Не могу пережить смерть мамы: «Для всех жизнь кончается одинаково». Как пережить смерть близкого человека и помочь другу справиться с этим

Содержание

«Для всех жизнь кончается одинаково». Как пережить смерть близкого человека и помочь другу справиться с этим

«Держись», «обратись к психологу», «ты сильный» — это фразы, которые вряд ли помогут человеку, только что пережившему крупнейшую в своей жизни утрату. Говорить о смерти в Украине не принято, а потому люди обычно не знают, как реагировать на плохие новости, а люди в горе винят себя за то, что страдают не так, как принято. Журналистка Забороны Алена Вишницкая рассказывает, почему каждый этап горевания имеет смысл, а готовиться к смерти — это не страшно.

Этим текстом Заборона продолжает серию публикаций о ментальном здоровье. Еженедельно мы вместе со специалистами рассказываем, как работает наш мозг и как помочь нашей психике. Наши предыдущие материалы об этом можно почитать здесь.

Мама Оксаны Кузьменко умерла в апреле на глазах у дочери. Этому предшествовали полгода борьбы с раком. В больнице Оксане отдали пакет с ее вещами и сказали хоронить. В Украине только начался жесткий карантин и Оксана должна была оперативно решить, как забрать тело, где найти транспорт. На каком кладбище хоронить? В какой одежде? Какого цвета должен быть гроб? Кому позвонить и сообщить прежде всего?

За несколько лет Оксана потеряла почти всю семью. Сначала умерли бабушки и дедушка, потом — папа. Из близких остался только брат, и Оксана вынужденно стала старшей. Она решала, где хоронить близкого человека: возле ее мамы или ее мужа.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Оксана почти не помнит те похороны. Говорит, что могла только плакать.

«Первые месяцы после маминой смерти я просто сидела в комнате, залипала в комп, ни с кем не говорила. Образовавшаяся пустота была огромной. Оказалось, что у меня не очень есть, чем ее заполнить.

Ну, есть работа, которую я делаю — точнее, которую я живу», — рассказывает Оксана. Периодически она плачет. С маминых похорон прошло месяцев девять, но легче не стало.

Всегда детство

Все посыпалось как-то неожиданно. Оксана заканчивала университет — в течение двух лет умерли бабушка и дедушка. Еще через несколько лет заболел и умер отец. Ему диагностировали рак легких на последней стадии и через месяц его не стало. Мама забрала вторую бабушку ближе к себе — спустя месяц бабушка тоже умерла. Проживать каждую смерть было, конечно, сложно, но помогала мама. Она, говорит Оксана, всегда держала оборону, поэтому потери проживались немного легче.

В ноябре 2019-го у мамы Оксаны диагностировали рак. Оксана начала бороться за ее жизнь: вернулась из Киева в родной городок и почти все время была рядом, в больнице.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда человек долго болеет, это морально очень истощает тех, кто рядом. Во время маминой болезни я ела больше таблеток и транквилизаторов, чем после ее смерти. Это было очень тяжело. Как-то неожиданно я превратилась в того человека, которому надо было принимать решения — брать ответственность за других, потому что больше некому. Я не была к этому готова», — вспоминает Оксана.

Немного сил давала работа: Оксана работала редакторкой дистанционно и убегала в ноутбук. Рядом были друзья — они вместе с ней литрами пили кофе, и за одно это Оксана была им благодарна. Друзьям не надо было ничего объяснять.

До последнего дня Оксана была уверена, что маму удастся вылечить. И та тоже держалась. Несколько раз обмолвилась, что может умереть — но, говорит Оксана, это было не рациональное принятие реальности, а от боли. Мама не была готова к смерти и не признавала ее до конца.

Разобраться, как вообще вытаскивать маму, было сложно: выбирать врачей, методы и все остальное приходилось на ощупь. Оксана говорит — мало кто из тех, кто выздоровел, рассказывали о том, как им это удалось, к кому они обращались. Понять, что делать после слов о диагнозе, было в принципе трудно.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда человек не преодолевает болезнь, то этого не скроешь. А когда преодолевает, то предпочитает об этом не вспоминать. Все хотят это забыть, и потому не говорят. Если бы я знала тогда то, что знаю сейчас, то можно было бы все сделать иначе. Если бы я постаралась лучше, если бы попробовала другие варианты лечения… Иногда мне кажется, что это не закончится никогда и я всегда буду корить себя за то, что маму можно было спасти», — говорит девушка.

Стабильно хуево

Когда мама умерла, Оксана поняла, что у нее совершенно нет сил. Ее друзья пытались помочь: приглашали девушку к себе в другие города, предлагали сменить обстановку, съехать с квартиры, где еще недавно жили родные.

Оксана хотела только сидеть в комнате в углу.

«Возможно, я не хотела эту черноту, которая есть во мне, нести куда-то дальше. Я понимала, конечно, что друзья меня любят такой, какая я есть, но мне было так проще — сидеть здесь и не распространять свою печаль на других».

Хуже всего было, когда люди выражали сочувствие. На улице Оксана постоянно встречала маминых подруг, соседок, знакомых — все они хотели рассказать, какая мама была прекрасная. Или что она недавно им приснилась и это был хороший, добрый сон.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Так долго ищешь в себе равновесие, чтоб не свернуться калачиком и не выть целый день — и снова начинается. Любые проявления нежности, сильной заботы, эти все истории о маме — все это просто выбивало из колеи. От этого было значительно хуже, чем когда просто не касались этой темы», — говорит девушка. Кому-то, добавляет она, от проговаривания боли могло быть легче, но ей — нет.

Проще было общаться с людьми, которые не начинали разговор с вопроса «как ты?». У тех, кто был рядом во время маминой болезни и похорон, таких вопросов не возникало.

«Ну а как я? Я хуево. Я хуево — и за месяц это не изменилось, и за два тоже, и за три».

Держись, ну

Татьяна Конрад

Люди часто не знают, как реагировать на боль других. Могут мимоходом бросить что-то вроде: «Сколько можно плакать?», «надо жить дальше», «уже столько времени прошло, хватит реветь». Такие фразы обесценивают чувства человека и от этого становится еще хуже, рассказывает гештальт-терапевтка Татьяна Конрад.

Анастасия Леухина

Вопросами «как ты?», так же как и фразами «держись» или «все будет хорошо» тоже поддержать сложно. Слово «держись» довольно формальное и может вызвать у человека логичный вопрос: за что держаться? Будет ли хорошо, тоже никто не знает, говорит Анастасия Леухина, авторка «Совсем не страшной книги о жизни, смерти и всем, что между ними». Это книга о жизни, с которой сталкивается человек, выйдя из больницы с плохими новостями.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Человеку, который переживает потерю, трудно принимать любые решения. Поэтому даже если ему предложить: «Говори, если надо помочь», то он вряд ли отреагирует с чем-то конструктивным.

Чтобы поддержать, лучше избегать бессмысленных универсальных фраз. Стоит быть конкретным — например, предложить съездить за продуктами в какой-то день, приготовить ужин, подвезти на машине или разрулить какие-то дела, говорит Анастасия. Конкретика звучит искренне и имеет больше шансов на реализацию.

Самое важное — помочь человеку прожить потерю так, как нужно именно ему. А общество часто не позволяет этого делать. Культура как будто решает за человека, что достойно горевания, а что — нет, говорит Татьяна Конрад. Например, ребенку не позволяют горевать об умершей собаке, а женщине, потерявшей ребенка, говорят, что у нее еще будут дети.

«Когда у меня умер ребенок, я очень хорошо помню, что у меня была потребность жить так, как раньше, была потребность говорить — и о том, что произошло, и о ребенке. А люди вокруг не давали мне возможности ни для первого, ни для второго. С одной стороны они не могли делать вид, что ничего не произошло, и у меня куча энергии уходила на то, чтобы справиться с чужими переживаниями, потому что было неудобно. А с другой — мне не позволяли говорить о потере открыто, потому что им было некомфортно», — вспоминает Анастасия.

Именно поэтому важно узнать у человека, что нужно именно ему: помолчать или поговорить, побыть одному или концентрированно встречаться с людьми. Главное — не накладывать на человека свои представления о том, как нужно правильно горевать.

«Мой знакомый из Штатов рассказывал, что у него долго болела мама дома. Она умерла в тот момент, когда он впервые за недели вышел в книжный магазин развеяться и купить комиксы с сатирическими рассказами. Когда он вернулся домой, никто не знал, что делать. Семья села рядом с мамой и начала читать ей сатирические рассказы. Никогда еще в доме так не смеялись, как в тот день, и этот смех в каком-то смысле помогал справиться с горем. Горевание не обязательно должно быть печальным и серым», — говорит Леухина.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Стандарта горевания не существует, отмечает Анастасия: нужно чувствовать себя и быть честным с собой, чтобы понимать, что именно тебе нужно, и сколько времени: «Может быть, хочется быть одному и ходить в церковь, или же поехать в какой-то другой город и забыть обо всем. Это история о том, что нам самим нужно осознавать свои чувства, а не пытаться ориентироваться на то, что якобы является социально приемлемым».

Тема-табу

Смерть — это одна из самых табуированных тем в украинском обществе.

«Мы боимся смерти, но я не знаю ни одного человека, который жил бы вечно. Жизнь — это процесс, и он заканчивается одинаково для всех. Вопрос лишь в том, как мы к этому относимся», — объясняет Татьяна Конрад.

Она подчеркивает, что о смерти нужно говорить с детства. Не скрывать, не табуировать, а учить детей проживать эмоции, поддерживать других, завершать какие-то процессы с человеком, который умирает.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

В Украине привыкли не переживать, а проскакивать любой дискомфорт, добавляет Анастасия Леухина. Когда она готовила книгу к печати, то столкнулась с десятками людей, которые заботились о тяжелобольных родственниках и отказались брать книгу в руки: мол, она приблизит их к смерти, поэтому об этом лучше не думать и не говорить.

«В нашей культуре есть традиция избегать сложных честных разговоров. Например, родители часто отвлекают детей от чего-то дискомфортного вместо того, чтобы помочь им это прожить. Мы избегаем разговоров о трудностях, и смерть — одна из тем, о которых предпочитают не говорить», — говорит Анастасия.

В то же время проговаривать завершение жизни важно. Для близких это возможность обсудить то, чего раньше избегали, или на что всегда не хватало времени. Для человека, который умирает — шанс попрощаться, завершить какие-то дела или мечты. А еще — решить моменты, связанные с погребением. Узнать, как бы человек хотел, чтобы с ним попрощались, что для него важно и так далее.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Все эти вещи важно обсудить заранее, когда все живые и не рыдают. Потому что это помогает принять кучу решений, которые затем будут вызывать массу стресса», — говорит Леухина.

Для проживания травмы, объясняет она, важно и то, как человек будет вспоминать день прощания. Если он будет наполнен чужими людьми, пустыми словами и бессодержательными для человека ритуалами, то, скорее всего, он будет стремиться не прожить его, а забыть.

Эмоциональные мины

Оксана пыталась избавиться от вещей, которые напоминали о маме: что-то выбрасывала и отдавала на благотворительность, часть сложила в коробки. Пакет, который отдали в больнице, оказался на балконе: к нему трудно было даже подступиться. Ответственность валилась отовсюду: нужно было разобраться, как платить коммуналку и по какому принципу там вообще насчитывают суммы — никто, кроме Оксаны, решить этого не мог.

«Как-то приснился сон, что я разбираю документы в квартире, а мама говорит: «Слушай, я бы эти документы еще не выбрасывала». Тогда я начала на нее злиться и бросаться этими документами с криками «как, как ты могла меня оставить? Ты видишь, что я вообще не выгребаю?», — вспоминает Оксана.

Похожие сны к ней приходили несколько раз. Летом еще приснилась бабушка — Оксана накануне вновь перевернула квартиру, вынесла кучу вещей, выбросила часть мебели. Тогда бабушка сказала: «Ну вот, мне уже несколько ночей негде прилечь». В каком-то из следующих снов снова была мама — намекнула, что в квартире стало пусто.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

Из-за таких снов Оксану не покидало ощущение, что она делает что-то не так.

«Друг мне тогда сказал, что музеефикацией точно не стоит заниматься. Но я много думала о том, нормально ли это вообще — что я хочу оставить память, но одновременно и обезопасить себя от этих триггеров и эмоциональных мин, которых вокруг и так полно», — говорит Оксана.

«Миной» могло стать все что угодно: встреча, вещь, слово. На Рождество это была коробка с елочными украшениями, часть из которых мама сделала сама.

«Я поставила елку, достала коробку с игрушками — и рыдала над ней пару недель. Не могла себя сгрести в кучу, чтобы что-то повесить. На рождественские праздники я всегда приезжала к маме: мы вместе ходили в костел, у нас были общие традиции. А здесь мне пришлось заново переживать то же самое, но уже самой», — говорит Оксана.

Год

Человек измеряет время годами — так работает наше мышление. Это означает, что в первый год после утраты мы вспоминаем то, что было в прошлом году — праздники, совместные поездки, занятия и прочее.

«На второй год после утраты мышление работает так же: мы вспоминаем, что было в прошлом году — уже без этого человека», — говорит Татьяна Конрад.

Это не значит, что за год горе проходит: боль может оставаться с нами много лет в зависимости от того, какую роль этот человек играл в жизни.

«Однако будет появляться что-то новое. Человек должен учиться жить без того, что потерял. Жить по-другому», — говорит экспертка.

Потеря дома, работы, развод — все это мозг может воспринимать так же сильно, как и смерть. Когда этап горевания заканчивается, человек начинает видеть новое и радоваться ему, выстраивая совсем другие отношения с жизнью без того, что потерял.

Пандемия

Смерть мамы пришлась на первый локдаун в Украине. Фактически весь первый год после ее смерти продолжается пандемия коронавирусной инфекции. Это сделало невозможными много вариантов самопомощи, говорит Оксана:

«О возвращении к социальной жизни речи быть не могло, но я этого и не хотела. Однако это стало еще одной преградой: я отказывалась видеться с друзьями, потому что ко всему остальному добавлялся страх кого-то заразить».

Если бы не эпидемия, Оксана, возможно, купила бы себе билет на самолет в одну сторону. Она всегда любила путешествовать, особенно в одиночестве. Когда умер папа, такая поездка помогла. Девушка вырвалась к подруге в Норвегию — жила там месяц, работала дистанционно, прогуливалась по городу, смотрела на скалы и море.

