Обманете или обманите: «Обманете» или «обманите» — как правильно пишется?

Содержание

Обмануть — это… Что такое Обмануть?

  • обмануть — 1. ввести в обман (или в заблуждение), перехитрить; одурачить, провести, обойти, обхитрить, надуть, оставить в дураках, оставить с носом, оставить на бобах, обвести (или обвертеть, обернуть) вокруг пальца, втереть очки кому, отвести (или… …   Словарь синонимов

  • обмануть — надежду • Neg, оценка, соответствие обмануть судьбу • объект, Neg, зависимость, контроль …   Глагольной сочетаемости непредметных имён

  • ОБМАНУТЬ — ОБМАНУТЬ, обману, обманешь, совер. (к обманывать). 1. кого что. Сознательно ввести в заблуждение. «Вас обманули, а вы так легко поверили.» Ф.Сологуб. || Совершить мошенничество по отношению к кому чему нибудь. Не обманешь не продашь, таков лозунг …   Толковый словарь Ушакова

  • ОБМАНУТЬ — ОБМАНУТЬ, ану, анешь; анутый; совер. 1. кого (что). Ввести в заблуждение, сказать неправду; поступить недобросовестно по отношению к кому н. Ходил в кино, а обманул, что был в школе. О. товарищей. О. заказчика. Не обманешь не продашь (посл.).… …   Толковый словарь Ожегова

  • обмануть — • бессовестно обмануть • нагло обмануть …   Словарь русской идиоматики

  • обмануть — ▲ вводить в заблуждение ↑ преднамеренно обмануть преднамеренно ввести в заблуждение. одурачить. обдурачить. обдурить. оболванить. околпачить. объегорить. обмишурить. обмишулить. облапошить. охмурить. провести. обвести . обойти. объехать. нагреть …   Идеографический словарь русского языка

  • обмануть — обмануть, обману, обманем, обманешь, обманете, обманет, обманут, обманул, обманула, обмануло, обманули, обмани, обманите, обманувший, обманувшая, обманувшее, обманувшие, обманувшего, обманувшей, обманувшего, обманувших, обманувшему, обманувшей,… …   Формы слов

  • обмануть — глаг., св., употр. сравн. часто Морфология: я обману, ты обманешь, он/она/оно обманет, мы обманем, вы обманете, они обманут, обмани, обманите, обманул, обманула, обмануло, обманули, обманувший, обманутый, обманув см. нсв …   Толковый словарь Дмитриева

  • обмануть — Искон. Образовалось по модели глаголов на нуть, ср. оттолкнуть, обернуть и т. п. после замещения суффикса и суффиксом ну из обманить. См. обман, манить …   Этимологический словарь русского языка

  • обмануть — обман уть, ан у, анет …   Русский орфографический словарь

  • Вы же не обманете меня, правда…

    Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
    Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

    Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике

    Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

    Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
    Все это автору следовало бы оставить для других мест.

    Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
    Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
    Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

    Текст не на русском языке
    Вставки на иностранном языке допустимы.

    Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
    Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

    Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте

    Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

    Нарушение в сносках работы

    Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

    Как правильно пишется обманутый? — проверить правописание

    Как правильно писать слово обманутый?

    Если вы хотите узнать, как правильно пишется какое-либо слово, необходимо узнать какой частью речи является это слово. Далее найти правило русского языка. Давайте разбираться.

    Правильно писать:

    «ОБМАНУТЫЙ»

    Другие формы слова

    Здесь мы приводим все формы слова, склонение по падежам (если это возможно с точки зрения правил русского), единственное и множественное число слова обманутый

    Базовая форма слова ОБМАНУТЬ

    Инфинитив:

    обмануть

    Будущее время

    ЛицоЕд. числоМн. число
    1обмануобманем
    2обманешьобманете
    3обманетобманут

    Прошедшее время

    Ед. числоМн. число
    муж.жен.сред.
    обманулобманулаобманулообманули

    Повелит. наклонение

    Ед. числоМн. число
    обманиобманите

    Деепричаcтие

    настоящеепрошедшее
    обманув,
    обманувши

    Причастие — прошедшее время, действительный залог

     Ед. числоМн. число
    Муж. родЖен. родСредний род
    Им.обманувшийобманувшаяобманувшееобманувшие
    Род.обманувшегообманувшейобманувшегообманувших
    Дат.обманувшемуобманувшейобманувшемуобманувшим
    Винит.
    одуш.
    обманувшегообманувшуюобманувшееобманувших
    Винит.
    неодуш.
    обманувшийобманувшуюобманувшееобманувшие
    Тв.обманувшимобманувшей,
    обманувшею
    обманувшимобманувшими
    Пред.обманувшемобманувшейобманувшемобманувших
    Кр. прич.

    Причастие — прошедшее время, страдательный залог

     Ед. числоМн. число
    Муж. родЖен. родСредний род
    Им.обманутыйобманутаяобманутоеобманутые
    Род.обманутогообманутойобманутогообманутых
    Дат.обманутомуобманутойобманутомуобманутым
    Винит.
    одуш.
    обманутогообманутуюобманутоеобманутых
    Винит.
    неодуш.
    обманутыйобманутуюобманутоеобманутые
    Тв.обманутымобманутой,
    обманутою
    обманутымобманутыми
    Пред.обманутомобманутойобманутомобманутых
    Кр. прич.обманутобманутаобманутообмануты

    Употребление слова в цитатах «обманутый»

    Так сказать – последняя месть обманутых надежд.

    Не такая ли участь обманутого мужа ожидает и его на старости лет?

    – Как это? – удивилась обманутая невеста.

    Умереть в роли обманутой невесты?

    – Иногда люди хотят быть обманутыми, – задумчиво отозвалась я.

    Мольер ШКОЛА ЖЁН (1662). Перевод Дмитрия Быкова

    Школа жён
    пьеса

    продолжение, второе действие здесь

    ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

    ЯВЛЕНИЕ I

    Арнольф, Агнеса, Ален, Жоржетта.

    Арнольф
    Итак, вы спасены. В нахала брошен камень.
    Он сможет загасить его преступный пламень.
    Я смог вас оградить. Агнеса, этот хам
    Толкал вас к пропасти, склоняя ко грехам.
    Под внешней красотой все эти прохиндеи
    Скрывают злобный нрав, опасные идеи,
    И жадные клешни, и похотливый глаз,
    Но вас я вроде спас.
    (Алену и Жоржетте.)
    Однако что до вас…

    Жоржетта
    Поверьте, господин, мерзавец этот лживый
    Тут не появится, пока вообще мы живы!

    Ален
    Не говоря о том, что часть его монет
    Была фальшивая: блеск есть, а веса нет!

    Арнольф
    Так ты их брал, злодей? Не мог ты отказаться?!

    Ален
    Брал только для того, чтоб уличить мерзавца!

    Арнольф
    Подлец, неисправим! Пустил за взятку в дом,
    Нарушил мой запрет! Но это все потом.
    Теперь нас ждут дела. Порочной вашей паре
    Урок я после дам. Готовьте ужин, твари,
    Такой, как я учил. Вы помните? Ну вот.
    Потом: там на углу нотариус живет.
    Позвать его сюда для брачного контракта.
    Ты — в кухню, ты — к нему. Вы поняли? Вот так-то!

    ЯВЛЕНИЕ II

    Арнольф, Агнеса.

    Арнольф
    (сидя)
    Агнеса, хватит шить. Сегодня день таков,
    Что можно обойтись без новых колпаков.
    Со всем вниманием внимательно внемлите.
    Вы будете теперь принадлежать к элите.
    Вы будете моей, немедленно, сейчас.
    Я мог жениться сто, а может, двести раз!
    Однако выбрал вас, взойду на ложе с вами!
    Мы вещи назовем своими именами:
    Припомните свой дом и матушку свою.
    Вы были нищая — а я вам всё даю!
    И что б вы делали, спрошу без политеса,
    Когда бы вы меня не встретили, Агнеса?
    Достойный человек вступает с вами в брак,
    А так вы были бы никто и звать никак.
    Поймите же теперь, каков ваш долг, Агнеса.
    Я вправе требовать не только интереса,
    Не только нежности, изменчивой, как дым,
    Но соответствия достоинствам моим!
    Брак — это не игра, и юная супруга
    С утра и до утра должна не знать досуга.
    Достоинство мужчин не только в бороде.
    Заметьте, равенства в природе нет нигде.
    В природе, в обществе, в семье, в самодержавье,
    В пейзаже, наконец, мы зрим неравноправье:
    Перед полковником смиряется солдат,
    Отцу покорен сын, а брату — младший брат,
    Покорен ветру вал, на берег наползая,
    Конь верен седоку, лисе покорен зая,
    Однако все они бывают сражены
    Примером истинно послушливой жены.
    Достойная жена, коль муж сердит на что-то,
    Не смеет глаз поднять и слезы льет без счета;
    Когда же весел муж — достойная жена
    Довольна, радостна, полуобнажена.
    Презренная жена, избрав повадки шлюхи,
    Вдруг лезет с ласками, когда супруг не в духе;
    Достойная жена смиренна и мудра
    И знает с вечера, с какой ноги с утра
    Поднимется супруг, кормилец и опора.
    Агнеса, помните! Нет горшего позора,
    Чем как-то омрачить супружескую честь.
    Тут у меня для вас и руководство есть:
    Не знаю, кто писал свод правил этих строгих,
    Но суть супружества он понял лучше многих —
    Должно быть, повидал развратных молодух!
    Я буду слушать вас, а вы читайте вслух.

    Агнеса
    (читает)

    ПРАВИЛА СУПРУЖЕСТВА,
    или
    Обязанности замужней женщины вместе с ее каждодневными упражнениями

    Первое правило.
    Жена! Не ставь себе в заслугу
    У светской публики успех.
    Супруг берет себе супругу
    Лишь для себя, а не для всех.

    Арнольф
    Я после объясню вам мелкие детали,
    Не стану прерывать, пока не дочитали.

    Агнеса
    (продолжает)
    Второе правило.
    Коль свет одобрит ваше платье
    И украшения к тому ж,
    А муж пошлет ему проклятье, —
    То будет прав не свет, а муж.

    Третье правило.
    Коль хочешь мужу быть любезна,
    Благодари его за гнет,
    Не то тебя поглотит бездна
    И никогда не отрыгнет!

    Четвертое правило.
    Чтоб не случилось обольщенья
    И честь была ограждена,
    Должна будить ты отвращенье
    Во всех, кому ты не жена.

    Пятое правило.
    Чтоб оградить свои хоромы
    От ухажеров всех мастей,
    Жене не след давать приемы
    И просто принимать гостей.

    Шестое правило.
    Одна из очевидных истин —
    Не нужно брать чужих даров.
    Подарок вряд ли бескорыстен,
    А если все же бескорыстен —
    Даритель не совсем здоров.

    Седьмое правило.
    Для женщин грамотность опасна,
    А то еще напишет чушь.
    Коль будет нужно, ей прекрасно
    Любую чушь напишет муж.

    Восьмое правило.
    Бывать опасно там, где трое,
    И там, где двое, — тоже вред.
    Там, где один, — опасней втрое,
    А место самое плохое —
    Где никого по ходу нет.

    Девятое правило.
    И карты женщине опасны!
    Продуться женщине легко.
    Опасны бриджи и пасьянсы,
    И дураки, и преферансы.
    Всего опаснее в очко.

    Десятое правило.
    И на природу ездить дерзко!
    Коль муж не пустит — не перечь.
    В природе пруд зовет раздеться,
    А пышный луг зовет прилечь…

    Одиннадцатое правило…

    Арнольф
    Агнеса, мы потом обсудим это вместе,
    А вы пока одна запомните и взвесьте.
    Чтоб церемонию устроить по уму,
    Мне надо кое-что обдумать одному.

    Агнеса уходит.

    ЯВЛЕНИЕ III

    Арнольф
    (один)
    Да, выбор мой хорош. Чиста ее натура.
    Сказать по совести — она, конечно, дура,
    Но это к лучшему. Пока не развит мозг,
    Легко исправить нрав и душу мять, как воск.
    Конечно, есть и риск: я отлучился малость —
    Моя голубка в сеть чуть было не поймалась;
    Но лучше уж с такой, чем с умною женой.
    От умной хочется сокрыться в мир иной.
    Все эти хитрости! Намеки! Экивоки!
    Насмешки явные и тайные пороки!
    О нет, мне повезло. Теперь я на коне:
    Ум и в мужчине — зло, а в женщине — вдвойне.
    Посмотрим же теперь на этого Ораса,
    Расспросим, как дела идут у ловеласа.
    Пускай расскажет он парижскому дружку,
    Как камень полетел в дурацкую башку!

    ЯВЛЕНИЕ IV

    Орас, Арнольф.

    Орас
    А я как раз от вас, но не застал вас дома.
    Хоть я провинциал, учтивость мне знакома,
    И случай я найду вам нанести визит…

    Арнольф
    Избыток строгости мне вовсе не грозит.
    Я счел вас юношей весьма незаурядным
    И где б ни встретил вас, повсюду буду рад вам.
    Для вас открыт мой дом, а также мой карман,
    И я хочу узнать, насколько ваш роман
    Успел продвинуться с последней нашей встречи.

    Орас
    Да, он продвинулся… однако недалече.
    Ее взаимностью я награжден сполна,
    Однако черт принес ее опекуна.

    Арнольф
    Вот хитрый старикан!

    Орас
    И что всего грустнее —
    Мерзавцу донесли, что я встречался с нею.

    Арнольф
    Вот гнусная душа!

    Орас
    Презренный крокодил!

    Арнольф
    Но как же он узнал?!

    Орас
    Должно быть, он следил.
    А слуги-подлецы, должно быть, доносили:
    Мой с ними договор еще, казалось, в силе,
    Но вот я прихожу испытанным путем —
    А мне они в ответ: «Мы никого не ждем».
    Я: «Как?!» Они: «Вот так!» И перед носом прямо
    Дверь запирается!

    Арнольф
    Мой друг, какая драма!

    Орас
    Я им: «Откройте дверь!» Они: «Подите вон!
    Хозяин не велел!» Хозяин — это он.

    Арнольф
    Так вышибли бы дверь!

    Орас
    Мне не хватает веса.
    Вдобавок у окна является Агнеса —
    Бледна, решительна — не женщина, броня! —
    И камень — вот такой! — швыряется в меня!

    Арнольф
    Что, прямо вот такой?

    Орас
    Ну да, со страшной силой!
    Кто мог предположить такой сюрприз от милой?

    Арнольф
    Вот нрав у бешеной! Такую не гневи.
    Я вынужден признать: вам не везет в любви.

    Орас
    Агнесу опекун заставил, не иначе.

    Арнольф
    Грущу от всей души о вашей неудаче.

    Орас
    Всему причиной он!

    Арнольф
    Планируете месть?

    Орас
    Задумал кое-что; похоже, шансы есть.

    Арнольф
    Желаю преуспеть и провести дебила.
    Она ведь любит вас?

    Орас
    Еще бы не любила!
    Я сразу раскусил, что за ее спиной
    Все тот же опекун с ухмылкою свиной.
    Но рано нам грустить, еще мы не на тризне.
    Недаром говорят: любовь — учитель жизни!
    Неопытна — пускай, невинна — но умна,
    Мне всё, что следует, дала понять она.
    Ах, будь она одна — впустила и без спроса б,
    Однако и при нем нашла отличный способ!
    Порою говорят: любовь дурачит нас.
    Кто склонен думать так, тот не имеет глаз.
    Коль любим мы кого, коль мы кому любезны —
    В себе немедленно мы открываем бездны.
    Любовь — не праздный флирт, а школа для сердец:
    Умней становится глупец, щедрей — скупец,
    Начала кротости она внушает зверю,
    Лентяю — жажду дей…

    Арнольф
    Да верю, верю, верю!
    Любовь из молчуна созиждет болтуна!
    Вы мне поведайте, что сделала она.

    Орас
    Агнеса? Ах, она вдвойне теперь близка мне:
    Письмо секретное таилось в этом камне!

    Арнольф
    Письмо? Секретное? Я удивлен весьма.
    В булыжник не вложить секретного письма.
    Так может действовать британская разведка,
    Но не распутная парижская гризетка.

    Орас
    Мой друг, девичий ум на многое горазд.
    Гризетка иногда разведке фору даст.
    Швырнула — отошла — и полог был задернут,
    А камень у меня, и он в письмо завернут!
    Ну что? По-моему, идея неплоха.
    Посмейтесь же со мной над старцем!

    Арнольф
    Ха-ха-ха.

    Орас
    Да нет, вам не смешно. Я повторю с начала:
    С балкона мне она сурово отвечала —
    Подите, дескать, вон, я больше не приму…
    Но любит все равно — понятно по письму.
    Он там, а мне она — влюбленное посланье!
    Случилось обмануть ревнивого осла мне.
    Ужель вам не смешно? С булыжником само
    Мне в голову летит любовное письмо!

    Арнольф
    (с принужденным смехом)
    Да вот же, я смеюсь.

    Орас
    Я даже вам, пожалуй,
    Прочту ее письмо. Вы друг и добрый малый,
    И кто же, как не вы, оценит этот слог,
    И стиль, и силу чувств, что разбудить я смог?
    И эту простоту, и смелость, и невинность,
    И понимание, что ссоры нам не вынесть?

    Арнольф
    (в сторону)
    Вот тварь развратная! Распущенность без дна!
    Не я ли говорил, что грамотность вредна?!

    Орас
    (читает)
    «Я к вам пишу, чего же боле? Пишу мужчине в первый раз. Мне причиняет много боли ужасный страх обидеть вас. Не посрамите, ради Бога, моей невинной простоты. Хочу сказать вам много, много и даже перейти на «ты». Мне говорят, что вы обманщик, и оскорбляют вас, кляня, но я поверю им не раньше, чем вы обманете меня. О, что вы сделали со мною! Все ваши пылкие слова меня растрогали, не скрою, и думаю, что я права. Я не хочу расстаться с вами, я верю, Бог меня простит, — но, верно, этими словами я предала девичий стыд. Со мною будьте откровенны — ведь я росла вдали от всех, я так неопытна! Геенны достоин был бы этот грех. Ни переписывать, ни править не стану этого письма. Я вас люблю — к чему лукавить? — и вообще схожу с ума».

    Арнольф
    Тварь, тварь, какая тварь!

    Орас
    Что-что?

    Арнольф
    Простите, кашель.

    Орас
    Ну что за девушка! Вы слог встречали краше ль?
    Тут разве только тот, кто безнадежно глух,
    Не сможет увидать высокий, чистый дух!
    А этот опекун, мерзавец, тварь, зараза…

    Арнольф
    Простите, мне пора.

    Орас
    Как?

    Арнольф
    До другого раза.
    Пардон, меня зовут срочнейшие дела.

    Орас
    Но рядом нет души, что мне б совет дала!
    Как мне приникнуть в дом, желательно сегодня?
    Старушка тут была, классическая сводня,
    Она для этих дел уловок знала сто,
    Однако умерла — как будто проклял кто!
    Внезапно, так сказать, почти на ровном месте!
    Вы опытны, умны, признаюсь вам по чести, —
    Так дайте мне совет — задача ведь проста! —
    Как обмануть мне слуг и этого шута?

    Арнольф
    Я верю, юный друг, вы разберетесь сами.

    Орас
    Не обманите же! Я откровенен с вами.

    Уходит.

    Явление V

    Арнольф
    (один)
    О, жженье адское, подобное клейму!
    И как я голову не проломил ему!
    Но эта хороша! Ждал меда, выпил яда.
    Я сильно уязвлен, признаться в этом надо.
    Неблагодарная! И этот мерзкий тон!
    Но как я поражен! Иль я в нее влюблен?
    Да, кажется, влюблен, когда ее измена
    Мне кажется страшней безденежья и плена.
    И что же, всё терпеть? Негодный вертопрах
    Проник ей в душу, в мозг, зажал ее в когтях,
    Она в прельстительной увязла паутине.
    Я покажу и ей, и этому детине,
    Что значит зрелый муж, безжалостный к врагу.
    Я буду действовать так властно, как могу.

    продолжение

    Праздничные тосты (Celebratory toasts) на английском языке с переводом

    😀 😀
    One hundred thousand welcomes! Сто тысяч лет жизни!
    😀 😀
       May our wine brighten the mind    Пусть наше вино просветляет ум
    and strengthen the resolution. и укрепляет решения.
    😀
    😀
       May friendship, like wine,    Пусть дружба растет подобно
    improve as time advances,  вину как времени бег, 
    And may we always have И пусть у нас всегда будет
    old wine, old friends, and старое вино, старые друзья и
    young caress. молодая ласка.
    😀 😀
       Happy birthday to you    Счастливого тебе дня рождения
    And many to be,  И пусть многие еще будут, 
    With friends that are true С настоящими друзьями тебя
    As you are to me. Такими же как и ты для меня!
    😀 😀
       Another candle in your cake?    В твоем торте еще одна свечка?
    Well, that’s no cause to pout,  Ну, это не повод надуться, 
    Be glad that you have Будь рад тому, что у тебя есть
    strength enough  достаточно силы 
    To blow the damn thing out. Задуть проклятую штуковину.
    😀 😀
       I wish you health, I wish    Я желаю вам здоровья, я желаю
    you well, and happiness galore вам ОК, изобилия во счастье
    I wish you luck for you and friends; И удачи с другом вместе;
    what could I wish you more? что можно пожелать еще?
       
