Параноидальная акцентуация личности: Параноик и семья — Психологос

Содержание

Параноик и семья — Психологос

Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Паранойяльный человек в принципе сексуален и даже сластолюбив, но он, как уже говорилось, способен пожертвовать своими желаниями. Он может отказаться от любовного свидания, отказаться от сексуального соблазна, даже если он исходит от красивой женщины, когда на чаше весов — доклад о его достижениях. И любовь у него хотя и не совсем побоку, но все же сбоку.

В романе «Остров пингвинов» Анатоля Франса выведен один депутат, которого облюбовала в качестве будущего мужа некая тоже волевая дама. Однажды она принимала его у себя дома и всячески обхаживала, а у того впереди было некое важное собрание; он несколько раз вскакивал, но она его удерживала снова и снова ласками и кокетством. Все-таки, когда времени уже было в обрез, он вскочил и умчался, а дама, оценив его деловитость, укрепилась в своих намерениях добиться, чтобы он стал ее мужем.

(Для прочитавших роман поясню: дама эта — истероидка, но самоуправляемая, а ее поведение можно назвать манипулятивным.)

Даже такая серьезная вещь, как женитьба, брак, отступает у паранойяльного перед деловитостью. Вспомним замечательный рассказ О’Генри «Маклер женится». О, О’Генри! Роскошь мягкого гуманистического юмора. Герой забыл, что уже обвенчался с секретаршей, и снова предлагает ей руку и сердце.

В сексуальных отношениях паранойяльный не гонится за красотой, хотя, когда достигает высот, может и покрасоваться, как истероид: смотрите, у меня лучшие женщины. По его мнению, это женщины должны ценить его и гоняться за ним. Но это наступает потом, а когда он еще на взлете, он предпочитает сексуальные отношения с такой женщиной, которая будет для него одновременно машинисткой или устроит его быт, чтобы сам он мог спокойно творить.

У меня был ну весь из себя паранойяльный знакомый. Он снимал комнату под лестницей, как Раскольников, правда, не в Петербурге, а в центре брежневской Москвы, и спал там на продавленном диване, положив голову на продавленный же валик (никаких тебе подушек).

Писал диссертацию по физиологии, которая должна была перевернуть всю медицину своим новым подходом… Подрабатывал, чтобы платить за комнату, на полставки участковым психиатром в моем (я там проработал много лет) психоневрологическом диспансере, а по совместительству — сторожем в соседнем магазине. Пути наши разошлись, а лет через пять встречаю я его одетым с иголочки, чуть ли не с бриллиантовой заколкой на галстуке. «Хау ар ю?» — спрашиваю. «Отлично, старик». — «Что, женился, вижу? — показал я на его обручальное кольцо. — Ну и кто она?» Так он мне ответил: «Печатает десятью пальцами слепым методом, переводит на три языка!»

Вы поняли: не тремя пальцами под контролем зрения, а «десятью» и «слепым», и не с трех языков, а «на три»! Потом как-то я ее увидел. И подумал, что лучше самому выучить пять языков, чтобы переводить на них с русского самостоятельно, и печатать свои статьи одним пальцем, чем на такой жениться.

Итак, как было сказано выше, жена у паранойяльного — как правило, машинистка, дети — курьеры, теща — домработница. Впрочем, жене может быть отведено и более почетное место: переводчика, редактора, импресарио. Детям может быть поручено верстать на компьютере его книжки. А теще — принимать почетных гостей. Ну а если жена не хочет быть редактором его рукописей, то ему впору прочитать фрагмент из монолога Самозванца:

Не будешь ты подругою моею,

Своей судьбы не разделишь со мною;

Но — может быть, ты будешь сожалеть

Об участи, отвергнутой тобою.

Дети, если не захотят быть помощниками, подвергнутся родительскому проклятию. Паранойяльный — скорее вождь, чем родитель. Ну а теща если не пожелает быть домработницей или даже хозяйкой его домашнего салона, то она «глупая тупая мещанка, о чем можно разговаривать с таким человеком».

Семья для паранойяльного — это вообще не самое главное. Семья у него может быть, а может и не быть. Если семья нужна сейчас для продвижения его дела — он может ее создать или хотя бы просто позволит себя женить. Но он не опора для семьи. Он ненадежен, иногда даже безответствен. Чужие люди для него могут быть важнее и интереснее, чем жена и дети и тем более чем дальние родственники.

Если жена придерживается иных точек зрения, то вероятны конфликты, которых можно избежать: пусть оба освоят психотехнику общения и сбалансируют отношения. Впрочем, паранойяльный женится обычно на той, которая поддерживает его взгляды и образ жизни, которая может действенно помогать, играя роль, как мы уже говорили, импресарио, экономки, машинистки, редактора. А эти роли больше сродни эпилептоидке, истероидке, ну в крайнем случае гипертимке. И все же, как бы ни исполняла жена отведенные ей роли, он постоянно находит причины для недовольства, и нередко семья рушится. Разведясь, он бросается в новые отношения, новая жена начинает играть эти роли поначалу, с его точки зрения, лучше, и он совершенно забывает прежнюю жену и детей. Он мало общается с ними, если только в его паранойяльную систему ценностей дети не попадают как нечто особо важное.

Тогда он борется за свои отцовские права и занимается ребенком, несмотря на развод. Новая жена этому чаще всего сопротивляется, но он более или менее успешно борется с нею.

Опять повторимся: красота жены важна для паранойяльного, но гораздо более важны ее деловые качества. Так что, женщины, не преуспевшие на поприще фотомоделей, не отчаивайтесь, ищите своего паранойяльного, заверьте его в своей преданности, помогайте, и муж со всеми плюсами и минусами паранойяльного деятеля вам практически гарантирован.

​​​​​​​Паранойяльный муж может изменять жене, если это не сильно мешает или даже помогает его делу. Он прощает себе свои измены, полагая, что имеет моральные основания быть более счастливым, так как служит всему человечеству. А если изменит жена, то он переживает, не прощает, считает ее предательницей, склонен резко разорвать отношения, а уж если она уходит сама, то мстит ей, поносит ее в кругах общих знакомых, презирает, расценивает ее поступок как меркантильный.

Впрочем, паранойяльный ревнует не смертельно, у него главное — работа, и крах отношений для него не так страшен, как для эпилептоида.

Паранойяльный, как и эпилептоид, в принципе предпочитает красивых пластичных истероидок. Он любит красоту, любит владеть красотой и любоваться красивой женой, он гордится ею, хвастает перед обществом. Среди женщин больше истероидок, чем других психотипов, поэтому сочетание «паранойяльный плюс истероидка» — не редкость.

И вот муж загружен работой, устает, ухаживать за женой некогда, и нет сил, а ей нужны фиалки, духи, вздохи, комплименты. Цветы — дорогое удовольствие, и надо все время держать в памяти, что следует их купить. А он тратит деньги на ксерокопирование и на международные телефонные разговоры. Ей нужны выходы в свет и приемы гостей, а ему неинтересно, да и некогда. Ладно, если отпустит жену в воскресенье с детьми, но сам работает. И вот начинается: «ты меня, не любишь» и «смотри, как я нравлюсь другим», слезы, капризы, измены. Он решителен и рвет отношения — так же, как скорее вырвет больной зуб, чем будет его лечить. Пухленькая сензитивочка вроде бы легче в общении. Но истероидка — более активная помощница, вывеска семьи, импресарио. Казалось бы, оптимальный вариант — жена-эпилептоидка. Но она, при ее законопослушности, может не пойти на его авантюры, и это станет камнем преткновения в их отношениях. («Для тебя более важны дурацкие предрассудки, безнравственные законы, а не муж-богоборец».)

В общем, паранойяльные люди тяжелы не только для сотрудников, но и для семьи. Конфликты у паранойяльного будут в любом случае. И задача — их минимизировать.

Детьми паранойяльные занимаются мало, в основном дети воспитываются на собственном примере. Отец сидит над текстами не разгибаясь или погружен в оргработу, и сын включается в это. В промежутках — обсуждение дел, и сын вовлекается в него. Но специально проверять дневники, ходить на родительские собрания, решать с ребенком арифметические задачки — это увольте.

Паранойяльный не слишком ограничивает свободу передвижений ребенка и подростка, не опекает его сверх меры, и дети паранойяльного более самостоятельны. Он уравновешивает эпилептоидную или истероидную мать в рвении к ограничениям свободы сексуальной жизни сына и дочери. Он считает: пусть ребенок сам учится на собственных ошибках, за одного битого двух небитых дают. В детских конфликтах учит своего давать сдачи, не давать спуска врагам, сопротивляться, иногда даже тренирует в боевых искусствах с целью самообороны и для будущих классовых и национальных войн.

В сексе паранойяльный, как правило, отнюдь не ханжа. Он, правда, тоже несколько зависим от общепринятой морали, ограничивающей сексуальность, но его рамки шире, и он старается их раздвинуть, в отличие от эпилептоида, который принимает навязываемые обществом рамки. Паранойяльный, как гипертим и истероид, обычно приемлет эротическое искусство, склонен к «сексуальным экспериментам». Он способствует реформированию сексуальной морали в духе снятия запретов.

Но это теперь и в противовес сегодняшнему тоталитаризму других паранойяльных, а, например, в начале нашей эры паранойяльные могли проповедовать сексуальное закрепощение.

Гениально показал противоречивость сексуальных переживаний паранойяльного религиозного подвижника в те далекие времена глубокий и утонченный Анатоль Франс в романе «Таис». Монах Пафнутий (дело происходит на заре христианства в сексуально раскрепощенной Александрии) решает спасти, обратить ко Христу знаменитую и богатую куртизанку Таис. Его молитвами она обращается к Богу и умирает просветленная. Но Пафнутий понял, что любит ее плотской любовью, как бы он ни умерщвлял свою плоть, и проклял Бога за то, что тот взял Таис к себе и отнял у него.

Если рассуждать о системе «мазохизм — садизм», то паранойяльный скорее склонен к садизму. Он подчиняет сексуального партнера. Это может парадоксальным образом проявляться и в его общественной деятельности: запреты, которые он вносит в общественные установления, имеют садистический характер, и он получает наслаждение от того, что насильственно запрещает наслаждаться другим. Во времена сталинского режима запрету подвергались почти все достаточно невинные по сегодняшним меркам сексуальные проявления.

Как и эпилептоид, паранойяльный мужчина склонен к нормальному (не принудительному) вуайеризму. Он хочет видеть обнаженную женщину в очень откровенных позах. И это может гармонично сочетаться с эксгибиционистскими тенденциями истероидки. Паранойяльный предпочел бы расцвеченную сексуальность, но ему некогда этим заниматься.

Дом

Если у эпилептоида «мой дом — моя крепость», то у паранойяльного дом — мастерская. А он Мастер. И «Маргарите» в этой мастерской отводится только метла, для которой и угла-то своего нет, так что «Маргарита» может только парить на метле в пятом измерении. И не дай бог кому-нибудь что-нибудь сдвинуть, хотя бы и с благой целью протереть пыль. Гром и молния на голову святотатца!

Паранойяльный муж первым делом устроит себе место для работы, а чтобы он вынес мусорное ведро, ему надо постоянно напоминать. В то время как эпилептоиду не надо говорить о чисто мужской работе: он сразу врежет замок, сам наладит электропроводку.

Паранойяльные часто переезжают на новое место жительства — в связи с зигзагообразностью карьеры или для завоевания все большего социального пространства.

Паранойяльный — вообще человек недомашний. Прежде всего потому, что у него часто вовсе нет квартиры, он переселяется в больший город из меньшего, из большого города в другой, побольше, а потом и в столицу. И, понятно, с квартирами у него не ладится. Он то снимает жилье, то скитается по друзьям-адептам. Как у поэта Мартынова: «На потертых диванах я спал у знакомых, приклонивши главу на семейных альбомах». Но даже если к паранойяльного появляется квартира, то это штаб-квартира, мастерская, а не дом. Там нет супов, приготовленных из курицы, а только растворимые бульонные кубики. В квартире грязновато, под диванами клочья пыли, на коврах могут быть если не комья уличной грязи, то упавшие спички, сигаретный пепел.

При такой неналаженности быта бросается в глаза и то, как он питается: урывками, всухомятку, часто «за столбом», а не за столом. В еде непритязателен, для него не так важна горячая пища. То, что приготовила жена, он проглатывает на ходу, не говоря спасибо и не сетуя, в отличие от эпилептоида, на отсутствие хорошей домашней кухни.

Отдыха как такового у паранойяльного практически не бывает, но он может поехать на какие-то конференции-сходки в загородный пансионат или на берег моря и там в те дни, пока идет конференция, может поплавать в море или в бассейне. Он часто не берет очередной отпуск — не знает, как его провести. На отдыхе, организованном по воле жены, он работает — пишет, звонит в «штаб» по «межгороду».

Он не слишком часто моется в душе, ванне, бане — некогда. Паранойяльный идет мыться, если жена пять раз скажет, что ванна готова. Хотя вообще-то он не прочь попариться, посибаритничать, особенно когда достиг «высшей власти».

Паранойяльный иногда занимается физкультурой или даже спортом, но обычно не для самоутверждения, а для того, чтобы поддерживать себя в форме или устранить дефекты. Может заняться даже и бодибилдингом ради успеха у женщин. Паранойяльные люди могут заняться профессиональным спортом.

Паранойяльный мало развлекается. Развлечения жены и детей считает блажью, отвлекающей от дела. По этому поводу у него с семьей частые конфликты.

