Меланхоличная девушка это: Значение слова «меланхоли́чный»

Содержание

МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ — это… Что такое МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ?

МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ
МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ
МЕЛАНХОЛИ́ЧНЫЙ, меланхоличная, меланхоличное; меланхоличен, меланхолична, меланхолично (книжн.). То же, что меланхолический.

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

.

Синонимы:

Антонимы:

  • МЕЛАНХОЛИЧКА
  • МЕЛАНХОЛИЯ

Смотреть что такое «МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ» в других словарях:

  • меланхоличный — см. унылый Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. меланхоличный прил., кол во синонимов: 12 • …   Словарь синонимов

  • МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ — МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ, ая, ое; чен, чна. Склонный к меланхолии, выражающий меланхолию. М. характер. М. вид. | сущ. меланхоличность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • меланхоличный — МЕЛАНХОЛИЧЕСКИЙ, МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ ая, ое. mélancolique пол. melankoliczny <лат. melanculicus. 1. Отн. к меланхолии и к меланхоликам, свойственный им. БАС 1. Книги, художественные инструменты около нее лежали, ибо меланколический нрав очень… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Меланхоличный — прил. 1. Склонный к меланхолии [меланхолия II] (о человеке). 2. Выражающий меланхолию [меланхолия II] (о взгляде, взоре). 3. Преисполненный меланхолии [меланхолия II]; грустный, унылый. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • меланхоличный — меланхоличный, меланхоличная, меланхоличное, меланхоличные, меланхоличного, меланхоличной, меланхоличного, меланхоличных, меланхоличному, меланхоличной, меланхоличному, меланхоличным, меланхоличный, меланхоличную, меланхоличное, меланхоличные,… …   Формы слов

  • меланхоличный — бойкий радостный расторопный шустрый …   Словарь антонимов

  • меланхоличный — меланхол ичный; кратк. форма чен, чна …   Русский орфографический словарь

  • меланхоличный — кр.ф. меланхоли/чен, меланхоли/чна, чно, чны; меланхоли/чнее …   Орфографический словарь русского языка

  • меланхоличный — Syn: см. унылый …   Тезаурус русской деловой лексики

  • меланхоличный — ая, ое; чен, чна, чно. = Меланхолический (2 зн.). М. голос. М ая женщина. М ая песня. М. вид. М ое лицо. ◁ Меланхолично, нареч. М. слушать музыку. М. глядеть в окно. М. протянуть руку. Меланхоличность, и; ж. М. настроения. М. взгляда …   Энциклопедический словарь

Книги

  • Александр I. В 2-х книгах, Валишевский Казимир. Казимир Феликсович Валишевский (польск. Kazimierz Waliszewski; 1849- 1935)- польский историк, писатель и публицист, известный в России сочинениями, посвященными истории России XVII-XIX вв. Он… Подробнее  Купить за 1842 руб
  • Александр I (комплект из 2 книг), К. Валишевский. Казимир Феликсович Валишевский — польский историк, писатель и публицист, известный в России сочинениями, посвященными истории России XVII-XIX вв. Он издает во Франции на французском языке,… Подробнее  Купить за 1630 руб
  • От рожденья к смерти…, Андрей Лукин. В чем смысл нашей жизни? Как найти счастье в череде серых и безнадежных дней? Существует ли настоящая любовь? Для тех, кто хоть раз задумывался над этими вечными вопросами, лирика молодого… Подробнее  Купить за 246 руб
Другие книги по запросу «МЕЛАНХОЛИЧНЫЙ» >>

«Меланхоличная красота» в разделе «Искусство»

Американка японского происхождения Одри Кавасаки говорит, что ее героиня подобна призраку: она постоянно ускользает от художницы, тем самым вдохновляя ее на новые работы.

«Глубже» © Одри Кавасаки. Изображение: Blogspot
Одри Кавасаки (Audrey Kawasaki) родилась в 1982-м году в Лос-Анджелесе. Она с детства читала японские комиксы манга, смотрела мультфильмы в стиле манга и аниме, обожала их, перерисовывала любимых героев и мечтала стать комиксистом. Именно с манги началось ее увлечение рисованием. Окончив школу, Одри поехала в Нью-Йорк, в Институт Пратта (Pratt Institute) — одно из лучших художественных учебных заведений Восточного побережья. Она училась на факультете живописи и рисунка. По словам художницы, в Нью-Йорке все были повально увлечены концептуальным искусством, и ей с ее любовью к иллюстрациям и фигуративными работами, было тяжело.
«Глубокие воды» © Одри Кавасаки
На занятиях в институте Одри вместе с другими студентами писала маслом обнаженную натуру. Однажды она попробовала использовать вместо холста деревянную поверхность, а когда показала свою работу преподавателям, они сказали, что так делать не стоит. Вернувшись после первого курса домой на каникулы, Одри снова попробовала изобразить женский образ на доске с помощью масла. И процесс, и результат ей так понравились, что она поняла, что нашла свой путь в искусстве. Проучившись еще один год в Нью-Йорке, она бросила институт, вернулась в Лос-Анджелес и посвятила себя рисованию. По ее словам, на Западном побережье люди более открыты всему новому и легче воспринимают творчество молодых художников.

Так как Одри выросла на японских комиксах манга, героини которых обычно выглядят, как очень сексуальные нимфетки с гипертрофированными глазами и грудью, длинными волосами и ногами, нет ничего удивительного в том, что персонажи Одри — соблазнительные девочки-подростки.

«Все мои работы, все мои девушки — это портрет одного и того же существа.»

На вопрос, почему Одри изображает только девушек она говорит: «Для меня это естественно. Это — то, что мне не надоест. Все мои работы, все мои девушки — это портрет одного и того же существа. Это все ее портреты. Возможно, физически она выглядит по-разному, но в конечном итоге я хочу изобразить именно ее. У меня зависимость от нее, она меня преследует. Я ей одержима. Она — моя любовь. Моя движущая сила. Моя муза. Мое проклятие. Моя недосягаемая». Американка говорит, что ее героиня подобна призраку: она постоянно ускользает от художницы, тем самым вдохновляя ее на новые работы. «После школы» © Одри Кавасаки. Изображение: Sara Cannon
Помимо манги, сильное влияние на Одри оказал стиль ар-нуво. Среди ее любимых художников: Альфонс Муха, Эгон Шиле, Густав Климт и Джон Сингер Сарджент. Из современных художников она выделяет Джеймса Джина (James Jean), Сэма Вебера (Sam Weber), Исао Эндрюс (Esao Andrews), Джонатана Вайнера (Jonathan Weiner), Ая Като (Aya Kato), Хидеаки Кавасима (Hideaki Kawashima), Фуко Уэду (Fuko Ueda) и Катсуйя Терада (Katsuya Terada).

Фрагмент работы Альфонса Мухи — однго из представителей стиля ар-нуво

Ар-нуво (фр. art nouveau — ‘новое искусство’) или модерн (фр. moderne — ‘современный’) — художественное направление в искусстве, наиболее распространенное в последнем десятилетии XIX — первом десятилетии XX века. Для него характерен отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, интерес к новым технологиям, расцвет прикладного искусства, а также стремление сочетать художественные и утилитарные функции создаваемых произведений и вовлечь в сферу прекрасного все сферы деятельности человека.

Работы любимых художников Одри Кавасаки

Хотя в списке художников, вдохновляющих Одри Кавасаки, нет японских мастеров прошлого, если посмотреть на гравюры, выполненные в стиле укиё-э, становится очевидно, что их стилистика косвенно повлияла на творчество американки.

Работа Китагава Утамаро

Работа Китагава Утамаро

Укиё-э — направление в изобразительном искусстве Японии, получившее развитие в XVII-XIX веках. 

Для него характерны картины обыденной жизни, созвучные городской литературе данного периода. На гравюрах изображались прекрасные гейши, борцы сумо, самураи, актёры театра кабуки. Позднее стала популярной пейзажная гравюра. Самые известные представители укиё-э: Китагава Утамаро, Кацусика Хокусай, Утагава Хиросигэ.

Многие обвиняют Одри в том, что на ее работах девочки-подростки изображены в слишком откровенном виде и могут восприниматься как пропаганда педофилии. Естественно, сама художница так не считает и очень страдает от подобной интерпретации своих работ. Для нее персонажи ее работ не имеют возраста. Художнице интересно исследовать темную сторону человеческой натуры, а то, что ее героини молодо выглядят не значит, что они не могут переживать и испытывать сильные чувства. В том, что окружает героинь Одри  — раковинах, цветах, орнаментах — нет скрытого смысла: американка говорит, что  любит природные мотивы и изображает то, на что приятно смотреть. «Ночной парад» © Одри Кавасаки. Изображение: Sara Cannon

«На самом деле, белизна холстов меня подавляет. А тон и текстура дерева мне знакомы — они меня успокаивают. В этом есть и доля ностальгии.»

Одри Кавасаки пишет маслом по дереву. По ее словам, дерево создает прекрасную атмосферу для рисования. «На самом деле, белизна холстов меня подавляет. А тон и текстура дерева мне знакомы — они меня успокаивают. В этом есть и доля ностальгии. Еще мне очень нравится процесс резки и шлифовки дерева: мне нравится, что можно самому создать материальный объект, который будет выглядеть именно так, как ты задумал», — говорит художница. «Королева птиц» © Одри Кавасаки Образы Одри пропитаны эротизмом, они соблазнительны, но в то же время им часто присуща отстраненность и меланхоличность. С годами художница стала чаще писать тревожные и мрачные картины, в которых неизменно присутствует ее узнаваемая героиня: школьница с анатомическими моделями человека, обнаженная девушка с крокодилами, лесное привидение с духами лис и т.д. Судя по многочисленным интервью, Одри Кавасаки очень скромна. Она говорит, что ее до сих пор поражает, что людям нравятся ее работы, и каждый раз, когда на выставке ее картины буквально разлетаются, она удивляется и радуется. Многие люди делают себе татуировки по мотивам работ Одри. «Это более чем лестно. Люди навсегда переносят мои работы себе на тело. Каждый раз, когда я вижу подобные татуировки, я думаю: «Боже мой! С ума сойти!»» — говорит американка. 
«Одержимая» © Одри Кавасаки Постепенно женственные персонажи американской художницы и необычная текстура ее работ привлекли внимание как ценителей искусства, так и обычной публики. С 2005-го Одри постоянно участвует в выставках: ее работы экспонировались в разных городах США, включая Лос-Анджелес, Сиэтл и Нью-Йорк, а также в других странах: в Австралии, Англии, Италии, Канаде и Японии. Иногда Одри участвует в коммерческих проектах — так, например, она создала графику для телефонных чехлов, обложку для музыкального альбома и оформление коробочек для освежающих дыхание конфет. В основном же Одри зарабатывает продажей своих работ и репродукций.

Оформление коробок освежающих конфет Hint Mint

Материал подготовили Ксения По и Дмитрий Звягин. Использованы отрывки из интервью с сайтов: LA Weekly, Back Alley Tabernacle, Mac Tribe, NY Art Magazine. Узнать больше об Одри Кавасаки вы можете, посетив ее сайт и страницу на Facebook.

Меланхолия — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

41—50 из 428

Это не фантастика, это художественная документалистика. Драма столь тонкая и пронизывающая, что людям восприимчивым и способным погружаться в идею целиком лучше не смотреть.

Безысходность смерти… Мы такие занятые, каждый день строим планы, в октябре мы сменим работу, в марте поедем в отпуск, на следующей неделе пойдем в парикмахерскую, и все как-то случайно, за недостатком свободного времени забыли, что может не быть никакого ‘следующего…’ Единственный 100%но гарантированный факт каждой жизни — тот, что она конечна.

Восхитительная работа как режиссера, так и оператора, и актеров. Я не смотрела кино, я проживала с этими людьми это время, видела каждую их эмоцию, даже те, которые совсем не предназначены для глаз посторонних, я увидела страшное, и мне стало страшно. И грустно.

За невыносимую правду, сказанную громко, и экзистенциальные эмоции, которые еще ни один фильм не заставил меня испытывать

10 из 10

прямая ссылка

13 июля 2011 | 00:33

Den is

Меланхолия в Петрозаводске

Еще два года назад, когда на Каннском кинофестивале шумел скандалом «Антихрист» — предыдущий фильм Ларса фон Триера (тогда фильм получил антиприз за женоненавистничество) – можно было лишь мечтать, чтобы увидеть картину главного провокатора мирового кино в Петрозаводске на большом экране. Но уже в 2011 году новый фильм датского гения «Меланхолия» дошел и до нашего города. Стало быть, растем и развиваемся, а это не может не радовать. И конечно, я поспешил на первый же сеанс, иначе и быть не могло.

«Меланхолия», в отличие от своего создателя, которого объявили персоной нон-грата за смелые высказывания на пресс-конференции, не наделала шума на фестивале, не вызвала яростных споров, не ошеломила зрителей провокационностью и откровенностью сцен. Фильм вообще был принят намного спокойнее, чем обычно принимают картины Триера. «Это самый честный и личный, но не самый сильный фильм Ларса» — в такой оценке сошлись многие критики.

Фильм разделен на пролог, в котором мы сразу узнаем, чем все закончится (умышленный ход автора, чтобы зрители были спокойны и могли смотреть не на то, к чему все идет, а на то, как оно к этому идет), и две основные части, каждая из которых названа именами главных героинь фильма – сестер Джастин (Кирстен Данст) и Клэр (Шарлота Генсбур).

Джастин – депрессивная, меланхоличная девушка, замкнутая в своих невеселых мыслях о бренности этого мира, о том, что жизнь на Земле – зло. Она тяготится обществом со всеми его правилами и условностями, хотя и пытается ради своих близких перебороть свой душевный недуг. Первая часть фильма – свадьба Джастин, которую для нее организует сестра со своим мужем, но которая ей не нужна, ведь свадьба для нее – очередная условность, череда нелепых обрядов. Свадьба окажется весьма необычной и кончится совсем не тем, чем должны кончаться свадьбы. Эта часть волей-неволей вызывает ассоциации с фильмом Томаса Винтерберга «Торжество», который был снят по Догме-95. И эти ассоциации – безусловно, плюс.

Клэр – уравновешенная, дисциплинированная женщина, которая знает, что и как должно быть в этой жизни. Она хороший организатор, у нее все четко и точно, все по правилам. Но ее стойкость и уравновешенность нарушится во второй части фильма, в которой герои готовятся к невероятному зрелищу – огромная планета Меланхолия должна пролететь мимо Земли на минимальном от нее расстоянии, таком, что захватит даже часть атмосферы нашей планеты. Зрелище обещает быть крайне красивым. И красиво будет. Чего стоит финальная сцена! Но Клэр боится, что планеты могут столкнуться, а у нее маленький сын, которого она так любит. Заверения мужа, что этого не произойдет, действуют слабо – расчеты ученых могут быть ошибочными. А здесь еще депрессивная сестра, которая говорит, что конца не миновать…

Как Терренс Малик в « Древе жизни», так и Ларс фон Триер в «Меланхолии» смог соединить в одной картине частное и всеобщее, личное и эпическое. Музыка Вагнера и мощная актерская работа исполнительниц главных ролей (Кирстен Данст была удостоена награды за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале, что интересно, Шарлота Генсбур получила такую же награду за роль в фильме «Антихрист») дополняют визуальную и смысловую полноту картины, такой личной картины Ларса фон Триера.

В «Меланхолии» Триер показал, что он не только большой провокатор, наглый, дерзкий и беспощадный, но еще и тонкий, глубокий лирик. Это, наверное, самый поэтический, самый душевный и один из самых жизнеутверждающий фильмов датчанина… Несмотря на меланхолию и ее последствия.

«Я работал над фильмом два года – и с большим удовольствием. Все работали с полной отдачей и вкладывали свой талант в цель, которую знал только я».

прямая ссылка

29 июля 2011 | 12:06

OharaObama

Впечатление о просмотренном: melas — черный + chole — желчь

Нет! Мир не такой, каким бы вы хотели его видеть. Люди не те, какими кажутся. Ларс Фон Триер просто обожает рушить первое впечатление, вдребезги. Не только о фильме, но и о себе.

Большая часть фильма посвящена трагизму женской участи. 90% эмоциональной нагрузки в ‘Меланхолии’ вынашивают женщины, и лишь только 10% мужчины. Ларс отождествляет в своем фильме самое ужасное, что может произойти с матерью, дочерью, сестрой. Мужской пол слишком слабый, как считает режиссер, для того чтобы вынести настолько бедственное положение и поэтому никому их них не достается право на радикальные поступки.

