Почему люди бояться смерти: Территория страха.

Содержание

Территория страха.

 Смерть–величайший математик,

 ибо безошибочно решает все задачи

В. Ключевский

В день своего рождения мы в такой же мере начинаем жить, как и умирать. И несмотря на то, что природа каждый год являет нам естественность этого процесса и его постоянную цикличность (из зимы в лето, от смерти к жизни и наоборот), смерть является для людей самым страшным злом и самым отчаянным страхом.

Смерть пугает своей неизбежностью, предначертанностью каждому и в то же время своей бесконечной непознаваемостью. Люди боятся не только говорить о смерти, но и думать о ней. Отрицание смерти создает иллюзию ее отдаления, отсрочки: если о ней не думать, то она и не наступит. В своих мыслях, чувствах, поступках человек почти всегда бежит от смерти. Но чем быстрее он убегает, тем скорее смерть догоняет его и тогда становится уже слишком поздно, чтобы подготовиться к этой встрече. Смерть застигает врасплох, и человек попадает в ловушку, которую сам себе и построил. Трагизм ситуации заключается в том, что, неумолимо приближаясь к смерти, человек тратит все силы, чтобы избежать ее и в этих тщетных стараниях он пытается взять контроль над тем явлением, к которому боится приблизиться даже в мыслях.

Смерть — понятие многогранное; в ее многообразии можно выделить не только смерть физическую как распад тела, но и психическую смерть как разрушение психической деятельности, социальную — как утрату связи с другими людьми и уход от активной социальной деятельности, а также психологическую — как потерю значимых отношений, изменения в убеждениях и представлениях, разрыв привязанностей.

Смерть — это то, с чем мы сталкиваемся каждый день, осознавая это или нет. Любая эмоция, заставляющая нас переживать или страдать — гнев, злость, обида, разочарование, страх, ненависть, — напоминают нам о том, что мир постоянно меняется и, как это ни странно, никак не хочет соответствовать нашим ожиданиям.

  1. Столкновение со смертью как возможность испытать любовь

А. Маслоу: «… Я сомневаюсь, что мы были бы способны страстно любить, вообще испытывать экстаз, если бы знали, что никогда не умрем. » Таким образом, говоря словами Р. Мэя, «наше ощущение смертности не только обогащает любовь, оно порождает ее».

  1. Столкновение со смертью как поиск смысла жизни

Другим часто отмечаемым моментом воздействия на жизнь смерти является усиление потребности в обретении смысла. В этом случае критическая ситуация, связанная с осознанием смерти, «заставляет» личность через смерть обратиться к собственной жизни, в частности, к основному ее компоненту — смыслу.

Основатель экзистенциальной психотерапии В. Франкл в своих произведениях достаточно подробно освещал вопросы значения осознания смертности для поиска смысла человеческой жизни: «… конечность должна являться тем, что придает человеческому существованию смысл, а не тем, что лишает его этого смысла. Перед лицом смерти, как абсолютного и неизбежного конца, ожидающего нас в будущем, и как предела наших возможностей, мы обязаны максимально использовать отведенное нам время жизни, мы не имеем права упускать ни одной из возможностей, сумма которых в результате сделает нашу жизнь действительно полной смысла».

  1. Столкновение со смертью как возможность стать собой

Еще одной реакцией личности в ситуации близости смерти может стать более глубокое исследование себя, своей природы, обращение к собственной уникальности и, как следствие такой переоценки — переход к подлинному существованию.

С. Левин: «Мы редко используем болезнь для исследования своей связи с жизнью или изучению своего страха смерти. Однако признание мимолетности содержит в себе ключ к самой жизни. Столкновение со смертью позволяет нам глубоко осознать жизнь, которую, как нам кажется, мы потеряем вместе с телом».

Не смотря на то, что смерть, как нам кажется, не несет никаких приобретений, столкновение с нею, тем не менее, способно приблизить человека к более полной жизни — острее ощутить любовь, обрести смысл жизни, стать собой.

  1. Столкновение со смертью и страх

С. Левин, психотерапевт, много лет работающий с онкологическими больными, понимает страх смерти как страх потери Я.

«Думая об умирании, мы представляем себе потерю того, что называется «мной». Мы желаем всеми силами защитить свою личность, хотя, за вычетом постоянно меняющейся идеи, у нас почти нет доказательств реальности «я». Мы боимся, что в смерти потеряем свое «я», способность быть «собой». И мы замечаем, что чем сильнее наше представление о «я», тем глубже наше отмежевание от жизни и тем сильнее страх смерти…Чем больше сил мы вкладываем в защиту своего «Я», тем больше у нас того, что мы боимся потерять, и тем меньше мы открыты для глубинного восприятия того, что реально существует». Говоря другими словами, страх смерти, по С. Левину, не только лишает нас возможности полноценного существования (проживания жизни), но и непосредственного контакта с собой.

Таким образом, страх смерти через страх изменений напрямую связан с отношением человека к собственной жизни. Если жизнь и смерть рассматривать не как противоположные понятия, а как разные стороны (или, скорее всего, состояния) одного и того же процесса, то страх смерти в действительности — это все тот же привычный страх изменений, который сопровождает человека на протяжении всего жизненного пути.

Просто в данном случае человека пугает самое большое и самое важное изменение в его жизни — смерть.

Тревога перед ничто — универсальное, врожденное переживание любого человека, выступающее основой для развития всех присущих человеку страхов, от страха открытого пространства до страха перед выступлением. И поскольку, как считает И. Ялом, человек не может преодолеть тревогу перед ничто в чистом виде, он трансформирует ее в различные страхи, которые локализуются в пространстве и времени и, следовательно, в таком виде их можно преодолеть.

    Так что же с этим делать? Я представляю свод правил человека, свободного от страхов.

 

Правила, которые заставляют вас бояться

Правила, которые помогут преодолеть ваши страхи

Если вам страшно, значит ситуация опасна

Страх ничего не говорит о реальной опасности; Эмоции – это не реальность

Опасность надвигается быстро

Опасность может существовать только у вас в голове; она может вообще не надвигаться в реальности или надвигаться медленно

Вероятности не имеют значения – именно вы можете оказаться тем самым единственным исключением из правил.

Вероятность отражает реальность. Вы всегда можете оказаться исключением из правила, но, рассуждая так, невозможно жить.

Нужно быть полностью уверенным в ситуации, иначе действовать опасно

Ни в чем нельзя быть уверенным. Неуверенность – естественное, не опасное состояние

Это приведет к катастрофе, это вас убьет

 Скорее всего, у вас нет никаких доказательств, что произойдет непоправимое. И раньше бывало, что вы рассуждали подобным образом тем не менее вы до сих пор живы.

 Нужно сосредоточиться на угрозе, это вас спасет

Вы уже должны понимать, что в любой ситуации бывает как признаки опасности, так и признаки безопасности

Вы не справитесь; потенциально вы беспомощны

Вы сильнее чем думаете

Не обращайте внимания на тех, кто говорит вам, что вы в безопасности. Это может сделать вас слишком самонадеянными.

Используйте информацию, которой располагают другие люди. В конечном итоге, фобия – не доказательство опасности, она говорит лишь о ваших эмоциях.

Вам нужно прямо сейчас выбираться из ситуации  и в дальнейшем ее избегать

Вам будет лучше, если вы как можно дольше останетесь в пугающей ситуации и убедитесь, что она безопасна

Используйте охранительное поведение, чтобы справляться с дискомфортом.

Охранительное поведение поддерживает ваши страхи. Постарайтесь избавиться  от него как можно быстрее

Если вы пережили ситуацию, то только благодаря охранительному поведению

 То, что вы выжили, никак не соотносится с охранительным поведением

Всегда избегайте .

Старайтесь делать то, что вас пугает.

Хотя человеческой жизни нет цены, мы всегда поступаем так, словно существует нечто еще более ценное.

Если вы чувствуете, что не в состоянии справиться со страхом самостоятельно, рекомендую вам обратиться к психологу или врачу-психотерапевту.

Список использованной литературы:

Баканова А.А. «Смерть и работа горя»

Баканова А.А. «Отношение к смерти и преодоление кризисных ситуаций»

Ялом И. «Вглядываясь в солнце»

Роберт Лихи «Свобода от тревоги»

Подготовил психолог Овчаренко Н.Н.,

медико-психологическое отделение

 

Меньше всего боятся смерти глубоко верующие люди и атеисты — Платформа — «Новини»

28 березня 2017

Международная команда ученых проанализировала сотню различных исследований на тему религиозности, чтобы прийти к выводу, что убежденный атеизм и сильная вера снижают страх смерти.

 

Фотография: Giovanni Martinelli

Британские, австралийские и новозеландские специалисты решили проверить утверждение, что религиозные люди меньше боятся конца своей жизни. Для этого они провели анализ более 100 различных исследований религиозности, а также шести других метаанализов – так называют метод, при котором изучают и систематизируют данные многих других исследований. Все эти работы затрагивали 26 тыс. человек за время с 1961 по 2014 годы. При этом учитывались такие аспекты, как вера в бога и жизнь после смерти, регулярность посещения храмов и разнообразных ритуалов, а также характер веры человека. Большая часть исследований относилась к авраамическим религиям, но некоторые затрагивали также Ближний Восток и Азию.

 

В итоге выяснилось, что меньше всего смерть пугает очень искренне верующих людей, а также убежденных атеистов. При этом, например, глубоко религиозные люди боялись гибели меньше, чем исповедующие веру из прагматических соображений.

 

«Это ставит под сомнения классическое мнение о том, что вера сама по себе уменьшает страх смерти. Вполне возможно, что и атеизм примиряет со смертью, либо у людей, которые изначально не очень боятся гибели, просто нет стимула быть религиозным», — говорит руководитель исследования Джонатан Джонг.

 

Стоит отметить, что по теории управления страхом смерти, каждый человек страшится своей гибели, а чтобы преодолеть этот страх, возникают культура и религия, примиряющие со смертью. Новое исследование показывает, что от этого экзистенциального ужаса избавляет не только вера, но и убежденный атеизм.

Семь оттенков смерти: что чувствует человек, когда умирает

  • Рэйчел Ньювер
  • BBC Future

Свет в конце тоннеля — популярное представление о том, как мы чувствуем переход в иной мир. Но как рассказывает корреспондент BBC Future Рэйчел Ньювер, опыт людей, переживших клиническую смерть, значительно разнообразнее.

В 2011 году 57-летнего социального работника из Англии — назовем его г-н А. — доставили в центральную больницу Саутгемптона, после того как он потерял сознание на работе. Пока врачи пытались ввести пациенту катетер, его сердце остановилось. Без доступа кислорода мозг мгновенно прекратил функционировать. Г-н А. умер.