    Словарь  
       
    Be warmed   будьте согреты
    road to hell  дорога в ад
    banisters of life   перила жизни
    cheat or drink  обманывать или пить
    cheat death
     обманывать смерть
    unknown  неизвестный
    caress you   ласкают вас
    bless you  благословляют вас
    poor in misfortune  бедный в неудаче
    make enemies  обретать врагов
    rich or poor   богат или беден
    from this day forward  отныне и навеки
    another candle   еще одна свечка
    damn thing   проклятая вещь
    happiness galore  изобилие счастья

    В моде, по-прежнему, естественность — «Местный спрос»

    В прошлом номере мы говорили о том, как ухаживать за кожей зимой. Сегодня наш разговор с врачом-косметологом Еленой Орловой зайдет о макияже, который сделает вас в новогоднюю ночь неотразимой.

    Главное – не переборщить

    Но никакой, даже созданный профессионалами макияж не поможет, если вы будете выглядеть уставшей. Поэтому выспаться и отдохнуть – вот непременные условия вашего успеха. Подготовку к нанесению макияжа нужно начать задолго до застолья: продумать акценты, стоит учесть и некоторые особенности внешности, например, цвет кожи, волос, глаз. При этом нужно учитывать костюм и место, где вы проведете торжество. Если вы останетесь дома, ваш макияж должен быть более сдержанным, для ночного клуба – сочным и контрастным. Главное, не переборщить. Чем больше на лице косметики, тем оно тяжелее. Не нужно наносить на лицо маску, по-прежнему, в моде естественность, натуральность и прозрачность. Накладывать макияж лучше у окна, но ни в коем случае не при ярком свете дневных ламп.

    Обманите природу

    Разгладить кожу лица и отделаться, хотя бы на этот новогодний вечер, от мимических морщин, можно с помощью маски с каллогеном и эластином. Так вы временно обманете природу. Маску стоит наносить за 2-3 часа до торжества. Перед нанесением макияжа протрите лицо тоником или умойтесь холодной водой. Только после этого можно начинать наносить основу. Чтобы скрыть дефекты: темные круги под глазами, угри, покраснение – используйте корректирующие карандаши, кремы. Тональный крем должен быть незаметным на лице, естественным и прозрачным, придавать коже матовый оттенок, делать ее гладкой и ровной. Матовый оттенок коже придает и пудра. Пудру лучше накладывать на увлажняющий крем (зимой уменьшить его количество). Через 15 минут после нанесения тонального крема или пудры удалите излишки. Румяна наносятся на скулы круговыми движениями, а чтобы скулы не слишком выделялись, чуть-чуть подкрасьте подбородок.

    Расставляем акценты

    Итак, прежде чем приступить к нанесению макияжа, вы должны решить, на чем сделать акцент: на глазах или губах. Вы хотите обратить внимание на зеркало вашей души – глаза, тогда именно им нужно уделить больше времени. Неплохо при этом учесть цвет вашего наряда. Кстати, в моде серебристые, светлые оттенки различных тонов. Не в чести яркие – зеленые или синие. При окрашивании ресниц не обязательно по три раза проводить по ним кисточкой туши. Достаточно и одного: просто нужно помочь ресницам стать на место – аккуратно расчесать кончики в направлении их роста. Если вы хотите «раскрыть» глаза, то в середине верхнего века наносится более темный оттенок, по краям светлые тени. При близко поставленных глазах следует нанести светлый оттенок с внутреннего уголка глаза и до половины верхнего века. В этом случае тени должны использоваться одного цвета, но разных тонов. При углубленных глазах надо избегать темных тонов на верхнем веке. При выпуклых глазах можно использовать темные тона. Стрелки вокруг глаз не в моде, хотя они отлично выделяют глаза. Но можно окрасить карандашом внутреннюю сторону века у корней ресниц.

    Не котируются сегодня и брови ниточкой, в фаворе – натуральная форма бровей. Очень осторожной нужно быть при выборе цвета для окрашивания бровей. Не забывайте, черно-смоляные брови старят лицо, делают его грубым. Если же вы хотите их подкрасить, не нужно проводить линию, сделайте несколько штрихов коричневым или графитовым карандашом по росту волос. Чтобы выделить губы, используйте обводку. При этом ее наносите не единой линией, а штрихами. Чтобы сделать губы более пухлыми, наносите обводку на миллиметр дальше контура губ. Красить губы можно как помадой, так и блеском или одновременно нанося блеск на помаду. Наносятся они с середины к уголкам.

    От 29 Декабря 2007 года Анна ЧИСТЯКОВА

    Вы не обманите эмпата, потому что он знает правду

    Он видит все по вашим глазам. Не тратьте время и силы на то, чтобы придумать правдоподобную ложь.

    Интересный факт: люди, способные точно определять эмоции и чувства окружающих (и сочувствовать им) являются своего рода детекторами лжи.

    При помощи своих уникальных способностей они способны точно определить, говорите ли вы правду или нет.

    Эмпаты способны чувствовать эмоции окружающих людей, определять общее эмоциональное состояние человека, с которым они общаются в данный момент, и сопереживать ему. Эта способность помогает им поднять их межличностный интеллект на новый уровень.

    Однако развитый межличностный интеллект нередко приводит эмпата в смятение. Окружающие нас люди, включая самых близких и родных, нередко скрывают свои настоящие чувства эмоции, намерения и мотивы. Эмпат же способен безошибочно их определить. Он видит все то, что человек пытается скрыть за маской радости (безразличия и пр.). Он надеется, что с ним будут откровенными, но этого не происходит.

    Если вы хотите выстроить близкие взаимоотношения с эмпатом, лучше всегда быть честными с ним. Эти люди нутром чувствуют ложь.

    Вот почему эмпаты являются отличными детекторами лжи:

    1. Они чувствуют, когда человек что-то скрывает.

    Сильные эмоции, например, ревность, скрыть невозможно. Даже если вы будете постоянно улыбаться и пытаться изобразить счастье, вам не удастся обмануть эмпата. Он нутром чует, когда от него что-то скрывают. Вы можете обмануть кого угодно, но только не эмпата.

    2. Они знают, что у вас совсем не все так хорошо, как вы говорите.

    Если у вас что-то не так, настоящий эмпат почувствует это. Он не поверит, что у вас все в порядке, даже если вы скажете ему об этом тысячу раз.

    Эмпаты хотят, чтобы люди, с которыми они общаются, были с ними максимально откровенными. Если вы кому-то и можете полностью довериться, то это – эмпату.

    3. Они слышат даже то, чего вы не говорите.

    Это действительно так. Эмпат замечает малейшие перемены в вашем голосе, его тоне и тембре.

    Помимо всего прочего, такой человек знает, что и тишина может многое значить. Эмпат знает, о чем говорит ваше молчание.

    4. Они замечают, когда вы не позволяете себе быть собой.

    Личность каждого из нас уникальна. Мы все не похожи друг на друга. Некоторые люди боятся быть такими, какие они есть. Вы тоже относитесь к этой категории людей? Эмпат непременно это поймет.

    Тонко чувствующий человек способен увидеть то, чего не можете увидеть вы. Например, насколько прекрасна ваша истинная личность. Общаясь с эмпатом, позвольте себе собой. Поверьте, вы не пожалеете об этом.

    5. Они мгновенно распознают негативных личностей.

    Негативные люди жить не могут без драмы и хаоса. Они собственноручно привносят эти вещи в жизнь окружающих их людей и извлекают из этого пользу для себя.

    Истинный эмпат способен мгновенно распознать человека, пытающегося привнести негатив в его жизнь. Он установит определенные правила в общении с таким человеком и постарается держаться от него как можно дальше.

    6. Они видят все, что отражается в ваших глазах.

    Эмпат видит вас насквозь. Именно поэтому вам стоит всегда быть на 100% честным с таким человеком. Будьте прямолинейными и открытыми.

    Если вам больно, и вы страдаете, эмпат увидит это. Если вам сейчас очень тяжело, он поймет и это. Эмпаты способны увидеть все это в ваших глазах. Всего лишь один взгляд, и они уже поймут, что вы чувствуете.

    Вам не нужно лгать эмпату. Это одни из самых заботливых и отзывчивых людей на этой планете. Если кто-то и способен действительно понимать и сопереживать, это они. Такие люди никогда не осудят вас.

    Не тратьте ваше время и силы на то, чтобы придумать правдоподобную ложь. Эмпат уже знает всю правду.

    Перевод статьи — Mind Detectives: You Can’t Lie To An Empath Because They Already Know The Truth  via Клубер

    .

    published on novostiifakty.ru according to the materials cluber.com.ua

    Запись Вы не обманите эмпата, потому что он знает правду взята с сайта Новости и факты.

    Мой мир

    Facebook

    Вконтакте

    Twitter

    Одноклассники

    Определение для изучающих английский язык из Словаря учащихся Merriam-Webster

    обманывать / dɪˈsiːv / глагол

    обманывает; обманутый; обман

    обманывает; обманутый; обман

    Определение DECEIVE для учащихся

    : заставить (кого-то) поверить в то, что неправда

    [+ объект]

    • Ее родители наказали ее за попытку обмануть их .

    • Стена не выглядит реальной — она не обманет [= дурак ] ребенка.

    • Его обвинили в обмане клиента о состоянии автомобиля.

    • Люди, которые думают, что могут есть все, что хотят, не причиняя вреда своему здоровью, обманывают самих себя.

    • Если мои глаза не обманывают меня [= если я не ошибаюсь насчет того, что я вижу], в комнате нет детей.

    • Бесполезно обманываться, чтобы думать [= бесполезно, если мы притворимся], что все будет хорошо.

    [нет объекта]

    — обманщик

    имя существительное, множественное число обманщики [считать]

    — обман

    прилагательное [более обманчивый; самый обманчивый]

    — обманчиво

    / dɪˈsiːvɪŋli / наречие

    Как истории обманывают | The New Yorker

    Днем 10 октября 2013 года, в необычно холодный день, улицы в центре Дублина были заполнены туристами и людьми, рано уходящими с работы.Среди них выделялась одна молодая женщина. Она выглядела ошеломленной и огорченной, когда бродила по О’Коннелл-стрит, робко оглядываясь по сторонам, с кажущимся беспомощным ужасом в глазах. Она остановилась перед почтовым отделением или, как говорят местные жители, G.P.O. Стоя между толстыми колоннами, она выглядела еще более несчастной. На ней была фиолетовая толстовка с капюшоном под серым шерстяным свитером; узкие джинсы темного цвета; и плоские черные туфли. Ее лицо было бледным. Она дрожала. Прохожий, ошеломленный ее внешним видом, спросил, не нужна ли ей помощь.Она молча посмотрела на него, словно не совсем понимая сути вопроса. Кто-то вызвал полицию. На звонок ответил офицер гарды со станции Store Street. Он отвез ее в больницу. Казалось, это лучший выход.

    Молодая женщина обманула правительства трех стран. Что ее афоризм говорит о том, как мы видим мир? Иллюстрация Бойуна Кима

    Она была подростком — четырнадцать или пятнадцать, самое большее. При росте пять футов шесть дюймов она весила чуть больше восьмидесяти восьми фунтов. Ее длинные светлые волосы закрывали колючую растрепанную спину.После того, как она заговорила несколько дней спустя, стало ясно, что она владеет английским только на элементарном уровне — этого недостаточно, чтобы сказать, кто она такая и почему так выглядела. Но девочка умела рисовать. И то, что она рисовала, заставило ее новых стражей затаить дыхание. Один подавил вздох. Один разразился слезами. Вот она, маленькая фигурка, похожая на палку, которую на самолете улетали в Ирландию. И вот она снова лежала на кровати в окружении множества мужчин. Она казалась жертвой торговли людьми — одной из тех счастливчиков, которым каким-то образом удалось сбежать.

    Три недели спустя девочка все еще молчала — или, по крайней мере, ничего из того, что она сказала, не имело особого смысла. Государство бросало все, что могло, чтобы получить ее помощь. Кем она была? Откуда она? В начале ноября ирландские власти потратили более двух тысяч человеко-часов на сто пятнадцать возможных направлений расследования. Запросы от двери до двери. Обзоры видеозаписей с камер видеонаблюдения. Списки пропавших без вести. Посещение аэропортов, морских портов, вокзалов. Бронирование гостевых домов. Кто-нибудь не появился или не вернулся? Это стоило немалых денег — двести пятьдесят тысяч евро, — но каждый цент того стоил, если он приближал их к тому, чтобы помочь ребенку вернуть потерянный дом и ее хрупкое здравомыслие.Расследование получило название Operation Shepherd. В конце концов, полиция придумала и систематически проверила более пятнадцати возможных личностей обвиняемых. Все кончилось.

    5 ноября Garda Síochána получила право на необычный шаг. Это будет способствовать публичному распространению изображения девушки. (Сама фотография была сделана тайком; она отказалась фотографироваться и уклонялась от кого-либо в чем-либо, напоминающем официальную форму.) Девушка была не только несовершеннолетней, но и находилась в крайне уязвимом состоянии; решение было беспрецедентным.Но больше ничего не работало. Когда фотография ребенка транслировалась по телевидению и печаталась в газетах, ирландская национальная полиция рассказала миру все, что они знали о подростке. «У нее ограниченный английский. На данный момент мы не можем определить ее национальность », — сказал сержант. И все, что кто-нибудь знает, будет очень кстати. «Любая информация жизненно важна для расследования и благополучия ребенка», — умоляла полиция. «Любая переданная нам информация, конечно же, будет рассматриваться со строжайшей конфиденциальностью.Временный опекун девушки Орла Райан соглашается: «Я очень обеспокоен благополучием этого молодого человека. То, что мы знаем о ней, в настоящее время ограничено. В интересах ребенка быть идентифицированным, и я полностью поддерживаю An Garda Síochána в их продолжающемся расследовании «. Безумие в СМИ началось сразу по сигналу. Это был такой странный случай, и у каждого была своя теория. Подростка быстро окрестили «G.P.O. Девушка », потому что она появилась впервые.

    Десять часов спустя в гарду позвонили.

    Саманта Линделл Аззопарди родилась в 1988 году в семье среднего класса Брюса Аззопарди и Джоан Мари Кэмпбелл. Сэмми своим друзьям, она выросла со своей матерью и братом Грегори в Кэмпбеллтауне, Новый Южный Уэльс, недалеко от Сиднея, Австралия. Со дня учебы в средней школе Маунт-Аннан до работы официантом в Pancakes on the Rocks, гостеприимном ресторане Кэмпбеллтауна, ее считали, как выразился ее бывший босс, «милой девушкой», у которой «проблемы». В конце лета 2013 года Сэмми решила навестить бывшего матери Джо Бреннана в Клонмеле, небольшом городке примерно в ста семидесяти пяти километрах к юго-востоку от Дублина, на берегу реки Шур.Это было немного, но это был самый большой город в графстве Типперэри. Три недели она бездельничала, наслаждаясь летним отдыхом вдали от всего этого. Затем она внезапно ушла. Насколько он мог судить, Джо не сделал ничего, чтобы спровоцировать ее, но, опять же, Сэмми всегда был склонен к беспорядочным поступкам. Он не волновался. Она все время дергала за такие штуки, и он просто предполагал, что она вернулась домой, не сказав ему.

    Это стало неожиданностью, когда он увидел новости тем ноябрьским днем.Эта фотография. Бедная, потерянная девушка. Ужасающая история торговли людьми. Это был Сэмми. Бреннан поднял трубку, чтобы позвонить в полицию.

    С помощью подсказки Бреннана история G.P.O. девушка начала распутываться. Гарда позвонила в Интерпол и обнаружила, что Аззопарди, которому было двадцать пять лет, а не пятнадцать, имел более сорока псевдонимов: Эмили Пит, Линдси Кафлин, Дакота Джонсон, Джорджия Маколифф, Эмили-Эллен Шихан, Эмили Скиберас. Ее криминальная история началась еще в подростковом возрасте.Ей противостояла полиция. Она не говорила. По мере поступления новых доказательств она начала общаться с помощью коротких записок — на английском языке. Но ее упорный отказ от уловки полностью вызвал вторую психологическую оценку. Девушка могла быть не той, о которой говорила, но мысленно она не казалась такой уж полной. Тем не менее, последующая профессиональная оценка дала ей четкий отчет о психическом здоровье. Получив разрешение на поездку, Сэмми была возвращена в Австралию, ее родную страну, с твердым запретом на поездки в Ирландию.Официально ей никогда не предъявлялось обвинение в преступлении, но порицание было суровым. Ее обман, как сказал ирландский судья Джордж Бирмингем, стал «шоком для всех и неожиданностью».

    Как это случилось? Аззопарди инстинктивно знал, как довести эмоции до такой степени, когда все остальное не имело значения. Ее фотографии рассказывали историю — разрушительную историю, о которой ни один здравомыслящий человек никогда не станет лгать. Кто составляет историю торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации? Каким человеком нужно быть?

    Рассказывание историй — старейший из существующих видов развлечений.От костров и пиктограмм — наскальным рисункам в пещере Ласко может быть около двадцати тысяч лет — до племенных песен и эпических баллад, передаваемых из поколения в поколение, это один из самых фундаментальных способов осмысления мира людьми. Независимо от того, насколько меняются форматы повествования, само повествование никогда не устаревает.

    Истории объединяют нас. Мы можем поговорить о них и привязаться к ним. Это общие знания, общие легенды и общая история; часто они формируют наше общее будущее.Истории настолько естественны, что мы не замечаем, насколько они пронизывают нашу жизнь. И истории на нашей стороне: они предназначены для того, чтобы радовать нас, а не обманывать нас — это вездесущая форма развлечения.

    Именно поэтому они могут быть таким мощным инструментом обмана. Когда мы погружаемся в историю, мы теряем бдительность. Мы фокусируемся так, как если бы кто-то просто пытался поймать нас случайной фразой, картинкой или взаимодействием. («У него есть секрет» — гораздо более интригующее предположение, чем «У него есть велосипед.В моменты полного погружения внимания мы можем поглощать вещи, незаметные для глаз, которые обычно проходят мимо нас или приводят в состояние повышенной готовности. Позже мы можем обнаружить, что думаем, что какая-то идея или концепция исходит из наших блестящих плодородных умов, тогда как на самом деле она была заложена там историей, которую мы только что услышали или прочитали.

    В своей книге «Актуальные умы, возможные миры» Джером Брунер, центральная фигура когнитивной революции в психологии, предполагает, что мы можем формировать опыт двумя способами: пропозициональным и нарративным.Пропозициональное мышление основано на логике и формальности. Повествовательная мысль — обратное. Он конкретный, образный, убедительный и эмоциональный. И это сильно.

    На самом деле, утверждает Брунер, нарративное мышление отвечает за гораздо большее, чем его логический, систематический аналог. Это основа мифа и истории, ритуала и социальных отношений. Философ Карл Поппер «предположил, что опровержимость является краеугольным камнем научного метода», — сказал Брунер Американской психологической ассоциации на их ежегодном собрании в Торонто летом 1984 года.«Но правдоподобность — отличительная черта хорошо сформированного повествования». Даже ученые строят рассказы. Нет научного метода без повествовательной нити, объединяющей все предприятие. Истории делают вещи более правдоподобными, убедительными и более привлекательными. Правильно или ошибочно, но стоит выделить исследовательское предложение с убедительным повествованием. Как однажды признался Брунеру экономист Роберт Хайльбронер: «Когда экономическая теория не работает легко, мы начинаем рассказывать истории о японском импорте.«Когда факт правдоподобен, нам все равно нужно его проверить. Когда история правдоподобна, мы часто предполагаем, что она правдива.

    Каким человеком нужно быть, чтобы составить историю торговли людьми с целью сексуальной эксплуатации? Во-первых, вам нужно глубоко понять, как работает человеческая психология — вы должны понимать, что эта история, в отличие от любой другой, ускользнет от изучения, даже если факты, которые ее оправдывают, немногочисленны. Жертвы в правильном свете не заслуживают упрека. Никто не подвергает сомнению беглеца от торговли людьми.Я могу отказать в деньгах человеку, который скажет, что у него сломалась машина; Я мог бы расспросить его, попросить показать его остановившуюся машину или предложить подвезти его на заправку. Но вряд ли я откажусь, если мужчина скажет, что пытается добраться до больного ребенка. Я могу отбросить вашу жесткую логику, но не то, что вы чувствуете. Дайте мне список причин, и я могу с этим поспорить. Дайте мне хорошую историю, и я больше не смогу понять, что должно вызвать тревогу у меня. Когда психологи Мелани Грин и Тимоти Брок решили проверить убедительность повествования, они обнаружили, что чем больше история переносит нас в свой мир, тем больше мы верим в нее, даже если некоторые детали не совсем совпадают.Личное повествование намного убедительнее, чем любая другая форма обращения. А если история вызывает особенно сильные эмоции — как замечательно! Как ужасно! Не могу поверить, что с ней случилось! — ее правдивость возрастает.

