Легитимизация это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Коммуникационные аспекты легитимации непопулярных политических решений

Ссылка для цитирования: Трохинова О.И. Коммуникационные аспекты легитимации непопулярных политических решений // Медиаскоп. 2018. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2425
DOI: 10.30547/mediascope.1.2018.14

 

© Трохинова Ольга Игоревна
аспирантка кафедры связей с общественностью в политике и государственном управлении Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург, Россия), [email protected]

 

Аннотация

В статье представлен обзор теоретических подходов к легитимации политического решения, дается определение непопулярного политического решения, приведена попытка классификации коммуникационных технологий, направленных на социальное признание непопулярного политического решения. Представлена субъектно-объектная модель коммуникационных технологий легитимации непопулярных политических решений, имеющая потенциал стать основой для разработки модели оптимизации непопулярных политических решений.

Ключевые слова: легитимность, непопулярное политическое решение, коммуникационные технологии, принятие решений.

 

Введение

Политическая ситуация и особенности функционирования сферы государственного управления зачастую ставят должностное лицо, принимающее решение, в специфические условия: важно действовать в рамках намеченной стратегии, отдельные шаги которой не всегда принимаются обществом.

Легитимность власти напрямую связана с признанием ее действий, которые выражаются чаще всего в принятии решений. Политическое решение – одна из ключевых функций, доминанта системы государственного управления, от которой во многом зависит дальнейшее развитие общества. При этом важно понимать, что принятие решения – это не только его грамотная реализация, но и серьезная коммуникационная работа.

Понятие «непопулярное политическое решение» все чаще оказывается в центре общественно-политического дискурса. Однако изучению этого феномена академическое сообщество еще не успело уделить должного внимания. Чем продиктована потребность детального анализа феномена непопулярных политических решений? В первую очередь, острой социально-политической ситуацией, характерной как для современной России, так и для других стран.

Органам власти зачастую приходится принимать непопулярные решения, которые будут способствовать выходу из кризисного состояния, укреплению существующего государственного курса, целостности страны. Некоторые из таких решений вызывают волну критики среди населения. Политико-управленческое решение связано с особым типом публично-государственных отношений. Оно характеризуется формулировкой общих задач, то есть затрагивает базовые ценности и интересы основных социальных групп и политических акторов. Также решение предполагает изменение базы общественно-политического порядка и затрагивает процесс распределения ключевых ресурсов (Дегтярев, 2003).

В России уже сложился ряд прецедентов, связанных с возникновением критических ситуаций после принятия непопулярных решений: «закон о монетизации льгот», введение системы «Платон», попытка передачи Исаакиевского собора РПЦ. Подобные решения имели под собой юридическую основу, которая не смогла обеспечить их беспрепятственную реализацию. Отсутствие признания этих решений влияет и на уровень общественного признания действующей власти. Легитимация решений тесно связана с легитимностью власти.

В данной статье автор предлагает обратиться к понятию непопулярного политического решения, в первой части – представить обзор теоретических подходов к легитимации политического решения, во второй – дать авторское определение непопулярного политического решения, в третьей – привести авторскую классификацию коммуникационных технологий, направленных на легитимацию. В качестве гипотезы выдвигается тезис о том, что коммуникационное сопровождение и социальное признание решения играют бóльшую роль, чем его юридическое утверждение.

Целью исследования является выявление существующих каналов и технологий коммуникаций, способствующих как социальному признанию, так и трансформации решения из непопулярного в приемлемое.

 

Теоретические подходы к легитимации политических решений

Легитимность – один из базовых параметров государственной политической системы, способствующий ее существованию и уверенному развитию. М. Вебером (1990) были предложены 3 типа легитимности: традиционный, харизматический и рационально-легальный. Концепция исследователя о типах господства является одной из базовых для политических наук. Традиционный тип легитимности власти – исторически первый – основан на вере в божественный характер господства, священности престолонаследия. Второй тип, харизматический, основан на авторитете лидера, обладающего яркой внешностью, владеющего ораторским искусством и другими качествами. Вебер полагал, что именно этот тип обладает наибольшими легитимирующими возможностями. Наконец, рационально-легальная легитимность основывается на неких нормативно закрепленных шагах и процедурах, например избирательном процессе.

Исследователи подчеркивают, что легитимность – это не просто степень поддержки, а то, насколько общество согласно с использованием в отношении него определенных методов управления, готово ли оно подчиняться и исполнять политические решения (Скиперских, 2007). Именно политические решения конструируют определенный социальный порядок. Однако закрепление тех или иных шагов законодательными актами является лишь предварительной легитимацией, необходима положительная оценка со стороны общества.

В самом общем виде процессы принятия решений и легитимации иллюстрирует кибернетическая модель Д. Истона (1997). Она представляет собой систему, где внутренняя связь обозначена «вводом» − требованиями общества или формой поддержки власти, и «выводом» − решениями или действиями правительства. То есть запросы граждан отражаются в реальных шагах власти.

Отечественный исследователь М.Г. Тирских (2007) отмечает две характеристики феномена легитимности политического режима. Во-первых, он означает общий уровень признания авторитета власти, но формируется через реакцию на отдельные ее шаги, всегда воспринимается в определенной части государственной деятельности. Во-вторых, нет определенной схемы, установленных нормативных процедур легитимации.

Теоретическое осмысление легитимности происходит совместно с разработкой теории принятия решения. Многие работы отечественных и зарубежных исследователей посвящены поиску универсальной схемы разработки и принятия политического решения. Однако большинство авторов сходятся во мнении, что это практически невозможно. Ни одна из схем не сможет достоверно описать коммуникационные, психологические и управленческие особенности участников данного процесса: в каждом случае они индивидуальны, как и изменчивые условия внешней среды. Помимо этого, любая проблема носит комплексный, многоуровневый характер и имеет множество аспектов, в том числе связанных с легитимностью.

Законность власти, ее общественная поддержка является залогом эффективного развития различных сфер общественной жизни. Она складывается из признания всех предпринятых ею шагов. Особенность любого политического решения заключается в том, что оно прямо или опосредованно затрагивает интересы большого количества людей. Граждане или общественно-политические организации могут принимать участие в разработке дальнейшего плана развития государства или выдвигать инициативы по частным вопросам. Подобные идеи «снизу» имеют огромное значение для развития гражданского общества и модернизации вертикали власти. Мобилизация общественного мнения, концентрация или резкое перераспределение общественных ресурсов «сверху», наоборот, порождает напряженность и открытые конфликты (Козырев, 2008). Это связано и с конституционными основами: главный закон страны указывает, что источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Цель любой управленческой деятельности – поиск таких форм и методов, средств и инструментов, которые могли бы способствовать достижению оптимального результата в конкретных условиях, при минимуме затрат. На первый взгляд кажется, что речь идет только о каких-либо материальных ресурсах. Однако дело касается социального контекста, эффективной массовой коммуникации.

Процесс принятия решения может осложняться различными факторами. Во-первых, субъектами коммуникации, политическими акторами или профессиональными коммуникаторами, может намеренно выдаваться неполная или даже недостоверная информация с целью продвижения определенного решения. Во-вторых, в ряде случаев функции совещательного органа выполняет сам субъект, принимающий решение, и процесс обсуждения, поиска альтернатив, выработки программы действий остается закрытым. В-третьих, иногда уже на стадии окончательного принятия решения поступает дополнительная информация и без особой необходимости возобновляется совещательный процесс. Это, по мнению зарубежных исследователей (Геллерт, Новак, 2006), может негативно отразиться на общественной реакции и оценке, вызывая дискуссии и волну критики. Также известны случаи, когда первые шаги по реализации решения уже предприняты, но у исполнителей и внешней аудитории нет четкого понимания развития событий, представления о результатах собственных действий. Наконец, для исполнителей могут быть недостаточно четко определены рамки, в которые должно вписываться решение, или же оно вовсе игнорируется из-за тотального непонимания, низкой дисциплины.

Перечисленные факторы характерны для решений различного масштаба. Именно поэтому необходим комплексный подход, достоверное и полное понимание всех внутренних и сопутствующих процессов на каждом этапе управленческого цикла.

Так как политическое решение является одной из призм восприятия образа государственной власти и отдельных политических субъектов, невозможно игнорировать его влияние на легитимность. Особый интерес, с исследовательской точки зрения, вызывает реакция внешней аудитории на то или иное решение, а также его коммуникационное сопровождение. В этом смысле в современном отечественном медиадискурсе понятие «непопулярное политическое решение» становится все более значимым. Нельзя сказать, что оно успело прочно закрепиться в научном понятийном аппарате. Тем не менее подходы к его изучению постепенно складываются.

 

Понятие непопулярного политического решения

Одним из первых отечественных исследований данного феномена стала работа К.К. Костиной (2007), в которой предприняты попытки проанализировать феномен непопулярности, разобрать ряд кейсов, выявить особенности общественной реакции и действий политических субъектов. М.А. Аматов (2011) рассматривает конкретные лингвистические методы, способные повлиять на мнение широкой публики. Н.О. Шаброва (2013) изучает влияние демократических процессов на реализацию непопулярных политических решений.

Однако предпосылки к анализу феномена были сформированы первыми исследователями государственного управления. Г. Лассуэлл еще в 1940-х гг. выделил в процессе принятия политического решения следующие шесть этапов: постановка проблемы и поиск информации о ней; выработка рекомендаций − поиск альтернативных решений проблемы; выбор наилучшей альтернативы; предварительное убеждение в правильности решения тех, на кого оно направлено; оценка эффективности решения; обновление, пересмотр или отмена решения (Фахрутдинова, 2014: 31). Современникам исследователя наиболее новаторским показалось наличие обновления и пересмотра решения через налаживание обратной связи. Именно этот этап привлек наибольшее внимание и фигурировал в последующих схемах процесса принятия политического решения. Однако актуальность такого шага, как «предварительное убеждение», или, иначе говоря, воздействия, сегодня становится все более очевидным.

Необходимо также отметить понятие «порог бедствия», или «порог катастрофы», введенное Н.  Луманом (1991). Под данным термином понимается особый этап в развитии государства. Он характеризуется потерей контроля над социальными, политическими и экономическими процессами. Исследователи предполагают, что среди возможных причин – комплекс непопулярных политических решений, реализуемых без коммуникационного сопровождения.

