Как называется человек который говорит правду: Как называют людей, которые всегда говорят правду? — Спрашивалка

Содержание

Люди не любят правду, но это не значит, что ее нет — Российская газета

Карен Шахназаров — из числа тех режиссеров, фильмы которых не просто отражают нашу жизнь, но и задают ей определенные формы, даже настроение на годы вперед. Будь то давний провокационный «Курьер», сюрреалистический «Город Зеро», мистический «Цареубийца» или «Белый Тигр», напомнивший о том, что зло нацизма в мире не исчезло и ждет своего часа. Пророчество? «РГ» поговорила с режиссером о мироощущении и сегодняшних вызовах, стоящих перед нами.

Несистемное чтение

Карен Георгиевич, по-вашему, киноискусство — это все-таки волшебство, причем необъяснимое?

Карен Шахназаров: Если говорить о современном кино, то в нем очень мало искусства. Это скорее индустрия. Щелкаешь каналы, видишь тьму видеопродукции, ничего общего с искусством не имеющей. Это заполнение досуга. Настоящее же искусство — большая редкость, и сегодня это чувствуется остро. Но по большому счету, кому нужно «настоящее искусство»? Лев Толстой видел смысл искусства в стремлении художника к правде. Феллини уточнял: к истине. Но большей части людей сегодня никакая правда не нужна! Они ее не хотят, она их пугает. Людям нужно нечто утешающее либо отвлекающее. В кино они уж точно правды не ищут.

Первые эпизоды «Звездных войн» в свое время фурор произвели, а сейчас это как игры в детском саду… А есть картины, которые не устаревают

Почему?

Карен Шахназаров: Потому что правда жизни драматична, если не сказать трагична. Попытки открыть в жизни какой-то основной смысл нужны совсем немногим.

А самому художнику это зачем? По Толстому же: «Можешь не писать — не пиши»…

Карен Шахназаров: Думаю, у настоящего художника нет никакой мотивации в традиционном понимании этого слова. Он просто не может по-другому. Есть люди, которые просто обречены искать истину — с этим ничего не поделаешь. Дело не в «хочу — не хочу», они просто так устроены.

Значит, настоящий художник всегда обречен, его судьба всегда трагична?

Карен Шахназаров: Внешне все может выглядеть вполне благополучно, но внутренне судьба всегда драматична. Толстой был знаменит, обеспечен, но «бегство из рая», последние дни его жизни показали всю глубину его человеческого несчастья. По-моему, он не мог смириться с тем, что долгая жизнь так и не открыла ему никакой «правды». Но никакой окончательной правды нет — в этом проблема. Она всегда ускользает. Художник что-то открывает, а истина все равно уходит. Он обречен ее искать — в этом-то и драма. Разумеется, я говорю о художниках масштаба Пушкина, Достоевского, Толстого. Александр Сергеевич тоже не был счастливым человеком. Его дуэль с Дантесом — по сути, сведение счетов с жизнью. Викентий Вересаев в своей книге «Пушкин в жизни» писал, что поэт сам спровоцировал дуэль.

А как же «диплом рогоносца» — он же не мог не ответить на пасквиль в свой адрес?!

Карен Шахназаров

: Инцидент был улажен. Тот же Вересаев описывает, как Пушкин повторно по собственной воле пошел на конфликт. Он сильно переживал, что не мог писать легко, как раньше. Может быть, исчерпал себя. На мой взгляд, этой дуэлью Пушкин убил себя сам.

Кстати, это родители вас приучили к чтению — книги «подкладывали»?

Карен Шахназаров: Нет, ничего не «подкладывали». Конечно, бывало, что отец рекомендовал — например, «Князя Серебряного» Алексея Толстого. Я помню, осилил полторы страницы, ничего не понимал тогда. Но когда начал читать по-настоящему, меня уже нельзя было остановить (смеется). Дома в библиотеке было многотомное собрание трудов французских историков Эрнеста Лависса и Альфреда Рамбо — в 10 лет я прочитал его почти целиком. И это оказалось увлекательно, как роман. Отец хорошо знал классику мировой литературы — я старался не отставать. Так и читаю всю жизнь.

Разве такое беспорядочное, «несистемное» чтение не вредит становлению личности?

Карен Шахназаров: Я вообще не системный человек. Не путайте с «неорганизованным» — когда я снимаю кино, я очень организованный. А в несистемности есть и плюсы, и минусы. Нет в жизни «законченной истины». И если я когда-то менял свои политические, художественные взгляды — это нормально. В главном я не менялся никогда.

Чувственный метод

Почему вы в режиссеры пошли, если во всем сомневаетесь? Хотели что-то донести до зрителя? Мечтали оставить свое «послание» человечеству?

Карен Шахназаров: Не могу сказать, что стал режиссером в результате какого-то потрясения от фильма или актерской игры. Привлекала сама киножизнь — казалась веселой. Сказать что-то зрителю, какой-то message — все это глупость полная. Жизнь богаче наших представлений о ней. Логику жизни мы не найдем, но поиски ее — занятная игра. Мне с тех самых пор хочется понять в жизни некоторые вещи. Какое «послание» к человечеству было у больших писателей? Какое послание в «Анне Карениной»? Да никакого. Толстой разворачивает панораму взаимоотношений мужчины и женщины. Нет ни плюсов, ни минусов. Людям обязательно надо объяснить: что хорошо, а что плохо. А тут никакой морали — и в этом прелесть «Анны Карениной». А у Достоевского — что такое «Братья Карамазовы»? Панорама человеческого характера. Что мне эта книга должна «сказать», чему «научить»? Об этом ни слова, и правильно. Это уже критики нам объясняют: «Алеша — идеальный человек» и т.д. Но мне гораздо интереснее Иван и Митя, и автор им симпатизирует. Они живые люди, а Алеша — придуманная конструкция.

И все же почему вы выбрали именно кино?

Карен Шахназаров:

Лет в 12-13 я сильно заболел: лежал в постели с ужасными болями, не мог уснуть. И тогда мама стала рассказывать истории из своей жизни — просто, чтобы отвлечь меня от болезни. Она отличный рассказчик, так образно рисовала передо мной картины из деревенской жизни, что у меня было ощущение, будто смотрю кино. Несколько ночей рассказывала. И сейчас я понимаю, что это один из ключевых эпизодов моей жизни. Может быть, как раз эти мамины рассказы меня в кино и подтолкнули.

Многие картины начинались у вас с какого-то наваждения, воображаемой, мысленно увиденной сцены. Так в «Городе Зеро», например, всплыл эпизод с голой секретаршей. Все очень нерационально и чувственно. Так вы и пишете сценарии — не по готовой схеме, а по наитию?

Карен Шахназаров: Верно. Ищу, от чего можно оттолкнуться. Сцену, образ. В «Ядах, или Всемирной истории отравлений» сначала придумалась сцена с курицей, а потом уже появился сюжет. Но бывали и некие «импульсы» к написанию сценария. Как с фильмом «Цареубийца». В 1989 году прочитал в журнале «Родина» очерк «Принуждены вас расстрелять», посвященный расстрелу семьи Романовых и поискам места ее захоронения. Автором был сценарист Гелий Рябов («Рожденная революцией», «Государственная граница». — Ред.). Он прежде служил в милиции, был консультантом всесильного министра внутренних дел Николая Щелокова. Рябов, собственно, первым вскрыл захоронение, найденное по так называемой «записке Юровского». Его статья, по сути, и стала отправной точкой для сценария фильма. «Цареубийца» долго не получался, пока не пришла идея как-то соединить эту историю с материалом, который мы собирали для «Палаты № 6». Да, все это нерационально.

Космос и заговор

— Вы снимали разножанровые фильмы, включая военное кино, музкомедии и мелодрамы. Почему вы прошли мимо фантастики? Вас не волнуют инопланетяне?

Карен Шахназаров: В молодости я увлекался Гербертом Уэллсом, Жюлем Верном, но достаточно быстро к ним охладел. Человечество никогда не достигнет далеких планет, никогда не найдет во Вселенной подобных себе. Поэтому фантастика — не более чем сказка. По мне, интереснее русские народные сказки почитать. Мало кто знает, но в конце 1970-х я написал сценарий по повести братьев Стругацких «Трудно быть Богом». Встречался с Аркадием Натановичем, он предупредил: «Вам этот фильм поставить не дадут!» Но согласие дал. Считалось, что в повести содержатся намеки на советскую действительность. Думаю, что намеки действительно были. О моем сценарии еще на уровне редактора сказали: «Забудь!» Но после выхода в 1989 году фильма Петера Фляйшмана Аркадий Стругацкий сказал журналистам: «Лучший сценарий «Трудно быть Богом» сделал Шахназаров». Так что с фантастикой у меня все же была короткая встреча.

В «Белом Тигре» тоже много фантастического…

Карен Шахназаров: Тут как посмотреть: вроде фантастика, а вроде и нет. Я выстраиваю сюжет так, чтобы зритель увидел то, что захочет или сможет увидеть. Может быть, главный герой танкист Найденов просто сумасшедший? В моих фильмах все объяснимо — с крыльями никто не летает. Все по законам физики.

У Стругацких был такой термин — «прогрессоры». Это люди более развитых цивилизаций, которые прилетают к менее развитым, чтобы ускорить их прогресс либо остановить. А что за «прогрессоры» остановили нас в 1991 году? Это был чей-то заговор?

