Как общаться с шизофрениками женщинами: Как жить с родственником-шизофреником, существуют ли какие-то способы защитить себя в быту, если не вариант съехать?

Содержание

Как жить с родственником-шизофреником, существуют ли какие-то способы защитить себя в быту, если не вариант съехать?

Шизофренические расстройства обычно характеризуются существенными и характерными искажениями мышления и восприятия, а также неадекватными аффектами. В зависимости от того, какая именно шизофрения у человека, доминирует различная симптоматика. И это очень важно учитывать: постарайтесь как можно больше узнать о диагнозе, чтобы быть осведомленным о его проявлениях. Зная симптоматику, вы сможете чувствовать себя увереннее и безопаснее, так как понимаете, чего ожидать, а чего — нет. При этом необходимо знать триггеры, которые могут провоцировать обострение состояния человека. Бред и галлюцинации у многих людей могут быть связаны с какими-то определёнными вещами или действиями, словами или чем-то ещё (триггерами), и, исключая их, вы обезопасите себя. Вам также важно знать, как лечится шизофрения, какие методы использует человек, как часто ему необходимо проходить диагностику состояния и так далее.

Важно осознавать, что человек с диагнозом шизофрении может прекрасно жить полной и насыщенной жизнью, проходя назначенное лечение и четко следуя указаниям врача. Купировать шизофрению с помощью медикаментов возможно, а для поддержания стабильного состояния используется психотерапия. Зная всё о лечении родственника, вы сможете помогать ему и “подхватывать” на моментах, когда он, в силу различных факторов, не будет соблюдать назначенное лечение. Будьте внимательны к тому, о чём говорите с человеком и как. Хороший вариант — проконсультироваться с лечащим врачом родственника, узнать у него про стиль общения и темы, которые не стоит затрагивать, так как они могут стать тем самым триггером для бреда и другой симптоматики.

Для вашей психологической безопасности: состояние человека с диагнозом шизофрении может быть разным, от адекватного текущей ситуации при лечении до психоза. Поэтому при необходимости

обращайтесь за помощью к специалистам!

Harvard Business Review Россия

Всем нам иногда приходится общаться с совершенно невыносимыми людьми. Как правильно построить диалог с ними? Почему призывы действовать разумно в этих случаях не работают? На эти и другие вопросы отвечает психиатр и консультант Марк Гоулстон в своей книге «Как разговаривать с мудаками: что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни», русскоязычный перевод которой вышел в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». Публикуем несколько интересных фрагментов из нее.

Эта книга посвящена принципам поведения с людьми, ведущими себя иррационально. Но, планируя разговор с подобным человеком, не забудьте спросить себя: для чего вам вообще с ним взаимодействовать?

Есть ли у вас достаточно весомая причина? И не лучше ли вам держаться от него подальше? Нередко ответ очевиден: потому что вы этого человека любите. Или вы зависите от него финансово, или связаны еще какими-то обстоятельствами. Но бывает, что все не так просто. Отношения с таким человеком могут быть не очень важны для вас, и тогда получается, что вы лишь теряете время. В таком случае безумным стоит считать и ваше поведение…

Проработав психиатром десятки лет, я могу сказать, что понимаю безумцев, включая глубоко больных людей. Что я имею в виду? Например, один из моих пациентов преследовал Бритни Спирс, а другой выпрыгнул с пятого этажа, потому что верил, что умеет летать. Еще один как-то раз позвонил мне из тюрьмы в Доминиканской Республике и рассказал, что попал туда, собираясь устроить революцию. Кроме того, я работал с больными анорексией, которые весили меньше 40 килограммов, героиновыми наркоманами и больными шизофренией, испытывающими галлюцинации. Я учил переговорщиков, как заставить сдаться одержимых убийствами террористов, взявших заложников. Сейчас я показываю директорам и топ-менеджерам компаний, как справляться с людьми, угрожающими бизнесу. Проще говоря, мы с ненормальными давно перешли на «ты».

Но недавно меня посетила интересная мысль: я каждый день ожидаю встретить психа, потому в этом заключается моя работа. Однако я внезапно понял, как часто вам приходится сталкиваться с безумцами — не выпрыгивающими с балконов или запугивающими Бритни Спирс, а теми, кого я называю

бытовыми психами.

Озарение настигло меня, когда я отправился на встречу застройщиков и их юристов, нуждавшихся в консультации о помощи семьям в кризисной ситуации. Я ожидал скучной встречи, но их рассказы меня заворожили. Я обнаружил, что эти люди ежедневно «разговаривают с сумасшедшими» — совсем как я! Почти каждая обсуждаемая ситуация касалась клиентов, которые вели себя совершенно безумно. У этих юристов не было проблем с тем, чтобы составить завещание или создать трастовый фонд. Но они не знали, что делать, если клиент превращался в психа, — и отчаянно хотели узнать…

Кстати, о слове «псих»: я понимаю, что оно звучит провокационно и неполиткорректно. Но, когда я использую его, я не имею в виду психически больных людей… Любой из нас в определенный момент способен вести себя как сумасшедший.

Говоря «псих» или «безумец», я подразумеваю, что человек ведет себя иррационально. Есть четыре признака того, что люди, с которыми вы имеете дело, иррациональны: 1) у них нет ясной картины мира;

2) они говорят или делают вещи, не имеющие смысла;

3) они принимают решения или предпринимают действия не в своих интересах;

4) когда вы пытаетесь вернуть их на путь благоразумия, они становятся совершенно невыносимыми…

Инструменты, о которых я расскажу, при использовании требуют мужества. Потому что вы не будете просто игнорировать психов и ждать, пока они уйдут. Вы не будете спорить с ними или пытаться переубедить их. Вместо этого вам придется прочувствовать сумасшествие и начать вести себя так же.

Много лет назад кто-то объяснил мне, что делать, когда собака вцепилась вам в руку. Если довериться инстинктам и отдернуть руку, то собака вонзит зубы еще глубже. Но если вы воспользуетесь неочевидным решением и протолкнете руку глубже в глотку, собака ослабит хватку. Почему? Потому что собака захочет сглотнуть, для чего ей нужно расслабить челюсть. тут-то вы и вытащите руку.

Похожим образом можно взаимодействовать и с иррациональными людьми. Если вы будете относиться к ним так, будто они сумасшедшие, а вы нет, они только глубже погрузятся в безумные мысли. Но если вы сами станете вести себя как псих, это резко изменит ситуацию. Вот пример.

После одного из самых отвратительных дней в моей жизни по до- роге домой я сосредоточенно думал о свалившихся на меня неприятностях и вел машину на автопилоте. К несчастью для меня, все это происходило в крайне опасный для Калифорнии час пик. В какой-то момент я случайно подрезал пикап, в котором сидел здоровяк с женой. Он сердито просигналил, и я помахал рукой, чтобы показать, что приношу свои извинения. Но затем — всего пару километров спустя — я снова его подрезал.

Как разговаривать с мудаками. 7 стратегий общения с неадекватными людьми

Неадекватные люди — повсюду. Их настолько много, что некоторые из них — это ваши коллеги, друзья или, даже, вы. В общении с неадекватными людьми логические доводы уступают знанию психологии и мотивов собеседника. Эмоциональные разговоры заканчиваются ничем не из-за того, что кто-то ведет себя неадекватно, а потому-что нам не известны эффективные методы общения в критических ситуациях. Книга “Как работать с мудаками” дает, как минимум, 7 таких стратегий.


Кого мы будет называть психом


В книге «Как разговаривать с мудаками» автор приводит понятие «псих» не как диагноз, а как временное состояние, в момент которого человек ведет себя неадекватно. Это может быть ваш коллега, друг и даже личный партнер. Порой и мы ведем себя подобным образом.

Цели психа


Псих ищет разногласия в споре. Он говорит резко, уверенно и тем самым сбивает нас с толку, несмотря на то, что его доводы могут быть ошибочны. Лишь после разговора мы понимаем это. Но бывает, что мы понимаем ошибочность доводов собеседника, но не знаем как правильно об этом сказать. Мы используем шаблонные приемы, которые лишь усугубляют ситуацию и позволяют неадекватному человеку добиться своего. Итог — испорченные отношения и подвешенное состояние.

Способы общения с психами


Автор книги много пишет о понимании психологии неадекватного человека, но в этой статье я поделюсь лишь практическими стратегиями общения с такими людьми.

Итак, 7 стратегий общения с неадекватными людьми:

Что делать, если тебя посылают


«Пошел вон!» или «Я не хочу тебя больше видеть!» — мы можем услышать и на работе, и в личной жизни. Инстинктивный ответ — хлопнуть дверью и уйти. Бывает, мы и правда ни в чем не виноваты, а на нас обрушивается лавина критики. Мы воспринимаем эти слова всерьез, хотя делать этого не стоит. Когда человек излишне эмоционален с его уст хаотично слетают грубые выражения неосознанно. Если вы хотите усугубить ситуацию начните с ним спорить или уйдите, но если вам интересно превратить перепалку в беседу задайте простой вопрос:

«Ты правда меня так ненавидишь или просто разочарован(а) тем, что я сделал?».

Эти слова помогут вам и вашему собеседнику разобраться в истинных намерениях. В большинстве случаях собеседник признает, что дело не в вас, а ситуации, которая очень сильно его расстроила.

Что делать, если вы не правы


Ошибки бывают разные. Неважно, касается это карьеры или личной жизни, оправдываться и просить прощения практически бессмысленно. Высока вероятность услышать, что твои извинения никому не нужны или что-то еще похуже. Если вы действительно не правы, искренне признайте свою вину и скажите:

«Что ты хочешь чтобы я сделал?».

Что делать, если вы не знаете, что делать


Если в настоящем вы уже все испортили, единственный способ исправить ситуацию — перевести разговор в будущее. Скажите:

«Если я скажу что-то или сделаю, все станет только хуже. Как нужно сделать это правильно?»
«Тебя это расстроило. Как ты хочешь, чтобы я сделал это в будущем?»

Что делать, если кто-то истерит и говорит что все очень плохо


Периодически, мы видим, как люди расстроены, говорят, что все ужасно и не представляют, что делать дальше. Инстинкт верно подсказывает, что нужно успокоить человека и мы часто произносим «Все будет хорошо» или «Успокойся». Но эти слова не работают, так как затрагивают проблему лишь поверхностно и избегают чувств собеседника. Чтобы справится с этой ситуацией используйте алгоритм из трех шагов:

1. Поймите собеседника. Внимательно выслушайте и дайте выговориться.
2. Проанализируйте факты. Поговорите, задайте несколько вопросов: «Давай разберемся…», «Какова вероятность что все закончится хорошо/плохо?», «Была ли похожая ситуация? Если да, то как тогда справились?».
3. Переведите разговор в будущее. Спросите: «Что мы предпримем прямо сейчас?».

Что делать если ваш собеседник высокого о себе мнения


Всезнайки раздражают. Они сыплют терминами, выражают поверхностное дружелюбие и зациклены только на личных целях. Иногда эти люди действительно умны. Поставить такого человека «на место» непросто. Чтобы справится с ситуацией, скажите следующее:

«Вы умны и ваши результаты вызывают уважения. Только не стоит своим высокомерием мешать людям замечать ваш дар».

Как отвечать на сарказм


Пример типичного диалога:
— Как дела?
— Так же, как и пять минут назад.

В подобных разговорах важно уловить сарказм. Очень часто мы обижаемся и уходим, хотя есть отличный способ справится с возникшей ситуацией. Сделайте спокойную паузу и вежливо продолжите:

— Я понял
— Что?
— Ты хочешь чтобы я отстал от тебя и оставил в покое
[или «чтобы я убирался из твоей жизни», «что я этого не заслуживаю»]

Собеседник опешит, ведь вы прочитали его мысли. Ему самому станет стыдно и скорее всего диалог станет спокойнее.

Что делать, если вами пытаются манипулировать


Периодически мы встречаем людей, которым что-то от вас нужно. Они проявляют фальшивую любезность и пытаются заставить вас принять их точку зрения или сделать что-либо выгодное им. Чтобы избавить от навязчивого собеседника просто скажите ему:

«Я знаю, что ты скрываешь».

Каждый социопат что-то скрывает, поэтому вы в любом случае не ошибетесь.

Вместо заключения


«Личное счастье сильно зависит от того, как вы воспринимаете и реагируете на события и окружающих».

Помните это.

Учитесь договариваться, фильтруйте окружение и будьте собой. И не пытайтесь изменить себя. Пытайтесь сделать себя лучше.

Толковые книги по общению


— «Как разговаривать с мудаками», Марк Гоулстон
— «Никогда не ешь в одиночку», Кейт Феррацци и Тал Рэз
— «Включаем обаяние по методике спецслужб», Джек Шафер и Марвин Карлинс
— «Секреты великих ораторов», — Джеймс Хьюмс
— «Ключевые переговоры», Керри Паттерсон, Джозеф Гренни и Рон Макмиллан (в процессе чтения, но уже нравится)

Несколько обзоров книг:
— 30 толковых книг по бизнесу, саморазвитию и творчеству, которые изменили мою жизнь
— 5 лучших книг начинающего предпринимателя + 1 совет
— 5 книг, которые помогут мыслить нестандартно и почему это важно именно сейчас

Роль ухаживающих за больными шизофренией исключительно важна, свидетельствует опрос, проведенный по заказу компании «Янссен»

БИРС, БЕЛЬГИЯ, 10 октября 2016 г. – Cегодня, во Всемирный день психического здоровья, компания «Янссен» представляет результаты общеевропейского исследования «Поговорим о лечении шизофрении: опрос пациентов и людей, ухаживающих за ними». Опрос проводился независимым агентством маркетинговых исследований «Филдворк Интернешнл» (входит в состав компании «Ипсос МОРИ») с целью определить уровень осведомленности респондентов о методах лечения, их ощущений и предпочтений. Всего было опрошено 166 взрослых, страдающих шизофренией,  и 468 человек, ухаживающих за такими больными.

Опрос, проводившийся в 12 странах Европы (Австрии, Бельгии, Дании, Франции, Германии, Италии, Нидерландах, России, Испании, Швеции, Швейцарии и Великобритании), позволил определить, какие факторы в наибольшей степени обуславливают комфортное психологическое состояние людей, осуществляющих уход за страдающими шизофренией. К их числу относятся: влияние заболевания на повседневную жизнь, риск обострения/госпитализации, получение поддержки в дополнение к лекарственным средствам. 94 % опрошенных указали, что им приходится напоминать о необходимости приема лекарств людям, за которыми они ухаживают, причем 49 % приходится делать это довольно часто.

Уход за человеком с шизофренией оказывает значительное влияние на жизнь тех, кто за ним ухаживает, − считает Мия Мэннико, Президент Европейской федерации ассоциаций семей лиц, страдающих психическими заболеваниями (EUFAMI). —  Полученные данные подтверждают результаты нашего собственного опроса, показавшего, что каждый пятый ухаживающий за людьми с психическими заболеваниями ощущает себя настолько измотанным, что не может эффективно исполнять свои обязанности. Крайне важно, чтобы лица, осуществляющие уход, также были осведомлены о возможных вариантах лечения, чтобы они могли участвовать в принятии обоснованного решения относительно индивидуального плана терапии».

Опрос показал, что взрослые пациенты с шизофренией хотели бы улучшить лечение. Так, почти четверть (23 %) были недовольны текущей терапией, причем 14 % из нихчрезвычайно недовольны. При этом более четверти (27 %) считают, что не были проинформированы обо всех доступных вариантах лечения, пятая часть опрошенных (21%) не обсуждала альтернативные варианты с лечащим врачом перед началом терапии.

«Гарантия того, что пациенты с шизофренией принимают лекарственные средства в соответствии с назначением врача, имеет решающее значение для минимизации риска обострения. Они должны быть удовлетворены своим индивидуальным планом лечения, − сказала Никка Карккайнен, президент Глобального альянса сетей по защите прав пациентов с психическими заболеваниями (GAMIAN)-Европа. — Если такие пациенты выражают предпочтение определенной терапии, то мы настоятельно рекомендуем медицинским работникам рассмотреть их предложения, чтобы оценить возможность ее использования».

Лечение является важным аспектом жизни людей с шизофренией и тех, кто за ними ухаживает. Сегодня на рынке предлагаются различные варианты терапии: от препаратов для ежедневного приема до средств пролонгированного действия.

«В «Янссен» мы понимаем, что наиболее эффективные решения по лечению принимаются при открытых профессиональных обсуждениях с участием, как специалистов сферы здравоохранения, так и больных шизофренией и тех, кто за ними ухаживает, —  сказала Джейн Гриффитс, президент группы компаний «Янссен» в регионе ЕМЕА (Европа, Ближний Восток, Африка). —  Шизофрения представляет собой сложное заболевание, которое оказывает глубокое воздействие на самого пациента, а также на его родных и близких. Важно, чтобы все стороны были осведомлены о доступных вариантах терапии. Лечение должно соответствовать индивидуальным потребностям человека и помогать ему жить полноценной жизнью».

«Янссен» имеет большой опыт в области психиатрии и неврологии и стремится к улучшению жизни людей с психическими заболеваниями. Более 60 лет назад компания «Янссен» разработала один из первых методов лечения шизофрении и по сей день продолжает инвестировать значительные ресурсы в расширение возможностей лечения и обеспечение потребностей людей, страдающих серьезными психическими расстройствами.  

Как общаться с шизофрениками — Отношения


Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшнем видеоролике речь пойдет о том, как общаться при шизофрении, т.е. о том, как наладить хорошее общение с пациентом, больным шизофренией.
И в данном видеоролике, который является продолжением предыдущих, я разбираю следующие моменты:
1) Надо ли ставить на своей жизни крест, если Вы проживаете под одной крышей с больным шизофренией?
2) Каким должно быть внутреннее отношение к людям, больным шизофренией?
3) Стоит ли шутить, юморить и панибратничать с такими пациентами?
4) Стоит ли при общение с такими пациентами проявлять большое количество эмоций?
5) Надо ли спорить с больными шизофренией, с целью доказать им свою правоту?

«», ».

Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней заметке, которая является продолжением предыдущей, речь вновь пойдет о том, как общаться при шизофрении. – И сегодня я продолжу свой рассказ о том, как правильно вести себя с такими пациентами и как психологически грамотно с ними общаться.

С первой, второй, третьей, четвертой и пятой частями Вы можете ознакомиться в статьях «Рекомендации при шизофрении», «Диагноз шизофрения», «Как помочь при шизофрении», «Как лечить шизофрению» и «Общение при шизофрении».

Данный материал будет полезен для близких, родственников, друзей, коллег по работе, психологов и социальных работников, т.е. для всех людей, так или иначе сталкивающихся с данными пациентами, т.е. для широкого круга читателей.

1) Ну а сегодняшний свой материал я хочу начать со следующего важного момента: если Вы по каким-либо причинам вынуждены проживать под одной крышей с человеком, больным шизофренией, то Вам необходимо четко понимать, что однозначно НЕ следует посвящать такому пациенту всё время своей жизни, ставя на последней большой и жирный крест, как ошибочно поступают очень и очень многие люди (особенно молодые мамы). Нет. Наоборот, как Вам раз-таки обязательно необходимо ПРОДОЛЖАТЬ ЖИТЬ СВОЕЙ МАКСИМАЛЬНО ПОЛНОЦЕННОЙ жизнью, а НЕ посвящать всю себя Вашему психически больному другу, матери, коллеге по работе или ребенку. Просто потому, что больной все равно этого НЕ оценит потому, что ему это попросту НЕ надо.
т. Наоборот, Вы должны сделать именно СВОЮ жизнь максимально комфортной в первую очередь для самих себя и максимально полноценной во всех ее важнейших аспектах (здоровье, трудовая деятельность, личная жизнь, общение с друзьями, хобби и увлечения, а также полноценный отдых). Также, если это будет необходимо, Вы сами можете обратиться за помощью к психологу или психотерапевту, чтобы он помог Вам зажить более полной, качественной и полноценной жизнью. Если же такие больные в чем-либо существенно ущемляют Ваши права и свободу (я подчеркну, СУЩЕСТВЕННО, а не в каких-либо мелочах, что, в общем-то, неизбежно, учитывая специфику их психики), то Вам необходимо Обязательно отстаивать СВОИ права и позиции. Помните, что именно ВАШИ интересы и желания для Вас – являются главными, первичными и приоритетными. И что Вы совершенно НЕ должны загонять себя в могилу, тратя свою жизнь и все свои жизненные силы и ресурсы на служение интересам такого пациента. Вы НЕ должны жертвовать собой, своим здоровьем или своей жизнью, принося всю себя в жертву ради весьма и весьма сомнительной цели: с помощью своей жизни и своего здоровья (а точнее, явно в ущерб последнему) сделать жизнь такого больного несколько лучше. НЕТ. НЕ надо. НЕ делайте этого! В силу специфики устройства своей психики такой пациент ВСЕ РАВНО ЭТОГО НИКОГДА НЕ оценит просто потому, что попросту НЕ сможет этого сделать. Более того, таким пациентам (опять-таки в силу специфики их заболевания) абсолютно НЕ требуется того, чтобы весь мир вращался вокруг них – Ваша излишняя забота и жертвенность с гиперопекой пойдут такому пациенту только во вред.


лее того, скорее всего, будут вызывать у него чрезмерное раздражение или даже агрессию в Ваш адрес по поводу того, что Вы постоянно лезете в его жизнь, а также грубо и бесцеремонно, с его точки зрения, вторгаетесь в его внутренний мир душевных переживаний, эмоций и чувств. Вас, как говорится, сюда НЕ звали. Поэтому Вы должны понимать одну простую, но очень важную вещь, что ВЫ для СЕБЯ – это САМЫЙ ГЛАВНЫЙ человек на этой земле. Что Ваши интересы, потребности, желания и позиции (разумеется, в пределах разумного) должны быть приоритетными перед любыми другими аналогичными позициями, желания или потребностями других людей (в том числе и больного шизофренией). Более того, ставить крест на своей жизни и расшибаться в лепешку вследствие проживания с таким пациентом однозначно НЕ стоит. В общем, как говорится, живите ДЛЯ СЕБЯ – этим Вы и больному сделаете только лучше. Особенно это касается одиноких мам, чьи дети оказались больны шизофренией. Такие мамы все время ощущают себя виноватыми – что, дескать, это по их вины их ребенок сошел с ума. Впрочем, о чувстве вины я еще поговорю далее.