С началом Фон Триер, откровенно говоря, поработал недобросовестно. Если будет время, посмотрите ‘Рассекая волны’ его же сочинительства и на вас сразу найдёт меланхолия. Та же свадьбы, та же слегка неадекватная невеста. За первой частью и далеко идти не пришлось. А Вот со второй частью фильма Ларсу всё-таки пришлось помудрить. Ну чтобы фильм хоть как-то окупался надо было затронуть актуальную проблему. Так-так, экономический кризис явно не вписывался в жанр драмы, да и тем более фантастики, что осталось — 2012! Давно мы это не вспоминали, спасибо Ларсу, что напомнил. И назвал он эту глобальную катастрофу очень красиво — ‘Меланхолия’. Да, немного интригует, но после просмотра не возникает никакого чувства глубокого погружения в проблему, рассмотренную в фильме, никакого послевкусия, поверьте, только сожаление о потерянном времени.

Ларс Фон Триер уже давно заявил о себе на мировой кино-арене и вполне имеет право получать лавры не за работу, а за имя. Если вы все-таки найдёте смысл в этом фильме, пожалуйста, сообщите!

прямая ссылка

29 октября 2011 | 23:42

Надюша

Какой хрупкой может быть жизнь…

Это страшный, опустошающий фильм. После него выходишь на подкашивающихся ногах и не можешь поверить, что Земля еще существует, а Солнце светит все так же ярко. Кажется, что с последними кадрами закончилось все и в реальной жизни. Выходить из кинозала странно и страшно.

Эта история о двух сестрах, хоть и разных, но испытывающих удивительную, мало с чем сравнимую гамму чувств. Фильм поделен на две части, и каждая из этих частей посвящена одной из девушек. Одна из героинь не знает, что к Земле приближается планета, а вторая этого страшно боится.

Но, несмотря на это, нельзя сказать, что у первой все хорошо. На первый взгляд может показаться, что она счастлива, что она смело идет к своей новой – успешной и счастливой – замужней жизни, но это только на первый взгляд. За лучезарной улыбкой скрывается такой страх и такая неуверенность и страшная усталость, что хочется бежать. Неважно куда, лишь бы бежать. И героиня Кирстен Данст все время бежит, будто ищет спасения. Она как представители животного мира – чувствует угрозу, но не может окончательно осознать ее. Она боится. Неосмысленно. Но этот страх приводит ее к тому¸ что она начинает рвать все гнетущие ее связи, будь то нелюбимая работа или теоретически любимый муж. Казалось бы, она ничего не делает, но все вокруг нее рушится, и она начинает рушиться вместе с окружающими ее вещами. Она не пытается сбежать от себя, она вообще пытается сбежать, хотя и не понятно, куда.

В этой – первой – части фильма герои будто еще не знают об опасности. И поступки Джастин кажутся странными и глупыми. А ее сестра будто действительно боится всего лишь за устроенный ею праздник. Но истинные мотивы поступков героинь становятся ясны во второй части. Тогда и выплывают страхи Клэр перед планетой, которая должна пройти мимо, хотя и не пройдет, что было сказано еще в первые минуты фильма. В этой второй части вокруг нет пестрого роя гостей, никто не рвется поздравлять, мучить, никто не нарушает того мира, в котором живут сестры. Такое впечатление, что весь мир, все люди планеты ограничиваются только этой семьей. А вне их поместья нет вообще ничего. Что все эти люди, что буквально вчера были на свадьбе, уже не существуют – что они растворились, исчезли. Или что их не было вовсе.

Джастин кажется уже почти неживой, несчастной, не могущей даже ходить. Она оказывается близка к природе, она чувствует приближение опасности. Не зря она говорит, что многое знает. Страшная депрессия сменяется для нее спокойствием, удивительным спокойствием обреченного человека. А ее сестра, напротив, переживает, мучается, надеется. Казалось бы, бояться нечего, но сестры чувствуют что-то нехорошее. Они оказываются оторванными от цивилизации. Кто знает, может, остального мира уже нет?.. У них не получается покинуть поместье: лошади не хотят пересечь мост, машины не работают, а то странное средство передвижения, что еще ездит, все равно ломается перед мостом. Их дом становится для них и тюрьмой, и склепом, и убежищем. Исчезнувшее электричество лишь усиливает впечатление оторванности от всего мира, впечатление отсутствия жизни за пределами этого дома.

Сестры меняются ролями: теперь уже другая пытается бежать куда-то, хотя очевидно, что бежать некуда. Вторая спокойна. Она освободилась уже от всех земных уз, оставшись с самыми близкими людьми. Удивительно, как женщины в этой картине, при всей их внешней слабости, истеричности, оказываются сильнее, чем мужчины. Как они, хоть и боятся, но находят в себе силы спокойно ждать окончания истории, не пытаясь найти простых решений.

Вся эта гамма чувств: надежда, отчаяние, освобождение, паника – вся она показана в одной картине. Всю ее переживают всего лишь две женщины. Весь ужас и неотвратимость происходящего передает всего одна мелодия, звучащая то тише и спокойней, то громче… В остальное время картинка странно обычная. Она трясется, закадровой музыки нет. Будто мы просто подсматриваем в замочную скважину за сестрами. Но музыка, появляющаяся в важные моменты, возвращает нас к мысли, что все конечно. Что жизнь конечна. Даже жизнь миллиардов людей. Фильм заканчивается тем, чем и начинается. А после – пустота. Тишина. Абсолютная тишина и строгие, безжизненные титры. Ничего больше нет. Все кончилось.

Из зала зритель даже не выходит: выползает на подкашивающихся ногах и с абсолютной пустотой в душе. Выйдя на улицу и подняв глаза к небу, он буквально счастлив просто тому, что он жив, и что все виденное – всего лишь фантазия.

10 из 10

прямая ссылка

10 июля 2011 | 20:26

Фильм «Меланхолия» я ждала с нетерпением, предвкушая что-то красивое, глубокое и необычное. Уже вначале мне понравились красивые картины, сменяющие друг друга около 10 минут под проникновенную музыку… Одним словом, я приготовилась к какому-то открытию.

И вот мы оказались на свадьбе Джастин. Все веселятся, смеются, шутят, жених и невеста, кажется, счастливы, сестра невесты, Клэр, подготовила замечательную свадьбу. Но почему-то, смотря на весь этот праздник, ощущается какая-то опустошённость, бессмысленность происходящих событий. Очень странные реплики матери, абсолютно наглое поведение начальника, а самое главное, неадекватное поведение Джастин вызывало во мне недоумение. И потом я поняла, почему эта свадьба казалась мне опустошённой. Потому что она показана глазами Джастин, а она, как известно, олицетворяет в фильме Меланхолию. Меланхолию – как планету, готовую поглотить Землю безо всякой жалости.

Она такая…такая дружелюбная… говорит Клэр, глядя на приближающуюся к Земле Меланхолию, но нам она дружелюбной не кажется. Равнодушной – да. Впрочем, как и сама Джастин.

Многим героиня Кирстен Данст понравилась, и я удивлена, почему. Если представить на секунду, что она глубоко несчастна, тогда зачем всё это? Зачем свадьба? Лично я не увидела в её женихе ничего такого отталкивающего и чудовищного, чтобы так с ним поступить. Отсюда ещё один вопрос – за что он вообще полюбил Джастин? Девушку, которая в тайне ненавидит весь мир, но всё же в нём живёт, не пытаясь ничего изменить. Она только всё рушит. Хорошо. Всем нам приходится притворяться, и не всегда мы поступаем так, как хотим, и не всегда нас окружают только приятные нам люди. Можно понять Джастин, что она решила порвать со всем этим разом. Но почему же она не стала счастливой? Почему мы видим её ещё более опустошённой, чем раньше?

Поведение Джастин во второй части фильма меня ещё больше оттолкнуло от неё. Почему она так озлоблена? Какое право она имеет так равнодушно и жестоко разговаривать со своей сестрой? Как она могла не поддержать Клэр в такой страшный момент, после всего, что та для неё сделала? И опять же, смотря на семью Клэр, её мужа, её ребёнка, которых она безумно любит, я чувствовала опустошённость и бессмысленность этой любви. Почему? Потому что опять всё это нам показано с ракурса Джастин – Меланхолии.

Наслаждайтесь, пока всё не кончилось – заявляет мать Джастин на свадьбе. Но этого наслаждения жизнью в фильме ни капли. Жуткая депрессия, ощущение пустоты, а главное, бессмысленности работы, друзей, семьи, любви! Ощущение ненависти к жизни и стремления к смерти. Да, с таким миром расстаться не жаль.

Клэр паникует, Джастин в полном спокойствии. А что собственно ей терять? Всё, что могла, она в своей жизни уже разрушила и не стремиться обрести счастье. Очень жаль Клэр. Вообще, из всей галереи людей, представленных глазами Меланхолии, мне понравилась Шарлотта Генсбур. И очень жаль, что её любовь не вызывает ощущения счастья, а только бессмысленности, что говорит о таланте режиссёра. Но это же не так! Разве Земля такая? Разве всё, что мы делаем бессмысленно только потому, что мы рано или поздно умрём? Конечно, можно хоть сейчас послать всё к чёрту, возненавидеть весь мир и ждать всеобщего конца света, но только – зачем? Не лучше ли любить и быть любимыми, стремиться к своему частью и делать счастливыми своих родных и близких?

Я считаю, что кино – это величайшее искусство, которое должно воздействовать на человека, учить его чему-то хорошему, заставлять его делать открытия, добиваться от него эффекта очищения, осознания чего-то важного, возможно, переоценки ценностей. Чему же учит данный фильм? Единственный человек, Клэр, которая искренне любит и пытается жить счастливо, растоптана фильмом, низведена до уровня таракана, которого не жаль, как и всех остальных. Да, я верю, что планете, движущейся на Землю, абсолютно наплевать, кто заботится о ближнем, а кто законченный эгоист, все умрут одинаково. Но это не значит, что жить вообще не нужно.

Таким образом, фильм «Меланхолия» получился с красивым началом и финалом, с потрясающей музыкой Вагнера, но превращающий все жизненные ценности в мусор, а людей – в жалких существ, недостойных жить. Отговаривать смотреть фильм я не стану, всё же он нашёл своего зрителя, просто им оказалась не я. С теорией «Земля – это зло» я не собираюсь мириться, уж простите.

3 из 10

прямая ссылка

31 декабря 2011 | 16:28

Однажды в детстве мы с друзьями играли в логические игры. Мы были маленькие, и задачки были глупыми. «Что появилось раньше – курица или яицо?», «Сможет ли всемогущий бог создать камень, который сам не сможет поднять?»…. Кто-то сказал тогда: «А попробуйте представить себе бесконечность». Мы попробовали, и у нас не получилось. У меня это не получается до сих пор. Тем не менее, рецензию на фильм Ларса фон Триера «Меланхолия» я хочу начать именно с описания бесконечности.

Попробуйте представить себе бескрайнее чёрное пространство. В нём нет понятий верх и низ, право и лево. В нём тихо. Светят звёзды. Их много, но за ними есть ещё больше таких же звёзд. А за ними – ещё и ещё. И так без конца. Сложно, не правда ли? И вот, среди всей этой пустоты и беззвучия висит одинокая планета. А на планете живут люди. Они редко представляют себе, что живут именно на планете. На той самой планете, что висит в пустоте. Люди привыкли думать, что живут в домах, городах или странах. Они придумали законы, по которым живут эти города и страны. Создали религию, нормы, традиции. Придумали, что невеста на свадьбе должна быть в белом. Придумали смешные фраки, рекламу, бобовую лотерею, гольф. С высоты звёзд всё это похоже на огромный муравейник. Первое чувство, возникающее при просмотре «Меланхолии», — чувство космоса. Оно неприятное, пугающее. Это ощущение бескрайности, которая окружает со всех сторон, но о которой мы, занятые каждодневными проблемами, думаем так редко и так мало. Как, впрочем, и герои фильма.

Первая часть картины – свадьба. Здесь мы, как зрители, понимаем сразу несколько вещей. Например, то, что в семье более разумной и правильной всегда считали Клэр. Эта героиня вообще – воплощение рациональности. В противовес ей – сестра Джастина, олицетворение эмоциональности, спонтанности, творчества. Ни случайно её профессия связана с рекламой. Мы также понимаем, что Джастина больна, и болезнь её прекрасна. Героиня как будто счастлива – она улыбается, смеётся, веселится вместе с гостями. Но в следующую секунду её одолевает приступ невыносимой тоски – и она направляется спать прямо посреди ужина, в свадебном платье, не сказав никому ни слова. Или идёт принимать ванну. Или гуляет ночью по полю для гольфа. Эта печаль, безразличие, приступы страха – и есть так называемое «мрачное помешательство» или меланхолия. Что это за странная болезнь и почему она вдруг появилась у молодой, красивой, успешной девушки? Здесь-то и возникает второе чувство, связанное с фильмом Триера, — чувство мировой печали. Джастина уже в начале картины предчувствует скорую гибель всего. Возможно, она не может выразить этого словами. «Мне страшно», — говорит она матери. Чего же она боится? Джастина и сама до конца не понимает, но чувства не обманывают её. «Ничего», — вот слоган, который она придумала для новой рекламы. В этом слове отражено всё её мироощущение. Она чувствует, что скоро это «ничего» наступит. Поэтому происходящее вокруг неё кажется ей ненужным и бессмысленным. Джастина опаздывает на свою свадьбу, занимается любовью с едва знакомым мужчиной, даже блюда она передаёт не справа налево, а слева направо. Словно какой-то внутренний голос подсказывает ей, что всё это уже не имеет значения. Она стремится поговорить с отцом и матерью, словно знает, что уже никогда не сможет с ними поговорить. И своего жениха, мечтающего о качелях в яблоневом саду, она слушает невнимательно, словно знает, — не будет ни этого сада, ни этих яблонь. Джастина ничего не любит и ко всему одинаково равнодушна. Ей не страшно умирать, потому что жизнь, по её мнению, и так бессмысленна.

Во второй части фильма мы ближе знакомимся с Клэр, старшей сестрой. Она всегда точна, пунктуальна, аккуратна. Клэр любит порядок во всём, и ей становится страшно, когда что-то нарушает привычный ход вещей. Странные поступки сестры всегда выводили её из себя. Что уж говорить о планете, которая надвигается на Землю и грозится уничтожить всё живое. Разве может быть так, чтобы ничего не было? Разве это справедливо? Здесь вспоминается эпизод, в котором Клэр и Джон смотрят в телескоп на приближающуюся Меланхолию. «Она такая дружелюбная», — говорит героиня о планете, и эта фраза вызывает невольную улыбку. Планета не может быть настроена враждебно или дружелюбно. Во вселенной вообще не существует понятий хорошо и плохо. Они придуманы людьми и важны только для людей. То, что две планеты должны столкнуться, – не хорошо и не плохо. В этом нет никакой морали, это не божья кара, это скорее случайность. Так уж вышло, такая у них траектория движения. Проблема Клэр в том, что она не может смириться с полным отсутствием смысла. Она привыкла искать смысл в каждом поступке, в каждом действии. Она всегда знала, что делать. Но сейчас её ориентиры рушатся один за другим: сначала муж, которого она считала своей опорой в борьбе со страхом, убивает себя. Затем следует неудачная попытка бегства и спасения ребёнка. Всё, во что она верила, исчезло в один миг. Мы видим её потерянной и испуганной. Последняя её опора рухнула во время разговора с Джастиной. Та объяснила ей, что нельзя умереть прилично. Ты можешь принимать ванну или читать во время конца света – никому не будет до этого дела, тем более Вселенной, в которой понятия о приличии также не существуют.

В интервью Ларс фон Триер признался, что каждый его фильм – это фильм прежде всего о самом себе. «Клэр и Джастина — это две части моей души, — сказал он. – Если каждый из нас заглянет в себя, то наверняка обнаружит их черты».

Я хорошо помню чувство, с которым вышла из кинозала. Это чувство – радость. Над городом висело ночное небо, тихое и тёмное. В голову лезли разные мысли об этом небе, движении планет и смысле жизни. «Мы ничего не значим для бескрайнего пустого пространства вокруг. И оно уничтожит нас, когда представится случай. Мы не сможем помешать ему, нужно смириться и жить», — вот одна из тех мыслей, которые, наверняка, посетят вас после знакомства с «Меланхолией». Её, пожалуй, стоит впустить в свою голову, но только на мгновение. Дольше она там не продержится…

А что бы сделали вы, если бы это был последний день в вашей жизни?

