Инстинкт человека – Инстинкты. И почему их нет у человека — CMT Научный подход

Инстинкты. И почему их нет у человека — CMT Научный подход

Этологи определяют инстинкт как специализированную морфоструктуру (временный орган животного, Lorenz, 1950a, b), которая закономерно появляется в потоке действий животного в специфической социальной ситуации. Инстинктивная реакция = автоматически осуществляющаяся при всяком предъявлении специфических раздражителей независимо от контекста, не корректируемая ни обстоятельствами контекста, ни прошлым опытом животного. Даже если использование того и другого могло бы сильно повысить успешность реакции, реализация инстинктов следует видовым «врождённым схемам реагирования».

То есть главное в осуществлении инстинкта, в отличие от рефлекса и других простых форм реагирования – реализовать специализированные формы поведения в специфических ситуациях взаимодействия стереотипно и точно, а не просто вызвать ответы на стимуляцию.

Этология родилась из гениального прозрения Оскара Хейнрота, «увидевшего» вдруг, что наследственная координация, стоящий над нею центр торможения и механизм запуска «образуют с самого начала некоторое функциональное целое» (Лоренц, 1998: 341).  Выделив эту систему, Хейнрот ввёл понятие «

свойственного виду импульсивного поведения» (arteigene Triebhandlung), чем открыл дорогу для «морфологического подхода к поведению». Arteigene Triebhandlung — та самая «манера держаться», по которой орнитолог безошибочно распознает вид ещё до того, как рассмотрит детали окраски. Пример: реакции встряхивания хвостом, характерные движения при взлёте, чистке и пр. настолько устойчивые и типизированные, что имеют систематическое значение  (Р. Хайнд. «Поведение животных», 1975: табл.3 на стр.709).

Другой пример «свойственного виду импульсивного поведения» — многие цыплята даже за вознаграждение не могли всего 10 секунд спокойно постоять на платформе, не двигая ногами. Они не выдерживали и начинали скрести пол. Свиньи в цирке легко выучиваются раскатывать пятачком ковёр, но никак не могут научиться брать и опускать монету в фарфоровую копилку (также в форме свиньи; из этого бы вышел эффектный цирковой номер). Вместо того, чтобы опустить монетку, свинья много раз её роняет на пол, толкает пятачком, поднимает, снова роняет, подгоняет, подкидывает и т.п.

На основании таких наблюдений супруги Бреленды установили принцип инстинктивного смещения: выученные индивидуальные реакции всегда смещаются в сторону видовых инстинктов в тех случаях, когда выученная реакция хоть в какой-то степени сходна с сильным И.  (Breland, Breland, 1961, цит. по Резникова, 2005).

Именно структура инстинктивных реакций животного определяет 1) чему можно выучиться, и чему выучиться нельзя, 2) как должно быть организовано обучение, чтобы оказалось успешным, причём форма опыта «на обучение» в общем случае зависит не от логики задачи, но от инстинктивно заданного «пространства возможностей» для обучения тому или иному навыку. 3) как должен быть поставлен опыт «на рассудочную деятельность», чтобы выявить «верхние этажи» интеллекта животного.

У человека и антропоидов инстинктивное смещение отсутствует: возможно обучение любой реакции (решению задачи и пр.) которое индивиды способны воспроизвести по образцу. Обучение может быть плохое, а результаты низкими, но не наблюдается смещения к иным реакциям, которые могли б рассматриваться как потенциальные «инстинкты» (Зорина З.А., Смирнова А.А. О чём рассказали «говорящие обезьяны»? способны ли высшие животные оперировать символами. М. 2006). 

 От обычных рефлекторных актов инстинкты отличаются тем, что воспроизводятся не только непосредственно в ответ на стимуляцию, но непрерывно. Точней, животное находится в постоянной готовности к совершению инстинктивного действия, но последняя в норме подавлена. Под воздействием  ключевых стимулов центральный контроль снимается с высвобождением специфической структуры инстинктивного акта.

Эрих фон Хольст получил прямые доказательства того, что der Erbkoordination представляет собой систему с автономным управлением, не сводимую к цепям безусловных рефлексов. Он обнаружил, что стереотипные движения животного вызываются процессами стимуляции и координации, совершающимися в самой нервной системе. Движения не только выполняются скоординировано в строгой последовательности без участия рефлексов, но и начинаются вовсе без внешнего стимула.

Так, зафиксированы нормальные плавательные движения рыб с перерезанными задними корешками спинномозговых нервов. Видоспецифическая форма движений определяется автономным механизмом изнутри, «срабатывающим» в ответ на ключевой раздражитель извне. При длительном отсутствии специфических раздражителей тот же механизм «срабатывает вхолостую», в ответ на эндогенный рост нереализованного возбуждения «внутри» индивида.

Чтобы минимизировать возможные «ошибки запуска» (ведь инстинктивное действие невозможно остановить или изменить, пока оно не реализовано полностью), запускающая система должна так или иначе «сличать» внешний стимул с некой нервной моделью «типичных раздражителей» и/или «типовых ситуаций», запускающих инстинктивный ответ. Следовательно, врождённая система реагирования всегда содержит элемент распознавания образов (Lorenz, 1989).

Отсюда потенциальная «сигнальность» и «социальность» инстинктов. Нет инстинкта, который не требовал бы реализации в определённой социальной среде и коммуникации с определёнными партнёрами (Тинберген, 1993; Лоренц, 1994). Иногда это другие особи, иногда — ключевые стимулы от структуры местообитания, от определённой реакции жертвы на действия хищника и т.п. объекты внешнего мира особи, поведение которой реализует соответствующий видовой инстинкт (

die Umwelt фон Юкскюля). При взаимодействии со средой (экологической или социальной) эти значимые объекты выступают, прежде всего, как партнёры по взаимодействию, и лишь во вторую очередь – как ресурсы среды (Lorenz, 1935, 1937).

Реализация инстинкта в одиночку также невозможна, как хлопок одной ладонью. Даже стремление спасти свою жизнь («инстинкт самосохранения» по неточному выражению публики) становится «настоящим» инстинктом только тогда, когда животное

— во-первых, усвоит те «типичные» программы поведения, которые вообще применяются [могут быть применены] в ответ на определённый набор опасностей внешнего мира и реализует их в конкретном сообществе с его конкретным набором опасностей, «относительный вес» которых может существенно отличаться от общевидового;

— во-вторых, когда перед всяким запуском инстинктивного действия разные виды опасностей должны быть категоризированы и различены, так что на конкретный тип описанных объектов животное выдаёт не генерализованный (или не только генерализованный), но также и специфический ответ;

— в-третьих (и это главное) когда в ответ на появление опасности животное реализует соответствующие программы действий настолько  «автоматически» и «непроизвольно», что соответствующий «бросок в укрытие» гарантировано достигнет цели, если только запущен точно и вовремя, как бы ни складывались обстоятельства контекста, в которых обычно «стартует» инстинктивный акт.

Далее, разные акты самоохранительного поведения должны устойчиво соответствовать разным опасностям: инстинкт как определённая структура действий начинается тогда, когда разным категориям потенциально опасных объектов начинают соответствовать разные типы «бросков в укрытие» или, например, разные «способы моббинга», каждый из которых эффективен в собственных специфических условиях появления.

Удачна метафора А.Н.Барулина (2002): инстинкт есть рефлекс, дуга которого замыкается между особями в сообществе, чем поддерживает видоспецифическую организацию последнего (а не в самой особи), — но с той же чёткостью, неуклонностью, специализированностью и специфичностью реакции. «Замыкание» инстинктивных реакций происходит через специализированный ответ другой особи на специфический сигнал данного индивида, притом, что все вместе они являются социальными компаньонами. Поэтому для моделирования процессов информационного обмена в сообществах животных можно использовать известные модели распознавания образов, отделяющие сигнал от шума с использованием искусственных нейронных сетей.

Инстинкты – это единственные «оформленные структуры» (устойчивые элементы организации процесса), которые «заинтересованный наблюдатель» — этолог или другое животное (сосед, активный вселенец) может выделить на фоне изменчивого континуума прямых действий или экспрессивных реакций особи. Последние могут быть столь же врождёнными, как инстинкты, но управляются целью через акцепторы результатов действия по П.К.Анохину или носят рефлекторный характер, а не реализуют (видо)специфические структуры многоступенчатой последовательностей действий, подчинённой некоторому плану, программе поведения (Гаазе-Раппопорт, Поспелов, 1987). Поэтому рефлексы и экспрессивные реакции, также как целенаправленны действия животного не входят в состав инстинктов, хотя часто сопровождают их.

В силу шаблонности и «автоматичности» действия акт реализации инстинкта маркирует наступление специфических проблемных ситуаций процесса и поэтому может служить и служит знаком последней. Стереотипное воспроизведение дифференцированных форм брачных, угрожающих и т.п. демонстраций в ответ на демонстрации того же ряда есть реализация инстинкта в коммуникативном процессе. Поэтому для анализа инстинктов, реализующихся в социальной коммуникации, этологи используют «морфологический подход к поведению».

Ритуализированные демонстрации животных суть специфические элементы видового инстинкта (охраны территории, но не «агрессивного», поиска партнёра или ухаживания, но не «сексуального» и т.п. в зависимости от конкретной биологии вида). Точней, видовые демонстрации — это последовательные этапы реализации инстинкта в коммуникативном процессе, наиболее специфические (видоспецифические), выделенные и оформленные элементы «свойственного виду импульсивного поведения», поскольку специализированны в отношении сигнальной функции. В соответствии с этим Оскар Хейнрот определил этологию как изучение «языка и ритуалов» животных, объединённых им в понятии «система коммуникации».

Замечательно, что  психологи культурно-исторической школы, исходя из совершенно иных оснований, точно также определяют инстинкты как структуры поведения, внешние по отношению к действующему индивиду, то есть «общевидовые формы» сигнализации и социального действия, в которую должна укладываться активность последнего, чтобы быть эффективной и значимой для партнёров.

«Инстинкт, эта генетически первичная форма поведения, рассматривается как сложная структура, отдельные части которой слагаются наподобие элементов, образующих ритм, фигуру или мелодию», то есть тоже характеризуется определённой формой, имеющей некое сигнальное значение и которую должен распознать партнёр.