Несмотря на это, он помнит, что происходило дальше. Медики взяли автоматизированный внешний дефибриллятор (AED), аппарат, который активирует сердечную деятельность с помощью электрического шока. Г-н А. услышал, как механический голос два раза повторил: «Разряд». Между этими двумя командами он открыл глаза и увидел странную женщину в углу под потолком, которая манила его рукой.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Свет в конце тоннеля — это лишь один из многих сценариев ощущения смерти

«Казалось, она знает меня, я чувствовал доверие к ней, я думал, что она здесь по определенной причине, но я не знал, по какой именно, — вспоминал г-н А. позже. — В следующую секунду я уже был наверху, глядя сверху на самого себя, медсестру и какого-то лысого мужчину».

Исследователи считают, что собрать объективные научные данные о потенциально последних моментах жизни — вполне возможно. В течение четырех лет они проанализировали более 2000 пациентов, переживших остановку сердца, то есть официальную клиническую смерть.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Казалось, меня тянули глубоко под водой

Из этой группы пациентов врачи смогли вернуть к жизни 16%. Доктор Парниа и его коллеги взяли интервью у трети этих пациентов — 101 человека. «Наша цель — понять в первую очередь то, что чувствуют люди во время смерти, — говорит доктор Парниа. — А потом доказать, что то, что, по словам пациентов, они видят и слышат в момент смерти, действительно осознанием реальности».

Семь оттенков смерти

Г-н А. не единственный пациент, который имел воспоминания о своей смерти. Почти 50% участников исследования могли что-то вспомнить. Но в отличие от г-на А. и еще одной женщины, чей рассказ о пребывании вне собственного тела нельзя доказать объективно, опыт других пациентов, похоже, не был привязан к реальным событиям, которые имели место во время их смерти.

Их рассказы напоминали скорее сновидения или галлюцинации, которые доктор Парниа и его коллеги разделили на семь основных сценариев. «Большинство из них не соответствовала тому, что раньше называли «предсмертным» опытом, — говорит Парниа. — Похоже, психологические переживания смерти гораздо шире, чем мы представляли себе в прошлом».

Эти семь сценариев включают:

  • Страх
  • Образы животных или растений
  • Яркий свет
  • Насилие и преследование
  • Дежавю или ощущение «уже виденного»
  • Лица членов семьи
  • Воспоминания о событиях после остановки сердца

Психические переживания пациентов колеблются от жутких до благостных. Одни пациенты сообщают о чувстве непреодолимого ужаса или преследования. Например, таком. «Я должен был пройти церемонию сожжения, — вспоминает один участник исследования. — Со мной были четыре человека, и если кто-то из них врал, он должен был умереть… Я видел людей в гробах, которых хоронили в вертикальном положении».

Другой человек вспоминает, что «его тянули глубоко под водой», а еще один пациент рассказывает, что «мне сказали, что я умру и самый быстрый способ сделать это — сказать последнее короткое слово, которое я не помню».

Однако, другие респонденты говорят о достаточно противоположных ощущениях. 22% вспоминают «ощущение мира и спокойствия». Некоторые видели живых существ: «Вокруг все и вся, в растениях, но не цветах» или «львы и тигры». Другие купались в лучах «яркого света» или воссоединились с семьей. У некоторых было сильное чувство дежавю: «Я чувствовал, что я точно знал, что люди сейчас сделают и они действительно это делали». Обостренные чувства, искаженное представление о времени и чувство отделения от собственного тела — распространенные воспоминания пациентов, переживших клиническую смерть.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Некоторые пациенты чувствовали, что они отделялись от собственного тела

Хотя «безусловно люди что-то чувствовали во время смерти», говорит профессор Парниа, то, как они будут интерпретировать эти переживания, вполне зависело от их опыта жизни и верований. Индусы могли рассказывать, что они видели Кришну, а житель Среднего Запада США утверждал, что видел Бога. «Если человеку, которого воспитывают в западном обществе говорят, что когда ты умрешь, ты увидишь Иисуса Христа, и он будет полон любви и сострадания, то он, конечно, увидит его, — говорит профессор. — Она вернется и скажет: «Отец, ты прав, я действительно видел Иисуса!» Но разве может кто-то из нас узнать Иисуса или иного Бога? Вы не знаете, каков Бог. Я не знаю, какой он есть. Кроме изображений человека с белой бородой, хотя все понимают, что это сказочное представление».

«Все эти разговоры о душе, рай и ад — я понятия не имею, что они означают. Наверное, существуют тысячи толкований, зависимых от того, где ты родился и как тебя воспитывали, — рассказывает ученый. — Важно переместить эти воспоминания из области религии в плоскость реальности».

Обычные случаи

Пока команда ученых не установила, от чего будет зависеть способность пациентов запомнить свои ощущения в момент смерти. Объяснений не хватает и о том, почему одни люди переживают страшные сценарии, а другие рассказывают об эйфории. Доктор Парниа также отмечает, что очевидно больше людей имеют воспоминания клинической смерти, чем свидетельствует статистика. Большинство людей теряет эти воспоминания из-за большого отека мозга, вызванного остановкой сердца, или сильными седативными препаратами, которые им вводят в реанимации.

Даже если люди не могут вспомнить свои мысли и ощущения во время смерти, этот опыт бесспорно будет влиять на них на подсознательном уровне. Ученый предполагает, что это объясняет очень противоположную реакцию пациентов, вернувшихся к жизни после остановки сердца. Некоторые вообще больше не боятся смерти и начинают относиться к жизни более альтруистически, у других развивается посттравматическое стрессовое расстройство.

Автор фото, Thinkstock

Підпис до фото,

Одни пациенты оказываются в ужасных местах, другие — видят Бога

Профессор Парниа и его коллеги планируют дальнейшие исследования, чтобы найти ответы на эти вопросы. Они также надеются, что их труд поможет пролить новый свет на представления о смерти и освободить ее от стереотипов, связанных с религией или скептической позицией.

Смерть вполне может быть объектом научного исследования. «Любой человек с объективным складом ума согласится, что исследования надо продолжать, — говорит ученый. — Мы имеем возможности и технологии. Именно сейчас настало время сделать это».

что думают о смерти те, кто с ней работает. «Бумага»

Патологоанатом, оператор печи в крематории, работник кладбища, священник, бывший военный и ВИЧ-положительный: что для них смерть, боятся ли они уйти из жизни и чего ждут в конце. «Бумага» публикует фотопроект журналистки «Новой газеты» Елены Лукьяновой о людях, которые ежедневно видят смерть.

Елена Лукьянова

Автор проекта

— Когда моя пятилетняя дочь спрашивает, что же будет после того, как я стану бабушкой, я отвечаю, что умру. Я говорю, что это естественно. Всё стареет и разрушается: деревья, горы и даже планеты. Говорю, что до ее рождения ей было совсем не страшно, то же будет и потом. И еще много других успокаивающих слов. Но сама я не могу окончательно поверить в то, что это случится.

Для меня смерть — это загадка всей моей жизни. Поэтому и я, как ребенок, который ищет ответов, захотела поговорить о смерти с людьми, которые знают о ней больше меня.

Михаил Ульев

Танатопрактик

— Что такое тело мертвого человека? По сути, это пенал, где уже не лежит дорогая ручка.

Семейная связь в нашем обществе очень короткая. Вы не помните свою прабабушку и даже бабушку. И, наверное, ваша правнучка вас не будет помнить. Нет этой традиции у нас, а надо, чтобы ее возрождали.

Отец Александр Дягилев

Священник

— Для меня жизнь — это период времени, в который я готовлюсь к моменту, когда предстану пред Богом. Но, конечно, страшно. И по маловерию, все-таки советское воспитание остается, и потому, что понимаю, что совершаю много грехов. Есть такое понятие, как чувство, и оно не зависит от воли и желания человека. Страх — одно из таких чувств. Он появляется, когда ущемляется потребность в безопасности. Я не чувствую себя в безопасности, когда думаю о смерти в плане телесного существования. Тело тоже хочет жить.

А душа и тело связаны. Мысли о смерти и мысли о смысле жизни — это то, что должно для человека служить мотиватором правильного пути.

Юлиана Тихонова

Доцент кафедры патологической анатомии ПСПбГМУ имени Павлова

— Первое столкновение — это смерть котят при рождении. И сначала боишься не того, что ты умрешь, а того, что умрут близкие люди. Это случается в период, когда личность только развивается, и в пубертатный период, когда она меняется. Смерть природы, возрождение к жизни весной, круговорот.

Чем старше становишься, тем больше смиряешься со смертью. Даже страшит не смерть, а, наверное, страдания, которые сопутствуют процессу умирания. Раньше мне снилась работа: как будто меня вскрывают или я сама себя, вижу свои внутренние органы. Это нормально, особенно в первые несколько лет, потом проходит.

Наталья Ткаченко

Диспетчер-регистратор и приемщик заказов в Новосибирском крематории

— Встречаюсь с негативом со стороны людей, которые узнают, где я работаю. Присутствует вытеснение и страх этой темы, и люди переносят его на носителя информации. Раз я работаю в этом учреждении, то у них сразу блокировка, защитная реакция. Они избегают общения. Даже некоторые знакомые, с которыми мы достаточно хорошо общались, сократили это общение.

Одно время я работала и в крематории, и в школе. Тогда мне снилось, что я не на то место работы пришла. Ужастики не снятся. Я считаю, что мы делаем очень доброе дело. Потому что мы помогаем. И многие люди благодарны, они говорят: «Спасибо большое, вы нас так поддержали».

Иван

Работник кладбища

— Я узнал о смерти, когда умерла моя бабушка. Слезы тогда потекли. В тот момент я понял, что значит потерять родного человека.

Я люблю свою работу и знаю о ней всё. Знаю, как сделать лучше, чтобы душа попала в рай. Раньше я сеял хлеб, подсолнечник, арбузами занимался, картошку сеял, а потом попал на кладбище. Я хороню, предаю людей земле. Открываю крышку гроба — люди прощаются, закрываю — опускаем гроб, хоронимся. Я работаю на Бога. Если я буду задумываться о смерти, то просто не смогу работать.

Гена

ВИЧ-положительный

— Последний раз, когда лежал в больнице, был в коме. Там смешная история. Я был лисом, таким рыжим, прикольным. У меня была лиса, два лисенка, и жили мы в домике-норе. Один из самых счастливых моментов моей жизни я пережил в коме.

У меня всегда было внутреннее ощущение, на уровне знания, что наша жизнь — это не начало и не конец. Если разбирать этот мир на части, то мы придем к огромной куче молекул, между которыми постоянно что-то происходит. Бояться смерти — то же самое, что бояться лета или зимы. Я бы хотел лежать в деревне, как раньше умирали старики. Угасать дня три: чтобы все приехали, я со всеми поговорил, сказал «пока» и полетел.