Психотехника общения параноика — Психологос

​​​​​​​Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Психотехника общения

Паранойяльный направо и налево, словно вулкан, извергает конфликтогены. Его манера общения, можно сказать, беспардонна. То и дело он буквально кидается резко неприятными, обидными эпитетами, язвит, откровенно оскорбляет, может плеснуть оппоненту в лицо соком. Осторожный человек для паранойяльного — часто трус, оппонент, высказавший сомнения, — неумный человек. Паранойяльный напряженно говорит, даже если все в порядке, быстро переходит на крик, просто орет, размахивает руками. Он «режет правду-матку» в глаза и за глаза.

Или даже, как грубовато, но точно, сказал о себе один из паранойяльных же, «толкает правду в матку».

Он не наушничает и не заушничает, он просто раздает всем сестрам по серьгам, которых те «заслуживают», мало обращая внимания на то, какой минусовый эффект это производит. В общении паранойяльные бывают трудны тем, что в принципе склонны давать отрицательные оценки — и без повода гораздо чаще, чем по поводу. При этом себя по той же линии они оценивают положительно. Это работают бессознательные механизмы самоутверждения, желание возвыситься за счет унижения другого. Паранойяльный человек любит похвалы в свой адрес, признание, может клюнуть и на лесть, сам положительных оценок людям почти не дает, разве что похвалит за преданность ему, за хорошую работу во имя его дела. Если паранойяльный понял, что это надо для дела, он может одобрить кого-то, но его спонтанные высказывания оценочного характера все-таки чаще отрицательные. Если вы паранойяльный, учтите, что все это, естественно, не нравится людям, не делает вас симпатичным ни в их глазах, ни в ваших собственных. Даю совет: больше думать о положительном в людях, больше говорить об этом.

Больше думать о положительном в людях, больше говорить об этом.

Отрицательные оценки — только тогда, когда нельзя без них обойтись.

Если паранойяльный сделал своим главным делом наведение социальной справедливости, то он и ведет себя соответственно. По отношению к врагам — обличает их, призывает весь народ с ними бороться, сам при этом лукавя по мелочам.

У паранойяльного отрицательные оценки чаще, чем у других психотипов, переходят в обвинения. Важно еще и то, что паранойяльным не просто свойствен обвинительный подход. Они, как мы уже говорили, очень любят распекать близких им людей за все, что угодно: за опоздания, за нерадивость, за грязь. Паранойяльный вечно брюзжит, налагает санкции и сам наказывает. В отличие от эпилептоидов, их наказание — чрезмерно строгое, неадекватно проступку. Они всегда перегибают палку. Это в их духе — вендетта. Красный террор был ужаснее белого. Они склонны к суду Линча, к геноциду.

Паранойяльные, надо сказать, могут и обуздать свою агрессивность, если с ними серьезно позанимаются психологи, которые помогут им понять, что многие их решения иррациональны. Психологи должны им помочь остановиться, оглянуться, все осмыслить. Помочь им жить не рефлекторно, а рефлексивно (стараясь понять не только все вокруг себя, но и мотивы собственных поступков).

Паранойяльный и сам страдает от того, что просто не видит вокруг положительного, он весь в отрицательных переживаниях, вечно всем недоволен.

Он гневлив, при этом его нельзя даже назвать раздражительным; он не сдержан и раздражителен, как эпилептоид, а просто не способен сдержать аффект и заводится с пол-оборота. Он считает себя всегда правым и вправе. Он распускает себя. Его ярость сокрушительна и устрашающа. Он не корит себя за гнев, как это бывает с эпилептоидом.

Эти вспышки происходят по поводу и без повода, по бытовым причинам и оттого, что люди не хотят принять навязываемый им новый порядок в социуме. Он не просто злится, он обличает, требует каяться, клясться в верности.

Те, кто не согласен, — для него мещане, консерваторы, ретрограды, мелкобуржуазные, враги прогресса, контрреволюционеры, бюрократы, мешающие продвижению вперед…

Паранойяльный не задумывается, что всем этим отталкивает от себя потенциальных союзников. Но если ему хватает интеллекта, чтобы понять разъяснения на эту тему, он может быстро сменить тактику, улучшить психотехнику общения и стать более осторожным в высказываниях, но при этом обычно остается при своем мнении.

Паранойяльные более, чем другие психотипы, нетерпимы к чужому мнению, несдержанны в отрицании его. А уж если раздается критика в их адрес, то она отвергается с ходу, и у них всегда находятся контраргументы.

Кто из нас любит критику? Но паранойяльный просто не переносит ее, и если критика имеет реальную основу, логична, конструктивна, если он видит, что его уличили, что он действительно ошибся (а он не любит признаваться в своих оплошностях), то он будет выкручиваться и выкручивать руки логике, хотя потом втихую, может быть, и исправится.

Президенту одной российской республики сказали как-то, что он хотя и считает себя буддистом, но ведет себя как поп-звезда, в то время как Лао Цзы говорил, что буддийский правитель должен править так, чтобы быть незаметным. Тот ответил, что перед ним три задачи: создать имидж президента, потом республики, потом народа, — то есть просто ответил мимо вопроса — примитивный манипуляторский приемчик.

Вот эпилептоид, если его уличили, не выкручивается, а признает обычно ошибку и извиняется, старается загладить свою вольную или невольную вину, хотя и ему извиняться не по нраву.

Паранойяльный категоричен, безапелляционен в суждениях, даже не касающихся оценок тех или иных личностей. То, что он принимает для себя, — уже само по себе непреложная истина, и все остальные еще должны это понять. А если не поняли, то становятся врагами.

Категоричность его суждений переходит в назидательность. Он любит давать советы, когда его и не просят, любит поучать.

У него «родительская» позиция по отношению и к взрослым, даже чужим. А уж его выросшие дети — самый что ни на есть первый объект для назиданий, и они защищаются, огрызаются, избегают контакта, стараются отбояриться от поучений.

Паранойяльный тип личности | Психология и человек

Доброго времени суток, дорогие и любимые читатели!

Паранойяльный тип акцентуации характера обычно проявляется в сознательном возрасте: в 20,30,40 лет. А к пожилому возрасту, как утверждают дифференциальные психологи, паранойяльные черты можно заметить у очень многих.

Источник фото: google

Прошу не путать с параноидальным психозом, это всего лишь черты — особенности характера. Этот тип ещё называют «застревающим» из-за длительного сохранения аффективных реакций. Для него также свойственны сверхценные идеи, желание контролировать все вокруг и фиксация на достижении целей.

Люди этого типа честолюбивы и амбициозны, но подозрительны и недоверчивы. Они видят в окружающем мире как возможности, так и опасности и угрозы.
Источник фото: pixabay

Такая тотальная утрата доверия появляется не внезапно, а постепенно развивается в ответ на конфликты и отношение значимых людей: отвержение, жестокость, оскорбления, пренебрежение чувствами и желаниями. Они постоянно «держат оборону»: контролируют себя и окружающих, наращивают броню и учатся защищаться…

Основной проблемой людей паранойяльного типа является слабо развитый эмоциональный интеллект: они плохо дифференцируют свои и чужие эмоции. Ими руководит принесённый из детства страх быть отвергнутыми, брошенными, ничтожными, нелюбимыми.

Источник фото: pixabay

Они пытаются предупредить такое развитие событий, поэтому стараются контролировать отношения и втискивать партнёра в созданную ими самими систему правил. Они подчёркивают свою значимость, свои знания, свою важность, не очень ориентируясь на мнение окружающих. В результате отношения страдают, ещё раз подтверждая мнение паранойяла, что мир несправедлив к нему.

Тем не менее, люди этого типа умеют хорошо чувствовать состояние людей, которые им близки и дороги. Они могут быть успешными в работе и карьере, так как это помогает им избавиться от чувства одиночества и непонимания.

Источник фото: pixabay

Но даже при небольших поражениях у них возникает ощущение провала, они паникуют и впадают в отчаяние. В них просыпается тот маленький недолюбленный ребёнок, от которого им очень хочется спрятаться. Просыпается чувство несправедливости и бесполезности борьбы. Они застревают в своих негативных эмоциях (обиде, ненависти) и очень тяжело прощают.

Учитывая, что понятия «любовь» и «дружба» для них сверхценны и ими идеализированы, можно предположить, что строить семейные и дружеские отношения им совсем непросто.

В работе паранойялы могут быть очень упорны и добросовестны, т.к. доказывают себе и другим собственную значимость. При спокойном и доброжелательном отношении их чувство тревоги и ожидания плохого развития событий постепенно «засыпает», но, к сожалению, любая мелочь может их разбудить.

Источник фото: pixabay

И всё же, пранойялы, это люди с огромным потенциалом, вожди и революционеры, способные достигнуть невероятных высот, перевернуть весь мир для того, чтобы сделать его намного лучше.

Подписывайтесь на канал, не забывайте ставить лайки и высказывать свое мнение в комментариях, нужна поддержка каждого из ВАС! Читайте и другие статьи на канале, проходите тесты. Всего вам хорошего и удачи!

Акцентуации личности: Параноял — Красота, вдохновленная природой — LiveJournal

Здравствуйте, дорогие читатели=) Сегодня переходм к следующей акцентуации — паранояльной.Как и раньше — предлагаю делиться собственным опытом, чтобы глубже понять суть акцентуации.


В основе паранояльной акцентуации по Пономаренко лежит сильная нервная система (энергичность) и легкие органические изменения, из-за которых вся энергия направляется в одно русло, а не рассеивается по нескольким направлениям. Пономаренко объясняет это застреванием на цели. Тем не менее, имеенно такое застревание лежит в основе таких качеств, как целеустремленность и решительность.

Параноял ставит  перед  собой задачи и упорно идет к цели. С положительными свойствами таких особенностей психики, я думаю, более — менее все ясно- идешь к цели- добиваешься что хочешь- меняешь мир. С отрицательными не так все очевидно. Самое простое — то, что у конкретного паранояла могут быть своеобразные или неэтичные цели, а он, представьте, будет упорно их добиваться=) Второе- застревание есть застревание. Если акцентуация где-то на грани нормы, человек может быть одержим одной идеей , отрицая все другие.

Силу и застревание паранояльного радикала я прекрасно наблюдаю в своей семье — среди родственников много у кого он есть. В общих чертах  там стереотипно по описанию- человека клинит на какой-то идее (не обязательно материального мира, например,этической, добиться того-то и того-то), и очень упорно и долго идет осада цели. До упора (где либо победа, либо признание, что пока (!) осада не удалась). С моей колокольни гипертима (тоже сильная психика, но разнонаправленные действия) это кажется огромным сильным потоком воды, направленным в одну сторону. Гипертим же, когда стремится к цели, идет сильно распыляясь по дороге, цель может даже поменяться в пути.

Но особенно показателен параноял у моей полуторагодовалой дочки в  силу  возраста (нет  наложения  социализации  еще) (да, ведущие акцентуации заметны даже в таком возрасте). Энергии там откровенно много. Даже в сравнении с другими детьми. И конкретное застревание на цели. Если большинство детей переключаются более-менее, то переключить маленького паранояла очень сложно. Он  очень  долго помнит  о  конкретной  цели (залезть  именно  на  эту  огромную горку.  ни  на  какую  другую.  ни  на  какой  другой  площадке.  да, можно  прерваться  на  яблочко,  но  потом  залезть  вот  на  эту  горку.  обязательно.  Если каким-то образом горку миновали, но пришли сюда через пару дней- надо залезть на эту горку. обязательно. именно таким способом. Когда цель достигнута — будет новая цель, такая же страстная. )

Параноялы иногда ставят перед собой довольно глобальные задачи, воплотить которые в одиночку невозможно. Поэтому параноялы начинают сплачивать вокруг себя людей, сторонников тех же идей. Пономаренко считает именно параноялов прирожденными лидерами.

С параноялами, страстно желающими изменить мир, создавая для этого организации, я в своей жизни близко не пересекалась. Возможно потому что не считаю, что есть универсально верный путь счастья для всех. Но в истории их можно наблюдать довольно много. Многие реформаторы, многие борцы за какие-нибудь права — сильно выраженные пароаноялы. Вкратце- параноял верит, что есть  идея, приносящая всем счастье, и упорно добивается воплощения этой идеи в жизнь, вкладывая туда все ресурсы. Чем больше акцентуация, тем больше вера в идею.

Все пространство паранояла пропитано этой основополагающей идеей его жизни (хотя в сочетании с другими радикалами не всегда явно). В общем-то вся деятельность паранояла вцелом однонаправленна. Параноял как правило считает свою идею единственно верной, ему сложно вносить в нее коррективы.

У сестры моего мужа паранояльная акцентуация ведущая. Она родом из развивающейся страны с традиционным укладом, из мелкого городка, где до сих пор бытуют стереотипные представления о мужских и женских ролях. Что не помешало ей получить высшее образование, обзавестись собсвенной землей, участвовать в городском управлении, уехать в США.   При этом упаси боже спорить с ее представлением о том, каким должен быть человек и общество. Тебя с огромным напором постараются вернуть в русло «ума», хотя вообще-то посмотрев на то, с каким жаром эти идеи выражаются, сам спорить не захочешь=)

Из того, что написано у Пономаренко- не соглашусь, что человек с ведущей паранояльной акцентацией всегда общественный деятель. Мне довелось видеть немало параноялов в быту, которые тащат окружающих к своему субъективному пониманию счастья с завидной силой и упорством. Поскольку выдержать такое давление может только другой параноял, либо гипертим, который просто увернется от конфронтации, обычно такие бытовые параноялы своих целей добиваются хотя бы частично.