Это сложная структура, определённый знак некоторой системы коммуникации, который партнёры распознают по «фигурам, ритмам или мелодиям», образованным элементами инстинкта, то есть по специфической организации инстинктивной последовательности. Такого рода «знаки» у животных этологам только предстоит расшифровать, для чего следует научиться  устанавливать соответствующие «фигуры» и тем более «мелодии», отличать их от «фона» несигнальной активности. А здесь остаются большие трудности методического хараткера.

И далее «многое говорит за предположение, что инстинкт в генетическом отношении является предшественником рефлекса. Рефлексы представляют собою только остаточные, выделившиеся части из более или менее дифференцированных инстинктов» (Словарь Л.С.Выготского, 2004: 44). Это писано независимо от Хейнрота и Лоренца, частью и до них.

Врождённость (в смысле генетическую детерминированность) инстинктов не следует преувеличивать. Исследования показывают, что наследуется только «болванка» инстинкта – некое неопределенное действие в определённом направлении (в сторону партнёра – потенциального источника ключевых раздражителей, запускающих инстинктивный акт).

Эволюция И. в ряду позвоночных есть постепенное ослабление их формообразующего влияния и замещение элементами опыта. При прогрессивном развитии индивидуальности животного инстинкт замещается стереотипами там, где реакция должна быть ригидной и жёсткой, обучением и интеллектом там и тогда, где необходимо гибкое реагирование на ситуацию. Стереотипные и ритуальные формы поведения консервативны и жёстки, «интеллектуальные» пластичны и легко совершенствуются, но те и другие вырабатываются социальной средой – первые в рамках рациоморфных процессов, вторые через создание концептов ситуации.

В филогенетическом ряду позвоночных «врождённая болванка» инстинкта становится всё меньше, и всё неопределённей, при столь же неуклонном росте формообразующей роли социальной среды в становлении нормального поведения. При переходе некоторой границы первая исчезает совсем, и поведение формируется только индивидуальным пониманием ситуации (способностью создавать концепты, и дальше действовать по выделенному идеальному «образцу») или социальной средой, воспитывающей, развивающей способности индивидов, в том числе понимание и действие, без участия инстинктов. Врождённый паттерн поведения, запускающийся в ответ на специфические стимулы в специфической ситуации взаимодействия – инстинкт здесь исчезает, распадаясь на изолированные врождённые реакции – рефлексы, в точности как в определении Л.С. Выготского.

Думаю, этот «Рубикон» исчезновения инстинктов лежит даже не между человеком и животными, а внутри самих обезьян, где-то между высшими и низшими приматами.  обезьянами, антропоидами и павианами, или макаками и мартышками.

Признаком наличия такой границы мне видится разрушение у высших обезьян той системы дифференцированных видовых сигналов «типа верветок», которая так модна сейчас, и полная деспециализация сигналов, как вокализации, так и жеста. У высших приматов проявление инстинктов «уходит в тень», всё больше ограничивается неопределёнными и неспецифическими ситуациями.

Это ведёт к обратному превращению визуальных и акустических демонстраций животного из сигналов о ситуации в «просто экспрессии», выражающие динамику состояния индивида, и далеко не только в связи с ситуацией. Демонстрации утрачивают свою обычную информативность и специфичность связи определённых сигналов с определёнными ситуациями. Анализ взаимодействий гамадрилов (Erytrocebus patas) показал, что основу для описания консервативной стороны социальной структуры группы даёт регулирование дистанций, груминг, обнюхивание рта партнёра и другие индивидуальные решения и действия. Демонстрации же при всей видоспецифичности значат на удивление мало: они не только встречаются менее чем в 13% от общего числа сближений, но и не позволяют предсказать исход сближения двух особей (Rowell, Olson, 1983).

Главным средством регуляции социальной структуры групп приматов (в меньшей степени других высших млекопитающих) вместо общевидовых сигналов служит социальное действиекаждого отдельного индивида, заинтересованного в стабильности сложившейся структуры группы или, наоборот, в выгодных для себя изменениях этой структуры. Общевидовые экспрессии или вокализации, обычно претендующие на роль демонстраций – потенциальных сигналов, у высших приматов практически всегда неспецифичны.

А вот социальное действие и оценка ситуаций, вроде бы сугубо индивидуальное, оказывается общепонятным и легко «прочитывается» по двум причинам. Во-первых, оно часто оказывается типическим действием в типических обстоятельствах, а развитие индивидуальности у высших приматов доходит до способности создавать концепты ситуаций, наблюдая поведение других особей, и воспроизводить эти действия по идеальному «образцу», когда та же самая ситуация случается с особью-наблюдателем. Для этого не требуется видовых инстинктов, только индивидуальные способности наблюдения, воображения, памяти, и интеллекта, всё то, чем высшие обезьяны качественно отличаются от низших – колобусов и мартышек.

Во-вторых, у высших приматов идеальная структура группы существует как некая общая реальность, известная всем членам социума, и учитывающаяся при любом социальном действии, наравне со статусом и индивидуальными особенностями животных. Исходя из этого «знания» «идеальной модели» отношений, интегрирующих  животных в сообщество, индивид может сам прогнозировать развитие социальных ситуаций и по своему выбору предпринимать действии, направленные на сохранение существующих социальных связей, разрушаемых агрессией доминанта, или, наоборот, на изменять их в свою пользу (Seyfarth, 1980, 1981; Cheeney, Seyfarth, 2007).

Понятно, что для эффективного управления (или поддержания сложившейся структуры отношений) в такой системе нет необходимости в видовых инстинктах, и достаточно индивидуального действия. Ведь способность к созданию концептов ситуации, перемещаемость концептов и способность к реализации многоступенчатые планы действий по некому идеальному «образцу», наблюдённому у других особей, делает инстинкт совершенно лишним.

У человекообразных обезьян инстинктивная «матрица» исчезает полностью, и паттерны видоспецифического поведения неразличимы среди индивидуальных экспрессий. Это равно относится к демонстрациям (позам, жестам и звукам), и к сколько-нибудь стереотипным формам повседневного поведения.

Здесь (а тем более у человека) полностью отсутствуют инстинкты в этологическом понимании этого термина, как бы это не противоречило обыденному значению слова «инстинкт», «инстинктивный», где инстинкт путается со стереотипом и ритуалом на основании общего сходства в «бессознательном» осуществлении действия.

У низших обезьян (мартышек, колобусов, обезьян Нового света, всех имеющих дифференцированные системы сигналов-символов) они безусловно присутствуют. Следовательно, в «зоне перехода» между первыми и вторыми — у макак, лангуров, павианов, гелад происходит постепенное разрушение инстинктивной «матрицы» поведения до состояния полного отсутствия у антропоидов (что будет конкретизировано приматологическими исследованиями; будучи орнитологом, я могу лишь отметить тенденцию, а конкретное прохождение границы могу только предполагать).

Существуют три ряда доказательств в пользу этого тезиса.

Во-первых, у низших позвоночных психика и индивидуальность животного развиваются в «матрице» инстинктов, подчиняющей и берущей под управление остальные формы активности. Практически у всех позвоночных, кроме некоторых птиц и высших млекопитающих (попугаи, врановые, обезьяны, дельфины, кто ещё?) неинстинктивные реакции либо обслуживают реализацию инстинкта, либо осуществляются по созданной им «матрице» разделения времени между разными видами деятельности животного, либо подвергаются инстинктивному смещению. То есть именно видовые инстинкты задают «пределы осуществления» неинстинктивных форм поведения во времени и пространстве, «цели», и «верхние этажи» развития интеллекта  (Никольская и др., 1995; Никольская, 2005).

В процессе прогрессивной эволюции индивидуальности животного в ряду позвоночных эта матрица «истончается» и «разрушается», замещаясь актами индивидуального интеллекта(например, концептами ситуаций), результатами обучения  и другими элементами опыта. Проявление инстинктов «уходит в тень», всё больше ограничивается неопределёнными и неспецифическими ситуациями.

Далее, «инстинктивная матрица» паттернов видоспецифического поведения описана в исследованиях нервального субстрата  вокализаций низших обезьян, но не найдена у антропоидов. Проводя стимуляцию разных отделов мозга беличьих обезьян-саймири при помощи вживленных электродов, U.Jurgens и D.Plooge показали, что каждый из восьми выделенных по структурным признакам спектра типов звуков саймири имеет в вокальных зонах головного мозга собственный морфологический субстрат. Если субстраты совпадали и из одной точки можно было вызвать два разных типа звуков, они вызывались разными режимами электрической стимуляции (по интенсивности, частоте и длительности стимула, цит. по Jurgens, 1979, 1988).

На других видах низших обезьян  получены сходные результаты. Дифферецированности сигналов тревоги на уровне поведения соответствует дифференцированность нервного субстрата, опосредующего выдачу сигнала в ответ на сигналы партнёра и/или опасные ситуации (это участки лимбической системы, включающей вокальные зоны промежуточного и переднего мозга). При общности морфологического субстрата разные сигналы «запускаются» разными режимами стимуляции, то есть каждому видоспецифическому сигналу соответствует «свой собственный» участок и/или запускающий режим воздействия (Fitch, Hauser, 1995; Ghazanfar, Hauser, 1999).

С одной стороны, всё это точно соответствует «высвобождению» инстинктов после специфических «уколов» ключевых стимулов, как его понимали классические этологи. С другой — доказывает дискретность и дифференцированность видовых сигналов у низших обезьян и других позвоночных, имеющих системы сигнализации того же типа (Evans, 2002; Egnor et al., 2004). С третьей — подтверждает наличие биологической основы у традиционной типологической классификации сигналов животных, основанной на сведении всего многообразия изменений структурно-временного спектра звуков, продуцируемых в данной ситуации, к некому конечному набору «идеальных образцов» (Current topics in primate vocal communication, 1995).

То есть у низших обезьян видим  жёсткое «тройное соответствие» между сигналом, ситуацией и паттерном поведения, запускаемым в ответ на сигнал, при видоспецифичности паттернов, «автоматичности» запуска, врождённости «означивания» ситуаций сигналами и врождённости реагирования других особей на сигнал. Физиологические исследования показывают, что сигналы имеют изолированные «модели выдачи» в мозгу, этологические исследования тех же видов –  что существуют изолированные «модели восприятия и отреагирования» разных сигналов, связанных с разными ситуациями и дифференцируемых на основании разной формы сигнала.