прямая ссылка

11 февраля 2012 | 19:50

Свет гаснет. На экране потрясающей красоты увертюра, которая вводит в эмоциональный катарсис, сбивает с ног, останавливает дыхание. Это просто чудесно, восхитительно, я за первые 8 минут фильма многое для себя понял. Я понял что провокатор, киносадист и настоящий нонконформист Ларс Фон Триер- в первую очередь потрясающий творец и гениальный художник.

Много шумихи развелось вокруг этой картины, однако не из-за неё самой, а из-за шутки постановщика Ларса, который в очередной раз проверял реакцию людей. Он снова играет с нами, и его новая картина-прямое тому подтверждение.

Картина ‘меланхолия’ повествует о двух сёстрах, которые волею судеб скоро умрут, так же как и все остальные. Но конец показывают уже сначала, а лишь затем показывают последние дни жизни двух сестёр. Интересно то, что картина разделена на 2 части(на самом деле на 3), в каждой из которых делается акцент на конкретной героине.

Земля-зло. Мне не жаль, что она умрёт.

Здесь нет ‘вызова’, который был в Антихристе, здесь нет изобличения жалкой натуры общества. В этом фильме просто потрясающе показана неизбежность конца света, исследование психики людей внутри глобальной катастрофы, попытка разобраться в человеческой природе через уничтожение человечества. Планета ‘меланхолия’, свадьба в дорогом отеле, гольф-клуб с 18ю лунками-всё это детали ‘искусственной реальности’, которую создаёт Ларс, рисует красками. Здесь конечно не ‘Догвилль’ с нарисованными стенами на полу, но реализма здесь ненамного больше. Ларс прекрасно даёт понять зрителю, что он помещает своих героев в огромный аквариум, и делает с ним что хочет. Эффект от этого потрясающий.

И конечно же, второй человек который создаёт всю композицию-это Кирстен Данст. В начале 2000х и подумать было нельзя, что эта ‘простушка’ дорастёт до пальмовой ветви. Поведение её героини в фильме полностью отражает то состояние ‘меланхолии’, которое должно быть сидит внутри каждого из нас. И когда придёт конец света, кто-то выпустит его наружу. И уже ничего не будет боятся.

Потому что впереди-пустота…

9 из 10

прямая ссылка

11 июля 2011 | 15:02

Sergo1972

Меланхолия? Может просто — тоска

Как я устал от этих поисков золотой рыбки в мутной воде. Почему искусство должно быть сложным, почему мы ищем свет среди ночи, а не наслаждаемся им днем? Зачем восторгаться Квадратами Малевича и говорить о силе искусства, когда большей части обывателей это банально не интересно. Можно не понимать Ван Гога, относиться с симпатией или антипатией к своеобразному творчеству Лотрека, Дали… но зачем возводить на пьедестал сомнительное творение? В фильме Меланхолия есть несколько моментов, которые стоит отметить, по сути это несколько минутная завязка и концовка. Еще есть несколько моментов в процессе… и все… Съемка — ‘аля любительска’ — просто ужасна. Что это за бред делать подделку под ‘любительское хоум видео’? Это искусство? Не смешите. Когда от мельтешения на экране физиологически становится плохо, когда сюжет кроме депрессии и уныния ничего не вызывает — это то что стоит смотреть? Нет я не поклонник Американских пирогов и ему подобных, но и сомнительную философию я тоже не воспринимаю. Не надо убеждать меня в том, что Триер восхитителен и талантлив… Да, вполне возможно. Однако — смотреть это невозможно. Это просто жесткий депрессняк. что вы в этом находите? Пара красивых картинок? Атмосферность? Обнаженная Данст может всем затмила разум? Читаешь отзывы и диву даешься… ‘смотришь наглядеться не можешь’ и прочие изощрения. Господа, будьте ближе к народу, не надо делать хорошую мину при плохой игре. При желании я бы мог найти массу доводов в пользу этого фильма. Однако 2 часа просмотра — время вычеркнутое навсегда из жизни, потому что потеряв время я ничего не приобрел. Жуткая атмосфера, отвратительные съемки, за редким исключением, тусклые унылые краски… даже игра актеров как-то не спасает. Я в шоке. Да, это кино не для всех… среднестатистическому зрителю уж точно тратить время на этот фильм не стоит. Удивляюсь единодушным позитивным отзывам… Наверное те кому фильм совсем не понравился, просто промолчали. Жаль. В результате найдутся еще многие, кто посмотрев на высокие рейтинг и лестные отзывы потратят впустую 2 часа своего времени. Я бы в прокат пустил фильм с названием Тоска — так честней было бы.

прямая ссылка

28 ноября 2011 | 16:42

DaliaVitta

Меланхолия как предчувствие

Ларс фон Триер, интеллектуальный бунтарь и эстет разрушающегося хаотичного мира, постепенно перестаёт снимать фильмы. Теперь он транслирует их напрямую из иной реальности, полной зловещего очарования и шокирующей откровенности. Может быть, именно поэтому его картины всегда были и остаются неразгаданными до конца — ведь что может быть темнее глубин человеческой души? От личной трагедии «Танцующей в темноте» до апокалипсического апофеоза «Меланхолии», оказывается, всего один шаг, измеряемый ценой жизни, как таковой; ибо, «как наверху, так и внизу». Макрокосмос и микрокосмос переплетаются в сознании в единую прочную нить; что важнее, судьба одной отдельно взятой семьи, или судьба планеты, исполняющей на прощание танго смерти? Эпилог в самом начале фильма — единственно верный ход, завораживающий своей честностью и силой. Сновидение, до краёв заполненное экстатической музыкой Вагнера, прожитое в мучительно медленном движении, длится и длится, словно не закончится никогда. Сон самой Земли, предчувствующей скорую гибель, готовой к этой гибели с момента своего рождения. Время останавливается, впечатывая в память застывающие образы, озарённые потусторонним светом. И когда над пальцами апатичной Кирстен Данст с лёгким треском вспыхивают огни святого Эльма, мы вдруг начинаем ощущать полную сопричастность происходящему. Великолепный вороной жеребец, тихо оседающий на лужайку, грозовое нездешнее небо, беззвучный крик женщины с ребёнком на руках, две полупрозрачные вытянутые тени на солнечных часах… Обречённое благоговение.

А дальше космический шаман фон Триер возвращает нас в привычные реалии земной жизни. Громоздкий белый лимузин застревает на извилистой лесной дороге — нелепое препятствие для молодой семьи, тупик. Очаровательная цветущая невеста Джастин выглядит вполне счастливой рядом с подтянутым бодрым Майклом, но это лишь видимость. Джастин смеётся сквозь тень ледяной тоски, которая прочно завуалирована воздушной фатой, изысканными кружевами, мерцающим ободком обручального кольца. Опоздав на собственное торжество, новобрачные не придают этому никакого значения, тогда как гости и родственники четы, наоборот, находятся в состоянии томительной скуки и нарастающего раздражения. Заметив во взгляде строгой сестры немой укор, Джастин теряет задор и начинает раскрываться, как шкатулка с двойным дном. Щепетильность и чинная респектабельность организаторов праздника, нарочитая грубость и циничность матери, ненавидящей обряды, бесшабашная непосредственность пожилого отца, окружённого разнообразными сказочными «Бетти»… Всё это бурлящее социальное кипение поднимает из омута души Джастин такое древнее и глухое отчаяние, которое трудно скрыть миловидной улыбкой и белизной свадебного платья. Камера-наблюдатель, дрожащая в руках инкогнито, как назло выхватывает то, что на приличном мероприятии обычно не принято выставлять напоказ. Самоуверенный босс невесты, акула рекламного бизнеса, даже в такой светлый момент не забывает о выгоде, приставляя к подопечной — разумеется, против её желания — верного пажа, честолюбивого представителя офисного планктона. Чем больше растёт напряжение, чем больше ожиданий и надежд, тем стремительнее и яростнее падение Джастин в пучину меланхолии, в клубки серой скучной пряжи, сковывающей любое движение. И словно пытаясь доказать себе и другим, что она ещё жива, ещё способна принимать решения, Джастин начинает действовать; спонтанно, безрассудно, беспощадно. Только ей под силу покинуть танцующую толпу лишь для того, чтобы принять расслабляющую ванну или справить нужду на поле для гольфа; только Джастин — единственная — запрокидывает голову, чтобы насладиться вечерним небом, привлечённая алой звездой Антарес. Остальные же настолько заняты своими земными заботами, правилами и традициями, что воспринимают выходки новобрачной, как истеричное самодурство. Пожалуй, лишь сестра Клэр ещё пытается предпринять робкие попытки понять и защитить Джастин, остановить её падение в бездну, но точка невозвращения пройдена. «Гори оно всё синим пламенем». И как своевременно: источник синего пламени уже близко, он словно инфразвук, неслышимый, но ощутимый. Пока Джастин, упиваясь пьянящей мрачной вседозволенностью, изменяет мужу с юным офисным пажом, неотвратимая Меланхолия готовится к триумфальному шествию по небосклону.

Вторая часть фильма, показанная через призму мировоззрения Клэр, дисциплинирована и размеренна, как сама эта героиня. Заботливая мать, жена и сестра, педантичная и консервативная Клэр полная противоположность младшей Джастин, туманному мечтателю и мистику. Они обе — две стороны одной медали, связанные утренними верховыми прогулками, приятными бытовыми мелочами вроде полуденных посиделок на веранде, но… «Иногда я тебя так ненавижу!» — в сердцах восклицает Клэр, и её маленький сын Лео, не по годам развитый, серьёзно рассматривает чудаковатую тётушку. Клэр самоотверженно и терпеливо ухаживает за сестрой в период обострения тяжёлой депрессии последней, как истинный адепт милосердия. Но Джастин уже превратилась в тонущую Офелию, и мясо для неё приобрело пресный вкус пепла. Пепла скорого будущего.

Спокойное умиротворение обитателей роскошного особняка постепенно сменяется звенящим, идущим изнутри страхом; Меланхолия неуклонно и равнодушно приближается, Интернет пестрит пугающими научными прогнозами, волнуются в конюшне лошади. Джон, муж Клэр и отец Лео, с утра до утра наблюдает в телескоп за таинственным светилом, находясь в астрономической эйфории. Его непоколебимая уверенность в благополучном исходе небесного спектакля едва затронута червоточиной сомнения. Он поклоняется науке так же страстно, как и священным семейным узам, символу прочности и неуязвимости окружающего мира. А вот Джастин давно приняла конец всего, как должное. Никто не будет горевать о гибели Земли. И Лео, маленький изобретатель, уже никогда не вырастет. Но разве может быть благо большее, чем мгновенный безболезненный переход в пустоту через поток огненного ветра? Джастин, добровольно отдав себя в жертву, уже лежала накануне на берегу реки, принимая обнажённым телом потоки голубого света — благословение величественной планеты-богини. Так зачем теперь слёзы и абсурдные предложения Клэр встретить завершение своего пути на веранде с бокалом вина в руке? Зачем все эти смешные привычки, когда вот-вот упадёт чёрный занавес? Кому интересен преждевременный уход отравившегося Джона, не вынесшего ожидания, сломленного предчувствием? Только одно имеет значение — выполнение обещания, данного когда-то невинному ребёнку. Излучая трансцендентное спокойствие, Джастин волевым усилием останавливает метания обезумевшей Клэр; сёстры сосредоточенно трудятся вместе, выстругивая из палок основу для шалаша, импровизированной волшебной пещеры. Две женщины и мальчик, сидя на лужайке в непрочном укрытии, возьмутся за руки, закроют глаза, и… Ослепительно вспыхнет горизонт, экран взорвётся неистовой музыкой Вагнера, задрожат в кинозале стены. Тишина. Маэстро Триер сказал всё, что хотел.

И только выйдя на улицу, ловишь себя на мысли, что уже несколько минут с любопытством рассматриваешь звёздное небо — не появилась ли там случайно вторая Луна. Не бойтесь, возьмите за руку самого родного и близкого человека, сдержите данное кому-то слово. Не бойтесь. Пока ещё над электрическими столбами не зажглись голубые огни.

(с) Далия Витта 2011

прямая ссылка

08 сентября 2011 | 11:44

argia

‘Меланхолия’ или как я полюбил смерть и перестал беспокоиться

Об отношении

В случае с Триером вопрос о серьезности режиссера часто не кажется праздным. В контексте порой ироничной риторики уровень сложности и провокативности работ Триера создает ощущение авторской усмешки. Вот и опять: то Триер говорит, что он доволен своим фильмом, то что «стыдится его немного», то считает «игрушкой из «киндер-сюрприза»». А тут еще эта история с Гитлером… В общем, было чувство настороженности, хотя он и заявлял, что создавал «Меланхолию» от чистого сердца и не мог бы сделать ее лучше». Однако как в «Антихристе», например, так и в «Меланхолии» ощутимо и явно присутствует фигура Тарковского, а он для датчанина «воплощение Святого Духа». Поэтому если риторика противоречива, то сами знаете, чувство святого не совместимо с усмешкой.

О жанре и интерпретации

«Конец света» как категория, как сценарий, как текст, как фабула давно перестал быть предметом религиозного переживания. Уж слишком ощутимым он выглядел в прошлом веке. Как переживали эсхатологическое чувство ранние христиане, так и сегодня, тем более на стыке тысячелетий, предчувствие конца света не отпускает, а живет и дышит под спудом. Однако Триера не интересует тема всемирного светопреставления – это не предмет отражения ленты, это всего лишь объект изображения. При всей своей интеллектуальности датчанин довольно эмоциональный художник, поэтому конец света — лучший повод покопаться в своей собственной меланхолии, а то и пережить ее (вполне последовательно, если учесть, что во времена «Антихриста» свирепствовала депрессия). В конце концов, что еще может выпотрошить человека как не близкий и неумолимый последний час по Гамбургскому счету. Однако это не антропологическое исследование и не Откровение, да и художественные произведения лучше описывать, чем определять.

Запустив фабулу «конца света» режиссер волей-неволей встал на поле жанра фильма-катастрофы, однако с самого начал он все сделал «неправильно» — взял и рассказал в прологе, чем все закончится. Тем самым, он сразу исключает возможность прочтения «Меланхолии» через кульминационную интригу сюжета и предлагает следить за содержанием и эстетикой полотна. Дальше больше, но, полагаю, что о жанре он думал меньше всего.

О форме и функциональности

Зато основательно размышлял о форме. Получилась камерная история конца света в декорациях немецкого романтизма. На мой взгляд, это не самый адекватный сегодняшнему дню стиль, он вот-вот может обратиться безвкусицей, но его энергетика отлично резонирует с историей «конца всего живого». Барочность, избыточность, пафос и, конечно, вагнеровская звуковая дорожка – все льет на эту мельницу. На это работает и пролог-увертюра, в которой как перепрограммированные коды, как своего рода архетипы фильма текут одна за другой фантазии режиссера и его персонажей. Очевидно, что несмотря на перекличку увертюры-пролога со всей оперой-фильмом ее содержание не очень функционально, как, например, не функциональны с точки зрения смыслов действия Джастин на маленьком «вернисаже» в библиотеке Клэр. Замена альбомов с работами Кандинского на Брейгеля, Миллеса и Караваджо по большому счету лишь культурная насыщенность территории фильма и провокация для интеллектуальных игр. Безусловно, можно к невесте-Джастин подтянуть образ «Офелии» Миллеса, а в замене супрематистов работами позднего Возрождения рассмотреть смену рационального более эмоциональным, но все это главным образом избыточность формы. А впрочем, «Охотники на снегу» — это оммаж Тарковскому как и многое в этой ленте: от неспешной манеры до горящего куста за окном.

О героях и диалогизме

Хотя есть у Брейгеля та черта, как мне кажется, которая очень точно характеризует героиню Кирстен: неправильная перспектива. На его картинах видно больше, чем может узреть очевидец изображаемого действия. В этом смысле Данст интуитивный «пророк» и ее свадебная хандра это не только внутренняя пустота, но и предчувствие летящей Меланхолии. Джастин становится воплощением природности, стихийности и интуитивности; «равнодушная» к смерти природа воплощается в Джастин. Ее природность — это обратная сторона ее меланхолии, в ней она находит покой своим экзистенциальным терзаниям и попыткам быть «нормальной». Клэр – другая женская сторона, она супер-мать и все ее смыслы и страхи сводятся к ее ребенку. Герой Сазерленда – рационалист, он надеется все объяснить, а от смерти убежать, но на деле оказывается эдаким «неабсурдным человеком», который так и не решил «главный вопрос философии» (см. А. Камю).