2) Второй очень важный момент, о котором я здесь хочу поговорить, заключается в следующем. При контакте с такими людьми Вам очень важно поменять именно свое Внутреннее состояние, базирующееся на ВНУТРЕННЕМ ОТНОШЕНИИ к таким пациентам.
Вся проблема здесь заключается в том, что очень часто, если положить руку на сердце, именно внутренне мы оказываемся совершенно НЕ готовыми принять по факту этих людей такими, какие они есть на самом деле (со всеми их недостатками и специфическими особенностями). Причин такого непринятия здесь может быть достаточно много. Например, какой-нибудь перфекционисткой мамочке очень трудно принять тот факт, что ее ребенок оказывается неспособным учиться на отлично и знать при этом 5 языков. Или же, например, эти люди в чем-то нас раздражают или каким-либо образом нам неприятны. Именно поэтому у Вас может возникать сильное желание их как-то переделать или в директивном стиле (в приказном порядке) подстроить под себя. Разумеется, это НЕ сработает, поскольку, как Вы уже, наверное, догадались, сколько-нибудь существенно изменить характер, личностные проявления, а также общение таких пациентов – совершенно НЕВОМЗОЖНО. Единственное, на что Вы можете повлиять – так это на их поведение. Но, как я уже рассказывал в предыдущих видеороликах, прибегать к чрезмерно радикальному давлению с целью прогнуть пациента под себя, следует только при крайней необходимости, когда этого действительно не избежать. Именно поэтому, поскольку сам пациент, в силу своего заболевания, поменяться НИКАК НЕ может, то менять свое поведение и общение с ним должны именно Вы. Т.е. Вы должны под него ПОДСТРАИВАТЬСЯ. И первым шагом на пути к этому является (внимание, это ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ МОМЕНТ) ПОЛНОЕ И БЕЗОГОВОРОЧНОЕ БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИНЯТИЕ любых поступков и любого общения со стороны данного человека.


зумеется, при контакте с больным у Вас НЕ должно быть и тени надменности или высокомерия, а также жалости и сострадания к нему именно как к какому-то убогому и жалкого калеке или неполноценному существу второго сорта. Нет, нет и ее раз НЕТ. ТАКОГО отношения к этим людям даже близко быть НЕ должно. Ваше общение с таким пациентом ВСЕГДА должно происходить ТОЛЬКО НА РАВНЫХ. Т.е. так, как на равных общаются друг с другом два абсолютно равноценных и равноправных во всех смыслах Психически Здоровых человека. Более того, и это еще один Очень Важный момент, Вы к такому человеку должны относиться именно как к ЗДОРОВОМУ, но НЕ требовать от него, как от здорового, поскольку очевидно, что данное психическое заболевание в той или иной степени нарушает все психические функции такого человека – внимание, восприятие, мышление, память и т.д. Т.е. психика больного шизофренией – это НЕ раздвоение личности (как многие у нас ошибочно полагают), а именно «схизис» («шиза»), т.е. РАСЩЕПЛЕНИЕ, т.е. нарушение в работе всех его психических функций. Я уж не вспомню кто, но кто-то из психиатров давал очень точные метафорические сравнения психики таких пациентов, сравнивая последнюю с «армией без полководца» и с «оркестром без дирижера». Т.е. каждая психическая функция такого пациента работает неправильно, да еще и в разнобой с другими. В итоге, разумеется, получается полный хаос. Поэтому требовать от них, как от здоровых, мы попросту НЕ вправе.
вот общаться с ними на равных и как со здоровыми, мы обязательно должны. У нас же, к сожалению, люди, когда общаются с такими пациентами, делают все совершенно наоборот: относятся к такому человеку, как к психически больному и неполноценному, зато требуют от него, как от человека психически здорового: учиться на все пятерки, знать 5 языков и ходить на шахматы. Т.е. отношение к такому больному идет либо чересчур высокомерное («я король (королева), а ты – кусок говна и жалкое ничтожество»), либо с излишней жалостью и чрезмерным сочувствием, чего тоже делать, разумеется, однозначно НЕ стоит: (всплеснув руками: «Какой ужас! Бедненький, и как ты вообще еще живешь»). Разумеется, такое отношение также создает у человека ощущение, что к нему относятся, как к сирому и убогому калеке или и того хуже, как к домашнему животному, т.е. к существу второго сорта или гораздо более низшего класса. В идеале же при общении с таким человеком Вы должны четко занимать позицию равного и равноправного ему собеседника. Т.е. в данном случае даже позиция психолога (который, вроде бы как, должен был бы учить человека жизни и ставить ему мозги на место) – это все равно НЕ позиция сверху, а позиция, равноправная с пациентом (т.е. БЕЗ каких-либо советов и рекомендаций больному в плане коррекции своего характера, общения, поведения или личности). И еще, господа психологи, Вы, как мои коллеги, должны четко помнить, что это психиатр находит психопатологические симптомы и синдромы в психике пациента и по ним уже выставляет соответствующий диагноз.
же, психологи, социальные работники, да и просто обычные люди, так вот, мы с Вами общаемся НЕ с симптомами, НЕ с синдромами, этиологией, патогенезом, нозологическими единицами или диагнозами. Мы в ПЕРВУЮ, я еще раз подчеркну, в ПЕРВУЮ очередь общаемся именно с РАВНЫМ себе ЖИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Это самое главное, что Вы должны понимать и усвоить. Да, как я уже неоднократно говорил ранее, всю психопатологическую симптоматику Вам, конечно, крайне желательно было бы изучить и хорошо в ней разбираться. Но сам принцип общения с пациентом, больным шизофренией, должен быть именно ТАКИМ, как я описал выше. Т.е. как общаться при шизофрении – с равноправием, подстройкой и с полным, безусловным его принятием.

3) Далее, на чем я бы хотел акцентировать Ваше внимание. При общении с таким пациентом очень важно, чтобы внутри у Вас было спокойствие, уверенность, тактичность, вежливость, внимательность и чуткость. Упаси Боже, если Вы работаете психологом или социальным работником, переходить с таким пациентом на «Ты», и уж тем более – панибратничать. Пациент расценит это как крайне грубое и глубокое неуважение к себе и контакт с ним будет полностью утерян. Окончательно, раз и навсегда. Можете мне поверить! Уважаемые Зрители, общаясь с такими людьми, Вы Всегда должны помнить о том, что психика таких людей, а также их центральная нервная система очень и очень ранимые и чувствительные.
енно поэтому от Вас НЕ должно идти Никаких шуток, острот, похабщины или сарказма. Более того, даже близко НЕ вздумайте каким-либо образом юморить, пытаться шутить с таким пациентом или делать попытки как-либо его развеселить. Это не просто НЕ поможет, а, наоборот, сделает только ХУЖЕ. Т.е. Вы должны четко понимать, что при общении с такими пациентами всего вышеперечисленного быть даже близко НЕ должно. Здесь, несмотря на всё то, что Вам говорит больной (а иногда их бред звучит достаточно смешно), от Вас все равно должна идти максимальная серьезность, а также определенное, однако НЕ зашкаливающее Сочувствие и Соучастие положению больного. «Знаете, я Вас понимаю – Вам действительно сделали очень и очень плохо. Да, с этот человек, безусловно, поступил с Вами очень и очень некрасиво, неправильно и несправедливо». Т.е. примерно таким вот спокойным и сочувствующим тоном. Также Вам обязательно необходимо говорить таким людям слова поддержки и комплименты, причем НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ делать этого каким-либо дешевым или наигранным фальшивым тоном, а, наоборот, максимально искренне и честно, что называется, от души: «У Вас действительно очень и очень непростая ситуация, но Вы держитесь в ней очень мужественно и достойно. Я верю в Вас. Я верю, что все у Вас в конечном итоге будет хорошо. Что Вы со всем этим справитесь и достойно преодолеете все трудности, которые возникли у Вас в жизни». Если Вы говорите такому пациенту комплимент, то здесь, в принципе, Вы также можете отталкиваться от того бреда величия, который, как психопатологический симптом, у некоторых таких пациентов, периодически возникает.
пример: «Вы должны жить просто потому, что Вы – великий человек. У Вас ведь есть целый ряд уникальных и исключительных способностей, которых ни у кого больше на этой земле просто нет. У Вас на этой планете есть своя исключительная великая миссия. Вы рождены не просто так, а для великих дел. И я считаю, что мы по факту без Вас точно не справимся. И Вы должны жить просто потому, что Вы нам очень и очень нужны». Т.е. общайтесь с пациентом и говорите ему всё, что я сказал, примерно таким же тоном и с такими же интонациями, как у меня. Без наигранности, фальшивости, излишней и, в данном конкретном случае, совершенно неуместной эмоциональности, заискивания, сюсюканья и подстройки снизу, но также и без критики и давления сверху. Также, если человек, больной шизофренией, впадает в крайне острое и сильное чувство вины (что наблюдается у таких пациентов отнюдь нередко), то необходимо, насколько это возможно, успокаивать их, сказав им о том, что они хорошие и замечательные, и абсолютно ни в чем НЕ виноваты. Что они обязательно в любом случае должны жить. Т.е. как общаться при шизофрении – верить в таких людей, насколько это возможно, отдавая им свою теплоту, заботу и поддержку. Ну и, разумеется, НИЧЕГО НЕ ждать от них взамен. Что тоже, кстати говоря, очень и очень важно.

4) Далее. Еще один важнейший момент здесь следующий.
и общении с такими пациентами, в диалогах с ними должно быть как можно меньше эмоций и как можно меньше эмоционального накала. Т.е. общение, которое идет от Вас, должно быть достаточно спокойным, уравновешенным и устойчивым, без каких-либо эмоциональных всплесков. И здесь, как ни парадоксально это прозвучит, по части общения с Такими пациентами лучше всего справляются именно МУЖЧИНЫ, а НЕ женщины. Хотя, казалось бы, должно быть прямо наоборот. – Просто потому, что Женщины (и это доказано на уровне нейрофизиологии) по факту являются гораздо более лучшими коммуникаторами, нежели мужчины и способны гораздо более тонко различать и чувствовать эмоциональные оттенки речи собеседника и поэтому, казалось бы, должны лучше под него подстраиваться и своими словами гораздо более тонко передавать необходимые ему эмоционально-чувственные оттенки и душевные переживания. Но, как ни парадоксально это прозвучит, в данном случае, наоборот, это идет только ВО ВРЕД самому больному. Милые женщины, Вы на меня, пожалуйста, только Бога ради на меня НЕ обижайтесь. Но все дело в том, что во время своего общения именно с Такими пациентами Вы бываете для НИХ (я еще раз подчеркну, ДЛЯ НИХ, а НЕ для здоровых людей) чрезмерно эмоциональными. Всё дело здесь заключается в том, что у таких пациентов, как я уже неоднократно говорил ранее, крайне чувствительная и болезненно ранимая нервная система, т.е. очень слабая, ранимая и неустойчивая психика, которая попросту НЕ выдерживает накала эмоций даже чуть-чуть выше среднего (который, например, возникает при общении женщины со своей подружкой). Т.е. для больных шизофренией – это УЖЕ явный перебор. Поэтому мужчины (с их гораздо меньшей эмоциональностью) для общения с такими пациентами (вне зависимости от пола больного) в данном случае подходят гораздо лучше. Можно даже сказать, просто идеально. Что же касается такой, откровенно излишней (на взгляд пациентов) эмоциональности, то она попросту будет их РАЗДРАЖАТЬ, ЗЛИТЬ, БЕСИТЬ, всячески ВЫВОДИТЬ ИЗ СЕБЯ и даже ОТТАЛКИВАТЬ. А ведь иногда бывает и так, что некоторые женщины, особенно высокотревожные мамы, узнав какую-либо информацию от больного, чуть ли не в обморок падают: «Что с тобой случилось????? Я так за тебя переживаю!!!!!!!!!!» Как будто с больным случилась какая-то вселенская катастрофа. Естественно, что НИКАКОМУ теплому и доверительному душевному общению и налаживанию контакта с таким пациентом это явно способствовать, разумеется, НЕ будет. Вообще говоря, практически все пациенты обоего пола, как с ядерной, так и с вялотекущей формами шизофрении, которых я наблюдал в своей практике, жаловались мне на то, что с женским полом им общаться значительно труднее, нежели с мужским. Причем проще им было общаться не только со мной (как с профессиональным психологом), но и с дядями, отцами, братьями, друзьями и даже психиатрами мужского пола. Любое же общение с женщинами такие пациенты, как правило, переносили с трудом. Вместо того, чтобы им помочь, такое общение попросту выбивало их из колеи и еще больше выводило из душевного равновесия. Поэтому, Дорогие Женщины, если Вы видите, что нормальный контакт с пациентом у Вас установить совершенно НЕ получается, то ни в коем случае НЕ делайте из этого трагедии. Это НЕ Вы плохие или неправильные. Это НЕ Вы виноваты. Это у пациента проблемы с психикой. И, Дорогие Женины, просто поверьте мне на слово: Ваша эмоциональная чуткость и душевная близость обязательно найдут свое применение во многих других сферах жизни. Так что по этому поводу Вы даже НЕ переживайте. Ну а нормальный контакт с больным лучше доверьте кому-нибудь из представителей мужского пола. – Например, попросите поговорить с ним Вашего мужа, отца, брата, дядю, дедушку или друга. И пусть уже ОН, в том числе использовав тот ряд рекомендаций, которые я здесь привожу, уже самостоятельно установит с таким пациентом нормальный теплый доверительный и эмоционально-близкий душевный контакт. Т.е. всю необходимую информацию Вы, Дорогие Женщины, будете получать НЕ напрямую, а, так сказать, из надежных источников. Зато таким образом Вы будете полностью в курсе жизни больного: в курсе всех его дел, событий, которые происходят у него в жизни и состояния его здоровья.
Кстати говоря, если больной (особенно это касается пациентов с ядерной формой шизофрении) люто ненавидит свою мать и, вследствие такого расстройства мышления, как бред (чаще всего бред воздействия или какого-либо плохого отношения), искренне полагает, что она на него плохо воздействует или плохо к нему относится, но, например, со своим отцом или братом он общается, в принципе нормально, то контактировать с таким пациентом лучше всего при помощи отца или брата, а матери я настоятельно рекомендую больного ВООБЩЕ НЕ трогать, стараться НИКАК с ним НЕ контактировать, НЕ лезть к нему в душу, держаться от него подальше и вообще стараться общаться с ним как можно реже. Всё это необходимо для того, чтобы, во-первых, не вызывать у больного на ровном месте излишнего стресса, а во-вторых, не провоцировать его на агрессивные действия в сторону матери (которые нередко возникают у таких пациентов (преимущественно мужского пола) даже помимо их воли (речь идет т.н. Импульсивных Реакциях)). Т.е. мать он может попросту избить или даже убить в приступе агрессии. Также ни в коем случае НЕ надо пытаться добиться от таких пациентов признания и любви. Занятие это, я Вам честно скажу, совершенно безнадежное и абсолютно бесперспективное.

5) И последний очень важный момент, на котором я хотел бы сегодня остановиться, заключается в том, что, при общении с такими людьми, с ними очень важно НИКОГДА НЕ спорить. Просто потому, что пациенту, у которого имеется расстройство мышления в форме бреда, Вы все равно НИЧЕГО НЕ докажете и абсолютно НИ В ЧЕМ его НЕ переубедите. Т.е., если Вы просто общаетесь с больным шизофренией, что называется, ни о чем, то очень желательно во всем с ним соглашаться. Что он – во всем прав. Разумеется, только если это каким-либо образом НЕ ущемляет Ваши права и позиции, потому, что, если, например, такой больной носит в дом какой-нибудь хлам или даже откровенный мусор – то вряд ли это приведет Вас в дикий восторг и своего согласия на ТАКОЕ поведение больного, разумеется, давать НЕ следует (здесь необходимо жестко стоять на своем, хотя даже в этом случае очень желательно НЕ спорить с пациентом, а просто говорить ему, что, мол, «нет, вот так НЕ будет, нет, мусор ты сюда таскать НЕ будешь, я понимаю, что для тебя это важно, но нет»). Вообще, примерный критерий допустимости поведения больного здесь следующий: «Больной человек НЕ должен каким-либо образом совсем уже явно и очень сильно мешать жить здоровому человеку». Если же он начинает сильно мешать, то его уже обязательно надо лечить. Ну а если лечению больной уже НЕ поддается, то тогда его следует незамедлительно поместить на пребывание (иногда – даже пожизненное) в стационар психиатрической клиники. Но отравлять жизнь здоровому человеку больной пациент ОДНОЗНАЧНО НЕ должен. Как я уже говорил в начале видеоролика, даже НЕ вздумайте приносить в жертву свою жизнь в угоду интересам больного. Это точно НИКОМУ НЕ нужно. И в первую очередь – НЕ нужно Вам самим. И Вашу жертвенность НИКТО НЕ оценит.

На этом у меня на сегодня всё. Вы читали статью о том, как правильно как общаться при шизофрении. Заключительную часть Вы можете прочесть в статье «Больные шизофренией».

Источник: www.nevrozovnet.ru

Моя мама (58 лет) психически нездорова. В 2001 году она находилась на лечении в психиатрической больнице больше 1,5 года. Точный диагноз я сейчас сказать не могу, но это какая то форма шизофрении.
Симптомы были такие — сначала она обвинила меня, что я хочу ее отравить, после чего я из дома уехала к мужу жить в другой город (но недалеко). Она в итоге сожгла все вещи из дома (остались только шкафы, вообщем то, что не смогла вытащить), свои документы, всех подозревала в магии и преследовании (особенно соседей), перестала есть. Были мысли суицида. К участковому врачу я обращалась не раз, но когда она приходила с обследованием, мама делала вид что с ней все нормально, а я плохая дочь и плохо к ней отношусь. В квартиру перестала пускать. В итоге, ее все-таки увезли с милицией в больницу. Во время лечения и даже после того, как я уже забрала ее — она не признавала и не признает, что больна. Таблетки пить отказалась сразу, и в более менее нормальном состоянии продержалась месяца 3 после больницы. После этого у нее конечно бывают обострения (ночью кричит, слышит голоса, видит то чего нет) и постоянно пишет тетради (уже наверное штук 30!), там расшифровывает знаки из ТВ передач и газет, связывает их со своим прошлым и людьми, которых она когда то знала. Смеется, может прохожих провожать ужасным взглядом, показать неприличный жест, вообщем на своей волне.
Я все это время жила отдельно, приезжала к ней, привозила продукты, помогала и т.д. Теперь так складывается, что мы переезжаем жить вместе с мамой (площадь позволяет, и дом оформлен на меня, нужно им заниматься). Но проблема с мужем. Он категорически не хочет жить вместе, вернее поставил условие – что мама должна лечиться и пить лекарства, чтобы вести себя адекватно. Вообщем я тоже думаю, что нужно заниматься маминым здоровьем, у меня для этого сейчас есть силы. И у меня возникло много вопросов, на которые мне и нужна помощь
1. Как лечить маму, с чего начать? Ехать в больницу и брать из архива диагноз и назначения? Прошло уже 8 лет после больницы и мамино состояние могло ведь и измениться за это время. Еще раз замечу, что она себя больной не считает и категорически отказывается от врачей и лекарств. Мне удалось уговорить ее обследоваться и сдать анализы 2 года назад, со здоровьем было все ок, только к невропатологу она конечно не пошла.
2. Оформлять ли ей инвалидность и можно ли это сделать заочно? Она сама не пойдет это делать.
3. Как объяснить мужу, что она не притворяется (как он думает), а действительно больна. Он не верит в болезнь и несерьезно к ней относится, считает, что она просто ленивая, сидит на моей шее и т.д. и т.п. (пенсия у мамы действительно маленькая) .
Заранее большое спасибо за ответ, очень нужна поддержка в этих вопросах.

Источник: schiza.net

Вот так и получается, что многие люди просто не доходят до специалистов. Конечно, они подозревают, что с ними что-то не так, но списывают свое “странное” состояние на стрессы, усталость или какие-либо внешние причины. А коварная болезнь тем временем прогрессирует и полностью меняет их жизнь.

Правильно поставить диагноз шизофрении может далеко не каждый психиатр. Что уж говорить об обычных людях? Поэтому, заметив опасные признаки у себя или знакомых, лучше всего не паниковать, а обратиться за консультацией к хорошим специалистам.

Как начинается шизофрения

Достоверно о причинах возникновения шизофрении до сих пор толком ничего не известно. Психиатры говорят, что чаще всего во всем виновата генетика, помноженная на стресс.

Обычно первые признаки шизофрении проявляются в 18–35 лет. Но это заболевание психики может возникнуть абсолютно у любого человека в любое время его жизни. В случае детской шизофрении странности поведения часто списываются на переходный возраст или на особенности характера.

Начальные признаки шизофрении трудно заметить. Но чаще всего происходит следующее.
Человек замыкается в себе, избегает общения с людьми. Он плохо идет на контакт и теряет интерес ко всему, что раньше приносило ему радость.
Все физические ощущения притупляются: такие люди могут не замечать голода, а также забывают вовремя умыться и переодеться.
Человек может проявлять неадекватные эмоции: например, самый невинный вопрос вызывает у него раздражение и агрессию.
Важно: подобное поведение свойственно не только для больного шизофренией. Так может вести себя ребенок, переживший психотравму, бунтующий подросток или взрослый человек во время депрессии.

