Ощущение отличается от восприятия: «Чем ощущение отличается от восприятия?» – Яндекс.Кью

Содержание

Ощущение — это… Что такое Ощущение?

Ощуще́ние, чувственный опыт — простейший психический процесс, представляющий собой психическое отражение отдельных свойств и состояний внешней среды, возникающее при непосредственном воздействии на органы чувств, дифференцированное восприятие субъектом внутренних[1] или внешних стимулов и раздражителей при участии нервной системы. В психологии ощущения считаются первой стадией (на самом деле они туда не входят) ряда биохимических и неврологических процессов, которая начинается с воздействия внешней (окружающей) среды на рецепторы сенсорного органа (то есть органа ощущения) и затем ведёт к перцепции, или восприятию (распознаванию).

В советско-российской психологической школе принято считать ощущение и чувство синонимами, однако это не всегда верно для других психологических школ. Другие эквиваленты термину «ощущения» — сенсорные процессы и чувствительность.

Ощущение и восприятие

Ощущение (в психологии) — процесс отражения отдельных свойств объектов окружающего мира

[2].

От понятия восприятия (как целостного впечатления, например, восприятие чашки кофе как целостного образа) отличается количественно (ощущение аромата кофе, цвета, температуры и т.д.).

Восприятие состоит из одного или более ощущений, создающих наиболее полное представление об объекте. Т.е. восприятие будет, даже если человек не прикасается к чашке, с закрытыми глазами будет вдыхать аромат кофе (одно ощущение).

Классификация ощущений

Классификация ощущений строится на основе перечня рецепторов, при помощи которых эти ощущения становятся доступными[2].

Критерий Вид ощущения
По расположению рецепторов Экстероцептивные

Интероцептивные

Проприоцептивные

По ведущему анализатору Сенсорные ощущения
По взаимодействию рецепторов с раздражителями Контактные

Дистантные

Сенсорные ощущения

Животные способны воспринимать следующие типы стимулов

Виды человеческих ощущений

В разных школах по-разному относятся к проблеме сенсорных процессов. Б. Г. Ананьев в работе «Теория ощущений» выделил наибольшее число ощущений (11). Видов рецепторов у животных больше.

Дистантные ощущения
Контактные ощущения
Глубинные ощущения
  • Чувствительность от внутренних органов
  • Вестибулярная чувствительность
    • Головокружение (симптом)

Классификация ощущений

Разделяют ощущения по критерию принадлежности к специализированным анализаторам, ответственным за их обработку. Выделяют ощущения: зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, обонятельные, проприоцептивные, двигательные. По расположению рецепторов все ощущения делятся на три группы.

К первой группе относятся ощущения, которые связаны с рецепторами, находящимися на поверхности тела: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые и кожные ощущения. Это экстерорецептивные ощущения.

Ко второй группе относятся интерорецептивные ощущения, связанные с рецепторами, находящимися во внутренних органах.

К третьей группе относятся кинестезические (двигательные) и статические ощущения, рецепторы которых находятся в мышцах, связках и сухожилиях — проприорецептивные ощущения (от лат. «собственный»).

В зависимости от модальности анализатора различаются следующие виды ощущений: зрительные, слуховые, кожные, обонятельные, вкусовые, кинестезические, статические, вибрационные, органические и болевые. Различаются также контактные и дистантные ощущения.

Общие психофизиологические закономерности ощущений

Работа каждого анализатора имеет свои специфические закономерности.

Наряду с этим все виды ощущений подчинены общим психофизиологическим закономерностям.

Для возникновения какого-либо ощущения раздражитель должен иметь определенную величину интенсивности.

Интенсивность определяется силой действующего раздражителя и функциональным состоянием рецептора

[3].

Минимальная величина раздражения, которая вызывает едва заметное ощущение, называется абсолютным нижним порогом ощущения. Способность ощущать эти самые слабые раздражения называется абсолютной чувствительностью. Она всегда выражается в абсолютных числах. Например, для возникновения ощущения давления достаточно воздействия 2 мг на 1 кв.мм поверхности кожи.

Верхний абсолютный порог ощущения — максимальная величина раздражения, дальнейшее увеличение которой вызывает исчезновение ощущения или болевое ощущение. Например, сверхгромкий звук вызывает боль в ушах, а сверхвысокий (по частоте колебаний свыше 20000 Гц) — вызывает исчезновение ощущения (слышимый звук переходит в ультразвук). Давление 300 г/кв.мм вызывает боль.

Наряду с абсолютной чувствительностью следует различать относительную чувствительность — чувствительность к различению интенсивности одного воздействия от другого. Относительная чувствительность характеризуется порогом различения.

Порог различения, или дифференциальный порог, — едва ощущаемое минимальное различие в силе двух однотипных раздражителей.

Порог различения — это относительная величина (дробь), которая показывает, какую часть первоначальной силы раздражителя надо прибавить (или убавить), чтобы получить едва заметное ощущение изменения в силе данных раздражителей.

Так, если взять груз в 1 кг и затем прибавить еще 10 г, то этой прибавки никто ощутить не сможет; чтобы почувствовать увеличение прибавки веса необходимо добавить 1/30 часть первоначального веса, то есть 33 г. Таким образом, относительный порог различения силы тяжести равен 1/30 части силы первоначального раздражителя.

Относительный порог различения яркости света равен 1/100; силы звука — 1/10; вкусовых воздействий — 1/5. Эти закономерности открыты Бугером и Вебером (закон Бугера-Вебера).

Закон Бугера-Вебера относится только к средней зоне интенсивности раздражителей. Иначе говоря, относительные пороги теряют значение при очень слабых и очень сильных раздражителях. Это было установлено Фехнером.

Фехнер установил также, что если интенсивность раздражителя увеличивать в геометрической прогрессии, то ощущение будет увеличиваться лишь в арифметической прогрессии. (Закон Фехнера).

Нижние и верхние абсолютные пороги ощущений (абсолютная чувствительность) характеризуют пределы человеческой чувствительности. Но чувствительность каждого человека изменяется в зависимости от различных условий.

Так, входя в плохо освещенное помещение, мы вначале не различаем предметы, но постепенно под влиянием данных условий чувствительность анализатора повышается.

Находясь в накуренном помещении или в помещении с какими-либо запахами, мы через некоторое время перестаем замечать эти запахи (понижается чувствительность анализатора).

Когда из плохо освещенного пространства мы попадаем в ярко освещенное, то чувствительность зрительного анализатора понижается.

Изменение чувствительности анализатора в результате его приспособления к действующим раздражителям называется адаптацией.

Разные анализаторы имеют различную скорость и различный диапазон адаптации. К одним раздражителям адаптация происходит более быстро, к другим — медленнее. Более быстро адаптируются обонятельные и тактильные анализаторы. Полная адаптация к запаху йода наступает через одну минуту. Через три секунды ощущение давления отражает только 1/5 силы раздражителя (поиск очков, сдвинутых на лоб, — один из примеров тактильной адаптации). Еще медленнее адаптируются слуховой, вкусовой и зрительный анализаторы. Для полной адаптации к темноте необходимо 45 мин. После этого периода зрительная чувствительность увеличивается в 200 000 раз (самый высокий диапазон адаптации).

Явление адаптации имеет целесообразное биологическое значение. Оно содействует отражению слабых раздражителей и предохраняет анализаторы от чрезмерного воздействия сильных раздражителей.

Чувствительность зависит не только от воздействия внешних раздражителей, но и от внутренних состояний.

Повышение чувствительности анализаторов под влиянием внутренних (психических) факторов называется сенсибилизацией. Так, например, слабые вкусовые ощущения повышают зрительную чувствительность. Это объясняется взаимосвязью данных анализаторов, их системной работой.

Сенсибилизация, обострение чувствительности, может быть вызвано не только взаимодействием ощущений, но и физиологическими факторами, введением в организм тех или иных веществ. Например, для повышения зрительной чувствительности существенное значение имеет витамин А.

Чувствительность повышается, если человек ожидает тот или иной слабый раздражитель, когда перед ним выдвигается специальная задача различения раздражителей. Чувствительность отдельного человека совершенствуется в результате упражнения. Так, дегустаторы, специально упражняя вкусовую и обонятельную чувствительность, различают разнообразные сорта вин, чая и могут даже определить, когда и где изготовлен продукт.

У людей, лишенных какого-либо вида чувствительности, осуществляется компенсация (возмещение) этого недостатка за счет повышения чувствительности других органов (например, повышение слуховой и обонятельной чувствительности у слепых).

Взаимодействие ощущений в одних случаях приводит к сенсибилизации, к повышению чувствительности, а в других случаях — к ее понижению, то есть к десенсибилизации. Сильное возбуждение одних анализаторов всегда понижает чувствительность других анализаторов. Так, повышенный уровень шума в «громких цехах» понижает зрительную чувствительность.

Одним из проявлений взаимодействия ощущений является контраст ощущений.

Контраст ощущений — это повышение чувствительности к одним свойствам под влиянием других, противоположных свойств действительности.

Например, одна и та же фигура серого цвета на белом фоне кажется темной, а на черном — светлой.

Иногда ощущения одного вида могут вызвать добавочные ощущения. Например, звуки могут вызвать цветовые ощущения, желтый цвет — ощущение кислого. Это явление называется синестезией.

Примечания

См. также

Ссылки

Восприятие

Восприятие — это процесс отражения в сознании человека предметов и явлений реального мира в их целостности, в совокупности их различных свойств и частей и при их непосредственном воздействии на органы чувств.

В формировании восприятия принимают участие ощущения, двигательные компоненты, жизненный опыт индивида, память, мышление и речь, волевые усилия и внимание, интересы, цели и установки человека.


Восприятие возникает на основе ощущений, но оно не сводится к их простой сумме (в подобных случаях говорят, что процесс не является аддитивным). Это качественно новый, более сложный психический процесс по сравнению с ощущением. Восприятие направлено на узнавание опознавательных признаков воспринимаемого объекта и построение его копии (модели) в сознании. Результат восприятия — это целостный перцептивный образ объекта, а не отдельные его свойства, информацию о которых дают человеку ощущения. Это, однако, не значит, что вместе с целостным образом объекта воспринимаются все его мелкие детали.

Существуют две модели формирования образа в процессе восприятия:

  • стимульная, «чисто» рефлекторная, утверждающая, что появление образа объекта вызвано только его отражением в сознании при воздействии раздражителей на сенсорные каналы;
  • деятельностная, утверждающая, что образ, который человек воспринимает, является не столько результатом реакции психики на раздражители, сколько следствием непрерывного построения субъектом перцептивных гипотез, «встречных» отражаемой среде (человек, используя свой опыт, как бы предвидит основные свойства воспринимаемого объекта).

Сложность изучения восприятия как познавательного процесса состоит в том, что из всех воздействующих признаков в сознании человека отражаются лишь ведущие, а несущественные остаются за пределами восприятия. Это обусловлено не только особенностями объекта, но и тем, что именно в объекте представляет интерес для индивида, с какой целью индивид включился в процесс восприятия, каковы его предварительные установки на восприятие.

Узнавание объекта как одна из составляющих восприятия зависит от жизненного опыта человека, его знаний об этом объекте. Например, знакомое слово можно восстановить (воспринять) буквально по предъявлении одной-двух составляющих его букв, незнакомое же потребует для этого гораздо больше букв.

Для восприятия иногда требуется концентрация внимания на объекте и определенные волевые усилия. Особенно это характерно для случаев, когда интерес к объекту у индивида невелик или отсутствует осознание необходимости изучения объекта. Конечно же, изучение и узнавание объекта через процесс восприятия не могут состояться без подключения памяти и мышления. Ведь при этом осуществляются сложные процессы сопоставления признаков объекта с эталонами, хранящимися в долговременной памяти человека, мысленного анализа и синтеза системы этих признаков и принятия решений.

Немаловажно, что информация для этого поступает одновременно от многих органов чувств (зрение, слух, обоняние и др.). В частности, существенный вклад в формирование образа воспринимаемого объекта вносят двигательные компоненты посредством глаз, проговаривания звуков, ощупывания. Слуховой анализатор помогает при восприятии ориентироваться в пространственном положении источника информации.

Наконец, перцептивный процесс распространяется на высшие уровни психической деятельности, такие как речь. Ведь человек мыслит… словами. Выделяя ведущие признаки воспринимаемого объекта, он обговаривает, обозначает их словом.

Таким образом, восприятие представляет собой упорядоченную систему активных перцептивных действий, формируемую в процессе жизнедеятельности индивида.

Общая характеристика

Восприятие — это отражение в сознании человека целостных комплексов свойств предметов и явлений объективного мира при их непосредственном воздействии в данный момент на органы чувств. Восприятие отличается от ощущений тем, что в нем происходит отражение всей совокупности свойств предмета, и формируется его целостный образ. Восприятие основано на взаимосвязи сенсорной и мыслительной деятельности индивида, является результатом функционирования системы анализаторов. Первичный анализ, который совершается в рецепторах, дополняется сложной аналитико-сенсорной деятельностью мозговых отделов анализаторов.

В основе восприятия лежат два вида нервных связей:

  1. образуемые в пределах одного анализатора;
  2. межанализаторные.

Благодаря связям, образуемым между анализаторами, мы отражаем и воспринимаем такие свойства предметов пли явлений, для которых нет специально приспособленных анализаторов (например, величина предмета, удельный вес и т. д.).

Перцептивная система — совокупность анализаторов, обеспечивающих данный акт восприятия. При этом один анализатор может быть ведущим, а остальные дополнять восприятие предмета.

Восприятие и действие. Восприятие является своеобразным действием, направленным на обследование воспринимаемого объекта и на создание его копии. Всякое восприятие включает двигательный (моторный) компонент, способствующий вычленению объекта из окружающего фона, в виде ощупывания предмета, движения глаз, движения гортани. Поэтому процесс восприятия рассматривают, как перцептивную деятельность субъекта.

Основные свойства восприятия

К основным свойствам восприятия как познавательного психического процесса относятся: предметность, которая выражается в отнесении сведений, получаемых из внешнего мира: целостность, отражающая факт, что восприятие есть всегда целостный образ предмета, а не отражение отдельных его свойств; структурность, проявляющаяся в том, что человек воспринимает фактически абстрагированную от ощущений обобщенную структуру: осмысленность восприятия, определяющаяся пониманием сущности предмета; константность восприятия — относительное постоянство образов предметов, в частности, их формы, цвета. Величины при изменении условий восприятия; избирательность проявляется в преимущественном выделении отдельных объектов и зависит от интересов и установок личности.

Восприятие времени и движения, пространства. Восприятие пространства включает в себя восприятие величины, формы, взаимного расположения объектов, их рельефа, удаленности и направления.

Восприятие времени — отражение длительности и последовательности явлений или событий.
Восприятие движений — отражение направления и скорости пространственного существования предметов.

Иллюзии восприятия. Иллюзии проявляются в неадекватном отражении воспринимаемого объекта. Наиболее изученными являются иллюзорные аффекты, наблюдаемые при зрительном восприятии двухмерных контурных изображений — так называемые «оптико-геометрические иллюзии», которые заключаются в кажущемся искажении соотношений между фрагментами изображений (равные линии кажутся неравными и т. д.). К другому классу иллюзий относится феномен яркостного контраста (так, серая полоска на светлом фоне кажется темнее, чем на черном).

Понятие об ощущении и восприятии. Характеристика ощущения и восприятия как психических процессов.

 

Восприятием в психологии называют отражение предметов, ситуаций или событий в их целостности. Оно возникает при непосредственном воздействии объектов на органы чувств. Поскольку целостный объект обычно воздействует одновременно на различные органы чувств, восприятие является составным процессом. Оно включает в свою структуру ряд ощущений – простых форм отражения, на которые можно разложить составной процесс восприятия.

Ощущениями в психологии называются процессы отражения лишь отдельных свойств объектов окружающего мира. Понятие ощущения отличается от понятия восприятия не качественно, а количественно. Например, когда человек держит в руках цветок, любуется им и наслаждается его ароматом, то целостное впечатление от цветка будет называться восприятием. А отдельными ощущениями будут аромат цветка, зрительное впечатление от него, осязательное впечатление руки, держащей стебель. Однако в то же время, если человек с закрытыми глазами будет вдыхать аромат цветка, не касаясь его, это все равно будет называться восприятием. Таким образом, восприятие состоит из одного или нескольких ощущений, создающих на настоящий момент наиболее полное представление об объекте. Современной психологией признано, что ощущения являются первичной формой познания человеком окружающего мира. Следует также отметить, что хотя ощущение и является процессом элементарным, но на основе ощущений строятся очень многие сложные психические процессы, начиная с восприятия и заканчивая мышлением.

Итак, восприятие является совокупностью ощущений. Для возникновения ощущений необходимы объект внешнего воздействия и анализаторы, способные это воздействие воспринять. Понятие анализатора (аппарата, осуществляющего функцию различения внешних раздражителей), было введено академиком И. П. Павловым. Он же исследовал структуру анализаторов и пришел к выводу, что они состоят из трех частей. Первая, периферическая часть – рецепторы. Это нервные окончания, расположенные в наших органах чувств, непосредственно воспринимающие внешние раздражения. Вторая часть – проводящие пути, по которым передается возбуждение от периферии к центру. Третья часть – центральная часть анализатора. Это участки головного мозга, отвечающие за распознавание соответствующего раздражителя (зрительного, вкусового, обонятельного и т. д.). Именно здесь воздействие раздражителя преобразовывается в психический процесс, который в психологии называется ощущением. Итак, классификация ощущений построена на основе перечня рецепторов, при помощи которых эти ощущения становятся доступными.

Рис.1. Классификация ощущений

В анализаторах различают два типа рецепторов: экстерорецепторы, анализирующие сигналы, поступающие из внешнего мира, и интерорецепторы, анализирующие внутреннюю информацию, такую как голод, жажда, боль и т. п. Основой восприятия являются экстерорецепторы, поскольку именно они обеспечивают объективное представление о внешнем мире. Как известно, человек обладает пятью органами чувств. Видов внешних ощущений на один больше, поскольку моторика не имеет отдельного органа чувств, однако ощущения тоже вызывает. Следовательно, человек может испытывать шесть видов внешних ощущений: зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные (осязательные), вкусовые и кинестетические ощущения. Основным источником информации о внешнем мире является зрительный анализатор. С его помощью человек получает до 80 % от общего объема информации. Орган зрительных ощущений – глаз. На уровне ощущений он воспринимает информацию о свете и цвете. Воспринимаемые человеком цвета разделяют на хроматические и ахроматические. К первым относятся цвета, составляющие спектр радуги (т. е. расщепления света – всем известные «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан»). Ко вторым – черный, белый и серый цвета. Цветовые оттенки, содержащие около 150 плавных переходов из одного в другой, воспринимаются глазом в зависимости от параметров световой волны. Следующим по своей важности в получении информации является слуховой анализатор. Ощущения звуков принято делить на музыкальные и шумовые. Их отличие состоит в том, что музыкальные звуки создаются периодическими ритмическими колебаниями звуковых волн, а шумы – неритмичными и нерегулярными колебаниями. У многих людей существует интересная особенность – сочетание звукового и зрительного ощущений в одно общее ощущение. В психологии это явление называют синестезией. Это устойчивые ассоциации, возникающие между объектами слухового восприятия, например мелодиями, и цветовыми ощущениями. Часто люди могут сказать, «какого цвета» данная мелодия или слово. Несколько реже встречается синестезия, основанная на ассоциации цвета и запаха. Она часто присуща людям с развитым обонянием. Таких людей можно найти среди дегустаторов парфюмерной продукции – для них важен не только развитый обонятельный анализатор, но и синестетические ассоциации, позволяющие сложный язык запахов перевести в более универсальный язык цвета. Большое значение в жизни людей имеет развитие кинестетического (двигательного) анализатора. Кинестетические ощущения не имеют специального органа чувств. Они вызываются раздражением нервных окончаний, находящихся в мышцах, суставах, связках, костях. Эти раздражения происходят при перемещении тела в пространстве, при физических нагрузках, при выполнении движений, связанных с тонкой моторикой (рисовании, письме, вышивании и т. п.). Развитый кинестетический анализатор важен, безусловно, для всех людей. Но особенно он необходим для тех, чья профессия или хобби связаны с выполнением сложных движений, когда очень важно не ошибиться. Далее следуют кожные ощущения, иногда их разделяют на два вида: тактильные (осязательные) и температурные. Тактильные ощущения позволяют различать рельеф и структуру поверхности предметов, с которыми входит в соприкосновение наша кожа, температурные – ощущать тепло или холод.

