Когнитивная психология изучает: Page not found — CogniFit

Содержание

Когнитивная психология: понятие, теория, основные методы

Под понятием когнитивная психология подразумевается раздел психологии, занимающийся исследованием познавательных процессов, происходящих в сознании человека. Эта наука родилась как своеобразный протест бихевиоризму, полностью исключавшему из области исследований такие психические функции, как, например, внимание.

Возникнув в пику одному психологическому течению, сегодня когнитивная психология развилась в мощную науку, включающую в себя когнитивную лингвистику, нейропсихологию и множество других разделов, даже когнитивную этологию, занимающуюся изучением интеллекта животных.

Теория когнитивной психологии

Суть когнитивной психологии заключается в рассмотрении человека как ученого, строящего гипотезы и схемы, а затем проверяющего их оправданность на практике. Человек выступает как своеобразный компьютер, воспринимающий внешние сигналы в виде света, звука, температуры и других раздражителей через рецепторы, а затем перерабатывающий эту информацию, анализирующий ее и создающий на этой основе шаблоны, позволяющие решать те или иные проблемы и задачи. В основе

когнитивной психологии лежит исследование памяти, внимания, ощущений, сознания, воображения и других мыслительных процессов. Все они делятся на познавательные и исполнительные, причем каждый из них состоит из множества структурных составляющих (блоков).

Особое значение в этой науке уделяется такой практической сфере, как когнитивно-поведенческая психотерапия. Основополагающим понятием данной ветви когнитивной психологии является так называемый конструкт. Он включает в себя особенности речи, мышления, памяти и восприятия и представляет мерило, классификатор восприятия человеком самого себя и других людей. Из конструктов складывается система. Если этот шаблон оказывается неэффективным, то человек со здоровой психикой трансформирует его, либо отказывается от него полностью, ища среди готовых или создавая взамен новый.

Кому может помочь когнитивная психология?

Психотерапевты-когнитивисты исходят из предположения, что причиной всех расстройств психики (депрессий, фобий и т.д.) являются неправильные, то есть дисфункциональные конструкты (установки, мнения). Таком образом, основным методом когнитивной психологии в этом плане становится замена В процессе лечения неработающих схем путем создания новых. Делается это под контролем и с помощью психотерапевта, однако врач только инициализирует (стимулирует) процесс, а затем корректируется его течение. Как и во многих других сферах психологии и психиатрии, очень многое здесь зависит от самого пациента.

Благодаря когнитивной терапии решаются следующие задачи: лечение психических расстройств или уменьшение их проявлений; сокращение риска возникновения рецидива; усиление эффективности медикаментозной терапии; устранение психосоциальных причин или следствий расстройства; коррекция ошибочных конструктов. Подробнее – в статье


Когнитивная психология

Определение 1

Это отрасль психологии, предметом изучения которой являются психические процессы, включая процессы мышления, восприятия, запоминания и учения.

Когнитивная психология считается относительно молодой отраслью, но это не мешает ей быстро превращаться в одну из самых популярных. В центре её внимания стоят вопросы приобретения, обработки и хранения информации людьми.

Доминирующим направлением в ней вплоть до 1950-х годов был бихевиоризм, а с 1970-х годов началось перемещение с поведенческой психологии к изучению внимания, памяти.

В этот период, а точнее в 1967 г. был впервые использован термин «когнитивная психология». Так новую отрасль назвал американский психолог У. Нейсер.

Под сознанием, по мнению Нейсера, понимаются все процессы, посредством которых сенсорная информация трансформируется, сокращается, перерабатывается, хранится, извлекается и используется. При этом отдельные познавательные процессы обеспечивают реализацию разных стадий переработки информации.

Когнитивные психологи в отличие от приверженцев бихевиоризма, имеют дело с внутренним психическим состоянием индивида. Причиной такого подхода, как считают специалисты, стало создание компьютеров. Даже сам термин «переработка информации» позаимствован у специалистов-компьютерщиков. Здесь присутствует скрытое или явное положение о сходстве между компьютерными операциями и познавательными процессами, которые свойственны человеку.

Специалисты в области когнитивной психологии рассматривают такие вопросы, как:

  • Восприятие;
  • Язык;
  • Внимание;
  • Память;
  • Решение проблем;
  • Принятие решений и формирование суждений;
  • Интеллект и др.

Затрагивая целый ряд дисциплин, когнитивная психология необходима специалистам других областей. Когнитивной психологией могут заинтересоваться, например, студенты, занимающиеся поведенческой неврологией, лингвистикой, вопросами искусственного интеллекта и другими смежными науками.

Готовые работы на аналогичную тему

Психика человека рассматривается как четкая система когнитивных операций, основные положения которых были разработаны А.Т. Беком. Ученый полагал, что нарушения психики можно объяснить неверно выстроенным самосознанием. Если психика человека нарушена, то он не сможет адекватно оценить не только окружающий мир, людей вокруг, но и самого себя.

Основной метод когнитивной психологии

Этим методом является анализ микроструктуры того или иного психологического процесса. Метод состоит из трех этапов:

  • Этап логического анализа. Человек с нарушенной психикой при помощи инструментов учится выявлять свои ошибочные суждения, возникающие, возможно, в состоянии аффекта;
  • Этап эмпирического анализа. Во время прохождения второго этапа специалист вместе с пациентом отрабатывает приемы, которые помогают элементы объективной реальности соотносить между собой;
  • Этап прагматического анализа. Это заключительный этап, на котором пациент учится осознавать свои действия оптимально.

Метод анализа микроструктуры психологического процесса активно применяется для работы, как с депрессивными состояниями, так и для работы с людьми, страдающими заниженной самооценкой.

Работающие в данной области специалисты полагают, что все проблемы личности возникают по причине неправильного её поведения. В связи с этим главная цель заключается в том, чтобы обучить человека адаптивному, адекватному поведению, закрепить его навыки, тем самым разрешив проблемы.

Психотерапевт вместе с пациентом находит ненужные модели поведения и заменяет их новыми. В обычной жизни все новые модели поведения должны быть отработаны.

Таким образом, когнитивная психология изучает уже не проблемы отдельного индивида, а механизмы его социальных суждений, пребывающие в рамках обыденного сознания. Это направление и его специалисты занимаются исследованиями способов личности объяснять и воспринимать правила окружающей действительности.

Представителями когнитивной психологии, несмотря на ряд ограничений, и недостатков, получено много важных данных в области процесса познания в целом. Установлено много закономерностей отдельных познавательных процессов и их взаимосвязь. Когнитивная психология имеет большое количество методик экспериментального исследования познавательных процессов.

Метод познания себя

Перед входом в храм Аполлона в Дельфах высечено изречение «Познай самого себя!», которое стало любимым постулатом Сократа. Переосмыслив изречение, Сократ утверждал, что познание своей нравственной сущности является путем к достижению счастья.

Выделяется несколько этапов в развитии самопознания:

  • Первый этап начинается в раннем детстве. Ребенок учится отделять себя от окружающего его физического мира. Идет процесс первичного самопознания. Семья для ребенка – это целый мир и ему трудно отделить себя от этой микрогруппы. Малышам, именно поэтому кажется, что мир создан только для них и вращается вокруг их интересов.
  • Для второго этапа характерен кризис первичного самопознания, который связан с изменениями, не вписывающимися в привычный образ «Я»;
  • Третий этап происходит в подростковом возрасте. Это период активного самопознания. На этом этапе осознается свое «духовное Я», собственные психические особенности, характер, нравственные качества. Начинается осознание внутреннего мира, достоинств, недостатков. На этом этапе формируются идеалы, активизируются процессы саморазвития и самосовершенствования. Постепенно человек определяет для себя идеалы, нравственные образцы, которым хотелось бы соответствовать. В процессе такой работы могут возникнуть недовольство собой, переоценка каких-то понятий, угрызения совести. Возможно возникновение внутренних и внешних конфликтов.

Анализ собственного внутреннего состояния, поступков и реакции на них, поведение окружающих являются первыми шагами на пути к самосовершенствованию.

Самопознание не обходится без процесса самонаблюдения, функция которого заключается в оценке собственных возможностей. Наблюдение за собой может происходить в той или иной ситуации непосредственно или с помощью памяти (как было вчера, позавчера, год назад).

Мало зная о себе, человек так же мало знает об окружающем его мире. Познать себя, постичь тайны в самом себе это заманчивая и вполне достижимая для личности перспектива. Полноценным процесс познания будет только тогда, когда будет накоплен определенный жизненный опыт – своеобразный «материал» для познания.

Когнитивная психология: определение, основные методы и идеи | CogniFit («КогниФит»)

В этой статье мы расскажем вам о том, что такое когнитивная психология и каковы её основные постулаты, идеи и методы, какие процессы она изучает, что такое когнитивный подход, а также о том, кому поможет когнитивная психология: в каких случаях обращаться к когнитивному психологу? Автор материала — когнитивный психолог Дарья Бирюкова, специально для CogniFit

Что такое когнитивная психология. Фото Amy Hirschi, Unsplash

Что такое когнитивная психология. Фото Amy Hirschi, Unsplash

Что такое когнитивная психология?

На сегодняшний день когнитивная психология занимает прочное положение среди направлений психологии и имеет множество разных определений и описаний как перспективное и молодое направление. Формальное начало когнитивной психологии – это 11 сентября 1956 года, когда в Массачусетском технологическом институте собралась специальная группа Института электрической и электронной инженерии, занимающаяся информационной теорией. Считается, что эта встреча положила начало когнитивной революции в психологии. Когнитивная психология является продуктом воздействия на психологию достижений в смежных технических дисциплинах, например в инженерной психологии. 

В современной психологической науке когнитивная психология понимается как психология, ориентированная на изучение познавательных (когнитивных) процессов психики человека и животных; исследует и изучает такие процессы как внимание, память, воображение, восприятие, речь, логическое мышление, процессы решения задач, человеческий и искусственный интеллект и так далее, — то есть всё, что связано с приобретением, структурированием использованием и воспроизведением информации.

Все познавательные процессы задействуются на разных этапах получения, хранения и воспроизведения полученной информации. Познавательные процессы рассматриваются как функции психики человека, которая выполняет операции, связанные с получением, хранением, обработкой и выдачей информации, то есть когнитивная психология рассматривает и изучает процесс переработки информации в знания, процесс формирования понятий и ассоциаций.

Ученые проводят аналогию между работой головного мозга человека и работой компьютера. Психологи даже заимствовали термин «переработка информации» и успешно применяют его в своих научных психологических трудах. Таким образом, когнитивная психология основывается на представлении о человеке как о системе, занятой поиском сведений об объектах и событиях окружающего мира,  а также перерабатывающей и хранящей поступающую информацию.

При этом отдельные познавательные процессы обеспечивают реализацию разных стадий переработки информации. Предполагается, что информация перерабатывается поэтапно, причем на каждом этапе и стадии обработки она находится определённое время и представлена в различной форме. 

Основная идея когнитивной психологии сводится к тому, что все знания, полученные человеком, преобразуются в схемы или так называемые шаблоны, которые хранятся в памяти и извлекаются оттуда по мере необходимости. Создание шаблона позволяет ускорить ответ на последующее аналогичное воздействие. Однако, это не статичные схемы, а динамичные, и изменяются они благодаря тому, что человек получает новые знания, так как познавательная деятельность происходит непрерывно. Ведь именно знания позволяют извлечь опыт из ситуации или принять верное решение. Таким образом, появляются новые схемы и обновляются старые.

С этой позиции главная задача когнитивной психологии состоит в том, чтобы найти максимально эффективные и естественные методики работы психики для получения и обработки информации. В соответствии с этой задачей, целью когнитивной психологии является понимание и моделирование процессов познания, формулировка алгоритма работы мозговых функций.

Когнитивный подход. Фото Tim Gouw, Unsplash

Когнитивный подход. Фото Tim Gouw, Unsplash

Что такое когнитивный подход?

На основе полученных данных исследований создан когнитивный подход, в центре которого – исследования структуры и организации памяти, мышления, внимания, воображения, восприятия, ощущений, то есть когнитивный подход охватывает весь спектр психических процессов и сфер поведения.

Когнитивный подход – это подход к обучению, основанный на положениях когнитивной психологии и предусматривающий в процессе обучения опору на принцип сознательности, учет различных когнитивных стилей, характерных для обучающихся конкретной группы, учебных стратегий, которыми они при этом пользуются.

Согласно такому подходу, обучающиеся являются не только объектом обучающей деятельности преподавателя, но и активными участниками процесса обучения. При этом обучающиеся опираются на свои когнитивные процессы и уже имеющиеся знания, которые находятся в основе понимания и применения этого явления при общении в ситуации обучения. 

Если характеризовать когнитивный подход в общих чертах, то он заключается в том, чтобы понять, каким образом человек расшифровывает информацию о действительности и организует ее, чтобы принимать решения. 

Методы когнитивной психологии

Когнитивный подход в психологии является научным, поэтому ему необходим точный метод исследования – лабораторный эксперимент, который является основным методом когнитивного подхода.

Лабораторный эксперимент – это вид эксперимента, который проводится в искусственно созданных условиях в научной лаборатории; характеризуется изоляцией проводимых исследований от реальной жизни.

Лабораторный эксперимент позволяет исследовать основы восприятия, памяти, внимания, способы построения когнитивной картины мира. Определяющим является тот факт, что когнитивная структура человека не должна находится в дисгармоничном состоянии. Но если такое происходит, человек стремится направить максимальные усилия на изменение этого состояния до достижения баланса и гармонии психических процессов. 

Для проведения лабораторного эксперимента необходимо соблюдение некоторых условий:

  • Предварительная постановка целей, задач лабораторного эксперимента, формулирование гипотез исследования, определение объекта и предмета исследования, а также формирование выборки испытуемых.
  • Знакомство с испытуемыми должно осуществляться еще до начала лабораторного эксперимента.
  • Необходима проработанная методология эксперимента: подготовить материал для исследования, например, карточки для запоминания предметов.
  • Место проведения эксперимента должно быть оборудовано всем необходимым, продуманы обстоятельства, в которых будет осуществляться эксперимент, форма его проведения: совместная групповая или индивидуальная.
  • Экспериментатор должен дать инструкцию испытуемым перед началом эксперимента, так как лабораторный когнитивный эксперимент предполагает стандарты его проведения, поэтому нельзя искажать инструкцию исследования.
  • В ходе исследования не рекомендуется обращать внимание на допущенные ошибки или комментировать происходящее, если этого не требует инструкция, так как экспериментатор может повлиять на результаты исследования.
  • Следить за эмоциональным и физическим состоянием человека, отмечать физиологические реакции, особенности поведения: при чрезмерном утомлении испытуемого, его излишнем возбуждении рекомендуется прервать опыт и провести его в другой раз.
Методы когнитивной психологии. Фото Austin Distel, Unsplash

Методы когнитивной психологии. Фото Austin Distel, Unsplash

В CogniFit создана специальная профессиональная платформа для научных исследований — с её помощью можно проводить исследования онлайн, что значительно облегчает учёным организацию, сбор данных и наблюдение за участниками.

Наряду с лабораторным экспериментом в когнитивной психологии применяются и другие методы, такие как тесты, опросники, корреляционное исследование, метод наблюдения, библиографический метод и т.д. Лабораторный эксперимент в когнитивной психологии отличается от тестирования, наблюдения, опросов и наблюдений по следующим критериям: наличие целенаправленного экспериментального воздействия, контроль воздействия и регистрация полученных результатов экспериментального исследования. 

Однако, в отличие от перечисленных методов, лабораторный эксперимент позволяет устанавливать причинно-следственные связи. Полученные результаты лабораторных экспериментов позволяют сформулировать выводы о том, какие именно механизмы лежат в основе психологических феноменов и когнитивных процессов, вызывают их развитие и качественную перестройку.

Таким образом, лабораторный эксперимент признается главным методом в когнитивной психологии, предполагает активное вмешательство экспериментатора в деятельность испытуемого с целью создания условий и преднамеренного вызывания изучаемого психического явления. Экспериментатор намеренно создает и измеряет условия, в которых протекает деятельность испытуемого, ставит определённые условия или просит решить некоторые задачи, фиксирует полученные результаты и делает выводы. По результатам проводимых лабораторных экспериментов можно судить о психологических когнитивных процессах и особенностях испытуемого. 

Результаты практических исследований и теоретических изысканий когнитивной психологии применяются в практической работе психологов, работающих в рамках когнитивного подхода и в когнитивно-поведенческой психотерапии.

Когнитивно-поведенческая психотерапия направлена на то, чтобы объяснить поведение человека, опираясь на познавательные процессы индивида. Практикующие специалисты-психологи пытаются доказать с помощью методик когнитивной психологии, что знание в первую очередь влияет на поведение людей и реакцию человека на раздражители окружающей среды.

Изучается разница восприятия вербальных и невербальных раздражителей, длительность и сила эффекта того или иного образа. На этом основывается когнитивно-поведенческая психотерапия, которая придерживается постулата о том, что причина всех нарушений психических процессов, а также ряда заболеваний нервной системы, кроются в ошибочных процессах восприятия, мышления.

Восприятие в данном случае понимается как целостное отражение предметов и явлений в совокупности их свойств и частей при их непосредственном воздействии на органы чувств, а мышление понимается как процесс моделирования закономерностей окружающего мира, как высший этап обработки информации человеком, можно сказать, что мышление – это высший психологический процесс, который руководит личностью. На сегодняшний день математическое моделирование мышления является основным полем научных теоретических и практических изысканий когнитивных психологов. 

Когнитивно-поведенческая терапия. Фото Les Anderson, Unsplash

Когнитивно-поведенческая терапия. Фото Les Anderson, Unsplash

Где используется когнитивно-поведенческая терапия?

Когнитивно-поведенческая психотерапия может быть использована в качестве комплексного лечения многих психических заболеваний для следующих целей:

  • Устранение или уменьшение симптомов болезни, т.е. для борьбы с симптомами болезни,
  • предупреждения возникновения рецидива психического заболевания, 
  • улучшение эффекта от медикаментозного лечения,
  • помощь пациенту при адаптации в обществе,
  • изменение и коррекция дезадаптивных психологических паттернов и «якорей». 

В процессе когнитивно-поведенческой психотерапии изучается и корректируется сила влияния собственных мыслей, суждений и установок клиента на его поступки и поведение.