Сергей

Оператор печи в Новосибирском крематории

— Родители ничего не рассказывали мне о смерти. Сам узнал на улице. В детстве другое восприятие. Я не проецировал смерть на себя. Это только взрослые умеют.

Первый раз проводить кремацию было тяжело. До сих пор тяжело кремировать детей. Взрослые уже прожили жизнь. Отношение разное, смотря кто умер и как. Если молодая девушка в ДТП, то отношение одно, а если это наркоман, то совсем другое. Ребятишек жалко, что они, появившись на свет, не пожили, и маму, которая девять месяцев вынашивала.

Сергей Якушин

Основатель Новосибирского крематория

— Работать в похоронной сфере очень почетно, духовно — это тренировка не ума, а высших эмоций, которые выливаются в стабильную мудрость, и картина мира совершенно меняется у людей, которые работали здесь несколько месяцев или год.

По данным статистики, 15 процентов людей не готовы ни слышать о смерти, ни рассуждать на эту тему. А 25 процентов абсолютно спокойны. Почему есть эти 15 процентов? Как утверждают оккультные специалисты, это люди с незрелой душой, которые прошли очень мало реинкарнаций. А те, кто работает в похоронной сфере, кто рассуждает, кто сочиняет произведения, кто пишет картины, поет песни — это люди со зрелой душой. Для них смерть является очень важным событием, она воспринимается мудрыми людьми как торжество прожитой жизни.

Дмитрий Самохвалов

Массажист. Проходил военную службу в Ингушетии

— Нам оставалось 25 дней до дома, когда мы угодили в засаду на радиоуправляемый фугас. В четырех метрах от меня взорвалась мина. Получил ранение и в результате потерял зрение.

Попадали под обстрелы, но страха не было. Просто выполняли свою работу. Бояться смерти — значит растеряться и не работать эффективно. Страх увеличивает вероятность того, что человек погибнет. Мы всегда ходили в броне, в бронированных «Уралах» ездили. Такая военная сила успокаивает, а бронежилет душу греет. Никто никогда не заговаривал о смерти. Смысла думать о смерти нет, там нет никакой перспективы, и никто не знает, что будет дальше. Надо бояться того, что ты больше не сможешь принести никакой пользы родным. Лучше думать о хорошем, о жизни.

Тарас Миронов

Врач-патологоанатом

— К счастью, мое детство прошло без похорон. Я жил в коммунальной квартире, но там никто не умирал. Бывал на кладбище с родными. Меня вопрос смерти в то время мало волновал.

Если человек хочет умереть, то никакая реанимационная бригада его не реанимирует. Иногда кажется, человек вот-вот должен умереть, уже все сказали, что он давно бы должен умереть, но у него большое желание жить — и он живет. А если человек относительно здоров, но потерял интерес к жизни, он почему-то умирает, и даже патологоанатом не может сказать почему. Непосредственная причина видна, например, сердечная недостаточность, но это только косвенный признак, а почему это произошло, сказать не можем. Я считаю, кроме собственных усилий человека, есть высшая сила, которая удерживает до последнего.

Станислав Кучер — о страхе смерти и реинкарнации при жизни

Привет, друзья.

Сегодня будем говорить с вами на очень жизнеутверждающую тему — о смерти и о страхе смерти. Я на самом деле только отчасти иронизирую, поскольку действительно считаю это очень духоподъемной, мотивирующей темой. Чуть позже объясню, почему. Я абсолютно уверен, что страх смерти — это вообще главный страх, который движет огромным количеством наших современников и который всегда двигал огромным количеством людей во всем мире. И не просто двигал ими, а приводил к самым неприятным последствиям в их жизни. Я уже как-то говорил, что, на мой взгляд, весь позитив в нашей жизни сводится к понятию «любовь». Красота, добро, свет, радость — всё это по большому счету синонимы любви, как, кстати, и свобода.

А весь негатив (ревность, злость, зависть, подлость, проявление непорядочности) — всё это в конечном итоге синонимы, производные страха. Так вот самым главным страхом в нашей жизни является страх смерти.

Если вы скажете: «Да нет, на самом деле я смерти не боюсь», — я вас пойму, я сам довольно долго жил, успокаивая себя подсознательно или осознанно разными красивыми фразами на тему того, что нет, я просто боюсь страдания, я опасаюсь болезней. «Я ничего не имею против смерти, — как сказал Вуди Аллен, — я просто не хочу при этом присутствовать».

Много есть хороших, ярких, интересных, смешных фраз, которые можно цитировать и которыми можно себя успокаивать. Но в один прекрасный момент жизни, когда ты понимаешь, что на самом деле ты подсознательно или осознанно смерти боишься, это понимание меняет очень многое.

И в момент, когда ты понимаешь, что ты действительно боишься смерти, вот тогда начинается движение в сторону свободы и радости, о котором я сейчас хочу поговорить.

Если вы сейчас просто слушаете меня и вам уже неприятно слышать само слово «смерть», если вам не очень приятно думать об этом, если вам неприятно вспоминать разные истории, связанные с новостями о гибели ваших знакомых, близких, кого бы то ни было еще, значит уже, что бы вы сами себе ни говорили, вы смерти боитесь.

Нет ничего плохого в том, чтобы опасаться непосредственной угрозы вашему телу. Грубо говоря, если прямо сейчас на меня начнет падать самолет, я увижу это (тут часто летают самолеты) — разумеется, я убегу, я сделаю всё, чтобы спасти свое тело от той самой смерти. Это будет нормально.

Разумеется, непосредственная реакция на опасность в моменте — это нормальное явление. Разумеется, вот я сейчас стою на крыше — когда я буду спускаться, я посмотрю налево-направо, там есть пару таких немножко опасных участков. Я постараюсь сделать так, чтобы не упасть. Быть осторожным, заботиться о своем теле и бояться смерти — это абсолютно разные вещи.

Человек, который боится смерти, никогда не сможет полноценно жить. Вот это я точно знаю на собственном опыте.

Теперь, что со мной было раньше, и как я к этому пришел. Понятно, что, как и многие из тех, кто меня сейчас смотрит, я рос абсолютным материалистом. Ученые, с которыми я разговаривал, уже будучи молодым журналистом, и задавал им соответствующие вопросы (мне всегда было это интересно), не могли ответить на вопрос: «А что же будет потом?» Они просто отвечали: «Ничего». Вот ничего — и всё. И мне всегда это казалось довольно странным: «Как же так? Разве это может быть в принципе — ничего». Они говорили: «Да, может. Вот ничего может быть».

Конечно же, я очень активно жил. Я участвовал в огромном количестве разных интересных экспериментов. Со мной случались самые разные приключения, о которых я уже рассказывал. Когда я особенно активно выпивал, эти приключения были часто довольно опасными для здоровья. Да и на трезвую голову они были опасными. Я бывал в разных горячих точках. Я при этом никогда не был профессиональным военным журналистом, но, случалось, оказывался на пороге гибели. Рядом со мной свистели пули. Взрывались снаряды. Это бывало.

Наконец, это бывало в местах, не связанных с боевыми действиями. Я испытывал собственную смелость, испытывал сам себя. В Гранд-Каньоне, например, я шел по узкой тропинке, когда просто было не за что уцепиться, если что. Когда подо мной была пропасть. Я считал необходимым побороться сам с собой, побороться с тем самым страхом. Потому что я всегда ощущал, что он где-то как-то подсознательно присутствует.

Потом в какой-то момент со мной случился духовный поиск, то есть начало попыток найти ответы на простые вопросы: «Зачем я?», «Почему?», «Почему со мной происходит вот это?», «Почему не всё, что происходит со мной, мне нравится?» Когда начался тот самый духовный поиск, тогда в какой-то момент я начал задумываться и о том, что называется страхом смерти. Почему я боюсь? Что будет потом?

Вот когда долго думал о том, почему люди боятся остаться одни, почему люди боятся стареть, почему люди вообще боятся, почему они в принципе испытывают страх. И размышления об этом привели к очень простому выводу: люди боятся чего бы то ни было, потому что они боятся однажды понять, что эта жизнь прошла совершенно напрасно, что они зря жили. Почему они боятся прожить жизнь напрасно? Потому что потом наступает вот эта самая перспектива совершенно непонятного тотального ничего.

И вот этот страх однажды оказаться в этом тотальном «ничто», не оставив после себя совершенно ничего, ровно этот страх и движет человеком, причем в его худших проявлениях.

Люди, которые были добры, которые были счастливы, которые были позитивны, которые делали исключительно хорошие вещи для мира вокруг и для себя, которые радовали других, по моим наблюдениям, вообще были лишены того самого страха смерти. Либо они о смерти не думали вообще, либо они думали достаточно серьезно и перешли в категорию людей, которые просто перестали совершенно этой смерти бояться.

И наоборот: люди, которые на моих глазах совершали подлости, которые срывались, которые оказывались злыми, раздражительными, которые делали много вещей, о которых потом сами же жалели, но потом повторяли их снова и снова, — вот эти люди, как правило, боялись смерти. Боялись говорить о смерти, боялись думать о смерти и, конечно же, боялись признаваться себе в том, что они этого боятся. Они скрывали свой страх за сарказмом, за иронией — да за чем угодно. Но они его скрывали.

И, повторяю, я был точно таким же. Я старался себе доказать, что всё не так, что я не боюсь, с головой нырял в самые разные авантюры, опасные для своего собственного тела, головы и для других людей в том числе, и таким образом пытался сбежать.

И только когда я перестал бегать от этих мыслей, тогда всё изменилось. И изменилось настолько радикально, что уже очень-очень давно, что бы со мной в жизни ни происходило, я могу сказать, что мне, черт возьми, очень и очень нравится моя жизнь. И всё, что в ней ни происходит, оказывается удивительным приключением и классным вызовом.

Но теперь подробнее к тому, как так случилось, что я перестал бояться той самой смерти.

Дело в том, что довольно долго, еще когда я был совсем маленьким, я не знал еще слова «реинкарнация», понятия не имел, что такое различные философские, религиозные течения, теории и учения. И тем не менее я несколько раз наблюдал (так получилось, что примерно трижды) смерть очень близко.

Во дворе дома, где я жил, однажды машина сбила мальчика, который ехал на велосипеде. Я видел кучу крови, глядя на всё это с балкона. И у меня дома играл Высоцкий — «Песня о переселении душ». Наверняка вы помните: «Хорошую религию придумали индусы, что мы, отдав концы, не умираем насовсем». Я слушал эту песню снова и снова. Песня шуточная, как признавался сам Высоцкий. И тем не менее мне достаточно глубоко в душу запали слова. Я повторял их снова и снова, прокручивал и пытался понять: «Интересно, а действительно может так быть, что мы снова рождаемся в совершенно разных телах?» Потом я однажды задал этот вопрос одной своей учительнице. Она сказала, что да, есть такое слово «реинкарнация», есть такие теории реинкарнации, существуют они в разных религиях — в буддизме, в индуизме, даже в христианстве, в разных философских течениях, но, типа, никто не может это доказать, поскольку никто оттуда не возвращался.