В процессе восприятия пространства различают восприятие величины, формы, объемности и удаленности предметов. При удаленности предметов большое значение в восприятии пространства имеет взаимоположение светотеней, которые зависят от расположения предметов. Человек подмечает эти особенности и научается, пользуясь светотенями, правильно определять положение предметов в пространстве.Форма — один из более информативных и устойчивых признаков предметного мира. Восприятие формы требует выделения предмета из фона, а это, в свою очередь, часто требует выделения контура, т. е. границы пространственных элементов фигуры, отличающихся по яркости, цвету, текстуре. В ряде случаев, наоборот, контур выявляется лишь как элемент данной фигуры. При восприятии объемности или глубины предметов основную роль играет бинокулярное зрение (зрительное восприятие двумя глазами). Восприятие времени — это отражение длительности и последовательности явлений или событий. Оно во многом зависит от содержания деятельности. Время, заполненное значимыми для человека событиями, течет быстро. Если же событий мало или они малосущественны, время тянется медленно. При воспоминании о событиях прошлого, наоборот, отрезки времени, наполненные в прошлом событиями, вспоминаются как длительные, не наполненные событиями — как короткие. На оценке времени сказывается установка личности. Ожидание приятных событий вызывает восприятие быстро текущего времени. При ожидании приятного, кажется, что желанное долго не наступает. Восприятие движений — это отражение направления и скорости пространственного существования предметов. Оно помогает человеку ориентироваться в окружающей среде. Восприятие предметов может быть ошибочным. Ошибки (иллюзии) обнаруживаются в деятельности различных анализаторов. В наибольшей мере известны зрительные иллюзии. Иллюзии имеют самые различные причины: практический опыт человека, особенности анализаторов, изменение условий восприятия, дефекты органов чувств и пр.

Приспособление органов ощущений к действующим на них раздражителям называется адаптацией. Увеличение чувствительности при слабом действии раздражителя называется положительной адаптацией. Соответственно, отрицательной адаптацией называется уменьшение чувствительности при действии сильных раздражителей. Легче всего происходит зрительная адаптация (например, при переходе от света к темноте и наоборот). Значительно сложнее человек адаптируется к слуховым и болевым раздражителям. Величина раздражителя, вызывающая минимальное поддающееся анализу изменение ощущения, называется дифференциальной. Зависимость силы ощущения от величины раздражителя описана в законе Вебера—Фехнера.

В контексте представлений об ощущениях и восприятии образ можно определить как продукт функционирования человеческого мозга, составляющего субъективную картину о том, или ином объекте окружающего мира на основе объективных ощущений. Иными словами, ощущение есть объективная реакция организма, представляющая собой базовый элемент отражения. Восприятие не механическая сумма ощущений, но их совокупность, где целое больше, чем сумма составляющих. Ведь мы воспринимаем объект целиком, не препарируя его на отдельные свойства. Образ же – еще более сложный и субъективный. Он включает в себя не только целостное представление об объекте, но и всевозможные характеристики, которые зависят от индивидуального опыта каждого человека. Способность создания образов обусловливает тот факт, что процесс восприятия лежит в основе формирования основных психических функций человека: мышления, памяти, внимания, эмоциональной сферы.

 

Характеристики восприятия

Предметность   Целостность
Выражается в отношении сведений, получаемых   Восприятие есть всегда целостный образ предмета.
из внешнего мира, к этому    
миру.    
Структурность   Константность
Восприятие не является простой суммой ощущений. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру.   Благодаря константности мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, цвету, величине и т. д.
Осмысленность   Избирательность
Восприятие у человека тесно связано с мышлением, с пониманием сущности предмета.   Проявляется в преимущественном выделении одних объектов по сравнению с другими.
       

Биологи выяснили, что скорость воcприятия мира у животных зависит от их размера

Ученые выяснили, почему собаки не реагируют на телевизор и как мухам удается уворачиваться от газеты. Все дело — в частоте восприятия мира.

Исследование, проведенное в главном университете Ирландии — дублинском Тринити Колледже, привело ученых к выводу, что разные животные воспринимают время по-разному, и скорость этого восприятия в первую очередь зависит от размера животного. Это революционное заявление они сделали в статье, опубликованной в последнем номере журнала Animal Behavior.

Собственно, скорость восприятия времени различными живыми организмами изучается уже давно, просто до сих пор никто связывал ее с их размером. Теперь, когда эта связь установлена, она, как и все гениальное, кажется простой и очевидной. Действительно, у мелкого животного метаболизм быстрее, чем у крупного, и оно с большей частотой может воспринимать мир.

Существует такой параметр — критическая частота слияния мельканий (КЧСМ). Когда мы видим мерцание света с частотой ниже КЧСМ, мы видим их как вспышки. Но когда частота выше критической, вспышки сливаются, и мы видим ровный свет. Именно эта частота определяет для нас скорость восприятия времени.

Чем меньше животное, тем для него медленнее движения окружающего мира.

Чтобы подтвердить связь между размером и восприятием времени, ирландские исследователи вместе со своими шотландскими коллегами из университетов Эдинбурга и Сент-Эндрюса изучили КЧСМ у более чем тридцати видов. Выяснилось, что у собак КЧСМ в два раза выше, чем у людей, поэтому они не интересуются телевизором: вместо движущихся картин они на его экране видят беспорядочное мелькание.

У мух критическая частота в 6,8 раза выше человеческой, мир для них движется в четыре раза медленнее, чем для нас, поэтому они с легкостью избегают удара газетой.

«Это накладывает и дополнительные требования к мозгу, — говорит один из участников исследования профессор Грэм Ракстон из Университета Сент-Эндрюса. — Если глаз насекомого воспринимает больше сигналов в секунду, чем человеческий глаз, то и мозг должен успевать обрабатывать все эти сигналы. Муха, конечно, не великий мыслитель, но она очень быстро может принимать правильные решения».

У крупных животных КЧСМ ниже, чем у людей. Так, у кожистой морской черепахи, чудища, вес которого доходит чуть ли не до тонны, она ниже в 2,7 раза — мир для нее слишком быстр. Черноносая серая акула имеет типичные акульи размеры и тоже видит мир более быстрым, ее КЧСМ в 2,2 раза ниже человеческой.

Но поскольку эта критическая частота определяется не только размером, но и многими другими факторами, зависимость от размера — не прямая. Кошки, например, как правило, по размеру меньше собак, но восприятие времени у них почти человеческое, их КЧСМ всего в 1,4 раза превышает человеческую.

Есть в животном мире и исключения. Так, тигровый жук (или жук-скакун), известный своей способностью быстро бегать,

имеет очень маленькую частоту восприятия, поэтому во время бега он слепнет и вынужден постоянно останавливаться, чтобы понять, куда это он попал.

14 сентября 14:03

Другое странное существо — рыба-меч. В обычном состоянии ее глаз воспринимает в пять раз меньше зрительной информации, чем глаз человека, однако в момент охоты все меняется — она словно «разогревает» свои глаза, и ее КЧСМ становится почти человеческим.

Люди тоже не могут похвастаться одинаковым восприятием времени, мы тоже видим мир немножко по-разному. Во-первых, здесь работает правило размера: маленький ребенок получает больше зрительной информации, чем взрослый человек, мир для него медленнее. Во-вторых, КЧСМ меняется у нас с возрастом, у пожилых она ниже, чем у молодых взрослых людей.

И, наконец, люди тоже могут, подобно рыбе-мечу, хотя и не в таких масштабах, «разогревать» свои глаза, когда того требует быстро меняющаяся обстановка: например, утверждают ученые, это происходит с футбольными или хоккейными вратарями и с гонщиками «Формулы-1». Так что фантастическое описание драки Максима Камерера в «Обитаемом острове» братьев Стругацких, когда он пользуется специальной техникой «ускорения», или сцена из «Матрицы», где Киану Ривз уворачивается от пуль, — вовсе не такая уж и фантастика.

«Наша способность обрабатывать зрительную информацию, — утверждает другой участник исследования, профессор Эндрю Джексон из Тринити Колледжа, — ограничивается быстро меняющимися условиями, возникающими при вождении машины или самолета. Если нам понадобится ориентироваться в более быстром мире, то придется прибегнуть к помощи компьютера или расширять возможности нашего зрения с помощью специальных лекарств или имплантатов».

Ощущение, восприятие и представление как формы познания окружающего мира -Логика

Ощущение, восприятие и представление как формы познания окружающего мира. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//169/oshhushhenie-vospriyatie-i-predstavlenie-kak-formy-poznaniya-okruzhayushhego-mira/ (дата обращения: 27.10.2021)

Разными учеными предмет логики понимается по-разному. Некоторые указывают в качестве предмета рассуждения, другие придерживаются более широкого толкования и предметом называют мышление. Однако по основным моментам данного вопроса взгляды ученых совпадают. Перейдем к более конкретному рассмотрению данной проблемы.

Предмет логики неразрывно связан с такими понятиями, как познание, мышление, логические формы и логические законы.

Логика – это наука, занимающаяся изучением методов и принципов познавательной деятельности, ее средств. Такое изучение невозможно без определения двух уровней познания: эмпирического и теоретического. Эмпирический уровень имеет предметом реальность, непосредственно отражаемую органами чувств человека. По отношению к ней возможно наблюдение, влияние на ее характерные черты путем опытов, экспериментов. Таким образом, эмпирическое познание дает информацию о предмете посредством наблюдения, опыта, эксперимента.

Теоретический способ познания изучает зачастую предметы и явления, недоступные прямому чувственному отражению.

Мышление человека возникает лишь на основе познания и без него невозможно. Познания же человека не бывает без посредства ощущений. Любая информация, которую получает человек, приходит из внешнего мира. Таким образом, единственным источником получения информации являются органы чувств. Именно посредством этих органов нам становится известно о свойствах окружающего мира. Каждый предмет имеет не одно, а несколько свойств (например, вес, размер, форма, текстура и т. д.). Органы чувств, как и мозг человека, поддаются тренировке и в зависимости от тренированности дают больше или меньше информации для познания. Тренированность же мозга характеризуется его способностью к более плодотворному процессу мышления.

Через ощущения осуществляется связь сознания с окружающим миром тем более полно, чем больше органов чувств задействовано в данный момент. Бывают случаи, когда один или не-с-колько органов чувств у человека повреждены или не действуют вообще. Тогда восприимчивость остальных обостряется и даже в той или иной мере восполняет функции недостающих.

Ощущение – это отражение отдельных свойств предмета в момент его непосредственного воздействия на органы чувств.

Восприятие – это целостный образ совокупности свойств предмета, который возникает в момент непосредственного воздействия последнего на органы чувств.

Восприятие человека проявляется в определении конкретных свойств предмета и их выраженности. Иными словами, человек обращает внимание на конкретное свойство предмета (форму, цвет, запах, вкус и т. д.), а также на степень этого свойства (круглый или овальный, более или менее сладкий, тяжелый или легкий). Отсюда можно сделать вывод, что восприятие для каждого человека является индивидуальным. Оно зависит от особенностей его органов чувств и опыта, приобретенного человеком; его образования и отношения к предмету, настроения. Так, электрический разряд (искусственная молния) будет восприниматься по-разному человеком, не связанным с наукой, физиком и, например, художником. «Обычный» человек просто будет впечатлен красотой зрелища, художник отметит буйство красок и поли-морфность разряда. Физик же более всего заинтересуется показаниями приборов. Связь восприятия с опытом человека можно представить на примере басни И. А. Крылова «Мартышка и очки». По наущению других Мартышка приобрела несколько очков для того, чтобы улучшить свое зрение. Затем, не зная способа применения этого предмета и основываясь на своем жизненном опыте, Мартышка безуспешно пыталась найти применение очкам, используя их как украшение. Очень ярко эту ситуацию отмечает следующая фраза:

К несчастью, то ж бывает у людей:

Как ни полезна вещь, – цены не зная ей,

Невежда про нее свой толк свой к худу клонит…

Из ощущений и восприятия складывается представление, образ предмета, который не воспринимается в данный момент, но воспринимался ранее тем или иным способом.

Представление делится на воспроизводящее и творческое. Воспроизводящее – это, как видно из названия, представление о предмете или явлении, ранее воспринятом органами чувств человека непосредственно и запомненном.

Творческое представление основывается на рассказах, описаниях какого-либо предмета или явления. Такое представление может возникнуть и в воображении человека. Например, возникающий в процессе деятельности художника образ несуществующего человека или животного. Или географическое место, где человек никогда не был, может быть воссоздано им по рассказам очевидцев. Также может возникнуть представление о внешности человека.

В качестве примера может выступить стереотип. Скажем, если человека попросить представить топ-модель, он сразу вспомнит целый ряд характерных для топ-моделей признаков.

Мы познаем при помощи чувственного восприятия лишь внешние характеристики предмета, но не его суть. Для глубинного познания предметов и явлений недостаточно одного чувственного восприятия. Необходима более сложная форма познания – абстрактное мышление. Оно значительно глубже отражает окружающий мир и его процессы. Если чувственное познание отражает факты, то абстрактное мышление позволяет определять законы.

01.09.2016, 7504 просмотра.

Виктор Иванович Панов. Об истории психологии восприятия

9 марта 2019 года исполнилось 90 лет со дня рождения профессора Аршака Исраеловича Миракяна, в научной биографии которого Психологический институт, где он проработал около 40 лет, занимает особое место. Выдающийся российско-армянский психолог, специалист в области общей психологии, автор трансцендентального подхода к исследованию восприятия, А.И. Миракян внес значительный вклад в развитие психологической науки, разработав методологию познания перцептивной проблематики с позиций метаэмпирических оснований.

Проект «Российская психологическая наука: люди и идеи» представляет интервью с профессором В.И. Пановым – учеником и последователем А.И. Миракяна. Виктор Иванович Панов – доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, заведующий лабораторией экопсихологии развития и психодидактики Психологического института РАО, автор более 400 научных трудов. В.И. Панов не только продолжает дело своего учителя, но и открывает новые пути развития психологии как науки, являясь основателем и лидером актуального научного направления – экопсихологического подхода к развитию психики (экопсихологии развития), который реализован в психологии восприятия, психологии одаренности, психодидактике и, конечно, в экологической психологии. 

— Виктор Иванович, в Вашей жизни есть интересный факт, в январе 1968 года Вы были приняты лаборантом на работу в Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (ныне Психологический институт РАО), и в этом же 1968 г. Вы поступили на вечернее отделение факультета математики МГПИ им. В.И. Ленина. Мне вспоминается наш великий соотечественник А.А. Солженицын, который с красным дипломом закончил физико-математический факультет Ростовского государственного университета, и говорил, что пошел на физмат, чтобы общаться с умными людьми. А Вы на факультет математики, с какой целью поступали? В 1968 г. Вам было 23 года. Какие события, встречи за эти 23 года, привели Вас с одной стороны, в Психологический институт, с другой – в МГППИ?

— Надо сказать, что, в школе, в старших классах я хотел заниматься математической физикой и был одним из лучших учеников по математике в школе (у нас была очень сильная школа и очень сильный класс). В 10-11 классах я ездил два года на специальные подготовительные курсы на физфак МГУ, готов был к поступлению, даже знал, куда буду поступать – в МГУ была кафедра математической физики – то, что мне было интересно. Но по семейным обстоятельствам я не стал поступать в институт, как все мои одноклассники, а пошёл работать на завод. Год отработал. И 7 июля у меня должен был быть вступительный экзамен, но 3 июля меня забрали в армию.  И я на три с половиной года уехал служить на Дальний Восток. 

Служил я под Уссурийском – это первая линия ПВО была, постоянные дежурства, круглосуточные. Вот сейчас стали в СМИ писать, что самолёт-разведчик пошёл на нарушение границы, а там это каждый день было, кроме понедельника. В понедельник они отдыхали. Они – это американцы, естественно, потому что граница с Японией, но самолет американский. И мы дежурили. И всякий раз поднималась спарка (т.е. пара) наших истребителей-перехватчиков (неподалеку был аэродром) и тут же поднимали наш ракетный дивизион, и мы мчались, включали… И там я столкнулся вот с чем. Я очень сильно заикался.  А в армии я за один год (видимо, в голове уже запал был) прошёл трехгодичную программу по обслуживанию радиорелейных станций, и меня сделали командиром отделения. А командир отделения – это значит, хочешь ты или не хочешь, но отдаешь честь, команды, рапорты. И что касается моего заикания, то я постепенно понял, что я могу с этим бороться. В армии мне повезло еще в том смысле, что у меня не было опыта дедовщины, потому что «дедам» (они были, в том числе, и из Москвы и с Колымы) я помогал по математике, они готовились куда-то поступать. И плюс у меня появились в армии четверо друзей, уникальные абсолютно ребята, у нас получился такой микроколлективчик… И я стал говорить. Я понял, что могу говорить. Несмотря на то, что я все-таки заикался, я осознал, что могу с этим бороться. И когда я стал командиром отделения, то оказалось, что люди-то разные. Пришло понимание, что одного нужно послать матом, и он все выполнит и не обидится. Это для него нормально. А если ты просто к нему интеллигентно обращаешься, он воспринимает это как слабость, как возможность не принимать твои команды во внимание. Благодаря этому я понял, что есть такая штука, как личность. И оказывается, каждый индивидуален, и нужен подход, и нужно по-разному с каждым выстраивать взаимодействие. В итоге я дошёл до старшины батареи, т.е. вырос до максимума в этих командирских должностях, но произошло это именно благодаря осознанию, что есть индивидуальные различия и потому что были рядом четверо друзей. Надо еще сказать, что в это время выходили журналы «Знание-сила», «Наука и жизнь» (я не знаю, есть ли они сейчас или нет). В этих журналах были серии статей про телепатию, телекинез и прочие подобные феномены, мы это все обсуждали. И к нашему удивлению, один из моей команды Виталик Старицын – уникальный человек, он читал страницу и тут же мог её воспроизвести. Как-то всё это совпало, и у меня появился интерес к этим вещам, появился интерес к психологии. 