Большую работу проводят с автоматическими мыслями, то есть с теми мыслями, которые появляются достаточно быстро и не фиксируются подсознанием. Они не отражаются во внутреннем диалоге, но сильно влияют на реакцию и поступки человека. Чаще всего подобный автоматизм приобретают те мысли, которые часто повторялись близкими людьми или самим клиентом.

Так же сильны установки и аффирмации, которые закрепились в психике человека с детского возраста. Таким установки выявляются, анализируются и прорабатываются в процессе когнитивно-поведенческой психотерапии, меняются на другие или корректируются.

Коррекция дезадаптивных установок и аффирмаций в рамках когнитивно-поведенческой психотерапии особенно эффективна в том случае, если устанавливаются корректные отношения между клиентом и психотерапевтом. Клиент и психотерапевт совместными усилиями (под контролем психотерапевта) анализируют проблему, которую необходимо решить. Одним из самых распространённых приёмов для поиска проблематики является «сократический диалог», который заключается в том, что психотерапевт задаёт клиенту ряд вопросов для того, чтобы выявить проблему и помочь идентифицировать эмоции, ощущения и реакции клиента. 

Когнитивно-поведенческая психотерапия выделяет два вида «схем» поведения: адаптивные, то есть те, которые ведут к конструктивному поведению и дезадаптивные — те, которые ведут к неадаптивному поведению и приводят к возникновению когнитивных расстройств. В том случае, если изначально созданные схемы были неверны, происходят сбои адекватного восприятия внешнего раздражителя. Отклонения в психике объясняются нарушением процесса самосознания и ошибкой в обработке внешних данных. Поиск неверно созданного шаблона или схемы – это основная задача когнитивно-поведенческой психотерапии. 

Для чего нужна когнитивная психология?

Таким образом, когнитивная психология – это раздел психологии, который изучает познавательные процессы с помощью различных методов и методик, а также имеет теоретическую и практическую основу. Основной предпосылкой когнитивной психологии является то, что базовые составляющие психических процессов можно выявить с помощью научных методов, а внутренние процессы психики могут быть описаны с помощью правил или алгоритмов, применяемых в моделях обработки информации и в моделях искусственного интеллекта. Данная предпосылка лежит в основе когнитивного подхода.

Для чего нужна когнитивная психология? Фото Thought Catalog, Unsplash

Для чего нужна когнитивная психология? Фото Thought Catalog, Unsplash

Когнитивный подход в исследовании сознательного поведения человека заключается в стремлении понять, каким образом люди расшифровывают информацию о реальной действительности и организуют её, с тем, чтобы проводить сравнения, принимать решения и решать проблемы повседневной жизни

Современное направление когнитивной психологии представляет собой множество направлений исследований и концепций, объединённых между собой общими целями: изучением перцепции, памяти, внимания, особенностей сортировки и хранения информации в памяти, исследованием бессознательного поведения, познания, восприятия.

Главное, на что направлена когнитивная психология – это объяснить поведение человека, опираясь на его познавательные процессы, а исследования познавательных процессов используются в практической работе психологов и в других отраслях психологии, таких как социальная психология, педагогическая психология, теориях искусственного интеллекта, психолингвистике и так далее. Следовательно, когнитивная психология исследует практически все когнитивные процессы: от ощущений и восприятия, распознавания образов, формирования понятий, мышления, воображения.

К основным направлениям когнитивной психологии, получившей широкое распространение во многих странах мира, относят исследования по проблемам психологии развития когнитивных структур, по психологии языка и речи, по разработке когнитивных теорий человеческого и искусственного интеллекта. Актуальным для изучения остается вопрос о том, каковы пределы способности человека к переработке информации.

В качестве критики к изучению познавательных процессов следует отметить следующие особенности когнитивной психологии: при изучении познавательных процессов когнитивисты не учитывают эмоции, намерения и потребности человека, то есть то, ради чего человек познает и действует. 

В настоящее время когнитивная психология успешно практикуется многими социальными и клиническими психологами.

Спасибо, что прочитали эту статью. Как обычно, мы будем рады вашим вопросам и комментариям.

Источники:

  • Андерсон Д. Р. Когнитивная психология. 5-е изд. СПб.: Питер, 2002.
  • Беловол Е. В. Пол и когнитивный стиль: артефакт исследования или закономерность? // Вестник РУДН. Серия Психология и Педагогика. 2011. № 5. С. 19—29.
  • Бельских И. А., Плотников Д. В. Когнитивный стиль конкретная/ абстрактная концептуализация как интегральный параметр индивидуальности // Курский науч.-практ. вестник «Человек и его здоровье». 2011. № 3. С. 13—19.
  • Будрина Е. Г. Особенности связи между когнитивными стилями и интеллектуальной продуктивностью // Психологические исследования интеллекта и творчества. Материалы науч. конференции, посвященной памяти Я. А. Пономарева и В. Н. Дружинина / отв. ред.
  • Величковский Б. М. Когнитивная наука: Основы психологии познания: в 2 т. Т. 1. М. : Смысл ; Академия, 2006.
  • Волкова Н. Н., Гусев А. Н. Когнитивные стили: дискуссионные вопросы и проблемы изучения // Национальный психологический журнал. 2016. № 2 (22). С. 27—37.
  • Дунчев В. Н., Палей И. М. Когнитивный стиль и дивергентное мышление // Когнитивные стили. Тезисы науч.-практ. семинара / под ред. В. Колги. Таллинн, 1986. С. 86—91.
  • Евтух Т. В. Связь разноуровневых индивидуальных свойств и когнитивных стилей // Фундаментальные исследования. 2014. № 5. С. 600— 603.
  • Карпова Е. В. Яблокова А. В. Когнитивные стили: история вопроса и новые проблемы // Ярославский педагогический вестник. 2016. № 6. С. 220—226.
  • Колга В. А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости. Дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. Л. : ЛГУ, 1976.
  • Корнилова Т. В., Скотникова И. Г., Чудина Т. В., Шуранова О. И. Когнитивный стиль и факторы принятия решения в ситуации неопределенности // Когнитивные стили. Тезисы науч.-практ. семинара / под ред. В. Колги. Таллинн, 2006. С. 99—103.
  • Паралис С. Э. Когнитивный стиль «простота-сложность» в структуре индивидуальности. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. М.: МГУ, 2018.
  • Ребеко Т. А. Структура телесной репрезентации и когнитивные стили // Психологический журнал. 2016. Т. 37. № 6. С. 47—57.
  • Русалов В. М., Волкова Е. В. Личностно-когнитивные стили и их связь с темпераментом и характером человека в период ранней юности // Психологический журнал. 2015. Т. 36. № 5. С. 32—42.
  • Солсо Р. Л. Когнитивная психология. М.: Либерея, 2002.
  • Трусов В. П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов. Л. МГУ, 2008.
  • Холодная М. А. Когнитивные стили и интеллектуальные способности // Психологический журнал. 2012. Т. 13. № 3. С. 84—93.

Открытый вебинар Ю.В.Суховершиной по тематике лаборатории «Когнитивная психология в социальных практиках»

В рамках задачи популяризации направлений исследований кафедры психологии труда и психологического консультирования и лаборатории «Когнитивная психология в социальных практиках» кандидатом психологических наук, доцентом и старшим научным сотрудником Юлией Валерьевной Суховершиной был проведен открытый вебинар на платформе «Среда обучения». На вебинаре «Когнитивная психология и когнитивно-поведенческая психотерапия. Наука и практика» Юлия Валерьевна рассказала, что такое когнитивная наука и какие области знания в неё входят?  Обозначила научные междисциплинарные направления и практическую значимость исследований. Были рассмотрены и обсуждены вопросы о том, что изучает когнитивная психология и какие актуальные вопросы решает? А именно, когнитивная психология рассмотрена как научная область, изучающая процессы приобретения, репрезентации, хранения, трансформации и использования информации, знаний и опыта. Обсуждены практические аспекты применения знаний когнитивной психологии в деятельности психолога. Представлена проблематика исследований лаборатории и обозначены перспективы научного поиска.  Также уделено внимание когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) как мостику между теорией и практикой

.  Была представлена когнитивная модель как стиль мышления и образ жизни, золотой стандарт психотерапии с доказанной эффективностью и современные направления КПТ в практике психолога-консультанта. Слушатели были заинтересованы информацией, активно участвовали в обсуждении предложенных тем и дали положительные отзывы о проведенном вебинаре.

Новости МПГУ
«Стань профи в МПГУ!»: Институт педагогики и психологии
24 / 08 / 2021

Институт педагогики и психологии представляет собой органичное сочетание традиций и современных научных достижений. Студентов готовят по направлениям «Психология», «Психолого-педагогическое образование», «Педагогическое образование», «Социальная работа», «Организация работы с молодёжью».

Управление персоналом, образование, личное развитие. Тесты. Внимание. Память. IQ-тесты. Effecton Studio. Эффектон

Основной смысл

Когнитивная психология во многом основывается на аналогии между преобразованием информации в вычислительном устройстве и осуществлением познавательных процессов у человека. Так были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и исполнительных процессов, прежде всего памяти (Р. Аткинсон).

Наибольшее распространение получил вычислительный вариант, где психика представляется в виде устройства с фиксированной способностью к преобразованию сигналов. Здесь главная роль отводится внутренним когнитивным схемам и активности организма в процессе познания. Это направление возникло под влиянием информационного подхода.

Представим действия, которые выполняет компьютер: получение, манипуляции с символами, сохранение в памяти элементов информации, извлечение их из памяти и т.д. Не побуждает ли это предположить, что познавательные процессы реальны, «что их можно исследовать и даже, может быть, понять» (У. Найсер). В этом случае когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом ее пропускной способности.

Задачи когнитивной психологии

Таким образом, когнитивная психология изучает, как люди получают информацию о мире, как эта информация представляется человеком, как она хранится в памяти, преобразуется в знания, которые затем влияют на наше внимание и поведение. Эти исследования привели к пониманию когнитивной психологии как направления, задачей которого является доказательство решающей роли знания в поведении субъекта. Теперь уже можно поставить вопрос об организации знания в памяти субъекта, в том числе о соотношении вербальных (словесных) и образных компонентов в процессах запоминания и мышления (Г. Бауэр, А. Пайвио, Р. Шепард).

Когнитивная психология оказывает влияние на все разделы психологии, причем основное внимание уделяется обучению. Анализируется весь учебный процесс по Д.П. Озбелу, Дж. Брунеру, когнитивная психология показывает, что эффективное обучение возможно лишь в том случае, когда новый материал, связанный с уже имеющимися знаниями и умениями, включается в существующую когнитивную структуру.

Упрощенные модели

Важное условие обучения — интерес учащихся к изучаемому предмету. Когнитивная психология фактически сводит сложный мир человека к его упрощенным моделям. Интересна в этом отношении точка зрения одного из основоположников когнитивного направления в психологии Г.Саймона, согласно которой «человек в качестве поведенческой системы так же прост, как и муравей. Кажущаяся сложность его развертывающегося во времени поведения отражает в основном сложность окружающей среды».

Согласно Р. Солсо, современная когнитивная психология заимствует теории и методы из 10 основных областей исследований: восприятия, распознавания образов, внимания, памяти, воображения, языковых функций, психологии развития, мышления и решения задач, человеческого интеллекта и искусственного интеллекта.

Одна из моделей, которой обычно пользуются когнитивные психологи, называется моделью переработки информации. Нужно понять ограничения когнитивных моделей. Когнитивные модели, опирающиеся на модель переработки информации, используют для организации существующего объема литературы, стимуляции дальнейших исследований, координации исследовательских усилий и облегчения коммуникаций между учеными. (Р. Солсо).

Обработка информации — это основной подход в когнитивной психологии. В этом случае когнитивная система человека рассматривается как система, имеющая устройства ввода, хранения, вывода информации с учетом ее пропускной способности. Неудивительно, что эта модель очень напоминает хорошо известную «машину» — компьютер.

Значение когнитивного подхода

Когнитивная психология рассматривает восприятие, внимание, память, знание, язык, искусственный интеллект. Это все может быть описано как сбор информации, хранение и организация информации, и, наконец, использование информации.

Для того чтобы познать механизмы сбора информации нужно понять систему интерпретации сенсорных сигналов, научиться распознавать паттерны. Распознавание паттернов — это сопоставление стимулов с тем, что находится в долговременном хранилище (памяти). Например, человек не знает многие марки машин, но, увидев машину, у него в мозгу бессознательно идентифицируется, что это машина. Пусть ему и неизвестна марка, но он с уверенностью скажет, что это машина.

Существует несколько моделей достижения и отбора информации в когнитивной системе. Когда же информация достигла когнитивной системы, она начинает преобразовываться в другие формы. Здесь уже подключается память, обработка и хранение информации, процессы запоминания и забывания, а также преобразование информации в знание, организация и репрезентация знаний, управление знаниями, результативность. Но все эти вопросы будут освещены позже.

Описание этапов процесса обучения

Сейчас мы должны понять, что в когнитивной системе как нельзя лучше описываются все этапы процесса обучения человека. Очевидно, что когнитивная психология более точно, научным языком описывает процессы, происходящие в мозгу человека во время его обучения, нежели психоанализ, который более описателен и субъективен.

Для объективности можно сказать, что когнитивная психология, создававшаяся как попытка преодоления кризиса бихевиоризма, гештальтпсихологии и других направлений, находится на пути объединения разрозненных линий исследований на единой концептуальной основе. Дальнейшее развитие поможет ей преодолеть методологические трудности.

Когнитивная психология это подход, подчеркивающий значение когнитивных процессов. Многим кажется неправомерным сравнение человека с машиной, но ведь это просто удобный способ описания системы.

Исследование когнитивной системы человека

Когнитивная психология позволяет исследовать когнитивную систему человека, следуя за внешним стимулом, получить информацию, обработать, сохранить или потерять, затем управлять сохраненной информацией, использовать и выражать. Очевидно, что человек, как и компьютер, обрабатывает символы при решении задач и становится возможным использовать компьютер для моделирования деятельности человека.

Так, например, при исследовании внимания либо памяти человека можно использовать различные компьютерные структуры, чтобы смоделировать и протестировать некоторые процессы. Не только компьютеры оказали влияние на развитие когнитивной психологии, но процесс оказался взаимным. Психология также оказала воздействие на проектирование и использование машин.

А мы теперь отправляемся в долгое, и думаю не только познавательное, но и интересное плавание по морям знания на когнитивном корабле вместе с любопытным «малышом».

«О, сколько нам открытий чудныхГотовит просвещенья духИ опыт, сын ошибок трудных,И гений парадоксов друг,И случай, Бог изобретатель».

Эти строки А.С. Пушкина, ставшие частично эпиграфом известной телепередачи «Очевидное-невероятное», как нельзя лучше выражают наши надежды и чаяния на дальнейшее развитие науки.

Эксклюзивный материал сайта «www.effecton.ru — психологические тесты и коррекционные программы». Заимствование текста и/или связанных материалов возможно только при наличии прямой и хорошо различимой ссылки на оригинал. Все права защищены.

Когнитивная психология

Понимание того, что на самом деле происходит в твоей голове

Психологи, начиная со второй половины 20 века, сфокусировались на таких аспектах познавательной деятельности, как внимание, решение задач (или проблем) и принятие решений, речь. Когнитивная психология отличается от психоанализа тем, что в ней для объяснения психических процессов используются научные методы исследования, а не субъективное восприятие психоаналитика.

Период 1950-1970-х годов часто называют когнитивной революцией, потому что именно в это время были созданы исследовательские методики и научные модели обработки данных. Впервые этот термин ввел в лексикон американский психолог Ульрих Найссер в вышедшей в 1967 году книге «Когнитивная психология».

Две базовые предпосылки когнитивной психологии

Отдельные составляющие психических процессов можно выявить и понять с помощью научных методов. Внутренние процессы психики могут быть описаны посредством алгоритмов или правил, применяемых в моделях обработки информации.

Внимание

В когнитивной психологии основное внимание уделяется тому, как мозг обрабатывает и анализирует конкретные стимулы, поступающие из окружающей среды. Например, читая книгу, вы испытываете множество разных ощущений: чувствуете вес книги в руке; слышите звук голоса человека, разговаривающего рядом с вами по телефону; ощущаете, что сидите на стуле; видите деревья за окном; в голове мелькают воспоминания о недавнем разговоре и многое другое. Когнитивные психологи изучают способность человека испытывать все эти чувства и при этом фокусироваться на какой-то конкретной задаче.

Свойства внимания

  • Концентрированность — степень сосредоточенности сознания на конкретном объекте. Внимание человека может очень ненадолго привлечь звуковой, тактильный или зрительный раздражитель, например звонок телефона или другое внезапное событие, но затем он возвращается к выполняемой в настоящий момент задаче или больше не обращает внимания на действие этого стимула.
  • Устойчивость — способность на протяжении относительно длительного периода времени концентрировать внимание на выполнении задачи. Например, моющий посуду человек с устойчивым вниманием будет делать это до тех пор, пока не вымоет последнюю тарелку. Но если он утратит фокус, то может бросить дело на полпути и заняться чем-то другим. По мнению ученых, большинство взрослых людей и подростков не способны концентрироваться на одной задаче дольше двадцати минут — как правило, они постоянно отвлекаются, а потом снова возвращаются к делу. Такая особенность внимания не позволяет им концентрироваться на довольно продолжительных видах деятельности, например просмотре фильма.
  • Распределенность — способность распределять внимание сразу на несколько объектов. Это свойство влияет на объем обрабатываемой мозгом информации и имеет определенный предел.
  • Избирательность — способность концентрироваться на существенной информации и одновременно отфильтровывать неважную. Например, на шумной вечеринке человек способен поддерживать беседу с одним или несколькими собеседниками несмотря на то, что его органы чувств бомбардирует множество сенсорных раздражителей.

Слепота невнимания и эксперимент с невидимой гориллой

Феномен слепоты невнимания, или перцептивной слепоты, наглядно показывает, что происходит при перегрузке мозга ощущениями. Суть его состоит в том, что человек часто не замечает очевидного, даже если оно находится прямо у него перед глазами. Таким видом слепо — ты время от времени страдают все, так как замечать все визуальные стимулы просто невозможно.