Н.О. Шаброва (2013) приводит авторскую классификацию непопулярных политических решений, ключевым параметром которой выступает потребность. К первому типу решений относят решения, направленные на удовлетворение потребностей большинства, но не вызывающие в массовом сознании благоприятный образ. Второй тип непопулярных политических решений изначально не направлен на удовлетворение потребностей общества. Эти меры предпринимаются в основном для укрепления позиций власти и могут привести к делегитимации. Например, этому способствовало решение об отмене губернаторских выборов. Третий тип – непопулярные решения, в корне противоречащие потребностям большинства.

Следующий подход к классификации рассматривает непопулярное политическое решение не столько с точки зрения удовлетворения потребностей, сколько с позиций медиасопровождения. Обратимся к классификации К.К. Костиной (2007). С позиции исследователя, непопулярность – это качественная характеристика, которая приобретается на стадии рассмотрения, обсуждения проекта или при выполнении решения. Характеристика приобретается в результате медиаосвещения, а значит, открывает возможности для коммуникационной адаптации и легитимации. Костина разделяет непопулярные политические решения на несколько категорий. Во-первых, это объективно непопулярные решения. Они способствуют прямому ущемлению самой возможности удовлетворения базовых потребностей − посягательство на потребность в пище, крове, безопасности и самоидентификации. Такие решения ухудшают уровень жизни граждан, а также могут означать резкую смену привычных представлений, уклада жизни и ценностей населения. К подобному типу можно отнести предлагаемое парламентариями повышение пенсионного возраста, «замораживание» зарплат работников бюджетной сферы и т. п.

Второй тип − субъективно непопулярные политические решения. В этом случае речь идет уже о коммуникационных процессах. Чаще всего такие решения могут быть неверно реализованы на местах или просто не поняты обществом. Страдает либо внутренняя коммуникация между исполнителями, либо внешняя, направленная на разъяснение. Наиболее характерный пример – федеральный закон № 122, кратко названный СМИ и экспертами законом «о монетизации льгот»1. Он был принят Президентом в 2004 г. и за максимально короткий срок привел к острому кризису. По стране прокатилась волна протестов и массовых митингов, поставивших под вопрос государственную безопасность. Парадокс заключался в том, что предлагаемые реформы смогли оказать благоприятное влияние на состояние социальной и экономической системы регионов и страны в целом. По официальной статистике, уже в октябре 2005 г. половина «льготников», 7,5 млн, выбрали денежную компенсацию, а к 2016 г. этот показатель достиг 10 млн (Романовский, Врублевская, 2008). Однако в новейшей истории России закон значительно повлиял на репутацию власти и вызвал серьезный социальный кризис. Интересно отметить, что по результатам опроса населения, проведенным «Левада-Центром» в 2005 г., 52% респондентов не заметили изменений своего материального положения после «монетизации». Отвечая на вопрос о причинах недовольства, 32% опрошенных указали, что закон был принят без общественных обсуждений, поспешно; 23% − не были разъяснены последствия и схема действий «льготников»2. Можно предположить, что возмущение респондентов связано с отсутствием или несовершенством применяемых коммуникационных технологий: не было разъяснений и точного понимания схемы действий. Это подтолкнуло людей к протестам.

К приведенной классификации автор данной статьи полагает целесообразным добавить третий тип непопулярных политических решений – решения, идущие вразрез с реальной повесткой дня. Этот тип был выявлен в ходе проведения ряда экспертных интервью со специалистами в области политических коммуникаций. Подобные непопулярные решения – результат декларируемых властью целей, не связанных с реальными потребностями населения. Например, в так называемых депрессивных регионах РФ население не поддержит утверждение «Года высоких технологий» и соответствующий месседж: есть множество других социальных и экономических проблем, помимо возможного развития IT-кластера. Еще одна иллюстрация – отсутствие широкой общественной поддержки деятельности Евразийского экономического союза. Лидеры стран декларируют повышение уровня жизни населения как основную цель сотрудничества. По замечанию экспертов, на деле получается «нагромождение документов», регламентирующих дипломатические и экономические отношения между странами (Яшкова, 2014). Реальных положительных изменений в повседневной жизни от деятельности ЕАЭС граждане не замечают.

Таким образом, анализ примеров и обзор существующих исследований позволяет вывести следующее определение. Непопулярное политическое решение – это государственное публичное решение, прямо или косвенно влияющее на степень удовлетворения базовых потребностей граждан, располагающее потенциалом изменения системы общественных взаимоотношений, традиций и ценностей, характеризующееся резко негативной общественной оценкой управленческих действий властвующего субъекта.

 

Коммуникационные технологии легитимации непопулярных политических решений

Особенность и уникальность процесса принятия и дальнейшей легитимации политического решения в его парадоксальной двойственности. С одной стороны, в процессе принятия может быть задействована лишь узкая группа государственных акторов, установить которых не всегда возможно. С другой − действие должно быть максимально открытым и прозрачным, как того требует существующий механизм общественных отношений.

В самом общем виде политологический подход к легитимации означает признание власти, ее действий населением. Юридический взгляд несколько отличается: под легитимностью понимается легальность, то есть законность и соответствие правовым нормам, действующим законам. Исследуя непопулярные политические решения с точки зрения коммуникации, необходимо объединить эти два подхода. Таким образом, под легитимацией решения будем понимать и придание проекту юридической силы, и социальное признание.

Обращаясь к дихотомии «эффективное/неэффективное» и «популярное/непопулярное», следует констатировать: далеко не всегда эффективное решение может быть популярным или приемлемым. Следовательно, есть острая необходимость коммуникационного сопровождения обсуждения и процесса реализации любого политического решения.

Социальное признание непопулярного политического решения возможно в случае соответствия его конечной цели неким сложившимся в обществе правилам и ценностям. В этом ключе особый интерес вызывают решения, связанные с военными действиями. Исследователи отмечают, что средства массовой информации и политические лидеры зачастую подчеркивают необходимость объединения, восстановления традиционных народных ценностей, апеллируя к истории, культуре, архетипам. В таких случаях речь идет о широкой мобилизации общественного мнения. Это возможно через функционирование целого комплекса разнопорядковых коммуникационных технологий и методов: начиная от пропаганды, фрейминга повестки дня, медиактивизма, заканчивая использованием семантических доминант – текстов песен, призывов, музыки (Ачкасова, Мельник (ред.), 2016). Подробнее мы остановимся на них чуть позже. Факторы мобилизации могут быть использованы правящей элитой, представителями СМИ и лидерами мнений для стабилизации настроений в обществе, подавления кризисов, вызванных в том числе и непопулярными решениями. Можно предположить, что зачастую технологии политической мобилизации или демобилизации латентно присутствуют на всех этапах процесса коммуникационного сопровождения политических решений. Они способствуют постоянной балансировке общественно-политических сил, а также − в случае необходимости − могут быть использованы для нейтрализации протестных настроений.

Фоном для народных волнений чаще всего становятся политические решения, связанные с общественно-политической жизнью. Важно отметить, что возможность прохождения подобных решений в коммуникационной среде может быть спрогнозирована на ранних этапах: через опросы, исследования общественного и экспертного мнения, изучение ценностей представителей гражданского общества.

На основе базовой типологии легитимности власти М. Вебера автор статьи предлагает типологию основных возможных групп коммуникационных технологий, направленных на легитимацию непопулярного политического решения. Для начала отметим, кто является субъектом и объектом подобных коммуникаций. Общественность в контексте ее отношения к политическому решению условно можно разделить на три группы: протестно и радикально настроенное ядро, сочувствующие и граждане, занявшие нейтральную позицию. Доля каждой из групп варьируется в зависимости от конкретного политического решения. Дифференциация субъектов коммуникации менее очевидна. Но представляется возможным выделить основные вероятные варианты: непосредственно политические акторы – представители политической власти, бизнес и НКО, лоббирующие свои интересы, представители элиты.

Рассмотрим группы технологий легитимации непопулярных политических решений. К первой группе, традиционной, отнесем так называемые поддерживающие коммуникационные и PR-технологии. Это формирование постоянного информационного потока в СМИ, пропаганда, фрейминг повестки дня, направленные на формирование определенного имиджа политического субъекта, того или иного мнения о принимаемом решении. Такие технологии по большей части сфокусированы на категории «сочувствующих граждан» и на нейтральной общественности, они далеко не всегда подразумевают постоянную обратную связь. Ко второй группе технологий отнесем персонифицированные коммуникации, субъектом которых выступает харизматический лидер. Это проактивные технологии, носящие мобилизационный, а в некоторых случаях демобилизационный характер. К ним относятся различные публичные выступления, призывы, заявления для СМИ, присутствие в медиапространстве, непосредственные встречи с представителями общества и т. д. Наконец, к рациональным методам легитимации решения можно отнести реактивные технологии, направленные на двустороннюю связь и основанные на привлечении широкой общественности к обсуждению проекта, поиска альтернатив, гражданской оценке. К обеспечению этих методов привлекаются как активисты гражданского общества, лидеры мнений, СМИ, так и сами политические лидеры, субъекты власти. Именно этот тип технологий позволяет выработать наиболее эффективные шаги по легитимации непопулярного политического решения. Ниже на рисунке представлена авторская субъектно-объектная модель коммуникационных технологий легитимации непопулярных политических решений.

 

Рисунок. Субъектно-объектная модель коммуникационных технологий легитимации непопулярных политических решений

 

Так же, как типы легитимности являются «идеальными» и не встречаются в чистом виде, невозможно и использование определенного, единственного вида коммуникационного сопровождения. В конечном итоге важна установка единой позиции среди всех обозначенных участников. Почему она необходима и как можно ее выработать?

Разберем конкретный пример – события 2017 г. вокруг передачи Исаакиевского собора РПЦ. Парадоксальность ситуации в том, что решение не является объективно непопулярным и не затрагивает удовлетворение базовых потребностей, не влияет на повседневную жизнь большинства граждан. Из декларируемых изменений, которые напрямую коснутся широкой общественности, – вход в собор станет бесплатным.

Так почему же решение вызывает критику и открытые протесты? Причина становится понятной при анализе медийного дискурса, который характеризуется неоднозначной реакцией со стороны активистов, церкви и городских властей, отсутствием единого и четкого мнения даже в рамках одного из институтов. Дело в перераспределении ресурсов, новой схеме отношений, разрывающей существующие системы взаимодействия общественных институтов.