На последнем году службы я понял и чётко сформулировал, что буду заниматься математическим моделированием психических функций. Вернувшись в Москву, я стал искать факультет психологии МГУ, а наткнулся на НИИ общей и педагогической психологии (с 1992 г. Психологический институт, ПИ РАО), заблудился.  Вошел в институт, и первый человек, которого я встретил, был Дмитрий Александрович Ошанин (это было на лестнице), я у него спросил, где отдел кадров. Вот судьба. Я объяснил, что хочу, и Д.А. Ошанин сказал, что в институте есть вычислительный центр. Тогда в вычислительном центре работали Андрей Николаевич Ковалёв и Валентин Карумович Мульдаров, еще Светлана Александровна Изюмова работала. Они меня тестировали, проверяли… в итоге признали, как говорится. Но ставки в вычислительном центре не было. Зато была ставка лаборанта у Д.А. Ошанина, и я стал работать у него.  А через полгода встал вопрос, куда поступать. Д.А. Ошанин мне сказал: «Если Вы будете работать в вычислительном центре, как Вы изначально предполагали, то Вам надо идти учиться на психфак, потому что математикой Вы здесь будете заниматься, а психология будет там. Если вы остаетесь в нашей лаборатории, то психологию Вы здесь узнаете, а математику Вам надо учить». В то время самая лучшая математика была в ленинском пед.университете. И я пошёл поступать на вечернее отделение математического факультета Московского государственного педагогического университета имени В.И. Ленина.  Так получилось, что когда я туда поступил, мои одноклассники как раз заканчивали другие институты и получали дипломы. Случайности определяют судьбу человека.

— Получается, что именно в армии Вы определились с тем, что будете психологом?

— Да, именно в армии. Единственное, я думал, что буду заниматься математическим моделированием. Диплом, который я защитил по окончанию математического факультета, был посвящен математическому описанию информационной панели. Эксперименты, которые я проводил под руководством Д.А. Ошанина, мои первые опыты – это имитация информационной модели как динамической пространственно-временной структуры, когда вспыхивают разные лампочки по-разному расположенные. В дипломе я для описания динамики этих информационных сигналов использовал Теорию групп. Меня консультировал сын Д.А. Ошанина – он был математик и И.М. Яглом (один из крупнейших специалистов по математике).  Вот такая была сделана работа. Но после этой работы я понял, что математика начинается тогда, когда психические акты уже осуществились.  Математические модели можно применять к чему угодно, в том числе и к психологическим феноменам, но природу порождения психических феноменов этим вскрыть нельзя. Чтобы построить любую самую простейшую математическую модель, любую первичную аксиоматику, используется понятие множества, а множество – начинается с того, что одно отделено, выделено от другого. Это то, например, чем в психологии восприятия является проблема «фигура-фон». В учебниках обычно рисуют два лица: одно против другого, и между ними получается профиль вазы. И одна из фундаментальных проблем распознавания образа заключается именно в том, что «машина» не может определить, что «фон», а что «фигура». Вот как раз математика начинается после этого. В итоге я ушёл из математики в другую сторону, в психологию, чтобы понять, а что же такое психика человека как объект и предмет исследования.

— Когда Вы поступили на работу в Психологический институт, в нем работали выдающиеся ученые, заложившие начало научных школ, научных направлений, определившие вектор развития психологии как науки на многие годы (Д.А. Ошанин, А.И. Миракян, В.В. Давыдов, Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, Л.И. Божович, Е.И. Бойко, К.М. Гуревич, И.В. Равич-Щербо и др.  Каким было Ваше восприятие этих ученых с большой буквы? Чьи идеи были Вам созвучны? Какие научные подходы и теории способствовали формированию и развитию Ваших научных представлений?  

— В тот момент для меня первым ученым был Д.А. Ошанин. Да я знал, что там, в соседнем коридоре, работает некто Б.М. Теплов, Е.И. Бойко, Н.И. Жинкин… Для меня первым учителем был Д.А. Ошанин. Фигура — уникальная, я бы сказал, трагическая. Два слова о нем. Д.А. Ошанин – сын эмигрантов, его старший брат был коммунистом, погиб в Испании как антифашист (он был в интернациональной бригаде). Д.А. Ошанин по стопам своего старшего брата поехал в Сорбонну учиться игре на виолончели. Надо сказать, что Д.А. Ошанин еще очень хорошо рисовал. Но однажды он увидел объявление, что в Сорбонне открыт прием на психологический факультет, и поскольку посещения были свободными, он решил попробовать. В итоге он понял, что гения в живописи и гения в музыке из него не получится, хотя знаменитый композитор Артур Онеггер, увидев его рисунки, сказал, что этого парня я бы обучал музыкальной композиции. А учителем у Д.А. Ошанина был Пабло Казальс – известный виолончелист.  Но по окончании Сорбонны Д.А. Ошанин с отличием защитил диплом по эмпатии. А так как диплом был с отличием, то диплом был издан как книга, монография. После этого Д.А. Ошанин вернулся в Югославию, но он всё время пытался попасть в Советский Союз на Родину, потому что он чувствовал себя русским, полностью. И все-таки он попал в Советский Союз. Конечно, он был советской власти более нужен там: уникальный человек, знал практически все европейские языки, кроме скандинавских, с именем в науке, его знали, и т.д… Так вот, когда Д.А. Ошанина попросили организовать добровольцев на поднятие так называемых целинных и залежных земель, была такая полоса (антиэкологичная, как потом выяснилось), он вписал в этот список свою семью в первую очередь: себя, жену француженку и троих своих сыновей. Д.А. Ошанин оказался в Москве, в нашем институте, но трагичность в том, что здесь он оказался не так нужен, как там. Он хотел заниматься детской психологией или спортивной психологией, в крайнем случае. Ему же сказали, что партии нужно, чтобы поднимали инженерную психологию, и так была создана лаборатория инженерной психологии, как мы, молодые тогда, шутили «Липси», так мы называли лабораторию инженерной психологии. Д.А. Ошанин ее возглавил и с нуля начал ее развивать. И поскольку Д.А. Ошанин был очень талантливый человек, он вышел на свое направление психологии оперативного образа в предметном действии — уникальная концепция, которая оказалась востребованной вот только сейчас. 

Последнее десятилетие я контактирую с сотрудниками Института психологии РАН, так вот они меня спрашивают, когда мы будем делать очередную конференцию по Д.А. Ошанину? Очень важно, очень актуально! Это через сколько лет?! Только сейчас научное сознание психологической общественности как бы поняло, дошло до значимости идей, которые Д.А. Ошанин разработал в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века — 50 лет назад. 

— Виктор Иванович, все же руководителем Вашей кандидатской диссертации, а затем докторской был Аршак Исраелович Миракян, Вы помните Вашу первую встречу? Расскажите, как это было?

— Что касается А.И. Миракяна, то первая встреча произошла вот так. Я когда в лабораторию Д.А. Ошанина вошел, там уже были лаборанты, а А.И. Миракян сидел в углу (у него был отдельный стол) и что-то там делал. Что он делал – никому понятно не было. А ещё у меня осталось от того времени очень серьёзное воспоминание. Когда я подавал заявление о приеме на работу, со мной сначала разговаривал Небылицын Владимир Дмитриевич (он был зам. директора тогда), а потом и сам Анатолий Александрович Смирнов – директор. Практика, когда первые лица института знают всех и принимают на работу, и при приеме на работу ты проходишь у них собеседование, это, к сожалению, сейчас полностью утеряно.  Сегодня Институт утратил дух некой общности людей, которые заняты одним делом, работают в одном доме. Вот это до сих пор осталось у меня в памяти. 
Как-то раз я присутствовал на выездном заседании Президиума Академии педагогических наук в малой аудитории нашего Института, на котором было принято решение о создании лаборатории парапсихологии под руководством Вениамина Ноевича Пушкина (В.О. Пушкин с А.И. Миракяном дружили). Я с интересом слушал дискуссии А.И. Миракяна и В.О. Пушкина о том, есть ли телепатия, нет телепатии, что это такое? Вернее, вопроса о том, есть ли или нет телепатия, не было. Вениамин Ноевич поставил ряд экспериментов, которые описаны, опубликованы, в которых четко показано, что да, эти явления есть. Другой вопрос, что это такое? А.И. Миракян, объяснял, что нельзя традиционными способами научного психологического исследования подходить к этим явлениям. Почему? Потому что эти способы физикальные: они построены на физических представлениях о явлениях, а психическая природа этих явлений другая. Она требует иного способа мышления. Я тогда это не очень понимал, но потом понял и убедился в этом в разных ситуациях. Вот это осталось в памяти. 

И, конечно же, нельзя не сказать, что моя научная школа – это Д.А. Ошанин, это А.И. Миракян, и это микросеминар под руководством В.В. Давыдова, который по его поручению проводил А.И. Миракян. 

Когда В.В. Давыдов стал директором института, А.И. Миракян попытался ему объяснить, чем он занимается. Чтобы понять, как это всё тогда было… Когда Д.А. Ошанину по медицинским причинам пришлось остаться в Париже, и лаборатория перешла к А.И. Миракяну, А.И. Миракян нас собрал (Э.И. Кочурова, В.И. Козлов, Н.Л. Морина, В.И. Панов) и сказал: «Я не могу вам объяснить, что я буду делать в научном плане. Я могу вам только сказать, если вы мне верите, давайте будем делать это вместе!» Потому что не было терминов, не было понятия, не было подхода, но было ощущение проблемы! И когда А.И. Миракян рассказал В.В. Давыдову первый раз это «ощущение проблемы», В.В. Давыдов через 15-20 минут сказал: «О, Аршак, я всё понял!», и на полтора часа выдал фонтан блестящих идей. Полтора часа прошли, коньяк закончился… А.И. Миракян всегда ставил коньяк, хотя сам не пил. Но всегда армянский коньяк был на этих встречах с В.В. Давыдовым. «Это все здорово, Василий Васильевич, но я не об этом!». Вторая встреча прошла точно также. Только на третью встречу В.В. Давыдов сказал: «Вот теперь я понял, Аршак, всё!» И действительно за 10 минут сформулировал проблему. Но он сказал, что «Ближайшие 12-15 лет тебя (А.И. Миракяна) никто не поймет, твои идеи не будут пользоваться признанием, и тебя публиковать, скорее всего, в ведущих журналах не будут, но пока я директор этого института, ты должен продолжать эту работу, и чтобы она продолжалась, мы будем проводить микросеминар». В течение двух лет, примерно, раз в три месяца в 18 комнату приглашались все ведущие специалисты. Ну, например, Г.П. Щедровицкий, М.К. Мамардашвили, Б.Ф. Ломов, Ю.М. Забродин, В.С. Библер, А.С. Арсеньев. Одним из постоянных участников этого микросеминара стал Ф.Т. Михайлов – методолог, блестящий человек и специалист. Эти семинары стали для нас научной школой. Обсуждение проблем вот этими «монстрами» науки, и методологии, и психологии – это уникальная вещь. Помимо этого, в то же время М.К. Мамардашвили читал свои лекции по Р. Декарту у нас в институте, в большой аудитории. Ф.Т. Михайлов и А.С. Арсеньев читали лекции по методологии для аспирантов – уникальнейшие совершенно лекции были. Это была школа! Я не устаю повторять, что всё, что я сделал, это потому, что я стою на плечах этих людей, мне просто повезло, что я оказался в этой лаборатории, в этом месте, в этом институте, и в общении с этими людьми. Это школа! А.И. Миракян, после микросеминаров устраивал обсуждение. Во время микросеминаров всё записывалось на диктофон и потом анализировалось. А.И. Миракян каждого из нас пропускал через такой, я бы сказал, интеллектуальный психоанализ. «Почему ты сделал такой вывод? Почему ты дал вот этому выступлению такую оценку?» – выворачивал наизнанку. Сейчас это был бы такой жёсткий психотренинг, но именно по развитию способа мышления. Не все выдерживали.

— Виктор Иванович, получается, что Василий Васильевич Давыдов предрек, что идеи А.И. Миракяна не сразу будут поняты, что еще ни в обществе, ни в научном сознании не произошли изменения, «сдвиги», которые позволили бы понять то, чем занимался А.И. Миракян? Вот только В.В. Давыдов переоценил наши возможности, сказав, что это произойдет в ближайшие 12-15 лет, а прошло уже гораздо больше.

— Да! Это так.

— Виктор Иванович, как Вы считаете, А.И. Миракян был гением?

— Мы его считали гением. Это стихийный гений, самоучка, которой вырос в деревне, он постоянно искал ответы на вопросы, которые у него возникали. А.И. Миракян окончил сначала филологический факультет Ереванского университета, потом был принят в Политехнический институт. Встреча с Д.А. Ошаниным на конференции по инженерной психологии стала знаковой для него и привела в наш Психологический институт.

— В Вашем понимании гениальность – что это?

— Однажды Аршак Миракян меня спросил: «Панов (поскольку у нас было два Виктора Ивановича – Козлов Виктор Иванович и я Виктор Иванович – то нас звали по фамилии), как ты думаешь, кто такой гений?» Я говорю, это тот, который лучше всех, умнее всех, дальше всех, креативнее всех…. Он отвечает: «Гений – это одиночество. Это когда ты вышел на такой уровень осмысления чего-то, когда тебе не с кем даже это обсудить. Ты выскочил за пределы обычного обсуждения того, что принято».

— Виктор Иванович, а оказалась ли психология восприятия, ответом на Ваш интерес, связанный с психологией, на Ваш запрос по исследованию психики, психического?

— Самое главное, что я получил возможность действительно сделать попытку понять, что такое психология, что такое психика, что такое человек, что такое наука психология, предметом которой является по определению «psyhe» – душа. Вот это главное, наверное. Ну, и конечно, я получил в итоге смысл жизни. Как вошел в этот институт, так в нем и живу.

— В 1983 году Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему «Взаимосвязь скорости и формы движущегося объекта в непосредственно-чувственном восприятии» (1983 г.), в 1996 г. на факультете психологии МГУ докторскую диссертацию на тему «Непосредственно-чувственный уровень восприятия движения и стабильности объектов», в которой была описана и верифицирована концептуальная модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии. Что явилось основанием для разработки модели? Что нового концептуальная модель дала для понимания процессов восприятия (процессов порождающего восприятия) и для психологии восприятия в целом? Могли бы Вы рассказать об основных положениях этой модели? Каковы Ваши современные научные представления и позиция по отношению к феноменам восприятия? Изменились ли они, спустя почти более 20 лет после защиты докторской, или Вы твердо стоите на тех же научных позициях, или здесь уместнее говорить об эволюционировании Ваших научных представлений? 