Существование данного феномена подтверждает один известный эксперимент, проведенный американским исследователем Дэниелом Саймонсом. Его участникам показывали короткое видео, в котором две группы людей (одни в белых футболках, другие в черных) перебрасывались баскетбольными мячами, и просили подсчитать, сколько бросков сделала одна из команд. Пока две группы перебрасывались мячами, в центре спортзала появлялся человек в костюме гориллы. Он стучал кулаками по груди и преспокойно удалялся из поля зрения. После просмотра испытуемых спрашивали, заметили ли они что-нибудь необычное, и около 50 процентов людей отвечали отрицательно. Опыт весьма убедительно доказывает, что то, что попадает в поле нашего зрения, в значительной мере зависит от внимания.

Решение задач

В когнитивной психологии задача определяется как некая трудность, неопределенность или сомнение, которая разрешается в ходе процесса мышления. Решение задачи включает в себя ее изучение, анализ и выработку оптимального варианта реакции; главная его цель — преодолеть препятствие и сделать наилучший выбор из всех возможных.

Алгоритм решения задач

По мнению исследователей, успешнее всего задача решается при использовании определенной последовательности в ходе процесса мышления. Но, несмотря на это, иногда очередность действий нарушается — например, происходит перескакивание через несколько этапов либо многократное (столько раз, сколько требуется для достижения желаемого результата) возвращение к одному этапу. Перечислим эти этапы:

1. Распознание задачи. На первом этапе признается необходимость решения задачи. Казалось бы, это довольно просто, однако неверная идентификация источника проблемы приводит к ряду неэффективных, а возможно, и тщетных попыток решить задачу.

2. Определение задачи и оценка имеющихся ресурсов. Чтобы решить задачу, сначала ей нужно дать четкое и исчерпывающее определение. Также стоит оценить имеющиеся под рукой инструменты.

3. Выработка стратегии. Здесь все зависит от условий задачи и уникального опыта человека.

4. Организация информации для решения задачи. На данном этапе происходят организация всей доступной информации и подготовка к выработке подходящего решения.

5. Распределение и использование интеллектуальных и физических ресурсов. В зависимости от значимости задачи ее решение может потребовать затрат определенных ресурсов: денег, времени и прочих. Если задача не слишком важная, выделять для ее решения значительные и ценные ресурсы, скорее всего, нецелесообразно.

6. Отслеживание прогресса. При отсутствии прогресса в решении задачи приходится переосмыслить первоначально выбранный подход и выбирать другую стратегию.

7. Оценка результата. Ради уверенности в том, что выбранное решение обеспечит наилучший результат из всех возможных, необходимо оценивать достигнутое, как, например, в случае с оценкой рабочим выхода продукции за рабочую смену или проверкой учеником правильности полученного ответа с приведенным в конце учебника.

Когнитивные стратегии для решения задач

Задачи бывают хорошо и плохо структурированные. Для задач первого типа характерны четкие цели и предельно ясные пути решения, препятствия, которые легко идентифицировать на основе имеющейся в распоряжении информации. Для решения плохо структурированных задач нет простых способов или формул. Чтобы определить, понять и решить такие задачи, необходимо провести специальное расследование.

Поскольку плохо структурированные задачи невозможно решить по простой формуле, нужно собрать и проанализировать достаточно большое количество информации. Тем не менее в подобного рода задачах часто бывает легко выделить хорошо структурированные более мелкие задачи. Для решения стоящей проблемы может потребоваться комбинация разных стратегий. Исследователи выявили более пятидесяти различных стратегий для решения задач. Перечислим наиболее распространенные:

  • «Мозговой штурм». Составляется список всех предложенных вариантов без предварительной оценки, а затем каждый анализируется и выбирается один — наиболее перспективный.
  • Аналогия представляет собой использование варианта, эффективность которого доказана при решении похожих проблем.
  • Разбиение на части. Сложная, большая задача делится на ряд более простых и менее трудных.
  • Проверка гипотезы. Исходя из имеющихся данных вырабатывает — ся гипотеза и собирается дополнительная информация с целью проверки гипотезы.
  • Метод проб и ошибок. Опробуются случайные решения до тех пор, пока не будет найдено нужное.
  • Исследование представляет собой адаптацию и применение существующих идей, выработанных ранее для решения похожих проблем.
  • Анализ средств и цели. В каждой итерации решения задачи совершаются оптимальные действия, позволяющие приблизиться к конечной цели.

Память

В когнитивной психологии под памятью понимают психический процесс приобретения, хранения, удержания и воспроизведения информации. Механизм памяти представляет собой три взаимосвязанных процесса: кодирование, хранение и воспроизведение информации*.

Для создания нового воспоминания информацию первым делом нужно закодировать, преобразовав ее в практичную, пригодную к использованию форму. Запомненные данные сохраняются в памяти, чтобы их можно было использовать позже. Большинство сведений хранятся в памяти без участия сознания до тех пор, пока они нам не понадобятся. Когда возникает потребность в какой-либо информации, она извлекается из памяти и переносится в зону сознания.

Лучше разобраться в механизме памяти вам поможет рисунок, изображенный ниже.

По времени сохранения информации различают три вида памяти.

1. Сенсорная память — самый первый этап. Сенсорная информация, поступающая из окружающей среды через органы чувств в форме точного отпечатка, сохраняется очень короткий период времени. Согласно исследованиям, звуковые данные хранятся три-четыре секунды, а зрительные — не дольше половины секунды **. Поскольку количество информации может быть избыточным, определяется и используется только существенная ее часть.

2. Кратковременная память. Этот вид памяти также называют оперативной памятью. Здесь информация хранится в течение нескольких минут (благодаря концентрации внимания на сенсорных стимулах), после чего она обычно быстро забывается, а при многократном воспроизведении поступает на длительное хранение.

3. Долговременная память. Этот вид памяти постоянно хранит информацию. Хранящимися в ней данными человек не пользуется постоянно, но в случае необходимости они могут быть извлечены и воспроизведены. Одни сведения извлекаются быстро и без труда, к другим получить доступ намного труднее.

Разница между кратковременной и долговременной памятью

Разницу между кратковременной и долговременной памятью легко понять, если подумать о том, как происходит воспроизведение воспоминаний. например, кратковременные воспоминания хранятся и извлекаются из памяти в последовательном порядке и по большей мере относятся к сенсорным. Иными словами, если вас попросят назвать шестое слово из только что перечисленного списка, вам придется перечислить в уме слова в том порядке, в каком вы их слышали, чтобы вспомнить. А в долговременной памяти информация хранится и воспроизводится на основе смысла и ассоциаций.

Как организована память

Мы способны извлекать воспоминания из долговременной памяти и использовать запомнившуюся информацию при взаимодействии с другими людьми, принятии решений и решении проблем. По сей день остается загадкой, как именно организована информация, однако ученые уже выяснили, что воспоминания объединяются в группы в результате кластеризации. В ходе этого процесса данные делятся на категории, благодаря чему намного проще запоминаются. Посмотрите, например, на следующую группу слов:

  • Зеленый
  • Стол
  • Земляника
  • Голубой
  • Стул
  • Банан
  • Персик
  • Оранжевый
  • Диван

Теперь, не подглядывая, попробуйте записать слова из списка. Ваша память наверняка сгруппирует их в три разные категории: цвет, фрукты и мебель.

Если что-то вертится на языке…

Современные исследования позволяют предположить, что чем больше времени вы сосредоточенно тратите на то, чтобы вспомнить, что вы только что хотели сказать, тем менее вероятно, что вам это удастся, и более вероятно, что это же слово еще раз выскользнет у вас из головы в будущем.

Память играет в человеческой жизни чрезвычайно важную роль. Жизненный опыт и отношение к окружающему миру в огромной мере зависят от нашей памяти — как кратковременной, так и долговременной. К сожалению, несмотря на то что сегодня наука далеко продвинулись в понимании этой темы, истинная природа памяти по- прежнему остается для нас загадкой.

* Российская психология выделяет четыре процесса памяти: запоминание, хранение, воспроизведение и забывание. Прим. ред.
** В психологической литературе чаще встречаются другие оценки. Так, длительность визуальной сенсорной памяти обычно оценивают не более чем в 100 мс. Прим. ред.

Пол Клейнман: Психология. Люди, концепции, эксперименты

Что такое когнитивная наука? – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Мы публикуем стенограмму лекции доктора психологических наук Марии Фаликман «Что такое когнитивная наука», которая состоялась в рамках научного лектория «Лобное место» на Книжном фестивале «Красная площадь».

Разговор шел о том, что такое когнитивная наука, как и когда она появилась, какие области в ней наиболее активно развиваются на сегодняшний день, чем интересны междисциплинарные исследования познания, как методы нейронауки позволяют обратиться к проблеме культурной эволюции, и о многом другом.

Борис Долгин: В рамках фестиваля на Красной Площади мы делаем небольшой цикл публичных лекций, который называется «Лобное место», надеюсь, что он послужит еще и знаком возрождения самих публичных лекций «Полит.ру». В рамках этого цикла мы пригласили Марию Фаликман, руководителя департамента психологии факультета социальных наук Высшей школы экономики, ведущего научного сотрудника Лаборатории когнитивных исследований той же Высшей школы экономики. А также — поэта, члена московского отделения Международного ПЕН-клуба. Мы будем говорить о том, что такое когнитивная наука. Собственно, в названии уже заложен вопрос, но если вопросы останутся в самом конце, то мы дадим возможность их задать.

Мария Фаликман: Всем добрый день, я восхищена всеми теми, кто по такой жаре готов слушать рассказы на серьезные научные темы, и, собственно говоря, я себе сложной задачи не ставила. Я поставила себе задачу дать панораму того, что сейчас обозначается словосочетанием «когнитивные исследования». Потому что когда я начинала работать в этой области, в середине 90-х, в России этого термина фактически не было, и постепенно, на протяжении вот уже почти 30 лет, он обретает все более и более громкое звучание, но, тем не менее, вопрос о том, как очертить область когнитивных исследований, продолжает оставаться вопросом. Ну и, собственно говоря, в то время как научные журналы публикуют статьи, которые показывают новые горизонты когнитивных (связанных с человеческим познанием и попытками воссоздания его на разных субстратах) исследований, по мере того, как выполняются работы по моделированию человеческого мышления на материале таких игр, как, например, го или покер, в то время как в прессе появляются другие совершенно образы когнитивных исследований (например, исследования того, что происходит в мозге человека, сталкивающегося с высокой поэзией, например с поэзией Шекспира), или каким образом виртуальная реальность позволяет понять, почему водители ошибаются за рулем, — вопрос о том, что называть словом «когнитивный», все равно остается.

 

И поэтому я начну с определения, которое обычно использую в своих академических курсах по когнитивной науке (дальнейший рассказ будет ничуть не академическим, не пугайтесь): под когнитивной наукой я понимаю область принципиально междисциплинарных, то есть не сводимых ни к одной из существующих научных дисциплин, исследований познания, которое понимается вполне определенным образом — как совокупность процессов приобретения, хранения, преобразования и использования знаний живыми и искусственными системами. Здесь три ключевых момента: исследования междисциплинарные; исследования, в которых, по сути, ставится знак равенства между живыми системами и моделями на искусственном субстрате; и исследования, касающиеся природы человеческого знания. Методологи даже возводят когнитивные исследования к платоновской традиции в философии, потому что именно Платон первым в философии попытался понять человеческое познание как припоминание — обращение к некоему истинному знанию, которое душа некогда получила в мире идей и напрочь забыла, оказавшись на грешной Земле.

И коль скоро мы говорим о знаке равенства между живыми и искусственными системами, мы вынуждены вспомнить о том, что когнитивная наука появляется вместе с появлением особой метафоры в научных исследованиях познания, а именно — его сопоставления с работой компьютера. Автором этой метафоры (то есть предложения рассматривать психику человека по аналогии с работой компьютера) был не кто иной, как создатель компьютерной архитектуры Джон фон Нейман. Он появился на симпозиуме 1948 года по мозговым механизмам поведения среди психологов и нейробиологов и в своей вступительной речи провел это тогда совершенно фантастическое сравнение, что то, что происходит в голове у человека, очень похоже на работу компьютера: у нас тоже есть, как и у компьютера, системы ввода-вывода; у нас тоже есть память, постоянное запоминающее устройство, где накапливается весь наш опыт; у нас тоже есть оперативная память, где мы удерживаем свои текущие задачи; и, вероятно, у нас есть «центральный процессор» с ограниченной пропускной способностью (который, кстати, в мозгу до сих пор никто не нашел).

А если так, то какова должна быть методология изучения познания? А тогда она может быть аналогична деятельности промышленного шпиона (не смейтесь, да?). Что такое промышленный шпионаж? Это особый род деятельности, когда человек получает устройство, выпущенное некоей компанией, которое пользуется спросом на рынке, и пытается это устройство взломать, понять, как оно работает, что там, собственно говоря, создатели придумали так, что у них получилось такое замечательное устройство? Только здесь в роли этого устройства фактически выступает человеческий мозг, человеческая психика, и исследователи-когнитивисты пытаются понять, расшифровать, решить вот эту задачу обратной инженерии — а каким образом работает психика, каким образом работает мозг, — на основе тех данных, которые мы можем получить экспериментально.

 

И исследования эти начинаются только в середине 50-х гг. Понятное дело, что на протяжении всего ХХ века и даже в конце ХIХ и психологи, и биологи так или иначе изучали человеческое познание, но вот именно этот момент, 1950-е годы, обозначают как «когнитивную революцию», потому что, с одной стороны, идет мощный запрос со стороны все тех же компьютерных наук, которые хотят создать искусственный разум, в то время как мы еще не знаем, как работает естественный разум; с другой стороны, психологи и нейробиологи не могут этот запрос удовлетворить — они слишком многого не понимают сами. И именно тогда появляется когнитивная наука как область междисциплинарных исследований. Причем у нее есть даже день рождения — увы, впоследствии омраченный падением Башен-близнецов в Нью-Йорке — это 11 сентября 1956 года, когда в Массачусетском технологическом институте прошел Симпозиум по проблемам переработки информации, и там в рамках одного симпозиума были сделаны три доклада, так или иначе сходных по заходу на изучение человеческого познания.

Первый доклад сделал лингвист Ноам Хомский, пожалуй, единственный ныне живущий деятель времен «когнитивной революции», недавно даже было интервью с ним по российскому телевидению в программе Владимира Познера. Он сделал доклад «Три модели описания языка», в котором противопоставляет существующим моделям языка, где нет места человеку (это понимание языка в логике языка, например — как процесса вероятностного, где каждое новое слово при порождении или при понимании высказывания имеет определенную вероятность появления, человек не нужен, это статистический процесс; или — модель непосредственных составляющих, такие деревья, воплощающие структуру языка), Хомский говорит: нет, чтобы понять язык, нам нужно понять носителя языка, как обладающего языковой способностью — способностью порождать и понимать язык человеческого типа, и языковой активностью, то есть процессами порождения и понимания языка на основе определенных правил порождающей или трансформационной грамматики, которую Хомский вводит; но вот самое главное — для того чтобы понять язык, нужно изучать носителя языка.

Вторым был психолог (замечаем, что уже появляются люди из разных дисциплин) Джордж Миллер, выступивший с докладом «Магическое число 7±2, или о некоторых ограничениях нашей способности перерабатывать информацию». Миллер предложил модель рабочей, или кратковременной, памяти человека, которую он трактовал по аналогии с компьютером, с набором ячеек, которые могут удерживать не больше семи единиц информации. Сейчас «магическое число» уточнили, оно уже равно 4±1, но, опять же, что тут важно: Миллер обращается в своей попытке понять человека к компьютерной метафоре познания и на ее основе пытается разобраться, а что происходит у человека в голове.

Ну и, наконец, третий доклад сделали политолог Герберт Саймон и его аспирант, компьютерщик Аллен Ньюэлл, которые представили самую первую в мире модель искусственного интеллекта под названием «Логик-теоретик», которая, учитывая данные, полученные Ньюэллом и Саймоном при изучении доказательства логических теорем студентами-математиками, моделировала и описывала этот процесс. То есть это была компьютерная программа, которая доказывала логические теоремы на основе данных психологии.

 

И мы видим, что все эти представители разных дисциплин были абсолютно убеждены, что для решения их научных задач им нужны данные из соседних дисциплин. Но, по сути дела, в 50-е гг. когнитивная наука развивалась вот в таком треугольнике «психология — лингвистика — компьютерные науки и искусственный интеллект», в то время как к когнитивным дисциплинам постепенно примыкали и философия, и нейронауки, и антропология, — причем работа в этом треугольнике осуществлялась, как я уже говорила, на основе трактовки познания как процесса передачи или переработки информации техническим устройством, откуда следовала возможность моделирования этих процессов, описания на языке компьютерных программ или на языке блок-схем.

Вот так примерно выглядели первые модели познания как передачи и переработки информации в когнитивной психологии. Сами когнитивисты в шутку называют их cognitive boxology, то есть «ящикология», это описание познания как множества ящичков, между которыми существуют переходы, где часть информации теряется или специально отфильтровывается, часть передается дальше и используется для управления дальнейшей активностью. Ну и, собственно говоря, в этом русле когнитивная наука развивалась на протяжении 60-х, 70-х, и даже начала 80-х годов, пока к 90-м или даже к 2000-м сами когнитивисты не начали понимать, что эти ящички и стрелочки, отвлеченные от реального человека, по сути не описывают поведение человека в реальной жизни. И конец 90-х — начало 2000-х — это начало грандиозного переворота в когнитивных исследованиях, где человек из «системы переработки информации» начинает постепенно превращаться в человека, перерабатывающего информацию. В человека, у которого, например, есть тело, и оказывается, что телесные процессы могут внести довольно-таки существенный вклад даже в процессы зрительного восприятия. Например, человек налегке и человек с тяжелым рюкзаком за спиной по-разному оценивают дистанцию, хотя, казалось бы, зрительный анализатор один и тот же, информация должна обрабатываться одинаково — так нет, по-разному. Более того, наше тело оказывает влияние даже на то, как мы работаем с самыми абстрактными понятиями. Возьмем, например, понятие времени: казалось бы, что абстрактнее? Ан нет. Как мы работаем со временем? Мы говорим, что что-то у нас впереди, что-то у нас позади, что-то у нас прошло, то есть, по сути дела, преломляем через собственное тело и через его взаимодействие с пространством. И «телесный бум», исследование телесных аспектов познания становится первым фокусом интересов когнитивистов 90-х— 2000-х годов.

