Когнитивный подход это: КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД — это… Что такое КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД?

Содержание

Когнитивный подход к исследованию термина как инструмента познания Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ТЕРМИНА КАК ИНСТРУМЕНТА ПОЗНАНИЯ

О.Г. Козловская

Развитие когнитивного подхода к явлениям языка способствовало рассмотрению языковых форм как производных концептуализации мира человеческим сознанием, а их значений — как определенных структур знания, концептов, схваченных языковыми знаками (Кубрякова, 1997). Как отмечает один из ведущих отечественных терми-нологов С.В. Гринев, «когнитивные штудии» являются одним из наиболее перспективных направлений терминоведческих исследований наряду с типологическим, а также традиционными формальным и семантическим анализом.

Когнитивное терминоведение, развитие которого важно не только для изучения особенностей развития научного познания, особенностей национальной психологии, отражаемых в различиях лексических систем даже близкородственных языков, а также общих черт ассоциативного человеческого мышления, но и для изучения путей развития человеческой культуры и цивилизации в целом, несомненно, будет одним из ведущих направлений науки о терминах, по крайней мере в первой половине XXI века. Рассматривая правомерность изучения терминов и терминологии с позиций когнитивной лингвистики, мы разделяем точку зрения В.Ф. Новодрановой о том, что терминология, являясь результатом порождения научных знаний и инструментом их развития, самым тесным образом связана с когнитивными науками, прежде всего с теорией информации и когнитивной психологией. Термин сам становится инструментом познания, закрепляя полученную информацию в своем содержании. Он дает возможность обобщать научные знания, умножать знания и передавать их следующим поколениям ученых.

Изучение терминологии в рамках когнитивной лингвистики предполагает построение концептуальной модели данной области знания и определения взаимосвязи между структурами знания и языковыми формами. В.З. Демьянков отмечает, что когнитивной теорией считается та, которая стремится учесть степень близости исследуемого феномена к сознанию, но в данном случае исследуемый феномен изучается не просто по степени близости его к сознанию, а по тем реальным связям и корреляциям, которые могут быть выявлены между структурами сознания и объективирующими их языковыми формами. В терминопроизводстве участвуют терминоэлементы, несущие минимальную информацию о мыслительных операциях, и терминообразовательные модели, способные воссоздать в языковой форме логико-понятийные категории данной области знания. Таким образом, перед учеными стоит задача рассмотрения и исследования данных моделей и категорий.

В течение длительного периода времени в традиционной ономасиологии ведущим являлся подход от слова, номинативной единицы к мысли, концепту. Он осуществлялся на основе выделения базовых понятий ономасиологической структуры и категории. В настоящее время в рамках когнитивизма, когда когнитивные механизмы человеческого сознания исследуются через языковые явления, принципы исследования базируются на интегрировании первого подхода с противоположным — от мысли, концепта, к слову, номинативной единице. О данном объединении говорят ученые в связи с изучением внутренней психологической организации процесса порождения речи. Е.С. Кубрякова демонстрирует эту интеграцию на примере «челночной операции» взаимодействия концептуальной и языковой картины мира.

При исследовании особенностей производных слов и производных терминов в частности, а также специфики их номинации необходимо остановится на тех исследовательских принципах, которые для этого используются, а также являются общими методологическими принципами для современной лингвистики в целом, и когнитивной

теории в частности: экспансионизм, антропоцентризм, экспланаторность и функционализм. Выделим наиболее важные для настоящего исследования.

Экспансионизм. Данный принцип определяется как вторжение в лингвистическую отрасль знаний других наук. Данный принцип безусловно характерен для когнитивной лингвистики. Экспансионизм — это противопоставление господствующему в глоссема-тике стремлению к изоляции лингвистики от других наук, кроме семиотики и математики. Когнитивная наука сама по себе является направлением в исследованиях междисциплинарного характера. Когнитивная лингвистика является частью когнитивной науки и активно пользуется достижениями разноплановых наук: биологии, психологии, логики, теории искусственного интеллекта и т.д. Сегодня без экспансионизма в виде интеграции лингвистики и других отраслей знания невозможна никакая новая лингвистическая теория.

Следующим исследовательским принципом современной лингвистики является антропоцентризм. Его основными свойствами являются важность современных научных исследований для человека и трактовка их с позиций человека. В настоящее время сформулированы две глобальные проблемы исследования человеческого фактора в языке. Одна из них формулировалась как круг вопросов о том, какое воздействие оказывает сложившийся естественный язык на поведение и мышление человека и что дает в этом отношении существование у человека определенной картины мира. Другая же формулировалась как круг вопросов о том, как человек воздействует на используемый им язык, какова мера его возможного влияния на него, какие участки открыты для его лингвокреативной деятельности и вообще зависят от «человеческого фактора» (дейксис, модальность, экспрессивные аспекты языка, словообразование и т.п.).

Человек, выросший в той или иной языковой среде, воспринимает последнюю как часть самой природы вещей, всегда остающихся на уровне фоновых явлений. Такой антропоцентризм языка исходит из самого языка и тем самым является обобщенным, абстрактным, будь то влияние культурного кода или языковых стереотипов. По всей видимости, антропоцентризм языка следует выводить не только из языка или его продуктов, но и из наличия субъектов — пользователей языком, их ментального или физического состояния. Касательно терминов следует отметить, что термины -непосредственное творение человеческой мысли, результат ословливания предметов и понятий, результат мыслительной креативной деятельности субъекта-человека.

Следующим принципом современных исследований является ментализм. Нет сомнений, что данный принцип может считаться основополагающим для всей когнитивной науки. Ментализм возник в противовес тезису дескриптивизма об антиментализме, исходящего из бихевиоризма, и вопреки объективизму основоположника трансформационного подхода Харриса в рамках генеративной модели Н. Хомского, его последователей и оппонентов. Ментализм исследует то, как люди получают информацию о мире, как эта информация хранится в памяти и преобразуется в знания, как эти знания влияют на наше внимание и поведение. Необходимость введения принципа ментализма обусловлена уже самим определением когнитивной науки, в центре внимания которой находится проблема получения знания о знании и сопутствующие вопросы, связанные с получением, переработкой, накоплением, оперированием и систематизацией знании. Применение принципа ментализма в когнитивной лингвистике, а также когнитивной ономасиологии, в данном исследовании, в частности, предусматривает:

1) моделирование ментальных структур, репрезентирующих обозначаемое и служащих базой для выбора ономасиологической структуры и категории;

2) когнитивную интерпретацию номинативного механизма в языке и речи, ментально-психологических операций, предшествующих формированию той или иной ономасиологической структуры.

Еще одним принципом, важным, на наш взгляд, при исследовании терминов, является принцип исследования, порожденный функционализмом как методологией -это принцип аксиологичности. Данный принцип направлен на объяснение рефлексов в ономасиологической структуре человеческой оценочности зоны модуса концепта, а также репрезентации оценочно-идеологических характеристик языкового кода и текстовых миров в макрознаке. Нужно отметить, что данный принцип является как бы встроенным в принципы антропоцентризма и ментализма. Оценочный момент играет большую роль в процессе создания слова. В номинативных единицах фокусируются эмоции, оценки, опосредующие интериоризацию человеческим сознанием мира и себя в этом мире. Применительно, например, к юридическим терминам мы можем говорить об интеллектуально-логической и морально-этической оценке (хорошо — плохо, желательно — нежелательно). Оценочная сетка накладывается на концептуальную картину мира, и мы можем говорить о маркированности того или иного термина знаками «+» или «-« по принципу законно — противозаконно.

Таким образом, при исследовании терминов в когнитивном аспекте следует основываться на принципах, являющихся общими методологическими принципами, актуальными для современной лингвистики в целом, а именно: экспансионизм (мера разумного вторжения когнитивной психологии, теории информации и других наук в лингвистические исследования), антропоцентризм (рассмотрение терминологической номинативной подсистемы языка как фиксированного хранилища человеческих знаний, опыта и культуры), ментализм (имеющий дело с ментальными структурами и их воплощением в языке), а также аксиологичность (данный принцип связан со структурой человеческой оценочности). Данные принципы могут составить единый интегрированный методологический подход к исследованию терминов и внести свой вклад в становление новой научной дисциплины «когнитивное терминоведение».

Литература

1. Гринев С.В. Введение в терминоведение. М., 1993.

2. Демьянков В.З. Основы построения научно-технической терминологии. М.: Наука, 1998.

3. Кубрякова Е.С. Части речи с когнитивной точки зрения. М., 1997.

4. Новодранова В.Ф. К вопросу о специфике термина. М.: ИЯ РАН, 1999.

5. Селиванова Э.Б. Роль образного мышления в формировании общенаучных знаний, навыков и умений. / Дисс. канд. пед. наук. Л., 1979.

Теоретико-методологические основания когнитивного подхода в социогуманитарных науках — НИР

В 2016 году исследования были посвящены специфике использования когнитивного подхода в отдельных социо-гуманитарных науках: в философии (в частности, в сфере философии сознания и исследованиях искусственного интеллекта), психологии, экономике и религиоведении. Результаты этих исследований были обобщены в отдельной статье, в которой делается общий вывод о применимости когнитивного подхода в социо-гуманитарных науках. Исследование Е.В. Косиловой было посвящено проблеме междисциплинарного взаимодействия философии и когнитивной психологии. На примере когнитивных исследований психических болезней (аутизм) изучен экспериментальный когнитивный подход, целью которого является выявление корреляций между психическими нарушениями, но не осмысление полученных данных и не приведение их в систему, основой которой служило бы некоторое первичное нарушение. Когнитивные исследования также подвержены критике в аспекте неточности употребляемых терминов и не полной убедительности выводов. Задачами философского подхода являются: а) эвристическое формулирование гипотезы для экспериментального исследования; б) осмысление («понимание», по Ясперсу) полученных данных в их связи и приведение их в логичную систему; в) постановка вопроса о первичном нарушении; г) уточнение терминов и «критика со стороны» когнитивного подхода в аспекте используемой выборки, логичности выводов и др.; д) помещение полученных данных в общефилософские представления о природе человеческого мышления. Также, с привлечением материала аутизма, проанализирована модель психики с центральным управлением и без него. Общий вывод состоит в демонстрации возможности продуктивного междисциплинарного взаимодействия между философией и когнитивной психологией. П.Н. Костылев изучил основные принципы и положения когнитивного подхода к изучению религиозных традиций, в начале XXI века получившего название «когнитивного религиоведения». Анализируются концепции Т. Тремлина, П. Буайе, Дж. Барретта, Х. Уайтхауза и Й. Сёренсена. Исследование А.П. Беседина было посвящено анализу одного из аргументов, используемых в философии сознания: эволюционному аргументу против эпифеноменализма. Исследование состоит из трех частей: исторический экскурс, анализ сильной версии аргумента, и формулировка аргумента средней силы. Эволюционный аргумент против эпифеноменализма часто приписывают Герберту Спенсеру, который, предположительно, ввел его во втором издании “Принципов психологии” (1870). Если это так, то аргумент появился, прежде чем Томас Гексли сформулировал тезис эпифеноменализма в своей статье “Гипотеза о том, что животные являются автоматами, и ее история” (1874). Первое классическое упоминание аргумента приписывается Уильяму Джеймсу (1879). Джордж Роменс мог открыть этот аргумент независимо от Джеймса в 1882 году. Эпифеноменализм — это теория, которая отрицает какую-либо причинную эффективность сознания. Джеймс сформулировал сильную версию аргумента, которая начинается с наблюдения за сознательными состояниями и поведением, и приходит к выводу, что сознание — это эволюционно значимое свойство для человека; следовательно, сознание каузально эффективно, и эпифеноменализм ложен. Этот аргумент построен на предположении, что сознание важно для естественного отбора, которое должно быть эмпирически обосновано. Но эпифеноменалисты показывают, что эта теория не может быть опровергнута эмпирически. Следовательно, сильная версия аргументация несостоятельна. Тезис эволюционной значимости сознания, по крайней мере, заслуживает доверия, но эпифеноменалисты жертвуют им в пользу еще одного важного принципа: принципа причинной замкнутости физического. В результате эпифеноменализм как концепция оказывается изолирован от теории эволюции — важной части современной биологии. Но можно объединить оба принципа в рамках одной теории. Например, это можно сделать в рамках локального интеракционизма В.В. Васильева. Таким образом, мы приходим к эволюционному аргументу средней силы: любая теория, которая включает в себя как тезис эволюционной значимости сознания, так и тезис о причинной замкнутости физического является более предпочтительной, чем эпифеноменализм. Работа А.В. Кузнецова была сосредоточена на исследовании панпсихизма — одной из современных философских теорий сознания. В последнее время панпсихизм стал одной из самых влиятельных версий решения проблемы сознания. Однако у современного панпсихизма есть большие внутренние проблемы, несмотря на всю его привлекательность. В этой статье предлагается аргумент против конститутивного панпсихизма. Он заключается в том, что конститутивный панпсихизм в конечном итоге отрицает одно из своих оснований – аргумент представимости. А.С. Ветушинский посвятил свое исследование философским аспектам проблемы искусственного интеллекта. Разговор об искусственном интеллекте, мгновенно растиражированный как в специальных научных исследованиях, так и в продуктах массовой культуры, является одним из главных следствий тьюринговской и когнитивной революции. В этом смысле задача исследователя — обратиться к истоку возникновения компьютера и нарратива об искусственном интеллекте, чтобы сделать явными те смыслы, которые туда были упакованы в самом начале, и которые практически никогда не были представлены вместе в специальной литературе. И это при том, что, ответом на вопрос «Именем чего является искусственный интеллект?» является не одно, но сразу три различных имени. Ведь искусственный интеллект – это одновременно имя 1) естественного человеческого интеллекта, 2) человеческих исключенных, а также 3) новой формы жизни. Исследовательская работа В.В. Миронова была посвящена наиболее значимым аспектам когнитивной методологии при ее применении в социо-гуманитарных науках. Вводится различие между собственно когнитивными науками и когнитивным подходом как методом, применимым в других областях. Когнитивные науки имеют свой собственный объект и предмет исследования: в целом, объектом когнитивных наук можно считать человеческое познание, а предметом — конкретные информационные процессы и их физические корреляты, отвечающие за познание. В процессе взаимодействия с гуманитарными дисциплинами когнитивные науки привносят в междисциплинарное поле не новый объект исследования, а только метод, позволяющий по-новому взглянуть на уже имеющиеся научные проблемы.Метод когнитивных наук основан на изучении поведения и процессов в мозге, связанных с определенной познавательной активностью индивидов, в контролируемых условиях. Этот процесс может включать как простое наблюдение, так и эксперименты. Когнитивный метод допускает использование экспериментальных данных самых разных типов: от результатов психологических экспериментов до данных магнитно-резонансной томографии. На основе сведений, полученных таким образом, как правило, строится компьютерная модель информационного процесса, соответствующего исследуемому виду познавательной активности. Данный метод может быть применен к любым типам рационального поведения человека: например, к экономическому, религиозному и т.п. Таким образом, когнитивный подход может быть использован в соответствующих социо-гуманитарных науках. Когнитивные науки привносят в междисциплинарные области исследований именно метод. Приводятся аргументы против абсолютизации когнитивной науки (как теории познания) и ее метода (как метода социальных и гуманитарных наук). Особенности применения когнитивного подхода в социальных и гуманитарных науках рассматривается на примере психологии, экономики и религиоведения. Делается вывод о необходимости ограниченного применения когнитивного подхода в этих областях, сводящегося к получению фактического материала для последующей концептуальной обработки.

МЕТОДИКА | E-Сognitive

Когнитивный подход — теория обучения иностранным языкам, разра­ботанная на основе когнитивной психологии. Её авторами считаются Дж. Брунер и У. Риверс.  Суть подхода заключается в том, что языковая информация подчиняется тем же когнитивным (познавательным) законам, что и любая другая информация. Чтобы овладеть любым предметом, в том числе иностранным языком, каждая отдельная тема должна быть сначала проанализирована, а затем «автоматизирована», то есть в отношении иностранного языка — за счет тренировки в речевых ситуациях доведена до автоматического использования в устной и письменной речи. Овладение иностранным языком отличается от овладения родным языком. Именно при изучении второго (и третьего), не родного языка, ученик может сразу идти путём естественного познания, т.е. понимая свойства, назначение, структуру языкового явления, а не просто заучивая это явление наизусть или идя путем проб и ошибок, как при овладении родным языком в детстве. С нашей стороны, мы помогаем овладеть иностранным языком на заявленном уровне за счет регулярной и систематической работой с процессами восприятия, запоминания, повторения ранее изученного, развитием языковой догадки, языкового мышления, аналитических языковых способностей.
Когнитивный подход в действии (на примере работы с лексикой и грамматикой — этап введения):

 


Мы руководствуемся следующими принципами при обучении:

  • Сопоставление родного языка и иностранного. Учет особенностей родного языка при овладении иностранным.
  • Общее развитие мышления средствами иностранного языка, а в частности развитие механизмов анализа, синтеза, индукции, дедукции на базе обучения лексике и грамматике.
  • Работа с процессами памяти: запоминанием, сохранением информации, узнаванием и воспроизведением.
  • Работа с восприятием – подчеркивание, выделение жирным шрифтом, намеренное многократное использование языкового явления в разных видах речевой деятельности.
  • Поддержание внимания за счет разнообразных способов подачи материала.
  • Использование схем, алгоритмов и таблиц при обучении грамматике.
  • Использование приемов мнемотехники при обучении лексике.
  • Вовлечение обучающихся в процесс познания сути языковых явлений.
  • Практическая направленность обучения.
  • Индивидуальный подход.
  • Параллельное овладение видами речевой деятельности (аудированием, чтением, письмом, говорением).
  • Контроль за усвоением материала всеми обучающимися.