— Когда я в лекциях об этом рассказываю, я обычно начинаю с того, что мы запустили ракеты в космос, уже была посадка на Луне, уже марсоходы по Марсу ходят, мы изобрели чудовищные виды вооружения: от ядерного до плазменного. Казалось бы, наука всё может. Тем не менее, такая простая проблема, почему при собственных движениях глаза человека мы видим, например, стены этой аудитории неподвижными, хотя глаз в это же время совершает четыре вида микродвижения (тремор, дрейф, микроскачки (микросакады), сползания), ещё плюс макросскачки, плюс еще пульс, который тоже смещает картинку, и, несмотря на это, пространственная картина остаётся стабильной, а если в ней кто-то движется, вот как сейчас Калина (оператор) настраивает камеру, то я вижу это движение – эта проблема так и осталась нерешенной. Да, есть разные концепции. Но они не дают решения. И уж тем более нельзя говорить о том, что есть единая теория восприятия движения и стабильности объектов. Как раз это одна из проблем, над которыми работал А.И. Миракян и его сотрудники. 
По сути, я реализовал методологические предпосылки и модель порождающего процесса, которая была разработана А.И. Миракяном. Это было в постоянном диалоге с А.И. Миракяном. Он выполнял креативную часть, а я исполнительную.  Поэтому, если говорить об истоках моих исследований, – это авторская модель А.И. Миракяна, а если в научном плане, как предпосылки, – это первичная идея А.И. Миракяна о том, что в современной психологии господствует физикальный способ мышления, то есть мы используем в психологии понятия, представления о явлениях, которые сформированы в физике.  И самый наглядный пример – это восприятие скорости движущегося объекта. Почему одни объекты мы видим движущимися? Причем одни быстрее, медленнее. А другие неподвижными? Очень простая, казалось бы, задача, но она всё-таки до сих пор не решена. Мы (я имею ввиду А.И. Миракяна, его последователей и себя в том числе) сделали, на мой взгляд, прорыв в этом направлении. Но потом, работа в этом направлении затормозилась.
Если кратко обрисовать ситуацию, одно из ярких и наглядных проявлений физикальной обусловленности способа мышления, можно наблюдать у психологов, занимающихся изучением восприятия движения скорости. Что такое скорость? Скорость – это отношение пройденного пути за единицу времени. Если формулу взять, то это дробь, над чертой – пространственная какая-то характеристика, а под чертой – длительность. Практически все исследования восприятия скорости, за маленьким исключением, как раз строились по этой логике: в качестве факторов использовались время, расстояние, освещенность и прочие условия. Сама суть этого явления рассматривалась через призму отношения «пространство и время». Но «пространство» и «время» тоже являются продуктами уже свершившихся психических актов, и поэтому А.И. Миракян считал, что это неправильно. А как правильно? А.И. Миракян это объяснил на примере восприятия вращающихся лопастей вентилятора или винта самолета. Когда лопасти медленно вращаются, мы видим их форму четко. Чем более быстрым будет движение, тем смазаннее будет воспринимаемая форма этих лопастей, пока они не сольются в один сплошной круг. То же самое происходит, обратите внимание, в случаях, когда художник-карикатурист пытается изобразить что, какой-то объект быстро сдвинулся (в мультиках это тоже хорошо видно), он вводит элемент смазанности формы. А.И. Миракян предположил, что на самом деле в основе восприятия движения скорости лежит восприятие порождения формы самого объекта. Когда психический акт порождения формы не успевает завершиться, а нужно начинать уже новый формопорождающий акт, вот эта незавершенность формопорождения воспринимаемого объекта и ощущается нами на непосредственно-чувственном уровне как движение и скорость. Чем более быстрыми будут движения, тем более незавершенными будут формопорождающие акты, тем более смазанной будет восприниматься форма движущегося объекта. Исходя из этого представления, была выстроена экспериментальная модель. При разных ограниченных промежутках времени испытуемый должен был отвечать: 1) видит он движение объекта или нет, 2) видит он форму объекта или нет. И выяснилось, что действительно, в зависимости от сложности формы объекта, порог восприятия движения тоже изменялся. Основная идея заключалась в том, что мы не использовали физикальные представления о скорости как отношение пространственных параметров объекта к временным параметрам изменения пространственного положения. Тем не менее, мы получили механизм и объяснение восприятия скорости движущегося объекта. Это была моя кандидатская работа. 
Если говорить о восприятии движения в более широком смысле, то во всех учебниках по психологии восприятия оно понимается как изменение пространственного положения относительно других объектов или наблюдателя. Это использование физического представления о движении, основанное на том, что человек уже выделил движущийся объект среди других воспринимаемых объектов, что этот объект изменяет свое пространственное положение по отношению к другим объектам или наблюдателю. Из этого видно, что в основе этого определения движения лежит, по крайней мере, три психических продукта свершившихся психических актов, в то время, как порождение самих этих продуктов в эту логику не попадают. Проблема в этом. И основная проблема была как раз в том, как выстроить способ мышления, который позволил бы, не опираясь на продукты психического акта восприятия, теоретически разработать и экспериментально верифицировать то, что на самом деле лежит в основе порождения ощущения движения и скорости на непосредственно-чувственном уровне. Здесь нужно вернуться к тому, что именно А.И. Миракян разработал и показал, что в основе порождения любого психического феномена лежат, по крайней мере, три микроакта (любой психический акт содержит, минимум, три микроакта). Особенно это очень хорошо видно в восприятии. Не случайно у нас две руки, два глаза, у нас левая часть мозга одним образом работает, правая несколько по-другому. Это симметрично-асимметричное расположение органов. И тот же самый принцип проявляется в строении сетчатки. А.И. Миракян высказал гипотезу, и потом мы ее подтвердили, что основная проблема или основное методологическое ограничение физикального способа мышления или, шире, естественно-научного способа мышления, или еще шире – гносеологической парадигмы, заключается в том, что в основе лежит изначально логика «субъект познания – объект познания». Потом это отношение превращается в психологии в отношения «субъект восприятия – объект восприятия», «субъект мышления – объект мышления», «субъект эмоций – объект эмоций» и так далее. Но вот это отношение, оно остаётся изначально заданным, и оно изначально требует негласно или, наоборот, гласно, чтобы, если есть объект восприятия и есть субъект восприятия, то образ объекта должен соответствовать самому реальному объекту, его физическому аналогу, т.е. должно выполняться требование соответствия. И поэтому все исследования, все модели – экспериментальные, теоретические, построены на том, чтобы выяснить: а как обеспечивается это соответствие. Проблема стабильности видимого мира как раз возникла из-за этого. Ведь непонятно, как, несмотря на собственные движения глаза, все равно мы видим то, что неподвижно, неподвижным. Как обеспечивается соответствие между неподвижностью реального объекта и его неподвижностью в ощущении, в то время как его изображение на сетчатке множество раз искажается, дискредитирует, изменяется и так далее? Раз нарушение этого соответствия имеет место, значит надо искать механизм, посредством которого компенсируется это нарушение, это искажение. Это и есть причина возникновения проблемы стабильности видимого мира в классическом его виде: от Г. Гельмгольца, даже от Р. Декарта и до современных работ. Одна из самых последних работ – это докторская диссертация В.И. Белопольского (2008 г.). Диссертация В.И. Белопольского как раз о классической постановке проблемы и ее разворачивании на современном этапе психологии восприятия. Получается, что эта логика до сих пор осталась. А.И. Миракян сказал: «Почему мы говорим, что должно быть требование соответствия? Ведь это требование проистекает из философского гносеологического отношения «субъект познания – объект познания». Но психологическая реальность, психический процесс – это не философская реальность, а психическая. И здесь, наоборот, нужно, чтобы увидеть объект правильно, мы должны искажать его. Наша зрительная система должна его исказить, а не отразить как копию. Этому как раз предшествовали эксперименты и концепция оперативности психического отражения Д.А. Ошанина, под руководством которого были проведены многие эксперименты, где было показано, что форма объекта воспринимается нами в зависимости не от того, какой она является, например, круг (эти эксперименты Н.Л. Морина делала), а мы видим объекты в зависимости от функциональной задачи. Если у нас задача познавательная, круг он и есть круг. Но если с этим кругом нам надо что-то делать, например, лампочки по кругу расположены и одна из них сигнальная, аварийная, и на неё надо как-то отреагировать, как можно быстрее. Тогда оказывается, чтобы действие было правильным, адекватным, успешным, нужно, чтобы в моем образе этот круг искажался в том месте, где эта лампочка. То есть этот круг воспринимается, как некая грушевидная форма, а не как четкий круг. При этом нужно, чтобы одновременно он воспринимался бы и как круг. Необходимым условием адекватного правильного осуществления предметного действия по отношению к объекту восприятия является искажение, функциональная деформация образа этого объекта, как Д.А. Ошанин говорил. А.И. Миракян этот эффект сделал как принцип, лежащий в основе психического отражения, в первую очередь, на уровне порождающего процесса. Приведем пример. Пальцы на руке у нас разной величины, обладают разными мышечно-силовыми характеристиками и по-разному расположены взаимно. Были проведены эксперименты: уравнивали длину пальцев, надевая на них картонные колпачки. И оказалось, если в обычном состоянии, наощупь испытуемый свободно осязательно отличал параллелепипед от конуса, от пирамиды, то, как только уравнивали длину пальцев, испытуемый терял возможность различения формы этих разных пространственных объектов. Чтобы увидеть, что два объекта имеют равную величину (это из докторской диссертации А.И. Миракяна) необходимо, чтобы произошло три микроакта. Первый микроакт – когда величина первого объекта воспринимается адекватно, а величина второго объекта преуменьшается. Второй микроакт – когда взгляд переводится на второй объект, и тогда он воспринимается адекватно, а первый объект преуменьшается. Третий микроакт – это когда отношение между первым и вторым микроактом, уже процессуальное. Этот эффект «уменьшения нефиксируемого объекта», оказался механизмом, который лежит в основе константности восприятия. При этом выяснилось, что восприятие не только константно, как написано во всех учебниках по психологии восприятия, но в реальных условиях оно способно быть константным, аконстантным, сверконстантным и сверхаконстантным. При этом три последние позиции – аконстантность, сверхконстантность и сверхаконстантность – исследователями не принимались во внимание и убирались из обработки экспериментальных данных как неправильные, как обеспечивающие соответствие воспринимаемого воспринимаемому, т.е. константность. В отличие от этого, открытый А.И. Миракяном принцип искажения оказался фундаментальным принципом, который лежит в основе любого формопорождающего акта. Поэтому формопорождающий акт состоит из трёх микроактов. Что это означает для восприятия движения?  Когда объект движется, взгляд фиксируется на нем. Чтобы осуществился формопорождающий микроакт, нужно какое-то время, допустим 10 миллисекунд. Пока эти 10 миллисекунд проходят, а объект движется, и, допустим, за 7 миллисекунд объект уже вышел из зоны фиксации, то взгляд должен прервать формопорождающий акт, чтобы перейти на новую точку фиксации и начать новый формопорождающий микроакт, но и он тоже не успевает завершиться. Вот эта незавершенность предшествующего микроакта по отношению к последующему, этот континуум – он и создает нам ощущение, что этот объект движется. Одновременно с этим другие отношения уже успевают завершиться в те интервалы фиксации взгляда, которые делает глаз на движущемся объекте, и потому воспринимаются нами как неподвижные. По этой причине мы одновременно видим и движение, и стабильность. И поэтому нет отдельно проблемы восприятия движения и нет отдельно проблемы восприятия неподвижности. Хотя в классической традиционной постановке проблемы восприятия неподвижности нет вообще. Считается, что раз неподвижно, это воспринимается, само собой. Это неправильно. На самом деле ничего подобного нет. Проблема восприятия неподвижности переросла в проблему восприятия стабильности видимого мира, то есть неизменности пространственных отношений. Основная идея концептуальной модели формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии именно в этом и заключается. 

Надо сказать, что эта модель (модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии) позволила объяснить некоторые иллюзии восприятия. Например, одна из знаменитейших иллюзий Фляйшля заключается в том, что если предъявляется один и тот же движущийся объект с одной и той же скоростью, то его скорость будет восприниматься в полтора раза медленнее, чем если мы прослеживаем этот объект взглядом, а не держим взгляд неподвижным, фиксированным на какой-то неподвижной точке. Объект один и тот же, движение одно и то же, все условия одни и те же, разница только в том, взгляд фиксирован или не фиксирован. Если мы прослеживаем, мы удлиняем время формопорождения и поэтому скорость воспринимается медленнее, поэтому формопорождающие акты более завершённые, чем если мы смотрим в условиях неподвижно фиксированного взгляда. 

Еще одна всем известная иллюзия, когда на параде показывают, как танки идут, или машины быстро едут, колесо вправо должно крутиться, а мы воспринимаем, что оно движется обратно. Почему? Как раз потому, что формопорождающие акты начинают наезжать один на другой и идет обратный эффект. Многочисленные иллюзии восприятия получают объяснения именно через эту модель.

— В 2017 г. выходит Ваша статья «Пространство, время, движение – парадигмальные сдвиги». Где сегодня находится человечество в понимании представлений о пространстве, времени, движении? Когда, по Вашему мнению, может произойти парадигамальный сдвиг? Что для этого нужно? В современной психологии восприятия, какие главенствуют тенденции?

— Мы сейчас завершили проект по трансцендентальной перспективе психологии восприятия. Бог даст, в течение года выйдет монография. И именно для этой монографии мне пришлось сделать ещё раз обзор современных исследований по психологии восприятия движения. Здесь я должен сказать, что с удовольствием прочитал интервью с Натальей Ивановной Чуприковой (https://www.pirao.ru/community-projects/anniversaries/k-yubileyu-natali-ivanovny-chuprikovoy), но я очень удивился…. Почему я сказал про Наталью Ивановну?  Наталья Ивановна – это вечный оппонент Аршака Исраеловича Миракяна. Они спорили до абсолютного непонимания, при этом с неизменным уважением друг другу как к ученым, но совершенно не понимая того, что делает другой. Точнее, А.И. Миракян понимал, что делает Н.И. Чуприкова, как она объясняет, но он говорил, что это неправильно, это неверно, потому что физикально. И вот как раз в этом интервью с Н.И. Чуприковой, «образ есть объект», и есть «мозг как зеркало» – это принцип отражения в материалистическом, абсолютно физикальном понимании. Эта дискуссия в семидесятых годах была очень большая. Советская психология в значительной степени строилась на принципе психического отражения, даже психику определяли, как психическое отражение, а не как сейчас – личность и все такое прочее. Эти дискуссии были многочисленны, фундаментальны, и это как раз первая в этом плане, одна из таких, сейчас бы сказали, фрустрирующих точек… У Алексея Николаевича Леонтьева появился термин «пристрастность образа». На самом деле, образ объекта искажается в нашем субъективном восприятии. Но поскольку А.Н. Леонтьев работал в традиционной, гносеологической парадигме, выстраивал свою концепцию деятельности и объяснял через это перцептивные процессы, он не мог сказать, что искажение («пристрастность образа») это необходимое условие. Поэтому эту «пристрастность образа» он представлял, как артефакт, как некое следствие субъективности, а не как принцип порождения. А вот Д.А. Ошанин показал, что зеркального отражения нет. Мозг и психика — это не зеркало, это функциональный орган, который отражает окружающий мир и предметы в соответствии с функциональными задачами. Д.А. Ошанина приводил великолепный пример. Я не знаю, откуда он его вычитал.  В каком-то западноевропейском или американском зоопарке не хватало одного вида очень редких антилоп, которые жили в Африке. В Африку направили экспедицию, к племенам, жившим на достаточно примитивном уровне. Эти племена лучше всех знали этих антилоп. Вождь племени пошел навстречу просьбе и позвал лучших охотников. Охотники выследили антилопу, догнали, убили, принесли. Но антилопа-то нужна была живая. С какого-то раза удалось выследить и поймать антилопу, не убив ее при этом. Самое интересное началось после этого. Пойманную антилопу поставили в загончик. Через несколько дней началось паломничество. Все соседние племена, которые жили охотой на антилоп, приходили рассматривать эту антилопу, как чудо, так, как будто они увидели ее первый раз в жизни. До этого образ антилопы был у них как образ для предметного действия охоты: выследить, догнать, убить, съесть. Как объект познания, рассматривания, антилопа для них не существовала. Это и есть оперативность восприятия. Восприятие обусловлено, подчинено или детерминировано предметной задачей, задачей действия по отношению к этому предмету. Ни о какой зеркальности здесь речи быть не может. Но именно принцип, что мозг – это зеркало окружающего мира, остается господствующим даже в современных исследованиях по психологии восприятия движения.  

Возвращаясь к монографии по трансцендентальной перспективе восприятия, которая планируется к публикации, я написал печатный лист по современным исследованиям восприятия движения и с удивлением увидел, что ничего не изменилось. Способ мышления всех этих продвинутых исследователей психологии восприятия движения остался тем же, каким был 50 и 30 лет назад – это «зеркало». Логика постановки проблемы осталась та же – зеркальность отражения в мозговых структурах, от сетчатки глаза, как вынесенной структуры мозга, до затылочных областей и т.д. Изменилось только аппаратурное обеспечение этих исследований. Стали применяться современные методы айтрекинга регистрации движений глаз. Когда мы делали эксперименты, это было очень сложно, трудно, с присосками… Сейчас есть очень хорошие аппаратурные возможности, стали применять функциональную магнитно-резонансную томографию, ФМРТ. Но логика постановки проблемы, логика объяснения осталось та же самая. Идет накопление данных, что одни структуры активизируются, другие тормозятся. Но принцип остался тот же. Принцип «мозг – это зеркало, отражающее окружающий мир», остается трендом. Это является следствием гносеологического отношения «субъект познания – объект познания», и он спроецирован на отношение «субъект восприятия – объект восприятия», причем реализуется оно без рефлексии того, что оно позволяет сделать. Это и лежит в основе того, что гносеологическая парадигма замечательная и что она необходима! Но она необходима для решения вполне определенных задач. Если же мы хотим понять всё-таки природу психического акта, гносеологическая парадигма недостаточна. Потому что, когда мы сказали «субъект восприятия – объект восприятия», мы попали в методологическую ловушку: у нас психика выступает и как объект восприятия, и как субъект восприятия, ведь способ мышления – это тоже психика. У нас имеет место совпадение психики как объекта восприятия и как средства изучения этого восприятия. Ситуация, которую Ф.Т. Михайлов называл (она в методологии та же самая) парадоксом барона Мюнхгаузена, который сам себя за волосы вытащил из болота. Поэтому психология находится не в очередном методологическом кризисе, как было сказано Л.С. Выготским в двадцатые годы прошлого столетия, и потом А.Г. Асмолов уже ныне написал про очередной методологический кризис. Он не очередной кризис, это перманентное и постоянное состояние научной психологии, вследствие того, что имеет место совпадение психики в виде способа мышления и психики как объекта исследования. Чтобы выйти из этой методологической ловушки, из гносеологической ограниченности, нужно менять парадигму. Первыми попытались это сделать Ж. Пиаже, частично Д. Гибсон. Д.А. Ошанин уже основательно, но он тоже не обозначал это как смену гносеологической парадигмы на онтологическую парадигму. А.И. Миракян уже более чётко. И то, что А.И. Миракян называл афизикальном подходом, как раз уже на микросеминаре, о котором я говорил, Ф.Т. Михайлов показал, что более корректно будет называть трансцендентальной психологией восприятия. Ф.Т. Михайлов считал – то, что делает А.И. Миракян, на самом деле та же проблема, которую решал И. Кант по отношению к мышлению, в «Критика чистого разума» показавший ограниченность гносеологической парадигмы для понимания этих процессов. Но И. Кант созерцание, т.е. восприятие брал как данность, а А.И. Миракян пошёл глубже, он взял созерцание, т.е. восприятие – как объект размышления и поэтому афизикальный подход (как сказал Ф.Т. Михайлов) будет более корректно называть трансцендентальной психологией восприятия, потому что произведен выход, трансценденция за актуальные продукты психических актов, используемых в качестве исходных предпосылок для постановки проблемы, для экспликации объекта исследования.

Здесь я должен еще добавить, что как раз на этих семинарах стало понятно, что на самом деле речь идет о том, что основоположником современной парадигмы в научной психологии является Р. Декарт как основатель естественнонаучного способа мышления. Р. Декартом были разработаны правила для руководства ума, и эти правила легли в основу естественнонаучного способа мышления сначала механистической физики, потом механистической философии, естественнонаучного способа мышления, физиологии, медицины, оттуда пришли в 19 веке через Д. Миллера, Г. Гельмгольца в психологию. И сейчас сложилась парадоксальная ситуация: научность психологического исследования оценивается по естественнонаучным критериям, которые были сформулированы Р. Декартом для изучения вещей, т.е. «вещной логики», предназначенной для изучения тела, но не души человека. А «вещная логика» не дает возможности изменения парадигмы гносеологической на онтологическую и, тем более, на трансцендентальную.

— Что должно произойти, чтобы из гносеологической парадигмы мы перешли в онтологическую парадигму, в трансцендентальную?

— Это очень трудный вопрос. В те годы, когда был жив А.И. Миракян, когда был микросеминар, о котором я рассказывал, то обнаружилось, что способ мышления – это очень ригидная, очень жесткая структура, и очень часто она не осознается совершенно. Некоторые не понимают такой постановки проблемы, когда есть не просто продукт восприятия, а есть ещё процесс, порождающий этот продукт, а есть еще процесс, порождающий сам этот процесс. Приведу грубый абсолютно пример. Сейчас, если мы придём в супермаркет, то в колбасном отделе мы увидим десятки видов колбасы. Мы можем исследовать колбасу по сотне параметров: форма, цвет, вкус, спрос потребитель, изготовитель, добавки – все это можно друг с другом сравнивать и делать диссертации очень долго и много, и даже прорывные, что новый сорт колбасы отличается от другого тем-то, тем-то и тем-то, устанавливая количественные факторные связи и так далее. Но во всех этих исследованиях будет отсутствовать возможность информации о технологической цепочке, что должна вырасти травка, ее должны скушать коровки или овцы, из них кого-то должны убить, чтобы сделать фарш, добавить чесночка и т.д. – это в колбасе как продукте процесса ее изготовления не представлено. Гносеологическая парадигма заставляет нас работать с продуктами психических актов, в то время как процессуально-порождающая часть психики в этих продуктах не представлена. Если взять апельсин, красивый, круглый, оранжевый, можно о нем сказать много, но в апельсине не представлено дерево, продуктом которого является этот апельсин. Мы пытаемся по свойствам апельсина реконструировать процесс его порождения, но в продукте процесс, это ещё Г. Гегель сказал, умирает. В апельсине дерево не представлено. Семечко есть, но надо ещё понять, что это семечко – это то дерево, из которого апельсин вырос. Жесткая обусловленность, детерминированность определения объекта и предмета исследования в научной психологии самим способом мышления, его гносеологической парадигмой, как раз и является сейчас почти непреодолимым барьером для развития и понимания идей А.И. Миракяна. 

