый человек берет то, что ему нужно, из своей культуры, чтобы развиваться.Таким образом, у каждого человека есть потребность понять себя и создать историю жизни, которая сделает понятным их бессознательный и сознательный опыт. Эта книга, содержащая обсуждение последних тенденций в антропологии, описывает отношения между культурой и индивидуальностью и использует теорию для иллюстрации и освещения клинической практики. Она использует свою собственную клиническую работу, чтобы продемонстрировать важность кабинета для консультаций и отличительных отношений между аналитиком и анализандом.Автор рассматривает прошлое как «всегда втянутое в настоящее». Она отходит от традиционной фрейдистской позиции о четко очерченных психосексуальных стадиях орального, анального и генитального, чувствуя, что такие очертания являются ограничивающими. Мы постоянно создаем и воссоздаем смысл самих себя в отношениях с другими и всегда с чувствами и эмоциями. Она просит психоаналитика признать индивидуальность каждого пациента и согласовать конкретный и личный смысл, чтобы справиться с эмоциями и фантазиями, возникающими в клинических условиях.

Развивая свои теории, выходящие за рамки воспроизводства материнства, Чодороу расширила свою теорию, чтобы постулировать, что пол уникален для каждого человека и что даже пол имеет личное значение, которое конструируется и изменяется. Хотя Чодороу отвергает идею фиксированного представления о мужественности или женственности, она чувствует, что каждый создает ощущение мужского или женского «я», и все мы обладаем способностью создавать личный смысл, смешивая свое сокровенное «я» с культурой, в которой мы растем.Великая сила этой книги — это работа, проделанная Чодороу по превращению теоретических формулировок в встречи в психоаналитической среде. Автор призывает сосредоточиться на настоящем. Теория информирует практику, но именно повседневная встреча между аналитиком и анализандом определяет направление, в котором должна идти работа. Чодороу придерживается подхода «и-и-и» в ответ на загадку, которую она подходит, а не «либо-либо», как психоаналитик и клиницист, и призывает как клинициста, так и феминистку испытать силу психологического.«Феминизм признает различия, — пишет она, — но определяет их политически, а не индивидуально с точки зрения политической, социальной идентичности, такой как раса, класс и сексуальная ориентация» (стр. 70). Согласно Ходорову, психоаналитическое понимание силы переноса, проекции и интроекции противоречит феминистским предположениям об исключительной культурной или политической конструкции пола и гендерных значений (стр. 71).

Чодороу на протяжении всей книги утверждает, что если культурные значения имеют значение, то они имеют значение лично.Они проективно сконструированы, одушевлены и креативны. Взаимные «я» и эмоции, как бы они ни были обозначены культурой, как и гендер, интроективно изменяются частично через бессознательные фантазии через бессознательный внутренний мир, который развивается с рождения. Эмоции могут быть признаны или не признаны культурой, но они непосредственно ощущаются и становятся вовлеченными в бессознательные аспекты личности и мира (стр. 171). Психоанализ позволяет распознать и понять личные значения, которые создают психическую жизнь и придают ей «сияние».Анализ позволяет объединить отделенные или вытесненные аспекты психической жизни в центрированное неизвестное, что создает непрерывность разрывов (стр. 272). Люди опасаются, что занятие психоанализом в конечном итоге остановит писателя от письма или художника от рисования, что невроз является корнем творчества и что психоанализ хочет устранить последнее вместе с первым. Однако только отколовшаяся бессознательная фантазия не может наполнить творчество или иным образом наполнить жизнь.Бессознательные фантазии, если их не отделить, могут углубить переживания и усилить творческие способности (стр. 273). Задача Чодороу заключалась в том, чтобы направить свет понимания на способы, которыми мы создаем личный смысл, и исследовать использование и порождение интерсубъективного, культурного и социального смысла в процессе творения. Она завершает свою книгу утверждением личного и психологического. Чодороу просит, чтобы все мы стали более сознательными в повседневной жизни и осознали силу окружающих нас чувств.Она чувствует, что, поступая так, мы можем изменить наш мир к лучшему.

Психоанализ

Чодороу фокусирует на эмоциональной жизни и рассматривает ее как пространство, где создаются индивидуальные фантазии и восприятие реальности. По ее мнению, психоанализ — это метод исследования значения, и что значение не просто обнаруживается, но фактически создается в бессознательном из непосредственности опыта. Наша работа как аналитиков — деконструировать смысл здесь и сейчас и настаивать на том, что чувство — это площадка для психоаналитического метода.

В этой книге Ходороу позволяет нам исследовать психоанализ как теорию и психоанализ как терапевтическую практику. Как отмечали многие рецензенты, Нэнси Чодороу определенно «страстно увлечена психоанализом». Ее ясный, краткий и далеко идущий анализ сложных проблем, лежащих в основе воздействия общества на человека, является увеличительным стеклом для многих практик и ценностей, с которыми мы так комфортно живем. Читая ее книгу, мы можем научиться исследовать некоторые из этих практик и прийти к пониманию того, как они развиваются и как мы, возможно, пришли к их принятию.Чодороу заботятся о чувствах, которые вплетены в рассказы о себе по отношению к другим, а также о внутреннем и внешнем мире, как порожденном, так и созданном. В этом ясном и проницательном путешествии по теоретическим формулировкам Чодороу исследует и освещает работы Лёвальда, Эриксона, Винникотта, Шехтела, Кляйна, Митчелла, Болласа, Огдена и других, рассматривая их через современные линзы, сочетающие свои знания в области психоанализа и гендерных исследований. и культурная антропология, помогающая читателю понять последствия для современного общества, а также развивать понимание того, что полезно по сравнению с тем, что является узким или жестким.Последняя глава, содержащая ее личные взгляды, раскрывает глубину и искренность автора, а также глубину и сложность ее понимания и теоретических формулировок.