Поэтому, если вы заметили у кого-то вышеперечисленные признаки, не стоит сразу подозревать шизофрению. Подобное поведение указывает лишь на то, что в душе человека что-то происходит. Возможно, вам стоит поговорить с ним и убедить его обратиться к психологу, чтобы избавиться от стресса и психотравм.

Настоящая шизофрения проявляется не только этими признаками. При постановке диагноза психиатры также обращают внимание на два типа клинических симптомов: большие и малые.

Как распознать шизофреника: экспресс-тест

Этот специальный экспресс-тест поможет вам самостоятельно оценить риск развития шизофрении. Только помните, что его результаты — всего лишь повод задуматься о своем психическом здоровье и обратиться к профессионалу!

Итак, чтобы поставить предварительный диагноз, внимательно просмотрите этот список симптомов шизофрении и мысленно поставьте галочку там, где вы согласны с описанием.

Симптомы большого круга

Галлюцинации (голосовые, реже зрительные). Человек может как понимать, что голоса в голове ему только чудятся, так и считать, что разговаривает с невидимым собеседником. Главная опасность заключается в том, что ГОЛОС может не только что-то рассказывать, но и давать директивные указания. Например, приказать причинить кому-то вред.
Эхо мыслей. Это особое ощущение того, что собственные мысли повторяются или отдаются эхом (но при этом не произносятся вслух) с небольшим интервалом. Кроме того, человек может ощущать “ОТКРЫТОСТЬ” мыслей. В таком случае ему кажется, что окружающие могут знать все, о чем он думает. Иногда больной считает, что окружающие специально управляют его мыслями: стирают их из памяти или, наоборот, вкладывают ему в голову свои собственные.

Бред воздействия. Человек убежден в том, что им кто-то или что-то УПРАВЛЯЕТ. Он может рассказывать окружающим, что его загипнотизировали, запрограммировали или специально воздействовали какими-то лучами.
Бредовые идеи. Шизофреник искренне верит в свою великую МИССИЮ. Он должен раскрыть масонский заговор, спасти мир от инопланетян, расшифровать послания неведомых цивилизаций, изобрести машину времени и так далее. Часто шизофреник приходит к мысли, что все вокруг ничего не понимают, один он видит ПРАВДУ.

Симптомы малого круга

Странные речевые конструкции. Человек пытается объяснить что-то очень для него важное, но совершенно НЕПОНЯТНОЕ окружающим, поскольку между фразами отсутствует логическая связь. Иногда используются слова, которые он сам и выдумал, что-то типа: “Варкалось. Хливкие шорьки пырялись по наве…”.
Заторможенная реакция. Человек перестает реагировать на окружающих, может подолгу сидеть и смотреть в одну точку. В некоторых случаях он впадает в СТУПОР вплоть до полной неподвижности.
Стойкие иллюзии. Они возникают тогда, когда мозг больного достраивает собственную РЕАЛЬНОСТЬ. Например, шизофренику может казаться, что у людей на улицах периодически вырастают рога или что по ночам его вещи оживают.
Негативные симптомы. Они называются так потому, что человек постепенно УТРАЧИВАЕТ умения или навыки: становится менее эмоциональным, теряет интерес к работе, практически не общается с людьми и т.д.

Результат экспресс-теста: на ВОЗМОЖНУЮ шизофрению указывает наличие КАК МИНИМУМ одного большого симптома в сочетании с двумя малыми.

Например: голосовые галлюцинации + странные речевые конструкции и негативные симптомы.

В любом случае, наличие любого из этих признаков — однозначный повод дойти до врача-психиатра, чтобы разобраться, что именно происходит.

Как вести себя с шизофреником

Обнаружив рядом с собой шизофреника, важно помнить, что некоторые формы этого заболевания приводят к обострениям. В это время симптомы болезни проявляются особенно сильно, а сам человек словно выпадает из реальности.

Поскольку больной не понимает, что делает, предсказать его поведение невозможно. При худшем сценарии шизофреник может проявлять агрессию, которая может быть направлена как на других людей, так и на себя.

Что делать в таком случае? Вызывать скорую психиатрическую помощь! А пока врачи едут, попытаться установить доверительный контакт и успокоить больного.

Ни в коем случае не стоит доказывать шизофренику, что все на самом деле обстоит совсем не так, как он думает. Он не только не поверит вам, но и причислит вас к своим врагам. А оно вам надо? Лучше попробуйте подыграть человеку. К примеру, если он верит, что изобрел машину времени, попросите его обязательно взять вас с собой, когда он отправится в прошлое, поскольку у вас там осталось множество незаконченных дел.…

Бывает и так, что человек прекрасно осознает реальность, но при этом периодически демонстрирует те или иные симптомы шизофрении. Попробуйте уговорить его (для его же спокойствия!) пройти осмотр у психиатра. Это сложно, но крайне необходимо. Если больной отказывается идти к врачу, делайте все возможное, чтобы начать его лечение: приглашайте специалистов на дом, обращайтесь в частные клиники, мотивируйте чем угодно

Современные способы терапии позволяют надолго купировать проявления шизофрении. Поэтому не стесняйтесь своевременно обращаться к профессионалам!

via

Источник: www.yaplakal.com

Основы безопасности жизнедеятельности проходят в школе. Но там, к сожалению, нет раздела о том, как себя вести с шизофреником, опасным для общества и, в частности, для вас. Давайте попробуем разобраться, когда бывают опасны шизофреники и как себя вести при этом.

Больной шизофренией бывает опасен в двух случаях. Во-первых, когда у него обостряется болезнь и он защищается от кажущейся ему угрозы или поддается влиянию своих голосов, сидящих внутри головы. Во-вторых, когда шизофреник тихий, но вы, как ему кажется, можете навредить ему в чем-либо, связанном с его внутренним убеждением. То есть хочет вас физически устранить, чтобы ему было возможно жить и заниматься своими любимыми делами, например галактиками управлять или, на худой конец, человеческой цивилизацией.

«Ну и как же себя вести перед таким гигантом мысли?» — спросите вы. И тут я вам отвечу так. Вести себя нужно соответственно его мировоззрению. А откуда нам его знать (это мировоззрение)? — встает резонный вопрос. И здесь два пути решения данной проблемы. Первый путь: если вы его давно уже знаете (данного больного), то вам выпадает возможность поговорить с ним и выяснить его мировоззрение. А второй путь — если у вас нет никакой возможности с ним поговорить и к тому же если вы его видите впервые, то нужно оценить его поведение.

В первом случае, конечно, проще, чем во втором. Здесь может сработать доброжелательное отношение и некая внутренняя строгость внутри вас, которая будет автоматически на подсознательном уровне передаваться больному, дисциплинировать его поведение и делать безопасным общение. Что под этой внутренней строгостью понимать? А то, что вы должны быть уверены в себе, а если честно, то показывать свою уверенность. Тут главное как с собакой — не смотреть в глаза. А то ведь по глазам легко увидеть переживания человека, особенно страх. Кстати, шизофреники не любят, когда им смотрят в глаза, и сами не смотрят в чужие (удивительно, но факт).

С чего надо начинать в случае, когда больной вам знаком? Нужно разговаривать на понятном ему языке, с серьезностью относясь к его бреду и болезненным переживаниям. То есть используя его слова, обозначающие его бред или галлюцинации, которыми он изъясняется. Ведь они (болезненные переживания), в отличие от всего прочего, для больного существуют так же реально, как для вас весь окружающий мир. И когда больной заявляет, что видит и общается со сверхсуществом Зорвиром, то у больного не возникает даже ни капельки сомнения, что его не существует на самом деле. А если вы его не видите и не слышите, то это ваши проблемы. Поэтому, учитывая эту особенность больных видеть и слышать то, чего нет на самом деле, вы тем самым добьетесь расположения больного. Так что можете спокойно поговорить с ним об инопланетянах и секретных лучах, пронзающих его мозг, на полном серьезе. Тем самым добьетесь его расположения и заслужите так недостающее вам доверие больного. При этом если вы уважительно, без сарказма, отнесетесь к бреду шизофреника и на вашем лице будут искренне сверкать глаза, то, пожалуй, полдела уже сделано. Останется только понять, как можно использовать этот бред. А использовать его можно, как в простой детской игре. Представьте, что вы — персонаж фантастического рассказа или игры, и поступайте по вымышленным правилам шизофреника, не забывая гнуть свою линию. И все тогда получится. Главное — не запутаться в своих показаниях, а то, если он подловит, вам несдобровать. А если подыгрывать его бреду, то можно и сойти за друга шизофреника.

Во втором случае, когда больной незнаком, неплохо было бы действовать вам, как Шерлок Холмс. Включать метод дедукции и по внешнему виду определять, что перед вами за шизофреник, опасный или нет. В первую очередь опасность больного будут выдавать глаза и вообще выражение лица. Если вдруг на миг вам показалось, что на физиономии больного проскользнула сладко-томная улыбочка серийного убийцы, то надо тогда немедленно брать ноги в руки и наутек в разные стороны. Не забывая поглядывать через плечо и оценивая расстояние между вами.

Главное — вовремя определить тревожность в больном. Ведь тревожность является пусковым механизмом неправильного поведения. У больных все беды от тревоги и необоснованного страха, когда им кажется, что их жизни угрожает неминуемая опасность. Чтобы определить тревогу, нужно обратить внимание на следующие признаки. На возникшую тревогу может указать цвет кожи пальцев рук. Часто при волнении, чтобы успокоиться, больные много курят. Выкуривая сигарету, они максимально стараются докурить до фильтра. При этом выделяющийся никотин окрашивает пальцы в характерных местах держания сигареты в темно-коричневый цвет. По таким потемневшим от частого курения пальцам можно заметить, что человек пребывает в длительной тревоге. Также тревогу можно определить по выражению лица. Страх и тревога будут выдаваться мимикой человека, и даже если он постарается приветливо улыбнуться, то на лице будет получаться кривая гримаса, которая даст вам знак в понимании состояния человека. Еще одним важным признаком тревожного состояния человека будет наскоро надетая расстегнутая одежда, впопыхах убегая из дома, где ему даже стены кажутся зловещими, а от соседей из розетки идет отравляющий газ. Больной, конечно, в этих условиях наденет на себя что попало под руку и побежит прочь от кажущейся ему неминуемой гибели. Еще, конечно, вы можете что-нибудь такое, на ваш взгляд, характеризующее наличие тревоги у человека, сами на свое усмотрение определить.

Почему опасна тревога? Потому что тревога — первый признак обострения шизофрении и развития паранойи. А чем, вы спросите, опасна паранойя? А вот я сейчас вам расскажу. Паранойя — эта такая штука, при которой человеку постоянно кажется, что его преследуют, следят за ним, хотят убить или отравить. И он это чувствует всем телом, каждой клеточкой своего головного мозга и даже организма. При этом угрожающие факты, подтверждающие опасность, почему-то не предшествуют. Если, например, сначала следят или как-то пытаются убить или отравить, и уже после этого вам кажется, что вас преследуют, то это, к счастью, не паранойя, это просто невроз, который по прошествии времени проходит бесследно. А вот при паранойе сначала появляется тревога, страх, уверенность в том, что хотят навредить, а уж потом, к сожалению для всех, начинается бредовая интерпретация окружающей обстановки. То прохожие смотрят не так, как раньше, с «ухмылочкой», что-то подозревая и как-то знаками многозначительно указывая, мол, они все знают. То номера на проезжающих машинах в какой-то зловещей последовательности непрозрачно намекают на слежку и готовящийся заговор. То вдруг вытянутая из контекста чужая фраза начинает крутиться в голове, и тогда становится все понятно — пришла неминуемая погибель. Щелчки, возникшие в телефоне, — это «прослушка» и скорый арест с пытками в казематах. Сосед не поздоровался, значит, он с ними заодно и скоро он вытащил свой остро заточенный нож и перережет глотку. Смотря телевизор, тревожный пациент с развивающейся у него паранойей будет обращать внимание на то, что диктор в новостях запнулся, значит, это тайный знак начала слежки и заговора против него. Ну а потом вообще все вокруг становится зловещим. И больной, не зная, куда ему деваться от таких серьезных опасностей, замрет вдруг на секундочку. И тут вы с улыбочкой на лице спрашиваете, сколько сейчас времени, тем самым подаете явный знак к убийству шизофреника. Но не тут-то было, он вас бьет по лицу и сломя голову убегает в неизвестном направлении. Вот так и получается: видели, что человек в тревожном состоянии, но спросить, сколько времени, было важнее.

Поэтому самое лучшее безопасное общение с больным шизофренией в обострении — это его отсутствие как такового. Так что выбирайте, что вам важнее — общение или подвергнуть свое здоровье или жизнь опасности.

Следующая глава >

Источник: psy.wikireading.ru


Психологическая помощь, советы и рекомендации психологам, соц. работникам, близким, родственникам и коллегам, которые контактируют с людьми, больными Шизофренией. Часть 6


Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшнем видеоролике речь пойдет о том, как общаться при шизофрении, т.е. о том, как наладить хорошее общение с пациентом, больным шизофренией.
И в данном видеоролике, который является продолжением предыдущих, я разбираю следующие моменты:
1) Надо ли ставить на своей жизни крест, если Вы проживаете под одной крышей с больным шизофренией?
2) Каким должно быть внутреннее отношение к людям, больным шизофренией?
3) Стоит ли шутить, юморить и панибратничать с такими пациентами?
4) Стоит ли при общение с такими пациентами проявлять большое количество эмоций?
5) Надо ли спорить с больными шизофренией, с целью доказать им свою правоту?

Сам видеоролик размещен чуть ниже. Ну а для тех, кто любит почитать – Текстовая версия статьи находится, как обычно, непосредственно под видеороликом.
Чтобы быть в курсе последних обновлений, я рекомендую Вам Подписаться на мой Основной Ютуб-каналhttps://www.youtube.com/channel/UC78TufDQpkKUTgcrG8WqONQ, поскольку все новые материалы я делаю теперь в формате видеороликов. Также совсем недавно я открыл для Вас свой второй канал под названием «Мир Психологии», где публикуются краткие видеоматериалы на самые разные темы, освещаемые через призму психологии, психотерапии и клинической психиатрии.
Ознакомиться с моими услугами (ценами и правилами психологического онлайн-консультирования) Вы можете в статье «Онлайн услуги психолога-психотерапевта».

Здравствуйте, Уважаемые Читатели. В сегодняшней заметке, которая является продолжением предыдущей, речь вновь пойдет о том, как общаться при шизофрении. – И сегодня я продолжу свой рассказ о том, как правильно вести себя с такими пациентами и как психологически грамотно с ними общаться.

С первой, второй, третьей, четвертой и пятой частями Вы можете ознакомиться в статьях «Рекомендации при шизофрении», «Диагноз шизофрения», «Как помочь при шизофрении», «Как лечить шизофрению» и «Общение при шизофрении».

Данный материал будет полезен для близких, родственников, друзей, коллег по работе, психологов и социальных работников, т.е. для всех людей, так или иначе сталкивающихся с данными пациентами, т.е. для широкого круга читателей.

1) Ну а сегодняшний свой материал я хочу начать со следующего важного момента: если Вы по каким-либо причинам вынуждены проживать под одной крышей с человеком, больным шизофренией, то Вам необходимо четко понимать, что однозначно НЕ следует посвящать такому пациенту всё время своей жизни, ставя на последней большой и жирный крест, как ошибочно поступают очень и очень многие люди (особенно молодые мамы). Нет. Наоборот, как Вам раз-таки обязательно необходимо ПРОДОЛЖАТЬ ЖИТЬ СВОЕЙ МАКСИМАЛЬНО ПОЛНОЦЕННОЙ жизнью, а НЕ посвящать всю себя Вашему психически больному другу, матери, коллеге по работе или ребенку. Просто потому, что больной все равно этого НЕ оценит потому, что ему это попросту НЕ надо. Нет. Наоборот, Вы должны сделать именно СВОЮ жизнь максимально комфортной в первую очередь для самих себя и максимально полноценной во всех ее важнейших аспектах (здоровье, трудовая деятельность, личная жизнь, общение с друзьями, хобби и увлечения, а также полноценный отдых). Также, если это будет необходимо, Вы сами можете обратиться за помощью к психологу или психотерапевту, чтобы он помог Вам зажить более полной, качественной и полноценной жизнью. Если же такие больные в чем-либо существенно ущемляют Ваши права и свободу (я подчеркну, СУЩЕСТВЕННО, а не в каких-либо мелочах, что, в общем-то, неизбежно, учитывая специфику их психики), то Вам необходимо Обязательно отстаивать СВОИ права и позиции. Помните, что именно ВАШИ интересы и желания для Вас – являются главными, первичными и приоритетными. И что Вы совершенно НЕ должны загонять себя в могилу, тратя свою жизнь и все свои жизненные силы и ресурсы на служение интересам такого пациента. Вы НЕ должны жертвовать собой, своим здоровьем или своей жизнью, принося всю себя в жертву ради весьма и весьма сомнительной цели: с помощью своей жизни и своего здоровья (а точнее, явно в ущерб последнему) сделать жизнь такого больного несколько лучше. НЕТ. НЕ надо. НЕ делайте этого! В силу специфики устройства своей психики такой пациент ВСЕ РАВНО ЭТОГО НИКОГДА НЕ оценит просто потому, что попросту НЕ сможет этого сделать. Более того, таким пациентам (опять-таки в силу специфики их заболевания) абсолютно НЕ требуется того, чтобы весь мир вращался вокруг них – Ваша излишняя забота и жертвенность с гиперопекой пойдут такому пациенту только во вред. Более того, скорее всего, будут вызывать у него чрезмерное раздражение или даже агрессию в Ваш адрес по поводу того, что Вы постоянно лезете в его жизнь, а также грубо и бесцеремонно, с его точки зрения, вторгаетесь в его внутренний мир душевных переживаний, эмоций и чувств. Вас, как говорится, сюда НЕ звали. Поэтому Вы должны понимать одну простую, но очень важную вещь, что ВЫ для СЕБЯ – это САМЫЙ ГЛАВНЫЙ человек на этой земле. Что Ваши интересы, потребности, желания и позиции (разумеется, в пределах разумного) должны быть приоритетными перед любыми другими аналогичными позициями, желания или потребностями других людей (в том числе и больного шизофренией). Более того, ставить крест на своей жизни и расшибаться в лепешку вследствие проживания с таким пациентом однозначно НЕ стоит. В общем, как говорится, живите ДЛЯ СЕБЯ – этим Вы и больному сделаете только лучше. Особенно это касается одиноких мам, чьи дети оказались больны шизофренией. Такие мамы все время ощущают себя виноватыми – что, дескать, это по их вины их ребенок сошел с ума. Впрочем, о чувстве вины я еще поговорю далее.

2) Второй очень важный момент, о котором я здесь хочу поговорить, заключается в следующем. При контакте с такими людьми Вам очень важно поменять именно свое Внутреннее состояние, базирующееся на ВНУТРЕННЕМ ОТНОШЕНИИ к таким пациентам. – Вся проблема здесь заключается в том, что очень часто, если положить руку на сердце, именно внутренне мы оказываемся совершенно НЕ готовыми принять по факту этих людей такими, какие они есть на самом деле (со всеми их недостатками и специфическими особенностями). Причин такого непринятия здесь может быть достаточно много. Например, какой-нибудь перфекционисткой мамочке очень трудно принять тот факт, что ее ребенок оказывается неспособным учиться на отлично и знать при этом 5 языков. Или же, например, эти люди в чем-то нас раздражают или каким-либо образом нам неприятны. Именно поэтому у Вас может возникать сильное желание их как-то переделать или в директивном стиле (в приказном порядке) подстроить под себя. Разумеется, это НЕ сработает, поскольку, как Вы уже, наверное, догадались, сколько-нибудь существенно изменить характер, личностные проявления, а также общение таких пациентов – совершенно НЕВОМЗОЖНО. Единственное, на что Вы можете повлиять – так это на их поведение. Но, как я уже рассказывал в предыдущих видеороликах, прибегать к чрезмерно радикальному давлению с целью прогнуть пациента под себя, следует только при крайней необходимости, когда этого действительно не избежать. Именно поэтому, поскольку сам пациент, в силу своего заболевания, поменяться НИКАК НЕ может, то менять свое поведение и общение с ним должны именно Вы. Т.е. Вы должны под него ПОДСТРАИВАТЬСЯ. И первым шагом на пути к этому является (внимание, это ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ МОМЕНТ) ПОЛНОЕ И БЕЗОГОВОРОЧНОЕ БЕЗУСЛОВНОЕ ПРИНЯТИЕ любых поступков и любого общения со стороны данного человека. Разумеется, при контакте с больным у Вас НЕ должно быть и тени надменности или высокомерия, а также жалости и сострадания к нему именно как к какому-то убогому и жалкого калеке или неполноценному существу второго сорта. Нет, нет и ее раз НЕТ. ТАКОГО отношения к этим людям даже близко быть НЕ должно. Ваше общение с таким пациентом ВСЕГДА должно происходить ТОЛЬКО НА РАВНЫХ. Т.е. так, как на равных общаются друг с другом два абсолютно равноценных и равноправных во всех смыслах Психически Здоровых человека. Более того, и это еще один Очень Важный момент, Вы к такому человеку должны относиться именно как к ЗДОРОВОМУ, но НЕ требовать от него, как от здорового, поскольку очевидно, что данное психическое заболевание в той или иной степени нарушает все психические функции такого человека – внимание, восприятие, мышление, память и т.д. Т.е. психика больного шизофренией – это НЕ раздвоение личности (как многие у нас ошибочно полагают), а именно «схизис» («шиза»), т.е. РАСЩЕПЛЕНИЕ, т.е. нарушение в работе всех его психических функций. Я уж не вспомню кто, но кто-то из психиатров давал очень точные метафорические сравнения психики таких пациентов, сравнивая последнюю с «армией без полководца» и с «оркестром без дирижера». Т.е. каждая психическая функция такого пациента работает неправильно, да еще и в разнобой с другими. В итоге, разумеется, получается полный хаос. Поэтому требовать от них, как от здоровых, мы попросту НЕ вправе. А вот общаться с ними на равных и как со здоровыми, мы обязательно должны. У нас же, к сожалению, люди, когда общаются с такими пациентами, делают все совершенно наоборот: относятся к такому человеку, как к психически больному и неполноценному, зато требуют от него, как от человека психически здорового: учиться на все пятерки, знать 5 языков и ходить на шахматы. Т.е. отношение к такому больному идет либо чересчур высокомерное («я король (королева), а ты – кусок говна и жалкое ничтожество»), либо с излишней жалостью и чрезмерным сочувствием, чего тоже делать, разумеется, однозначно НЕ стоит: (всплеснув руками: «Какой ужас! Бедненький, и как ты вообще еще живешь»). Разумеется, такое отношение также создает у человека ощущение, что к нему относятся, как к сирому и убогому калеке или и того хуже, как к домашнему животному, т.е. к существу второго сорта или гораздо более низшего класса. В идеале же при общении с таким человеком Вы должны четко занимать позицию равного и равноправного ему собеседника. Т.е. в данном случае даже позиция психолога (который, вроде бы как, должен был бы учить человека жизни и ставить ему мозги на место) – это все равно НЕ позиция сверху, а позиция, равноправная с пациентом (т.е. БЕЗ каких-либо советов и рекомендаций больному в плане коррекции своего характера, общения, поведения или личности). И еще, господа психологи, Вы, как мои коллеги, должны четко помнить, что это психиатр находит психопатологические симптомы и синдромы в психике пациента и по ним уже выставляет соответствующий диагноз. Мы же, психологи, социальные работники, да и просто обычные люди, так вот, мы с Вами общаемся НЕ с симптомами, НЕ с синдромами, этиологией, патогенезом, нозологическими единицами или диагнозами. Мы в ПЕРВУЮ, я еще раз подчеркну, в ПЕРВУЮ очередь общаемся именно с РАВНЫМ себе ЖИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Это самое главное, что Вы должны понимать и усвоить. Да, как я уже неоднократно говорил ранее, всю психопатологическую симптоматику Вам, конечно, крайне желательно было бы изучить и хорошо в ней разбираться. Но сам принцип общения с пациентом, больным шизофренией, должен быть именно ТАКИМ, как я описал выше. Т.е. как общаться при шизофрении – с равноправием, подстройкой и с полным, безусловным его принятием.