Например, представьте семью, жена- параноял, считает, что питаться семья должна строго определенным способом, даже если это кому-то не нравится. Ведь именно эта диета полезна. никакая другая=) мало ли, что кому-то там не нравится=) «Обедаем мы строго в час и непременно рисом. Что значит, надоело? Я вам сейчас покажу!» Это все проявления паранояла на бытовом уровне, что можно увидеть куда чаще, чем ярко выраженных параноялов-реформаторов, которых описал Пономаренко.

Не всегда идеи параноялов имеют здравый смысл— например, извечное противостояние таблеток и трав в медицине с ярыми фанатами того и другого=) Либо любой чих лечить десятком таблеток, либо рак лечить травками, хотя истина, конечно посередине.

Еще- из наблюдений- сомнение в правильности его идей параноял вопринимает как личное оскорбление. Отсюда очень эмоциональная реакция на несогласие с идеей, ведь несогласие подрывает основу деятельности паранояла, и всеми силами им вытесняется.

Итого, положительные стороны паранояла:
— целеустремленность
— вера в свои силы
— решительность
— способность к лидерству
— умение достигать хороших результатов в выбранной деятельности

отрицательные стороны:
— негибкость, неумение выслушать другие точки зрения
— постановка идеи над потребностями отдельной личности

Если параноял ниже среднего, человек не может достигать цели, разбрасывается, нет практического результата его деятельности.

Рада буду вашим дополнениям.=)

Психотип личности | Блогер eLITE на сайте SPLETNIK.RU 3 сентября 2018

Храктер человека  может быть более или менее выраженным.

Интенсивность проявления характера выражается понятиями «норма», «акцентуация», «патология или психопатия»

Нормальный характер –это характер без ярко выраженных личностных черт.

Акцентуация представляет собой яркое выражение личностных черт характера. Акцентуация характера рассматривается как крайний вариант нормы

Патология или психопатия – болезненное проявление тех или иных черт характера, мешающее личности адаптироваться в обществе.

Различие между патологическими и нормальными характерами, включая акцентуации, очень важно, поскольку норма и акцентуация характера подлежат ведению психологии, а патология – психиатрии.

Знание психотипов личности крайне важно для практики, например, делового общения, поскольку позволит не только безошибочно разбираться в людях, выработать умение видеть в них как положительные, так и отрицательные черты характера, но и подскажет, как правильно строить свои отношения с ними, и, тем самым, эффективнее взаимодействовать с партнерами по деловому общению.

И ещё раз. Психотип личности объединяет в себе психопатию, акцентуацию и рисунок личности.

Психопатия – это психопатический психотип. Акцентуация – психотип с ярко выраженными чертами характера как крайний вариант нормы.

Рисунок личности – психотип в норме.

 

Рассмотрим психопатии по П.Б. Ганушкину

В основу классификации положены особенности патологического характера, проявляющиеся в сочетании различных психопатических черт, и тип нарушения высшей нервной деятельности. 

 

Типы психопатии

 

Выделяют следующие клинические типы психопатии:

▪️астеническая,

▪️психастеническая,

▪️возбудимая,

▪️паранойяльная,

▪️шизоидная,

▪️истеричная,

▪️аффективная,

▪️неустойчивая.

 

Психопатии относятся к пограничным психическим рас­стройствам, т. е. они проявляются исключительно мягкой (не­вротического уровня) симптоматикой. 

При психопатиях не возникает галлюцинаций и систематизированных бредовых син­дромов ( в отличие от шизофрении) Лишь в условиях аффективной напряженности воз­можны отдельные иллюзорные нарушения.

Сегодня поговорим о паранойяльной  психопатии. Эта психопатия связана с нарушением мышления. 

 

Важнейшей чертой этого типа является убежденность в своем превосходстве над окружающими, уверенность в первостепенной важности того, чем они заняты, и того, что они сделали. Поэтому малейшее усовершенствование, сделанное ими, представляется выдающимся изобретением, а выявление распространенных нарушений и даже недочетов – потрясающими разоблачениями, их формальные требования – высокопринципиальные.

Они всегда претендуют на исключительное положение, на то, чтобы все делалось так, как они считают нужным. Претендуя на лидерство, обычно сплачивают вокруг себя людей недалеких и недовольных своим положением. Не получая признания своих «выдающихся» качеств и деяний, удовлетворения своих притязаний и требований, озлобляются, всюду видят врагов и завистников, злонамеренные козни против них.

Склонность к образованию сверхценных идей и паранойяльному бредообразованию – важнейшая характеристика паранойяльной психопатии.

Особенность параноиков заключаются в чрезмерной подозрительности: им кажется, что над ними постоянно подшучивают, подкалывают, завидуют, не уважают и ущемляют. Неправильное толкование действий по отношению к ним окружающих приводят к необоснованным поступкам

 

Патологическая обидчивость. Сами обидчивые обычно уверены, что все дело в окружающих, которые относятся к ним недоброжелательно. 

Обиды не прощаются и накапливаются.  На сознательном уровне человек с параноидальными чертами характера обид не помнит, но когда кто-то случайно наступит на те же грабли, что и раньше, реакция параноика может быть неадекватной.

Принципиальное недоверие как общая жизненная стратегия

Параноики не просто не доверяют кому-то, а попросту считают доверие чем-то в корне неверным.  Параноики боятся расслабиться. 

Легкая подверженность психическим травмам

Параноики не переносят травмы. Их легко задеть. Они сразу идут в атаку.

Такой человек всегда ждет негативного поведения людей. И тогда из огромного количества окружающих его событий и ситуаций он выделяет именно те, которые подкрепляют его теорию. Важно понять, что такое восприятие не имеет обратной тенденции: если кто-то воспринимается врагом, то он уже не станет другом. А если кто-то из друзей говорит с врагом, то и он тоже враг. Но давайте-ка отметим, что этот признак находится на рациональном уровне. То есть у человека есть логическое объяснение тому, почему все так происходит. И у вас может быть иная точка зрения, но в логике такому человеку не отказать.

Сомнения в отношении знакомых, близких в отношении их лояльности

Вот это уже работает бессознательно. Человек не может объяснить, почему это так. Но для него это так. Он ощущает сомнения каким-то шестым чувством.

 

 

Эгоизм, чрезмерное самомнение и постоянное самодовольство.  Параноики высокомерны, чванливы, бездушны, лишены эмпатии. им менее всего свойственна готовность к самоограничению и проявлению подлинного альтруизма. Они не способны ни любить, ни прощать,

 

Всех людей параноик оценивает только по тому, как они относятся к нему самому, к его мнению, к его деятельности. Если человек доброжелательно к нему относится, положительно оценивает его деятельность, то он хороший, заслуживает внимания. Равнодушие (или еще хуже – не согласие) не приемлемы, он просто не прощает таких людей

 

Параноики – это люди особого склада, лишенные чувства юмора, своенравные, капризные, раздражительные. У них всегда эмоции берут верх над логикой и рассудком.

Но шутки в свой адрес паронойяльный  переносит хуже, чем человек любого другого психотипа, подчас они для него вообще невыносимы. Высмеянный паранойяльный человек все равно что хищник-подранок. Это вам не гипертим с которого любая шутка как с гуся вода: «У меня вся спина белая, а у тебя она вся сзади» — так незамысловато отобьется гипертим. Паранойяльный обычно не найдется что ответить, воспримет юмор с гневом и злобой или затаится и отмстит.

г

Такие люди переоценивают свои способности и возможности. Они всегда и во всем ищут скрытый «подтекст». Им не свойственно менять свои интересы и увлечения, в своих суждениях такие люди прямолинейны и жестки. Если какие-то факты не совпадают с их концепцией, они их просто игнорируют. Если же, наоборот, подтверждают их мнение, тогда они фиксируются на этих доводах.

 

Люди, имеющие параноидное расстройство личности, имеют много общего с лицами, страдающими шизоидный психопатией  так же настойчивы, сконцентрированы на выбранной ими узкой деятельности, имеют незрелую фантазию. Вот  только параноика всегда отличает его повышенная деятельность, активность, определенность, формирование сверхценных идей.

 

Некоторые люди даже считают обидчивость нормой и выдают за особенность своего характера, с которой окружающие якобы должны мириться.

Данное психическое расстройство в наше время полностью не изучено, и практическая медицина не имеет по-настоящему действенных способов, позволяющих его корректировать. Чем это объясняется? Особенность заболевания в том, что явных признаков нет до того момента, пока не наступит терминальная фаза заболевания. Поэтому пациенты с паранойей не часто оказываются в психиатрических отделениях.  Это способствует прогрессированию заболевания. Работа психиатров усложняется тем, что нет возможности наблюдать за пациентами, и проводить изучение патологии с учетом практических данных.

Индивидуумы с данным психическим расстройством постоянно кого-то необоснованно критикуют, но в свой адрес они не терпят никаких высказываний критического характера.

Тем не менее, они ведут себя более или менее адекватно, и не демонстрируют повышенной агрессии, Нужно отметить, что их не преследуют фантасмагорические идеи или галлюцинации,  а также другие признаки, по которым можно было бы предположить, что человек психически болен. Дифференциальный диагноз с шизофренией. 

В социальном плане такие люди довольно активны, и не испытывают проблем с логическим мышлением, не смотря на то, что отношения с окружающими у них не простые. К тому же, если они выстраивают логическую цепочку, являющуюся следствием их собственных умозаключений, то она абсолютно точна, и найти изъян просто невозможно. Тем не менее, основа этих умозаключений выстроена на подозрительности, и поэтому совершенно не соответствует реальному положению дел.

Великие параноики:  Ганс Христиан Андерсен. Сальвадор Дали.

Ранее мы обсуждали диминутивы (особенность речи, связанная с нарушением мышления), негативизм и дурашливость.

 

К вопросу о границах психопатий | Литвинцев

1. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика, динамика, систематика.- М.: изд-во «Север». — 1933. — 144 с.

2. Ганнушкин П.Б. Избранные труды / Под ред. О.В. Кербикова. — Ростов н/Д: «Феникс». — 1998. — 416 с.

3. Гиляровский В.А. Старые и новые проблемы психиатрии — М. Медгиз. — 1946. — 199 с.

4. Гиляровский В.А. Психиатрия: Руководство для врачей. — М.: Медгиз. — 1954. — С. 446-451.

5. Кандинский В.Х. К вопросу о невменяемости. Предисловие и издание Е.К. Кандинской. — М.: 1890. — 239 с.

6. Каплинский М.З., Крайц С.В. Левинсон А.Я. К значению изучения психопатий для клиники больших психозов (по работе П.Б. Ганнушкина // Доклад на конф. психиатр. клиники I ММИ 23 февраля 1934 г., посвящённой памяти проф. П.Б. Ганнушкина / Тр. психиатр. клиники. — Вып. 5. — М: Биомедгиз. — 1934. — С. 11-19

7. Кербиков О.В. Избранные труды. М.: Медицина. -1971. — 312 с.

8. Кербиков О.В. Проблема психопатий в историческом освещении. Судебные процессы 80-х годов и учение о психопатиях в отечественной медицине // Журн. невропат. и психиатр. им. С.С. Корсакова. -1958. — № 8. — С. 995-1006.

9. Корсаков С.С. Классификация душевных болезней // Избранные произведения. — М.: Гос. издат. мед. литерат. — М. — 1954. — С. 156-174.

10. Корсаков С.С. Курс психиатрии. — М. — 1893. — 604 с.

11. Корсаков С.С. Курс психиатрии. — Т. II. — М. — 1901. -1113 с.

12. Коцюбинский А.П., Скорик А.И., Аксёнова И.О. и соавт. Шизофрения: уязвимость — диатез — стресс — заболевание. — СПб.: Гиппократ+. — 2004. — 336 с.

13. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем., Ростов н/Д.: изд-во «Феникс». — 1997. — 544 с.

14. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Изд. 2-ое, доп. и перераб. — Л.: «МЕДИЦИНА». — 1983. — 256 с.

15. Наку А.Г., Ревенко М.Г., Опря Н.А. Клиника некоторых вариантов динамики психопатий. Изд. 2-е, дополн. / Под ред. Фелинской. Кишинёв: «Штиинца». — 1980. — 228 с.

16. Нечипоренко В.В., Лыткин В.М. Расстройства личности: прежние проблемы, новые подходы. — СПб.: Первая Академическая типография «Наука», 2014. — 280 с.

17. Озерецковский Д. С. Научная деятельность B.Х. Кандинского // Вопросы клиники и лечения психических заболеваний. Матер. к юб. науч. конф., посвящённой 100-летию больницы (22-23 декабря 1965 г.) / Ред. коллегия С.И. Коган, Б.Е. Миронов, Т.Я. Хвиливицкий. — Л. -1965. — С. 100-105.

18. Рохлин Л.Л. Клинические воззрения В.Х. Кандинского. — Журн. невропат. и психиатр. им. С.С. Корсакова. — 1974, Т. 74, вып. 4 — C. 608-616.

19. Снежневский А.В. Биографический очерк В.Х. Кандинского // Кандинский В.Х. О псевдогаллюцинациях. — М.: Медгиз. — 1952. — С. 147-167.

20. Смулевич А.Б. Расстройства личности. — М.: ООО «Медицинское информационное агентство». — 2007. — 192 с.

21. Смулевич А.Б. Психопатология личности и коморбидных расстройств: учеб. пособие. М.: МЕДпресс-информ. — 2009. — 208 с.