Нарциссизм | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Личность: Я концепция · Тестирование личности · Теории · Проблема разума и тела


Это статья о нарциссизме в обычном употреблении, о нарциссизме в его клиническом смысле см. Нарциссизм (психология)

Нарцисс, также известный как «Мазарини Гермафродит» или «Джин вечного покоя».Статуя состоит из античного надгробного бюста и античной нижней части, собранной в наше время. Мрамор, III век нашей эры.

Нарциссизм описывает черту характера любви к себе.

Слово происходит из греческого мифа. Нарцисс был красивым греческим юношей, который отвергал отчаянные попытки нимфы Эхо. В наказание он был обречен влюбиться в собственное отражение в пруду. Неспособный осуществить свою любовь, Нарцисс зачахнул и превратился в цветок, носящий его имя, нарцисс.

Фрейд считал, что некоторый нарциссизм является неотъемлемой частью всех нас с рождения. [1] Эндрю П. Моррисон утверждает, что у взрослых разумное количество здорового нарциссизма позволяет индивидуальному восприятию своих потребностей быть сбалансированными по отношению к другим. [2]

История

Основная статья: История нарциссизма

Концепция чрезмерного эгоизма была признана на протяжении всей истории. В Древней Греции это понятие понималось как высокомерие.

Только в последнее время его стали определять с психологической точки зрения.

В 1898 году английский сексолог Хэвлок Эллис использовал термин «подобный нарциссу» применительно к чрезмерной мастурбации, в результате чего человек становится своим собственным сексуальным объектом [3] .

В 1899 году Пауль Нэче был первым человеком, который использовал термин «нарциссизм» в исследовании сексуальных извращений.

Отто Ранк в 1911 году опубликовал первую психоаналитическую статью, конкретно посвященную нарциссизму, связав его с тщеславием и самовлюблением [3] .

Зигмунд Фрейд опубликовал в 1914 году только одну статью, посвященную исключительно нарциссизму, под названием «О нарциссизме: введение». [1]

В 1923 году Мартин Бубер опубликовал свое эссе «Ich und Du» («Я и ты»), в котором указал, что наш нарциссизм часто заставляет нас относиться к другим как к объектам, а не как к равным.

Аспекты развития

Эмпирические исследования

В психологии есть два основных направления исследований нарциссизма: клиническая и социальная психология.Эти подходы различаются своим взглядом на нарциссизм: первые рассматривают его как расстройство и, следовательно, как дискретное, а вторые рассматривают его как черту личности и, следовательно, как континуум. Эти два направления исследований, как правило, расходятся друг с другом, хотя в некоторых местах они сходятся.

Кэмпбелл и Фостер (2007) [4] проводят обзор литературы по нарциссизму. Они утверждают, что нарциссы обладают следующими «основными ингредиентами»:

  • Положительно.Нарциссы думают, что они лучше других. [5]
  • Надут. Взгляды нарциссов обычно противоречат действительности. В тех случаях, когда самооценка сравнивается с объективными показателями, самооценка нарциссов сильно преувеличена. [6]
  • Agentic. Взгляды нарциссов, как правило, наиболее преувеличены в агентской области по сравнению с областью общения. [5] [6]
  • Special. Нарциссы считают себя уникальными и особенными людьми [7] .
  • Эгоистичный. Исследования поведения нарциссов в условиях ресурсных дилемм подтверждают, что нарциссы эгоистичны [8] .
  • Ориентирован на успех. Нарциссы ориентированы на успех, будучи, например, ориентированными на подход [9]

Кроме того, нарциссы склонны демонстрировать отсутствие интереса к теплым и заботливым межличностным отношениям. Кэмпбелл и Форстер (2007) [4] также говорят о нескольких продолжающихся спорах в литературе по нарциссизму, а именно о том, является ли нарциссизм здоровым или нездоровым, расстройством личности, дискретной или непрерывной переменной, защитной или наступательной, одинаковой для всех полов, одинаково в разных культурах, изменчивые или неизменные.

Кэмпбелл и Фостер (2007) утверждают, что стратегии саморегуляции имеют первостепенное значение для понимания нарциссизма. [4] . Саморегуляция у нарциссов включает в себя такие вещи, как стремление заставить себя выглядеть, чувствовать себя позитивно, особенным, успешным и важным. Это проявляется как в интрапсихических формах, таких как обвинение в неудаче ситуации, а не в себе, так и в межличностных формах, таких как использование отношений для служения самому себе. Некоторые различия в саморегуляции между нарциссами и не-нарциссами можно увидеть у Кэмпбелла, Ридера, Седикидеса и Эллиота (2000) [10] , которые провели исследование, в котором были проведены два эксперимента.В обоих экспериментах участники принимали участие в задании на достижение, после которого им были предоставлены ложные отзывы; это был либо фальшивый успех, либо неудача. Было обнаружено, что как нарциссисты, так и не-нарциссисты самоусовершенствовались, но не-нарциссисты проявляли в этом большую гибкость. Участники оценивались как по сравнительной, так и несравнительной стратегии самоулучшения. Было обнаружено, что как нарциссисты, так и не нарциссисты использовали несравнительную стратегию одинаково. Однако было обнаружено, что нарциссисты более корыстны в отношении сравнительной стратегии, применяя ее гораздо чаще, чем не-нарциссисты, что предполагает большую жесткость при их самоулучшении.Когда нарциссисты получают отрицательную обратную связь, которая угрожает им самим, они будут совершенствоваться любой ценой, в то время как не-нарциссы, как правило, имеют ограничения.