3) Далее, на чем я бы хотел акцентировать Ваше внимание. При общении с таким пациентом очень важно, чтобы внутри у Вас было спокойствие, уверенность, тактичность, вежливость, внимательность и чуткость. Упаси Боже, если Вы работаете психологом или социальным работником, переходить с таким пациентом на «Ты», и уж тем более – панибратничать. Пациент расценит это как крайне грубое и глубокое неуважение к себе и контакт с ним будет полностью утерян. Окончательно, раз и навсегда. Можете мне поверить! Уважаемые Зрители, общаясь с такими людьми, Вы Всегда должны помнить о том, что психика таких людей, а также их центральная нервная система очень и очень ранимые и чувствительные. Именно поэтому от Вас НЕ должно идти Никаких шуток, острот, похабщины или сарказма. Более того, даже близко НЕ вздумайте каким-либо образом юморить, пытаться шутить с таким пациентом или делать попытки как-либо его развеселить. Это не просто НЕ поможет, а, наоборот, сделает только ХУЖЕ. Т.е. Вы должны четко понимать, что при общении с такими пациентами всего вышеперечисленного быть даже близко НЕ должно. Здесь, несмотря на всё то, что Вам говорит больной (а иногда их бред звучит достаточно смешно), от Вас все равно должна идти максимальная серьезность, а также определенное, однако НЕ зашкаливающее Сочувствие и Соучастие положению больного. «Знаете, я Вас понимаю – Вам действительно сделали очень и очень плохо. Да, с этот человек, безусловно, поступил с Вами очень и очень некрасиво, неправильно и несправедливо». Т.е. примерно таким вот спокойным и сочувствующим тоном. Также Вам обязательно необходимо говорить таким людям слова поддержки и комплименты, причем НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ делать этого каким-либо дешевым или наигранным фальшивым тоном, а, наоборот, максимально искренне и честно, что называется, от души: «У Вас действительно очень и очень непростая ситуация, но Вы держитесь в ней очень мужественно и достойно. Я верю в Вас. Я верю, что все у Вас в конечном итоге будет хорошо. Что Вы со всем этим справитесь и достойно преодолеете все трудности, которые возникли у Вас в жизни». Если Вы говорите такому пациенту комплимент, то здесь, в принципе, Вы также можете отталкиваться от того бреда величия, который, как психопатологический симптом, у некоторых таких пациентов, периодически возникает. Например: «Вы должны жить просто потому, что Вы – великий человек. У Вас ведь есть целый ряд уникальных и исключительных способностей, которых ни у кого больше на этой земле просто нет. У Вас на этой планете есть своя исключительная великая миссия. Вы рождены не просто так, а для великих дел. И я считаю, что мы по факту без Вас точно не справимся. И Вы должны жить просто потому, что Вы нам очень и очень нужны». Т.е. общайтесь с пациентом и говорите ему всё, что я сказал, примерно таким же тоном и с такими же интонациями, как у меня. Без наигранности, фальшивости, излишней и, в данном конкретном случае, совершенно неуместной эмоциональности, заискивания, сюсюканья и подстройки снизу, но также и без критики и давления сверху. Также, если человек, больной шизофренией, впадает в крайне острое и сильное чувство вины (что наблюдается у таких пациентов отнюдь нередко), то необходимо, насколько это возможно, успокаивать их, сказав им о том, что они хорошие и замечательные, и абсолютно ни в чем НЕ виноваты. Что они обязательно в любом случае должны жить. Т.е. как общаться при шизофрении – верить в таких людей, насколько это возможно, отдавая им свою теплоту, заботу и поддержку. Ну и, разумеется, НИЧЕГО НЕ ждать от них взамен. Что тоже, кстати говоря, очень и очень важно.

4) Далее. Еще один важнейший момент здесь следующий. При общении с такими пациентами, в диалогах с ними должно быть как можно меньше эмоций и как можно меньше эмоционального накала. Т.е. общение, которое идет от Вас, должно быть достаточно спокойным, уравновешенным и устойчивым, без каких-либо эмоциональных всплесков. И здесь, как ни парадоксально это прозвучит, по части общения с Такими пациентами лучше всего справляются именно МУЖЧИНЫ, а НЕ женщины. Хотя, казалось бы, должно быть прямо наоборот. – Просто потому, что Женщины (и это доказано на уровне нейрофизиологии) по факту являются гораздо более лучшими коммуникаторами, нежели мужчины и способны гораздо более тонко различать и чувствовать эмоциональные оттенки речи собеседника и поэтому, казалось бы, должны лучше под него подстраиваться и своими словами гораздо более тонко передавать необходимые ему эмоционально-чувственные оттенки и душевные переживания. Но, как ни парадоксально это прозвучит, в данном случае, наоборот, это идет только ВО ВРЕД самому больному. Милые женщины, Вы на меня, пожалуйста, только Бога ради на меня НЕ обижайтесь. Но все дело в том, что во время своего общения именно с Такими пациентами Вы бываете для НИХ (я еще раз подчеркну, ДЛЯ НИХ, а НЕ для здоровых людей) чрезмерно эмоциональными. Всё дело здесь заключается в том, что у таких пациентов, как я уже неоднократно говорил ранее, крайне чувствительная и болезненно ранимая нервная система, т.е. очень слабая, ранимая и неустойчивая психика, которая попросту НЕ выдерживает накала эмоций даже чуть-чуть выше среднего (который, например, возникает при общении женщины со своей подружкой). Т.е. для больных шизофренией – это УЖЕ явный перебор. Поэтому мужчины (с их гораздо меньшей эмоциональностью) для общения с такими пациентами (вне зависимости от пола больного) в данном случае подходят гораздо лучше. Можно даже сказать, просто идеально. Что же касается такой, откровенно излишней (на взгляд пациентов) эмоциональности, то она попросту будет их РАЗДРАЖАТЬ, ЗЛИТЬ, БЕСИТЬ, всячески ВЫВОДИТЬ ИЗ СЕБЯ и даже ОТТАЛКИВАТЬ. А ведь иногда бывает и так, что некоторые женщины, особенно высокотревожные мамы, узнав какую-либо информацию от больного, чуть ли не в обморок падают: «Что с тобой случилось????? Я так за тебя переживаю!!!!!!!!!!» Как будто с больным случилась какая-то вселенская катастрофа. Естественно, что НИКАКОМУ теплому и доверительному душевному общению и налаживанию контакта с таким пациентом это явно способствовать, разумеется, НЕ будет. Вообще говоря, практически все пациенты обоего пола, как с ядерной, так и с вялотекущей формами шизофрении, которых я наблюдал в своей практике, жаловались мне на то, что с женским полом им общаться значительно труднее, нежели с мужским. Причем проще им было общаться не только со мной (как с профессиональным психологом), но и с дядями, отцами, братьями, друзьями и даже психиатрами мужского пола. Любое же общение с женщинами такие пациенты, как правило, переносили с трудом. Вместо того, чтобы им помочь, такое общение попросту выбивало их из колеи и еще больше выводило из душевного равновесия. Поэтому, Дорогие Женщины, если Вы видите, что нормальный контакт с пациентом у Вас установить совершенно НЕ получается, то ни в коем случае НЕ делайте из этого трагедии. Это НЕ Вы плохие или неправильные. Это НЕ Вы виноваты. Это у пациента проблемы с психикой. И, Дорогие Женины, просто поверьте мне на слово: Ваша эмоциональная чуткость и душевная близость обязательно найдут свое применение во многих других сферах жизни. Так что по этому поводу Вы даже НЕ переживайте. Ну а нормальный контакт с больным лучше доверьте кому-нибудь из представителей мужского пола. – Например, попросите поговорить с ним Вашего мужа, отца, брата, дядю, дедушку или друга. И пусть уже ОН, в том числе использовав тот ряд рекомендаций, которые я здесь привожу, уже самостоятельно установит с таким пациентом нормальный теплый доверительный и эмоционально-близкий душевный контакт. Т.е. всю необходимую информацию Вы, Дорогие Женщины, будете получать НЕ напрямую, а, так сказать, из надежных источников. Зато таким образом Вы будете полностью в курсе жизни больного: в курсе всех его дел, событий, которые происходят у него в жизни и состояния его здоровья.
Кстати говоря, если больной (особенно это касается пациентов с ядерной формой шизофрении) люто ненавидит свою мать и, вследствие такого расстройства мышления, как бред (чаще всего бред воздействия или какого-либо плохого отношения), искренне полагает, что она на него плохо воздействует или плохо к нему относится, но, например, со своим отцом или братом он общается, в принципе нормально, то контактировать с таким пациентом лучше всего при помощи отца или брата, а матери я настоятельно рекомендую больного ВООБЩЕ НЕ трогать, стараться НИКАК с ним НЕ контактировать, НЕ лезть к нему в душу, держаться от него подальше и вообще стараться общаться с ним как можно реже. Всё это необходимо для того, чтобы, во-первых, не вызывать у больного на ровном месте излишнего стресса, а во-вторых, не провоцировать его на агрессивные действия в сторону матери (которые нередко возникают у таких пациентов (преимущественно мужского пола) даже помимо их воли (речь идет т.н. Импульсивных Реакциях)). Т.е. мать он может попросту избить или даже убить в приступе агрессии. Также ни в коем случае НЕ надо пытаться добиться от таких пациентов признания и любви. Занятие это, я Вам честно скажу, совершенно безнадежное и абсолютно бесперспективное.

5) И последний очень важный момент, на котором я хотел бы сегодня остановиться, заключается в том, что, при общении с такими людьми, с ними очень важно НИКОГДА НЕ спорить. Просто потому, что пациенту, у которого имеется расстройство мышления в форме бреда, Вы все равно НИЧЕГО НЕ докажете и абсолютно НИ В ЧЕМ его НЕ переубедите. Т.е., если Вы просто общаетесь с больным шизофренией, что называется, ни о чем, то очень желательно во всем с ним соглашаться. Что он – во всем прав. Разумеется, только если это каким-либо образом НЕ ущемляет Ваши права и позиции, потому, что, если, например, такой больной носит в дом какой-нибудь хлам или даже откровенный мусор – то вряд ли это приведет Вас в дикий восторг и своего согласия на ТАКОЕ поведение больного, разумеется, давать НЕ следует (здесь необходимо жестко стоять на своем, хотя даже в этом случае очень желательно НЕ спорить с пациентом, а просто говорить ему, что, мол, «нет, вот так НЕ будет, нет, мусор ты сюда таскать НЕ будешь, я понимаю, что для тебя это важно, но нет»). Вообще, примерный критерий допустимости поведения больного здесь следующий: «Больной человек НЕ должен каким-либо образом совсем уже явно и очень сильно мешать жить здоровому человеку». Если же он начинает сильно мешать, то его уже обязательно надо лечить. Ну а если лечению больной уже НЕ поддается, то тогда его следует незамедлительно поместить на пребывание (иногда – даже пожизненное) в стационар психиатрической клиники. Но отравлять жизнь здоровому человеку больной пациент ОДНОЗНАЧНО НЕ должен. Как я уже говорил в начале видеоролика, даже НЕ вздумайте приносить в жертву свою жизнь в угоду интересам больного. Это точно НИКОМУ НЕ нужно. И в первую очередь – НЕ нужно Вам самим. И Вашу жертвенность НИКТО НЕ оценит.

На этом у меня на сегодня всё. Вы читали статью о том, как правильно как общаться при шизофрении. Заключительную часть Вы можете прочесть в статье «Больные шизофренией».

Врач рассказал, почему тяжело бороться с шизофренией — Российская газета

Шизофрения — одно из самых непростых психических заболеваний. Почему так тяжело с ней бороться? Об этом «РГ» беседует с заведующим кафедрой психиатрии, наркологии и психотерапии Московского государственного медико-стоматологического университета имени А.И. Евдокимова, доктором медицинских наук, профессором Борисом Цыганковым.

Борис Дмитриевич, эксперты утверждают, что каждый сотый человек в мире страдает шизофренией. Это так?

Борис Цыганков: По статистике ВОЗ, каждый седьмой человек из тысячи — шизофреник. Причем большая часть из них приходится на долю людей в возрасте от 15 до 35 лет. Сегодня шизофренией болеют 24 миллиона человек на планете. В соответствии со стандартной методикой DALY специалисты ВОЗ подсчитали, что число умственных и психических расстройств в 1990 составило 10% от всех заболеваний в мире, в 2007 году — уже 12,3%, а к 2020 году достигнет 15%. Эксперты отмечают, что многие страны при этом практически не занимаются проблемой психического здоровья. Две трети стран выделяют на психиатрию не более 1% бюджета здравоохранения. Психическому здоровью уделяется значительно меньше внимания, чем физическому.

24 миллиона человек на планете сегодня болеют шизофренией

В России ежегодно за психиатрической помощью обращаются 7,5 миллионов человек. Это превышает 5% населения страны. Большинство психиатрических пациентов, утративших работоспособность, становятся инвалидами в молодом и среднем возрасте: 25% — до 29 лет, 70% — до 40 лет. Причем нередко сами больные создают предпосылки для этого. И прежде всего потому, что не посещают психоневрологический диспансер после стационарного лечения. Исследования в одном из крупных городов показали, что не посещали диспансеры до 44% страдающих шизофренией. В 60% случаев пациенты госпитализировались недобровольно. В 35% случаев больные более месяца находились в состоянии обострения без медицинского наблюдения. Почти 70% больных не следовали режиму фармакотерапии, то есть полностью игнорировали врачебные предписания.

Выходит, люди не выполняют элементарные требования для сохранения собственного здоровья. А мы хотим, чтобы терапия была персонализированной?…

Борис Цыганков: И надо все делать для персонализации терапии. Многообразие клинической картины, течения и исходов шизофрении делает лечение таких больных чрезвычайно сложным. Продолжительность жизни таких больных в среднем на 10 лет меньше. У 70% пациентов в течение года наблюдается обострение болезни.

Обострение шизофрении — это серьезная опасность?

Борис Цыганков: В 40% случаев это социальная опасность и суицидальный риск. Но 20-30% пациентов при условии адекватной терапии достигают «социального выздоровления».

Что нужно знать, живя рядом с шизофреником?

Борис Цыганков: Я бы разделил ваш вопрос на две части: что должны знать родственники, проживающие с больным человеком, и что должны знать люди, живущие рядом. Прежде всего необходимо понимать, что сам по себе диагноз не определяет социальную опасность человека, и что все болезни человека могут быть как хроническими, так и острыми, с длительными периодами ремиссии и даже выздоровлением.

Родственники, проживающие с больным, должны быть максимально осведомлены об особенностях течения болезни близкого человека и способствовать выполнению рекомендаций врача. Сотрудничество родственников пациента с врачами — мощный фактор профилактики обострений заболевания. Окружающим больного человека людям необходимо знать, что никакой диагноз не ущемляет прав человека и не допускает его дискриминации. Напротив, гуманитарные основы цивилизованного общества подразумевают сочувствие к больным, оказание им помощи и поддержки.

А если в ответ на сочувствие — агрессия?

Борис Цыганков: В случаях когда окружающие видят грубые формы нарушенного поведения, включая агрессию, пренебрежение социальными нормами и тому подобное, они могут обращаться с письменными заявлениями в правоохранительные органы, в психоневрологические диспансеры по месту жительства, в органы здравоохранения. И в определенных случаях госпитализация в психиатрический стационар может быть осуществлена в недобровольном порядке. Это записано в статье 29 закона о психиатрической помощи. К ним относятся различные состояния у лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами при непосредственной опасности для себя и окружающих; при беспомощности больного, то есть неспособности самостоятельно удовлетворять жизненные потребности, что может нанести существенный вред здоровью больного, если он будет оставлен без психиатрической помощи. Правомерность недобровольной госпитализации проверяется судом уже после госпитализации больного.

Помощь кому-то с шизофренией — HelpGuide.org

расстройства личности

Есть ли у близкого человека шизофрения? Ваша поддержка может иметь огромное значение, помогая им найти правильное лечение, справиться с симптомами и построить богатую и приносящую удовлетворение жизнь.

Когда близкий человек болен шизофренией

Любовь и поддержка семьи и друзей играют важную роль в лечении и выздоровлении от шизофрении. Если у вас есть любимый человек, страдающий шизофренией, вы можете бороться с любым количеством сложных эмоций, включая страх, вину, гнев и разочарование.Вы можете чувствовать себя беспомощным перед лицом симптомов любимого человека, беспокоиться о клейме шизофрении или смущаться и смущаться их странным поведением. У вас даже может возникнуть соблазн скрыть болезнь любимого человека от других.

Но важно помнить, что диагноз шизофрении — это не пожизненное заключение. Выздоровление возможно, особенно с вашей любовью и поддержкой. Чтобы помочь больному шизофренией, вам необходимо:

  • Принять болезнь и ее трудности.
  • Не верьте мифу о том, что больной шизофренией не может поправиться или жить полноценной и значимой жизнью.
  • Делайте все возможное, чтобы помочь любимому человеку чувствовать себя лучше и радоваться жизни.
  • Обратите внимание на свои потребности.
  • Сохраняйте чувство юмора и не теряйте надежды.

Хотя справиться с шизофренией любимого человека может быть непросто, следующие стратегии могут помочь вам направить любимого человека на путь выздоровления, не теряя из виду свои собственные надежды и мечты.

Советы, как помочь близкому человеку с шизофренией
  • Самообразование. Изучение шизофрении и ее лечения позволит вам принимать информированные решения о том, как лучше всего справиться с симптомами, побудить вашего любимого человека следовать стратегиям самопомощи, справляться с неудачами и работать над выздоровлением.
  • Снижение стресса. Стресс может вызвать обострение симптомов шизофрении, поэтому важно создать структурированную и благоприятную среду для вашего любимого человека.
  • Реалистичные ожидания. Важно реалистично оценивать проблемы шизофрении. Помогите любимому человеку поставить и достичь поставленных целей и проявить терпение в темпах выздоровления.
  • Расширьте возможности вашего любимого человека. Будьте осторожны, чтобы не брать на себя управление и не делать для любимого человека того, на что он способен. Поддержите любимого человека, по-прежнему поощряя как можно больше независимости и самопомощи.

Помощь человеку с шизофренией Совет 1. Поощряйте лечение и самопомощь

Поощрение лечения и самопомощи — краеугольный камень помощи близкому человеку с шизофренией.Хотя лекарства являются важным элементом лечения шизофрении, выздоровление вашего близкого зависит также от других факторов. Стратегии самопомощи, такие как переход на здоровую диету, управление стрессом, физические упражнения и поиск социальной поддержки, могут сильно повлиять на симптомы, чувства и самооценку вашего любимого человека. И чем больше кто-то делает для себя, тем менее безнадежным и беспомощным он будет себя чувствовать, и тем больше вероятность того, что его врач сможет сократить прием лекарств. Ваша поддержка и поддержка могут иметь решающее значение для того, чтобы ваш любимый начал и продолжил программу самопомощи.

Начало лечения

Часто первой проблемой лечения является убедить человека, страдающего шизофренией, обратиться к врачу. Людям, страдающим бредом, галлюцинациями и паранойей, нет необходимости в медицинском вмешательстве, потому что голоса и теории заговора реальны.