Также организованы системы сигнализации всех других позвоночных (грызунов, ящериц, птиц и рыб). А вот в филогенетическом ряду приматов это «тройное соответствие» ослабевает и полностью ликвидируется у антропоидов. Уже у павианов и макак нарушена точность соответствия между дифференцированными сигналами, морфологическими субстратами, из которых вызывается сигнал, и дифференцированными режимами стимуляции или классами внешних объектов, ответственными за появление сигнала (Current topics in primate vocal communication, 1995; Ghazanfar, Hauser, 1999).

Соответственно, многие визуальные и акустические демонстрации неспецифичны, и деспециализированы до уровня индивидуальной пантомимы. Эти целиком неспецифические сигналы тем не менее вполне действенны в коммуникативном отношении, например, так называемый «пищевой крик» цейлонских макаков (Macaca sinica).

Обнаружив новый вид пищи или богатый источник корма обезьяны издают характерный крик продолжительностью около 0,5 с (частота колеблется от 2,5 до 4,5 кГц). Эмоциональной основой крика служит общее возбуждение, своего рода эйфория, стимулированная находками новых источников или видов пищи, где уровень возбуждения (отражённый в соответствующих параметрах крика) растёт пропорционально степени новизны и «лакомости» пищи.

Доказательством неспецифичности сигнала служит тот факт, что индивидуальные различия в реактивности макак существенно влияют на интенсивность звуковой активности и на частотные характеристики самих звуков. Кроме того, характеристики сигнала не зависят от конкретных особенностей пищевых объектов, то есть пищевой сигнал макак лишён иконического смысла.

Тем не менее пищевой крик — эффективное и надёжное средство коммуникации. В адекватной ситуации крик зарегистрирован в 154 случаях из 169. Положительная реакция других особей на крик обнаружена в 135 случаях из 154; члены стада, услышавшие крик, сбегаются к нему с расстояния до 100 м (Dittus, 1984).

При переходе к высшим приматам всё больше сигналов становятся неспецифическими, их форма определяется индивидуальной экспрессией, на которую влияют состояние и ситуация, при полной невыраженности «идеальных образцов» и, следовательно, инвариантов формы сигнала. Реакция определяется индивидуальной оценкой ситуации, а не «автоматизмами» видового уровня, дифференцированные видовые системы сигнализации «типа верветок» преобразуются в пантомиму индивидов (сигналы ad hoc), которые каждое животное издаёт в меру собственной возбуждённости и своей специфической оценки ситуации, а другие интерпретируют в меру собственного наблюдения и понимания.

То есть в филогенетическом ряду приматов идёт деспециализация видовых сигналов: из специализированного «языка», использующего сигналы-символы, они превращаются в индивидуальную пантомиму, способную передать настроение, но не информировать о классе ситуаций. Данный процесс зафиксирован и для вокализаций, и для визуальных сигналов (лицевые экспрессии, жесты, позные демонстрации). Логического завершения он достигает у антропоидов. В их поведенческом репертуаре полностью отсутствуют элементы поведения, соответствующие «демонстрациям» классических этологов.

Их место занимают вокализации, жестикуляции, телодвижения  и лицевые экспрессии, сугубо индивидуальные по характеру, синхронизация и унификация которых достигается через взаимное «копирование» способа исполнения «нужных» криков или жестов в «нужной ситуации». Так, пищевые крики (long-distance food calls) шимпанзе сугубо индивидуальны, при некоторой зависимости также от ситуации и новизны пищи (чем напоминают пищевой крик M.sinica). Однако при совместном издавании крика самцы шимпанзе начинают подражать акустическим характеристикам крика партнёра. Этим достигается некоторая унификация криков, тем более полная и устойчивая, чем чаще данные животные кричат вместе по поводу сходных видов пищи (то есть, чем тесней социальная связь между ними, чем чаще они сотрудничают в поиске пищи сходными способами и пр.).

Поскольку характер крика и степень унифицированности его с другими особями – маркёр тесноты социального взаимодействия между животными, разные самцы, кричат по-разному в зависимости от того, с кем именно. Это приводит, с одной стороны, к существенному разнообразию криков, с другой стороны – к унификации, маркирующей существующие социальные альянсы, но способной гибко перестраиваться при всяком преобразовании структуры группы. Тем самым индивиды информируются о всех значимых перестройках структуры социальных связей (Mittani, Brandt, 1994).

Как показывают наблюдения, другие особи прекрасно ориентируются на структуру криков и характер жестикуляции индивидов, используя их как маркёр изменений социальных связей животного с индивидами из ближайшего окружения (силы, тесноты, устойчивости связей, доминантного или субординантного положения, Гудолл, 1992). Сходным образом поступают орангутаны Pongo pygmaeus. Для возобновления прерванной коммуникации: они точно воспроизводят сигналы партнёра, если «понимают» его значение и ситуацию, в связи с которой он был  издан, но модифицируют его при непонятном (неизвестном) значении соответствующих жестов и криков, или незнании обстоятельств, в которых он был воспроизведён (Leavens, 2007).

То есть наблюдатель-этолог среди звуков или экспрессий антропоидов всегда может выделить элементы, которые в определённый период времени были бы и «оформленными», и «наделёнными значением» для всех членов группировки.

Но эти элементы непостоянны, их «наделение» сугубо ситуативно и динамично меняется на всём протяжении жизни группы, то есть «сами по себе» они  «бесформенны» и «семантически пустые» (сигналы ad hoc). Хотя пластика поведения животного (включая вокализацию) всегда распадается на некоторое число относительно выделенных элементов, напоминающих демонстрации, при сколько–нибудь продолжительном наблюдении она оказывается своеобразной tabula rasa, на которой динамика социальной структуры группы оттискивает то или иные «структуры поведения» с сигнальным значением ad hoc и быстро модифицирует их.

По-видимому, системы зеркальных нейронов высших приматов, интенсивно изучаемые в настоящее время, развиваются как замена дифференцированных систем сигнализации высших обезьян. Они позволяют придавать сигнальное значение всякому социальному действию животного меру его «типичности» и «типичности» обстоятельств, в которых оно проявляется, доводить воспроизводимое действие до уровня стереотипа, по жёсткости и оформленности неотличимого от «настоящей демонстрации», если

cmtscience.ru

Базовые инстинкты человека | HUMANSCAN.RU

Предыдущая статья Как сформировалась структура личности человека.

Из статьи «Структура личности» мы узнали, что содержанием бессознательного являются иррациональные животные инстинкты, физиологичные по своей природе. Именно эти инстинкты являются источником психической энергии. Их проявление преломляется через сознание и стереотипы культуры, усвоенные человеком в процессе социализации, благодаря чему мы способны на общественное существование. Хоть сознание и подавляет животные инстинкты, но их энергия продолжает оказывать значительное влияние на наше поведение и мотивацию. Именно инстинкты остаются движущей силой каждого нашего действия.

Мы знаем, что в процессе обретения жизненного опыта инстинкты имеют свойство дифференцироваться и усложняться. Человек на сегодняшний день существо с одной из самых сложных систем инстинктов.

Инстинктивная сфера человека очень сильно отличается от сферы инстинктов животных, но по-прежнему можно встретить трактовки, в которых между ними ставится знак равенства. Эта ошибочная мысль приводит к явным негативным последствиям. К каким именно, проясним дальше. Остановимся на рассмотрении трех базовых инстинктов, в основе которых лежит большая часть человеческого поведения: инстинкт самосохранения, сексуальный инстинкт и инстинкт власти. Разберем подробнее, что собой представляет каждый из них.

Инстинкт самосохранения.

Инстинкт самосохранения самый простой для понимания. Вы живой человек и ваша природа стремиться к тому, чтобы сохранить свою жизнь. Инстинкт самосохранения предостерегает вас от опасности. Он проявляется в стремлении избежать ситуаций угрожающих вашей жизни. Если на вас с большой скоростью движется автомобиль, то вы испытаете естественный страх и желание отойти в сторону. Если вы идете в темном переулке и видите человека, то инстинктивно чувствуете опасность и испытываете желание избежать встречи с ним. Думаю, с этим инстинктом вам все было понятно и до прочтения этих строк.

Сексуальный инстинкт.

На первый взгляд вам может показаться, что вы имеете полное понимание природы сексуального инстинкта. В вашем представлении, его действие, скорее всего, воспринимается только как желании заниматься сексом с целью продолжения рода. Но если бы было так, то потребность в сексуальной близости имела бы сезонный характер. Вы же можете заметить, что у людей позыв произвести потомство возникает не два раз в год, как у большинства других животных. Человек постоянно испытывает влечение и тягу к сексуальным контактам. Это объясняется тем, что с развитием инстинктивной сферы животное желание размножаться у людей преобразовалось в явление другого рода. Но для того, чтобы четко понять природу сексуальности, нужно знать некоторые особенности физиологии человека.

Известно, что сердце берет на себя лишь 40-45% всей работы по перегонке крови. Остальная работа осуществляется за счет микросокращений периферийных сосудов и капилляров.  Другими словами, в кровообращении помимо сердца принимает участие практически все наши органы, включая кожу. За счет этого в организме формируется устойчивое кровяное давление, которое обеспечивает необходимое кровоснабжение всего тела.

Для того, чтобы периферийные сосуды могли полноценно участвовать в кровотоке им нужна постоянная стимуляция извне. Природа создала механизм внешней стимуляции энергетических процессов в организме путем взаимодействия особей между собой. Потребность в таком взаимодействии обеспечивает инстинкт жизни, называемый также сексуальностью.

Недостаточность сексуальных контактов приводит к снижению пластичности сосудов и их способности к микросокращениям. В результате кровоснабжение внутренних органов нарушается. Вместо 40% сердце начинает брать на себя 70% работы и более. Большая нагрузка порождает различные заболевания сердца, а недостаточное кровоснабжение внутренних органов ведет к их хроническим заболеваниям. Все эти эффекты, сложенные вместе, приводят к преждевременному старению организма.

Таким образом, телесные контакты с другими людьми – это естественная потребность организма. Если их достаточно, то перистальтика сосудов работает в норме, в результате организм хорошо функционирует, адаптивен к внешним изменениям, способен работать в большом диапазоне режимов, быстро и плавно перестраивается.