    Чем ярче история, тем успешнее она становится. Эмоции на высоте, сопереживание вовлечено, мы готовы помочь. Возможно, Аззопарди лгала, но это не все, что она делала. Она также давала людям возможность сиять в гуманитарном свете, который, как они всегда подозревали, лежал внутри них.

    В 2010 году Дакота Джонсон появилась в Брисбене. Она рассказала полиции, что ей четырнадцать, что она сбежала от сексуального насилия родственника и что ей отчаянно нужна помощь. Она ехала в Австралию со своим европейским дядей, и по пути на острове Лорд-Хау их пути разошлись — было неясно, бросил ли он ее или она сбежала. Что бы ни случилось, было травмирующим. Система поддержки Брисбена дала ей кров и пищу. Она сказала своей группе поддержки, что не хочет ничего, кроме как вернуться в школу и закончить образование, как и любой нормальный подросток.

    У Джонсон было очень мало с собой — она ​​ушла в спешке и взяла все, что могла. Всего несколько вещей: немного одежды, ноутбук. Пришло рекомендательное письмо от Le Rosey, шикарной швейцарской частной школы с обширным кампусом на берегу Женевского озера. Была квитанция из банка острова Лорд-Хау. И еще был розовый дневник, в котором содержался яркий и жестокий отчет о сексуальном насилии со стороны близкого родственника. Дальше было нечего. Но власти хотели дать ей шанс на нормальную жизнь.На следующий семестр ее приняли в местную среднюю школу. Однако полиция сочла, что делается недостаточно. Они хотели узнать больше о Дакоте, чтобы увидеть, как они могут ей помочь. Обеспокоенные ее благополучием — если она подверглась насилию, возможно, есть вещи, которыми ей было неудобно делиться, — они обыскали ее компьютер, пока ее не было. Улыбающаяся Дакота со своей семьей стояла на мосту Харбор-Бридж в Сиднее. На фотографии была дата, и эта дата была ключом к разгадке. Местная полиция связалась с туристической компанией, которая занимается организацией туров по мосту, и попросила показать записи участников.Вскоре они нашли себе пару: двадцатидвухлетнюю Саманту Аззопарди. Ей совсем не было четырнадцати. Письмо Ле Рози: сфабриковано на ее ноутбуке. Банковская квитанция: очередная фальшивая подделка. Дакота Джонсон, конечно же, была псевдонимом, основанным на актрисе, которая впоследствии сыграет главную роль в фильме «Пятьдесят оттенков серого».

    Когда полиция копнула глубже, они обнаружили, что Аззопарди уже разыскивалась за мошенничество в Квинсленде, где она пыталась использовать поддельную карту Medicare для получения услуг в Рокхэмптоне, небольшом прибрежном городке.Магистратский суд Брисбена предъявил Аззопарди обвинение по двум пунктам обвинения в ложном представлении информации, по одному пункту обвинения в подделке документов и по одному пункту обвинения в нарушении указаний. Она была признана виновной. Приговор был мягким: штраф в пятьсот долларов. В следующем месяце Сэмми снова был осужден по четырем пунктам обвинения в ложном представлении: еще одна личность, еще одна попытка мошенничества из сочувствия. Опять же, плата составила пятьсот долларов. А затем, на несколько месяцев, она пропала из поля зрения юридических лиц.

    Мошенничество Аззопарди опиралось на причуду человеческой натуры: когда мы увлекаемся мощным повествованием, наш разум часто теряется. Пол Зак, нейроэкономист из Клермонтского университета и директор его Центра нейроэкономических исследований, изучает силу истории в нашем повседневном взаимодействии с друзьями, незнакомцами, книгами, телевидением и другими средствами массовой информации. Неоднократно он обнаруживал, что ничто не делает нас эмоционально и поведенчески восприимчивыми, как поток повествования.

    В одном исследовании Зак и его коллеги попросили людей посмотреть видео, в котором отец рассказывает о своем ребенке. «Бен умирает», — говорит отец в камеру, когда она показывает беззаботного двухлетнего мальчика на заднем плане. Далее он говорит, что у Бена опухоль мозга, которая в считанные месяцы положит конец его жизни. Отец говорит, что он решил оставаться сильным ради своей семьи, какими бы болезненными ни были предстоящие недели. Камера становится черным. Просмотр фильма побудил около половины зрителей пожертвовать деньги в благотворительную организацию по борьбе с раком.

    Обман против обмана — в чем разница?

    Английский

    Альтернативные формы

    * ( устаревшее )

    Существительное

    ( en имя существительное )
  • Действие или практика с целью обмана; уловка
  • Весь разговор был просто обманом .
  • Акт обмана
  • * {{цитата, год = 1998, автор = Майк Диксон-Кеннеди, title = Энциклопедия греко-римской мифологии, page = 125, pageurl = http: // books.google.com/books?id=2U7okUE3PIcC&pg=PA125
  • , пассаж = По возвращении он убил Эрифил за ее тщеславие и обман его и его отца. }}
  • (бесчисленное множество) Состояние лжи или обмана
  • * {{цитата, год = 1611, название = Библия короля Иакова, глава = Псалтирь 10: 7
  • , пассаж = Его уста полны проклятий и обмана и мошенничества: под его языком — озорство и тщеславие.}}
  • (юридический) деликт или мошенническое представление существенного факта, сделанное со знанием его ложности, или по неосторожности, или без разумных оснований для веры в его истинность и с намерением заставить полагаться на него; истец обоснованно полагается на обман, причиняющий ему вред.
  • Синонимы
    * ( действие или поведение с целью обмана ) обман, мошенничество * ( акт обмана ) обман, обман * ( состояние обмана ) коварство, обман, лживость, лицемерие, мошенничество, обман * Смотрите также

    Производные термины
    * лживый

    Английский

    Альтернативные формы

    * ( устаревшее )

    Глагол

    ( обман )
  • Чтобы обмануть или ввести в заблуждение.
  • * {{quote-news
  • , год = 2012 , date = 26 апреля , автор = Таша Робинсон , title = Фильм: Рецензии: Пираты! Группа неудачников: , work = Луковый AV-клуб цитирование , страница = , пассаж = Жажденный славы и одобрения коллекционера редких животных королевы Виктории (Имельда Стонтон), Дарвин обманывает капитана и его команду, полагая, что они могут получить достаточно добычи, чтобы выиграть пиратское соревнование, выставив Полли на научную ярмарку. Итак, пираты отправляются в Лондон в веселом, слепом неповиновении Королеве, вспыльчивой интриганке, на королевском гербе которой написано просто: «Я ненавижу пиратов.”}}

    Синонимы
    * Смотрите также

    Связанные термины
    * обман * обманчивый * обман

    Внешние ссылки
    * *

    Как обмануть других правдивыми заявлениями (это называется «поддразнивание», и это рискованно)

    Дина Гердеман

    Руководители предприятий регулярно используют хитрые приемы, чтобы заключить более выгодную сделку во время переговоров, часто делая заявления, которые технически верны, но намеренно искажены, чтобы ввести в заблуждение другую сторону.

    Это особая форма обмана, называемая фальсификацией: активное использование правдивых заявлений, чтобы повлиять на убеждения жертвы путем создания ложного или искаженного впечатления. Но колеблются не только бизнесмены. Дональд Трамп сделал это. Хиллари (и Билл) Клинтон тоже. Скорее всего, вы обманули.

    Новое исследование показывает, что многие люди, которые шутят, не видят в этом ничего плохого, тогда как получатели чувствуют себя обманутыми. Согласно новому докладу «Искусное поддразнивание: риски и Награды за использование правдивых заявлений для введения других в заблуждение.«

    «Интересно увидеть разницу между человеком, который обманывает, и человеком, которого обманывают», — говорит соавтор статьи Франческа Джино, профессор делового администрирования семьи Тандон в отделе переговоров, организаций и рынков Гарвардской школы бизнеса. «Люди, кажется, используют эту стратегию, потому что в их сознании они говорят правду, поэтому они думают, что они честны. Но обманываемые люди думают, что ведут себя так же нечестно, как будто они прямо лгут им в лицо.”

    Статья, которая будет опубликована в журнале Journal of Personality and Social Psychology , написана в соавторстве с Майклом И. Нортоном из Гарвардской школы бизнеса, профессором делового администрирования Гарольда М. Брайерли; Тодд Роджерс, доцент кафедры государственной политики Гарвардской школы Кеннеди, и Ричард Зекхаузер, профессор политической экономии Фрэнка П. Рэмси; и Морис Э. Швейцер из Wharton School, профессор операций, информации и решений Сесилии Йен Ку.

    Различные формы обмана.

    На самом деле, ложь — обычное дело.

    Предыдущее исследование показало, что в среднем люди говорят одну или две лжи в день — часто партнерам, членам семьи, друзьям и коллегам по работе — многие из них представляют собой небольшую ложь, которая считается безобидной.

    Другая ложь более серьезна и может привести к тяжелым последствиям. В случае переговоров, которые зависят от информации, обман может существенно изменить результат.

    Paltering отличается от двух других методов обмана:

    • Комиссионная ложь влечет за собой активное использование ложных утверждений, таких как утверждение о неисправной трансмиссии автомобиля.

    • Ложь по бездействию включает в себя утаивание соответствующей информации — например, отказ упомянуть какую-либо информацию о неисправной передаче.

    Исследователи провели два пилотных исследования и шесть экспериментов, чтобы изучить три тактики обмана в различных контекстах, включая личные переговоры и онлайн-переговоры.

    В одном исследовании участников попросили представить такой сценарий: за последние 10 лет ваши продажи постоянно росли, но в следующем году вы ожидаете, что продажи останутся неизменными. Если ваш коллега спросит вас: «Каковы, по вашему мнению, будут продажи в следующем году?» ответ будет разным в зависимости от вида обмана:

    • Если вы обманываете комиссию, вы можете ответить: «Я ожидаю, что в следующем году продажи вырастут». В этом случае вы активно вводите своего собеседника в заблуждение ложной информацией.

    • Если вы вводите в заблуждение пассивным упущением, вы можете промолчать, если ваш партнер скажет: «Поскольку продажи выросли за последние 10 лет, я ожидаю, что они вырастут в следующем году». Вы активно не исправляете это ложное убеждение.

    • Если вас вводят в заблуждение, вы можете сказать: «Ну, как вы знаете, за последние 10 лет наши продажи стабильно росли». Этот ответ технически верен, но он не подчеркивает ваши ожидания относительно того, что продажи в предстоящий год останутся неизменными, и вы знаете, что это может создать ложное впечатление у вашего партнера о том, что продажи будут расти.

    После того, как им были даны эти определения, большинство участников смогли правильно распределить ответы по категориям, что показывает, что люди могут различать баловство, ложь по поручению и ложь по бездействию.

    Дыхание — обычное дело.

    Опытные переговорщики сообщают, что они прибегают к обману так же часто, как лгут по бездействию, и чаще, чем по поручению. (См .: Спекуляция в действии)

    Фактически, в одном из пилотных исследований с участием 184 бизнес-менеджеров среднего и высшего звена, прошедших курс HBS Executive Education, все из которых ведут переговоры в рамках своей коммерческой деятельности в различных отраслях, 52 процента ответили, что они притворяются. в некоторых или в большинстве своих переговоров, тогда как меньшее число, 21 процент, заявили, что они лгали по поручению.

    Возможно, они чаще балуются, потому что от этого они не так плохо себя чувствуют, как откровенная ложь. Исследователи обнаружили, что участники переговоров считают подлог более приемлемым с этической точки зрения, чем ложь по поручению и ложь по бездействию.

    Людям, которые лгут по поручению, сложно в уме оправдать такое поведение, потому что они осознают, что давали откровенно ложные утверждения. Тем не менее, многие руководители, которые шутят, уверяют себя, что не делают ничего плохого. Они считают, что поступают так, потому что склонны сосредотачиваться на правдивости своих заявлений, часто думая: «Я сказал правду.В некоторых случаях они могут даже переложить ответственность за вводящее в заблуждение впечатление на цель, полагая, что цель должна была обратить более пристальное внимание на то, что именно они говорили.

    Почему они вообще балуются? Все просто: большинство менеджеров, участвовавших в исследовании, — 88% из них — заявили, что они балуются, пытаясь заключить более выгодную сделку.

    «Когда люди шутят, они не отвечают на вопросы, которые им задают», — говорит Джино. «Во многих переговорах существует соблазн обмануть, чтобы заключить более выгодную сделку, или, по крайней мере, это то, во что люди склонны верить, особенно в ситуациях, когда они заявляют о своей ценности.”

    И вот еще одна причина, по которой может быть популярным фальсификация: это работает. Обманщика может быть довольно сложно обнаружить, поэтому переговорщикам часто удается обманывать других, чтобы получить большую долю прибыли.

    Риски искажения.

    Но исследователи в ходе своих экспериментов обнаружили, что риски, связанные с обманом, огромны: если обман обнаружен, переговоры часто заходят в тупик — и, что еще хуже, переговорщики, которые балуются, могут нанести серьезный вред своей репутации, что может навсегда разорвать отношения.

    Причина в том, что цели, которые обманывают, чувствуют себя введенными в заблуждение и считают эту практику столь же неэтичной, как и ложь по поручению. Участники заявили, что в обоих случаях у них меньше шансов снова вести переговоры с людьми, которые обманывали их таким образом.

    «Переговорщикам трудно понять, что мир действительно мал», — говорит Джино. «Когда мы используем обман в переговорах, часто другая сторона узнает об этом. В таком случае репутация может быть подорвана до такой степени, что вы вряд ли будете вести переговоры с одним и тем же человеком.Мы настолько сосредоточены на краткосрочной перспективе, что недостаточно обдумываем ее ».

    Еще хуже, когда человеку задают прямые вопросы и он предпочитает баловаться, в отличие от спонтанного баловства. «По крайней мере, в некоторых случаях обманывать цели в ответ на прямой вопрос более неэтично, чем обманывать цели заблаговременно», — пишут исследователи. говорит.

    Во время упражнений по ведению переговоров на занятиях MBA Джино воочию убедилась в том, какой ущерб может нанести фальсификация.

    «В классе у нас есть увлекательные дискуссии.Люди говорят человеку, которого обманывают: «Нет, я не лгал». По правде говоря, они не лгали. Но они также произвели неправильное впечатление », — говорит она. «А у обманутых людей резкая реакция. Они кодируют людей как лжецов и держат в себе злость на весь семестр. Ложь вызывает очень сильные чувства, которые влияют на то, как люди будут взаимодействовать друг с другом в будущем ».

    Джино надеется, что исследование станет уроком, который руководители / менеджеры примут близко к сердцу: во время переговоров остерегайтесь искажать правду.

    «Во время переговоров мы слишком сосредоточены на своей стороне бизнеса», — говорит она. «Переговорщики должны понимать, что, даже если они сосредоточены на правдивых заявлениях, другая сторона может рассматривать то, что они делают, как совершенно иное, что действительно повредит отношениям в будущем. Люди должны более полно осознавать последствия своих стратегий ведения переговоров ».

    Временной взгляд на издержки и выгоды самообмана

    Реферат

    Исследователи задокументировали множество случаев, когда люди рационализируют свои достойные сожаления действия.Четыре эксперимента исследуют ситуации, в которых люди выходят за рамки простого объяснения своего неправомерного поведения к активному самообману. Мы обнаружили, что те, кто использует возможности обмана на тестах, склонны к самообману, считая, что их повышенная успеваемость является признаком интеллекта. Однако это краткосрочное психологическое преимущество самообмана может повлечь за собой долгосрочные издержки: прогнозируя будущие результаты, участники ожидают, что будут работать одинаково хорошо — недостаток осведомленности, который сохраняется даже тогда, когда эти завышенные ожидания оказываются дорогостоящими.Мы показываем, что, хотя люди ожидают обмана, они не предвидят самообмана, и что факторы, усиливающие преимущества обмана, усиливают самообман. В более широком смысле, результаты этих экспериментов свидетельствуют о том, что дебаты об относительных издержках и преимуществах самообмана основываются на принятии временного представления, которое оценивает совокупное влияние самообмана с течением времени.

    Люди часто рационализируют свое сомнительное поведение, пытаясь сохранить позитивный взгляд на себя.Мы показываем, что помимо просто скрытых под психологическим покровом проступков, люди могут использовать положительные результаты негативного поведения для улучшения своего мнения о себе — ошибка, которая может дорого обойтись в долгосрочной перспективе. Мы фиксируем эту форму самообмана в серии лабораторных экспериментов, в которых мы даем некоторым людям возможность хорошо выполнить начальный тест, предоставляя им доступ к ответам. Затем мы проверяем, правильно ли участники приписывают свои завышенные баллы тому, что они видели ответы, или они обманывают себя, полагая, что их высокие баллы отражают вновь обретенный интеллект, и, следовательно, ожидают аналогичных успехов в будущих тестах без ключа ответа.

    Предыдущие теоретики моделировали самообман на основе межличностного обмана, предполагая, что самообман — одна часть «я» обманывает другую часть «я» — эволюционировала в целях обмана других, поскольку ложь труднее обнаружить, если лжец считает, что это правда (1, 2). Этот межличностный отчет отражает расчетливую природу лжи; Предполагается, что лжец уравновешивает непосредственные преимущества обмана с риском последующего разоблачения. Например, люди часто лгут в контексте сватовства, преувеличивая свои собственные физические характеристики, и хотя такой обман может поначалу оказаться полезным для убеждения привлекательной потенциальной возможности встретиться за кофе, последующее разочарование во время этого свидания демонстрирует риски (3, 4).Таким образом, выгоды от обмана других (например, свидание, получение работы) часто накапливаются в краткосрочной перспективе, а издержки обмана (например, отказ, наказание) накапливаются со временем.

    Относительные издержки и выгоды самообмана, однако, менее ясны и вызвали теоретические дискуссии в разных дисциплинах (5⇓⇓⇓⇓ – 10). Возможно, из-за неотъемлемых проблем документирования самообмана, предыдущие расследования имели тенденцию более широко фокусироваться на издержках и выгодах общей склонности людей рассматривать себя в чрезмерно позитивном свете (11⇓⇓⇓⇓ – 16).В соответствии с предыдущими теориями, мы определяем самообман как положительное убеждение в отношении себя, которое сохраняется, несмотря на конкретные доказательства обратного (17). Рассмотрим классическую демонстрацию самообмана (18, 19). Услышав, что они не прошли или преуспели в тесте, участников попросили различать записи своего голоса и голоса других людей. Те, кто считал, что не прошли испытание, с большей вероятностью будут отрицать, что слышат собственный голос. Хотя склонность участников отвергать свою идентичность в тот момент, когда они хотели дистанцироваться от нее, является убедительным доказательством самообмана, остается неясным, является ли это отрицание адаптивным или дезадаптивным.

    Мы полагаем, что дискуссия об относительных издержках и выгодах самообмана может быть основана на принятии того же временного взгляда на издержки и выгоды от обмана других. Большинство предыдущих исследований феноменов самообмана, подобных описанному выше, были ретроспективными, изучающими, как люди в настоящем справляются со своим прошлым поведением. Напротив, мы вводим перспективную парадигму, чтобы изучить, как самообман влияет на прогнозы о будущем. Эта временная перспектива также позволяет нам одновременно исследовать издержки и выгоды самообмана в разные моменты времени: мы предполагаем, и наши результаты демонстрируют, что, как и ложь, самообман может быть выгоден в краткосрочной перспективе, основываясь на решениях. ошибочные убеждения могут дорого обойтись в долгосрочной перспективе.

    В нашей парадигме участники сдают тесты, оценивающие их общие знания и IQ. Некоторым предоставляется возможность просмотреть ключ ответа при прохождении начального теста, тогда как у тех, кто находится в контрольной группе, такой возможности нет. Мы сравниваем эти две группы по двум основным критериям: результативность в первом тесте (чтобы оценить влияние наличия ответов) и прогнозы будущих результатов в аналогичном втором тесте без ключа ответа (для оценки самообмана). Мы прогнозируем, что участники, получившие доступ к ответам, превзойдут контрольную группу в первом тесте, используя ключ ответа в своих интересах.При отсутствии самообмана не должно быть различий между группами в прогнозируемых результатах второго теста. Однако доступ к ключу ответа делает начальную работу шумным сигналом способности: высокий балл в первом тесте будет обусловлен некоторой комбинацией способностей и наличия ответов. Независимо от того, смотрят ли участники сознательно на ответы на обман или, увидев ответ на вопрос, приходят к выводу, что они «знали это все время», и становятся жертвами предвзятости ретроспективного анализа (20⇓⇓ – 23), им не хватает четких подсказок относительно того, как какой фактор — их способность или наличие ответов — приводит к большей дисперсии.Мы предполагаем, что участники, получившие ответы на первый тест, будут преувеличивать свои способности и недооценивать наличие ответов и, следовательно, рассчитывать на дальнейшее превосходное выполнение. Короче говоря, мы прогнозируем, что доступ к ответам повысит успеваемость на первом тесте и вызовет самообман — сохранение положительных убеждений о себе («Я хорошо сдаю тест»), несмотря на отрицательную информацию об обратном (« Я видел ответы »).