«Не факт, что помогло бы в этот раз. В этих условиях легче было сидеть и не рыпаться, минимизировать количество контактов. В какой-то момент уже было невозможно понять: я мало контактирую с людьми, потому что мне трудно из-за потери, или потому, что боюсь заболеть и заразить кого-то из близких», — говорит Оксана.

Тогда же начали возникать мысли о собственной внезапной смерти. Оксана дала подруге пароли к своим банковским счетам и заначкам, надиктовала инструкции, где что лежит.

  • Фото: Иван Черничкин / Заборона

«Когда видишь много смертей, то без шуток начинаешь параноить. Мне кажется, раньше такого не было. А тут я начала серьезно переживать, что оставлю после себя много незавершенного. Я хотела, чтобы близкие люди в случае чего знали, что делать, где лежат ключи и деньги. Я не хотела повторения всех вещей, которые произошли со мной», — говорит она.

Для нее до сих пор принятие любых решений — это неподъемная ноша. Даже если это обычная бытовая ситуация, которая не требует долгих размышлений.

«Я перестала от себя что-то хотеть — даже хотеть себе нравиться. Причесаться или накраситься — это подвиг», — говорит девушка.

Недавно Оксана, например, заказала несколько книг: она смотрела и выбирала их изо дня на день. На то, чтобы принять решение и нажать одну кнопку, ушли месяцы.

Зачем нужно горевание. Объясняет психотерапевтка Татьяна Конрад

Горевание по человеку начинается не с момента смерти, а с постановки тяжелого диагноза, если человек болел. У самого процесса горевания есть конкретный перечень целей. Чтобы пережить потерю, нужно пройти все этапы.  

Человек должен признать факт потери — то, что дальше реальность будет существовать, но уже «без»: человека, надежды, возможности или чего-либо другого, что он потерял.  

Прожить тяжелые эмоции и идти дальше.  

Изменить пространство в своей жизни: теперь здесь не будет человека, который на нее влиял. Поэтому пространство тоже должно трансформироваться, наполниться чем-то другим.  

Выстроить новые отношения с человеком, который ушел. Они будут кардинально отличаться от тех, что были прежде.  

Боль может быть нужна для того, чтобы двигаться дальше.  

«Да, нам обычно не хочется сталкиваться с болью, потому что мы мыслим так: хорошие вещи — это хорошие чувства, а плохие вещи — плохие чувства. Поэтому трудно представить, что горевание нам нужно для чего-то хорошего, — говорит психотерапевтка. — Однако по завершении процесса горевания у человека возникает светлая печаль. Человек, оставшийся живым, начинает улыбаться, вспоминая того, кто ушел. Появляется что-то светлое и можно обращать лицо к новой жизни: смотреть, что там дальше».  

Помогает опираться на ритуалы — они часто возникают, когда нужно заполнить пустоту. Можно, например, ходить самому по тому же маршруту, по которому люди ходили вдвоем, и вспоминать там о совместном опыте. Это может помочь пережить потерю, говорит психотерапевтка.  

Единственный ритуал, который точно не поможет — это каждый день или очень часто ездить на кладбище: «Тогда вся жизнь человека начинает вращаться вокруг этой потери: он застревает. Один человек не может быть смыслом жизни другого: это опасно и для окружающего мира, и для этого человека».

Как пережить смерть мамы: советы психолога, как отпустить умершую мать

Потеряв родителей, человек испытывает шок, несмотря на то, сколько на данный момент ему лет. Даже взрослым и умудренным жизненным опытом кажется, что родители будут жить вечно. Когда происходит трагедия, люди оказываются к ней морально не готовыми, они не знают, как пережить смерть мамы и отпустить ее, даже если понимали, что это скоро случится. Как пережить внезапную смерть мамы — еще более сложный вопрос.

1 Позволь себе плакать и горевать

Самый главный совет — смириться с потерей, принять ее. Надо дать себе время погоревать, чтобы потом вспоминать только хорошее. Со временем острые эмоции уступят место тоске, ностальгии. Любить свою маму ты не перестанешь никогда, сейчас лишь нужно пережить ее уход. Дай волю своим эмоциям, не старайся держаться изо всех сил, изображая железную леди. 

Погрузившись надолго в негативные эмоции или игнорируя их, ты рискуешь впасть в депрессию. Поэтому дай себе возможность оплакивать потерю.

Не пропустите

Можно воспользоваться таким способом — поставь в центр комнаты стул, сядь на него и отведи душу. Плачь столько, на сколько хватит сил, пока не устанешь. В какой-то момент нервная система скажет «стоп», и с этого момента начнется ее перезагрузка — ты будешь воспринимать все более адекватно и спокойно.

2 Дай себе время 

Столько, сколько нужно. Кому-то для сильных переживаний достаточно двух недель, а кто-то может испытывать острые чувства месяцами. Этот процесс индивидуален. Обычно потрясение испытывают те, у кого близкий умер внезапно, но морально тяжелее приходится тем, кто познал, как пережить смерть мамы от рака. Страдания, моральная опустошенность, усталость — все это сказывается на психике.

Помни, что со временем любые эмоции ослабевают. Боль не будет казаться такой острой и всепоглощающей. Время действительно лечит — это не пустые слова. Память о родном человеке всегда будет с тобой, ведь настоящая любовь не проходит. 

Не пропустите

Психика человека так устроена, что плохое быстро забывается, а хорошее — то, что связывало тебя мамой, навсегда остается в сердце, помогая поддерживать светлый образ близкого человека.

Гораздо труднее ответить на вопрос: «Как помочь ребенку пережить смерть мамы», потому что объяснить ему, что время лечит, очень сложно. Это абстрактное понятие, которое не укладывается в голове детей. Забота и поддержка близких, разговоры о матери, терпение и принятие со временем помогут справиться малышу с потерей.

3 Возвращайся к жизни постепенно

Не стоит испытывать чувство вины за то, что иногда тебе захочется посмотреть кино, посмеяться с подругами, отправиться на прогулку или поехать отдыхать. Сейчас жизненно необходимы хорошие эмоции. Подумай о том, что мама хотела бы видеть тебя счастливой даже в этот трудный момент. 

4 Займись делами

Как бы это ужасно ни прозвучало, но подготовка к прощанию и похоронам отвлекает: нужно успеть сделать многое в достаточно короткие сроки. Это помогает концентрироваться и не слишком упиваться горем. 

То же самое можно сказать и о выходе на работу — лучше с этим не затягивать. Выдели себе несколько дней на оплакивание, а затем постепенно возвращайся к обычной жизни. Коллектив, обстановка и рабочие обязанности заставляют мобилизовать силы.

Не пропустите

Не стоит забывать про увлечения и хобби: это то, что делает жизнь ярче. Не отказывайся от того, что тебе нравится, наоборот, именно сейчас уделяй как можно больше времени любимым делам. Если ты увлечена творчеством или рукоделием, то направь свою энергию в это русло. Посвящай свои творения маме, помня, что ее жизнь продолжается в тебе и в том, что ты делаешь.

5 Избегай одиночества

Любую утрату гораздо легче переносить, разделив ее с близкими — родственниками или друзьями, которые помогут не только словом, но и делом. Они всегда готовы выслушать — в данной ситуации это очень важно. Поэтому не зацикливайтесь на себе и своих эмоциях, делитесь ими, и тебе станет легче. 

6 Не меняй жизнь

Часто под наплывом чувств в голову приходят мысли о переустройстве жизни. Кажется, что спасение от негативных эмоций — в переменах. Может появляться желание развестись с мужем, уволиться с работы, продать квартиру, переехать в другую страну. Не стоит идти на поводу этих желаний — они продиктованы чувством утраты, горем, одиночеством. 

Не пропустите

Возможно, в отношениях с супругом действительно есть проблемы, а работаешь ты не в лучшем месте, но решение лучше принимать на трезвую голову, взвесив все за и против. В данный момент ты нуждаешься в поддержке близких, в том числе и мужа, в советах психолога, как пережить смерть мамы, и в стабильной работе. Поэтому повремени с серьезными решениями, пока эмоции не улягутся, и ты не сможешь воспринимать происходящее спокойно. 

Я справлюсь, мама. 10 мыслей о том, как пережить потерю и обрести новый смысл


Олеся Ахмеджанова

В тот момент, когда ее мама умерла, Оливия Поттс пекла пирог. Так она пыталась произвести впечатление на человека, за которого потом выйдет замуж. И веселилась на вечеринке, не подозревая, что в 275 милях от Лондона рушится ее прежняя жизнь.

Горе загнало Оливию на кухню. Возвращаясь с работы ― а работала она адвокатом по уголовным делам, ― Оливия чувствовала себя несчастной и усталой. Дома она пекла содовый хлеб, пиццу и шоколадно-банановый кекс. Ее бисквиты не поднимались, заварной крем сворачивался, но в готовке она находила утешение. Выпечка стала способом найти новый смысл в жизни, где больше нет мамы.

Выбрали цитаты из книги Оливии «Я справлюсь, мама» — честной, трогательной, грустной и светлой. Книги, которая поможет пережить утрату и найти смысл в простом банановом пироге.

 

Что происходит

Когда умирает родной человек, случается странная вещь: на все, что происходит в то же время, накладывается особый отпечаток. Скажем, вы смотрите сериал, идете на пилатес или покупаете шоколадное печенье ― и вдруг узнаете о смерти близкого.


Я справлюсь, мама
В самом действии может не быть ничего особенного; смерть нередко настигает нас в самые будничные, рутинные моменты, ведь именно из них и состоит жизнь. И вот вы начинаете снова заниматься обычными делами, но теперь они каждый раз напоминают вам о потере, и вы словно переживаете ее заново. Смотреть любимый сериал становится сложнее; пилатес теряет привлекательность.


Источник

Со временем горе притупляется и больше не воспринимается как удар под дых: скорее, ноет, как старая рана. Боль уже не затмевает мир вокруг, а лишь неотрывно плетется на шаг позади и дышит в спину. Но шоколадное печенье… Теперь вы не сможете попробовать его, не вспомнив о моменте утраты. Ведь на тот ужасный миг вы забыли, как дышать, а ваше сердце раскололось надвое.

Шкала горя

О смерти я знала не понаслышке: я теряла близких людей и едва знакомых, кто-то уходил медленно, кто-то скоропостижно. Но на этот раз все было иначе. Совсем. Раньше я считала — и вы, может, так считаете, — что у горя есть шкала и, если внезапно теряешь близкого, боль сильнее. Но моя печаль была не просто глубже и чернее. Меня словно вычерпали до дна и наполнили чистой утратой. До кончиков пальцев ног и корней волос я стала самой потерей; боль текла по моим венам.

Пастуший пирог

Мамин пастуший пирог Сэм так и не попробовал. И я тоже долго не могла притронуться к этому блюду. Смерть делает самые банальные вещи болезненными: даже у картофельного пюре появляется привкус горя. Нужно очень потрудиться, чтобы снова полюбить все то, что раньше радовало.


Источник

Одно из моих любимых воспоминаний о маме: она стоит на кухне и аккуратно режет овощи мелкими кубиками; запах лука-порея, обжариваемого в сливочном масле, разносится по дому, и консервированная фасоль — непременный гость на нашей кухне — шлепается из банки в сотейник с характерным плюх. Мама всегда утверждала, что ее пастуший пирог волшебный. Оказалось, так и есть.

Лекарство от горя

Теперь, с высоты опыта, я бы всем прописывала банановый пирог как лекарство от горя. В нем есть все необходимое: мучнистая консистенция от душевной боли, сахар от слабости в коленях и калий от усталости. Я не шучу: неслучайно в трудные минуты мы обращаемся за утешением к еде. Я, например, и предположить не могла, что мне станет легче от самого заурядного бананового пирога, но именно так и произошло.

Магия рецепта

Есть что-то успокаивающее в следовании рецепту — списку действий, которые при правильном выполнении приводят к предсказуемому результату. И неважно, что он не всегда похож на глянцевые фотографии. В то время мне казалось, что мир рушится и теряет определенность, но на кухне конкретные действия всегда имели одни последствия.


Источник

Если поставить пирог в духовку на сто восемьдесят градусов, через двадцать минут он будет готов. Он поднимется, покроется золотисто-коричневой корочкой и станет обжигающе-горячим, как и сказано в рецепте. Неудивительно, что больше всего мне нравились рецепты, которым нужно было следовать беспрекословно. Именно поэтому меня тянуло к выпечке, где имел значение каждый градус и ингредиенты необходимо было отмерять с точностью до грамма. В выпечке все строго по правилам и очень предсказуемо.

Время

Раньше я стремилась к немедленному результату и рассуждала так: рабочий день долог, жизнь коротка, а эта лапша сварится за три минуты. Но после маминой смерти я стала иначе относиться ко времени, а может, его просто прибавилось: мне теперь не хотелось ходить ни в пабы, ни в кино, ни куда-либо еще. Я предпочитала сидеть дома и смотреть, как золотится на сковородке сливочное масло, или укладывать тесто в форму для киша.

Буханки хлеба вместо цветов

В последний вечер мы шли по пляжу, и я посмотрела на Сэма. Этот человек кормил меня блинами, пока я зачитывала ему бесчисленные вариации своей похоронной речи. Он смешил меня и давал мне выплакаться, не обращал внимания на мои истерики и подыгрывал мне, когда я притворялась, что все в порядке.


Источник

Он сочинял для меня истории, пока я засыпала рядом, дарил буханки хлеба вместо цветов и научил меня печь пиццу из теста, которое сделал сам, специально встав пораньше утром перед работой. Благодаря ему я по-прежнему чувствовала себя человеком, а не жертвой обстоятельств. Тогда, на пляже, я поняла, что полюбила его.

Сладкое, а не горькое

Я попыталась понять, почему мне вдруг захотелось стать поваром: не очевидные причины вроде «хочу научиться печь вкусные круассаны и делать заварной крем», а те, что лежали глубже. Возможно, я хотела перевернуть страницу. Изменить свою жизнь, встряхнуться немного. Сделать что должно, и будь что будет. Мне хотелось узнать, кем я могу стать. Может, мне окажется по нутру физический труд. Может, мне понравится работать руками, а не только головой. Возможно, я устала от уголовного права, от нервов и копеечного заработка и решила, что с меня хватит. А может, мне просто захотелось, чтобы моя жизнь крутилась вокруг чего-то сладкого, а не горького.