Нарциссическое расстройство личности

Основная статья: Нарциссическое расстройство личности

Хотя у большинства людей есть некоторые нарциссические черты, высокий уровень нарциссизма может проявляться как патологическая форма как нарциссическое расстройство личности, в результате чего пациент переоценивает свои способности и испытывает чрезмерную потребность для восхищения и подтверждения.

Семь смертных грехов нарциссизма Гочкиса

Hotchkiss [11] определила то, что она назвала семью смертными грехами нарциссизма:

  1. Бесстыдство — Стыд — это чувство, которое скрывается за всем нездоровым нарциссизмом и неспособностью справиться со стыдом здоровыми способами.
  2. Магическое мышление — Нарциссы считают себя совершенными, используя искажения и иллюзии, известные как магическое мышление. Они также используют проекцию, чтобы сбросить стыд на других.
  3. Высокомерие — Если нарцисс чувствует себя подавленным, он / она может повторно надуть себя, умаляя, унижая или унижая кого-то другого.
  4. Зависть — Если потребность нарцисса в обеспечении чувства превосходства встречает препятствие из-за кого-то другого, он / она нейтрализует ее, используя презрение, чтобы минимизировать способности другого человека
  5. Право — Нарциссы придерживаются необоснованных ожиданий особенно благоприятного отношения и автоматического подчинения, потому что считают себя уникально особенными.Любое невыполнение будет рассматриваться как посягательство на их превосходство, а преступник будет считаться «неловким» или «трудным» человеком. Неповиновение их воле — это нарциссическая травма, которая может вызвать нарциссический гнев.
  6. Эксплуатация — может принимать разные формы, но всегда предполагает использование другими людьми без учета их чувств или интересов. Часто другой оказывается в подчиненном положении, когда сопротивление было бы затруднено или даже невозможно. Иногда подчинение не так реально, как предполагалось.
  7. Плохие границы — нарциссы не осознают, что у них есть границы и что другие отделены и не являются продолжением самих себя. Другие либо существуют для удовлетворения своих потребностей, либо могут вообще не существовать. К тем, кто обеспечивает нарциссизм нарциссистом, будут относиться так, как если бы они были частью нарцисса, и ожидается, что они будут соответствовать этим ожиданиям. В сознании нарцисса нет границы между собой и другим.

Подтипы Мастерсона

Джеймс Ф.Мастерсон в 1993 г. [12] предлагает две категории патологического нарциссизма: эксгибиционист и шкаф . Оба не могут адекватно развить себя, соответствующее возрасту и фазе, из-за дефектов психологического воспитания, обеспечиваемого, как правило, матерью. Нарцисс-эксгибиционист описан в DSM-IV и отличается от нарцисса-эксгибициониста по нескольким важным параметрам.

Скрытого нарцисса с большей вероятностью можно описать как человека с пониженным, неадекватным самовосприятием и большим осознанием внутренней пустоты.Нарцисса-эксгибициониста можно охарактеризовать как обладающего раздутым, грандиозным самовосприятием с незначительным или отсутствующим сознательным осознанием внутренней пустоты. Такой человек мог бы предположить, что это состояние было нормальным, и что другие были такими же, как они.

Скрытый нарцисс ищет постоянного одобрения со стороны других и кажется похожим на пограничного человека в потребности угодить другим. Самовлюбленный эксгибиционист все время ищет идеального восхищения со стороны других.

Варианты Миллона

Теодор Миллон выделил пять разновидностей нарцисса: [3] Любой индивидуальный нарцисс не может проявлять ни одного из следующих признаков:

  • беспринципный нарцисс — включая антиобщественные черты.Шарлатан — мошенник, эксплуататор, лживый и беспринципный человек.
  • любовный нарцисс — включая театральные черты. Дон Жуан или Казанова нашего времени — эротичен, эксгибиционист.
  • компенсаторный нарцисс — включая негативистские (пассивно-агрессивные), избегающие черты.
  • элитарный нарцисс — вариант чистого паттерна. Соответствует «фаллическому нарциссическому» типу личности Вильгельма Райха.
  • фанатик типа — включая параноидальные черты. Тяжело нарциссически раненый человек, обычно с серьезными параноидальными наклонностями, который держится за иллюзию всемогущества. Эти люди борются с реальностью своей незначительности и утраченной ценности и пытаются восстановить свою самооценку с помощью грандиозных фантазий и самоутверждения. Когда они не могут получить признание поддержки со стороны других, они берут на себя роль героев или почитаемых людей с грандиозной миссией.

Другие формы нарциссизма

Приобретенный ситуативный нарциссизм

Приобретенный ситуативный нарциссизм (ASN) — это форма нарциссизма, которая развивается в позднем подростковом или взрослом возрасте, вызванная богатством, славой и другими атрибутами знаменитости. Он был изобретен Робертом Б. Миллманом, профессором психиатрии Медицинского колледжа им. Вейла Корнелла при Корнельском университете.

ASN отличается от обычного нарциссизма тем, что он развивается после детства и запускается и поддерживается одержимым знаменитостями обществом: фанаты, помощники и бульварные СМИ — все играют на идее о том, что человек на самом деле намного важнее других людей, вызывая нарциссическая проблема, которая могла быть лишь тенденцией или латентной, и которая помогла ей превратиться в полномасштабное расстройство личности.

По своим проявлениям и симптомам оно неотличимо от нарциссического расстройства личности, отличается только поздним началом и поддержкой большого числа других. Человек с ASN может страдать от нестабильных отношений, злоупотребления психоактивными веществами и беспорядочного поведения.

Известный вымышленный персонаж с ASN — Норма Десмонд, главная героиня Sunset Boulevard .