    Сначала мы демонстрируем, что люди обманывают себя, не учитывая влияние ответов на начальный тест при прогнозировании результатов в последующем, а затем исследуем, могут ли люди предвидеть этот самообман.В эксперименте 1 некоторым участникам дали ключ ответа для начального теста (условие ответов), а другим нет (условие контроля). После завершения и оценки этого теста участники обеих групп предсказали свои результаты в гипотетическом более длительном тесте, на который не было ответов. Мы наблюдали увеличение количества баллов в первом тесте: те, кто участвовал в условии ответов, сообщили о правильном решении большего количества задач, чем те, которые были в контрольном условии (среднее значение ответов = 6,45, стандартное отклонение = 1,18; среднее значение контроля = 5.58, SD = 1,41), t (74) = 2,92, P <0,01. Что еще более важно, те, у кого был ключ ответа к первому тесту, также ожидали лучших результатов во втором (средние ответы = 81,4, SD = 15,3; средний контроль = 72,7, SD = 19,8), t (73) = 2,14, P < 0,04. Таким образом, участники с условием ответов, как и предполагалось, не смогли скорректировать влияние ответов на свои результаты, вместо этого обманывая себя, полагая, что их высокие результаты были отражением их способностей.

    Чтобы проверить, осознают ли люди эту тенденцию к самообману, мы попросили отдельную группу участников оценить как свои результаты в первом тесте, так и их последующие прогнозы для второго теста в аналогичном эксперименте, в котором их назначили. либо ответы, либо условие контроля. Участники, представившие себе ответы, действительно ожидали получить более высокие баллы в первом тесте (среднее значение = 89,2, SD = 12,9), чем участники в контрольных условиях (среднее значение = 69,2, SD = 30.6), т (34) = 2,60, P < 0,02. Однако они не предвидели самообмана: в отличие от участников эксперимента 1, которые на самом деле прошли тест, те, кто просто воображал, что у них есть ответы, ожидали, что они предсказывают худшие результаты при отсутствии ключа ответа (среднее значение = 77,9, SD = 17,0), в паре t (18) = 3,29, P < 0,01, что говорит о том, что они не знали, что они приписывают свои улучшенные результаты наличию ответов.

    В эксперименте 2 мы искали дополнительные доказательства наличия самообмана двумя способами. Во-первых, в то время как в эксперименте 1 участники предсказывали только то, как они будут выполнять второй тест, в эксперименте 2 участники фактически прошли второй тест, что позволило нам подтвердить, что оценки для второго теста были завышены и, следовательно, вводили в заблуждение. Во-вторых, мы включили показатель диспозиционного самообмана (24, 25), чтобы показать, что эти переоценки связаны с хронической склонностью участников к самообману.Поскольку сильные самообманщики с большей вероятностью, чем другие, игнорируют свидетельства своих неудач (26, 27), мы предсказали, что диспозиционный самообман смягчит их предвзятые прогнозы относительно результатов. Мы ожидали, что сильные самообманщики будут давать завышенные прогнозы как с ответами, так и без них; мы также ожидали, что повышенная неоднозначность в условиях ответов повысит возможность самообмана (28), увеличивая разницу в прогнозируемых оценках между высокими и низкими самообманами в этом состоянии.

    В эксперименте 2 участники завершили тест на общие знания с ответами в нижней части страницы или без них, просмотрели второй тест без ответов, затем предсказали свои оценки и завершили второй тест. Как и в эксперименте 1, те, кто в условии ответов, правильно решили больше задач в первом тесте (среднее значение ответов = 8,97, SD = 2,08), чем участники контрольной группы (средний контроль = 6,29, SD = 2,52), т (129) = 6.65, P < 0,001, и снова ожидается превзойти контрольную группу по второму тесту (средние ответы = 7,73, SD = 2,20; среднее значение контроля = 6,32, SD = 1,75), t (129) = 4,04, P < 0,001. Однако, как и предполагалось, не было значительной разницы между двумя группами в фактических результатах второго теста (среднее значение ответов = 5,18, SD = 2,13; среднее значение контроля = 4,86, SD = 1.35), t (129) = 1,03, P = 0,31, демонстрируя, что участники с ответами обманывали себя, полагая, что они умнее, чем их результаты во втором тесте доказали, что они были (рис. 1).

    Рис. 1.

    Прогнозируемая и фактическая производительность в тесте 2 (эксперимент 2). Группа с предыдущим преимуществом ключа ответа снова ожидала превосходных результатов. Однако мы не заметили никакой разницы в фактических показателях между двумя группами.

    За неделю до эксперимента 2 все участники заполнили шкалу самообмана (24, 25).Диспозиционный самообман был связан с прогнозируемыми баллами в обоих условиях, β = 0,30, P < 0,001, с учетом результатов теста 1. Что наиболее важно и в соответствии с нашим прогнозом, между диспозиционным самообманом было значительное взаимодействие. обман и наши манипуляции в прогнозировании ожидаемых результатов теста 2 (β = 0,11, P = 0,05; рис. 2), контролируя оценки по первому тесту. В условиях контроля диспозиционный самообман коррелировал с прогнозируемой эффективностью (среднее значение β = 0.20, P = 0,01), но наличие ответов значительно усилило эту взаимосвязь (среднее значение β = 0,41, P <0,001), что позволяет предположить, что склонные к самообману предрасположенные люди были особенно склонны к признанию своей способности помогать с ответами (рис. . 2). Характер и значимость результатов не изменились, когда мы провели дополнительный регрессионный анализ, в котором мы контролировали другие черты личности, и эти черты не позволили достоверно предсказать разрыв между фактическими и ожидаемыми результатами теста 2 (все значения β варьировались от -0.07 до 0,10, все P > 0,17), что предполагает уникальную роль диспозиционного самообмана в увеличении прогнозируемых результатов.

    Рис. 2.

    Взаимодействие регрессионной модели с диспозиционным самообманом (эксперимент 2). Прогнозы успеваемости по второму тесту модерируются диспозиционным самообманом, при этом высокие показатели самообмана (+1 SD выше среднего) показывают большую инфляцию в условиях ответов, чем низкие самообманщики (-1 SD ниже среднего).

    Чтобы изучить временные измерения самообмана (краткосрочная выгода с долгосрочными затратами), мы исследовали, могут ли денежные стимулы смягчить завышенные прогнозы результатов деятельности.В эксперименте 3 после завершения начального теста с ответами или без ответов участники узнали, что они могут заработать до 20 долларов на втором тесте, в зависимости как от их результатов теста, так и от точности их прогнозов. Если участники знали о влиянии ответов, то денежный бонус за точность прогнозов должен снизить их завышенные оценки для второго теста; мы ожидали, однако, что, поскольку люди не осознают самообмана, стимулы не смогут служить корректирующей силой, так что участники будут платить цену, когда они не справятся со своими прогнозами.

    Как и раньше, мы наблюдали читерство в первом тесте (средние ответы = 7,61, SD = 2,20; средний контроль = 4,58, SD = 2,43), t (76) = 5,77, P < 0,001. Несмотря на денежный стимул максимально точно предсказать свои баллы, участники, отвечающие условию ответов, упорно прогнозировали превосходные результаты во втором тесте (среднее значение ответов = 7,24, SD = 1,79; среднее значение контроля = 4.98, SD = 1,41), t (76) = 6,22, P < 0,001. Поскольку обе группы снова показали одинаковые результаты (средние ответы = 4,47, стандартное отклонение = 1,47; среднее значение контроля = 4,45, стандартное отклонение = 1,85), t < 1, участники условия ответов сделали более крупные ошибки прогноза (среднее значение ответы = 2,76, SD = 2,16; средний контроль = 1,13, SD = 0,97), t (76) = 4,36, P < 0,001, и, следовательно, заработал меньше денег на втором тесте (средние ответы = 14 $.47, SD = 4,32; среднее значение для контроля = 17,75 $, SD = 1,93), t (76) = 4,36, P < 0,001 (Таблица 1). Таким образом, самообман в результате краткосрочной выгоды от обмана в первом тесте привел к более долгосрочным (денежным) затратам во втором тесте. Результаты эксперимента 3 показывают, что, в отличие от некоторых предубеждений, которые смягчаются денежными стимулами, такими как соответствие (29), самообман не сокращается финансовыми затратами, по крайней мере, на используемых здесь уровнях стимулирования. Мы отмечаем, что хотя этот эксперимент был разработан, чтобы продемонстрировать, что самообман может иметь долгосрочные издержки, эти результаты не предполагают, что самообман всегда обходится дорого; вероятно, в некоторых ситуациях это окажется полезным.Однако тот факт, что люди не могут отменить или исправить свой самообман, даже если он обходится дорого, является еще одним убедительным доказательством недостаточной осведомленности об этом процессе.

    Таблица 1.

    Самообман обходится дорого: эксперимент 3

    До сих пор мы рассматривали самообман как внутриличностное явление, но частные акты самообмана людей часто становятся достоянием общественности. Например, в нескольких задокументированных случаях люди, выдававшие себя за героев войны, приобретавшие славу, деньги и политическое положение, по-видимому, поверили своей собственной лжи (30).В эксперименте 4 мы исследовали усиливающее влияние социальной обратной связи на самообман, добавив дополнительную манипуляцию к нашей парадигме стандартных ответов / отсутствия ответов. После завершения первого теста, но до того, как предсказать свои баллы на втором, некоторым участникам случайным образом было поручено получить свидетельство о признании. Экспериментатор сказал каждому из этих участников, что сертификаты были вручены всем, кто набрал больше среднего по тесту, и написал имя участника и оценку в сертификате.Как и раньше, участники в условиях ответов сообщили о более высоких баллах в первом тесте (средние ответы = 7,85, SD = 2,18; среднее значение контроля = 4,01, SD = 2,11), t (134) = 10,44, P < 0,001, а также предсказал более высокие баллы в последующем более длинном тесте, в котором не было ответов (средние ответы = 72,93, SD = 17,05; средний контроль = 50,59; SD = 20,41), F (1,132) = 52.87, P < 0,001). Получение сертификата также улучшило прогнозы производительности в целом (средний сертификат = 66,93, SD = 21,11; среднее отсутствие сертификата = 56,62, SD = 21,48), F (1,132) = 11,23, P < 0,01.

    Что наиболее важно, мы наблюдали значимое взаимодействие, F (1,132) = 4,05, P < 0,05, так что усиление самообмана сертификатом ограничивалось условием ответов (средний сертификат, ответы = 81 .2, SD = 14,9; означает отсутствие сертификата, ответы = 64,7, SD = 15,1), t (66) = 4,54, P < 0,001, без влияния на контрольную группу (средний сертификат, контроль = 52,7, SD = 16,2 по сравнению со средним без сертификата, контроль = 48,5, SD = 24,0), t (66) = 0,83, P = 0,41. Как мы и ожидали, социальное признание усугубило самообман: те, кого хвалили за их работу, основанную на ответах, с еще большей вероятностью раздули свои убеждения о своих последующих действиях.Тот факт, что социальное признание, которое так часто сопровождает самообман в реальном мире, усиливает самообман, имеет тревожные последствия для распространенности и масштабов самообмана в повседневной жизни. Однако, как показывает последующий позор этих людей, уличенных в преувеличении своей военной службы, те, кто извлекает выгоду из самообмана, могут в конечном итоге заплатить высокую цену, если эти убеждения будут публично отвергнуты.

    Наши эксперименты показывают, что люди, которые используют ключ ответа для хорошего выполнения теста, интерпретируют полученные высокие баллы как свидетельство превосходного интеллекта.В результате, когда их просят спрогнозировать их выполнение будущей задачи, они не могут учесть влияние получения ответов, даже когда завышенные прогнозы оказываются дорогостоящими. Кроме того, после того, как это первоначальное поведение произошло, устранить последствия самообмана (например, с помощью денежных стимулов) оказывается затруднительным. Наконец, мы показываем, что самообман, возникающий на уровне индивида, может усиливаться в социальном контексте, когда вознаграждения, получаемые в результате самообмана, подкрепляются другими.

    Это исследование предлагает несколько вкладов в более широкое понимание процессов самообмана. Во-первых, в то время как большая часть предыдущей литературы по самообману была скорее теоретической, чем эмпирической (за некоторыми исключениями) (18, 19, 31, 32), мы вводим парадигму, которая надежно выявляет самообман, позволяя более детально эмпирически исследовать феномен. Во-вторых, в то время как предыдущие исследования рассматривают самообман как процесс фильтрации, с помощью которого негативная информация исключается из сознания, чтобы сохранить позитивное представление о себе, наши эксперименты показывают, что негативное поведение на самом деле может быть источником завышенного мнения людей о себе.В-третьих, хотя конструкция самообмана имеет долгую историю в психологии, природа лежащего в ее основе механизма все еще является предметом споров (33). Наше исследование вносит свой вклад в эту литературу, отделяя осведомленность людей о плохом поведении от их понимания роли этого поведения в самообмане. Мы показываем, что люди осознают, что они иногда проявляют сомнительное поведение, но не могут предсказать последствия такого поведения; люди понимают, что они обманут, но не понимают процессов, посредством которых этот обман приводит к самообману.Наконец, в более широком смысле, наши результаты дают информацию для более широкой дискуссии об адаптивной или неадаптивной природе самообмана, демонстрируя, что затраты и выгоды зависят от временных (краткосрочных или долгосрочных) и контекстных (частных или государственных) переменных.

    Мы сосредоточились на одном конкретном примере самообмана: на влиянии обмана на представления людей об их способности сдавать экзамены. Учитывая сложность поведения в соответствии со своими идеалами, когда они противоречат чьим-то желаниям, а также важность позитивного самоуважения, самообман, вероятно, является обычным явлением.К сожалению, хотя люди готовы использовать один неоднозначный инцидент для вынесения негативных суждений о других в глобальном масштабе (34), наши результаты показывают, что люди не только не могут строго судить себя за неэтичное поведение, но даже могут использовать положительные результаты такого поведения для видят себя лучше, чем когда-либо.

    Методы

    Эксперимент 1.

    К семидесяти шести участникам подошли в студенческом центре Массачусетского технологического института и попросили пройти тест, который позволил бы измерить их математический IQ; каждому заплатили по 3 доллара.Мы предоставили два типовых вопроса, за которыми последовал тест на математический IQ из восьми пунктов (например, «Если человек весит 75% своего собственного веса плюс 42 фунта, сколько он весит?»). В тестах для тех, кто удовлетворял условию ответов, внизу страницы был напечатан ключ ответа, но в остальном они были идентичны контрольному условию. Участники выставляли свои собственные тесты. Наконец, они предсказали, на сколько вопросов они смогут правильно ответить, если их попросят ответить еще на 100 подобных вопросов.

    Прогнозирующий эксперимент.

    Тридцать шесть студентов Гарварда вызвались завершить эксперимент, ожидая начала лекции. Их попросили представить, что они будут проходить сложный тест на определение своего IQ из 100 вопросов, и им предложили два типовых вопроса. Тем, кто находился в состоянии ответов, было предложено представить, что во время прохождения теста они смогут ссылаться на ключ ответа внизу каждой страницы; тем, кто находился в контрольном состоянии, было предложено представить, что они проходят тест без ответов.Затем все участники оценили, на сколько вопросов они ответят правильно. Наконец, их попросили оценить, насколько хорошо они предсказывают, что справятся с дополнительным тестом из 100 вопросов, на который у них не будет ответов.

    Эксперимент 2.

    Сто тридцать один студент и аспирант Университета Северной Каролины выполнили эксперимент на бумаге, и им заплатили в зависимости от их выполнения задания (1 доллар за правильный ответ на каждый из двух тестов) в дополнение к фиксированная плата в размере 5 долларов за заполнение онлайн-анкеты.Все участники заполнили онлайн-анкету за 1 неделю до эксперимента. По прибытии в лабораторию участники прошли тест на общие знания средней сложности из 10 вопросов (например, «Сколько штатов США граничат с Мексикой?» И «В каком штате США находится гора Рашмор?»). Половине участников были даны ответы внизу страницы; половины не было. Затем все участники просмотрели второй тест (и увидели, что в этом тесте не было ключа ответа), предсказали свой балл по этому тесту и выполнили его.

    Онлайн-анкета включала показатели диспозиционного самообмана и личностных качеств. Чтобы измерить самообман, мы использовали Сбалансированный перечень желаемых ответов (BIDR), состоящий в полной форме из трех подшкал из 20 пунктов: улучшение самообмана, управление впечатлением и самообман отрицания (24, 25). Мы сосредоточились на самообмане отрицании, потому что оно сильно коррелирует с управлением впечатлением и улучшением самообмана, таким образом делая две другие подшкалы в некоторой степени избыточными (26).Чтобы проверить специфику взаимосвязи между показателями самообмана и нашей парадигмой, мы также измерили большую пятерку личностных факторов (невротизм, экстраверсия, открытость опыту, уступчивость и сознательность), используя личностный опросник из десяти пунктов (35).

    Эксперимент 3.

    Семьдесят восемь студентов бакалавриата Университета Северной Каролины выполнили тот же тест общих знаний, который использовался в эксперименте 2. Как и в других наших экспериментах, ответы участников в условии ответов были напечатаны внизу каждой страницы. тогда как те, кто находился в контрольном состоянии, этого не сделали.После подсчета баллов и получения оплаты в размере 0,50 доллара США за вопрос для первого теста участники узнали, что они получат 2 доллара за каждый вопрос в следующем тесте, если они правильно угадают свой результат на втором тесте; если бы их предположение не соответствовало одному вопросу, они получали бы 1,80 доллара за каждый вопрос; если ответить на два вопроса, они получат 1,60 доллара и так далее. Им была дана 1 минута, чтобы просмотреть второй тест перед его завершением.

    Эксперимент 4.

    Сто тридцать шесть студентов бакалавриата Университета Северной Каролины выполнили эксперимент на бумаге, и им заплатили в зависимости от их выполнения задания (1 доллар за правильный ответ) в дополнение к 2 долларам гонорара за явку.Им были предложены те же 10 общих вопросов, которые использовались в эксперименте 2. Каждый участник завершил сеанс в одиночку. В эксперименте использовались две манипуляции между испытуемыми. Сначала, как и раньше, мы манипулировали наличием ответов на первом тесте. Во-вторых, мы манипулировали получением участниками свидетельства о признании. В условиях сертификата по завершении первого теста участников просили пройти к столу экспериментатора, чтобы забрать материалы для второй части эксперимента, которая состояла из задачи прогнозирования, использованной в эксперименте 2.Вместе с этим материалом экспериментатор выдавал участнику сертификат, напечатанный на толстом листе бумаги. Экспериментатор сообщил участникам, что сертификаты вручаются тем, кто набрал больше среднего балла по тесту, как признание их хороших результатов, и записал имя участника и количество правильных ответов на первом тесте в сертификате. В условиях отсутствия сертификата участники получили материалы только для второй части эксперимента. Участники вернулись на свои места и выполнили задание на прогноз.

    Благодарности

    Авторы благодарят Хейли Барна, Даниэля Браво, Дженнифер Финк, Дженнифер Форд, Леонарда Ли, Дэниела Мочон, Кэти Оффер, Кэрри Сан и Лесли Тэлботт за их помощь в сборе данных; и Шейн Фредерик, Дон Мур и члены нашей лабораторной группы за их комментарии к предыдущему проекту.

    Сноски

    • Вклад авторов: Z.C., M.I.N., F.G. и D.A. спланированное исследование; Z.C., M.I.N. и F.G. проведенное исследование; Z.К., M.I.N. и F.G. проанализированные данные; и Z.C., M.I.N., F.G. и D.A. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Этот документ является результатом коллоквиума Артура М. Саклера Национальной академии наук «Количественная оценка поведения», который проходил 11–13 июня 2010 г. в здании AAAS в Вашингтоне, округ Колумбия. Полная программа и аудиофайлы большинства презентаций доступны на веб-сайте NAS по адресу www.nasonline.org/quantification.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

    10 Более широкое понятие обмана | Мысленным взором: повышение производительности человека

    Даниэль, округ Колумбия, и К.Л. Хербиг 1982 Утверждения о военном обмане. В Вашингтоне Дэниел и К. Herbig, eds., Strategic Military Deception. Нью-Йорк: Pergamon Press.

    Druckman, D., R.M. Розель и Дж. К. Бакстер, 1982 г. Невербальная коммуникация: обзор, теория и исследования.Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

    Эпштейн, Э.Дж. 1989 Обман: невидимая война между КГБ и ЦРУ. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Гоффман, Э. 1969 Стратегическое взаимодействие. Филадельфия, Пенсильвания: Университет Пенсильвании Press.

    Гендель, М. 1976 Восприятие, обман и неожиданность: случай войны Судного дня. Иерусалимские документы о проблемах мира, № 19. Иерусалим, Израиль: Еврейский университет.