Вторым важным моментом становится изучение и особый интерес к влиянию эмоций человека на познание, к переработке эмоционально окрашенной информации. Оказывается, что ее закономерности могут быть совсем иными по сравнению с переработкой абстрактно-символьной информации, с доказательством логических теорем, и переживаемые нами эмоции могут очень существенно повлиять, иногда даже исказить наше представление о действительности.

 

Наконец, когнитивисты начинают обращать внимание на то, что человек никогда, по большому счету, не существует один. Рождаясь, он уже оказывается среди других людей, в социуме, и его познание, по сути дела, развивается как взаимодействие с другими людьми, с окружающими: например, взаимодействие ребенка со взрослым через совместный фокус внимания, когда мама и ребенок смотрят на один предмет, мама называет этот предмет, ребенок усваивает соответствующее слово. Более того, люди склонны определенным образом строить представление о других людях, об их знаниях, мотивах и т.д., и закономерности социального познания, понимания того, что происходит в голове у другого человека, тоже «ящичными» моделями не описываются.

Наконец, люди существуют в определенной культуре, среди определенных культурных практик: практик образовательных, практик профессиональных, — и их познание, как я через некоторое время постараюсь показать, очень сильно зависит от особенностей этих практик. То есть, по сути дела, когнитивисты начинают обращаться, выходя за пределы исходной компьютерной метафоры познания, к изучению самых разных аспектов взаимодействия человека с окружающим миром. Но поверх этой тенденции ложится еще одна, существенно более мощная.

Вторая тенденция заключается в том, что этот интерес к специфически человеческому в познании совпадает по времени с бурным развитием методов изучения мозга, стремительным развитием нейронаук и соответствующих технологий. Например, это методы, связанные с локализацией тех или иных процессов в коре головного мозга человека, такие как функциональная магнитно-резонансная томография — метод, основанный на регистрации локального мозгового кровотока и позволяющий установить, какие зоны мозга вовлечены в процесс решения той или иной задачи; или старый, но, опять же, активно развивающийся метод электроэнцефалографии, показывающий изменения электрической активности мозга при решении различных задач; ну и, наконец, методы воздействия на работающий мозг в процессе решения задачи, который позволяет понять, зачем нужна та или иная зона мозга: если мы обнаружили, что при решении какой-то задачи активирована, например, лобная кора, мы можем в ходе решения этой задачи воздействовать на лобную кору и установить, мешает это человеку решать задачу, или он может продолжать ее решение.

То есть, с одной стороны, в когнитивные науки приходят дисциплины гуманитарного и общественного цикла, такие как социальная психология, экономика, юриспруденция, эстетика; с другой стороны, начинают абсолютно доминировать нейронауки. То есть на самом деле, в те же самые 2000 годы, когда когнитивисты начинают интересоваться специфически человеческим в познании, нейробиологи, вооружившись новыми методами, начинают искать корреляты самых разных психических и когнитивных процессов в коре головного мозга человека, то есть локализовывать самые разные функции.

Это даже в шутку назвали «неофренологическим бумом». Почему? Потому, что в самом конце XVIII века существовала такая область лженауки под названием «френология», продвигаемая Францем Галлем, который предполагал, что человеческие способности можно определять, ощупывая череп. Потому что если у человека развивается какая-то способность, то у него разрастается соответствующая этой способности зона мозга, подпирает череп изнутри, получается шишка. Может быть «шишка щедрости», «шишка мудрости», «шишка чадолюбия», и так далее. И вот Галль составлял такие сложные карты способностей в мозге человека. В самом начале 2000-х мы видим ровно то же самое, только вместо шишек фигурируют области мозга (которые локализуются с использованием метода, прежде всего, функциональной магнитно-резонансной томографии), избирательно связанные с обработкой информации о разных типах стимулов, с переживанием различных эмоций, выполнением различных действий, и так далее, и тому подобное.

 

Апофеозом этого направления я считаю исследование знаменитого нейробиолога 1970-х Семира Зеки, который в 2000-х опубликовал несколько работ, связанных с локализацией в мозге человека «центров влюбленности» и «центров материнской любви». Как это сделать? Человеку в томографе мы можем показать, например, фотографию его любимого человека. Понятно, что будет много зон мозга работать. А если мы покажем фотографию просто знакомого человека и вычтем активацию мозга при восприятии знакомого человека из активации мозга при восприятии любимого человека, в качестве разности мы как раз, считает Зеки, получим центры влюбленности. Ну или, точно так же, центры материнской любви: сравниваем активацию мозга женщины при восприятии изображения ее собственного ребенка и любого другого ребенка, — получаем замечательно красивую россыпь зон. И возникает следующий вопрос: ну и что? Узнали ли мы что-то новое о материнской любви?

Или вот другой мой любимый пример в логике новой френологии — это Шнобелевская премия 2017 года за описание зон мозга человека, избирательно активирующихся при переживании отвращения к сыру. Серьезная статья, опубликованная в серьезном журнале, но, опять же, куда мы при этом можем дальше двигаться?

На самом деле, оказывается, что двигаться-то очень даже есть куда, потому что именно в этой логике была предпринята первая успешная попытка установления контакта с человеком, находящимся в вегетативном состоянии, фактически — состоянии комы, при котором человек не демонстрирует признаков сознания. Оказалось, что если пациента в вегетативном состоянии поместить в томограф и давать инструкции, связанные с избирательной активацией тех или иных зон мозга, у такого пациента (на самом деле, примерно у 10% пациентов, как показывают исследования, но и это много) может наблюдаться активация как у группы нормы. Например, человеку говорят: «Представьте, что вы ходите по своему дому». Вот — активация мозга в норме, вот — активация мозга больной в вегетативном состоянии. Или: «Представьте, что вы играете в теннис». Опять же, мы видим сходную активацию и в норме, и в вегетативном состоянии. Следующий шаг — мы можем использовать активацию мозга в качестве ответа «да» или ответа «нет». Говорим человеку: если вы хотите сказать «да», представьте, что ходите по дому; если хотите сказать «нет», представьте, что играете в теннис.

 

И исследования показали, что наивный экспериментатор по активности мозга может правильно расшифровать ответы пациента, относящиеся к его биографии. Но, к сожалению, эти исследования после 2010 года были свернуты, потому что взорвались два сообщества. С одной стороны — философы, которые вновь вернулись к вопросу: а что такое тогда сознание, если мы задаем человеку без сознания вопросы, и он нам на них отвечает? Но самое страшное — взорвались юристы, для которых коммуникация с человеком без сознания, по сути дела, сформировала беспрецедентный кейс по поводу наследства или волеизъявления, касающегося продолжения пребывания в этом вегетативном состоянии. Но, тем не менее, метод оказался вполне перспективным не только в плане локализации.

Ну, собственно, эти две встречные тенденции внутри когнитивной науки порождают множество новых интересных междисциплинарных областей. Берем экономику как социальную науку, берем методы нейронауки — на стыке получаем нейроэкономику, которая начиналась как наука, связанная с изучением мозговых коррелятов потребительского выбора или принятия решения, а постепенно стала областью, которая претендует на объяснение любого выбора и даже свободы воли. А выбор есть везде: вот у нас тут есть двойственное изображение: можем видеть профиль, можем видеть вазу, — и это выбор. Помочь или не помочь человеку, учесть или не учесть мнение группы — это все выбор. А как только нейроэкономика получила в руки инструменты воздействия на мозг в ходе решения задачи, то есть вмешательства в мозговую активность, она от исследования коррелятов, или сопряженной активации головного мозга, перешла к исследованию механизмов, потому что если мы посредством воздействия на ту или иную область мозга временно разрушаем функцию, мы имеем возможность обоснованно доказать, что мы нашли механизм.

Точно так же складывается множество других забавных областей, таких как, например, нейроэстетика, занимающаяся ответом на вопросы о механизмах восприятия прекрасного, или нейролитературоведение, связанное с изучением мозговых коррелятов восприятия и порождения поэтического текста, влияния опыта чтения текстов на формирование функциональных систем в мозге, связанных с чтением… Нейроюриспруденция, в которой, помимо случаев коммуникации с использованием томографа, стали возникать все новые и новые вопросы, например: если мы проводим допрос и регистрируем активность мозга человека, можем ли мы использовать, как спрашивают некоторые наши депутаты, томограф в качестве детектора лжи? Вопрос сам по себе немножечко странный, но, тем не менее, коль скоро он возникает, область вокруг него тоже возникает. И кому мы вообще верим? Мы верим человеку, который что-то говорит, или прибору, который в это время показывает, что происходит в его мозге? Или, если мы выдвигаем обвинение в отношении какого-то человека, а оказывается, что человек нездоров, у человека, например, имеет место опухоль мозга, которая мешает нормальной работе его мозга, мы выдвигаем обвинение в том, что он кого-то убил, или не выдвигаем?

Ну и наконец две самые мощные области когнитивных исследований, которые складываются в двухтысячные годы, это изучение мозговых механизмов обработки социальной информации и мозговых механизмов взаимодействия между людьми, — область, которую подстегнуло развитие представлений о «зеркальных нейронах» как мозговых механизмах подражания и понимания намерений другого человека. И, наконец, область культурной нейронауки, которая, по сути дела, становится новейшим трендом 2010-х гг., — междисциплинарные исследования на стыке очень далеких друг от друга областей изучения структуры и функционирования индивидуального мозга и изучения складывающихся в истории культурных традиций, культурных практик, которые антропология в течение десятилетий и даже столетий изучала с использованием этнографического метода.

Что стоит за этой тенденцией? По сути дела, за ней стоит интерес к эволюции мозга и одновременно к эволюции культуры, которые, как показывают исследования, в общем-то невозможно друг от друга отделить, потому что если мы смотрим на человеческую эволюцию на протяжении всей истории становления человека как вида, мы видим, что в какой-то момент человечество начинает создавать культурные орудия, культурные практики, определенную культурную среду, и эта культурная среда, в свою очередь, отдает предпочтение людям, которые обладают определенными генами, они эффективнее в ней выживают и дальше её трансформируют, новая среда дальше отдает предпочтение носителям определенных генов — и мы уже не можем разъединить культурную и биологическую эволюцию, мы вынуждены говорить о коэволюции мозга и культуры, тем самым мозг, по сути дела, становится таким немножко искусственным порождением культуры, создаваемой людьми, «био-артефактом», что доказывается экспериментальными исследованиями, которые демонстрируют, что даже работа одиночных нейронов в коре мозга обезьянки может меняться под влиянием использования орудий. Например, у обезьянки в мозге есть отдельные нервные клетки, которые реагируют на зрительную стимуляцию в области лапки. Если обезьянке дать попользоваться орудием — длинной палочкой, которой она придвигает к себе приманку — оказывается, что вот этот один нейрончик начинает отвечать, активироваться, уже не только на область лапки, но и на область, занимаемую орудием. То есть поле, область, из которой одна нервная клетка собирает информацию, модифицируется — орудие в буквальном смысле выступает для мозга как продолжение конечности. А если обезьянке дать подержать палочку, ничего ею не делая, то ничего и не будет, тогда нейрон будет продолжать реагировать только на область лапки. А теперь представьте себе, что происходит в нашем мозге со всеми нашими культурными предметами, гаджетами, и так далее.

 

На самом деле, конкретных исследований того, как человеческие практики перестраивают мозг, очень много. Этим как раз и занимается область, которая получила название культурной нейронауки.

Вот красивый, довольно давний пример из 1990-х: японские исследователи попытались понять, каким образом способ обучения математике влияет на локализацию функции счета в мозге. Нас с вами как учили считать, через речь, да? Мы проговариваем цифры, мы складываем, озвучивая примеры, подсказывая себе, какие цифры мы должны написать. В итоге счет у нас оказывается сдвинут в левое полушарие, туда же, где преимущественно находятся речевые зоны. Как учат считать в японских школах? С использованием инструмента под названием «соробан», это такой большой абак, посредством которого японцы осуществляют счетные операции — сначала посредством реального передвижения костяшек, потом — в образном плане.

В итоге у взрослого японца счет сдвинут в правое полушарие, которое в большей степени вовлечено в образные преобразования, в образные функции. Что из этого следует: что если мы возьмем ситуацию переговоров японца с европейцем, европеец проигрывает по всем статьям, — он и считает, и разговаривает (а следовательно — разворачивает речевое мышление) преимущественно с опорой на левое полушарие, в то время как японец для счета использует преимущественно правое, а для выстраивания речевых высказываний преимущественно левое, что, собственно говоря, доказывается и исследованиями с использованием функциональной МРТ. Однако оказалось, что не только такие функциональные перестройки, связанные с тем, какие зоны мозга больше вовлекаются в работу, связаны с культурными практиками, но и перестройки чисто структурные, то есть структура и объем определенных областей мозга меняется в зависимости от того, что человек осваивает.

Здесь самый яркий случай — Шнобелевская премия 2006 года, впрочем, очень серьезная, связанная с изучением мозга лондонских таксистов с использованием томографии: даже не функциональной, показывающей, какие зоны мозга вовлекаются в работу, а структурной, показывающей форму и объем разных зон мозга. Оказалось, что у лондонских таксистов задние отделы гиппокампа — зоны мозга, связанной с ориентацией в пространстве и с обеспечением работы памяти — больше, чем у обычных людей. Что такое лондонский таксист в те времена, в начале двухтысячных? Это такая особая каста людей, которые четыре года учатся, сдают сложнейший экзамен по навигации в Лондоне (как приехать из одной произвольной точки города в другую) и вынуждены хранить огромное количество пространственной информации и умело ее использовать. И это увеличивает задние отделы гиппокампа лондонских таксистов. Проверили, насколько влияет опыт вождения, сравнили с водителями автобусов, которые имеют тот же стаж, но ездят по одному и тому же маршруту, — у водителей автобуса мозг как у обычных людей, у таксистов задние отделы гиппокампа больше. Сравнили водителей, которые сдали и которые не сдали экзамен по итогам четырехлетнего обучения. У тех, кто сдал экзамен, задние отделы гиппокампа больше, у тех, кто не сдал, такие же, как у обычных людей. А сделав замеры в начале и в конце обучения, показали, что наиболее правдоподобная причина изменений — именно приобретение соответствующего опыта.

 

С этого момента начинается буквально взрыв исследований того, каким образом профессиональный опыт, хобби и так далее влияет на структуру, на размер специализированных отделов коры головного мозга, — я тут время от времени собираю и обновляю коллекцию, — наш мозг перестраивают и занятия балетом, и медитация, и музыка, и кулинария, и гандбол, и космонавтика… Причем, что интересно, по данным структурной МРТ можно предсказать, насколько человек успешен в своей области, но эта успешность не связана с тем, каким человек приступил к обучению (когда мы приступаем к обучению, специализированные зоны мозга еще не увеличены), это скорее результат приобретенного опыта, нежели некоторая предрасположенность. То есть, по сути дела, наш мозг перестраивается любым видом деятельности, который принят в нашей культуре, который мы так или иначе осваиваем.

И, несмотря на то, что когнитивная наука началась как область изучения процессов переработки информации человеком по аналогии с компьютером, по аналогии с техническим устройством, сейчас самое интересное в ней происходит на стыке исследований эволюции, исследований мозга и исследований общества и культуры. Обо всем этом так или иначе можно прочитать в множестве разнообразных книжек, которые чем дальше, тем больше издаются в том числе и на русском языке, в частности — из того, что делали мы с коллегами — это две хрестоматии «Когнитивная психология: история и современность», «Горизонты когнитивной психологии». Не пугайтесь, что там слово «психология», это были запросы издателя, на самом деле мы туда положили самую настоящую когнитивную науку, то есть междисциплинарные исследования, наводящие мосты между разными разделами знания.

Я благодарю всех за внимание и в течение нескольких минут, которые у нас остались, постараюсь ответить на вопросы.

Борис Долгин: спасибо, спасибо большое.

Слушатель: спасибо! Короткий вопрос: проводилась ли функциональное исследование гиппокампа лондонских таксистов до начала обучения и тех, кто бросил свою профессиональную деятельность? Происходит ли реэволюция? спасибо.

Мария Фаликман: Да, это очень частый вопрос. К сожалению, нет пока исследований людей, которые перестали заниматься извозом или полностью перешли на использование навигатора. Это все довольно новые работы, проблема в том, что работы просто новые. Но лонгитюды были, то есть вот замер на входе и замер на выходе показывает, что успешность обучения прямо связана с перестройками. Но вопрос о том, что происходит, когда человек уходит на пенсию, задают все, а ответа Элеонор Магуайр и ее группа пока не опубликовали.

Слушательница: скажите пожалуйста, вот допустим человек математик-программист… может ли он перепрограммировать свой мозг, если, допустим, он уехал жить в Лос-Анджелес или в другую зарубежную страну?

 

Мария Фаликман: Я бы не стала говорить «перепрограммировать свой мозг», но я бы сказала, что человек может научиться чему угодно. Обучение будет обеспечиваться перестройками функциональных систем мозга, то есть взаимосвязей между разными областями коры, и, как мы видим, изменениями самой коры и даже кое-где подкорковых структур. Но чем старше человек, тем, соответственно, медленнее и сложнее будет проходить обучение. Хотя оно возможно в любом возрасте. Я очень люблю исследование американских пенсионерок в возрасте за 80, которые начали медитировать, и у них было выявлено характерное уплотнение лобных отделов коры головного мозга. То есть мозг меняется на протяжении всей жизни, просто, условно говоря, до 25 лет он меняется легче и мы учимся легче, чем в более зрелом возрасте.

Слушатель: Спасибо большое за очень познавательную лекцию. Скажите, пожалуйста, что думает нейронаука о ЕГЭ? Или кейс с лондонскими таксистами подходит и в данном случае?

Борис Долгин: То есть можно ли предположить, что обучение на тестах будет как-то менять нашу структуру?

Мария Фаликман: Для начала — я не нейробиолог, я исходно психолог, хотя умею разговаривать «на разных языках», опять же по причине большого опыта междисциплинарных взаимодействий… Вопрос про ЕГЭ мне задают очень часто, и я бы сказала, что этот вопрос в большей степени отбрасывает нас в область формирования условных реакций, в область закрепления правильных ответов в результате многократной тренировки. Ну и, естественно, когда старшеклассник вынужденно бросает учиться и начинает отрабатывать правильные ответы на задаваемые ему вопросы, это так или иначе определяет формирование — с точки зрения психологии — его представлений о мире, а с точки зрения нейронауки — функциональных связей в коре его головного мозга.