Карен Шахназаров: Ну, это, я бы сказал, фантастическое предположение. Хоть я и являюсь сторонником теории заговоров, мне так не кажется. Разумеется, когда речь идет о господстве над миром, возникает мысль о некой рукотворности происходящих вокруг процессов. Желающих уничтожить Советский Союз, конечно, было немало. И внутри, и снаружи — мы их знаем по именам. Но в то же время распад государства был объективным процессом. Причины разные — предательство элит тоже было, но не в первом ряду. Видимо, СССР просто не мог существовать дальше в той модели, в которой развивался. Многие события скрывают особый смысл, который мы, современники, не можем понять. Он откроется спустя время. Но меня другое мучает: а кто устанавливает, определяет этот «смысл»? Однозначного ответа пока никто не дал.

Но это все-таки не инопланетяне?

Карен Шахназаров: Не инопланетяне, но, может быть, и не люди. Мы не знаем, в какую сторону движемся, с какой целью — просто выполняем какую-то функцию в этом процессе. Угадать бы, какую именно функцию — вот задача, стоящая перед человеком. А выбор пути предопределен.

Гарантии счастья

Хорошо. Нам уже не надо, чтобы и на Марсе яблони цвели. Мы с головой уходим в интернет, соцсети, смартфоны. На звезды не смотрим, углубились в себя. Хотя и человек, и планета Земля вроде бы изучены вдоль и поперек.

Карен Шахназаров: Кто вам это сказал? И человек, и планета остаются загадкой. Мы перестали изучать человека — он стал неинтересен. На экранах много фантастики, отвлеченных историй — хорроры, комиксы, ужасы. А человек по-прежнему не знает себя самого.

Вам же не нравится капитализм как раз за равнодушие к человеку и отсутствие больших идей?

Карен Шахназаров: У капитализма были разные периоды: он осваивал земли, строил города, заводы и фабрики, порождал великих госдеятелей, промышленников, исследователей. И эти стадии сопровождались мощным искусством. Сейчас же капитализм превращает искусство в товар, воспроизводит массовую культуру. Раньше он опирался на религию — сейчас фактически ее отменил. Но жизнь не застывает на месте, посмотрим, что будет дальше.

А что может быть? И Маркс, и Ленин пророчили капитализму скорую смерть. Но их давно уж нет, а капитализм живее всех живых. Классики ошиблись?

Карен Шахназаров: Так история не закончена. Трудно сказать, что будет завтра. Но я лично считаю, что социализм вернется.

Как вы себе это представляете?

Карен Шахназаров: Вернется, причем не только у нас — во всем мире. И не потому, что социализм «лучше» капитализма. Системы появляются, когда они необходимы — это закономерный процесс. Жизнь заставит это сделать: население планеты растет, ресурсы Земли ограничены. Уровень потребления рано или поздно придется пересматривать. А это и есть, по сути, социализм.

Вы же только что сказали, что СССР себя исчерпал!

Карен Шахназаров: Но сам социализм не исчерпывается моделью, которая была в СССР. В 1930-1940-е годы существующая система позволила модернизировать страну, победить в самой страшной войне, восстановить промышленность. Но затем эта модель стала уступать капитализму в эффективности. Соединить социализм с эффективностью — вот главное сегодня. Не знаю, как это может быть сделано. Китайскую модель называют социализмом — насколько это соответствует действительности? Да, их успехи очевидны, но вопросов много.

Мы не знаем, в какую сторону движемся, просто выполняем какую-то функцию. Угадать бы, какую именно функцию — вот задача человека

В сущности, и капитализм, и социализм — формы устройства общества, которые соответствуют уровню развития производительных сил. В этом Маркс совершенно прав. Почему я считаю, что в ближайшей перспективе победит именно социализм? Сегодняшний мир с его сложнейшими технологиями уже не может контролироваться частником — так или иначе все больше сегментов производства должны переходить под контроль государства. Даже в тех же США уже идут подобные разговоры. Будет ли этот новый социализм веселее нынешнего капитализма? Кто знает.

А как же всеобщее счастье? То красные, то белые обещают, а все никак. Дождемся?

Карен Шахназаров: Это миф, демагогия, приманка для масс. Ни всеобщего счастья, ни благоденствия не будет ни при капитализме, ни при социализме. Всегда кому-то будет лучше, а кому-то хуже. Но так было при любом строе. Просто социализм — наиболее оптимальное устройство будущего с учетом развития производительных сил на Земле и роста населения.

А чем это грозит нашей стране?

Карен Шахназаров: Восприятие нашей страны как места, где можно что-то экспроприировать, в мире будет только нарастать. Пространства огромные, с пресной водой, лесами, нефтью, небольшим для такой территории населением. Для нашей страны это очень серьезный вопрос.

Виртуальный человек

Интернет как орган коллективной памяти поможет человечеству стать лучше?

Карен Шахназаров: Не вижу, что человек с интернетом стал лучше. Мне кажется, совсем наоборот. Сегодняшний человек полностью зависим от всякого рода клише, которые вбивают в голову посредством того же интернета. Информация манипулирует человеком — у меня этому фильм «Город Зеро» посвящен. В этом смысле уральский крестьянин XVII века был свободнее внутренне — им никто не мог манипулировать. А сегодня все становятся рабами информации.

Можно не смотреть и не читать всего, что мешает жить, разве нет?

Карен Шахназаров: Можно, но человек в основном как раз потребляет рекламу и всевозможные идиотские идеи, псевдонаучные теории. Все это вкачивается в головы круглыми сутками. Человек становится гамбургером, продуктом общепита. Высокое искусство возможно лишь там, где есть личность, есть разное восприятие жизни. А у нашего современника все усредненное — обыватель везде одинаков.

Усредненный и удовлетворенный потребитель — мечта любого современного политика?

Карен Шахназаров: В этом смысле Трамп — своего рода «гений». Мало того что он отлично знает массовую культуру, он сделал ее частью политики. С точки зрения здравого смысла его публичные заявления часто — полный идиотизм. Но это как раз понимает и принимает 80 процентов американского общества. Ему не нужны тонкости, сложности, нюансы. Обратите внимание: фразы у Трампа однозначны, коротки — пишет ли он в «Твиттере» или говорит. «Этот человек — негодяй». «Этот премьер двуличный». «Америка — самая великая страна». «Наши морские пехотинцы — лучшие в мире». Обыватель хорошо воспринимает такие речи. Главное в политике сегодня — говорить проще, короче и без тени сомнения. Все это между прочим и есть современный интернет.

Первый успех режиссеру принесли музкомедии. Среди них — «Мы из джаза». Фото: предоставлено пресс-службой Мосфильма.

Мрачноватая у вас картина вышла.

Карен Шахназаров: Нет, в интернете есть, конечно, плюсы — можно билеты купить, пиццу заказать. Для кино опять же хорошо — в Сети оно получило вторую жизнь. Но я не идеализирую этот вид искусства. Жило же человечество несколько тысяч лет без кино — может, лучше бы его и не было вовсе?

Неожиданно услышать такое от кинорежиссера. Самые популярные Google, YouTube, Instagram — платформы американские. Борьбу за умы мы проиграли?

Карен Шахназаров: Не бывает полностью проигранных войн. Что мешает нам пользоваться уже готовыми инструментами? Другой вопрос, знаем ли мы сами, что говорить людям, какие идеи транслировать? Мир никогда не стоит на месте. Я, например, в 1987 году был участником «Недели советского кино» в Китае. Помню, вернулся домой с полным ощущением: этой стране конец. Прошло 30 лет — а как все изменилось? Никогда ничего не поздно, если есть желание и воля. И если Бог на твоей стороне.

Истина напоследок

Эйзенштейн, Александров, Вертов, Роом, Пудовкин были первопроходцами, экспериментировали с изображением, со звуком, с цветом. Сегодня будущее кино связано лишь с безымянными технологиями: 3D-очки, VR-шлемы, интерактивный сюжет?

Карен Шахназаров: Суть кино все та же — это интересно рассказанная история. То же самое можно сказать и о литературе, и о театре. Да, будут технические изменения, эксперименты, но то, что касается реальных человеческих эмоций — пока человек существует, это будет главным. Пусть и не массовым. Тот же «Аватар» уже сегодня устарел, невозможно смотреть. Первые эпизоды «Звездных войн» в свое время фурор произвели, а сейчас это как игры в детском саду: коробки железные ездят… А есть картины, которые не устаревают. Например, «Пролетая над гнездом кукушки». Она по-прежнему интересна. Там настоящие человеческие отношения.

Но «Пролетая над гнездом кукушки» смотрит пять процентов зрителей, а «Звездные войны» — миллионы людей.

Карен Шахназаров: Это не имеет никакого значения. Жизнь определяет не большинство, а как раз те пять процентов, которые смотрят фильм Формана. Настоящее искусство всегда редкая вещь, но в итоге оно всегда выигрывает. «Братья Карамазовы» тоже читают те, кто определяет жизнь большинства. В этом нет никакого снобизма. Хочешь войти в число «избранных» — читай Достоевского!

Все-таки человечество движется к чему? К Апокалипсису?

Карен Шахназаров: Мы не знаем цели существования человека. Тут каждый выбирает сам, кто во что верит. Если ты веришь в существование Бога, в Творца, то цель должна быть. Просто нам она никогда не откроется, и смысл жизни — в попытке ее узнать. Если ты не веришь в Бога и веришь, что мир произошел из хаоса и является частью хаоса, то нужно разбираться с «теорией эволюции», очень странной, на мой взгляд.

А что с ней не так?