    Heuer, R.J. 1982 Когнитивные факторы обмана и противодействия обману. Стр. 31-69 в округе Колумбия Дэниел и К.Л. Herbig, eds., Strategic Military Deception. Нью-Йорк: Pergamon Press.

    Хоппер Р. и Р.А. Bell 1984 Расширение концепции обмана. Ежеквартальный речевой журнал 70: 288-302.

    Хайман Р. 1989 Психология обмана. Ежегодный обзор психологии 40: 133-154.

    Мауэр А.К., М.Д. Танстолл и Дж.М. Игл, ред. 1985 Разведка: политика и процесс. Боулдер, Колорадо: Westview Press.

    Национальная академия наук 1989 О том, как стать ученым. Комитет по ведению науки. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

    Рош, Э. 1975 Категоризация человека. Стр. 1-72 в Н. Уоррен, изд., Достижения в кросс-культурной психологии. Лондон: Academic Press.

    Sweetser, E.E.1987 Определение лжи: исследование народных моделей, лежащих в основе семантического прототипа.В Д. Холланд и Н. Куинн, ред., Культурные модели в языке и мышлении. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Watzlawick, P. 1976 Насколько реально? Замешательство — дезинформация — общение. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Whaley, B. 1973 Кодовое слово Барбаросса. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    1982 К общей теории обмана. Журнал стратегических исследований 5: 178-192.

    Витгенштейн, Л.1953 Философские исследования. Нью-Йорк: Макмиллан.

    Раскрыть или обмануть? Обмен секретной информацией между присоединившимися государствами | Международная безопасность

    «Правда для друзей и ложь для врагов», фраза, придуманная Чарльзом Хортоном Кули много лет назад, прекрасно отражает то, как обычно думают исследователи международных отношений о том, какая информация передается в мировой политике. 1 Литература по альянсам долгое время фокусировалась на условиях, которые порождают и помогают поддерживать военное сотрудничество.Несмотря на недавнее возрождение темы секретности в международной политике в целом, динамике обмана — включая ложь и сокрытие информации — между сотрудничающими государствами уделяется гораздо меньше внимания. 2 Как отметил Джон Миршеймер в книге Почему лидеры лгут , одной из причин этого может быть то, что «поскольку союзники могут помочь государству справиться с грозным соперником, у стран есть сильные стимулы для хороших отношений со своими союзниками и чтобы завоевать хоть какое-то доверие к ним, что вряд ли можно сделать с помощью лжи.Действительно, государства, уличенные во лжи своим друзьям, скорее всего, заплатят высокую цену за свой обман, который «подорвет доверие и нанесет ущерб партнерству» и «в конечном итоге нанесет ущерб стране, которая сказала ложь». 3

    Тем не менее, наряду с военным сотрудничеством, иногда имеет место обман между союзными государствами — даже между государствами, которые поддерживают долгосрочные отношения, когда их стратегические интересы совпадают, и когда государства особенно способны раскрыть ложь или обман со стороны своего партнера.Например, союзники США, такие как Израиль, Южная Корея и Тайвань, неоднократно обманывали Соединенные Штаты относительно своих усилий по созданию ядерных программ. 4 Союзники также скрывали друг от друга договоры, подписанные с третьими сторонами, как это было в случае с сетью секретных альянсов Бисмаркской Германии. 5 Более того, ни для кого не секрет, что союзники постоянно шпионят друг за другом и отрицают это, когда их поймают. Один из самых известных примеров — бывший У.Аналитик разведки ВМС США Джонатан Поллард, которого поймали на шпионаже в пользу Израиля в 1985 году. Совсем недавно Агентство национальной безопасности было обвинено в прослушивании телефонных разговоров с участием канцлера Германии Ангелы Меркель, и международное возмущение несколько уменьшилось из-за утверждений о том, что немецкая разведка также подслушивала о госсекретарях США. 6

    Наиболее явными, последовательными и интригующими случаями являются те, которые связаны с тем, что государство обманывает союзное государство, то есть иностранную страну, с которой оно имеет формальные или обширные неформальные связи в сфере безопасности, о своих намерениях использовать наступательную военную силу против угрожающая третья сторона.Учитывая способность союзного государства обеспечивать военное, экономическое и дипломатическое прикрытие, выбор обмана или сокрытия информации особенно важен для изучения.

    Динамика обмана между союзными государствами становится все более важной для понимания, как по теоретическим, так и по политическим причинам, если поместить ее в более широкую структуру стратегического выбора о том, сколько и какой информацией следует делиться с государством, которому доверяют.Современные исследования умалчивают об условиях, которые заставляют государства принимать одну стратегию обмена информацией вместо другой. Но чем объясняется эта вариация? Например, почему государства иногда предпочитают делиться информацией о своих намерениях применить силу, а иногда лгут о своих планах? Когда они решают скрыть такие планы, а когда они станут прозрачными?

    В этой статье мы стремимся ответить на эти вопросы, разрабатывая и проверяя новую теорию, которая объясняет, как государства выбирают стратегию обмена информацией, когда думают об использовании военной силы.В частности, мы предлагаем экономную теорию об условиях, при которых государство выбирает одну из четырех различных стратегий обмена информацией: сговор, разделение, сокрытие и ложь.

    Наша отправная точка состоит в том, что государство, намеревающееся ограничить наступательное применение силы против другого государства, должно решить, следует ли и сколько информации о своих секретных планах делиться с государством, с которым оно связано.Мы утверждаем, что решения о том, чтобы полностью делиться, разделять, утаивать или лгать, руководствуются тремя основными соображениями: оценка государством того, нужны ли ему возможности своего партнера для достижения успеха в военной миссии, восприятие государством того, будет ли партнер готов поддержать государство. в запрошенной роли, и ожидания государства о расходах, которые оно понесет, если будет уличено в обмане своего государства-партнера. Мы исследуем, как эти перцептивные переменные объясняют выбор государством стратегии обмена информацией.

    Статья вносит три основных вклада в литературу по обмену информацией и военному сотрудничеству между союзниками. Во-первых, он пересматривает, как ученые обычно понимают динамику между согласованными государствами в отношении применения силы. Таким образом, мы бросаем вызов общепринятому мнению о том, что обман в военной сфере характерен для взаимодействия между противниками, но не для союзных государств. Наша теория определяет важные причинные переменные и условия масштаба, которые объясняют, когда такая динамика может быть более или менее заметной.

    Во-вторых, наша теория способствует появлению растущего числа литературы о секретности в международной безопасности. В то время как большинство исследований секретности сосредотачиваются на том, когда государства предпочитают действовать скрытно, а не открыто, и последствиях таких действий, мы рассматриваем решения государства о том, следует ли и когда делиться секретной информацией с союзным государством о его намерении применить силу. 7 Таким образом, мы смотрим в скрытую сферу, чтобы показать, как динамика обмена информацией влияет не только на вероятность, но и на тип скрытых действий, которые мы должны наблюдать.

    В-третьих, выбор стратегии обмена информацией не только показывает степень намерений государств сотрудничать и по каким вопросам, но также действует как важный посреднический фактор, связывающий предоперационное планирование с формой вооруженных сил, которые будут и вероятная отдача, которая может возникнуть в результате этих операций. Таким образом, такие намерения имеют серьезные последствия для международной динамики в более широком смысле.Например, выбор между четырьмя стратегиями обмена информацией существенно влияет на то, будут ли государства использовать военную силу в двустороннем или одностороннем порядке; он определяет степень, в которой государства готовы проявлять военную сдержанность в применении силы; и это является важным условием, при котором применение силы может привести либо к более тесному сотрудничеству, либо к отсутствию доверия. Иными словами, выбор стратегии обмена информацией — это независимая переменная, формирующая эту более широкую динамику и результаты, но та, которую нынешним исследователям еще предстоит изучить.

    Остальная часть статьи проходит следующим образом. Во-первых, мы обсуждаем сохранившуюся литературу о союзных государствах и о том, что секретность и обман недооцениваются в отношении союзников. Затем мы разрабатываем теорию, которая объясняет различия в стратегиях обмена информацией, то есть сговор, разделение, сокрытие и ложь, которые государства предпочитают использовать при рассмотрении применения силы. Затем мы проверяем нашу теорию, исследуя четыре тематических исследования, каждое из которых соответствует одной из рассматриваемых нами стратегий обмена информацией.Примеры включают решение Израиля, Великобритании и Франции применить силу против Египта во время Суэцкого кризиса (иллюстрирующее логику сговора между Францией и Израилем, а также сокрытие от США), бомбардировки Израилем сирийской территории. Реактор Кибар в 2007 году (как случай разделения) и внутренние дискуссии Израиля с 2010 по 2012 год о том, атаковать ли ядерные объекты Ирана (в случае лжи). 8 Помимо предложения вариативности как объясняющих, так и зависимых переменных, кейсы позволяют нам контролировать множество потенциальных смешивающих переменных, включая степень зависимости Израиля от каждого из его основных союзников.В заключение мы обсудим последствия нашей теоретической основы для кооперативного или манипулятивного поведения государств.

    Наша теория стратегий обмена информацией и военного сотрудничества основана на более ранних теориях, связанных с ограничением альянсов, то есть дипломатическими усилиями одного государства повлиять на своего союзника, чтобы тот не продолжал предложенную или существующую военную политику. 9 Литература по ограничению альянсов предполагает, что государство знает военные планы своих союзников и, таким образом, может вмешиваться в их реализацию.Наша статья, напротив, теоретизирует о том, будет ли государство делиться информацией с согласованным государством, которое может вмешиваться или принимать ответные меры в ответ на эту информацию. Большая часть литературы по ограничению союзов и межсоюзному контролю сосредоточена на формальных союзах, тогда как наша теория распространяется на неформальные отношения выравнивания. Работы, в которых обсуждаются неформальные отношения опоры, такие как военные коалиции или союзники по расчету, предполагают временную лояльность против какой-то неотложной угрозы национальной безопасности. 10 В нашей статье показано, что даже эти неформальные отношения могут иметь предсказуемые эффекты при повторяющихся взаимодействиях, несмотря на изменения со временем в руководстве или в соответствующем противнике.

    Мы стараемся различать союзы и союзы, это различие часто игнорируется в литературе. Традиционное определение Стивена Уолта объединяет эти термины: «Союз (или союз) — это формальное (или неформальное) обязательство по сотрудничеству в области безопасности между двумя или более государствами, направленное на усиление власти, безопасности и / или влияния каждого члена. 11 В действительности, однако, альянс — это лишь часть более широкой концепции согласования. Согласование — это «набор взаимных ожиданий между двумя или более государствами относительно того, что они будут пользоваться поддержкой друг друга в спорах или войнах с определенными другими государствами». 12 Модели выравнивания существуют ранее формальных союзов и движимы общими интересами или конфликтами. , между штатами. 13 Следовательно, как отмечает Гленн Снайдер, существует «обширная область политического взаимодействия, лежащая между относительно статичными интересами и конфликтами в системе и формированием формальных союзов и управлением ими.В этой области многое зависит от нюансов — дружеских жестов, уступок, символических демонстраций и т. Д. — за исключением союза или даже согласия ». форма государственного союза или частной военной помощи. 15

    Ученые понимают, как действуют заверения в альянсах, но функция секретности в поддержании альянса изучена недостаточно. 16 Наша статья дополняет растущую, но все еще небольшую литературу о секретности и отношениях между союзниками. Большая часть работ по секретным альянсам изучает эффект от того, что их существование сохраняется в секрете, либо в целях наступления, либо как средство создания стратегической неопределенности относительно возможностей государств. 17

    Исследования обмана внутри альянсов также ограничены, и лишь в нескольких из них изучается, когда союзники скрывают информацию о себе от партнеров или когда союзники делятся ложной информацией о других. 18 Например, союзники могут блефовать относительно своих намерений или возможностей. Они также могут использовать межличностные отношения, чтобы легче и эффективнее маскироваться. 19 В других работах высказывается теория о том, что обман альянса может происходить в результате внешних серьезных угроз. 20 Миршаймер предполагает, что ложь иногда может быть рациональным ответом на анархическую систему, в которой государства «имеют мощные стимулы, чтобы иногда действовать безжалостными и обманчивыми способами, чтобы обеспечить свое выживание.«Он предсказывает, что лидеры чаще лгут соперникам, чем союзникам, потому что государства, пойманные на лжи, могут нанести непоправимый ущерб своему альянсу. 21 Тем не менее, лидеры на самом деле иногда лгут своим друзьям, и наша теория добавляет дополнительные условия к тому, когда лидеры будут или не захотят лгать.

    Хотя у ученых есть некоторое понимание того, почему государства будут лгать друг другу, мы меньше знаем об условиях, при которых выровненные государства выбирают ложь, а не утаивание, чтобы управлять или поддерживать свои отношения с другими государствами.Более того, в дошедшей до нас литературе редко исследуется выбор, который делают союзные государства между стратегиями сотрудничества и обмана. Наша теория восполняет этот пробел. Поступая таким образом, он способствует научным исследованиям в области стратегического использования секретной информации и имеет значение для изучения поведения выравнивания, сдержанности и сотрудничества союзов, а также международных отношений в целом.

    Прежде чем мы представим нашу теорию, мы должны уточнить ситуации и условия, к которым она относится.Во-первых, это касается ограниченного наступательного использования военной силы, которое держится в секрете до самого начала, чтобы сохранить оперативную внезапность или избежать давления со стороны внутренних или международных субъектов. В некоторых случаях операция останется секретной после того, как она состоится, чтобы государство могло поддерживать правдоподобное отрицание, контролировать риск эскалации или уменьшать вероятность того, что это будет выглядеть лицемерным. Такие операции могут включать превентивные и упреждающие удары, а также другие типы наступательных военных операций, такие как кибератаки с кинетическими эффектами, скрытые спасательные операции, целевые миссии по уничтожению и внезапные наступательные операции по захвату территории. 22

    Во-вторых, теория применима к ситуациям, когда запланированное применение силы имеет последствия для интересов безопасности Партнера в целом. Учитывая их наступательный характер, эти операции могут привести к ответной реакции между государствами-партнерами. 23 Хотя наша теория фокусируется на том, когда и как секретная информация передается между государствами-партнерами, она также может применяться к формальным альянсам, особенно к тем, чьи условия расплывчаты относительно того, обязано ли государство раскрывать свои военные планы своим союзникам. .Однако даже эти государства могут оспаривать необходимость раскрытия информации для любого конкретного действия. Более того, хотя формальные союзы могут повысить стоимость обмана из-за своей конструкции — а механизмы обмена разведданными, встроенные в некоторые из этих соглашений, могут затруднить Инициатору сокрытие или лгать о своих военных планах — они не могут помешать Инициаторам попытаться обмануть партнер.

    В-третьих, наша теория не касается общего баланса сил, и поэтому Инициатор и Партнер могут быть или не быть асимметричными с точки зрения своих военных возможностей.Вместо этого нас интересует контекстуализированный баланс сил: есть ли у Инициатора в конкретном контексте и против конкретной цели военные возможности для достижения успеха в своей миссии? Например, Партнер может обладать уникальными способностями, которые делают его особенно полезным для определенной миссии, но в противном случае он может не обладать превосходными возможностями. Таким образом, наша теория требует некоторой степени зависимости, но мы учитываем степень этой зависимости при расчете издержек обмана этого Партнера, как обсуждается ниже.

    Наконец, нас не интересует ни то, правильно ли Инициатор оценил поддержку или возможности Партнера, ни затраты на обман, с которыми он столкнется, ни то, была ли миссия успешной. Скорее, мы сосредотачиваемся на том, вносят ли и как эти субъективные оценки вклад в стратегию обмена информацией, которую принимает Инициатор.

    В этом разделе мы подробно описываем четыре типа стратегий обмена информацией, которые Инициатор может принять при рассмотрении наступательного использования военной силы.Мы выделяем две стратегии сотрудничества: сговор и разделение. Мы также включаем две стратегии обмана: сокрытие и ложь (см. Таблицу 1).

    Таблица 1.

    Зависимая переменная: совместные и вводящие в заблуждение стратегии обмена информацией

    Совместные стратегии . Обманные стратегии .
    сговор — полный обмен информацией сокрытие — сокрытие информации
    разделение — обмен информацией на основе необходимости знать ложь — предоставление ложной информации
    Стратегии .
    Обманные стратегии .
    сговор — полный обмен информацией сокрытие — сокрытие информации
    разделение — обмен информацией на основе необходимости знать ложь — предоставление ложной информации

    Эти стратегии обмена информацией предполагают различную степень правдивости.С одной стороны, это сговор, при котором Инициатор полностью разделяет со своим Партнером свои секретные военные планы по применению силы против третьей стороны, включая характер, время и масштаб атаки. Такой выбор создает для Инициатора потенциал для значительных преимуществ и рисков. Например, Партнер потенциально может предоставить Инициатору материальные выгоды, такие как помощь в планировании или проведении атаки или в обеспечении прикрытия, разведывательной информации и материально-технической поддержки. Однако эти преимущества не обязательно должны быть ощутимыми.Партнер может стать важным источником легитимности после того, как Инициатор применил силу, и должен оправдывать свои действия перед международным сообществом. Одним из примеров являются годы тесного сотрудничества между спецслужбами США и Пакистана по поимке Халида Шейха Мохаммеда в 2003 году. 24

    В то же время Инициатор также должен учитывать потенциальные риски обмена информацией со своим Партнером, включая возможные разрушительные (преднамеренные или непреднамеренные) утечки Партнером, которые могут поставить под угрозу успех военной миссии, исключив элемент неожиданности или возможность правдоподобного отрицания.Кроме того, получив информацию, Партнер может попытаться предъявить определенные требования об изменении планов Инициатора, тем самым уменьшив автономию Инициатора над миссией. Партнер может дополнительно принуждать Инициатора, прибегая к силовой тактике, например, вводя экономические санкции или угрожая помочь целевому государству. Партнер также может саботировать миссию и снизить способность Инициатора достичь успеха. Этот тип принуждения можно увидеть в отказе Великобритании от военной интервенции в Иране в результате действий У.С. оппозиция. В 1951 году Соединенные Штаты пригрозили прекратить оказание помощи британцам, если спор между британцами и иранцами приведет к вмешательству Советского Союза. 25

    Стратегия разделения, при которой Инициатор предоставляет своему Партнеру только ограниченную информацию, снижает некоторые риски, связанные с сговором. Такой подход на основе принципа служебной необходимости гарантирует, что Партнер не будет ошеломлен военными действиями, которые могут отрицательно повлиять на его внешнеполитические цели.Например, Инициатор может выборочно делиться своими намерениями, без эксплуатационных подробностей, чтобы предотвратить непреднамеренные утечки. Батальон сальвадорской армии, прошедший обучение в Американской школе армии США во время правления Рональда Рейгана, позже был замешан в нарушениях прав человека во время «грязной войны» в Сальвадоре, но правительство Сальвадора не поделилось оперативными деталями военных действий с военными советниками США или Дипломаты США. 26 С другой стороны, Инициатор может решить поделиться операционными деталями со своим Партнером, чтобы выглядеть готовым, не раскрывая полностью своих внешнеполитических целей, связанных с миссией.Тем не менее, разделение может потребовать более тщательного изучения со стороны Партнера. Таким образом, хотя разделение на части снижает некоторые риски саботажа и потери автономии, присущие обмену секретной информацией с Партнером, оно не устраняет их.

    Мы также выделяем две стратегии обмана. Первый предполагает, что Инициатор полностью скрывает информацию от Партнера. Сокрытие относится к ситуациям, когда Инициатор не делится информацией и оставляет Партнера в неведении относительно своих намерений.Сокрытие приносит пользу Инициатору, поскольку с большой вероятностью предотвращает саботаж или сдерживание Партнером Инициатора, а также снижает риск предэксплуатационных утечек. Однако сокрытие сопряжено с дополнительными расходами по сравнению с сговором и разделением. Полное сокрытие может привести к риску политического или дипломатического возмездия со стороны Партнера после раскрытия секретной операции, особенно если действия Инициатора вмешиваются во внешнюю политику Партнера. Действительно, если Партнер считает, что он должен был быть проинформирован об операции, это может наложить на Инициатора «издержки обмана».Затраты на обман относятся к ожидаемым репутационным, материальным, дипломатическим или политическим затратам, которые Инициатор может ожидать до миссии, с которыми он столкнется в результате того, что его поймают на лжи (или сокрытии информации от) своего Партнера.

    Вторая стратегия обмана — ложь — относится к ситуациям, когда Инициатор предпочитает сообщить Партнеру ложное утверждение с намерением ввести в заблуждение или создать ложное или вводящее в заблуждение впечатление о своих планах или намерениях.Ложь может включать некоторую (но не всю) информацию, которую Инициатор делится со своим Партнером. Например, Инициатор может предложить дезинформацию о цели предполагаемой операции, но правдивую информацию о сроках. Мы считаем ложь средством обеспечения поддержки Партнером военной миссии Инициатора и готовности играть роль, запрошенную Инициатором. Ложь может быть раскрыта до или после выполнения миссии, но главное в том, что Инициатор использует этот тип стратегии обмена информацией во время подготовки к миссии.