Какие технологии легитимации могли бы быть применены на фоне массовых митингов жителей города и практически полного отсутствия реакции со стороны властей? Использование рациональных методов было приемлемо на этапе обсуждения проекта, однако ни СМИ, ни экспертное сообщество, ни власти не привлекали активную часть гражданского общества к дискуссии – в начале 2017 г. было озвучено лишь итоговое решение о передаче. Активисты опровергли возможность рациональной легитимации, апеллируя к отсутствию заявления от РПЦ и соблюдения всех нормативных процедур по передаче здания. Ситуация обострилась на фоне молчания первых лиц города, инициативу перехватила оппозиция с харизматическими лидерами, депутатами петербургского ЗАКСа, которые встали с протестующими в один ряд. Кроме того, опубликованные в СМИ мнения представителей РПЦ также звучали неоднозначно, что подчеркнуло отсутствие единой позиции. Наконец, ряд противников передачи собора обратились к истории и традициям общества, государственной системе, обозначив что Исаакиевский собор никогда не принадлежал церкви. Медийное сопровождение, факты и мнения вокруг развернувшейся ситуации обострили общественные дискуссии, остановили реализацию уже принятого решения.

Вышеприведенные технологии в зависимости от субъектов коммуникации могут быть направлены как на легитимацию непопулярных политических решений, так и на делегитимацию власти. Таким образом, становится очевидной необходимость детального изучения коммуникационных процессов, которые способны оказать влияние на признание политических решений. Важно выявление существующих схем, функции всех участников коммуникации.

Вернемся к поставленному ранее вопросу: как разработать единую позицию всех участников дискуссии и процесса управления? Из каких альтернатив ее выбрать?

К приведенной субъектно-объектной модели коммуникационных технологий легитимации непопулярных политических решений необходимо добавить изменение характера используемых технологий. Процесс оптимизации политического решения является частью его общей легитимации. Под оптимизацией в данном случае понимается трансформация и корректировка самого решения, исходя из запросов общества. Именно этот хронологически первый этап закладывает основу дальнейшего социального признания непопулярного решения. Приведенное в модели условное деление общественности показывает, что далеко не все группы готовы к диалогу, к инициированию собственных предложений, выдвижению приемлемых и необходимых требований и решений.

Социализация любых новых правовых норм, политических решений заключается в обнаружении их социальной ценности, действенности, работоспособности, ориентации на потребности. Именно поэтому для развития гражданского общества важно налаживание постоянного диалога власти и общества. Процессы легитимации непопулярных политических решений могут этому способствовать. Для субъектов политической власти сигналом о наличии проблем могут стать результаты социологических опросов, обращения граждан, сообщения средств массовой информации; они же становятся отправной точкой работы по оптимизации политического решения. Российский исторический опыт показывает, что зачастую массовые акции протеста становятся не только крайней по уровню напряжения, но и единственной формой общественной реакции. Однако зачастую готовые решения могут родиться в недрах общества, задача профессиональных коммуникаторов – увеличить его активную часть и мотивировать ее к диалогу.

Форм участия граждан в процессе управления довольно много: народная правотворческая инициатива, публичные слушания, обращения, петиции, референдумы. Создаются доступные современные инструменты – различные федеральные и региональные электронные платформы, например «Российская общественная инициатива», или порталы («Наш город …»). Парадокс в том, что, несмотря на развитие средств массовой коммуникации, их техническое совершенствование, уровень информированности общества о возможности принимать участие в управлении остается низким.

Важно понимать, что позиция отдельного человека по отношению к конкретной проблеме и возможному пути ее решения всегда индивидуальна. Задача профессиональных коммуникаторов – создать условия для формирования этой позиции и собрать индивидуальные мнения для запуска процесса оптимизации политического решения. Этому способствует соблюдение основных принципов эффективной коммуникации: информация должна быть своевременной, достоверной, точной, полной. Само сообщение в обязательном порядке должно содержать ту информацию, которая необходима адресату для участия в предполагаемой деятельности. В случае с легитимацией непопулярного политического решения получатель должен владеть проблематикой вопроса, ознакомиться со всей вводной информацией, понимать, как к ней повторно обратиться в случае необходимости и каким образом он сам должен вступить в коммуникационный процесс и зафиксировать свой месседж. При этом всю информацию граждане должны получать из авторитетных источников с высоким уровнем доверия. Это могут быть политические субъекты, представители элиты и эксперты, являющиеся лидерами мнений, а также широко известные, знакомые и авторитетные СМИ: телевизионные каналы, радио, газеты, журналы, сетевые издания. Массовое использование этих каналов информирования позволит задействовать различные целевые аудитории. Важно, что язык СМИ доступен и понятен этим группам общественности.

При формировании стратегии коммуникационного сопровождения, направленного на оптимизацию и дальнейшую легитимацию непопулярного политического решения, субъектам коммуникации необходимо соблюдать основные принципы общественного участия: ясно понимать цель дискуссии, выявлять альтернативы, предоставлять точную и полную информацию, обозначать и обеспечивать функционирование форм обратной связи, обучать общественному участию – вести разъяснительную работу, координировать процесс и соблюдать баланс прав и ответственности.

 

Выводы и дальнейшие направления исследований

При разработке непопулярных политических решений одной из задач политических субъектов становится мобилизация гражданской части общества с целью получения общественных инициатив для дальнейшей легитимации. Политические решения, особенно в области социально-экономической жизни, весьма резонансны, их природа позволяет широко использовать площадки СМИ для возникновения и поддержки диалога между обществом и властью. Необходимость принятия тех или иных непопулярных решений зачастую бывает продиктована объективными условиями внешней среды, использованием коммуникационных сопровождающих технологий на этапе оптимизации и обсуждения решения позволяет получить реальные гражданские инициативы, а в ходе юридического утверждения и дальнейшей легитимации снизить социальное напряжение.

В вопросе легитимации непопулярного политического решения важным становится его признание обществом. Сбор гражданских инициатив, мнений отдельных целевых аудиторий, диалог рождает общий план дальнейшего развития и опору власти на общественное мнение. В общем виде прохождению решения, сформированного субъектами политической власти и активной частью гражданского общества, в социальной среде способствуют:

  • единство декларируемых целей от первых лиц;
  • поддержка этих целей со стороны элиты;
  • трансляция этих целей через средства массовой информации, использование комплекса коммуникационных технологий;
  • понимание сущности решения и политического курса широкой общественностью.

Эти четыре доминанты в разных комбинациях участия и степени вовлеченности обеспечивают прохождение решения в коммуникационной среде. Также представленные факторы могут трактоваться как основные этапы процесса социального признания.

Еще раз отметим, что легитимация непопулярного политического решения включает в себя процесс его оптимизации. Именно он в большей степени способствует развитию гражданского общества, позволяет народу, как источнику власти, реализовать это исключительное право. Политические акторы могут инициировать коммуникационные процессы, направленные на легитимацию непопулярного политического решения. При этом используются группы коммуникационных технологий, основанных на дифференциации общественности по отношению к принимаемому решению. Эти технологии разделены на традиционные, харизматические и рациональные. Представленная в статье субъектно-объектная модель коммуникационных технологий легитимации непопулярных политических решений является результатом первичного анализа затронутой проблематики и не претендует на полное описание коммуникационного аспекта легитимации. Она требует глубокого осмысления и становится отправной точкой для дальнейшей проработки вопроса. Это возможно через анализ задействованных механизмов и технологий. Наиболее очевидными они становятся при изучении взаимодействия обозначенных выше участников коммуникационного поля. Понимание всех внутренних процессов открывает перспективу вывести универсальную схему, позволяющую оптимизировать и адаптировать те или иные решения, перевести их статус из «непопулярного» в приемлемое, а в некоторых случаях − в необходимое.

 

 



Примечания

  1. Российская газета. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»». Режим доступа: https://rg.ru/2004/08/31/samoupravleniye-dok.html
  2. Россияне о монетизации льгот // Левада-Центр. 2005. Янв., 25. Режим доступа:
    http://www.levada.ru/2005/01/25/rossiyane-o-monetizatsii-lgot/

 

Библиография

Аматов А.М. Политический дискурс и апология непопулярного решения // Политическая лингвистика. 2011. Вып. 2. С. 11−18.

Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

Геллерт М., Новак К. Все о командообразовании / пер. с нем. М.: Вершина, 2006.

Дегтярев А.А. Методологические подходы и концептуальные модели в интерпретации политических решений // Политические исследования. 2003. № 1. С. 159−170.

Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли: в 5 т. / отв. ред. Т.А. Алексеева. М.: Мысль, 1997. Т. 2. С. 630−642.

Козырев Г.И. Политическая конфликтология. М.: ИД «Форум»: ИНФРА-М, 2008.

Коммуникативные технологии в процессах политической мобилизации / под ред. В.А. Ачкасовой, Г.С. Мельник. М.: ФЛИНТА: Наука, 2016.

Костина К.К. Технологии принятия и реализации непопулярных политических решений: дис. … канд. полит. наук. Саратов, 2007.

Луман. Н. Понятие риска / пер. А.Ф.Филиппова // THESIS. 1994. Вып. 5. С. 135−160.

Романовский М.В., Врублевская О.В. Бюджетная система Российской Федерации. СПб: Питер, 2008.

Скиперских А.В. Легитимация власти в теоретических построениях российского и зарубежного политологического дискурса // Научные ведомости Белгородск. гос. ун-та. Сер.: История. Политология. Экономика. Информатика. 2007. Вып. 4. С. 136−144.

Тирских М.Г. Легитимация политических режимов // Вестн. Южно-Уральск. гос. ун-та. Сер.: Право. 2007. Вып. 10. С. 21−26.

Фахрутдинова А.З. Принятие и исполнение государственных решений. Новосибирск: Изд-во СибАГС. 2014.

Шаброва Н.О. Непопулярные решения в условиях демократии // Вестн. гос. ун-та управления. 2013. Вып. 8. С. 78−81.

Яшкова Т.А. Евразийская интеграция как приоритетное направление российской внешней политики // Евразийский союз. 2014. Вып. 1−2(6-7). 2014. С. 80−84.

 

Легитимизация, значение термина

Легитимизация

, понятие, обозначающее процедурный процесс общественного познания, объяснения и оправдания законности управленческих решений, политических действий и фактов; создание на правовой базе новых структур, их изменение и обновление. Л. призвана способствовать общественному согласию, укреплению авторитета руководителей и органов государственной власти, действий и актов в области социального управления, где интересы людей имеют доминирующее значение. Непременно распространяется на цели и средства принимаемых руководящими органами решений, на способы их осуществления. Государственные институты управления, действующие в демократическом режиме, привлекают все многообразие методов Л. , учитывая социальную необходимость править с согласия и одобрения народа. Современная процедура Л. — это обращение субъектов управления к ценностям и интересам людей и их общностей, к справедливости и разумности решений, их общественной, экономической, экологической, практической полезности, привлекательности с точки зрения действительного улучшения жизни людей.