Борис Долгин: Я позволю себе, может быть, последний вопрос. Когнитивные науки начинались с, скажем так, схождения с компьютерными науками, компьютерные науки изменились, область искусственного интеллекта меняется, уходит от алгоритмов, приходит к машинному обучению и нейросетям… Можно ли ожидать нового сближения, сближения на новом этапе?

Мария Фаликман: Оно уже происходит, да. Это та часть лекции, которой я пожертвовала, понимая, что не успеваю обо всём рассказать, но я примерно с этого и начала: новые модели человеческого познания — это модели, связанные с обучением искусственных нейронных сетей, а искусственные нейронные сети — это такие тоже сложные компьютерные модели, по сути представляющие собой множество простых элементов с множеством связей, которые настраиваются в процессе обучения. И вот эти новые победы искусственного интеллекта в области машинного перевода, игры в покер, го и так далее — это достижение именно искусственных нейронных сетей. Но если честно, то это — область, скорее уводящая от исследований, чем представляющая собой исследования как таковые. Потому что мы получаем работающую модель, которая обыгрывает человека в покер, мы имеем некоторые общие представления об архитектуре той сети, на которой это получилось; мы не очень знаем, насколько эта архитектура соответствует архитектуре человеческого мозга, и мы вообще не знаем, как эта сеть работает. Она настроила коэффициенты связи между элементами так, чтобы достигать результата. Здесь есть совершенно потрясающие прорывы в области практики, но я бы сказала, что самое перспективное направление именно академических исследований — это направления, связанные с методологией повреждения искусственных нейронных сетей. Когда мы строим сеть, она решает определенную задачу, мы в каком-то месте в соответствии с нашей гипотезой ее ломаем, и она либо перестает, либо не перестает решать задачу, а мы уточняем представления о познании.

Наука о мозге и когнитивная психология исследует наши психические процессы

Когнитивные психологи, которых иногда называют исследователями мозга, изучают, как работает человеческий мозг — как мы думаем, запоминаем и учимся. Они применяют психологическую науку, чтобы понять, как мы воспринимаем события и принимаем решения.

Понимание науки о мозге и когнитивной психологии

Человеческий мозг — удивительный и мощный инструмент.Это позволяет нам учиться, видеть, запоминать, слышать, воспринимать, понимать и создавать язык. Иногда человеческий мозг подводит нас.

Когнитивные психологи изучают, как люди приобретают, воспринимают, обрабатывают и хранят информацию. Эта работа может варьироваться от изучения того, как мы изучаем язык, до понимания взаимодействия между познанием и эмоциями.

Новые технологии, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ), позволяют исследователям увидеть картину работы мозга, помогая им понять, как мозг реагирует на конкретный стимул или как различия в структуре мозга могут повлиять на здоровье, личность или когнитивные функции человека. .

Прикладная наука о мозге и когнитивная психология

Наука о мозге и когнитивная психология — одна из самых разносторонних областей психологической специальности сегодня и одна из самых востребованных. Во всех профессиях есть непреодолимый интерес к тому, как работает мозг. Педагоги, разработчики учебных программ, инженеры, ученые, судьи, представители органов здравоохранения и безопасности, архитекторы и графические дизайнеры — все хотят знать больше о том, как мозг обрабатывает информацию.Их исследования и связанные с ними приложения стали неотъемлемой частью того, как организации, школы и предприятия функционируют и преуспевают. В клинических условиях когнитивные психологи стремятся лечить проблемы, связанные с психическими процессами человека, включая болезнь Альцгеймера, проблемы с речью, потерю памяти и проблемы с сенсорными или восприятием.

Дата создания: 2014

исследований в когнитивной сфере — кафедра психологии

Программа когнитивной психологии Университета Пенсильвании уделяет особое внимание исследованиям и теории в различных областях когнитивной психологии и деятельности человека.Все программы когнитивных студентов подчеркивают основные теоретические вопросы и методологии исследования в области когнитивной психологии, но индивидуальные программы сильно различаются в зависимости от предметного интереса студента. Как и в других программах кафедры, студент вместе со своим преподавателем-консультантом разрабатывает индивидуальную программу по основным и второстепенным направлениям. Преподаватели и студенты в познавательной сфере участвуют в еженедельном «обеде», который дает возможность обсудить текущие исследовательские проекты и проблемы.Выпускники программы готовы работать на исследовательских и преподавательских должностях в университете или колледже или работать в организациях прикладных исследований.

Исследовательские лаборатории

Лаборатория двуязычия и языкового развития (BILD) — Веб-сайт

Директор: Джанет ван Хелл

Лаборатория двуязычия и языкового развития (BiLD) изучает когнитивные и нейрокогнитивные процессы, связанные с языковым развитием, изучением второго языка и использованием двух языков двуязычными.Мы комбинируем поведенческие, нейропсихологические (в основном ERP) и лингвистические методы для изучения моделей межъязыкового взаимодействия и передачи у детей и взрослых, изучающих второй язык на разных уровнях владения языком. Мы также изучаем нейронные и когнитивные механизмы, участвующие в переключении кода и в понимании иностранной речи с акцентом. Вторая тема исследования в лаборатории BiLD сосредоточена на развитии речи у детей школьного возраста с типичным или атипичным развитием, включая детей с определенными языковыми нарушениями и детей с нарушениями слуха.Часть наших нейрокогнитивных исследований проводится в мобильной лаборатории на колесах, припаркованной в школах, в «мозговом автобусе». Мы также используем «мозговой автобус» для информационно-просветительской деятельности, например, для научных выставок или демонстраций исследований. Дополнительную информацию о наших исследовательских проектах, сотрудниках лаборатории BiLD, способах участия и наших последних публикациях см. На веб-сайте лаборатории BiLD http://bild.la.psu.edu/

Лаборатория развития мозга — веб-сайт

Директор: Рик Гилмор

Исследования в лаборатории развития мозга используют когнитивный нейробиологический подход к пониманию развития восприятия, действий и памяти.Наша цель — понять закономерности изменений мозга и поведения у младенцев, детей и молодых людей. В наших исследованиях мы используем поведенческие, ЭЭГ и вычислительные методы. У нас есть несколько фокусов. Одним из них является развитие обработки движения, в частности паттернов оптических потоков, связанных с движением себя и объекта. Второй касается расширения практики открытой науки и развития инфраструктуры «больших данных» для поддержки исследований и продвижения открытий в когнитивной науке, связанной с развитием.

Лаборатория когнитивного старения и нейровизуализации (CAN) — веб-сайт

Директор: Нэнси Деннис

Лаборатория когнитивного старения и нейровизуализации (CAN) на факультете психологии штата Пенсильвания изучает влияние старения на процессы обучения и памяти с использованием методов поведенческой и функциональной нейровизуализации (фМРТ).Наша лаборатория фокусируется на нескольких когнитивных процессах, связанных с обучением и памятью, включая изучение истинных воспоминаний, ложных воспоминаний, реляционных воспоминаний, неявного обучения и когнитивного контроля как запоминания, так и забывания. Что касается когнитивного старения, наше исследование сосредоточено на изучении возрастных нейронных маркеров когнитивного снижения, а также механизмов нейронной компенсации.

Лаборатория когнитивной нейробиологии и творчества — Веб-сайт

Директор: Роджер Бити

Наша лаборатория исследует нейронные и когнитивные механизмы творческого мышления.В частности, мы изучаем роль систем памяти и когнитивного контроля в творческой мысли. В одном из направлений нашего исследования фМРТ используется для характеристики мозговых сетей, поддерживающих дивергентное мышление. Цель этой работы — выявить когнитивные процессы, связанные с паттернами функциональной связи мозга во время генерации идей. Мы также изучаем творческое мышление в контексте создания образного языка, уделяя особое внимание новым метафорам.

Лаборатория приобретения когнитивных навыков

Директор: Ричард Карлсон

По мере того, как люди приобретают когнитивные навыки, улучшается не только их производительность, но и характер управляющих процессов, определяющих производительность, и сопутствующие изменения метапознания.Контроль начинает больше полагаться на закономерности окружающей среды, и ошибки в плавной работе может быть трудно обнаружить. Например, люди считают более плавно, когда события, которые должны быть подсчитаны, происходят через равные промежутки времени, но им труднее обнаруживать ошибки подсчета. В нашей лаборатории мы изучаем эти явления с помощью поведенческих методов и когнитивных задач, от счета до использования правил и пространственного познания. Текущие исследовательские проекты сосредоточены на приобретении упреждающего выбора времени при получении информации, на представлении процессов управления, на роли воплощения в управлении (например,g., указывая при подсчете), а также о роли мгновенных эмоций в когнитивном контроле.

Лаборатория детского языка и познания — Веб-сайт

Директор: Дэн Вайс

Один из давних вопросов в изучении языка — почему люди — единственный вид на планете, способный его усвоить. Одна из основных целей Лаборатории детского языка и познания — изучение механизмов, лежащих в основе овладения языком. К ним относятся механизмы статистического обучения, которые были задействованы в раннем усвоении фонетических категорий и границ слов, изучении правил и обобщении обучения.Наш подход сравнивает производительность человеческих младенцев и взрослых, а также нечеловеческих приматов по различным поведенческим задачам, чтобы определить основные сходства и различия как между видами, так и на разных стадиях развития.

Лаборатория нейробиологии развития — Веб-сайт

Директор: Сюзи Шерф

Лаборатория нейробиологии развития изучает различные темы развития человеческого мозга, используя как фМРТ, так и поведенческие методы.Мы особенно заинтересованы в развитии обработки лица. Лаборатория расположена в лаборатории Чандли, где находится Центр визуализации социальных, биологических и инженерных наук (SLEIC).

Language & Aging Lab — Веб-сайт

Директор: Мишель Диас

Специалисты Лаборатории языка и старения изучают возрастные языковые различия. Нас особенно интересует, как мозг поддерживает язык, и мы используем различные поведенческие и нейровизуализационные методы, чтобы ответить на вопросы нашего исследования.Наша лаборатория сосредоточена на фонологических и семантических аспектах языкового производства, потому что пожилые люди различаются в этих областях. Семантические аспекты языка, такие как мировые знания, опыт и словарный запас, продолжают развиваться и расти на протяжении всей жизни. Напротив, пожилые люди испытывают большие трудности с фонологическими аспектами поиска слов (например, учащение случаев «кончика языка»). Нас также интересует нейронная пластичность и то, как индивидуальные различия в способностях или опыте влияют на мозг.

The Learning Lab — Веб-сайт

Директор: Элизабет Каруза

Осваиваем ли мы новый язык, формируем новую категорию или обрабатываем новую сцену, мы перемещаемся по миру, извлекая шаблоны из сенсорного ввода, часто даже не осознавая, что делаем это. Сохраняются пробелы в нашем понимании того, как именно учащиеся переходят от настройки на эти шаблоны к созданию сложных систем знаний, особенно когда этому процессу мешают шумные входные данные или конкурирующие сигналы.С помощью комбинации поведенческих и нейробиологических методов (например, функциональной магнитно-резонансной томографии) наша лаборатория изучает как процессы, так и результаты изучения паттернов в человеческом мозге.

Как работает мышление: 10 блестящих исследований в области когнитивной психологии, которые должен знать каждый

Как думают эксперты, сила обрамления, чудо внимания, странный мир когнитивных искажений и многое другое…

Пятьдесят лет назад в психологии произошла революция, которая изменил то, как мы думаем о разуме.

«Когнитивная революция» вдохновила психологов начать думать о разуме как о разновидности органического компьютера, а не как о непроницаемом черном ящике, который никогда не будет понят.

Эта метафора побудила психологов исследовать программное обеспечение, имеющее ключевое значение для нашего повседневного функционирования, открывая путь к пониманию того, как мы думаем, рассуждаем, изучаем, запоминаем и производим язык.

Вот 10 классических исследований когнитивной психологии, которые помогли понять, как работает мышление.

1. Как думают эксперты

Без экспертов человечество было бы потоплено. Но что такого в том, как думают эксперты, что позволяет им достигать прорывов, которыми мы все можем наслаждаться?

Ответ в том, как эксперты думают о проблемах по сравнению с новичками.

Это то, что Chi et al. (1981) обнаружили, когда сравнивали, как эксперты и новички представляют физические проблемы.

Новички, как правило, зацикливались на поверхностных деталях проблемы, тогда как эксперты видели основные действующие принципы.

Отчасти именно этот более глубокий, абстрактный подход к проблемам сделал экспертов более успешными.

2. Кратковременная память длится 15-30 секунд

Кратковременная память намного короче, чем многие думают.

На самом деле длится около 15-30 секунд.

Мы знаем это благодаря классическому исследованию когнитивной психологии, проведенному Ллойдом и Маргарет Петерсон (Peterson & Peterson, 1959).

Участники должны были попытаться запомнить и вспомнить трехбуквенные строки, такие как FZX.

При тестировании через 3 секунды они могли вспомнить 80% из них, однако через 18 секунд они могли вспомнить только 10%.

Это кратковременная кратковременная память.

3. Нелогично

Людям чрезвычайно трудно справиться с формальной логикой — это нормально.

Вот вам быстрый тест, и не удивляйтесь, если ваш мозг перегреется:

«Вам показывают набор из четырех карточек, размещенных на столе, каждая из которых имеет номер на одной стороне и цветной патч. с другой стороны.На лицевых сторонах карт изображены 3, 8, красный и коричневый. Какую карту (карты) вы должны перевернуть, чтобы проверить истинность утверждения о том, что если карта показывает четное число на одной лицевой стороне, то ее противоположная сторона красная? »

Ответ заключается в том, что вам нужно перевернуть цифру «8» и коричневую карточку (для объяснения Google «Задача выбора Wason» — даже после того, как услышали ее, многие люди все еще не могут поверить, что это правильный ответ).

Если вы правильно поняли, значит, вы в меньшинстве (или уже видели тест раньше!).Когда Уэйсон проводил этот классический эксперимент, менее 10% людей понимали его правильно (Wason, 1968).

Наш мозг не приспособлен для такой формальной логики.

4. Сила обрамления

То, как вы формулируете проблему, аргумент или утверждение, может иметь огромное влияние на то, как люди их воспринимают.

Задумайтесь на мгновение о риске и о том факте, что люди не любят рисковать.

Они настолько не любят рисковать, что даже дуновения негатива достаточно, чтобы люди бросились бежать в горы.

Именно это продемонстрировали Канеман и Тверски (1981), когда они попросили участников представить, что 600 человек пострадали от смертельной болезни.

Им сказали, что лечение было, но оно рискованно. Если вы решили использовать лечение, вот шансы:

«33% шанс спасти всех 600 человек, 66% вероятность никого не спасти».

Когда это сказали, 72% людей сочли это хорошей ставкой.

Но если представить проблему таким образом:

«Вероятность 33%, что никто не умрет, 66% вероятность, что все 600 умрут.”

… число, выбравшее его, упало до 22%

Прелесть исследования в том, что результаты идентичны, отличается только фрейм.

На наш образ мышления сильно влияют термины, в которых выражаются проблемы.

5. Внимание как прожектор

На самом деле у нас есть две пары глаз — одна настоящая, а другая виртуальная.

У нас есть настоящие глаза, которые перемещаются по глазницам, но у нас также есть «виртуальные глаза», которые смотрят вокруг нашего поля зрения, выбирая, на что мы обращаем внимание.

Люди постоянно используют свои виртуальные глаза: например, когда они смотрят друг на друга с помощью периферийного зрения.

Вам не нужно смотреть прямо на привлекательного незнакомца, чтобы взглянуть на него, вы можете смотреть «краем глаза».

Психологи назвали это «центром внимания», и исследования фактически измерили его движение. Это означает, что мы можем заметить вещи за доли секунды до того, как наши глаза смогут переориентироваться.

→ Читать дальше: The Attentional Spotlight

6.Эффект коктейльной вечеринки

Не только зрение имеет своего рода прожектор, но и наш слух точно настроен.

Это как на коктейльной вечеринке, когда вы можете отключить все голоса, кроме человека, с которым разговариваете.

Или вы можете отключить человека, с которым разговариваете, и подслушать более интересный разговор позади.

Прекрасная демонстрация этого была проведена в 1950-х годах Черри (1953).

Он обнаружил, что люди могут даже различать один и тот же голос, одновременно читая два разных сообщения.

→ Читайте дальше: Эффект коктейльной вечеринки

7. Где утка?

Если вы возьмете игрушечную утку и покажете ее 12-месячному младенцу, затем положите руку под подушку, оставите утку там и вытащите руку, ребенок будет смотреть только в вашу руку, почти никогда не под нее. подушка.

В этом возрасте дети ведут себя так, как будто вещей, которых они не видят , даже не существует .

Как отмечал известный детский психолог Жан Пиаже:

«Вселенная ребенка по-прежнему представляет собой совокупность картинок, возникающих из небытия в момент действия, которые возвращаются в ничто в момент, когда действие завершается.”

И все же уже через полгода ребенок обычно заглядывает под подушку. Он узнал, что вещи, которые скрыты от глаз, могут продолжать существовать.

Это лишь одно чудо среди многих в развитии ребенка.

8. Эффект Мак-Гурка

Мозг объединяет информацию от всех наших органов чувств, чтобы произвести наш опыт.

Это блестяще обнаруживается эффектом Мак-Гурка (McGurk & MacDonald, 1976).

Посмотрите следующий отрывок из документального фильма BBC, чтобы увидеть эффект полностью.Вы не поверите, пока не увидите и не услышите сами. Ощущение довольно странное:

9. Имплантация ложных воспоминаний

Люди иногда думают, что их воспоминания заложены, а затем либо вспоминаются, либо забываются, с небольшим изменением самих воспоминаний между ними.

На самом деле реальность намного сложнее и, в некоторых случаях, настораживает.

Элизабет Лофтус провела одно из самых драматических исследований, которое продемонстрировало, что воспоминания можно изменить или даже внедрить позже .

В ее исследовании детские воспоминания о том, как они заблудились в торговом центре, были успешно имплантированы в сознание некоторых людей, несмотря на то, что их семьи не подтверждали ничего подобного, что с ними когда-либо случалось.

Более поздние исследования показали, что у 50% участников могла быть успешно имплантирована ложная память.