22. Тукаев Р.Д. Триггерные механизмы биологического и психического стресса в соотнесении с диатез-стрессовыми моделями психиатрии. — Журн. «Социальная и клиническая психиатрия». — 2012. — Т. 22, № 2. — С. 69-77.

Застревающий тип акцентуации характера

Другое название застревающего типа акцентуацийаффективно-застойный. Личности этого типа характеризуются тем, что у них сравнительно надолго задерживаются аффекты (кратковременные сильные эмоциональные переживания). Представители данного типа как бы «застревают» на определенных мыслях и чувствах, особенно когда дело касается чувства их собственного достоинства, гордости, самолюбия. Как правило, они застревают именно на тех ситуациях, где дело касается их самих, — некая абстрактная социальная справедливость или несправедливость, совершенная в отношении других людей, их интересуют в меньшей степени (только если они когда-то сами не были на месте этих других людей, а потому сейчас испытывают те же эмоции).

Особенности застревающего типа

Такие люди долго не забывают обиды, проявляют склонность к конфликтам с окружающими, которые когда-то нанесли (или, как им казалось, нанесли) обиды или как-то задели. Круг друзей и врагов определяют довольно четко, при этом часто даже небольшая обида способна заставить кого-либо перекочевать из второй группы в первую, а вот обратный процесс зачастую невозможен или проходит с большим трудом.

Представителям застревающего типа акцентуаций свойственны подозрительность и мстительность. У таких людей часто возникают мысли о том, что их кто-то задел, уязвил, несправедливо к нему отнесся, даже когда это не совсем так. Поскольку любовные отношения — наиболее эмоциональная сфера, в ней бывает очень легко отличить людей, относящихся к застревающему типу акцентуации личности: им свойственны излишне сильные проявления ревности.

Для людей этого типа характерны упорство в достижении поставленных целей, длительное волевое напряжение и, как отмечал К. Леонгард, твердолобость; они часто предъявляют повышенные требования не только к другим, но и к себе. Советы слушают весьма редко. Многие представители застревающего типа, особенно в молодые годы, честолюбивы и самоуверенны, что в сочетании с упорством нередко позволяет им добиваться выдающихся результатов в различных сферах деятельности.


Расстройство личности | Britannica

Расстройство личности , также называемое Расстройство характера , психическое расстройство, которое характеризуется глубоко укоренившимися и устойчивыми моделями негибкого, дезадаптивного или антиобщественного поведения. Расстройство личности — это усиление одной или нескольких черт личности до такой степени, что эта черта значительно ухудшает социальное или профессиональное функционирование человека. Строго говоря, расстройства личности не являются болезнями, поскольку они не обязательно связаны с нарушением эмоционального, интеллектуального или перцептивного функционирования. Во многих случаях человек с расстройством личности не обращается за психиатрическим лечением по этому поводу, если на него не оказывают давление его родственники или суд.

Британская викторина

44 вопроса из самых популярных викторин «Британника» о здоровье и медицине

Что вы знаете об анатомии человека? Как насчет медицинских условий? Мозг? Вам нужно много знать, чтобы ответить на 44 самых сложных вопроса из самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине.

Существует много различных типов расстройств личности; они классифицируются в соответствии с конкретными подчеркиваемыми личностными качествами. Лица, страдающие параноидальным расстройством личности, демонстрируют повсеместное и неоправданное недоверие и подозрительность по отношению к другим. Они могут быть скрытными или агрессивными и чрезмерно чувствительны к подразумеваемым оскорблениям или критике. Люди с шизоидным расстройством личности кажутся отчужденными, замкнутыми, безразличными, лишенными чувства юмора, тупыми и одинокими до ненормальной степени.Лица с взрывным расстройством личности демонстрируют крайнюю эмоциональную нестабильность, характеризующуюся взрывными вспышками гнева при незначительной провокации. Лица с театральным расстройством личности постоянно демонстрируют чрезмерно драматичное, возбудимое и ярко выраженное поведение ( т. Е. баловство). Людям с зависимым расстройством личности не хватает энергии и инициативы, и они пассивно позволяют другим брать на себя ответственность за основные аспекты своей жизни. Люди с пассивно-агрессивным расстройством личности выражают свою враждебность с помощью таких косвенных средств, как упрямство, промедление, неэффективность и забывчивость.

Одним из наиболее важных расстройств является антисоциальное, социопатическое или психопатическое расстройство личности. Это расстройство в основном характеризуется хроническим и постоянным антиобщественным поведением в личном анамнезе, при котором нарушаются права других. Еще одним важным показателем является низкая производительность труда или ее полное отсутствие. Лица с антисоциальным расстройством личности составляют значительную часть преступных и правонарушительных элементов общества. Помимо постоянной преступности, симптомы могут также включать половую распущенность или сексуальную агрессию, а также наркоманию или алкоголизм.Социопаты обычно принимают свое поведение как естественное, не чувствуют вины, когда причиняют боль другим, не видят причин или возможностей для изменений и сопротивляются терапии.

Причины расстройств личности неизвестны, хотя, несомненно, здесь присутствует наследственный элемент. Черты личности по определению практически постоянны, поэтому расстройства личности поддаются лечению лишь частично, если вообще поддаются лечению. Наиболее эффективное лечение сочетает в себе различные поведенческие и психотерапевтические методы лечения. В некоторых случаях лекарства могут быть полезны для облегчения периодического беспокойства, депрессии, эмоциональной нестабильности или параноидальных наклонностей.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Обзор параноидального расстройства личности

Доступно по адресу: http://www.scopus.com/inward/record.url?eid=2-

s2.0-33746878425 & partnerID = 40 & md5 = d8a65112f84465e9b260f9e73f671f75.

37. Мелсоп Дж., Варгезе Ф., Джошуа С., Хикс А.Надежность оси II DSM-III. Являюсь. J. Психиатрия.

1982; 139: 1360–1. [PubMed: 7124998]

38. Пилконис П., Хип С., Пройетти Дж., Кларк С., МакДэвид Дж., Питтс Т. Надежность и достоверность двух структурированных диагностических интервью

для расстройств личности. Arch. Генеральная психиатрия. 1995; 52: 1025–

33. [PubMed: 7492254]

39. Lobbestael J, Leurgans M, Arntz A. Надежность структурированного клинического интервью для

DSM-IV Axis I Disorders (SCID I) and Axis II расстройства (SCID II). Clin. Psychol. Psychother.

2011; 18: 75–9. [PubMed: 20309842]

40. Вестен Д., Шедлер Дж., Дарретт С., Гласс С., Мартенс А. Диагностика личности в подростковом возрасте: DSM-

Диагнозы оси II IV и альтернатива, полученная эмпирически. Являюсь. J. Психиатрия. 2003; 160: 952–66.

[PubMed: 12727701]

41. Эденс Дж. Ф., Маркус Д. К., Мори Л. К.. Параноидальная личность имеет многомерную скрытую структуру:

Таксометрические анализы общественных и клинических образцов.J. Abnorm. Psychol. 2009; 118: 545–

53. [PubMed: 19685951]

42. Лю И.К., Юн Т., Ха TH, Парк Х.С., Квон Дж. С.. Классификация частотных распределений

баллов диагностических критериев для двенадцати расстройств личности методом подбора кривой. Психиатрия

Clin. Neurosci. 2003; 57: 417–23. [PubMed: 12839524]

43. Фалькум Э., Педерсен Г., Картеруд С. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое,

, издание

, диагноз параноидного расстройства личности: унитарный или двухмерный конструкт? Компр.

Психиатрия. 2009; 50: 533–41. [PubMed: 19840591]

44. Costa PT, McCrae RR. Расстройства личности и пятифакторная модель личности. J. Pers.

Disord. [Интернет]. 1990; 4: 362–71. Доступно по ссылке: http://guilfordjournals.com/doi/abs/10.1521/

pedi.1990.4.4.362.

45. Заулсман Л.М., стр. AC. Пятифакторная модель и эмпирическая литература по расстройству личности: метааналитический обзор

. Clin. Psychol. Ред. 2004: 1055–85. [PubMed: 14729423]

46.Trull TJ. DSM-III-R расстройства личности и пятифакторная модель личности: эмпирическое сравнение

. J. Abnorm. Psychol. 1992; 101: 553–60. [PubMed: 1500612]

47. Поултон Р., Каспи А., Моффит Т. Е., Кэннон М., Мюррей Р. М., Харрингтон Х. Само-сообщаемые дети

психотических симптомов и шизофрениформного расстройства у взрослых: 15-летнее продольное исследование. Arch. Gen.

Психиатрия. 2000; 57: 1053–8. [PubMed: 11074871]

48. Фриман Д., Гарети П.А., Беббингтон П. Е., Смит Б., Роллинсон Р., Фаулер Д. и др.Психологическое

исследование структуры паранойи в неклинической популяции. Br. J. Психиатрия [Интернет].

2005; 186 427LP-435. Доступно по ссылке: http://bjp.rcpsych.org/content/186/5/427.abstract.

49. Freeman, D., McManus, S., Brugha, T., Meltzer, H., Jenkins, R., Bebbington, P. Psychol. Med.

[Интернет]. Vol. 41. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2011. Сопутствующие паранойи

среди населения в целом; п. 923-36.Доступно по адресу: https://www.cambridge.org/core/article/div-

class-title-concomitants-of-paranoia-in-the-general-population-div /

04E44B35F9EF830DE6D6BED01A759ED9

50. Bebbington PE , Макбрайд О, Стил С, Койперс Э., Радованови М., Бруга Т. и др. Структура паранойи

в общей популяции. Br. J. Психиатрия. 2013; 202: 419–27. [PubMed: 23661767]

51. Кендлер К.С. Крепелин и диагностическая концепция паранойи. Компр. Психиатрия. 1988; 29: 4–11.

[PubMed: 3277769]

52. Комбс Д.Р., Пенн Д.Л., Уичер М., Вальдхетер Э. Анкета о враждебности с неоднозначными намерениями

(AIHQ): новый метод оценки враждебных социально-когнитивных предубеждений при паранойе. Cogn.

Нейропсихиатрия. 2007; 12: 128–43. [PubMed: 17453895]

53. Петерс Э. Р., Мориц С., Шваннауэр М., Вайзман З., Гринвуд К. Э., Скотт Дж. И др. Когнитивные предубеждения

Опросник

для психозов. Schizophr. Бык. 2014; 40: 300–13.[PubMed: 23413104]

54. Jeon IH, Kim KR, Kim HH, Park JY, Lee M, Jo HH, et al. Стиль атрибуции у здоровых людей:

Связь с «Теорией разума». Психиатрическое расследование. 2013; 10: 34–40.

55. Джонсон Дж. Г., Коэн П., Касен С., Скодол А. Е., Хамагами Ф., Брук Дж. С.. Возрастное изменение уровней черт расстройства личности

в период между ранним подростковым и взрослым возрастом: продольное исследование

на уровне сообщества. Acta Psychiatr. Сканд.2000; 102: 265–75. [PubMed: 11089726]

Lee Page 17

Curr Behav Neurosci Rep

. Авторская рукопись; доступно в PMC 2018 01 июня.

Автор Рукопись Автор Рукопись Автор Рукопись Автор Рукопись

7 удивительно распространенных расстройств личности, которые труднее обнаружить

«Шизоидное расстройство личности (ШРЛ) очень трудно обнаружить, потому что характеристики странные но не слишком сильно », — говорит Bustle Джошуа Клапоу, доктор философии, клинический психолог и ведущий веб-радио.«Некоторые из симптомов или характеристик включают: неприязнь к близким отношениям и предпочтение уединенной деятельности и одиночество».

Они также, как правило, мало интересуются сексом и очень мало занятий приносят им удовольствие, поэтому СПЛ «часто ошибочно принимают за депрессию», — говорит Клапоу. «Но симптомы не соответствуют депрессии. Человек, как правило, отстранен от деятельности в жизни, но не полностью. Таким образом, они могут казаться странными, оторванными и не вовлеченными, но без многих явных симптомов. Из-за этого очень сложно поставить ярлык или диагноз ».

Когда симптомы расстройства личности имитируют симптомы других расстройств, таких как депрессия, человек с этим расстройством может не осознавать, что у него оно есть. А окружающие могут не заразиться Также может быть сложно выявить расстройство личности, поскольку все мы можем быть немного одинокими или зависимыми.

Вот почему они считаются расстройством только в том случае, если они распространены «. Расстройство личности — это состояние где базовые черты, характеристики и склонности человека мешают его функционированию, — говорит Клапов.«Чаще всего человек не обладает осознанием или пониманием, потому что это их основные характеристики — они склонны видеть проблемы в других, потому что они просто« сами »».

Но именно здесь осознанность — а иногда и терапия и даже лекарства. — может вступить в игру. «Осведомленность о конкретном поведении, которое мешает и беспокоит других, имеет решающее значение», — говорит Клапоу. Оттуда любой человек с расстройством личности может работать над изменением своих действий и того, как они взаимодействуют с другими, чтобы они могли меньше испытывать страдания и чувствовать себя лучше.

Расстройства личности | Гипноз Безмятежности

Личность — это характерный способ, которым человек думает, чувствует и ведет себя. Он учитывает укоренившиеся стереотипы поведения человека и позволяет предсказать, как он будет действовать в конкретных обстоятельствах.

Личность охватывает настроение, отношения и мнения человека и наиболее ярко выражается в его взаимодействии с другими людьми. Расстройство личности — это глубоко укоренившийся, продолжительный, неадаптивный и негибкий образ мышления, чувств и поведения, который либо значительно ухудшает социальное или профессиональное функционирование человека, либо вызывает у него субъективные страдания.