Затем я возвращался к этим мыслям снова и снова. Как раз в районе 33 лет я стал возвращаться к ним особенно активно. К тому же я много путешествовал, встречался с теми самыми представителями разных религий, с буддистами в том числе, с очень, иначе не скажешь, продвинутыми христианами, с очень умными атеистами.

И вот те люди, кто производил на меня лучшее впечатление, которые, повторю, были просто очень позитивны, жизнерадостны и активны вне зависимости от того, какой религии они принадлежали и принадлежали ли какой-то религии вообще, вот все они так или иначе говорили о том, что смерти нет.

Смерти нет — в смысле нет того самого абсолютного ничего, что мы чаще всего подразумеваем под смертью. Я стал об этом довольно много думать. И в какой-то момент пришло понимание, что это как минимум логично.

Люди, которые говорят о существовании того самого тотального ничего, о том, что жизнь наша заканчивается жизнью нашего физического тела, попросту нелогичны и непоследовательны. Даже с точки зрения атеизма, с точки зрения материализма это не имеет смысла.

Поскольку есть закон сохранения энергии. Ничто не появляется из ничего и не исчезает бесследно. Если это относится к моему телу, к моей руке, моей ноге, которая однажды превратится в какую-то гниль, потом в прах, потом станет снова либо цветами, если это всё похоронят в земле, либо прах смешается с воздухом, а потом с водой, с чем угодно еще… То есть если моё тело не исчезает бесследно, а обязательно трансформируется во что-то еще, если всё, что я вижу вокруг (листья, деревья, даже камни, даже металл), не исчезает просто так, а тоже во что-то превращается, почему тогда должен бесследно закончиться я?

И вот тут начинается крайне интересная штука. Поскольку ты начинаешь думать о том, что такое ты. И в тот момент, когда ты понимаешь, что ты — это не твое тело, а нечто большее, то, что в одних религиях называется душой, в других религиях называется умом, бесконечным пространством ума, или называется просто сознанием, вот в тот момент, когда ты понимаешь, что ты — это сознание, ум, душа, часть чего-то, что никогда не рождалось и никогда не умрет, вот в этот момент начинается настоящее освобождение.

Вы спросите: «А с чего ты взял, что ты часть этого всего — ума, души, сознания, а не тела? С чего ты взял, что это вообще существует?» Здесь есть, опять же, разные теории. Я могу приводить буддистские, индуистские, христианские, какие угодно. Но я, опять же, расскажу просто о том, к чему пришел я сам, размышляя об этом.

Смотрите, какая штука. Есть, как известно, электричество. Мы не можем его увидеть. Ну, только если не видим разряд молнии, да? Мы видим, как электричество проявляет себя. Это как раз та самая молния. Мы видим горящую лампочку. Мы видим свет. Это то, как электричество проявляет себя. Но само по себе электричество мы не видим.

Для того чтобы доставить электричество из точки А в точку Б, необходим провод. Для того чтобы мы увидели, как себя проявляет электричество, нужна лампочка. Так вот, в моем понимании (и не только в моем) наш мозг, часть нашего тела — это та самая лампочка, а наше сознание, то есть мы — это то самое электричество.

Другая параллель. Мы знаем, что существует интернет. Мы знаем, что мы можем разговаривать с другим человеком, находящимся на огромном расстоянии. И всё это происходит потому, что нас связывают определенные волны, которые невидимы сами по себе. Но если мы возьмем элементарный радиоприемник, настроим его на необходимую частоту, мы поймаем ту самую радиоволну и услышим музыку, рассказ, историю. Что захотим, то и услышим.

Опять же, если мы переходим к буддистскому пониманию ума, сознания, то сознание — это те самые радиоволны, а мы, наше физическое тело и наш мозг — это тот самый приемник.

Конечно, имеет смысл держать приемник, лампочку (придумайте любую аналогию, которая покажется вам уместной) в хорошем состоянии. Это и значит заботиться о своем теле, заботиться о своей голове, стараться особенно не злоупотреблять алкоголем, тем более — наркотиками. Короче, стараться делать так, чтобы приемник ловил радиоволны и чтобы мы получали хороший, качественный звук.

В какой-то момент лампочка разбивается. Но это не значит, что исчезает электричество. В какой-то момент приемник может сломаться, прийти в негодность, но это не значит, что исчезают радиоволны. Эти вещи помогают нам лучше понять, что такое то самое пространство ума, то самое сознание, то, чем мы на самом деле являемся.

Для того чтобы осознать и почувствовать, что я — это не мое тело, что я — это нечто большее, чем мое тело, что я — это часть чего-то большего, для этого есть очень простые упражнения. Например, просто начните с того, что… Представьте себе. Вот мы же говорим: «Я не палец. Это мой палец». У меня есть один палец (безымянный, вот этот вот), который, когда мне было 5 лет, прищемило дверью. И просто части пальца нету. У меня теперь этот палец меньше другого безымянного пальца. То есть части пальца не стало. Я что, должен сказать, что не стало части меня? Нет. Я вообще не изменился.

Дальше, если попробовать об этом думать, можно убрать один палец, другой, можно убрать одну руку, другую. Исчезнут части вашего тела, но не исчезнете вы. Вы можете так экспериментировать, фантазировать. Это будет очень неприятно, наверное, сначала. Но в конце концов вы поймете, что это очень хороший способ понять, что вы — это безусловно не ваше тело.

И вот так постепенно, понимая, что вы — это не ваше тело, а ваше тело — это нечто, что принадлежит вам (как говорят в христианстве, тело — это храм души), вот тогда вы начинаете понимать, что если вы — это не ваше тело, то, вероятно, с физической гибелью вашего тела вы не прекращаете существование. Согласно закону сохранения энергии, вы переходите в другое состояние. В какое состояние? Черт его знает. Понятия не имею. Может быть, правы буддисты, которые утверждают, что мы после этого перерождаемся. И в зависимости от того, как мы прожили свою жизнь, мы рождаемся снова и снова. И колесо перерождений практически бесконечно. И мы перерождаемся каждый раз, для того чтобы решить те или иные проблемы, осуществить те или иные желания, которые мы не осуществили в предыдущих жизнях. Для того чтобы однажды понять, что все эти желания, привязанности на самом деле не имеют смысла. Может быть, так.

Мне интересно так думать. Потому что за этим стоит достаточно большая этика, которая позволяет совершать хорошие поступки и мешает совершать плохие. Что в свою очередь делает саму жизнь интереснее и насыщеннее. Но я совершенно не утверждаю, что всё так и является на самом деле.

Повторяю, это религии, философские учения. В них можно верить, можно не верить. Я приглашаю вас исключительно к собственному, личному поиску. Поскольку я абсолютно уверен, что ваш собственный, личный поиск, изучение возможностей собственного ума, как и собственного тела, приведет вас к совершенно потрясающим результатам. Вы просто будете открывать для себя эту жизнь и возможности этой жизни. Вы не будете цепляться за нее, после того как расстанетесь с тем самым страхом смерти. Вы не будете стараться во что бы то ни стало разбогатеть, во что бы то ни стало оказаться первыми в гонке. Вы не будете пытаться ставить другим людям подножки и потом из-за этого переживать, отращивать себе толстую кожу, чтобы переживать меньше. Вы не будете стараться делать гадости. И вы будете получать удовольствие от того, что будете делать нормальные, хорошие вещи, которые будут радовать не только вас, но и окружающих.

Вы перестанете бояться взрослеть и стареть. Это еще одно проявление страха смерти. Это грандиозная культура пластических операций, фотошопов, стремлений убрать морщины. Да, признаюсь, я тоже иногда прошу нашего оператора и монтажера Пашу потом взять и для фотографий, например, убрать, если уж мне совсем не нравится, какие-то морщины, которые у меня появились. И это тоже такой хвост, побочный эффект, да-да, того самого страха смерти, от которого я давно избавился, но тем не менее какие-то хвосты еще остались. И эти хвосты ровно в такой фигне и проявляются.

Есть очень много культур (в основном в Юго-Восточной Азии, в Латинской Америке в том числе такие встречаются), для которых смерть человека, даже смерть близкого — это не повод для уныния, а это праздник, ровно потому, что они рассматривают смерть как ворота в следующую жизнь. Человек умирает, и он тут же рождается.

Я разговаривал на Бали с одной местной семьей. Это, кстати, была семья не брахманов, не священнослужителей, а обыкновенная семья, которая исповедовала индуизм. И я был на похоронах их родственника, где люди смеялись. Не все, конечно, но большая часть из них смеялась, улыбалась. Кто-то плакал, потом снова смеялся. Я спросил у них: «А почему вы плачете, смеетесь?» — «Плачем мы, потому что мы остаемся без этого человека, и он очень помогал нам в жизни, он был очень классный, нам с ним было хорошо. А улыбаемся мы и радуемся, потому что прямо скоро он родится. Это будет рождение. Поэтому, когда мы провожаем человека в то, что вы, христиане, называете «последний путь», мы не считаем, что это последний путь. Мы считаем, что он рождается заново. Это ворота в другую жизнь. И мы приветствуем эту другую жизнь. Мы радуемся этой новой жизни. Просто немножко переживаем, что этого человека с нами больше нет, и мы не видим, где он, как он. Мы не можем этого понять».

Размышления о собственном страхе смерти и о смерти как таковой хороши еще и тем, что в тот момент, когда вы перестанете бояться или по крайней мере (я знаю, это не совсем по-русски звучит) начнете переставать бояться, в этот момент вы вдохнете и начнете открывать для себя новые двери. Вы поймете, что в этой жизни между неизвестным и известным нужно всегда выбирать неизвестное. Потому что известное в какой-то момент, каким бы приятным и хорошим оно не было, превращается в стабильное и мёртвое и делает жизнь попросту скучной, превращает это огромное пространство жизни в болото — теплое, комфортное, но все-таки болото, от которого однажды вы сами устаете.

По-настоящему живет тот, кто живет опасно, кто постоянно встречает с объятиями то самое неизвестное. И это относится к самым разным ситуациям. Это относится к ситуации, когда вам предстоит принять решение оставаться на стабильной хорошей работе или пойти искать новую, даже если вы понятия не имеете, где она; оставаться вам с человеком, которого вы не очень любите и не уверены в том, что вам хорошо вместе, или идти искать другого человека, даже если вы не уверены в том, что быстро его найдете. Это относится к огромному количеству жизненных ситуаций.