Карен Шахназаров: Она не объясняет главного — каким образом хаос мог перейти в некую систему? Хаос — это хаос. Откуда тогда взялись законы природы? Если законы есть, значит, они кем-то установлены? За ними должна стоять некая творческая воля? Для меня лично это главное доказательство наличия Творца — просто мы его не понимаем и никогда не поймем. Но раз есть Творец, значит, есть и Цель. Соответственно, есть свод моральных правил. А какие могут быть цели у людей, считающих, что нас окружает хаос? Только те, которые человек ставит себе сам.

Поэтому я считаю теорию эволюции не научной, а социальной, даже политической. Она оправдывает любые преступления, совершаемые человеком для достижения своих целей. Смысл теории эволюции сводится к банальному выживанию. Наукой это не назовешь. Правда непознаваема, но она есть. Доказательств никаких, в это можно только верить. Я лично верю, что истина существует. Но она дана только Богу.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Советы менеджера: 10 признаков хорошего начальника

После сериала «Плохие начальники» у многих может сложиться впечатление, что в нашей жизни есть только плохие начальники. Однако существуют и хорошие. Именно они создают самые лучшие продукты, делают самые лучшие сервисы, а управляемые ими компании развиваются быстрее других. Мне в жизни повезло, потому что я работал под управлением трех отличных начальников и многому у них научился. Но идеальных начальников не существует. У каждого хорошего начальника куча недостатков, которые зачастую являются продолжением их достоинств.

Хороший начальник – явление относительное. О том, что у тебя хороший начальник, зачастую не догадываешься, когда работаешь под его управлением. Ты видишь в нем кучу недостатков, тебя раздражает, что он к тебе требователен и даже порой придирчив. Но как только ты переходишь в другое место и встречаешься с другим начальником, твой прежний руководитель начинает казаться тебе просто образцом хорошего начальника. Потому что его достоинства воспринимались как нечто само собой разумеющееся. Его недостатки теперь не кажутся такими серьезными, а требовательность настолько много тебе дала с точки зрения развития, что это уже кажется даром свыше. Бывает и наоборот: человек, казавшийся хорошим начальником, оказывается совершенно не таким после знакомства с другим начальником, который кардинально лучше, интереснее и позитивнее.

Тем не менее есть несколько абсолютных признаков хороших начальников, которые позволят точно сделать вывод, что он действительно хороший. Признак первый: хороший руководитель – это человек, который ведет за собой. Это не значит, что он должен бегать с флагом или громко говорить. Есть настоящие лидеры, которые тихо и спокойно разговаривают, которые не стремятся выделиться. Но когда ты общаешься с таким человеком, у тебя возникает стойкое ощущение: он лидер. Или не возникает.

Признак второй: у хорошего начальника всегда есть воодушевляющая цель. Это не может быть цель заработать себе много денег или что-то подобное. Воодушевлять эта цель должна не только его, но и всех его сотрудников и коллег. Наличие такой цели, которая объединяет организацию, подразделение, компанию, – важнейшее свойство хорошего начальника.

Признак третий: принципы и ценности начальника должны разделяться теми, кто работает на этого начальника. При этом даже не обязательно, чтобы эти принципы и ценности в общечеловеческом смысле были хорошими и правильными. Главное – чтобы они разделялись всеми и последовательно выполнялись. Но организации, объединенные положительными ценностями, дают гораздо больше и обществу, и себе самим. Мой топ-лист принципов и ценностей таков: уважение и доверие; держать слово; защищать своих от чужих; слушать и слышать; закон и порядок для всех без исключения, включая начальника.

Признак четвертый: начальник сохраняет позитивный настрой, делает свою работу с юмором и дарит позитив своим сотрудникам. Безусловно, начальник не может всегда улыбаться и радоваться. Решая сложные и крайне неприятные задачи, он бывает и негативным, и жестким, а порой и жестоким. Но если подавляющая часть управления строится на негативе, это верный знак того, что здесь не все хорошо.

Признак пятый: наличие у начальника опыта и знаний. Возможно, на первом этапе начальник может не разбираться в индустрии и не знать компанию, которую он возглавляет. Но через какое-то время разбираться в индустрии и в том, что происходит в организации, он просто обязан. Иначе он не может быть хорошим начальником.

Признак шестой и важнейший: хороший начальник достигает результата. Людям нравится побеждать, настоящие команды складываются тогда, когда сообща достигают результата. Настоящим хорошим начальником человек становится только тогда, когда вместе с ним, а не вопреки ему организация достигает результата. Бывают и поражения. Но то, как вместе с начальником организация исправляет ошибки и борется с поражениями, какие уроки извлекает, чтобы это не повторилось вновь, – это тоже результат. Главное, чтобы эти ошибки и поражения не следовали одни за другими.

Признак седьмой: хороший начальник ненавязчиво становится примером для подражания. В том, как он общается с сотрудниками, как мыслит и как говорит. Что делает и что не делает. И люди следуют этому примеру не по приказу, а просто потому, что им это нравится.

Признак восьмой: хороший начальник говорит спасибо. Он делает это регулярно и с удовольствием. Его спасибо очень много значит. Потому что оно за дело – там, где нет никаких достижений, спасибо точно не получишь. Но помимо позитивной обратной связи хороший начальник прямо и честно дает понять, что не нравится. Это позволяет всем членам этой организации понимать систему координат.

Признак девятый: начальник – это не звезда, которая блистает на фоне своих посредственных сотрудников. Все с точностью до наоборот. Хороший начальник – это тот, который знает: его главное достояние и ресурс – это его сотрудники. Хороший начальник презентацию успехов организации предоставляет своим сотрудникам, а ошибки и неудачи представляет сам. Хороший начальник развивает своих сотрудников. И получает истинное, нескрываемое удовольствие, наблюдая за тем, как его сотрудники становятся сильнее и опытнее его самого в своих областях.

Признак десятый: хороший начальник не теряет связь с реальностью. Хотя ему реже говорят суровую правду, ему часто рисуют не вполне реалистичную картину как в отношении того, чем он руководит, так и в отношении его самого. Опасность забронзоветь возрастает прямо пропорционально результативности начальника. Чем лучше результаты, тем выше эта опасность. Именно поэтому многие хорошие начальники в какой-то момент перестают быть таковыми, теряя связь с реальностью. И только самокритичность, трезвая самооценка и система сбора и обработки обратной связи позволяют хорошему начальнику оставаться хорошим.

Как пользоваться 10 признаками. Хотите проверить, насколько хорош ваш начальник? Поставьте против каждого признака галочку, если у вашего начальника этот признак есть, и сосчитайте количество галочек.

10 галочек из 10

Позвольте сделать предположение, что вы сами начальник и сами себя оценили. Точное наличие всех 10 признаков означает, что перед нами идеальный начальник. А таких не бывает. Спросите своих подчиненных, коллег, и вы удивитесь, насколько в реальности вы далеки от идеала. Судя по всему, у вас проблемы с 10-м признаком.

8–9 галочек из 10

Это очень высокий результат. Тот, кто набрал столько, по-настоящему хороший начальник. Но если вы оцениваете сами себя, смело вычитайте минимум 2 галочки. Знаю я начальников: это всегда люди с завышенной самооценкой и склонностью к потере адекватности. Только проверьте, чтобы первый признак был отмечен. Это самое главное. Без этого признака все остальное смысла особого не имеет. И даже будет странно, что все остальное есть, а этого нет.

5–7 галочек из 10

Неплохой результат для начальника. Но начальнику есть над чем и очень серьезно работать, если он действительно хочет стать по-настоящему хорошим. Правило вычитания 2 галочек при самооценке здесь тоже работает. Не расслабляйтесь.

3–4 галочки из 10

Такого количества галочек явно недостаточно для того, чтобы быть хорошим начальником.

Все понятно. Для точной диагностики читаем сериал «Плохие начальники». Плохие начальники ведь тоже не по всем пунктам плохие. У них тоже есть что-то от хороших начальников. Но если начальник набрал всего 3 галочки из 10 или даже меньше, то он просто плохой начальник.

* Автор – генеральный директор компании «Вымпелком»

Уроки ФБР: как понять, что вас обманывают

Вас часто обманывают? Многие из нас каждый день сталкиваются с ситуациями, когда неясно, говорит человек всю правду, придумывает какие-то детали или откровенно врет. Как это понять? Не помешают навыки детектора лжи. В конце концов, понимание, что от вас что-то скрывают, сэкономит время, деньги, отрицательные эмоции, а в некоторых случаях спасет жизнь.

Поможет разобраться в этом только профессионал — поэтому мы обратились к Джо Наварро, бывшему сотруднику ФБР с 25-летним стажем. В качестве спецагента и руководителя контрразведки и отдела по борьбе с терроризмом он стоял у истоков элитного подразделения бюро, занимающегося поведенческим анализом, и написал международный бестселлер «Я вижу, о чем вы думаете».

Секретные материалы

Нет ни одного примера конкретного поведения, которое указывает на обман, — так называемого «эффекта Пиноккио» не существует (например, бегающие глаза не всегда признак обмана). Есть поведение, которое указывает на психологический дискомфорт, беспокойство или стресс, но оно может проявиться из-за обстановки (дача показаний), собеседника (антипатия) или, возможно, чересчур навязчивых вопросов. Но иногда это признак того, что человек лжет или у него совесть нечиста.

В любом случае, максимум, что мы можем сделать, — наблюдать за поведением человека, когда ему задают вопрос.

И если он проявляет дискомфорт, можно задуматься над тем, почему это происходит.

Вот шесть основных моделей поведения, которые обозначают дискомфорт собеседника и должны заставить вас насторожиться.

Реклама на Forbes

1. Сжимать губы

Сжатые губы означают, что человек испытывает негативные эмоции. Мы часто видим это, когда люди дают показания.