Таким образом, трио главных героев – это явный и активный, не без доли иронии, формальный диалог с дуэтом «Антихриста». Но это только форма.

О бессмертии

Разрешая вопрос смерти, человек разрешает вопросы предельных смыслов своего бытия и ценностных ориентиров: смерть – это не конец или «наверно, после смерти — пустота // И вероятнее, и хуже Ада».

Очевидно, что Джастин, Клэр и Джон не думают о смерти как об этапе, но относятся к этому по-разному. Джон и Джастин аксиологически пусты, в них нет ничего, что могло бы быть выше смерти. Клэр – мать, и смерть как таковая заботит ее только с этой стороны. Но есть в «Меланхолии» и другой взгляд. Ларс фон Триер представил это мировоззрение аккуратно, хотя и несколько снисходительно. Здесь стоит начать издалека.

Сработано немного грубовато, но символический смысл фигуры коня Авраама очевиден. Авраам раньше преданно служил Джастин, но перед угрозой Меланхолии отказывается ее везти и падает перед мостом (тоже объект символичный, который можно найти и в «Антихристе»). И это, безусловно, характеризует внутренний мир Джастин. Клэр, прогоняющая Авраама, тоже красноречивый эпизод. Но Авраам играет свою роль и в третий раз: он появляется ровно тогда, когда сын Клэр выражает свою тревогу, а тётя Джастин предлагает ему в качестве убежища «волшебную пещеру». «И сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). Как я уже говорил, довольно снисходительно со стороны Триера, но ребенок образ чистый и наивный, а главное в логике и эстетике фильма лучше не придумаешь.

Авторский идеал

Но есть ли среди всех этих героев авторский идеал и была ли у Триера сверхзадача? Если все-таки поверить режиссеру на слово, то он в каждом из героев, хотя главным образом Джастин. И не мудрено, поскольку фильм представляет собой, по большому счету, высокохудожественный акт психотерапии и рефлексии – в этом и есть его сверхзадача. Триер переживает свою смерть и не находит ничего большего, как заявить, что беспокоится не стоит и лучше провести это время с семьей, во всяком случае с тем, что ценишь больше всего. И в этом смысле, «Маленький отец» («Little Father») ближе всего к авторскому идеалу, поэтому именно Джастин говорит, что ему стоит в такое время быть с семьей.

Удалось ли художнику пережить или передумать свою смерть узнаем позже. Однако если опять поверить Триеру, то кризис миновал.

А. В.

прямая ссылка

18 ноября 2011 | 00:16

показывать: 10255075100200

41—50 из 428

«Это любовный фильм, в котором от любви остались только следы»

18 мая в летнем кинотеатре Garage Screen состоятся специальный показ фильма «Девушка и паук» и встреча с режиссерами Рамоном и Сильваном Цюрхерами. В конкурсе Encounters LXXI Берлинского кинофестиваля их картина разделила приз за лучшую режиссуру с фильмом Дени Коте «Социальная гигиена» (его покажут 25 мая и 1 июня).

* * *

Лиза с Марой жили в одной съемной квартире и были очень близки. Но вот Лиза решилась на переезд. Мара распечатывает план новой квартиры и отдает его Лизе. На этом плане схематично изображены комнаты, но большую часть на нем занимает пустота. В новой квартире, как на чертеже, еще нет ничего: ни мебели, ни картин, ни прежних конфликтов или любовных историй. С переездом Лизе помогают друзья, соседи, ее мать и рабочие. Про Мару нельзя сказать, что она тоже помогает. Скорее, наоборот. В новой квартире она все время что-то царапает, ненароком ломает, куда-нибудь плюет, хочет всюду оставить свои следы. Ее агрессия направлена не только на других, но и на себя: она отрывает надломанный ноготь, сковыривает герпес, бьется об открытое окно.

Мара не может выразить словами, что означает для нее Лизин переезд, который она расценивает как предательство или побег из их симбиотических отношений. Возможно, точно так однажды от Мары уже сбежала другая соседка: теперь она работает горничной на круизном лайнере и вместо бетонных стен иногда видит из окна море. Все вокруг обмениваются двусмысленными взглядами, намеками, фразами, в которых считываются давние упреки и сексуальные желания. У каждого припасено какое-нибудь воспоминание, какая-нибудь обидная реплика, которой можно уколоть другого и оставить на нем маленькую ранку. И в ответ каждый принимает это очередное ранение с готовностью мазохиста и улыбкой стоика. Мара приносит из старой квартиры паука, которого она сажает Лизе на ладонь, а та отпускает его бежать по новым стенам, чтобы паук плел свою прежнюю паутину в новой квартире.

«Девушка и паук» братьев-близнецов Рамона и Сильвана Цюрхеров — вторая часть их камерной «звериной» трилогии. Стилистически фильм очень похож на предыдущую часть «Странный маленький кот»: его тоже можно назвать аудиовизуальной скульптурой, где каждая деталь филигранно отшлифована, каждое движение героев и камеры схореографировано, каждый монолог дает нам возможность ненадолго заглянуть в бездны человеческого сознания и вернуться на поверхность почти невредимыми. Этот строгий интеллектуальный конструкт смягчает музыка: меланхоличная фортепианная версия шлягера из 80-х «Voyage, voyage» и вальс Евгения Доги «Граммофон», которые создают ощущение ностальгии по чему-то невыразимому, потерянному.

О симбиозе сожительства, герпесе и флюидности гендерной идентификации автора с Цюрхерами поговорила Анна Меликова.

Кадр из фильма «Девушка и паук»© Beauvoir Films

— В вашем фильме речь идет о совместной жизни в замкнутом пространстве, которое готово взорваться от непроговоренных конфликтов. Сейчас, во время пандемии, это особенно актуально.

Рамон Цюрхер: Да, наличие конфликтов в обществе сейчас чувствуется сильнее. В общественных местах, когда пьешь кофе или совершаешь покупки, конфликты вспыхивают гораздо быстрее, чем раньше. Про наш фильм тоже можно сказать, что это бурлящий вулкан, где клокочут нерешенные конфликты.

— А у вас в детстве были разные комнаты или вы жили в одной?

Рамон: До 12 лет мы жили в одной, а потом в разных.

— Ссорились?

Рамон: Я могу вспомнить только об одной ссоре в детстве. Когда я забрался на высокую книжную полку, а Сильван меня столкнул. Я застрял в ящике, а он мне не помог спуститься. И я заплакал.

Сильван Цюрхер: Я помню этот эпизод по-другому. Я смотрел, как Рамон забирается на полку, он сам упал, приземлился на деревянный ящик и не мог оттуда выбраться. И тогда не он, а я заплакал.

— Перед интервью я посмотрела несколько короткометражек, которые вы делали по отдельности 10 лет назад, и поразилась тому, как много там было идей, которые потом вы использовали в «Девушке и пауке». Например, короткометражку Сильвана «Зомби» можно назвать тизером к вашему новому фильму.

Сильван: Эту короткометражку я снял на первом курсе dffb, а по правилам киношколы ее нельзя показывать на кинофестивалях. Мне было жаль многих сцен, которые не увидят зрители. Когда я писал первый драфт сценария «Девушки и паука», у меня был минималистичный сюжетный скелет — переезд из одной квартиры в другую. Но киноматериал, который должен был быть наращен на этот скелет, чтобы получилась полноценная скульптура, я собирал из своих наблюдений за людьми и также частично из своих короткометражек. Например, «зомби-прогулка», когда главная героиня проходит мимо двери с вытянутыми руками, — эта сцена есть и в короткометражке, и в полном метре.

— И герпес. У кого-то из вас выскакивает иногда герпес?

Сильван: Да. У обоих. И это для нас существенная тема. Если у меня появляется герпес, я чувствую себя социально ограниченным, потому что контакты с друзьями и со знакомыми автоматически начинают быть маркированы по-другому. Близость, которая и без того может быть опасной, становится еще опаснее. Поскольку в фильме речь идет о дистанции и близости, герпес был хорошим образом. Главная героиня Мара нуждается в близости и в то же время из-за пузыря на губе не может себе эту близость позволить.

— В ваших фильмах нет четкой перспективы и однозначного главного героя. Как вам кажется, повлияло ли на ваш способ рассказывать истории то, что вы близнецы?

Рамон: Мне кажется, в наших фильмах всегда есть однозначные главные героини. В предыдущем фильме «Странный маленький кот» это мать, а в «Девушке и пауке» — Мара. Но, действительно, у нас есть сцены, где другие персонажи перенимают эту эстафету и ненадолго становятся в центр повествования. Тогда перспектива немного рассеивается, как буквы в pdf-файле в одной из сцен. Но вообще космос в нашем фильме субъективирован через перспективу Мары. Расфокусированное восприятие соответствует Мариному видению мира. Где-то я читал, что можно разделить протагониста и главного героя: главный герой двигает историю, а протагонист — персонаж с сильным внутренним конфликтом.

Кадр из фильма «Девушка и паук»© Beauvoir Films

— И тогда Лиза — главная героиня. А Мара — протагонистка?

Рамон: Да. Лиза — мотор этой истории, она находится в движении, решается на переезд, из-за нее все это происходит. А Мара внешне статичная, но с сильным конфликтом внутри.

— Вы себя идентифицируете с разными персонажами: Рамону ближе эти герои, Сильвану — те?

Сильван: У нас вызывают эмпатию все персонажи. У всех у них есть части нас. Но изначально этот сценарий появился из нашей личной истории: мы жили вместе в Берлине, а потом Рамон решил съехать. И я оказался именно тем, кто остался в старой квартире, а Рамон прекратил наше совместное проживание и нашел себе новую квартиру.

Рамон: Я хотел чуть ослабить наш симбиоз.

— В ваших фильмах всегда главные герои — женщины. Даже здесь вы отдаете вашу личную историю женским персонажам.

Рамон: Человек состоит не только из внешнего пола, но и из внутреннего. Мужское и женское выражаются не только в теле. И когда я сам себя не цензурирую, когда в творческом процессе я позволяю моим идеям свободно течь, то женская энергия, артикулированная через женских персонажей, мне ближе. Я выбираю женских персонажей как кисточки, которыми я рисую диалоги и действия. Мне легче идентифицировать себя с женской энергией. Хотя, конечно, было бы интересно выбрать в качестве героя мужчину, который был бы заряжен этой женской энергией.

В фильме есть также несколько намеков на любовные отношения между девушками.

Сильван: Многие персонажи в спектре своих симпатий находятся между гетеросексуальностью и гомосексуальностью, они флюидны, без четких идентичностей. Мы хотели создать бисексуальный, квирный космос. Между Яном и Маркусом в сценарии тоже была латентная связь. Но потом мы редуцировали ее, чтобы не перегружать эту карусель сексуальных желаний дополнительными элементами.

— В доме есть только одна классическая пара: мужчина и женщина, маленький ребенок, поцелуи на фоне закатов. Они уехали в отпуск, и мы видим только их фотографии в пустой квартире. То есть это «нормальная» семья, которая не подходит этому дому. Все остальные герои находятся в сложных констелляциях друг с другом: они желают друг друга, ненавидят, ревнуют, зависят друг от друга. Рамон, ты говорил про свой предыдущий фильм, что это хоррор без хоррора. Можно ли сказать, что «Девушка и паук» — это любовный фильм без любви?

Рамон: Да, я согласен. Это любовный фильм, где от любви остались только следы.

Сильван: В фильме есть разные формы жизни и любви, как в мозаике. Мещанскую форму жизни и любви представляет как раз эта отсутствующая семья. Мара покушается на эту форму жизни и любви, когда она, придя к ним в квартиру, разбивает их фотографии в рамочках. Про Мару можно сказать, что она находится в кризисе идентичности, когда невозможно четко дефинировать собственные желания и реализовать их, удовлетворить. В фильме мы старались создать космос запутанных желаний, где структуры желания асимметричны, не отзываются друг на друга, как разрушенное пространство, как все тот же поврежденный pdf-файл. Отношения в нашем фильме — это что-то, у чего не может быть цельного изображения без изъяна.

— «Странный маленький кот» появился в ходе семинара Белы Тарра, где вы должны были выбрать какое-то литературное произведение и свободно его адаптировать. И Рамон выбрал «Превращение» Кафки. Есть ли для «Девушки и паука» тоже какие-то литературные источники, которые вас вдохновили?

Сильван: Конкретных — нет. Ну разве что у меня была фаза, когда меня привлекали герои Сэлинджера — например, из «Фрэнни и Зуи» или из «Над пропастью во ржи». Я был особенно очарован этими дезориентированными антигероями, аутсайдерами. Например, во «Фрэнни и Зуи» недогматичные персонажи делают неожиданные вещи, которые могут казаться weird and freak. И мне это нравится.

Рамон: Еще, мне кажется, на нас повлияли персонажи Чехова с их сложными конфигурациями желаний. Эти лишние люди с их люксовыми проблемами. В пьесах Чехова чувствуется, что когда-то была другая — сверкающая, солнечная — эпоха. А то, что сейчас осталось, тронуто тленом, и есть желание, чтобы все изменилось. Если проводить параллели, то у нас в фильме жизнь в WG (совместное проживание в съемной квартире. — Ред.) была такой сияющей эпохой. И осталась тоска по тому состоянию счастья. Как и у Чехова, в нашем фильме есть хоровод тем, мыслей, чувств, которые в других фильмах принято вычеркивать: часто считается, что они не стоят того, чтобы быть рассказанными. А нас именно эти вещи интересуют, то, что для нарратива как бы несущественно, но при этом рассказывает о героях и об их восприятии что-то важное.

Сильван: Я бы еще назвал театр абсурда, пьесы Беккета. Или экзистенциалистов с их отчужденными, «посторонними» героями.

Кадр из фильма «Девушка и паук»© Beauvoir Films

— У меня есть ощущение, что на вас повлияли фильмы Ангелы Шанелек. Ее герои тоже часто не могут выразить себя через речь и потому наносят себе увечья. Но есть ключевые монологи, в которых они вдруг выговаривают то, что долгое время таили в себе.

Рамон: Что касается эстетики диалога и монолога, то это правда: мы очень ценим фильмы Ангелы Шанелек. Их можно назвать кинообразцами для нас. Нас интересует сочетание большого количества диалогов и при этом «безъязыкости». Персонажи говорят много, но при этом будто молчат.

— Потому что они говорят не то, что на самом деле хотят сказать или что на самом деле думают?

Рамон: Они говорят в форме образов, которые можно по-разному интерпретировать. Например, сон Лизы, где она массировала Мару, нюхала ее, хотела прекратить, но не могла, много говорит об их отношениях. Но она выражает это не в форме конкретного предложения или двух, а прибегает к образам. Нас интересует вопрос, можно ли через язык выразить правду и можно ли через речь установить контакт с Другим. Во многих фильмах персонажи связаны друг с другом именно через диалоги. А в нашем космосе диалогичность часто превращается в монологичность, и персонажи все время отделены друг от друга. Они словно в капсулах, и язык не особенно помогает им установить связь. Это космос латентного, подспудного насилия. Не физического, а психологического, эмоционального. Слова превращаются в маленькие ножички, которыми можно тыкать друг в друга и наносить маленькие повреждения. Да, как у Шанелек. Язык — это не пространство, где возможны коммуникация и обмен, а арена, где осуществляется маленькое непредсказуемое насилие.

— «Девушка и паук» — это вторая часть вашей «звериной» трилогии. В третьей части «Воробей в камине» в центре фильма снова будет персонаж матери. Можете ли вы выделить общие черты между тремя матерями в ваших трех фильмах?

Рамон: Всех трех объединяет тема regretting motherhood («сожалея о материнстве»). Это матери, которые не на сто процентов идентифицируют себя с этой ролью. Они чувствуют себя не только счастливыми, но и стесненными, зажатыми, как в тюрьме. Как птицы в клетке, которые из-за любви к ребенку немножко могут махать крылышками, но их крылья повреждены. Их материнство во многом связано со страданием. Они разрываются между любовью и ненавистью к ребенку. Ребенок для них — это одновременно источник счастья и источник зла. В заключительной части трилогии будет меньше статики. Там произойдет побег из семейной тюрьмы.