Расстройства личности — это не болезни, а скорее выраженные акцентуации или вариации личности в одной или нескольких ее чертах. Расстройства личности характеризуются устойчивыми моделями восприятия, отношения и размышления о себе и окружающей среде, которые не адаптируются. Человек использует негибкие модели поведения для удовлетворения собственных потребностей и достижения самоудовлетворения, часто за счет других и общества в целом.

Его можно идентифицировать по убедительному образцу опыта и поведения, который является ненормальным в отношении мышления, настроения, личных отношений и контроля над импульсами.Большинство расстройств личности начинаются с проблем в личном развитии. Люди с расстройствами личности страдают от жизни, которая не является позитивной, активной или приносящей удовлетворение.

Расстройства личности также можно определить как устойчивый паттерн внутреннего опыта и поведения, который заметно отклоняется от ожиданий культуры человека, является повсеместным и негибким, имеет начало в подростковом или раннем детстве, стабилен с течением времени и приводит к дистрессу. или обесценение.

Для людей без расстройства личности личностные черты представляют собой модели мышления, реакции и поведения, которые остаются относительно последовательными и стабильными с течением времени.Люди с расстройством личности демонстрируют более жесткое и неадаптивное мышление и поведение, которое нарушает их личную, профессиональную и социальную жизнь.

Обычно расстройства личности делятся на три подтипа и включают в себя следующие:

Подтип

Классификация

Пример

А

Нечетное / эксцентрическое

Параноидальное расстройство личности

Шизоидное расстройство личности

Шизотипическое расстройство личности

В

Драматический / беспорядочный

Пограничное расстройство личности

Антисоциальное расстройство личности

Нарциссическое расстройство личности

Истерическое расстройство личности

С

Тревога / подавленность

Расстройство зависимой личности

Избегающее расстройство личности

Обсессивно-компульсивное расстройство личности

У людей с расстройствами личности много общего:

  • Эгоцентризм, который проявляется в сосредоточении внимания на себе и самом себе.
  • Отсутствие индивидуальной ответственности, что приводит к менталитету жертвы и обвинению других, общества и вселенной в своих проблемах.
  • Отсутствие перспективы — восприятия и сочувствия.
  • Манипулятивное и эксплуататорское поведение.
  • Несчастье, депрессия и другие расстройства настроения и тревожные расстройства.
  • Уязвимость к другим психическим расстройствам, таким как обсессивно-компульсивные наклонности и панические атаки.
  • Искаженное или поверхностное понимание себя и восприятия других, неспособность увидеть его или ее нежелательное, неприемлемое, неприятное или саморазрушительное поведение или проблемы, которые могли способствовать расстройству личности.
  • Социально дезадаптивны, меняют правила игры, вводят новые переменные или иным образом воздействуют на внешний мир, чтобы они соответствовали своим потребностям.

Терапевты испытывают наибольшие трудности с людьми, страдающими расстройствами личности. Им сложно угодить, они блокируют эффективное общение, избегают развития доверительных отношений, и на них нельзя полагаться в отношении точной истории проблем или того, как они возникли.

Обычно они требуют длительного внимания, чтобы изменить неадекватное поведение и образ мышления.Это предполагает изменение их мышления — о себе, своих отношениях и мире. Это также предполагает изменение их поведения.

  • Антисоциальное расстройство личности
  • Расстройство избегающей личности
  • Пограничное расстройство личности
  • Расстройство зависимой личности
  • Истерическое расстройство личности
  • Нарциссическое расстройство личности
  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности
  • Параноидальное расстройство личности
  • Шизоидное расстройство личности
  • Шизотипическое расстройство личности

Антисоциальное расстройство личности

Антисоциальное расстройство личности приводит к так называемому социопату. Это расстройство определяется постоянным пренебрежением к правам других с 15-летнего возраста. Некоторыми примерами такого пренебрежения являются безрассудное пренебрежение собственной безопасностью или безопасностью других, несоблюдение социальных норм в отношении законного поведения, обман, такой как неоднократная ложь или обман ради личной выгоды или удовольствия, а также отсутствие раскаяния за действия, причиняющие вред другим. люди никак. Кроме того, они должны иметь доказательства расстройства поведения в возрасте до 15 лет и должны быть не моложе 18 лет, чтобы получить этот диагноз.

Людям с этим расстройством свойственно пренебрегать чувствами, имуществом, авторитетом и уважением других ради своей личной выгоды. Это может включать насильственные или агрессивные действия с участием других лиц или направленные против них без чувства раскаяния или вины за какие-либо их деструктивные действия.

Избегающее расстройство личности

Расстройство избегающей личности — это когда человек очень боится быть осужденным другими людьми и в результате страдает от высокого уровня социального дискомфорта. Они имеют тенденцию вступать в отношения только в тех случаях, когда некритическое принятие почти гарантировано, испытывают социальную изоляцию, страдают от низкой самооценки, но имеют большое желание привязанности и принятия. Однако они не так сильно хотят привязанности, как боятся отказа.

Люди с этим расстройством сверхчувствительны к отказу и, таким образом, избегают ситуаций, потенциально способных вызвать конфликт. Эта реакция вызвана страхом, однако людей с расстройством личности избегания беспокоят их собственная социальная изоляция, замкнутость и неспособность устанавливать близкие межличностные отношения.

Пограничное расстройство личности

Пограничные расстройства личности (ПРЛ) характеризуются паттерном нестабильных личных отношений, плохо сформированным самооценкой и плохим контролем над импульсами. Человек, страдающий ПРЛ, боится быть оставленным и сделает все возможное, чтобы предотвратить это, включая угрозы самоубийства и членовредительства.

Люди с этим расстройством проявляют нестабильность в восприятии себя, им трудно поддерживать стабильные отношения.Настроения также могут быть непостоянными, но никогда не нейтральными — их чувство реальности всегда отображается «черным по белому». Они часто чувствуют, что им не хватает определенного уровня заботы во время взросления, и, как результат, они постоянно ищут более высокий уровень заботы со стороны других во взрослом возрасте. Этого можно достичь, манипулируя другими, заставляя их часто чувствовать себя опустошенными, злыми и брошенными, что может привести к отчаянному и импульсивному поведению.

Расстройство зависимой личности

Зависимое расстройство личности проявляется в пассивном разрешении другим брать на себя ответственность за основные области своей жизни из-за неуверенности в себе или неспособности действовать независимо.Это приводит к тому, что человек делает свои собственные потребности второстепенными по сравнению с потребностями других, а затем становится зависимым от них. В то время как каждый зависит от других в некоторых сферах своей жизни, люди с зависимыми расстройствами личности зависят почти от всех основных сфер своей жизни и считают себя плохо и хороши только как продолжение других.

Лица с этим расстройством в значительной степени полагаются на других для подтверждения и удовлетворения основных потребностей. Часто неспособные должным образом заботиться о себе, им не хватает уверенности в себе и безопасности, и они не могут принимать решения.

Истерическое расстройство личности

Человек, который всегда привлекает к себе внимание, живой и чрезмерно драматичный, характеризует театральное расстройство личности. Они слишком драматичны, а незначительные ситуации могут вызвать бурные перепады эмоций. Им легко наскучивает обычный распорядок дня, и они жаждут новых, новых ситуаций и волнений. В отношениях они быстро образуют узы, но отношения часто неглубокие, и человек требует все большего внимания.

Люди с этим расстройством чрезмерно осознают свою внешность, постоянно ищут внимания и часто ведут себя драматично в ситуациях, не требующих такой реакции. Эмоциональные выражения лиц с театральным расстройством личности часто оцениваются как поверхностные и преувеличенные.

Нарциссическое расстройство личности

Нарциссическое расстройство личности — это расстройство, при котором у человека наблюдается грандиозное самомнение, озабоченность фантазиями о неограниченном успехе, непреодолимое желание внимания и восхищения и нетерпимость к критике, а также нарушенные эгоцентричные межличностные отношения.Их часто называют тщеславными. У них, как правило, низкая самооценка. В межличностном общении они действуют эгоистично, с чувством собственного достоинства.

Люди с этим расстройством проявляют сильно завышенное чувство собственного достоинства, величия и превосходства над другими. Они часто эксплуатируют тех, кто не восхищается ими, и чрезмерно чувствительны к критике, осуждению и поражениям.

Обсессивно-компульсивное расстройство личности

Обсессивно-компульсивное расстройство личности характерно для человека с пониженной способностью выражать теплые и нежные эмоции, перфекционизмом, который снижает способность видеть более широкую картину, трудностями в выполнении каких-либо действий, кроме своих собственных, и чрезмерной преданностью делу. работа, а также нерешительность.По сути, все должно быть в порядке, и ничего нельзя оставлять на волю случая.

Люди с этим расстройством не способны меняться, и их беспокоит деструктивный распорядок дня из-за их одержимости порядком. Таким образом, они испытывают беспокойство и испытывают проблемы с выполнением задач и принятием решений. Они часто чувствуют себя некомфортно в ситуациях, которые находятся вне их контроля, и в результате им трудно поддерживать позитивные, здоровые межличностные отношения.

Параноидальное расстройство личности

Параноидальное расстройство личности, по сути, представляет собой постоянную, необоснованную подозрительность и недоверие к людям.Наряду с этим, человек, страдающий PPD, эмоционально отстранен.

Люди, страдающие этим расстройством, часто холодны, отстранены и неспособны устанавливать близкие межличностные отношения. Часто чрезмерно, но неоправданно подозрительно относящиеся к своему окружению, они, как правило, не видят своей роли в конфликтных ситуациях и часто проецируют свои чувства паранойи как гнев на других.

Для того, чтобы получить этот диагноз, человек должен был бы увидеть в других людях, имеющих злонамеренные намерения, в раннем взрослом возрасте в различных ситуациях, на что указывает ряд факторов.Эти факторы включают в себя: подозрение, что другие используют или обманывают их, что другие не могут быть лояльными или заслуживающими доверия, считает, что есть угрозы или нападения на их характер в невинных заявлениях, которые другие не видят, и постоянно злится. Кроме того, это не диагноз, который будет использоваться, если у человека также есть параноидальная шизофрения, отдельный диагноз, например, среди других диагнозов, который исключил бы его.

Шизоидное расстройство личности

Человек с шизоидным расстройством личности имеет минимальные социальные отношения, выражает мало эмоций (особенно теплоты и нежности) и, похоже, не заботится о похвале или критике других.Они кажутся рассеянными и отстраненными, но на самом деле очень застенчивы. Хотя они не очень хорошо работают в контактных группах, они могут преуспеть, когда занимают должности, где у них минимальный контакт с другими.

Люди с его расстройством часто холодны, отстранены, замкнуты и испытывают сильный страх близости и близости. Обычно они настолько поглощены собственными мыслями и мечтами, что исключают себя из привязанности и реальности.

Шизотипическое расстройство личности

Шизотипическое расстройство личности характеризуется отсутствием социальных и межличностных отношений и снижением способности к ним.У человека с этим расстройством также есть когнитивные искажения и эксцентричность поведения. У них часто бывает магическое мышление (если я так думаю, я могу это осуществить), паранойя и другие, казалось бы, странные мысли. Они могут разговаривать сами с собой, неправильно одеваться и очень чувствительны к критике.

Подобно шизоидному расстройству личности, люди с этим расстройством часто холодны, отстранены, замкнуты и испытывают сильный страх близости и близости. Тем не менее, с шизотипическим расстройством личности люди также демонстрируют расстройство мышления, восприятия и неэффективные коммуникативные навыки.Многие симптомы напоминают шизофрению, но менее легкие и навязчивые.

Мика О’Брайен

Dip.Clin.Hyp.

Существует ли личностный профиль хронической боли?

Пациенты, живущие с непреодолимой болью, могут иметь особый профиль личности, требующий уникальной оценки и подхода к лечению в соответствии с DSM-5.

Черты личности можно описать как устойчивые модели восприятия, отношения и размышления об окружающей среде и самом себе, которые могут проявляться в широком диапазоне социальных и личных контекстов.Когда эти черты негибкие, неадаптивные и приводят к значительным функциональным нарушениям или субъективным расстройствам, они представляют собой расстройства личности. 1 Расстройства личности определяются как качественно отдельные клинические синдромы, и предыдущие диагностические руководства Американской психиатрической ассоциации (APA), такие как Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам-IV (DSM-IV), использовали только категориальную перспективу. диагноз. Например, в DSM-IV расстройства личности классифицируются как параноидальные, шизоидные, шизотипические, антисоциальные, пограничные, истерические, нарциссические, избегающие, зависимые или обсессивно-компульсивные.В новом DSM-5 APA, 2 расстройства личности представляют собой неадаптивные варианты личностных черт, которые тонко сливаются в нормальность и друг с другом и одобряются в качестве альтернативной размерной модели для конкретных черт. Таким образом, расстройства личности включены в Раздел II, в котором используются те же критерии, что и в DSM-IV, и Раздел III, в котором предлагается модель исследования. 2

Существенной особенностью расстройства личности является устойчивый паттерн внутреннего опыта и поведения, который заметно отклоняется от ожиданий культуры человека и проявляется по крайней мере в двух из следующих областей: познание, аффективность, межличностное функционирование или контроль над импульсами. 2 Эта статья представляет собой обновленную информацию по оценке и диагностике этих расстройств, включая обзор таких типов личности среди людей с хронической болью.