Я, упаси Господи, не призываю бросать тех, кого вы любите, бросать заниматься делом, которое вы любите. Нет. Еще раз. Я говорю просто о том, что расставание со страхом смерти означает расставание со страхом неизвестного. И вы начинаете в этой жизни делать много новых ярких интересных вещей, пускаться в новые яркие авантюры, авантюры в самом хорошем смысле этого слова. Открываете для себя бесконечное число возможностей и начинаете жить так, как будто с вами происходит реинкарнация уже здесь, в этой самой жизни.

На самом деле, на мой взгляд, поскольку я по ту сторону еще не был, самые классные реинкарнации — это ровно те, которые с вами могут случиться в этой жизни. И только от вас зависит, сколько таких реинкарнаций в этой жизни будет. Причем, это же так классно, когда вы перерождаетесь в этой жизни снова, но при этом помните предыдущую жизнь. Это совершенно отдельное, совершенно потрясающее ощущение.

И напоследок совсем короткая история, которая, опять же, даст нам представление о том, что все может быть иначе. Она очень простая. Наверняка многие из вас ее слышали. Представьте себе двух зародышей в чреве матери. Неважно, на каком месяце — на третьем, на четвертом, на пятом, на седьмом. И вот эти двое близнецов спорят между собой. И один другому говорит: «Слушай, а как ты думаешь, а что будет после родов? Есть ли жизнь после родов?» А другой отвечает: «Ты что, дурак, что ли? Какая жизнь после родов? Нет никакой жизни после родов». Первый говорит: «Почему ты так уверен?» — «Ну как почему? Потому что оттуда никто не возвращался». — «Подожди секундочку. Но все-таки может быть…» На что скептик отвечает: «Подожди секундочку. Ты, может быть, еще и в маму веришь?» Тот говорит: «Ну как? Мне кажется, что да, мама есть. Мне кажется иногда, что она со мной разговаривает». — «Да ты просто сумасшедший, — говорит скептик, — в маму веришь. Мама с ним разговаривает. Ты сам еще с ней поговори, с мамой».

Я понимаю, что это очень примитивная история. Но я считаю, что эта фантазия, аллюзия дает нам представление о том, что есть очень и очень многое, чего мы не знаем, о чем мы просто не догадываемся в силу того, что просто у нас пока не хватает инструментария, для того чтобы это доказать, увидеть это. Наверняка вы слышали о тибетской «Книге мертвых». На самом деле она называется не так. Полностью перевод звучит: «Книга естественного освобождения через понимание промежутка». Лучше всего тибетскую «Книгу мертвых» перевел на английский язык человек по имени Роберт Турман. Это ученый, тибетолог, буддолог и по совместительству отец актрисы Умы Турман.

Так вот, когда его спрашивают: «Для чего тебе „Книга мертвых”?» — он отвечает: «Для того, чтобы однажды, в тот момент, когда вы увидите со стороны свое тело, лежащее без движения в кровати в окружении плачущих родственников или сбитое автомобилем, или еще в каком-либо непривычном состоянии, и вы увидите это свое тело со стороны, чтобы в этот момент вы не особенно печалились, не плакали, не нервничали, не беспокоились, а знали, что вам делать дальше».

Большинство из нас живет в западной дуалистической модели мира. Для нас смерть — это противоположность жизни. Для нас жизнь и смерть — это совершенно разные слова и разные понятия. Мне очень нравится восточный подход. В частности, один дзенский учитель, с которым мне довелось однажды встретиться, говорил о том, что имеет смысл жизнь и смерть писать в одно слово, так и писать: «Жизньисмерть». Потому что это как день и ночь, это как свет и тьма. Ты не можешь оценить одно без другого. Ты никогда не поймешь, что такое свет, если до этого ты не видел тьму, если не знаешь, как темнеет. Ты никогда по достоинству не сможешь оценить добро, если не знал зла. Ты никогда не сможешь понять прелесть любви, если ты никого не ненавидел, и наоборот. Вот все эти вещи дают представление о том, что мир на самом деле един и целостен. И только когда ты понимаешь это, ты обретаешь настоящее равновесие и по-настоящему твердо стоишь на ногах.

Я, упаси Господи, не призываю думать о смерти всё время. Нет. Надо жить здесь и сейчас и получать радость от жизни. Я просто напоминаю, что наибольшую радость от жизни вы сможете начать получать после того, как перестанете бояться смерти. Медитируйте, думайте об этом ровно столько, сколько сочтете нужным, и однажды вы 100% научитесь получать удовольствие даже от самих мыслей об этом. И после этого спокойно с этими мыслями расстанетесь и начнете по полной программе жить.

Как и зачем готовиться к смерти — Сноб

Психотерапевт Джулия Самюэль более 25 лет работает с тем, кто пережил потерю близкого человека. В своей книге «Переживая горе. Истории жизни, смерти и спасения» (издательство «Питер») автор объясняет, из-за чего люди обращаются к психиатру, почему непрожитая боль опасна для страдающего и почему не нужно бояться смерти. «Сноб» публикует одну из глав

Франциск Гийсбрехтс; «Ванитас», 1672-1676. Королевский музей изящных искусств, Антверпен, Бельгия Фото: Public domain

Наш первый вдох говорит о том, что мы родились. Последний вдох говорит о смерти. Мы знаем, что умрем. Это единственный предсказуемый факт, однако наш удивительный разум превращает это знание в хорошо охраняемую тайну. Благодаря Джин, Барбаре и Гордону я узнала о балансе, который им пришлось найти между сохранением надежды на жизнь и избеганием уныния из-за скорой смерти. Им пришлось принять свою приближающуюся смерть.

Столкнувшись со своей смертью, мы должны принять потерю смысла жизни и признать, что наш уход станет огромной потерей для тех, кто нас любит. Но смерть не всегда бывает печальной. Когда человек принимает ее и перестает бороться за жизнь, он может умереть благородно, мирно и безболезненно в окружении любимых людей. Психологи с большим опытом работы в этой сфере рассказывают об уникальной близости с человеком в момент его смерти. Они говорят об этом моменте как о времени, когда у нас есть возможность обогатиться благодаря глубоким эмоциям. Оказавшись на подобном пути, человек больше не стремится к успеху или одобрению, поэтому может быть самим собой. В то же время этот путь не единственный и подходит не всем. Некоторые люди должны продолжать бороться и могут относиться к смерти как к войне. Солдаты не прекращают сражаться до того, как погибнут. Благородство и спокойствие не для всех.

Джин, Барбара и Гордон смогли поговорить о своих страхах и желаниях перед смертью отчасти потому, что с ними была я (пришла именно с этой целью). Я думаю, что без постороннего человека, задающего вопросы, им могло быть сложнее сделать это. Все дело в страхе и непонимании, которые связаны со смертью. То, как мы говорим друг с другом о своей смерти, явно не работает в такой ситуации. Из 48% всех умерших в больнице лишь 2% приняли решение оставаться там до последнего вдоха. Менее трети обсудили с родными свои желания. Кому-то хотелось сменить врача, кому-то — отключить систему жизнеобеспечения или стать донором органов. Семьи, которые не обсудили эти непростые темы, несут тяжкий груз ответственности. Член семьи никогда не может быть уверен в принятом решении. Неуверенность — самый тревожный этап принятия решения. Никто не может быть уверен в последствиях любого лечения для умирающего человека. Добавьте сюда незнание желаний умирающего человека — и риск плохих решений, сожалений и чувства вины серьезно возрастает. 

Время, проведенное в хосписе, научило меня тому, что мы все должны говорить, планировать и готовиться к смерти задолго до того, как настанет время умирать. Это поможет разобраться в себе и понять, почему мы, так сказать, до смерти боимся смерти. Мы избавимся от этого страха, если спокойно разберемся в своем отношении к жизни и смерти и поговорим и обсудим свои желания, мысли и страхи с близкими людьми, особенно с теми, кто собирается нас пережить. Иногда, несмотря на долгие разговоры, мы можем так и не почувствовать готовность к смерти в тот момент, когда придет время.

Люди перестают бороться за жизнь и принимают смерть в процессе переживания личного горя. Этот случается, когда человек чувствует боль от утраты желанного будущего и находит силы принять ограниченное будущее. 

Если мы верим во что-то, что утешает нас при жизни и утешит на пороге смерти, наши страдания не будут столь сильными. Если мы захотим поговорить с близкими о нашей смерти, они тоже будут страдать меньше. Никто не знает, что чувствует умирающий человек, но мы уверены: если мы будем присутствовать при смерти любимого человека, это навсегда останется в нашей памяти. Смерть, когда чувства каждого соответствуют его мыслям, воспринимается легче. 

По своему опыту я знаю, что всегда будут те, кто не может говорить о смерти или не хочет ослаблять свои защитные механизмы. Признание смерти вызывает у них парализующий страх, поэтому единственной реакцией становится отрицание. Нужно понимать, что даже те, кто отрицает свою смерть, могут говорить о своих страхах образно. Важно улавливать подсказки в их речи. Те, кто не говорит о смерти, скорее всего, будут страдать сильнее по мере ее приближения (не только из-за проигрыша в борьбе, в которой им хотелось победить, но и из-за появления огромного страха смерти). Однако некоторые люди могут полностью отрицать смерть и все равно умереть спокойно.

Многие из нас наслышаны о чудесах медицины, которая ежегодно спасает миллионы жизней. Но эти успехи дают нам неверное представление о ее возможностях. Как только человек со смертельным диагнозом преодолевает переломный момент, его состояние можно стабилизировать, но болезнь обратить вспять нельзя. Пациентам и их семьям тяжело это принять. Они всегда надеются на операцию или лечение, верят, что из миллиона человек именно им повезет. Иногда приходится принимать очень тяжелые решения — выбирать между риском смерти вследствие лечения, например химиотерапии, и риском смерти от самой болезни. Поэтому врач должен поговорить с умирающим пациентом и его семьей, чтобы вместе принять сложное решение.

Когда я работаю с семьями, в которых один из членов ожидает свою смерть, то советую открыто и честно говорить друг с другом. Но самое главное — прошу убедиться, что ни у кого не останется сожалений. Люди должны провести время вместе, помириться или хотя бы просто помолчать вместе, сделать фотографии и записи в дневнике, сократить число гостей до самых близких и сосредоточиться на человеке, которого они так любят. Каждая минута ценна и станет источником утешения после смерти человека. 

В глубине души мы знаем, что хотим умереть без боли, мирно и с достоинством. Мы не хотим уходить в одиночестве — мы желаем, чтобы рядом были люди, которые нас любят, и находиться в месте, где чувствуем себя в безопасности. Нам не хочется оказаться в больнице, где мы потеряем свое достоинство в схватке за жизнь. Если мы в состоянии обдумать нашу неизбежную смерть, какой бы сложной она ни была, у нас появится возможность обставить кончину по своему желанию. Это также означает, что мы будем меньше страшиться ее. Мы не можем контролировать свою смерть, но мы можем использовать все доступные средства поддержки, чтобы сделать ее максимально приемлемой. 