Другие термины на букву «Л» 

· Лабильность
· Легитимный
· Лидер
· Лидерство
· Лидерство продуктивное
· Лизинг персонала
· Линейно-функциональное управление
· Линейное управление
· Линейные менеджеры
· Липкая заработная плата
· Лицензия на ведение образовательной деятельности
· Личная карьерная капитализация
· Личная эффективность
· Личное дело
· Личностные качества персонала
· Личностный компонент деятельности
· Личные достижения
· Лоббирование
· Логистика
· Локаут
· Локус-контроль
· Лонгитюдное исследование
· Лояльность
→ Все термины на букву «Л«

легитимизация — это… Что такое легитимизация?

легитимизация
легитимиза́ция

ж.

Признание или подтверждение законности какого-либо права, чьего-либо полномочия; узаконение.

Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.

.

Синонимы:
  • легионеры
  • легитимизировать

Смотреть что такое «легитимизация» в других словарях:

  • легитимизация — сущ. , кол во синонимов: 2 • легитимация (3) • узаконение (12) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ — англ. legitimization; нем. Legitimisierung. 1. Процесс обоснования легитимности правящих групп. 2. Стремление индивида или группы представить собственные действия как общественно значимые и оправданные. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • легитимизация — легитимиз ация, и …   Русский орфографический словарь

  • легитимизация — (1 ж), Р., Д., Пр. легитимиза/ции …   Орфографический словарь русского языка

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ — англ. legitimization; нем. Legitimisierung. 1. Процесс обоснования легитимности правящих групп. 2. Стремление индивида или группы представить собственные действия как общественно значимые и оправданные …   Толковый словарь по социологии

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ВЕРТИКАЛЬНАЯ — англ. legitimization, vertical; нем. Legitimisierung, vertikale. По Г. Поппицу процесс, в ходе к рого разрабатываются механизмы и аргументы, оправдывающие взаимоотношения между привилегированными и непривилегированными. Antinazi. Энциклопедия… …   Энциклопедия социологии

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ — англ. legitimization, horizontal; нем. Legitimisierung, horizontale. По Г. Поппицу процесс взаимного признания привилегированными друг друга для сохранения своих привилегий. Antinazi. Энциклопедия социологии, 2009 …   Энциклопедия социологии

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ВЕРТИКАЛЬНАЯ — англ. legitimization, vertical; нем. Legitimisierung, vertikale. По Г. Поппицу процесс, в ходе к рого разрабатываются механизмы и аргументы, оправдывающие взаимоотношения между привилегированными и непривилегированными …   Толковый словарь по социологии

  • ЛЕГИТИМИЗАЦИЯ ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ — англ. legitimization, horizontal; нем. Legitimisierung, horizontale. По Г. Поппицу процесс взаимного признания привилегированными друг друга для сохранения своих привилегий …   Толковый словарь по социологии

  • Новая Республика (Звёздные войны) — Эта статья предлагается к удалению. Пояснение причин и соответствующее обсуждение вы можете найти на странице Википедия:К удалению/14 июля 2012. Пока процесс обсуждения …   Википедия

ЛЕГИТИМАЦИЯ — это… Что такое ЛЕГИТИМАЦИЯ?

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — (ново лат., от лат. legitimus, от lex, legis закон). 1) признание права, документа. 2) узаконение, усыновление ребенка, рожденного вне брака. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЛЕГИТИМАЦИЯ 1) признание …   Словарь иностранных слов русского языка

  • легитимация — узаконение, легитимизация Словарь русских синонимов. легитимация сущ. • узаконение Словарь русских синонимов. Контекст 5.0 Информатик. 2012 …   Словарь синонимов

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — признание или подтверждение законности какого либо права или полно мочия; документы, удостоверяющие это право или полномочие. Словарь финансовых терминов …   Финансовый словарь

  • легитимация — и, ж. légitimation f. <лат. legitimus законный. 1. В дореволюционной России и за границей юридический акт узаконения внебрачного ребенка. БАС 1. 2. Подтверждение или признание за кем л. какого л. права. БАС 1. Л. новых общественных отношений.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Легитимация — узаконение, признание или подтверждение законности прав и полномочий физических и юридических лиц, а также подтверждение законности соответствующими документами. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 …   Словарь бизнес-терминов

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — (латинское legitimus), признание или подтверждение законности государственной власти, какого либо социального института, статуса, полномочий, опирающееся на принятые в данном обществе ценности. Основой легитимации могут быть традиции и обычаи,… …   Современная энциклопедия

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — (лат. legitimus) признание или подтверждение законности государственной власти, какого либо социального института, статуса, полномочий, опирающиеся на принятые в данном обществе ценности. Основой легитимации могут быть традиции и обычаи, харизма …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — (от лат. legitimus законный) узаконение, признание или подтверждение законности прав и полномочий физических и юридических лиц, а также подтверждение законности соответствующими документами. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б..… …   Экономический словарь

  • ЛЕГИТИМАЦИЯ — ЛЕГИТИМАЦИЯ, легитимации, мн. нет, жен. (от лат. legitimus законный) (юр.). Признание, утверждение какого нибудь права. || Узаконение внебрачного ребенка (дорев. и загр.). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Легитимация — в гражданском процессе. Вообще всякое правоспособноелицо вольно предъявить иск, но далеко не всякий имеет право напредъявление данного конкретного иска. Точно также, хотя всякоеправоспособное лицо может быть позвано на суд в качестве ответчика,… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Легитимизация политической элиты с помощью СМИ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

    УДК 321.01.

    Жолудев Владимир Юрьевич

    аспирант кафедры государственного и муниципального управления Российского университета дружбы народов, Советник организационного отдела управы района Ясенево города Москвы [email protected]

    Легитимизация политической элиты с помощью СМИ

    Vladimir Yu. Zholudev

    graduate student of chair of the state and municipal management Russian university of friendship of the people Adviser organizational department of a justice of the area Yasenevo of the city of Moscow [email protected]

    The legitimization of

    THE POLITICAL ELITE THROUGH THE MEDIA

    Аннотация. В статье рассматриваются подходы, методы в легитимизации политической элиты России при помощи СМИ. Рассмотрены основные направления проведения легитимизации власти с помощью СМИ, проводимые в России. Отмечается, что легитимизация власти при помощи СМИ является важным условием высокой эффективности власти, обеспечения ею соответствующих ожиданий со стороны общества. Указывается, что происходящие трансформационные геополитические, общественно-экономические процессы в России обуславливают необходимость в подстройке власти под изменяющиеся требования социума, что решается с помощью манипулятив-ного воздействия на общественное сознание. Также возможно осуществление целенаправленного формирования самих потребностей с помощью манипуляций в СМИ таким образом, что требования общества и предлагаемые властью возможности совпадут.

    Ключевые слова: Власть, СМИ, российское общество, легитимизация власти, манипуляция сознанием, политическая журналистика, НЛП, ценности, массовое сознание, манипулятивное воздействие.

    Annotation. The article examines the approaches and methods in the legitimation of the political elite of Russia with the help of the media. The main directions of the legitimization of power through the media, held in Russia. It is noted that the legitimization of power with the help of the media is an important condition for high-power, ensuring it meets the expectations of the society. It is pointed out that the ongoing geopolitical transformation, socio-economic processes in Russia necessitate tuning in power under the changing demands of society that is solved by the manipulative influence on public consciousness. It is also possible to carry out purposeful formation needs themselves by manipulating the media in such a way that the requirements obeschestva and suggested the authorities to match.

    Keywords: The authorities, the media, the Russian society, the legitimization of power, manipulation of consciousness, political journalism, NLP, values, mass consciousness, manipulative influence.

    Во время Советского Союза средства массовой информации (СМИ) в своей превалирующей массе проводили курс на поддерживание существующей власти. Трансформационные геополитические, общественно-экономические

    процессы современности поставили СМИ перед дилеммой — поддерживать или не поддерживать власть в их действиях. При полной поддержке происходило выделение дополнительного финансирования, присвоения определенного статуса в политической системе. В случае занятия СМИ оппозиционной позиции издания исчезали с рынка, руководство занималось поиском иных источников финансирования.

    Легитимность власти предполагает, что массы принимают данную власть, их готовность к подчинению, они согласны с такими декларируемыми ее характеристиками, как справедливость, авторитет, признавая имеющийся порядок оптимальным для государственности и для общества.

    Например, большой резонанс получило обсуждение в СМИ перехода от бюрократической модели государственного управления к модели нового государственного управления, тогда был использован небуквальный перевод- вместо New Public Management (новое общественное управление) выполнен перевод как «новое государственное управление». Привлечение СМИ к обсуждению изменения в стратегии государственного управления имеет большое значение для снижения политической напряженности в обществе — возникает ресурс надежды, что со сменой приоритетов в стратегии управления произойдут качественные и количественные изменения в лучшую сторону, которые непосредственно благоприятно отразятся на состоянии общества.

    Иногда оппозиционные СМИ могут выполнять двойственную функцию — критикуя действия власти, они могут, сами того не желая, вызвать обратную реакцию со стороны читателей, и уси-

    73

    лить влияние критикуемой власти и ее действий в случае, если данное оппозиционное издание воспринимается обществом негативно. В настоящее время в арсенале манипуляционных воздействий СМИ преимущественно применяется именно скрытое воздействие, т.к. его влияние более длительное по продолжительности и влияет на подсознательное, отвечающее в человеческой психике за принятие решений.

    Необходимость легитимизации власти заключается в том, что с повышением ее уровня власть менее вынуждена прибегать к силовому принуждению структур общества, тем самым повышая мотивацию общественных структур к исполнению декларированных задач.

    Вследствие бурного развития информационных технологий и проникновения их практически во все сферы жизнедеятельности человека информация сегодня становится важным средством управления обществом. Возможность осуществления контроля за информационным потоком является залогом успешности власти. Ограниченные возможности прямого контроля, при котором манипулируемым субъектам становится понятна сущность информационного манипуля-тивного воздействия, заменяются сегодня вбросами интерпретированной информации с элементами недосказанности, вырванности из контекста, а на международном уровне — за счет возможностей варьировать переводом и недо-информированности населения.