В то время нашлось, в общем-то, несколько человек, которые поняли идеи А.И. Миракяна. В.В. Давыдов не только понял, он оценил значимость. Тот же Ф.Т. Михайлов, хотя он и спорил с А.И. Миракяном всё время. Г.П. Щедровицкий говорил: «Да. Так можно, но мне это не нравится». У Г.П. Щедровицкого другая логика была. Это тот же вопрос, что критерием научности психологического исследования выступает его соответствие естественнонаучному способу мышления. Но философия, начиная с И. Канта, показала ограниченность этого способа мышления. А после И. Канта был И. Фихте, а после был Ф. Шеллинг, К. Маркс, Ф. Энгельс. Они по способу мышления выскочили на несколько порядков поколений вперед по отношению к естественнонаучному способу мышлению. А мы работаем всё ещё на докантовском уровне мышления. Но изменение способа мышления происходит, например, в квантовой физике. Они выходят на явления, где логика естественнонаучной данности, гносеологической заданности не работает. Они выходят на подтверждение парадокса В. Гейзенберга, что мы не можем одновременно определить массу частицы и её скорость. Мы можем определить одновременно либо одно, либо другое. Мы не можем сказать, движется этот объект или это наблюдатель движется. Изменение аксиоматики, изменения исходных постулатов меняет всю картину мироздания. Вспомним Евклида, который говорил, что по отношению к одной прямой можно провести только одну и одну параллельную прямую, непересекающуюся с ней. Н.И. Лобачевский предположил, что можно не одну, а много. Н.И Лобачевского сочли сумасшедшим. Когда я был в гостях в Казанском университете у Леонида Михайловича Попова, он меня подвел к окну и говорит: «Вот по этому двору ходил Н.И. Лобачевский, и из этого окна профессура показывала на него пальцем и говорила, что идет сумасшедший». А потом появился Б. Риман, А. Эйнштейн и оказалось, что всё дело в том, что Эвклид рассматривал прямую на плоскости, а если мы берём сферические поверхности, там все изменяется. Изменение одного постулата меняет картину мироздания. 

Изменение способа мышления научных исследований возможно в двух случаях. Первое – когда мы сталкиваемся с непонятными, необъяснимыми явлениями, которые обнаруживаются эмпирически, экспериментально. Такими являются, например, парапсихические феномены, которые заставляют нас по-другому мыслить, по-другому ставить проблему исследования, объект исследования. Даже более того, продолжая дальше, если мы переходим из гносеологической парадигмы к онтологической, то тогда оказывается, что объектом исследования не может быть сам феномен, а могут быть только условия, обеспечивающие возможность порождения этого феномена, меняется вся логика. В психологии это, между прочим, давно известно. В чём отличие констатирующего эксперимента от формирующего? Констатирующий эксперимент имеет дело с данностью феномена, а формирующий еще не имеет дело с данностью этого феномена. Формирующий эксперимент имеет дело с предположением об условиях, обеспечивающих возможность формирования, возникновения этого феномена. Сделать нечто, чтобы изменился способ мышления, очень трудно. Это одна сторона. 

Второе – это социальная сторона. Сейчас, например, господствует тренд гносеологического естественнонаучного подхода к требованиям публикаций. Web of Science, Scopus отвечают именно естественнонаучной форме представления и постановки проблемы исследования. И в данном случае ещё чисто коммерческая сторона, так как есть специальные организации, которые построены для этого, живут этим и получают на этом прибыль. Раз есть прибыль, значит, они будут активно отстаивать, что именно только так нужно строить исследование и никак иначе.

— Виктор Иванович, несмотря на то, что мышление, как Вы сказали, «ригидная и жесткая структура», получается все же (и развитие человечества это подтвердило), что его изменение и его трансформация возможны и имеют место быть? 

— Что-то уже происходит. Ещё нет признания, но уже есть принятие идей А.И. Миракяна. Уже есть люди, которые понимают, о чем идет речь. Но это не в массе, не в тренде. 

— Вы сказали, что придя в психологию, в Психологический институт, Вы получили смысл жизни и получили возможность понять, что такое психология и что такое психика человека. В своей монографии «Экопсихология: пардигмальный поиск» (2014), во введении Вы ставите вопрос: «… а что же тогда изучает психология и действительно ли ее предметом является психика?» Что, по Вашему мнению, изучает психология? И действительно ли психика является ее предметом? Что в Вашем понимании психика человека? По Вашему мнению, есть ли вероятность, что ученые придут к общему пониманию, что такое психика человека?

— Я должен сразу сделать оговорку, что предметом современной психологии не является психика. Её предметом является человек обладающий психикой, человек у которого есть психические функции, психические возможности. И здесь оказывается очередная методологическая ловушка. А именно: если мы посмотрим современные монографии, то читаем «личность человека», «человек как субъект», т.е. вначале мы говорим «человек», а потом субъект, личность, восприятие…. Даже когда речь идет о зоопсихологии, то все зоопсихологические исследования и исследования по сравнительной психологии построены по принципу, что мы проецируем на психику животных те знания о психике человека, которые имеем. Проекция антропоморфного типа загоняет нас в ловушку: раз мы сказали вначале человек, а потом психика (как его атрибут, свойство, качество), то мы должны определить сначала, что такое человек. И здесь имеет место, по крайней мере, три варианта. Человек – существо биологическое, так как является носителем биологических закономерностей, механизмов и т.д. Человек – существо социальное, так как является носителем, субъектом социальных закономерностей, отношений. Последние лет 20-30 вспомнили, что человек – существо духовное, так как является носителем духовных ценностей. Но! Почему мы не говорим, что человек является ещё существом психическим, как субъект, реализатор, носитель психических явлений и феноменов?! Ответ в том, что психика не попадает в эту гносеологического логику, ведь, как только мы сказали «психика человека», то мы говорим о человеке, а не о психике. Проблема заключается в том, как сделать психику объектом, предметом научного исследования? Мы должны трансцендировать «человека как субъекта психики», чтобы иметь возможность рассматривать «психику, которая проявляется, в том числе, и в человеке». Мы должны принять психику не как свойство человека, а как такое же фундаментальное явление природы как, например, электричество, гравитация. Это моя позиция. Я неслучайно сказал «гравитация».  У меня есть предположение, что может быть гравитация и психика очень близки по неким глубинным основаниям. Если мы имеем отдельный объект, мы можем сказать есть гравитация или нет? Не можем. А если есть ещё один объект, то тогда мы можем сказать, есть гравитация или нет. Точно также, если мы возьмем одного человека как субъекта психического, как такового, мы не можем сказать, есть ли у него психика и ее порождение? – Рядом нужен другой человек, чтобы было взаимодействие между ними. По Л.С. Выготскому, высшие психические функции первоначально существует в социокультурной форме. Должна быть эта форма, как средовые условия, и тогда во взаимодействии между двумя людьми, при определённых условиях, конечно, идет порождение психического и реальности «в зазоре», как М.К. Мамардашвили говорил, порождение психической реальности между субъектом, человеком или животным, с одной стороны, и средой или предметом, или другим субъектом этой реальности – с другой. И лишь, когда в зазоре это породится, оно интериоризируется человеком, а потом экстериоризируется обратно в виде действий, деятельности, изменяя окружающую среду. Тогда опять меняется это отношение, опять цикл возобновляется, возникает в зазоре между ними новая психическая реальность, новый образ, новое действие, новый способ, он интериоризируется, экстериоризируется, меняется опять отношение и т.д. Другой подход должен быть. Другое определение понимания психики.

Ваше понимание психики тождественно пониманию души или Вы их различаете? 

— Нет. Не тождественно! Современная мода на то, чтобы вернуть душу в психологию, – правильная мода, исходя из того, что «psyhe» – это душа. Но дело в том, что у нас на психологических факультетах не преподают святоотеческую психологию, а надо бы. Святоотеческая психология – это теория и практика работы с душой, которая накоплена за тысячу лет, примерно с 4 века по 14 век. Святые отцы обобщили, проанализировали, накопили опыт обожения человека, т.е. работы с душой. Если вернуться к Ветхому завету, то там было отношение «тело – душа», «в здоровом теле — здоровый дух». В Новом завете — уже «душа – тело», душа подчиняет тело себе, а потом появилось триединство «дух-душа-тело». Обратите внимание, что Р. Декарт остановился на первой позиции, а они продвинулись уже гораздо дальше. Я уже не говорю о буддийских текстах, даосских практиках, чань-буддиских и дзеновских – где тоже присутствует столетиями накопленный опыт как теоретического осмысления, так и практической реализации работы с тем, что мы называем психикой или душой. Если мы сказали душа, мы обязательно должны определить, что мы под этим понимаем: то, что в святоотеческой психологии – это одна линия, то, что в восточных, йоговских, и иных учениях и философиях – это другое. Просто брать понятие «душа» и к нему «прилепливать» что-то из современных естественнонаучных представлений о психике и физиологически обусловленных психических актах, это означает отсутствие методологической культуры.

*Интервью подготовила и провела Н.Г. Кондратюк, старший научный сотрудник ПИ РАО.
При копировании любой части текста обязательная ссылка на сайт ПИ РАО www.pirao.ru

Что такое синестезия и как синестеты ощущают мир

Синестезия — это нейрологический феномен, при котором ощущения, исходящие от одного органа чувств, также проявляются в другом. Синестеты могут видеть запахи, слышать цвета, буквы и цифры для них тоже имеют оттенки. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые живут с такой особенностью, а также узнала у исследователя синестезии, как она устроена.

© Juan Carlos Munoz/Getty Images

«Я знаю, как выглядит моя болезнь»

Афина Сафонова, 33 года

Армавир. Трансовый терапевт и автор «Книги о мандалах»

В 14 лет я еще не знала этого слова [синестезия], но могла, например, почувствовать облако на вкус (сырое, холодное) или же дорогу — она слишком твердая, чтобы ее жевать. Могла мысленно полизать столб, понюхать кошку, не прикасаясь к ней.

Цвета букв я видела чуть ли не раньше, чем научилась их выговаривать. Ревность пахнет носками. Страх денежных потерь — красно-коричневая зубастая воронка внизу живота. А восхищение красотой — эмоция, обладающая «ангельским», несуществующим в земном спектре светло-красным оттенком. Я знаю, как выглядит моя болезнь гранулематоз вегенера (аутоиммунное заболевание, воспаление стенок сосудов. — Прим. ред.) — это черный, ржавый трактор.

Иногда мне снятся цвета, которых нет в природе. У них бывает своя плотность, ощущаются их квантовые частицы, температура и звук. В реальности у меня плохое зрение — левый глаз видит на 10% из‑за атрофии нерва, а зрение на правом после замены хрусталика определяется как минус два. Поэтому смотреть сны для меня большое удовольствие.

Затем заметила, что от людей у меня очень своеобразное ощущение: человек — большой комок всего, где есть и цвет, и звук, и тепло, и давление. Ощущать эту энергию неприятно из‑за противоречий в их собственных эмоциях. Из‑за своей сверхчувствительности я сильно уставала в школе, страдала головной болью от недосыпа, потому что за ночь мозг не успевал обработать всю информацию.

Находиться в общественном транспорте больше двух часов не могу, потому что после поездки кожей ощущаю на себе что‑то налипшее, мелко вибрирующее, оранжевого цвета.

Сразу хочется помыться, потому что оно словно вытягивает из‑под кожи все наружу.

Случайно я обнаружила, что могу нарисовать то, что ощущаю от человека. Например, цветовые пятна, значение которых потом расшифровываю в виде эмоций.

Синестезия заставила меня научиться бережно и тонко относиться к себе и людям, любить их. Видеть причины, связи, внутренние мотивы и противоречия. Иначе жить с таким восприятием просто нельзя — можно попросту лопнуть, как шарик. Обычный человек толстокожий, словно слон в посудной лавке, а тебе нужно делать все нежно и внимательно. Синестетики — как смартфоны новой модели среди кнопочных Nokia: слишком тонкие, хрупкие, мало держат заряд, ими нельзя забивать гвозди и копать ямы.

«Мыслю несколькими органами чувств»

Янина Скоробогатова, 35 лет

Москва. Кинорежиссер, сценарист и преподаватель ИЗО

У меня аурический вид особенности, а точнее — гиперстезия, то есть обостренная синестезия. Заключается она в том, что я вижу людей в линиях и орнаментах. Все они разных цветов, детализированы и индивидуальны для каждого человека. Также могу увидеть состояние человека линией, поэтому отчасти моя особенность связана с эмпатией.

В детстве я училась в художественной школе — тогда и заметила свою особенность. Пять лет назад она обострилась из‑за сильного стресса и начала меня даже мучить. Например, я заметила, что запах фото и картин мешает мне изображать то, что я хочу (я увлекалась фотографией). Окружающие стали отмечать особую цветопередачу и даже обвинять меня в психических расстройствах и наркомании. Позже я сделала из этого собственный фотоприем. То есть изображаю линии и орнаменты людей из головы, так вижу их портрет.

В какой‑то момент синестезия вызывала у меня что‑то вроде легкого обморока и состояния перегрузки. Были ощущения, будто ты расширяешься и растворяешься в пространстве. Они появляются непроизвольно, поэтому важно себя контролировать. Из‑за этого происходит самопознание, диалог с самим собой. Если остановить процесс творчества или созерцания и переключить внимание на что‑то другое, она уже не так обостряется. Я, например, сочиняю стихи, выливаю эмоции на бумагу.

Привычка в чем‑то отличаться появилась у меня в детстве из‑за замкнутости, которой сейчас у меня не наблюдается. Часто хочется быть обычной, потому что каждому нужно понимание со стороны, а оно не всегда есть в моей жизни. Когда нахожусь в обществе подобных мне людей, чувствую себя в своей тарелке. Моя любовь к особенности ставит все неудобства на второй план.

© Level1studio/Getty Images

«Меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых»

Дарья Ковалева, 23 года

Абакан, Республика Хакасия. Библиотекарь юношеской библиотеки «Ровесник», магистрант Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова (филология)

Моя прабабушка была синестетиком. Я выяснила это уже после того, как узнала о феномене. А вот у родителей, бабушек и дедушек этой особенности нет.

На втором курсе университета я начала сравнивать преподавателей с геометрическими фигурами, и одногруппницы этому очень удивлялись. В кругу друзей рассказывала, как вижу эмоции людей — с цветами и запахами, — но все считали это ненормальным. Теперь меня считают особенной.

Синестезия для меня — это нечто вроде апгрейда головного мозга, когда можно увидеть, услышать, почувствовать больше, чем на самом деле.

Например, я вижу цвета букв и цифр: единица белая, двойка всегда была зеленой, пятерка у меня ассоциируется с красным, а девятка — с пурпурным. С буквами то же самое: О — синего цвета, Э — фиолетового, а Ю разноцветная. Согласные буквы делятся на группы. М, Н, Р, Л — темно-синие, а Ш, Ж, Г, В, Д — голубые.

Дни недели тоже окрашиваются в разные цвета. В понедельник я вижу светло-голубой, в четверг — синий, а пятница, как ни странно, у меня красного цвета. Также вижу цвета эмоций, а иногда даже чувствую их запах или вкус. Например, когда человек врет, я чувствую запах дегтя и вижу черные пятна вокруг него, а если он радуется — будет ярко-желтый цвет. Если кто‑то грустит или беспокоится, то вокруг него появляется грязно-зеленый, болотный цвет. Плохие эмоции чувствуются сильнее хороших.

Часто меня просят «пронюхать» кого‑то из знакомых. Я стараюсь называть цвет и то, какие эмоции он вызывает. Странно, конечно, но это работает, и я почти всегда «предсказываю» правильно.

А вот музыку я слушаю только с глубокими низкими звуками — например, виолончель или низкие клавиши фортепиано. Потому что эти звуки синих, фиолетовых и зеленых цветов. Если песня оранжевая, красная или желтая, с короткими и высокими звуками, то, скорее всего, она мне не понравится.

Из‑за синестезии легко могу воспроизвести номера телефонов по памяти. Я запоминаю не только цифры, но и цветовой ряд, который присутствовал в последовательности этих цифр. При этом плохо воспринимаю текст на слух, потому что звуки вызывают цветовые ассоциации, и я отвлекаюсь от слов. Если я захочу понять смысл песни или запомнить какую‑то лекцию, мне обязательно нужно иметь текст перед глазами.

Учить иностранные языки сложно, так как там совсем другие ассоциативные ряды, трудно сопоставлять их с уже существующими. Я учу английский 12 лет: сначала в школе, потом в университете, разных кружках. Но ничего, кроме самых простых ключевых слов, сказать не могу.

Подробности по теме

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

Холст, масло, Дэвид Боуи: девушка с синестезией видит звуки и рисует музыку

© stilllifephotographer/Getty Images

Антон Сидоров-Дорсо

Научный куратор Российского Синестетического сообщества и руководитель исследовательской группы «Синестезия: дети и родители» при Центре междисциплинарных исследований современного детства МГППУ

Кто такие синестеты

Синестетов примерно четыре процента от всего населения Земли. Чаще ими оказываются женщины. Некоторые коллеги объясняют этот факт не половым диморфизмом (анатомические различия между представителями разных полов одного и того же биологического вида. — Прим. ред.), а путаницей во время набора участников исследований: женщины попросту чаще сообщают о своей особенности.

Синестет многое понимает по-другому: окружающий мир вызывает у него дополнительную реакцию в виде цвета, вкуса и/или прикосновения. Например, буквы или цифры могут вызывать ощущение цветов, звуки речи — вкус во рту, а дни недели и месяцы могут объемно располагаться в пространстве.

Как мыслят синестеты

В некоторых исследованиях продемонстрировано, что синестеты обладают высокой проницаемостью психологических границ. Они легко переходят от мышления к интуиции, от памяти к фантазии (и наоборот), от одних эмоций и чувств к другим. Это не плюс и не минус, а индивидуальный стиль проявления нейрокогнитивного функционирования.

Как интуитивно высказывался о синестезии Владимир Набоков (сам синестет) в автобиографическом произведении «Память, говори»: «Исповедь синестета назовут претенциозной и скучной те, кто защищен от таких просачиваний и отцеживаний более плотными перегородками, чем защищен я».

Можно ли притвориться синестетом

Синестетические связи нельзя объяснить пережитым опытом или заученными наизусть ассоциациями. В отличие от фантазии синестезия более схематична, возникает непроизвольно из‑за дополнительных нейронных взаимодействий в мозге и не меняется с годами. Поэтому поймать на лжи человека очень просто. Если вы хвастаетесь, что у вас большая семья, но не можете быстро назвать, как зовут каждого из ваших родственников, то вы вряд ли сказали правду. Тот же принцип мы [исследователи] применяем к «кандидатам в синестеты». Учитываем время реакции, последовательность и точность ответов при указании на оттенки цветов. Проверить хитреца можно и аппаратурными исследованиями, например при помощи МРТ. Томография показывает необычную работу мозга (метаболическую активность). У синестета она отличается в тех зонах, которые отвечают за восприятие цвета, в частности, в зрительной коре.

Можно ли считать синестезию психической особенностью

Недавнее генетическое исследование с моим участием в качестве представителя из России выявило, что связи синестезии с шизофренией и расстройствами аутистического спектра нет. То есть это не болезнь, а особенность нейрокогнитивного функционирования и особая чуткость к вербальности, музыкальности и письменности — в зависимости от разновидности синестезии.