2. Бурно спорить

Вы задаете вопрос, а человек вступает в бурную дискуссию уже во время вопроса или отвечая на него. Это проверенный показатель психологического дискомфорта.

3. Касаться шеи

Когда мы касаемся шеи, особенно яремной ямки, значит мы или беспокоимся, или нервничаем, или боимся чего-то. Мужчины маскируют этот жест прикосновением к галстуку.

4. Отворачиваться всем телом

Животное отрицание — это термин, который придумал я. Люди ведут себя так, когда им становится трудно о чем-то говорить или тема является спорной. Это поведение отдаления. Люди будут это делать незаметно, как будто они просто ерзают на месте, а на самом деле они постепенно отворачиваются от вас, даже перекидывая одну ногу через другую, создавая своего рода барьер, при этом продолжая смотреть вам в глаза. Это должно быть особенно заметно, если человек ведет себя так сразу после того, как ему задали вопрос.

5. Трогать глаза

Часто мы трогаем глаза, когда нас о чем-то спрашивают или нас что-то беспокоит. Это действие точно передает, что вопрос сложный. Вы часто увидите такое поведение во время заседаний советов директоров, когда кто-то не согласен с выступающими или когда сказанное намеренно содержит неточности. Как я уже говорил, «эффекта Пиноккио» не существует, но вышеупомянутое поведение можно часто увидеть, когда человека что-то беспокоит. Когда я изучал поведение детей, родившихся незрячими, то заметил, что они закрывают руками глаза, когда слышат то, что им не нравится.

6. Опускать или прятать большие пальцы рук

Этого жеста обычно никто не замечает. Но именно он наиболее точно передает состояние дискомфорта. Когда человек начинает опускать или прятать большие пальцы, я считываю неуверенность или отсутствие серьезного отношения к теме разговора. Это еще один знак, что есть какая-то проблема, потому что, с одной стороны, на словах мы настойчивы, но с другой — наше тело говорит об обратном.

Реклама на Forbes

Если человек что-то настойчиво и искренне рассказывает, его большие пальцы мы видим. Например, широко разведенные пальцы на руках. Чем больше расстояние, тем более убедительным и точным является это наблюдение.

Следите за речью 

Помимо языка тела, стоит также проанализировать особенности речи.

Обычно мы хорошо знаем личные качества и стиль поведения близких людей, поэтому не сложно заменить изменения в их поведении и речи. Но если перед вами чужой или малознакомый человек, нужно поработать над его базовым поведением, как это делают в ФБР.

vrezka

Мы сначала успокаиваем людей, чтобы понять, как те себя ведут в обычных, минимально стрессовых ситуациях. Таким образом, выяснив, какое у них базовое поведение, мы можем отследить изменения в поведении в отношении конкретного вопроса.

Некоторые люди начинают говорить быстрее, их голос может стать выше, или они начинают больше ошибаться в разговоре, появляются вынужденные междометия, они начинают кашлять и т. д.

Реклама на Forbes

Лжецы в большей степени хотят убедить вас, чем просто донести мысль.

Поэтому иногда они будут несколько раз повторять одно и то же — лишь бы им поверили. Их слова становятся слабыми в начале или в конце утверждения.

Вам надо быть внимательными к стратегическим задержкам, например, когда кто-то, отвечая на вопрос, начинает с фразы: «Это хороший вопрос». Такой зачин используют, чтобы «выковать» ответ. Так уж случилось, что эту тактику используют как честные, так и нечестные люди, поэтому сама по себе она не указывает на обман. Некоторые люди очень осторожны в ответах, поэтому юрист уровня Билла Клинтона будет очень внимательно строить свои предложения, аккуратно подбирая слова.

Вот в чем вопрос

Какие вопросы нужно задавать, чтобы поймать человека на лжи?

Прежде всего, основанные на эмоциях, например: «Когда вы обнаружили тело, что вы почувствовали?» Лжец знает, как лгать о том, как он нашел тело, но не об испытанных им эмоциях, поэтому его рассказ будет «механическим». Подумав немного, он скажет что-то типа: «Ну, это было ужасно». Невинный человек сам расскажет о пережитых эмоциях, а лжец, только что совершивший преступление, доволен содеянным, поэтому в его поведении возникнет эмоциональный конфликт.

А вот пример вопроса, который проще представить в бизнес-среде: «Когда вы обнаружили плесень в здании, что вы почувствовали?»

Реклама на Forbes

Можно ли приоткрыть карты и в какой-то момент, поняв, что вопросы причиняют человеку дискомфорт, сказать, что вы в нем сомневаетесь? Ни в коем случае — это ошибка неопытных новичков.

Вы никогда не должны говорить людям, что наблюдаете за ними.

Вы просто меняете тему разговора, а потом возвращаетесь к вопросу, вызвавшему стресс, задаете его в другой форме и, если и на этот раз он вызывает дискомфорт, вы понимаете, что дело не в обстановке или человеке, задающем вопрос, а в самом вопросе.

Лучший способ вывести на чистую воду лжеца — задавать больше вопросов и быть конкретным. Если вы спрашиваете кого-то, есть ли у них налоговые обязательства, а они начинают это бурно обсуждать, есть повод начать сомневаться. Единственный способ разобраться — задавать еще более конкретные вопросы. Я бы спросил: «В первом квартале 2012 года были ли какие-то проблемы, связанные с налогами, с задолженностью по их выплатам? А во втором квартале?»

Для некоторых такой метод может показаться чересчур жестким. Возможно, если вы будете использовать его слишком часто с одними и теми же людьми, они поймут тактику и научатся обходить сложные вопросы. И конечно, если вы честны и это вам задают такие вопросы, самый безопасный способ поведения — просто быть самим собой. Меня как-то в аэропорту остановил полицейский, и я на мгновение перепугался. А полицейский просто хотел меня поблагодарить за книги, которые я написал. Удивительно, что человек в форме смог вызвать стресс даже у меня, бывшего агента ФБР.

Правдивость

Яков Кротов: Правдивость. У нас в гостях двое православных людей, два психолога. В московской студии Татьяна Гаврилова, психотерапевт и психолог, а в Одессе по Скайпу — Борис Григорьевич Херсонский, заведующий кафедрой клинической психологии местного университета, в т. ч. человек слова — художественного и поэтического, проще говоря, замечательный поэт.

Мой первый вопрос будет по линии психологии. Потому что в современном мире, я бы сказал, духовная жизнь сильнейшим образом психологизирована. Мы покупаем газету или включаем новости, Интернет и читаем, что нашли ген доброты, ген любви, ген сексуальной ориентации, ген честности. Видимо, предполагается и ген правдивости. Насколько можно говорить о том, что правдивость — это некоторое свойство, которое регулируется биологическими механизмами, на которых стоит человеческая психика? Ведь есть же выражение — патологический лжец. Значит, если есть патологические лжецы, то есть и нормальные лжецы. Как у нас тогда с правдивостью? Это патология, это норма для человека, это программа культурная, воспитанная или биологически заданная, нужная для выживания, или это все-таки какая-то нравственная установка и цель?

Татьяна Гаврилова: Я специалист в области развития личности — детский, семейный психолог. А другая сторона моей жизни — это осмысление различных духовных проблем с точки зрения психологического их основания, совмещение этих вещей. Особенно меня волнует, чтобы понять психологическую основу греха или добродетели. Поэтому, с одной стороны, правдивость — это внецерковная жизнь, это нравственное свойство человека, а внутри церкви — это добродетель, т. е. это нечто другой природы, хотя психологическая природа не отменяется. Поэтому очень важно понять, что это в духовном аспекте, что это в личностном, что это в контексте социальности. Надо это или не надо — это ужас или, наоборот, это счастье.

А вот, что касается всяких генов. При всем моем уважении к генетике, мне всегда смешны были ген альтруизма, ген правдивости, врожденная совесть. Все эти добродетели в христианском смысле или нравственные качестве, отзывчивость, совесть, альтруизм, самопожертвование — это плод работы самого человека, его родителей, его воспитателей, его чтение литературы и т. д. Это огромная такая реальность. И если бы нет гена и все — мерзавец. Что с него спрашивать-то?! Или мутация какая-то — тогда вычурный мерзавец, вроде тех, которых мы знаем высоко сидящих. Здесь я не могу в этом смысле ни о чем серьезно говорить. Могу только иронизировать. А ирония может быть в контексте нашей речи, когда мы должны быть предельно серьезны, может быть неуместна. Я не знаю.

Яков Кротов: Борис Григорьевич, на Ваш взгляд, есть ли физиологическая, психологическая, в т. ч. основа для правдивости и, кстати, наверное, для ее антитезы — лживости?

Борис Херсонский: Я бы сказал так — психологическое несомненно имеется, а вот физиологическая, разумеется, нет. И генетическая имеется только в очень приблизительном варианте. Поскольку человек запрограммирован в своих генах, поскольку человеческий разум заключен в нашем генотипе, то сама по себе способность к лживости или к правдивости, способность к тому, чтобы в нас развилась совесть, конечно, имеет такую основу. Но это фундамент. А здание строится, конечно, воспитанием, чтением, культурой, в которой живет человек.

Но вот один момент. Есть психологический тест, который называется ММPI, Миннесотский многопрофильный опрос. В нем есть вопрос: «Иногда я лгу. Можно признать это верным или неверным». Если ты ответишь — нет, то этот ответ будет учитываться по шкале лжи. Человеку свойственно как стремление, на мой взгляд, к правде, к правдивости, точно также и стремление к уклонению от правды во имя каких-то мелких или крупных интересов. Есть этические дилеммы. например, человек прячет еврея во время нацистской оккупации. Его спрашивают: «Ты прячешь еврея?» Лгать нехорошо и сказать «да» тоже нехорошо. Получается так, что главное — это этическая ориентация, а сама по себе правда иногда отступает на второй план.