Сильван: Это будет история эмансипации. История феникса, который восстал из пепла.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Меланхолия — отзывы и рецензии — КиноПоиск

К описанию фильма »
сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 10255075100200

231—240 из 428

Лично для меня фильм трудноклассифицируем. Действие на экране отдаленно попадает в категорию классического кино. Присутствует нестандартный подход к раскрытию сюжета и персонажей.

Это история, рассказанная исключительно и только устами режиссёра. Полностью его творение, никаких примесей, никаких погрешностей — абсолютный частный случай. И это прекрасно. Смотреть фильм одно удовольствие — всеобщая нестандартность подкупает и заставляет не отрывать взгляд с экрана, хотя и у фильма долгий хронометраж.

На высшем уровне игра дуэта прекрасных актрис Кирстен Данст и Шарлотты Генсбур. Последняя больше понравилась, думаю, от более широких требований игры, чем Данст, которой, кажется, хочется немного позлорадствовать, наказали ходить почти весь фильм с одним выражением лица.

8 из 10

прямая ссылка

11 января 2012 | 23:30

Greyface

Земля зло, по ней не надо горевать…

Многие путают эту картину с фильмом, критикуют за непонятную им атмосферу, сравнивают с артхаусом, это не так! Чудесный драматический спектакль, тонкий и меланхоличный. Как я рад, что он не в 3D! Многие говорят, что эта картина для узкого круга любителей мути, но это не так! Этот шедевр для каждого из нас, переосмыслить жизнь и попробовать что то изменить в лучшую сторону, что бы с открытым сердцем и без страха принять смерть. Смерть, которая с каждым днём надвигается всё ближе и ближе, ко всем нам и это неисправимо, даже реальней чем наша жизнь, наполненная множеством предвзятостей и фобий.. Страх потери своей выдуманной реальности, подтолкнул Джастин к неуважению и измене своим близким. О сколько же было грехов до этого. Ненавидящая мать, непонимающая сестра, отец, которому безразлична даже свадьба дочери… И вот Меланхолия.

Главная героиня не пытается всё исправить, она понимает, что уже поздно и теперь ей предстоит нести тяжкие грехи с собой. Она зло, семья зло, Земля зло, по ней не надо горевать… Но где же будет расти Лео? Что такое человечество? И почему мы все решили, что наша жизнь это цель существования вселенной? Ведь там очень высоко, столько материй, энергий и пространств, разве это не жизнь? Вся вселенная может быть живым организмом, а мы просто небольшим и не заметным недоразумением, существующим во зле друг к другу. Никто не станет о нас даже вспоминать. Нужно принять действительность и жить пока есть жизнь, любить до последнего вздоха, умирая не чувствовать жалости и страха. Достойная работа Ларс фон Триер, после грязного порно `Антихрист».

Актёры отлично вписались в роль, разворачивающейся английской чопорной драмы. Отлично подобранные декорации, каждый кадр как картина, классическая олдскул музыка играет прям где то в душе избавляя от страха и ненависти. Достойный фильм на золотую пальмовую ветвь и остаться в мыслях на всегда. Рекомендуется всем, для просмотра и переоценки своей жизни.

7 из 10

прямая ссылка

11 января 2012 | 21:01

Кажется, глубоко в подсознании мне давно мечталось увидеть фильм о конце света без акцента на ‘космические’ события, то бишь где фигурируют не спец-эффекты, раздавленные здания и кричащий люд с выпученными глазами, а именно внутреннее ‘содержимое’ этого люда, более глубокий взгляд на проблему Апокалипсиса. И я очень благодарна товарищу Ларсу за предоставленную картину!

Здесь есть Джастин и есть её антипод — сестра Клэр. И их реакции на жизненные ситуации. На свадьбе невеста смотрится полнейшим особняком. Странная, странная. Зачем ей вся эта свадьба вообще? Кажется, это мероприятие было нужно кому угодно из участников, но только не ей. В общем, не девушка, а непонятное меланхоличное создание. ‘Она больна’ — выносит вердикт сестра. Но настаёт критическая ситуация, и всё меняется с точностью до наоборот.

Странная, странная Клэр… Все мы умрем, как ни крутись-ни вертись. Может быть, лучше именно вот так, все сразу и дружно? Малоадекватная в быту Джастин смиряется с космическим ‘промыслом’, даже просветляется от осознания сего, а человек, хорошо ориентирующийся по современной жизни, вроде Клэр — едва ли. Вот чего стоит вся эта суета и мишура повседневности — да ничего не стоит на самом деле!

Тут нет правых и неправых, положительных — отрицательных. Тут есть противопоставление одно другому. Думаю, каждый вынесет для себя что-то полезное из фильма, что-то своё.

Оценок ‘Меланхолии’ ставить не буду, трудно мне оценивать Ларсовы труды через сухие цифровые показатели. И всё-таки я обожаю г-на фон Триера.

прямая ссылка

11 января 2012 | 16:41

aeternitas

Жизнь на земле — это зло…

Мы все боимся смерти. Даже те, кто утверждают, что нет. Но, то, чем нас пугают в наступившем году не просто смерть. Мы беззащитны перед законами Вселенной. Нам всем кажется, что мы ходим по твердой поверхности и можем что то решать сами, а на самом деле? На самом деле мы летим на малюсеньком шарике в бескрайнем океане космического ветра и неизвестных излучений. Когда то совсем недавно человечеству казалось, что только один шаг отделяет нас от покорения космоса, что человечество шагнет во Вселенную и сделает ее свои домом.. так же как Землю. Но мы переоценили себя. Мы не можем покорить космос. И слава богу… Но он может. Наша жизнь хрупкая и мимолетная.. И.. мы не имеем права врать себе, когда смерть стоит рядом с нами.. кажется именно это хотел сказать режиссер. Во всяком случае я так его поняла..

Главная героиня.. Перед просмотром я много прочитала про фильм и уже забыла где конкретно это было — ‘ здесь есть хэппиэнд, потому что главный герой страдает меньше остальных’. Теперь я понимаю, что это так. Главная героиня.. она не такая как все. И по фильму не совсем понятно какая она.. просто не такая и все тут. Ей говорят как и что надо делать, кажется ей всю жизнь говорили — что правильно, а что не правильно; что прилично, а что не прилично; когда она должна быть счастлива, а когда нет. ‘Ведь я старалась!’ — говорит она. Да, она старалась. Но сложно делать довольными всех вокруг, когда внутри тебя боль.. Она человек который всегда стоял на этой земле вверх ногами. А теперь вдруг мир перевернулся. Все что было незыблемо разрушилось, все что было черным стало белым, тот кто был сумасшедшим стал нормальным. И ей стало лучше. Она выглядит подавленной и потерянной на самом большом празднике своей жизни рядом с любимым человеком, но выглядит счастливой сидя на перилах и разглядывая приближающуюся планету-смерть.

Это фильм-катастрофа.. но мне кажется это фильм-спасение от катастрофы. Главная героиня спасена от катастрофы своей жизни. Кем бы стала Джастин, не появись в небе эта планета? Сколько еще ей приходилось бы страдать и стараться быть обычным человеком? Всю жизнь..

Невероятно красивый фильм — замедленные сцены начала фильма и конца жизни на земле можно пересматривать неоднократно..

Невероятно длинный фильм — у зрителя достаточно времени, что бы увидеть, обдумать и прочувствовать происходящее..

Невероятно живой фильм — операторская работа и необычная манера съемки (не знаю как правильно называется этот прием наведения и удаления камеры) создают ощущения документального видео или невыдуманности происходящего на экране..

А в послевкусии.. даже если пророчество окажется правдой.. кажется мне больше не страшно…

10 из 10

прямая ссылка

10 января 2012 | 18:05

Довольно сложное и тяжелое для восприятия очередное кинопроизведение Великого и Ужасного датчанина. Вся картина, с самого начала, пропитана какой-то своеобразной атмосферой безысходности и обреченности ее героев. Данный фильм резко отличается от предыдущих работ Мастера, он даже кажется каким-то более мягким по сравнению с остальными. Прекрасно показано сравнение характеров двух сестер на фоне надвигающейся катастрофы. Их абсолютно противоположные реакции на происходящее…

Впечатляюще смотрятся начальные кадры — сделанные очень красиво и качественно. Дальнейшие съемки произведены в классическом для Триера стиле — трясущейся камерой. Стоит признаться, что лично меня данная манера съемки немного раздражает.

Актерская игра на очень солидном уровне, впрочем как и всегда у данного режиссера. Приятно удивила исполнительница главной роли — Кирстен Данст, честно говоря не ожидал от нее такого мощного образа. Шарлотта Генсбур так же была на высоте. Мужские роли исполнены профессионально, но менее ярко, может потому что им уделено меньше экранного времени.

В целом лента оставляет приятное послевкусие, и можно сказать что фильм получился, но шедевром он отнюдь не является.

8 из 10

прямая ссылка

09 января 2012 | 18:43

Justine

Первый эпизод связан со свадьбой одной из главных героинь – Джастиной. Что ж. Джастина. Все только и твердят ей:

-Ты должна быть счастлива..
-Знаешь сколько денег я вложил в эту свадьбу?
-Иногда я тебя так ненавижу!

Бедная девушка отторгает этот фальшивый мир, этих лживых людей. Она старается найти утешение в руках матери, первоклассной стервы, которая «режет по живому», не выбирая слов. Яркий пример искреннего эгоизма. Сестра – Клэр – заботиться лишь о том, чтобы угодить гостям. Ее муж – ждет похвалы за такую великолепную организацию, ждет что ему в ноги падут за это, и бесится, когда ничего не происходит. Начальник Джастины даже в этот торжественный день требует работать. Абсурд какой-то. Каждый печется только о себе. Даже отец. Струсил, и уехал, оправдывая себя каким-то нелепым предлогом. Ее новоиспеченный супруг так увлечен предстоящей брачной ночью, что не может уделить своей любимой и минуты! на разговор.

В этой сцене каждый персонаж выражает собой целую прослойку общества. А все это торжество олицетворяет наш мир. И как же сложно нам порой бывает во всем этом тщеславии найти крупицу искренности.

То, что Джастина отдалась первому встречному – некий протест против всего этого кошмара.

Claire

Второй эпизод представлен от лица человека, вращающегося в этом мире. Клэр не отторгает его. Нет. Ее все устраивает. Она сочувственно пытается помочь своей сестре, но все ее попытки тщетны, она не видит главного. Она даже и представить не может, что чувствует человек, любимое блюдо которого на вкус как пепел… Ее благоверный проявил свое Я, лишь когда понял, что на спасение нет надежды, и как последний трус, бросив и жену, и ребенка, порешил свою судьбу сам.

Над всем этим жалким миром нависла неизбежная катастрофа. И единственный человек, который смог сдержать себя в руках, на впасть в истерику – это так ненавистная всеми Джастина. Она принимает все как должное, она строит с ребенком волшебную пещеру, единственное адекватное действие во всем этом хаосе.

«Меланхолия» — это фильм-катастрофа с уникальной, тонкой философией. Очень интересная интерпретация нашего мира, нашего социума.

7 из 10

прямая ссылка

09 января 2012 | 13:03

Я пойду по порядку. Первые кадры, как уже много раз говорилось, есть не что иное, как вкратце рассказанный сценарий посредствам долгих еле плетущихся картинок. Интересный ход. Другой вопрос- зачем? Для того, чтобы зритель не потерял сознание при концовке? Ну допустим, это была сомнительная увертюра. Отдельное слово конечно надо сказать об исполнении. Настолько глянцевых журнальных картинок я не видела давно. Не знаю, близка ли вообще кому нибудь такая эстетика.

Но все же, фильм впереди, и немного недоумевающий зритель все еще в предвкушении. Часть первая. Джастин. У меня было огромное желание выключить уже после нее. Идиотизм, доходящий до абсурда просто пугает. Если бы только главная героиня вела себя как чокнутая, смысл всего этого еще можно было бы понять каким то образом, но абсолютно не логично ведут себя и ее мать, и начальник, и отец, и это мягко говоря бесит. Никаких предпосылок для конфликтов нет, откуда у них растут ноги непонятно. Но я хочу прокомментировать и защитников этого бреда. Они говорят, что это же всего лишь макет человеческих отношений, это такой треш, способ хоть немного расшевилить человеческий разум.. Товарищи поклонники! Но макет должен убеждать, а не отвращать, подобными шлаками можно только разрушить человеческий разум.

Итак, абсурд на абсурде. Но бывает и хороший абсурд, бывает и нужный, интересный абсурд, вновь вмешивается оправдывающий голос. Да, бывает, но в ‘меланхолии’ все снято с претензией на правдоподобность и в этом главная несостыковка. Но мы подошли ко второй части. После того, как наша, меланхолия, воплощенная в человеке, уталила свой сексуальный голод с помощью первого встречного (за исключением жениха, конечно), после того, как она убедилась (днем!) в отсутствии красненькой звезды в созвездии скорпиона, начинается вторая часть.

Течет она чуть более логично, чем первая, и зритель уже надеется, что свадьба- всего лишь шизобред больной сестры. Ах, если бы! Однако спокойность второй части позволяет сконцентрировать наше внимание на собственно смысле фильма. Джастин произносит ключевые слова: мы единственные во вселенной и Земля это зло. Все.

Хорошо, но ответьте мне, зачем было развозить всю эту свадьбу? Для того, чтобы показать, что земля, это зло,- скажет в очередной раз мой невидимый оппонент. Но там показано не это, уважаемый оппонент. Там очень ломаным и примитивным языком показаны проблемы взаимоотношений людей. ‘земля- это зло’ может сказать Мила Йовович в Пятом элементе, чистое существо, узнавшее о жестокости людей. Да, получается что это куда более внятно, и нет, я не призываю поклонятся пятому элементу.

И наконец, то, что доканало меня окончательно и что является одним из последних ударов по нашему оппоненту и поклоннику Триера. Самоубийство мужа. Его невозможно логически проанализировать. Рациональный человек, отец, любящий муж, поедусмотрительный волевой человек. Будет ли он в положении, поставленном ему судьбой, убивать себя? Что он, истерик жены побоялся? Такой человек как он до конца остался бы с семьей, ошибись он хоть десять раз. О чем говорит вся эта ситуация? Толи о том, что режиссер сам не знал чего он хотел сказать, толи нарочито это сделал, но, в таком случае, я с уверенностью могу сказать, что прием- хлам.

По поводу противостояния земли и меланхолии и двух сестер могу сказать, что развития этого конфликта нет, и почему это мать, защищающая свое дитя, ведущая хозяйство, и любящая жизнь и мужа должна быть злом и погибнуть от меланхоличной потаскухи, за фильм и двух слов разумных не сказавшей, не знаю.

Ну наконец, концовка. Да, безумно- безумно пафосная и предсказуемая. О физике я предпочту не говорить, и предоставлю это ученым. Хотя пара вопросов все же есть- если это все макеты и условности, зачем говорить о том, что меланхолия захватила часть атмосферы.. И вообще, по моему в мультике МуммиТролль и комета, все было гораздо реалистичнее..

Ну собственно, все, вот что мы имеем в сухом остатке: разлагающую мозг гремучую смесь с претензией на Арт Хаус. Я думаю, многие со мной согласятся, искусство должно быть понимаемым, но не односложным, ну а здесь, по моему мы столкнулись с не понимаемым односложным кино.

5 из 10

прямая ссылка

09 января 2012 | 01:59

Ведь нам остались сущие дни.
Время сгребает уж крохи свои —
Страшный образ планеты чужой
Небо укрыл мрачною мглой.
Мир раздает всем по серьгам:
Горе, отчаянье, злоба и срам.
Нас не спасет даже свет добрых глаз.
Так обещает Триер Ларс.

Безнадежность, депрессия и отвращение – кардиограмма чувствобиения, разобранная на мельчайшие детали. Несомненно, «Меланхолия» — одна из мощнейших авторских рефлексий, извержение внутреннего мира, запечатленного в ирреальных и бытовых кинообразах. Сочетание экранного совершенства и «грязной» дергающейся картинки, последние дни существования Земли и мелкие переживания отдельного человека. Уравнение всего со всем, сплавление мыслей и эмоций в единую культурную плазму.