Если близкий человек, больной шизофренией, не хочет обращаться к врачу, попробуйте:

Предложите варианты. Ваш любимый человек может с большей охотой обратиться к врачу, если он или она будет контролировать ситуацию.Если ваш родственник подозрительно относится к вам, предложите другому человеку сопровождать его на прием. Вы также можете предоставить своему любимому человеку выбор врачей.

Сосредоточьтесь на конкретном симптоме. Больной шизофренией может сопротивляться визиту к врачу из-за страха быть осужденным или названным «сумасшедшим». Вы можете сделать врача менее опасным, посоветовав посетить его, чтобы справиться с конкретным симптомом, таким как бессонница или недостаток энергии.

Советы по поддержке лечения шизофрении близкого человека
  • Немедленно обратитесь за помощью. Раннее вмешательство влияет на течение шизофрении, поэтому помогите любимому человеку найти хорошего врача и начать лечение.
  • Сотрудничать. Когда ваш любимый человек будет иметь право голоса в собственном лечении, он будет более мотивирован работать над выздоровлением.
  • Поощряйте самопомощь. Поскольку шизофрения часто носит эпизодический характер, периоды ремиссии от самых тяжелых симптомов могут дать вашему близкому возможность использовать стратегии самопомощи, которые могут ограничить продолжительность и частоту будущих эпизодов.

Совет 2: Создайте свою сеть поддержки

Чтобы лучше поддерживать и заботиться о человеке, страдающем шизофренией, вам нужно найти помощь, поддержку и понимание со стороны других. Чем больше у вас поддержки, тем лучше будет и для вас, и для вашего любимого человека.

Признайте свои собственные пределы. Будьте реалистичны в отношении уровня поддержки и ухода, который вы можете предоставить. Вы не можете сделать все это, и вы не сильно поможете любимому человеку, если вы устали, поэтому обращайтесь за помощью, где можете.

Присоединяйтесь к группе поддержки. Встречи с людьми, которые не понаслышке знают, что вы переживаете, могут помочь уменьшить чувство изоляции и страха. Группы поддержки предоставляют неоценимую возможность родственникам больных шизофренией поделиться опытом, советами и информацией.

Обратитесь к надежным друзьям и членам семьи. Спросите близких, можете ли вы обратиться к ним за поддержкой. Большинство людей будут польщены вашей просьбой.

Найдите новых друзей. Если вы не чувствуете, что вам есть к кому обратиться, никогда не поздно завести новых друзей и улучшить свою сеть поддержки.

Воспользуйтесь услугами поддержки. Спросите у врача или терапевта вашего любимого человека об услугах по временному уходу и другой поддержке, доступной в вашем районе, или обратитесь в местные больницы и психиатрические клиники.

Совет 3. Следите за приемом лекарств

После прохождения лечения тщательное наблюдение может гарантировать, что ваш любимый человек не сбивается с пути и получает максимальную пользу от лекарств.

Относитесь серьезно к побочным эффектам. Многие больные шизофренией перестают принимать лекарства из-за побочных эффектов. Сообщите врачу о любых неприятных побочных эффектах, который может уменьшить дозу, перейти на другой нейролептик или добавить лекарство для противодействия побочному эффекту.

Поощряйте вашего близкого регулярно принимать лекарства. Даже если побочные эффекты находятся под контролем, некоторые больные шизофренией отказываются от приема лекарств или не могут запомнить свою суточную дозу.Могут помочь приложения для напоминания о приеме лекарств, еженедельные доты и календари. Некоторые лекарства доступны в виде еженедельных или ежемесячных инъекций длительного действия вместо ежедневных таблеток.

Будьте осторожны, чтобы избежать взаимодействия с лекарствами. Помогите близкому человеку избежать опасного взаимодействия с лекарствами, предоставив врачу полный список лекарств и добавок, которые он принимает. Смешивание алкоголя или запрещенных наркотиков с лекарствами от шизофрении вредно, поэтому поговорите с врачом, если у вашего родственника есть проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

Отслеживайте прогресс члена семьи. Приложение для отслеживания настроения, журнал или дневник — хороший способ отслеживать изменения в поведении, мировоззрении и других симптомах члена вашей семьи в ответ на лечение.

Совет 4. Следите за признаками рецидива

Прекращение приема лекарств — самая частая причина рецидивов шизофрении, поэтому чрезвычайно важно, чтобы член вашей семьи продолжал принимать все лекарства в соответствии с указаниями. Хотя рецидив может произойти, даже если человек принимает предписанные лекарства, вы можете предотвратить полномасштабный кризис, распознав предупреждающие знаки и приняв немедленные меры.

Общие предупреждающие признаки рецидива шизофрении

  • Бессонница
  • Социальная изоляция
  • Ухудшение личной гигиены
  • Усиление паранойи
  • Враждебность
  • Запутанная или бессмысленная речь
  • Странные исчезновения
  • Галлюцинации Если вы заметили любые предупреждающие признаки рецидива или другие признаки того, что симптомы шизофрении у члена вашей семьи ухудшаются, немедленно обратитесь к врачу.

    Совет 5: Будьте готовы к кризисным ситуациям

    Несмотря на все ваши усилия по предотвращению рецидива, могут быть случаи, когда состояние вашего близкого быстро ухудшается и для его безопасности требуется госпитализация. Наличие плана действий в чрезвычайной ситуации на случай острого психотического эпизода поможет вам быстро и безопасно справиться с кризисом. Хороший план действий в чрезвычайной ситуации для больного шизофренией включает:

    • Контактная информация для экстренной помощи врача и терапевтов вашего любимого человека.
    • Адрес и номер телефона больницы, в которую вы обратитесь в психиатрическую больницу.
    • Друзья или родственники, которые позаботятся о других детях или иждивенцах, пока вы будете справляться с кризисом.

    Также целесообразно обсудить план действий на случай чрезвычайной ситуации с членом семьи. Кризисная ситуация может быть менее пугающей для вашего близкого, если он знает, чего ожидать во время чрезвычайной ситуации.

    10 советов, как справиться с кризисом шизофрении
    1. Помните, что нельзя урезонить острый психоз.
    2. Человек может быть напуган собственным ощущением потери контроля.
    3. Не выражайте раздражения или гнева.
    4. Говорите тихо и спокойно, не кричите и не угрожайте человеку.
    5. Не используйте сарказм как оружие.
    6. Чтобы не отвлекаться, выключите телевизор, компьютер, гудящие флуоресцентные лампы и т. Д.
    7. Попросите случайных посетителей уйти — чем меньше людей, тем лучше.
    8. Избегайте прямого непрерывного зрительного контакта.
    9. Не прикасайтесь к людям.
    10. Сядьте и попросите человека тоже сесть.

    Совет 6. Изучите варианты жилья

    Человеку, страдающему шизофренией, необходимо стабильное, поддерживающее жилье, но найти подходящую жизненную ситуацию может быть непросто.

    • Может ли любимый человек позаботиться о себе?
    • Какая поддержка им необходима в повседневной деятельности?
    • У вашего близкого есть проблемы с наркотиками или алкоголем?
    • Какой надзор за лечением требуется вашему близкому человеку?

    Проживание с семьей

    Проживание с семьей может быть хорошим вариантом для человека, больного шизофренией, если члены его семьи хорошо понимают болезнь, имеют собственную сильную систему поддержки и могут оказать любую необходимую помощь.

    Домашние мероприятия менее вероятно будут успешными, если человек с шизофренией употребляет наркотики или алкоголь, сопротивляется приему лекарств, агрессивен или отказывается сотрудничать.

    Выбор подходящего варианта жилья для человека, страдающего шизофренией
    Проживание с семьей работает лучше всего, если:
    • Человек с высоким уровнем шизофрении может поддерживать дружеские отношения и заниматься деятельностью вне дома.
    • Взаимодействие между членами семьи расслаблено.
    • Больной шизофренией намерен воспользоваться доступными службами поддержки.
    • Жилищная ситуация не оказывает негативного влияния на жизнь маленьких детей в доме.
    Не рекомендуется проживать с семьей, если:
    • Основной опекун — одинокий, больной или пожилой.
    • Больной шизофренией настолько болен, что у него мало шансов на нормальную семейную жизнь.
    • Ситуация вызывает стресс в браке или оставляет детей в доме напуганными и обиженными.
    • Большинство семейных событий вращается вокруг человека, больного шизофренией.
    • Служба поддержки недоступна.

    Постарайтесь не чувствовать себя виноватым, если вы не приспособлены для размещения человека, больного шизофренией. Если вы не можете позаботиться о своих потребностях или потребностях других членов семьи, ухаживая за любимым человеком, им будет лучше в другом месте.

    Варианты жилья за пределами семейного дома

    Если условия проживания на дому вам не подходят, изучите жилые помещения в вашем районе.

    Варианты в вашем районе могут включать:

    Бытовые лечебные учреждения или круглосуточные дома престарелых. Более структурированная среда жизни для тех, кто нуждается в большей помощи или страдает острым психотическим эпизодом.

    Переходный групповой дом. Интенсивная программа, которая помогает людям вернуться в общество и избежать рецидива после кризиса или госпитализации.

    Приемные семьи или интернаты. Ситуация группового проживания, предлагающая определенную степень независимости, при обеспечении питания и других предметов первой необходимости.

    Контролируемые квартиры. Жильцы живут одни или в одной квартире, а сотрудники готовы оказать помощь и поддержку.

    Совет 7. Берегите себя

    Заботиться о себе — это не эгоистично. На самом деле, для вашего любимого человека, страдающего шизофренией, не менее важно, чтобы вы заботились о своем здоровье.

    Шизофрения может создать невероятный стресс для семьи. Это может захватить вашу жизнь и сжечь вас. А если вы испытываете стресс, вы вызовете стресс у человека, страдающего шизофренией, и вызовете или усугубите его симптомы.

    Поскольку привычка к здоровому образу жизни также важна для любимого человека в борьбе с симптомами шизофрении, заботясь о собственном здоровье, вы можете служить образцом для подражания. Возможно, вы даже сможете выполнить некоторые из этих шагов вместе, помогая мотивировать и воодушевлять друг друга.

    Связаться с другими. Социальное взаимодействие с близким человеком — самый эффективный способ снять стресс. Как для вас, так и для человека с шизофренией важно иметь других людей, с которыми вы можете общаться лицом к лицу — кого-то, с кем вы можете разговаривать непрерывно, кого-то, кто будет слушать, не осуждая или постоянно отвлекаясь. Этим человеком может быть друг, член семьи, член духовенства или профессиональный терапевт.

    Регулярно выполняйте физические упражнения. Физическая активность снижает стресс и высвобождает эндорфины, мощные химические вещества в вашем мозгу, которые заряжают ваш дух и заставляют вас чувствовать себя хорошо. Независимо от того, занимаетесь ли вы один, с другом или с любимым человеком, больным шизофренией, старайтесь уделять активности 30 минут в большинстве дней или, если это проще, три 10-минутных занятия.

    Соблюдайте здоровую диету. То, что вы едите, напрямую влияет на ваше самочувствие. Сведите к минимуму сахар и рафинированные углеводы — продукты, которые быстро приводят к ухудшению настроения и энергии.Увеличьте потребление омега-3 жирных кислот из жирной рыбы, рыбьего жира, грецких орехов и семян льна, чтобы улучшить концентрацию внимания, энергию и внешний вид. Те же советы по диете также могут помочь справиться с симптомами вашего любимого человека.

    Практика приемки. Вместо того, чтобы зацикливаться на несправедливости диагноза любимого человека, примите свои чувства, даже отрицательные. Это может иметь огромное значение для вашей способности справляться со стрессом и уравновешивать настроение. Дополнительную информацию см. В наборе инструментов эмоционального интеллекта HelpGuide.

    Ищи радость. Находить время для развлечений — это не снисходительно — это необходимо. Выделите в течение дня то, что вам нравится, будь то отдых на природе, посещение друзей или чтение хорошей книги. Поощряйте своего близкого, больного шизофренией, делать то же самое.

    Берегите свое здоровье. Пренебрежение своим здоровьем только усугубит стресс в вашей жизни. Высыпайтесь и будьте в курсе любых заболеваний.

    Используйте техники релаксации. Такие техники, как медитация, глубокое дыхание, йога или прогрессивное расслабление мышц, могут притормозить стресс и вернуть ваш разум и тело в равновесие.

    Авторы: Мелинда Смит, M.A., Лоуренс Робинсон и Джинн Сигал, доктор философии.

    Как я могу общаться с человеком, страдающим психозом?

    Кратко

    Лучший способ общаться с человеком, страдающим психозом, — это поддерживать, а не осуждать.

    Может быть трудно общаться с человеком, страдающим психозом, потому что он может:

    • трудно понять или следовать
    • говорить очень быстро или очень медленно
    • сменить тему очень быстро
    • испытывают трудности с концентрацией и запоминанием
    • имеют убеждения, которых вы не разделяете
    • отвлекаться на то, что они слышат, видят или воспринимают, что вы не чувствуете
    • быть вялым или вялым
    • используйте слова или фразы, которые вы могли не понимать.

    При поддержке человека, страдающего психозом, вам следует:

    • говорите четко и короткими предложениями, спокойным и спокойным голосом
    • с пониманием относиться к тому, что человек думает о своих убеждениях и опыте
    • подтвердить собственный опыт разочарования или страдания человека, а также положительные стороны его опыта
    • слушать, как человек объясняет и понимает свой опыт
    • не высказывать никаких суждений о содержании убеждений и опыта человека
    • не спорить, не противостоять и не оспаривать кого-либо по поводу его убеждений или опыта
    • соглашайтесь, если они не хотят с вами разговаривать, но будьте доступны, если они передумают
    • относиться к человеку с уважением
    • помните, что человек может бояться того, что он переживает.

    Совет: используйте тот же язык, который использует человек для описания своего опыта (например, — если человек называет голос, который он слышит, как «Родни», вы должны сделать то же самое).

    — Лицо с жизненным опытом психического расстройства

    Если вы беспокоитесь о том, что кто-то проявляет признаки психоза, вам следует подойти к нему наедине, где-нибудь, не отвлекаясь, и рассказать о его опыте. От того, как этот человек ведет себя, будет зависеть, как вам нужно с ним взаимодействовать.Дайте им необходимое пространство, чтобы они чувствовали себя комфортно, и не прикасайтесь к ним.

    Примечание. Если обсуждение этого типа выходит за рамки вашей роли, важно сообщить своему руководителю о ваших наблюдениях. Также убедитесь, что вы соблюдаете требования вашей организации к отчетности и регистрации.

    Ресурсы

    Руководство по оказанию первой помощи при психозах
    В этом руководстве содержится обзор общих симптомов, как разговаривать с человеком, который испытывает психотические симптомы, и что делать в кризисной ситуации.
    Тип: Директива
    Длина: 3 страницы
    Производитель: Mental Health First Aid Australia

    Психоз
    На этом веб-сайте представлен обзор психозов и есть подкаст, в котором Река делится своим опытом психоза.
    Тип: Интернет-страница
    Приблизительное время прочтения: 5 минут
    Производитель: Mind

    Прямое введение для родителей, опекунов и членов семей молодых людей, которые слышат голоса или видят видения
    В этой брошюре представлен обзор голосов и видений, их влияние на людей и советы по оказанию поддержки.
    Тип: Буклет
    Длина: 16 страниц
    Производитель: Voice Collective

    Что делать, если кто-то из близких находится в психозе
    В этом видео содержатся советы о том, что делать, когда у человека случается психотический эпизод, исходя из личного опыта.
    Тип: Видео | Скрытые субтитры
    Время просмотра: 6,30 минут
    Автор: The Relationship Blogger

    Шизофрения: помощь параноикам

    Обзор темы

    Вы можете определить, когда кто-то параноик.Человек может обвинять других в попытке причинить ему или ей вред или со страхом оглядываться по сторонам. Человек может говорить о защите себя от нападения.

    Вот способы помочь параноику:

    • Не спорь. Задайте вопросы о страхах человека и поговорите с ним о паранойе, если он хочет вас выслушать. Если кто-то вам угрожает, вы должны позвать на помощь.
    • При необходимости используйте простые инструкции. Скажите человеку, что он не причинит вреда и что вы можете помочь.Например, «Сядь, давай поговорим об этом».
    • Дайте человеку достаточно личного пространства, чтобы он или она не чувствовали себя в ловушке или окружении. Оставайтесь с этим человеком, но на расстоянии, удобном для него или нее и вас. Держитесь подальше от вас.
    • Обратитесь за помощью, если считаете, что кому-то угрожает опасность.
    • Уберите человека подальше от причины страха или от шума и активности, если это возможно. Попросите человека рассказать вам, что вызывает страх. Сделайте прямое заявление о том, что вы не боитесь.
    • Сосредоточьтесь на том, что реально.
    • Скажите человеку все, что вы собираетесь сделать, прежде чем это сделать. Например: «Я собираюсь достать свой сотовый телефон».

    Чтобы помочь в ситуациях, которые могут вызвать паранойю:

    • Помогите человеку избежать того, чего он или она боится. Например, если человек боится собак, избегайте их.
    • Не выключайте свет, если человек говорит вам, что это его или ее меньше пугает.
    • Расскажите о страхах человека, когда он или она не параноик, и составьте план, как справиться со страхами, когда они возникают.
    • Помогите человеку составить список своих страхов. В конце вы можете попросить человека написать: «Эти вещи не причинят мне вреда. Эти страхи являются симптомами моей болезни. Они исчезнут, если я обращусь за помощью». Не настаивайте на этом. Это может заставить человека включить вас в свои параноидальные убеждения.

    Кредиты

    По состоянию на 23 сентября 2020 г.

    Автор: Healthwise Staff
    Медицинский обзор: Кэтлин Ромито, доктор медицины, семейная медицина
    Кристин Р.Мальдонадо PhD — Поведенческое здоровье

    По состоянию на 23 сентября 2020 г.

    8 способов помочь кому-то хорошо жить с шизофренией

    Людям с шизофренией может потребоваться значительная поддержка со стороны членов семьи и других близких, чтобы закончить школу, найти работать, поддерживать отношения и достигать других целей, которые они перед собой поставили. Хотя временами это может быть сложно, говорит Криста Бейкер, руководитель программы амбулаторных услуг по лечению шизофрении в Медицинском центре Джона Хопкинса Бэйвью в Балтиморе, люди с шизофренией могут достичь независимости и улучшить качество своей жизни, если они примут некоторые привычки здорового образа жизни. .Вот восемь способов помочь любимому человеку.

    1. Поощряйте их регулярно посещать врача.

    Люди, страдающие шизофренией, могут не верить, что они больны или нуждаются в медицинской помощи. Несмотря на эти убеждения, очень важно записываться на прием к врачу. По ее словам, чем раньше человек получит лечение, тем лучше будет результат. Споры с людьми, больными шизофренией, или попытки убедить их в том, что голоса, которые они слышат, не существуют, не являются эффективным способом заставить их обратиться за лечением.Вместо этого Бейкер рекомендует напоминать людям, страдающим шизофренией, как лечение может помочь им достичь любых целей, которые они могут иметь в своей жизни. «Со стороны человека должно быть чувство мотивации», — говорит она.

    2. Напомните им, чтобы они продолжали принимать лекарства.

    Люди с шизофренией могут не замечать, что их лекарства улучшают их психическое здоровье или мыслительные процессы, но они могут заметить побочные эффекты. Они могут включать усталость, головокружение, мышечные спазмы и увеличение веса, а также могут привести к прекращению приема лекарств.Работа с врачом над поиском лекарства, которое позволяет контролировать симптомы шизофрении с наименьшим количеством побочных эффектов, может помочь вашему близкому придерживаться своего плана лечения. Календари приема лекарств и еженедельные доты могут помочь больному шизофренией не забывать о регулярном приеме лекарств.

    3. Принять меры, чтобы помочь им избежать употребления алкоголя и запрещенных наркотиков.

    Когда некоторые люди с шизофренией испытывают симптомы, такие как слышимость голоса, они могут искать облегчения, употребляя алкоголь и наркотики, которые быстро помогают им чувствовать себя иначе.Опекуны могут помочь предотвратить злоупотребление психоактивными веществами, очистив дом от наркотиков и алкоголя и поговорив со своими близкими о том, как отказ от наркотиков и алкоголя может помочь им сохранить общее состояние здоровья и достичь своих целей.

    4. Помогите им меньше нервничать. Стресс может затруднить функционирование человека, страдающего шизофренией, и может спровоцировать рецидив. Когда кто-то страдает шизофренией, шумное, хаотичное домашнее хозяйство и другие источники стресса могут усилить бред, галлюцинации и другие симптомы.«Все хотят, чтобы к ним относились уважительно, — говорит Бейкер, — и всем нам лучше в спокойной, гостеприимной обстановке».

    Однако молчание, чтобы не расстроить человека, может усугубить стресс для других членов семьи. Говорите тихими, но твердыми голосами и создайте в доме спокойную и безопасную обстановку.

    5. Помогите им поддерживать нормальный вес.

    Лекарства для лечения шизофрении могут вызвать увеличение веса, что может увеличить риск заболеваний, связанных с ожирением. Питательная диета — лучший способ поддерживать здоровый вес, но не каждый может заранее спланировать свое питание.

    Бейкер говорит, что опекуны могут помочь, сопровождая человека с шизофренией в продуктовый магазин и разговаривая с ним о здоровой пище. Диетолог также может научить вашего любимого человека, как правильно выбирать питательные вещества, и научить его планировать питание. Регулярные упражнения также являются важной частью контроля веса, поэтому поощряйте своего близкого оставаться физически активным.

    6. Постарайтесь ограничить борьбу за власть.

    Шизофрения обычно начинается в позднем подростковом возрасте, когда молодые люди жаждут независимости и свободы.Но независимо от возраста вашего любимого человека, люди, страдающие шизофренией, не хотят, чтобы их контролировали и преследовали обо всем, начиная от приема лекарств и заканчивая уборкой в ​​своих комнатах, говорит Бейкер.