Нужно уяснить, что проявление сексуального инстинкта не есть стремление к половому сношению. Он нужен в первую очередь для поддержания жизни организма. Эротический инстинкт лежит часто и в основе дружеского влечения, и в основе эстетических представлений и т. п. Это инстинкт поддержания жизни и её качества как в индивидуальном, так и в общевидовом смысле. Поэтому он несравненно шире столь узкой, но привлекающей в нашей культуре повышенное внимание сферы, как продолжение рода.

На первый взгляд эта информация может показаться не настолько важной, чтобы уделять ей столько внимания. Что с того, что человеку для здоровья нужны телесные контакты с другими людьми? Ведь многие люди не знают этого и как-то себе живут.

Из следующих статей вы узнаете, к каким психологическим последствиям приводит дефицит человеческих прикосновений. Сейчас стоит отметить лишь то, что обход этой темы в системе общественного воспитания исходит из репрессивности культуры в отношении сексуального инстинкта. В современной культуре сложилось так, что этому вопросу практически не уделяется внимания. В своем большинстве люди понимают сексуальность только в смысле продолжения рода. В результате практически каждый человек испытывает глубокую сексуальную неудовлетворенность. В этом есть определенная доля пользы с точки зрения выживания общества.  Энергия нереализованной сексуальности концентрируется, «сублимируется» в бессознательном. Эта сублимированная энергия может инвертироваться, то есть направляться на другие, в том числе сознательные действия. Сублимация и инверсия сексуальной энергии – вот процессы, поставляющие «горючее» для специфически человеческого поведения, для деятельности. На этом польза ограничения сексуальных контактов заканчивается. В остальном это приводит к невротизации, но об этом уже в следующих статьях.

Инстинкт власти.

В статье «Происхождение структуры личности» мы упоминали, что для того, чтобы выжить человеку потребовалось приобрести способность к групповому существованию. А для этого он должен был научиться подавлять инстинктивную агрессивность к другим членам общины. Эта необходимость привела к возникновению сознания, развитию речи и появлению нового инстинкта.

Так природная агрессивность и стремление сохранить преимущества группового существования породили инстинкт власти, выражающийся в стремлении к контролю и преобразованию внешнего мира.  В своем стремлении влиять на мир, человек овладел природой, научился управлять энергией, совершил множество открытий. Люди с наиболее сильно развитыми инстинктами стали способны подчинять себе других людей – от этого групповые действия стали еще эффективнее, что еще больше ускорило процесс развития человечества. Так  возникновение инстинкта власти привело к появлению современной цивилизации.

Инстинкт власти у отдельного человека проявляется в желании захватить больше пространства, расширить сферу своего влияния на других людей и на все общество. Воля к власти –  главный источник созидательных мотивов. Инстинкт власти работает, когда вы хотите что-то сделать, достичь какой-то своей социально-полезной цели, не относящейся к двум первым описанным инстинктам. Вы хотите создать бизнес –  вами движет инстинкт власти. Хотите стать учителем –  это инстинкт власти. Хотите сделать социальный проект, заняться благотворительностью –  вами движет инстинкт власти. Именно инстинкт власти вызывает у вас желание быть успешным. Но проявляется он, только когда вы реально действуете в направлении своей цели. Желание – это только сигнал воли к власти. Обычно сигнал мы чувствуем, а вот с действиями у нас и возникает больше всего проблем. Давайте разберемся, почему.

Подавление инстинктов.

Как вы заметили из своей жизни, с реализацией инстинкта самосохранения особых проблем не возникает. Большие проблемы возникают с реализацией сексуального инстинкта и уже огромные проблемы возникают с реализацией инстинкта власти.

Почему? Все дело в нашем воспитании. Воспитание определяется культурой каждого конкретного общества. Больше всего культура подавляет инстинкт власти, затем сексуальный инстинкт,  а самосохранению уже никто не мешает. Общество в целом заинтересовано в вашей жизни, но вот чтобы вы проявляли себя в полной мере – не заинтересовано.

Дело в том, что это угрожает стабильности общества. Общество как система обладает стремлением к самосохранению, поэтому воспроизводит людей, которые смогут легко в него встроиться и не нарушат его равновесность. Для этой цели в жертву приноситься индивидуальность человека. Люди, которые полностью реализуют базовые инстинкты всегда делают попытки встать над системой, что приводит к ее неустойчивости. Такие индивиды всегда становятся элитой и способны влиять на развитие общества. Элиты не заинтересованы в том, чтобы плодить себе конкурентов, поэтому воспитывают более свободными только малую часть людей, себе на смену, а иногда и вообще не занимаются воспитанием своих приемников.

Обычно человек из среднестатистической семьи, воспитывающийся в условиях современной культуры, оказывается несвободным. Его базовые инстинкты подавляются, в результате чего, он становится не способен свободно проявлять свою сексуальность и инстинкт власти. Такой человек, легко управляем, ему нужен хозяин, который скажет ему что делать и куда идти.

Блокировка базовых инстинктов посредством воспитания делает каждого человека в той или иной мере невротиком. Природу невротичности человека мы разберем уже в следующих статьях.

Следующая статья Невротичность человека.

humanscan.ru

что это такое, примеры инстинктов человека

Инстинкт – это врожденные тенденции человека к сложным формам автоматического поведения, удовлетворяющие определенные потребности организма. В узком смысле, определяется инстинкт что это совокупность наследственно обусловленных действий. Он проявляется в поведенческих актах, направленных на поиск пищи, самосохранения, достижения, желании продолжать свой род. Инстинкт это безусловный рефлекс, составляющий принципы поведения животных. Высшие животные в своем индивидуальном развитии приходят к модификации базовых инстинктов, которые могут достигать более сложных выражений поведения. Человеческие инстинкты кроме биологической направленности, то есть удовлетворения потребностей, нужных для элементарного существования, идут дальше, и предполагают инстинкты, которые удовлетворяют личностные потребности, намерения (власть, доминирование, общение).

Инстинкты человека

Человеческое бессознательное представляет собой иррациональные, физиологические животные инстинкты и рефлексы, которые дают импульсы психической энергии. Они вынуждены переламывать себя под воздействием сознания, культурных стереотипов, социальных норм, чтобы обеспечивать людям адекватное общественное существование.

Врожденные человеческие инстинкты очень сильные, даже их сознательное подавление не всегда сдерживает их энергию, поэтому часто можно встретить людей, которые ведут себя неадекватным образом, поскольку у них не происходит должного блокирования некоторых форм поведения, истекающих из биологических потребностей. Но, благодаря ним, человек не теряет мотивацию к жизни, они являются движущей силой его поведения. Под влиянием приобретенного жизненного опыта и индивидуального развития, инстинкты дифференцируются и усложняются, поэтому человек является существом с самой сложной системой инстинктов. Но по-прежнему, возможными есть трактовки о том, что потребности и их удовлетворение у животных и у людей практически одинаковые. Но, такие сведения очень ошибочные, поэтому важно говорить о том, что человек имеет особенные, свойственные только его виду инстинкты, далее будут рассмотрены три базовых: инстинкт размножения, самосохранения и власти. Пользуясь ними, один человек способен подчинить себе волю другого человека и манипулировать им в своих целях.

В процессе воспитания человека, его стремления к власти и интиму поддавливаются, понятно по каким причинам. Собственно они и побуждают человека к достижениям, являются мощным импульсом, и могут определять основную линию поведения. Но из-за страха за свою жизнь, часто человек не может полностью воспользоваться своими способностями, не может стать успешным. Потому, что страх управляет жизнью, и самосохранение на нем держится, из этого получается, что человек во власти своего страха. Исходя из этого, побуждение властвовать и продолжать свой род, предоставляют человеку в большей мере безопасность, чем самосохранение, основанное на страхе.

Из вышеизложенного следует, что каждый человек подвержен манипуляции и ощущению страха, но его степень зависит от сознательности каждого человека. Если он понимает, в чем заключается его страх, его причину, он имеет больше возможностей его устранить. Еще часто случается так, что люди, которые боятся чего-то, именно это с ними рано или поздно приключается. Но, если жажда к власти очень сильная, самосохранение становится слабым и это может привести к трагичному заключению. Также сколько совершается необдуманных, легкомысленных поступков, из-за увлеченности, от нее так же слабеет самосохранение, что иногда приводит к летальному исходу.

Важно знать, о том, инстинкт это, своего рода автопилот. Когда человек не контролирует себя, свои увлечения, потребности, он снимает из себя ответственность за происходящие, и часто его поведение становится примитивным и грубым. Личность, которая хорошо осознает себя и свои желания способна противостоять и манипуляции, и манипулировать самому и более эффективно достигать своих целей.

Инстинкт – это жизненный опыт предков, которым приходилось бороться, проходить через страх и боль, чтобы выжить. Сознание не выдерживало напряжения и перемещало тяжелый эмоциональный опыт в подсознание, запечатывало в генетической памяти. Поэтому человек, когда выполняет инстинктивные движения, они бывают наполнены долей тревоги, унаследованной от предков.

Новорожденный малыш плачет, потому что боится, с ним нет кормящей и любящей мамы. Человек боится, что запасы еды исчерпаются, потому что когда-то его предки умерли во время голодомора. Парень дерется за девочку с конкурентом, возможно, кто-то из его предков не мог завести жену и он должен бороться, чтобы ослабить унаследованный страх остаться одним.

Инстинкт это что такое? Человек в природе, является звеном в переходе от животного к сверхчеловеческому существу, и его сознание также троично. Одна его часть относится к животному миру, другая – человеческому и третья – божественному. Собственно, животная часть есть унаследованной, она бессознательная и определяет инстинктивное поведение. Инстинкты являются багажом животного опыта, то есть такого, которое помогало им жить и выживать, накопленного миллионами лет и переданное человеку. Природа бережет в человеческом генофонде безусловные инстинкты и рефлексы, необходимые для выживания потомства. Новорожденного никто не учит, что нужно кричать, если он хочет есть или сменить белье. Инстинктивный ум человека ответственен за биологическое выживание, сознательный ум – за поддерживание отношений, надсознательный помогает эволюционировать в еще боле разумное существо.

Подавляя и искажая естественные биологические инстинкты человек, приобрел массу энергии на развитие сознательного ума, следственно и для научно-технического прогресса. Выходит, что современная цивилизация создавалась и прогрессировала за счет подавленных инстинктов. Таким образом, ослабли и другие ощущения: зрение, слух, вкус. На сегодняшний день появилось много людей с проблемами слуха, зрения и множество людей с избыточным весом. Современный человек очень отдалился от своей естественной среды обитания, так что практически оказывается, лишенным помощи от ним же самим угнетенных природных инстинктов и ощущений, оставаясь с природой один на один оказывается беспомощным и уязвимым.