День свадьбы

Я не верю во всю эту ерунду, что мертвые остаются с нами даже после смерти. Я не верю в Бога. Мне не кажется, что мама «присматривает» за мной. Она умерла. Но хотя я не ощущаю ее присутствие, как это происходит с верующими людьми, в тот день она была со мной.


Источник

В день свадьбы я видела маму повсюду. В опаловых сережках, которые она носила каждый день, а я убрала подальше, но надела сейчас, почувствовав, что время пришло. В моей прекрасной сестре, молча державшей меня за руку в свадебном кортеже, как держала в похоронном кортеже по пути на мамины похороны. В моих подругах, которых она знала и любила, а они любили ее и скорбели по ней так же, как я, стояли рядом на похоронах, а потом забили мой холодильник продуктами и обнимали меня. В папиной свадебной речи, теплой и мудрой, полной любви и юмора. В речи Мэдди, остроумной, смешной и душещипательной. Мама бы ей гордилась.

В речи Мэдди назвала маму нашей путеводной звездой.

Я всегда думала о ней как о якоре, но Мэдди охарактеризовала ее точнее: мама не пыталась привязать нас к одному месту, она вела нас. Вот почему после ее смерти я чувствовала себя потерянной. Но теперь, казалось, я снова обрела направление в жизни.

Новая история

Эта история началась со смерти моей мамы. Можно ли сказать, что она закончилась? Горе нельзя упорядочить, представить в виде отрезка, имеющего начало, середину и конец. Суть горя такова, что, даже посмотрев боли в лицо, нельзя ослабить ее — можно лишь примириться и научиться жить с ней. Двадцать пять лет моим самым любимым человеком была мама. Теперь для меня началась новая история любви. Может, это и есть мой счастливый финал? Надеюсь. Хотя для меня он скорее сладко-горький.

Я стояла рядом с другом на свадьбе, куда меня пригласили еще и как кондитера — в последнее время это случается часто. Новобрачные резали торт, который испекла я.

— Тебе не грустно смотреть, как твой прекрасный торт режут на кусочки и съедают? — спросил мой приятель.

— Нет, конечно же! — ужаснулась я. — Это же самое приятное.

 

По материалам книги «Я справлюсь, мама»

Обложка отсюда

 

Как пережить смерть близкого человека: Личные истории и советы психолога

Смерть — важная часть жизни, и все мы так или иначе с ней сталкиваемся. Близкие люди, к сожалению, умирают, и с этим как-то надо жить.

Опыт столкновения со смертью близкого очень важен и для живущего человека, поэтому мы решили узнать, через что проходит человек, переживающий утрату, что помогает ему справиться с потерей и как всё-таки найти в себе силы жить дальше. 


Данияр Косназаров

В день смерти близкого мне человека я находился в Токио. Ожидание чуда в преддверии цветения сакуры внезапно сменилось трауром. Звонки, поступавшие от родственников, с которыми давно не разговаривал, вызывали недоумение. Поняв из беседы со мной, что я не в курсе случившегося, они бросали трубку, прерывая разговор.

Только по возвращении в Алматы я понял, что родители и супруга не хотели мне сообщать новость о смерти дяди, чтобы я, находясь в другой стране, не впал в уныние и хорошо выступил перед студентами и профессурой Токийского университета.

Я не смог поехать на похороны, но, возможно, меня это и спасло от сильной депрессии. Для меня данное событие стало личной трагедией на фоне колоссальных тектонических сдвигов в стране в связи с транзитом власти, протестами и выборами. Всё это казалось неважным, второстепенным, когда не стало родной души, всю свою жизнь помогавшего другим как ангел в человеческом обличии.

Уже на 40 день после смерти дяди я побывал на его могиле, мулла прочитал молитву, а родные собрались, чтобы почтить его память. Все вспоминали поступки дяди, делились смешными моментами из жизни, это придало силы.

Пока мы помним, живы наши близкие и живы мы сами.

Кайсар Даулетбек

Этим летом скончалась моя близкая подруга, с которой мы вместе росли.

Она умерла внезапно. Врачи сказали, что это волчанка. Когда пытались установить причину, одним из возможных факторов была резкая смена климата. Два года назад они переехали в Испанию. Когда человек, который циклично отдает себя сорокоградусным морозам, переезжает в ежедневную двадцатиградусную жару, это сказывается на здоровье.

Её часто водили по врачам, у неё всегда были проблемы со здоровьем. Все к этому привыкли, да и она тоже. Но что это была волчанка врачи сказали только после того, как она умерла.

В последнее время мы перестали близко общаться, и я ругаю себя за это. Когда её положили в больницу, я не думал о серьезности всей ситуации. Думал, может, очередная проверка.

Когда на третий день у неё начали отказывать органы, я понял, что обязан поехать в больницу и хотя бы узнать как дела у её родителей. Её папа всё время искал необходимые лекарства. За два дня он несколько раз летал в Москву: лекарства всё время не подходили.

На пятый день мне позвонила мама и сказала, что Томирис умерла. Это такой нокдаун, после которого тебе нужно время, чтобы понять, что вообще происходит.

Когда ты узнаёшь о смерти близкого, ты не успеваешь ни о чем подумать. У тебя просто появляется чувство пустоты. А слёзы — это реакция, которая позволяет заполнить ту самую пустоту. Я был воспитан в семье, где мужчинам несвойственно показывать слёзы. Но ты плачешь и это никак не прекратить. Самое комфортное решение для меня — это отойти куда-нибудь и посидеть в изоляции. Я думаю, что большинству людей, воспитанных как я, а это большинство мужчин в Казахстане, нужна изоляция. Нужно подумать, собраться с мыслями и только потом ты можешь обсудить ситуацию с кем-то.

Тяжело, когда ты осознаёшь происходящее, когда понимаешь, что этого человека больше нет. Тяжело видеть родителей, потерявших ребёнка: я смотрел им в глаза, а они смотрели сквозь меня.

Я не сказал им ни слова, ни разу. Просто не мог. Салфетки подавал, лекарства какие-то приносил, но ни слова не сказал. Я думаю, что просто находиться рядом в этот момент уже многое значит.

Самое худшее, что можно сказать человеку, переживающему горе: «Если что — обращайся». Самое лучшее, что можно сделать — навести его на какие-то мысли.

Мы отвлекаемся от наших эмоций, когда начинаем о чём-то думать. Если, допустим, я сижу и плачу, то мне стало бы легче от вопросов: «Какие у вас были самые хорошие воспоминания? Что отличало этого человека от остальных?». Это что-то, что может заставить тебя думать, напрягать мозги, вспоминать что-то. Пока твой мозг будет заниматься этим, он не сможет придавать смысл эмоциям.

Я иногда вспоминаю Томирис. Вспоминаю, каким чудесным человеком она была, но не думаю о её смерти. В общаге у меня висит картина, которую она нарисовала. Каждый день я просыпаюсь и смотрю на эту картину — теперь она часть моей рутины, я не придаю смерти большого значения.

Манзура Алимжанова

В августе прошлого года у моей мамы случился обширный инфаркт. Случилось это внезапно, когда она уехала на свадьбу двоюродного брата в Самарканд. Мама умерла сразу после того, как проводили жениха на «гулянку». Родственники сказали, что она из окна посмотрела на брата, сказала, что он очень красивый, обрадовалась за него и заплакала.

О смерти нам сообщил двоюродный брат.

Я заплакала, потом находилась в состоянии неопределенности: я не верила в произошедшее, но в то же время понимала, что произошло горе. Мой разум взял верх над чувствами. Я понимала, что плакать некогда: надо готовиться к похоронам и купить необходимые вещи.

Минут через 15 после известия о смерти мамы дом был полон людей: соседи, родственники, знакомые, друзья — пришли все. Мужчины сами мыли потолки во дворе, убирались, помогали с подготовкой. Женщины готовили, разбирали что есть, чего нет, что необходимо докупить для похорон.

Ночью меня начало трясти и только тогда я поняла, что потеряла свою маму. Я плакала, у меня была паника. Я начала читать намаз, чтобы успокоиться и на последние секунды молитвы я слышу громкое «Приехали!». Мое состояние ухудшилось, дышать было тяжело, всё  тело ломило. Завезли тело мамы в зал. Домой заходят родственники, которые приехали издалека. Здороваюсь со всеми по очереди, и тут заходят дяди, которых я впервые увидела плачущими. Они обнимали меня и просили прощения за то, что не смогли уберечь маму.

Нас, детей, попросили зайти к маме, чтобы увидеть её в последний раз и попрощаться. Я стояла в коридоре и издалека увидела её тело. Я не смогла зайти, моё состояние с каждой секундой ухудшалось и тут я потеряла сознание. Меня завели в мою комнату, привели в чувства, дали успокоительное и сказали, что я должна зайти. Я подошла к двери, но мне опять стало плохо, я начала держаться за двери и сопротивляться. Меня еле успокоили и уговорили зайти.

В зале около 30 человек, рядом с мамой сидят тётя и мы, три дочери. Я находилась в шоковом состоянии и не хотела плакать. Мне казалось, что в комнате кроме нас никого нет. Только я и мама. Я долго и пристально рассматривала её лицо. Я в первый раз видела её такой бледной, ведь её натуральным цветом кожи был румяный.

Были моменты, когда я хотела плакать, но тётя говорила, что плакать нельзя и постоянно говорила что делать. А когда я не хотела плакать, меня заставляли. Это меня очень сильно раздражало. Почему кто-то знает лучше, что я должна чувствовать?

Я долго думала об этом и поняла, что мои отношения с мамой — это наши личные отношения, и никто не имеет права вмешиваться в них. Я буду плакать, если мне так хочется, а если не захочу — не буду.

Также мне очень не нравились глупые домыслы людей, из-за чего же всё-таки она умерла. А ещё все хотели разделить золото мамы между детьми, что ещё больше нас злило.

Самое удивительное, что после похорон я спокойно рассказывала друзьям о произошедшем. Смерть мамы подтвердила тот факт, что важно иметь близких людей, которым можно довериться и рассказать всё, о чём ты переживаешь.

Также пережить горе мне помогла вера в Бога. За несколько дней до смерти мы с девочками дискутировали о том, как важно доверие Господу. Если ты веришь в Него, то необходимо полностью Ему довериться. Если в твоей жизни произошло какое-либо событие, то в этом была необходимость и это не обсуждается.

Я благодарю Всевышнего, что у меня большая семья, что у меня прекрасные соседи, замечательные друзья и знакомые. Пока не прошло 40 дней мамы, все дежурили у нас дома по очереди. Просто их присутствие рядом, понимание того, что рядом есть человек, которому можно довериться, помогало больше всего.

В первый месяц было не тяжело, потому что я не до конца осознавала её смерть. Мне казалось, что она скоро приедет. Все началось через пару месяцев: я плакала ночами, тело ломило, были очень сильные боли в области груди. Казалось, моё тело обгорело.

Но как-то я увидела себя на фото и поняла, насколько сильно я выгорела эмоционально. С того самого момента я решила привести себя в порядок: возобновила своё хобби, начала чаще встречаться с друзьями, посещала сеансы психолога и не стеснялась просить помощи, когда она была мне нужна.

В последние годы я по-особенному старалась показать свою любовь к маме. Дарила ей подарки, покупала платья, водила по разным заведениям, приглашала на мероприятия, дарила цветы без повода. Но мне так и не хватило смелости обнять маму просто так и сказать, как сильно я люблю. Это единственное, о чём я жалею.

Камиля Сулейменова 

Психолог-консультант. 

Смерть — естественное завершение жизни любого из нас и каждого из наших близких. В зависимости от жизненной мудрости, культуры, типа вероисповедания, местных стереотипов и собственной философии жизни разные люди переживают факт смерти по-разному.

Тот, кто уже умер, свою смерть не переживает.

Однако его смерть тяжело переживают родственники умершего, по крайней мере в нашей культуре. Во многих культурах, пропитанных исламом и православием, принято безутешно горевать по умершим. При том, что эти религии учат относиться к смерти  со спокойным смирением. 

Во многих других современных культурах отношение к смерти такое же нейтрально-деловое, как к погоде: Пошёл дождь — нужно открыть зонтик. Кто-то умер — значит, нужно похоронить. И дальше заниматься следующими делами.

Что мы испытываем, когда близкий нам человек уходит из жизни

Мама Софии умерла уже много лет назад, но София плачет каждый раз, когда вспоминает об этом. О чём она плачет? О маме? Нет, о той любви, которую мама давала ей. О той любви, на которой она была воспитана, которую она запечатлела как Любовь и которую теперь не получит ни от кого другого. 

София — прекрасный человек, но если бы она не так нуждалась в подкармливании любовью, если бы она умела усваивать любую любовь, идущую от такого множества людей в её сторону, если бы она раздавала любовь, а не ждала её — плакала бы она? Когда умирают любимые родители, любящие дети плачут. Но плачут они не об умерших родителях, они плачут о себе, лишившихся собственности и спонсоров внимания. 

Основная трудность в том, что сильно переживающий человек не хочет освободиться от овладевшей им душевной боли, и запрос обычно звучит не «Как вернуться к нормальному состоянию», а «Как пережить всё это?», то есть оставить боль и найти возможность жить на фоне этой боли.

Как пережить смерть близкого человека

Если вы потеряли близкого человека, ситуация закрыта, его не вернуть. Начинайте смотреть вперёд и заботиться о тех, кто рядом с вами. Ваше спокойствие и обращённость к делам будет им лучшей поддержкой. 

Очень полезно сменить обстановку, убрать все мелочи, которые раз за разом напоминают о смерти близкого. Не путайте: благодарная память — это одно, а напоминания о смерти — другое.

Если у вас не было хорошей фотографии отца, матери или другого близкого человека —  распечатайте её и повесьте на достойное место. Если вы с помощью друзей и родственников соберёте все лучшие воспоминания, оформите их и может быть даже где-то опубликуете — это также уважение к памяти. А вот сидеть, раз за разом перебирая личные вещи умершего — не лучшая затея. Живите так, как хотел бы этот человек, а он хотел, чтобы вы были счастливы и жили, думая о будущем и строя своё будущее. Значит, так жить и следует.