    Вместо того, чтобы использовать такие слова, как «Вам нужно выйти и найти работу», она советует опекунам сосредоточиться на собственных целях человека и на том, что необходимо сделать для их достижения. «Мы хотим думать о людях, идущих по тому же пути, который они выбрали бы, если бы им никогда не поставили диагноз», — говорит она. Семейные терапевты часто могут помочь семьям избежать борьбы за власть и работать над диалогом, который приносит пользу человеку, страдающему шизофренией.

    7. Помогите им сохранить свои социальные навыки.

    Люди с шизофренией, как правило, меняют цикл сна, бодрствуют до поздней ночи, а затем просыпаются днем, говорит Бейкер. Поздний сон может нарушить распорядок дня и способствовать изоляции. Другие симптомы шизофрении, такие как социальная изоляция и плохие навыки межличностного общения, также могут способствовать этой изоляции.

    Воспитатели могут помочь своему близкому поддерживать социальные навыки, придерживаясь распорядка дня, включая запланированные общественные мероприятия и прогулки.Бейкер предлагает сыграть активную роль, вовлекая человека в общественную программу, водя его или ее в парк каждую неделю или устанавливая контакт с друзьями.

    8. Знайте, что при необходимости вам, возможно, придется вмешаться.

    Людям с шизофренией, которые отказываются от лечения или любой помощи, может потребоваться госпитализация. В некоторых случаях семьям может потребоваться вызвать полицию за помощью, если их близкие представляют опасность для себя или других. После начала лечения и исчезновения симптомов семьи могут вернуть своих близких к своим жизненным целям.

    По данным Национального института психического здоровья, каждый шаг к этим целям должен быть небольшим, и их следует делать по одному. «Лечение работает, но не работает в одночасье», — говорит Бейкер. «Это процесс».

    СВЯЗАННЫЙ: Как устойчивость помогла мне изменить мою жизнь после травмы мозга

    Невербальная социальная коммуникация и контроль жестов при шизофрении | Бюллетень по шизофрении

    Аннотация

    Пациенты с шизофренией имеют серьезные нарушения невербального общения, включая социальное восприятие и производство жестов.Однако влияние невербального социального восприятия на жестовое поведение остается неизвестным, как и вклад негативных симптомов, рабочей памяти и аномального моторного поведения. Таким образом, в исследовании проверялось, было ли плохое невербальное социальное восприятие связано с нарушением жестов, знанием жестов или двигательными аномалиями. В исследование были включены 46 пациентов с шизофренией (80%), шизофренией (15%) или шизоаффективным расстройством (5%) и 44 здоровых пациента контрольной группы, соответствующих возрасту, полу и образованию.Участники выполнили 4 задания по невербальному общению, включая невербальное социальное восприятие, выполнение жестов, распознавание жестов и использование инструментов. Кроме того, они прошли комплексное клиническое и двигательное обследование. Пациенты продемонстрировали нарушение невербальной коммуникации во всех заданиях по сравнению с контрольной группой. Кроме того, в отличие от контрольной, производительность пациентов сильно коррелировала между задачами, что не объяснялось супрамодальными когнитивными нарушениями, такими как рабочая память. Пациенты с шизофренией с нарушением жестовой способности также демонстрировали плохое невербальное социальное восприятие, знание жестов и использование инструментов.Важно отметить, что моторные / лобные аномалии отрицательно опосредовали сильную связь между невербальным социальным восприятием и жестовой способностью. Факторы, негативные симптомы и дозировка антипсихотиков не связаны с невербальными задачами. Исследование подтвердило общий дефицит невербальной коммуникации при шизофрении. В частности, результаты показали, что невербальное социальное восприятие при шизофрении оказывает существенное влияние на нарушение жестов, помимо негативного влияния двигательных / лобных аномалий.

    Введение

    Социальные нарушения являются центральным признаком шизофрении, и социальное познание считается определяющим для функционального результата. 1, 2 Социальное познание включает процессы социального взаимодействия, т. Е. Восприятие, интерпретацию и реакцию на релевантные социальные стимулы. 3 При шизофрении нарушаются различные области невербального общения, такие как распознавание эмоций лица 4 и имитация, 5 распознавание эмоциональной просодии, 6 использование жестов совместной речи, 7, 8 и имитация жесты. 9, 10

    Успешное невербальное общение зависит как от правильного восприятия, так и от выражения информации. То, как невербальное восприятие и выражение влияют друг на друга при шизофрении, плохо изучено, равно как и связи с клиническими явлениями. Жесты — это разнородные, сложные выразительные формы поведения, которые могут сопровождать речь, включая движения пальцев, кистей и рук. Они могут заменять или помогать пониманию языка и давать подсказки для представления когнитивных действий. 11–13 Здесь мы имеем в виду жесты рук и пальцев, относящиеся к переходной и непереходной символьной информации. Переходные жесты связаны с инструментами и требуют имитации определенного действия в отсутствие объекта (например, сигнал использования гребня или молотка). Непереходные жесты передают хорошо усвоенную символическую информацию (например, сигнал остановки или махание рукой на прощание). Как переходные, так и непереходные жесты являются важными компонентами повседневного невербального общения. Больные шизофренией реже используют спонтанные жесты рук, чем здоровые люди. 7, 8 При имитации рук пациенты работают менее точно, чем контрольные. 5, 9, 14 Первые исследования сообщают о явных нарушениях жестов у 67% пациентов с шизофренией. 14 Эти дефекты жестов включают пространственные и временные ошибки, а также ошибки частей тела как объектов (например, использование указательного пальца, когда его просят продемонстрировать, как пользоваться зубной щеткой). 10, 14, 15 Дефицит жестов при шизофрении был связан с негативными симптомами, двигательными нарушениями (например, паркинсонизмом и кататонией), дисфункцией лобных долей и нарушениями рабочей памяти. 5, 8–10, 14

    Невербальное социальное восприятие связано с декодированием социальной релевантной эмоциональной информации из различных невербальных сигналов, таких как аффект лица, просодия и жесты тела. 16 Дефицит невербального социального восприятия был продемонстрирован при шизофрении при использовании мультимодальных задач, 16 включая плохое распознавание жестов рук. Фактически, пациенты с шизофренией склонны неверно истолковывать жесты рук. 17 Сообщалось, что плохое невербальное социальное восприятие коррелирует с концептуальной дезорганизацией, но не с негативными или позитивными симптомами. 16

    Считается, что правильное использование жестов основывается на представлении действия и знании символического содержания жестов. 11 Таким образом, чтобы понять дефицит жестов при шизофрении, нам необходимо проверить связь между невербальным социальным восприятием, знанием жестов и производством жестов. Как упоминалось выше, клинические явления, такие как дефицит рабочей памяти, негативные симптомы и двигательные нарушения, затрудняют производство жестов при шизофрении. Их вклад в знание жестов и невербальное социальное восприятие требует разъяснения.Наконец, необходимо прояснить, похожи ли нарушения в исполнении переходных жестов на дефицит символического представления действия, а не на истинные нарушения действия. Другими словами, страдают ли пациенты от нарушения моделирования использования инструмента или от фактического использования неправильного инструмента? Например, пациенты с апраксическим инсультом также плохо проявляют себя при использовании инструмента пантомимитации, но выигрывают от физических свойств инструмента во время демонстрации и фактического использования. 18

    Настоящее исследование было направлено на изучение того, связаны ли дефициты жестов при шизофрении с невербальным социальным восприятием, знанием жестов или фактическим использованием инструментов.Кроме того, мы исследовали влияние клинических симптомов, таких как негативные симптомы, нарушение рабочей памяти и двигательные нарушения (паркинсонизм, неврологические мягкие симптомы [NSS], дискинезия и кататония), на области невербального общения. Мы предположили, что у пациентов с шизофренией нарушены все задачи по невербальному общению (невербальное социальное восприятие, выполнение жестов, знание жестов и использование инструментов). Кроме того, мы ожидали, что плохое невербальное социальное восприятие и наличие двигательных аномалий ухудшат жестикуляцию при шизофрении.

    Методы

    Субъекты

    Всего в это исследование были включены 46 пациентов и 44 здоровых контрольных субъекта, соответствующих по возрасту, полу и образованию. Субъекты были набраны из стационарных и амбулаторных отделений университетской психиатрической больницы в Берне, Швейцария. Здоровые контроли были набраны среди персонала и с помощью рекламы. Все испытуемые были правшами, как определено в Эдинбургской инвентаризации. 19 Критерии исключения включали злоупотребление психоактивными веществами или зависимость, кроме никотина; прошлые или текущие медицинские или неврологические состояния, затрудняющие движения, такие как дистония, идиопатический паркинсонизм или инсульт; травма головы с одновременной потерей сознания в анамнезе. Критерием исключения для пациентов был анамнез, получавший электросудорожное лечение. Критериями исключения для контроля были наличие в анамнезе любого психического расстройства, а также наличие в анамнезе родственников первой степени родства с шизофренией или шизоаффективным расстройством.

    Все участники были опрошены с помощью международного мини-психоневрологического интервью. 20 Пациенты были дополнительно опрошены с помощью Комплексной оценки симптомов и анамнеза. 21 Диагноз был поставлен в соответствии с критериями 5-го издания «Руководства по диагностике и статистике психических расстройств» ( n = 37 шизофрении, n = 2 шизоаффективных расстройства и n = 7 шизофреноформ). Все пациенты, кроме 4, получали антипсихотическую фармакотерапию.Клинические и демографические данные приведены в таблице 1. Все участники предоставили письменное информированное согласие. Протокол был одобрен местным этическим комитетом.

    Таблица 1. Демографические и клинические характеристики

    , среднее значение (СО)

    0 (0) 902 902 41.56 5
    Характеристика . Органы управления . Пациенты . F / X 2 . п .
    Кол-во (%) мужчин 26 (59) 28 (63) 0,15 ,83
    Возраст (лет) 38,77 (13,58) 37 ) 0,10 ,99
    Образование (у) 14,14 (2,66) 13,58 (3,03) 0,87 ,99
    Индекс TONI 110,716 (11.03) 31.09 <.001
    Размах цифр 5,36 (0,78) 4,37 (1,22) 20,47 <0,001
    AIMS 0,1216 (0,71) 2,3 10,19 0,02
    BFCRS 0 (0) 1,63 (3,58) 9,12 0,03
    UPDRS III <0,001
    NES 4,84 (3,94) 11,45 (13,59) 21,26 <0,001
    MRS (0) 2,802 12,72 ,006
    FAB 17,57 (0,66) 16,16 (2,64) 11,90 ,009
    TLC САНС 24.87 (16,93)
    CAINS 17,96 (10,67)
    PANSS положительный 9016 PANSS 9016 902 18,33 (5,13)
    Общий PANSS 35,43 (8,36)
    40215 403 22 (346,98)
    Продолжительность болезни (лет) 12,89 (12,08)
    (0) (2,64)
    Характеристика . Органы управления . Пациенты . F / X 2 . п .
    No.(%) мужчин 26 (59) 28 (63) 0,15 ,83
    Возраст (лет) 38,77 (13,58) 37,96 (11,17) 0,10
    Образование (у) 14,14 (2,66) 13,58 (3,03) 0,87 ,99
    Индекс TONI 110,0960 (10,33) 97,73 <0,001
    Диапазон цифр 5.36 (0,78) 4,37 (1,22) 20,47 <0,001
    AIMS 0,15 (0,71) 2,33 (3,86) 10,19 0,02 902 902 1,63 (3,58) 9,12 0,03
    UPDRS III 0 (0) 7,09 (7,29) 41,56 <0,001 NES (4.84) ​​ 13.59 (11,45) 21,26 <0,001
    MRS 0 (0) 2,80 (5,21) 12,72 0,006
    215 902,16 902,16 11,90 .009
    TLC 6,20 (7,72)
    SANS 902 902 902 902 902 17.96 (10,67)
    PANSS положительный 18,00 (6,13)
    PANSS отрицательный 902 902 общий 902 35,43 (8,36)
    CPZ (мг) 403,22 (346,98)
    лет89 (12.08)
    Таблица 1.

    Демографические и клинические характеристики, среднее (СО)

    Характеристика . Органы управления . Пациенты . F / X 2 . п .
    Кол-во (%) наружный 26 (59) 28 (63) 0.15 ,83
    Возраст (лет) 38,77 (13,58) 37,96 (11,17) 0,10 ,99
    Образование (лет) 148 (2,66) 3,03) 0,87 0,99
    Индекс TONI 110,60 (10,33) 97,73 (11,03) 31,09 <0,001
    4 5,3
    .37 (1,22) 20,47 <0,001
    AIMS 0,15 (0,71) 2,33 (3,86) 10,19 0,02
    (3,58) 9,12 .03
    UPDRS III 0 (0) 7,09 (7,29) 41,56 <0,001
    1394 902 15215 1394 902 (11.45) 21,26 <.001
    MRS 0 (0) 2,80 (5,21) 12,72 0,006
    FAB 17165 ) 11,90 .009
    TLC 6,20 (7,72)
    SANS 24,816 902 902 9016 902 CA 17.96 (10,67)
    PANSS положительный 18,00 (6,13)
    PANSS отрицательный 902 902 общий 902 35,43 (8,36)
    CPZ (мг) 403,22 (346,98)
    лет89 (12,08)
    UP (0) 4 902
    Тесты на невербальную коммуникацию.

    Участники прошли поведенческие тесты по 4 заданиям на невербальную коммуникацию, связанную с жестами рук (подробное описание см. В дополнительных данных). Более высокие баллы по всем задачам указывают на превосходную производительность. Тест апраксии верхней конечности (TULIA) 22 представляет собой комплексную оценку производства жестов в 2-х областях: после демонстрации экзаменатором (имитация) или по словесной команде (пантомима). Выполнено 48 номеров. Оценка оценивала содержание и пространственно-временные ошибки (подробнее см. Дополнительные данные).Общий балл варьируется от 0 до 240. Все оценки проводились одним оценщиком, слепым к диагнозу и клиническим проявлениям (S.W.), который был обучен разработчиками тестов (T.V. и S.B.). Внутриклассовая корреляция превысила 0,83.

    Тест на использование инструментов 18 дополнительно исследует демонстрацию и фактическое использование инструментов. В частности, оцениваются 3 состояния с использованием совка и молотка: пантомима (без инструмента), демонстрация (с инструментом) и фактическое использование (с объектом-получателем).Каждый инструмент проверяется в 3 испытаниях на каждое условие. Производительность записывалась на видео, а затем оценивалась с учетом формирования захвата, выполнения движения, направления движения и пространственных ошибок. Общий балл варьируется от 0 до 72. Использование инструментов оценивалось двумя экспертами, не имеющими отношения к диагнозу и клинической картине, которые прошли обширную подготовку. Надежность между экспертами соответствовала внутриклассовой корреляции 0,86.

    Модифицированная задача познания осанки (PKT) 23, 24 — это задача распознавания жестов. Участникам были представлены карикатуры на людей, выполняющих 10 непереходных и 10 переходных действий, при этом дистальные части исполняющих конечностей не показаны.Под каждым рисунком даны 3 изображения положений конечностей, включая правильное. Участники должны выбрать правильный матч. Кроме того, были представлены 10 изображений 3-х рук, удерживающих предметы, опять же с 2 вариантами неправильного захвата и положения и 1 правильным. Общий балл варьируется от 0 до 30.

    Мы применили мини-профиль невербальной чувствительности (Mini-PONS) 25 для проверки социального восприятия. Mini-PONS включает 64 сцены из оригинальной PONS, 26 , в которых короткие видеоролики продолжительностью 2 секунды показывают белую женщину с изменяющимся выражением лица, интонацией голоса и / или жестами тела.Участники должны были выбрать из 2 вариантов тот, который лучше всего описывает наблюдаемую ситуацию сразу после просмотра видео, например, молитва или разговор с потерявшимся ребенком. Общий балл варьируется от 0 до 64.

    Клиническая оценка.

    Кроме того, мы исследовали двигательные нарушения у участников, используя клинические рейтинговые шкалы для оценки ненормальных непроизвольных движений, паркинсонизма, NSS и кататонического поведения. Мы применили Шкалу аномальных непроизвольных движений (AIMS), 27 , моторную часть Объединенной рейтинговой шкалы болезни Паркинсона (UPDRS III), 28 Неврологическую шкалу оценки (NES), 29 Рейтинговую шкалу кататонии Буша-Фрэнсиса ( BFCRS), 30 и модифицированной шкале Роджерса. 31 Кроме того, мы применили Frontal Assessment Battery (FAB). 32 Вербальная рабочая память оценивалась по размаху цифр в обратном порядке по шкале памяти Векслера. 33

    Во всех шкалах оценки моторики более высокие баллы указывают на наличие моторных аномалий. Напротив, в FAB и диапазоне цифр более высокие баллы указывают на превосходную производительность. У всех испытуемых невербальный интеллект измерялся с помощью теста невербального интеллекта (TONI). 34

    У пациентов мы дополнительно оценили шкалу позитивных и негативных синдромов (PANSS) 35 и шкалу языка мыслей и общения 36 для мониторинга формального расстройства мышления и 2 шкалы тяжести негативного синдрома: Оценка отрицательного синдрома (SANS) 37 и интервью для клинической оценки отрицательных симптомов (CAINS). 38 Клиническая оценка была проведена одним экспертом-психиатром (K.S.), который был обучен старшим исследователем для достижения межэкспертной надежности κ> 0,80.

    Общая оценка продолжалась примерно 5 часов для пациентов и примерно 4 часа для контрольных. У многих испытуемых тесты проводились 2 дня подряд.

    Статистический анализ

    Демографические и клинические данные сравнивались между группами с использованием ANOVA или тестов хи-квадрат, где это было необходимо.У пациентов клинические рейтинговые шкалы подвергались анализу главных компонентов (PCA) с извлечением компонентов с собственными значениями> 1 и последующим вращением варимакса (подробности см. В дополнительных данных). PCA выявил 4 фактора, объясняющих в сумме 83,5% дисперсии: (1) негативные симптомы (30,1%, включая PANSS-отрицательный, PANSS-общий, CAINS и SANS), (2) двигательные / лобные аномалии (25,7%, включая моторные по шкале UPDRS). часть, NES, BFCRS, FAB и размах цифр назад), (3) положительные симптомы / рабочая память (14.0%, включая положительный результат PANSS, общий PANSS и размах пальцев назад) и (4) дискинезия / кататония (13,7%, включая AIMS и BFCRS). Факторные оценки были извлечены для дальнейшего анализа.

    Во-первых, мы сравнили общие баллы за задания по невербальному общению (TULIA, PKT, PONS и Tool-Use) между группами, используя ANCOVA, контролирующие индексную оценку TONI и диапазон цифр, поскольку группы различались по этим переменным (таблица 1). Во-вторых, мы исследовали, связано ли выполнение одной из невербальных коммуникативных задач с выполнением других задач отдельно для обеих групп.В контрольной группе нас интересовало, были ли обнаружены ассоциации с отсутствием серьезных моторных или когнитивных нарушений. Поскольку было показано, что и лекарство, и возраст влияют на жестикуляцию и распознавание, 10, 14, 39 мы рассчитали корреляции между 4 задачами, используя частичные корреляции внутри группы с поправкой на возраст и эквиваленты хлорпромазина (CPZ) у пациентов и с поправкой на возраст. в элементах управления. В-третьих, мы исследовали внутригрупповые ассоциации между 4 невербальными коммуникативными задачами и 4 клиническими факторами, возрастом и CPZ в пошаговом регрессионном анализе.Наконец, мы исследовали связь между невербальным социальным восприятием и жестами, используя (1) частичные корреляции с поправкой на возраст, CPZ и фактор моторных / лобных аномалий, (2) серию регрессионных моделей, чтобы проверить, опосредуют ли моторные / лобные аномалии. или смягчение этой ассоциации, и (3) иерархический регрессионный анализ, в котором двигательные / лобные аномалии были первым шагом, а невербальное социальное восприятие было вторым шагом для определения влияния на выполнение жестов.Все анализы проводились в SPSS22 (IBM). Тесты были скорректированы для множественных сравнений ( P corr = P × n ), где n — количество тестов.

    Результаты

    Межгрупповые различия в невербальном общении

    Контрольная группа

    продемонстрировала превосходные результаты в тесте невербального интеллекта и размах пальцев назад, а также меньшие двигательные нарушения и дисфункцию лобных долей по сравнению с пациентами с шизофренией (таблица 1).Пациенты хуже выполняли все задания невербального общения (таблица 2) при контроле невербального интеллекта и рабочей памяти. Применяя пороговые значения, 14, 18 45,7% пациентов с шизофренией имели дефицит жестикуляции (47,8% пантомима и 32,6% имитация), а 37,8% были нарушены в задаче « Использование инструментов » (37,8% пантомима, 11,1% демонстрация и 11,1% использовать).