Природные, врожденные инстинкты человека не можно назвать ни плохими, ни хорошими, поскольку они являются подсобляющими средствами для выживания людей. Но когда человек ведет неразумный, легкомысленный образ жизни, удовлетворяя себя всевозможными удобствами, он не многим отличается от животного, несмотря на то, что он умеет пользоваться телефоном и водить машину. Человек не без причин полагает, что он выше животного – так он непременно вторгается интеллектом, сознательным умом в свои инстинкты, в бессознательное.

Виды инстинктов

Все виды инстинктов можно разделить на несколько групп: репродуктивная группа (половые и родительские), социальная (конформная консолидация, родственная консолидация, неродственная изоляция, вертикальная консолидация, клептомания, горизонтальная консолидация), адаптация к эволюционной среде обитания (конструктивистские, территориальные, ландшафтные предпочтения, собирательство и поиск, миграции, самоограничение численности вида, рыболовство и охота, агро- и веткультурные), коммуникативная (лингвистические, мимика и жесты, звуковая невербальная коммуникация).

Индивидуальные витальные инстинкты ориентированы на выживание личности и могут быть самостоятельными или проявляться во взаимодействии с другими лицами. Как уже говорилось, инстинкт это безусловный рефлекс, а базовым инстинктом является самосохранение, обеспечение себе безопасности, в актуальное время. То есть – это кратковременное удовлетворение, существуют и более долгосрочные инстинкты, например, продолжение рода.

Первую группу составляют репродуктивные инстинкты. Только благодаря репродукции гены имеют возможность существовать в эволюционных масштабах во времени, а выживание является только вспомогательным этапом к репродукции. На основе репродуктивных инстинктов и сформировались социальные. Половой и родительский инстинкты два вида из репродуктивных.

Половой инстинкт обусловливает первый этап репродукции – зачатие. «Качество» потенциального партнера определяется через должную генетическую кондиционность и долгосрочную перспективу заботы о потомстве. Направленность на такую долгосрочную заботу отображает потребность в отцовской поддержке и помощи. В эволюционном прошлом, отсутствие поддержки ставило под угрозу жизнь ребенка. Период беспомощности ребенка очень ограничивал возможности женщины в самостоятельной добыче еды, защите, и только преданный и смелый мужчина мог во всем этом помочь женщине. Кое-что изменилось с тех пор и сейчас не редкость встретить одинокую женщину с ребенком, или мужчину, неспособного быть добытчиком для своей семьи.

Родительский инстинкт, в частности материнский – это больше всего изученная врожденная программа людей. Многочисленные исследования и наблюдения доказывают, что значение инстинкта (любовь к ребенку, стремление опекать и заботится, защищать) прописанное на биологическом уровне.

Вторая группа – социальные инстинкты. Значение инстинкта выражается в решении долгосрочных заданий процветания данного вида, он способствует поддержке долгосрочных тактик поведения через реализацию особого поведения, которое объединяет несколько особей в единую социальную структуру. Особенность такого поведения в готовности каждого пожертвовать собой во имя всеобщих целей. Часто людьми в таких объединениях манипулируют, используют в личных целях. Социальные инстинкты имеют несколько подвидов.

Родственная консолидация – самое древнее объединение, основанное на генетическом единстве членов данной группы. Значение инстинкта в том, что член такой консолидации стремится к защите и процветанию всего гена, а не только своей личности.

Неродственная изоляция выражает конкуренцию между носителями чужих генов, что, в свой черед, способствует благосостоянию своего гена через еще большее сплочение и любовь его единицам друг к другу. Неприязнь родственной консолидации к неродственной изоляции обосновывается тем, что популяции, которые отграничивают себя от других и очень резко конфликтующие с ними, имеют в своей группе более сильные родственные связи внутри себя самих.

Конформная консолидация обозначает такое объединение особей, в которых не определен лидер, и никто никому, по сути, не подчинен, но все готовы к каким-то коллективным действиям. Она создается хаотически, через узнавание одной особью из определенного вида другой особью из того же вида, и начинают следовать вместе. Такая консолидация происходит, потому что организм имеет инстинктивное тяготение к коллективному существованию, и знает, что сообща действовать, искать еду, защищать друг друга намного легче, безопасней и эффективней, чем бродить поодиночке. Такие объединения наблюдаются в самых простых живых организмах. Между людьми также встречаются такие консолидации, например, люди без определенного места жительства так объединяются и начинают жить вместе, искать еду, делиться с другими.

Вертикальная консолидация выражается в подчинении одной особе большей части группы. Подчинение здесь понимается, как ограничение свободы действий подвластной группы, детерминирующее приказами особей возглавляющих ее, чья свобода действий безграничная. Такая группа очень прочная и напоминает консолидированность единого организма, но ее  члены между собой не всегда являются родственниками.

Горизонтальная консолидация базируется на реципрокном (взаимовыгодном) альтруизме. Он предполагает, что за альтруистический поступок будет какая-то плата или ответная услуга. Поэтому такой альтруизм не является полностью бескорыстным, как привыкли все его понимать.

Клептомания распространена не только между людьми, но в животном мире также существует. Человек может пользоваться рассудком, который способен помочь человеку осознать не перспективность обмана, в принципе. Когда обман применяется к потенциальной добыче или нападающему хищнику, или война, тогда это обманом не считается, а средством выживания. Обман ним считается, когда применяется к члену из своего клана, который питает доверие и предполагает консолидированность. Клептоманический инстинкт часто проявляется у детей, которые более примитивны и состоят в более строгих вертикальных консолидациях, которые предполагают обострение всех инстинктивных проявлений.

Инстинкты приспособления в эволюционной сфере обитания, то есть той среде, в какой совершалась эволюция древних человеческих предков, их адаптация. Такой средой считается восточная Африка, 2,6 миллионов лет тому назад там жили первые люди. Обстоятельства в то время заставляло людей искать пищу, бороться за нее, выживать и эти инстинкты сохранились в людей до сих пор, хотя мы ими давно не пользуемся. Но если бы случилось так, что человечество вновь оказалось в таких условиях, люди смогли бы выжить, благодаря наследию поколений.

Подгруппы инстинктов, входящих в эту группу сейчас не актуальны и атавистичны, но знать о них нужно.

Территориальность – проявляется в закреплении за группой или особью зафиксированной территории, на которой она ищет еду, воду, спит. Но не все виды осознают, что у них есть территория. Они не ограничивают доступ чужаков, и как только те появляются, они как бы от них понимают, что это их территория и начинают ее защищать. Человек разумный пошел дальше этого, и он осознает, где есть его дом, а где он в гостях, или где офис. Следуя этому, существует мнение, что собственно благодаря инстинкту территориальности, человек научился абстрагироваться и не теряться в пространстве.

В инстинкте ландшафтных предпочтений главным является принцип брахиации. Брахиация – способ перемещения в полосе леса, где приходится передвигаться руками по ветках. Именно так человекоподобные обезьяны и передвигаются, раскачиваясь, как на качелях, на одной ветке и перепрыгивая на другую. Такой инстинкт имеет отголоски в некоторых формах человеческого поведения: раскачивании младенцев для их успокоения, тяга к лазанью по деревьям, привлекательность видов из высоты и тому подобное.

Инстинктивное поведение в собирательстве и поиску было первой экологической специализацией человека. То, что человек находил, то он и ел – плоды, коренья, птицы, мелкие животные. Охота появилась намного позже, и практиковалась эпизодически.

Конструктивистские инстинкты выражаются в маркировании своей территории, какой-нибудь рукотворной конструкцией. У птиц – это гнезда, у пчел – соты, у человека начала хижина, потом дом. Развитие конструктивной деятельности начиналось из изготовления орудий труда, которыми предполагалось строить дом. Так, человек пришел к построению современных сооружений технологической цивилизации.

Миграционные инстинкты определяют пространственное перемещение с целью найти лучшее место или вынуждены это делать, через изменения окружающей среды, у которой изменились условия пребывания. Птицы или киты, исходя из их особенностей жизненного цикла, мигрируют зависимо от сезона. Стойкий миграционный способ жизни ведут кочевники, цыгане, в прошлом – викинги. Сейчас много людей покидают родную страну, перебираясь в неизведанную страну, или на другой материк, в поисках лучшей жизни.

Самоограничение численности вида является одним из спорных инстинктов личности. Сложно вообразить себе создание такого долгосрочно-ориентированного и инстинктивного поведения через естественный отбор на уровне индивидов. Самым правдоподобным объяснением такого поведения был бы «групповой отбор», происходящий на уровне популяций и групп, а не уровне индивидов. Но теория группового отбора была опровергнутой через необходимость признать то, что недостаточно разумные существа вряд ли достигли высокого уровня долгосрочных поведенческих целей. Но все-таки поведение, которое, направленное на самоограничение вида, кажется, слишком инстинктивно выраженным, наблюдается у людей и животных.

Смысл этого инстинкта выражается через недопущение того, чтобы численность популяции росла, без наличия необходимых ресурсов. Он включается, когда чувствуется превышение популяции выше определенной нормы и его своевременное включение способствует снижению численности популяции к необходимому уровню. Может проявляться через снижение ощущения родительских инстинктов, в нежелании заводить детей, уменьшении заботы о детях, отсутствием интереса к детям, усиленное депрессивное мировоззрение, снижение инстинктов самосохранения.

В эволюционном прошлом человеческого вида охота и рыбалка не были очень свойственны, тогда преобладало собирательство. Только со временем они к этому пришли и нашли, что такой способ дает им больше добычи, которая намного питательнее. Сегодня охотой занимаются только ради развлечения, мужчины пробуют себя в роли предков-охотников, подогреваемые азартом. Специфическое удовлетворение от занятия рыбалкой демонстрирует инстинктивность такого поведения.