Если умер ребёнок 

Смерть ребенка — это очень сильный фрагмент в жизни любого человека. Всё сгладит только время, но с этим точно можно жить. Будут разные периоды.

Бывает отчаянье, злость на себя, даже на погибшего ребенка, пустота, чувство вины, зацикливание на вопросе «Ну почему?» и так далее, однако в среднем через 6 месяцев самые сильно переживающие люди возвращаются к обычной жизни. 

Возвращаться к обычной жизни бывает трудно, но чем раньше человек хотя бы попытается, тем быстрее это произойдет. Любая рутина здесь в помощь. Сон, еда, работа — всё лучше, чем переживания. Нельзя оставаться одному, надо идти против этого всеми силами. Нельзя сидеть одному и плакать — даже если не хочется, надо идти в люди, сидеть с друзьями и говорить с ними. Если можно выйти на работу, нужно выйти на работу. 

Бабушек и дедушек после сообщения новости надо сразу переключать на живых людей — на детей, на живых внуков и внучек. 

Умершему человеку наш плач не нужен. Мы и наша забота нужны живым: нашим детям, родителям, друзьям и любимым. 


Если вам необходима психологическая помощь, вы можете позвонить по номеру +7 701 642 7008 или написать Камиле Сулейменовой в дайрект @kamilya_coach. 

Также вы можете воспользоваться номерами горячих линий психологической помощи в Казахстане:

111 — телефон доверия для детей и подростков

150 — служба психологической помощи

115 — телефон доверия в сложных жизненных ситуациях

1415 — телефон доверия для жертв бытового насилия
 

Читайте также: Неуместно говорить «Представляю, что ты чувствуешь»: Как поддержать семью, потерявшую ребенка?

 

Как пережить смерть мамы?

Человек остается ребенком даже в 50-60 лет – до тех пор, пока с ним давшая ему жизнь женщина. Связывающие с ней узы кажутся неразрывными. Поэтому расставание, которое влечет за собой смерть мамы, становится потрясением, погружающим на дно безграничного горя. После нее слишком трудно вернуться к душевному равновесию и снова обрести способность наслаждаться жизнью.

Этапы переживания утраты

Потеря настолько близкого человека, как мать, оставляет ощущение пустоты в сердце, приводит в состояние шока. Хотя все понимают, что вечной жизни не существует, прямое столкновение с реальностью не смягчается даже подготовкой в виде продолжительной болезни. Переживания горя таких масштабов всегда отличаются индивидуальностью.

Во многом они зависят от степени психологической близости с усопшей, возраста, сопутствующих обстоятельств. Однако психологи сумели выделить общие для всех этапы развития и созревания опустошающего чувства утраты. Прежде чем осиротевший ребенок задумается, как пережить смерть мамы, он проходит через:

  • Шоковое состояние с защитной реакцией психики для ослабления непереносимой боли. Проявляется заторможенностью с кажущимся отсутствием эмоций. Либо возбуждением с рыданиями.
  • Отрицание страшной реальности. Сознание упорно отвергает факт, что любимой мамочки больше нет. Она остается живой вплоть до ожидания телефонного звонка и возвращения из магазина.
  • Чувство обиды. Оно рождается в размышлениях об утрате вместе с вопросами, почему не спасли врачи, почему матери вздумалось уйти, если она так нужна своим детям.
  • Обвинения в собственный адрес. Вспоминаются все огорчавшие родителей поступки, ошибки, оставшаяся невысказанной любовь. С бесконечной самокритичностью проигрываются варианты правильного поведения.
  • Не зная, что делать после смерти мамы, человек погружается в депрессию. Он либо не может сдержать слез от жалости к себе, либо скрывает свои мысли от окружающих, но полагает, что смысл жизни потерян.
  • Переход страданий в тоску и тихую печаль. Этап медленного возвращения к жизни, когда острая боль отодвигается в прошлое. Пустота потери еще сохраняется в душе, но приходит готовность примириться с ней.

Как быстро шок эмоционального потрясения становится светлыми воспоминаниями, будет зависеть от глубины переживаний. Здесь также все индивидуально. Но психологи не рекомендуют торопиться. Лучше всего дать себе достаточно времени на траурный период.

Что делать после похорон мамы?

По сложившимся традициям усопших предают земле на третьи сутки после кончины. Но потерявшие мать дети еще пребывают в состоянии шока, которое мешает выполнить все связанные с погребением формальности. Им должны помогать другие родственники. Основные заботы могут принять на себя близкие друзья.

Изменение жизненного уклада

Если дети привыкли жить в одном доме с матерью, неизбежно изменение привычного уклада. Но вполне естественно постепенно возвращаться к бытовым заботам. Важно не отказывать себе в том, что приносило радость до печального события, не забывая поддерживать физическую форму.

В планировании дел необходимо выделять достаточно времени на отдых, полноценный сон и питание без употребления алкоголя. Хотя крепкие напитки приносят кратковременное отвлечение от скорби и позволяют на время забыть о горе, привыкание к подобному расслаблению оборачивается большими неприятностями.

Прощание с чувством вины

Когда кончина мамы происходит после изматывающей болезни, а дети ухаживают за ней до последнего дня, они могут испытать облегчение. Но потом раскаиваются, начинают обвинять себя. Избавиться от тяжкого груза вины помогает мысленный образ покойной. Вызвав его в спокойной обстановке, необходимо попросить прощения за все ошибки и поблагодарить маму за все проведенные вместе годы.

Любовь и вера

Опыт предков предлагает готовую формулу прощания с ушедшими. Определенные ритуалы погребения, отпевания и поминок помогали примириться с потерей, избавиться от отрицательных эмоций. Это возможность пройти все ступени прощания, чтобы отпустить душу на сороковой день и перейти к следующему периоду жизни после годовщины. Человеку верующему легче принять Божью волю, понять, что умирать означает перейти к жизни вечной.

Что советуют психологи

Сложнейший период и переживания, которые принесла смерть матери, часто требует участия профессионалов. Советы психологов говорят, что нельзя:

  • Оставаться наедине с невысказанным горем.
  • Следовать примерам тех, кто «держался молодцом».
  • Отвергать поддержку близких людей.
  • Заниматься самобичеванием.
  • Отказываться от того, что приносит радость.

Эти подсказки открывают пути к душевному исцелению, дают силы продолжать жить без мамы.

На сайте помню.рус любой желающий в память о близком может создать страницу. Можно также скачать приложение. Добавляйте фотографии, отмечайте все важные даты, связанные с усопшим, — и вы никогда не забудете о них.

Как пережить смерть мамы: личный опыт и комментарии психологов

В эту субботу, 17 февраля, будет 20 лет, как я живу без мамы. В 1998 мне было 22 года, а сейчас я всего на два года младше нее, когда она умерла. Я часто думаю, примеряя эту возможность на себя: вот чтобы сейчас, когда так интересно, все бы взяло и закончилось!? Ну, и другое чувство, которое живет все годы, — сиротства и невосполнимой потери. За последний год с помощью специалистов, которые выступают в статье экспертами, я смогла проработать эту свою травму, и только поэтому появился ресурс написать такой сложный текст.

 

 

Родители уходят раньше своих детей, и это нормально. Намного хуже, когда наоборот. И всем предстоит пережить эту утрату – подготовиться и осознать ее масштаб заранее невозможно. В моем обширном на тот момент кругу со мной этой случилось, кажется, с первой, и потом, когда у некоторых друзей уходили мама или папа, они говорили: «Да, теперь я тебя понимаю».

 

В книге психолога Екатерины Хориковой «Как начать жить и не облажаться» , написанной для 20-летних, есть глава про всех нас – тех, кто рано остался без мамы.

«У рано потерявших маму специфический, немного голодный взгляд, особенная повышенно-эмоциональная реакция на разговоры о детях, суховатая, сдержанная интонация при разговоре о мамах. Когда я говорю рано, я имею в виду и в три, и в двадцать три. Какими бы взрослыми мы ни были, когда нам за двадцать, эта потеря все равно детская.

Речь о тех, кто успел побыть с мамой. Узнать ее. Запомнить цвет ее глаз, запах кожи, тембр голоса. Запомнить, как она сердилась, как улыбалась, как одевалась. О тех, кто успел узнать, что такое быть с мамой, жить с ощущением, что она есть, что она рядом. Неважно, насколько она была плохой или хорошей.»

 

Это был понедельник, утро, телефонный звонок на домашний, естественно, номер. Бабушка, папина мама, меняется в лице и зовет меня: там голос тети сообщает, что мамы больше нет. По большому счету, за всю ту неделю я помню потом только стук: гвозди, которые забивают в гроб.

Мама, полюбив, ушла из семьи за 10 лет до этого, и я бросилась праздновать жизнь, чтобы никому не показать, как мне больно: сигареты, алкоголь, со временем наркотики и клубная тусовочная жизнь. К тому времени, как мама ушла во второй раз, уже насовсем, я хорошо знала, где искать спасение: перестала работать и проводила время с дружками-героинщиками.

Куда-то ездила, где-то ночевала, что-то делала.

На похороны бабушка выдала мне сверху моего загашенного состояния еще и феназепам — для окончательного спокойствия.

Ну, то есть, в момент того телефонного звонка мир рухнул и разбился, был пробит тыл и появилась «дырка в спине» — я так это называла. А потом я просто перестала чувствовать.

 

                                                         Мама, здесь ей около 30

 

Екатерина Хорикова, психолог:

«Независимо от того, какими были отношения с мамой, пока она была жива, чувство собственного сиротства у всех одинаково. Потому что ранняя потеря матери — это потеря части живого в себе. Его отмирание. Иногда мгновенное, иногда постепенное. Вроде ты жив, здоров и даже весел, а какой-то кусок в тебе мертвый. Его больше нет. И не будет никогда. Ни будущая семья, ни друзья, ни дети эту потерю не восполнят. Это другое.»

 

В те дни «отвалились» многие друзья, и их можно понять. Никто ведь не знает, как вести себя с человеком, у которого умерла мама. И просто страшно, в конце концов, приближаться к человеку, в котором разверзлась такая бездна.

Только Лиля, моя подруга детства, которая тогда уже, кажется, училась на психолога или только собиралась, то ли знала – как, то ли просто действовала от сердца.

Она приходила ко мне домой и находилась рядом, молча, без вопросов, без жаления и утешения, просто сидела рядом.

Знаете, что эмпатичное присутствие человека рядом целительно? Я помню это ощущение, и это правда так.

 

 

Врач-невролог, психотерапевт Павел Буков отвечает на вопрос: «Как помочь, если кто-то в вашем ближнем круге переживает недавнюю потерю?»
  1. Просто больше быть рядом с горюющим человеком, не стараться бодрить или веселить искусственно.
  2. Если человек хотя бы немного религиозен, поощрять принятые в его религии правила переживания потери. В религиозной традиции все, что касается смерти, четко регламентировано и правильно отстроено.
  3. Разговаривая о потере, не блокировать, не вытеснять слезы. Горе желательно «выплакать». Но и не давать погружаться в горе с головой, ходить каждый день на кладбище и проч.
  4. Постараться вместе с горюющим выходить «в люди», бывать на природе, посещать любимые для него места. Переводить фокус внимания с утраты на текущие дела, жизнь вокруг.

 

Я тогда оказалась в миллиметре от того, чтобы начать колоться (в прошлом моем образе жизни, о котором я писала здесь, это было несложно сделать). И меня тогда, почти как в кино, спас мой тогдашний главный редактор, отправив – «летишь завтра в 8 утра» — в пресс-тур на Кипр.

Родственники не поняли, что это, когда я улетела «отдыхать», не оставшись на мамины 9 дней. Объяснила им позже.

В поездке никому не говорила о том, что у меня горе, там наливали вино уже за завтраком, было с кем флиртовать, гонять на мотороллере и заниматься бурным одноразовым сексом.

Я опять праздновала жизнь, наотмашь, изо всех сил.

И продолжила по возвращению, защищаясь цинизмом и соглашаясь на все, рискуя здоровьем, свободой, безопасностью и жизнью, с ощущением, что мне просто нечего терять.

Хорохорилась и делала вид, что та потеря – пройденное дело, живем дальше, живем один раз.

 

Юлия Рублева, психолог, про то, как обстоят дела с переживанием горя в нашем обществе:

«Я все время слышу от клиентов одно и то же — «мне запрещали плакать».
Рассказывают, как «папа умер, а я не плакала». Почему? «Надо было держаться и маму поддерживать».
Во всех этих историях есть одинаковые последствия: как правило, это депрессия разной степени тяжести и отсутствие ресурсов на настоящее, так как они, как сокровища в сундуке, закопаны в прошлом.
В нашей культуре доблесть – не замечать очень сильных чувств. Несомненно, это связано с дикой, полной насилия историей страны в прошлом веке. Но сейчас мирное время, а стратегии выживания все те же, военные.
Смерть близких принято переживать мужественно, правильным считаются спокойные лица на похоронах, плакать стыдно, а выть в голос (что самое целебное и правильное при потере такого масштаба) – невозможным.»

 

 

О том, что вообще-то у меня горе, я узнала через 1,5 года. Я попала в катастрофу на воздушном шаре, осталась жива и, когда меня, лежачую, привезли домой в Москву, мне понадобилась помощь психотерапевта – я не могла спать, все время «вспоминая телом» момент удара о землю.

Когда мы разобрались с постравматическим синдромом, возник вопрос номер два. Я сказала: «У меня нет светлой памяти о маме, хочу исправить эту ситуацию».

После той сессии я начала рыдать и рыдала в течение недели каждый день по многу часов. Папа был удивлен: обратились за помощью к психологу, чтобы стало легче, а дочь бьется в истериках.

Из меня тогда как будто выходило то, что было спрятано под наркотиками, алкоголем, феназепамом, адреналином, сексом и «праздником жизни» навзрыд.

 

Юлия Рублева, психолог:

«Самое главное, самое трудное – это признать, что тебе требуется время и передышка. Что ты упал, а встать не можешь. Что тебе больно так, что нельзя больше притворяться, что ничего не происходит.
И здесь важно и нужно разрешить себе не быть молодцом, не держаться. Нужно разрешить себе заплакать. Лечь носом к стенке. Стукнуть кулаком по столу.