    Таблица 2. Сравнения

    групп производительности задач, среднего (SD) с ковариатами TONI и размахом цифр назад

    Характеристика . Органы управления . Пациенты . F / X 2 . п .
    Кол-во (%) мужчин 26 (59) 28 (63) 0,15 ,83
    Возраст (лет) 38.77 (13,58) 37,96 (11,17) 0,10 0,99
    Образование 14,14 (2,66) 13,58 (3,03) 0,87 ,17
    . 110,60 (10,33) 97,73 (11,03) 31,09 <0,001
    Размах цифр 5,36 (0,78) 4,37 (1,22) 20,416 90,216 90,216 ЦЕЛИ 0.15 (0,71) 2,33 (3,86) 10,19 0,02
    BFCRS 0 (0) 1,63 (3,58) 9,12 0,03
    7,09 (7,29) 41,56 <0,001
    NES 3,94 (4,84) 13,59 (11,45) 21,26 902 902 902 (0) 2.80 (5,21) 12,72 0,006
    FAB 17,57 (0,66) 16,16 (2,64) 11,90 0,009
    902 716 902 716 TLC 902
    SANS 24,87 (16,93)
    CAINS 17,96 (10,67) положительный00 (6,13)
    PANSS отрицательный 18,33 (5,13)
    PANSS общий 902 902 902 мг) 403,22 (346,98)
    Продолжительность болезни (лет) 12,89 (12,08)
    . Элементы управления ( n = 44) . Пациенты ( n = 46) . F ( df = 3) . п .
    ТУЛИЯ 225,67 (7,75) 206,13 (28,12) 13,88 <0,001
    PKT 27,3116 (1,44)

    <.001
    PONS 46,67 (4,42) 41,42 (6,03) 19,88 <0,001
    Использование инструмента ) 8,77 <0,001
    . Элементы управления ( n = 44) . Пациенты ( n = 46) . F ( df = 3) . п .
    TULIA 225,67 (7,75) 206,13 (28,12) 13,88 <0,001
    PKT 27,3116 (1,44) 27,3116 <1,44 0,001
    PONS 46,67 (4,42) 41,42 (6,03) 19,88 <0,001
    Использование инструмента 71.93 (0,46) 69,59 (4,28) 8,77 <0,001
    Таблица 2.

    Групповые сравнения производительности задач, среднее (SD) с ковариатами TONI и размахом цифр в обратном направлении

    . Элементы управления ( n = 44) . Пациенты ( n = 46) . F ( df = 3) . п .
    TULIA 225,67 (7,75) 206,13 (28,12) 13,88 <0,001
    PKT 27,3116 (1,44) 27,3116 <1,44 0,001
    PONS 46,67 (4,42) 41,42 (6,03) 19,88 <0,001
    Использование инструмента 71,93 (0,46) 77 <0,001
    . Элементы управления ( n = 44) . Пациенты ( n = 46) . F ( df = 3) . п .
    ТУЛИЯ 225,67 (7,75) 206,13 (28,12) 13,88 <.001
    PKT 27,31 (1,44) 24,41 (4,34) 10,98 <0,001
    PONS 46,67 (4,42) 41,4 001
    Использование инструмента 71,93 (0,46) 69,59 (4,28) 8,77 <0,001

    Внутригрупповые корреляции

    Органы управления.

    В контрольной группе ни одна из невербальных коммуникативных задач существенно не коррелировала с другими. Частичные корреляции с поправкой на возраст показали, что жестикуляция, знание жестов и невербальное социальное восприятие связаны с более высоким IQ (дополнительные данные). Напротив, знание жестов и невербальное социальное восприятие коррелировали с большей продолжительностью обучения, а выполнение жестов коррелировало с лучшей производительностью рабочей памяти. Наконец, эффективность использования инструмента не была связана ни с одной из описательных переменных.

    Пациенты.

    У пациентов эффективность каждой невербальной коммуникативной задачи сильно коррелировала (таблица 3), за исключением корреляции между невербальным социальным восприятием (PONS) и использованием инструментов на уровне тенденции. В частности, выполнение жестов было тесно связано со знанием жестов, использованием инструментов и невербальным социальным восприятием. Корреляция между коммуникативными задачами оставалась значительной даже при коррекции нарушений вербальной рабочей памяти, возраста и CPZ (дополнительных данных).Кроме того, выполнение невербальных коммуникативных задач продемонстрировало значительную частичную корреляцию с клиническими переменными при корректировке на возраст и CPZ (дополнительные данные).

    Таблица 3. Частичные корреляции

    между задачами у пациентов ( n = 46) с поправкой на возраст и CPZ

    . PONS . ПКТ . Использование инструмента .
    r . п . r . п . r . п .
    Тулия 0,57 <0,001 ,76 <0,001 ,75 <0,001
    003 .38 .07
    PKT .51 .005
    202313 9 .
    PONS . ПКТ . Использование инструмента .
    r . п . r . п . r . п .
    Тулия 0,57 <0,001 ,76 <0,001 ,75 <0,001
    003 0,38 0,07
    ПКТ .51 .005
    Таблица 3.

    Частичная корреляция между задачами у пациентов ( n = 46), с поправкой на возраст и CPZ

    . PONS . ПКТ . Использование инструмента .
    r . п . r . п . r . п .
    Тулия 0,57 <0,001 ,76 <0,001 ,75 <0,001
    003 0,38 0,07
    ПКТ .51 0,005
    . PONS . ПКТ . Использование инструмента .
    r . п . r . п . r . п .
    Тулия 0,57 <0,001 ,76 <0,001 ,75 <0,001
    003 0,38 0,07
    PKT ,51 0,005

    Клинические факторы, вклад 4, возраст 4, возраст 4 невербальные коммуникативные задачи были протестированы с использованием моделей пошаговой линейной регрессии (таблица 4).Все 4 задания были связаны с двигательными / лобными аномалиями. Помимо этих ассоциаций, жестикуляция была связана с возрастом, положительными симптомами и фактором дискинезии / кататонии. Кроме того, невербальное социальное восприятие объяснялось положительными симптомами / рабочей памятью и использованием инструментов дискинезией / кататонией. Фактор негативных симптомов и CPZ были исключены в каждой модели.

    Таблица 4. Факторы

    , влияющие на задачи невербального общения Модель

    −1 02
    . Rcorr2 . df . Ф . п . Предиктор . β . Т . п .
    TULIA .60 4, 41 17.80 <.001 Двигатель / передний -.56 −5,39 <0,001
    Возраст −,27 −2,60
    Положительный / WM −22 −2,33 0,03
    Дискинезия / кататония -.22 −2,28 .03
    PONS .46 2, 43 20,06 <0,001 Двигатель / фронтальный −,53
    Положительный / WM −,45 −4,08 <0,001
    PKT 902,15 902 1 15237 <.001 Двигатель / передний −.50 −3,79 <.001
    Использование инструмента .54 2, 43 27,41 <. Двигатель / лобовой −,69 −6,78 <0,001
    Дискинезия / кататония −,26 −,26 −,26
    902 −.27 −1 02
    Модель . Rcorr2 . df . Ф . п . Предиктор . β . Т . п .
    ТУЛИЯ .60 4, 41 17,80 <0,001 Мотор / передний −,56 −5,39 <0,001
    −2.60 , 01
    Положительный / WM −.22 −2.33 9016 902 902 902 Дискинезия / кататония -.22 −2,28 .03
    PONS .46 2, 43 20,06 <0,001 Двигатель / фронтальный −,53
    Положительный / WM −,45 −4,08 <0,001
    PKT 902,15 902 1 15237 <.001 Двигатель / передний −.50 −3,79 <.001
    Использование инструмента .54 2, 43 27,41 <. Двигатель / лобовой −,69 −6,78 <0,001
    Дискинезия / кататония −,26 −,26 −,26
    Таблица 4. Факторы

    , влияющие на задачи невербального общения Модель

    902 902 902 .45 902
    . Rcorr2 . df . Ф . п . Предиктор . β . Т . п .
    TULIA .60 4, 41 17,80 <0,001 Двигатель / передний −,56 −5,39 902 Возраст −27 −2,60 0,01
    902 Положительный / WM 902.22 −2,33 0,03
    Дискинезия / кататония −22 −2,28 2, 43 20,06 <.001 Мотор / передний −,53 −4,81 <0,001
    −4,08 <0,001
    PKT ,23 1, 44 14,37 <0,001 Двигатель / фронтальный −,50 −3 001
    Использование инструмента .54 2, 43 27,41 <.001 Двигатель / передний −.69 −6.78 <.001
    Дискинезия / кататония -.26 −2,53 0,02
    902 −.27 −1 02
    Модель . Rcorr2 . df . Ф . п . Предиктор . β . Т . п .
    ТУЛИЯ .60 4, 41 17,80 <0,001 Мотор / передний −,56 −5,39 <0,001
    −2.60 , 01
    Положительный / WM −.22 −2.33 9016 902 902 902 Дискинезия / кататония -.22 −2,28 .03
    PONS .46 2, 43 20,06 <0,001 Двигатель / фронтальный −,53
    Положительный / WM −,45 −4,08 <0,001
    PKT 902,15 902 1 15237 <.001 Двигатель / передний −.50 −3,79 <.001
    Использование инструмента .54 2, 43 27,41 <. Двигатель / лобовой −,69 −6,78 <0,001
    Дискинезия / кататония −,26 −,26 −,26

    Наконец, мы исследовали, было ли неизменное невербальное социальное восприятие критическим для правильного выполнения жестов руками и могут ли моторные / лобные аномалии препятствовать этой ассоциации. Частичные корреляции показали, что невербальное социальное восприятие было связано с лучшей производительностью жестов ( r = 0,34, P = 0,04) при корректировке на возраст, CPZ и фактор моторных / лобных аномалий. На рисунке 1 изображен анализ посредника.У пациентов превосходное невербальное социальное восприятие связано с правильным выполнением жестов руками (верхняя панель). Хотя добавление моторных / лобных аномалий к модели уменьшило влияние невербального социального восприятия на выполнение жестов, связь по-прежнему оставалась значительной, в то время как объясненная дисперсия увеличивалась (нижняя панель). Другими словами, моторные / лобные аномалии лишь частично опосредовали влияние невербального социального восприятия на выполнение жестов. Кроме того, не было никакого эффекта взаимодействия невербального социального восприятия и моторных / фронтальных аномалий на выполнение жестов (данные не показаны).Иерархический регрессионный анализ показал, что невербальное социальное восприятие оказало влияние на жестикуляцию помимо моторных / фронтальных аномалий (модель 1: моторные / фронтальные аномалии R 2 = 0,48, F (изменение) [1, 44] = 40,39, P (изменение) <0,001, двигательные / лобные аномалии β = −,69, P <0,001; модель 2: невербальное социальное восприятие Δ R 2 = 0,10, F (изменить) [2, 43] = 9.75, P (изменение) = 0,003, моторные / лобные аномалии β = −,50, P <0,001, невербальное социальное восприятие β = 0,37, P = 0,003).

    Рис. 1.

    Связь социального восприятия, двигательных / лобных аномалий и жестовой способности. Верхняя панель: прямая связь между невербальным социальным восприятием (PONS) и выполнением жестов (TULIA). Нижняя панель: включение медиаторных моторных / фронтальных аномалий (моторный / фронтальный фактор).Цифры указывают бета-веса. Обратите внимание, что связь между невербальным социальным восприятием и выполнением жестов слабее на нижней панели, что свидетельствует о частичном посредническом эффекте двигательных / лобных аномалий.

    Рис. 1.

    Связь социального восприятия, двигательных / лобных аномалий и жестовой способности. Верхняя панель: прямая связь между невербальным социальным восприятием (PONS) и выполнением жестов (TULIA). Нижняя панель: включение медиаторных моторных / фронтальных аномалий (моторный / фронтальный фактор).Цифры указывают бета-веса. Обратите внимание, что связь между невербальным социальным восприятием и выполнением жестов слабее на нижней панели, что свидетельствует о частичном посредническом эффекте двигательных / лобных аномалий.

    Обсуждение

    Настоящее исследование дефицита невербальной коммуникации при шизофрении дало 4 основных вывода. Во-первых, мы подтвердили нарушения невербального социального восприятия и производства жестов при шизофрении. 1, 10, 14, 16, 40 Кроме того, у пациентов был дефицит знаний жестов и фактического использования инструментов.Во-вторых, как предполагалось, при шизофрении дефицит жестовой способности был связан с нарушениями невербального социального восприятия, знания жестов и использования инструментов. Напротив, производительность в этих задачах не коррелировала в элементах управления. В-третьих, двигательные / лобные аномалии были общими факторами, связанными с плохой работой пациентов при выполнении всех 4 невербальных задач. Тем не менее, помимо двигательных нарушений, задачи были связаны с различными клиническими факторами. В-четвертых, плохое невербальное социальное восприятие было связано с нарушением жестов, и эта связь лишь частично опосредована двигательными / лобными аномалиями.Напротив, меньшее экологическое исследование не смогло найти связи между невербальным социальным восприятием и спонтанным использованием жестов при шизофрении. 8

    Двигательные нарушения Нарушение невербальной коммуникации

    Двигательные аномалии являются неотъемлемым аспектом шизофрении, присутствующим еще до начала полномасштабного расстройства и часто ухудшающимся при лечении антипсихотиками. 41–44 Двигательные явления включают кататонию, паркинсонизм, ненормальные непроизвольные движения и NSS. 42 Мы предположили, что двигательные аномалии будут способствовать невербальному социальному общению, особенно выразительным жестам или имитации положения тела и действий. Действительно, фактор моторных / лобных аномалий (включая паркинсонизм, NSS, кататонию, лобную дисфункцию и рабочую память) обратно коррелировал со всеми задачами. Кроме того, фактор дискинезии / кататонии также обратно коррелировал с производством жестов и использованием инструментов. Таким образом, наличие двигательных / лобных аномалий ухудшает восприятие и выражение невербальной коммуникации при шизофрении.Нарушение жестикуляции и раньше связывали с двигательными нарушениями и дисфункцией лобных долей. 10 Следовательно, пациенты с двигательными нарушениями склонны к нарушениям невербального общения. Это актуально не только для хронической шизофрении, но также для субъектов с риском психоза и пациентов с первым эпизодом шизофрении. Обе группы могут испытывать двигательные аномалии 45, 46 и дефицит социального познания. 47 Следовательно, возможно, что некоторые из социальных когнитивных нарушений связаны с двигательными аномалиями.Действительно, молодые пациенты с шизотипическим расстройством реже используют жесты, чем в контрольной группе. 48 Кроме того, субъекты со сверхвысоким риском психоза демонстрируют ошибки содержания спонтанных жестов совместной речи. 49

    Связь социального восприятия и управления жестами: зеркальные нейроны и теория разума

    Часть прочной взаимосвязи социального восприятия и контроля жестов не зависела от двигательных / лобных аномалий, как показал анализ посредничества.Кроме того, иерархическая регрессия подтвердила, что влияние невербального социального восприятия на выполнение жестов было больше, чем отрицательное влияние двигательных / лобных аномалий, хотя регрессионные модели не подходят для окончательного доказательства причинно-следственных связей. В случае, если у пациента были достаточные невербальные способности к социальному восприятию, наличие значительных двигательных / лобных аномалий, следовательно, ухудшило бы, но не исчезло бы выполнение жестов.

    Возможная связь между социальным восприятием и управлением жестами может рассматриваться в свете воплощенного познания, в котором жесты были предложены как посредники между действием и его мысленным представлением. 11 В частности, зеркальный механизм указывает на то, что двигательные действия других понимаются тем же механизмом, лежащим в основе выполнения этих двигательных действий. Кроме того, зеркальный механизм моторного поведения имеет решающее значение для интерпретации целей и намерений других. 50 Другая модель утверждает, что семантика действия, то есть знание конкретных действий и их значения, имеет решающее значение для понимания действий других. 51 Таким образом, знание абстрактного значения жестов вместе с представлением действия должно иметь решающее значение для правильного выполнения жестов.

    Области мозга, участвующие в производстве жестов, наблюдении жестов, имитации действий и наблюдении за действиями, в целом одинаковы: нижняя лобная извилина (IFG), островок и нижняя теменная долька (IPL). 24, 52–55 Имитация и наблюдение за жестами рук активируют правую IPL и медиальную префронтальную кору, таким образом задействуя систему зеркальных нейронов и систему ментализации. 55 При шизофрении аберрантная нервная активация была обнаружена во время обработки метафорических жестов в левой IFG и левой верхней височной борозде (STS). 56, 57 Точно так же у пациентов наблюдалась аномальная активация во время имитации и наблюдения за движениями пальцев внутри IPL и STS. 58 Следовательно, церебральная двигательная система, включая премоторные области коры, может способствовать социальному когнитивному дефициту при шизофрении во время восприятия, интерпретации и производства действий, таких как жесты рук и позы тела.

    Текущие программы психологического лечения для улучшения социального познания эффективно улучшают распознавание эмоций, но не влияют на более сложные показатели невербального социального восприятия. 59 Специальная дополнительная тренировка жестов рук может усилить и обобщить эффекты современных подходов к обучению социальным навыкам. Кроме того, наши данные предлагают учитывать некоторые аспекты моторного поведения при оценке социального познания. Фактически, жесты рук, движения головы и тела используются для невербального выражения в социальных взаимодействиях.

    Отрицательные симптомы и рабочая память при невербальном общении

    Негативные симптомы могут влиять на социальное взаимодействие, тем самым нарушая социальное познание. 3, 60 Результаты нашего исследования были противоречивыми: отрицательный фактор PCA не коррелировал с какой-либо невербальной коммуникативной задачей. Однако, в соответствии с предыдущими отчетами, нарушение жестов, использования инструментов и знаний жестов коррелировало с повышенными оценками в CAINS, SANS и PANSS отрицательно. 5, 9, 10, 14 Тем не менее, невербальное социальное восприятие (PONS) не коррелирует с негативными симптомами, как и в других исследованиях. 1, 16 Расхождение между тестами может быть связано с составом отрицательного фактора в PCA.В целом, наши результаты свидетельствуют против общего воздействия негативных симптомов на невербальную коммуникацию при шизофрении. Вместо этого негативные симптомы могут влиять на выражение, но не на восприятие невербального социального взаимодействия.

    Шизофрения связана с генерализованным надрамодальным нарушением рабочей памяти. 61 Фактически, имитация жестов рук была связана с рабочей памятью при шизофрении и раньше. 9 Однако наши результаты выступают против конкретного воздействия на производство жестов и в пользу обобщенного воздействия на невербальную коммуникацию.Действительно, тест вербальной рабочей памяти коррелировал с каждым из 4 заданий (дополнительные данные). Кроме того, рабочая память была частью фактора моторных / лобных аномалий, который коррелировал со всеми невербальными задачами. Корреляция между задачами остается значимой при шизофрении даже при контроле рабочей памяти (дополнительные данные).

    В контрольной группе мы не обнаружили корреляции между 4 невербальными коммуникативными задачами. Это отсутствие связи может служить аргументом в пользу различных процессов и способностей между жестами, знанием жестов, использованием инструментов и социальным восприятием.Баллы знания жестов (PKT) и задачи «Использование инструментов» ясно демонстрируют эффект потолка, поскольку эти тесты были разработаны для использования у пожилых людей с апраксией. 18, 23, 39, 62 Однако задачи невербального социального восприятия (PONS) и выполнения жестов (TULIA) были разработаны так, чтобы избежать эффектов потолка, и имеют достаточную вариативность в нашей выборке. Тем не менее, невербальное социальное восприятие и жестикуляция не были связаны у здоровых субъектов, в отличие от пациентов с шизофренией.

    Пациенты и контрольная группа хорошо соответствовали возрасту, полу и уровню образования. Однако они все же различались невербальным IQ и производительностью рабочей памяти. Поэтому нам пришлось включить эти параметры в качестве ковариат в групповые сравнения. Мы исследовали неоднородную группу пациентов относительно возраста, продолжительности заболевания и тяжести симптомов. Таким образом, производительность жестов в этом образце была лучше, чем в нашем предыдущем исследовании. 14 Чтобы учесть влияние лечения и возраста, CPZ и возраст были контрольными переменными в частичном корреляционном анализе.Конечно, контроль дозы антипсихотических препаратов не исключает эффектов лекарств. Кроме того, хотя мы исключили пациентов с текущими коморбидными расстройствами на основе диагностических интервью, мы не можем полностью исключить коморбидные эффекты субсиндромальных расстройств или незадекларированных прошлых расстройств.

    Заключение

    В заключение, пациенты с шизофренией продемонстрировали генерализованные нарушения в 4 задачах невербального общения. Кроме того, пациенты с двигательными / лобными аномалиями испытывали больше трудностей при выполнении заданий.Наконец, независимо от негативного влияния двигательных / лобных нарушений, была сильная связь между невербальным социальным восприятием и жестовой характеристикой, указывающая на зеркальный механизм жестового поведения. В будущих исследованиях следует сосредоточить внимание на лежащих в основе изменений головного мозга и установить, могут ли конкретные вмешательства при двигательных аномалиях способствовать социальному познанию.

    Финансирование

    Это исследование получило финансирование от Фонда Бангертера-Райнера (S.W.) и Швейцарский национальный научный фонд (грант SNF 152619/1 на S.W. и S.B.).

    Благодарности

    Авторы благодарят г-жу Нору Шауб, которая оценила видео об использовании инструментов. Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов в отношении предмета данного исследования.

    Список литературы

    1.

    .

    От восприятия к функциональному результату при шизофрении: моделирование роли способностей и мотивации

    .

    Психиатрия Arch Gen

    .

    2012

    ;

    69

    :

    1216

    1224

    . 2.

    .

    Социальное познание как переменная-посредник между нейропознанием и функциональным исходом при шизофрении: эмпирический обзор и новые результаты моделирования структурными уравнениями

    .

    Шизофр Бык

    .

    2011

    ;

    37

    (

    доп 2

    ):

    S41

    S54

    .3.

    и другие.

    Социальное познание при шизофрении: семинар NIMH по определениям, оценке и исследовательским возможностям

    .

    Шизофр Бык

    .

    2008

    ;

    34

    :

    1211

    1220

    .4.

    .

    Восприятие эмоций на лице при шизофрении: метааналитический обзор

    .

    Шизофр Бык

    .

    2010

    ;

    36

    :

    1009

    1019

    .5.

    .

    Имитация, симуляция и шизофрения

    .

    Шизофр Бык

    .

    2008

    ;

    34

    :

    698

    707

    . 6.

    .

    Влияние ясности эмоций на идентификацию эмоциональной просодии при параноидной шизофрении

    .

    Психол Мед

    .

    2009

    ;

    39

    :

    927

    938

    . 7.

    .

    Нарушения невербального поведения при шизофрении: этологическое исследование пациентов, не употребляющих наркотики

    .

    Acta Psychiatr Scand

    .