Болезнь души – разложение, испепеление сознания. Меланхолия, как неустанный жестокий суховей, режет Жюстин (Данст) изнутри. И веселая новобрачная в течение одной ночи, за несколько часов, напитываясь бессмысленностью купленного счастья, лживостью буржуазного, нормального, желанного мира достатка, тонет в своем отвращении, отчуждении и тоске. Но падение с края пропасти, не означает смерть. Скорее, изможденное бессилие и апатичную безучастность.

Благополучный, предусмотрительный, рациональный мир пасует перед надвигающимся неизведанным. Безотчетный страх съедает Клер (Гензубрг). Гул в ушах накрывает леса и поля, пробегает дрожью по бетонным убежищам. Неотвратимость играет в забавные игры и бравирует крушением разума. Человеку остается либо бояться, либо идти навстречу сжигающему сиянию. И отказавшись от векового строения цивилизации, ему суждено вернуться в архаичную иррациональную первозданность и под пологом символической прозрачной пещеры отдаться космосу, лону мироздания, расписавшись напоследок в смехотворности миллиардов жизней.

Вся мировая история, затягивающая сознание человека бесконечными войнами, жадностью и бессердечием, вызывает совершенно оправданное желание стереть весь этот амфитеатр абсурда, уничтожить эту странную флуктуацию в безбрежном и безмятежном совершенстве вселенной. Мир уже не спасет ни красота, ни любовь, ни доброта. Слишком мало их в людях. И не будет второго шанса, ни ада, ни рая – одно лишь небытие: нигде, никогда, ничто.

«Меланхолия» — гениальный фильма хотя бы потому, что он с поразительной точностью и обобщающей силой прозревает невидимые, неосознаваемые законы человеческой души. Без неоправданной рациональности психологии, без бытового опыта, а неким волшебным кристаллом искусства Триер разоблачает перед зрителем эту идеальную субстанцию, обнаруживая ее необъяснимую парадоксальность и вместе с тем удивительную почти математическую логичность.

А еще сюжет этого фильма – есть сама жизнь, сотканная из сна и яви, из бытовой рутины и экзистенциальных переживаний. Поэтому для каждого посмотревшего и потом погрузившегося в эту картину уже не существует общей единой для всех «Меланхолии», а есть только одна его личная «Меланхолия», снятая персонально и исключительно для него. В нескольких основных героях ленты можно найти любого из нас.

прямая ссылка

08 января 2012 | 01:55

IvanDe

Это катастрофа

Социальная направленность фильмов Ларс фон Триера мне не особа нравилась, поэтому для себя я его особо не выделял. Но, несомненно, его троллинговое позиционирование мне было близко и мило. С недавнего времени этот весьма незаурядный режиссёр стал всё более ударяться в метафизическую стезю. Особенно было мило моему сердцу изображение женщины как носителя зла в ‘Антихристе’.

Поэтому новый его фильм я ждал с нетерпением и предвкушением. Как раз Ларс из тех режиссёров, чей творческий потенциал только усиливается со временем. Он никогда не спишется.

Фильм состоит из 2-х частей, и эти части как бы олицетворяют собою стадии творчества Триера: 1-ая — социальная, 2-ая — метафизическая.

В самом начале идёт череда замедленных роликов, которые завораживают зрителя своим зрелищем. Что характерно, не смотря на вложенный пафос, всё это не смотрится приторно. Лично меня эти ролики удивили тем, как при помощи незначительной поправки на обыденную реальность (две луны или утопание в газоне) напрочь рвётся шаблон, и мозг погружается в глубокую абстракцию, которую, пожалуй, можно ловить разве что в раннем детстве или изрядно наширявшись.

Музыка просто потрясающая. Меня всегда удивляло, как режиссёры такого уровня умеют находить настолько точные и ёмкие музыкальные темы, хотя, казалось бы, она лежала на поверхности и ни от кого не пряталась.

Первая часть состоит из крайне нелепой свадьбы. Невеста и её мать творят какое-то сплошное непотребство: могут запросто в разгар праздника, запереться в ванной для того, чтобы полежать в тёплой водичке. Это снято настолько классно, что меня переполняло чувство неловкости и стыда. Хотя в голову никогда бы не пришло совершить столь несуразные действия. В финском языке даже слово специальное есть для этого явления: Myötähäpeä — когда кто-то что-то сделал дурацкое, а стыдно за это почему-то вам. Их поведение отчасти извиняют грядущие события, но мы то о них не знаем.

Во второй части фигурируют психология и метафизика. Очень интересно переживать за героев и переживать самому не просто катастрофу, а катастрофу вселенского масштаба. Учитывая паранормальные знания главной героини, эта катастрофа становится воистину апокалипсической. Когда катастрофа становится неизбежной (а режиссёр балует зрителя надеждами) понимаешь, насколько наша обыденная жизнь оторвана от космического баланса, насколько мой сегодняшний завтрак, без которого впрочем я не могу существовать, несоразмерен вселенскому порядку вещей. Есть в этом моменте некое созвучие с ‘Космической одиссеей’ Кубрика.

Сверхкино как сверхзадача:

10 из 10

прямая ссылка

07 января 2012 | 18:47

‘Для меня это фильм не о конце света, а о состоянии духа, которое называется меланхолией. Наша планета разрушается, но к чему переживать, ведь мы все равно все умрем!’

Ларс фон Триер

А Ларс всё также, как и прежде, играет со зрителем, заставляя его улавливать из потока мчащихся мыслей лишь те, в которых он может найти для себя смысл, и стоит только публике поймать малейшее движение души режиссёра в привычно минорной тональности, услышать озвученное им утверждение, что земля — сосуд зла, как она готова ликовать и провозглашать самобытного датского кинематографиста гением своего времени, а его последний фильм недоступным для широкого потребления шедевром. Не скупящийся на провокации, на сей раз Ларс фон Триер ограничился лишь громким скандалом на пресс-конференции, назначенной перед премьерой его последнего фильма, отказавшись от особо жестоких сцен проявления человеческой природы в угоду облагороженному выразительной метафорой и сюрреалистическим прологом визуальному ряду.

Если в чём и проявился талант режиссёра, так это в его уникальной способности скрывать под слоем эстетически привлекательных иллюзий обыкновенный китч, выдавая его за не подлежащее сомнениям искусство. Состояние непреодолимой депрессии, так часто преобладающее в жизни Триера, вновь подтолкнуло его на построение конструктора, состоящего из разнородных элементов: главная героиня Жюстин получает своё имя в честь одного из женских персонажей романа маркиза де Сада, лейтмотив сказки ‘Муми-тролль и комета’ служит основой для сценария, хотя сам режиссёр опровергает обвинения в плагиате, пеняя на банальное совпадение, а музыка обожаемого Гитлером композитора не прекращает литься с экрана, составив компанию обречённой невесте в её бесконечной, как вселенная, печали.

‘Меня всегда завораживали вагнеровские увертюры. Мерзкий антисемит, оппортунист, живший на деньги тех, кого ненавидел. И гений.’

Ларс фон Триер

Продолжая традиции немецкого романтизма, режиссёр прибегает к помощи проверенного временем способу очищения души через боль и смерть, но перед неминуемым концом подвергает участников пышного свадебного торжества воздействию опустошающего чувства собственного бессилия перед надвигающейся казнью европейского конформизма. Объектом исследования вновь становятся женщины, в то время как мужчины остаются бесформенными оболочками, которые в совокупности преобразуют длинный перечень отрицательных человеческих качеств, не представляющий особый интерес для публики. Вновь используя ручную камеру, Триер манипулирует ею, фокусируя внимание зрителя на локальной трагедии Жюстин.

Ведомая чувством полной отрешённости от окружающего мира, она видит его глазами хронического пессимиста, не испытывая ни капли сожаления о предстоящей гибели человечества, проводящего остаток своих дней в нежно-голубых лучах надвигающейся катастрофы. Жюстин устала кружиться в потоке людской суеты; невольно и сознательно противиться устоям буржуазного европейского общества, пренебрегает его традициями, а оно, в свою очередь, отвечает женщине взаимностью. Триер не скрывает, что героиня Кирстен Данст — ничто иное, как зеркальное отражение своего творца, который привык наносить на художественный холст собственные переживания и тревоги.

‘Чтобы персонаж упал на самое дно, ты должен позволить ему достигнуть высшей точки жизни. Почему бы не сделать такой точкой помпезную шикарную свадьбу?’

Ларс фон Триер

Оставаясь верным манифесту ‘Догмы 95’, режиссёр делит картину на главы, играя контрастами между ослепительно сияющей феерий лицемерия и угнетающими красками живой природы, что тождественно стремительному перевоплощению Жюстин из счастливой невесты в подвластную меланхоличным настроениям бунтарку. И тут-то драматургия начинает хромать, как попытавшийся встать на ноги инвалид. Ни диалоги сомнительного содержания, ни писающая на лужайку Кирстен Данст, абсолютно не раскрывают внутренней глубины характеров двух главных персонажей, нарастающая паранойя которых выглядит условной необходимостью. За полчаса до столкновения двух звёздных тел скорбное выражение лица Жюстин рисует полное удовлетворение, тонко намекая на истинные желания датского диссидента, но его доводы, на этот раз, недостаточно убедительны, а истины легко опровержимы…

«Обычно вы смотрите кино, чтобы узнать, чем все закончится. Но это же скучно, вы и так знаете финал!.. Вот я и подумал, что было бы неплохо показать, чем все заканчивается. Чтобы вы сидели в зале и думали: а вдруг все изменится? Вдруг финал будет другим? Но ничего подобного…’

Ларс фон Триер

6 из 10

прямая ссылка

05 января 2012 | 01:34

показывать: 10255075100200

231—240 из 428

20 эстетически совершенных фильмов — Что посмотреть

Есть фильмы настолько красивые, что утверждение, что их снимали люди, вызывает сомнение. Они совершенны и отвлекают нас от прозы будней, они вдохновляют нас.

В этой подборке только дьявольски красивые фильмы, пройти мимо которых практически невозможно.

Выживут только любовники / Only Lovers Left Alive

Кадр: Faliro House Productions

Когда смотришь это кино, забываешь понимать о чем оно. Потому что оно чертовски прекрасно. Потому что здесь важна атмосфера, а не подробности похождений двух древних вампиров-эстетов, обедающих кровью и влюбленно глядящих друг другу в глаза. Потому что этот фильм течет, как река, и выбора — плыть или не плыть — ни у его героев, ни у его зрителей нет.

Любовное настроение / Faa yeung nin wa

Кадр: Paradis Films

Потрясающе красивый фильм о двух одиноких людях, которые живут в гонконгской коммуналке и постепенно сближаются. Их супругов никогда нет дома, а окружающий мир пропитан особенным настроением, сопротивляться которому просто невозможно. Легкая, струящаяся музыка, магия цвета, простота и выразительность иероглифа, гипнотические повторы плавных движений — все это завораживает и увлекает в глубину того чувства, которому никогда не суждено сбыться…

Амаркорд / Amarcord

Кадр: PECF

Один из самых пленительных фильмов Федерико Феллини. Структура картины напоминает сновидения и грезы — это тонкое кружево, сотканное из лиричных, смешных и непристойных сцен, порожденных воспоминаниями и фантазией великого режиссера. Маленький итальянский городок, маленький мальчик Титта, маленькие люди, вещи, события сплетаются в колоритную и обаятельную картину, написанную рукой подлинного гения.

Ускользающая красота / Stealing Beauty

Кадр: Stealing Beauty

Прекрасная юная американка приезжает в Италию, чтобы найти своего отца, раскрыть тайну смерти матери и встретить свою первую любовь. Фильм по всем параметрам подпадает под определение эстетского кино — мастерская режиссерская работа Бернардо Бертолуччи, непревзойденная Лив Тайлер в главной роли, живописные пейзажи Тосканы, пронзительные и чистые чувства делают его одним из самых красивых и трогательных фильмов в истории итальянского кино.

Весна, лето, осень, зима… и снова весна / Bom yeoreum gaeul gyeoul geurigo bom

Кадр: Cineclick Asia

Глубокая медитативная картина о времени, судьбе, человеческой жизни и огромной непонятности прекрасного и таинственного мира. Действие разворачивается вдали от цивилизации — в обители старого монаха. Его ученик — маленький мальчик, которому уготована тяжелая и полная испытаний жизнь. Но ни учитель, ни сам ученик не могут остановить тяжелую поступь рока, как невозможно остановить само время.

Последняя сказка Риты

Кадр: Запределье

Еще нестарая женщина Маргарита Готье (Ольга Кузина) заболевает какой-то ужасной болезнью и попадает на лечение к своей подруге Надежде Михайловне (Татьяне Друбич). Тут же им встречается Рената Литвинова в образе прекрасной и харизматичной Смерти, которая жаждет забрать Маргариту в мир иной. Три обворожительные женщины вступают в отношения по поводу жизни, смерти и настоящей женской дружбы. Естественно, все это забавное и серьезное действо пропитано огромным морем доброго, ласкового литвиновского безумия.

Амели / Le Fabuleux destin d’Amélie Poulain

Кадр: France 3 Cinéma

Нет никакого сомнения, что этот фильм смотрели все, но не включить его в список самых прекрасных фильмов всех времен и народов просто невозможно. Французский режиссер Жан-Пьер Жене создал настолько яркую, привлекательную, вкусную и сочную историю любви, что без нее современная эстетика просто немыслима. «Амели» — это совершенное сочетание красок, ритма, музыки и вдохновения с зашкаливающей концентрацией обаятельных чудаков на метр квадратный пленки. «Амели» — это «красота», только написанная другими буквами.

Эйфория

Кадр: 2Plan2

Главный герой этого фильма — бескрайняя донская степь. По ее просторам носятся Павел, влюбленный в Веру, ревнивый муж Веры, жаждущий убить Павла, а еще — собаки, коровы и прочая неприхотливая живность. Животные или молчат, или мычат. Люди преимущественно не находят слов. Молчаливая стихия сквозит из всех щелей, наполняя мир щемящей любовью и безумием. Имя этому состоянию — эйфория.

Настройщик

Кадр: Пигмалион Продакшн

Настройщик Андрюша влюблен в шикарную блондинку. Она отвечает взаимностью, но проблема в том, что молодой человек безобразно беден. Выход один — предаться пороку и обеспечить любимой девушке должный уровень существования. Все это выполнено в неповторимой стилистике Киры Муратовой, где в блестящей игре поверхностных эффектов временами открываются невиданные экзистенциальные бездны, а слова, монотонно повторяемые странными персонажами, вдруг возвращают себе давно утраченный смысл.

Фотоувеличение / Blowup

Кадр: Metro-Goldwyn-Mayer

Молодой успешный фотограф Томас встречает в парке интересную пару и делает несколько снимков. Женщина замечает это и требует отдать ей пленку. Заинтригованный Томас обманывает девушку и оставляет снимки себе. После проявки и фотоувеличения оказывается, что он стал невольным свидетелем криминальной драмы… Действие разворачивается на фоне богемной лондонской жизни, которую Микеланджело Антониони показывает с особым вкусом и изяществом.

Мертвец / Dead Man

Кадр: Pandora Filmproduktion

Культовый фильм Джима Джармуша, соединяющий в себе философскую притчу, роуд-муви, вестерн и мистическую балладу. Молодой бухгалтер Уильям Блейк (Джонни Депп) путешествует по Дикому Западу вместе со странным индейцем по имени Никто. Они оставляют позади грязный промышленный город и направляются к древнему духовному центру индейцев. Путешествие оказывается также и внутренним — меланхоличные пейзажи, почти дзенские диалоги и черно-белая лаконичность заставляют каждого зрителя проделать его вместе с героями этого удивительного и ни на что не похожего кино.

2001 год: Космическая одиссея / 2001: A Space Odyssey

Кадр: Metro-Goldwyn-Mayer

Фильм Стэнли Кубрика рассказывает о загадочных черных объектах, которые периодически входят в контакт с людьми и влияют на земную эволюцию. Ученые выяснили, что объекты посылают свои сигналы на Юпитер. Было решено отправить туда экспедицию, но никто даже не подозревал о тех чудесах, которые откроются астронавтам… «Одиссея» — самый знаменитый и уважаемый научно-фантастический фильм во всей истории кинематографа. Он сделан с огромным вкусом, а его стилистика давно канонизирована дизайном и модой.