 


Когнитивный подход в обучении сотрудников: что это такое? | CogniFit («КогниФит»)

Что такое когнитивный подход в обучении персонала и чем он отличается от других методов обучения в организации? Как построить процесс обучения таким образом, чтобы сотрудники могли и хотели учиться? В чем заключаются преимущества когнитивного подхода и каково его практическое применение? Об этом — педагог-психолог и коуч Анастасия Рыскинд, специально для CogniFit.

Когнитивный подход в обучении сотрудников. Фото You X Vintures, Unsplash

Когнитивный подход в обучении сотрудников. Фото You X Vintures, Unsplash

О когнитивном подходе и его значении для организации сегодня, завтра и всегда

Обучение сотрудников является одним из главнейших инструментов управления и развития персонала. Можно смело сказать, что все организационные изменения проходят посредством тех или иных форм обучения. Весь мир смог убедиться в этом и продолжает убеждаться прямо сейчас, во времена, когда изменения коснулись всех сторон как корпоративной, так и личной жизни каждого. 

Жизнь в сложном, не стабильном и быстроменяющемся мире – вот наша реальность сегодня!

Такие перемены требуют не просто выработки новых стратегий и адекватных реакций на изменения. Сейчас существенно возросли требования к скорости и своевременности этих реакций, что делает проблему ещё насущнее. 

Большинству организаций по всему миру стало понятно, что степень успешности и выживаемости компании определяется ее способностью к быстрым изменениям. Сами же изменения проходят путем усвоения новых знаний, новых методов работы, новых взглядов, подходов и принципов – всё это являет основу процесса корпоративного обучения. 

Обучение — это практический процесс, а не теория. Обучение — это искусство и наука. Можно управлять этим процессом и использовать некоторые когнитивные  методы для более эффективного обучения сотрудников. Такое обучение может происходить без какого-либо формального тренинга, то есть, выходя за рамки формата «классического» корпоративного обучения. 

Известный американский педагог-психолог, член Национальной академии образования, знаменитый своими исследованиями и открытиями в области условий обучения — Роберт Миллс Ганье, утверждал, что использование корпоративного тренинга сделает процесс обучения сотрудников результативным, если будут созданы условия, в которых обучаемые могут учиться быстрее и эффективнее

Это означает, что необходимо строить тренинговые мероприятия через процесс извлечения существующих знаний и представления новой информации, а реализовывать их, акцентируя своё внимание на умственной стимуляции, а не на изменении поведения обучаемых сотрудников. Важна работа с развитием когнитивных навыков, в частности навыков системного мышления, то есть  — работа с осознанием. Как правило, именно она лежит в основе успешно реализованных и доказавших свою эффективность  практик корпоративного обучения.

Давайте рассмотрим пример:

Компания проводит ребрендинг, меняет вектор своего развития, принципы и политику ведения бизнеса, превращаясь из ориентированной на себя бюрократической организации в клиенториентированную, современную и «экологичную» компанию с матричной структурой. Для достижения этих целей персоналу, обслуживающему клиентов, и другим сотрудникам необходимо изменить своё отношение к покупателям и друг к другу.

Согласно поведенческому подходу (бихевиористскому) акцент необходимо ставить на поведении персонала и руководства. То есть, задача такого подхода – изменение поведения. Это подразумевает, что улучшение процессов, личностного отношения людей к изменениям и их вовлечение в поставленные глобальные цели компании не обязательны. В рамках поведенческого подхода не рассматривается то, как на личностном внутреннем уровне реагируют на изменения конкретные сотрудники. При таком подходе процесс обучения выстроен по принципу кондиционирования — многократного повторения. Таким способом обычно происходит усвоение не абстрактного знания, а конкретного навыка. Достаточно ли этого в контексте глобальных целей компании? Как быстро данная организация придет к поставленным целям? Насколько часто будет сталкиваться с сопротивлением сотрудников к изменениям, в рамках такого подхода? Как много времени, усилий и финансов будет потрачено и упущено?

Как сократить потери и достичь желаемого результата? Как построить процесс обучения, так чтобы сотрудники могли, и главное хотели учиться? 

Подробнее о когнитивном подходе

Мы уже поняли, что продуктивность организации зависит от навыков, знаний и опыта её персонала. Это означает, что сотрудники делают организационную работу лучше, используя свои знания и навыки, следовательно, в интересах компании организовывать максимально эффективное  обучение для развития своих сотрудников.

Когнитивный подход  в обучении запускает опредёленные мыслительные процессы, которые приводят к лучшему усвоению знаний. Когнитивное обучение помогает достичь мастерства в карьере, положительно влияет на производительность труда и другие аспекты жизни.

Когнитивная психология изучает процессы, происходящие в мозге человека, которые позволяют ему решать возникающие проблемы. С точки зрения теории, когнитивный подход основан на предположении, что эмоции и проблемы являются результатом способа нашего мышления. Люди реагируют на ситуацию определённым образом, в зависимости от того, как они её оценивают. То есть то, «как мы думаем», напрямую влияет на то, «что мы думаем». Изменив свои процессы мышления, можно изменить свои привычные реакции на ситуации, происходящие в жизни.

Когнитивный подход в обучении — это стиль обучения, ориентированный на более эффективное использование мозга. Чтобы понять процесс когнитивного обучения, важно разобраться в значение термина «познание». Познание — это умственный процесс получения знаний и понимания через чувства, опыт и мысли. Теория когнитивного обучения объединяет познание и обучение, чтобы эффективно объяснить различные процессы, участвующие в обучении.

Процесс когнитивного обучения сотрудников направлен на то, чтобы наметить процесс обучения для оптимального мышления, понимания и сохранения того, что изучает персонал. Когда сотрудники овладевают основами когнитивного обучения, становится легко поддерживать привычку непрерывного самообучения на протяжении всей жизни. Мало того, что эти стратегии могут сделать их лучше, но они помогут повысить шансы на успех для всей компании.

С помощью стратегий когнитивного обучения можно «вырастить» внутри компании влиятельных ораторов, дальновидных лидеров и мотивированных командных игроков, которые помогут организации достичь своих целей и задач.

Множество психологических исследований и обширная практика корпоративного обучения в когнитивном подходе показывают, что тренинговый процесс протекает успешно, когда мозг обучаемого создаёт свои собственные ментальные структуры. Другими словами, человек создаёт в своём уме когнитивную карту, т. е. образ внешней среды, сохраняет и систематизирует всю собранную им информацию в результате событий, произошедших в процессе обучения.

Также доказано, что обучение сотрудника тормозится, если готовые структуры ему навязывают. Следовательно, нужно не навязывать знания, а помочь им родиться и развивать их. Родятся же они из естественных потребностей, к примеру, таких как общение и самовыражение. Поэтому необходимо создавать такие потребности и стимулировать интерес сотрудников к обучению.

Процесс обучения должен стать процессом открытия чего-то нового и неизведанного, процессом исследовательским и экспериментальным. Такой когнитивный подход способствует любви к обучению, делая новые знания интересными и полезными. Это побуждает сотрудников развивать долгосрочный аппетит к приобретению знаний.

Теперь открывается возможность для более интересного обучения сотрудников — обучение без готового решения или только с предполагаемым решением. В этом случае намечается многообразие прорабатываемых проблематик, навыков, знаний и умений: навык решений задач в условиях неопределенности; развитие когнитивных способностей, к примеру — когнитивное лидерство; развитие креативного мышления как способности к созданию принципиально нового знания; превращение процесса обучения в культурную трансформацию и многое другое.  

Когнитивный подход помогает достичь мастерства. Фото Ant Rozetsky, Unsplash

Когнитивный подход помогает достичь мастерства. Фото Ant Rozetsky, Unsplash

Научная сторона вопроса. Эксперимент Толмана

Американский психолог, член Национальной академии наук США, автор концепции «когнитивных карт» Эдвард Чейс Толмен внёс значительный вклад в теорию когнитивного обучения. По его словам, люди воздействуют на убеждения, мысли, отношения, чувства и стремятся к целям.

Эдвард Толман считал, что окружающая среда предлагает несколько опытов или подсказок, которые используются для развития ментального образа, т.е. когнитивной карты.

Таким образом, теория когнитивного обучения основана на когнитивной модели человеческого поведения, то есть она делает упор на свободную волю и позитивные аспекты человеческого поведения. Познание относится к мыслям, чувствам, идеям, знаниям и знаниям человека о себе и окружающей среде. Таким образом, организм применяет это познание в обучении, что приводит не только к ответу на стимул, но и к применению внутреннего образа внешней среды для достижения цели.

Толман провёл эксперимент, чтобы выяснить теорию когнитивного обучения. Он научил крысу поворачивать направо в лабиринте «Т», чтобы получить еду. Однажды он привёл крысу из противоположной части лабиринта: согласно теории оперантного кондиционирования, крыса должна была повернуть направо из-за прошлой обусловленности, но вместо этого она повернула к тому месту, где хранилась еда.

Таким образом, Толман пришёл к выводу, что крыса сформировала в своём уме когнитивную карту, чтобы выяснить, где находится еда, и подкрепление не было предварительным условием для обучения.

Рекомендации для HR, T&D/L&D-менеджеров, бизнес-тренеров и специалистов по обучению

О содержании и функциях когнитивного подхода в обучении сотрудников

Обучение сотрудников в когнитивном подходе — это захватывающий и активный процесс, который задействует конструктивным и долгосрочным способом чувства всех участников процесса. Он научит участников максимизировать потенциал их мозга и облегчит соединение новой информации с существующими идеями, углубляя память и удерживая потенциал.

Обучение сотрудников в когнитивном подходе концентрируется на их существующих знаниях и опыте. Оно обучает размышлять над материалом и связывать его с прошлыми знаниями и опытом для более надёжного усвоения материала. Это не только делает когнитивный подход более эффективным способом обучения, но и делает сотрудника «лучшей версией себя» в долгосрочной перспективе, т.к. прививает ему желание и любовь к самообразованию.

Значимые факторы для процесса когнитивного обучения

  • Понимание: Когнитивные стратегии обучения подчеркивают понимание. Вы должны понять причину изучения предмета в первую очередь и роль, которую эти знания играют в работе обучаемого специалиста(ов).
  • Память:  В когнитивном обучении цель состоит в том, чтобы понять предмет на более глубоком уровне, а не заучить его наизусть. Это создаёт эффект погружения, который помогает вспомнить и улучшает способность обучаемых специалистов связывать новые знания с прошлой информацией.
  • Применение: Стратегии когнитивного обучения побуждают обучаемых сотрудников задуматься о материале и о том, как применять его в текущих и будущих ситуациях. Благодаря этому они развивают навыки решения проблем, навыки критического мышления и дальновидные лидерские качества, которые могут помочь им увидеть то, что другие не могут увидеть с той же ясностью.
Когнитивный подход: преимущества. Фото Dylan Gillis, Unsplash

Когнитивный подход: преимущества. Фото Dylan Gillis, Unsplash

Преимущества когнитивного обучения

Когнитивное подход в обучении — это эффективный способ воспитания на всю жизнь любви к обучению и повышению квалификации сотрудников. Организации могут использовать стратегии когнитивного обучения для влияния на своих сотрудников, руководствуясь следующими преимуществами:

  • Улучшение понимания: В когнитивном обучении учащиеся учатся на практике. Такой практический подход  делает обучение иммерсивным и способствует пониманию. Таким образом, вы можете развить у сотрудников более глубокое понимание материала и его применения в работе и жизни.
  • Улучшает навыки решения проблем: Навыки решения проблем важны на любом уровне лидерства. Подход когнитивного обучения повысит у сотрудников способность развивать этот основной навык и поможет им применять его в каждом аспекте своей работы.
  • Повышает уверенность: Когнитивное обучение может также повысить у сотрудников уверенность в их способности справляться с трудностями на работе. Это потому, что такой подход  способствует развитию навыков решения проблем и облегчает изучение новых вещей в течение короткого периода времени.
  • Поощряет непрерывное обучение: Когнитивные навыки способствуют долгосрочному обучению, так как позволяют соединить предыдущие знания с новыми материалами. Это поможет сотрудникам объединить старую и новую информацию и эффективно применять каждую по отдельности или обе вместе.
Вы хотите улучшить память и другие основных когнитивные способности? Тренируйте основные способности мозга с помощью персональной когнитивной тренировки CogniFit! Программа автоматически определяет наиболее ослабленные когнитивные функции и предлагает режим тренировок, который подходит именно вам! Тренируйтесь регулярно 2-3 раза в неделю в течение 15-20 минут, и уже через несколько месяцев вы сможете заметить улучшения. Программа рекомендуется детям старше 7 лет и взрослым.

Примеры когнитивного обучения
  • Когнитивные тренировки мозга: Такие тренировки содержат в себе различные виды обучения: тесты памяти, тесты IQ, подвижный интеллект, рефлекторные действия, креативность и т.д. Метаанализ Калифорнийского университета подтвердил, что краткосрочные когнитивные тренировки ведут к положительным эффектам в важных когнитивных функциях, т.е. развиваются умственные способности. В особенности отмечается положительное влияние на рабочую память, которую многие ученые считают источником подвижного интеллекта. Эта область  интеллекта очень важна для умения правильно планировать, решать незнакомые и непривычные проблемы, изучать и запоминать новую для нас информацию. Подвижный интеллект — это способность мыслить логически, анализировать и решать задачи не привязываясь к прошлому опыту.
  • Игры и симуляции: Обучающая игра определяется как энергичное упражнение или упражнение, в котором сотрудники соревнуются, друг с другом в соответствии с определённым набором правил. Симуляция включает в себя создание компьютерных версий реальных игр. Симуляция — это подражание или суждение или определение того, как события могут происходить в реальной ситуации
  • Тематические исследования: Тематические исследования пытаются смоделировать ситуацию принятия решений, которую слушатели могут найти на своем рабочем месте. Цель метода изучения конкретного случая — заставить слушателей применять известные концепции и идеологии и находить новые. Метод тематического исследования делает упор на подход к конкретной проблеме, а не на решение. Их решения не так важны, как понимание преимуществ и недостатков.
  • Метод интеллект-карт: Технология интеллект-карт основывается на следующем принципе — правое полушарие воспринимает информацию иначе, чем левое. Метод интеллект-карт помогает представлять информацию так, чтобы ее могли одновременно воспринимать и левое, и правое полушария. Из-за использования одновременно цветов, рисунков и пространственных связей любая информация воспринимается, анализируется и запоминается гораздо быстрее и эффективнее, чем при ее обычном представлении в виде цифр и букв.
  • Технология — ТРИЗ: Основоположником ТРИЗ является — Альтшуллер Г. С. Им было исследовано более 40 000 патентов и найдены основные закономерности всех изобретений. Альтшуллером сформулированы стандартные методы и приемы ТРИЗ. Используя ТРИЗ, можно находить нестандартные решения в различных ситуациях. Это уникальная технология мышления нового типа, в которой поиск решения происходит не методом проб и ошибок, а строится как осознанный технологический процесс. 