    Проблемные аспекты легитимизации власти в России возникают вследствие существующей коррупции, фактов чрезмерного администрирования, проявлений бюрократизма, невосприимчивости значительного числа государственных и муниципальных служащих усилению прозрачности в работе, отдаленности от истинных потребностей населения. Следует осознать, что истинную лигитимизацию власти удастся обеспечить лишь с достижением реальной демократизации общества, что позволит не прибегать власти к таким приемам как манипуляция общественным сознанием. М. Вебером выделяются 3 типа легитимизации — традиционная (монархической предопределенности), харизматической направленности (подчинение харизматическим чертам характера политического лидера, рациональная (подчинение власти, основанной на демократических принципах) [1].

    Мы выделяем такой тип власти, как синтетический, соединяющий в себе несколько основ для легитимизации — первоначально выдвигаются демократические основы, затем делается акцент на харизматичности лидирующей личности, как стадия, предшествующая усилению аспектов, содержащих в себе в той или иной мере элементы диктаторства. В качестве основного инструментария легитимизации выступают СМИ, позволяющие осуществлять манипуляцию общественным сознанием.

    В XXI в. формируется новая отрасль знаний и специализированных институциональных структур, направленных на развитие форм и технологий ма-

    нипулирования массовыми процессами, в том числе, и в политической сфере. Особую популярность и развитие приобрели PR-технологии, активно применяемые в политике и бизнесе, что достаточно подробно исследовалось в работах: Г.И. Герасимова, A.B. Иванова, A.C. Ковальчука, ВЛ. Музыканта, ЛЬ. Невзлина, E.H. Пашенцева, А. Санаева, ЛЬ. Федотовой, В.П. Шейнова.

    При осуществлении коммуникационного воздействия в ходе PR-кампании применяются разные психологические подходы — при их помощи достигаются требуемые цели. PR-технологии базируются на применении выработанных методов воздействия, что указывает на их связь с мани-пулятивными технологиями, например, нейролингвистическим программированием (НЛП). Е.А. Колесниковым утверждается, что в значительной степени манипулятивные технологии характеризуют такой вид коммуникаций, используемых в СМИ, как реклама, влияющая на общественное сознание и последующее поведение людей [2].

    Методы манипулятивного воздействия на общественное сознание в рамках донесения политического контекста гораздо шире и используют более развернутые сообщения по сравнению с ограниченной в своем объеме рекламой (брошюры, листовки, буклеты, рекламные листы, объявления в СМИ, баннеры, Амбиент медиа). Легитимизация власти политической элиты осуществляется более сложными способами — это, во-первых, выборы, во-вторых, политические институты, в-третьих, масс-медиа.

    В профессиональной среде появилось понятие SMM (от англ. Social media marketing) — продвижение информации в блогах, на форумах, в социальных сетях. Его основная цель — привлечение внимания целевой аудитории и формирование ее лояльности [3]. Социальные Интернетсети представлены такими структурными сетевыми элементами, как: дискуссионные группы, форумы, wiki-ресурсы, сайты по раздаче контента, сетевые сообщества, социальные закладки, сайты с отзывами и рейтингами, подкасты, блоги и микроблоги, сетевые игры.

    В последнее время вследствие изменения соотношения в структуре СМИ происходит трансформация — Интернет-воздействие расширяется за счет сокращения проникновения телевидения в сферы жизнедеятельности людей. В ситуации возникновения единого информационного пространства, динамики и трансформаций ценностного аппарата, потребностей, идеалов интернет-СМИ становятся достаточно интенсивно применяемым средством, с помощью которого осуществляется манипуляция массовым политическим сознанием.

    М. Кастельсом при исследовании фундаментальных цивилизационных процессов отмечалось, что повышение эффективности функций управления власти преследуется достижение эффективного государственного управления с наименьшим расходом ресурсов, обеспечение духовного и материального воздействия на со-

    74

    циум, когда его представители без видимого, очевидного давления со стороны властных структур подчиняются их воле.

    Согласно О. Тоффлеру, в современном государственном институте управление признано высокоэффективным, в случае достижения «искомых целей, минимально расходуя ресурсы власти; убедить людей в их личной заинтересованности в этих целях; превратить противников в союзников» [4, С. 34].

    Оценивая историю изучения и осмысления понятия «манипуляция» в отечественной литературе, можно также отметить, что проблема исследуется с позиции техники воздействия на само общество, в целом, предоставления информации, рассчитанной на принятие информации и направленной на различные социальные и этнические слои населения

    В основном, исследователями манипуляция рассматривается в негативном аспекте, т.к. происходит навязывание позиции, мнения под прикрытием, возможно, совершенно других. Легитимность и манипуляция в политическом управлении являются взаимосвязанными. В данном контексте ряд современных исследователей анализирует легитимность политических форм организации социума сквозь призму технологий манипулирования массовым сознанием.

    Уже в 1990-х гг. в стране формируется новая система легитимизации власти. Институирова-ние системы осуществлялось по нескольким направлениям. Также началось формирование правовой и экономической базы. Властью осуществлялось создание базы политтехнологий и исполнителей, ряд из которых не выходит в открытое пространство связей с общественностью,

    Литература:

    1. Вебер М. Политика как призвание и профессия. М. : Прогресс. 1990. 808 с.

    2. Колесников ЕЛ. Механизмы легитимации технологий политического манипулирования : автореф. дис. … канд.полит. наук : 23.00.02 / Колесников Евгений Александрович. Ростов-на-Дону, 2011.

    3. Тоффлер Э. Метаморфозы власти. Москва.-АСТ. 2009. С. 34.

    4. Слугина Ю.Н. Маркетинговые коммуникации в социальных сетях: проблемы и перспективы // Вестник Финансового университета. 2015. № 2. С. 130-134. URL: http://elib.fa.ru/ art2015/ bv1619. pdf Дата обращения 14.12.2015.

    а занимается непосредственно разработкой новых политических технологий, их отработкой, мониторингом, корректировкой на основе промежуточных результатов.

    Происходит наращивание новых структурноиерархических элементов политической элиты, что обуславливает усложнение легитимизации власти, что повышает роль СМИ в данном процессе.

    В связи с этим политологами выделяются два направления — духовно-информационное и идеологическое. Особенность духовно-информационной власти вызвана следующим: политические решения интегририруются с потребностями отдельных граждан, сообществ, организаций в реализации своих интересов и волеизъявления при помощи средств политико-государственного

    управления и социального контроля в виде партий, общественно-политических организаций, общественных движений, СМИ.

    Итак, СМИ являются целостными системами, способствующими легитимизации власти. Происходящие трансформационные геополитические, общественно-экономические процессы в России обуславливают необходимость в подстройке власти под изменяющиеся требования социума, что решается с помощью манипулятив-ного воздействия на общественное сознание. Также возможно осуществление целенаправленного формирования самих потребностей общества с помощью манипуляций в СМИ таким образом, что требования общества и предлагаемые властью возможности совпадут. Это поможет избежать конфронтации, повысить легитимизацию власти и способствовать проведению выбранной стратегии развития государства без дополнительных расходов.

    Literature:

    1. Weber M. Politics as a vocation and professiya. M. : Progress. 1990. 808p.

    2. Kolesnikov E.A. The mechanisms of legitimation of political manipulation technology: PhD of politolo-gy. Sciences: 23.00.02 / Kolesnikov Evgeny Alexandrovich Rostov-on-Don.-2011.

    3. Toffler E. Metamorphoses of power. M. : AST. 2009. P. 34.

    4. Slugina Y.N. Marketing communications in social networks: problems and prospects // Bulletin Financial universiteta. 2015. № 2. pp.130-134. URL: http://elib.fa.ru/art2015/bv1619.pdf Date Treatment 12/14/2015.

    75

    Проблема легитимизации в политическом дискурсе (на материале высказываний о пенсионной реформе)

    Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.

    Голянская В.А., Мельник Н.В. Стратегии и тактики политической манипуляции в СМИ // Филология и человек. Барнаул, 2019. № 3.

    Дейк Тён ван. Дискурс и власть: Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. М., 2013.

    Додонов В. Н., Ермаков В.Д., Крылова М.А. Большой юридический словарь. М., 1998.

    Иссерс О.С. Массовая речевая культура в аспекте медиатизации социальных коммуникаций // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2019. Т. 18. № 6.

    Литвишко О.М. Дискурсивные маркеры в государственных политико-правовых документах (на материале Ежегодного послания Президента Федеральному собранию РФ и Ежегодного послания Президента США Конгрессу) // Филология и человек, 2019. № 1.

    Михалева О.Л. Политический дискурс: Специфика манипулятивного воздействия. М., 2009.

    Новая философская энциклопедия: в 4-х тт. М., 2000.

    Политическая наука: Словарь-справочник [Электронный ресурс]. URL: http://niv.ru/doc/dictionary/political-science/index.htm.

    Савельева И.В. Механизмы легитимизации в медиадискурсе (на материале интернет-СМИ) // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2019. Т. 18. № 6.

    Синельникова Л.Н. Семантика и стилистика языковых корреляций дискурса власти // Дискурсы власти. Орел, 2015.

    Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2009.

    Терминологический словарь библиотекаря по социально-экономической тематике [Электронный ресурс]. URL: http://nlr.ru/cat/edict/EcoDict/index1.htm.

    Энциклопедия социологии [Электронный ресурс]. URL: http://sociology.niv.ru/doc/encyclopedia/socio/index.htm.

    МИД Белоруссии: народ не нуждается в «легитимизации» своей власти

    МИД Белоруссии назвал «надуманным и искусственным» вопрос о претензиях зарубежных стран по поводу инаугурации президента республики Александра Лукашенко. Церемония прошла 23 сентября, заранее о ней не сообщалось. Евросоюз назвал инаугурацию нелегитимной. Глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель напомнил, что ЕС по-прежнему не признает результаты президентских выборов.

    «Белорусский народ, который является единственным источником власти и носителем суверенитета сделал свой выбор,— говорится в заявлении.— Белорусский народ не нуждается в «легитимизации» своей власти со стороны самоназванных факультативных «легитиматоров». Данный вопрос является надуманным и искусственным. Попытки отдельных стран Запада поставить под сомнение легитимность главы государства ни в коей мере не отражают мнения подавляющего большинства международного сообщества».

    В заявлении также говорится, что Белоруссия не вмешивается в дела других стран и ожидает «от зарубежных партнеров аналогичного подхода».

    Ранее господин Лукашенко заявил, что его администрация не обязана предупреждать другие государства об инаугурации, так как это внутреннее дело страны. По словам президента, его удивила позиция некоторых стран в отношении Белоруссии. После инаугурации Александра Лукашенко в стране начались протесты. Милиция Минска задержала более 300 человек.