Цвет граната

Кадр: Арменфильм

Это не фильм, а настоящая визуальная поэма, фантастическая образная кинокартина, кропотливо выписанная режиссером Сергеем Параджановым. Сюжет как таковой в фильме отсутствует. Все действие представляет собой череду образов, навеянных творчеством армянского поэта Саят-Нова. Чтобы воплотить на экране его поэтическую вселенную, режиссер создал новый удивительный киноязык, благодаря которому фильм вошел в золотой фонд мирового кинематографа.

Трон в крови / Kumonosu-jô

Кадр: Toho Company

Удивительно сильное кино по мотивам шекспировского «Макбета». Выразительные образы, эмоциональная напряженность и мистическая глубина происходящего запечатлены в лучших традициях гения Акиры Куросавы. В центре повествования — самурай, которому ведьма предрекла победу над его господином. Подстрекаемый коварной женой, Васидзу Такэтоки решается на предательство и убийство ради исполнения предсказания. Но муки совести портят наслаждение, а судьба готовит ему новые испытания.

Сонная Лощина / Sleepy Hollow

Кадр: Paramount Pictures

Готический ужастик от гения фантастики и гротеска Тима Бёртона, мастера снимать вычурные нескучные фильмы со сказочными сюжетами и небывалыми персонажами. Фильм стилистически выдержан, обворожителен и затягивает в один момент. Это история о нью-йоркском констебле, который расследует серию мистических убийств. Поговаривают, что их совершил Всадник без головы…

Братство волка / Le Pacte des loups

Кадр: Jim Henson’s Creature Shop

Красивый исторический боевик, действие которого происходит во времена Великой французской революции. В провинциальном городке Жеводан появляется ужасное чудовище, которое жестоко убивает случайных путников. Раскрыть тайну Зверя и уничтожить хищника хотят многие, но это задание не для слабонервных.

Герой / Ying xiong

Кадр: China Film Co-Production Corporation

Красный — ложь, голубой — заблуждение, белый — истина. Три цвета, три философских притчи, три шедевральных блокбастера в одном фильме китайского режиссера Чжан Имоу. Безымянный герой прибывает к замку императора и рассказывает ему о трех победах над врагами престола. Весь фильм — это ожившая живопись на тему древней китайской легенды, столь же красивая, сколь и мудрая.

Запрещенный прием / Sucker Punch

Кадр: Warner Bros. Pictures

История очаровательной и не вполне нормальной Куколки — это триллер, боевик и фэнтези в одном флаконе. Ее мать умерла, а отчим хочет сделать падчерице лоботомию. Психбольница, в которой очутилась Куколка, кажется ей то публичным домом, то феодальной Японией, то окопами Первой мировой. Здесь есть практически все элементы мэшапа — солдаты-зомби, самураи, орки, рыцари, термоядерные бомбы и магические предметы. Но ценен фильм отнюдь не этим, а своей поразительной мрачной живописностью и тем безупречным вкусом, с которым сработан каждый его кадр.

Антихрист / Antichrist

Кадр: arte France Cinéma

Жуткий фильм, наполненный религиозным и психоаналитическим символизмом, адское порождение безудержного гения Ларса фон Триера. Мрачная эстетика картины погружает зрителя в сложный мир семейной пары, только что потерявшей ребенка.

Аватар / Avatar

Кадр: 20th Century Fox Film Corporation

На удивление внятный, осмысленный голливудский блокбастер, снятый легендарным Джеймсом Кэмероном. Действие фильма разворачивается на далекой планете Пандора, населенной прекрасными синими существами. Они живут в завидной гармонии с природой, но однажды на планету прибывают американцы, и волшебный мир оказывается на грани уничтожения. К счастью, земляне могут проникнуть в мир коренного населения при помощи аватаров — своеобразных биокостюмов, в которые можно внедрить человеческое сознание. Всех спасает любовь и, конечно же, совершенно неземная красота.

Источник: adme.ru

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Здесь все играют первую скрипку

Основу программы нынешнего концерта знаменитого ансамбля составят вокальные и симфонические миниатюры в переложении для скрипичного состава.

Вокальная пьеса Ave Maria Франца Шуберта стала одним из лирических откровений всей европейской музыки. Композитор создал эту песню-молитву как часть сборника на стихи из поэмы Вальтера Скотта «Дева озера» в немецком переводе. Первоначально произведение называлось иначе, однако в исполнительскую практику вошло под известным ныне названием, которое соответствует первым словам каждой строфы, взятым из католической молитвы (в церковнославянском варианте это молитва «Богородице Дево, радуйся).

Другое сочинение Шуберта, которое прозвучит в концерте, — песня «Лесной царь» (на стихи Гете), ставшая первым образцом романтической вокальной баллады. В ней соединились все черты, которые будут свойственны этому жанру: мрачный сюжет, нарастание драматического напряжения – и неожиданная трагическая развязка.

Еще один вокальный опус, вошедший в программу, — романс Петра Ильича Чайковского «День ли царит» (на стихи Алексея Апухтина). В нем проявилась характерная для вокальной музыки Чайковского эмоциональность. Заключительная кульминация отмечена звучанием наивысшего звука в вокальном диапазоне (ля второй октавы!) и динамикой «три форте» у голоса.

В программу вошли также инструментальные сочинения Чайковского. «Элегическая песнь» из цикла «Восемнадцать пьес» для фортепиано построена на двух дополняющих друг друга темах. Первая тема благодаря «сочным» аккордам, которые перегармонизуют повторяющийся звук мелодии, и низкому «контральтовому» регистру звучит с томной романтической интонацией. Вторая тема прозрачна по колориту, однако ее развитие приводит к мощной кульминации, выражающей страстный порыв. Скерцо для скрипки и фортепиано из цикла «Русский сувенир» более контрастно: его крайние разделы отличаются «сумрачной» стремительностью, в то время как в среднем разделе звучит светлая уверенная тема.

«Ночь на лысой горе» Модеста Петровича Мусоргского — уже не миниатюра, а полноценная симфоническая картина. Средствами оркестровки, гармонии, ритма композитор создает в ней впечатляющее изображение фантастического шабаша.

Многие номера анонсируемого концерта имеют танцевальное происхождение. Так, в Пассакалье из сюиты соль минор Георга Фридриха Генделя используется старинный танец-шествие. Близкий пассакалье танец, но еще более торжественный, воспроизводится в Паване Габриэля Форе. Полька Бедржиха Сметаны из оперы «Проданная невеста» представляет собой высокохудожественный образец национального чешского танца. Наконец, Венская мелодия Рихарда Хойбергера из оперетты «Бал в Опере» основана на ритме вальса — «выходца» из австрийской столицы.

В отличие от Мелодии Хойбергера, светски-изящной и эффектной, Грустный вальс Яна Сибелиуса имеет иную психологическую подоплеку. Он был сочинен для спектакля по пьесе Арвида Ярнефельта «Смерть». В эпизоде, сопровождаемом звучанием этой музыки, мать одного из героев видит Смерть, принявшую образ ее покойного мужа. Мужчина увлекает ее в вальсе во время сна ее сына; когда тот просыпается, женщина оказывается уже умершей. Меланхоличная музыка главной темы словно окрашена в серые тона; мелодия звучит скованно. Другая тема, напротив, полна жизненной энергии, бодрости. Подобный контраст, усиленный оркестровыми средствами, отражает размышления Сибелиуса о вечном противостоянии жизни и смерти.

К жанру «Moto perpetuo» («Вечное движение») можно отнести «Мартовский хоровод» Григораша Динику. Сочинение Динику – румынского композитора и скрипача – основано на народном румынском хороводном жанре «хора». Фольклор был хорошо знаком композитору: в течение сорока лет он руководил созданным им самим оркестром народных инструментов. Кроме «Хоровода», произведения в высшей степени виртуозного, в концерте прозвучат Вариации на тему Корелли Фрица Крейслера, которые также дадут исполнителям продемонстрировать свое мастерство во всем виртуозном блеске. В произведении применяются различные виды скрипичной техники, придающие каждой вариации свое «лицо».

Противоположный полюс исполнительских возможностей скрипачей Большого театра – выразительная кантилена, передающая разнообразные оттенки лирических настроений. В концерте будет исполнен Антракт из балета «Раймонда» Александра Глазунова, который часто исполняется как самостоятельная концертная пьеса. Антракт Глазунова – типичное романтическое Adagio, построенное на экспрессивной теме.

В концерте примут участие солисты ансамбля скрипачей Большого театра Надежда Будницкая, Юлия Забавникова, Ольга Кочнева, Гульнур Кунакбаева, Ольга Первозванская, Георгий Мнацаканян, Артем Руденко, Игорь Свичкаренко, Юрий Синев, Олег Хухуа, Илья Юдин; партия фортепиано — Борис Шаев. Концерт ведет Ирина Башкирева.

Оксана Вакатова

Меланхолия: определение, темперамент и черты личности — видео и стенограмма урока

Меланхолия: темперамент и черты характера

Представьте, что вы в депрессии, и обратитесь к врачу за помощью. После осмотра врач мудро кивает и ставит диагноз: «Ну, конечно, у вас депрессия — ваше тело заполнено черной желчью!» Хотя, вероятно, можно с уверенностью сказать, что подобный диагноз не подходит. очень вероятно, что это произойдет в наши дни, в древние времена ваш врач мог сказать именно это.

Ранние отцы медицины, такие как Гиппократ, который жил с 460 по 370 год до нашей эры, и Гален, который жил много веков спустя, с 130 по 200 год нашей эры, считали, что наш темперамент определяется количеством определенных жидкостей внутри нашего тела, веществ, известных как «четыре юмора» . Эти ранние мыслители считали, что четыре жидкости — это мокрота, кровь, желтая желчь и черная желчь. А если у вас слишком много черной желчи, у вас, скорее всего, будет темперамент «меланхолия», иначе известный как меланхолия .Фактически, именно эта идея возникла у слова «меланхолия» — от греческого слова melankholia , сочетания melas , означающего черный, и khole , означающего желчь.

Другие темпераменты в этой философии включали «сангвиник» (оптимистичный), «флегматичный» (расслабленный) и «холерик» (раздражительный). Считалось, что эти другие темпераменты также вызваны жидкостями, например, у «холериков» в организме слишком много желтой желчи.Некоторые ранние философы пытались обнаружить источник желтой и черной желчи в телах животных, но так и не обнаружили его. Древние врачи обычно предписывали изменение диеты, чтобы попытаться отрегулировать эти жидкости у людей, обычно без особого успеха.

Темперамент относится к набору личностных качеств, с которыми мы рождены и не можем изменить. Меланхолия в этом древнем смысле относилась к темпераменту человека, который был чувствительным, грустным, параноиком, критичным и социально замкнутым.Иногда этот термин также использовался для описания людей, страдающих серьезными психическими расстройствами и бредовым поведением.

Есть ли в вас эти общие черты меланхолической личности?

Как следует из названия, меланхоличные люди кажутся грустными и мрачными. Прочтите следующие черты и характеристики этой личности.

Так же, как люди делятся на типы личности типа A, типа B или типа C; Психология также различает людей по темпераменту.Эти типы личности основаны на характере, характеристиках и чертах, которые человек изображает. В психологии их называют сангвиническим, холерическим, меланхолическим и флегматическим типами личности. Здесь мы увидим больше о меланхолической личности. Как идентифицируются люди, принадлежащие к этому типу личности? Всегда ли они меланхоличны, как следует из названия?

Меланхолический темперамент и черты характера

Одно из первых впечатлений, которое может возникнуть при взгляде на человека с этим типом личности, — «вдумчивый».Эти люди — прирожденные мыслители и чаще всего кажутся глубоко задуманными. Они также большую часть времени выглядят подавленными или меланхоличными. Но действительно ли они грустны и настроены пессимистично? Давайте узнаем, взглянув на черты личности.

  • Люди, принадлежащие к этому типу личности, мыслящие, замкнутые и интроверты. Они предпочитают свою компанию, то есть любят побыть в одиночестве, а не смешиваться с толпой.
  • Однако, в то же время, большинство из них обладают творческим и гениальным умом.Они талантливы или наделены знаниями и вкусом в области искусства и творчества.
  • Как упоминалось выше, эти люди часто кажутся грустными и мрачными. Их супер-спокойный внешний вид может показаться окружающим удручающим.
  • Такой же внешний вид может показаться, что этим людям есть о чем беспокоиться. На самом деле это правда. Эти люди склонны постоянно беспокоиться о вещах, которые можно вообразить или даже невообразить.
  • Физические движения этих людей медленные, сдержанные, осторожные, что может показаться даже расчетливым.Они очень эмоциональны и чувствительны.
  • Крайне редко или даже по небрежности вероятность того, что эти люди будут когда-либо реагировать или вести себя дико. Они живут общепринятой жизнью, и их никогда не встретят идущими по неизведанному пути. Бунтовщики не принадлежат к этой личности.
  • Люди, принадлежащие к этой группе, являются хорошими сотрудниками или администраторами. Они придерживаются правил, имеют повторяющееся поведение и осторожный характер.
  • Они сами перфекционисты и ждут того же от других.Они много работают и являются надежными людьми.
  • Достижения в целом (личные или групповые) очень много значат для них, и они даже могут копить памятные подарки и сувениры о каждом своем достижении.
  • Еще одна черта, которую можно принять как положительную или отрицательную, — это то, что эти люди чрезвычайно осторожны и недоверчивы. Они не решаются налаживать новые контакты и часто скрытны по своей природе.
  • Их ограниченность ума делает их недалекими, ортодоксальными в мыслях и упрямыми.Они ненавидят перемены и могут впадать в обиду, когда их просят изменить их образ жизни и привычки.
  • Чистота и порядок — еще одна положительная черта характера людей, принадлежащих к этому типу личности. Они хорошие организаторы и планировщики и устанавливают высокие стандарты для себя и других.
  • Эти люди чувствительны сами, они также чувствительны к мыслям и эмоциям других. Они благотворительны и моралистичны по своей природе.
  • Наконец, с менее яркой стороны, интровертность этих людей заставляет их страдать от неуверенности.Они почти не разговаривают, пока к ним не обращаются, и поэтому их часто оставляют в покое.

Хотите написать для нас? Что ж, мы ищем хороших писателей, которые хотят распространять информацию. Свяжитесь с нами, и мы поговорим …

Давайте работать вместе!

Личностный тест помогает определить тип личности. Хотя наличие этого типа личности не вызывает серьезного беспокойства, этим людям следует проявлять бдительность, поскольку они склонны впадать в тяжелую депрессию. Заботиться!

Меланхоличная женщина | Музей Детройтского института искусств

Рейналь, Морис.Пикассо. Париж, 1922, вып. 10.

Вальдемар, Ж. Ла Гранд Пейнтюр из коллекции Поля Гийома. Париж, 1929, стр. 115, 117.

Экспозиция Пикассо. Exh. кат., Галерея Жоржа Пети. Париж, 1932 г., вып. 25.

Зервос, Кристина. Пабло Пикассо, I. Париж, 1932, вып. 133 (табл. LXV).

Пикассо. Exh. cat., Kunsthaus Zurich. Цюрих, 1932, вып. 13.

Huyghe, R., ed. Histoire de l’Art Contemporaine. Париж, 1935 г., стр. 212 (табл. 267).

Голубой и розовый период Пикассо, 1901–1906.Exh. кат., Жак Селигманн и Ко. Нью-Йорк, 1936, нет. 13. [как «Женщина, сидящая с Фичу»]

Дайкс, Пьер и Жорж Будай. Пикассо: Голубой и Розовый периоды. Гринвич, Коннектикут, 1967, стр. 208 (VII, 6).

Каммингс, Фредерик Дж. И Чарльз Х. Элам, ред. Иллюстрированный справочник Детройтского института искусств. Детройт, 1971, стр. 172 (ил.).

Завещание Роберта Хадсона Таннахилла Детройтскому институту искусств. Exh. cat., Детройтский институт искусств. Детройт, 1970, стр.13, 29, 53 (ил.).

Янг, Махонри Шарп. «Удовольствие от коллекционирования». Аполлон 92, 101 (июль 1970 г.): стр. 64 (табл. VII).

«Приобретения Музеем произведений Пикассо». The Burlington Magazine 113, 823 (октябрь 1971 г.): стр. 625 (табл. 71).

Clay, J. De l’Impressionnisme a l’Art Moderne. Париж, 1975 г. (табл. 35).

Шедевры Детройтского института искусств. Exh. кат., Художественный музей Бункамуры. Токио, 1989, вып. 84 (ил.).

Справочник DIA. 1995, стр. 274.