Источники

  • Альтшуллер Г. С. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. / Новосибирск: Наука. Сиб. отд., 1991. 175 с.
  • Карпов А. В., Скитяева И. М. Психология рефлексии / монография. М., Ярославль, 2002. 304 с.
  • Лернер И. Я. Дидактические основы методов обучения. / М., 1981.
  • Лоарер Э., Юто М. Когнитивное обучение: история и методы / Когнитивное обучение: современное состояние и перспективы; под ред. Т. Галкиной, Э. Лоарер. М.: изд-во ИПРАН, 1997. С. 17-33.
  • Сенге П. Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающихся организаций / П. Сенге ; пер. с англ. – М. : ЗАО «Олимп-Бизнес», 1999. – 408 с.
  • Шварц Д. Искусство мыслить масштабно / Дэвид Шварц. – Минск : Попурри, 2007. – 304 с.
  • Кемерон Э. Управление изменениями / Э. Камерон, М. Грин. – М. : Добрая книга, 2006. – 360 с.
  • Марія Нєстєрова. Когнітивний підхід в практиці корпоративного навчання. / Марія Нєстєрова : ОСВІТНІ СТРАТЕГІЇ І ПРАКТИКИ: Філософія освіти 1-2(10)/2011
  • Kenneth H. Silber The Cognitive Approach to Training Development: A Practitioner’s Assessment / Author(s): Kenneth H. Silber: Source: Educational Technology Research and Development, Vol. 46, No. 4 (1998), pp. 58-72: Published by: Springer
  • Anderson, J.R. (1995a). Cognitive psychology and its implications (2nd, 3rd, 4th & 5th eds.). New York: W.H. Freeman and Company. 
  • Anderson, J.R. (1995b). Learning and memory. New York: John Wiley & Sons. Ausubel, D. (1968). Educational psychology: A cognitive view. New York: Holt, Rinehart and Winston. 
  • Gagnd, R.M., Briggs, L.J., & Wager W.W. (1992). Princi- ples of instructional design (4th ed.). New York: Holt, Rinehart & Winston. 
  • Mayer, R. (1993). Problem-solving principles. In M. Fleming & H. Levie, Instructional message design (2nd ed.). Englewood Cliffs, NJ: Educational Tech- nology Publications.

Когнитивный подход это

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход к сознанию

Агейкина С. В.

В статье рассматривается природа и механизмы функционирования сознания сквозь призму когнитивной науки.

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход в истории дизайна

Белов М.И., Михайлова А.С.

Современная теория истории пополнилась новым инструментарием. Рассматривается понятие когнитивного подхода, его основные особенности. На основе опыта когнитивной истории О.М.

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход к проблеме текста

Коваленко Елена Михайловна

В статье рассматриваются текстоцентрические концепции культуры М. М. Бахтина и Ю. М.

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивные стили: функциональный подход

Беловол Е. В.

Статья посвящена уточнению представлений о роли и месте когнитивных стилей в структуре индивидуальности.

Читать PDF
0.00 байт

Традиционные подходы к когнитивному развитию

Романова Марина Александровна

Читать PDF
0.00 байт

Город как феномен культуры: когнитивный подход

Пирогов Сергей Владимирович

Рассматривается проблема социокультурной гетерогенности городской жизни и вытекающая отсюда задача поиска методологических средств организации знаний о городе различной природы.

Читать PDF
0.00 байт

«общество знаний» и развитие когнитивного подхода

Плотинский Юрий Менделевич

В работе рассматривается эволюция когнитивной науки и ее влияние на развитие социологической теории. Значительное внимание уделено также развитию когнитивной социологии и применению когнитивного подхода в прикладных исследованиях.

Читать PDF
0.00 байт

Российская политическая культура: когнитивный подход

Бирюков Николай Иванович

The article seeks (1) to justify the validity of cognitive approach to political culture; (2) to identify and characterise the principal elements of political culture as seen from the cognitive perspective, more specifically, the

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход в практике корпоративного обучения

Мария Нестерова

Статья посвящена проблемам когнитивного менеджмента. Ситуация сложности и нестабильности, в которой находится современная экономика, требует от организаций способности к быстрым и адекватным изменениям.

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход к аргументации и производство сообщений

Давид Васильевич Хизанишвили

В рамках сопоставления когнитивного подхода к аргументации и производства сообщений проведена граница между двумя видами когнитивных подходов к аргументации, выявлены некоторые сходства и различия концепций Д. Хэмпла и В. Н.

Читать PDF
0.00 байт

Методы когнитивного обучения: психолого-дидактический подход

Ахметова Людмила Владимировна

Автор предлагает к рассмотрению эффективные методы когнитивного обучения, реализуемые в условиях психолого-дидактического подхода.

Читать PDF
0.00 байт

АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ КОГНИТИВНОГО ПОДХОДА В ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ

Миронов Владимир Васильевич, Косилова Елена Владимировна, Вархотов Тарас Александрович, Костылев Павел Николаевич, Беседин Артем Петрович

В статье исследуется вопрос о применимости метода когнитивных наук в социогуманитарном знании.

Читать PDF
0.00 байт

Концептуальные подходы к профессионально-когнитивному развитию

Пошехонова Вера Адамашевна

Статья посвящена анализу подходов к профессионально-когнитив-ному развитию человека. Л.С.

Читать PDF
0.00 байт

Когнитивный подход к ранней диагностике суицидального поведения

Зотов Михаил Владимирович, Дмитриева Дина Олеговна, Долбеева Клара Арленовна

В исследовании изучались параметры глазодвигательной активности здоровых лиц и пациентов с суицидальным поведением при выполнении двух экспериментальных методик, связанных с задачами визуального поиска нейтральных целевых раздражи

Читать PDF
0.00 байт

Возможности когнитивного подхода к изучению бредовой симптоматики

Логинов Никита Иванович

Многочисленные исследования в рамках клинической психологии до сих пор не смогли стать основой для построения строгой и проверяемой модели, объясняющей этиологию бредовой симптоматики.

Коммуникативно-когнитивный подход в обучении связной речи иностранных студентов-медиков

Библиографическое описание:

Майборода, С. В. Коммуникативно-когнитивный подход в обучении связной речи иностранных студентов-медиков / С. В. Майборода. — Текст : непосредственный // Педагогика высшей школы. — 2016. — № 1 (4). — С. 66-68. — URL: https://moluch.ru/th/3/archive/21/762/ (дата обращения: 26.08.2021).



Встатье рассматриваются актуальные вопросы обучения связной речи на уровне микротекста при составлении учебно-методических материалов по грамматике русского языка для иностранных студентов.

Основной задачей в обучении иностранных студентов русскому языку является развитие речи, то есть система работы над созданием навыков активного владения языком в целях общения, учебно-научной и учебно-профессиональной деятельности. Обучение русскому языку студентов-иностранцев медицинского вуза предполагает направленную языковую помощь в освоении дисциплин специальности, а также в совершенствовании навыков владения научным стилем речи для активного вовлечения в учебный процесс.

В процессе учёбы в вузе студенты сталкиваются с проблемами освоения большого объёма текстового материала по специальности и необходимостью дифференцировать и ранжировать информацию текста, а затем грамотно и осмысленно её воспроизводить при построении собственного монологического высказывания. Трудности в решении перечисленных проблем обусловливаются бедностью словарного запаса учащихся, неспособностью строить логически и грамматически связанное устное или письменное высказывание, неумением ориентироваться в тексте. Помощью в преодолении подобных сложностей может служить комплекс учебно-методических материалов по обучению связной речи, разработанный с учетом коммуникативного и когнитивного подходов.

Современная методическая наука характеризуется двумя основными парадигмами научного знания: коммуникативной и когнитивной. В коммуникативной парадигме язык и его анализ связывают с овладением речевой деятельностью, в когнитивной — с когницией, то есть с познанием и сопутствующими ему процессами.

Суть коммуникативного подхода заключается в моделировании процесса обучения как реального иноязычного общения. Речь идёт о моделировании лишь основных, принципиально важных, сущностных параметров общения, к которым относятся: личностный характер коммуникативной деятельности субъекта общения; взаимоотношения и взаимодействие речевых партнёров; ситуации как формы функционирования общения; содержательная основа процесса общения; система речевых средств, усвоение которых обеспечило бы коммуникативную деятельность в ситуациях общения; функциональный характер речевых средств; эвристичность обучения [4].

Суть когнитивного подхода заключается в направленности процесса обучения на решение таких проблем, как: восприятие, познание и понимание человеком действительности; приобретение, обработка, структурирование, сохранение, выведение и использование знаний [5].

В то же время, становится очевидным, что для решения целого ряда методических проблем необходим синтез вышеуказанных парадигм. Поэтому, рассматривая современную стратегию обучения связной речи иностранных студентов, мы будем опираться на базовые положения как коммуникативного, так и когнитивного подходов.

Так, процесс обучения языку предполагает стимулирование речемыслительной активности студентов. Мышление, как известно, имеет две основные функции: познавательную и коммуникативную. В процессе познавательной деятельности студенты решают умственные задачи и открывают новые знания. В коммуникативной деятельности студенты решают речевые задачи, например, что-то опровергнуть, аргументировать, выяснить, согласиться и др., для чего необходимо осуществить речевое действие. Одновременно, следует обдумать, что сказать, как оформить фразу, какие подобрать лексические единицы и грамматические конструкции. Такая задача становится речемыслительной [1].

Согласно принципам коммуникативно-когнитивного подхода в практике обучения языку учитываются следующие необходимые условия: 1) речевая и функциональная направленность организации обучения и подбора материала; 2) индивидуализации процесса обучения, то есть учет социальных и личностных интересов и потребностей учащихся; 3) опора на сознание учащихся и вовлечение их в процесс познания сути изучаемых явлений.

При обучении связной речи, наряду с заданиями для аудиторной и самостоятельной работы, целесообразно включить в учебно-методические материалы краткое объяснение теоретических положений с подробным анализом микротекстов. Таким образом, учебно-методические материалы выстраиваются в последовательность заданий, при которой соблюдается должная пропорция системного (языковая компетенция), функционального (речевая компетенция) и собственно коммуникативного подходов.

Минимум теоретических основ русской связной речи включает в себя понятия об основных признаках и стилях текста и об условиях, которые обеспечивают целостность и связность микротекста. В связи с этим особое внимание уделяется понятиям самостоятельного (автосемантичного) и несамостоятельного (синсемантичного) предложений, средствам межфразовой связи, порядку слов в предложении с позиций актуального членения. Для наблюдения и анализа предлагаются примеры с основными схемами объединения предложений в микротексте: цепной, параллельной, веерной. Подробно рассматриваются принципы организации микротекстов различных функционально-смысловых типов речи (описания, повествования, рассуждения), сферы их использования, вариативность структурно-семантических признаков. Анализируются особенности диалогической речи (инверсия, субъективный порядок слов, усиленное ударение).

Для достижения целей и задач по развитию связной речи с учётом требований коммуникативно-когнитивного подхода рекомендуется специальная группа упражнений. Так, система заданий направлена на совершенствование рецептивных и репродуктивно-продуктивных умений и навыков: вначале предлагаются языковые упражнения на наблюдение и восприятие группы предложений, задания на синтаксическую и лексическую трансформацию, восстановление логико-семантических связей микротекста. Далее представлены речевые и коммуникативные задания, целью которых является воспроизведение текста и продуцирование собственного устного или письменного высказывания.

К упражнениям на восприятие (наблюдение) группы предложений можно отнести: нахождение в тексте слов, посредством которых предложения связываются друг с другом; ознакомление учащихся с возможными средствами связи предложений между собой; осмысливание отношений, возникающих между предложениями микротекста, определение в тексте предложения, которое начинает СФЕ или связывает его с последующими предложениями. В качестве иллюстрации приведём примеры формулировок заданий: «Прочитайте СФЕ. В каждом втором предложении подчеркните слова, связывающие второе предложение с первым. Определите, какие виды связи используются в СФЕ. Подчеркните слова, которые обеспечивают логическую связность текста».

Примерные формулировки заданий, направленных на развитие навыка грамматической и логической связанности высказываний, тренировку активного употребления различных способов связи предложений:

1) «Восстановите последовательность предложений так, чтобы получился связный текст в соответствии со схемой «введение-тезис-аргументы-вывод». Определите логико-смысловую последовательность фрагментов и восстановите текст. Определите, какой из микротекстов не соответствует основной мысли текста. Аргументируйте свое мнение»; цель заданий — выявление и восстановление логико-смысловых отношений;

2) упражнения на трансформацию (лексическую и синтаксическую): «Там, где это возможно, объедините простые предложения микротекстов в сложные предложения. Для этого исключите повторяющиеся слова, заменяя их союзами или союзными словами, местоимениями»; цель заданий — отработка навыков лексической и грамматической трансформации;

3)«Отредактируйте текст, используя вместо повторяющихся слов личные местоимения, слова «этот», «тот», «другой», «такой», «первый», «второй», «последний» в нужной форме. Прочитайте предложения СФЕ и определите, нарушен ли в них порядок слов. Исправьте возможные ошибки и запишите варианты с правильным порядком слов.Включите предложение, необходимое для связи двух соседних предложений текста, так, чтобы получился связный микротекст»; цель заданий — развитие навыка грамматической и логической связанности высказываний.

Задания репродуктивно-продуктивного характера направляют действия учащегося таким образом, чтобы он, владея более обширным запасом средств связи, воспроизводил или самостоятельно продуцировал связанные друг с другом предложения в пределах одного типа речи. Примерные формулировки заданий: «Используя модель текста «процесс» и информацию таблицы, подготовьте сообщение о дыхании. Дополните информацию текста вашими примерами и подготовьте сообщение-рассуждение, используя известные вам средства межфразовой связи. Найдите в учебной и научной литературе информацию о разных видах и характере боли и подготовьте устное сообщение о боли». Задания, имеющие целью развитие профессиональной коммуникативной компетенции: «Прочитайте диалог врача с больным. Проследите, на какие темы делится этот диалог, каким образом происходит смена темы. Прочитайте текст, мысленно сгруппируйте названия симптомов по темам. Запишите микротемы в виде плана. Подготовьте вопросы пациенту в соответствии с планом расспроса».

Обучение связной речи предполагает функциональный подход к отбору учебного материала и организации его тренировки: языковой и речевой материал отбирается в соответствии с актуальными ситуациями общения и отрабатывается в типичных для использования тех или иных языковых форм ситуациях. Студентам, желающим пополнить и разнообразить свой словарный запас, предлагаются справочные материалы, представляющие собой таблицы с разрядами вводных слов и других средств композиционной и логической связности текста, сгруппированных по значению и функциям.

Таким образом, целенаправленный коммуникативно-когнитивный подход в обучении связной речи иностранных учащихся позволяет сочетать методику аналитического чтения и развитие способностей студентов к импровизации текста, навыков воспроизведения, интерпретации и продуцирования текста с применением структурных средств связи. Развитию языковой личности учащихся и их знаниевого пространства способствует использование аутентичных материалов и моделирование проблемных ситуаций, обеспечивающих как речевое, так и когнитивное развитие обучаемых.

Литература:

  1. Вовк Е. И. Коммуникативно-когнитивный подход как современная стратегия обучения иностранному языку студентов-филологов. Режим доступа: http://bo0k.net/index.php?bid=14783&chapter=1&p=achapter
  2. Зарубина Н. Д. Методика обучения связной речи. — М.: Русский язык, 1977.– 37 с.
  3. Когнитивный подход в обучении иностранному языку. Режим доступа: http://www.uchportal.ru/publ/15–1-0–4340
  4. Пассов Е. И. Коммуникативный метод обучения иноязычному говорению / Е. И. Пассов. — М.: Просвещение, 1991. — 222 с.
  5. Плотинский Ю. М. Модели социальных процессов / Ю. М. Плотинский. — М.: Просвещение, 2001. — 264 с.
  6. Практикум по обучению письменной речи (конспектирование, тезирование, реферирование текстов по специальности): для иностранных студентов медицинских университетов с русским языком обучения. — Симферополь: КРП «Издательство «Крымучпедгиз», 2013. — 168 с.
  7. Скалкин В. Л. Иноязычно-речевая компетенция учащихся как объект контроля // Контроль в обучении иностранным языкам в средней школе: книга для учителя. — М.: Просвещение, 1986. — С. 43–50.

Основные термины (генерируются автоматически): связная речь, задание, когнитивный подход, обучение, предложение, слово, коммуникативная деятельность, коммуникативно-когнитивный подход, коммуникативный подход, межфразовая связь.

Похожие статьи

Лингво-

когнитивный подход к коммуникации в тексте

связная речь, слово, предложение, обучение, задание, когнитивный подход, коммуникативная деятельность, коммуникативнокогнитивный подход, коммуникативный подход, межфразовая связь.

Коммуникативное обучение иностранному языку и его…

В последнее время в области изучения иностранных языков особенно популярным стало понятие «коммуникативности» и «коммуникативного подхода» в обучении. В зарубежной методической литературе это понятие обозначается как Communicative language teaching…

Интегративно-поэтапный

подход к формированию…

Коммуникативнокогнитивный подход в обучении связной речиКогнитивный подход в обучении иностранному языку. связная речь, слово, предложение, обучение, задание, когнитивный подход, коммуникативная

Методологические основы

коммуникативного метода обучения

Коммуникативнокогнитивный подход в обучении связной речи… В коммуникативной парадигме язык и его анализ связывают с овладением речевой деятельностью, в когнитивной — с когницией, то.