Распространенность расстройства личности

Исследования показывают, что от 9,1% до 15% взрослых в Соединенных Штатах имеют по крайней мере одно расстройство личности, 3,4 и люди часто имеют сопутствующие расстройства личности из разных групп. Три группы расстройств личности, основанные на описательном сходстве, включают:

  • Кластер A: Нечетно-эксцентричный (5.Распространенность 7%), включая параноидальные, шизоидные и шизотипические расстройства личности
  • Кластер B: драматически-эмоциональные (распространенность 1,5%), который включает антисоциальные, пограничные, истерические и нарциссические расстройства личности
  • Кластер C: Тревожно-испуганный (распространенность 6,0%), который включает избегающие, зависимые и обсессивно-компульсивные расстройства личности. 4

См. Более подробную информацию в Таблице I. Следует отметить, что эта старая система кластеризации, хотя и полезна в некоторых исследовательских и образовательных ситуациях, имеет серьезные ограничения и не проходила последовательную проверку. 2

Субпопуляция боли

Среди лиц, страдающих хронической болью, частота расстройств личности колеблется от 30% до 60%. 5-9 Одно исследование показало, что 51% пациентов с хронической болью соответствовали критериям одного расстройства личности, а 30% соответствовали критериям более чем одного. 7 Другое исследование показало, что 60% людей с хронической болью соответствовали диагностическим критериям расстройства личности, в отличие от результатов исследования, согласно которым 21% пациентов с острой болью в пояснице соответствовали диагностическим критериям. 10

Обычно считается, что расстройства личности предшествуют травме и могут осложнить течение болевого синдрома. 11 Исследователи далее отметили, что значительное количество людей с хроническими болевыми синдромами конкретно соответствует критериям кластера C (тревожно-испуганное) расстройства личности (например, зависимые с распространенностью 10,6% и обсессивно-компульсивные
с распространенностью 24,5%). 6,11,12 Есть также данные, позволяющие предположить, что среди людей с хронической болью высок уровень распространенности кластерных B (драматико-эмоциональных) расстройств личности. 9 Диапазон пограничного расстройства личности, особенно в популяции с хронической болью, колеблется от 9,4% до 58%, в среднем около 30%. 1,8 См. Подробные ставки в таблице I. 6

История боли личности

Со времен Аристотеля философы отмечали взаимодействие между ощущениями и эмоциями. 9 Пациенты с расстройствами личности имеют тенденцию чрезмерно реагировать на стресс, в том числе на болезнь, в соответствии с характерной особенностью их расстройства личности. 6 Характеристики типа личности подчеркиваются состоянием здоровья, в данном случае хронической болью. Следовательно, эти характеристики представляют собой предсказуемые проблемы поведенческого управления. 6 За последние несколько десятилетий было предложено несколько теорий о личности людей, страдающих хронической болью. 13

Первая теория, сформулированная Энгелем в 1959 г., 13 , опиралась на психодинамическую перспективу. Он постулировал, что лежащие в основе эмоциональные конфликты формируют черты личности, которые препятствуют выражению эмоциональной боли надлежащим образом.Следующая теория выросла из подхода, основанного на чертах характера, который сосредоточился на объективном и научно обоснованном измерении стабильных черт личности. 13 Исследователи обнаружили, что большая подгруппа пациентов с хронической болью, страдающих хронической болью, обычно оценивала модель «конверсия-v», то есть повышение первых трех шкал (шкала 1: ипохондрия, шкала 2: депрессия и шкала 3: истерия. ) Миннесотского многофазного опросника личности (MMPI-2). 13

С появлением биопсихосоциального подхода в 1980-х годах модель диатеза-стресса стала доминировать в этой области.Модель подчеркивает взаимосвязь между биологической предрасположенностью человека и воздействием окружающей среды, например стрессорами в результате физического повреждения, для объяснения различных реакций на хроническую боль. 13 Модель темперамента и характера Клонингера — последняя из предложенных теорий. 13

Модель

Cloninger основана на подходе «диатез-стресс» и дополнительно проводит различие между темпераментом и характером. Темперамент определяется как эмоциональное ядро ​​личности и считается умеренно наследуемым, в то время как характер описывает когнитивное ядро ​​личности и, как предполагается, находится под влиянием окружающей среды.Модель Cloninger рассматривает личность как континуум, а не применяет категориальный подход. Этот подход отражает предложенную модель исследования для диагностики и концептуализации расстройства личности, представленную в DSM-5. 2

Фактически, исследование, основанное на предложении Клонингера, выявило общий личностный профиль хронической боли. Было обнаружено, что симптомы личности кластера А связаны с низкой зависимостью от вознаграждения; Кластер B для поиска высокой новизны; и кластер C — предотвращение высокого вреда. 5 Например, у пациентов с пограничным расстройством личности болевые симптомы могут функционировать как средство межличностного общения, вызывающее заботу у других. 8 В целом пациенты с хронической болью характеризуются преобладанием избегания вреда и меньшей самоуправностью. 13,14

Оценка расстройств личности у современной популяции, страдающей болью

Расстройства личности традиционно диагностируются психиатром после одного или серии интервью с пациентом. 15 Можно также использовать полуструктурированные интервью, которые состоят из вопросов, задаваемых в определенном порядке. 15 Оценка может быть затруднена из-за того, что характеристики, определяющие расстройство личности, не могут считаться проблемными для человека. Чтобы преодолеть эту трудность, могут оказаться полезными дополнительные сведения от других информаторов. 15

Некоторые из наиболее широко используемых показателей самооценки личности — это индикатор типа Майерса-Бриггса, пересмотренный нео-личностный опросник, 16-личностный фактор, миллионный клинический многоосный опросник, расписание для неадоптивной и адаптивной личности, опросник темперамента и характера, и опросник личности Айзенка.Помимо инвентаризаций самоотчетов, существует множество других методов оценки личности, включая меры наблюдения, экспертные исследования и проективные тесты, такие как тематический тест апперцепции или чернильные пятна (Роршаха).

Наиболее широко используемым объективным тестом личности является MMPI-2, изначально разработанный для различения людей с различными психологическими проблемами. Сильной стороной MMPI-2 является то, что он предлагает дополнительное психометрическое свойство: валидность (то есть шкалы коррекции, которые корректируют склонность человека лгать, отрицать или преувеличивать тестовые ответы).MMPI-2 также хорошо нормирован, всесторонне исследован и предоставляет данные о подходе пациента к сдаче тестов. Однако, поскольку MMPI-2 не нормирован для пациентов с болью, а шкала от 1 до 3 часто повышается в этой подгруппе, для правильной оценки требуется высококвалифицированный специалист по оценке для интерпретации результатов теста. 13 Лучшей практикой для практикующего специалиста будет обследование тех пациентов, которые могут соответствовать критериям расстройства личности.

DSM-5 включает самооценку, меру сквозных симптомов уровня 1, которая включает вопросы скрининга на расстройства личности. 2 Два вопроса: «Разве вы не знаете, кто вы на самом деле и чего хотите от жизни?» и «Разве вы не чувствуете близость с другими людьми или не наслаждаетесь отношениями с ними?» Утвердительный ответ на оба вопроса может указывать на то, что пациент страдает расстройством личности, и ему может быть полезно дополнительное обследование у психолога или психиатра.

Стандартные методы лечения

Расстройства личности глубоко укоренились как в генетике, так и в детстве, и долгое время считалось, что их трудно лечить, особенно среди типов личности кластера B. 16 Стандартное лечение обычно включает комбинированную психотерапию и фармакотерапию. 17 Медикаментозное лечение является несколько спорным вопросом при лечении расстройств личности, поскольку не существует лекарств, специально одобренных FDA для лечения этих состояний. 18 Лица, назначающие лекарства, поэтому используют лекарства для уменьшения других сопутствующих симптомов, таких как тревога, депрессия или психоз, а не для лечения расстройств личности. Несмотря на отсутствие поддержки, могут использоваться серотонинергические антидепрессанты, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, ингибиторы обратного захвата серотонина и норадреналина, а также трициклические антидепрессанты. 19

Социальные навыки

Расстройства личности кластера A и кластера C наиболее положительно реагируют на обучение социальным навыкам и прием лекарств. Некоторые расстройства, особенно связанные с психозом, могут влиять на способность пациента понимать и читать поведение и чувства других людей и реагировать соответствующим образом. Обучение социальным навыкам часто проводится в группах, но может проводиться индивидуально в виде краткого целевого обучающего курса.

Диалектическая и когнитивная поведенческая терапия

Пограничный тип, пожалуй, наиболее изученное расстройство личности в кластере B. Недавнее исследование показало, что 75% пациентов с пограничным расстройством личности показали значительное улучшение симптомов через 18 месяцев после окончания лечения. 20 Лечение, пользующееся наибольшей поддержкой в ​​исследованиях, — это диалектическая поведенческая терапия (DBT). 21 Эта терапия использует когнитивно-поведенческий подход, который увеличивает способность пациента регулировать свои сильные эмоции и действия.Его фокус включает в себя сочетание внимательности, навыков межличностного общения, терпимости к стрессу и регуляции эмоций. 21

Более конкретно, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) при хронической боли направлена ​​на уменьшение неправильного толкования ноцицепции, повышение самоэффективности и избегание уроков. 13 Прошлые исследования показали высокую эффективность КПТ при лечении хронической боли. 22-27 Модель основана на представлении о том, что боль — это сложное переживание, на которое влияет лежащая в его основе патофизиология, а также познания, аффект и поведение человека. 28 КПТ при боли состоит из трех компонентов: обоснование лечения, обучение навыкам совладания и применение и поддержание приобретенных навыков совладания. 29 Цели КПТ — уменьшить влияние боли на повседневную жизнь пациента; научиться лучше справляться с болью; улучшить физическое и эмоциональное функционирование; и уменьшить боль, не полагаясь на обезболивающие.

Ментализация и схематические подходы

Лечение на основе ментализации (MBT) и терапия, ориентированная на схемы (SFT), также имеют умеренную исследовательскую поддержку для лечения пограничного расстройства личности. 21 MBT — это форма психодинамического лечения, цель которой — научить пациента «ментализировать» или представлять / представлять, что другие чувствуют в ответ на его / ее поведение. 21 SFT бросает вызов неадаптивным «схемам» или убеждениям / чувствам, которые пациент мог усвоить в детстве. Также было показано, что SFT эффективен при других расстройствах кластера B, таких как антисоциальные и нарциссические личности. 21

Резюме

В целом, результаты исследования показывают, что хроническая боль больше связана с определенным профилем личности, чем предполагалось изначально.Различные типы боли связаны с очень схожими психосоциальными состояниями, как описано в этой серии статей о психическом здоровье PPM . Если утверждение о том, что природа чувственного переживания боли не имеет отношения к психологическому переживанию боли, то, возможно, существует взаимный личностный профиль боли, представленный моделью темперамента и характера Клонингера. 14

Таким образом, врачи и специалисты, лечащие пациентов с хронической болью, могут подумать о переходе от целенаправленного воздействия на сенсорное и психологическое состояние к сосредоточению внимания на психологической характеристике, что выходит за рамки настоящей статьи.

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Департамента по делам ветеранов или любого другого государственного органа.

Прочтите дополнительное письмо редактору по поводу этой колонки.

Последнее обновление: 4 марта 2018 г.

Применение модели совместного лечения для лечения хронической боли и депрессии

параноидальных реакций | Encyclopedia.com

Диагноз

Распространение

Психодинамика

Прогноз и лечение

библиография

Термин паранойя — один из старейших в истории психиатрии.Он появляется в трудах Гиппократа, а также Платона и Аристотеля и, по-видимому, использовался древними греками и римлянами для обозначения различных психических расстройств, более или менее так, как сегодня используется термин безумие . Термин вышел из употребления примерно после второго столетия и не появлялся вновь в психиатрической литературе до второй половины восемнадцатого столетия, когда, опять же, он использовался в различных значениях. Гораздо более конкретный смысл, в котором сегодня используется паранойя, был четко сформулирован в 1893 году Крепелином, который зарезервировал термин для синдрома, характеризующегося коварным развитием фиксированных, систематизированных иллюзий, не сопровождаемых галлюцинациями или общим ухудшением личности.

Существенным признаком диагностики параноидных реакций является наличие бреда: «Ошибочные суждения, не подлежащие исправлению опытом», как называл их Крепелин (Waelder 1951, p. 167). Кроме того, должны отсутствовать симптомы, которые играют важную роль в других расстройствах, таких как галлюцинации, ухудшение состояния и несоответствующий аффект, иначе диагноз (например, параноидальная шизофрения, депрессия с параноидальными наклонностями) будет отражать более сложную картину симптомов.

В зависимости от хроничности, ригидности и степени систематизации бредовой структуры в настоящее время принято различать две диагностические категории: паранойя, и параноидное состояние, вместе составляют высшую категорию параноидных реакций. (Параноидальная шизофрения не включена в эту классификацию.)

Паранойя — это психотическое расстройство, которое встречается относительно редко. Бредовая структура развивается медленно, в течение длительного периода и достигает крайней степени организованности и жесткости. Заблуждения очень систематизированы и замысловато разработаны. Детали бредовой системы часто разрабатываются со значительным уважением к логике, и пациент может убедительно объяснить свое тяжелое положение, если признается только первоначальная предпосылка.Заблуждения сопротивляются попыткам опровержения и изменения и могут сохраняться годами. Вне арены бредовой системы личность остается относительно нетронутой. Нет галлюцинаций, нет общей дезорганизации или ухудшения личности, интеллектуальное функционирование хорошо сохранено. Психотические особенности кажутся, по крайней мере на первый взгляд, изолированными от остальной части личности, и многие пациенты смогли продолжить бизнес или профессиональную деятельность с неизменной эффективностью.Считается, что паранойя относительно невосприимчива к терапии.