    Белорусская оппозиция осудила применение силы против мирных граждан. В опубликованном заявлении предлагается создать на базе координационного совета для преодоления кризиса в стране. «Мы готовы к переговорам, обсуждениям и дискуссиям с законными и легитимными органами государственной власти и должностными лицами, избранными либо назначенными в соответствии с конституцией и законами Республики Беларусь, пользующимися доверием белорусского народа»,— говорится в заявлении координационного совета.

    Подробнее об инаугурации Александра Лукашенко — в материале “Ъ” «Специнаугурация».


    определение легитимации в The Free Dictionary

    узаконить

    (lɪˈdʒɪtɪˌmaɪz) или

    узаконить

    ;

    узаконить

    (lɪˈdʒɪtɪməˌtaɪz) или

    узаконить

    vb

    (Закон) ( tr ) сделать легитимным; легализовать

    легитимность , легитимацию , легитимацию , легитимацию n

    Словарь английского языка Коллинза — полный и несокращенный, 12-е издание 2014 г. , 2009, 2011, 2014

    le • git • i • mate

    ( прил., п. lɪˈdʒɪt ə mɪt; v. -ˌmeɪt)

    adj., v. -mat • ed, -mat • ing,
    n. прил.

    1. в соответствии с законом; законный: законный владелец объекта недвижимости.

    2. в соответствии с установленными правилами, принципами или стандартами.

    3. рожденные от родителей, состоящих в законном браке: законнорожденные дети.

    4. в соответствии с законами рассуждения; действительный; логично: законный вывод.

    5. опирается на принцип наследственного права или управляет им: законный суверен.

    6. оправдано; подлинный: законная жалоба.

    7. нормального или обычного типа или типа.

    8. профессиональных постановок, в отличие от бурлеска, водевиля и т. Д.

    v.t.

    9. сделать законным или законным; объявить законным: Парламент узаконил ее восшествие на престол.

    10. , чтобы придать законность (ублюдку).

    11. показать или объявить законным или надлежащим.

    12. для обоснования; санкционировать или разрешить.

    н.

    13. лицо, признанное законным.

    [1485–95; <Средневековая латынь lēgitimātus, причастие прошедшего времени от lēgitimāre , чтобы сделать законным, производное от латинского lēgitimus законным, законным < lēg-, s. лекс закон]

    ле • гити • мат • лы, нар.

    ле • гити • мате • несс, н.

    Random House Словарь колледжа Кернермана Вебстера © 2010 K Dictionaries Ltd. Авторские права 2005, 1997, 1991 принадлежат Random House, Inc. Все права защищены.

    Закон о легитимации и юридическое определение

    Легитимация — это акт придания чему-либо законности. Это также может относиться к действию или процессу авторитетного объявления лица законным, особенно ребенка, отцовство которого неизвестно. Ребенок, рожденный вне брака, незаконнорожденный. Последующий брак родителей может сделать ребенка законным. Согласно общему праву, легитимация с помощью этого процесса не разрешалась, хотя это правило вызвало недовольство церкви. Позже в Англии был принят закон, разрешающий узаконивание последующим браком. В Соединенных Штатах узаконивание последующим браком является общим правилом. В некоторых штатах существуют специальные судебные процедуры для легитимации ребенка. В других штатах один или оба родителя могут усыновить ребенка.

    Пример государственного статута (Северная Каролина) о легитимации

    N.C. Gen. Stat. § 49-10.

    Предполагаемый отец любого ребенка, рожденного вне брака, независимо от того, проживает ли такой отец в Северной Каролине или нет, может подать заявление посредством проверенной письменной петиции, поданной в рамках специального производства в суд высшей инстанции округа, в котором проживает предполагаемый отец, или в вышестоящий суд округа, в котором проживает ребенок, молясь о том, чтобы такой ребенок был признан законным.Мать, если она жива, и ребенок являются необходимыми сторонами в судебном разбирательстве, и в ходатайстве должны быть указаны полные имена отца, матери и ребенка. К заявлению прилагается заверенная копия свидетельства о рождении ребенка. Если суду покажется, что истец является отцом ребенка, суд может после этого объявить и объявить ребенка законным; и полные имена отца, матери и ребенка должны быть указаны в постановлении суда о легитимации ребенка.Секретарь суда вносит приказ в протокол постановлений и постановлений, и он должен быть проиндексирован под именем отца как истца или заявителя на стороне истца перекрестного индекса, и под именем матери. , и ребенок в качестве ответчиков или ответчиков на стороне ответчиков перекрестного индекса.

    Верховный суд округа Фултон

    Часто задаваемые вопросы о легитимации



    ЧТО ТАКОЕ «ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО»?

    Легитимация — это судебный иск, который является единственным способом, кроме заключения брака с матерью ребенка. ребенка, что отец ребенка, рожденного вне брака в штате Джорджия, может установить законные права на своего ребенка.


    КТО МОЖЕТ ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ ДЛЯ ЛЕГИТИМАЦИИ?

    Только отец ребенка может подать прошение о признании его ребенка законным.


    КАКОВЫ ЮРИДИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА?

    Приказ о легитимации устанавливает юридические отношения отца и ребенка между заявителем и его ребенок. В порядке легитимации установлено, что ребенок может унаследовать от своего законного отца. и наоборот. Приказ о легитимации позволяет указывать законного отца при рождении ребенка. сертификат как таковой. Порядок легитимации — единственный способ, которым отец ребенка в браке может быть признан законным отцом ребенка и, следовательно, может ходатайствовать об опеке и / или посещение с этим ребенком.

    Если вы уже указаны в свидетельстве о рождении ребенка в качестве отца, но вы и ребенок матери не состояли в браке друг с другом, вы все равно должны подать ходатайство в суд, чтобы Ваш ребенок.


    ГДЕ СЛЕДУЕТ ПОДАВАТЬ ЖЕЛАНИЕ?

    Ходатайство о легитимации должно быть подано в округе проживания матери, округе ребенка место жительства в округе, где проживает любое другое лицо, имеющее законную опеку или попечительство.Если есть если ожидается усыновление, то петицию можно подать в округе, где было подано усыновление.

    Исключение из правила подачи иска происходит, если мать ребенка умерла и есть никакой другой законный опекун или опекун ребенка. Другое исключение возникает, когда у матери исчезли и должны быть поданы по публикации, но несовершеннолетний ребенок живет с вами. В каждом из этих иск может быть подан в округе, в котором вы проживаете. Как всегда, вы можете хотите проконсультироваться с юристом.


    СКОЛЬКО СТОИТ ЗАПИСЬ ФАЙЛА ДЛЯ ЛЕГИТИМАЦИИ?

    Существует базовый сбор за подачу заявления, и вам следует подтвердить его размер у секретаря Верховного суда. Если мать не подписала форму согласия и / или отказа от юрисдикции, ей необходимо будет вручить ходатайство шерифа — есть также плата за обслуживание каждого адреса, по которому шериф должен пойти, если вы находятся в штате Джорджия. Если вы находитесь за пределами штата и хотите, чтобы шериф служил матери, вы необходимо будет связаться с офисом шерифа в стране проживания матери, чтобы узнать стоимость услуги. [« Служба » — это официальный способ уведомить мать и других лиц, причастных к вашему делу, о том, что вы подали свое дело, и у них есть возможность направить ответ в суд.]

    Если мать оставила ребенка с вами, и вы не знаете ее адрес, и вы пытались, но не можете найдите ее, тогда вам придется подать ей петицию путем публикации.Это означает, что ходатайство Заполнено, заполнено и затем опубликовано в официальной районной газете округа, в который вы подаете Петиция. Секретарь Высшего суда также может посоветовать вам размер платы за публикацию.

    Если мать была замужем за кем-то еще, когда родился ваш ребенок, или она указала кого-то еще в свидетельство о рождении вашего ребенка, как отца ребенка, вам также придется заплатить за обслуживание этого человека. (если вы находитесь в штате Джорджия) или вам нужно будет связаться с офисом шерифа в округе этого человека по месту жительства, чтобы шериф вручил этому человеку копию ходатайства.Если вы не знаете, где это человек жив, ему тоже придется обслуживаться изданием.


    ЧТО Я МОГУ ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ НЕТ ДЕНЕГ ДЛЯ ОПЛАТЫ ЭТИХ СБОРОВ?

    Если у вас нет денег для оплаты пошлин и сборов шерифа, вы можете попросить суд разрешить вам подать бесплатно. Форма, которая вам понадобится для этого, называется Аффидевит о бедности . Спросите семью Сотрудникам Юридического информационного центра за копию анкеты. Большинство форм, представленных в Семейном праве Информация Стоимость центра составляет 2 доллара.00. Для этих форм отказ от прав не предусмотрен.

    Заполняя Аффидевит о бедности, вы делаете письменное заявление в суд о своем ежемесячном доходе. и ежемесячные расходы, и почему вам было бы трудно платить пошлины за подачу заявки. Суд затем письменно уведомит вас о том, что вы можете подать свое дело без оплаты.

    Пожалуйста, обратитесь к секретарю Верховного суда, чтобы определить, не освобождает ли аффидевит о бедности какие-либо сборы. для публикации (если применимо).


    НАСКОЛЬКО ДЛИТЕЛЬНО ПРОДОЛЖИТСЯ ВСЕ ЭТО?

    В округе Фултон секретарь Верховного суда уведомит вас о дате суда в тот же день, когда вы подайте петицию. Обычно это примерно 30 дней. Однако это может не применяться, если вы подаете другой округ. Пожалуйста, обратитесь к секретарю Верховного суда, чтобы узнать, как и когда вы получите дату суда.