→ Читайте дальше: Имплантация ложных воспоминаний: Затерянный в торговом центре и Пол Инграм

10. Почему некомпетентные не знают, что они некомпетентны

В уме действуют всевозможные когнитивные предубеждения.

Эффект Даннинга-Крюгера, тем не менее, является фаворитом, потому что он объясняет, почему некомпетентные люди не знают о своей некомпетентности.

Дэвид Даннинг и Джастин Крюгер обнаружили в своих исследованиях, что самые некомпетентные люди меньше всего осознают свою собственную некомпетентность.

С другой стороны, наиболее компетентными являются наиболее осведомленные о своих недостатках.

→ Узнайте больше: Когнитивные предубеждения: почему мы принимаем иррациональные решения

→ Узнайте больше о том, что означает расширение зрачков.

Изображение предоставлено: Саад Фаруке

Когнитивная психология | Психология в Иллинойсе

У факультетов когнитивной психологии есть исследовательские программы, ориентированные на человеческую память, языковую обработку, категоризацию, рассуждение, компьютерное моделирование и когнитивное старение. Акцент в программе когнитивной психологии сосредоточен на приобретении исключительно сильных исследовательских навыков в области, выбранной студентом, в тесном сотрудничестве с отдельными преподавателями и использовании нескольких зависимых критериев для изучения данной области.У преподавателей и студентов, участвующих в программе когнитивной психологии, есть исследовательские интересы и совместная работа, которые совпадают с таковыми в любой другой программной области на кафедре. Помимо тесных пересечений с программами «Внимание и восприятие» и «Когнитивная неврология», существует также сотрудничество с социальными психологами, психологами развития и количественными психологами.

ПРОГРАММА

Факультет когнитивной психологии предлагает широкий спектр курсов для аспирантов, которые охватывают область когнитивной психологии исключительно всесторонним образом.Студенты разрабатывают специализированный курс обучения, предназначенный для предоставления экспертных знаний в их конкретных областях интересов, но также приобретают широту знаний в этой области посредством курсовой работы за пределами программной области, а также посредством междисциплинарного сотрудничества. Все студенты завершают проект первого года, который представляется преподавателям на еженедельном исследовательском семинаре, на котором присутствуют все студенты и преподаватели, участвующие в программе. К концу третьего года студенты сдают комплексный экзамен, а также большую часть своей курсовой работы.Материал, который должен быть рассмотрен на Комплексном экзамене, определяется совместно студентом и его или ее научным руководителем. Остальные годы программы посвящены завершению диссертации, публикации данных, собранных ранее, а также развитию глубины и широты подготовки к карьере в академических, промышленных или государственных учреждениях, при этом большинство студентов поступают в академические круги.

ОБЪЕКТЫ И РЕСУРСЫ

Возможности, связанные с когнитивной психологией, превосходны.У каждого преподавателя есть значительное лабораторное пространство, посвященное его или ее исследовательской программе на факультете психологии или в Институте Бекмана. Все студенты имеют доступ к огромному количеству современных технологий и методологий, а также к высокопроизводительной вычислительной среде. Инструменты, доступные для изучения познания, в дополнение к традиционным поведенческим методам, включают специализированный сканер мощностью 3 Тесла для функциональной нейровизуализации, а также оптическую визуализацию, ЭЭГ / ERP и отслеживание глаз.Студенты имеют доступ ко многим различным предметным группам, включая пожилых людей, детей и клинические группы. Технические ресурсы, доступные студентам в области когнитивной психологии, являются одними из самых всеобъемлющих и лучших в мире для изучения человеческого познания.

ДОЧЕРНИЕ ОТДЕЛЕНИЯ, ПРОГРАММЫ И УЧРЕЖДЕНИЯ

Большинство преподавателей когнитивной психологии имеют назначения в Институте передовых наук и технологий им. Бекмана. Кроме того, преподаватели сотрудничают с преподавателями других факультетов UIUC, в том числе лингвистики, инженерии, педагогической психологии, кинезиологии и Института геномики.

Когнитивная психология • Департамент психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе

Информация о специальности «Когнитивная психология»

Целью этой области является подготовка когнитивных психологов, сочетающих общие знания с изощренным дизайном исследований, формулированием теорий, экспериментальными и вычислительными методами и научным общением. Когнитивная программа в UCLA предназначена для обеспечения ознакомления с содержанием и методами, которые считаются необходимыми для всех когнитивных психологов, а также для предоставления возможности ознакомления с дополнительными знаниями и инструментами исследования, необходимыми для специализированных профессиональных должностей.

Область изучения познания в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе обширна и включает в себя восприятие, контроль внимания и двигательных реакций, формирование ментальных представлений, динамику восстановления памяти, обучение, когнитивное развитие и когнитивное расстройство, механизмы мышления, язык , и решение проблем. Разнообразен и спектр методологических подходов. Попытки сформулировать вычислительные модели когнитивных процессов сочетаются с эмпирическими исследованиями и усилиями по определению нейрофизиологических основ познания.Существуют также возможности для прикладных исследований в таких областях, как инженерия человеческого фактора, медицинские технологии, образование, психология и право, а также проблемы с обучением / языком.

Современная когнитивная психология все больше сливается с более широкими областями когнитивной науки и когнитивной нейробиологии, которые объединяют исследователей из различных дисциплин, занимающихся изучением разума, мозга и интеллекта. UCLA учредил программы в области когнитивной науки и когнитивной нейробиологии, которые спонсируют коллоквиумы, семинары и междисциплинарные исследования.UCLA уникален по широте и глубине своих когнитивных программ, в которых задействовано более 40 преподавателей таких дисциплин, как когнитивная психология, психология развития и физиологическая психология, а также нейробиология, искусственный интеллект, лингвистика и философия. Каждый из основных задействованных департаментов имеет один из самых высоких рейтингов в стране.

Общие помещения и ресурсы в UCLA превосходны. Есть несколько университетов с более обширными центральными библиотеками, вычислительным оборудованием и оборудованием для визуализации мозга.В целом преподавательский состав и ресурсы, доступные в программе когнитивной психологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, являются одними из лучших в мире.

Дополнительная информация о когнитивной психологии

границ | Место развития в истории психологии и когнитивной науки

Введение

В этой статье я намерен проанализировать, как развивались отношения психологии развития с общей психологией и когнитивной наукой. Этот исторический анализ обеспечит основу для критического анализа современного состояния дел.

Психология возникла как научная дисциплина с основанием лаборатории Вундта в Лейпциге в конце девятнадцатого века (1879). Метод Вундта, экспериментальный и интроспективный, был направлен на изучение ума и поведения взрослого. Менее известно, что всего 10 лет спустя Джеймс Болдуин, посетивший семинары Вундта в Германии, основал в Торонто лабораторию экспериментальной психологии, в которой проводились эксперименты, посвященные изучению умственного развития.Если поводом, который вызвал интерес Болдуина, было рождение его первой дочери, на самом деле, «этот интерес к проблемам генезиса — происхождения, развития, эволюции — стал заметным; интерес, который должен был проявиться во все последующие годы »(Болдуин, 1930). Работа Болдуина послужила источником вдохновения для Пиаже, безусловно, одной из самых выдающихся фигур в психологии развития (Morgan and Harris, 2015).

От истоков психологии как дисциплины общая психология и психология развития пошли параллельными и относительно разными путями.Для объяснения этого факта особенно важны два вопроса.

С теоретической точки зрения, психология развития всегда находилась под сильным влиянием биологии и теории эволюции. Основоположники психологии развития широко проанализировали связь между онтогенезом и филогенезом (Baldwin, 1895; Piaget, 1928). Этот анализ привел к принятию проблемы объяснения развития в широком смысле. В своей автобиографии Болдуин утверждает, что уже за 10 лет, которые он провел в Принстоне между 1893 и 1903 годами, где он основал еще одну лабораторию экспериментальной психологии, «новый интерес к генетической психологии и общей биологии стал всепоглощающим, и скудность результаты психологических лабораторий (помимо непосредственной работы над ощущениями и движением) становились очевидными повсюду.Таким образом, психология развития следовала подходу, который в общей психологии появился намного позже.

Второй вопрос по методу. Исследователи развития, демонстрируя свою привязанность к экспериментальным методикам, столкнулись с недостаточностью в изучении развития. Как по деонтологическим, так и по практическим причинам, многие аспекты развития, особенно у младенцев и маленьких детей, вряд ли могут быть исследованы экспериментально. Таким образом, в большом количестве исследований в области психологии развития используются методы наблюдения, основанные на различных методах, таких как этнографические методы или отчеты родителей, и надежность этих методов подвергается сомнению.

Это относительное разделение между исследованиями взрослых и детей сохранилось с появлением когнитивной науки. Фактически, основной целью когнитивной науки, по крайней мере, с самого начала, было моделирование того, что мы могли бы назвать статическим разумом взрослого. Учитывая определенный результат, например действие, задача психолога состояла в том, чтобы реконструировать процессы вывода, которые лежали в основе этого же действия.

В начале двадцать первого века психология и когнитивная наука расширили сферу своей деятельности, включив в нее процессы изменений и взаимодействие между разумом и окружающей средой, включая разум других людей.Со своей стороны психология развития разработала невербальные методы, такие как поисковые меры и критерии выбора, которые также позволяют проводить эксперименты с младенцами. Эти факты открыли путь к новым возможностям конвергенции, которые дают интересные результаты, несмотря на ряд текущих проблем, связанных с методами.

Психология, когнитивные науки и искусственный интеллект

Начало когнитивной науки

По словам американского психолога Джорджа Миллера, когнитивная наука родилась 11 сентября 1956 года, во второй день Второго симпозиума по теории информации, проходившего в Массачусетском технологическом институте.Этот день начался с доклада Аллена Ньюэлла и Герберта Саймона о современном состоянии машины логической теории: компьютерное доказательство теоремы 2.01 Уайтхеда и «Основы математики » Рассела. В тот же день закончилась первая версия книги Хомского «Структуры синтаксиса ». Миллер покинул симпозиум, будучи убежденным, что экспериментальная психология, теоретическая лингвистика и компьютерное моделирование когнитивных процессов могут стать частями более широкого целого и что будущее исследований будет найдено в разработке этого сложного целого (сообщается в Bruner, 1983a).Именно Миллер в 1960 году вместе с Юджином Галантером и Карлом Прибрамом написал текст, который можно считать манифестом когнитивной науки и который провозгласил включение когнитивной психологии в более общие рамки обработки информации (Miller et al., 1960). ). Предполагалось, что только что родившаяся информатика может обеспечить объединяющую основу для изучения когнитивных систем (Schank and Abelson, 1977).

С теоретической точки зрения в основе этого проекта лежит концепция представления . Интенциональные ментальные состояния, такие как убеждения и восприятия, определяются как отношения к ментальным представлениям. Семантические свойства ментальных представлений объясняют интенциональность (Pitt, 2017). Представления могут быть вычислены и, таким образом, составляют основу некоторых форм логических систем. Согласно Комитету когнитивных наук (1978), который разработал исследовательский проект для Фонда Слоуна, все эти дисциплины, которые относятся к когнитивной науке, разделяют общую цель исследования репрезентативных и вычислительных возможностей разума, а также структурных и функциональных возможностей. реализация этих способностей в мозгу.

Эта точка зрения составляет основу того, что было названо функционализмом в философии разума, то есть гипотезой о том, что то, что определяет разум, — это те особенности, которые не зависят от его естественной реализации. Классическая функционалистская позиция выражена Пилишиным в его книге о вычислениях и познании (Пилишин, 1984). Он утверждает, что необходимо проводить четкое различие между функциональной архитектурой когнитивной системы и правилами и представлениями, которые система использует.

Функционализм широко обсуждался и критиковался с самого начала (Block, 1978; Dreyfus, 1979). Харнад (1990) определил то, что было определено как проблема заземления символа : «Как можно сделать семантическую интерпретацию формальной системы символов внутренне присущей системе?»

Наиболее исчерпывающая и наиболее аргументированная критика функционализма была выдвинута Сирлом, который со временем развил свои аргументы, опубликовав ряд эссе, вызвавших горячие споры (Searle, 1980, 1990, 1992).Позиция функционализма заключается в том, что отношения между мозгом и его продуктами, то есть сознательными процессами, опосредуются промежуточным уровнем бессознательных правил. Этот средний уровень для функционалистов является уровнем программы. Постулируется, что правила являются вычислительными и, следовательно, цель исследований в области когнитивной науки состоит в том, чтобы восстановить эти правила. Возражение Сирла состоит в том, что существует только два типа природных явлений, мозг и психические состояния, которые мозг вызывает в жизнь и переживает человек.Мозг производит психические состояния из-за своих специфических биологических характеристик. Согласно Серлу, когда мы постулируем существование бессознательных правил, мы изобретаем конструкцию, цель которой — выделить функцию, которая, по нашему мнению, особенно важна. Такая функция не является внутренней и не имеет причинной силы. Этот аргумент особенно интересен, потому что он основан на непроходимой биологической природе разума. Ни логика, ни математические, ни статистические процедуры не могут заменить мозг как биологический орган.

С другой стороны, некоторые ученые подчеркнули, что функционализм ведет к новой форме бихевиоризма. Патнэм (1988) утверждал, что сведение психических процессов исключительно к их функциональным описаниям равносильно описанию таких процессов в терминах бихевиоризма. В психологии одним из наиболее полемических критиков функционализма как опасного средства продвижения к новой форме антиментализма, который сведет на нет все битвы когнитивистов против классического бихевиоризма, был психолог Брунер (1990).Центральная роль вычислимости как критерия построения моделей в когнитивной науке, естественно, по мнению Брунера, приводит к отказу от «создания смысла», что было центральной задачей «когнитивной революции».

Таким образом, по крайней мере, вначале когнитивная наука была посвящена построению вычислительных моделей процессов человеческого вывода и знаний, которые используются при выполнении этих выводов. Такое определение объекта когнитивной науки сначала привело к разработке и внедрению систем решения проблем, в которых сложность заключалась в механизмах вывода, которые должны были быть одинаковыми для всех проблем (Newell and Simon, 1972).Позже были внедрены системы, в которых рассуждение было связано с конкретным и четко сформулированным представлением знаний (Levesque and Brachman, 1985).

Примечательно, что аспект, который отсутствовал в этом взгляде на когнитивную науку, — это обучение. Этот недостаток, согласно Гентнеру (2010), можно частично объяснить реакцией на бихевиоризм, который полностью сосредоточен на обучении. На самом деле были и философские причины. Хомский и Фодор, которые были одними из самых влиятельных членов сообщества когнитивных наук, очень критически относились к концепции обучения.По их мнению, обучения как общего механизма не существует, и Фодор даже зашел так далеко, что прямо заявил, что теории развития также не существует (Fodor, 1985).

Таким образом, когнитивная наука возникла, по сути, как реакция на бихевиоризм и получила свою легитимность из использования методологий, разработанных в рамках искусственного интеллекта. Эти методологии должны были прояснить, как ментальные репрезентации производят человеческую деятельность в определенных областях. Однако у этого подхода была цена: он отделил разум от его биологической основы и от контекста, в котором происходит человеческая деятельность.Не было места развитию, взаимодействию и вариациям по биологическим или социальным причинам. Этот теоретический выбор объясняет разочарование Брунера. Для Брунера когнитивная наука снова вернулась к тому бихевиоризму, против которого она возникла, и никакая интересная связь не может быть установлена ​​с психологией развития. Психология развития основана на предпосылке, что человек развивается во взаимодействии с физическим миром и обществом других людей.

Когнитивная наука в XXI веке

Когнитивная наука значительно изменилась с самого начала.Очевидное новшество касается возросшего значения обучения с появлением коннекционизма (Hinton, 1989).

Когда были введены коннекционистские модели, было много споров относительно связи нейронных сетей с функционированием человеческого мозга и их способностью обращаться к высшим формам мышления (Фодор и Пилишин, 1988; Куинлан, 1991; Чалмерс, 1993). Позже философские дискуссии сменились эмпирическими соображениями. Сети являются эффективным вычислительным инструментом в некоторых областях и часто используются вместе с символьными вычислениями (Wermter and Sun, 2000).Более того, в результате последних достижений искусственного интеллекта нейронные сети были в значительной степени заменены различными методами статистического обучения (Forbus, 2010).

Для меня более интересны изменения, которые претерпела общая философия когнитивной науки из-за проблем, возникших с классическими символическими моделями. Изначально ядром когнитивной науки была взаимосвязь между психологией и искусственным интеллектом. В первоначальном проекте этот союз должен был быть плодотворным для обеих дисциплин.Искусственный интеллект ожидал от психологии анализа ментальных механизмов высокого уровня, которые, однажды смоделированные на компьютере, могут повысить эффективность искусственных систем. С помощью компьютерного моделирования психология должна была приобрести метод проверки своих моделей. Однако этот брак, который какое-то время был очень продуктивным и породил много интересных идей, в конечном итоге потерпел неудачу. Искусственный интеллект развил вычислительные методы, которые создают эффективные системы, не задавая больше вопросов, более или менее точно воспроизводят эти методы человеческие психические процессы.В психологии ограничение на создание вычислительных моделей снова ограничило сферу ее применения (Airenti and Colombetti, 1991).

Таким образом, результаты когнитивной науки двадцатого века привели к сдвигу в когнитивной науке, который появился в этом веке. Некоторые исследователи заявили, что теоретическая гипотеза о том, что функции разума можно смоделировать, игнорируя тот факт, что они воздействуют на внешний мир через тело, больше не может быть принята. Этот новый подход подразумевает учет биологии единства разума и тела и взаимодействия с внешним миром, как физическим, так и социальным.Одним из источников вдохновения для этого нового поворота послужили Варела и др. (1991), которые предложили концепцию воплощенного разума . На самом деле концепция воплощения включает в себя множество довольно разрозненных идей, от Мерло-Понти и феноменологии до буддизма. Я не анализирую здесь эти вопросы. Меня интересует простое предположение, что познание основано на мире.