Параноидальное состояние — менее серьезный психоз, чем паранойя. Это происходит чаще и имеет более благоприятный прогноз. Бредовой системе недостает сплоченной логики и продуманной систематизации, присущих паранойе. Заблуждения короче и неопределеннее; они более подвижны и менее устойчивы к изменениям. С другой стороны, они не столь причудливы и фрагментированы, как, например, при шизофрении. Бред при параноидальном состоянии часто развивается более внезапно, чем при паранойе, возможно, в ответ на конкретный ситуационный стресс.Обычно они длятся меньше и могут даже спонтанно исчезнуть по мере прохождения эмоционального кризиса. Однако иногда заблуждения приобретают хронический характер. Опять же, как и в случае паранойи, нет общего ухудшения личности или интеллектуального развития.

В этой статье будет проводиться различие между паранойей и параноидальным состоянием, когда данные доступны для двух состояний отдельно. По большей части две формы расстройства будут обсуждаться вместе как параноидальные реакции или параноидальные расстройства.

Симптоматология

Содержание параноидальных иллюзий широко варьируется, и нередко можно обнаружить несколько типов бреда у одного пациента. Безусловно, наиболее частыми являются мании преследования. Пациент может полагать, что против него преследуют и готовят заговоры со стороны человека или лиц, которые намереваются причинить ему разнообразный вред. Он может быть обеспокоен тем, что его еда была отравлена ​​или его почта испорчена. В осуществлении своих злых замыслов его противники могут прибегнуть к помощи многочисленных технологических устройств, которые, кстати, имеют тенденцию идти в ногу с научным прогрессом: в том, что раньше обвиняли в телескопах и магнитах, в настоящее время приписывают телевидение и радары.Политические идеологии тоже могут быть вовлечены в бредовую систему, опять же часто отражая современные полярности; в Соединенных Штатах преследователей часто называют коммунистическими агентами.

Мания величия встречаются гораздо реже, чем мании преследования, и обычно возникают при более тяжелых формах болезни. Они более типичны для паранойи, чем для параноидальных состояний, и характеризуются стабильностью, настойчивостью и хорошо организованностью. Пациент может считать себя человеком большой важности, благородного происхождения, уникальным и высшим даром или божественным назначением.Он может попытаться (иногда успешно) получить патент на самое замечательное изобретение или, возможно, он обнаружит неуловимое лекарство от тяжелой болезни. Религия, наука и политика являются основными источниками предмета мании величия.

У параноидальных пациентов были описаны другие типы бреда, в первую очередь эротические бреды и бред ревности. Когда-то было принято классифицировать параноидальные реакции по типу проявляемого заблуждения.Эта практика оказалась неэффективной из-за большого разнообразия иллюзий и множества способов, которыми они могут сочетаться у одного пациента. Бред также возникает как вторичный симптом при самых разнообразных психотических расстройствах, и дифференциальный диагноз не всегда легко поставить с уверенностью. Они часто появляются при шизофрении и маниакально-депрессивных состояниях, а также при таких органических заболеваниях, как общий парез, старческое слабоумие и алкогольный психоз.

Помимо выраженности бреда, картина симптомов параноидальных реакций дополняется рядом других черт, которые можно рассматривать как укрепляющие и поддерживающие общую структуру бреда.Пациент демонстрирует преувеличенную самооценку, воспринимая себя как объект того, что происходит вокруг него. В соответствии со своими заблуждениями он придает особое значение замечаниям и жестам других людей или статьям в газетах и ​​по радио и интерпретирует их как направленные лично ему. Прошлые инциденты также могут быть переосмыслены в свете нынешних убеждений («ретроспективная фальсификация»). Однако реакция пациента на окружающую среду в значительной степени избирательна.Он чувствителен к реакции (Cameron 1959a, p. 513), выделяя те события, какими бы тривиальными они ни были, которые вписываются в его систему предвзятых идей, игнорируя при этом все не подтверждающие доказательства. Он особенно чувствителен к отношениям и наклонностям других, которые совпадают с его собственными импульсами и конфликтами. Его восприятие окружающей среды отражает тот факт, что параноик почти всегда является крайне враждебным человеком. Ему свойственно подозрительность и бдительность, он живет в мире, изобилующем потенциальными опасностями и подразумеваемыми угрозами.Его заблуждения могут привести пациента к вспышкам словесной вражды и обвинений и, что гораздо реже, к прямым физическим нападениям на других.

Заболеваемость

Параноидальные реакции относительно редки в популяции психиатрических больниц: в настоящее время они составляют около 0,5% от числа первых госпитализаций и менее 1,5% пациентов, постоянно проживающих в психиатрических больницах в Соединенных Штатах. Скорее всего, эти цифры сильно недооценивают заболеваемость среди населения в целом; многие пациенты могут контролировать наиболее вопиющие, разрушительные для общества проявления своих заблуждений и никогда не попадают в больницу; другие, особенно при менее серьезном заболевании, терпимы дома и на работе как эксцентрики.Кроме того, многие психиатры стараются избегать диагнозов паранойи и параноидального состояния, предпочитая, где это возможно, другую категорию, например параноидальную шизофрению.

Распространенность

Параноидальные реакции — это в основном расстройства среднего возраста. Большинство первых госпитализаций в психиатрические больницы происходят в возрастном диапазоне от 35 до 50 лет, хотя, особенно в случаях паранойи, болезнь могла развиваться несколько лет. Большой процент пациентов, госпитализированных с параноидальными реакциями, никогда не состоял в браке, многие разведены или разлучены.Мало что известно о половом распределении параноидальных состояний, и мнение большинства более ранних авторов о том, что паранойя чаще встречается у мужчин, не подтверждается более поздними статистическими данными, указывающими на то, что расстройство встречается почти в два раза чаще у женщин (Tyhurst 1957, стр. 47). Опять же, нет убедительных данных относительно интеллекта и образовательного уровня при этих расстройствах; Однако обычно считается, что параноидальный пациент более умный и имеет более формальное образование, чем средний госпитализированный пациент.

Социальная изоляция. Параноидальные реакции, по-видимому, более распространены среди групп, которые в некоторой степени изолированы от более широкой социальной среды. Относительно более высокие показатели расстройства были зарегистрированы среди перемещенных лиц и беженцев, а также среди мигрирующих групп и меньшинств. Параноидальные реакции также чаще встречаются у «лингвально изолированных людей», языковые различия которых мешают их эффективному общению (Tyhurst 1957, стр. 61).

Объяснение Фрейда

Наряду с вкладом Крепелина в классификацию и описание следует поставить вклад Фрейда в интерпретацию и реконструкцию.В 1911 году Фрейд опубликовал первую и до сих пор наиболее влиятельную попытку детально проработать взаимодействие психологических сил, ведущих к развитию параноидной симптоматологии. Фрейд основывал свое мышление главным образом на автобиографическом описании психоза с явными заблуждениями, написанном Даниэлем Полем Шребером, немецким юристом. Фрейд пришел к выводу: «В основе конфликта в случаях паранойи среди мужчин лежит гомосексуальная фантазия о любви к мужчине . . . » (Фрейд [1911] 1958, стр.62). Согласно этой точке зрения, параноидальный индивид был зафиксирован на психосексуальной стадии первичного нарциссизма, но был способен в течение своей предпсихотической жизни сдерживать гомоэротические импульсы, характерные для этой стадии. Когда, возможно, из-за серии разочарований или чрезмерной стимуляции, репрессивный процесс терпит неудачу и позволяет реактивацию гомосексуальных импульсов («возвращение подавленных»), происходит регресс до стадии первичного нарциссизма. Отчаянно стремясь исправить брешь в своей защитной структуре, пациент чрезмерно использует защитные механизмы, характерные для этой стадии, в первую очередь отрицание и проекцию.В этих рамках Фрейд продемонстрировал, как различные формы заблуждений могут быть поняты как противоречия утверждению «Я (мужчина) люблю его, (мужчину)». В мании преследования, например, это утверждение преобразуется путем отрицания и формирования реакции в «Я не люблю его — я ненавижу его». Благодаря механизму проекции второе утверждение далее трансформируется в « Он ненавидит (преследует) меня, », что оправдывает мою ненависть к нему.«Наблюдение не оставляет места для сомнений, — писал Фрейд, — что гонитель — это тот, кого когда-то любили» ([1911] 1958, стр. 63). В более поздней работе Фрейд (1915) продемонстрировал, что гомосексуализм также играет значительную роль в развитии паранойи у пациенток. По сути, заблуждения параноидального пациента представляют собой его способ примириться с неприемлемыми гомосексуальными чувствами [ см. Защитные механизмы].

Кроме того, Фрейд подчеркивал, что заблуждения также выполняют восстановительную функцию.Они представляют собой попытку реконструкции, восстановления, хотя и нереалистичным образом, объектных отношений, от которых отказались при первоначальном уходе и регрессе.

Оценка объяснения Фрейда

Экспериментальные и клинические попытки оценить работу Фрейда по большей части были сосредоточены на сравнении параноидальных и непараноидных пациентов по показателям гомосексуальности. В типичном экспериментальном подходе к проблеме Заманский (1958) давал пациентам психиатрических больниц возможность изучать парные изображения мужчин и женщин; он обнаружил, что в среднем параноики и параноидальные шизофреники дольше смотрели на фотографии мужчин, в то время как непараноидные шизофреники (а в другом исследовании — нормальная контрольная группа) дольше смотрели на фотографии женщин.Однако не все пациенты с бредом предпочитали мужские изображения. Клинические исследования (например, Klein & Horwitz 1949) также обычно выявляют доказательства гомосексуализма у некоторых, но далеко не у всех параноидальных пациентов. Другие исследователи перечитали автобиографические материалы Шребера и не согласились с Фрейдом в отношении источника затруднений Шребера. Например, Макальпайн и Хантер (опубликовавшие первый перевод мемуаров Шребера на английский язык) приписывают психоз Шребера реактивации не бессознательных гомосексуальных тенденций, а архаических прегенитальных фантазий о деторождении и самоплодотворении (Schreber [1903] 1955, стр.369-411). Более того, они предполагают, что регресс Шребера был к более ранней стадии, «абсолютной амбисексуальности», чем постулировал Фрейд.

При изучении объяснения Фрейдом параноидальных расстройств необходимо рассмотреть два вопроса. Во-первых, возникает вопрос, является ли гомосексуальный конфликт неизменно частью психодинамического образа пациента. Неспособность выявить гомосексуальные опасения у некоторых параноидальных пациентов предполагает, что конфликты, отличные от гомосексуальных, также могут служить причиной болезни.Кроме того, возникает вопрос о том, играет ли гомосексуализм именно ту роль, которую указал Фрейд в развитии психоза — является ли он первичным этиологическим агентом или просто звеном (возможно, само по себе выполняющим защитную функцию) в цепи психодинамических факторов, ведущих в конечном итоге к бредовая структура. Интерпретации в пользу этой последней точки зрения рассматриваются в следующем разделе.

Помимо значения, придаваемого гомосексуальным конфликтам при параноидных расстройствах, общие очертания психодинамической картины, очерченные Фрейдом, никогда не подвергались серьезному сомнению.Освещение таких концепций, как регресс, реституция, проекция, вытеснение и возвращение вытесненных, остается отличительной чертой в истории психиатрии.

Некоторые более поздние работы в области психоанализа

Более поздние теоретики резко разошлись с Фрейдом в их акцентировании на примате враждебности в развитии бреда. Не отрицается частое наличие гомоэротического конфликта, но ему отводится гораздо менее важное значение. По мнению некоторых теоретиков, гомосексуальное возбуждение служит просто для того, чтобы подчеркнуть и усилить общее чувство неполноценности и неполноценности.По мнению других, связь, установленная Фрейдом между гомосексуализмом и враждебностью, изменилась, и гомосексуализм рассматривается как защитный маневр против более элементарных деструктивных желаний. Найт (1940), представитель этой последней идеи, считает, что гомосексуальное желание параноидального пациента на самом деле является интенсивной и отчаянной попыткой нейтрализовать и эротизировать огромную бессознательную ненависть. Сильная потребность удерживать гомосексуальные побуждения от осознания основана не на культурном давлении, запрещающем их выражение, а на том факте, что малейшее приближение к объекту любви вызывает сильную тревогу, что и объект, и пациент будут уничтожены враждебностью. в пациенте и, как следствие, в объекте возникла враждебность.

Британский психоаналитик Мелани Кляйн (1948) также выделяет агрессию как центральную проблему параноидальных расстройств. Кроме того, она утверждает, что связанная с этим фиксация происходит в гораздо более раннем возрасте, чем полагал Фрейд: в фазе «максимального садизма», происходящей в течение первого года жизни. Говорят, что в этой фазе младенца преобладают сильные примитивные чувства враждебности, и именно проекция этих чувств заставляет младенца (и взрослого психотика, регрессирующего в эту фазу) приписывать враждебные намерения окружающим его людям.Опять же, считается, что гомосексуализм выполняет второстепенную, защитную функцию от враждебных и деструктивных фантазий.