Стоит повторить, что главный барьер на пути к обсуждению смерти преодолевает так называемое «магическое мышление». Люди боятся, что каким-то образом разговорами о смерти приблизят ее. Либо считают, что разговор о смерти означает, что они сдались. Вот почему мы должны побеседовать на эту тему прежде, чем окажемся на пороге смерти.

Обложка книги Издательство: Питер

Страх смерти

Наше отношение к смерти с огромной вероятностью отражает нашу жизнь. Если человек часто злится на жизнь, он еще больше будет злиться по мере приближения смерти. В это сложное время наши эмоции зашкаливают. Многие люди относятся к смерти негативно. Осознание своей смертности и чувство надвигающейся угрозы может вызвать огромный страх. 

Размышляя о прожитой жизни, человек либо почувствует принятие, либо решит, что прожил бессмысленную жизнь. Неудивительно, что те, кто считает, что жили полной жизнью, будут меньше бояться смерти, чем те, кто считает свою жизнь бесцельной. 

Страх смерти зачастую усиливается, когда человек теряет близкого. Дело в том, что это вызывает мысли о собственной смертности и заставляет задуматься о том, что рано или поздно мы умрем. Чтобы справиться с этим страхом, многие переходят в оборону, например пытаются отвлечься от неизбежных мыслей о смерти или отрицают свою уязвимость. Эти защитные механизмы привели к убеждению, что смерти нужно бояться и избегать любой ценой. Однако исследования показывают, что люди, которые были на грани смерти, часто перестают ее бояться. Я часто отмечала, что родители, потерявшие детей, больше не боятся умереть. 

Принятие смерти

По результатам исследований, люди, которые морально приняли смерть, психологически подготовлены к конечности жизни. Они осознают свою смертность и проявляют позитивную эмоциональную реакцию. 

Однако некоторые могут принимать смерть в целом, но при этом отрицать мысль о своей смертности. Например, ученые изучили восприятие человеком чужой смертности и собственной и выявили, что участники исследования зачастую нереалистично описывали свою возможную смерть, зато весьма реалистично — смерть других. 

Отношение человека к смерти может быть связано с его физическим и психическим здоровьем. Это подтверждено исследованиями: физически здоровые люди зачастую меньше боялись смерти. Было доказано, что принятие смерти положительно влияет на здоровье и благополучие в целом.

Влияние религии

Религия играет важную роль в восприятии человеком смерти. Любая религия может заглушать страх смерти. Многие религии уделяют большое внимание загробной жизни и убеждают людей, что смерти не нужно бояться. Верующие обычно принимают смерть, потому что верят, что продолжат счастливо жить в загробном мире.

Влияние социальной поддержки

Самой важной формой социальной поддержки является эмоциональная. Для Барбары, Джин и Гордона наличие близких отношений с заботливыми друзьями и членами семьи оказало самое большое влияние на их страх смерти. Было доказано, что социальная поддержка, которая укрепляет самооценку человека, снижает негативное влияние стресса в условиях скорой смерти. Люди с высокой самооценкой, получающие хорошую социальную поддержку, в меньшей степени боятся смерти.

По результатам исследований, смерти очень боятся пожилые люди, которые живут в медицинских учреждениях (особенно те, у кого слабое здоровье, низкая самооценка и ощущение бессмысленно прожитой жизни).

Впервые в исследованиях не было противоречий: люди, получающие слабую социальную поддержку, испытывали большой страх смерти.

Депрессия

Люди часто спрашивают меня, в чем различие между горем и депрессией. Хотя эти понятия кажутся схожими, сами процессы отличаются. Горе — это реактивная реакция на внешнее событие (вызывает комплекс переживаний). Самое простое определение депрессии звучит так: это постоянное ощущение негатива или тревоги, возникающее из-за химического дисбаланса в мозге. Даже когда мы находимся в процессе переживания горя, можем испытывать моменты удовольствия или счастья.

В состоянии депрессии чувство пустоты и отчаяния не покидают. Тяжелое горе обладает признаками депрессии и требует профессиональной помощи (например, если у человека появляются суицидальные мысли). Но в отношении работы разума точные определения невозможны. Исследование показывает, что 15% всех психологических расстройств возникает из-за нерешенного чувства горя.

Перевод: Гиматова Ю. М.

Ученые выяснили, почему люди не верят в собственную смерть — Российская газета

Израильские исследователи объяснили, зачем мозг блокирует мысли человека о смерти. В результате этого обмана люди верят собственное бессмертие и считают, что умирают только другие.

Специалисты из Университета Бар-Лиан утверждают, что мозг человека эффективно блокирует мысли о конечности существования. Как следствие, люди считают, что их жизнь будет длиться еще очень долго, а смерть — это то, что с ними никогда не произойдет. Мозг защищает человека от мыслей о собственной гибели, что позволяет вести обычный образ жизни. Об этом исследовании сообщает NeuroImage.

— Мозг отказывается принимать неизбежность смерти, — говорит один из авторов исследования Яир Дор-Цидерман. — Когда он получает информацию, связывающую нас со смертью, что-то указывает нам на ненадежность этих данных, и мы не доверяем им. Вся наша биология настроена на выживание, и это вступает в противоречие с мыслью о собственной недолговечности.

Ученые начали изучение того, как мозг реагирует на смерть, около десяти лет назад. Оказалось, что человек делает ошибки, прогнозируя собственный уход, чего не случается, когда он оценивает вероятность чужой смерти.

Для того, чтобы понять, как мозг человека защищается от негативных мыслей, был создан специальный тест. 24 добровольца смотрели на экран, на котором появлялись фотографии различных людей, в том числе и самих участников эксперимента. Над лицами возникали различные слова, среди них были те, что связаны со смертью. Например, «кладбище» или «похороны».

Исследователи отслеживали активность мозга. Если такое слово появлялось рядом с фотографией лица добровольца, активность его мозга менялась. Человек отказывался связывать свое изображение и мысли о смерти.

Как считает Дор-Цидерман, в наши дни люди реже сталкиваются со смертью, меньше знают об этом и, по всей видимости, больше этого боятся. Мы напряженно трудимся, ходим с спортклубы, развлекаемся, часами сидим в соцсетях. Задуматься о смерти нам просто некогда. Подсознательно человек игнорирует факты и воспринимает себя, как того, кому предстоит очень долгое существование.

Исследователям еще предстоит разобраться в том, насколько важен этот защитный механизм для выживания. Ученые считают, что это позволит найти способы справляться со страхом смерти.

Страх, который нами движет?

Смерть — это то, с чем всем нам рано или поздно придется столкнуться. Но как мы на это ответим? Почему некоторые из нас боятся больше, чем другие? И что именно пугает нас в смерти? Мы предлагаем обзор теорий, связанных со смертельной тревогой, и того, что вы можете сделать, чтобы с ней справиться.

Поделиться в Pinterest Смерть часто является запретной темой, поэтому, когда в игру вступает смертельная тревога, трудно понять, как с ней справиться.

В большей или меньшей степени, вероятно, все мы боимся смерти — будь то мысль о нашем собственном прекращении или страх, что кто-то, кого мы любим, может уйти из жизни.Мысль о смерти неприятна, и многие из нас избегают таких болезненных размышлений, естественно предпочитая вместо этого сосредоточиться на том, что может предложить жизнь, а также на наших собственных желаниях и целях.

Тем не менее, как однажды классно написал Бенджамин Франклин: «В этом мире нельзя сказать ничего определенного, кроме смерти и налогов», поэтому неудивительно, что связанные со смертью заботы иногда захватывают нас штурмом.

Страх смерти иногда называют «танатофобией», происходящим от древнегреческих слов «Танатос», имя бога смерти, и «фобос», что означает «страх».”

Примечательно, что танатофобия, которая в клиническом контексте называется« тревогой перед смертью », не указана как самостоятельное расстройство в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам. Тем не менее, это редко упоминаемое беспокойство может серьезно повлиять на образ жизни и эмоциональное здоровье людей.

Танатофобия была впервые рассмотрена Зигмундом Фрейдом, который не считал ее страхом смерти как таковой. Фрейд считал, что мы не можем по-настоящему верить в смерть как реальное явление, поэтому любые связанные со смертью страхи должны возникать из-за необработанной детской травмы.

Но именно теория, выдвинутая немного позже антропологом по имени Эрнст Беккер, в конечном итоге послужила основой для большинства современных представлений о тревоге смерти и ее причинах. Беккер считал, что тревога смерти естественна для всех людей, для которых мысли о смерти и умирания неприемлемы.

Вот почему, утверждал он, все, что делают все — цели, которые мы ставим, наши увлечения и увлечения, а также действия, которыми мы занимаемся, — по сути, является стратегией выживания, и что это то, на чем мы сосредотачиваемся, поэтому мы не нужно беспокоиться о нашей возможной смерти.

Работа Беккера породила «теорию управления терроризмом» (TMT), которая утверждает, что люди должны постоянно иметь дело с внутренним конфликтом: основным желанием жить вопреки неизбежности смерти. TMT подчеркивает самосознание людей и их стремление к достижению личных целей, мотивируемое осознанием смертности.

Кроме того, согласно TMT, самооценка является ключевым фактором, определяющим степень, в которой люди испытывают страх смерти. Люди с высокой самооценкой лучше справляются со страхом смерти, в то время как людей с низкой самооценкой легче запугать в ситуациях, связанных со смертью.

Некоторые новые подходы предлагают «средний путь» между TMT и другой теорией, именуемой «теорией разделения», которая подчеркивает важность ранней травмы, подкрепленной осознанием смертности в более позднем возрасте.

Еще один недавний подход к пониманию и объяснению страха перед смертью — это «теория посттравматического роста» (PTG). Согласно PTG, переживание тревожного события — например, смерть любимого человека или получение тревожного диагноза — может иметь положительный эффект, заставляя людей больше ценить мелочи в жизни или становиться более целеустремленными. -ориентированный.

Хотя вполне вероятно, что все мы будем беспокоиться о смерти или связанной со смертью ситуации в какой-то момент нашей жизни, тревога по поводу смерти является патологией только тогда, когда она достигает крайних уровней, нарушая нормальный образ жизни человека.

В одном из рассказов о страхе смерти, о котором рассказала обеспокоенная жена мужчины, подчеркивается, как этот вид страха может стать навязчивым и выйти из-под контроля.

«Страх — это конкретно страх смерти (не боли или смерти как таковой) и ее пустоты (он не религиозен) и того факта, что его больше здесь не будет.[…] Это иррациональный эмоциональный страх, который ему трудно контролировать. В последнее время стало хуже — он не знает почему, — но он почувствовал панику, и мысли стали уходить в дневное время.