Сказать «я живая, я посвятила его болезни годы, и теперь я хочу жить».

Сказать «я злюсь, что ты умер и оставил нас одних».

Сказать «я так скучаю, так скучаю, я плачу о тебе».

 

Откуда проблемы со светлой памятью и что такое «плохие и хорошие мамы»?

Моя мама выпивала – это был такой полубогемный образ жизни, который привел к болезни, к зависимости – эта тема тоже очень меня волнует, и я готовлю по ней материал.

Масштаб зависимости стал понятен, только когда после 40 дней я приехала разбирать ее вещи, и из шкафа, из кофточек, посыпались на пол пустые водочные бутылки.

За год до смерти ей поставили диагноз «по печени» и запретили все. Она недолго продержалась и сказала своему любимому мужчине, что не хочет жить с такими ограничениями. И дошла в итоге до стадии, когда я, приезжая к ней в гости, видела ее в белой горячке.

Свою красивейшую, нежнейшую, умнейшую, талантливейшую маму.

Дети не должны видеть своих мам в таком состоянии.

Осознать и принять, что это был ее выбор, ее судьба, ее болезнь, и что ты ни в чем не виновата, и она тоже ни в чем, почти получилось только сейчас, в мои 42 года.

А тогда и всю жизнь у меня были к ней и претензии, и обиды, и недостаток ответов на море детских, женских, разных вопросов, и обвинения, и чувство вины – за то, что вылезает все это, а никак не светлая память.

 

 

За то, что после того, как умер еще и дядя – мамин младший брат – совсем плохи стали мои бабушка и дедушка, их родители, потерявшие обоих детей. И что там чувствую я – никого особо не интересовало. Пришлось перестать быть внучкой, поменяться с ними ролями, и день за днем, пять лет, нести на себе их черную дыру.

Спасибо за поддержку папе, но ресурс мой тогда закончился, и восстанавливалась я потом, после их ухода, – физически и психически – еще пять лет.

 

Кстати, чувство облегчения, когда уходят близкие, которые тяжело уходили или с которыми было тяжело при жизни, — это тоже бывает и тоже нормально.
Еще одно из чувств, которое просто есть, и не надо себе запрещать и ругаться за «черствость».

Мы живые люди, и в нас помещается весь спектр эмоций.

А на похороны я больше не хожу – их было 10 за 12 лет, двое я устраивала сама. С тех пор прощаюсь с людьми мысленно, но быть рядом со смертью – не хочу и не могу.

 

Вся эта гамма чувств опускается сверху на не пережитое горе, а ты крепишься и пытаешься себе не признаваться, что чувствуешь вот это все. И так 20 лет.

 

Екатерина Хорикова, психолог:

«Не слушайте нас, если мы станем говорить вам, что мам надо беречь, потому что их можно потерять в любой момент. Мы их сами не берегли бы. Все знают, что наши близкие рано или поздно умрут, и это никому не мешает вести себя по-свински.
Не пытайтесь обходить с нами тему смерти. Это бессмысленно. Нам все равно. Смерть 
отдельно, жизнь без мамы отдельно.
Не вселяйте в нас надежду, что время лечит. Это вранье. Время не лечит — оно обволакивает образовавшуюся пустоту, не давая 
ей возможности распространиться, заполонить собой все вокруг.
Потерявшие маму — это отряд особого назначения. Его назначение в том, чтобы нести свою потерю в полном одиночестве. Всегда.»

 

Павел Буков, психотерапевт: «Переживая горе, человек проходит несколько этапов. Что необходимо делать, чтобы не застрять надолго в каком-либо из них?»
  1. Как не больно, как не горько, нужно признать, что близкого человека больше нет, что придется учиться жить без него. Необходимо осознать реальность потери не только разумом, но и чувствами. Часто в этот период боль от потери многие пытаются заглушить алкоголем, психотропными препаратами и прочими химическими веществами. Это может помочь на какое-то время, точнее, — отсрочить встречу с реальностью, процесс переживание горя.
  2. Определить конкретное время, например, месяц или два, после которого необходимо «отселить» умершего, если он жил вместе с вами в одной квартире. Сделать ремонт или перестановку мебели, избавиться от личных вещей ушедшего человека. Сделать так, чтобы в вашем жилище о нем мало что напоминало. Сохранение в нетронутом виде вещей, комнаты умершего человека называется «мумификация» потери. Это один из видов болезненного переживания утраты.
  3. В определенный период переживания потери человек может испытывать агрессию на умершего, обвинять его, например, в том, что ушел, оставил, бросил. Вместе с тем переживаются и обвинение себя, самобичевание типа «Если бы я тогда уделял больше внимания, нашел хороших врачей и проч., близкий человек был бы жив. Это из-за меня он умер!»
    В такой ситуации имеет смысл переключаться, не зависать, не зацикливаться на обвинениях. А постараться вспоминать хорошее об ушедшем человеке, если присутствует агрессия, постараться простить и умершего и себя.
  4. Когда человек принял окончательно факт потери, справился с агрессивными реакциями, он начинает переживать депрессию. А это часто слезы, уныние, беспомощность. Важно, с одной стороны, не запрещать себе грустить и плакать, с другой стороны, избегать полного погружения и растворения себя в эмоциях горя и скорби.
  5. Постепенно переводить свое внимание с персоны умершего на окружающий мир, замечать в нем изменения, новую реальность, возникшую после того, как потеря пережита и оплакана.

 

Пройти сепарацию и позволить себе прочувствовать горе – вот два вывода, к которым я пришла буквально месяц назад, пройдя тренинг Юлии Рублевой «Мама и мои отношения», а потом еще поработав на сессиях с Павлом Буковым.

Сепарация – это осознание себя взрослым человеком, отдельным от родивших тебе мамы и папы.

Это дает невероятный ресурс жить, когда ты любишь и уважаешь родителей, но как равный и свободный человек. У меня физически не было мамы почти 20 лет, но я не была сепарирована от памяти, причем не всегда светлой.
При этом, жила в нездоровой привязанности к папе и говорила: «Если умрет он, и я умру тоже».

На днях прочитала два сильных текста про то, как люди прощались со своими домашними любимцами, умершими собаками и кошками. Я, конечно, плакала, смотрела на свою собаку, думала: он ведь тоже когда-то. Шла его тискать, баловать и старалась не ругаться на прогулках за плохое поведение.

Невозможно сдерживать и преуменьшать свою любовь к тому, кого любишь, чтобы потом было «не так больно» терять. Но можно стараться быть терпимее, теплее и, наоборот, дарить больше любви. Чтобы, когда придет конец, не было сожалений и чувства вины за то, что «не додал».

 

И был еще один пост, там приятель тоже писал о смерти любимого пса и радовался наличию антидепрессантов, которые позволяют «не чувствовать».

«Не чувствовать» — это один из выходов в моменте, когда невозможно больно. И часто другой возможности пережить просто нет.

Но потом нужно обязательно найти смелость и силы и, с поддержкой специалистов, пойти в центр себя.

Найти свое горе, посмотреть на него, погреть его, пережить его, отгоревать.

Разложить эмоции – все, каждую, — увидеть, согласиться, проплакать и отпустить.

А потом появятся новые силы, чтобы жить свою живую жизнь, позволяя себе плакать и скучать, но не тревожа лишний раз дух ушедшего человека своей внутренней неразберихой. 

Светлая память.

 

 

 

Екатерина Хорикова, психолог:

«Приспособление — это долгий путь с рецидивами и периодами застревания: вроде уже давно вылезла, оклемалась, потом что-то прочитала, посмотрела (или осталась без поддержки и тепла) и вот опять лежу, свернувшись клубком, в четыре утра и не хочу ничего. Ничего, кроме одного.
Хочу к маме. Это довольно смутное, абстрактное желание. Даже не к своей конкретной маме. Просто «хочу к маме». Если я произношу это вслух, сразу начинаю плакать.
Тем, кто этого не пережил, понять это невозможно.
И не нужно».

 

Фото из архива Яны Жуковой.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Instagram Facebook VK
Telegram

Как пережить смерть мамы — советы психолога

Как пережить смерть мамы? Потеря близкого человека является самым стрессогенным фактором из всех возможных. Смерть мамы застает врасплох любого и переживается довольно тяжело в любом возрасте, будь ребенку пять лет или пятьдесят. Для того чтобы пережить такое потрясение может понадобиться несколько лет, а если не уделить должного внимания прохождению этапов горя, то последствия могут остаться незаживающей раной в течение всей жизни.

Вполне нормально то, что вы будете хотеть говорить о своей матери со всеми окружающими и достаточно часто. Возможно, воспоминания о маме будут всплывать в неподходящие, странные моменты, ранее не ассоциировавшиеся с ней. Когда чувствуете подобное желание высказать свои мысли, не запирайте его в себе. Признайте то, что вы скучаете и вам нужна поддержка. Может показаться, что окружающие люди равнодушны к вашей трагедии, поскольку не хотят обсуждать эту тему. На самом деле, человек может бояться поранить вас своими неуместными репликами или вызвать слезы какими-то вопросами. Именно руководствуясь заботой о вас и малой возможностью к переносимости чужого плача и страдания, люди стараются ограничить разговоры на тему вашей потери или вытряхнуть вас из переживаний.

Ожидая помощи со стороны, вы можете получить обратный эффект, при этом люди будут искренне желать вам добра. Помогите им в этом желании подобрать необходимую форму. Когда вам хочется что-то рассказать – попросите побыть рядом и выслушать, обратите внимание, что это не обязывает человека решать проблемы или поднимать вам настроение, а просто выслушать. Когда кто-то слишком навязчив или груб в своем стремлении помочь, сообщите о своем дискомфорте, попросите не вмешиваться или скажите, что сами начнете разговор, когда будет в этом потребность. С такими лучше не обсуждать потерю самого близкого человека, чтобы не раниться еще сильнее, также хорошо устраивать себе моменты молчания.

Чтобы пережить смерть мамы, не оставайтесь в одиночестве со своими переживаниями и не обесценивайте их, даже если вокруг вас нет тех, кто сможет адекватно побыть с вами или дать дельный совет, вы можете обратиться к психотерапевту, священнику или к человеку, который симпатичен вам. То, как вы будете проживать свои чувства, зависит от ваших решений и выборов – помогите пережить смерть мамы себе сами, направляя окружающих в их стремлениях и ища подходящие вам способы совладания.

Советы психологов

Столь сильное эмоциональное потрясение, как смерть мамы происходит с каждым, кончено вам вряд ли удастся забыть этот факт и сделать воспоминания исключительно радостными, лишенными горьковато послевкусия, но можно постепенно возвращать свое полноценное функционирование, а боль заменить на чувство светлой грусти.

Как легче пережить смерть мамы? Не стоит торопиться в желании быстрее привести свою жизнь тому образу, в котором она была привычна до трагедии. Во-первых, это невозможно, так как ваша жизнь существенно изменилась, и игнорирование этого факта нарушает ваше видение, а значит и взаимодействие с реальностью.

Во вторых необходимо предоставить себе достаточно времени для траура, проживания боли и тоски, не оглядываясь на примеры, кто за сколько справился с данным потрясением. У людей разные взаимоотношения с их мамами, да и сама смерть бывает различной, что тоже сказывается на скорости уменьшения тоски.

Дайте себе время на адаптацию. Возможно, придется пересмотреть весь свой жизненный уклад, а возможно поменять лишь какие-то сферы, изменить алгоритмы. Постепенно возвращайтесь как к необходимым делам, так и к занятиям, которые приносили вам радость, вряд ли мама хотела бы, чтобы вместе с ее физической смертью закончилась и ваша жизнь.

Как пережить смерть мамы и отпустить чувство вины? Заполняйте промежутки, которые ранее проводили с мамой новой деятельностью, вместо того, чтобы заполнять это время грустью. Естественно, что первое время такое состояние нормально, и должен пройти первый новый год и первый день рождения без мамы, но если не ставить в этот временной промежуток что-то другое, то вы просто будете выкидывать это время своей жизни, расковыривая внутреннюю рану.

Пока вы находитесь в процессе проживания горевания, можете заниматься сохранением памяти о вашей матери. Записывайте случаи, которые вам вспоминаются, отберите в отдельную шкатулку ее украшения и памятные мелочи. Вы можете посетить родственников и ее подруг, проведя вместе время за чаепитием, на которое приготовите мамин любимый пирог – поговорив с людьми, которые знали вашу маму с другой стороны, вы сможете пополнить свои воспоминания о ней, почувствовать связь на другом уровне, что-то прояснить для себя. Часто бывает, что мама уходит, и мы так и не успеваем задать все волнующие нас вопросы, либо потому что не находили удобного случая, либо смелости. Через общение с людьми, знавшими ее, вы сможете узнать если не все, то часть ответов, а также получить советы как пережить смерть мамы и отпустить чувство вины за недосказанность.

Уделяйте осознанное внимание заботе о своем физическом состоянии – горе очень выматывает само по себе, плюс на вас свалятся хлопоты, связанные с похоронами и наследственными делами. Следите за своим сном, и сколько бы не было запланировано дел на сегодняшний день, ложитесь отдыхать вовремя. Снизьте критичность к своему внешнему виду: энергию можно сэкономить на макияже, шпильках и ежедневной укладке, но заботьтесь о чистоте вашего тела и сбалансированном питании трижды в день. Если вы сейчас много плачете, носите бутылочку с водой – вы восполните потерю жидкости, и получите немного успокоения, основанного на рефлекторном механизме. Но избегайте употребления спиртного – эффект будет кратковременный, а последствия могут быть удручающими.

Как пережить смерть мамы? Советы психологов такие: отслеживайте свое эмоциональное состояние, чтобы определить, когда чувство тоски и боли нарастает – это не избавит вас от переживаний, но поможет пройти эти моменты менее болезненно. Например, начав плакать посреди торгового зала, потому что раньше ходили за покупками с мамой, в следующий раз позовите с собой кого-то, способного вас поддержать. Так же на фоне эмоциональных всплесков вас может посетить радикальная идея, или вывод о том, что ваш брак ужасен, карьера бесперспективна. Любые резкие выводы и поспешные решения записывайте и проверяйте их на правдивость – временем, логичностью, обоснованностью, поддержкой окружающих. Так как часто стремление к кардинальному изменению своей жизни в кризисный период связано не с тем, что вам открылась истина существования, а с желанием сбежать от прежнего уклада, в котором все напоминает о невосполнимой потере, которая сейчас вызывает сильную душевную боль.