Агрессивный нарциссизм

Это Фактор 1 в Контрольном списке психопатии зайца, который включает следующие черты:

  • Блеск / внешнее очарование
  • Грандиозное чувство собственного достоинства
  • Патологическое лежание
  • Хитрость / манипуляция
  • Отсутствие раскаяния или вины
  • Мелкий аффект
  • Бессердечие / отсутствие сочувствия
  • Непринятие ответственности за свои действия.

Разговорный нарциссизм

Разговорный нарциссизм — термин, используемый социологом Чарльзом Дербером в его книге «Погоня за вниманием: сила и эго в повседневной жизни».

Дербер заметил, что система социальной поддержки в Америке относительно слаба, и это заставляет людей сильно конкурировать за внимание. В социальных ситуациях они склонны уводить разговор от других к себе. «Разговорный нарциссизм — ключевое проявление доминирующей в Америке психологии привлечения внимания», — писал он.«Это происходит в неформальных беседах между друзьями, семьей и коллегами. Обилие популярной литературы о слушании и этикет управления теми, кто постоянно говорит о себе, предполагает его проникновение в повседневную жизнь …»

То, что Дербер называет «разговорным нарциссизмом», часто проявляется скорее скрыто, чем открыто, потому что даже недалекие среди нас знают, что не проявлять интереса к другим — это грубо, и благоразумно не быть осужденным за эгоизм.

Дербер различает «отклик смены» и «отклик поддержки».»

Корпоративный нарциссизм

Организационный психолог Алан Даунс в 1997 году написал книгу, описывающую корпоративный нарциссизм [13] . Он исследует известных корпоративных лидеров (таких как Эл Данлэп и Роберт Аллен), которые, как он полагает, буквально думают только об одном: о прибыли. По словам Даунса, такая узкая направленность на самом деле может принести положительные краткосрочные выгоды, но в конечном итоге это потянет за собой как отдельных сотрудников, так и целые компании. Предлагается альтернативное мышление, и исследуются некоторые фирмы, которые сейчас используют эти варианты.Теории Даунса имеют отношение к теориям, которые были предложены Виктором Хиллом в его книге «Корпоративный нарциссизм в бухгалтерских фирмах Австралии». [14]

Межкультурный нарциссизм

Лачкар описывает явления межкультурного нарциссизма так: [15] .

« Межкультурный нарцисс привносит в свою новую страну определенную долю националистической гордости, которой он безжалостно держится. Он отказывается приспосабливаться и пойдет на все, чтобы сохранить свое чувство особой идентичности.Кросс-культурные нарциссы часто встречаются с пограничными женщинами, которые склонны идеализировать и гипнотизировать мужчин из другой культуры ».

Культурный нарциссизм

Основная статья: Культурный нарциссм

В «Культуре нарциссизма [16] » Кристофер Лэш определяет нарциссическую культуру как такую, в которой каждое действие и отношения определяются гедонистической потребностью в приобретении символов богатства. это становится единственным выражением жесткой, но скрытой социальной иерархии.Это культура, в которой либерализм существует только постольку, поскольку он служит обществу потребления, и даже искусство, секс и религия теряют свою освободительную силу.

В таком обществе постоянной конкуренции не может быть союзников и мало прозрачности. Угрозы приобретения социальных символов настолько многочисленны, разнообразны и часто непонятны, что защита, а также соревнование становятся образом жизни. Любое реальное чувство общности подрывается — или даже разрушается — и заменяется виртуальными эквивалентами, которые безуспешно стремятся синтезировать чувство общности.

Деструктивный нарциссизм

Деструктивный нарциссизм описывает человека, который постоянно проявляет многочисленные и сильные характеристики, обычно связанные с патологическим нарциссизмом, но имеющий меньше характеристик, чем патологический нарциссизм. [17]

Гендерный нарциссизм

Гендерный нарциссизм — относительно новая концепция, на которую ссылается доктор Джеральд Шонвольф [18] как в отношении мужчин, так и женщин.

Эта концепция основана на теориях Фрейда о зависти к пенису и страхе кастрации.В основном то, что чрезмерное внимание или чрезмерное восприятие пола и гендерных различий в детстве может привести либо к девальвации, либо к переоценке своего пола в дальнейшей жизни.

Доктор Шенвольф, в частности, предполагает, что появление феминистской личности с гонадоцентричными взглядами и женский гендерный нарциссизм являются синонимами.

Групповой нарциссизм

Шаблон: Коллективный нарциссизм

Групповой нарциссизм описан в книге 1973 года психолога Эриха Фромма [19] .

Злокачественный нарциссизм

Основная статья: Злокачественный нарциссизм

Злокачественный нарциссизм, термин, впервые введенный в книгу Эриха Фромма в 1964 году, [20] — это синдром, состоящий из гибрида нарциссического расстройства личности, антисоциальной личности. расстройство, а также параноидальные черты характера. Злокачественный нарцисс отличается от нарциссического расстройства личности тем, что он получает более высокий уровень психологического удовлетворения от достижений с течением времени (тем самым усугубляя расстройство).Поскольку злокачественный нарцисс становится более вовлеченным в это психологическое удовлетворение, у него склонны к развитию антисоциальных, параноидальных и шизоидных расстройств личности. Термин злокачественный добавлен к термину нарцисс, чтобы указать, что люди с этим расстройством имеют тенденцию со временем ухудшаться в своем контроле над импульсами и желаниями.

Медицинский нарциссизм

Медицинский нарциссизм — это термин, введенный Джоном Баня в его книге «Медицинские ошибки и медицинский нарциссизм». [21] [22]

Баня определяет «медицинский нарциссизм» как потребность медицинских работников в сохранении самооценки, ведущую к компромиссу раскрытия ошибок пациентам.