Научиться этому невозможно. Для нее нужна предрасположенность, потому что переживания при синестезии — это не просто ассоциации. Например, цвета букв — не воспоминания и не образы, рожденные опытом, а внутренняя реакция. Я проводил эксперимент, в котором участникам предъявлялась ситуация с воображаемой восьмидневной неделей, с выдуманным днем, располагающимся между четвергом и пятницей. Они «вживались» в такой график заполнением календаря и решением задач на организацию дел на неделю. В итоге у синестетов возникала реакция на этот выдуманный день в цвете. Он никак не отличался от других, настоящих дней недели. Важно, что стимул проявлялся в непредсказуемом цвете, не имеющем аналогов вокруг. Эти синестетические цвета, порождаемые самим мозгом, часто называют марсианскими.

Ощущение против восприятия | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различать ощущения и восприятие
  • Опишите понятия абсолютного порога и порога разности
  • Обсудите роли, которые внимание, мотивация и сенсорная адаптация играют в восприятии.

СЕНСАЦИЯ

Что значит «что-то ощутить»? Сенсорные рецепторы — это специализированные нейроны, которые реагируют на определенные типы стимулов.Когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором, возникает ощущение. Например, свет, попадающий в глаз, вызывает химические изменения в клетках, выстилающих заднюю часть глаза. Эти клетки передают сообщения в форме потенциалов действия (как вы узнали при изучении биопсихологии) в центральную нервную систему. Преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия известно как трансдукция.

Вы, вероятно, знали с начальной школы, что у нас есть пять чувств: зрение, слух (слух), обоняние (обоняние), вкус (вкусовые ощущения) и осязание (соматосенсорное восприятие).Оказывается, понятие пяти чувств слишком упрощено. У нас также есть сенсорные системы, которые предоставляют информацию о балансе (вестибулярное чувство), положении тела и движениях (проприоцепция и кинестезия), боли (ноцицепция) и температуре (термоцепция).

Чувствительность данной сенсорной системы к соответствующим стимулам может быть выражена как абсолютный порог. Абсолютный порог относится к минимальному количеству энергии стимула, которое должно присутствовать для того, чтобы стимул обнаруживался в 50% случаев.Еще один способ подумать об этом — спросить, насколько тусклым может быть свет или насколько тихим может быть звук, который все равно будет обнаружен в половине случаев. Чувствительность наших сенсорных рецепторов может быть поразительной. Было подсчитано, что в ясную ночь наиболее чувствительные сенсорные клетки в задней части глаза могут обнаружить пламя свечи на расстоянии 30 миль (Okawa & Sampath, 2007). В спокойных условиях волосковые клетки (рецепторные клетки внутреннего уха) могут улавливать тиканье часов на расстоянии 20 футов (Galanter, 1962).

Мы также можем получать сообщения, которые представлены ниже порога сознательного осознания — это называется подсознательными сообщениями. Стимул достигает физиологического порога, когда он достаточно силен, чтобы возбуждать сенсорные рецепторы и посылать нервные импульсы в мозг: это абсолютный порог. Сообщение ниже этого порога считается подсознательным: мы его получаем, но не осознаем этого. На протяжении многих лет было много предположений об использовании подсознательных сообщений в рекламе, рок-музыке и аудиопрограммах самопомощи.Исследования показывают, что в лабораторных условиях люди могут обрабатывать информацию и реагировать на нее, не осознавая этого. Но это не значит, что мы подчиняемся этим сообщениям как зомби; на самом деле скрытые сообщения мало влияют на поведение за пределами лаборатории (Kunst-Wilson & Zajonc, 1980; Rensink, 2004; Nelson, 2008; Radel, Sarrazin, Legrain, & Gobancé, 2009; Loersch, Durso, & Petty, 2013) .

Абсолютные пороги обычно измеряются в невероятно контролируемых условиях в ситуациях, оптимальных для чувствительности.Иногда нас больше интересует, какая разница в стимулах требуется, чтобы обнаружить разницу между ними. Это называется просто заметной разницей (jnd) или порогом разницы. В отличие от абсолютного порога, разностный порог изменяется в зависимости от интенсивности стимула. В качестве примера представьте себя в очень темном кинотеатре. Если бы член аудитории получил текстовое сообщение на свой мобильный телефон, из-за которого загорелся ее экран, велика вероятность, что многие люди заметят изменение освещения в театре.Однако, если бы то же самое произошло на ярко освещенной арене во время баскетбольного матча, мало кто заметил бы. Яркость сотового телефона не меняется, но его способность обнаруживать изменение освещенности сильно различается между двумя контекстами. Эрнст Вебер предложил эту теорию изменения порога различия в 1830-х годах, и она стала известна как закон Вебера: порог различия — это постоянная часть исходного стимула, как показывает пример.

ВОСПРИЯТИЕ

Хотя наши сенсорные рецепторы постоянно собирают информацию из окружающей среды, именно то, как мы интерпретируем эту информацию, влияет на то, как мы взаимодействуем с миром.Восприятие относится к способу организации, интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации. Восприятие включает в себя обработку как снизу вверх, так и сверху вниз. Обработка снизу вверх относится к тому факту, что восприятие строится на основе сенсорной информации. С другой стороны, то, как мы интерпретируем эти ощущения, зависит от наших доступных знаний, нашего опыта и наших мыслей. Это называется нисходящей обработкой.

Один из способов подумать об этом понятии состоит в том, что ощущение — это физический процесс, а восприятие — психологический.Например, если вы зайдете на кухню и почувствуете запах печеных булочек с корицей, ощущение — это рецепторы запаха, улавливающие запах корицы, но восприятие может быть таким: «Ммм, это пахнет хлебом, который бабушка пекла. когда семья собралась на каникулы ».

Хотя наше восприятие строится на ощущениях, не все ощущения приводят к восприятию. Фактически, мы часто не воспринимаем стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение продолжительных периодов времени.Это называется сенсорной адаптацией. Представьте, что вы входите в класс со старыми аналоговыми часами. При первом входе в комнату вы можете услышать тиканье часов; когда вы начинаете разговаривать с одноклассниками или слушаете, как ваш профессор приветствует класс, вы больше не замечаете тиканья. Часы все еще идут, и эта информация все еще влияет на сенсорные рецепторы слуховой системы. Тот факт, что вы больше не воспринимаете звук, демонстрирует сенсорную адаптацию и показывает, что, хотя ощущения и восприятие тесно связаны, они разные.

Есть еще один фактор, влияющий на ощущения и восприятие: внимание. Внимание играет важную роль в определении того, что ощущается, а не то, что воспринимается. Представьте, что вы на вечеринке, полной музыки, болтовни и смеха. Вы участвуете в интересном разговоре с другом и отключаете весь фоновый шум. Если кто-то прервет вас, чтобы спросить, какая песня только что закончилась, вы, вероятно, не сможете ответить на этот вопрос.

Мотивация также может влиять на восприятие.Вы когда-нибудь ожидали действительно важного телефонного звонка и, принимая душ, вам казалось, что вы слышите телефонный звонок, но обнаруживаете, что это не так? Если да, то вы испытали, как мотивация обнаружить значимый стимул может изменить нашу способность различать истинный сенсорный стимул и фоновый шум. Способность идентифицировать стимул, когда он встроен в отвлекающий фон, называется теорией обнаружения сигнала. Это также может объяснить, почему мать просыпается от тихого шепота ребенка, а не от других звуков, которые слышны во время сна.Теория обнаружения сигналов имеет практическое применение, например, для повышения точности авиадиспетчеров. Контроллеры должны иметь возможность обнаруживать самолеты среди множества сигналов (меток), которые появляются на экране радара, и следовать за этими самолетами, когда они движутся по небу. Фактически, первоначальная работа исследователя, разработавшего теорию обнаружения сигналов, была сосредоточена на повышении чувствительности авиадиспетчеров к сигналам самолета (Swets, 1964).

На наше восприятие также могут влиять наши убеждения, ценности, предрассудки, ожидания и жизненный опыт.Как вы увидите далее в этой главе, люди, лишенные бинокулярного зрения в критические периоды развития, имеют проблемы с восприятием глубины (Fawcett, Wang, & Birch, 2005). Общий опыт людей в рамках данного культурного контекста может оказывать сильное влияние на восприятие. Например, Маршалл Сегалл, Дональд Кэмпбелл и Мелвилл Херсковиц (1963) опубликовали результаты многонационального исследования, в котором они продемонстрировали, что люди из западных культур более склонны испытывать определенные типы визуальных иллюзий, чем люди из незападных культур, и наоборот.Одной из таких иллюзий, которые с большей вероятностью испытали жители Запада, была иллюзия Мюллера-Лайера: линии кажутся разной длины, но на самом деле они одинаковой длины.

В иллюзии Мюллера-Лайера линии кажутся разной длины, хотя и идентичны. (a) Стрелки на концах линий могут сделать линию справа длиннее, хотя линии имеют одинаковую длину. (b) При применении к трехмерному изображению линия справа снова может казаться длиннее, хотя обе черные линии имеют одинаковую длину.

Эти различия в восприятии согласовывались с различиями в типах экологических особенностей, которые регулярно испытывают люди в данном культурном контексте. У людей в западных культурах, например, есть контекст восприятия зданий с прямыми линиями, которые в исследовании Сегалла называли миром плотников (Segall et al., 1966). Напротив, люди из определенных незападных культур с непредсказуемым взглядом, такие как зулусы в Южной Африке, чьи деревни состоят из круглых хижин, расположенных по кругу, менее подвержены этой иллюзии (Segall et al., 1999). Культурные факторы влияют не только на видение. Действительно, исследования показали, что способность распознавать запах и оценивать его приятность и интенсивность варьируется в зависимости от культуры (Ayabe-Kanamura, Saito, Distel, Martínez-Gómez, & Hudson, 1998).

Дети, охарактеризованные как искатели острых ощущений, с большей вероятностью будут демонстрировать вкусовые предпочтения в отношении интенсивных кислых вкусов (Liem, Westerbeek, Wolterink, Kok, & de Graaf, 2004), что предполагает, что основные аспекты личности могут влиять на восприятие.Кроме того, люди, которые придерживаются положительного отношения к пище с пониженным содержанием жира, с большей вероятностью оценит продукты, помеченные как продукты с пониженным содержанием жира, как более вкусные, чем люди, которые менее позитивно относятся к этим продуктам (Aaron, Mela, & Evans, 1994).

Сводка

Ощущение возникает, когда сенсорные рецепторы обнаруживают сенсорные стимулы. Восприятие включает организацию, интерпретацию и сознательный опыт этих ощущений. Все сенсорные системы имеют как абсолютные, так и разностные пороги, которые относятся к минимальному количеству энергии стимула или минимальному количеству разницы в энергии стимула, необходимому для обнаружения примерно в 50% случаев соответственно.Сенсорная адаптация, избирательное внимание и теория обнаружения сигналов могут помочь объяснить, что воспринимается, а что нет. Кроме того, на наше восприятие влияет ряд факторов, включая убеждения, ценности, предрассудки, культуру и жизненный опыт.

Вопросы для самопроверки

Критическое мышление Вопрос

1. Не все, что ощущается, воспринимается. Как вы думаете, может ли быть когда-нибудь случай, когда что-то можно было бы воспринять, но не почувствовать?

2.Приведите новый пример того, как заметная разница может меняться в зависимости от интенсивности стимула.

Персональный вопрос заявки

3. Вспомните случай, когда вы не заметили чего-то вокруг, потому что ваше внимание было сосредоточено на другом. Если кто-то указал на это, были ли вы удивлены, что не сразу заметили это?

ответы

1. Это было бы хорошее время для студентов, чтобы подумать о заявлениях об экстрасенсорных способностях.Еще одна интересная тема — феномен фантомной конечности, с которой сталкиваются инвалиды.

2. Есть много потенциальных примеров. Один из примеров включает обнаружение разницы в весе. Если два человека держат стандартные конверты, и один из них содержит четверть, а другой пуст, разницу в весе между двумя конвертами легко обнаружить. Однако, если эти конверты поместить в два учебника одинакового веса, определить, какой из них тяжелее, будет гораздо труднее.

Глоссарий

абсолютный порог минимальное количество энергии стимула, которое должно присутствовать для обнаружения стимула в 50% случаев

восходящая обработка система, в которой восприятие строится на основе сенсорного ввода

непреднамеренная слепота Неспособность заметить что-то полностью видимое из-за недостатка внимания

просто заметная разница разница в стимулах, необходимая для обнаружения разницы между стимулами

восприятие способ интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации

ощущение что происходит, когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором

сенсорная адаптация не воспринимает стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение длительных периодов времени

теория обнаружения сигнала изменение обнаружения стимула в зависимости от текущего психического состояния

подсознательное сообщение сообщение, представленное ниже порога осознания

нисходящая обработка интерпретация ощущений зависит от имеющихся знаний, опыта и мыслей

преобразование преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия

Разница между ощущениями и восприятием (с примерами, концепцией и сравнительной таблицей)

Знаете ли вы наши органы чувств i.е. глаза, нос, уши, язык, кожа и т. д. дают свежую информацию о внутреннем и внешнем мире? Первичное восприятие стимула, идентифицированного определенным органом чувств, называется ощущением . Благодаря этому процессу информация из внешнего мира достигает нашего мозга.

С другой стороны, процесс, с помощью которого мы интерпретируем ощущения, испытываемые нами в нашей повседневной жизни, а затем воздействуем на них, называется восприятием . В этом процессе человек идентифицирует, интерпретирует и придает значение информации, поступающей от органов чувств.

В общем, мы меняем слова «ощущение» и «восприятие», потому что это когнитивные процессы, но между этими двумя понятиями существует тонкая грань в том смысле, что в случае ощущения нам не нужно участвовать в происшествии. процесса активно, тогда как восприятие — это интерпретация информации, полученной через ощущения. Следовательно, это умственная деятельность, которая знакомит нас с ситуацией, предоставляя непосредственное знание о ней.

Содержание: Сенсация против восприятия

  1. Таблица сравнения
  2. Определение
  3. Ключевые отличия
  4. Пример
  5. Концепт
  6. Заключение

Сравнительная таблица

Основа для сравнения Ощущение Восприятие
Значение Ощущение относится к процессу, посредством которого наши органы чувств получают информацию из окружающей среды. Восприятие подразумевает процесс, посредством которого мозг выбирает, интегрирует, организует и интерпретирует сенсорную информацию.
Что он делает? Предоставляет необработанные данные На основе нашего опыта
Источник Стимулы, полученные от органов чувств. Информация поступает в мозг.
Результаты Восприятие Действие или изменение отношения
Имеет дело с Элементарное поведение, которое в значительной степени зависит от физиологического функционирования. Сложный и процесс познавательный и психологический.
Стимулы Заставляет человека осознавать стимулы. Придает значение стимулам.
Что активно во время процесса? Активны только органы чувств человека Активизируются все части тела.
Последовательность Первый Второй
Пример Активация уха, чтобы услышать звук, является ощущением. Вывод из услышанного — это восприятие.

Определение ощущения

Ощущение означает, что особые сенсорные рецепторы и нервная система человека воспринимают и представляют энергии стимулов из окружающей среды. Это первая реакция физического сенсорного органа или организма на стимулы, или мы можем сказать, что она активирует функцию этих органов. Это физическое состояние или переживание, возникающее в результате стимуляции органов чувств.Это процесс обнаружения и кодирования ряда физических стимулов.

Это мгновенное ощущение таких атрибутов стимула, как горячий, холодный, мягкий, громкий и т. Д., Возникающее в результате стимуляции сенсорного органа. Это происходит, когда рецепторы в органах чувств активны, через которые различные формы внешних стимулов становятся нервными сигналами в головном мозге.

Итак, мы можем сказать, что ощущение — это когнитивный процесс, посредством которого наша нервная система и сенсорные рецепторы собираются и представляют энергию стимула из физической среды.

Что такое трансдукция?

Процесс, преобразующий внешние стимулы в нервную активность, называется трансдукцией.

Атрибуты ощущения

Есть пять атрибутов ощущения:

  • Качество : Ощущения различаются по качеству, т.е. каждое ощущение имеет свое качество. Кроме того, ощущения, полученные через разные органы чувств, могут быть разными. На самом деле ощущения, полученные от одного и того же органа чувств, тоже могут быть разными.
  • Intensity : Степень силы или интенсивности ощущения также может быть разной. Кроме того, интенсивность ощущения зависит от объективной силы стимула, а также от психического состояния человека.
  • Продолжительность : Продолжительность ощущения зависит от непрерывности стимула или его воздействия.
  • Объемность : подразумевает объемность, диапазон или величину ощущения как пространственный атрибут. По мере увеличения протяженности ощущения кажутся безмерными.
  • Местный знак : Различные ощущения различаются в зависимости от места воздействия, называемого местным знаком. Это связано с тем, что различные местные признаки, которые человек может различать среди ощущений, обладающих одинаковым качеством, интенсивностью, продолжительностью и протяженностью.
Типы ощущений

Два основных типа ощущений:

  1. Organic Sensation : Ощущения, возникающие в результате состояния внутренних органов, называются органическими ощущениями.Следовательно, такие ощущения не требуют внешнего раздражения. Например, , жажда вызывает ощущение органики, возникающее из-за высыхания мембраны на задней части шеи.
  2. Особые ощущения : Особые ощущения — это ощущения, возникающие в результате определенных чувств, таких как глаза, уши, язык, нос и кожа. Такие ощущения можно отличить друг от друга и исходить от внешних раздражителей.

Также читайте: Разница между иллюзией и галлюцинацией

Определение восприятия

Простыми словами, восприятие можно понять как нечто, переживаемое посредством интуиции.Восприятие — это процесс, который помогает людям организовать и интерпретировать свои сенсорные впечатления, чтобы придать смысл полученным данным. Это значимая интерпретация данных, передаваемых в мозг органами чувств.

Тем не менее, это также правда, то, что человек воспринимает, может быть или не совпадать с конечной реальностью . У каждого свой подход к жизни, и его поведение во многом зависит от его восприятия.

Это когнитивный процесс, который включает в себя фильтрацию или изменение необработанных данных, полученных из ощущений, с помощью которых человек понимает стимулы, присутствующие в окружающей среде, которые могут влиять на все чувства.В основе классификации стимулов лежат прошлые события, чувства и мотивы.

Это основной источник знаний человека о внешнем мире, поэтому его поведение во многом зависит от того, что он воспринимает о себе и окружающем мире. Его также можно определить как способ, которым человек воспринимает мир.

Качества восприятия
  • Это находится между ощущением и реакцией.
  • Процесс носит внутренний характер.
  • Это активный процесс.
  • Это частично врожденный и частично приобретенный процесс.
  • Оно может быть как субъективным, так и объективным.
Процесс восприятия

  1. Стимул и регистрация : Восприятие начинается, когда человек переживает стимулирующую ситуацию. Это происходит, когда человек сталкивается со стимулом или ситуацией, которая может быть непосредственной чувственной стимуляцией или общей физической и социокультурной средой. Однако фактическим началом этого процесса является регистрация, которая на самом деле является признанием.На этом этапе затрагиваются как сенсорные, так и нервные физиологические органы.
  2. Выбор, организация и интерпретация : Когда человек получает информацию, запускаются подпроцессы выбора, организации и интерпретации. При отборе принимаются во внимание только те стимулы, которые актуальны и подходят человеку. С другой стороны, организация связана с формированием воспринимаемых входных данных и преобразованием их в значимую форму или форму.Наконец, Интерпретация занимается извлечением выводов из наблюдаемого значения из воспринимаемых входных данных.
  3. Обратная связь и реакция : Это результирующее поведение человека, которое может быть открытым, то есть в форме действий, или скрытым, то есть в форме изменения отношения. Поведение воспринимающего порождает реакции в соответствии с ситуацией, и такие реакции приводят к новому набору входных данных.