Обращайтесь за помощью к друзьям, у которых вы можете, как просто завернуться в плед на балконе и молча просидеть несколько часов, так и понять, как пережить смерть мамы и отпустить чувство вины, которое может следовать за вами из ложной надежды, что все можно было исправить. Но помните о том, что не все ваши друзья могут знать, что вам нужно и как вообще с вами стоит обращаться в данный период. Выбирайте людей, которые сейчас могут оказать вам поддержку, и умейте отказывать той помощи, которая может вам навредить или вы чувствуете сопротивление (идти в клуб, завязывать новый роман, браться за тяжелый проект – чтобы отвлечься).

Если никого рядом и нет возможности пообщаться с друзьями или родственниками, вы можете обратиться к посторонним людям и, что самое удивительное, получить много поддержки. Вы можете читать форумы и задавать вопросы психологам онлайн или поделиться своими чувствами в сообществе, где вы состоите. Также вы можете обратиться психотерапевту, что будет полезным, даже если вокруг есть поддерживающие люди. Выбирайте психотерапевта по внутреннему ощущению, своеобразному щелчку, которые даст понять, что это ваш человек – это лучше, чем ориентироваться исключительно на специализацию по работе с травмой потери.

Как пережить смерть мамы от рака?

То, как умирает человек, откладывает отпечаток на остающихся жить. Внезапная и быстрая смерть застает врасплох, порождает чувство растерянности и негодования на несправедливость, остается множество недосказанностей и сожалений о том, что редко виделись, а в последний разговор нахамили. В случае смерти от онкологии имеется несколько специфических моментов для детей умирающей.

Чаще всего эта смерть не является внезапной и легкой. Сам больной и его родственники оповещены о необратимости приближающегося исхода и вынуждены жить оставшиеся дни с этим грузом. Безусловно, такое знание, полученное заранее, дает возможность спросить то, что не решались, поговорить о самом важном, попросить прощения. Нельзя быть абсолютно готовым, но можно подготовиться частично в некоторых бытовых и ритуальных вопросах. Но когда мама умирает от рака, это является испытанием ее духа, а также представляет собой тяжелое испытание для детей, которые начинают проходить стадии потери еще при живой матери.

Это стремление отрицать происходящее, неверие врачам и диагнозу. Рождается злость за высшие силы за то, что это допустили, на маму за то, что заболела, на себя за то, что бессильны. Множество негативных эмоций и растерянность перед будущим, которое грозит забрать из мира того, кто был там всегда и архетипически представляет весь это мир, ставит психике человека жестокое испытание. Часто при таком диагнозе приходится жертвовать важными частями своей жизни, чтобы ухаживать за мамой, при этом находясь в полушоковом состоянии, при котором человеку самому необходима психологическая помощь. Это все очень выматывает и рождается желание «скорее бы», за которое многие потом будут поедать себе извечным чувством вины.

Тут стоит разделить, что вы не делали быстрейшей смерти вашей маме, вы желали прекращения страданий для нее и для себя, а возможно и всей вашей семьи. Смерть от рака – это частая смесь чувства горя потери и облегчения от собственных страданий. Тут необходимо понять, что не в вашей власти было изменить час смерти матери, как бы хорошо вы о ней не заботились.

Может появиться страх развития собственной онкологии или ощущение фантомных болей там же, где у покойной. Безусловно, можно провести обследование и даже рекомендуется заниматься этим раз в год, но если симптомы беспокоят и дальше, стоит обратиться к психотерапевту для разотождествления с деструктивным образом.

Все остальные рекомендации такие же, как и при прочих потерях близких – проживать горе, пользоваться поддержкой, грамотно переструктурировать свою жизнь и постепенно возвращаться к привычному распорядку, отдавая должное внимание заботе о поддержании физических ресурсов.

Как помочь ребенку пережить смерть мамы?

Существует мнение, что ребенок легче, чем взрослый переживает потерю, быстро забывает, а может вообще не осознавать факта смерти родителя. В корне неверное утверждение, ломающее психику многим детям, ведь если у взрослого уже сформированы какие-то адаптивные концепции и умение самостоятельно выживать в этом мире, то для ребенка смерть матери равносильна апокалипсису, поскольку его выживание полностью зависит от нее.

Переживание горя детьми выглядит специфическим образом, отличается от плача и истерики взрослых, и оценка их поведения по критериям взрослых особенностей может привести к мысли, он легко перенес смерть матери, тогда когда пора бить тревогу. Когда ребенок срывается в плач, его понимают и жалеют, но часто ребенок становится очень тихим, послушным и это поведение любят объяснять тем, что теперь некому баловать вот и начал вести себя нормально. На самом деле внутри у ребенка выжженная пустыня и вместе с матерью умерла большая (ответственная за проявление и понимание эмоций) часть его души и теперь необходим человек, который сможет заменить маму в сфере эмоционального мира и обучения способности с ними обращаться.

Дети не воспринимают потерю так, как взрослые, поэтому могут не говорить привычными словами о своем горе, а жаловаться на скуку (мир без мамы им не интересен), замыкаться в себе, предпочитают общество агукающих малышей, стариков и животных. Этот выбор связан с тем, что эти живые существа могут дать тактильную поддержку, и при этом не будут теребить, требовать активности или жизненности. Наблюдая подобную отчужденность у ребенка – помогите пережить смерть мамы, пока он окончательно не замкнулся или не перестал разговаривать (при особо кризисных состояниях).

Находясь в контакте с ребенком, перенесшим утрату, вы заметите, как тихая стадия шока сменится стадией злости, направленной на умершую маму за то, что оставила тут одного, но признать такую злость в детском возрасте нет возможности у психики, и поэтому она начинает выливаться безадресно на всех окружающих людей, предметы, погоду, явления. Но вместо злости может появиться другая реакция – чувство вины, основанное на уверенности, веди он себя хорошо (вовремя пришел, больше помогал, принес маме чай и т.д.), то мама была бы с ним. Чувство вины в смерти матери способно возникать часто и в любом возрасте, но ребенок на этой почве может поверить в свою уникально великую силу, последствия чего могут варьироваться от трагических случаев и психиатрии до излишнего педантизма, в страхе своей неправильностью спровоцировать смерть еще кого-то.

Как видим, чувства ребенка в процессе проживания горя могут быть полярными и скакать с непрогнозируемой периодичностью. Больше всего ему необходима ровная поддерживающая обстановка, человек способный контейнировать и объяснять самому ребенку, что с ним сейчас происходит, и что это нормально и его принимают в любом состоянии.

Все вопросы социального порядка про усыновление или оформление опеки стоит разрешать в кратчайшие сроки и без перемены решения, так как при длительном подвешенном состоянии затягивается адаптация ребенка. Чем больше различных вариантов сменится, тем больше внутреннего ресурса будет потрачено на привыкание к новым опекунам и новым домам и может не остаться душевных и психических сил на переработку горя.

Когда ситуация более-менее стабилизируется, а эмоциональное оцепенение пройдет, старайтесь побуждать ребенка к разговорам о маме, это трудный, но необходимый этап. Ребенку следует поделиться своим видением ситуации, выплеснуть не принимаемые чувства (обиды, злости), послушать других людей. И если ребенок плачет, без разницы сколько времени прошло (не важен возраст и пол), – пусть плачет. Держать слезы в себе не помогает, а для детей еще и вредно, как физически, так и для дальнейшего формирования психики.

Как помочь ребенку пережить смерть мамы? На фоне возвращения к привычным занятиям, предлагайте ребенку что-то новое, что сможет частично заполнить его дни (секции, хобби, путешествия). И пока малыш проходит свою адаптацию, проживает горе, у вас будет весьма ценная отдельная задача – сохранить воспоминания о его матери. Соберите фотографии и некоторые вещи, запишите истории, ее любимые книги, места, духи. Возможно, на каких-то этапах ребенок будет вам помогать в этом, на каких-то будет пытаться все уничтожить или будет равнодушен – продолжайте собирать, вы это делаете для его будущего. И когда сердце ребенка отболит, и он попросит рассказать о маме, вы сможете вернуть ему максимум памяти о ней, передав то, что принадлежало ей, рассказав о ее смешных особенностях и желаниях, сходив в ее любимые места.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Я пережил не смерть моей матери. Я все еще переживаю это.

В течение многих лет я предполагал, что буду полностью неспособен функционировать после смерти моей мамы. Я понятия не имел, какой будет моя жизнь или даже может выглядеть после этого. Я не мог вообразить этого, точно так же, как я не мог представить, когда я был ребенком, на что было бы похоже водить машину, или поступить в институт, или даже просто быть взрослым; мне казалось, что я просто перестану существовать, когда она это сделала.

И все же я здесь, через два с половиной года после смерти моей мамы 15 мая 2018 года.Я не знаю, преуспеваю ли я или даже «преуспеваю» — термин, который заставляет меня думать о сверхъестественно бодром персонаже Молли Шеннон из «Субботним вечером в прямом эфире». Но, по крайней мере, я больше не сплю с включенным светом, пока годы Мела и Сью из «Великого британского выпечного шоу» гудят на краю моего сознания… во всяком случае, большую часть времени.

Родственные

Я не делал ничего особенного, чтобы пережить ее смерть, кроме как продолжать оставаться в живых. Я определенно не справился с болью и сомневаюсь, что когда-нибудь справлюсь полностью; все это кипит прямо у меня под кожей, я готов сбежать в следующей истории в Instagram от Додо о межвидовой дружбе.

Сразу после ее смерти нужно было кое-что сделать — написать некролог, аннулировать кредитные карты и нанять поверенного по наследству. И я их сделал; они заполнили какое-то время. У меня была помощь — адвокат, друзья, семья, медработник, который стал для нее второй дочерью и сестрой для меня. К тому же мама была очень организованной; она даже подготовила для меня список всех своих логинов. С точки зрения логистики это было настолько просто, насколько это вообще возможно.

Самое важное, что я узнал о горе, — это то, что оно нелинейно и нелогично.

Но, в конце концов, я был ее единственным ребенком. И она была моей единственной мамой. И она ушла. Просто ушел.

Так что я позволил ее автоответчику заполниться сообщениями, потому что не мог справиться. Никто не сидел за нее в Техасе; Я даже не знала, с чего начать. У меня случилась паническая атака в разделе товаров для дома Target.

Через несколько месяцев после этого я отклонил множество приглашений; Я нюхал сроки; Я не спал всю ночь, играя в видеоигры и слушая подкасты с настоящими преступлениями.Короче говоря, все оставшиеся у меня опасения по поводу соблюдения большинства социальных норм улетучились.

Родственные

Не все было ужасно; были маленькие милости, которые я никогда не забуду. Даже когда мне было хуже всего, мои близкие делали все возможное, чтобы успокоить невыносимое. Когда я приехал домой, мои друзья приехали и посидели со мной в Нью-Йорке, наполнив свою квартиру углеводами и цветами. Они прилетали ко мне, когда я нуждался в них, но не мог сказать. Когда я появился, они забрали меня к себе домой; Или меня водили в поход по Тихому океану или в караоке.

Тем не менее, мое горе жестоко лишило меня способности концентрироваться на книгах, фильмах или даже на любых телешоу, которые требовали большего, чем самый минимум интеллектуальной обработки. Мне нечего было эмоционально или интеллектуально вкладывать в то, что я обычно любил — или даже во что-то, что меня когда-то приятно отвлекало. Я изо всех сил пытался представить своих редакторов. Я так провалил интервью со знаменитостью, что до сих пор думаю об этом поздно ночью.

В конце концов, я позволил себе роскошь ходить на терапию два раза в неделю вместо одного раза.

Если все это звучит для вас ужасно знакомо, это потому, что мы все в некотором роде скорбим.

Самое важное, что я узнал о горе, — это то, что оно нелинейно и нелогично. Вы должны быть очень осторожны с собой и с окружающими, а также следить за тем, чтобы они были особенно нежны к вам. Даже самые добросердечные люди сделают или скажут не то; Я до сих пор делаю это сам. Большинство их ошибок простительно, но вы сами решаете, какие из них нет, и это тоже важно.

Особые связи сформировались за последние два года между мной и друзьями, которые также пережили потерю своих матерей; это очень особенный, сложный вид утраты, который может казаться очень неприятным и уродливым. И, давайте посмотрим правде в глаза, не многие люди могут вынести слух об отвратительном унижении старения и смерти, если они не получают почасовую оплату — да и не должны. Есть также своего рода облегчение, которое вы чувствуете после такой смерти, и облегчение кажется постыдным, но даже стыд ощущается как облегчение, как будто выскакивает прыщ.

Связанные

Мне больше не страшно, когда звонит телефон (в основном). Когда умирает известный человек, я больше не подсчитываю, насколько он старше или моложе моей мамы, как будто это каким-то образом повлияло на ее шансы на выживание. Оказывается, мертвые родители — отличные ледоколы на первых свиданиях и коктейльных вечеринках. К счастью, я готов путешествовать в аэропорту на зимние каникулы. Когда наступают определенные даты — например, годовщина смерти моих родителей — мне не столько грустно, сколько просто отмежеваться.

Если все это звучит для вас ужасно знакомо, это потому, что мы все в некотором роде скорбим. Мы все вместе переживали волну за волной потерь за последние девять месяцев, и меня пугает мысль о том, насколько сокрушительными они будут, когда постоянный поток новостей и трагедия немного утихнут.

Я не делал ничего особенного, чтобы пережить ее смерть, кроме как продолжать оставаться в живых.

Это звучит ужасно, но без смерти моей мамы — и, в частности, переживания скорби о ее смерти — я не смог бы эмоционально или морально пережить пандемию.Хотя я все еще не эксперт в переносе дискомфорта, у меня это получается лучше, чем раньше; Когда в 4 часа утра вы лежите боком на кровати, глядя на кошку и чувствуя себя отчаянно, горько одиноко, вам больше нечего делать, кроме как отчаянно, горько одиноко.