Яков Кротов: Вот евангельские слова: «Блаженны нищие духом. Блаженны плачущие. Блаженны алчущие и жаждущие правды». Можно ли сказать, что речь идет именно о тех людях, которых мы называем правдивыми? Что такое правдивость — это желание знать правду, стремление говорить только правду или умение говорить правду, или и то, и другое, и третье понемножку?

Татьяна Гаврилова: Наверное, и то, и другое, и третье. Но есть ложь во спасение. Мы здесь не говорим о лжи во спасение, мы говорим о принципиальной, уникальной человеческой способности быть точно правдивым. Как нам говорят в молитве оптинским последних старцев — действуй прямо и разумно. Как это — прямо и разумно? Для меня образец такого точно правдивого был священник, отец Павел Адельгейм. Как только отец Павел сказал правду в защиту Зинона, изгнанного из монастыря, у него началось, говоря словами Лескова, житие. И он знал, что так будет. У него отняли все. Его выгнали фактически из церкви. Грубо говоря — это принципиальный. Это честный перед собой, перед другими. Я пошла спросить его, как жить правдиво. И он сказал: «Надо говорить правду, когда люди хотят ее услышать». А второе, еще более важное: «Говорить ее тем, за кого мы отвечаем». Я разворачиваю — дети, внуки, ученики, крестники и т. д. Особенно это касается, когда мы говорим о грехах. А я внушу третий оттенок — говорить правду другому о нем, если он признает за тобой право говорить это, если мера твоего авторитета, опыта, духовного развития, роста допускает сказать ему — не делай так, так нельзя. Опыт жизни отца Павла говорит о том, что это страшно сегодня. Говорить правду — ее даже слушать страшно. В основе избегания правды лежит страх — страх самопознания, познания мира вокруг, других людей. Сказать правду — это значит не бояться, не бояться последствий. Когда есть страх правды — это есть уход в себя, в свое самолюбие. Это очень сильный импульс ко всякого рода лицемерию.

Яков Кротов: Давайте возьмем отца Павла, Царство ему Небесное. Мне кажется, неслучайно в русском языке такое настороженное отношение к правозащитникам. Потому что русскому слуху слышится не правозащитник, а правдозащитник. Это вызывает известную напряженность, потому что опыт показывает, что правдозащитник, правдоискатель, человек, который режет правду-матку, это человек малоспособный к сотрудничеству, к созиданию. Такова была риторика парткома. Такова риторика церковно-светской номенклатуры по сей день. Но в казусе с отцом Павлом я скажу еще проще. Он писал одну книгу за другой о том, что в РПЦ Московского патриархата нет канонического суда. Его судили. И на каждый суд он писал, писал, писал. Правдивость и сутяжничество. Есть разница и есть сходство между правдивостью, правдоисканием, правдозащитной и сутяжничеством?

Борис Херсонский: Есть замечательное высказывание у Фромма о садистах. Садист никогда не скажет ложь, если правда способна принести человеку большую боль. Любовь — это любовь к Богу и человеку. И адекватность информации не всегда соответствует слову. Библия начинается с описания Шестоднева. Атеисты говорят — не правда это никакая, потому что Земля существует огромное количество лет. Эволюция — это миллионы, сотни миллионов лет. Мы понимаем, что это не точная информация, не научная информация. Тем не менее, она соответствует понятию праведности. В ней содержится главное, что мир создан Богом, что он создан со смыслом, заложенным в нем, что у человека было некое поручение от Бога, который человек мог выполнить, но не выполнил, и теперь должен всю жизнь возвращаться обратно. Вот это и есть та правда, та главная правда, которую следует искать. А мы очень часто под правдой понимаем скрупулезное соответствие датировки законов физики, законов химии и законов психологии.

Яков Кротов: Главная российская газета не так давно именовалась «Правдой». Она по-прежнему выходит. Тем не менее, понятно, что правда там ночевала, но на день не очень выходила. Наша программа не совсем о правде, а о правдивости как нравственном выборе человека. Можно ли себе представить человека, который делает выбор в пользу безнравственности, в пользу лживости, который говорит — все лгут, мир не может держаться на правде, правда разрушает межчеловеческие отношения, правда жестока. В российско-украинских отношениях все считают, что говорят правду. Все считают себя правдивыми. Но цена этому разная. А если у этой правдивости фактурное основание? Готов ли человек основывать свою правдивость на фактах? Или он основывает правдивость на какой-то цели? Значит, я буду правдив настолько, насколько это оправдывает цель.

Татьяна Гаврилова: Есть еще одно такое слово, которое никак не отделимо от контекста нашего разговора. У нас ужасная неразбериха в понятиях, в терминах, во всем языке нашем церковном. Есть понятие честность. У Ожегова есть значение — правдивый значит честный. Правдивость — это укорененность в личности этой потребности. Это ребенок, которому с детства объяснили — врать нехорошо. Но по дури ляпать, что попало тоже нельзя. Я бы сказала, что правдивость — это образ жизни. Можно быть правдивым и сердечным, любящим, нежным, кротким. Это не просто отдельно изолированная черта. Если человек порядочный, честный, христианин, гуманист нарушает этот для себя абсолют, значит ему это надо. Он готов нести ответственность за свою ложь.

Яков Кротов: И все-таки сутяжничество и правдивость. Бывает правдивость, наносящая вред и самому правдолюбцу и правдоискателю, и окружающим? Бывает ли правдивость разрушительная, в т. ч. основанная на лжи?

Борис Херсонский: Есть ложь по неведению. Человек просто не знает, а думает, что знает и говорит. Естественно, говорить жесткую правду, которую ты на самом деле не знаешь, не проверил 100 раз, это все-таки безнравственно. В общем-то, вредна та правда, когда мы считаем, что мы ее знаем точно и полностью. Я думаю, что беда в том, что мы не знаем полной правды, а ведем себя так, как будто бы тот факт, который нам точно известен, он и есть правда.

Теперь о сутяжничестве. Конечно, сутяжничество основано на возведении какой-то мелочи в культ. Для человека несправедливость, которая с ним когда-то произошла, становится чем-то главным в его жизни. Восстановление этой мелкой частной справедливости, которая важная для этого человека, становится новым смыслом его жизни. Он не видит сотни других лживых событий. Он знает только это. И он обращается к земному суду. Мы знаем с вами про земной суд и, наконец, помним, что есть и Божий суд. Существует суд, который действительно знает правду. Знание правды и суровость на этом уровне — это далеко не одно и то же. Я думаю, что всякий верующий человек должен быть счастлив именно потому, что он подлежит Божьему суду, а не человеческому.

Яков Кротов: Правда и сутяжничество как результат деформированной иерархии ценностей. Татьяна Павловна, как бы Вы выстроили ту иерархию ценностей, где ищущий правды занимает точное место? Как найти золотую середину между конформизмом, который равнодушен к правде, и сутяжничеством, которое равнодушно к жизни других людей? Например, вот есть движение «За честную Россию», «За честные выборы» и т. д. Но честная Россия и правдивая Россия — это разные вещи.

Татьяна Гаврилова: Меня правдивость занимает как добродетель. Я под правдивостью имею в виду размеренного, такого разумненького человека, у которого все правильно. Я имею в виду человека, который хочет жить по правде. А что значит — по правде? Я это вижу. Я не буду обманывать себя, что это иначе. Я не боюсь. Я психотерапевт. Наша задача — помочь человеку заглянуть в себя бесстрашно. Открытость к своей правде, своему тому, что ты есть. Без этого в церковь восходить невозможно. Люди неслучайно придумали мифы. Земная задача — стать самим собой — предполагает только бесстрашие самопознания, увидеть правду о себе и тогда другим сказать. Помочь взрастить, исправить, если возможно, направить, если возможно, невозможно, если мы будем думать — а неизвестно, это так или так, а лучше я промолчу. Правдивость есть риск.

Яков Кротов: Та правда, которую защищал Павел Адельгейм, была частью большой правды. Большую правду он то ли не успел, то ли не захотел сказать. Я не могу считать, что он побоялся. Может быть, он считает это ненужным.

Татьяна Гаврилова: А что именно?

Яков Кротов: Правда о том, что проблема господствующей церкви, в которой он все-таки состоял формально, хотя его выгнали с места служения, главное — не отсутствие канонического суда, не судебный произвол. Если бы отец Павел вдруг добился того, чтобы его судили по закону, может быть, было бы еще хуже. Свирепость российских законов умеряется только их неисполнением. В этом смысле ему еще повезло. Патриарх Алексий вступился противозаконно за архимандрита Зинона. Обеспечил тому сперва церковку в Швейцарии, потом еще кое-где. И слава Богу! А если бы пошло по закону, ведь самая крайняя часть российского православия сегодня, которая покидает Московскую патриархию, это часть антиэкуменическая, монархическая. Она еще более радикальная в своем неприятии каких-то европейских ценностей, чем Московская патриархия, в т. ч. она выступает за каноны. Но эти каноны оказываются такими жерновами, что не приведи Господи!

Борис Григорьевич, Вы чуть-чуть ближе к Европе. На Ваш взгляд, есть разница между тем, что в России пренебрежительно называют европейские телерасты. Толерантность захватила цивилизацию, отреклись от Христа. Им теперь все безразлично. И тем, я бы сказал, кредо советского сатанизма. Неужели тебе больше всех надо, давай примем ту правду, которую нам предлагают, потому что тогда мы выживем сегодня. Где граница между отношением к правде модерного человека и человека неосоветского?