    Ложь может включать два типа дезинформации. Первый тип включает в себя ложную частную информацию о намерениях или возможностях Инициатора, такую ​​как искажение его истинных военных сил или целей миссии. 27 Второй включает искажение Инициатором информации о возможностях или намерениях других государств. Например, Великобритания использовала пропаганду, пытаясь сместить У.Отношение С. от изоляционизма в преддверии Второй мировой войны. Он распространял дезинформацию, которая «варьировалась от обнародования вводящей в заблуждение информации о стратегии союзников до подрыва престижа отдельного нациста путем поощрения непристойных сплетен о его личной жизни». 28

    В следующем разделе мы объясняем условия, которые определяют решение Инициатора о том, какую стратегию обмена информацией принять в отношении своего Партнера.

    В этом разделе мы утверждаем, что выбор Инициатором стратегии обмена информацией зависит от (1) степени, в которой Инициатор считает, что возможности Партнера необходимы для успеха военной миссии; (2) предполагаемая вероятность того, что Партнер поддержит Инициатора в той форме, которую запрашивает Инициатор; и (3) оценка Инициатором затрат на обман, которые он, вероятно, понесет, если Инициатор обманет своего Партнера относительно своих военных планов.Важно отметить, что наша теория предполагает, что, при прочих равных, Инициатор предпочел бы использовать стратегии сотрудничества со своим Партнером, а не обманные стратегии, если только Партнер не намеренно или непреднамеренно разоблачает военную миссию преждевременно и будет сотрудничать в такой манере. задумано Инициатором.

    Первая проблема, которую должен решить Инициатор, — нужна ли ему помощь Партнера для выполнения своей военной миссии.Ответ может варьироваться в зависимости от типа предполагаемой миссии и контекстно-зависимых возможностей Инициатора. Такая помощь может включать доступ к военным или технологическим возможностям, разведывательной информации или людским ресурсам, а также политическое, военное или дипломатическое прикрытие, если миссия не увенчается успехом, как было запланировано. Если такая помощь будет сочтена необходимой, при прочих равных условиях Инициатор с большей вероятностью поделится информацией с Партнером, если он решит продолжить миссию.

    Во-вторых, Инициатор должен оценить вероятную реакцию Партнера на готовность Инициатора сотрудничать в желаемой Инициатором форме.Инициатор рассматривает возможность обмена информацией с Партнером в надежде, что Партнер будет играть определенную роль в военной миссии. Эта роль может быть минимальной или обширной и может принимать различные формы, такие как сухопутные силы, поддержка с воздуха или разведка, или даже предоставление финансовых средств или политической поддержки Партнеру, но дальше этого не будет. Если Инициатор оценивает, что Партнер желает играть запрошенную роль, при прочих равных условиях, Инициатор должен с большей вероятностью поделиться информацией.С другой стороны, если Инициатор считает, что его Партнер совершенно не захочет играть запрошенную роль, он, вероятно, будет удерживаться от обмена информацией из-за опасений, что обмен может привести к саботажу, преждевременному раскрытию или нежелательной утрате автономии Миссия.

    В таких случаях Инициатор не может рисковать тем, что Партнер может саботировать его планирование и, следовательно, с большей вероятностью выберет ложную стратегию обмена информацией.В других случаях Инициатор может оценить, что Партнер вряд ли будет возражать против участия и не будет саботировать миссию, но Партнер вряд ли будет играть ту роль, которую Инициатор намеревается играть. Например, Инициатор может захотеть, чтобы Партнер взял на себя небольшую роль и оставался в тени, в то время как Партнер может захотеть быть активным участником. Например, во время войны в Персидском заливе 1990–1991 годов Израиль пытался отомстить иракским ракетным ударам, но Соединенные Штаты опасались, что такие действия могут разрушить коалицию, сражающуюся против Ирака. 29 В качестве альтернативы Инициатор может захотеть, чтобы Партнер играл большую роль, но Партнер предпочитает действовать в вспомогательной роли, такой как обеспечение разведки, но не наземной поддержки. В таких случаях Инициатор должен будет определить, может ли он убедить Партнера сыграть желаемую роль и, если да, участвовать в совместной стратегии обмена информацией, или маловероятно, что Инициатор сдвинется с места, что побудит Инициатора сделать выбор. за обман, при прочих равных.

    Чтобы оценить вероятную реакцию Партнера, Инициатор может использовать пробные шары в виде анонимных утечек в СМИ или неформальных разговоров между неофициальными посланниками, чтобы оценить реакцию Партнера. 30 Пробные шары — это ключевая стратегия, разработанная для минимизации неуверенности Инициатора в отношении возможностей, намерений или затрат Партнера на обман.Однако пробные шары не всегда идеальны; они могут быть слишком расплывчатыми и не требовать реакции, или они могут вызывать тревогу и заставлять Партнера реагировать из опасения, что Инициатор собирается действовать. Более того, пробные шары могут раскрыть намерения Инициатора и привлечь внимание к ним или склониться к обману и предоставить информацию, которая в итоге оказывается не совсем верной. Пробные шары также могут быть подвержены недопониманию, что приводит к недопониманию между тем, что представляет собой зеленый или желтый свет.Суждения о вероятной реакции Партнера также по своей сути трудно сделать, когда Партнер не является унитарным субъектом или когда могут отсутствовать четкие намерения ex ante.

    В-третьих, Инициатору необходимо оценить ожидаемые затраты на обман, которые он понесет, если решит утаить или солгать. Затраты на обман — это предполагаемые затраты, которые Инициатор оценивает до военной операции и которые будут оплачены после того, как операция начнется или станет достоянием общественности.Здесь мы сосредотачиваемся на издержках обмана, налагаемых Партнером, но теоретически они также могут быть наложены международной организацией, другими союзниками или даже внутренней общественностью Инициатора, если они возлагаются на Инициатора, потому что он утаивал или лгал Партнер о применении силы.

    Поскольку оценка вероятных затрат на обман по своей сути является сложной задачей, Инициатор может обратиться к нескольким источникам, чтобы определить, могут ли и какие виды затрат могут быть понесены.Прошлые взаимодействия между Инициатором и Партнером по аналогичным вопросам могут дать Инициатору представление о том, может ли Партнер понести материальные издержки, такие как сокращение военной помощи или пауза в дипломатических отношениях, или другие издержки в ответ на обман. Точно так же Инициатор может рассмотреть, как Партнер отреагировал на обман со стороны других государств. Кроме того, Инициатор может задействовать пробные шары для оценки потенциальных затрат на обман, но эта стратегия зависит от оговорок и рисков, упомянутых выше.Наконец, Инициатор может попытаться оценить не только те затраты, которые лидер государства-партнера хотел бы наложить, но также и то, сможет ли он их наложить: столкнется ли Партнер со значительными внутриполитическими или стратегическими ограничениями, если он попытается это сделать. наложить издержки на обман? Если ответ положительный, то Инициатор может оценить фактические затраты на обман как низкие.

    Учитывая субъективный характер этих оценок, разные инициаторы могут использовать разные показатели для оценки вероятных затрат на обман.Имея в виду это предостережение, мы постулируем, что при прочих равных стоимость обмана может восприниматься как высокая при повторяющихся взаимодействиях между состояниями Инициатора и Партнера с высоким уровнем зависимости. Кроме того, некоторые типы формализованных альянсов могут иметь более институционализированные механизмы для обмена конфиденциальной информацией, что требует высоких затрат на обман в случае несоблюдения правил. Наконец, если миссия не удалась или пойдет не так, что создает повышенный риск того, что Партнер окажется в ловушке или затруднен, Партнер может быть вынужден разделить часть затрат, связанных с неудачей.В таких случаях мы ожидаем, что Партнер пожелает наложить более высокие затраты на обман.

    На рис. 1 показано, как независимые переменные, как их воспринимает Инициатор, объединяются в ступенчатую теорию, в результате чего образуются четыре идеальных типа стратегий обмена информацией. Когда Инициатор определяет, что Партнер предлагает важные возможности для успеха миссии, Инициатор рассматривает, может ли Партнер оказывать поддержку так, как того желает Инициатор.Если это так, то Инициатор с большей вероятностью будет участвовать в стратегии сотрудничества, потому что сотрудничество с Партнером предпочтительнее обмана (при условии, что Партнер вряд ли преждевременно разоблачит миссию, когда будет проинформирован об этом). Какая стратегия сотрудничества, сговор или разделение, будет зависеть от стремления Инициатора к автономности, риска утечек и других эксплуатационных соображений, таких как конкретные возможности, которые Инициатор требует от Партнера. Но поскольку Инициатору нужны возможности Партнера для успеха миссии и ожидает, что Партнер будет играть желаемую роль, Инициатор, при прочих равных, может с большей вероятностью вступить в сговор и полностью поделиться информацией с Партнером, чтобы увеличить вероятность успешного выполнения миссии и вызвать вотум доверия Партнеру.

    Рисунок 1.

    Наблюдаемые последствия оценки инициатором возможностей и намерений партнера, а также затраты на обман, которые, вероятно, понесет инициатор, что приводит к четырем стратегиям обмена информацией

    Рисунок 1.

    Наблюдаемые последствия Оценка инициатором возможностей и намерений партнера, а также затрат на обман, которые может понести инициатор, в результате чего используются четыре стратегии обмена информацией

    С другой стороны, если участие Партнера необходимо для успеха миссии, но Партнер вряд ли согласится играть желаемую роль, то Инициатор должен будет рассмотреть, понесет ли он расходы на обман, если он обманывает партнер.Если эти затраты на обман высоки, восприятие Партнером того, что Инициатор намеренно лжет, может разрушить больше доверия между ними, чем если бы Инициатор преследовал сокрытие или полностью прервал план. Если Инициатор ожидает высоких затрат на обман, вероятная стратегия не определена, потому что следующие шаги Инициатора зависят от контекстных факторов. В частности, Инициатор, скорее всего, сначала попытается убедить Партнера сотрудничать. Убеждение включает правдивые аргументы о возможностях, намерениях или других аспектах плана Инициатора.Убеждение также может включать переоценку текущей информации, предоставление новых сведений или ссылки на другие вопросы, важные для Партнера. Однако в конечном итоге, если убеждение не удается, недостаточные возможности Инициатора для выполнения миссии сами по себе могут привести к тому, что Инициатор прервет миссию (или отложит ее до тех пор, пока не появятся более благоприятные условия), что сделает спорным вопрос о том, какая стратегия обмена информацией преследовать. Пример прерванной миссии произошел во время войны в Персидском заливе, когда Израиль решил не принимать ответные меры против Ирака за его ракетные атаки Скад после телефонного звонка министра обороны Дика Чейни, в котором подчеркивалось, что Израиль рискует потерять У.С. покровительство, если он участвовал в боевых действиях. 31

    Когда Инициатору нужны возможности своего Партнера и он оценивает, что Партнер не желает играть желаемую роль в миссии, но, вероятно, потребует лишь небольших затрат на обман, Инициатор с большей вероятностью решит солгать Партнеру. Цель использования дезинформации — изменить отношение Партнера к его роли в миссии в соответствии с желаниями Инициатора.Предвидение низких затрат на обман может сделать идею лжи привлекательной для Инициатора. Тем не менее, учитывая, что это фактические затраты, которые Инициатору необходимо предвидеть заранее, есть место для просчетов и обратных результатов.

    Как показано в дереве решений на рисунке 1, Инициатору может не потребоваться помощь Партнера для успешного выполнения военной задачи. В таких обстоятельствах, если Партнер желает взять на себя желаемую роль Инициатора, Инициатор, вероятно, примет одну из совместных стратегий (т.е., сговор или разделение). Учитывая риск непреднамеренных утечек, связанных с сговором, стремление к большей автономии в применении силы и второстепенную роль, которую, как ожидается, будет играть Партнер, Инициатор, скорее всего, будет участвовать в разделении, а не в сговоре, утаивая некоторые детали операции. от Партнера.

    Наконец, когда поддержка Партнера не нужна для успеха военной миссии, но Партнер вряд ли сможет оказать желаемую поддержку, у Инициатора может возникнуть соблазн скрыть всю информацию от Партнера до начала миссии.Сокрытие более вероятно, когда Инициатор оценивает стоимость обмана как относительно низкую. Однако утаивание может оказаться трудным, особенно если у Партнера хорошие разведывательные способности; когда Инициатор — это демократия, в которой утечки обычны; и когда операция настолько велика или сложна, что сохранение оперативной секретности до ее завершения может оказаться затруднительным. Однако, если ожидается, что стоимость обмана будет высокой, вероятную стратегию Инициатора снова трудно предсказать.Инициатор снова столкнется с решением: убедить Партнера присоединиться или прервать миссию, если уговоры не удастся или слишком рискованны, так как это может привести к разоблачению Партнера. Учитывая способность Инициатора выполнять миссию самостоятельно, ожидаемые высокие затраты на обман должны быть сопоставлены с затратами на безопасность при прерывании миссии, если Партнера невозможно убедить.

    Мы проверяем нашу теорию на четырех исторических примерах (см. Таблицу 2). 32 Чтобы получить объяснительные рычаги воздействия, в большинстве наших случаев мы неизменно называем Инициатора, Израиль, как субъекта, рассматривающего использование военной силы для устранения или уменьшения угрозы своей безопасности, и его Партнера, Соединенные Штаты. При этом мы рассматриваем отношения США и Израиля с течением времени. Мы также исследуем стратегию обмена информацией, действующую во Франции, присоединившейся к Израилю в нападении на Египет в 1956 году, и в этом случае Франция выступает в качестве Инициатора.В каждом случае мы показываем, как наши переменные формируют поведение Инициатора, и отслеживаем процесс принятия им решений относительно того, следует ли и какой информацией он должен делиться со своим Партнером.

    Таблица 2.

    Выбор случая для эмпирического анализа

    Стратегии сотрудничества . Обманные стратегии .
    сговор — Франция-Израиль в Суэцком кризисе ложь — попытки Израиля убедить Соединенные Штаты атаковать иранскую ядерную программу
    разделение на отсеки — нападение Израиля на сирийский ядерный реактор Аль-Кибар сокрытие — Израиль — Великобритания-Франция в условиях Суэцкого кризиса
    Стратегии сотрудничества . Обманные стратегии .
    сговор — Франция-Израиль в Суэцком кризисе ложь — попытки Израиля убедить Соединенные Штаты атаковать иранскую ядерную программу
    разделение на отсеки — нападение Израиля на сирийский ядерный реактор Аль-Кибар сокрытие — Израиль -Британия-Франция по отношению к Суэцкому кризису

    Наши случаи предлагают вариации в независимых переменных теории и в результатах, которые мы пытаемся объяснить, — в степени обмена информацией между Израилем и его основными союзниками.Суэцкий кризис показывает, что Франция вступает в сговор с Израилем во время вторжения в Египет и активно скрывает свои планы от неодобрительных Соединенных Штатов. Хотя случаи сговора могут быть наименее интересными для изучения как явление, поскольку обычно союзники действительно тайно сотрудничают, этот случай важен, потому что он подчеркивает две стратегии обмена информацией с разными союзниками одновременно. Это также позволяет нам использовать первичные документы для выявления дилемм, связанных с принятием таких решений.В случаях обманных стратегий (которые менее интуитивны и более удивительны) мы рассматриваем роль контекстуализированных альтернативных объяснений решения Инициатора утаить или солгать.

    Неоднократные взаимодействия между Израилем и США позволяют нам показать, что динамика, которую мы предполагаем, работает, несмотря на различия в лидерах власти в обеих странах, стратегическую обстановку холодной войны или тип предполагаемых сил.Одно из потенциальных ограничений изучения диады США-Израиль состоит в том, что она асимметрична. Эта асимметрия подразумевает, что, учитывая зависимость Израиля в плане безопасности от Соединенных Штатов, Израилю, скорее всего, потребуется поделиться информацией с Соединенными Штатами, прежде чем брать на себя военные миссии. Однако мы утверждаем, что, несмотря на то, что Израиль полагается на Соединенные Штаты в плане своей безопасности, Израиль достиг значительного независимого военного потенциала для выполнения сложных миссий без явной помощи или разрешения США, особенно с начала 1970-х годов. 33 Таким образом, в отношениях между США и Израилем Израиль не всегда нуждается в возможностях своего партнера. И это не та ситуация, в которой постоянно высокие затраты на обман могли бы предотвратить любые вызовы позиции Партнера. Кто-то может возразить против нашего внимания к Израилю на том основании, что отношения между США и Израилем особенные, поскольку Соединенные Штаты окажут Израилю безоговорочную поддержку. Мы эмпирически показываем, что это предположение неверно, особенно потому, что политика Израиля прямо противоречила политике Соединенных Штатов в некоторых из этих случаев.

    В двух из четырех случаев мы сохраняем неизменными не только личности двух действующих лиц, но и угрозу того, что один из врагов Инициатора разработает действующую ядерную программу. Несмотря на эти общие черты, мы видим чрезвычайно разные стратегии обмена информацией, принятые Израилем и США. Таким образом, сходство между этими случаями и явные различия в интересующем результате дают нам веские доводы для проверки силы наших причинных утверждений.

    Суэцкий кризис демонстрирует две стратегии обмена информацией: сговор между Францией, Великобританией и Израилем в период с июля 1956 года до вторжения в Египет в октябре 1956 года и сокрытие от Соединенных Штатов как масштабов этого сотрудничества, так и предстоящих событий. вторжение, которое мы обсудим в следующем разделе.

    Суэцкий кризис возник с приходом к власти полковника А.Гамаль Абдель Насер, сыгравший роль в свержении египетского царя в 1952 году и ставший его вторым президентом с 1954 по 1970 год. Насер стремился продвигать панарабское движение политического единства, осуждая Израиль и Запад. В это время Соединенные Штаты, Великобритания и Франция стремились сохранить территориальный статус-кво, возникший в результате арабо-израильской войны 1948 года, посредством Трехстороннего соглашения 1950 года. В сентябре 1955 года Насер объявил о сделке по поставке оружия с Чехословакией, в которой советское оружие дало бы Египту качественное и количественное превосходство в боевой авиации над Израилем.Напряженность обострилась, когда Насер начал блокировать движение через Тиранский пролив, отрезая израильский порт Эйлат от Красного моря. В ответ Соединенные Штаты прервали переговоры о финансировании Асуанской плотины через реку Нил. Насер принял ответные меры, национализировав Суэцкий канал 27 июля 1956 года.

    С одобрения Великобритании Франция начала полностью обмениваться информацией с Израилем о своих планах применить силу против Египта в ответ на закрытие канала.Мы сосредотачиваемся на стратегии обмена информацией, в которой Франция — которая была истинным инициатором полностью сформированного удара, как это зафиксировано в секретном Севрском протоколе — взаимодействовала с Израилем. Франция была озабочена устранением влияния Насера ​​и поддержки Египтом повстанцев, сражавшихся против Франции в войне в Алжире. 34 Отношение французов к Насеру было «неумолимой враждебностью и страхом». 35 Как отмечают Филип Зеликов и Эрнест Мэй: «К середине сентября именно Париж становится главным двигателем движения к войне.» 36 Великобритания согласилась с решением Франции поделиться информацией с Израилем, но была последней стороной, подписавшей совместные военные планы. 37

    Далее мы покажем, что в соответствии с нашей теорией Франция нуждалась в том, чтобы Израиль сыграл ключевую роль в ее нападении на Египет, и у нее были веские основания подозревать, что Израиль согласится принять участие. Франция решила вступить в сговор с Израилем (вместе с Великобританией), и возникло соглашение между Израилем и Францией (и Великобританией).Между тремя сторонами продолжались тайные переговоры, чтобы завершить свои операции, что было зафиксировано в секретном протоколе Севра. В соответствии с этими планами 29 октября самолеты ВВС Израиля P-51 «Мустанги» нанесли серию ударов по позициям Египта на Синае.

    Еще до объявления Насера ​​о национализации Суэцкого канала вооруженные силы Франции исследовали возможность интервенции в Египте.В мемуарах генерала Поля Эли, начальника штаба вооруженных сил Франции, обсуждаются исследования, посвященные вмешательству различных комбинаций Франции, Израиля, Великобритании и США. Франция не могла действовать в одиночку, потому что не могла противостоять египетской авиации, не имея авиабазы ​​возле Египта и авианосца для реактивных самолетов. Операции с участием Франции, Израиля и Великобритании могут быть задержаны на месяц и более. Любое вмешательство США считалось маловероятным. 38 Действительно, в то время как Франция нуждалась в британском потенциале, особенно в доступе к британским базам на Кипре для высадки своих войск, ей не нужны были возможности Израиля, чтобы добиться успеха в своих военных планах против Насера.Вместо этого Франция рассматривала включение Израиля в англо-французский план как важное средство оправдания применения силы против Египта.