Агро- и веткультурная деятельность предков, предполагается учеными, поскольку точных данных об этом нет. Но судя из симбиотического сосуществования многих видов, кажется вероятным, что на этой связи, могло быть, что животных все-таки приручали, и из этого развилось животноводство. Не каждый знает, что не только люди, но и отдельные животные занимаются агроветеринарной деятельностью. Муравьи, термиты, жуки – разводят грибы, которых потом употребляют, иные муравьи могут разводить тлей, и едят их выделения. Смотря на это, развитие таких же инстинктов у человека кажется вполне естественным. Особенно если учесть тот факт, как много есть людей с тяготением к труду на земле, у некоторых это профессия. Важно отметить тот факт, что тяга к действиям на земле больше активизируется в старости, когда другие инстинкты угасают (репродуктивные, социальные).

Коммуникативные инстинкты реализуются в процессе обмена информацией между, как минимум двумя особями. Они близкие к социальным инстинктам, но их частью не становятся, поскольку не приводят к консолидации индивидов. Практически во всех союзах живых существ, присутствует коммуникация, как обмен сообщениями. Немного шире она применяется во время отыскивания партнера для спаривания. Сюда входят такие инстинкты: мимика и жесты, невербальная звуковая коммуникация и лингвистические.

Мимика и жестикуляция – очень выразительные инстинкты человека. Такие поведенческие паттерны по своей автоматичности недалеки от безусловного рефлекса. Человеку доставляет немало труда подавление или скрывание истинных эмоций, которые автоматически сразу выражаются в определенной мимике или жестах. Изменение невольной жестикуляции и напряжения мышц лица, старание изобразить, как можно естественнее эмоции, которых нет, процесс очень сложный, и такое возможно разве что в исполнении талантливых актеров.

Способ невербальной звуковой коммуникации чем-то напоминает звуковую коммуникацию животных, и унаследована нами от человекоподобных обезьян. Такой способ коммуникации выражается в неожиданном вскрикивании, агрессивного рычания в момент ярости, стон от боли, оханье от удивления и такие различные звуки есть понятными во всех культурах. Были проведены исследования доказывающие, что обезьяны выдают звуки очень похожи фонетически, по звучанию на человеческую речь.

Одним из немногих инстинктов, подтвержденных на нейрофизиологическом уровне, был – лингвистический. «Универсальная грамматика» (грамматические принципы), которая находится в основе всех языков является прирожденным и непременным явлением, отличия языков мира объясняются, как многообразные «настроечные» установки головного мозга. Поэтому ребенку, чтобы освоить язык понадобится только изучить лексические и морфологические элементы (слова и части), и задать программу «установку», на основе некоторых ключевых примеров.

Примеры инстинктов

В современном мире, как и много веков назад инстинкт самосохранения у человека имеет такие же поведенческие формы выражения. Он становится очевидным, например, в ситуациях, несущих риск смерти или ухудшения здоровья также, когда человек рассудочно принимает ситуацию, как опасную для жизни. Осознаваемая опасность действует на подсознательные психические механизмы, в частности, ответственных за самосохранение. Рассудочное понимание, например, проникающей радиации способно вызвать инстинктивный страх за собственную жизнь и здоровье, хотя в тот самый момент сама радиация не действует на органы чувств. Инстинктивное подсознательное хранит готовые стимулы, извещающие о потенциально опасной ситуации. Это фобии по отношению к паукам, змеям, высоте, темноте, неизвестности и так далее. Часто можно увидеть, как фобии, встроенные в подсознание, отражаются в культурной сфере – архитектуре, искусстве, музыке.

Инстинкт самосохранения у человека устроен так, что при любых обстоятельствах, как и любой ценой, человек пытается выживать. Организм человека так устроен, что он готов ответить на любые раздражители из внешней среды, которые несут потенциальную опасность. Если человек обжигается, то он отдергивает руку, если он мерзнет – одевается, если в помещении мало воздуха – выходит на свежий воздух, чтобы возобновить кислородное снабжение, если он не умеет плавать, то, конечно, далеко в воду он не полезет.

Человеческая судьба зависит также от определенного уровня адаптивности. Она может быть врожденной или приобретенной, выражается в умении человека, приспособится к жизненным ситуациям в разных условиях. Такая адаптивность имеет высокий, средний или низкий уровень развития. Именно врожденные умения, это инстинкты и рефлексы, обеспечивающие адаптивность человека: биологические инстинкты, особенности внешности, интеллектуальные задатки, конструкция тела, физическое состояние организма, стремление к самосохранению.

Историческая необходимость в продолжении и сохранении своего рода вызывает желание родить ребенка и воспитать его. У людей, в отличие от млекопитающих, инстинктивное желание к рождению и материнству, иногда обретает неадекватные формы проявления. Может проявляться в чрезмерной опеке детьми, даже взрослыми и самостоятельными, или, наоборот, в небрежности и безответственности к собственным детям.

Материнские врожденные инстинкты проявляются с самого детства у девочек, которые любят играть в матери-дочки, возить и кормить куклу и тому подобное. Еще ярче он наблюдается у женщин, ждущих ребенка или уже родивших.

Половое поведение определяется, как инстинктивное, в нем также выражается желание продолжать свой род. Существует также дискуссионная мысль, о том, что особенность мужского интимного поведения, иногда, но не всегда, определяется тем, что как самец, он желает получить женщину (самку), завоевать ее расположение и добиться полового акта (что характерно для некоторых животных). Также, случается, что слишком легко завоеванная добыча им очень скоро надоедает, и они ее бросают. В жизни такие мужчины считаются заядлыми холостяками с сильно развитым либидо, или находящимися в поиске той единственной недоступной. Некоторые мужчины обижаются на такое сравнение с животными, но как бы ни было, в этом есть определенный смысл.

Инстинктивное побуждение к альтруизму выражается у людей через проявление доброты и заботы о других, он является доминирующим в их системе инстинктов. Такие люди очень самоотверженны, посвящают свою жизнь обществу, помогают людям, занимаются волонтерством и часто выбирают соответствующую своим влечениям профессию: врач, психолог, адвокат.

Люди, активно борющиеся за отстаивание своей личностной свободы, выявляют пример инстинкта свободы. С раннего детства они выявляют протесты, когда им говорят что-то сделать, пытаются воспитывать. И это стоит отличать от обычной детской не послушности. Личности, ценящие свободу, пронашивают это чувство на протяжении всей жизни. Во взрослом возрасте их чувство упрямства, предрасположенности к риску, самостоятельности, независимости способно трансформироваться в деятельность, связанную с борьбой против власти, социальных беспорядков, бюрократии. Они становятся политиками, журналистами, общественными деятелями.

psihomed.com

Обделенные природой. У людей не нашли ни одного инстинкта

МОСКВА, 17 мая — РИА Новости, Альфия Еникеева. Большинство сомнительных поступков люди привыкли объяснять инстинктами — например, продолжения рода или самосохранения. Однако, как выяснили ученые, у человека таких жестких врожденных схем поведения, как у животных, нет. Наши действия — по большей части результат обучения и опыта, а не генетической программы.

Слепой инстинкт

Когда в гнезде пеночки или камышевки вылупляется кукушонок, он, как правило, совсем не похож на остальных птенцов ни по цвету, ни по размеру. Более того, уже на 14-й день жизни кукушонок почти в три раза больше приемных родителей, но они будто бы не видят этого и исправно скармливают подкидышу всю найденную пищу.

Птицы и в самом деле ничего не замечают, кроме широко открытого желтого рта и птенцового позыва — крика, которым детеныш выпрашивает корм. Эти стимулы пробуждают в животных родительский инстинкт или, если говорить по-научному, запускают фиксированный комплекс действий. Птица всегда и везде будет действовать по единой и одобренной эволюцией схеме — кормить того, кто открыл рот.

«Инстинкт всегда генетически детерминирован, то есть он — врожденный. Для его развития не требуется дополнительного обучения, он одинаков у всех особей данного вида — то есть видотипичен. Инстинкт включает в себя потребность, ключевой стимул и фиксированный комплекс действия. Последний состоит из аппетентного поведения — поиска и приближения к объекту удовлетворения потребности — и консуматорного поведения — удовлетворения потребности (убийство добычи, совокупление и прочее). В соответствии с этим определением у человека и высших животных в таком классическом виде инстинктов не найти. В процессе эволюции у нас остался только один элемент инстинкта: врожденная потребность», — объясняет доцент кафедры высшей нервной деятельности и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат биологических наук Екатерина Виноградова.

30 мая 2018, 08:00РИА НаукаСпасительный страх: как правильно бояться, чтобы выжить

Без подсказки не обойтись

Врожденные потребности есть у всех без исключения животных. Но удовлетворяют они их по-разному. Членистоногие и насекомые предпочитают полностью доверять своим инстинктам. Поэтому, например, если из норки дорожной осы (Pompilus plumbeus) вытащить парализованного укусом тарантула, предназначенного в пищу ее потомству, и положить рядом, то насекомое отправится на поиски нового живого паука, хотя и будет видеть лежащую невдалеке еду. Оса ничего не сможет сделать, потому что в ее инстинктивной программе действий этого не прописано.

Но такая жесткая схема поведения начинает размываться уже у рыб. Исследования показали, что у них появляется некое представление о собственной индивидуальности, а инстинкты теряют свою идеальную точность. У птиц врожденным можно считать только диапазон научаемости. А у высших приматов и человека вместо четкой программы действий остается только указатель, в какую сторону надо двигаться.

23 октября 2017, 16:20РИА НаукаУченые доказали, что эволюция никогда не останавливается

«Боюсь, что границу, где именно инстинкты исчезают, провести нельзя. Эволюция — процесс непрерывный. «Жесткие» инстинкты или готовые универсальные программы в ходе эволюции начинают играть все меньшую роль. По мере развития центральной нервной системы большее значение приобретает обучение для адаптации к изменяющимся условиям. Организм становится более пластичным», — уточняет Екатерина Виноградова.

В результате мы имеем лишь потребности, а как их удовлетворить, можем узнать только у сородичей. Даже в том, что касается продолжения рода (казалось бы, наиболее мощная врожденная потребность), высшим приматам не обойтись без посторонней помощи. Так, у орангутанов, детеныши которых первые шесть лет живут с матерью, принято просвещать молодежь демонстрацией полового акта. Если мать не найдет поблизости подходящего самца, она может начать спариваться со своим детенышем сама.

Что касается человека, то считается, что без малейшего сексуального воспитания, единственный путь, каким он сможет удовлетворить врожденную потребность продолжения рода, — это мастурбация.