    1998

    ;

    97

    :

    109

    115

    . 8.

    .

    Нарушается ли невербальная коммуникация при взаимодействии с пациентами с шизофренией?

    Шизофр Бык

    .

    2013

    ;

    39

    :

    1150

    1158

    . 9.

    .

    Имитация жестов при шизофрении

    .

    Шизофр Бык

    .

    2013

    ;

    39

    :

    94

    101

    . 10.

    .

    Нарушение пантомимы при шизофрении: связь с функцией лобных долей

    .

    Cortex

    .

    2013

    ;

    49

    :

    520

    527

    . 11.

    .

    Слово в руке: действие, жест и мысленное представление у людей и нечеловеческих приматов

    .

    Философия Trans R Soc Lond B Biol Sci

    .

    2012

    ;

    367

    :

    129

    143

    . 12.

    .

    Две стороны одной медали: речь и жесты взаимодействуют друг с другом для улучшения понимания

    .

    Психология

    .

    2010

    ;

    21

    :

    260

    267

    . 13.

    .

    Польза жестов при общении: свидетельства людей с нарушениями слуха

    .

    Cortex

    . 2012; 48: 857–870. 14.

    .

    Нарушение жестовой способности при шизофрении: особая уязвимость бессмысленных пантомим

    .

    Нейропсихология

    .

    2013

    ;

    51

    :

    2674

    2678

    .15.

    .

    Исследование жестов и пантомимы у больных хронической шизофренией в стационаре

    .

    Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci

    .

    1994

    ;

    244

    :

    59

    64

    .16.

    .

    Невербальное социальное восприятие и симптоматика при шизофрении

    .

    Schizophr Res

    .

    2002

    ;

    53

    :

    83

    91

    . 17.

    .

    Референтные заблуждения общения и интерпретации жестов

    .

    Психиатрия Res

    .

    2008

    ;

    158

    :

    27

    34

    .18.

    .

    От пантомимы к реальному использованию: как аффорданс может облегчить фактическое использование инструментов

    .

    Нейропсихология

    .

    2011

    ;

    49

    :

    2410

    2416

    .19.

    .

    Оценка и анализ руки: Эдинбургская инвентаризация

    .

    Нейропсихология

    .

    1971

    ;

    9

    :

    97

    113

    . 20.

    и другие.

    Мини-международное нейропсихиатрическое интервью (M.I.N.I.): разработка и проверка структурированного диагностического психиатрического интервью для DSM-IV и ICD-10

    .

    J Clin психиатрии

    .

    1998

    ;

    59

    (

    доп 20

    ):

    22

    33

    ; викторина 34–57.21.

    .

    Комплексная оценка симптомов и истории болезни (CASH). Инструмент для диагностики и психопатологии

    .

    Психиатрия Arch Gen

    .

    1992

    ;

    49

    :

    615

    623

    .22.

    и другие.

    Комплексная оценка продукции жестов: новый тест апраксии верхних конечностей (TULIA)

    .

    евро J Neurol

    .

    2010

    ;

    17

    :

    59

    66

    .23.

    .

    Познание переходных пантомим и непереходных жестов

    .

    J Int Neuropsychol Soc

    .

    2002

    ;

    8

    :

    958

    962

    .24.

    и другие.

    Вмешательство в производство жестов за счет стимуляции тета-всплеска над левой нижней лобной корой

    .

    Clin Neurophysiol

    .

    2011

    ;

    122

    :

    1197

    1202

    .25.

    .

    Представляем MiniPONS: короткую многоканальную версию Профиля невербальной чувствительности (PONS)

    .

    J Невербальное поведение

    .

    2011

    ;

    35

    :

    189

    204

    .26.

    .

    Чувствительность к невербальному общению: тест PONS

    .

    Балтимор, Мэриленд

    :

    Издательство Университета Джона Хопкинса

    ;

    1979

    . 27.

    .

    Руководство ECDEU по оценке психофармакологии

    .

    Роквилл, Мэриленд

    :

    Министерство здравоохранения, образования и социального обеспечения США

    ;

    1976

    . 28.

    .

    Единая шкала оценки болезни Паркинсона

    .В: , ред.

    Последние изменения в болезни Паркинсона

    . Vol

    2

    .

    Парк Флорхэм, Нью-Джерси

    :

    Медицинская информация Macmillan

    ;

    1987

    . 29.

    .

    Шкала неврологической оценки (NES): структурированный инструмент для оценки неврологических признаков шизофрении

    .

    Психиатрия Res

    .

    1989

    ;

    27

    :

    335

    350

    . 30.

    .

    Кататония. I. Рейтинговая шкала и стандартизированный экзамен

    .

    Acta Psychiatr Scand

    .

    1996

    ;

    93

    :

    129

    136

    . 31.

    .

    Двигательные, волевые и поведенческие расстройства при шизофрении. 1. Оценка по модифицированной шкале Роджерса

    . .

    Br J Психиатрия

    .

    1991

    ;

    158

    :

    323

    327

    , 333–336. 32.

    .

    The FAB: батарея фронтальной оценки у постели больного

    .

    Неврология

    .

    2000

    ;

    55

    :

    1621

    1626

    . 33.

    .

    Шкала памяти Векслера (WMS-III)

    .

    Сан-Антонио, Техас

    :

    Психологическая корпорация

    ;

    1997

    .34.

    .

    Тест невербального интеллекта

    .

    Остин, Техас

    :

    PRO-ED

    ;

    1982

    . 35.

    .

    Шкала положительных и отрицательных синдромов (PANSS) для шизофрении

    .

    Шизофр Бык

    .

    1987

    ;

    13

    :

    261

    276

    . 36.

    .

    Шкала оценки мышления, языка и общения (TLC)

    .

    Шизофр Бык

    .

    1986

    ;

    12

    :

    473

    482

    . 37.

    .

    Шкала оценки негативных симптомов (SANS): концептуальные и теоретические основы

    .

    Br J Psychiatry Suppl

    .

    1989

    ;

    49

    58

    . 38.

    .

    Первоначальная разработка и предварительная проверка новой меры негативных симптомов: Интервью для клинической оценки негативных симптомов (CAINS)

    .

    Schizophr Res

    .

    2010

    ;

    124

    :

    36

    42

    . 39.

    .

    Возрастные изменения познания руки и кисти

    .

    Cogn Neuropsychol

    .

    2009

    ;

    26

    :

    675

    684

    . 40.

    .

    Социальное восприятие как посредник влияния ранней визуальной обработки на функциональный статус при шизофрении

    .

    Am J Psychiatry

    .

    2006

    ;

    163

    :

    448

    454

    . 41.

    .

    Неврологические признаки и непроизвольные движения при шизофрении: характерные для системной патобиологии и информация о ней

    .

    Шизофр Бык

    .

    2009

    ;

    35

    :

    415

    424

    . 42.

    .

    Двигательные симптомы и шизофрения

    .

    Нейропсихобиология

    .

    2012

    ;

    66

    :

    77

    92

    .43.

    .

    Психомоторное замедление при шизофрении

    .

    Шизофр Бык

    .

    2007

    ;

    33

    :

    1038

    1053

    . 44.

    .

    Менее структурированные модели движений позволяют прогнозировать тяжесть позитивного синдрома, возбуждения и дезорганизации

    .

    Шизофр Бык

    .

    2014

    ;

    40

    :

    585

    591

    . 45.

    .

    Продольное развитие двигательных нарушений в связи с психотическими симптомами у подростков с высоким риском шизофрении

    .

    Психиатрия Arch Gen

    .

    2008

    ;

    65

    :

    165

    171

    . 46. ​​

    .

    Аномалии моторного поведения у не принимавших наркотики пациентов с расстройствами шизофренического спектра

    .

    Mov Disord

    .

    2010

    ;

    25

    :

    1068

    1076

    . 47.

    и другие.

    Социальное познание при шизофрении, часть 1: результативность на разных этапах болезни

    .

    Шизофр Бык

    .

    2012

    ;

    38

    :

    854

    864

    . 48.

    .

    Жестовое поведение у подростков с шизотипией без лечения

    .

    J Ненормальный психол

    .

    2006

    ;

    115

    :

    351

    358

    . 49.

    .

    Несоответствие и жесты лексического поиска связаны с обработкой визуальной информации, вербальной продукцией и симптоматикой у молодых людей с высоким риском психоза

    .

    Schizophr Res

    .

    2014

    ;

    158

    :

    64

    68

    . 50.

    .

    Функциональная роль контура теменно-лобного зеркала: интерпретации и неправильные интерпретации

    .

    Nat Rev Neurosci

    .

    2010

    ;

    11

    :

    264

    274

    . 51.

    .

    Знание действий, зрительно-моторная активация и воплощение в двух системах действий

    .

    Ann N Y Acad Sci

    .

    2010

    ;

    1191

    :

    201

    218

    .52.

    и другие.

    Зависимая от подтипа жестов левая латерализация планирования практики: исследование фМРТ, связанное с событием

    .

    Кора головного мозга

    .

    2009

    ;

    19

    :

    1256

    1262

    .53.

    и другие.

    Роль спинного потока для производства жестов

    .

    Нейроизображение

    .

    2006

    ;

    29

    :

    417

    428

    . 54.

    .

    Апраксия и теменные доли

    .

    Нейропсихология

    .

    2009

    ;

    47

    :

    1449

    1459

    . 55.

    .

    Дифференциальная роль системы Mentalizing и Mirror Neuron в имитации коммуникативных жестов

    .

    Нейроизображение

    .

    2013

    ;

    81

    :

    294

    305

    . 56.

    .

    Нейронная интеграция речи и жестов при шизофрении: доказательства дифференциальной обработки метафорических жестов

    .

    Hum Brain Mapp

    .

    2013

    ;

    34

    :

    1696

    1712

    . 57.

    .

    Превосходная разобщенность височной борозды при обработке метафорических жестов при шизофрении

    .

    Шизофр Бык

    .

    2014

    ;

    40

    :

    936

    944

    . 58.

    .

    Измененная активация мозга во время имитации действий и наблюдения при шизофрении: трансляционный подход к исследованию социальной дисфункции при шизофрении

    .

    Am J Psychiatry

    .

    2014

    ;

    171

    :

    539

    548

    . 59.

    и другие.

    Эффективность и специфика тренировки социальных когнитивных навыков у амбулаторных пациентов с психотическими расстройствами

    .

    J Psychiatr Res

    .

    2011

    ;

    45

    :

    1113

    1122

    . 60.

    .

    Домены симптомов и нейрокогнитивные функции могут помочь дифференцировать социальные когнитивные процессы при шизофрении: метаанализ

    .

    Шизофр Бык

    .

    2013

    ;

    39

    :

    102

    111

    . 61.

    .

    Нарушения рабочей памяти при шизофрении: метаанализ

    .

    J Ненормальный психол

    .

    2005

    ;

    114

    :

    599

    611

    . 62.

    .

    Захватывающие инструменты: эффекты задания и апраксии

    .

    Нейропсихология

    .

    2009

    ;

    47

    :

    497

    505

    .

    © Автор, 2015. Опубликовано Oxford University Press от имени Центра психиатрических исследований Мэриленда. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

    Шизофрения как расстройство общения

    Шизофрения — разрушительное заболевание с тяжелыми последствиями для способности больных действовать независимо в обществе. Для него характерны галлюцинации, бред, языковая дисфункция и скомпрометированные социальные навыки, которые вместе создают серьезные трудности в общении с другими.Хотя это заболевание явно отличается от таких коммуникативных расстройств, как аутизм, его можно охарактеризовать как расстройство коммуникации, при котором эффективные инструменты коммуникации, такие как лингвистические и социальные навыки, находятся под угрозой. Известно, что пациенты с шизофренией испытывают два широких класса коммуникативных трудностей: проблемы с передачей смысла другим (выразительный язык) и нарушения понимания сообщений других (восприимчивый язык). В то же время недавние исследования нейронных основ шизофрении указывают не только на аномалии в определенных областях мозга, но, что важно, на ненормальную коммуникацию между областями мозга и внутри них, так что в некоторых теоретических концептуализациях шизофрения описывается как «разъединение». Синдром.Полное понимание коммуникативных трудностей при шизофрении отсутствует как на уровне наблюдаемого поведения, так и на уровне нейронных механизмов, лежащих в основе этих отклонений. «Разрыв» внутри и между областями мозга как с точки зрения анатомических, так и функциональных связей также все еще плохо изучен.

    Мы приглашаем исследователей представить оригинальные исследовательские статьи, а также обзорные статьи, в которых рассматривается проблема расстройства коммуникации при шизофрении и его первопричины, а также используются современные взгляды на эту тему.Нас интересуют статьи, в которых используются различные методы, включая поведенческую, но особенно функциональную методологию визуализации: подходы ERP, EEG, fMRI и DTI. Потенциальные темы включают, но не ограничиваются:

    • Нарушения семантической памяти при шизофрении
    • Нарушения языковой обработки, включая семантические и синтаксические отклонения при шизофрении
    • Нарушения обработки аффектов на основе сигналов лица и голоса
    • Достижения в характеристике белого вещества аномалии при шизофрении
    • Достижения в выявлении нарушений гамма-диапазона при шизофрении
    • Методы и выводы, связанные с функциональной связностью при шизофрении

    Перед отправкой авторам следует внимательно ознакомиться с Руководством для авторов журнала, которое находится по адресу http: // www.hindawi.com/journals/sprt/guidelines/. Предполагаемые авторы должны представить электронную копию своей полной рукописи через журнал Manuscript Tracking System на http://mts.hindawi.com/ в соответствии со следующим графиком:

    Каково это — иметь шизофрению

    Если у вас нет шизофрении, вероятно, трудно понять внутренний опыт шизофрении.

    Обзор

    Обычно, когда мы описываем друг другу свои переживания, мы предполагаем, что существует общее понимание того, каково это думать и воспринимать мир нашими чувствами.Мы ожидаем, что сможем говорить о том, о чем думаем, без необходимости описывать способы, которыми наш мозг соединяет различные фрагменты сенсорной информации и памяти, чтобы сформировать мысль.

    У больного шизофренией болезнь влияет на самые основные процессы восприятия и мышления. У каждого человека с болезнью будет уникальный мир, но есть общие темы.

    Симптомы

    Один из способов понять, каково это — болеть шизофренией, — это понять переживание каждого из основных симптомов шизофрении.Разумеется, личный и уникальный опыт человека не может быть разбит на эти аккуратные категории.

    Печаль и одиночество

    Люди, страдающие психозом, который включает галлюцинации и бред, также могут испытывать настоящую печаль, а также изоляцию. Эта печаль часто является естественной реакцией на то, что вы оказались в ужасающей и изолирующей ситуации. Потрясающий рассказ о шизофрении от первого лица, «Автобиография девушки-шизофреники» , очень ясно описывает печаль и одиночество, которые чувствовал молодой автор, когда его охватил психоз.

    Заблуждения

    Иметь заблуждение — значит быть одержимым идеей и иметь абсолютную уверенность в том, что эта идея верна. Ваше мышление может быть ясным в других отношениях, с логической способностью рассуждать, начиная с абсолютной убежденности в неверной посылке.

    Бредовые идеи могут отвлекать ваши мысли. Иногда люди с заблуждениями могут убедить других, что их заблуждения верны. Чаще всего это случается, когда заблуждение относится к сфере обычного человеческого опыта, например, неверный супруг или начальник, который «пытается меня достать.”

    Некоторые заблуждения явно признаются ненормальными, например, когда кто-то убежден, что он известный человек или что его мысли контролируются инопланетянами.

    Даже после того, как вы хорошо отреагируете на антипсихотические препараты, вы можете продолжать верить, что ваши заблуждения верны. Однако вы также могли понять, что другие люди думают, что эти идеи, вероятно, являются заблуждением.

    Психологи могут назвать это мета-осознанием симптома или осознанием, которое существует выше уровня самого симптома.

    Галлюцинации

    Галлюцинации и бред могут идти рука об руку. Например, слышать голоса, говорящие с вами по радио, — это галлюцинация. Абсолютная убежденность в том, что голоса настоящие, а то, что они говорят вам, правда, имеет компонент заблуждения.

    Можно испытывать галлюцинации, осознавая, что они не настоящие. Как и в случае с заблуждениями, это потребует мета-осознания нереальности того, что кажется реальным опытом.

    Люди обычно полагаются на свое восприятие, чтобы сказать, что реально. Мы часто не осознаем, что разные люди по-разному переживают одну и ту же ситуацию, потому что обычно эти небольшие различия не возникают в разговоре. Например, люди могут прожить всю свою жизнь, не зная, что страдают дальтонизмом, потому что они не знают, чего никогда не испытывали.

    Точно так же на вечеринке общительный человек может воспринимать дружелюбные, восприимчивые лица, в то время как застенчивый человек может воспринимать те же лица как равнодушные или даже критические.Оба эти восприятия находятся в сфере нормального человеческого опыта, и ни одно из них не является патологическим.

    Искажение восприятия

    Однако, если у вас шизофрения, вы можете услышать, как люди говорят критические или оскорбительные вещи, когда на самом деле эти разговоры не ведутся. Это тип слуховой галлюцинации.

    Визуальные галлюцинации также могут принимать разные формы. Больной шизофренией может заметить, что его внимание привлечено к лицу одного человека, он заметит, что зубы очень белые, а затем почувствует, что рот и зубы растут, заполняя всю комнату.Взаимодействие с другими людьми

    Это искажение восприятия будет ощущаться как реальное визуальное восприятие, и человек может поверить, что оно действительно происходит. Если они напуганы восприятием, они могут попытаться скрыть свой страх, закричать или убежать.

    У некоторых людей постоянные зрительные галлюцинации, например у маленьких детей или животных, которые часто появляются или следуют за ними.

    Они могут даже держать открытые двери для этих галлюцинаций, когда выходят из комнаты.

    Неорганизованная речь

    Процесс, который нарушает нормальную работу мозга, также нарушает процесс, посредством которого мозг контролирует свою собственную работу.Если использовать аналогию, психотический мозг не может самостоятельно устранять ошибки, потому что инструменты устранения неполадок тоже работают со сбоями.

    Люди, страдающие неорганизованной речью, часто осознают, что их мысли и слова не передают то, что они имеют в виду. Однако обычно они не понимают почему.

    Они могут искренне пытаться выразить свои мысли бессмысленным языком потока сознания и расстраиваться, когда другой человек не понимает или слова не звучат правильно.С другой стороны, может показаться, что они не осознают, что слушатель их не понимает.

    Неорганизованное поведение

    Есть много видов неорганизованного поведения, и люди обычно не замечают этих движений и считают такое поведение вполне разумным. Несколько примеров:

    • Шевелят пустыми руками, как будто они вяжут.
    • Делают очевидно бессмысленный жест рукой или позу тела.
    • Снимите одежду в неподходящем месте.

    Неорганизованное общественное поведение часто приводит к контакту с законом. Все больше и больше юрисдикций признают психические заболевания и направляют людей на психиатрическую экспертизу. Тем не менее, слишком много психически больных людей по-прежнему находятся в тюрьмах и даже из-за всего лишь деструктивного, дезорганизованного поведения.

    Люди, не страдающие шизофренией, также ведут себя странно и социально необычно. Относительно здоровые люди могут снять одежду на футбольном матче, устроить драку подушками на площади или надеть причудливую одежду.Разница в том, что эти люди осознают свое необычное поведение и ищут внимания, которое они привлекают.

    Отрицательные симптомы

    Людям, страдающим шизофренией, особенно трудно распознать негативные симптомы как симптомы болезни или даже как отклонения от нормы. Таким образом, переживания могут быть похожи на определенные виды депрессии.

    Человек не выражает эмоций или выражает их только мягко, даже когда противостоит гневу или в опасной ситуации.Человек также может не получать значительного удовольствия от вещей, которые когда-то были восхитительными, что называется ангедония .

    Если вы испытываете негативные симптомы, у вас мало энергии или мотивации, а также часто снижается ваша умственная энергия и острота зрения. Поскольку ум сам по себе кажется нечетким или тупым, существует ограниченное восприятие того, что можно чувствовать по-другому, и мало воспоминаний о времени, когда вы чувствовали себя иначе. Многие люди, пережившие депрессию, поймут это чувство нахождения в тумане ума.

    Настоящие люди, настоящие эмоции

    Психиатр Сэмюэл Кейт, доктор медицины, очень хорошо описал тяжелое положение человека с шизофренией:

    «Настоящие люди с настоящими чувствами заболевают шизофренией. Никогда не следует недооценивать глубину их боли, даже если сама болезнь может уменьшить их способность выражать ее…» Как сказал мне один из моих пациентов: «Что бы это ни было у меня. , Я чувствую себя гусеницей в коконе, и мне никогда не выпадет шанс стать бабочкой.’”

    Лечение

    Шизофрения — прогрессирующее заболевание, и лечение антипсихотическими препаратами наряду с терапией может уменьшить симптомы и потенциально остановить или замедлить прогрессирование заболевания.

    Руководство по обсуждению шизофрении

    Получите наше печатное руководство, которое поможет вам задать правильные вопросы на следующем приеме к врачу.

    Диагностика и лечение антипсихотическими препаратами на ранней стадии заболевания, оптимально в течение первых шести месяцев появления симптомов, имеют наибольший потенциал для уменьшения тяжести заболевания.Совершенно необходимо, чтобы люди обращались за помощью и настаивали на обследовании психиатром при появлении психотических симптомов.

    Слово от Verywell

    Хотя это не лечение как таковое, поддержка семьи также является важной частью борьбы с шизофренией. Поддержка близкого человека, страдающего шизофренией, означает больше, чем просто изучение симптомов и лечение; это о понимании того, каково на самом деле жить с этими симптомами изо дня в день. Таким образом, вы сможете проявить сочувствие и поддержку любимому человеку, чтобы он смог лучше справиться с болезнью.

    .

Добавить комментарий