    28 июля, на следующий день после национализации Насером Суэцкого канала, премьер-министр Франции Ги Молле и премьер-министр Великобритании Энтони Иден обсудили, что нависшая угроза Израилю «может быть предлогом для военных действий против Абд ан-Насира, которые обе страны предприняли. искал.” 39 Действительно, Франция начала консультации с израильтянами почти сразу после национализации канала. В это время Израиль стремился исправить изменяющийся баланс сил в регионе, закупая оружие у Запада. Получив отпор со стороны США и Великобритании, в конце сентября 1955 года Израиль смог получить у Франции оружие, в том числе самолеты, танки и противотанковые ружья. Реактивные перехватчики Mystère должны были быть доставлены израильтянам к апрелю 1956 года. 40 Сговор между Израилем и Францией усилился летом 1956 года, поскольку две страны значительно расширили сферу обмена разведданными, в первую очередь в отношении Египта. 41 В этот период французы считали, что отсутствие парламентской и общественной поддержки заставляет британское руководство колебаться в своей приверженности плану против Египта. 42

    На этом фоне 27 июля 1956 года министр обороны Франции Морис Бурже-Монури встретился с генеральным директором министерства обороны Израиля Шимоном Пересом по просьбе французского министра.Там Бурже-Монури спросил Переса: «Будет ли Израиль готов принять участие в трехсторонней военной операции, в которой особая роль Израиля будет заключаться в переходе через Синай?» Перес ответил «без колебаний», что «при определенных обстоятельствах я полагаю, что мы будем к этому готовы». 43 1 августа Пересу сказали, что «англичане и французы в принципе приняли решение о совместных военных действиях по завоеванию канала». 44

    Премьер-министр Давид Бен-Гурион сразу дал понять, что Израиль будет полностью сотрудничать с Францией.Кроме того, он поручил Пересу поделиться с Францией любой запрашиваемой ими информацией: «Если мы скроем что-нибудь, что жизненно важно для них, мы предадим их доверие к нам». 45 В середине сентября Бен-Гурион повторил французам, что он заинтересован в сотрудничестве, но что должны последовать дальнейшие обсуждения относительно роли, которую будут играть израильские вооруженные силы. Более того, Бен-Гурион был убежден, что израильская альтернатива такому участию — это кампания, в которой Израиль будет один против Египта. 46 Моше Даян, начальник Генерального штаба Сил обороны Израиля (ЦАХАЛ), записал в своем дневнике: «Если Великобритания и Франция действительно захватят Суэцкий канал и восстановят его международный статус силой оружия, политические последствия для нас будет иметь первостепенное значение ». Бен-Гурион сказал Даяну и Пересу, что «в принципе мы готовы сотрудничать». 47

    В то же время Бен-Гурион отказался выполнять секретную миссию, в которой Израиль был бы агрессором.Чтобы облегчить беспокойство Бен-Гуриона, Даян сказал премьер-министру, что «единственный вклад, который Израиль может внести в англо-французскую операцию, — это предоставить предлог. Все остальное можно было легко решить без помощи Израиля. Эта способность служить предлогом была исторической возможностью для Израиля ». 48 Он добавил: «Теперь было бы легко погасить это крошечное пламя [французской] готовности пойти на войну против Насера, но разжечь [его] будет невозможно.« 49 Бен-Гурион последовал совету Даяна.

    30 сентября французы и израильтяне тайно встретились во Франции, чтобы обсудить обязательства Франции по поддержке Израиля с воздуха и с моря. Встречи стали первым подробным обсуждением французско-израильских военных операций против Египта. Министр иностранных дел Франции Кристиан Пино задал вопрос, будут ли израильтяне заинтересованы в том, чтобы присоединиться к Франции в военной операции, если британцы выйдут из нее в ответ на внутреннее сопротивление, на что израильтяне ответили отрицательно. 50

    Обеспечив сотрудничество Израиля, французы и израильтяне провели секретную встречу 14 октября 1956 года, чтобы обсудить точную роль Израиля в миссии. Генерал Морис Шалль, заместитель начальника штаба французских вооруженных сил, предложил, «чтобы Израиль был приглашен для нападения на Египет через Синайский полуостров, а Франция и Великобритания … затем приказали« обеим сторонам »вывести свои войска из Суэцкого канала, чтобы позволить англо-французским силам вмешаться и занять Канал под предлогом спасения его от повреждений в результате боевых действий.» 51 Бен-Гурион был возмущен тем, что этот сценарий был средством удовлетворить британские политические интересы, подвергая Израиль военным и политическим опасностям и риску быть заклейменным как агрессор. Бен-Гурион согласился встретиться с Молле и Иденом в Париже. 52

    Действительно, в то время Израиль крайне подозрительно относился к британцам в целом и к Эдему в частности.После того, как иорданские агенты нанесли вред нескольким израильским гражданам, израильский рейд возмездия против Иордании привел к гибели от семидесяти до девяноста иорданских солдат и полицейских, а также нескольких израильских офицеров. Рейд заставил британцев задуматься о военном вмешательстве от имени Иордании, прежде чем боевые действия там закончились. 53 Частный источник предупредил Бен-Гуриона, что британцы готовятся к военным действиям против Израиля. В результате Бен-Гурион мало верил в заверения Британии в отношении сотрудничества в Суэце и «опасался, что Великобритания может отвернуться от Израиля или даже выступить против него.” 54

    Французы хорошо знали об этом недоверии и пытались предложить Израилю гарантии и дополнительные поставки оружия, чтобы развеять его опасения. Хотя Израиль стремился участвовать в Суэцкой миссии, он чувствовал, что мало что может сделать для определения точной роли, которую он будет играть; как маленькое государство, нуждающееся в оружии, Израиль чувствовал необходимость оставаться в благосклонности своего французского благодетеля. 55 Бен-Гурион признал, что существовало негласное ожидание, что, чтобы гарантировать поток оружия, Израиль подчинится желанию Франции начать войну. 56 Главная цель Израиля в любых отношениях сотрудничества — быть равноправным партнером. 57

    22 октября Бен-Гурион, Даян и Перес отправились в Севр, в пригород Парижа, чтобы договориться о соглашении.На второй день встречи Даян предложил высадить десант ЦАХАЛа в сопровождении механизированной бригады, что явилось бы «настоящим актом войны» и послужило бы предлогом для вмешательства Великобритании и Франции. 58 В Севре были завершены планы мобилизации Израиля 26 октября. Французские эскадрильи Mystère прибудут в Израиль через Кипр в течение 27 и 28 октября. Французские военные корабли достигнут позиций у израильского побережья к 29 октября, то есть к дате Бен- Гурион готовится к вторжению в Египет.Израильтяне будут атаковать на Синае с целью как можно быстрее достичь канала. Британцы удивят египетские военно-воздушные силы, находясь на аэродромах, и продолжат бомбардировки в качестве предупреждения другим арабским государствам. Посадка англичан и французов защитит канал от обеих сторон. Израиль примет ультиматум Франции и Великобритании о прекращении огня; У израильских войск тогда будет двенадцать часов, чтобы отойти к точке в десяти милях к западу от канала. 59 Это секретное соглашение было зафиксировано в Севрском протоколе и подписано всеми сторонами. 60

    Случай Суэца соответствует предсказаниям нашей теории относительно того, когда мы должны наблюдать сокрытие. Во-первых, как обсуждалось выше, Франция и Великобритания — оба члена Организации Североамериканского договора (НАТО) — обладали достаточным военным потенциалом, особенно в сочетании с Израилем, чтобы вернуть себе Суэцкий канал. Во-вторых, к началу сентября 1956 года три стороны пришли к выводу, что Соединенные Штаты не желают действовать против Насера ​​по целому ряду внутренних и стратегических причин, предпочитая вместо этого продолжение дипломатии. 61 В-третьих, французы, британцы и израильтяне ожидали, что они понесут низкие издержки за свое обманчивое поведение против Соединенных Штатов по нескольким причинам. Французы считали, что Соединенные Штаты потворствуют Франции, к которой присоединились Израиль и Великобритания, в нападении на Египет, потому что Франция и Великобритания были двумя основными союзниками по НАТО. 62 Пино убедил министра иностранных дел Израиля Голду Меир, что действия без Соединенных Штатов не приведут к тому, что У.С. Военная интервенция против Израиля, Франции и Великобритании. Более того, экономические санкции против Израиля были бы маловероятными, потому что президент Дуайт Эйзенхауэр стремился обеспечить голоса евреев на ноябрьских выборах. 63 Бен-Гурион считал, что «Соединенные Штаты не будут вмешиваться так близко к президентским выборам и противостоять своим европейским союзникам. Он ожидал, что, если Америка останется в стороне, Россия тоже ». 64 В то же время израильтяне не знали, как отреагируют Соединенные Штаты и разорвут ли они дипломатические отношения с Израилем. 65 Оглядываясь назад, можно сказать, что три стороны явно просчитали ярость руководителей США, когда сговор в конечном итоге был раскрыт.

    1 августа госсекретарь Джон Фостер Даллес сказал Пино: «Очень важно, чтобы эта [британо-французско-израильская] операция не закончилась выигрышем для [Насера]. Правительство Соединенных Штатов не считает, что военные действия в настоящий момент были бы оправданы. 66 На следующий день Даллес, Пино и их британский коллега Селвин Ллойд договорились продолжить международное управление каналом на многосторонней конференции. Как описывает Чарльз Коган: «Если Насер отвергнет план конференции, французы поняли, что американцы не будут действовать совместно с Англией и Францией, но согласятся с англо-французскими действиями. Французы считали это американской «моральной поддержкой», достаточной, чтобы держать русских в страхе ». 67 Французская разведка сообщила, что администрация Эйзенхауэра была непреклонна в отношении того, что до выборов президента 6 ноября не будет предпринято никаких действий в отношении Египта.После этого США передадут инициативу Великобритании и Франции. Даллес отклонил просьбу Ллойда поделиться военными планами со своими американскими коллегами. Как описывает Джилл Кастнер, «британские официальные лица решили, что это было сделано для того, чтобы сохранить лицо, если во время американской избирательной кампании возникнут неловкие вопросы». 68

    Примерно в то же время Соединенные Штаты начали подозревать, что Великобритания и Франция осуществляют координацию, но не включают ее, а U.Руководители С. не были уверены в причастности Израиля. На заседании Совета национальной безопасности 30 августа председатель Объединенного комитета начальников штабов заявил, что «мы действительно знаем в общих чертах, что собираются делать британцы и французы, и характер сил, которые они мобилизуют для возможного использования против Египта. . » 69 Однако подробности нападения неизвестны. Оценка национальной разведки (NIE) от 5 сентября гласит: «Мы считаем крайне маловероятным, что израильское правительство воспользуется преимуществом британо-французской военной операции против Египта для проведения неспровоцированных крупных атак на египетские силы на Синае.… В частности, израильское правительство почти наверняка признает, что западные державы не могли допустить, чтобы ему сойдет с рук такая атака, если Запад желал сохранить какое-либо положение с другими арабскими государствами ». 70

    Соединенным Штатам не удалось собрать точную информацию о планах Франции, Великобритании и Израиля. Полеты U-2 показали наличие шестидесяти французских самолетов Mystère в Израиле, тогда как Франция сообщила о передаче только двадцати четырех самолетов. 71 Эйзенхауэр заметил, что Mystères, похоже, «обладают способностью к размножению, как у кролика». 72 Этим Эйзенхауэр ясно дал понять, что знает, что Франция вооружает Израиль в нарушение Трехстороннего соглашения 1950 года. Единственной дополнительной информацией, доступной Центральному разведывательному управлению (ЦРУ) в октябре 1956 года, было то, что французские военные недавно встретились со своими британскими коллегами.

    Эйзенхауэр продолжал получать обычные телеграммы от У.Посольства С. и ЦРУ сообщают о встречах между французскими и британскими военными планировщиками, но он получил мало информации от своих атлантических партнеров. 73 Стивен Шпигель отмечает, что, когда Франция, Великобритания и Израиль завершали свой сговор в Севре, Эйзенхауэр и Даллес «имели только лакомые кусочки информации: напряженность на иордано-израильской границе, продолжающаяся израильская мобилизация и франко-британское наращивание сил». в Средиземном море — подозрительное прекращение регулярных коммуникаций на высоком уровне с Вашингтоном со стороны Парижа и Лондона, значительный рост израильско-французского дипломатического радиообмена, значительное увеличение количества французских самолетов преследования Mystère для Израиля сверх того количества, о котором сообщалось в Вашингтон.” 74

    Британцы, французы и израильтяне вели оперативную тайну против Соединенных Штатов, когда приближалась дата нападения. Франция и Великобритания намеренно создали «высыхание нормальных каналов информации» с Соединенными Штатами, а Даллес сообщил о «потере контакта со своими французскими и британскими коллегами» и «почти полном закрытии информации от Франции и Великобритании относительно Миддл». Восток имеет значение. 75 Например, Иден отозвал посла Великобритании в США Роджера Макинса 11 октября. До 8 ноября у Великобритании не было посла в Вашингтоне. Коул Кингсид утверждает, что этот «уход стал началом сознательной попытки Идена скрыть свои истинные намерения от американского президента». В это время «Иден и Молле намеренно лгали Эйзенхауэру, чтобы скрыть масштабы своего сговора с Израилем». 76 Между 16 октября и началом израильского нападения на Египет 29 октября эффективное общение между Вашингтоном, Парижем и Лондоном на Суэце практически прекратилось.Как сообщает патологоанатомическое исследование Госдепартамента, «контакты на рабочем уровне между СВА [Ближний Восток и Африка, имея в виду Бюро по делам Ближнего Востока, Южной Азии и Африки при Госдепартаменте] и посольствами Великобритании и Франции в Вашингтоне практически прекратились. . … Как дома, так и за рубежом степень и вид англо-французских обязательств держались в секрете. Британские и французские иностранные чиновники, за исключением очень немногих, держались в неведении. Похоже, что ни один британский или французский посол на Ближнем Востоке или в Вашингтоне не был проинформирован.“ 77

    Можно задаться вопросом, скрывали ли Франция, Великобритания и Израиль информацию от Соединенных Штатов из опасений по поводу конфликта сверхдержав, если Соединенные Штаты были проинформированы о планах против Египта. Хотя есть некоторые свидетельства озабоченности по поводу участия Советского Союза в Суэцком кризисе, инициаторов в первую очередь беспокоила реакция Соединенных Штатов. Например, посол Франции в Москве подтвердил «реальную озабоченность» Советского Союза англо-французскими военными приготовлениями в сентябре 1956 года.Посол также оценил, однако, «общепризнанное мнение, которое я лично разделяю, — что в случае военных действий СССР не будет вмешиваться напрямую до тех пор, пока сами США воздерживаются». Но он предупредил: «Любое англо-французское решение о военном вмешательстве должно учитывать эти огромные риски и взвешивать их с серьезными последствиями, которые успех Насера ​​имел бы в отношении британских и французских позиций в Африке и Азии. ” 78

    U.С. разведка начала подозревать намерения Израиля двинуться против Египта, о чем было ясно сказано в отчете Консультативного комитета по разведке от 28 октября, состоящем из руководителей национальных разведывательных служб, что «новое свидетельство массированной израильской мобилизации в масштабах, которые разрешить Израилю, среди прочего, «проникнуть в Египет к Суэцкому каналу и удерживать части Синая в течение значительного времени». 79 В тот же день Бен-Гурион сказал послу США в Израиле, что Израиль мобилизовал только «несколько единиц» строго в качестве «оборонительной меры предосторожности». 80 В тот день посол Израиля в США Абба Эбан встретился с помощником госсекретаря США по Ближнему Востоку Уильямом Рунтри и заверил его в «оборонительной позиции Израиля». Встреча была прервана вручением записки, в которой говорилось, что произошло «массовое извержение израильских сил вокруг египетской границы и падение парашюта глубоко в Синай». Как сообщает Эбан, Раунтри сказал: «Я полагаю, вы захотите получить обратно в ваше посольство, чтобы узнать, что происходит в вашей стране.« 81 Утром 29 октября Даллес телеграфировал послу США в Париже, чтобы сообщить, что« накапливаются доказательства, указывающие на то, что французское правительство, возможно, с ведома Великобритании, тесно сотрудничает с [израильтянами] в спровоцировать действия, которые приведут к войне Израиля против Египта с возможным участием французов и британцев ». Новости об израильском нападении были получены примерно через четыре часа, примерно в 15:30. 82

    Когда новости о первых атаках достигли Белого дома, Эйзенхауэр воскликнул: «Что, по мнению Энтони, он делает? Почему он так со мной поступает? » Затем он сказал Даллесу: «Мы должны остановить их — быстро.Роберт Мерфи, заместитель госсекретаря США, ответил: «Вашингтон просто не информировали о том, что делают британцы и французы. Мы не знали, что они собирались зайти так далеко ». 83

    Нападение Израиля на сирийский ядерный реактор в Эль-Кибаре в 2007 году является примером того, как государство использует стратегию обмена информацией по разделению. В соответствии с нашими теоретическими ожиданиями, Израиль не нуждался в У.С. возможности добиться успеха в своей миссии. Вместо этого Израиль хотел, чтобы Соединенные Штаты возглавили операцию, чтобы послать политический сигнал о том, что он может предотвратить распространение ядерного оружия в Сирии и сдержать ядерную программу Ирана. Хотя Соединенные Штаты не хотели быть лицом операции, они были готовы предоставить дипломатическое прикрытие Израилю, когда он готовил свою военную миссию. Соединенные Штаты поддержали сохранение скрытности операции и дали понять Израилю, что он не скажет израильтянам прервать миссию.На протяжении всего этого процесса Израиль делился с Соединенными Штатами информацией и разведданными о том, что подготовка к удару почти завершена. Однако Соединенные Штаты не были проинформированы о точном времени атаки до ее совершения. Таким образом, Израиль предоставил Соединенным Штатам ограниченную информацию по принципу служебной необходимости, подтверждающую, что нападение будет иметь место, но без вовлечения его в оперативную локацию.

    Дилемма Израиля по обмену информацией.И Израиль, и Соединенные Штаты знали о желании Сирии получить ядерное оружие после того, как президент Сирии Хафез Асад попытался купить ядерные исследовательские реакторы у Аргентины и России в 1990-х годах. Однако в результате давления США сделки сорвались. Но в 2006 году Израиль получил разведданные о возможных новых попытках Сирии получить ядерное оружие. В марте 2007 года сотрудники израильского разведывательного агентства «Моссад» извлекли из дома главы Сирийской комиссии по атомной энергии фотографии, сделанные изнутри реактора Аль-Кибар, «свидетельствующие о том, что это был сверхсекретный плутониевый ядерный реактор.” 84

    Премьер-министр Эхуд Ольмерт решил сообщить Соединенным Штатам разведданные о сирийском реакторе, накопленные Моссадом. В апреле 2007 года глава Моссада Меир Даган встретился с вице-президентом Диком Чейни, советником по национальной безопасности Стивеном Хэдли и Эллиоттом Абрамсом, заместителем советника по национальной безопасности по Ближнему Востоку. 85 Хотя у Соединенных Штатов была спутниковая разведка, Даган поделился тем, чего у него не было: фотографиями изнутри реактора Аль-Кибар, включая одну фотографию, на которой глава Сирийской комиссии по атомной энергии и северокорейский ядерный чиновник. 86 После того, как президенту Джорджу Бушу показали фотографии, он поговорил с Ольмертом по телефону. Ольмерт сказал: «Джордж, я прошу тебя бомбить территорию». Буш ответил, что изучит разведданные и ответит. 87

    Почему израильтяне выбрали стратегию разделения информации и обмена информацией вместо сокрытия? Учитывая воинственность администрации Буша и сильную поддержку Израиля многими ее членами, израильтяне предположили, что некоторые в администрации поддержат атаку сирийского реактора и будут рассматривать это как возможность вернуть себе У.Доверие С. как силы против распространения ядерного оружия в регионе после того, как американские войска не смогли найти доказательства наличия оружия массового уничтожения в Ираке. Более того, израильтяне считали, что Соединенные Штаты могут быть заинтересованы в разоблачении и прекращении сотрудничества Пхеньяна с Дамаском. 88 Исходя из этих факторов, израильтяне пошли на просчитанный риск, чтобы поделиться разведданными о сирийском реакторе с Соединенными Штатами, полагая, что они могут получить разведданные о причастности Северной Кореи и возбудить U.С. интерес к противодействию распространению.