В книге он исследует психологические, этические и правовые последствия медицинских ошибок и степень, в которой потребность в постоянном подтверждении своей компетентности может привести к тому, что способные и даже исключительные профессионалы попадут в нарциссические ловушки.

Он утверждает, что: «…. большинство специалистов в области здравоохранения (фактически, большинство профессионалов любого рода) работают над развитием личности, которая источает авторитет, контроль, знания, компетентность и респектабельность. Это нарциссизм во всех нас — мы боимся показаться глупыми или некомпетентными ».

Фаллический нарциссизм

Вильгельм Райх впервые определил фаллический нарциссический тип личности с чрезмерно завышенным самооценкой. Индивид элитарен, «социальный альпинист», превосходный, ищет восхищения, саморекламируется, хвастается и наделен социальным успехом.

Первозданный нарциссизм

Психиатр Эрнст Зиммель впервые определил изначальный нарциссизм в 1944 году. [23] Фундаментальный тезис Зиммеля состоит в том, что наиболее примитивная стадия либидозного развития — не оральная, а желудочно-кишечная. Рот и анус следует рассматривать как конечные части этой органической зоны. Зиммель называет психологическое состояние пренатального существования «изначальным нарциссизмом». Это вегетативная стадия пре-эго, тождественная ид.На этом этапе наступает полный инстинктивный покой, проявляющийся в бессознательном состоянии. Насыщение желудочно-кишечной зоны, представляющее инстинкт самосохранения, может вернуть этот полный инстинктивный покой, который в патологических условиях может стать целью инстинкта.

В отличие от Лаша, Бернард Стиглер в своей книге Acting Out утверждает, что потребительский капитализм на самом деле разрушает изначальный нарциссизм, без которого невозможно распространять любовь на других. [24]

Сексуальный нарциссизм

Сексуальный нарциссизм был описан как эгоцентрический образец сексуального поведения, который включает как низкую самооценку, так и завышенное чувство сексуальных способностей и сексуальных прав. Вдобавок сексуальный нарциссизм — это эротическая озабоченность собой как превосходным любовником через желание сексуально слиться с зеркальным отображением самого себя. Сексуальный нарциссизм, изобретенный Дэвидом Фарли Херлбертом, [25] , представляет собой дисфункцию близости, при которой преследуются сексуальные подвиги, обычно в форме внебрачных связей, чтобы чрезмерно компенсировать низкую самооценку и неспособность испытать настоящую близость.Считается, что этот поведенческий образец чаще встречается у мужчин, чем у женщин, и связан с домашним насилием среди мужчин [26] и сексуальным принуждением в парах. [27] Херлберт утверждает, что секс — это естественная биологическая данность и, следовательно, не может считаться зависимостью. Он и его коллеги утверждают, что любая сексуальная зависимость — это не что иное, как неправильное название того, что на самом деле является сексуальным нарциссизмом или сексуальной компульсивностью. [28]

Духовный нарциссизм

Основная статья: Духовный материализм

Духовный нарциссизм описывает ошибки, совершаемые духовными искателями, которые превращают стремление к спиритизму в построение эго и создание замешательства. [29] Это основано на идее, что развитие эго противоречит духовному прогрессу.

Часто используемые меры

Опись нарциссической личности

Основная статья: Опись нарциссической личности

Опись нарциссической личности (NPI) — наиболее широко используемый метод измерения нарциссизма в социальных психологических исследованиях. Хотя в литературе было предложено несколько версий NPI, в текущих исследованиях чаще всего используется версия с принудительным выбором из сорока пунктов (Raskin & Terry, 1988).NPI основан на клинических критериях DSM-III для нарциссического расстройства личности (NPD), хотя он был разработан для измерения этих характеристик в общей популяции. Таким образом, часто говорят, что NPI измеряет «нормальный» или «субклинический» (пограничный) нарциссизм (то есть у людей, которые имеют очень высокие баллы по NPI, не обязательно соответствуют критериям для диагноза NPD).

Клинический многоосевой инвентарь Millon

Основная статья: Millon Clinical Multiaxial Inventory

Clinical Multiaxial Inventory (MCMI) Millon — широко используемый диагностический тест, разработанный Теодором Миллоном.MCMI включает шкалу нарциссизма. Auerbach JS («Проверка двух шкал нарциссического расстройства личности», J Pers Assess. 1984 Dec; 48 (6): 649-53. [1]) сравнил NPI и MCMI и обнаружил, что они хорошо коррелированы, r (146 ) = 0,55, р <0,001. Следует отметить, что в то время как MCMI измеряет нарциссическое расстройство личности (NPD), NPI измеряет нарциссизм, как это происходит в общей популяции. Другими словами, NPI измеряет «нормальный» нарциссизм; то есть, большинство людей, получивших очень высокие баллы по NPI, не имеют NPD.Действительно, NPI не охватывает какой-либо таксон нарциссизма, как можно было бы ожидать, если бы он измерял NPD. [30]

Нарциссические родители

Основная статья: Нарциссические родители

Нарциссические родители требуют от своих детей определенного поведения, потому что они видят детей как продолжение самих себя и нуждаются в том, чтобы дети представляли их в мире таким образом, чтобы удовлетворить их эмоциональные потребности. [31]

Нарциссизм и лидерство

Исследование, опубликованное в журнале Personality and Social Psychology Bulletin, предполагает, что, когда в группе нет лидера, вы часто можете рассчитывать на нарцисса, который возьмет на себя ответственность.Исследователи обнаружили, что люди с высокими показателями нарциссизма, как правило, берут под контроль группы без лидера. [32] == Нарциссическая культура ==

Историк и социальный критик Кристофер Лэш (1932–1994) описал эту тему в своей книге «Культура нарциссизма», [33] , опубликованной в 1979 году.