Коммуникативный подход в обучении иностранным языкам

В современном мире знание английского языка считается нормой для активных и целеустремленных людей. Если ты свободно общаешься на английском языке, это значительно расширяет твои жизненные перспективы.

Проблемы реализации

коммуникативных задач в юридическом…

Коммуникативнокогнитивный подход в обучении связной речи… В коммуникативной парадигме язык и его анализ связывают с овладением речевой деятельностью, в когнитивной — с когницией, то есть с познанием и сопутствующими ему процессами.

Современное

обучение иностранным языкам с использованием…

Аннотация: Статья о важности использования коммуникативного подхода при обучении иностранным языкам. Создавая реальные ситуации на занятиях, преподаватель тем самым повышает интерес студентов к изучению языка и мотивирует их в использовании его в своей…

Коммуникативность как один из принципов преподавания

Коммуникативнокогнитивный подход в обучении связной речи… Согласно принципам коммуникативнокогнитивного подхода в практике обучения языку учитываются следующие необходимые условия: 1) речевая и функциональная.

Использованию инновационных и

когнитивных технологий…

Используя когнитивный подход в обучении иностранному языку мы не только можем дифференцировать индивидуальные особенности обучающихся, а также применять различные стратегии для овладения иностранным языком.

Когнитивная социальная психология

Основные теории когнитивного соответствия в социальной психологии

Основой для исследований когнитивной социальной психологии являются теории когнитивного соответствия. Это определенный класс теорий, которые были разработаны в западной психологии. Целью данных исследований являлась необходимость объяснения существующего соотношения между логичным и алогичным поведением человека.

Основной идеей для всех существующих теорий когнитивного соответствия является мысль о том, что когнитивная структура человека является априори сбалансированной и гармоничной. Если же у человека появляются признаки дисгармонии в развитии и существовании, то они являются стимулом для изменения возникшего состояния и возврата к прежнему внутреннему соответствию когнитивной структуры личности.

Данная идея развивается такими учеными, как Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Ч. Осгуд, П. Танненбаум, Л. Фестингер.

Рассмотрим их более подробно

Теория структурного баланса Ф. Хайдера.

Данная теория основывается на идее о соответствии, и идее о каузальной атрибуции.

Определение 1

Каузальная атрибуция – процесс интерпретации субъектом собственного межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей.

В теории структурного баланса подробно рассматривается состояние сбалансированности когнитивной структуры человека в случае осуществления им восприятия других людей и в процессе выстраивания рядов отношения:

  • к данному человеку;
  • общему, объединяющему партнеров в процессе общения.

Теория коммуникативных актов Т. Ньюкома.

Данная теория в своей основе имеет идею о том, что основным способом преодоления возникающего в процессе общения дискомфорта является активное развитие коммуникативных умений личности.

Определение 2

Коммуникация – социальное взаимодействие человека, носящее определенный смысловой аспект.

Готовые работы на аналогичную тему

Согласно этой теории, основной функцией коммуникации между людьми является достижение социальной общности, но при этом при полном сохранении индивидуальности и личной ценности каждого из участников процесса общения. В процессе осуществления коммуникации возможно изменение отношений к другому человеку или к объекту. Таким образом восстанавливается необходимое соответствие.

Теория когнитивного диссонанса.

Автором данной теории является Л. Фестигер. В своей теории он определил диссонанс как отрицательное состояние личности человека, которое возникает в ситуациях, когда у человека появляются разные, чаще всего противоречащие друг другу сведения, мнения или знания об одном и том же объекте. Данное состояние переживается человеком как дискомфортное, от которого он стремится как можно быстрее избавиться. В данной ситуации возможны два выхода:

  1. Изменение мнения относительно объекта диссонанса;
  2. Получение дополнительной или новой информации, которая может устранить возникшее противоречие и согласуется с уже имеющимися у человека представлениями.

Основные проблемы и теоретические основы когнитивного подхода в социальной психологии.

Замечание 1

Когнитивная психология является одним из наиболее современных направлений психологии, основным предметом исследования которой является объяснение поведения человека и изучение процесса и динамики формирования знаний.

Сущность когнитивистского подхода сводится к стремлению объяснить социальное поведение с помощью системы познавательных процессов и установления баланса между когнитивными структурами. Именно эти структуры выступают в роли регуляторов социального поведения человека в реальной действительности. Благодаря им происходит классификация воспринимаемых объектов и определение их к определенным классам и категориям.

В рамках когнитивистского подхода в социальной психологии изучаются следующие вопросы:

  • особенности социальной перцепции;
  • особенности проявления аттракции по отношению к другому человеку;
  • формирование и изменение аттитюдов.

К основным когнитивным теориям в социальной психологии относятся:

  1. Теория когнитивного соответствия и структурного баланса
  2. Теория коммуникативных актов, о которой уже упоминалось ранее.
  3. Теория конгруэнтности.

Теоретической основой для данных теорий выступают идеи о том, что личность человека находится в процессе стремления к избавлению от имеющегося внутреннего дисбаланса. Говоря о группе людей, как социальной общности последователи данных теорий говорят о том, что группа стремится к максимизации внутреннего соответствия межличностных отношений людей друг с другом.

Еще одной группой теорий в социальной психологии являются теории когнитивного подхода С. Аша, Д. Креча, Р. Крачфилда.

Рассмотрим их более подробно

Теории когнитивного подхода С. Аша, Д. Креча, Р. Крачфилда

Данные теории в отличие от предыдущих теорий не находят опору для своих исследований в принципе соответствия, основой теорий данных авторов являются следующие положения:

  1. Особенности поведенческих реакций человека могут рассматриваться только в случае признания его целостности;
  2. Основным элементом целостной организации человеческого поведения является процесс познания;
  3. Перцепция в данном случае рассматривается как отношение между поступающими данными и когнитивной структурой личности, а процесс научения – как процесс когнитивной реорганизации.

В целом для когнитивного подхода в социальной психологии характерны следующие выводы:

  • основным источником информации и данных и определяющим фактором, влияющим на поведение человека, являются имеющиеся у него когнитивные процессы и образования, выражающиеся в знаниях, понимании, сформированных суждениях;
  • возможность качественной интерпретации состояний диссонанса и прогноза тех или иных проявлений поведения человека в большинстве случае связана с психологией человека, которая выступает одновременно и объяснительным принципом, и своеобразной нормой для сравнения с ней реального поведения испытуемых.

Как когнитивная теория используется в лечении фобии

Когнитивная теория — это подход к психологии, который пытается объяснить человеческое поведение, понимая ваши мыслительные процессы. Например, терапевт использует принципы когнитивной теории, когда учат вас определять неадаптивные модели мышления и преобразовывать их в конструктивные.

Основы когнитивной теории

Предположение когнитивной теории состоит в том, что мысли являются основными детерминантами эмоций и поведения.Обработка информации — это общее описание этого умственного процесса. Теоретики сравнивают работу человеческого разума с компьютером.

Чистая когнитивная теория бросает вызов бихевиоризму, другому подходу к психологии, на том основании, что она сводит сложное человеческое поведение к простым причинам и следствиям.

Тенденция последних десятилетий заключалась в объединении когнитивной теории и бихевиоризма в всеобъемлющую когнитивно-поведенческую теорию (КПТ). Это позволяет терапевтам использовать техники обеих школ, чтобы помочь клиентам достичь своих целей.

Социально-когнитивная теория

Социальная когнитивная теория — это разновидность когнитивной теории. Терапевты используют его для лечения фобий и других психологических расстройств. В первую очередь он сосредоточен на том, как мы учимся моделировать поведение других. Рекламные кампании и давление со стороны сверстников — хорошие примеры.

Когнитивная реструктуризация для лечения фобии

Все три типа фобии попадают в большую группу психологических проблем, называемых тревожными расстройствами, которые являются наиболее распространенным типом психических расстройств.

Когнитивная реструктуризация, основанная на когнитивной теории, является частью эффективного плана лечения тревожного расстройства. При этом терапевт задает вам вопросы, помогает вам анализировать ответы, чтобы лучше понять вашу тревогу, и помогает вам «переписать» ваши дезадаптивные мысли.

Основной подход к когнитивной реструктуризации, предложенный ведущим когнитивным теоретиком Кристин А. Падески, доктором философии, рекомендует вашему терапевту пройти вместе с вами четыре основных шага:

  1. Задавайте вопросы, чтобы определить «разговор с самим собой», происходящий в вашей голове, когда вы чувствуете тревогу, а затем проведите обсуждение, чтобы проверить, действительно ли то, о чем вы думаете, является правдой.
  2. Слушайте то, что вы хотите сказать, чутким ухом и безоговорочным принятием.
  3. Попросите вас резюмировать основные моменты занятия, чтобы закрепить то, что вы узнали, и позволить им разрешить любые недоразумения.
  4. Задайте вам вопросы, которые позволят вам синтезировать и проанализировать новый, более реалистичный взгляд на вашу тревогу, чтобы вы могли изменить структуру своего мышления.

Лечение когнитивных предубеждений

Ваш терапевт полагается на когнитивную теорию, если он подчеркивает выявление когнитивных искажений в ваших неадаптивных мыслях как часть вашего плана лечения.При лечении тревожности рассматриваются два типа когнитивных искажений:

  • Предвзятость внимания означает, что когда вы испытываете тревогу, вы обращаете внимание на отрицательные сигналы, а не на положительные. Например, если вы боитесь публичных выступлений, вы смотрите только на членов аудитории с выражением лица. выражения, которые вы считаете угрожающими, вместо того, чтобы искать улыбающиеся лица.
  • Предвзятость интерпретации , как следует из названия, относится к неверной интерпретации информации.На подиуме вы можете подумать, что член аудитории с негативным выражением лица является отражением того, что они думают о вас, когда они действительно просто устали.

Вспоминая отца когнитивной психологии — Ассоциация психологических наук — APS

Ульрик Нейссер

Ульрик (Дик) Нейссер был «отцом когнитивной психологии» и сторонником экологических подходов к когнитивным исследованиям. Нейссер был блестящим синтезатором разнообразных мыслей и открытий.Он был элегантным, ясным и убедительным писателем. Нейссер также был неустанно творческим исследователем, постоянно стремившимся изобрести методы для исследования важных вопросов. На протяжении всей своей карьеры Нейссер оставался поборником проигравшего и непоколебимым революционером — его цель состояла в том, чтобы подтолкнуть психологию в правильном направлении. Кроме того, Дик всю жизнь был фанатом бейсбола, умелым наставником и хорошим другом.

С публикацией «Когнитивной психологии» (1967) Нейссер объединил исследования, касающиеся восприятия, распознавания образов, внимания, решения проблем и запоминания.В своей обычной элегантной прозе он делал упор как на обработку информации, так и на конструктивную обработку. Нейссер всегда описывал когнитивную психологию как нападение на бихевиоризм. Ему не нравился бихевиоризм, потому что он считал бихевиористские предположения неправильными и потому, что эти предположения ограничивали то, что психологи могли изучать. В когнитивной психологии он не подвергал явной критике бихевиоризм, а вместо этого представил убедительную альтернативу. Книга сразу имела успех. Исследователи, работающие над проблемами в разных областях, увидели единую теорию, которая связала свои исследования с этим подходом.Поскольку Нейссер впервые объединил эти области, его часто называли «отцом когнитивной психологии». Однако, как поборник аутсайдеров и революционных подходов, Нейссер чувствовал себя неуютно в такой роли.

Во многих отношениях когнитивная психология стала кульминацией академического пути Нейссера к этому моменту. Нейссер получил представление о теории информации благодаря общению с Джорджем Миллером из Гарварда и Массачусетского технологического института. Он получил свою первую ученую степень в Свортморе, работая с гештальт-психологами Вольфгангом Колером и Гансом Валлахом.Он работал с Оливером Селфриджем над моделью параллельной обработки компьютерного распознавания образов Pandemonium, а затем продемонстрировал параллельно-визуальный поиск в серии творческих экспериментов. Хотя когнитивную психологию можно рассматривать как основополагающую книгу в этой области, ее также можно рассматривать как работу интеллектуально любопытного революционера, стремящегося найти правильный способ понять человеческую природу.

Когда Нейссер переехал в Корнелл, он полюбил Джеймса Дж. И Элеонору Дж.Теория прямого восприятия Гибсона — идея о том, что информация в оптическом массиве напрямую определяет состояние мира без необходимости конструктивных процессов во время восприятия. Нейссер также разочаровался в теориях обработки информации, исследованиях времени реакции и упрощенных лабораторных исследованиях. В ответ на свои опасения Нейссер внес вклад в еще одну интеллектуальную революцию, став сторонником экологических когнитивных исследований. Он утверждал, что исследование должно быть направлено на изучение того, как люди воспринимают, думают и запоминают в задачах и средах, которые отражают ситуации реального мира.В своей работе «Познание и реальность» Нейссер интегрировал прямое восприятие Гибсона с конструктивными процессами познания через цикл восприятия: информация, полученная посредством восприятия, активирует схемы, которые, в свою очередь, направляют внимание и действия, ведущие к поиску дополнительной информации.

Ира Хайман и Ульрик Нейссер

Основываясь на цикле восприятия, Нейссер и Роберт Беклен провели серию экспериментов по избирательному поиску (теперь называемому слепотой по невнимательности).В этих экспериментах люди смотрели наложенные друг на друга видео различных событий на одном экране. Когда они активно отслеживали одно событие, например, подсчитывая передачи баскетбольных мячей группой игроков, они пропускали неожиданные новые события, например, женщину с зонтиком, проходящую через сцену. Описывая генезис этих исследований, Нейссер сказал мне, что он пытался найти визуальный метод, подобный дихотическому изучению слушания, когда его вдохновило смотреть в окно в сумерках. Он понял, что может видеть мир за окном или выборочно сосредоточить внимание на отражении комнаты в окне.В другом исследовании внимания Нейссер исследовал многозадачность вместе с Элизабет Спелке и Уильямом Херстом. Они обнаружили, что люди могут научиться выполнять две сложные задачи одновременно, не переключая задачи или не делая одну задачу автоматической.

Во время своего основного доклада на первой конференции по практическим аспектам памяти в 1978 году Нейссер применил экологический подход к исследованию человеческой памяти. Он утверждал, что «если X — интересный или социально важный аспект памяти, то психологи почти никогда не изучали X.В своем собственном исследовании экологической памяти Нейссер исправил это ограничение, изучив точку зрения на автобиографическую память, ошибки в воспоминаниях с фотовспышками, воспоминания Уотергейта Джона Дина, детскую амнезию, память на себя и роль языка в автобиографической памяти. Нейссер также отредактировал «Наблюдаемую память», том, посвященный исследованиям экологической памяти. В конце 1980-х годов исследования экологической памяти в целом и аргументы Нейссера в частности подверглись критике. Я спросил его, сожалел ли он когда-нибудь о своем резком нападении на традиционные лабораторные исследования памяти.Он заявил, что был прав, когда сказал это, и что поле нуждалось в толчке. Нейссер всегда гордился тем, что, отстаивая идею исследования экологической памяти, он помог открыть поле для большего разнообразия методов исследования и вопросов.

В 1983 году Нейссер переехал в университет Эмори, основал проект Emory Cognition Project и стал поклонником Atlanta Braves. Он также продолжал продвигать экологически ориентированные исследования. Определение себя было проблемной областью, которая привлекала Нейссера как нуждающаяся как в перцептивном, так и в экологическом анализе.В своей статье 1988 года он заявил, что несколько типов информации способствуют пониманию человеком себя. Посредством своего перцептивного анализа он утверждал, что личность начинается с непосредственного восприятия физического местоположения, во многом так же, как объекты и события воспринимаются напрямую. На семинарах, конференциях и отредактированных сборниках Emory Cognition Project Нейссер возглавил возрождение когнитивного исследования себя.

Neisser также применил экологический анализ в области интеллекта. Он начал с утверждения, что помимо академического интеллекта, психологи должны также изучать общий интеллект как навык в повседневной жизни.На протяжении всей своей карьеры он был обеспокоен расовыми различиями при тестировании IQ. Он редактировал книгу по этой проблеме в 1980-х годах и обратил внимание на эту проблему, когда возглавлял рабочую группу APA по спорам об IQ в 1990-х.

За свою карьеру Нейссер был награжден длинным списком наград, и иногда он оказывался в центре широких движений. Однако Нейссер всегда считал себя аутсайдером, который бросал вызов психологии, чтобы двигаться вперед. Он работал над созданием альтернативы бихевиоризму.Затем он попытался убедиться, что когнитивная психология занимается значимыми проблемами.