    шаг назад со стороны США. Администрация Буша вступила в ожесточенные дебаты о внутренней политике, при этом было рассмотрено несколько вариантов. Чисто дипломатический подход не получил особого успеха. ЦРУ и Министерство обороны сочли тайную операцию с участием небольшой группы по уничтожению критически важного оборудования. Налет с воздушной бомбардировкой рисковал, что Соединенные Штаты будут замечены как участвующие во второй превентивной войне на Ближнем Востоке.Администрация Буша не решалась дать Израилю согласие на прямой военный вариант или отдать приказ США об ударе из опасения эскалации конфликта на Ближний Восток в целом. Наконец, администрация рассмотрела вопрос о международных усилиях по преданию гласности существования реактора и демонтажу сирийского ядерного проекта под эгидой Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). 89

    Ольмерт встретился с представителями администрации Буша в Вашингтоне 19 июня, заявив, что U.С. Удар «убьет двух зайцев одним выстрелом», а также отговорит Иран от реализации собственной ядерной программы. Ольмерт сказал Бушу, что Израиль все равно нападет на Аль-Кибар, но что Израиль хочет предоставить администрации информацию и стимулы, которые потребуются для присоединения к усилиям. 90 Буш объяснил Ольмерту, что администрации сначала необходимо проинформировать Конгресс о том, что Израиль является источником разведданных о реакторе, что может помешать У.С. действие. Далее он пояснил: «Я не могу оправдать нападение на суверенное государство, если мои спецслужбы не выступят и не скажут, что это оружейная программа». На тот момент разведка США не смогла подтвердить, что это так. Буш предложил отправить в регион госсекретаря Кондолизу Райс, но Ольмерт не заинтересовался, опасаясь, что использование дипломатического маршрута позволит Сирии остановиться до тех пор, пока реактор не заработает. В своих мемуарах Буш писал, что «премьер-министр разочаровался» в U.С. предпочел дипломатию, добавив, что Ольмерт сказал ему: «Это то, что бьет по очень серьезным нервам этой страны». 91

    Однако Буш ни разу не предполагал, что Соединенные Штаты будут блокировать действия Израиля. «Ольмерт сказал, что не просил Буша дать зеленый свет, но Буш не давал Ольмерту красный свет», — заявил израильский генерал. «Ольмерт считал это зеленым». Действительно, как вспоминает Абрамс, когда Ольмерт объяснил президенту, почему Израиль не может использовать дипломатические средства и планировал атаковать самостоятельно, если потребуется, «Буш спокойно слушал, кладя трубку и восхищенно говорил:« Этот парень имеет кишки »(или, как сообщается, другой анатомический вариант той же мысли).С этого момента, как отметил директор ЦРУ Майкл Хайден, Соединенным Штатам необходимо «отступить», потому что «мы не можем позволить кому-то делать что-то (даже в их собственных национальных интересах), что мы не уполномочены делать сами. У нас не было полномочий бомбить. Мы также не могли никому помочь в этом ». Таким образом, администрация Буша отступила и ждала. 92

    односторонние действия Израиля при общении с Вашингтоном.1 сентября помощник Ольмерта сообщил Белому дому, что подготовка Израиля к удару по Аль-Кибару почти завершена. Израиль также поделился информацией об ударе с британской службой внешней разведки MI6. Однако в нем не сообщалось Вашингтону «точное время, чтобы обе страны могли с технической точностью заявить, что американцы не знали о нападении заранее». 93 5 сентября израильские F-15 и F-16 были запущены в полночь и разрушили реактор. 94 В этом случае Израиль сохранил операционную тайну, хотя Соединенные Штаты (и Великобритания) получили предварительное уведомление о неизбежности атаки.

    Через несколько дней после забастовки израильское правительство попросило администрацию Буша не раскрывать то, что ему известно. Президент Буш пообещал, что администрация останется «застегнутой», и предложил, чтобы «мы выдержали некоторое время, а затем раскрыли операцию как способ изоляции сирийского режима. 95 Чтобы избежать возмездия и эскалации, Израиль выбрал точечный удар, который позволил бы президенту Башару аль-Асаду отрицать существование ядерной программы в Сирии. Правительства Израиля и США не объявляли о секретном рейде в течение семи месяцев. 96

    Иран обнаружил секретно построенную установку по обогащению урана в 2002 году. В середине 2005 года Соединенные Штаты объявили, что Иран имеет секретную оружейную программу; В ответ Иран приостановил сотрудничество с МАГАТЭ.Тем не менее, NIE 2007 г. отступила и пришла к выводу: «Мы с большой уверенностью судим, что осенью 2003 г. Тегеран остановил свою программу создания ядерного оружия». В первом черновике, за несколько месяцев до этого, авторы писали, что у Ирана все еще есть программа ядерного оружия. Этот вывод был пересмотрен после того, как ЦРУ получило личные сообщения от подозреваемых специалистов по оружию, которые убедили их, что иранское правительство прекратило оружейную программу в конце 2003 года. Это NIE было весьма спорным, поскольку оно не поддерживало версию администрации Буша относительно опасности. Ирана. 97 После введения ООН дальнейших санкций Иран согласился возобновить переговоры в октябре 2009 года. Когда встречные предложения Ирана были отклонены Соединенными Штатами и Европейским союзом, в июне 2010 года Совет Безопасности ввел полное эмбарго на поставки оружия. Иран и запретил ему любую деятельность, связанную с баллистическими ракетами. В январе 2011 г. возобновленные переговоры не продвинулись. Но в конце 2011 — начале 2012 года МАГАТЭ подтвердило, что у него есть доказательства того, что Иран проводит постоянные исследования оружия.Это подтверждение вызвало слухи о том, что Израиль может совершить одностороннее нападение на Иран. 98

    Некоторые попытки Израиля повлиять на Соединенные Штаты, чтобы помочь предотвратить распространение Ирана, согласуются со стратегией лжи по обмену информацией. В частности, Израиль использовал дорогостоящий сигнал о наращивании военного потенциала вместе с предупреждениями о своих намерениях попытаться убедить разведывательное сообщество и военный истеблишмент США поверить в то, что он действительно предпринимает заслуживающие доверия шаги в направлении односторонних действий против Ирана.Важно отметить, что мы не утверждаем, что единственной целью наращивания капитала был блеф; Фактически, наращивание сил преследовало две цели — сдержать Иран и убедить Соединенные Штаты в том, что они готовы действовать в одиночку против иранцев. Глубокие разногласия в Израиле по поводу целесообразности применения военной силы против Ирана оставались в рамках дебатов высших политических и военных деятелей, а не разделялись с Соединенными Штатами. Таким образом, мы находим обман в том, что высшие израильские лидеры, вероятно, не намеревались совершить одностороннее нападение. 99 Важно отметить, что в то время как Израиль участвовал в кампании по изменению политики США, которая включала дезинформацию, в этой кампании были и другие элементы, в которых не было лжи, такие как участие во внутриполитических манипуляциях путем прямого обращения к Конгрессу.

    В соответствии с нашими теоретическими ожиданиями, Израиль прибег к лживой стратегии обмена информацией, поскольку ему не хватало военного потенциала, необходимого для обеспечения эффективного разрушения ядерной инфраструктуры Ирана.Поддержка США также могла бы добавить легитимности, если бы Израиль попытался оправдать нанесение удара по Ирану в целях самообороны. Кроме того, Израиль понимал, что Соединенные Штаты собираются выступить против применения силы, учитывая их вклад в дипломатическую резолюцию, чтобы помешать усилиям Ирана по распространению. Чтобы подтолкнуть политику США в благоприятном направлении, Израиль преувеличил свою готовность атаковать Иран в одностороннем порядке. Израильские лидеры полагали, что это преувеличение, вероятно, приведет к низкой стоимости обмана. Истинные намерения Израиля было трудно оценить намеренно, учитывая секретность в высших эшелонах израильского правительства и крайнюю риторику израильских лидеров при обсуждении угрозы, исходившей от Ирана в прошлом, без особого возмездия.Усилия Израиля в конечном итоге не смогли убедить Соединенные Штаты сотрудничать в военном ударе по Ирану. На сегодняшний день Израиль воздерживается от односторонних атак иранских ядерных реакторов.

    Дилемма Израиля и дезинформация о намерениях. Как отмечалось выше, одним из вариантов замедления продвижения Ирана к созданию ядерного оружия было превентивное нападение на его ядерные объекты. Однако Израиль быстро понял, что, в отличие от атак Осирака или Аль-Кибара, на этот раз ему нужен У.С. военная поддержка для выполнения миссии. Израиль обладал проникающими боеприпасами, но только Соединенные Штаты имели военный потенциал, чтобы помешать ядерному успеху Ирана. У Соединенных Штатов были высокоточные тяжелые боеприпасы, возможности для скрытного воздушного нападения и «разрушители бункеров», предназначенные для уничтожения подземных объектов, таких как завод по обогащению урана в Натанзе. С другой стороны, израильские бомбы будут иметь лишь ограниченную способность повреждать входы. Возможно, Израилю не хватало разведданных, чтобы определить, уничтожило ли нападение все аспекты децентрализованной ядерной программы Ирана. 100

    К концу 2011 года ядерная проблема Ирана приобрела актуальность. Израильские официальные лица пришли к пониманию того, что Соединенные Штаты не заинтересованы в применении военной силы. Высокопоставленные члены израильской администрации сообщили министру обороны Эхуду Бараку, что военный удар крайне маловероятен в администрации Барака Обамы. В конце 2011 года Барак связался с министром обороны США Леоном Панеттой и спросил, могут ли быть отложены совместные военные учения, запланированные на апрель 2012 года в Израиле.Этот запрос был призван сигнализировать о том, что Израиль подумывает о военных действиях. Представители министерства обороны США и бывшие официальные лица сообщили прессе, что опасаются возможного израильского нападения в период с апреля по июнь. 101

    Барак также провел серию встреч с Панеттой, советником по национальной безопасности Томом Донилоном, госсекретарем Хиллари Клинтон и президентом Обамой. Он поделился с Панеттой лишь очертаниями планов Израиля.В ответ Панетта призвал его «подумать дважды, трижды», прежде чем отдать приказ о военном ударе. В какой-то момент он даже спросил: «Если вы решите атаковать иранские объекты, когда мы узнаем?» Барак сказал, что Соединенные Штаты получат уведомление не раньше, чем за несколько часов, но он «признает нашу ответственность не оставлять американцев в неведении». Обама в беседе с Бараком подчеркнул, что внутренняя поддержка нападения была слабой: «Мы слышим, что даже высокопоставленные сотрудники ваших вооруженных сил, военной разведки и Моссада выступают против этого.” 102

    Стремясь убедить руководителей США пересмотреть свое отношение к военному удару по Ирану, премьер-министр Биньямин Нетаньяху выступил на совместном заседании Конгресса 24 мая 2011 года. В попытке убедить администрацию Обамы в том, что ядерная программа Ирана требует военного вмешательства, Нетаньяху подчеркнул безотлагательность решения проблемы распространения Ирана. 103 Нетаньяху подсчитал, что U.Дебаты С. можно было бы повернуть в пользу военных ударов по Ирану, убедив США в том, что временные рамки ядерной программы Ирана представляют неминуемую угрозу. Однако премьер-министр Израиля имел репутацию преувеличения неизбежности этой ядерной угрозы, неоднократно заявляя, что Ирану осталось всего шесть месяцев до получения ядерной бомбы. 104 Фактически, разведывательные данные Моссада опровергли Нетаньяху, заключив, что Иран «не осуществляет деятельность, необходимую для производства оружия. 105 Использование Нетаньяху дезинформации действительно было известно среди американских дипломатов. Как однажды заметил бывший госсекретарь Рекс Тиллерсон: «Имея дело с Биби, всегда полезно проявлять здоровую долю скептицизма в обсуждениях с ним». 106

    обманчивых сигналов. Поскольку дипломатическое давление на Соединенные Штаты провалилось, израильские руководители решили продолжить стратегию обмена ложной информацией, чтобы получить столь необходимый U.С. военная поддержка удара по Ирану. Ключевой акт обмана произошел в 2012 году, когда Израиль, пытаясь подчеркнуть достоверность своей угрозы нападения на Иран, начал массированное наращивание военной мощи. Описывая израильскую стратегию «запугивания войной», Даниэль Собельман пишет: «Чтобы усилить свое влияние на Соединенные Штаты, Израиль привел своего главного стратегического союзника к выводу, что одностороннее нападение Израиля на Иран может быть неизбежным». В отличие от своих атак на Осирака и аль-Кибара, «Израиль намеренно создал впечатление надвигающегося одностороннего нападения, а затем использовал это восприятие в преднамеренных усилиях по ограничению гибкости Обамы и его влияния на У.С. политики, и изменить стратегический расчет Ирана ». 107

    Израиль понимал, что военные расходы представляют собой дорогостоящий сигнал и могут послужить последней попыткой сделать его намерения атаковать более убедительными. Правительство Нетаньяху тратило миллиарды долларов на наращивание военной мощи, а также на укрепление военного сотрудничества с Азербайджаном вблизи северной границы Ирана.Эта подготовка включала подготовку к «тотальной воздушной атаке при поддержке сил коммандос в центре Ирана». В сентябре 2012 года Нетаньяху уведомил ЦАХАЛ и Моссад, что они должны подготовиться к полномасштабному нападению на Иран, которое произойдет через тридцать дней. 108 Барак полагал, что американские радиолокационные системы и электронные перехватчики обнаружили объем и характер учений ВВС, которые Израиль проводил в последние месяцы, и поэтому Соединенные Штаты поняли, что Израиль готовится к военным действиям. 109

    Встревоженная администрация Обамы изменила свою оценку, поскольку более высокопоставленные официальные лица США начали оценивать израильскую угрозу как заслуживающую доверия. 110 Один чиновник, Гэри Самор, координатор Белого дома администрации Обамы по контролю над вооружениями и оружию массового уничтожения, сказал, что «за исключением вице-президента Джозефа Байдена, который считал все это большим блефом», высокопоставленные члены администрации, включая Обаму и Панетту, почувствовали «давление» сигналов Израиля. 111

    Некоторые наблюдатели могут возразить, что Израиль, возможно, предпочел обман из-за заведомо плохих отношений между Обамой и Нетаньяху. 112 Возможно, это одна из причин, почему действия Израиля не убедили администрацию Обамы отказаться от своих дипломатических усилий в пользу военных действий против распространения Ирана. В то же время стратегия Израиля заключалась не только в изменении личного отношения президента Обамы, но и в нацеливании на Соединенные Штаты в целом, поскольку его предполагаемые попытки обмана распространились на Конгресс и США.С. разведывательное сообщество за счет ощутимого военного наращивания.

    К лету 2012 года, однако, идея нападения на Иран, казалось, сошла на нет. Барак пишет: «Я наконец понял, что израильский удар невозможен. Это произошло не потому, что я сомневался в том, какой ущерб он все еще может нанести ядерным усилиям Ирана, а потому, что он нанесет ущерб нашим связям с Соединенными Штатами. Независимо от того, как мы могли бы объяснить нашу атаку тем, что совместные учения вот-вот начнутся, это будет выглядеть как преднамеренная попытка вовлечь нашего самого важного союзника в потенциальный конфликт с Ираном вопреки явным пожеланиям и политике президента Обамы и США. правительство. 113 Барак отказался от предложения одного из союзников Нетаньяху нанести удар непосредственно перед президентскими выборами в США 2012 года и добиться поддержки США. Угрозы Израиля атаковать Иран рассеялись во время встреч Барака с высокопоставленными официальными лицами США в сентябре 2012 года. В том же месяце Нетаньяху заявил в своем выступлении в ООН, что еще есть месяцы, чтобы остановить Иран, намекая, что в неминуемой атаке нет необходимости. 114

    Год спустя появились предположения, в том числе от бывшего премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта, что Нетаньяху потратил миллиарды на то, чтобы его угрозы выглядели более убедительными для Вашингтона, а не на подготовку израильских вооруженных сил к нападению. 115 Журналист Ронен Бергман взял интервью у Эхуда Барака, который одобрил авиаудар, но не верил, что Нетаньяху действительно намеревался атаковать. Другие считают, что Нетаньяху «только хотел заставить Обаму поверить в то, что он намеревался атаковать, чтобы заставить руку Обамы, чтобы привести его к выводу, что Америка в любом случае неизбежно втянется в войну, так что это будет лучше для Соединенных Штатов. для проведения самой атаки, чтобы контролировать время ». 116 Советник по национальной безопасности Израиля в то время Яаков Амидрор сказал, что он «искренне верил, что они не блефуют.Директор Моссада Тамир Пардо утверждает, что все время сомневался, говоря: «Для обмана на этом уровне необходимо, чтобы замешано не более одного или двух человек». Однако, «когда премьер-министр» говорит мне начать обратный отсчет, вы понимаете, что он не играет с вами в игры. Эти вещи [переход в состояние готовности] имеют огромные последствия. Это не то, что ему разрешено делать только в качестве учения ». 117 Неясность вокруг намерений Израиля сохраняется, потому что решение было принято Нетаньяху и Бараком и не было доведено до сведения руководителей службы безопасности Израиля, чтобы повысить доверие к лицам, которым угрожают. атаковать.

    В этой статье мы предложили типологию стратегий обмена информацией, разработали теорию, объясняющую этот вариант, и проверили предсказания теории на нескольких иллюстративных тематических исследованиях. Наши выводы подчеркивают уникальную и малоизученную динамику мировой политики. Мы показали, что выбор стратегии обмена информацией играет важную роль в формировании не только того, решат ли инициаторы в конечном итоге применить силу или прервать конкретную военную миссию, но и будет ли это применение силы односторонним или многосторонним.Более того, стратегии обмена информацией, которые выбирает Инициатор, могут формировать последующие взаимодействия между выровненными государствами, приводя к большему доверию и дальнейшему сотрудничеству или навязывая издержки обмана и разногласия в союзе.

    Один из следствий нашего аргумента включает способность Партнера сдерживать Инициатора. Стратегии обмена информацией имеют важные последствия как для согласованных, так и для союзных государств, поскольку они влияют на то, как государства управляют и изменяют поведение дружественных государств.При прочих равных, Партнер имеет наименьший потенциал сдерживания, когда Инициатор решает скрыть свои планы от Партнера. Без информации о готовящихся планах атаки Партнер мало что может сделать, чтобы отговорить Инициатора. Хотя трудно сдержать Инициатора, если использование военной силы является неожиданным, Инициатор также сталкивается с повышенным риском отдачи, если он участвует в утаивании. Это может принять форму будущего нежелания помогать в аналогичных военных миссиях или в других аспектах отношений доверия.Партнер также имеет самый низкий потенциал сдерживания при лжи, учитывая, что Партнер не может действовать без соответствующей правдивой информации. Партнер имеет самый высокий потенциал сдерживания, когда Инициатор вступает в сговор. Это связано с тем, что Партнер располагает наибольшим объемом информации о планах нападения, и его участие, вероятно, необходимо для успеха операции; таким образом, Партнер имеет множество рычагов воздействия на Инициатора. Партнер обладает средним уровнем сдерживаемости, когда он предоставляет информацию по служебной необходимости.Партнер менее способен сдерживать Инициатора, потому что Инициатор, вероятно, имеет возможность применять силу самостоятельно, и потому, что он, вероятно, утаил какой-то важный аспект запланированной миссии, который влияет на потенциал сдерживания Партнера.

    Наши результаты также проливают свет на то, как государства оценивают, применять ли силу против распространителей ядерного оружия. Мы обнаружили значительные различия в стратегиях обмена информацией, которые государства используют при принятии решения о нанесении превентивного удара.В частности, оценка реакции Партнера на превентивный удар и его способности способствовать такому нападению играют решающую и малоизученную роль в том, будут ли государства атаковать распространителей и какую форму примет такое нападение. Выявленные в этой статье закономерности также объясняют другие случаи, в которых Израиль действует против распространителей ядерного оружия, такие как нападение Израиля на иракский реактор Осирак в 1981 году и кибератака Stuxnet на иранский объект по обогащению урана в Натанзе, обнаруженный в 2010 году. 118

    После выхода Соединенных Штатов из международного соглашения по иранской ядерной программе, Совместного всеобъемлющего плана действий, возобновились дискуссии о нападении Израиля на иранские ядерные объекты. Наша теория и результаты предполагают, что возможности Соединенных Штатов остаются необходимым условием для успешного нападения, и, таким образом, представления о поддержке США такого нападения, вероятно, будут и дальше формировать планы израильских властей относительно того, атаковать ли иранские объекты.Если лица, принимающие решения в США, дадут Израилю зеленый свет (или если Израиль сделает такой зеленый свет), совместное предприятие Израиля и США. операция была бы вероятна. Однако, если Соединенные Штаты не захотят одобрить такое нападение, Израиль может снова обмануть его. Расширение сотрудничества между Израилем и странами Персидского залива после подписания Авраамовских соглашений в августе 2020 года, которое в значительной степени возникло из-за совместной озабоченности Ираном, обладающим ядерным оружием, может привести к сговору между этими странами по поводу применения силы против ядерных объектов Ирана.Неясно, какую роль Соединенные Штаты сыграют в таком нападении, но нельзя исключать возможность другого Суэцкого сценария (или совместной кампании дезинформации) в случае, если Соединенные Штаты не поддержат его.

    Наконец, наша теория и результаты открывают важные направления для будущих исследований. Поскольку обман и секретность среди союзников — явление малоизученное, было бы поучительно рассмотреть различные формы обмана и их вероятность успеха.Более того, ученые могли исследовать, когда государства эффективно используют обман — в отношении своих собственных намерений и возможностей или с помощью сфабрикованных разведданных о третьем государстве — чтобы убедить другие государства поддержать их внешнюю политику. Наконец, будущие исследования могли бы еще больше расширить рамки этого исследования, изучив выбор стратегий обмена информацией между противниками. При другой структуре стимулов загадочные случаи между противниками или конкурентами будут связаны с сговором и разделением, а не с обманом.

    .

    Добавить комментарий