Борис Херсонский: Хочу придраться к слову «толераст», которое является бранным словом, замешанным на гомофобии. Большое количество современных новых ругательств имеют именно это направление. Главная мысль здесь такова, что человек, который принимает все то, что он видит вокруг и никого не преследует, в нем есть такая слабая гомосексуальная женственная жилка. Я не буду перечислять другие слова, которые тоже употребляются сейчас. Действительно, получилось так, что европейские ценности сегодня включают толерантность к гомосексуализму. Это вызывает тяжелую реакцию в России. Но с другой стороны, европейская система ценностей сегодня избрала другую группу для преследования. И это никто иные как курильщики табака. Их права постоянно ограничиваются. Их пугают различными надписями на пачке сигарет. Но это тоже вариант полуправды.

Мне кажется, что главное все-таки в европейской толерантности позитивное — это уважение к человеческой свободе. А уважение — это все-таки добродетель библейская. И даже грехопадение человечества было основано на свободе воле человека. Другое дело, что человек распорядился этой свободой неверно. Мы и сейчас, может быть, распоряжаемся неверно. Но мы отвечаем за это сами. Каждый человек дает ответ сам.

Яков Кротов: Татьяна Павловна, я бы разделил правдивость на две ипостаси. Бывает правдивость к другому. Мне кажется, что есть праведность идеологическая. Это правдивость, когда я не столько проповедую другому, сколько вместе, совместно с ним пытаюсь очертить, нащупать контур правды и справедливости. И там, где вместе с ним не удается, я либо отступаю и жду его, либо просто ставлю флажок, что здесь непонятно для нас обоих. Вот отсюда толерантность растет. Это как бы флажки пока еще непонятных мест. Потому что мир делится не на правду и на ложь, а на познанное и не познанное.

Но вместе с тем, есть правдивость к другому, правдивость о другом, но есть правдивость о себе. Это то, что называется покаяние. Так это же даже труднее. Когда людей из нас вечером задумывается над тем, какова правда о моем сегодняшнем дне, какова правда обо мне сегодня, что я сделал сегодня, каков я сегодня был, первым ощущаем глухой железный занавес. Что-то внутри мешает сказать о себе правду. Что такое правда о себе?

Татьяна Гаврилова: Правда о себе. Откуда ты знаешь эту правду о себе? Могу сказать об открытости для самопознания, о возможности уйти глубоко. Вот митрополит Антоний говорит: «Нади Бога в своей глубине». Можно найти Бога в своей глубине только тогда, когда ты выйдешь из подполья. Человек, который может о себе неправду, он просто себя рационализирует. Он не может уйти внутрь. Ему приходится придумывать себя или наговаривать. Когда такие люди идут к священнику, они говорят то, что надо, что положено. Он не может быть искренним на исповеди, и перед Богом не может быть искренним. Это очень тонкая вещь. Он не может быть правдивым и честным перед собой, потому что это не в его силах.

Яков Кротов: Борис Григорьевич, если в западных странах, в США, предполагается, что врач обязан сказать пациенту правду, и уже дело пациента справляться с этой правдой, предполагается, что пациенту можно помочь справиться, в принципе, это его долг, то в России до сих пор распространена позиция. что человек, отправляясь в больницу, говорит, что мне не говорите, скажите близким. Человек считает, что он не выдержит правды. Здесь конфликт. Граница здесь проходит. Люди готовы рискнуть и взять на себя труд в расчете на благодать от Бога и помощь от других людей. А по другую сторону границы — люди, которые говорят, что делать, мы не вынесем правды. Быть правдивым — подвергать себя самоубийству и разрушать жизнь свою и тех, кого мы любим. Есть ли такая граница? Можно ли сдвинуть человека с самообмана конформизма туда, где беспощадность правды?

Борис Херсонский: Я всегда был на стороне тех, кто говорит, что больному нужно сказать правду. Вопрос не в том, говорить или не говорить, а в какой форме, как, когда и кому. Может быть, это как раз ключ к пониманию того момента, когда правда становится оружием зла. Когда мы говорим человеку что-то очень тяжелое для него, мы должны быть твердо уверены в том, что это действительно так. Мы не должны сразу делиться частным мнением, которое нуждается в доказательстве. Мы не знаем правды, но мы можем достигать праведность.

Есть патологические лжецы. Есть люди, которые рассказывают о себе то, чего они не переживали. Они придумывают себе романы, пишут сами себе письма. Цель, с которой они это делают, в основном, привлечение внимание. Они не могут смириться с монотонностью и однообразием бытия. В них, может быть, заложена писательская какая-то жилка. Но вместо того, чтобы писать роман, они пишут свою биографию. Они рассказывают о каких-то событиях, которых не было на самом деле. Это само по себе не болезнь. Это симптом личностного расстройства. Вот это стремление поставить свое Я в центр драматических событий, конечно, основано на самолюбовании и себялюбии. А это очень далеко стоит от праведности.

Яков Кротов: Довольно мрачноватая картина. Однообразность бытия. Означает ли это Ваше наблюдение? Многие люди, съездив на Запад, возвращаются и говорят — там скучно, однообразно. Означает ли это, что правда скучна?

Борис Херсонский: Скучна как истина, скучна как совершенство. Правда часто бывает очень простой. Но то, о чем мы говорим, об этой однообразной монотонности бытия, это далеко от правды. Это ближе к депрессивному состоянию. Это бесконечное повторение на фоне краткости нашей жизни создает эту унылую монотонность, в которой нам очень неуютно. Она, конечно, создает ложную картину мира. Потому что монотонность и однообразие заложено в конструкцию мира, как он был замышлен Богом. В этой монотонности воплощается часть Божьего замысла. И непринятие ее, стремление поломать монотонность, украсить это войнами, казнями, чем-то таким, развратом — это далеко от правды. Да, правда, в каком-то смысле, монотонна.

Татьяна Гаврилова: Я все-таки хочу вернуть разговор к тому, что правдивость — это редкая и прекрасная добродетель. Человек сознательный, зрелый, христианин знает, где и когда быть правдивым. И ему это не скучно.

«Жесточайший уровень стресса и очевидный страх». Что в «интервью» с Романом Протасевичем увидел психиатр

Семья блогера Романа Протасевича считает, что так называемое интервью на гостелеканале ОНТ было записано под давлением, об этом же говорят сторонники перемен в Беларуси и многие эксперты, в том числе бывшие сотрудники правоохранительных органов. При каких обстоятельствах записали эту беседу, на каких условиях телеканал получил право разговора с арестованным по уголовному делу – ничего из этого неизвестно, поэтому в эфире Настоящего Времени мы не показываем фрагменты из этого «интервью».

Но мы попросили проанализировать поведение Романа Протасевича во время этой полуторачасовой беседы врача-психиатра и психотерапевта Алексея Филатова, область профессиональных интересов которого – распознавание лжи.

— С экспертной точки зрения, как вам кажется, Роман Протасевич говорит в интервью правду?

— Пока говорить рано. Есть несколько моментов. Если мы говорим на бытовом уровне по принципу «правда-неправда», а не на профессиональном, то мы говорим, что, конечно, он говорил неправду. Если мы говорим на уровне экспертизы, то мы должны сказать: «Ребят, давайте подождем недельки две». Сейчас он находится в стрессе, сейчас он находится под каким бы то ни было воздействием силовиков.

Определить, правда это или ложь, будет реально недельки через две, когда его легенда, его версия происходящего устаканится, стабилизируется. И вот тогда как раз и возникает профессиональная экспертная детекция лжи.

Что бы он ни сказал сейчас, на бытовом уровне нужно и правильно сомневаться. Но это не гарантирует того, что сейчас он говорит полную пургу, полную ложь – там есть частично правда. Должна быть и ложь, конечно же, потому что он находится сейчас, очевидно, под воздействием внешних обстоятельств, той ситуации, в которой он находится, и пока вынужден жить по этим правилам – по правилам ситуации. И гарантировать, что он говорит правду, или гарантировать, что он говорит неправду, сейчас не может никто по тому видеоинтервью.

Пока очевиден высокий уровень стресса, жесточайший уровень стресса. Опять же, если мы говорим про экспертный, а не бытовой уровень, то мы просто говорим, что это очевидный уровень стресса в связи с тем, что он попал в сложную жизненную ситуацию. Любой бы на его месте испытывал бы уровень стресса, и он вынужден пока жить, работать и говорить под воздействием той ситуации, в которую попал.

Вот когда эта ситуация стабилизируется, когда она из острой перейдет в хроническую форму, стабильную форму, тогда можно говорить о профессиональной детекции лжи. Пока мы говорим об острой стрессовой реакции.

— А какие эмоции читаются на его лице во время разговора?

— Конечно, страх, очевидный страх. Все остальные эмоции у него абсолютно неискренние: радость неискренняя, удивление неискреннее, гнев неискренний. То есть эмоция страха, тревоги, волнения табуирована, она скрывается им. Он понимает, что ему нельзя показывать страх, ему нужно быть уверенным, спокойным, говорить позитивные вещи. Но когда специалисты посмотрят его видеоинтервью, точно смогут сказать, что его позитивные эмоции – улыбки, смешки, стремление показаться на позитиве – они, очевидно, неискренние. Это не говорит о том, что он врет. Это говорит о том, что он находится в большом стрессе.