Маккалли, Мэрилин, изд. Пикассо: Ранние годы, 1892–1906. Exh. кат., Национальная художественная галерея, 1997, с. 173, вып. 74 (ил.), 199, 300, фиг. 1–2, 357.

Bezzola, Tobia. Пикассо: его первая музейная выставка 1932. Exh. cat., Kunsthaus Zürich, 2010, стр. 51, cat. 4 (ил.), 98 (ил.), 195, 212, 253.

Маккалли, Мэрилин. Пикассо в Париже, 1900–1907: глотание огня, Exh. кат., Музей Ван Гога / Музей Пикассо, 2011, с. 105, 107, pl. 59, 239.

Матисс, Сезанн, Пикассо…L’Aventure des Stein. Exh. кат., Гран-Пале. Париж, 2011, стр. 177, нет. 57 (ил.).

Splendeurs & misères: изображения проституции, 1850–1910. Exh. cat., Musée d’Orsay / Van Gogh Museum, 2015, стр. 8 (ил.), 134, 286.

Easy Virtue. Проституция во французском искусстве, 1850–1910 гг. Exh. кат., Музей Ван Гога / Musée d’Orsay, 2016, стр. 9, cat. 2 (ил.), 163, 178.

Abt, Jeffrey. Оценка Художественного музея Детройта: история отказа от налогов и спасения. Детройт, 2017, стр. Xvii, 214, рис.6.5 (ил.).

Пикассо: Bleu et rose. Exh. кат., Musée d’Orsay / Национальный музей Пикассо-Париж. Ванв: Хазан, 2018, с. 120, 126-127, кат. 91 (ил.), 295, 356.

Бувье, Рафаэль, изд. Пикассо: Голубой и Розовый периоды. Exh. кат., Фонд Бейелера. Базель, 2019, с. 76-77 (ил.).

Меланхолия (2011) — IMDb

Меланхолия — это фильм 2011 года, написанный и снятый неоднозначным Ларсом фон Триером и повествующий о двух сестрах по мере приближения конца света. На самом деле фильм больше о нынешней жизни двух сестер, чем о конце света; тем не менее, надвигающаяся гибель сильно влияет на ряд событий.В настоящее время фильм получил в основном положительные отзывы и получил высокую оценку за образы, использованные на протяжении всего фильма.

Чтобы по-настоящему оценить все, что предлагает Меланхолия, фильм необходимо проанализировать, взглянув на два отдельных его действия. Ощущение первого акта сильно отличается от ощущения и сюжета второго акта. Первый акт называется «Жюстин», так как он фокусируется на персонаже Жюстин (Кирстен Данст) и ее тяжелой депрессии в день свадьбы. Первый акт не имеет ничего общего с тем фактом, что вся жизнь на Земле будет уничтожена.Фактически, он вообще не фокусируется на надвигающемся столкновении планет; это просто о Жюстин как о персонаже и обо всех, кто ее окружал во время свадьбы. Очевидно, что Жюстин страдает каким-то психическим заболеванием, но неясно, что именно с ней не так. В течение всего свадебного дня она совершает очень странные поступки, в том числе изменяет мужу. Большую часть времени она проводит вдали от вечеринки, прячась либо на поле для гольфа, расположенном снаружи, либо со своим племянником, что, кажется, единственное, от чего она получает удовольствие.Жюстин может быть очень раздражающим персонажем, потому что она, кажется, не хочет ничего делать, кроме как разрушить свою вечеринку, но ее кадры, сделанные камерой самостоятельно, либо на поле для гольфа, либо на заднем дворе, являются одними из лучших в фильме. .

Второй акт фильма под названием «Клэр» фокусируется в основном на сестре Жюстин Клэр (Шарлотта Генсбур) и надвигающемся ударе планет. Первый акт может быть немного интереснее, потому что как зрителю не совсем понятно, почему Жюстин делает все то, что делает, ее персонаж окружает много тайн.Второй акт немного разворачивается после событий первого, но на этот раз следует за Клэр. Она обеспокоена столкновением, но ее муж уверяет ее, что столкновение не пройдет мимо Земли, и они смогут наблюдать за ней в свой телескоп. На протяжении второго акта Клэр приходится иметь дело с депрессией Жюстин, а также с собственным мужем и ребенком, при этом постоянно беспокоясь о столкновении. Вторая половина фильма намного интенсивнее первой, и монтаж это отражает, особенно ближе к кульминации.Использование шатких кадров вызывает у зрителя чувство беспокойства и неуверенности относительно того, чем это закончится.

Возможно, самым большим достижением Melancholia является ее кинематография и красивая последовательность уникальных кадров, особенно во вступительной части. Первая вступительная часть происходит полностью в замедленной съемке, показывая многих главных героев, и является одним из самых ярких моментов всего фильма. Работа камеры и настройки, использованные в этом фильме, действительно о чем поговорить. Обстановка особняка одновременно изолирующая и элегантная, и эти две вещи отражены в тщательно спланированной съемочной площадке.

Моя самая большая претензия к фильму определенно была бы его темпом. Одна минута будет действительно увлекательной, а в следующую замедлится до полной остановки. Однако когда в фильме есть яркие моменты, они очень запоминаются.

Меланхоличная девушка смотрит в окно Stock Photo 255-14402: Superstock

Детали

Номер изображения: 255-14402
Права управляемого
Кредит: Коллекция 4X5 / SuperStock
Разрешение модели: Да
Разрешение собственности: Нет
Подробная информация: 4890 x 5995px | 16.3 дюйма x 19,98 дюйма | 87.95MB | 300 точек на дюйм


ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ EASY RM

250 долларов США

Издательское дело / образование

$ 400

Прямой маркетинг — внутреннее использование

$ 1600

Продлить лицензию

Для индивидуальных тарифных планов со скидкой, без водяных знаков или пакетов изображений для частных лиц или корпораций нажмите кнопку
НУЖНЫ БОЛЬШЕ ОПЦИЙ ниже.


В поисках подписки посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 по восточному стандартному времени.



Ключевые слова

Свяжитесь с нами

Продажи и исследования SuperStock
Эл. Почта: [email protected]
Телефон: 1-866-236-0087


Советы по жизни: жить с меланхолией

***** Это вторая часть из пяти частей серии о том, как жить / сосуществовать / процветать с разными типами темперамента.******

Если у вас есть супруг / ребенок / вторая половинка в непосредственной близости, который преимущественно меланхоличен по темпераменту, знание потребностей и аспектов этого темперамента в сочетании со значительной грацией с вашей стороны может помочь вам выжить и действительно процветать!

Эта статья дает только обзор; для получения дополнительной информации посетите эту ссылку: Меланхолический темперамент.

Меланхолики — одиночки, и с ними может быть очень сложно жить, потому что «открытость» не является одной из сильных сторон их темперамента.Они способны по-своему проявлять большую любовь к своим глубоким личным отношениям и, как правило, очень лояльны и «по правилам» люди.

Что нужно знать о меланхолии

  • Они требуют правды, порядка, надежности и надежности
  • Требуется стабильная среда
  • Может стать очень опытным в новых областях, если дать время на то, чтобы изучить его должным образом, а не быть навязчивым.
  • У них низкая самооценка
  • Им нужно время в одиночестве (тихо) для повторной регенерации
  • Они не нуждаются в физической ласке и могут чувствовать себя тесно, если кто-то переезжает в их пространство.
  • Очень независимы и целеустремленны.
  • Меланхолии — глубокие мыслители и активные умы.

Что следует делать (и не делать!) Для меланхоликов:

  • Очень усердно работайте над повышением их самооценки, усиливая положительное и подавляя отрицательное в окружающей среде.
  • Покажите им, что их любят и ценят, проявляя минимальное физическое внимание
  • Не препятствуйте их независимости или тому, что они мотивированы делать или выполнять
  • Обеспечьте их аккуратным домом, который будет служить убежищем вдали от остального мира.
  • Не заставляйте их брать на себя исключительную ответственность за кого-то другого.
  • Будьте осторожны с деньгами и покажите, что вы пытаетесь быть консервативными с деньгами.
  • Не заставляйте их чувствовать себя глупыми, не критикуйте их или не осуждайте их за их ошибки.
  • Наказание / вознаграждение малоэффективны; меланхолия имеет мотивы.
  • Помогите меланхоликам сосредоточить свое внимание на позитивных вещах, думая о хорошем, а не о негативном.Это уменьшит их капризность и депрессию.
  • Поощряйте их проявлять или выражать свои глубокие и нежные чувства способами, которые удобны им и тем, кого они любят.

«Проблемы», которые меланхолики обычно должны решать или изучать:

  • Преодолевайте гнев конструктивно. Гнев обычно усваивается (все мы знакомы с очень грустным прозвищем «На почту!»).
  • Дайте другим и себе право быть несовершенными.
  • Найдите такие жизненные ситуации, в которых они могли бы проводить время в одиночестве в одиночестве, в котором они нуждаются каждый день.
  • Простите себя и других за прошлые ошибки. Они будут очень строги к себе из-за ошибок.
  • Получите контроль над их мысленной жизнью и возьмите каждую мысль в плен в послушание Христу.

Заявление об ограничении ответственности: приведенное выше обсуждение направлено исключительно на обеспечение понимания потребностей, сильных и слабых сторон этого темперамента.Наш темперамент никогда не может служить оправданием плохому поведению, и мы рекомендуем вам обратиться за компетентным христианским советом, если у вас есть личные или семейные проблемы.


Другие статьи серии :

Supine | Сангвиник | Холерик | Флегматик

Меланхолия и секс | Encyclopedia.com

Меланхолия , от греческого «черная желчь» — это более современный медицинский термин для обозначения меланхолии, который на протяжении веков относился к симптомам печали, вялости, отчаяния, угрюмости и уныния.Черная желчь была одной из четырех жидкостей, которые, по мнению древнегреческих и ближневосточных врачей, управляют настроением и расположением тела. Остальные — кровь, ассоциирующаяся с храбростью и любовью; желтая желчь, связанная с гневом и моральным негодованием; и мокрота, связанная со спокойной отстраненностью. В елизаветинские времена меланхолия считалась признаком утонченности, и благородный Гамлет Шекспира до сих пор является самым известным меланхоликом в английской литературе. Меланхолия понималась как нечто большее, чем преходящая печаль, и понималась, как и более современная клиническая депрессия, как хроническое заболевание, которое может полностью определять характер человека, личность, физическое телосложение и более широкие взгляды на мир.

В 1917 году Зигмунд Фрейд опубликовал «Скорбь и меланхолию», в котором проводилось различие между трауром, когда потерянный объект является источником сознательного горя, и меланхолией, когда потеря бессознательна или неизвестна. При меланхолии человек, испытывающий неосознанное горе, не может выйти за рамки печали и проявляет такие симптомы, как потеря самооценки, бессонница, потеря аппетита, навязчивое раскаяние и навязчивые самоубийства. Фрейд предположил, что этот самоубийство является результатом того, что меланхолик усваивает потерянный объект любви, и в результате печальные и гневные чувства, которые могли быть направлены на потерянную любовь, становятся направленными на внутреннюю любовь, которая теперь является частью себя.Таким образом, женщина, которая, кажется, ругает себя за то, что она такая плохая женщина, что ее любовник был вынужден покинуть ее, на самом деле ругает своего любовника за то, что тот оставил ее. Меланхолик больше не может направлять чувства на потерянного человека, поэтому вместо этого он становится человеком, которого потерял, и направляет свои чувства гнева, горечи и печали против себя.

Фрейд считал, что причина этой меланхолической интернализации или инкорпорации связана с амбивалентностью любовных отношений в целом.Поскольку большинство людей испытывают смешанные чувства по поводу любви, потерю любовника можно винить в первую очередь в том, что оно хотело потерять любовника. Самоубийство, утверждал Фрейд, — это отделение ненавистных и садистских импульсов, направленных на потерянный объект любви, и обращение этой ненависти против себя. Этому процессу помогает отождествление с потерянным объектом, при котором брошенный любовник становится максимально похожим на человека, который оставил ее. Позже Фрейд утверждает в Эго и Идентификатор (1923), что интернализация и поддержание утраченной любви, которая происходит как в трауре, так и в меланхолии, важны для формирования эго, и что идентификация с потерянной любовью может быть единственным способом, которым в конечном итоге можно дать их вверх.

Для Фрейда меланхолия не обязательно является частью формирования пола, хотя гендер и сексуальность действительно развиваются вокруг утраты, особенно вокруг реакции ребенка на травмирующее осознание того, что у матери нет пениса. Предполагается, что «нормальный» ребенок осознает — если она девочка, — что у нее нет пениса, она не может желать своей матери и должна любить мужчину, чтобы получить ребенка с пенисом; или — если ребенок мальчик — что он может потерять свой пенис, если он не идентифицирует себя со своим отцом и не желает женщину, которая не является его матерью.В обоих случаях мать теряется как объект желания, хотя мальчику не обязательно отказываться от всех женщин (как это делает маленькая девочка). Однако он не может желать своего отца, как и маленькая девочка не может оставаться привязанной к своей матери.

Джудит Батлер взяла на вооружение фрейдовское понятие меланхолической идентификации, чтобы доказать, что гендер сам по себе является меланхолической идентификацией, в которой однополому родителю не разрешается желать, и который, таким образом, теряется как объект любви, интернализируется или инкорпорируется.Представление Батлера о гендере как о включении меланхолии сочетает в себе теорию кастрации Фрейда как причины детского секса и гендерного развития с идеей о том, что меланхолия также может вызывать секс и гендерное развитие.

Батлер указывает, что мальчики и девочки могут идентифицировать себя с матерью, которую они потеряли, желать ее или и то, и другое. Маленькие девочки могут усвоить мать, которую они не должны желать, и поддерживать это желание как лесбийское желание, тогда как маленькие мальчики могут идентифицировать себя с матерью и желать своих отцов или включать в себя отцов, которых им не разрешено желать, в качестве любви. -объекты.На этом этапе выбор пола и сексуального объекта в аргументации Батлера неясно переплетается, как и в объяснении Фрейдом кастрации и эдипова разрешения; у Батлера гомосексуальность каким-то образом определяет гендер, тогда как Фрейд аналогичным образом объединяет выбор гетеросексуального объекта и наличие «нормальной» женственности или мужественности. Однако теория Батлер о гендере как о меланхолике — причина, по которой она предпочитает, чтобы мы рассматривали гендер именно так — представляет гомосексуальность как «естественный» психический процесс формирования субъекта как гетеросексуальность (который формируется примерно таким же образом) и не должен рассматриваться как плохая или недостоверная копия.

Проблема с восприятием пола как меланхолии, конечно, заключается в том, что меланхолия связана с печалью и вялостью депрессии, и поэтому меланхолическое гомосексуальное формирование субъекта кажется больным и печальным, а не здоровым и активным.

Активист по борьбе с ВИЧ / СПИДом Дуглас Кримп использует меланхолию, чтобы подумать о мерах по борьбе со СПИДом в гей-сообществе, утверждая, что глубокое чувство утраты и скорби привело к меланхолии у большинства геев, что, в свою очередь, вызвало недомогание, окружающее активизм в отношении СПИДа.Он видит в этой меланхолии причину, по которой геи отвергли свою сексуально-позитивную культуру в пользу господствующей моногамии и политического консерватизма, и утверждает, что выход из застоя меланхолии будет способствовать возвращению к активизму, возвращению к самоутверждающим безопасным сексуальным практикам. все разновидности и отказ от ненавидящих себя консервативных геев-экспертов, таких как Эндрю Салливан.

Другие современные дискуссии о меланхолии и сексе связаны с широким использованием антидепрессантов, наряду с столь же широко распространенными побочными эффектами сексуальной дисфункции и подавленного либидо, которые, по-видимому, сопровождают употребление многих из этих препаратов.В этом контексте меланхолия рассматривается не как возможность сексуальной идентификации, а как нечто, что полностью нейтрализует сексуальность, побуждая некоторых авторов винить в отсутствии интереса к сексу не наркотики или даже депрессию, а культуру, где несчастье является табу. В этой культуре, утверждают они, темное стремление к связи, которое заставляет нас искать близости друг с другом, было заменено солнечной искусственностью селективных ингибиторов обратного захвата серотонина или СИОЗС, таких как Prozac и Lexapro; эти наркотики выводят нас из самих себя ровно настолько, чтобы работать, но недостаточно, чтобы желать друг друга.

Добавить комментарий