Neisser бросил вызов не только области психологии, но и каждому человеку, с которым он работал. Он остается моим личным идеалом наставника для выпускников. Мои дискуссии и споры с Диком всегда приводили к более вдумчивым исследованиям и лучшему написанию. Я знал, что нахожусь на хорошем пути, когда он сказал «именно так» и перекинул галстук через плечо. Спор с Диком означал, что об этой идее стоит беспокоиться.Мои лучшие исследования, от ложных детских воспоминаний до невнимательной слепоты клоунов-моноциклов, были результатом споров с Диком или попыток быть более экологичным, чем Нейссер. Когда я в последний раз навещал Дика, он снова потребовал от меня оправдать мое текущее направление исследований. Поскольку у нас был продуктивный аргумент, я подозреваю, что мое текущее направление исследований принесет пользу. Конечно, мы также смотрели игру «Атланта Брэйвз». Для тех из нас, кто знал Дика и работал с ним, мы потеряли человека, который сделал нас лучшими учеными.Нейссер был одним из последних когнитивных психологов, который действительно был психологом общего профиля.

— Ира Хайман, Университет Западного Вашингтона

Жизнь Ульрика Нейссера: Щелкните, чтобы увидеть увеличенную шкалу времени.

Карен Э. Адольф

Нью-Йоркский университет

Конец 1980-х был для Эмори бурным временем. Благодаря подарку от Фонда Вудрафф, кампус, в том числе стабильный факультет психологии, превратился в настоящий столп нового строительства.Дик, профессор Вудраффа, был частью притока впечатляющих преподавателей, уволенных из школ Лиги плюща. Присутствие Дика вызвало новое чувство интеллектуального возбуждения. Идеи, впервые возникшие в его докладах о проекте «Познание Эмори», были широко распространены в виде отчетов о проекте «Познание», а кульминацией некоторых из них стали конференции, на которые съехались исследователи со всего мира. Именно в эту среду я попал как аспирант.

За несколько месяцев до того, как я встретил Дика, мой парень, путешествующий по делам в Атланту, без предупреждения зашел в офис Дика, чтобы проверить его как моего потенциального советника по выпуску.Я был в ужасе. Тем не менее я узнал, что книги Дика сгруппированы по темам, его рабочий стол был безупречным, его юмор был ироничным, а его личный стиль — быстрым. Мой парень одобрил. На самом деле Дик оказался прекрасным наставником. Единственным его недостатком было то, что он любил рассказывать историю о том, как его проверял парень потенциального аспиранта.

Ульрик Нейссер и Элеонора Гибсон

Дик был в Англии в творческом отпуске во время моего первого года обучения в аспирантуре.Поэтому он пригласил Джеки Гибсона и Дэйва Ли приехать в Эмори, чтобы управлять своими учениками, пока его не было. Я хотел изучить восприятие младенцами возможностей. Однако при всей конструкции в отделении не было места для установки нового аппарата. По предложению Джеки мы превратили кабинет Дика в лабораторию по передвижению младенцев с приспособлениями для лазания и скольжения в центре комнаты и спортивными ковриками на полу и стенах. К нашему удивлению, все малышки поднялись, но немногие спустились. После того, как Дик вернулся из Англии, операция была перенесена в соседнюю баптистскую церковь, где было место для регулируемых наклонных переходов и защиты от строительных отбойных молотков.Родителям приходилось нести своих младенцев на три лестничных пролета мимо распятий и церковных ужинов, но с набором проблем не было. Исследования в церковной лаборатории дали несколько интересных открытий: для восприятия аффордансов требовалось несколько недель двигательного опыта, но обучение не переходило от ползания к ходьбе.

Хотя эта работа выходила за рамки основных интересов Дика, он поддержал мои усилия. Настоящая проблема, как учил нас Дик, состоит в том, чтобы разработать экологически обоснованные, функционально значимые задачи, которые заставят исследователей открывать важные вопросы.Более того, комплексный подход, который исследует поведение в традиционно разрозненных областях, может заложить основу для общих теорий обучения и развития.
Поддержка Дика вышла за рамки лаборатории. Он помогал с общим количеством машин и переездов, личными разрывами и встречами, поисками работы и решениями о карьере. Его ученики были частыми гостями в его доме для увлекательных игр в Pictionary и плавания в его бассейне. Но настоящей любовью Дика был бейсбол. Он приглашал своих студентов на «исследовательские прогулки» к играм с мячом, в которых он и Дэйв Ли обсуждали оптический поток и время перехватывающих действий, в то время как те из нас, кто не знал «Храбрых от соколов», жевали семечки и с восторгом слушали.

Дик был эклектичным мыслителем, и его работа в то время, когда я его знал, включала аффордансное восприятие, естественную память, развитие личности и связи между восприятием и действием. Он также был прекрасным писателем и оратором и настаивал на том, чтобы его ученики овладели четкими коммуникативными навыками. Одним из способов реализации хорошего письма было «правило восьми букв». Он возвращал черновики студенческих работ с кружками вокруг всех длинных технических терминов. Однажды я попросил Дика оплатить рассылку информационного бюллетеня для родителей.Он согласился, но с одним условием: сначала я должен был заплатить ему пять центов за каждое слово длиной более восьми букв. Я быстро отредактировал информационный бюллетень, чтобы сделать его более читабельным. Вспоминая его сейчас с огромной нежностью и восхищением, мне неловко сообщить, что, несмотря на разумное редактирование, это воспоминание обошлось бы мне в 4,20 доллара.

Алан Баддели

Йоркский университет

Как и многие люди, я впервые познакомился с Диком благодаря его классическому тексту «Когнитивная психология».Он предоставил прекрасно ясный отчет о захватывающей работе 1960-х годов в недавно разработанной парадигме обработки информации и действительно назвал эту область. Впервые я познакомился с Диком лично на двух конференциях по практическим аспектам памяти в Южном Уэльсе, и к тому времени он разочаровался в ограниченных способах развития этой области. Я помню первую встречу, посвященную пленарному выступлению Дика, которая произвела желаемый эффект, всколыхнув поле памяти, и вторую встречу, посвященную очень приятному дню, который мы провели в «Голове червя», которая не является пабом.Это красивый пляж и мыс, названный в честь слова викингов, обозначающего дракон (вурм).

Мое второе воспоминание менее спокойное. В 1986 году меня пригласили на симпозиум памяти в колледже Уильямс в Массачусетсе. Ораторы должны были остановиться в довольно большом доме, построенном, как мне кажется, Рокфеллерами как «коттедж». Обратной стороной было то, что колонок было больше, чем комнат, поэтому некоторым из нас приходилось делить. В надежде заполучить одну из одноместных комнат, я объяснил, что я отъявленный храпун. Плохая новость заключалась в том, что я должен был поделиться, но хорошая новость заключалась в том, что это было с Диком, что превратилось в плохую новость, когда я обнаружил, что он был на лигу выше меня по храпящим кольям.Учитывая сочетание смены часовых поясов и недосыпания, на следующее утро я чуть не заснул во время разговора.

Наконец, я хотел бы поделиться историей о Дике как о прекрасном хозяине. Меня пригласили в Корнелл, где за мной великолепно ухаживали, кормили и обедали. У меня было незабываемое утро с Джимми и Джеки Гибсон, а вечером меня отвели на великолепную фолк-сессию, которую проводили два аспиранта. Я до сих пор слушаю их виниловые пластинки, и, как мне кажется, они все еще поют. На следующее утро Дик должен был забрать меня и отвезти в аэропорт.Время шло, и я все больше беспокоился, когда прибыл Дик, затаив дыхание, объясняя, что его остановили за превышение скорости. Как, черт возьми, мы собирались сделать самолет? «Не волнуйтесь, — сказал он. «Я пойду обратной дорогой. Там не будет никаких полицейских. Он промчался по закоулкам Итаки, как водитель на ралли Монте-Карло, и прибыл в аэропорт как раз в тот момент, когда они собирались отъехать от трапа самолета. Я сделал это и, полностью взволнованный всем этим, когда мы начали рулить, я вскочил на ноги, бросился к окну и помахал рукой, но встревоженная стюардесса схватила меня и оттолкнула обратно на свое сиденье.

Дик был уникальным человеком, задумчивым бунтарем, прекрасным коммуникатором и хорошим другом.

Уильям Ф. Брюэр

Иллинойсский университет в Урбана-Шампейн

У меня много прекрасных воспоминаний о Дике Нейссере. В 1980-х и начале 1990-х Дик усыновил меня в семью Эмори. Когда в Эмори происходило что-то, что, по мнению Дика, могло показаться мне интересным, он звонил мне и спрашивал: «Почему бы тебе не спуститься?» Так что я часто летал в Атланту, чтобы окунуться в теплую атмосферу проекта Emory Cognition Project.

В 1981 году Дика пригласили в Урбану для выступления перед неспециализированной аудиторией. Он воспользовался случаем, чтобы резко критиковать некоторые из крупных интеллектуальных течений в истории психологии. Он опустошил бихевиоризм, психоанализ и психологию обработки информации. Когда я выходил из лекционного зала, ко мне подошел известный физик и сказал, что он не очень разбирается в психологии, но ему нравится наблюдать за работой такого тонкого ума. Я сказал ему: «Вы не понимаете, что этот человек — один из основоположников психологии обработки информации.У физика буквально отвисла челюсть.

Несколько лет спустя Дэвид Рубин с трудом уговорил нас с Диком отправить главы для книги Дэвида 1986 года «Автобиографические воспоминания». Чтобы оказать на нас давление, он сказал каждому из нас, что мы в одиночку держим книгу. Спустя много месяцев я наконец сдался и отправил свою главу Дэвиду (который прилетел в Эмори и беспокоил Дика, пока он не завершил свою главу). Когда мы узнали о маленькой безосновательной лжи Дэвида, Дик посмеялся надо мной за то, что я уступил первым.Через несколько месяцев Дик позвонил мне и предложил написать главу о том, что превратилось в «Вспоминая пересмотренное». Учитывая недавние события, я спросил его, действительно ли он знает, что делает. Он сказал, что конечно сделал. Он умел играть множество ролей и планировал стать крутым редактором. Он был, хотя я думаю, что моя глава была сдана последней.

Дик обладал тонко настроенной способностью замечать важные идеи. Летом 1988 года Дик пригласил Джеффа Хинтона в Эмори, чтобы провести недельный семинар по коннекционизму.Был интеллектуальный фейерверк. Дика впечатлил естественный способ, которым коннекционизм может справиться с удовлетворением множественных ограничений. Однако последние строки моих заметок с семинара отражают его размышления о том, что это были глубокие и творческие идеи, но почему они не заставили его пойти и провести новый эксперимент?

Дик физически не присутствовал во время одного из моих любимых воспоминаний о нем. Где-то в конце 1970-х я впервые прочитал его важную статью «Память: каковы важные вопросы?» Он упивался своей ролью иконоборца и переносил исследования памяти из Империи Эббингауз в дровяной сарай.Он так хорошо проводил время, что я начал громко смеяться — так громко, что Эд Лихтенштейн, у которого был офис через коридор, просунул голову в дверь моего кабинета и спросил, что происходит.

Воспоминания живут.

Стивен Дж. Сеси

Корнельский университет

Дик Нейссер был иконой в психологии. Поскольку его вклад хорошо известен, я хочу сосредоточить внимание на том влиянии, которое он оказал на своих коллег.

Как новый доцент, я подготовил грант с ограничением бюджета в 20 000 долларов.Я попросил Дика прочитать это. Позже он вернул его с неожиданным изменением: добавил в бюджет два нуля — увеличив его с 20 000 до 2 миллионов долларов! Он сказал, что получить финансирование на крупные гранты не сложнее, чем на мелкие, и я должен запросить финансирование для многих идей, которые я обсуждал, но не предлагал заниматься. Это был типичный Дик: он всегда подталкивал своих коллег ставить более высокие цели и ставить перед ними более амбициозные цели. В итоге я отправил грант с бюджетом, который был на порядок выше первоначального.Мне был вручен этот грант, и я по сей день благодарю Дика за то, что он побуждал меня стремиться выше и идти на интеллектуальный риск. Этот совет повторился два года спустя, когда я подал заявку на получение гранта на развитие научной карьеры. Опять же, Дик призвал меня рискнуть интеллектуалом и более открыто аргументировать свои теоретические утверждения. Я не могу доказать, что получение этой награды было результатом поддержки Дика, но я всегда считал, что это так.

Дик был не только мудрым и щедрым наставником, но и умел стратегически.Я собирался повторно подать статью, написанную мной в соавторстве с Ури Бронфенбреннером. Ури был подавляющим интеллектом. Но из-за разницы в возрасте и статусе я обычно ему доверял. В нашей статье мы описали пару экспериментов по временной калибровке детей при выполнении заданий как женского (выпечка кексов), так и мужского (зарядка мотоциклетного аккумулятора) заданий по половому признаку. Ури чувствовал, что методологические и статистические детали черновика мешают читателю, поэтому он удалил их все. Да все это! На его место он вставил множество замечательных повествовательных приемов (например,g., заменив заголовок РЕЗУЛЬТАТЫ на «О дивный новый мир: за пределами дома и лаборатории»), но он удалил статистику, за исключением сноски. Когда мы получили обзоры от отдела детского развития, рецензенты, конечно же, пожаловались на недостающие статистические данные и методологические детали. Короче говоря, я отредактировал бумагу, снова вставив эти детали, и когда я вернул ее Ури, он снова удалил их. Тогда-то и появилась длинная досягаемость Дика. Когда я отправил ему эту версию, он прислал мне неприятную записку, в которой говорилось, что это был «претенциозный эксперимент с печеньем», который выдвигал раздутые заявления.Я был очень удручен. Хотя я знал, что написание требует доработки, я думал, что выводы важны. Несколько дней спустя мой коллега попросил у меня копию «печенья», объяснив, что Дик ему бредил по этому поводу! Он сказал, что Дик сказал ему, что он послал мне неприятную записку, потому что он предполагал, что мне нужны боеприпасы, чтобы Ури позволил мне переписать ее. Он был прав. Когда я поделился своей записью с Ури, он согласился переформатировать статью в традиционный экспериментальный формат, как и планировал Дик.

В течение 32 лет, которые я знал Дика, я сидел с ним в комитетах, публиковался вместе с ним и иногда общался с ним.Он никогда не переставал удивлять меня. У него была собственная точка зрения. Однажды я сказал ему, что обнаружил, что подражаю его аналитической ловкости рук. Он улыбнулся и сказал, что редакторы и рецензенты «понимают» его уловки. Действительно уловки!

Джеймс Каттинг

Корнельский университет

Я прибыл в Итаку в 1980 году, и Дик Нейссер все еще чувствовал укол в целом негативной реакции на свою вторую книгу «Познание и реальность» (1976). Он проводил еженедельный семинар для преподавателей и аспирантов «Познавательный ланч», который я позже унаследовал, немного изменил, и вот уже более 25 лет.Под руководством Дика на семинаре был рассмотрен широкий круг тем. Он подыскивал свое следующее недооцененное место, «баловался» выборочным взглядом, разделенным вниманием, пробелами в школьных достижениях черно-белых и памятью Джона Дина. На этих семинарах никогда не возникало сомнений, кто самый умный человек в зале. Остальные из нас говорили — и мы действительно чувствовали себя обязанными говорить — с некоторым трепетом, будучи полностью уверенными в том, что все, что мы могли бы сказать, можно легко и жестоко опровергнуть. Это был обескураживающий, но впечатляющий опыт.А потом Дик внезапно ушел к Эмори.

Интеллектуальная жизнь в Корнелле тогда приобрела некоторую тусклую нормальность. Когда Дик вернулся 15 лет спустя, он был другим человеком. В интеллектуальном плане он не потерял ни единого шага, но теперь стал приветливым, общительным и игривым, что было неузнаваемо раньше. Я благодарю Эмори и его людей за его преобразование, потому что именно тогда Дик стал близким другом.

Нас сблизила не только психологическая наука; это были неожиданные события жизни.Внезапно моя первая жена умерла от рассеянного склероза, и жена Дика, Арден, стала ее ближайшим другом. Арден, не менее откровенный, чем Дик, отказывался говорить утешения и любезности. Моя жена была очарована. Она умерла, а потом внезапно умерла и Арден. Мы с Диком остались без денег. Каждые две недели мы вместе обедали в индийском ресторане, купая отчаяние в самой горячей еде, которую только могли найти, как если бы проверяли, живы ли мы. Во время этих обедов мы с Диком искали смысл, находили утешение в мелких повседневных делах и разговаривали друг с другом с такой глубиной чувств и понимания, которую я никогда не мог воспроизвести.Мы также много смеялись, и именно смех помог нам пережить те мрачные времена. Помимо того, что Дик был одним из важнейших психологов нашего времени, он был непревзойденным рассказчиком и хорошим человеком.