    От слов к делу на JSTOR

    Abstract

    Основываясь на междисциплинарной структуре, теоретически закрепленной в критическом анализе дискурса, и используя аналитические инструменты из системной функциональной лингвистики, эта статья объясняет важнейшее использование языка в обществе: процесс легитимации.В этой статье объясняются конкретные лингвистические способы, с помощью которых язык представляет собой инструмент контроля (Hodge and Kress, 1993: 6) и проявляет символическую силу (Bourdieu, 2001) в дискурсе и обществе. Принимая во внимание предыдущие исследования легитимации (например, Мартин Рохо и Ван Дейк, 1997; Ван Дейк, 2005; Ван Леувен, 1996, 2007, 2008; Ван Леувен и Водак, 1999), в этой конкретной работе разрабатываются и предлагаются некоторые ключевые стратегии легитимации. используется социальными субъектами для оправдания своих действий.Стратегии легитимации могут использоваться индивидуально или в сочетании с другими и оправдывать социальные практики посредством: (1) эмоций (в частности, страха), (2) гипотетического будущего, (3) рациональности, (4) мнений экспертов и (5) ) альтруизм. В этой статье объясняется, как эти стратегии конструируются и формируются лингвистически. Это исследование объясняет использование этих дискурсивных структур и стратегий на примерах выступлений лидеров разных идеологий, в частности Джорджа У.Буш и Барак Обама в двух различных вооруженных конфликтах, Ираке (2007 г.) и Афганистане (2009 г. ), чтобы подчеркнуть свои оправдания военного присутствия в пресловутой «войне с террором».

    Информация журнала

    Discourse & Society исследует актуальность анализа дискурса для социальных наук. Он стимулирует проблемно-ориентированный и критический подход и уделяет особое внимание политическим последствиям дискурса и коммуникации. Discourse & Society — это междисциплинарный рецензируемый журнал, основной целью которого является публикация выдающихся исследований в области анализа дискурса и социальных наук.Он фокусируется на формировании явной теории и анализе отношений между структурами текста, разговора, использования языка, вербального взаимодействия или коммуникации, с одной стороны, и социальными, политическими или культурными микро- и макроструктурами и когнитивными социальными представлениями, с другой. рука. То есть D&S; изучает общество через дискурс и дискурс посредством анализа его социально-политических и культурных функций или последствий. Его вклады основаны на формировании передовой теории и методологии нескольких дисциплин гуманитарных и социальных наук.

    Информация об издателе

    Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании.Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing.com

    Синонимы легитимации, антонимы легитимации — FreeThesaurus.

    com
    Конечно, поскольку договор такого рода будет означать широкую передачу суверенитета европейским межправительственным институтам, он потребует прямой народной легитимации через референдумы во всех государствах-членах, включая (и особенно) Германию.«Тот факт, что странам, финансирующим спасательные операции, не хватает демократической легитимации, теперь становится самым большим препятствием для совместного управления кризисами», — объясняет статья из Der Spiegel. Неправильный перевод короля Якова переоценил «легитимность» непорочного рождения ». Закон о дебаасификации означает рост насилия и террористической деятельности и станет узакониванием терроризма », — добавил он. Другими словами, если эта легитимация оружия« Хизбаллы »будет достигнута« под принуждением », это означает, что страна будет сидеть на бомбе замедленного действия. ждет, чтобы взорваться в гражданской войне, сказал Хамаде.В целом, однако, легитимация власти не была целью нашего мессианского сознания. * Объединить женщин, придерживающихся разных политических убеждений и философий, которые едины в своей решимости изучать, делать известными и помогать устранять причины и легитимацию войны; Между ними 13 других глав исследуют такие вопросы, как природа сознания, аутизм, легитимация альтернативной медицины, споры о фармацевтических тестах, происхождение порядка во Вселенной, возможность внеземной жизни, границы квантовых вычислений и роль фундаментальной науки в национальной безопасности.Статьи будут посвящены систематическим вопросам, таким как необходимость кодификации, информатика в законодательстве, использование научных исследований в законодательстве, расплывчатые нормы, связь между языком и правом, создание и толкование закона, фикции в законодательстве, отношения между законодателем. и судья, судебный надзор, конфликты норм, оценка законодательства, регулирование и легитимация закона. «Если обещания нарушены, это может быть грубым промахом, который снизит легитимность правительства SBY», добавил он. «Вместо этого Израиль должен спросить себя, где его легитимация, прежде чем требовать от ХАМАС легитимации». Но культурно-политическая легитимация Витте де С и, следовательно, его финансирование в решающей степени зависят от его шоу — наиболее заметной стороны этого учреждения. что он «не понимает» блогосферу, утверждает он: «Размещение прозы в электронной базе данных не может конкурировать с канонизацией, легитимизацией, предоставляемой этими старомодными печатными журналами». «Те, кто [поддерживает] легитимацию. о конкретных правах на сожительство гомосексуалистов необходимо напомнить, что одобрение или легализация зла — это нечто совершенно иное, чем терпимость к злу…. В результате, как утверждается в этой статье, феминизация розничной торговли способствовала легитимации и гендерному оформлению советской торговли.

    Легитимация | Game of Thrones Wiki

    Королевский указ, официально узаконивающий Рамси Сноу как Рамси Болтона

    « С этого дня и до последнего дня вы Рамзи Болтон, сын Руз Болтона, смотрителя Севера. »
    — Руз Болтон узаконенному Рамси Болтону, ранее бывшему Рамси Сноу. [src]

    Легитимация — это процесс, с помощью которого незаконнорожденный получает права и социальный статус истинного потомства по королевскому указу.

    История

    Сезон 1

    Печально известные Великие Ублюдки, узаконенные внебрачные дети короля Эйгона IV Таргариена, упоминаются в «Происхождение и истории Великих Домов Семи Королевств» . [1]

    3 сезон

    Кейтилин рассказывает Талисе, что когда ублюдок ее мужа, Джон Сноу, заболел в младенчестве, она молила Семерых, чтобы они оставили его в живых, и взамен пообещала любить его и просить мужа узаконить его.Джон выздоровел, но Кейтилин не сдержала ни одной из своих клятв. [2]

    Сезон 4

    В награду за роль Роуза Болтона в Красной свадьбе его внебрачный сын Рамси Сноу узаконен короной, но Руз не представляет указ Рамзи, пока ему не удастся освободить Ров Кейлин от железнорожденных. Это делает его официальным наследником Болтона и Руза с правом наследовать свои земли и титулы после смерти. Рамзи благодарен за это и обещает сохранить имя и традиции своего отца. [3]

    5 сезон

    « Станьте передо мной на колени, положите свой меч к моим ногам, присягните мне на службу, и вы снова воскреснете как Джон Старк, лорд Винтерфелла.
    — Станнис Баратеон Джону Сноу. [src]

    Станнис предлагает узаконить Джона как Джона Старка и сделать его лордом Винтерфелла и Хранителем Севера в обмен на клятву верности ему и помощь ему отвоевать Север у Болтонов. Джон признается Сэму, что это было первое, чего он когда-либо хотел, часто желая, чтобы его отец попросил Роберта Баратеона узаконить его (хотя он никогда не делал этого из уважения к Кейтилин), но решает вежливо отклонить предложение Станниса.Как Джон объясняет Сэму, он чувствует, что даже если Станнис официально освободит его от клятвы Ночному Дозору, клятва означает, что нужно взять на всю жизнь, поэтому из него не получится очень хорошего лорда Винтерфелла: в любом будущем клятвы, которые он дал как лорд Винтерфелла, вызвали бы сомнения и недоверие, если бы он даже был готов отказаться от своей клятвы, данной Ночному дозору. [4]

    Хотя Рамзи Болтон был узаконен как истинный Болтон, его статус наследника отца ставится под сомнение, когда Уолда Болтон, мачеха Рамзи, беременеет ребенком Руза, который, по словам мейстера Волкана, будет мальчиком.Сама Санса поднимает этот вопрос, одновременно противодействуя Рамзи, говоря ему в лицо, что, хотя он, возможно, был узаконен, он по-прежнему является незаконнорожденным сыном, узаконенным незаконнорожденным королем и который, вероятно, будет оттеснен за своего истинного сводного брата линия преемственности. [5]

    8 сезон

    После битвы при Винтерфелле Дейенерис решает узаконить Джендри, последнего выжившего сына Роберта и ублюдка, лордом Дома Баратеонов и предоставляет ему наследственное место его нового Дома — Штормовой Предел. [6]

    Известные узаконенные ублюдки

    Дом Блэкфайр был основан законным ублюдком Дэймоном Блэкфайром.

    • Сер {Демон Блэкфайр}, бывший Уотерс, внебрачный сын короля Эйгона IV Таргариена и Дейны Таргариен. Узаконенный его отцом на смертном одре последнего. Основал кадетскую ветвь Дома Блэкфайр и возглавил восстание против своего сводного брата, короля Дейрона II Таргариена. Погиб в битве на Краснотравном поле. [1]
    • Сер {Эгор Риверс}, внебрачный сын короля Эйгона IV Таргариена.Узаконенный его отцом на смертном одре последнего. Принял сторону своего сводного брата Деймона в Восстании Черного Пламени. Основатель Golden Company. Умер в ссылке в Эссосе. [1]
    • {Бринден Риверс}, внебрачный сын короля Эйгона IV Таргариена. Узаконенный его отцом на смертном одре последнего. Принял сторону своего сводного брата Дейрона в Восстании Черного Пламени. Считается колдуном. Убил своего сводного брата Деймона в битве на Краснотравном поле. Служил Десницей Короля, Мастером Шепчущихся, а затем Лорд-Командиром Ночного Дозора. [1] «
    • {Шиера Систар}, внебрачная дочь короля Эйгона IV Таргариена. Узаконенный ее отцом на смертном одре. Известная соблазнительница и, по слухам, колдунья. Любовник ее сводного брата Бриндена, но был также любим ее другим сводным братом Эгором, что вызвало между ними ожесточенную ненависть. [1]
    • Лорд {Рамси Болтон}, бывший Сноу, внебрачный сын Руза Болтона, лорда Дредфорта и смотрителя Севера, от жены мельника. Узаконен королем Томменом Баратеоном после освобождения Рва Кейлин от железнорожденных.Замужем за принцессой Санса Старк, чтобы заявить права на Винтерфелл. Убил своего отца, мачеху и новорожденного сводного брата, чтобы закрепить за собой положение. Служил главой Дома Болтонов, Лордом Дредфорта, Лордом Винтерфелла и Стражем Севера. Казнен после битвы ублюдков.
    • Лорд Джендри Баратеон, внебрачный сын короля Роберта Баратеона. Узаконен королевой Дейенерис Таргариен после битвы при Винтерфелле и назван лордом Штормового Предела.

    В книгах

    В романах «Песнь льда и пламени» ублюдки могут получить законный документ, позволяющий им взять фамилию своего отца и официально присоединиться к его дому, или взять новую фамилию и основать новый Дом (некоторые ублюдки принимают новую фамилию). имена всех вместе, например «Blackfyre», в то время как другие добавляют префикс к своему ублюдочному имени, например, «Longwaters»).Например, Дом Баратеон был основан Орисом Баратеоном, узаконенным сводным братом Эйгона Завоевателя.