— Безусловно, это не стандартное интервью. Если брать отношения интервьюера и человека, который отвечает на вопросы, как бы вы их оценили?

— Что я могу видеть как специалист? Я могу подписаться за то, что те позитивные эмоции, которые Протасевич показывал, они неискренние, они контролируемые. Он думал: «Мне нужно улыбнуться. Мне нужно держаться на позитиве. Мне нужно показывать, что я окей», – это видно. Профессионал это точно скажет. И есть гарантированные подтверждения этому.

Что касается отношений с интервьюером – это оценить невозможно. Видно, что [интервью] стихийное, не очень интенсивно готовилось, там есть факапы, есть ляпы. Даже касательно крупного плана рук Протасевича, когда мы видим кровоподтеки, ссадины на руках и прочие моменты. Если бы это делалось не наспех и хорошими профессионалами, то, конечно, это все бы вырезалось, безусловно.

А там мы видим, что, безусловно, Протасевич попадал в жесткие условия, так или иначе они были. Мы в нашем профессиональном сообществе профайлеров и полиграфологов обсудили несколько этих моментов и пришли к выводу, что есть такое впечатление, что он минут 20-30 пообщался с условным «злым полицейским», после чего ему предложили пообщаться с «добрым полицейским», на что большинство согласится. И вот этот самый интервьюер и все остальные опрашивающие его люди играли роль «доброго полицейского», с которым, конечно, после злого очень хочется общаться, чтобы доказать, что «я хороший, не надо со мной по-плохому, я готов по-хорошему».

— В начале интервью, как вы говорили, Роман улыбается, шутит, пытается быть позитивным. Но заканчивается разговор тем, что он плачет несколько минут. Что, по-вашему, стало триггером?

— Там было два момента. Началось все не очень искренне, говорю вам с точки зрения эксперта, но закончилось очень искренне. Потом человек вовлекся. Понятно, что он находится в очень трудной ситуации. Мы не можем сейчас это оценить. Это очень трудно оценить, пока ты не побываешь в той ситуации, чего, конечно, никому не пожелаешь. Его эмоции в этом плане очень уместны. Они очень прогнозируемы, очень понятны. Но при этом у него внутренний запрос, внутренний контроль – быть позитивным, работать по той схеме, которая диктуется ситуацией.

— Вы говорите, что, только попав в такую ситуацию, можно ее понять. Как, на ваш взгляд, реагировали бы другие люди в таких обстоятельствах?

— Вы знаете, по-разному. И примеров много разных. Кто-то сразу сдается, кто-то, наоборот, противодействует. Мы возьмем, например, в России всем известный человек, имя которого не любят называть. Он же не сдается. И это темперамент, это характер, это личность. Он играет, он играет по сложным правилам, но при этом не сдается, при этом не прогибается под систему. Это характер.

С другой стороны, даже в той же Беларуси, в том же Минске буквально на днях был осужденный человек, который ручкой вскрыл себе горло (Степан Латыпов, который совершил попытку суицида в суде, пока не осужден, его дело рассматривается в Минске – НВ). Я не помню, к сожалению, как зовут этого человека, но это тоже характер.

Очень часто и в российской практике, и в практике вообще человек имеет право отказаться от любых показаний. Он может сказать: «На меня воздействовали, меня били, ко мне плохо относились, поэтому я говорил то, что от меня хотели услышать. А сейчас я передумал и буду говорить другое». Мы не знаем, в какой ситуации оказался Протасевич, но мы видим, что это условно можно назвать «переобуванием», и это тоже показывает характер. Но это не говорит о том, хорошо это или плохо, – это факт. Есть другие примеры, когда человек борется с системой, но здесь человек не будет бороться с системой. Скорее он будет договариваться с системой, искать компромиссы, варианты, и это тоже характер.

честный — это… Что такое честный?

Морфология: че́стен, честна́, че́стно, честны́ и че́стны; честне́е; нар. че́стно, по-че́стному

1. Честным называют человека, который всегда говорит правду, искренен в общении с другими людьми.

2. Честным называется тот, кто не крадёт, не мошенничает, соблюдает правила морали и не нарушает законы.

Народ здесь честный. | Честный предприниматель.

3. Честными называют действия, поступки человека, в которых нет обмана.

Честное поведение. |

Поступить честно, по-честному.

4. Если вы что-то делаете как честный человек, то это означает, что в своём поведении вы руководствуетесь правилами чести, оберегаете своё и чужое достоинство и т. п.

Он сказал, что, как честный человек, он должен жениться.

5. Честные методы, способы совершения чего-либо означают методы и способы, в которых нет обмана.

Как заработать деньги честным путём.

6. Честными словами, книгами и т. д. называются слова, книги и т. д., которые правдиво, достоверно излагают события, факты, ничего не утаивают.

Я просто хочу услышать от вас честный рассказ обо всём случившемся. | Спасибо за ваш прямой и честный ответ.

7. Вы говорите кому-либо честное слово, когда обещаете ему поступать без обмана или уверяете его, что ваши слова соответствуют действительности.

Честное благородное слово. | Дать честное слово кому-либо. | Взять честное слово с кого-либо. | Потребовать честное слово от кого-либо.

8. Если вы что-то кому-либо даёте, кого-то отпускаете под честное слово, то это означает, что вы верите, что этот человек вас не обманет, не требуете у него залога или каких-то иных гарантий его честности.

9. Если что-то висит, держится на честном слове, то это означает, что этот предмет непрочно держится, крепится, стоит.

10. Честными называются процесс, действие, явление, которые соответствуют закону и не допускают мошенничества.

Честный заработок. | Честная торговля. | Честные выборы. | Честные правила игры. | Президент заявил, что Россия готова к честной конкуренции на международном авиарынке.

11. Честным называется то, что не запятнано, не опорочено чем-либо предосудительным, что-то достойное, благородное.

Честная семья. | Честное имя. | Прожить честную жизнь.

8 признаков токсичных людей | Бизнес-школа LABA (ЛАБА)

В любом коллективе есть люди с деструктивной аурой: они портят настроение окружающим, обсуждают коллег и нарушают рабочие процессы. А иногда — даже проявляют агрессию. Таких людей называют токсичными — и не зря. Они действительно «отравляют» коллектив.

Собрали 8 признаков того, что вы работаете с токсичным коллегой. Как распознать и обезвредить? И что делать, если токсичный человек — вы сами?

Как токсичные сотрудники влияют на компанию

В 2015 году Дилан Майнор, профессор Гарвардской школы бизнеса, и Майкл Хаусман, главный директор по аналитике компании Cornerstone OnDemand, исследовали негативное влияние токсичных сотрудников на компанию. Они проверили 11 компаний, 2 882 рабочие группы и 58 542 сотрудников.

Оказалось, что в любом коллективе есть токсичные люди и «суперзвезды». Суперзвезды — 1% от самых продуктивных работников: они настолько полезны, что без них компании пришлось бы нанимать дополнительных специалистов, чтобы достичь того же уровня производительности.

Дилан Майор и Майкл Хаусман посчитали, что в год самый продуктивный член команды приносит компании $5 тыс. прибыли, а один токсичный — $12,5 тыс. убытка. 

Фактически, затраты, связанные с наймом токсичного сотрудника, вдвое больше, чем выгода от найма самого звездного сотрудника.

Также исследования показали, что:

  • Сотрудники, которые взаимодействуют с токсичными коллегами, работают хуже.
  • Почти половина из них уходит с работы пораньше, чтобы избежать общения с неприятным коллегой.
  • 38% работают не в полную силу, потому что боятся критики со стороны токсичных коллег.
  • 25% сотрудников признались, что плохая рабочая атмосфера влияет на их общение с клиентами: из-за этого возникают конфликты.
  • 12% уволились из-за токсичных коллег.

Роберт Саттон, преподаватель Стэнфордского университета, написал книгу «Не работайте с мудаками». В ней он объясняет, что важно различать людей, которые вам просто не нравятся, и действительно токсичных людей.

Все мы иногда «временные мудаки»: когда просто нет настроения / случились проблемы на работе / не задался день. А вот от «сертифицированных мудаков», людей с перманентно негативным влиянием, нужно держаться подальше.

Как распознать токсичных людей

Токсичное поведение может проявляться по-разному: кто-то всех критикует, кто-то — требует слишком много, а кто-то постоянно жалуется. Токсичных людей условно можно разделить на 8 типов.

Человек-саботаж

Постоянно чем-то недоволен: задачами, клиентами, зарплатой, руководством и коллегами. Он критикует все идеи, даже ничего не анализируя, а правила для него не писаны. Саботажник никогда не будет «адвокатом» компании. Все, что он рассказывает о своем месте работы, — сплошной негатив. 

Рекомендуем скачать:

Готовый план создания идеального HR-бюджета Инструменты, кейсы и «железные‎» аргументы

Трудоголик

Трудоголики привыкли 24/7 быть в рабочем режиме: по вечерам задерживаются в офисе, выполняют задачи на выходных и даже в отпуске. И обязательно будут стыдить других коллег, которые уходят из офиса в конце рабочего дня.

Жертва

Таким людям кажется, что их недооценивают, грубо с ними обращаются и вообще все вокруг несправедливы. Жертвы постоянно жалуются на здоровье и придумывают отмазки личной неэффективности. Они плохие командные игроки.

Сплетник

Сплетни и интриги — их среда обитания. Они знают все новости, а те, которые не знают, — придумают сами. Сплетники любят провоцировать конфликты, обманывать и манипулировать. Часто именно они быстрее остальных поднимаются по карьерной лестнице.