Препсихотическая личность и расстройство

Параноидальная симптоматика может быть наиболее выгодно рассмотрена как преувеличение и усиление личностных паттернов, характерных для человека на протяжении большей части его жизни. В детстве и на протяжении всего предпсихотического взросления пациенты с паранойей в основном описываются как подозрительные, скрытные, враждебные, обидчивые и замкнутые.Жажда похвалы и признания в сочетании с гиперчувствительностью к критике означает наличие глубокого чувства неадекватности и незначительности (Schwartz 1963), хотя и не обязательно на сознательном уровне. Несомненно, для некоторых уязвимая самооценка находится под угрозой из-за пограничного осознания гомосексуальных интересов или из-за вины и беспокойства, которые сопровождают деструктивные фантазии. Отказ признать свои собственные недостатки и склонность обвинять других в своих собственных трудностях — очевидные предшественники более нереалистичного использования пациентами механизмов отрицания и проекции, которые предполагают, что одно только вытеснение никогда не было полностью успешной защитой.Другие черты, которые часто характеризуют поведение параноика на протяжении всей жизни — отстраненность, видимость превосходства и самомнения, высокомерие, гордость, пренебрежение, — могут рассматриваться как связанные маневры для поддержания самоуважения. Для многих людей такой набор защитных черт обеспечивает успешную адаптацию к потенциально угрожающим импульсам и фантазиям — успешную, по крайней мере, в том, что индивидуум не принужден к развитию полноценной бредовой системы.

Однако у параноидального пациента что-то идет не так.Он сталкивается с переживанием или, что более вероятно, с серией переживаний, которые перегружают его защитную структуру, и нагруженные тревогой импульсы угрожают прорваться в сознание. Возможно, сомнения в мужественности порождены неудачной любовной интрижкой или, как предположил Фрейд в случае Шребера, невозможностью иметь сына; возможно, чрезмерная враждебность вызвана соперничеством и конкуренцией в бизнесе или социальным сопротивлением. В любом случае пациент использует хорошо отработанные, хорошо изученные, часто усиленные способы реакции, в которых он стал экспертом; только теперь они наносятся чрезмерно, с большей интенсивностью и жесткостью.Он становится более подозрительным и бдительным, отчаянно исследуя мотивы и поступки других в поисках объяснения незнакомых, тревожных импульсов, которые находятся на передовых позициях осознания. Нередко его враждебность и подозрительность вызывают отпор со стороны семьи и деловых партнеров, и возникает порочный круг между восприятием пациента и поведением других. Из-за чрезмерного применения таких механизмов, как отрицание, формирование реакций, рационализация и проекция, инопланетные эго-импульсы отвергаются и приписываются источникам вне себя.В конце концов, возникает необходимость конструировать новую версию реальности, и неверные интерпретации пациента сплетаются в полноценную систему бреда. Самоуважение снова в безопасности, но цена — безумие.

Идея Кэмерона (1959b) о параноидальном псевдосообществе является полезной в этом контексте. Как отмечает Кэмерон, развитие нормального социально организованного поведения во многом зависит от поддержания эффективных каналов коммуникации с другими людьми. Благодаря постоянному обмену идеями нормальный человек приобретает значительные навыки в принятии ролей, в изменении своей социальной точки зрения так, чтобы он мог видеть вещи с других точек зрения, кроме своей собственной.В результате он начинает воспринимать себя и других людей относительно объективно, поскольку может проверять и изменять ошибочные идеи до того, как они разовьются в какой-либо степени. Кэмерон считает, что у параноика эти навыки были недостаточно развиты, отчасти из-за пожизненной тенденции к замкнутости. Реалистичная оценка его убеждений об отношении и мотивах других ограничена хроническим недостатком навыков принятия ролей и, следовательно, тестирования социальной реальности. В эмоциональном кризисе это отсутствие корректирующего опыта делает пациента уязвимым для своих внутренних побуждений и фантазий, и его подталкивают к все более и более бредовой интерпретации происходящего вокруг него.Когда бред в основном носит преследующий характер, процесс может завершиться убеждением, что пациент «находится в центре внимания сообщества людей, объединенных в какой-то заговор против него» (Cameron 1959b, p. 53), что является параноидальным псевдонимом. сообщество. Эта воображаемая организация состоит из реальных и воображаемых лиц, и, как правило, напоминает по форме таких групп неоспоримо угрожающих в качестве шпиона колец и тайной полиции. Параноидальное псевдосообщество дает пациенту объяснение его странного, измененного мира, а также представляет собой реституционную попытку восстановить отношения с социальной реальностью.

Прогноз паранойи в целом неблагоприятный, особенно если лечение не проводится до тех пор, пока болезнь не выйдет за пределы своих ранних стадий. Полное выздоровление не является правилом, хотя некоторые пациенты достигают «социального выздоровления» и не нуждаются в госпитализации. Для более преходящих параноидных состояний перспективы намного лучше: спонтанное выздоровление не редкость, и в большинстве случаев лечение частично или полностью поддается лечению.

Дифференциальный прогноз паранойи и параноидального состояния может быть напрямую связан с различной историей бредовой структуры этих двух расстройств.При паранойе сложная, высокоорганизованная бредовая система развивалась медленно, в течение длительного периода времени и после бесчисленных подкреплений прочно утвердилась в качестве эффективной защитной сети против множества стрессовых, вызывающих тревогу ситуаций. Неудивительно, что она так упорно сопротивляется переменам! Напротив, бредовые идеи при параноидальных состояниях возникли гораздо позже, и им не хватает организации и структуры, чтобы доказать свою полную эффективность в сдерживании тревожности и в сохранении самооценки.Можно сказать, что эти пациенты меньше теряют, отбрасывая свои заблуждения.

Психотерапия параноидальных реакций, будь то индивидуальная или групповая, требует установления эффективных каналов связи между пациентом и терапевтом. Прежде всего необходимо заручиться доверием и уверенностью пациента, что является сложной задачей при столкновении с кем-то, кто считает себя окруженным шпионами и убийцами, которые замышляют его падение. Проблема установления продуктивных отношений усугубляется крайней чувствительностью пациента даже к малейшим тенденциям к враждебности со стороны терапевта.Вероятно, лучше всего, если терапевт будет искренним, сочувствующим и принимающим человеком, который укажет, что он заинтересован в понимании идей пациента, не обязательно подписываясь на них. Рассуждения и логические опровержения обычно неэффективны и имеют тенденцию только повышать бдительность пациента. В конце концов, пациент должен испытать достаточное уменьшение беспокойства, чтобы иметь возможность ослабить свои защиты и пересмотреть свои взгляды на мир.

Параноидные реакции также лечат с помощью одного или нескольких соматических методов лечения.Процесс выздоровления, особенно в параноидальных состояниях, иногда может быть ускорен применением инсулинового шока и электрошоковой терапии. В последнее время для лечения параноидальных реакций широко применялись транквилизаторы. Несмотря на противоречивые сообщения, ряд исследований показал, что такие препараты, как хлорпромазин и резерпин, могут быть полезны для уменьшения или устранения бреда, возможно, потому, что они имеют тенденцию снижать общий уровень беспокойства. Опять же, шансы на выздоровление намного выше, если пациента лечить на ранней стадии болезни, и улучшение, скорее всего, сохранится, если соматическое лечение будет дополнено психотерапией [ см. Психические расстройства, лечение OF, статья о соматическом лечении ].

Гарольд С. Заманский

[ Другие соответствующие материалы можно найти в Aggression; Психические расстройства; Психические расстройства, лечение; Невроз; Психоанализ; Шизофрения; и в биографиях Фрейда; Кляйн; Kraepelin.]

Кэмерон, Норман 1959a Параноидальные состояния и паранойя. Том 1, страницы 508-539 в американском справочнике по психиатрии . Отредактировал Сильвано Ариети. Нью-Йорк: Основные книги. → Комплексное обследование местности. Библиография — 82 наименования.Кэмерон, Норман, 1959b. Повторное посещение параноидального псевдосообщества. Американский журнал социологии 65: 52-58.

Фрейд, Зигмунд (1896) 1962 Дальнейшие замечания о нейропсихозах защиты. Том 3, страницы 157-185 в Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда. Лондон: Хогарт; Нью-Йорк: Макмиллан. → Самая ранняя опубликованная Фрейдом дискуссия о паранойе с точки зрения подавления и возвращения подавленных. Понятие проекции вводится в этой статье впервые.

Фрейд, Зигмунд (1911) 1958 Психоаналитические заметки по автобиографическому описанию случая паранойи (Dementia paranoides). Том 12, страницы 1-82 в Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда. Лондон: Хогарт; Нью-Йорк: Макмиллан. → Классическая психоаналитическая интерпретация случая Шребера.

Фрейд, Зигмунд (1915) 1957 Случай паранойи, идущий вразрез с психоаналитической теорией болезни. Том 14, страницы 261-272 в Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда. Лондон: Хогарт; Нью-Йорк: Макмиллан. → Демонстрирует, что теория паранойи Фрейда применима и к пациентке.

Джеллифф, Смит Э. 1913. Краткое изложение истоков, трансформаций и современных тенденций концепции паранойи. Медицинская карта 83: 599-605. → Прослеживает историю концепции паранойи со времен Гиппократа до начала двадцатого века.

Klein, Henrietta R .; и Хорвиц, Уильям А. 1949. Психосексуальные факторы в параноидальных явлениях. Американский журнал психиатрии 105: 697-701. → Клиническое исследование 80 больных бредом. Сообщает данные о сексуальной адаптации до болезни и о сексуальной озабоченности во время болезни.

Кляйн, Мелани 1948 Вклад в психоанализ: 1921-1945. Международная психоаналитическая библиотека, № 34. Лондон: Хогарт.

Найт, Роберт П. 1940 Связь скрытого гомосексуализма с механизмом параноидальных иллюзий. Клиника Меннингера, Бюллетень 4: 149-159.→ Классическая статья, подчеркивающая фундаментальную важность враждебных импульсов в этиологии параноидальных расстройств.

Шребер, Дэниел П. (1903) 1955 Воспоминания о моей нервной болезни. Перевод и редакция Иды Макалпайн и Ричарда А. Хантера. Лондон: Доусон. → Впервые опубликовано как Denkwiirdigkeiten eines Nervenkranken. Переводчики не согласны с интерпретацией Фрейдом опыта Шребера и предлагают свои собственные.

Шварц Д. А. 1963 Пересмотр концепции «параноика». Архив общей психиатрии 8: 349-361. → Подчеркивает центральную важность чувства незначительности и незначительности в развитии параноидальных расстройств.

Тайхерст, Джеймс С. Параноидальные паттерны 1957 года. Страницы 31-76 в Александр Х. Лейтон, Джон А. Клаузен и Роберт Н. Уилсон (редакторы), Исследования в социальной психиатрии. Нью-Йорк: Основные книги. → Полезный критический обзор местности с акцентом на межличностные факторы и факторы окружающей среды. Библиография из 49 наименований.

Уэлдер, Роберт 1951 Структура параноидальных идей. Международный журнал психоанализа 32: 167-177. → Интересная трактовка тезиса о том, что отрицание является основным механизмом развития бреда. Проекция считается просто особой формой отрицания.

Вайнштейн, Эдвин А. 1962 Культурные аспекты заблуждения: психиатрическое исследование Виргинских островов. Нью-Йорк: Свободная пресса. → Исследование 148 пациентов из нескольких культурных групп Виргинских островов, показывающее, что содержание бреда связано с такими культурными переменными, как акцент на религии, отношение к детям и сексуальные ценности.

Заманский, Гарольд С. 1958 Исследование психоаналитической теории параноидальных иллюзий. Журнал личности 26: 410-425.

Зильбоорг, Грегори; и Генри, Джордж В. 1941 A История медицинской психологии. Нью-Йорк: Нортон.

Расстройства личности | Неупси Ки















9 0437






















Расстройство личности Основные характеристики
Параноидальный Чрезмерная чувствительность, склонность к обиде, подозрительности, ошибочно воспринимает нейтральные или дружеские действия

других как враждебные или дружеские
6 Шизоид
Эмоциональная холодность, предпочтение фантазии, интроспективная сдержанность, слабый интерес к сексуальному опыту с другими, отсутствие близких доверительных отношений
Тревожное (избегающее) Всепроникающее напряжение и опасения, самосознание , гиперчувствительность к отторжению, вступает в отношения только при условии гарантированного некритического принятия
Преувеличивает потенциальные опасности и риски в повседневных ситуациях и избегает определенных действий, ведущих к ограниченному образу жизни
Иждивенец Поощряет или позволяет другим брать на себя ответственность за основные области жизни человека; подчиняться, подчиняться и не желать предъявлять требования к тем, от кого они зависят
Воспринимает себя беспомощным, боится быть брошенным и одиноким, опустошенным, когда близкие отношения заканчиваются
Ананкастический (навязчивый) –Компульсивный) Нерешительность, перфекционизм, чрезмерная сознательность, педантичность и условность, жесткость и упрямство, все действия планируются далеко вперед в неизменных деталях
Истерический Склонность к театральности, поверхностность, чрезмерная сугубо склонность к театральности аффективность, жаждет внимания, манипулятивная
Эмоционально нестабильная
Импульсивный тип Эмоциональная неустойчивость, отсутствие контроля над импульсами,

распространенные вспышки насилия

всплески насилия

7

Пограничный тип Нечеткая или нарушенная самооценка, интенсивные и нестабильные отношения, которые могут привести к повторяющимся эмоциональным кризисам, которые могут быть связаны с серией суицидальных угроз или актов членовредительства
Диссоциальные Безответственность, неспособность поддерживать отношения, низкая терпимость к разочарованию и низкий порог для проявления агрессии, включая насилие
Неспособность испытать вину и извлечь выгоду из опыта (включая наказание), обвиняет других или предлагает правдоподобные рационализации антиобщественного поведения
.

Добавить комментарий