Также читайте : Разница между слухом и слушанием

Ключевые различия между ощущениями и восприятием

Поняв значение этих двух терминов, давайте посмотрим на разницу между ощущением и восприятием:

  1. Ощущение — это реакция органов чувств человека на события, происходящие в окружающей среде.Есть пять органов чувств: слух, осязание, обоняние, зрение и вкус, которые постоянно получают стимулы, которые могут быть внутренними или внешними по отношению к человеческому телу. И наоборот, восприятие — это все о корреляции, интеграции и понимании различных ощущений и информации от органов чувств, через которые человек узнает вещи и объекты.
  2. В то время как ощущение предоставляет необработанные данные, восприятие превращает их в наш опыт.
  3. Ощущение — это первоначальное впечатление, накопленное органами чувств.И при интерпретации этого впечатления, когда к нему добавляется какой-то смысл, получается восприятие.
  4. Ощущение заканчивается началом восприятия, тогда как конечным результатом восприятия является действие или изменение отношения человека.
  5. Ощущение имеет дело с элементарным поведением человека, основанным на физиологическом функционировании или биологическом процессе. Напротив, восприятие — это сложная форма этих простых переживаний, поэтому процесс является когнитивным и психологическим.
  6. Ощущение — это то, что заставляет человека осознавать стимулы, тогда как восприятие придает значение стимулам.
  7. В процессе ощущения активны только органы чувств человека. Но в процессе восприятия все части тела становятся активными.
  8. Ощущение — это первоначальная сознательная реакция мозга на стимулы, или его можно понимать как первый шаг в направлении восприятия, тогда как восприятие — это второй или, скажем, прямой ответ на ощущение и косвенный ответ на физический стимул.

Пример

  • Восприятие цветка включает в себя переживание ощущений, таких как его цвет, запах и прикосновение.
  • Восприятие брокколи связано с восприятием таких ощущений, как вкус, цвет и прикосновение.

Понятие ощущения и восприятия

На момент рождения ребенка у младенца отсутствуют ощущения и восприятие, так как его органы не полностью развиты. Из-за чего младенец не может различать вещи и понимать их значение.Однако с течением времени, по мере того, как младенец становится старше, он начинает понимать разницу между людьми и объектами, а также может отличать членов семьи от посторонних или посторонних.

Далее, когда ребенок использует свои органы чувств, он узнает о вещах, которые его окружают, и начинает задавать вопросы. Постепенно способность восприятия развивается с течением времени, по мере того, как он проходит через подростковый возраст.

Также читайте : Разница между отношением и поведением

Заключение

Два термина, ощущение и восприятие, рассматриваются как материальные аспекты умственного развития человека.И ни одно из двух невозможно без другого. В то время как ощущения являются составными частями и основным элементом восприятия, восприятие внешнего мира зависит от ощущений.

Ощущения и восприятие | Гидроцефалия и молодые люди

На этой странице…

Что такое сенсация а восприятие?

Ощущение и восприятие возникают, когда мы взаимодействуем с мир вокруг нас.

Sensation — это обнаружение вещей, которые существуют в сквозь мир: зрение, звук, запах, осязание и вкус.Для этого организм использует органы чувств: глаза, уши, нос, кожа и язык, которые отправляют сообщения специализированная область мозга, называемая «сенсорной корой».

Восприятие — это поворот сенсорных сообщений и сигналы в мысль или часть полезной информации, которую мозг может действовать например, на Я вижу кошку; Я чувствую боль в левой ноге; Я теряю равновесие.

Вернуться к началу

Как это «сенсация?» а восприятие вовлечено в поведение?

Нам нужен комбинированный ввод от наших чувств, чтобы сказать нам о том, что происходит в окружающем нас мире.Мозг воспринимает и использует много информации, чтобы решить, нужно ли и когда что-то делать в ответ: действовать или вести себя.

Например:

  • Наше обоняние может сказать нам, что молоко закис, поэтому мы не пьем.
  • Наше зрение улавливает разницу между краем обрыва и краем ступеньки (которая может казаться похожей под ногой). Дополнительная информация помогает нам решить, сойти ли или не.

Переход от того, чтобы видеть или слышать что-либо, к действию на этом вовлекает многие процессы мозга.Внимание тесно связано с ощущениями и восприятием. Вы можете прочитать о внимании отдельно, но именно здесь команда мозга center ’или Executive Functions также Стань участником. Как только что-то ощущается и воспринимается, руководитель мозга Функции «говорят» (или направляют) чувства, чтобы они обращали внимание на определенные вещи. Глядя на «правильные» вещи или прислушиваясь к ним, мы получаем более полную картина ситуации: мы можем воспринимать ситуацию в целом, чтобы понять это лучше.

Вернуться к началу

Что происходит с ощущение и восприятие при гидроцефалии?

Поскольку сенсорная кора находится на поверхности мозга, его можно прижать к внутренней части черепа, когда мозг опухает (см. Гидроцефалия для более подробной информации описание того, почему это происходит). Это давление может вызвать повреждение ячеек на поверхность мозга, которая может затруднить передачу сенсорных сигналов быть принятым и понятым.

Гидроцефалия также простирает множество связей в головной мозг.Это может означать, что процессы, которые обычно работают вместе, не «взаимодействуют» так хорошо, как они должны. Итак, очевидная неспособность ребенка или молодого человека видеть или слышать что-то (например) может быть связано с аффектами, которые могут иметь на других, связанных, процессах, таких как внимание или исполнительное функционирование.

Вернуться к началу

Тесно связанные процессы

Ни один из мозговых процессов не работает в одиночку. Проблемы с внимание, например, может затруднить сосредоточение внимания на «правильных» вещах.Этот может быть особенно сложно в загруженных ситуациях, когда есть много разных о чем нужно подумать. Подробнее о том, как работает внимание, читайте здесь.

Занятые или сложные ситуации также означают, что мозг должен работать усерднее, чтобы понять, что происходит. Например, вас просят использовать единственный карандаш, лежащий на столе, — более легкая задача, чем попросить использовать красный карандаш из ящика, набитого множеством карандашей.

Способность воспринимать «правильные» вещи и уделять им внимание в ситуации также зависит от понимания или «понимания» ситуация.Вы можете прочитать больше о понимании здесь. Если вопрос, инструкция или ситуация не поняты должным образом, будет сложно понять, как реагировать или как себя вести.

Вернуться к началу

Правильно информация в

Как уже упоминалось, ни один из мозговых процессов не работает в одиночестве. Итак, может быть полезно подумать о том, как эти ключевые процессы связаны с друг с другом.

Вернуться к началу

Возможные проблемы

Измененные ощущения и восприятие могут способствовать трудности с:
  • Навигация (самоориентирование по окружающие достопримечательности)
  • Поиск вещей в сумке / ящике / шкафу (найти один предмет среди множества)
  • Геометрия (как мы воспринимаем формы, углы)
  • Восприятие социальных сигналов (например, языка тела, изменение выражения лица)
  • Расстояние / пространственное восприятие (например, глубина поле)

Ощущение и восприятие в начале сложной линии процессов, которые позволяют нам взаимодействовать с миром.Проблемы с ощущениями а восприятие может повлиять практически на любую сферу жизни. Если ребенок или молодой человек испытывает трудности только в некоторых ситуациях, это может указывать на то, что другие процессы в головном мозге были затронуты.

Может быть очень трудно сказать, какой из мозговых процессы были затронуты гидроцефалией. Предложения по устранению повседневные проблемы и трудности даются на протяжении всей жизни с Страницы гидроцефалии.

Некоторые из страницы, которые могут представлять особый интерес:

Вернуться к началу

Дополнительные сложности

Гидроцефалия часто связана с другими состояниями такие как расщелина позвоночника, церебральный паралич и церебральное кровотечение.Каждое условие может или не может изменить ощущение и восприятие. Расщелина позвоночника, например, может вызывают изменения ощущений и восприятия, связанные с повреждением спинной мозг, не обязательно сам мозг. Кровоизлияние в мозг может повреждают области коры головного мозга и могут изменить многие из процессы и функции с гидроцефалией или без нее.

Люди в любом случае уникальны, но каждый человек будет немного отличается в том, как их мысли и действия зависят от гидроцефалия (и связанные с ней состояния).Хотя этот сайт стремится дать что-то подходящее каждому, важно думать о каждом отдельном образец сильных сторон и трудностей. Терпение, решимость, испытания и ошибка может потребоваться, чтобы найти решения, которые подходят уникальным особенностям вашего ребенка потребности.

Вернуться к началу

Ощущение против восприятия — Введение в психологию и неврологию

К концу этого раздела вы сможете:
  • Различать ощущения и восприятие
  • Опишите понятия абсолютного порога и порога разности
  • Обсудите роли, которые внимание, мотивация и сенсорная адаптация играют в восприятии.

Сенсация

Что значит «что-то ощутить»? Сенсорные рецепторы — это специализированные нейроны, которые реагируют на определенные типы стимулов.Когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором, происходит ощущение . Например, свет, попадающий в глаз, вызывает химические изменения в клетках, выстилающих заднюю часть глаза. Эти клетки передают сообщения в форме потенциалов действия (как вы узнали при изучении биопсихологии) в центральную нервную систему. Преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия известно как преобразование .

Вы, вероятно, знали с начальной школы, что у нас есть пять чувств: зрение, слух (слух), обоняние (обоняние), вкус (вкусовые ощущения) и осязание (соматосенсорное восприятие).Оказывается, понятие пяти чувств слишком упрощено. У нас также есть сенсорные системы, которые предоставляют информацию о балансе (вестибулярное чувство), положении тела и движениях (проприоцепция и кинестезия), боли (ноцицепция) и температуре (термоцепция).

Психофизика — это раздел психологии, изучающий влияние физических стимулов на сенсорное восприятие и психические состояния. Область психофизики была основана немецким психологом Густавом Фехнером (1801-1887), который первым изучил взаимосвязь между силой стимула и способностью человека обнаруживать раздражитель.

Методы измерения, разработанные Фехнером и его коллегами, отчасти предназначены для того, чтобы помочь определить пределы человеческих ощущений. Одним из важных критериев является способность обнаруживать очень слабые раздражители. Абсолютный порог ощущения определяется как интенсивность стимула, который позволяет организму едва ли его обнаружить. В типичном психофизическом эксперименте индивидууму предлагают серию испытаний, в которых сигнал иногда подается, а иногда нет, или в которых предъявляются два одинаковых или разных стимула.Представьте, например, что вас попросили пройти проверку слуха. На каждом из испытаний ваша задача — указать «да», если вы слышали звук, или «нет», если вы не слышали. Сигналы намеренно делаются очень слабыми, что затрудняет точное суждение.

Проблема в том, что очень слабые сигналы создают неопределенность. Поскольку наши уши постоянно посылают в мозг фоновую информацию, вам иногда может казаться, что вы слышали звук, когда его не было, а иногда вы не можете обнаружить звук, который есть.Ваша задача — определить, вызвана ли нервная активность, которую вы испытываете, только фоновым шумом или результатом сигнала внутри шума. Ответы, которые вы даете на проверку слуха, можно проанализировать с помощью анализа обнаружения сигналов. Анализ обнаружения сигналов — это метод, используемый для определения способности воспринимающего отделять истинные сигналы от фонового шума (Macmillan & Creelman, 2005; Wickens, 2002). Как вы можете видеть на рисунке SAP.2, «Результаты анализа обнаружения сигнала», каждое судебное разбирательство создает четыре возможных результата: Попадание происходит, когда вы, как слушатель, правильно говорите «да», когда слышен звук.Ложная тревога возникает, когда вы отвечаете «да» на отсутствие сигнала. В двух других случаях вы отвечаете «нет» — либо промах (вы говорите «нет», когда есть сигнал), либо правильный отказ (говорите «нет», когда на самом деле сигнала не было).

Рисунок SAP.2 Результаты анализа обнаружения сигнала. Наша способность точно обнаруживать раздражители измеряется с помощью анализа обнаружения сигналов. Два возможных решения (совпадения и правильные отклонения) являются точными; два других (промахи и ложные срабатывания) — ошибки.

Анализ данных психофизического эксперимента позволяет создать два показателя. Один показатель, известный как чувствительность , относится к истинной способности человека обнаруживать наличие или отсутствие сигналов. Люди с лучшим слухом будут иметь более высокую чувствительность, чем люди с плохим слухом. Другой показатель, смещение ответа , относится к поведенческой тенденции отвечать «да» на испытания, которая не зависит от чувствительности.

Представьте, например, что вместо того, чтобы проходить проверку слуха, вы являетесь солдатом на дежурстве, и ваша задача — улавливать очень слабый звук ломающейся ветки, который указывает на то, что поблизости находится враг.Вы можете видеть, что в этом случае ложная тревога путем предупреждения других солдат о звуке может быть не такой затратной, как промах (неспособность сообщить о звуке), что может быть смертельно опасным. Следовательно, вы вполне можете принять очень мягкую предвзятость в ответах, при которой всякий раз, когда вы не уверены, вы посылаете предупреждающий сигнал. В этом случае ваши ответы могут быть неточными (ваша чувствительность может быть низкой из-за того, что вы делаете много ложных тревог), и все же чрезмерная предвзятость реакции может спасти жизни.

Еще одно применение обнаружения сигналов — это когда медицинские техники изучают изображения тела на предмет наличия раковых опухолей.Опять же, промах (когда технический специалист ошибочно определяет, что опухоли нет) может быть очень дорогостоящим, но ложные тревоги (направление пациентов, у которых нет опухолей, для дальнейшего тестирования) также требуют затрат. Окончательные решения, которые принимают техники, основываются на качестве сигнала (четкость изображения), их опыте и обучении (способности распознавать определенные формы и текстуры опухолей), а также их лучших предположениях об относительной стоимости промахов по сравнению с ложные срабатывания.

Хотя до сих пор мы сосредоточились на абсолютном пороге, второй важный критерий касается способности оценивать различия между стимулами.Порог разницы (или просто заметная разница [JND]) относится к изменению стимула, которое едва может быть обнаружено организмом. Немецкий физиолог Эрнст Вебер (1795-1878) сделал важное открытие относительно JND, а именно, что способность обнаруживать различия зависит не столько от размера различия, сколько от размера различия по отношению к абсолютному размеру тела. стимул. Закон Вебера утверждает, что просто заметная разница стимула является постоянной пропорцией исходной интенсивности стимула.Например, если у вас есть чашка кофе, в которой очень мало сахара (скажем, одна чайная ложка), добавление еще одной чайной ложки сахара сильно изменит вкус. Но если вы добавите эту же чайную ложку в чашку кофе, в которой уже было пять чайных ложек сахара, то вы, вероятно, не почувствовали бы такой большой разницы (на самом деле, согласно закону Вебера, вам придется добавить еще пять чайных ложек. чтобы сделать такую ​​же разницу во вкусе).

Одно интересное применение закона Вебера — это наше повседневное покупательское поведение.Наша склонность воспринимать разницу в стоимости продуктов зависит не только от суммы денег, которую мы потратим или сэкономим, но и от суммы сэкономленных денег по сравнению с ценой покупки. Например, если вы собирались купить сладкую газировку или шоколадный батончик в магазине, а цена товара колебалась от 1 до 3 долларов, вы, вероятно, подумали бы, что товар за 3 доллара стоит «намного дороже», чем товар за 1 доллар. Но теперь представьте, что вы сравниваете две музыкальные системы, одна из которых стоит 397 долларов, а другая — 399 долларов.Возможно, вы подумаете, что стоимость двух систем «примерно одинакова», хотя покупка более дешевой все равно сэкономит вам 2 доллара.

Направление исследования: влияние без ведома

Если вы изучите рисунок SAP.3, «Абсолютный порог», вы увидите, что абсолютный порог — это точка, в которой мы узнаем слабый стимул. После этого мы говорим, что стимул является сознательным, потому что мы можем точно сообщить о его существовании (или его отсутствии) более чем в 50% случаев.Но может ли подсознательных стимулов (события, которые происходят ниже абсолютного порога и которые мы не осознаем) иметь влияние на наше поведение?

Рисунок SAP.3 Абсолютный порог. Чем выше интенсивность стимула, тем выше вероятность его восприятия. Стимулы ниже абсолютного порога все еще могут иметь хоть какое-то влияние на нас, даже если мы не можем их обнаружить сознательно.

Различные исследовательские программы показали, что подсознательные стимулы могут влиять на наши суждения и поведение, по крайней мере, в краткосрочной перспективе (Dijksterhuis, 2010).Но вопрос о том, может ли представление подсознательных стимулов влиять на продукты, которые мы покупаем, был более спорным в психологии. В одном подходящем эксперименте Karremans, Stroebe и Claus (2006) предложили голландским студентам колледжа просмотреть серию компьютерных испытаний, в которых на экране отображалась последовательность букв, таких как BBBBBBBBB или BBBbBBBBB. Чтобы убедиться, что они обратили внимание на дисплей, студентов попросили отметить, есть ли в строках маленькая буква b. Однако непосредственно перед каждой буквенной цепочкой исследователи представили либо название напитка, популярного в Голландии (Lipton Ice), либо контрольную строку, содержащую те же буквы, что и Lipton Ice (NpeicTol).Эти слова были произнесены так быстро (всего около одной пятидесятой секунды), что участники не могли их увидеть.

Затем студентов попросили указать свое намерение выпить Lipton Ice, ответив на такие вопросы, как «Если бы вы сейчас посидели на террасе, насколько вероятно, что вы закажете Lipton Ice», а также указать, насколько они хотели пить. время. Исследователи обнаружили, что студенты, которые подвергались воздействию слов «Lipton Ice» (и особенно те, кто указывал, что уже испытывали жажду), значительно чаще говорили, что они будут пить Lipton Ice, чем те, кто подвергался воздействию контрольные слова.

Если бы они были эффективными, такие процедуры (мы можем назвать эту технику «подсознательной рекламой», потому что она рекламирует продукт за пределами осведомленности) имели бы некоторые важные преимущества для рекламодателей, поскольку они позволили бы им продвигать свои продукты, не отвлекая потребителей напрямую. «активность и без ведома потребителей», что их убеждают. Люди не могут спорить или пытаться избежать влияния сообщений, полученных извне. Из-за опасений, что люди могут попасть под влияние без их ведома, подсознательная реклама была запрещена во многих странах, включая Австралию, Канаду, Великобританию, США и Россию.

Хотя некоторые исследования доказали, что эффективность рекламы на подсознательном уровне остается сомнительной. Чарльз Траппи (1996) провел метаанализ, в котором он объединил 23 ведущих исследования, в которых проверялось влияние подсознательной рекламы на выбор потребителя. Результаты показали, что подсознательная реклама практически не влияла на выбор потребителя. Saegert (1987, стр. 107) пришел к выводу, что «маркетингу следует перестать давать подсознательной рекламе преимущество сомнения», утверждая, что влияние подсознательных стимулов обычно настолько слабое, что оно обычно затмевается собственными решениями человека относительно поведения.