Он определяет нарциссическую культуру как культуру, в которой каждая деятельность и отношения определяются гедонистической потребностью в приобретении символов материального богатства, что становится единственным выражением жесткой, но скрытой социальной иерархии.Это культура, в которой либерализм существует только постольку, поскольку он служит обществу потребления, и даже искусство, секс и религия теряют свою освободительную силу. См. Упадок и детерминизм.

Он утверждает, что в таком обществе постоянной конкуренции не может быть союзников и мало прозрачности. Угрозы приобретения социальных символов настолько многочисленны, разнообразны и часто непонятны, что защита, а также соревнование становятся образом жизни. Любое реальное чувство общности подрывается — или даже разрушается — и заменяется виртуальными эквивалентами, безуспешно стремящимися синтезировать чувство общности.

В отличие от Лаша, Бернард Стиглер в своей книге Aimer, s’aimer, nous aimer: Du 11 septembre au 21 avril (2003) утверждает, что потребительский капитализм фактически разрушает то, что он называет изначальным нарциссизмом, без которого невозможно проявлять любовь к другим.

Мередит Блэк [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] сказал, что нарциссизм может быть не только вредным для здоровья, но и симптомом психологических проблем, которые решили выразить себя через большее внимание к себе.

Нарциссизм как генетический признак

За десятилетия, прошедшие с момента открытия ДНК и последующего картирования генома человека, возникли вопросы о том, частично или полностью определяются черты личности, включая нарциссизм, собственными генами.

Исследование наследственности с близнецами

Livesley et al. (1993) опубликовали статью под названием Вклад генетики и окружающей среды в параметры расстройства личности , в которой сделан вывод, что нарциссизм, измеренный с помощью стандартизированного теста, является общей наследственной чертой.

Объектами исследования были 175 пар добровольцев-близнецов (90 идентичных, 85 разнояйцевых), взятых из общей популяции. Каждый близнец заполнил анкету, в которой оценивали 18 параметров расстройства личности. Авторы оценили наследуемость каждого измерения личности стандартными методами, тем самым предоставив оценки относительного вклада генетической и экологической причинности.

Из 18 параметров личности нарциссизм оказался наиболее наследуемым (0.64), что указывает на то, что совпадение этого признака у однояйцевых близнецов в основном связано с генетикой. Из других параметров личности только четыре имели коэффициенты наследственности более 0,5: черствость, проблемы идентичности, оппозиционность и социальное избегание.

Исследование в целом пришло к выводу, что, в соответствии с другими исследованиями, некоторые личностные факторы имеют значительно высокие коэффициенты наследственности и существует континуум между нормальной и нарушенной личностью. [34]

Нарциссизм в эволюционной психологии

Концепция нарциссизма используется в эволюционной психологии в отношении механизмов ассортативного спаривания или неслучайного выбора партнера для продолжения рода. В статье, опубликованной в 2005 году Альваресом, резюмируется работа в этой области.

Доказательства ассортативного спаривания среди людей хорошо известны; люди спариваются ассортативно по возрасту, IQ, росту, весу, национальности, образовательному и профессиональному уровню, физическим и личностным характеристикам и родству с семьей.В гипотезе «подобного себе» люди бессознательно ищут зеркальное отражение самих себя в других, ища критерии красоты или репродуктивной пригодности в контексте самоотнесения.

Исследование Альвареса показало, что сходство лиц между парами было сильной движущей силой среди механизмов ассортативного спаривания: человеческие пары похожи друг на друга значительно больше, чем можно было бы ожидать от случайного образования пар. Поскольку известно, что черты лица передаются по наследству, «подобный себе» механизм может усиливать воспроизводство между генетически похожими партнерами, способствуя стабилизации генов, поддерживающих социальное поведение, без родственных отношений между ними. [35]

Медицинский нарциссизм

Медицинский нарциссизм — это термин, введенный Джоном Баня в его книге «Медицинские ошибки и медицинский нарциссизм» [21] [22] .

Баня определяет «медицинский нарциссизм» как потребность медицинских работников сохранять самооценку, ведущую к компромиссу в раскрытии ошибок пациентам.

В книге он исследует психологические, этические и правовые последствия медицинских ошибок и степень, в которой потребность в постоянном подтверждении своей компетентности может привести к тому, что способные и даже исключительные профессионалы попадут в нарциссические ловушки.

Он утверждает, что: «… большинство специалистов в области здравоохранения (фактически, большинство профессионалов любого рода) работают над совершенствованием себя, которое источает авторитет, контроль, знания, компетентность и респектабельность. Это нарциссизм во всех нас — мы боимся показаться глупыми или некомпетентными».

В честь нарциссизма

Дендизм

денди — мужчина, который придает особое значение внешности, изысканному языку и развитию неторопливых хобби.Некоторые модники, особенно в Британии конца 18 и 19 веков, стремились затронуть аристократические ценности, хотя многие из них происходили из общих слоев общества. Таким образом, денди можно было считать своего рода снобом.

Дендиакальное тело от Sartor Resartus Томаса Карлайла:

«Денди — это Человек, носящий одежду, Человек, чья профессия, должность и существование заключаются в ношении Одежды. Каждая способность его души, духа, кошелька и личности героически посвящена этому единственному объекту — ношению одежды. Одевайся разумно и хорошо: чтобы другие одевались, чтобы жить, он живет, чтобы одеваться…. И теперь, несмотря на все это вечное Мученичество, Поэзи и даже Пророчество, что Денди просит взамен? Мы можем только сказать, что вы признаете его существование; признал бы его живым объектом; или даже в противном случае визуальный объект или вещь, которая будет отражать лучи света … »

New Romantic

Упадок и нарциссизм были повторяющимися темами в движении нового романтизма, которое зародилось в лондонских ночных клубах в 1980-х годах. Движение было направлено на стиль, так как бывшие панки облачались в сюрреалистический анархический гламур и романтику и всегда находились в поисках новых способов привлечь к себе внимание.