10 апреля 2018, 12:27РИА НаукаУченые выяснили, какую роль играли брови в эволюции человека

Рефлекс или инстинкт

Впрочем, у человека есть некоторые врожденные программы, без которых ему никак не выжить. Все младенцы могут по запаху найти материнскую грудь, открывают рот, если дотронуться до их губ, крепко хватают взрослого за палец. Однако, предупреждают ученые, такое поведение нельзя назвать инстинктивным, это врожденные безусловные рефлексы. И большинство из них уже к годовалому возрасту исчезают. Дальше человеческое поведение формируется только через обучение и опыт.

«Основное различие связано с тем, что безусловный рефлекс, независимо от потребности, реализуется всегда, когда раздражается рецептивное поле. Хочет ребенок есть или не хочет, но раздражение рецепторов губ вызывает сосательное движение, раздражение ладони — хватательное движение. Сколько бы раз подряд вы ни касались губ или ладони — десять, двадцать, сто — рефлекс будет реализовываться. А инстинкт «включается» на действие стимула только на фоне наличия потребности. Один раз роющая оса вырыла ямку, отложила яйца, принесла еду, запечатала норку и все, второй раз фиксированный комплекс действий не будет реализовываться. Если нет у барана ранней весной половой потребности, то и не возникает у него половое поведение на первую течку у овец, а только на вторую, когда под действием первой течки у него не включилась половая потребность. Кроме того, безусловный рефлекс значительно более простой по реализации по сравнению с инстинктами, не имеет аппетентной и консуматорной фазы. Это, кстати, приводит иногда к спорам, является ли поднятие бровей при приветствии хорошего знакомого инстинктом», — подчеркивает Виноградова.

23 февраля, 08:00РИА НаукаС языка сняли. Почему из всех животных разговаривают только люди

Действительно, дискуссии по поводу единственного официально зарегистрированного человеческого инстинкта не утихают уже несколько десятков лет. Австрийский биолог Иренеус Эйбл-Эйбесфельдт показал, что все люди в любой точке земного шара при встрече симпатичного им человека, непроизвольно приподнимают брови. Это длится всего одну шестую секунды, но так делают все. Даже слепые от рождения — они реагируют на приятный голос.

А вот относительно гипотезы Стивена Пинкера, что видовой инстинкт Homo sapiens — это язык, позиция специалистов однозначна.

«Последователи Ноама Хомского (а Пинкер к ним относится. — Прим. ред.) — не биологи, не этологи, а филологи. Поэтому они придают термину «инстинкт» свой смысл. Все упирается в дефиниции. Определение, данное биологами, четкое: инстинкт не требует дополнительного обучения. Поэтому язык никак не может быть инстинктом. Видовая особенность — это лишь способность к овладению языком, но овладение языком — результат обучения», — полагает исследователь.

ria.ru

Есть ли инстинкты у человека? ≪ Scisne?

Недавно была опубликована статья «Есть ли инстинкты у человека?» за авторством Екатерины Виноградовой, доцента кафедры высшей нервной деятельности и психофизиологии биологического факультета СПбГУ, координатора сообщества «Учёные против лженауки».

Статья интересная, познавательная и актуальная. Как пишет автор во вступлении:

Термин «инстинкт», как и многие другие научные термины — например, «стресс» или «экология» — давно вошёл в широкое употребление, но его первоначальное значение претерпело существенные изменения. При этом в повседневности они настолько отличаются от принятых в научной среде, что порой для обозначения того или иного понятия учёным рекомендуют ввести новые термины. Аргументируют подобные предложения, например, тем, что искажённое значение термина «экология» укоренилось в массовом сознании, и проще предложить новый термин, чем изменить существующее положение дел. Однако следует отметить, что научные термины и определения оттачивались годами и даже веками, и правильное их понимание вкупе с уместным употреблением — залог формирования у людей адекватной картины мира и образа мышления.


Нельзя не согласиться, что важно задумываться, разбираться и отдавать себе отчет в том, что означают привычные термины. Однако, как мне кажется, вывод получился излишне категоричным. Итак, исходя из определения и структуры инстинкта, которые мы только что рассмотрели, можем теперь предположить, что у человека — существа, по развитию стоящего гораздо выше кошачьих, инстинктов в классическом представлении нет.

[Хотя, по правде сказать, у человека всё же есть один-единственный инстинкт, который был обнаружен Ирениусом Эйбл-Эйбесфельдтом [10], учеником К. Лоренца. Встречая симпатичного нам человека, мы не только улыбаемся, раздвигая губы, ещё у нас непроизвольно приподнимаются брови. Это движение, которое длится 1/6 секунды, Эйбл-Эйбесфельдт зафиксировал на киноплёнку у людей разных рас. Самую большую часть своих исследований он провёл в диких уголках планеты, среди племён, которые не знают не только телевизора, но и радио, и с соседями имеют контакты редкие и поверхностные. Таким образом, поднимание бровей не могло сформироваться в результате имитационного обучения. Главным же аргументом явилось поведение детей, слепых от рождения. У них тоже голос симпатичного им человека вызывает подъём бровей, и на те же 150 миллисекунд.]

Если выражения типа «инстинкт самосохранения» некорректны, чем тогда является «автоматическое» отдёргивание руки от горячей плиты или огня? У человека есть врождённая потребность самосохранения, но не инстинкт, поскольку нет соответствующего ФКД — врождённой программы двигательной активности, которая удовлетворяла бы эту потребность. Уколовшись или обжёгшись, мы отдёргиваем руку — но это не инстинкт, а всего лишь рефлекс (безусловный) на болевое раздражение. Вообще, у нас масса защитных безусловных рефлексов, например, мигательный рефлекс, кашель, чихание, рвота. Но это простейшие стандартные рефлексы. Все прочие угрозы целостности организма вызывают только те реакции, которые мы приобретаем в процессе обучения.

«Материнский инстинкт», «половой инстинкт» и прочие подобные выражения — все они некорректны применительно к человеку. И не только по отношению к человеку, но и ко всем высокоорганизованным животным. У нас есть соответствующие потребности (Птрб), но нет ни врождённой программы их удовлетворения, ни ключевого стимула (КС), ни фиксированного комплекса действий (ФКД).

Ещё не забыли формулу Инстинкта, уважаемый читатель?

И = Птрб + КС + ФКД.

Таким образом, у человека инстинктов в строгом понимании нет, и именно это делает наше поведение пластичным. Однако отсутствие жёстких врождённых программ не отменяет тот факт, что мы существа биосоциальные; и существуют чисто биологические факторы, которые определяют многие аспекты нашего поведения.


Дело в том, что вопрос о наличии инстинктов у высших животных — это вопрос терминологии, соглашения. Из этого же ряда вопросы о том, с какого уровня развития считать существо живым, считать ли живыми вирусы, с какого уровня развития у животных есть сознание и т.д. Во всех этих вопросах различия не качественные, а количественные.

В статье говорится, что у человека нет инстинктов, потому что нет врожденного и фиксированного комплекса действий.

А что значит фиксированного? Даже самый примитивный комплекс действий обладает некоторой гибкостью, условностью, вариативностью. Например, так называемая аппенентная стадия может быть очень разнообразной и включать в себя другие инстинктивные подпрограммы. Птенец может по-разному преодолевать препятствия при движении к матери. Если птенца, скажем, повернуть боком или вверх ногами и зафиксировать — он адаптируется к питанию в таком положении. Если по время кормления случится угроза нападения — кормление временно будет прервано, а зачем продолжено и т.д.

По поводу врожденности. Тут сам автор отмечает, что даже самые примитивные врожденные инстинкты проявляются не сразу, а требуют тренировки, закрепления, обучения.

В большинстве случаев это относится к моторной составляющей самого инстинктивного акта, когда новорожденный детёныш свои первые консуматорные акты выполняет очень нестабильно, нечётко. По всей видимости, это связано с незаконченным процессом формирования нейронных ансамблей мозга, которые в норме отвечают за данный врождённый акт. Поэтому самые первые движения животного при осуществлении инстинктивного акта являются «незрелыми», «неуверенными» и только после нескольких проб и ошибок они обретают все свои сугубо видотипичные черты.


Конечно, у разных животных соотношение врожденного и приобретенного различные, но обе составляющие есть всегда.

Так что различие лишь в сложности программ поведения, поэтому четкой границы провести нельзя. А если смотреть на интеллект с точки зрения кибернетики как на инструмент достижения целей, то граница становится совсем размытой.

scisne.net

Инстинкты человека: основные виды и примеры

Здравствуйте, уважаемые читатели блога! Сегодня мы поговорим о том, что это такое и какие бывают инстинкты человека, а также в чём состоит отличие от животного мира. Для чего они нам нужны и в каких случаях гипертрофированы, или наоборот, очень слабые.

Что это?

Ещё давным-давно, в Древней Греции мыслители и просто умные мужи заметили, что человеку свойственно одинаково реагировать и вести себя в небезопасных условиях. Сами инстинкты находятся в гемокоде, и состоят они из рефлексов, которые в свою очередь бывают:

  • Условные – то есть те, которые человек приобрёл в течение жизни. Самый простой пример, это когда вы включаете свет, как только заходите в комнату. Вы не родились с этим знанием и привычкой, а по мере взросления приобрели. И теперь даже не замечаете, как рука тянется к включателю.
  • Безусловные, соответственно те, которые мы получили при рождении. Редко кто не отдёрнет руку, дотронувшись до раскалённой сковороды или утюга, верно? Вот это и есть безусловный рефлекс.

На инстинкты можно влиять с помощью религии, закона, норм и правил поведения, воспитания или его отсутствия. Например, в семье, где родители злоупотребляют гиперопекой, контролируя каждый шаг ребёнка, то о какой его самостоятельности может идти речь? Он не особо будет понимать, в каких ситуациях следует поосторожничать, а в каких наоборот, проявиться.

Такие истории чаще всего имеют два варианта событий.

Первый: ребёнок, вырастая, остаётся жить с родителями, так как для того, чтобы создать семью, необходимо хоть немного самостоятельности и умения опираться на себя.

Второй: всячески старается вырваться, становится неконтролируемым и агрессивным в сторону тех, кто опекает. Более успешно заканчиваются обычно истории второго варианта.

Чтобы было понятнее, каким образом можно повлиять на инстинкты, давайте рассмотрим для начала, какие они бывают.