Робин Фивуш

Университет Эмори

Я помню день, когда встретил Дика Нейссера. Я приехал в Эмори на собеседование при приеме на работу в качестве молодого наивного психолога, изучающего развитие памяти, в трепете перед человеком, написавшим книгу, которая определила мои взгляды на память.Я был одновременно взволнован и напуган. В тот первый день я встретился с несколькими людьми и провел несколько стимулирующих бесед. Я надеялся, что эти замечательные люди станут моими коллегами. В конце дня я выступил с докладом о своей работе, сосредоточившись на своих исследованиях в то время по разработке обобщенных репрезентаций событий (сценариев), и, измученный, возвращался в отель перед ужином. Но Дик схватил меня в холле, прежде чем я успел уйти, и проводил в свой кабинет. С типично взлохмаченными волосами и перекинутым через плечо галстуком он бросил мне вызов: «Сценарии? Что такое скрипты и где они в голове? » Я ответил, как мог, и Дик задавал вопрос за вопросом.В течение часа я чувствовал себя так, как будто я был на карусели, возбужденный, но головокружительный от того уровня интеллектуальной активности, которого он требовал. Я покинул его офис ошеломленный, с большим количеством идей, чем я мог справиться, гудеть в моей голове. Но, думаю, я все сделал правильно, потому что получил работу.

С годами Дик стал моим наставником, коллегой и другом. Он никогда не переставал быть самым требовательным интеллектуальным партнером, с которым я когда-либо сталкивался, но при этом оказывал невероятную поддержку, как в профессиональном, так и в личном плане.Дик основал проект Emory Cognition Project в Эмори, и на протяжении многих лет, когда мы пересекались (1984-1996), мне посчастливилось быть частью удивительного интеллектуального климата, который он создавал посредством семинаров и симпозиумов по различным темам, от концепций и памяти до самопонимания. . Семестровые семинары посещали преподаватели и аспиранты, которые обсуждали текущие противоречия, и каждый из них завершился конференцией, на которой присутствовали известные ученые в этой области. Эти семинары и конференции коренным образом изменили мое представление о формах и функциях автобиографической памяти.Конечно, как я узнал от Дика, это моя память (или моя память), и она может быть точной в деталях, а может и нет. Но смысл правильный, потому что память — это пребывание в мире и связь с другими.

Мои воспоминания о Дике Нейссере остаются одними из самых значимых воспоминаний, которые у меня есть, и они составляют основу того, кем я являюсь как ученый и как личность. Интеллектуальное пламя Дика никогда не угаснет. Его наследие будет служить источником вдохновения для области, которую он назвал и сформировал, и мне посчастливилось быть одним из многих людей, чьи жизни он коснулся.Я всегда буду помнить Дика Нейссера.

Уильям Хёрст

Новая школа

Когда я думаю о Дике, на ум приходят три вещи. Во-первых, его интеллектуальная честность. Это позволило ему подвести итоги своей ранней работы и сделать крутой поворот в середине своей карьеры. В начале своей карьеры он находился на передовой в успешной битве за то, чтобы отвергнуть точку зрения, согласно которой психологическая наука должна быть узко сфокусирована на непредвиденных ситуациях, связанных со стимулом и реакцией. Наряду с другими он видел задачу, стоящую перед психологами, особенно новыми когнитивными психологами, в том, что она сосредоточена на изучении психической жизни, особенно психических процессов, опосредующих стимул и реакцию.Как заявил Дик в своей классической книге «Когнитивная психология», ученым-психологам необходимо отслеживать поток информации от точечных стимулов, воздействующих на сенсориум, до точки, в которой проявляется поведение.

В середине карьеры, однако, Дик изучил прогресс, достигнутый в той области, в которой он участвовал, и обнаружил, что этого недостаточно. Под влиянием своих близких отношений с Гибсонами Дик беспокоился о том, что когнитивная психология оторвалась от реальности, от того самого явления, которое, как он надеялся, она будет изучать.В своей работе «Познание и реальность» он предложил когнитивным психологам перенаправить свои интересы и более внимательно изучить мир, в котором происходит познание. Его драматическая речь на Первой Международной конференции по практическим аспектам памяти отразила эту озабоченность и представила довольно мрачный взгляд на исследования того времени.

Пребывание в Корнелле, когда Дик переходил от «жесткого», «основного» когнитивного психолога к бунтовщику без причины, было захватывающим опытом, который оказал огромное влияние на мое мышление.Несколько лет назад, за бокалом напитка с коллегой, я выступал против эпидемии и непреклонного влияния Эббингауза на исследования памяти. Моя коллега ответила тем, что, по ее мнению, было просто возражением, обвинив меня в том, что я «сын Нейссера». Меня нельзя было больше похвалить, потому что, по крайней мере, для меня, Дик был прав, желая изучать познание таким образом, чтобы охватить мир, а не пытаться контролировать его сложность.

Дику удалось убедить очень многих изучать сознание по-новому, не один раз, а дважды, потому что — и вот моя вторая мысль о Дике — он обладал замечательной способностью формулировать свои позиции с проницательной ясностью.Мне всегда казалось, что Дик изначально интересовался компьютерным моделированием, потому что его ум был очень похож на компьютер. Он излагал свои идеи тщательно и точно, плотно и логично, излагая свои позиции таким образом, чтобы это заставляло других обращать на них внимание.

И, наконец, как известно любому «Сыну Нейссера», компьютерная аналогия имеет свои ограничения, особенно применительно к кому-то вроде Дика. Сила аргументов Дика опиралась не только на их ясность, но и на человечность в языке Дика и его мышлении.Он никогда не отходил далеко от предмета изучения — занятого человека, стремящегося «стремиться к смыслу». Он хотел наполнить все, о чем он писал, уважением к человеческой человечности. Это желание побудило Дика заняться темами, которых избегали первые когнитивные психологи, например, самостью. Это также побудило его рассмотреть такие политически значимые темы, как связь между расой и интеллектом и природа восстановленных воспоминаний.

Вспоминая влияние Дика на меня и на область психологической науки, я восхищаюсь его способностью решать сложные проблемы с поразительной честностью, четкостью, строгостью и энтузиазмом.Нам будет очень не хватать редкого сочетания таланта и заботы Дика в его работе, в качестве коллеги и друга. Это не должно считаться само собой разумеющимся, когда интеллектуальная дисциплина может похвастаться таким сильным, достоверным и нужным голосом.

Виорика Мариан

Северо-Западный университет

Мне было 18 лет, и я жил на Аляске, когда я впервые встретился с Ульриком Нейссером. Я только что прочитал его статью, и она произвела на меня такое впечатление, что я позвонил ему.(Это было до повсеместного распространения электронной почты и Интернета). Я не знала, кто он такой. Фактически, я позвонил ему, потому что предположил, что, поскольку он был вторым автором, он был студентом или научным сотрудником, а первый автор был профессором. Оказалось обратное — характерная черта интеллектуальной щедрости Дика по отношению к своим ученикам. У нас был самый замечательный телефонный разговор. Год спустя, проходя курс истории и теории психологии, я перевернул страницу учебника и увидел большую фотографию Ульрика Нейссера.Его называли отцом когнитивной психологии, и значительный раздел был посвящен его книге 1967 года и когнитивной революции. Только представьте мой шок. Вскоре после этого я стал последним аспирантом Дика сначала в Эмори, а затем в Корнелле.

Виорика Мариан и Ульрик Нейссер

В то время в Эмори Дик особенно интересовался собой и интеллектом. Он редактировал серию книг о себе и возглавлял рабочую группу APA по IQ и его детерминантам.В 1996 году Дик переехал в Корнелл, как и я. Кафедра психологии в Корнелле была местом большой синергии между преподавателями и студентами. Я все еще нахожу заметки и комментарии Дика на разных страницах, когда просматриваю свои файлы. Я многому научился у него — он повлиял на мои исследования, на то, как я думаю, на то, как я пишу, и на решения, которые я принимаю в отношении ведения лаборатории. Я провожу своих аспирантов на обед, чтобы отпраздновать особое событие, как это сделал он.

У меня много теплых воспоминаний о Дике. Один из моих любимых — гребля с ним на каноэ на озере Каюга во время посещения их дома.Он только что купил новое каноэ и был счастлив взять его на воду. Я помню, как он греб, расслабленный и улыбающийся, в прекрасный солнечный день. Конечно, Дик был блестящим человеком. Но он также был забавным, остроумным, прямым, быстрым и любопытным во многих вещах. Он был силой природы. Разговор с ним расширил ваши взгляды как вширь, так и в глубину. Он — самая выдающаяся фигура в моей жизни, прежде всего в учебе и интеллекту, но также и в личных вехах — он был там на моем выпускном, произнес тост на моей свадьбе и отпраздновал мою первую должность на факультете.Я закончил учебу, когда Дику было 72 года, и потом виделся с ним четыре раза — дважды во время моих визитов в Итаку, один раз на конференции и один раз, когда он и Сэнди Кондри навещали меня в Эванстоне. Тогда он уже был болен, но лекарство успешно купировало его симптомы.

Я безмерно благодарен за то, что Дик был советником и наставником. Надеюсь, он знал, как много значит для меня. Я помню, как Дик рассказывал о своих советниках и современниках — С.С.Стивенсе, Джордже Миллере, Дж.Дж. и Элеонора Гибсон. Итак, что я сделаю, так это отведу своих аспирантов выпить и расскажу им о Дике.Я буду скучать по нему.

Дэвид К. Рубин

Университет Дьюка

Дик Нейссер оказал глубокое влияние на меня лично и на мою карьеру. Я никогда не был его учеником, но, как и многие представители моего поколения, я стал частью новой области, которая была определена его книгой 1967 года «Когнитивная психология». Я читал и перечитывал его и посещал курсы повышения квалификации, в которых это был текст. Это было идеальное сочетание эмпирической поддержки, компьютерных моделей и широких идей. Затем, в течение десятилетий, я вел курс для студентов с множеством учебников, в которых использовались его термины и концепции, и я следовал его плану глава за главой.Только недавно, когда я прочитал его автобиографическую главу, я понял, как его личная интеллектуальная история повлияла на эту область.

Моя работа всегда включала попытки тщательных научных поведенческих и нейронных исследований для понимания явлений реального мира: памяти для прозы, устных традиций, автобиографической памяти и посттравматического стрессового расстройства. Я выиграл, когда, «подталкивая» примером и «подталкивая» теоретическими аргументами, Дик попытался расширить теоретические вопросы своей лабораторной области до более широких наблюдений и явлений, чем это позволяла лаборатория.Внезапно я больше не бродил по лесу один, пытаясь объясниться с коллегами и защитить себя от рецензентов; Я был частью нового движения, которое меняло то, как будут публиковаться журналы. Без Дика и других, многие из которых участвовали в встречах раз в два года и редактировали тома для проекта «Познание Эмори» и его отредактированного сборника «Наблюдаемая память», это было бы более трудным и менее продуктивным путешествием.

Если говорить более лично, то Дик был одновременно одним из моих величайших сторонников и самых резких критиков.Привязанность не препятствовала интеллектуальной атаке и не мешала Дику. Когда он попросил меня участвовать в дискуссии на его презентации отредактированной книги Emory Cognition, он сказал мне «пойти на убийство». Я сделал это, используя гибсоновский аргумент, который он поддерживал против него. Я начал обсуждение с того, что сказал, что Дик некомпетентен, чтобы изложить свою точку зрения. Ира Хайман сообщила, что аспиранты в задней части зала ахнули. Только позже, в конце выступления, я объяснил, что мы все были некомпетентны, учитывая взгляд Гибсона на нашу эволюционную историю.Дику это понравилось, особенно та часть, в которой я противопоставил его тезису его собственные идеи. Он попросил включить письменную версию в качестве главы. Другой редактор тома, Джин Виноград, настоятельно предположил, что мой комментарий, возможно, был разумным в своем устном контексте, но его нужно было удалить из письменной главы, которую я представил. Я не уверен, что Дик согласился бы с редактированием. Но если бы он был жив, он мог бы попытаться найти записи конференции, чтобы показать, что моя память была такой же неправильной и саморекламной, как и память Джона Дина.

Дик также был одним из самых умных, открытых, отзывчивых и добрых людей, которых я знал. Я благодарен, что общался со мной. По нему будет скучать больше, чем он мог бы себе представить.

Дэниел Дж. Саймонс

Иллинойсский университет в Урбана-Шампейн

Кажется, что каждое новое направление исследований, которое я разрабатываю, может проследить свои корни, по крайней мере частично, к чему-то, чего Ульрик Нейссер коснулся первым. Он был одним из моих интеллектуальных кумиров.Его новаторская и оригинальная работа по избирательному поиску в 1970-х годах вдохновила мои более поздние исследования слепоты невнимания, а его проницательные вопросы и убедительные прогнозы помогли мотивировать исследования слепоты к изменениям в реальном мире, которые мы с Дэном Левином провели в середине 1990-х.

Я впервые встретил Дика, когда был студентом. Он приехал выступать в соседнем колледже, и наш класс когнитивной психологии совершил производственную поездку, чтобы его послушать. Хотя я не думаю, что тогда осознавал это, этот разговор пробудил во мне интерес к экологическим подходам к познанию.Я пошел домой и прочитал «Познание и реальность», одну из величайших книг в нашей области, к которой я регулярно возвращаюсь — я советую всем своим студентам прочитать ее.

В следующий раз я встретил Дика на собрании Психономического общества во время моего первого года обучения в аспирантуре. Я обнаружил, что посещаю все те же сеансы, что и он, что для меня было знаком того, что я был на «правильных» сеансах. Там я стал свидетелем его способности разбирать запутанную идею с помощью ряда сложных вопросов, с которой мне пришлось столкнуться несколько лет спустя, когда Дик вернулся в Корнелл.В течение последнего года моей дипломной карьеры я имел честь лично познакомиться с Диком и испытать его проницательный интеллект на собственном опыте. Когда Дик просто сказал вам, что ваша идея «интересна», вы могли быть уверены, что это не так. Вы знали, что сказали что-то стоящее, только когда он спорил с вами.

Одной из черт, которые мне больше всего нравились в Дике, была его способность делать сильные, теоретически мотивированные, проверяемые прогнозы, не принимая их на свой счет, в тех редких случаях, когда данные доказывали его неправоту.До того, как Дик прибыл в Корнелл, мы с Дэном Левином изучали слепоту к изменениям, то есть неспособность замечать большие изменения в сценах. В нашей работе использовались фотографии и фильмы, но когда Дик прибыл и увидел наши результаты, он усомнился в их экологической ценности. Он утверждал, что видео — это опосредованный, пассивный опыт, а не прямой, и предсказал, что слепота к изменениям не будет происходить в такой же степени в реальном мире. Одним из моих самых больших достижений стало то, что мы с Дэном смогли доказать, что он неправ!

На мои собственные исследования и мышление оказал неизгладимое влияние Нейссер и его работа, и я буду скучать по нему как по интеллектуальному вдохновителю, коллеге и другу.Меня утешает то, что моя собственная работа основана на идеях интеллектуального гиганта.

Евгений Виноград

Колледж Эмори

У нас с Диком были соседние офисы в Эмори. У меня есть три вспышки воспоминания о том, как он пришел ко мне в офис с важными новостями. Первый раз это было летом 1991 года. Дик сказал, что мы должны купить абонементы на «Бравс». Была особая сделка: если бы мы купили абонементы на следующий год, мы получили бы первый выбор для посезонных абонементов на этот год.Сначала я отказался, но Дик был убедителен. Мы нашли еще двух фанатов факультета и никогда не оглядывались назад. Наш билетный синдикат просуществовал 17 лет, даже когда Дик вернулся на Итаку.

Мое второе воспоминание о вспышке связано с землетрясением в Сан-Франциско или Лома-Приета. Возможно, вы вспомнили, что слышали эту новость, пытаясь посмотреть игру World Series, которая проходила в Сан-Франциско, и узнали, что произошло землетрясение. Поскольку моя дочь в то время была в отпуске в Сан-Франциско, я беспокоился о ее благополучии и никогда не думал о воспоминаниях о вспышках.Но когда на следующее утро я пришел в свой офис, Дик уже ждал меня, явно взволнованный. «Мы должны немедленно приступить к работе, Джин, — сказал он. За 24 часа мы подготовили анкеты, выстроили в ряд два больших раздела «Психологии 101» в качестве информаторов и связались с коллегами из Беркли и Санта-Крус. Там мы смогли набрать информаторов, которые, что наиболее важно, непосредственно пережили землетрясение. И мы пошли искать новые воспоминания о вспышках. В то время как более ранние исследования Дика в области памяти с помощью фотовспышек показали удивительное количество случаев забвения, информаторы из Калифорнии, которые непосредственно пережили землетрясение, спустя год почти не забывали.