Мини-босс

Постоянно лезет не в свое дело с ненужными советами — он ведь лучше знает, как правильно. Он создает вокруг себя образ самого важного и ценного сотрудника в компании, хотя это не так. Обычно это люди, которые дольше всего работают в компании, уже перестали профессионально расти, но все еще думают, что они важнее остальных.

Критик

Обычно такие сотрудники слишком требовательны к коллегам, постоянно всех поправляют и дают фидбек даже тогда, когда его никто не просил. Они преуменьшают заслуги других и часто жалуются руководству на тиммейтов. А личных границ для них просто не существует, поэтому раскритикованы будут не только профессиональные достижения коллег, но и их внешний вид, личные истории, близкие люди.

Лентяй

Постоянно увиливает от задач, не сдает работу до дедлайна, занимается в офисе личными делами или просто просиживает штаны. Более умные лентяи научились делегировать свои задачи другим. Так создается видимость того, что они работают, хотя на самом деле от них пользы нет.

Агрессор

Некоторые выражают враждебность пассивно-агрессивным способом: неявные оскорбления, манипуляции, обиды. А некоторые — оскорбляют напрямую, повышают голос и заставляют коллег чувствовать себя подавленно. 

Как работать с токсичными людьми

Если вы HR

Поймите настоящую мотивацию человека, который хочет у вас работать. Задавайте открытые вопросы и наблюдайте не только за тем, что человек говорит, но и за тем, как он это делает.

Невербальные знаки многое расскажут о том, честен ли он. Например, человек, который говорит правду, будет сидеть в открытой позе, его эмоции будут естественными. Если же соискатель боится смотреть вам в глаза, неспокойно сидит, принимает закрытые позы (скрещивает руки и ноги) — возможно, он врет.

Изучите его предыдущий опыт: как часто он менял место работы, какие рекомендации давали предыдущие работодатели. Пролистайте соцсети — так можно понять, как он взаимодействует с другими людьми.

Понаблюдайте за ним в период испытательного срока: как общается с коллегами, как быстро адаптируется к коллективу, какую позицию принимает и как реагирует на критику. Токсичное общение будет заметно со стороны.

Если вы руководитель

Поймите, что негативное влияние токсичного человека нивелирует заслуги хороших работников. И даже если сотрудник кажется продуктивным, выполняет много работы и делает это всегда хорошо — его негативное влияние на атмосферу в коллективе мешает другим работать на полную. От таких сотрудников нужно избавляться.

Если вы коллега

Выстройте личные границы: покажите, как с вами можно общаться, а как — нет, какие темы можно обсуждать, а какие запрещены. Давайте отпор, если Критик их нарушает, скажите, что не готовы слушать нытье, если работаете с Жертвой, а Сплетнику сообщите, что вас не интересуют разговоры на курилке о коллегах.

Обращайтесь за поддержкой. Токсичный человек часто провоцируют вас на неприятные эмоции. Если у вас будет с кем ими поделиться, их негативное влияние уменьшится. Старайтесь себя контролировать. Если токсичному коллеге не удастся вывести вас на эмоции, он успокоится после нескольких попыток и выберет себе другой объект влияния.

Ведите разговор — так вы не позволите токсичному коллеге манипулировать вами.

Весь бизнес-контент в удобном формате. Интервью, кейсы, лайфхаки корп. мира — в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!

А что, если токсичный человек — это вы?

Если вы замечаете, что коллеги не хотят с вами общаться, избегают встреч и неохотно соглашаются работать в команде, возможно, вы и есть тот самый токсичный коллега.

Проанализируйте свое поведение. Вы любите жаловаться? Или, наоборот, постоянно хвастаетесь и говорите только о себе? Вы не слушаете других, а только все критикуете? Вы не умеете утешить и проявить эмоции? 

Осознание — это уже половина проделанной работы. Попросите коллег и руководителей дать честный фидбек о вас — они могут стать вашим тестом на токсичность. Дальше остается быть внимательным к себе и своему поведению, более осознанно подходить к коммуникации и думать о других, а не только о себе.

Хотите получать дайджест статей?

Одно письмо с лучшими материалами за неделю. Подписывайтесь, чтобы ничего не упустить.

Спасибо за подписку!

Последние материалы

Есть ли слово для человека, который скрывает правду, чтобы обмануть?

Если пример имеет решающее значение для слова, которое вы ищете, давайте рассмотрим его более внимательно.

A: Эй, я помню ту машину с царапиной от аварии на прошлой неделе. Вы, должно быть, были ее причиной.

B: Вы уверены? Это не обязательно должен был быть я, я почти каждый день вижу машину с такой царапиной.

Итак, решающим моментом является то, что «машина» используется буквой В для обозначения «некоторой машины».Однако «какая-то машина» в этом контексте как аргумент, который помогает утверждению, что «это не обязательно должен быть В», может означать только «автомобиль, который не является автомобилем Б». Поэтому это не просто обман, я бы все равно назвал это ложью (как вариант, это противоречие).

Есть много определений лжи , я не возражаю против того, что дано в википедии

Ложь (также называемая уловкой, ложью) — это вид обмана в форме неправдивого заявления, особенно с намерением обмануть других .

Нечестный определяется как « нечестно или не соответствует действительности » в языке Macmillan.

Комбинируя эти два определения, в данном примере действительно не принципиально, может ли утверждение кем-то интерпретироваться как правильное представление реальности; важно то, что заявление не является честным и имеет намерение ввести в заблуждение. (Однако я попытался показать в первом абзаце, что этот аргумент нельзя даже воспринимать как нечто основанное на истине).

Статья в Википедии об обмане имеет следующие категории:

  • Ложь : выдумка или предоставление информации, которая противоположна или сильно отличается от правды.
  • Эквокации : косвенное, двусмысленное или противоречивое заявление.
  • Сокрытие : пропуск информации, которая важна или актуальна для данного контекста, или участие в поведении, которое помогает скрыть соответствующую информацию.
  • Преувеличение : преувеличение или до некоторой степени преувеличение правды.
  • Преуменьшение : преуменьшение или преуменьшение правды

По этой классификации вы можете сказать, что это двусмысленность («автомобиль» означает «какая-то машина, кроме моей» и «моя машина» одновременно), сокрытие (факт, что это » какая-то машина «на самом деле моя» скрыта) и преуменьшение (называть «моя машина» как «какая-то машина» — значит ничего не сказать).Наконец, даже по этой классификации вы можете назвать это ложью («машина» выдумана, на самом деле это «моя машина», и слова «машина была украдена» или «моя машина была украдена» — совсем другое дело).

раннего современного английского языка — Слово для человека, который всегда лжет?

ранний современный английский — Слово для человека, который всегда лжет? — Обмен английским языком и использованием стека
Сеть обмена стеками

Сеть Stack Exchange состоит из 178 сообществ вопросов и ответов, включая Stack Overflow, крупнейшее и пользующееся наибольшим доверием онлайн-сообщество, где разработчики могут учиться, делиться своими знаниями и строить свою карьеру.

Посетить Stack Exchange
  1. 0
  2. +0
  3. Авторизоваться Подписаться

English Language & Usage Stack Exchange — это сайт вопросов и ответов для лингвистов, этимологов и серьезных энтузиастов английского языка.Регистрация займет всего минуту.

Зарегистрируйтесь, чтобы присоединиться к этому сообществу

Кто угодно может задать вопрос

Кто угодно может ответить

Лучшие ответы голосуются и поднимаются наверх

Спросил

Просмотрено 47k раз

На этот вопрос уже есть ответы :

Закрыт 4 года назад.

Какое слово лучше всего подходит для человека, который не стыдится лгать? Или всегда врет?

«Гордый лжец» — хорошее слово?

DJClayworth

18.5k22 золотых знака4444 серебряных знака5252 бронзовых знака

Создан 12 окт.

ВЫ

10911 золотой знак11 серебряный знак33 бронзовых знака

6

Патологическая ложь (также называемая pseudologia фантастическая и мифомания ) — это привычное или компульсивное поведение лжи.Впервые он был описан в медицинской литературе в 1891 году Антоном Дельбрюком. Хотя это спорная тема, патологическая ложь определяется как «фальсификация, полностью несоразмерная какой-либо видимой цели, может быть обширной и очень сложной и может проявляться в течение многих лет или даже всей жизни». Человек может знать, что он лжет, или может полагать, что говорит правду. Иногда, однако, человек может лгать, чтобы сделать свою жизнь более захватывающей, когда на самом деле он считает, что его жизнь неприятна или скучна.


С помощью тестов на детекторе лжи было показано, что пациенты PF (pseudologiaantastica) проявляют возбуждение, стресс и чувство вины из-за их обмана . Это отличается от психопатов, которые не испытывают ни одной из этих реакций. Люди, страдающие антисоциальным расстройством, лгут ради личной выгоды в форме денег, секса и власти. ПФ строго внутренний. Разница между пограничным расстройством личности и PF заключается в том, что пациенты с ПРЛ отчаянно пытаются справиться со своим чувством покинутости, жестокого обращения или отвержения, высказывая пустые угрозы самоубийством или ложные обвинения в отказе. Патологические лжецы не чувствуют себя отвергнутыми, у них высокий уровень самоуверенности, который помогает им успешно лгать.

3

Тот, кто не чувствует стыда, когда лжет, называется бессовестным лжецом . Ложь, которая настолько очевидна, что вряд ли нужно указывать на нее, называется наглая ложью . Тот, кто говорит откровенную ложь, называется неприкрытым лжецом

Кембриджский словарь: вопиющий

Кембриджский словарь: barefaced

Добавить комментарий