Этот новый поворот соответствует важности робототехники. Было бы преувеличением сказать, что роль, которую в прошлом играл искусственный интеллект, теперь взяла на себя робототехника.Однако ясно, что цель создания искусственных субъектов, которые взаимодействуют с миром и / или с людьми, снова установила связь между изучением людей и созданием искусственных систем. Что касается прошлого, то в центре внимания уже не символическая функция разума, а разум, встроенный в физическое устройство, взаимодействующее с внешним миром. Эта эволюция связана с расширением сферы применения современной робототехники, которая выходит далеко за рамки традиционных задач, таких как автоматизация ферм.Цель состоит в том, чтобы создать роботов, которые могут взаимодействовать с людьми при выполнении множества задач, включая, например, помощь пожилым людям или инвалидам или взаимодействие с аутичными детьми. Затем социальная робототехника эволюционировала в сторону биологически вдохновленных систем, основанных на понятиях самоорганизации и воплощения (Pfeifer et al., 2007). Эта новая разработка снова заставила психологов спросить о тех характеристиках, которые делают людей такими, какие они есть. Если роботы должны иметь возможность взаимодействовать с людьми, они должны обладать теми же характеристиками (Kahn et al., 2007). Можно ли наделить роботов интенциональностью, эмоциями и, возможно, сочувствием?

Здесь снова проявляется позиция функционализма. Для некоторых авторов тот факт, что внутренние механизмы робота основаны на физическом взаимодействии с внешней средой, означает, что они действительно обладают потенциалом внутренней интенциональности (Златев, 2001). Для них это означает, что разум воплощен в роботе. На вопрос, могут ли роботы обладать эмоциями, Арбиб и Феллоус (2004) отвечают, что лучшее знание биологических систем позволит нам в будущем выделять «принципы работы мозга» независимо от физической среды, в которой они реализованы.Эта новая форма функционализма в настоящее время противопоставляется подходу, который считает, что психические состояния и эмоции не являются внутренними, а могут быть приписаны роботам только людьми (Ziemke et al., 2015). Воплощение роботов не преодолевает возражение, которое было адресовано традиционному искусственному интеллекту, а именно, что психические состояния и эмоции могут быть созданы только биологическим мозгом (Ziemke, 2008). Эта последняя позиция утверждает, что актуальный вопрос для взаимодействия человека и робота заключается не в том, что роботы должны быть преднамеренными существами, а в том, что они должны восприниматься как таковые людьми (Airenti, 2015; Wiese et al., 2017).

В заключение можно сказать, что когнитивная наука родилась как способ обновить психологию через привилегированную связь с искусственным интеллектом. На современном этапе исследований именно социальная робототехника пытается установить связь с биологическими науками, психологией и нейробиологией, чтобы встроить в роботов те функции, которые позволят им успешно взаимодействовать с внешним физическим и социальным миром. Однако основные фундаментальные философские проблемы остаются неизменными.Можно по-прежнему утверждать, как это делал Сирл, что человеческий менталитет — это новая черта биологического мозга, и никакая логическая, математическая или статистическая процедура не может ее произвести.

Настоящие вопросы для когнитивных наук

Сегодня мы можем задать следующий вопрос: для чего нужна когнитивная наука? Связь, которую установила психология с науками об искусственном, скрыла тот факт, что ряд явлений, которые необходимы для объяснения функционирования человеческого разума, в значительной степени игнорировались.Эта неудача в объяснении, которая касалась, например, управления ментальными состояниями и эмоциями, а также многих сложных коммуникативных феноменов, фундаментально связана с тем фактом, что разум постоянно находится во взаимодействии с физическим и социальным миром в процессе развития. . Примитивная идея когнитивной науки заключалась в том, чтобы выйти за рамки традиционной психологии и обогатить изучение разума вкладом других дисциплин, которые также изучали человеческий разум, таких как лингвистика, философия и антропология.Этот подход, который касается определения области когнитивной науки, довольно рано был переосмыслен как проблема формализма. Был задан вопрос: как психология может создавать научные модели человеческого мышления? Отсюда важность компьютерного моделирования как средства замены более традиционных логических, математических и статистических моделей. Однако этот теоретический выбор породил большую двусмысленность, поскольку компьютерные модели, основанные на логических, математических или статистических формализмах, рассматривались как возможно эквивалентные разуму.Как только появляется ошибочность этой эквивалентности — поскольку никакая искусственная модель не может заменить каузальную силу человеческого мозга — мы останемся с некоторыми формальными моделями с очень ограниченным психологическим значением. Что было потеряно, так это то богатство, которое когнитивная наука должна была приобрести, объединив различные дисциплины. В частности, на протяжении многих лет этот подход не позволял общей психологии связываться с психологией развития — областью исследований, которая со времен Болдуина уже ставила проблему построения человеческого разума как результата биологического развития и социального взаимодействия.

Исследование развития

Биология и развитие в споре между Пиаже и Хомским

Изучение развития обязательно подразумевает учет того факта, что люди — это биологические системы, которые, безусловно, являются особенно сложными, но также имеют много общих характеристик с другими живыми существами. Таким образом, в области психологии развития возникло много вопросов, касающихся связи между развитием и эволюцией, взаимосвязи между генетической одаренностью и влиянием на приобретение окружающей среды (концепция, которая включает физическую среду, воспитание детей, социальные правила и т. Д.) и характер обучения.

Для Пиаже, пришедшего к психологии развития из естественных наук, развитие нужно было рассматривать в свете теорий эволюции. Для него интеллект — это частный случай биологической адаптации, а знание — не состояние, а процесс. Через действие дети исследуют пространство и объекты внешнего мира, и таким образом, например, они узнают свойства этих объектов и их отношения. Эти идеи, которые кажутся нам довольно современными, в прошлом считались проблематичными и препятствовали установлению связи между изучением развития и изучением познания в целом.Только в этом столетии развитие было интегрировано в исследования эволюции через , так называемый подход evo-DevO , и эти идеи вызвали интерес к психологии (Burman, 2013).

На самом деле, некоторые аспекты точки зрения Пиаже были проблематичными. Пиаже поддержал свою теорию, используя то, что считалось ламарковским видением эволюции, предполагающим наследование приобретенных характеристик. В конце своей жизни (1975 г.) у него был хорошо известный спор с Ноамом Хомским об овладении языком, и выдающиеся биологи, которые также участвовали в дебатах, оспаривали обоснованность его использования концепции фенокопии (Piattelli-Palmarini, 1979/1980).Фактически, в этом вопросе Пиаже находился под влиянием Болдуина, который предложил так называемый эффект Болдуина (Simpson, 1953). Этот эффект проявляется в три этапа: (1) отдельные организмы взаимодействуют с окружающей средой таким образом, чтобы производить ненаследственные адаптации; (2) генетические факторы, вызывающие сходные черты, встречаются в популяции; и (3) частота этих факторов увеличивается при естественном отборе (взято из Waddington, 1953). Позже Пиаже пересмотрел свою теорию и обновил эффект Болдуина под влиянием Уоддингтона (Burman, 2013).В последнее время в биологии появились эпигенетические теории, и важность развития общепризнана. Что касается развития, было предложено заменить теорию Пиаже в качестве метатеории когнитивного развития эволюционной психологией (Bjorklund, 2018).

Спор между Хомским и Пиаже интересен тем, что является ярким примером невозможности диалога между одним из отцов когнитивной науки и ученым, который в тот момент олицетворял психологию развития.Пиаже не смог оправдать свою позицию, согласно которой правила грамматики также могут быть объяснены сенсомоторными схемами, и Хомский, похоже, выиграл спор. В то же время Хомский показал появление в сознании ребенка синтаксических правил, в принципе исключающих любую возможную форму обучения. Однако, оглядываясь назад, мы знаем, как задача установления абстрактных принципов универсальной грамматики оказалась трудной, претерпела множество существенных изменений и еще не реализована.

Еще одним спорным аспектом позиции Пиаже была его приверженность теории перепросмотра, т.е.е., идея, первоначально предложенная Геккелем, что онтогенез повторяет филогенез. Именно этот принцип мотивировал Пиаже исследовать развитие как способ внести свой вклад в изучение эволюции человеческого мышления (Koops, 2015). Однако эта позиция имеет своим следствием идею о существовании примитивных популяций, в которых мы могли бы обнаружить мыслительные процессы взрослых, которые в современных цивилизациях типичны для маленьких детей.

Что поразительно в этой дискуссии, так это то, что конкретная биологическая модель, принятая Пиаже, была не единственным предметом разногласий.В целом ставилась под сомнение актуальность развития для изучения основных человеческих способностей, таких как язык. Безусловно, в работах первых деятелей психологии развития мы находим ошеломляющую смесь очень интересных идей относительно места человека как биологической сущности в эволюции и трудности в принятии во внимание сложности реальных биологических теорий и социальных аспектов, таких как как культурная вариация. В то же время эти ученые столкнулись с возражениями ученых-когнитивистов, которые не признавали актуальность исследования развития для изучения человеческого разума.

Интерактивная перспектива

Взгляд Пиаже в определенном смысле парадоксален. Эта точка зрения рассматривала развитие детей как продукт их воздействия на окружающую среду, но в то же время постулировала довольно жесткую последовательность стадий, которая привела к мысли взрослых, и исключила важность социальных аспектов этой среды в первые годы. Фактически, младенцы и маленькие дети считались закрытыми в своем эгоцентризме и неспособными использовать преимущества своего взаимодействия со взрослыми и сверстниками.

Эти аспекты подвергались критике в психологии развития, где произошел культурный поворот, начатый Выготским (1962/1986) и в основном интерпретированный в Соединенных Штатах Брунером (1990). Для обоих авторов биологические факторы рассматриваются как совокупность потенциальных возможностей, которые развиваются в обществе со-специфических особенностей и подвержены изменчивости и культурной изменчивости.

Брунер с самого начала был горячим сторонником когнитивной науки и, в частности, менталистской теории языка, предложенной Хомским (Bruner, 1983b).Позже, однако, первенство, которое Хомский придает синтаксису, оказалось неудовлетворительным для Брунера, согласно которому язык в своей основе является коммуникативным устройством. Таким образом, проблема усвоения языка переопределяется как развитие коммуникативной способности, которая проявляется на доязыковой стадии. Эта позиция стала результатом работы Брунера над довербальной коммуникацией, проведенной в Центре когнитивных исследований при Гарвардском университете, начиная с 1966 года.

По Брунеру, язык требует созревания когнитивных структур, которые лежат в основе намеренных действий в целом.Его долг перед Piaget в отношении важности действий очевиден. Язык — это «специализированное и стилизованное расширение кооперативного действия» (Bruner, 1975). В этом он присоединяется к теориям коммуникации, предложенным в рамках философии языка Остином (1962) и Грайсом (1989).

Исследования Брунера являются частью революции в исследованиях развития, в которой более тщательное изучение и более сложные эксперименты привели к открытию, что дети очень рано начинают заниматься довольно сложной познавательной деятельностью.До этих исследований многие аспекты познавательной способности младенцев не принимались во внимание. Предрассудки, которые рассматривали человеческое развитие как медленное обретение рациональности, не позволяли исследователям искать элементы сложности в познании новорожденного.

Короче говоря, с момента своего возникновения психология развития претерпела важные изменения. Изначально идея заключалась в том, что человеческое познание характеризовало рациональное мышление взрослого, а изучение развития означало понимание этапов, которые привели к этому достижению.Позже целью стало понимание развития различных способностей, характеризующих познание, начиная с рождения. Эта цель также открыла дверь для сравнительных исследований.

Проблемы метода

Психологи развития всегда боролись с проблемами метода.

Пиаже часто обсуждал свои наблюдения за своими тремя детьми. Исследования овладения языком часто основывались на наблюдениях исследователей за их собственными детьми (см., Например, Stern and Stern, 1928).Эти процедуры, которые другие психологи считали едва ли научными, послужили полезным источником вдохновения для дальнейших исследований. Обратите внимание, что наблюдения Дарвина над его детьми были фундаментальным источником его работы по эмоциям (Darwin, 1872/1965).

Этические соображения запрещают эксперименты, которые могут беспокоить детей. Более того, задумать эксперименты, имеющие экологическую ценность, еще труднее проводить с маленькими детьми, чем со взрослыми. Отсюда необходимость использования разных методов для получения данных, которые нельзя собрать с помощью классических экспериментальных процедур.Например, без использования методов наблюдения невозможно оценить спонтанное появление того или иного явления (Airenti, 2016). Кроме того, некоторые формы поведения могут проявляться только в определенных ситуациях и останутся незамеченными, если за ними не будут наблюдать лица, осуществляющие уход за детьми, которые могут видеть детей в разное время дня и в разных ситуациях. Таким образом, психологи развития использовали разные методологии, классические эксперименты, а также полевые исследования, этологические наблюдения и отчеты родителей.

Фундаментальным достижением стала разработка методик, позволяющих оценивать способности младенцев и детей раннего возраста в экспериментах. Ключевым элементом была разработка парадигмы привыкания (Fantz, 1964; Bornstein, 1985). После многократного воздействия стимула время взгляда младенцев уменьшается из-за привыкания и увеличивается при предъявлении нового стимула. Привыкание позволяет нам понять, различают ли младенцы разные стимулы.

В частности, при изучении языка использовалось непищевое сосание (Siqueland and De Lucia, 1969).Это экспериментальный метод, основанный на оперантном кондиционировании, позволяющий проверить способность младенцев различать и отдавать предпочтение различным стимулам. Этот метод использовался, например, для того, чтобы показать, что младенцы уже в утробе матери приобретают способность распознавать и отдавать предпочтение просодии языка и знакомых голосов (DeCasper and Fifer, 1980).

В настоящее время наиболее часто используемым методом с младенцами является осмотр или дотянуться. В этой технике два стимула предъявляются вместе, и измеряется предпочтение младенца.Определенные типы этой техники используются, чтобы заявить об удивлении, предвкушении и предпочтении новых или знакомых стимулов, а также для оценки предпочтения сверх новизны или знакомства (Hamlin, 2014).

Другой метод, который в настоящее время используется для исследования когнитивного развития младенцев, — это записи ЭЭГ, даже если создание благоприятных для младенцев лабораторных условий, соответствующих возрасту стимулов и подходов к младенцам требует особого внимания (Hoehl and Wahl, 2012).

Развитие этих экспериментальных методов значительно расширило сферу исследований младенцев.В частности, возникла новая исследовательская тенденция, направленная на открытие того, что было названо базовым знанием (Spelke, 2000; Spelke and Kinzler, 2007). Идея состоит в том, что в основе человеческого познания лежит набор способностей, таких как представление предметов, действия, числа и пространства, которые уже присутствуют у младенцев и лежат в основе и ограничивают более поздние приобретения. Исследователи также работали над другими возможными базовыми компетенциями, такими как социальное познание (Baillargeon et al., 2016) и мораль (Wynn and Bloom, 2014).

В литературе продолжаются дискуссии о воспроизводимости и надежности результатов, полученных в рамках этих экспериментальных парадигм, в частности, в отношении неявных ложных убеждений и морали младенцев и малышей (Hamlin, 2014; Tafreshi et al., 2014; Baillargeon et al. ., 2018; Саббаг, Паулюс, 2018).

Эта дискуссия также затрагивает связь между развитием и эволюцией. Для Тафреши и его коллег, например, идея основных знаний будет включать рассмотрение высокоуровневых когнитивных способностей как биологически предопределенных, а не построенных во взаимодействии с окружающей средой.Это не точка зрения тех, кто считает, что развитие действительно существует в социальной среде, но ограничено рядом базовых компетенций (Hamlin, 2014). Важным элементом этой точки зрения является сравнение возможностей человека и животных. Фактически, исследования показали, что такие базовые способности в той или иной форме существуют и у животных. Например, многочисленные исследования показали, что у взрослых нечеловеческих приматов есть основные системы объектов, чисел, репрезентаций агентов и т. Д. (Spelke and Kinzler, 2007).

Эти озабоченности также повлияли на работу Томаселло и лейпцигской группы. «Все, что мы можем заявить до сих пор, — пишет Томаселло, — это установление некоторых сравнительных фактов, организованных на основе некоторых теоретических рассуждений, которые, мы надеемся, направят нас в правильном направлении к эволюционному обоснованному описанию онтогенеза уникальной человеческой психологии» ( Томаселло, 2018). Сравнение экспериментальных работ над человекообразными обезьянами и маленькими детьми привело его к формулировке гипотезы о том, что факторы, отмечающие разницу между этими двумя группами, являются разными аспектами социального познания.Нечеловеческие приматы обладают некоторыми базовыми способностями в этих областях. У людей развитая способность к общей интенциональности трансформирует их в уникальные для вида человеческие познания и социальность (Tomasello and Herrmann, 2010).

Работа Томаселло также вызвала критику. В данном случае критика вызвана тем, что его исследования, как с маленькими детьми, так и с приматами, основаны на экспериментальных методах и проводятся в лаборатории. Полевые приматологи утверждали, что приматы в неволе, проверенные кем-то из другого вида, не могут проявлять способности, которые их сородичи проявляют в естественной среде (Boesch, 2007; De Waal et al., 2008). Томаселло ответил на эту критику, заявив, что факт воспитания в человеческой среде увеличивает способности приматов (Tomasello et al., 1993; Tomasello and Call, 2008).

В заключение отметим, что в психологии развития применялось множество методов, и споры об их достоверности и правильном применении продолжаются. Однако не подлежит сомнению то, что развитие — это сложное и многогранное явление, которое необходимо анализировать как таковое и с разных точек зрения.

Парадигматическим случаем в настоящем исследовании является изучение теории разума. Обнаружение того, как субъекты представляют свой собственный разум и другие умы, было предложено в 1978 году Премаком и Вудраффом как проблема исследования на приматах, и за короткое время это стало одной из основных тем исследований развития (Premack and Woodruff, 1978). . В настоящее время он изучается в группах разного возраста, от младенцев до пожилых людей, как на типичных, так и на клинических предметах и ​​с использованием различных методологий, от классических экспериментов до клинических наблюдений.Более того, в ряде исследований изучаются индивидуальные и межкультурные различия и их роль во взаимодействиях человека и роботов. Философы внесли свой вклад в определение этого феномена, а нейробиологи работают над открытием его нейронной основы.

Вычислительные модели развития

Некоторые исследователи преследовали цель построения вычислительных моделей когнитивного развития с использованием различных вычислительных подходов (обзор см. В Mareschal, 2010). Однако, как отмечает автор обзора, все модели исследовали познание «как изолированное явление», т.е.е., они не учитывали физический и социальный контекст, в котором разворачивается развитие.