Мое третье воспоминание о вспышке с участием Дика менее счастливо. Он зашел в мой офис, чтобы сказать мне, что покидает Эмори и возвращается в Итаку. Он сказал, что это то, чего хотел Арден, и у него не было серьезных возражений. Я не мог его отговорить.

Тринадцать лет, которые Дик проработал профессором Вудраффа в Эмори, были захватывающими для всех, кто интересовался когнитивной психологией. Дик организовывал множество конференций, почти все из которых заканчивались книгами. А вокруг всегда были интересные посетители, то ли для конференций, то ли просто для того, чтобы провести время с Диком.Элеонора Гибсон была частым гостем. Это было стимулирующее время, особенно для аспирантов. От профессоров Вудраффа вообще не требовалось преподавать, но Дик хотел. Он регулярно читал курсы по разведке для студентов, а также на семинарах для выпускников. Стулья Вудраффа не обязательно должны были участвовать в делах департамента, но Дик был активным гражданином департамента. Он регулярно засыпал на заседаниях ведомства, а также во время переговоров. И все же он обладал сверхъестественной способностью открывать глаза через непредсказуемые промежутки времени, ловя неосторожных людей своим проницательным наблюдением.

Что больше всего поразило меня в Дике, когда я познакомился с ним, помимо его блестящего интеллекта, так это его безграничная энергия. Худощавый и аккуратный, он походил на пружину и был вечно молод. Я особенно восхищался тем фактом, что, насколько можно судить, он никогда не тренировался. Он был отличным коллегой, учителем и другом, а также неизменным наставником для аспирантов и младших преподавателей. Его вклад в Эмори был огромен и продолжает жить. Мы все еще скучаем по нему.

Каковы ограничения когнитивного подхода к психологии?

Когнитивный подход к психологии изучает внутренние информационные процессы, такие как восприятие, внимание, язык и память.Когнитивные психологи изучают эти внутренние процессы и их влияние на наши эмоции и поведение. Хотя когнитивная психология оказалась очень полезной в разработке новых теорий и изучении того, как работает разум, у этого подхода есть некоторые ограничения.

1) Не имеет экологической обоснованности. Это означает, что исследователи в области когнитивной психологии часто проводят свои исследования в «ложной» обстановке или в обстановке, не отражающей реальный мир. Например, исследование памяти может включать тестирование участников в классной среде, где они могут чувствовать большее давление, чтобы работать хорошо, и поэтому их показатели памяти могут быть хуже, чем если бы они были измерены в их собственном доме.Это отсутствие экологической обоснованности делает результаты исследования менее репрезентативными для повседневной жизни и может означать, что они неприменимы за пределами исследовательской среды.

2) Редукционист. Редукционизм — это термин, который просто используется для описания теорий, которые чрезмерно упрощают человеческое поведение. Многие подходы в психологии не учитывают все различные влияния, которые влияют на человеческий разум и наше поведение, и вместо этого предпочитают сосредоточиться только на одной части объяснения того, как работает разум.В когнитивной психологии индивидуальные различия часто игнорируются и предполагается, что вся внутренняя обработка информации одинакова у разных людей. Это редукционистский подход, поскольку он не учитывает экологические, биологические или генетические влияния на когнитивные функции.

3) Неспособность напрямую измерить когнитивные функции. Еще одна большая проблема для когнитивных психологов заключается в том, что трудно измерить внутренние процессы, такие как внимание и восприятие. Вместо того, чтобы измерять этот процесс «напрямую, когнитивные психологи используют тесты, которые измеряют поведение или внешние характеристики, которые, по их мнению, связаны с внутренним процессом».При этом исследователи должны сделать вывод, что внутренний процесс, который они хотят исследовать, на самом деле связан с зарегистрированным поведением, не имея каких-либо доказательств этой связи. Это еще одно ограничение когнитивного подхода, которое может снизить достоверность исследований в данной области.

Теорий с преимуществами и примерами

Это руководство дает вам четкое представление о том, как когнитивное обучение может положительно повлиять на вашу жизнь в корпоративной среде.

По мере взросления вы становитесь активным участником различных процессов, благодаря которым вы приобретаете новые знания и навыки. Обучение когнитивному обучению сотрудников в организациях расширяет и укрепляет их опыт в решении более сложных задач.

Откройте для себя:

Работодателям необходимо обучать сотрудников когнитивному обучению — организация, сотрудники которой обладают сильными когнитивными навыками, скорее всего, добьется успеха.

Хорошо обученные и полностью вовлеченные сотрудники способны быстро учиться и работать с высокой производительностью, решая несколько сложных задач без участия руководителя.

Что такое когнитивное обучение?

Когнитивное обучение — это активный стиль обучения, который направлен на то, чтобы помочь вам узнать, как максимально раскрыть потенциал своего мозга. Это облегчает вам соединение новой информации с существующими идеями, тем самым углубляя вашу память и способность удерживать.

Способность мыслительных процессов мозга поглощать и удерживать информацию через опыт, чувства и мысли известна как познание.

Существует молодой раздел психологии, известный как когнитивная психология.Это изучение внутренних процессов. Это то, что происходит в вашем мозгу, например, мышление, внимание, обучение, решение проблем, восприятие и другие.

Компоненты когнитивного обучения

Традиционное обучение в основном сосредоточено на запоминании, а не на попытках овладеть конкретным предметом.

Ниже перечислены фундаментальные аспекты когнитивного обучения:

1. Понимание

Чтобы когнитивное обучение было эффективным и приносило вам пользу, прежде всего необходимо понять причину, по которой вы изучаете конкретный предмет.

2. Память

Когнитивное обучение препятствует зубрежке информации, что очень неэффективно в образовании. Глубокое понимание предмета улучшает вашу способность связывать новые знания с предыдущим опытом или информацией.

3. Приложение

Стратегии когнитивного обучения помогут вам применить новую информацию или навыки в жизненных ситуациях. Они воодушевляют вас, пока вы продолжаете развивать навыки решения проблем.

Теории когнитивного обучения

Теория когнитивного обучения

Теория когнитивного обучения объясняет, как внутренние и внешние факторы влияют на психические процессы человека в дополнение к обучению.

Задержки и трудности в обучении наблюдаются, когда когнитивные процессы не работают регулярно. Это такие процессы, как внимание, наблюдение, извлечение из долговременной памяти и категоризация.

Несколько исследователей внесли значительный вклад в эту теорию. Джером Брунер сосредоточился на том, как мыслительные процессы связаны с обучением.

Другой исследователь по имени Жан Пиаже признал, что окружающая среда играет огромную роль, а также сосредоточился на изменениях, происходящих во внутренней когнитивной структуре.Вы можете узнать больше о теории когнитивного развития Пиаже в нашей предыдущей статье.

Сегодня теория когнитивного обучения является доминирующей в психологии. Он разбит на две категории.

Социально-когнитивная теория

Эта теория помогает нам понять, как люди подвергаются влиянию и их влияние на окружающую среду.

Одним из основных компонентов социальной когнитивной теории является обучение через наблюдение. Это процесс изучения желаемого и нежелательного поведения других посредством наблюдения.

Это быстрый способ получения информации, когда вы предпринимаете индивидуальные действия. Человека, демонстрирующего поведение по отношению к другому человеку, называют образцом.

Это могут быть реальные люди, такие как учителя, наши сверстники и руководители, или символические модели, также известные как вымышленные персонажи, которые влияют на поведение наблюдателя.

Наблюдательное обучение учит людей как положительному, так и отрицательному поведению. Например, менеджер в компании может научить сотрудников, как они должны вести себя этично и быть социально сознательными при взаимодействии и обращении с грубыми клиентами.Более того, менеджер может также обучить своих сотрудников различным процедурам, которые они могут предпринять в случае пожара или других сценариев с низкой вероятностью опасности.

Когнитивно-поведенческая теория

Эта теория в основном относится к нашим умственным процессам, таким как наши мысли и интерпретации жизненных событий.

Он объясняет, как мысли, чувства и поведение человека взаимодействуют друг с другом. Мысли приводят к определенным эмоциям, которые, в свою очередь, приводят к определенным поведенческим реакциям.

Когда мы меняем свои мысли, мы можем изменить свои эмоции, а затем и наше поведение. Это также работает в обратном направлении, когда изменение того, как мы ведем себя, приводит к изменению наших чувств и, в конечном итоге, наших мыслей.

Рассмотрим пример разработчика, который сталкивается с проблемой в определенной сфере и сразу автоматически считает, что задача для него трудна. Сотрудник автоматически будет отрицательно относиться к этой конкретной задаче, и его производительность, скорее всего, будет низкой.

Преимущества когнитивного обучения

Ниже перечислены основные положительные эффекты когнитивного обучения:

1. Улучшает обучение.

Теория когнитивного обучения улучшает обучение на протяжении всей жизни. Работники могут опираться на предыдущие идеи и применять новые концепции к уже существующим знаниям.

2. Повышает уверенность

Сотрудники становятся более уверенными в выполнении задач, поскольку они глубже понимают новые темы и осваивают новые навыки.

3.Улучшает понимание

Когнитивное обучение улучшает понимание учащимися новой информации. Они могут лучше понять новые учебные материалы.

4. Повышает навыки решения проблем

Когнитивное обучение дает сотрудникам навыки, необходимые для эффективного обучения. Таким образом, они могут развить навыки решения проблем, которые они могут применить при решении сложных задач.

5. Помогите быстрее осваивать новые вещи

Благодаря опыту обучения сотрудник сможет использовать те же методы обучения, которые работали ранее.Это поможет им изучать новые вещи намного быстрее, поскольку они уже знают, что для них работает, когда дело доходит до получения новых знаний.

6. Обучает формированию концепций (абстрактное мышление)

Когнитивное обучение также может научить ваших сотрудников формировать ряд различных концепций, таких как легкое восприятие и интерпретация информации, которые могут повысить творческий потенциал и привести к инновациям на рабочем месте.

Стратегии когнитивного обучения

Несколько психологов сформировали концепцию когнитивного обучения посредством исследований.Они придумали теории и стратегии обучения, которые могут быть реализованы в корпоративной учебной среде.

Стратегия, ориентированная на обучающегося

Жан Пиаже назвал обучение как связь информации с уже существующими знаниями. И каждый ученик начинает со своих знаний и опыта.

Согласно его теориям, обучение начинается с накопления некоторых базовых знаний и со временем все глубже продвигается в данной области.

Пиаже предложил три жизненно важных компонента обучения:

  • Адаптация — учет новой информации путем изменения того, что мы уже знаем.
  • Ассимиляция — расположение новых знаний в нашей голове рядом с тем, что мы знаем.
  • Уравновешивание — уравновешивание того, что мы уже знаем, с новой информацией, которую мы пытаемся получить.

Каждая компания должна разрабатывать свои программы обучения с индивидуальным подходом к обучению, чтобы их сотрудники могли добиваться лучших результатов.

Для достижения этой цели профессионалы L&D должны сосредоточиться на следующих моментах:

  • Разрабатывать и внедрять свои программы на основе уже имеющихся знаний.
  • Проведите больше аналогий, чтобы соединить новые знания с уже существующими.
  • Разделите учебные материалы на этапы и поддерживайте логическую последовательность преподаваемых уроков.
  • Приведите примеры или практические задания, которые показывают, как новая информация или принципы могут быть связаны с предыдущими знаниями или улучшать их.
  • Поощряйте вопросы и комментарии стажеров.

Стратегия осмысленного опыта

Дэвид Осубель провел четкое различие между осмысленным обучением и заучиванием наизусть.

По его словам, материал, который был тесно связан с тем, что знал ученик, был значимым и всегда оказывался эффективным.

Учащимся с соответствующими базовыми знаниями легче добавлять новую информацию.

Во время обучения учащихся в организации:

  • Следует делать акцент на значимости каждого занятия для поставленной задачи.
  • Необходима справочная информация о новых материалах.
  • Новую информацию следует прививать учащимся в последовательности, основанной на том, что уже понято.

Стратегия обучения через открытия

Джером Брунер — психолог, построивший свою теорию на основе теории когнитивного развития Пиаже, которая фокусировалась на обучении через открытия.

Его теория определила три стадии когнитивной репрезентации: активную, иконическую и символическую. Активное определение представления знания через действия, иконическое — это визуальное обобщение изображений, а символическое — использование слов и символов для описания опыта.

Изучая когнитивное обучение детей, он предположил, что им следует разрешить открывать информацию для себя. Он считал, что учащиеся просматривают ранее изученный материал, даже когда получают новые знания.

Его интерпретация теории когнитивного обучения в корпоративной среде может быть изложена следующим образом:

  • Позволяет сотрудникам осваивать новые навыки и получать новые знания с помощью новых задач и задач.
  • Предложите слушателям решить реальные проблемы, с которыми сталкивается ваша организация.

Персонализированная стратегия обучения

Все эти стратегии можно объединить в один индивидуальный подход к обучению. Каждый учащийся уникален и имеет свой собственный опыт, знания и восприятие. Что может сильно повлиять на то, как они интерпретируют и потребляют новую информацию.

Создание учебного опыта, подходящего для каждого человека, на основе его собственных знаний, значимых для их роли, которые побуждают их открывать новые решения, может привести к отличным результатам и улучшить их общую производительность.

Специалисты по обучению и развитию должны попытаться организовать среду обучения, чтобы сотрудники могли учиться в своем собственном темпе и с различными возможностями обучения.

Обычной практикой в ​​последние годы для создания персонализированного обучения является использование современных технологий: рекомендаций ИИ, траекторий обучения, машинного обучения, обработки естественного языка.

Например, помощник по цифровому обучению может распознавать навыки сотрудников, чему они уже научились, и автоматически предлагать им, что им следует изучить дальше.Причина, по которой такие современные технологии необходимы для развития сотрудников, потому что они могут предлагать необходимую им информацию, даже если они даже не подозревают о ней. В целом, это фантастический инструмент, который может обеспечить лучшее образование сотрудников и, в конечном итоге, повысить производительность.

Более того, с помощью помощника по обучению компания может сэкономить значительный объем ресурсов, поскольку он может сделать среду обучения вашей организации безупречной, даже если требуется масштабируемость.

Кроме того, имея полный доступ к целому ряду ресурсов компании, двум сотрудникам не нужно учиться или проходить один и тот же процесс обучения, поскольку они могут выбирать, чему они хотят учиться.

Примеры когнитивного обучения

Теперь у вас есть четкое представление о том, что такое когнитивное обучение. Ниже приведены различные примеры когнитивного обучения.

1. Явное обучение

Это происходит, когда вы намеренно ищете знания, чтобы попытаться освоить новый навык или процесс, который может иметь жизненно важное значение для вашей работы. Это требует от вас внимания и действий для приобретения знаний.

Примером явного обучения может быть прохождение углубленного курса редактирования видео, чтобы понять функциональность программного обеспечения, чтобы иметь возможность использовать его надлежащим образом для нужд вашей работы.

2. Неявное обучение

Иногда вы пассивно получаете новые знания и осваиваете новые навыки. Это известно как неявное обучение, когда вы не осознаёте весь процесс, пока не поймете, что сохранили что-то новое. Этот тип обучения может происходить, когда вы работаете, разговариваете или занимаетесь своей обычной жизнью.

Быстрый набор текста, не глядя на клавиатуру, — хороший пример неявного обучения, которое происходит автоматически со временем.

3.Осмысленное обучение

Осмысленное обучение — это когда вы способны получать новую информацию и связывать ее с прошлым опытом. Это связано с тем, что такой подход к когнитивному обучению учит сотрудников развивать передаваемые навыки решения проблем, которые можно применять в других областях.

Пример значимого обучения — когда вы работаете в сфере закупок и решаете пройти углубленный курс в своем отделе, чтобы углубить свое понимание предмета.

4. Discovery Learning

Это происходит, когда вы активно ищете новые знания, исследуя новые концепции, процессы и предметы.

Например, если кто-то поставил задачу вычитать конкретный отчет и ему нужно использовать определенный инструмент, такой как Grammarly, используя этот инструмент вместе с руководствами, это побудит их изучить функции и возможности инструмента через открытие.

5. Воспитательное обучение

Лекции, на которых вы сидите в группах, а докладчик кормит аудиторию информацией по определенному предмету, являются примером восприимчивого обучения. Он требует, чтобы учащийся был активным, задавая вопросы и делая короткие записи.

Во время обучения на рабочем месте этот тип обучения пригодится, когда вы получите более глубокое понимание новой информации, проявляя активность и отзывчивость к выступающему.

6. Неассоциативное обучение (привыкание и сенсибилизация)

Это тип обучения, который позволяет людям адаптироваться к чему-либо, часто сталкиваясь с этим. Когда вы получаете новую работу на заводе, где много шумных машин, это раздражает в первые несколько дней, но позже вы научитесь с этим жить.Это называется привыканием.