Плюс, теперь мне не нужно беспокоиться о ней во время пандемии; у нее была хроническая обструктивная болезнь легких и все более запутанное скопление заболеваний, которые сделали бы ее чрезмерным риском заражения Covid-19, и она жила в Техасе.В любом случае она беспокоилась обо мне все время, даже когда нас не поразил вирус, передающийся по воздуху, и я чувствовал бы себя виноватым за то, что беспокоил ее, и она хотела бы, чтобы я вернулся в Даллас, и, ну, мы » все ли видели «Серые сады», верно?

Сопутствующие

Раньше, когда я был в метро, ​​остановившемся между станциями, я пытался почувствовать миллисекунду, когда оно начало качаться обратно в движение, пока я больше не мог отличить разницу между стоянием и движением . Такое горе, но с яростью, страхом, печалью и ужасающей пустотой, которую ничто не может успокоить.Вы не можете сказать, когда метро снова начнет движение; вы не можете заставить его двигаться. Вы можете только подождать и посмотреть, что произойдет, и убедиться, что вы держитесь, когда он снова начнет двигаться.

Вы не поверите, что вы можете выжить. Я этого не сделал. Я все еще не знаю.

Еще из нашего проекта о выживании в 2020 году и о том, что будет дальше:

Дженни Миллер — писатель-фрилансер, освещающая фильмы, телевидение, секс, любовь, смерть, видеоигры и различные странности для различных публикаций в Интернете и в печати. .

Моя мама умерла, и я не могу справиться с потерей

Привет, извини, что слышал о твоей боли. Нет, не становится «легче», ваши воспоминания не исчезают (что хорошо), и вы по-прежнему помните как хорошие, так и плохие времена. Ваши эмоции — это то, что нужно принять. Потеря родителей — это путь, по которому все мы должны идти в какой-то момент, и все мы справимся с этим по-разному. Никто не может понять, что именно вы чувствуете, даже те, кто тоже потерял маму. Если вы хотите поговорить с ней, говорите с ней вслух, тихо, как хотите.

На самом деле все обстоит так, как было до смерти вашей мамы, за исключением того, что теперь у вас есть много мудрости, которой не было раньше. У тебя есть семья, чтобы быть лучшей мамой. Семья, которая также запомнит вас как фантастическую маму, которой вы являетесь! Ваша жизнь далеко не пуста, несмотря на всю суматоху, которую влечет за собой молодая семья! Окунитесь в своих детей, и вы найдете в них много любви — сделайте это сейчас, пока они не превратятся в уродливых подростков!


Убедитесь, что вы едите здоровую пищу, даже если вам не хочется есть (это очень важно!) И делать какие-то упражнения.Это поможет вашему телу помочь вам. Проводите время с друзьями / семьей, чтобы поддерживать активную социальную жизнь и помогать вам укрепляться — ищите позитивных людей, с которыми можно весело провести время, но которые также ценят вас за то, кто вы есть. Может быть, вступите в клуб, чтобы познакомиться с новыми людьми. Не чувствуйте себя виноватым, если обнаружите, что не думаете о маме.

Похоже, у вас с мамой были очень близкие и любящие отношения — особая связь между мамой и дочерью, которая никогда не будет заменена и сигнализирует об еще одном шаге вперед на вашем жизненном пути, который вы должны сделать.Вы писали о проблемах и боли, которые вы испытали после рождения последнего ребенка, и о том, что вы выдержали это. Ясно, что вы можете иметь дело с большим, чем вы на самом деле думаете!

Еще одна вещь, которая мне очень интересна: есть отрасль науки (квантовая физика), которая вычисляет, что может быть бесконечное количество параллельных миров, заполненных всеми нами, где существуют все возможные различия, — и Стефан Хокингс верит в это. например ты сегодня надел синий джемпер? В другом параллельном мире вы на самом деле надеваете верх другого цвета.Вы бросились в магазин за молоком? В другом параллельном мире вы бросились, споткнулись и упали в грязную лужу! А поскольку существует так много параллельных вселенных, это означает, что во многих, многих из них все еще живет ваша мама, и она все еще распространяет свою любовь на вас и всех остальных. Так что есть чему радоваться!

Моя замечательная мама умерла …. почему я ничего не чувствую?

Моя замечательная мама умерла чуть более 3 недель назад.

У нее диагностировали рак груди 7 лет назад, но через 4 года он вернулся в легкое.Нам, конечно, сказали, что на этот раз это неизлечимо, но сказали, что это излечимо. Мама чувствовала себя хорошо, и все было стабильно, пока принимала таблетки химиотерапии, но лекарство, которое они дали ей от высокого уровня кальция, вызвало некроз челюсти, и ее отменили на несколько месяцев, пока она заживала. В январе нам сказали, что в ее лимфатических узлах произошли «тревожные изменения», а в апреле они сказали, что рак продолжил прогрессировать. Несмотря на то, что они заявили, что будут реализовывать план лечения, состояние мамы очень быстро ухудшилось.За несколько недель до того, как она скончалась, я обезумел! Я много плакал, трясся, плохо себя чувствовал, но затем, за 4 дня до того, как это произошло на самом деле, меня охватило странное спокойное безмятежность, и с тех пор я в целом оставался таким. Мы с папой спланировали похороны, я позвонил родственникам и друзьям, сообщил новости, заказал цветы, и все, не пролив ни единой слезы! Я даже не сильно плакала на похоронах.

Я всегда был эмоциональной душой, я хотел бы фунт навсегда, когда я звонил маме в потоках слез, и ей приходилось меня успокаивать, так что это действительно странно, быть полностью бесстрастным по поводу того, что я были окаменели всю мою жизнь!

Я единственный ребенок, мы с мамой были очень близки.Я боготворил ее, и это чувство было взаимным. Мы были лучшими друзьями. Мы все еще ездили в отпуск с моими родителями, и мы останемся там на неделю на Рождество, мои дети обожали ее. Я так волнуюсь, что она смотрит вниз и думает, что мне все равно! Я боюсь, что другие думают, что мне все равно. Никто не может поверить, насколько я хорош. Люди говорят: «Я не могу представить, какую боль вы чувствуете!» но я не чувствую боли. Хотя я знаю, что это не так, на данный момент мне кажется, что мне нужно немного подождать, а потом она вернется! Я повторяю про себя: «Моя мама умерла», но никак не могу осознать это.

Кто-нибудь еще так считал? Это нормально? Я просто в режиме самосохранения? Иногда мне кажется, что это потому, что я слишком напуган, чтобы позволить этому проникнуть внутрь. Я не хочу в это верить, потому что слишком боюсь боли, которую это вызовет. Или могло случиться так, что я был гораздо более подготовлен к этому, чем я думал?

Буду признателен за все ваши мысли. Это действительно неправильно

Ничто не подготовит вас к жизни без мамы

У меня было шесть недель на подготовку к смерти матери.Это 42 дня или 1008 часов, в зависимости от того, как вы хотите на это смотреть. Но за эти шесть недель я понял, что не имеет значения, есть ли у вас один день или один год, в мире нет времени, которое могло бы подготовить вас к абсолютному опустошению, которое вы испытываете, когда теряете любимого человека.

У нее диагностировали рак в феврале 2016 года, и она скончалась в субботу, 16 апреля 2016 года. Из-за проблем со здоровьем, с которыми она сталкивалась в течение последних нескольких лет, она не была кандидатом на лечение.В сочетании с тем фактом, что опухоль находилась на сонной артерии, операция была невозможна. Ее и без того уставшее тело просто не могло с этим справиться.

Она была госпитализирована в хоспис в понедельник, 11 апреля. Первые несколько дней она спала и не спала, но могла вести небольшие беседы. На третий день пребывания там она практически перестала есть и пить. Она спала все больше и больше и перестала просить обезболивающее. Я навещал ее каждый день по несколько часов.

Я взял ее за руку, помолился за нее и сказал, что люблю ее.

Вечером пятницы, 15 апреля, я вошел в ее комнату, и все стало по-другому. Я знал, что она умирает. Я посидел с ней какое-то время, а когда встал, чтобы уйти, я сказал: «Я люблю тебя, мама», и начал выходить. Что-то остановило меня и посоветовало вернуться и повторить это снова, но на этот раз, чтобы убедиться, что она меня слышит. Я подошел прямо к ее кровати, попал ей прямо в лицо и сказал: «Мама?» Она открыла глаза и тихо застонала. Медленно и четко я сказал: «Я люблю тебя». С еще одним тихим стоном она закрыла глаза.Пока я жив, я НИКОГДА не забуду этот момент.

Она умерла 14 часов спустя.

СВЯЗАННЫЕ С: Тем, кто знает горькую боль потери родителя

Шесть недель подготовки к смерти моей матери привели к тому моменту, когда я вошел в ее комнату и увидел ее безжизненное тело — мою сестру, сидящую на своей кровати и плачущую. Именно тогда я понял, что НИЧЕГО не могло меня подготовить.

Я чувствовал себя потерянным — как будто я не знал, где я был, кем я был и что делать дальше.Все, что я знал, это то, что я хотел ее вернуть. Я хотел, чтобы она открыла глаза и сказала: «Привет, детка!» как она всегда делала, когда видела меня. Я сел рядом с ней на кровать и положил голову ей на грудь. Моя сестра села позади меня и потирала мне спину, потому что все слезы, которые я отказывался плакать последние шесть недель, больше не задерживаются.

Мое сердце было разбито.

Я помню, как мне хотелось, чтобы время остановилось.

Как будто я хотела, чтобы мир остановился, потому что моей мамы больше не было в нем.

Неделя после ее смерти для меня неясна.Я не помню, как ел, принимал душ, одевался или как я переходил из одного места в другое. Я помню, как чувствовал себя оцепеневшим и опустошенным. И уставший. Я был так устал.

СВЯЗАННЫЙ: Я не просто потерял свою маму в тот день, когда она умерла

Я бы так разозлился, когда кто-нибудь сказал бы мне: «Она в лучшем месте» или «Она выздоровела и избавилась от рака». Я знаю, что это было сказано из-за любви, чтобы мне стало легче, но все, что я хотел сделать, это закричать на них и сказать им, что мне все равно — лучшее место для нее было прямо здесь, со мной! Я взывал к Богу больше раз, чем могу вспомнить, крича на Него за то, что он забрал ее у меня. Почему, Боже, почему? Она тебе не нужна! Я делаю. Она нужна мне! Я чувствовал себя не в своей тарелке, потому что обычно я не сердитый человек или тот, кто сомневается в воле Бога.

Я тоже отрицал это — как будто моя голова знала, что она ушла, но мое сердце не принимало этого. Я чувствовал, что если мое сердце примет это, это будет реально.

Ее нет почти четыре года назад. Оглядываясь назад, я понимаю, что все эмоции, которые я испытывал и все еще чувствую, нормальны и даже ожидаемы. Это часть процесса скорби.Что также нормально, так это в одну минуту чувствовать себя прекрасно, а в следующую минуту — чувствовать себя полностью разбитым. Он может ударить меня, когда я меньше всего этого ожидаю. Песня, телешоу, шутка, цветок, фотография. . . все может вызвать мое горе и вернуть меня в тот день, когда она умерла.

СВЯЗАННЫЙ: Даже несмотря на то, что она на небесах, мне все еще нужна моя мама

Хотя я скучаю по ней каждую минуту, каждый час каждого дня, я знаю, что Небеса — лучшее место из-за моей энергичной, любящей Элвиса, рыжеволосой мамы, которая ест чашку арахисового масла Риз.

Потеря родителя — это уникальная боль. «Исцеление после потери матери» — это сердечное руководство для тех, кто оплакивает потерю своей матери, а также для тех, кто помогает им пережить горе.

Робин Грин

Робин Грин живет в Арканзасе со своим мужем и двумя приемными детьми. После 12 лет работы на телевидении Робин решил продолжить карьеру в маркетинге.Она любит диетическую колу, Kit-Kat’s и Arkansas Razorbacks. Вы можете найти ее на Facebook: https://www.facebook.com/robin.hampton.green

Воспоминания: жизнь без матери

Моя мама умерла, когда я учился на третьем курсе университета. Она пропустила мой выпускной в колледже и мою свадьбу, и она пропустит рождение моих детей. Это одна из самых болезненных реалий быть оставленным позади. Вы не можете создать какие-либо новые воспоминания с ушедшими людьми, которых любите.Отныне они будут пропускать каждый день рождения, каждую годовщину, каждое рождественское утро.

Большинство людей говорят, что со временем становится легче. В некотором смысле это правда. Жизнь продолжается, возникают новые воспоминания и расцветают новые отношения. Но всегда будет, всегда будет дырой в вашем сердце. Раньше я думал, что эта дыра сильно повредила мне. После того, как моя мама скончалась, я боролся со своей личностью. Долгое время я определяла себя отсутствием мамы. Я оправдывал свои эмоции, свои решения — даже свое кислое поведение — тем, что я был раненым и раненым человеком, пережитым жизненными бурями.(Я знаю… драматично, правда?)

Грустить — это нормально. Но быть счастливым тоже более чем нормально.

Скорбь о потере любимого человека может длиться всю жизнь. Иногда вы сможете искренне улыбнуться в болезненные моменты, и вам будет казаться, что вы пинаете задницу этой «горестной штуке». Но иногда ты падаешь лицом вниз — плачешь, как ребенок на могиле, полностью потерянный в горе.

Нет идеального способа горевать.Вы должны найти тот, который вам подходит. В моем собственном путешествии после смерти моей мамы я узнал несколько вещей:

1. Будьте добры к себе

Это одна из самых важных вещей, которые мне пришлось усвоить. Вскоре после смерти мамы я почувствовал, что мне нужно прожить свою жизнь в постоянном трауре, как будто неуместно смеяться и от души наслаждаться моментом. Да, это будет сложно, и грустить — это нормально. Но быть счастливым тоже более чем нормально. Найдите музыку, которая вам нравится, и потеряйтесь в текстах.Иди купи того щенка, которого ты всегда хотел (у меня это сработало). Держите под рукой ванну с любимым мороженым в морозильной камере. Садитесь в автобус (или садитесь в самолет!) И отправляйтесь в небольшое приключение.

2. Берегите свое сердце

Признайте тот факт, что вашему сердцу не хватает части, но не забывайте о том, что ваше сердце стало больше и сильнее. Я знаю, что смерть любимого человека ранит твое сердце — как эмоционально, так и физически. Найдите выход для себя, чтобы выразить эмоции, которые вы изо всех сил пытаетесь сдержать.Заведите блог, напишите письма, закажите кофе или игру в гольф с близким другом. Если вы хотите поговорить с кем-то анонимно, вы можете попросить наставника здесь. Даже если вы пережили моменты мучительной боли, знайте, что вы не навсегда испорченный человек.