Кармилофф-Смит, психолог развития, предложившая наиболее интересную теорию изменений в развитии в качестве альтернативы теории Пиаже, считает, что некоторые особенности ее модели RR ( репрезентативное переописание ) совпадают с особенностями моделей коннекционизма (Кармилов- Smith, 1992; обзор этих моделей см. В Plunkett et al., 1997). Однако она также отмечает, что коннекционистские модели смоделировали задачи, в то время как развитие — это не просто обучение, ориентированное на конкретную задачу, поскольку оно включает в себя получение и использование ранее приобретенных знаний.

Одним из результатов неудовлетворенности результатами, вытекающими из взаимосвязи между когнитивной психологией и искусственным интеллектом и сопутствующим повышением интереса к воплощенному познанию, стал рост развивающих роботов (Lungarella et al., 2003). Целью этой области является создание детских роботов, наделенных сенсомоторными и когнитивными способностями, вдохновленными детской психологией, и моделирование изменений в развитии (Cangelosi and Schlesinger, 2018). Такой подход привел к сравнению результатов экспериментов с роботами и детьми.Это многообещающая область, даже если она не решает проблемы, описанные выше, касающиеся специфики задач, которые не позволяют учитывать способность младенцев использовать ранее полученные иным образом знания при выполнении данной задачи.

В заключение, некоторые подходы в когнитивной науке признают полезность изучения детей для понимания механизмов развития. В частности, в случае развивающей робототехники это позволило изучить взаимодействие различных способностей, таких как сенсомоторные способности, восприятие и язык.В то же время вычислительные ограничения не позволяют преодолеть специфику задачи.

Заключительные замечания

Я утверждал, что с самого начала общая психология и психология развития следовали параллельными путями, которые лишь изредка сходились. Причина в основном связана с методологическими проблемами, затрагивающими не только методы исследования, но и сам объект исследования.

Психология была основана с целью стать наукой, выполняемой в лабораториях и основанной на экспериментальной работе.Однако еще в 1934 году Выготский выразил сожаление по поводу попытки достичь научных стандартов, ограничив важность общих вопросов. «Пока у нас нет общепринятой системы, включающей все доступные психологические знания, любое важное фактическое открытие неизбежно ведет к созданию новой теории, соответствующей вновь наблюдаемым фактам» (Выготский, 1962/1986, стр. 13).

Рождение когнитивной науки сделало важные шаги к установлению связей с другими дисциплинами, а также к другим способам изучения познания.Однако вскоре это открытие было преобразовано в поиск объединяющей методологии, а именно компьютерного моделирования, как гарантии научных результатов. Было сгенерировано много интересных идей. Однако после четырех десятилетий работы в этом направлении стало невозможно игнорировать то, что слишком многие важные аспекты человеческого разума и деятельности были ускользнуты.

Относительная изоляция психологии развития возникла из-за предрассудка, разделяемого также выдающимися психологами развития, такими как Пиаже, о том, что человеческое познание характеризует познавательные способности взрослых.

Однако с самого начала психология развития не ограничивалась исследованием специфики познания детей. Он уделил внимание тому, что делает развитие возможным, включая биологическое дарование и культурную передачу; следует ли считать младенца чистым листом или можно определить некоторые уже существующие базовые способности; что отличает людей от животных и нечеловеческих приматов; и как развивались определенные человеческие способности, такие как язык.

В настоящее время сближение обучения взрослых и детей стало возможным благодаря различным факторам.Возможность использования экспериментальных методов для изучения младенчества позволила нам осознать сложность молодых людей. Более того, развитие все чаще рассматривается как феномен, характерный не только для детства, но и на протяжении всей жизни, включая как приобретение, так и снижение умственных способностей (Bialystok and Craik, 2006). Изучение человеческого разума означает изучение того, как человеческий разум изменяется во взаимодействии с внешней средой на протяжении всей жизни. В этом смысле изучение человеческого разума неразрывно связано с изучением его развития.

Здесь возникает важный вопрос о методе. Мы заметили, что на протяжении многих лет психологи развития стремились создать методы, которые могут быть надежными и в то же время могут адекватно затрагивать обсуждаемые здесь темы. Достижение поиска способов проведения экспериментов с младенцами и нечеловеческими приматами стало важным достижением в этой перспективе. Это достижение получило как похвалу, так и критику. Чтобы быть надежными, эксперименты с младенцами требуют очень строгих процедур.Часто для объяснения расходящихся результатов необходим подробный анализ процедур. Однако можно отметить, что воспроизводимость — открытая проблема для психологической науки в целом (Open Science Collaboration, 2015). В отношении нечеловеческих приматов экологическая обоснованность лабораторных экспериментов была поставлена ​​под сомнение. В более общем плане было показано, что в области психологии развития экспериментальные исследования не полностью заменяют другие методологии, а скорее должны сосуществовать с ними.

Человеческий разум сложен, и все методы, предложенные в различных дисциплинах, могут быть полезны для улучшения наших знаний о нем. Объяснение этой сложности было основной целью, лежащей в основе предложения когнитивной науки, и представляет собой перспективу, к которой мы должны стремиться в будущем.

На этом основании пути психологии и психологии развития могут снова сходиться.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензент MT объявил о совместной принадлежности автора к руководящему редактору без сотрудничества во время рецензирования.

Сноски

Список литературы

Айренти, Г. (2015). Когнитивные основы антропоморфизма: от родства к эмпатии. Внутр. J. Soc. Робот. 7, 117–127. DOI: 10.1007 / s12369-014-0263-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Айренти, Г. (2016). Игра с ожиданиями: контекстуальный взгляд на развитие юмора. Фронт. Psychol. 7: 1392. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.01392

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Airenti, G., и Colombetti, M. (1991). «Искусственный интеллект и проблема представления» в Труды первой мировой конференции по основам искусственного интеллекта. (Париж: Ангкор), 17–28.

Google Scholar

Остин, Дж. А. (1962). Как делать вещи словами. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Google Scholar

Байларджон Р., Буттельманн Д. и Саутгейт В. (2018). Приглашенный комментарий: интерпретация неудачных репликаций результатов ранних ложных убеждений: методологические и теоретические соображения. Cogn. Dev. 46, 112–124. DOI: 10.1016 / j.cogdev.2018.06.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Болдуин, Дж.М. (1895). Психическое развитие ребенка и расы. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан).

Google Scholar

Болдуин, Дж. М. (1930). «Автобиография Джеймса Марка Болдуина» в История психологии в автобиографии. изд. C. Murchison, Vol. 1. (Уорчестер, Массачусетс: издательство Clark University Press), 1–30.

Google Scholar

Белосток, Э., Крайк, Ф. И. М. (2006). Продолжительность познания: механизмы изменения. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета).

Google Scholar

Блок, Н. (1978). Проблемы с функционализмом. Миннесота изучает философию науки. Т. 9. (Миннеаполис: Университет Миннесоты), 261–325.

Google Scholar

Борнштейн, М. Х. (1985). «Привыкание к вниманию как мера обработки зрительной информации у младенцев: обобщение, систематизация и синтез» в Измерение слуха и зрения в течение первого года постнатальной жизни: методологический обзор. ред. Г. Готтлиб, Н.А. Краснегор (Норвуд, Нью-Джерси: Ablex), 253–300.

Google Scholar

Бредо, Э. (1998). Дарвиновский центр видения Уильяма Джеймса. Документ, представленный на Ежегодном собрании Американской ассоциации исследований в области образования . (Сан-Диего, Калифорния, 13–17 апреля 1998 г.).

Google Scholar

Брунер, Дж. С. (1975). Онтогенез речевых актов. J. Child Lang. 2, 1–19.

Google Scholar

Брунер, Дж.С. (1983а). В поисках разума: Очерки автобиографии. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу).

Google Scholar

Брунер, Дж. С. (1983b). Детский разговор: Обучение использованию языка. (Нью-Йорк: Нортон).

Google Scholar

Брунер, Дж. С. (1990). Деяния смысла. (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета).

Google Scholar

Бурман, Дж. Т. (2013). Обновление эффекта Болдуина. Биологические уровни, лежащие в основе новой теории Пиаже. New Ideas Psychol. 31, 363–373. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2012.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кангелози А. и Шлезингер М. (2018). От младенцев до роботов: вклад развивающей робототехники в психологию развития. Child Dev. Перспектива. 12, 183–188. DOI: 10.1111 / cdep.12282

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чалмерс Д. (1993). Почему ошибались Фодор и Пилишин: простейшее опровержение. Philos. Psychol. 6, 305–319. DOI: 10.1080 / 09515089308573094

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Комитет когнитивных наук. (1978). Отчет о состоянии дел, г-жа

Google Scholar

Дарвин, К. (1872/1965). Выражение эмоций у человека и животных. (Чикаго: Издательство Чикагского университета).

Google Scholar

Дрейфус, Х. (1979). Чего компьютеры не умеют: критика искусственного разума. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер энд Роу).

Google Scholar

Фодор, Дж. А. (1985). Руководство Фодора по ментальному представлению: vademecum умной тети. Разум 94, 76–100.

Google Scholar

Грайс, Х. П. (1989). Исследования на пути слов. (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета).

Google Scholar

Хэмлин, Дж. К. (2014). Концептуальный и эмпирический случай социальной оценки в младенчестве.Комментарий к Тафреши, Томпсону и Расину. Гум. Dev. 57, 250–258. DOI: 10.1159 / 000365120

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хьюитт, К. (1991). Семантика открытых информационных систем для распределенного искусственного интеллекта. Artif. Intell. 47, 79–106. DOI: 10.1016 / 0004-3702 (91) -K

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джеймс, В. (1983). Основы психологии. (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета).

Google Scholar

Кан, П. Х. мл., Исигуро, Х., Фридман, Б., Канда, Т., Фрейер, Н. Г., Северсон, Р. Л. и др. (2007). Что такое человек? К психологическим ориентирам в области взаимодействия человека и робота. Inter. Stud. 8, 363–390. DOI: 10.1075 / is.8.3.04kah

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кармилов-Смит, А. (1992). За пределами модульности. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Купс, W.(2015). Нет психологии развития без теории перепросмотра. Eur. J. Dev. Psychol. 12, 630–639. DOI: 10.1080 / 17405629.2015.1078234

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левеск Х. и Брахман Р. (1985). «Фундаментальный компромисс в представлении знаний и рассуждениях (пересмотренная версия)» в Чтениях в представлении знаний. ред. Р. Брахман и Х. Дж. Левеск (Берлингтон, Массачусетс: Морган Кауфманн), 41–70.

Google Scholar

Лунгарелла, М., Метта, Г., Пфейфер, Р., и Сандини, Г. (2003). Развивающая робототехника: обзор. Con. Sci. 15, 151–190. DOI: 10.1080 / 095400

001655110

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мел, М. Л., Федеричи, С. (2012). Решения для отслеживания взгляда и взгляда для психологических исследований. Cogn. Proc. 13, S261 – S265. DOI: 10.1007 / s10339-012-0499-z

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер Г. А., Галантер Э. и Прибрам К. (1960). Планы и структура поведения. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон).

Google Scholar

Морган, Т. Дж. Х., и Харрис, П. Л. (2015). Джеймс Марк Болдуин и современные теории культуры и эволюции. Eur. J. Dev. Psychol. 12, 666–677. DOI: 10.1080 / 17405629.2015.1074068

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ньюэлл, А., и Саймон, Х.А. (1972). Решение человеческих проблем. (Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл).

Google Scholar

Пиаже, Дж. (1928). Logique génétique et sociologie. Revue Philosophique de la France et de l’Étranger 53, 167–205.

Google Scholar

Пиаттелли-Пальмарини, М. (1979/1980). Язык и обучение: дебаты между Жаном Пиаже и Ноамом Хомским. (Лондон: Рутледж и Кеган Пол).

Google Scholar

Планкетт, К., Кармилофф-Смит, А., Бейтс, Э., Элман, Дж. Л., и Джонсон, М. Х.(1997). Коннекционизм и психология развития. J. Child Psychol. Психиатрия 38, 53–80. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.1997.tb01505.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Премак Д. и Вудрафф Г. (1978). Есть ли у шимпанзе теория разума? Behav. Brain Sci. 4, 515–526.

Google Scholar

Патнэм, Х. (1975). Разум, язык и реальность. (Кембридж: издательство Кембриджского университета).

Google Scholar

Патнэм, Х. (1988). Представление и реальность. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Пилишин, З. В. (1984). Вычисление и познание. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press / Брэдфорд).

Google Scholar

Куинлан, П. Т. (1991). Коннекционизм и психология: психологический взгляд на новые исследования коннекционизма. (Хемел Хемпстед: комбайн Пшеничный сноп).

Google Scholar

Саббаг, М.А., и Паулюс М. (2018). От редакции. Репликационные исследования неявного ложного убеждения с младенцами и детьми ясельного возраста. Cogn. Dev. 46, 1–3. DOI: 10.1016 / j.cogdev.2018.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schank, R.C., и Abelson, R.P. (1977). Сценарии, планы, цели и понимание. (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум).

Google Scholar

Сирл, Дж. Р. (1990). Сознание, объяснительная инверсия и когнитивная наука. Behav. Brain Sci. 13, 585–596. DOI: 10.1017 / S0140525X00080304

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сирл, Дж. Р. (1992). Повторное открытие разума. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Стерн, К., и Стерн, В. (1928). Die Kindersprache [Речь детей. (4-е изд.)]. (Оксфорд, Англия: Барт).

Google Scholar

Тафреши Д., Томпсон Дж. Дж. И Расин Т.П. (2014). Анализ концептуальных основ детской предпочтительной парадигмы. Гум. Dev. 57, 222–240. DOI: 10.1159 / 000363487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томаселло, М. (2018). Человекообразные обезьяны и человеческое развитие: личная история. Child Dev. Перспектива. 12, 189–193. DOI: 10.1111 / cdep.12281

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tomasello, M., and Herrmann, E. (2010). Обезьяна и человеческое мышление: в чем разница? Curr.Реж. Psychol. Sci. 19, 3–8. DOI: 10.1177 / 0963721409359300

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томаселло М., Сэвидж-Рамбо С. и Крюгер А. (1993). Имитационное обучение действиям с объектами детьми, шимпанзе и инкультурированными шимпанзе. Child Dev. 64, 1688–1705. DOI: 10.2307 / 1131463

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Варела Ф. Д., Рош Э. и Томпсон Э. (1991). Воплощенный разум: когнитивная наука и человеческий опыт. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Выготский Л. (1962/1986). Мысль и язык. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

Google Scholar

Уоддингтон, К. Х. (1953). «Эффект Болдуина», «генетическая ассимиляция» и «гомеостаз». Evolution 7, 386–387.

Google Scholar

С. Вермтер и Р. Сан (ред.) (2000). Гибридная нейронная символическая интеграция. (Берлин: Springer Verlag).

Google Scholar

Визе, Э., Метта, Г., и Виковска, А. (2017). Роботы как преднамеренные агенты: использование нейробиологических методов, чтобы роботы казались более социальными. Фронт. Psychol. 8: 1663. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.01663

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Винн К., Блум П. (2014). «Моральный младенец» Справочник нравственного развития. 2-е изд. ред. М. Киллен и Дж. Г. Сметана (Нью-Йорк: Psychology Press), 435–453.

Google Scholar

Зиемке, Т., Тилль, С., Вернон, Д. (2015). «Воплощение — это палка о двух концах во взаимодействии человека и робота: приписываемая или внутренняя интенциональность» в Труды семинара по познанию: мост между робототехникой и взаимодействием , 9–10.

Google Scholar

Златев, Дж. (2001). Эпигенез смысла в людях и, возможно, роботах. Minds Mach. 11, 155–195. DOI: 10.1023 / A: 1011218919464

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Что такое когнитивная психология? | Британская академия

Вы заметили гориллу?

Около 50% людей, впервые наблюдающих за этим экспериментом, не видят медленно проходящей мимо гориллы.Этот результат поразителен, потому что гориллу довольно легко обнаружить, если вы знаете, что искать. Мы можем не заметить этого с первого раза, потому что подсчет пропусков утомителен. Этот эксперимент показывает, что избирательное внимание является ключевым компонентом сознательного восприятия. Это также объясняет, почему, например, водители могут не заметить мотоциклиста, даже если они появляются в зоне их прямой видимости.

А теперь подумайте о возможных вариантах того же эксперимента: что бы произошло, если бы участники считали передачи между группой в черных рубашках? Или если бы горилла была красной? В обоих случаях ответ таков: больше людей заметили бы гориллу.Сосредоточившись на черной команде, черная горилла могла бы соответствовать тому, что ищут участники. Если бы горилла была красной, она бы выделялась. В обоих случаях это привлекло бы внимание участников.

Когнитивные исследования, возможно, трудно объяснить, потому что они не имеют прикладного характера. Скорее когнитивная психология — это «фундаментальная наука»: она направлена ​​на продвижение знаний ради самих себя, на разработку более совершенных теорий о разуме.

Многие из нас следуют философии фальсификации Карла Поппера, согласно которой хорошая научная теория дает проверяемые прогнозы.Если эмпирические данные не подтверждают прогноз, теория опровергается, и ее следует отклонить или пересмотреть. Если две теории предсказывают один и тот же результат, необходимо подумать о предсказании, которое различает эти две теории, чтобы проверить, какая из них лучше. Со временем научные теории познания развиваются и становятся все более точными.

Как вы уже догадались, это очень медленный процесс. Таким образом, вероятность того, что одно исследование сразу же найдет практическое применение в реальном мире, довольно мала.Однако это не означает, что когнитивная психология не важна. Когнитивная психология предоставляет как теоретические знания, так и методы, лежащие в основе прикладных когнитивных исследований. Например, теории о внимании могут послужить основой для исследований об эффективных дорожных знаках, об интерфейсах человек-машина и даже о том, как научить врачей обнаруживать опухоли на маммограммах. Иногда совокупные знания, полученные в результате многолетних исследований, могут изменить то, как мы понимаем наш повседневный опыт.

Хорошо это или плохо, но человеческий разум бесконечно сложен, и мы никогда не поймем его полностью. Таким образом, изучение разума навсегда останется важным человеческим делом, вне зависимости от того, будет ли оно немедленным или нет.


Д-р Алон Зивони получил международную стипендию Newton в 2018 году. Он проводит постдокторское исследование по теме « Добровольные сдвиги внимания: поведенческие и электрофизиологические последствия», Лондонский университет . .

.

Добавить комментарий