Доктор Роберт Кастенбаум рассмотрел различные психологические теории и исследования, связанные с концепцией смерти, и выделил, какие группы населения наиболее склонны к стойкому страху смерти. Доктора Патриция Фурер и Джон Уокер резюмируют результаты в статье, опубликованной в журнале Journal of Cognitive Psychotherapy .

Поделиться на Pinterest Женщины чаще, чем мужчины, испытывают тревогу о смерти, и эта тревога, как правило, достигает пика дважды: один раз в возрасте 20 лет и снова в возрасте 50 лет.
  1. Большинство людей боятся смерти. Большинство людей склонны бояться смерти, но обычно они проявляют лишь низкий или средний уровень беспокойства.
  2. Женщины боятся смерти больше, чем мужчины. Кроме того, более новое исследование показало, что, хотя тревога по поводу смерти, кажется, проявляется как у женщин, так и у мужчин в возрасте 20 лет, женщины также испытывают второй всплеск танатофобии, когда им исполняется 50 лет.
  3. Молодые люди так же подвержены страху смерти, как и пожилые люди.
  4. По всей видимости, существует некоторая корреляция между образовательным и социально-экономическим статусом человека и снижением тревожности по поводу смерти.
  5. Связи между религиозными занятиями и снижением страха перед смертью не обнаружено.

Специалисты утверждают, что чаще всего тревога смерти не возникает сама по себе, а вместо этого сопровождается другим типом психического расстройства (например, генерализованным тревожным расстройством, паническим расстройством, посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией). , или обсессивно-компульсивное расстройство).

Другие исследования показывают, что люди, проявляющие беспокойство о своем здоровье или ипохондрии, также подвержены страху смерти, поскольку он, естественно, коррелирует с чрезмерным беспокойством о здоровье.

В настоящее время специалисты склонны рекомендовать когнитивно-поведенческую терапию (КПТ) людям, которые сталкиваются с серьезным страхом смерти. КПТ основана на обсуждениях и демонстрации, и ее часто используют для лечения депрессии и многих различных видов тревоги и фобий, таких как страх перед полетом.

Drs.Фурер и Уокер рекомендуют шестиэтапное «когнитивно-поведенческое вмешательство» в случае людей, имеющих дело с тревогой смерти.

1. Подверженность страхам

Поделиться на Pinterest Желаемое знакомство с местами и вещами, связанными со страхом смерти, может помочь противодействовать бесполезным психологическим привычкам.

Людей, стремящихся уменьшить свою тревогу по поводу смерти, необходимо убедить не только в том, что они открыто выражают свой страх, но и в том, чтобы определить, что именно пугает их перед смертью, и есть ли какие-либо ситуации или места — например, похороны или кладбища — где они стараются избегать, чтобы не вызвать у них страха.

Drs. Фурер и Уокер предлагают «воздействие (как in vivo, так и воображаемое) на вызывающие страх темы, связанные со смертью», поскольку столкновение с элементами, связанными с конкретной формой тревоги человека, является важной частью когнитивно-поведенческой терапии.

2. «Уменьшение стремления к заверениям в поведении»

Этот шаг направлен на стремление индивида навязчиво проверять свое тело на наличие тревожных изменений, разговаривать с наставниками или уважаемыми сверстниками, ищущими эмоционального подтверждения их опасений, связанных со смертью, и иметь ненормальная зависимость от идеализированного здоровья и эмоциональных средств, от добавок до суеверного поведения.

Чтобы предотвратить такое бесполезное поведение, доктор. Фурер и Уокер предлагают «отложить целевое поведение, постепенно уменьшая его частоту или просто полностью прекратить поведение» с помощью «домашнего задания по предотвращению реагирования».

3. Анализ личного опыта

Также важно проанализировать «личный опыт со смертью», например, когда он стал свидетелем смерти любимого человека или столкнулся со своим собственным или чужим заболеванием, угрожающим жизни.

«Помощь [им] в достижении более сбалансированного взгляда на эти вопросы», Фурер и Уокер объясняют: «Это может помочь им более спокойно справиться с перспективой смерти».

4. Переключение внимания на наслаждение жизнью

Затем человек должен четко определить свои «краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные цели», чтобы иметь возможность сосредоточиться на том, чего он хочет достичь в жизни и как лучше всего это сделать. получать удовольствие от своего опыта, а не зацикливаться на страхе смерти.

5. «Формирование здорового образа жизни»

Терапевт также должен определить и устранить любые постоянные источники стресса для человека, который сталкивается с тревогой по поводу смерти, или любые другие «нездоровые аспекты его образа жизни», которые потенциально усиливают страх.

6. Предотвращение рецидивов тревоги

Наконец, д-р. Фурер и Уокер признают, что даже после первых успехов в уменьшении страха перед смертью с помощью когнитивно-поведенческой терапии у многих людей наблюдается рецидив. По их словам, чтобы этого не произошло, крайне важно помочь каждому человеку «разработать стратегии преодоления» в сложных ситуациях, которые могут снова вызвать тревогу смерти, например, внезапная болезнь или эмоциональный кризис.

Недавно профессионалы похоронной индустрии, а также миряне, заинтересованные в решении проблем, связанных со смертельной тревогой, создали ресурсы, чтобы помочь другим людям справиться с танатофобией.

Смертник Кейтлин Даути, например, основала Орден Доброй Смерти, который представляет собой коллектив профессионалов из всех слоев общества, посвятивших себя информированию общественности о практиках, связанных со смертью, и поощрению людей «смотреть вниз [их ] страх смерти ».

Похожая инициатива, набирающая обороты в последние годы, — это «Кафе смерти», проект, который позволяет людям со всего мира организовывать встречи, на которых они исследуют темы смерти. Цель Death Cafe — «повысить осведомленность о смерти, чтобы помочь людям максимально использовать свою (конечную) жизнь».

Однако, чтобы противостоять страху смерти, нужно сначала понять, что именно они боятся смерти. В одной классической статье о танатофобии, которую также цитирует Даути, указаны семь возможных причин страха смерти.

Поделиться на Pinterest Выявление ваших конкретных страхов, связанных со смертью, может помочь вам прагматично справиться с ними.
  1. У меня больше не было опыта.
  2. Я не уверен, что может случиться со мной, если есть жизнь после смерти.
  3. Я боюсь того, что может случиться с моим телом после смерти.
  4. Я больше не мог заботиться о своих иждивенцах.
  5. Моя смерть огорчит моих близких и друзей.
  6. Все мои планы и проекты подошли к концу.
  7. Процесс умирания может быть болезненным.

Даути предлагает выбрать до двух причин, которые мы твердо отождествляем с личным обоснованием страха смерти, и предпринять прагматические шаги для их устранения.

Если мы боимся, например, что кто-то, зависящий от нас, может остаться в финансовом кризисе после нашей смерти, то мы должны предпринять шаги, чтобы обеспечить их в этой ситуации.

По ее мнению, возможность «распознать» элементы нашего страха перед смертью и столкнуться с ними по отдельности может помочь нам восстановить спокойствие и меньше беспокоиться о наших страхах.

Смерть и страх смерти часто являются сложными темами для обсуждения, особенно когда даже медицинские работники не знают, как об этом говорить, или также страдают от этого.

Как общество, мы настолько стремимся не думать о конце жизни, что начали зацикливаться на способах искусственного сохранения жизни, таких как крионика или «дополненная вечность», проект, направленный на создание «цифровых технологий». наследники », способные рассуждать и отвечать аналогично своим человеческим« оригиналам ».

Не существует четкого способа справиться с мыслью о нашей собственной или чужой смертности, и все же мы должны это делать, если хотим вести продуктивную жизнь. Что вы думаете: лучше ли встречать смерть с широко открытыми глазами?

Почему мы боимся смерти и как ее преодолеть

Смерть — чего не надо бояться? Это окончательный конец! Но в то время как одни люди боятся смерти, другие принимают ее как неизбежную. Так почему одни люди боятся этого больше, чем другие?

Оказывается, то, как мы думаем о смерти, может повлиять на то, как мы думаем и действуем в повседневной жизни.Например, исследование 2016 года показало, что страх смерти может усилить наше желание мести и политического насилия. Участников из Палестины, Израиля и Южной Кореи побудили подумать о личной боли или смерти, а затем спросили их мнение о том, как следует разрешать конкретные политические конфликты. Те, кому напомнили о смерти, с большей вероятностью поддержали военные действия, чем те, кто думал только о боли.

Боязнь смерти также усложняет нам переживание горя.Недавнее исследование показало, что те, кто боялся смерти, с большей вероятностью имели длительные симптомы горя после потери любимого человека по сравнению с теми, кто принял смерть. Для медицинских работников, которые ухаживают за умирающими пациентами, их собственный страх смерти может мешать эффективному общению с пациентами и их семьями.

Есть некоторые вещи, которые могут тонко или не так тонко повлиять на то, насколько мы боимся смерти.

Источник: Кристина Конти / Shutterstock

1.Пожилые люди меньше боятся смерти. Вы могли подумать, что это было бы наоборот, но эта закономерность снова и снова обнаруживалась в научных исследованиях. Мы склонны считать, что чем старше человек, тем он кажется ближе к смерти и, следовательно, тем больше он должен ее бояться. Но что интересно, пожилой возраст ассоциируется с большим принятием смерти.

Это может быть связано с тем, что пожилые люди больше пережили жизнь и меньше боятся упустить что-то. Или это может быть потому, что у них больше опыта в том, чтобы быть свидетелями смерти других и справляться с ними.

2. Религиозная вера увеличивает наш страх (но это сложно). Вот еще один парадокс. Вы можете подумать, что религиозная вера, которая обычно включает в себя уверенность в загробной жизни или больший смысл жизни, заставит людей лучше чувствовать окончательность смерти. Но исследования показали, что люди с более сильной религиозностью, независимо от культуры или религии, сильнее боятся смерти.

Но стоит отметить, что есть исследования, которые показывают обратное.

Некоторые исследования показали, что, по крайней мере, среди жителей Запада те, кто больше всего боится смерти, умеренно религиозны. И неверующие, и очень религиозные люди меньше боялись смерти.

Возможно, умеренная религиозность помещает людей в «сладкую экзистенциальную точку» из-за боязни смерти — они не так расслаблены, как неверующие, но они также не придерживаются таких же сильных убеждений в отношении загробной жизни, как очень религиозные люди. . Также возможно, что яйцо приходит раньше курицы — люди, которые особенно боятся смерти, ищут религию как механизм выживания, но в конечном итоге они не очень религиозны.

3. Опыт с опасностью. Ваше взаимодействие с опасностью может также изменить ваш страх смерти. Хотя некоторые переживания заставляют вас меньше бояться смерти, слишком много может усилить ваш страх.