Это было все о том, чтобы «попытаться выглядеть ярким, привлекательным, пышным, красивым, самовлюбленным» [36] с такими иконами, как Дэвид Боуи, Адам и Муравьи, Брайан Ферри, Гэри Нуман и Дюран Дюран. [37]

Метросексуал

В 1994 году в британской газете The Independent журналист Марк Симпсон впервые ввел термин «метросексуал».

В 2002 году он продолжил дальнейшее определение термина в [2].

«Ну, может быть, нужно знать одного, но чтобы определить метросексуала, все, что вам нужно сделать, это посмотреть на него.На самом деле, если вы посмотрите на них, они почти наверняка метросексуальны. Типичный метросексуал — это молодой человек с деньгами, который можно потратить, живущий в мегаполисе или в непосредственной близости от него — потому что там находятся все лучшие магазины, клубы, тренажерные залы и парикмахерские. Он может быть официально геем, гетеросексуалом или бисексуалом, но это совершенно несущественно, потому что он явно считает себя объектом своей любви, а удовольствие — своим сексуальным предпочтением. Определенные профессии, такие как моделирование, столы ожидания, СМИ, поп-музыка и, в настоящее время, спорт, похоже, привлекают их, но, по правде говоря, такие как мужские косметические товары и герпес, они почти везде.» [38]

См. Также

Список литературы

  1. 1.0 1.1 Фрейд, Зигмунд, О нарциссизме: введение, 1914 г.
  2. ↑ Моррисон, Эндрю П. Стыд: обратная сторона нарциссизма , Аналитик Пресс, 1997. ISBN 0-88163-280-5
  3. 3,0 3,1 3,2 Миллон, Теодор, Расстройства личности в современной жизни, 2004 г.
  4. 4,0 4,1 4.2 Campbell, K.W. И Фостер Дж. Д. (2007). Нарциссическое «Я»: предыстория, модель расширенного агентства и продолжающиеся споры. Появиться в: C. Sedikides & S. Spencer (Eds.), Frontiers in social Psychoology: The Self. Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press.
  5. 5,0 5,1 Кэмпбелл, В. К., Рудич, Э., Седикидес, К. (2002). Нарциссизм, чувство собственного достоинства и позитивность взглядов на себя: два портрета любви к себе. Бюллетень личности и социальной психологии, 28, 358368.
  6. 6,0 6,1 Габриэль М. Т., Крителли Дж. У. и Э. Дж. С. (1994). Нарциссические иллюзии в самооценке интеллекта и привлекательности. Журнал личности, 62, 143155.
  7. ↑ Эммонс Р. А. (1984). Факторный анализ и построение достоверности опросника нарциссической личности. Журнал оценки личности, 48, 2.
  8. ↑ Кэмпбелл, У. К., Буш, К. П., Брунелл, А. Б., и Шелтон, Дж. (В печати). Понимание социальных издержек нарциссизма: случай трагедии общества.Вестник личности и социальной психологии.
  9. ↑ Роуз П. и Кэмпбелл У. К. (в печати). Величие приятно: телическая модель нарциссизма и субъективного благополучия. Достижения в психологических исследованиях. Серж П. Шохов (ред.) Hauppauge, NY: Nova Publishers.
  10. ↑ Кэмпбелл, У.К., Ридер Г.Д., Седикидес, К. и Эллиот, А.Дж. (2000). Нарциссизм и сравнительные стратегии самосовершенствования. Журнал исследований личности 34, 329–347.
  11. ↑ Хотчкисс, Сэнди и Мастерсон, Джеймс Ф.Почему это всегда о тебе? : Семь смертных грехов нарциссизма (2003)
  12. ↑ Мастерсон, Джеймс Ф. Возникающее «Я»: подход к лечению скрытого нарциссического расстройства личности с точки зрения развития «Я» и объектных отношений, 1993
  13. ↑ Даунс, Алан: Зазеркалье: Преодоление соблазнительной культуры корпоративного нарциссизма, 1997
  14. ↑ Хилл, Виктор (2005) Корпоративный нарциссизм в бухгалтерских фирмах Австралии, Pengus Books Australia
  15. ↑ Лачкар, Джоан: Как разговаривать с нарциссом, 2008 г.
  16. ↑ Лаш, К., Культура нарциссизма.1979 г.
  17. ↑ Браун, Нина В., Разрушительный нарциссический паттерн, 1998
  18. ↑ Schoenwolf, Gerald, PH.D Гендерный нарциссизм и его проявления
  19. ↑ Фромм, Эрих, Анатомия человеческой деструктивности, 1973
  20. ↑ Фромм, Эрих, Сердце человека, 1964
  21. 21,0 21,1 Баня, Джон, Медицинские ошибки и медицинский нарциссизм, 2005 г.
  22. 22,0 22,1 Баня, Джон (по наблюдениям Эрика Рангуса) Джон Баня: Интервью с клиническим специалистом по этике
  23. ↑ Зиммель, Эрнст, Psychoanalytic Quarterly, 1944, Vol.XIII, № 2, с. 160–185.
  24. ↑ Бернард Стиглер, Acting Out (Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 2009).
  25. ↑ Hurlbert, D.F. И Апт, С. (1991). Сексуальный нарциссизм и жестокий мужчина, Journal of Sex and Marital Therapy, 17, 279-292.
  26. ↑ Hurlbert, D.F., Apt, C., Gasar, S., Wilson, N.E., & Murphy, Y. (1994). Сексуальный нарциссизм: исследование проверки, Journal of Sex and Marital Therapy, 20, 24-34.
  27. ↑ Райан, К.М., Вайкель, К., и Спречини, Г. (2008). Гендерные различия в нарциссизме и насилие во время ухаживания при свидании пары, Половые роли. 58, 802-813.
  28. ↑ Апт К. и Херлберт Д. Ф. (1995) «Сексуальный нарциссизм: зависимость или анахронизм?» Семейный журнал, 3, 103-107.
  29. ↑ http://www.integralworld.net/larsson.html
  30. ↑ Фостер Дж. Д. и Кэмпбелл В. К. Существуют ли в социальной психологии такие понятия, как «нарциссы»? Таксометрический анализ Реестра нарциссической личности. Личность и индивидуальные различия , в печати.
  31. ↑ Раппопорт, Алан, доктор философии Ко-нарциссизм: как мы адаптируемся к нарциссическим родителям. Терапевт в прессе.
  32. ↑ Нарциссические люди, наиболее вероятно, станут лидерами Newswise, проверено 7 октября 2008 г.
  33. ↑ Лаш, К., Культура нарциссизма. 1979 г.
  34. ↑ Ливсли, У.Дж., Янг, К.Л., Джексон, Д.Н. и П.А. Вернон (1993). «Генетический и экологический вклад в измерения расстройства личности». Американский журнал психиатрии 150 , 1826-1831. Аннотация онлайн. По состоянию на 18 июня 2006 г.
  35. ↑ Альварес, Л. (2005). «Нарциссизм направляет выбор партнера: люди спариваются ассортативно, как видно по внешнему сходству, следуя алгоритму« эгоистичного подобия »». Эволюционная психология 2 , 177-194. Смотрите онлайн. Доступ 21 июля 2006 г.
  36. ↑ История моды 1980-х, новые романтики. По состоянию на 19 июня 2006 г.
  37. ↑ Шотландия, воскресенье, 14 марта 2004 г. Кто сказал, что романтика мертва? По состоянию на 19 июня 2006 г.
  38. ↑ Симпсон, Марк Знакомьтесь с метросексуалом. По состоянию на 19 июня 2006 г.