    Однако, несмотря на то, что ублюдки выходят за рамки преемственности и наследования, все же есть исключения, которые вызывают огромные проблемы. Король Эйгон IV Таргариен узаконил трех своих внебрачных сыновей и одну из своих внебрачных дочерей на смертном одре. Его старший внебрачный сын, Деймон Блэкфайр, позже завладел Железным Троном и возглавил кровавую гражданскую войну, известную как Первое Восстание Блэкфайра.Его сыновья и потомки предприняли еще четыре попытки захватить Железный трон, прежде чем их последний претендент, Мэйлис Чудовищная, был убит сиром Барристаном Селми во время Войны Девятипенсовых королей. Иногда это используется как пример того, что происходит, если с ублюдком обращаются слишком хорошо и ему дают слишком много власти и легитимности. Следует отметить, что социальная стигма не снимается автоматически даже после формальной легитимации.

    Джордж Р.Р. Мартин заявил, что во вселенной легитимация происходит так редко, что не существует установленного юридического принципа, определяющего, где узаконенный ублюдок занимает место в линии преемственности: должны ли они преследовать всех истинных детей лорда или они должны быть размещены в соответствии с порядком рождения.Например, если Эддард Старк когда-либо узаконил Джона Сноу, не существует установленного правила для того, пойдет ли Джон позади или на впереди своих младших, но истинных сводных братьев Брана и Рикона. В случае Первого Восстания Блэкфайра это был спорный вопрос, потому что Дэймон Блэкфайр был не только ублюдком, но и просто моложе Дейрона II Таргариена. Последователи Деймона поэтому были вынуждены распространять слух о том, что Дейрон II был незаконнорожденным младшим братом своего отца.

    В романах Рамзи получает указ о легитимности, подписанный королем Томменом Баратеоном в качестве награды за роль, которую его отец сыграл в Красной свадьбе, поскольку он нуждался в наследнике после смерти своего истинного сына Домерика, который, по-видимому, умер. желудочного вируса.Руз считает, что Рамзи отравил Домерика из ревности к своему статусу наследника их отца. Он выигрывает у Рамзи, несмотря на это, поскольку он считает, что из-за своего возраста он не доживет до того, чтобы увидеть каких-либо детей, которые у него могут быть со своей новой женой Уолдой, доживут до совершеннолетия, и подозревает, что Рамзи все равно убьет их. Рамзи очень чувствителен к своему происхождению и очень яростно реагирует, если кто-то называет его «ублюдком» или «Снежным», даже без оскорбительного намерения.

    В сериале Уолда Болтон объявила, что беременна в 5 сезоне.В романах такого объявления нет. Единственное упоминание о ее беременности находится в последней главе Теона в «Танце с драконами», когда он видит, как Руза входит в Большой зал в Винтерфелле в сопровождении своей пухлой беременной жены. Руз ожидает, что между Рамзи и его детьми с Уолдой возникнет раздор. В пятом сезоне Руз использует беременность Уолды как предупреждение Рамзи, что он должен формировать и сдерживать свое поведение, потому что у Руз теперь есть запасной вариант для наследника вместо него.Руз признается Рамзи, однако, что он видит в нем большую часть своего молодого «я» (после рассказа о том, что он стал отцом Рамзи в результате жестокого изнасилования простолюдином), и очень хотел бы, чтобы Рамзи улучшил себя, не прибегая к лишению его наследства. Как сказал Мартин, не существует установленного юридического принципа, определяющего место узаконенного ублюдка в линии наследования, поэтому Руз может назвать или отменить имя Рамзи или ребенка Вальды как наследника Дома Болтонов полностью по своему усмотрению.

    Робб Старк планировал узаконить Джона Сноу и назвать его своим наследником, пока у него не родился сын от Джейн Вестерлинг — учитывая, что он ошибочно полагал, что другие его истинные братья мертвы, Арья, вероятно, мертва, а Санса была пленницей Ланнистеры.Он подписал указ в присутствии нескольких лордов в качестве свидетелей. Однако неизвестно, что стало с указом, поскольку он больше не упоминается в книгах. Предполагается, что Робб передал его Мэйдж Мормонт и Гальбарту Гловеру, но их текущее местонахождение неизвестно. Пока Джон не получил указа и не подозревает о его существовании.

    В романах Джон находит предложение Станниса узаконить его очень соблазнительным, но объясняет, что он связан своей клятвой перед Дозором. Мелисандра говорит ему: «Р’хлер — единственный истинный бог.Клятва, принесенная дереву, имеет не больше силы, чем клятва, принесенная вам. Откройте свое сердце и позвольте свету Господа войти. Сожгите эти чулки и примите Винтерфелл как дар Повелителя Света ». Джон обдумывает это, вспоминая, как, когда он был очень молод, слишком молод, чтобы понять, что это значит чтобы быть ублюдком, он мечтал, что однажды Винтерфелл станет его. Позже, когда он был старше, он стыдился этих снов. Теперь, чтобы заявить права на замок своего отца, он должен выступить против богов своего отца.Чем больше Джон думает об этом, тем больше он ненавидит мысль о разрушении чудачества Винтерфелла. Он смотрит на Призрака, чей белый мех и красные глаза напоминают ему сердечное дерево, и это то, что заставляет его отклонить предложение легитимации.

    Список литературы

    770-609-1247 | Адвокаты по легитимации штата Джорджия

    Позвоните по телефону 770-609-1247, чтобы поговорить с одним из наших опытных юристов по легитимации.

    Единственный способ, кроме вступления в брак с матерью ребенка, чтобы отец ребенка, рожденного в штате Джорджия, мог установить законные права на своего ребенка, — это подать иск о легитимации в Верховный суд.

    Только отец ребенка может подать прошение о признании его ребенка законным.

    Часто не состоящие в браке отцы стремятся быть узаконенными, когда их попытки проводить время со своим ребенком пресекаются матерью. В случае успешной легитимации отец может рассчитывать на регулярные посещения со своим ребенком, но также может ожидать, что он будет платить алименты. Однако нередки случаи, когда отец подает заявление о легитимации своего ребенка, а мать оказывается непригодной (злоупотребление наркотиками, психическое заболевание, бездомность и т. Д.).). В этих случаях отец может рассчитывать на то, что он станет основным физическим и юридическим опекуном ребенка (детей), и обычно от него не требуется выплачивать какие-либо алименты. Для получения дополнительной информации см. O.C.G.A. Разделы с 19-7-20 по 19-7-27. >

    Большинство случаев легитимации являются успешными, поскольку отец будет узаконен, получит значительные и регулярные посещения и получит законные права на своего ребенка (детей).

    Постановление Верховного суда Джорджии о легитимации устанавливает юридические отношения отца и ребенка между заявителем и его ребенком.Порядок легитимации устанавливает, что ребенок может наследовать от своего законного отца или отец может наследовать от своего ребенка. Приказ о легитимации позволяет указывать законного отца в свидетельстве о рождении ребенка в качестве отца. Многие отцы ошибочно полагают, что простое указание в свидетельстве о рождении у отца делает ребенка легитимным. Отец все равно должен подать ходатайство в суд, чтобы узаконить ребенка. Распоряжение суда о легитимации — это единственный способ признать отца ребенка, рожденного вне брака, законным отцом ребенка и, следовательно, ходатайствовать об опеке и / или свидании с этим ребенком.

    Опекунство и алименты почти всегда рассматриваются как часть действия по легитимации.

    Следует отметить, что если ребенок был узаконен и мать ребенка умирает, отец не получает автоматически опеку над ребенком. Поэтому иногда необходимо подать иск о легитимации в отношении в остальном здоровых родительских отношений, если мать скончалась. В Грузии иск о легитимации следует подавать в Высший суд округа, где проживает ребенок.Однако, если в отношении ребенка ожидается усыновление, ходатайство о легитимации должно быть подано в округе, где было подано усыновление.

    Закон о разводе и семье — регионы Грузии, которые мы обслуживаем

    Наши адвокаты по бракоразводным процессам и семейные адвокаты Джорджии рассматривают дела в следующих городах и населенных пунктах: Атланта, Альфаретта, Розуэлл, Дулут, Джонс-Крик, Милтон, Камминг, Шарон-Спрингс, Сувани, Мариетта, Вудсток, Сэнди-Спрингс, Кеннесо, Гейнсвилл. , Мидтаун Атланта, Норкросс, Лоуренсвилль, Кеннесо, Дулут, Бакхед, Данвуди, Винингс, Смирна, Буфорд, Парк Инман, Старый Четвертый приход, Декейтер, Грант-Парк, Восточная Атланта и Вирджинское нагорье.

    Наши адвокаты по бракоразводным процессам и семейные адвокаты в Джорджии часто рассматривают дела клиентов, проживающих в следующих округах: Фултон, Гвиннетт, Форсайт, Кобб, ДеКалб, Генри, Чероки, Дуглас, Кэрролл, Коуэта, Полдинг, Бартоу, Холл, Барроу, Уолтон, Ньютон, Рокдейл, Генри, Сполдинг, Фейет и Клейтон.

    У нас есть офисы, удобно расположенные по адресу:

    Alpharetta Georgia
    North Point Park
    5755 North Point Parkway
    Suite 51
    Alpharetta, GA 30022
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Атланта Джорджия
    Colony Square
    1201 Peachtree Street, 400
    Colony Square, Suite 200
    Atlanta, GA 30361
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Данвуди / Сэнди Спрингс
    GA 400, Атланта Джорджия

    1200 Абернати Роуд, корп 600
    Центр города Нортпарк
    Атланта, Джорджия 30328
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Камминг Джорджия
    Авеню Форсайт
    410 Пичтри Паркуэй
    Здание 400, Люкс 4245
    Камминг, Джорджия 30041
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Johns Creek / Duluth Georgia
    11555 Medlock Bridge Road
    Suite 100
    Johns Creek, GA 30097
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Дулут Джорджия
    Сахарная голова
    2180 Satellite Boulevard
    Suite 400
    Duluth, GA 30097
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Kennesaw Georgia
    TownPark Center
    125 TownPark Drive
    Suite 300
    Kennesaw, GA 30144
    Телефон: 770-609-1247 | Карта
    Lawrenceville
    Huntcrest
    1755 North Brown Road
    Suite 200
    Lawrenceville, GA 30043
    Телефон: 770-609-1247 | Карта

    Авторские права © 2021 | Колман Юридическая Группа, ООО | Все права защищены.

    Добавить комментарий