Сенсибилизация — это наоборот, когда ваша реакция на что-то усиливается по мере того, как вы часто сталкиваетесь с этим. Этот тип обучения происходит в ваших типичных жизненных и рабочих ситуациях. Работа в офисе учит вас более оперативно реагировать на телефонные звонки.

7. Эмоциональное обучение

Развитие эмоционального интеллекта имеет решающее значение для поддержания дружеских отношений с друзьями на работе и в жизни.Эмоциональное обучение помогает людям научиться управлять своими эмоциями, а также понимать чужие.

Работодатель требует контролировать свои эмоции, чтобы вежливо обращаться с клиентами, а также с их начальством.

8. Практическое обучение

Наш жизненный опыт — это наши лучшие уроки. Ваше взаимодействие с другими людьми всегда преподает вам несколько ценных жизненных уроков. То, что вы узнаете, зависит от того, как вы это интерпретируете.

Например, стажер учится, отслеживая опытного старшего работодателя, чтобы получить опыт.Он приобретает новые навыки, необходимые для его работы.

9. Наблюдательное обучение

Одним из важных компонентов социальной когнитивной теории является наблюдательное обучение. Это удобно для сотрудников, поскольку в основном подразумевает имитацию навыков коллег и начальства.

Наблюдение за своими друзьями или коллегами по работе — эффективный способ освоить новый навык. Ваш успешный менеджер на работе может помочь вам улучшить свои лидерские качества, если вы примите его привычки и будете применять их на практике.

10. Совместное и совместное обучение

Во многих учреждениях поощряется работа и обучение в группах.

Совместное обучение помогает выявить лучшие навыки и углубить сотрудничество между группой людей (подробнее о совместном обучении).

Однако, чтобы человек учился таким образом, он должен быть активным и равноправным участником и взаимодействовать с другими членами группы.

Некоторые компании выбирают людей для обучения новым стратегиям, которые улучшают успех организации.Затем обученным сотрудникам предлагается передать эти знания членам своей команды.

Типы когнитивного обучения, описанные выше, жизненно важны для максимального использования функций вашего мозга. Они облегчают вам приобретение новых навыков и знаний в жизни.

Социальная когнитивная теория


Социальная когнитивная теория (SCT) была основана Альбертом Бандурой как теория социального обучения (SLT) в 1960-х годах. Он превратился в SCT в 1986 году и утверждает, что обучение происходит в социальном контексте при динамическом и взаимном взаимодействии человека, окружающей среды и поведения.Уникальной особенностью SCT является упор на социальное влияние и его акцент на внешнем и внутреннем социальном подкреплении. SCT рассматривает уникальный способ, которым люди приобретают и поддерживают поведение, а также рассматривает социальную среду, в которой люди проявляют поведение. Теория учитывает прошлый опыт человека, который влияет на то, будет ли происходить поведенческое действие. Этот прошлый опыт влияет на подкрепления, ожидания и ожидания, все из которых определяют, будет ли человек вести себя определенным образом, и причины, по которым он поступает так.

Многие теории поведения, используемые для укрепления здоровья, не рассматривают поддержание поведения, а скорее сосредотачиваются на инициировании поведения. Это прискорбно, поскольку истинной целью общественного здравоохранения является поддержание поведения, а не только его инициирование. Цель SCT — объяснить, как люди регулируют свое поведение с помощью контроля и подкрепления для достижения целенаправленного поведения, которое можно поддерживать с течением времени. Первые пять конструкций были разработаны как часть SLT; конструкция самоэффективности была добавлена, когда теория превратилась в SCT.

  1. Взаимный детерминизм — это центральная концепция SCT. Это относится к динамическому и взаимному взаимодействию человека (человека с набором приобретенного опыта), окружающей среды (внешнего социального контекста) и поведения (реакции на стимулы для достижения целей).
  2. Поведенческие способности — это относится к фактической способности человека выполнять поведение с помощью необходимых знаний и навыков. Чтобы успешно вести себя, человек должен знать, что и как делать.Люди учатся на последствиях своего поведения, которое также влияет на среду, в которой они живут.
  3. Наблюдательное обучение — это утверждение, что люди могут быть свидетелями и наблюдать поведение других, а затем воспроизвести эти действия. Это часто проявляется посредством «моделирования» поведения. Если люди видят успешную демонстрацию поведения, они также могут успешно завершить это поведение.
  4. Подкрепления — это внутренние или внешние реакции на поведение человека, которые влияют на вероятность продолжения или прекращения поведения.Подкрепление может быть инициировано самостоятельно или в окружающей среде, а подкрепление может быть положительным или отрицательным. Это конструкция SCT, которая наиболее тесно связана с взаимными отношениями между поведением и окружающей средой.
  5. Ожидания — это относится к ожидаемым последствиям поведения человека. Ожидаемые результаты могут быть связаны со здоровьем или не связаны со здоровьем. Люди предвидят последствия своих действий, прежде чем приступить к такому поведению, и эти ожидаемые последствия могут повлиять на успешное завершение поведения.Ожидания во многом основаны на предыдущем опыте. В то время как ожидания также основываются на предыдущем опыте, ожидания сосредоточены на ценности, которая придается результату, и являются субъективными для человека.
  6. Самоэффективность — это уровень уверенности человека в своей способности успешно выполнять поведение. Самоэффективность уникальна для SCT, хотя другие теории добавили эту конструкцию позже, например, Теория запланированного поведения. На самоэффективность влияют конкретные возможности человека и другие индивидуальные факторы, а также факторы окружающей среды (барьеры и посредники).

Ограничение социальной когнитивной теории

Есть несколько ограничений SCT, которые следует учитывать при использовании этой теории в общественном здравоохранении. Ограничения модели включают следующее:

  • Теория предполагает, что изменения в окружающей среде автоматически приведут к изменениям в человеке, хотя это не всегда может быть правдой.
  • Теория слабо организована и основана исключительно на динамическом взаимодействии между человеком, поведением и окружающей средой.Неясно, в какой степени каждый из этих факторов влияет на фактическое поведение, и является ли один более влиятельным, чем другой.
  • Теория в значительной степени фокусируется на процессах обучения и при этом игнорирует биологические и гормональные предрасположенности, которые могут влиять на поведение, независимо от прошлого опыта и ожиданий.
  • Теория не фокусируется на эмоциях или мотивации, кроме как на основе прошлого опыта. Этим факторам уделяется минимальное внимание.
  • Теория может иметь широкий охват, поэтому ее может быть трудно реализовать в целом.

Социально-когнитивная теория рассматривает многие уровни социальной экологической модели в отношении изменения поведения людей. SCT широко использовался в укреплении здоровья, учитывая упор на человека и окружающую среду, последнее из которых стало в последние годы основным направлением деятельности по укреплению здоровья. Как и в случае с другими теориями, применимость всех конструкций SCT к одной проблеме общественного здравоохранения может быть трудной, особенно при разработке целевых программ общественного здравоохранения.

вернуться наверх | предыдущая страница | следующая страница

Теория когнитивного обучения | EdApp Microlearning

Как следует из названия, теория когнитивного обучения (CLT) фокусируется на мышлении. Это теория, основанная на понимании человеческого мышления и того, как мозг реагирует на обучение. CLT также занимается тем, как информация обрабатывается мозгом и как обучение происходит посредством этой внутренней обработки информации.

В этой статье мы расскажем о CLT, ее истории, ее актуальности сегодня и о том, как эти теории обучения вписываются в современное обучение и тренинг.

Происхождение и история теории когнитивного обучения

Разработка CLT поручена психологу-педагогу Жану Пиаже, и она полезна при анализе взаимосвязи между психическими процессами и факторами, как внутренними, так и внешними. Созданный в 1936 году, Пиаже разработал CLT, чтобы предположить, что знания — это то, что учащиеся активно конструируют на основе ранее полученных знаний (Cf Active Learning Theory).

Вопреки бихевиористской теории, CLT обращает внимание на образ мыслей ученика и то, как он диктует поведение, вместо того, чтобы строго полагаться на внешнее поведение (или реакции).

Процесс когнитивного обучения основан на когнитивной обработке человеком входных данных, результатом которых является поведение. Было обнаружено, что психические процессы включают множество элементов, в том числе:

  • Организация
  • Устный перевод
  • Классификация
  • Внимание
  • Наблюдение
  • Формирование обобщений.


Рис. 1. Центр максимальной производительности

Теория разбита на две дополнительные когнитивные теории обучения: когнитивно-поведенческую теорию (CBT) и социальную когнитивную теорию (SCT).Итак, в чем разница?

Примените теорию когнитивного обучения на практике с EdApp LMS

Зарегистрироваться бесплатно

Основатель теории когнитивного обучения

Будучи швейцарским психологом по вопросам развития, теория когнитивного развития Пиаже работает над развитием человеческого интеллекта. В своих исследованиях Пиаже раскрывает открытия, касающиеся природы знания и того, как люди могут понять и использовать его. Пиаже пришел к выводу, что неверно утверждать, что дети похожи на маленьких взрослых, вместо этого предполагая, что дети просто думают и общаются по-другому.

Теория когнитивного обучения

Познание относится к умственному процессу поглощения и сохранения знаний. Кроме того, оно включает в себя способность понимать через мысль, опыт и чувства. Когнитивное обучение относится к активному и продолжительному обучению. Этот тип обучения, как правило, очень увлекателен, он погружает учащихся в различные процессы, максимизирует продуктивность мозга и приводит к изучению нового.

Определение теории когнитивного обучения

Когнитивно-поведенческая теория относится к роли познания в поведенческом паттерне людей.Формулирование самооценки человека напрямую влияет на его поведение. Концепции могут быть основаны на внешних или внутренних факторах, как положительных, так и отрицательных.

Когнитивная триада — главный компонент КПТ, позволяющий дополнительно анализировать влияние негативных мыслей на поведение человека.

1. Самость
2. Мир / окружающая среда
3. Будущее

Каковы три основные теории когнитивного обучения?

Существует три основных когнитивных теории.В подходе теории двойного кодирования считается, что мы учимся с помощью двух когнитивных систем: вербальной и невербальной. Мы получаем вербальные и невербальные стимулы через наши сенсомоторные системы (зрительные, слуховые, вкусовые, обонятельные, эмоции) и связываем эти стимулы со словами или воспоминаниями. Теория когнитивной нагрузки предполагает, что существует определенный объем информации, которую можно запомнить за один раз, и предлагает способы максимизировать продуктивность ума за счет минимизации отвлекающей информации. В когнитивной теории мультимедийного обучения главный принцип состоит в том, что мы учимся более эффективно с помощью слов и изображений, чем с помощью одних слов.

В чем основная идея теории когнитивного обучения?

Основное предположение когнитивной теории состоит в том, что мысли являются основными детерминантами эмоций и поведения. Когнитивный подход к обучению предполагает, что внутренние психические процессы можно изучать с научной точки зрения. Он сосредоточен на умственных процессах, с помощью которых учащийся воспринимает, интерпретирует, хранит и извлекает информацию. Он сравнивает функционирование человеческого разума и компьютера в том, как он обрабатывает информацию и реагирует на нее.По сути, когнитивная теория считает, что для понимания поведения необходимо сначала понять, что происходит в мозге, что вызывает такое поведение.

Социально-когнитивная теория обучения (SCT)

В социальной когнитивной теории учитываются три фактора:

  1. Поведенческие факторы
  2. Факторы окружающей среды (внешние)
  3. Личные факторы (внутренние).

Фиг.2. Три фактора SCT (Pajares, 2002)

Сочетание всех трех факторов приводит к эффективному обучению. Он также включает в себя различные базовые концепции, которые проявляются у учащегося.

Наблюдательное обучение: Этот тип обучения относится к способности людей получать знания посредством наблюдения за поведением других. Функции социального обучения EdApp, такие как обсуждения, позволяют пользователям учиться у других.

Воспроизведение: Чем больше повторения поведения, тем выше вероятность сохранения знаний.Это достигается за счет помещения учащегося в комфортную среду с соответствующими и легкодоступными материалами для изучения и практики.

Самоэффективность: Это происходит, когда вновь усвоенные знания претворяются в жизнь.
Эмоциональное преодоление: Эффективные механизмы преодоления стрессовых ситуаций полезны для успешного обучения.
Возможность саморегулирования: Это относится к способности людей контролировать поведение в потенциально неблагоприятной среде.

В ходе нашего исследования мы изучили ряд теорий обучения, включая теорию микрообучения, теорию андрагогики и теорию когнитивного диссонанса. Все это помогает создать основу для результатов обучения EdApp, ориентированных на результат. Это означает, что наша команда экспертов использует компоненты этих теорий для создания лучших встроенных функций, включая шаблоны обучения, которые обслуживают разнообразный набор методологий обучения. Результат? превосходные результаты обучения и рекордные результаты.

Что такое стратегии когнитивного обучения?

Стратегии когнитивного обучения направлены на улучшение способности учащегося более глубоко обрабатывать информацию. Чем глубже понимание, тем больше учащийся может передавать и применять информацию в новых ситуациях. Помимо поверхностного обучения, при котором концепции часто ограничиваются только кратковременной памятью, стратегии когнитивного обучения приводят к лучшему удерживаемому обучению, то есть концепции внедряются в долговременную память.

На основе обширных клинических исследований было доказано, что стратегии когнитивного обучения улучшают обучение участников и приводят к лучшим результатам.Конкретные стратегии включают в себя размышление об опыте обучения, поиск новых решений существующих проблем, поощрение обсуждения того, чему учат, и побуждение учащихся обосновать и объяснить свое мышление. Этот захватывающий и активный процесс учит учащихся максимально использовать потенциал своего мозга, облегчая связывание новой информации с существующими идеями.

Теория когнитивного обучения на рабочем месте

Если вы хотите узнать больше о том, как платформа мобильного обучения EdApp может помочь в ваших внутренних тренировках, начните работу с совершенно бесплатной учетной записью прямо сейчас.

Источники
Исследовательский
Центр максимальной производительности

Когнитивный подход к развитию обучения: оценка практикующего

  • Андерсон, Дж. Р. (1995a). Когнитивная психология и ее последствия (2-е, 3-е, 4-е и 5-е изд.). Нью-Йорк: W.H. Фримен и компания.

    Google ученый

  • Андерсон, Дж. Р. (1995b). Обучение и память . Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.

    Google ученый

  • Осубель Д. (1968). Педагогическая психология: когнитивный взгляд . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.

    Google ученый

  • Бест, Дж. (1989). Когнитивная психология (2-е изд.). Сент-Пол: Вест Паблишинг Компани.

    Google ученый

  • Эртмер П.А., & Ньюби, Т.Дж. (1993). Бихевиоризм, когнитивизм, конструктивизм: сравнение важнейших функций с точки зрения учебного дизайна. Performance Improvement Quarterly, 6 (4), 50–72.

    Google ученый

  • Флеминг М. и Беднар А. (1993). Принципы концептуального обучения. В M. Fleming & H. Levie, Обучающий дизайн сообщения ( 2-е изд. ). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси : Публикации по образовательным технологиям .

    Google ученый

  • Foshay, W.R. (1991). Обострите свои схемы. Обучение работе с данными , 18–25 мая.

  • Foshay, W.R., Silber, K.H., & Stelnicki, M.B. (1998). Тренинг, который работает: Пособие для тренеров. Когнитивный подход к анализу, проектированию и развитию тренинга . Амхерст, Массачусетс: HRD Press.

    Google ученый

  • Ганье, Р.М., Бриггс, Л.Дж., и Вейджер В.В. (1992). Принципы учебного дизайна ( 4-е изд. ). Нью-Йорк : Холт, Райнхарт и Уинстон .

    Google ученый

  • Ханнафин, М., и Хупер, С. (1993). Принципы обучения. В М. Флеминг и Х. Леви (ред.). Учебное оформление сообщений (2-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Публикации по образовательным технологиям.

    Google ученый

  • Йонассен, Дж.Х. (1997). Учебные модели дизайна для хорошо структурированных и плохо структурированных результатов обучения решению проблем. Исследования и разработки в области образовательных технологий, 45 (1), 65–94.

    Google ученый

  • Келлер Дж. (1987). Систематический процесс мотивационного дизайна. Performance & Instruction, 26 (8), 1–7.

    Google ученый

  • Клацки, Р.(1980). Память человека: структура и процессы (2-е изд.). Сан-Франциско: Фриман.

    Google ученый

  • Майер Р. (1993). Принципы решения проблем. В М. Флеминг и Х. Леви, Дизайн учебных сообщений (2-е изд.). Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Публикации по образовательным технологиям.

    Google ученый

  • Миллер Г. (1956). Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию.

  • Добавить комментарий