Таким образом, доказательства эффективности подсознательной рекламы слабы, и ее эффекты могут быть ограничены только некоторыми людьми и только при определенных условиях. Вам, вероятно, не нужно слишком беспокоиться о том, что вас подсознательно убедят в повседневной жизни, даже если подсознательная реклама разрешена в вашей стране. Но даже если подсознательная реклама сама по себе не так уж и эффективна, существует множество других методов косвенной рекламы, которые используются и действительно работают. Например, многие объявления об автомобилях и алкогольных напитках слегка сексуализированы, что побуждает потребителя косвенно (даже если не подсознательно) ассоциировать эти продукты с сексуальностью.И все чаще используется метод «продакт-плейсмента», когда изображения брендов (автомобилей, газированных напитков, электроники и т. Д.) Размещаются на веб-сайтах и ​​в популярных телешоу и фильмах. Harris, Bargh, & Brownell (2009) обнаружили, что демонстрация рекламы продуктов питания на телевидении значительно усиливает поведение детей и взрослых в отношении перекусов, что снова указывает на то, что эффекты воспринимаемых изображений, даже если они представлены выше абсолютного порога, могут, тем не менее, быть очень незначительными.

Другой пример обработки, происходящей вне нашего осознания, — это когда определенные области зрительной коры повреждены, вызывая слепое зрение , состояние, при котором люди не могут сознательно сообщать о визуальных стимулах, но тем не менее могут точно отвечать на вопросы о том, что они видят.Когда людей со слепым зрением напрямую спрашивают, как выглядят стимулы, или чтобы определить, присутствуют ли эти стимулы вообще, они не могут сделать это на уровне выше случайного. Они сообщают, что ничего не видят. Однако, когда им задают более косвенные вопросы, они могут дать правильные ответы. Например, люди со слепым зрением могут правильно определять местоположение и направление движения объекта, а также определять простые геометрические формы и узоры (Weiskrantz, 1997).Кажется, что, хотя сознательные отчеты о визуальном опыте невозможны, все еще существует параллельный и неявный процесс, позволяющий людям воспринимать определенные аспекты стимулов.

Восприятие

Хотя наши сенсорные рецепторы постоянно собирают информацию из окружающей среды, именно то, как мы интерпретируем эту информацию, влияет на то, как мы взаимодействуем с миром. Восприятие относится к способу организации, интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации.Восприятие включает в себя обработку как снизу вверх, так и сверху вниз. Обработка снизу вверх относится к сенсорной информации от стимула в окружающей среде, управляющего процессом, а обработка сверху вниз относится к знаниям и ожиданиям, управляющим процессом, как показано на рисунке SAP.4 (Egeth & Yantis, 1997; Fine & Minnery, 2009; Янтис и Эгет, 1999).

Рисунок SAP.4 Нисходящие и восходящие способы обработки нашего восприятия.

Представьте, что вы и несколько друзей сидите в переполненном ресторане, обедаете и разговариваете.Это очень шумно, и вы концентрируетесь на лице своей подруги, чтобы услышать, что она говорит, затем раздается звук бьющегося стекла и лязг металлических сковородок, ударяющихся об пол. Официант уронил большой поднос с едой. Хотя вы были заняты едой и беседой, этот грохочущий звук, скорее всего, пройдет через ваши фильтры внимания и привлечет ваше внимание. У вас не было бы выбора, кроме как заметить это. Этот захват внимания будет вызван звуком из окружающей среды: он будет восходящим.

В качестве альтернативы, нисходящие процессы обычно являются целенаправленными, медленными, преднамеренными, требуют усилий и находятся под вашим контролем (Fine & Minnery, 2009; Miller & Cohen, 2001; Miller & D’Esposito, 2005). Например, если вы потеряли ключи, как бы вы их искали? Если бы у вас был желтый брелок, вы, вероятно, искали бы желтизну определенного размера в определенных местах, например, на прилавке, журнальном столике и других подобных местах. Вы не станете искать желтизну на потолочном вентиляторе, потому что знаете, что ключи обычно не лежат на потолочном вентиляторе.Этот процесс поиска желтизны определенного размера в одних местах, а не в других, будет осуществляться сверху вниз — под вашим контролем и на основе вашего опыта.

Один из способов подумать об этом понятии состоит в том, что ощущение — это физический процесс, а восприятие — психологический. Например, если вы зайдете на кухню и почувствуете запах печеных булочек с корицей, ощущение — это рецепторы запаха, улавливающие запах корицы, но восприятие может быть таким: «Ммм, это пахнет хлебом, который бабушка пекла. когда семья собралась на праздники.”

Хотя наше восприятие строится на ощущениях, не все ощущения приводят к восприятию. Фактически, мы часто не воспринимаем стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение продолжительных периодов времени. Это известно как сенсорная адаптация . Представьте себе поездку в город, в котором вы никогда не были. Вы регистрируетесь в отеле, но когда вы попадаете в свой номер, за окном вы видите дорожный знак с ярким мигающим светом. К сожалению, других доступных комнат нет, так что вы застряли с мигающим светом.Вы решаете посмотреть телевизор, чтобы расслабиться. Когда вы впервые вошли в комнату, мигающий свет очень раздражал. Как будто кто-то постоянно включает и выключает ярко-желтый прожектор в вашей комнате, но после короткого просмотра телевизора вы больше не замечаете мигания света. Свет по-прежнему мигает и наполняет вашу комнату желтым светом каждые несколько секунд, а фоторецепторы в ваших глазах по-прежнему воспринимают свет, но вы больше не воспринимаете быстрые изменения условий освещения.То, что вы больше не воспринимаете мигающий свет, демонстрирует сенсорную адаптацию и показывает, что, хотя ощущения и восприятие тесно связаны, они разные.

Есть еще один фактор, влияющий на ощущения и восприятие: внимание. Внимание играет важную роль в определении того, что ощущается, а не то, что воспринимается. Представьте, что вы на вечеринке, полной музыки, болтовни и смеха. Вы участвуете в интересном разговоре с другом и отключаете весь фоновый шум.Если кто-то прервет вас, чтобы спросить, какая песня только что закончилась, вы, вероятно, не сможете ответить на этот вопрос.

Убедитесь сами, как работает слепота невнимания, проверив этот тест на выборочное внимание от Simons and Chabris (1999).

Одна из самых интересных демонстраций того, насколько важно внимание при определении нашего восприятия окружающей среды, произошла в известном исследовании, проведенном Дэниелом Саймонсом и Кристофером Чабри (1999). В этом исследовании участники смотрели видео, на котором люди в черно-белых тонах передают баскетбольные мячи.Участников попросили подсчитать, сколько раз команда, одетая в белое, передавала мяч. Во время видео между двумя командами ходит человек в костюме черной гориллы. Можно подумать, что гориллу кто-то заметит, правда? Почти половина людей, которые смотрели видео, вообще не заметили гориллу, несмотря на то, что он был хорошо виден в течение девяти секунд. Поскольку участники были так сосредоточены на том, сколько раз команда, одетая в белое, передавала мяч, они полностью отключили прочую визуальную информацию. Невидимая слепота — это неспособность заметить что-то полностью видимое, потому что человек активно занимался чем-то другим и не обращал внимания на другие вещи (Mack & Rock, 1998; Simons & Chabris, 1999).

В аналогичном эксперименте исследователи проверили слепоту невнимания, попросив участников наблюдать за изображениями, движущимися по экрану компьютера. Им было приказано сосредоточиться либо на белых, либо на черных объектах, не обращая внимания на другой цвет.Когда красный крест проходил по экрану, около трети испытуемых не замечали его (рис. SAP.5) (Most, Simons, Scholl, & Chabris, 2000).

SAP.5 Почти треть участников исследования не заметили, что на экране появился красный крест, потому что их внимание было сосредоточено на черных или белых фигурах. (Кредит: Кори Занкер)

Мотивация также может влиять на восприятие. Вы когда-нибудь ожидали действительно важного телефонного звонка и, принимая душ, вам казалось, что вы слышите телефонный звонок, но обнаруживаете, что это не так? Если да, то вы испытали, как мотивация обнаружить значимый стимул может изменить нашу способность различать истинный сенсорный стимул и фоновый шум.

На наше восприятие также могут влиять наши убеждения, ценности, предрассудки, ожидания и жизненный опыт. Как вы увидите далее в этой главе, люди, лишенные бинокулярного зрения в критические периоды развития, имеют проблемы с восприятием глубины (Fawcett, Wang, & Birch, 2005). Общий опыт людей в рамках данного культурного контекста может оказывать сильное влияние на восприятие. Например, Маршалл Сегалл, Дональд Кэмпбелл и Мелвилл Херсковиц (1963) опубликовали результаты многонационального исследования, в котором они продемонстрировали, что люди из западных культур были более склонны испытывать определенные типы визуальных иллюзий, чем люди из незападных культур, и наоборот.Одной из таких иллюзий, которую с большей вероятностью испытали жители Запада, была иллюзия Мюллера-Лайера (рис. SAP.6): линии кажутся разной длины, но на самом деле они одинаковой длины.

Рисунок SAP.6 В иллюзии Мюллера-Лайера линии кажутся разной длины, хотя и идентичны. (a) Стрелки на концах линий могут сделать линию справа длиннее, хотя линии имеют одинаковую длину. (b) При применении к трехмерному изображению линия справа снова может казаться длиннее, хотя обе черные линии имеют одинаковую длину.

Эти различия в восприятии согласовывались с различиями в типах экологических особенностей, которые регулярно испытывают люди в данном культурном контексте. У людей в западных культурах, например, есть контекст восприятия зданий с прямыми линиями, которые в исследовании Сегалла называли миром плотников (Segall et al., 1966). Напротив, люди из определенных незападных культур с непредсказуемым взглядом, такие как зулусы в Южной Африке, чьи деревни состоят из круглых хижин, расположенных по кругу, менее подвержены этой иллюзии (Segall et al., 1999). Культурные факторы влияют не только на видение. Действительно, исследования показали, что способность распознавать запах и оценивать его приятность и интенсивность варьируется в зависимости от культуры (Ayabe-Kanamura, Saito, Distel, Martínez-Gómez, & Hudson, 1998).

Дети, охарактеризованные как искатели острых ощущений, с большей вероятностью будут демонстрировать вкусовые предпочтения в отношении интенсивных кислых вкусов (Liem, Westerbeek, Wolterink, Kok, & de Graaf, 2004), что предполагает, что основные аспекты личности могут влиять на восприятие.Кроме того, люди, которые придерживаются положительного отношения к пище с пониженным содержанием жира, с большей вероятностью оценит продукты, помеченные как продукты с пониженным содержанием жира, как более вкусные, чем люди, которые менее позитивно относятся к этим продуктам (Aaron, Mela, & Evans, 1994).

В чем разница между ощущением и восприятием? Возможно ли одно без другого? Приведите как минимум 2 примера, подтверждающие вашу позицию.

Вопрос:

В чем разница между ощущением и восприятием? Возможно ли одно без другого? Приведите как минимум 2 примера, подтверждающие вашу позицию.

Чувство:

Способность мыслить или действовать разумно для предсказания сенсорных событий называется разумной. Смысл — это сумма смысловых свойств и смысловых отношений с другими выражениями. Пять общих чувств человека — это зрение (зрение), обоняние, звук (слух), осязание и вкус.

Ответ и пояснение: 1

Ниже приведены различия между Ощущением и Восприятием :

Определение :

  • Процесс получения информации через пять органов чувств, который затем может восприниматься мозгом, называется ощущением.
  • Процесс интерпретации информации, полученной с помощью пяти органов чувств с помощью мозга, называется восприятием.

Источник :

  • Источником ощущения являются раздражители, поступающие от органов чувств.
  • Источником восприятия является информация, отправляемая в мозг через ощущение.

Результаты :

  • Результат Ощущения описывается как восприятие.
  • Результатом Восприятия является интерпретация и придание значения полученной информации.

Использует :

  • Ощущение — это общебиологическая процедура.
  • Восприятие имеет большее психологическое значение, поскольку прошлый опыт и идеологии человека влияют на него напрямую.

Ощущение и восприятие — важные факторы, которые уравновешивают повседневную деятельность и дополняют друг друга.

Примеры :

1. Ощущение : Рецепторы кожи ощущают интенсивное острое ощущение на подошве стопы.

Восприятие : Мозг интерпретирует боль, сигналы о перемещении ступни и визуализирует гвоздь или гвоздь.

2. Ощущение : Органы слуха человека улавливают громкий грохот, доносящийся издалека.

Восприятие : Мозг запоминает этот звук как раскат грома.

Ощущения и восприятие — Культура и психология

Прежде чем мы сможем понять, как мозг реконструирует наш мир, используя ментальные схемы, очень важно узнать, как информация из мира впервые воспринимается и воспринимается.

Сенсация

физический процесс , во время которого наши органы чувств (например, глаза, уши, нос и другие) реагируют на внешние раздражители, называется ощущением . Ощущение возникает, когда вы едите лапшу, чувствуете ветер на лице или слышите издалека гудок автомобиля. Во время ощущения наши органы чувств участвуют в преобразовании , , преобразовании одной формы энергии в другую. Например, физическая энергия, такая как свет или звуковая волна, преобразуется в форму электрической энергии, которую мозг может понять.

Восприятие

После того, как наш мозг получает электрические сигналы, мы понимаем всю эту стимуляцию и начинаем ценить сложный мир вокруг нас. Этот психологический процесс осмысления стимулов называется восприятием . Именно во время этого процесса вы можете определить утечку газа в своем доме, узнать оранжевый цвет или подключить песню, которая напоминает вам о конкретном дне, проведенном с друзьями. Восприятие — это процесс интерпретации и систематизации информации, которую мы получили от наших органов чувств.

Наш опыт влияет на то, как наш мозг обрабатывает информацию. Вы пробовали еду, которая вам нравится, и еду, которая вам не нравится. Есть группы, которые вам нравятся, а другие вы терпеть не можете. Когда вы едите что-то новое или слышите новую полосу, вы обрабатываете эти стимулы с помощью восходящей обработки . Это когда мы строим восприятие по отдельным частям.

Иногда стимулы, которые мы испытывали в прошлом, влияют на то, как мы обрабатываем новые. Это называется нисходящей обработкой .Лучший способ проиллюстрировать эти две концепции — это умение читать.

Прочтите вслух следующую цитату:

Заметили что-нибудь странное, пока читали текст в треугольнике? Вы заметили второе «то»? Если нет, то, скорее всего, вы читали это сверху вниз. Второе «то» не имеет смысла. Мы знаем это, и наш мозг знает об этом, и не ожидает, что будет иметь второй, , поэтому мы склонны пропускать его сразу.Другими словами, ваш прошлый опыт изменил ваше восприятие письма в треугольнике. Тот, кто только учится читать, использует восходящий подход, внимательно рассматривая каждую часть, и с меньшей вероятностью допустит эту ошибку.

Разница между ощущением и восприятием

Ключевое отличие: Ощущения — это вещи в нашей окружающей среде, которые регистрируются пятью основными органами чувств. Ощущение — это то, что мы видим, слышим, обоняем, пробуем и чувствуем. Восприятие — вот как мы интерпретируем эти ощущения.Восприятие помогает нам разобраться в наших ощущениях.

Слова «ощущение» и «восприятие» взаимосвязаны, что позволяет легко перепутать определения этих двух слов. Ощущение — это, по сути, «ощущение» того, что мы чувствуем нашими чувствами. Ощущения — это вещи в нашей окружающей среде, которые регистрируются пятью основными органами чувств. Ощущение — это то, что мы видим, слышим, обоняем, пробуем и чувствуем. Восприятие — вот как мы интерпретируем эти ощущения. Восприятие помогает нам разобраться в наших ощущениях.

Dictionary.com определяет «ощущение» как:

  • Действие или функция чувств; восприятие или осознание стимулов через органы чувств.
  • Психическое состояние или физическое ощущение, возникающее в результате раздражения органа чувств или внутренних изменений тела, таких как холод или боль.
  • Физиология. Способность восприятия раздражителей.
  • Общее ощущение, не связанное напрямую с каким-либо стимулом, например дискомфорт, беспокойство или сомнение.
  • Психическое ощущение, особенно состояние возбуждения.
  • Состояние возбужденного чувства или интереса, вызванное каким-то слухом или событием у ряда людей или во всем сообществе.
  • Причина такого чувства или интереса: новый бразильский фильм стал сенсацией кинофестиваля.

Dictionary.com определяет «восприятие» как:

  • Действие или способность постижения посредством чувств или разума; познание; понимание.
  • Немедленное или интуитивное признание или оценка моральных, психологических или эстетических качеств; в поле зрения; интуиция; проницательность: художник редкого восприятия.
  • Результат или продукт восприятия, в отличие от акта восприятия; восприятие.
  • Психология. Единое объединенное осознавание, полученное из сенсорных процессов при наличии стимула.

Основное различие между ощущением и восприятием заключается в том, что ощущения — это пассивный процесс передачи информации из внешнего мира в тело и в мозг. С другой стороны, восприятие — это активный процесс отбора, организации и интерпретации информации, поступающей в мозг с помощью органов чувств.

Ощущения пассивны в том смысле, что нам не нужно сознательно участвовать в процессе «ощущений». Это то, что наши чувства делают естественно и постоянно. Однако восприятие — это то, чем активно занимается наш мозг: он интерпретирует ощущения.

Ощущение — это процесс, с помощью которого наши органы чувств собирают информацию и отправляют ее в мозг. Люди способны воспринимать большой объем информации в любой момент времени, например, комнатную температуру, яркость света, чей-то разговор, дальний поезд или запах духов.Однако из-за слишком большого количества информации наш мозг не все интерпретирует.

Например, если вы с кем-то разговариваете, вы можете не осознавать, что кто-то только что вошел в комнату, даже если вы, вероятно, слышали скрип двери и их шаги. Просто ваш мозг не интерпретировал информацию, и, следовательно, вы не воспринимали входящего человека. Из-за этого большая часть нашего мира остается для нас не воспринимаемой. По оценкам ученых, мы наблюдаем 11 000 000 бит информации в секунду.Однако мы интерпретируем только 40 бит.

Также восприятие может формироваться за счет обучения, памяти и ожидания. Пример этого и простой способ отличить ощущения от восприятия: когда мы видим здание издалека, оно кажется маленьким. Когда мы идем к зданию, оно становится больше, по крайней мере, это то, что видят наши глаза. Однако мы не удивляемся, что здание растет, а мы сжимаемся. Это потому, что мы знаем, что здание того же размера, что и всегда, как и мы, это просто наше относительное расстояние от здания, которое заставляет здание выглядеть таким.

Другой пример восприятия, сформированного обучением, памятью и ожиданиями, — это когда мы заходим в комнату. Если что-то не так, или если что-то было перемещено или удалено полностью, мы можем заметить разницу. Наши глаза видят комнату, и мы чувствуем, что что-то отличается от того, что было раньше.

Добавить комментарий