Виды

1.Самое основное и базовое – самосохранение

Если он у вас по каким-либо причинам не ослаблен, то ваше поведение не будет являться рискованным, азартным и деструктивным. Например, вы не полезете в клетку к тиграм, не будете прыгать без парашюта и провоцировать компанию спортсменов. Ещё ребёнок при рождении неосознанно тянется к матери, испытывая сильное беспокойство, если остаётся в одиночестве, ведь его жизнь зависит от других. Поэтому младенцы так рано начинают улыбаться, радуясь приближению того, кто заботится, чтобы желание чаще брать на руки и подходить к кроватке не угасало.

2.Продолжение рода

Проявляться начинает также в детстве, в ощущении счастья, когда вся семья в сборе, и любые конфликты ребёнок подсознательно «считывает», как бы взрослые ни старались скрыть разлады. Затем начинает давать о себе знать в желании создать свою отдельную семью, родить малыша и заботиться о нём. Гипертрофирован, когда человек ведёт беспорядочные половые связи, наряду с равнодушием к своей безопасности. Или слабо выражен, когда отсутствует желание иметь наследников, посвящая время и силы другим интересам и желаниям.

3.Альтруизм

Первые два рефлекса были основные, которые помогают человеку выжить. Теперь перейдём к более социальным, обеспечивающих социализацию и успешную деятельность. И первым будет являться альтруизм, который выражается в заботе о других, как людях, так и животных, это сострадание и сопереживание, желание мира и добра. Когда сильно ярко выражен, человек способен посвятить свою жизнь заботе о тех, кто в ней нуждается, только не просто посвятить, а принести в жертву, например, уйдя в монастырь.

4.Исследование

Направлено на то, чтобы развивать человека, как творчески, так и в остальных сферах. Благодаря любопытству маленькие дети познают мир, и в зависимости от среды, в которой они растут, развиваются и их способности и стремления. Примеры успешной исследовательской деятельности, за которую не наказывали, а поощряли – великие учёные, путешественники, знаменитые творческие личности и прочие люди, следующие за своим интересом.

5.Доминирование

Это потребность в лидерстве и власти. Люди, у которых ярко выражено доминирование, способны вести за собой толпу, организовывать и управлять. Замечали, что даже в компании маленьких детей всегда есть «заводила»? Ни одна группа не обходится без лидера, даже неявного. Часто случается, что человек, ранее не имевший опыта лидерства, попадая в компанию, в которой ещё власть не распределена, занимает почётное место вожака. И неважно каким способом, то ли сам завоёвывает первенство, то ли является избранным остальными участниками.

6.Сохранение собственного достоинства

Только вот в гипертрофированной форме люди порой игнорируют врождённые инстинкты. Например, готовы рисковать здоровьем жизнью, лишь бы отстоять свою честь или правоту. Когда очень слабый уровень, то у человека низкая самооценка, вследствие которой он позволяет не только унижения в свой адрес, но и насилие. Нередки случаи, когда уверенная в себе женщина начинает отношения с тираном, который постоянно обесценивает её, доводя до такого состояния, что она действительно перестаёт верить в свои силы, ум и привлекательность. Становится жертвой, которой теперь легко манипулировать и управлять, потому что будет всё терпеть.

7.Свобода и независимость

Проявляется в младенчестве, при попытке запеленать новорождённого, при нормальном развитии. Во время бунта в подростковый период, если его не подавлять. Благодаря потребности в свободе у человека развиваются социальные навыки, повышается вероятность успешности, создания семьи и вообще, качественной самостоятельной жизни. Личность способна нести ответственность и опираться на себя, так как имеет опыт.

Отличия от животных

Самое основное отличие – это то, что человек способен контролировать или подавлять свои потребности, особенно в те моменты, когда они перечат законодательству или правилам поведения. При различных психических расстройствах личность теряет возможность управления, что проявляется, к примеру, в чрезмерном поглощении еды, то есть переедании, либо наоборот, отказе от неё при анорексии, при беспорядочных половых связях, любых видах зависимости и прочее. Вот в таких случаях человек становится похожим на животное, у которого основными являются инстинкты сохранения и продолжения рода.

Животные не умеют подавлять свои рефлексы, у них отсутствует понятие морали, поэтому кошка или собака в период течки не избирательна в выборе партнёра, наоборот, чем их будет больше, тем более высока вероятность иметь потомство.

Хищники убивают, не чувствуя жалости, лишь бы насытиться и прокормить детёнышей, это, кстати, порой не очень нас отличает от животных. К сожалению, многие люди способны на убийство ради собственной выгоды. А в чём то животные оказываются более «человечными», в тех случаях, когда проявляют несказанную верность, создавая лишь одну пару за всю жизнь, а порой даже готовы умереть при потере партнёра, либо провести остаток дней в одиночестве.

Заключение

А на сегодня всё, уважаемые читатели! Подписывайтесь на блог, чтобы быть в курсе новой интересной информации, поддерживайте свою любознательность, ведь это – залог успеха. Берегите себя и близких!

Материал для статьи подготовила Журавина Алина.

qvilon.ru

Что такое инстинкты человека

В человеке борются две силы: биологическая и социальная. Игра разума, общественных норм и инстинктов не закончится никогда. Инстинкт самосохранения, защиты, размножения, материнский инстинкт и много каких еще против воспитания и культуры. Что же такое инстинкты, можно ли управлять ими? Узнайте из статьи.

Что такое инстинкт

Инстинкт – врожденные стереотипы поведения, способ реагирования на конкретные условия среды. У животных врожденных паттернов поведения много: ходьба, охота, вскармливание потомства, характерное для вида речевое взаимодействие. А есть ли инстинкты у человека? Ребенка всему нужно учить: ходить, говорить, ложку держать. И это лишь базовые навыки.

Вот птицы, например, на подсознательном уровне умеют строить гнезда. Кто-то из новорожденных детей знает, что такое квартплата, или как строить дом? Нет, хотя полезный был бы инстинкт.

Инстинкт – генетическая программа биологического вида, заложенная при рождении в психике индивида. Подумайте, дано ли людям при рождении что-то, характерное только для вида Человек разумный. Нет. Без заботы, внимания и помощи взрослых новорожденный погибнет в течение суток.

Инстинкты – паттерны поведения, которым не нужно учить. Человека нужно обучать всему, что свойственно его виду.

Однако у человека сохранены некоторые животные инстинкты. Малыши могут ползать, руками есть пищу. Правда, вряд ли без мамы доживут до этого момента. Если родители не занимаются ребенком, то он так и остается животным. В психолого-педагогической науке их называют детьми-маугли.

Рефлексы

Рефлекс – механизм реализации инстинкта. По сути, инстинкт – комплекс безусловных рефлексов. Человеку при рождении дается 15 рефлексов. Они подразделяются на три группы: оральные, двигательные, хватательные. Большая их часть отмирает в течение первого года жизни ребенка.

Жизненно важными становятся другие рефлексы – условные, приобретенные в результате научения. Мы осматриваемся по сторонам, переходя дорогу, не из-за инстинкта самосохранения, а потому что нас научили. Одергиваем руку от горячего чайника, потому что когда-то обожглись.

А еще подключается разум. Люди понимают, что рожать каждый год нецелесообразно. Да и вообще, многие отдают предпочтение карьере и личностному росту. Социальная часть подавляет инстинкты.

Из безусловных самым влиятельным инстинктом остается разве что «стадный». Человеческая толпа поддается ряду механизмов, в числе которых заражение, подражание. Чувство общности или стадности способно превратить группу в хаотичную толпу, лишить человека индивидуальности.

Биологическое и социальное в человеке

В отношении человека принято говорить не об инстинктах, а о видовой памяти. Она бывает генетической, передаваемой от поколения к поколению и культурной – наследие общества.

Если какие-то инстинкты и присутствуют, например, агрессии, сексуальности, то социум купирует их. Так, моногамия – результат социализации, окультуривания личности.

Животные инстинкты в человеке включаются тогда, когда неудовлетворены первичные биологические потребности: еда, безопасность, сон, жилье, секс. Конечно, с инстинктами начинает бороться сознание, усвоенные нормы, ценности, культура.

Согласно теории Уильяма Мак-Дугалла, у человека сохраняется несколько инстинктов:

  • бегство при страхе;
  • отвращение, непринятие;
  • гнев, часто при страхе;
  • смущение;
  • воодушевление;
  • родительский;
  • пищевой;
  • стадный.

Почему же тогда, например, материнский инстинкт возникает не у всех женщин? Психотерапевты утверждают, что кормление ребенка, общение с ним в первые сутки после родов запускает материнский инстинкт. Если контакт случился позднее, то инстинкт не проявится. Вероятно, и другие инстинкты проявляются при определенных условиях.

В других теориях классификация человеческих инстинктов дополняется такими типами:

  • продолжение рода;
  • альтруизм;
  • доминирование;
  • исследование;
  • свобода.

На мой взгляд, главных инстинктов у человека остается три.

Три главных инстинкта человека

В процессе развития у человека сохраняются 3 главных инстинкта:

  • сексуальный,
  • власть,
  • самосохранение.

Эти точки используют СМИ для манипуляции сознанием. Вспомните, на что чаще делается акцент в рекламе: успех, безопасность, богатство, привлекательность.

В процессе социализации инстинкт сексуальности и власти подавляется. Культивируется инстинкт самосохранения. Но разве эти три вида не связаны между собой? Самосохранение – это и продолжение рода, и половая самореализация, и профессиональное становление. Так что опорных направлений все-таки три.

Инстинкт самосохранения базируется на страхе. Этим тоже успешно пользуются СМИ. Вы замечали, как много негативных репортажей в новостях? Неужели все так плохо в мире? Нет. Это управление человеческими инстинктами, запугивание. Страх тормозит, сковывает руки и ноги.

А вот инстинкт власти и секса мотивирует, заставляет двигаться вперед, развиваться. Именно поэтому при знакомстве люди готовы горы свернуть ради потенциального партнера. Или в работе, видя перспективы руководства, рвутся вперед.

Нередко инстинкты власти и секса одерживают верх, притупляя третий главный инстинкт. Однако не все так просто. Каждый инстинкт таит страх. Человек, движимый только инстинктами, иррационально мыслящий, в итоге погибает.

Инстинкт управляет человеком. Создает почву для манипуляций со стороны. Еще Фрейд говорил, что миром правят жажда власти, секс и чувство голода. По-моему, и сейчас активность людей всегда сводится к трем этим пунктам.

psychologist.tips

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о