3. Празднуйте воспоминания — старые и новые!

Возможно, вы не сможете создать новые воспоминания с помощью вашего любимого человека, но вы можете создать новые воспоминания из их. Это то, что я узнал много лет спустя.Когда меня осенило, что я не могу создавать новые воспоминания, я почувствовал себя парализованным. Я чувствовал, что что-то, что было таким уникальным, было преждевременно украдено у меня. Однако только потому, что я не могу сделать новый

Создание новых воспоминаний о ней проложило путь для моего мужа и меня, чтобы отпраздновать ее по-своему.

воспоминания о моей маме не означают, что я не могу создать о ней новые воспоминания. В этом году в годовщину ее смерти мы с мужем взяли выходной после обеда. Мы вернулись в больницу, где моя мама провела свои последние дни.Мы пошли в несколько из ее любимых мест и отметили несколько из ее любимых занятий. У моего мужа не было возможности встретиться с моей мамой, поэтому создание новых воспоминаний о ней проложило путь для моего мужа и меня, чтобы отпраздновать ее по-своему.

4. Обратитесь к таким же людям, как вы.

Долгое время я чувствовал себя отделенным от окружающих меня людей. Мне казалось, что я не заслуживаю той радости, которую получали другие, потому что моей жизни так не хватало. Это далеко от истины! Мы все созданы для полноценной и изобильной жизни! Одним из самых больших достижений для меня стала книга Надежды Эдельман «Дочери без матери», которой поделилась со мной моя подруга.Это открыло мне глаза на бесчисленное количество людей во всем мире, которые испытывают те же трудности, что и я. Чтение и изучение опыта других людей не заглушало мои собственные трудности; это помогло мне понять, что я не такой уж необычный. Это помогло мне вспомнить, что, когда я оплакиваю потерю своей матери, мой отец в то же время оплакивает потерю своей жены, моих бабушек и дедушек — потерю их дочери и т. Д. Я могу чувствовать себя странно и неполно, но я не должен чувствовать себя одиноким.

5.Думай вечно.

Это большой. Я не уверен, верите ли вы в Бога, в молитву или в небеса. Но я знаю — и это сильно изменило мою жизнь. Я уверен, что через Иисуса я однажды снова смогу увидеть свою маму на небесах. Я молился в последние минуты жизни моей мамы, прося Бога открыть ей объятия. Я верю, что мы созданы для действительно прекрасных отношений с Богом. Но что-то пошло не так, и единственный, кто мог все исправить, был сам Бог. Хорошая новость заключается в том, что Иисус, которого я считаю Вечным Сыном Бога, сделал именно это и открыл путь к вечным отношениям с ним.Эта вечная перспектива помогает мне помнить, что, хотя жизнь на Земле временна и мимолетна, лучшее еще впереди!

Чтобы помочь вам мыслить вечно, прочтите Discover Life.


Поговорить с наставником

Эту статью написали: Хейзел Шенк

Фото: Митя Ку

24 Утешительные цитаты о потере матери

Getty Images

День матери — это обычно радостный праздник.Но для тех, кто потерял маму, второе воскресенье мая может быть довольно сложным. Важно помнить, что вы не одиноки в этом чувстве — все светлые умы от Хелен Келлер до Махатмы Ганди пережили подобную утрату и выразили словами то, что вы, вероятно, чувствуете прямо сейчас. Потому что, в конце концов, нет причин перестать отмечать все прекрасные способы, которыми она повлияла на вашу жизнь.

Материнская любовь оказывает на нас невероятное влияние, всегда направляет и защищает, и ее можно почувствовать еще долго после их ухода.Эти пронзительные цитаты отражают нерушимую связь, которую человек может иметь только со своей матерью, от борьбы с горем до размышлений о прекрасных воспоминаниях, которыми вы поделились вместе. В этот День матери вспомните маму этими трогательными цитатами, которые заставят вас почувствовать себя рядом с ней, даже если ее больше нет.

Просмотр галереи 24 Фотографии

1 из 24

Вики Харрисон

Печаль подобна океану, она приходит волнами, приливами и отливами.Иногда вода спокойная, а иногда и очень сильная. Все, что мы можем сделать, это научиться плавать.

2 из 24

Терри Гийеметс

Те, кого мы любим и теряем, всегда связаны сердечными струнами в бесконечность.

3 из 24

Найджелла Лоусон

Вы не ходите все время в печали, но горе все еще есть и всегда будет.

4 из 24

Грейси Хармон

Моя мама — это бесконечная песня в моем сердце комфорта, счастья и бытия. Иногда я могу забыть слова, но всегда помню мелодию.

5 из 24

Эмили Дикинсон

Любимые не могут умереть, потому что любовь бессмертие.

6 из 24

Махатма Ганди

Для нас нет прощаний. Где бы ты ни был, ты всегда будешь в моем сердце.

7 из 24

Хелен Келлер

То, чем мы когда-то глубоко наслаждались, мы никогда не потеряем. Все, что мы глубоко любим, становится частью нас.

8 из 24

Альфред Дженньон

Если бы у меня был цветок каждый раз, когда я думал о тебе… Я мог вечно гулять по собственному саду.

9 из 24

Неизвестный

Неважно, в каком возрасте … Ты мне всегда нужна мама.

10 из 24

Неизвестный

Мать, ты оставила нам прекрасные воспоминания, твоя любовь все еще наш проводник, хотя мы не можем тебя видеть, ты всегда рядом с нами.

11 из 24

Кристи Уотсон

Ни одна дочь и мать не должны жить отдельно, независимо от того, какое расстояние между ними.

12 из 24

Неизвестный

Материнская любовь всегда со своими детьми. Потеря матери — одна из самых глубоких печалей, которые может знать сердце.Но ее доброта, забота и мудрость живут как наследие любви, которое всегда будет с вами. Пусть эта любовь окружит вас сейчас и принесет вам мир.

13 из 24

Неизвестный

Матери держат своих детей за руки какое-то время, но их сердца навсегда.

14 из 24

Неизвестный

Я действительно так и не узнал, что означают слова «Я скучаю по тебе», пока не взял руку мамы, а ее там не было.

15 из 24

Неизвестный

В жизни мы вас очень любили, в смерти мы все еще любим вас. В наших сердцах ты занимаешь место, которое больше никто не сможет заполнить.

16 из 24

Неизвестный

Я бесконечно плакал, когда ты умер, но обещаю, я не позволю слезам испортить твои улыбки, которые ты дарил мне при жизни.

17 из 24

Неизвестный

Я знаю, что вы слушаете сверху. Нет ничего, что я ценю больше твоей любви. Независимо от того, где я нахожусь или что делаю, ваши воспоминания всегда будут заставлять меня улыбаться.

18 из 24

Неизвестный

Мир меняется из года в год, наша жизнь изо дня в день, но любовь и память о тебе никогда не исчезнут.

19 из 24

Неизвестный

Когда я скучаю по тебе, я также вспоминаю, как мне повезло, что ты был в моей жизни. Я бы не променял эти моменты на мир.

20 из 24

Неизвестный

Объятия мамы длится еще долго после того, как она отпускает.

21 из 24

Неизвестный

Матери никогда по-настоящему не умирают, они просто поддерживают дом в небе. Они полируют солнце днем ​​и зажигают звезды, которые сияют ночью, делают лунные лучи серебристыми, а в небесном доме наверху они ждут, чтобы приветствовать тех, кого они любят.

22 из 24

Неизвестный

Песок времени никогда не смоет мою любовь к тебе. Твое сладкое воспоминание навсегда останется в моем сердце.

23 из 24

Неизвестный

Теперь я знаю, почему ты всегда говорил мне быть сильным. Ты знал, что однажды мне понадобятся силы, чтобы перенести твою потерю.

24 из 24

Неизвестный

Те, кого мы любим, не уходят, они ходят рядом с нами каждый день. Невидимый, неслышный, но всегда рядом, все еще любимый, все еще скучный и столь дорогой.

Реклама — продолжить чтение ниже

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Горе сводит вас с ума

Боюсь, у меня для вас плохие новости … горе заставляет вас чувствовать, что вы сходите с ума.

Вначале вы чувствуете себя совершенно не в своей тарелке — как наброситься на всех, оплакивать все, носить одни и те же спортивные штаны в течение недели безумцем. Затем со временем вы время от времени чувствуете себя немного странно — как будто я женщина 5 футов 2 дюйма, совершенно не желающая отпускать твидовый костюм мужчины 6 футов 1 дюйма примерно 1950 года, который висит у меня в шкафу.

Хватит так на меня смотреть.

К счастью, у меня есть и хорошие новости… w Ну а если уж на то пошло, сумасшествие — это новая норма.

У всех это выглядит по-разному, потому что все мы переживаем горе по-своему, но на каком-то уровне мы все изо всех сил пытаемся понять себя и окружающий мир перед лицом глубокой утраты.

Подумайте об этом — это имеет смысл. Независимо от того, была ли потеря внезапной или вы могли ее предвидеть, как только вы поняли и приняли, что кто-то, кого вы любите, мертв или умирает, вы приступили к изнурительной работе скорби.

Если когда-либо требовалось обоснование временного безумия, его, несомненно, можно было найти среди ряда реакций и эмоций, связанных с горем и потерей — шок, онемение, печаль, отчаяние, одиночество, изоляция, трудности с концентрацией внимания, забывчивость, раздражительность, гнев, повышенный или пониженный аппетит, утомляемость или бессонница, чувство вины, сожаление, депрессия, беспокойство, плач, головные боли, слабость, боли, боли, тоска, беспокойство, разочарование, отстраненность, изоляция, сомнение в вере — и это лишь некоторые из них.

Понятно, что многим будет сложно привыкнуть к этим эмоциям. Сегодня вы идете как обычно, а на следующий день чувствуете, что в ваше тело вторгся инопланетянин; ваши действия и реакции стали совершенно непредсказуемыми и сбивающими с толку.

В поисках чего-то знакомого вы смотрите на свою основную систему поддержки, свою семью и друзей, но они, кажется, тоже изменились; Кто-то избегает вас, кто-то обожает вас, кто-то скорбит, чего вы не понимаете, а кто-то критически относится к тому, как вы справляетесь с проблемами.Все ищут новую норму.

Первые недели туманны. Вы просыпаетесь каждое утро с мыслью, что, может быть, это был дурной сон, и боретесь весь день, пытаясь найти смысл жизни без любимого человека.

Когда вы начинаете брать в руки (или нет), вы вынуждены вернуться в свою жизнь до горя. Кажется абсурдным, что мир будет продолжать двигаться перед лицом вашей трагедии, но это произошло. К сожалению, большинство скорбящих не могут надолго отказаться от своих обязанностей — родитель, сотрудник, плательщик счетов, владелец брюк — теперь вам нужно выяснить, как продолжать существовать в тех ролях, которые были вашими еще до смерти.

Увы, это еще не все. Вы также должны включить новые роли и обязанности, те, которые вы унаследовали после смерти любимого человека — стрижка газона, балансирование семейного бюджета, воспитание детей-одиночек, закрытие старых банковских счетов, страхование, прием внуков. Люди говорят вам: « Бог никогда не дает вам больше, чем вы можете вынести». Что ж, мы серьезно проверяем эту теорию.

Иногда еще больше дезориентирует пустота, которую испытывают те, у кого меньше ответственности в результате потери.Возможно, вы потратили последний год на лечение и рецепты, встречи, молитвы и хоспис. Теперь, когда в этих вещах больше нет необходимости, ваша жизнь, которая была отложена, чтобы быть опекуном, должна быть возобновлена.

Или, возможно, вы родитель, чья жизнь раньше была красочна благодаря ребенку и быстро развивалась благодаря родительским обязанностям. Теперь вы обнаруживаете, что просыпаетесь утром, чтобы поспешить через распорядок дня перед школой, только чтобы понять, что некому спешить с постели или позвать на завтрак.

Жизнь изменилась навсегда, и все кажется бессмысленным, серым и пустым.

Это когда вы действительно начинаете чувствовать, что теряете это (это не так). Друзья больше не знают, что тебе сказать. Вы должны вернуться на работу, в школу, на PTA, но вы не чувствуете того же.

Вы беспокоитесь, что отталкиваете людей, говоря о любимом человеке и его смерти. Вы не уверены в своей цели. Все, что вы знали о жизни, изменилось. Вы ставите под сомнение свою веру и смысл жизни.Вы задаетесь вопросом, может ли вам стать лучше и вы больше не можете видеть мир в цвете.

Мы здесь, в «What’s Your Grief», хотели бы поговорить о состоянии, которое мы называем « Временная неспособность видеть радугу». Вы когда-нибудь замечали, что во многих ресурсах, статьях, книгах и материалах, созданных для того, чтобы помочь скорбящим людям, используются изображения людей, смотрящих на закаты, стоящих на пляже или смотрящих на облака?

Почему эти образы всегда сочетаются с горем, когда на самом деле скорбящие люди часто изо всех сил пытаются найти красоту и радость в жизни? На самом деле, вряд ли вы остановитесь и полюбуетесь красотой радуги или бескрайностью океана.Те, кто не может относиться к этим изображениям, могут начать беспокоиться: что со мной не так, что у меня нет такой точки зрения дзен? Но не волнуйтесь, вы все еще не сумасшедшие. Это нормальные ощущения. Я знаю это, потому что я испытал собственное горе, и я знаю, потому что я слышал, как сотни других скорбящих говорили об аналогичных переживаниях. (Если вас беспокоит, что вы действительно испытываете психологическое расстройство, такое как депрессия, тревога или посттравматическое стрессовое расстройство — прочтите это, это и это)

И успокойтесь, в какой-то момент все должно стать легче.Сильные и неумолимые страдания острого горя сменится менее частыми моментами печали, гнева и разочарования. У вас по-прежнему будут плохие дни, но вы будете знать, что дела налаживаются, когда их будет меньше, чем «хороших».

Это не значит, что вы «преодолеваете это», двигаетесь дальше или забываете. Важная часть исцеления — это узнать, какую роль будет играть ваш любимый человек в вашей жизни после его смерти.

Добавить комментарий