Внешние ссылки

нарциссических женщин-социопатов разыгрывают секс-карту, чтобы разрушить жизни

Существуют определенные виды нарциссических женщин-социопатов, которых с детства приучают к вере в то, что они имеют право иметь или делать все, что захотят. На них нет никаких ограничений. У них не развивается совесть. Очень рано они учатся ловко пользоваться преимуществом и манипулировать кем угодно в их окружении, чтобы удовлетворить свои безграничные потребности в почитании, лести и поклонении.Эти женщины вначале часто оказываются нарциссичными папами. Папа настолько одержим своей маленькой дочкой, что с женой происходит разлад. Возникает роковой треугольник, и его жена и мать дочери остаются вне поля зрения. Он становится портретом папы и меня. У папы и его дочери есть эротическая связь, хотя это редко проявляется в сексуальных отношениях. Она стала его психологической подругой. С самого начала эта дочь знает, что она может заставить папу сделать для нее все, даже что-то очень возмутительное.Когда она начинает встречаться, она своей красотой и сексуальностью эксплуатирует мальчиков-подростков, а затем и мужчин, чтобы раздуть свое огромное эго материнскими массами нарциссических принадлежностей.

Эти женщины получают прилив сексуальности, но, что более важно, прилив власти, когда их сложная волнообразная схема, ведущая к соблазнению мужчины, сработала идеально. Женщина-социопатка заранее задумывается о своей цели, иногда на годы. Она точно знает, что она собирается сделать, чтобы «заполучить этого парня, соблазнить его, контролировать его, уничтожить.«В глубине души такая социопатическая женщина ненавидит мужчин. Я называю ее фаллической женщиной. Хотя она свободно использует свои женские органы и пытается соблазнить мужчин, она носит с собой психологический фаллос, который может победить любого мужчину. На бессознательном уровне с детства она была вынуждена стать ложным «я». Ее обожали за ее внешний вид, яркость, силу экстравертной личности, а не за ее истинное «я». На подсознательном уровне она жаждет мести, и вкус ее сладок, когда она соблазнила могущественного мужчину и разрушила его жизнь.Забудьте, что она замужем, имеет детей. Для нее это маленькая деталь; они являются частью ее внешнего образа, а не ее личности. Они живые марионетки, благодаря которым она хорошо выглядит.

Когда соблазнение завершено и женщина-социопат обретает полную власть над этим мужчиной, она празднует свою победу. Ее мужчина, ее владение были тщательно отобраны с учетом его роста, его положения в мире, денежной ценности и высокого напряжения. Ей все равно, если роман будет обнаружен и станет достоянием общественности.Предательство ее мужа — небольшая сноска, а ее дети не играют роли. Когда связь обнаруживается и становится вирусной, это исполнение ее мечты. Она победила. Эти женщины-социопаты будут танцевать свой победный танец, получат всю возможную власть, деньги и признание, а затем перейдут к следующему мужчине, которого они смогут соблазнить, использовать и уничтожить. Эта опасная игра продолжается всю ее жизнь. Она хищница и никогда не откажется от этой роли.

Лучший способ справиться с этими женщинами-социопатами — это научиться сразу их идентифицировать и дистанцироваться от них.Чтобы узнать о нарциссической личности и нарциссическом социопате, посетите мой сайт: thenarcissistinyourlife.com

Линда Мартинес-Леви, Ph.D.
Телефонная консультация: США и весь мир
Книга: Освобождение от нарцисса в своей жизни
Электронная почта: [email protected]

Добавить комментарий