Вот пример: в очень крутом исследовании исследователи наняли парашютистов новичков, среднего и опытных парашютистов, чтобы они поделились своими чувствами по поводу смерти. Неудивительно, что начинающие парашютисты, у которых за плечами всего 1 прыжок, боялись смерти. Парашютисты среднего уровня, совершившие в среднем 90 прыжков, испугались гораздо меньше. Но — и это самое интересное — парашютисты-профессионалы, прыгнувшие более 700 раз, боялись смерти больше, чем парашютисты среднего уровня.

Это показывает, что простой риск смерти не уменьшает вашего страха перед ней. Может возникнуть кривая обучения, когда приобретение некоторого опыта снижает тревогу (возможно, потому, что вы обретаете большее чувство контроля), но получение большого опыта заставляет вас больше осознать, что в конце концов вы не можете обмануть смерть.

4. Физическое здоровье. Это менее удивительно: люди с лучшим физическим здоровьем меньше боятся смерти. Исследователи обнаружили, что люди с лучшим физическим здоровьем склонны чувствовать, что в жизни больше смысла. У них также лучше психическое здоровье. Это факторы, которые заставляют их меньше бояться смерти. В каком-то смысле это может воодушевить даже тех, кто не может контролировать свое физическое здоровье. Они все еще могут найти смысл в жизни и работать над своим психическим здоровьем, чтобы уменьшить свой экзистенциальный страх.

5. Стиль прикрепления. Стили привязанности относятся к тому, как мы думаем и ведем себя в близких отношениях. Они формируются в раннем возрасте, поэтому к тому времени, когда мы становимся взрослыми, мы обычно уже привыкаем к своим. Надежно привязанные люди, как правило, доверчивые, надежные и благосклонные партнеры. Люди с незащищенной привязанностью могут быть чрезмерно тревожными и контролирующими, отстраненными и сдержанными, или сочетать то и другое.

Когда дело доходит до того, как они относятся к смерти, люди с безопасным стилем привязанности боятся смерти меньше, чем люди с небезопасным стилем привязанности.Это интересно, потому что показывает, что в том, как мы думаем о смерти, есть аспекты отношений и близости.

Что можно сделать, чтобы меньше бояться смерти?

Все эти исследования, показывающие, что страх смерти может быть неустойчивым в зависимости от наших убеждений и опыта, вызывает вопрос: что мы можем сделать, чтобы бояться смерти меньше?

Некоторые факторы, влияющие на ваш страх смерти, например возраст, невозможно контролировать. И большинство из нас, вероятно, не могут (или не будут) прыгать с парашютом 90 раз.Но исследователи обнаружили кое-что еще, что мы можем сделать:

1. Помогите новому поколению. Термин «плодотворность» означает заботу о молодых людях и желание их воспитывать и направлять. Когда у пожилых людей появляется большее чувство способности к творчеству, они также склонны оглядываться на свою жизнь без сожаления и боли. Это, по понятным причинам, снижает страх смерти.

Даже если у вас нет детей или внуков, вы можете подпитывать свою генеративность, наставляя молодых людей в карьере или в жизни.Вы можете стать волонтером в программе Big Brothers Big Sisters, обучать соседского ребенка или наставлять кого-нибудь в своей профессиональной сфере.

2. Не избегайте этой темы. Мы стараемся избегать вещей, таких как смерть, которые доставляют нам дискомфорт, но избегание может сделать эти вещи еще более заметными в нашем сознании.

Интересное исследование с участием распорядителей похорон показало, что те, кто организовывал больше похорон, меньше боялись смерти. Среди врачей более многолетний опыт и большая подверженность смерти также привели к меньшему страху смерти.Но даже если вы не распорядитель похорон или медицинский работник, вы все равно можете познакомиться со смертью, читая о ней или работая волонтером в организациях, которые заботятся о людях с неизлечимыми заболеваниями.

3. Получите (смоделированный) выход из тела или околосмертный опыт. Вот захватывающий. Многочисленные исследования показали, что внетелесный опыт или опыт клинической смерти заставляет людей меньше бояться смерти. В случае околосмертного опыта может оказаться, что то, с чем мы сталкиваемся, менее пугает нас.

В случае внетелесных переживаний это могло бы дать нам ощущение того, что мы живем, даже когда мы отделены от нашего тела. Хотя вам не следует стремиться к околосмертному опыту (мы не хотим, чтобы он оказался не так уж близок), вы можете попробовать программу виртуальной реальности, которая имитирует внетелесный опыт.

4. Развивайте смысл жизни. Теперь это совет, который я считаю наиболее важным и действенным.

Мы знаем, что напоминание людям об их собственной смертности заставляет их бояться смерти.Но если кто-то чувствует, что имеет смысл в жизни, это напоминание его не беспокоит.

Обретение смысла жизни — непростая задача, но вы можете начать с определения своих ценностей, которые являются движущими силами общей картины, определяющими ваш жизненный путь. Будь то творчество, успех или безмятежность, проведите мозговой штурм по наиболее важным для вас ценностям и руководствуйтесь своей жизнью, помня об этих идеях.

Марк Твен сказал: «Страх смерти проистекает из страха перед жизнью.Человек, который живет полноценной жизнью, готов умереть в любой момент ».

Это очень мудро! Основываясь на исследовании, я думаю, что было бы более точным заменить «полностью живет» на «живет значимо». Но для некоторых, возможно, это то же самое. Независимо от того, как выглядит ваша значимая жизнь, начните развивать ее сейчас, и вы будете слишком заняты чувством удовлетворения, чтобы бояться смерти.

Версия этого поста под названием «Как справиться со страхом смерти» изначально была размещена в «Быстрых и грязных советах».

Когда ваш страх смерти нездоров

Страх смерти и смерти довольно распространен, и большинство людей боятся смерти в той или иной степени. В какой степени возникает этот страх и к чему он конкретно относится, варьируется от одного человека к другому. Хотя некоторый страх полезен, поскольку он заставляет нас быть более осторожными, некоторые люди также могут испытывать нездоровый страх смерти.

Кто боится смерти?

Страх смерти настолько распространен, что стимулировал множество исследовательских проектов и заинтриговал всех, от ученых до религиозных лидеров.Существует даже область исследований под названием танатология, которая изучает реакцию человека на смерть и умирания. Некоторые интересные выводы были сделаны при изучении страха смерти.

Согласно исследованию страхов американцев, проведенному в 2017 году Университетом Чепмена, 20,3% американцев «боятся» или «очень боятся» смерти. Стоит отметить, что в этот опрос включены и другие ответы, в которых говорится о смерти, а это более конкретно. Например, убийство незнакомцем (18,3%) и убийство своим знакомым (11.6%) также включены.

Интересно, что почти столько же американцев (20%) боятся публичных выступлений. Эта мысль натолкнула комика Джерри Сайнфелда на шутку: «Для обычного человека это означает, что если вы пойдете на похороны, вам будет лучше в гробу, чем произносить панегирик».

Женщины обычно проявляют большую склонность к страху смерти по сравнению с мужчинами. Возможно, это связано с тем, что женщины чаще признаются и обсуждают такие страхи. Тот факт, что исторически мужчины более склонны верить в смерть по какой-либо причине или цели, также может способствовать этому.

Некоторые исследователи утверждают, что молодые люди боятся смерти больше, чем пожилые люди. Однако одно исследование, проведенное среди умирающих на Тайване, показало, что страх смерти фактически не уменьшается с возрастом.

Кроме того, то же исследование показало, что страх пациентов перед смертью уменьшился после того, как они попали в хоспис. Возможно, это было результатом обучения и целостной эмоциональной и духовной поддержки, которую пациенты получают от членов команды хосписа.

Типы страха смерти

Наш общий страх смерти можно разделить на несколько конкретных типов страхов.

Страх боли и страданий

Многие люди опасаются, что, встретив смерть, они испытают мучительную боль и страдания. Этот страх распространен у многих здоровых людей, а также у пациентов, умирающих от рака или других неизлечимых заболеваний. К сожалению, многие люди не осознают, что паллиативная помощь может помочь облегчить боль и другие неприятные симптомы.

Страх неизвестного

Смерть остается неизведанным, потому что никто в истории человечества не пережил ее, чтобы рассказать нам, что на самом деле происходит после того, как мы сделаем наш последний вздох. Человеку свойственно стремиться понять и осмыслить мир вокруг нас. Реальность такова, что никто из живущих никогда не сможет полностью понять смерть.

Страх небытия

Многие люди опасаются мысли, что они полностью перестанут существовать после наступления смерти.Обычно мы можем связывать этот страх с атеистами или людьми, не имеющими личных духовных или религиозных убеждений. Правда в том, что многие верующие также беспокоятся о том, что их вера в загробную жизнь в конце концов нереальна или что они не заработали вечную жизнь при жизни.

Страх перед вечным наказанием

Подобно страху небытия, эта вера не распространяется только на набожных верующих религиозной или духовной веры. Многие люди — независимо от их религиозных убеждений или отсутствия духовных убеждений — опасаются, что будут наказаны за то, что они сделали или не сделали, находясь здесь, на Земле.

Страх потери контроля

Человеческая природа обычно стремится контролировать ситуации, с которыми мы сталкиваемся, но смерть остается чем-то, что мы не можем контролировать. Это многих пугает. Некоторые могут попытаться контролировать смерть в той или иной форме, ведя себя очень осторожно, чтобы избежать рисков, или проходить тщательные и частые проверки здоровья.

Страх перед тем, что станет с нашими любимыми

Еще один очень распространенный страх смерти связан с беспокойством о том, что случится с теми, кому мы доверяем, если мы умрем.Например, родители могут беспокоиться о новорожденном или ребенке.

Члены семьи, обеспечивающие уход на дому за любимым человеком, могут опасаться, что никто другой не сможет удовлетворить многочисленные потребности и требования их пациента. Кто-то в расцвете сил может испугаться при мысли о том, что из-за смерти он оставит супруга или партнера одного.

Нормальный против нездорового страха смерти

В общем, страх смерти может оказаться полезным для человека. Когда мы боимся смерти, мы часто действуем более осторожно и принимаем соответствующие меры предосторожности, чтобы минимизировать риски, например пристегиваемся ремнями безопасности или велосипедными шлемами.

Здоровый страх смерти также может напоминать нам о необходимости максимально использовать время здесь, на Земле, и не принимать наши отношения как должное. Боязнь реальности смерти также может подтолкнуть нас к усердной работе, чтобы оставить прочное наследие. Джордж Бернард Шоу, возможно, лучше всего резюмировал это, сказав: «Я хочу, чтобы меня полностью истощили, когда я умру, потому что чем больше я работаю, тем больше я живу».

С другой стороны, страх смерти иногда может оказаться настолько сильным, что мешает чьей-то повседневной жизни.Этот сильный, часто иррациональный страх смерти, известный как танатофобия, может поглотить чьи-то мысли. Это может повлиять даже на самые простые решения, которые они принимают, например, отказ выходить из дома только для того, чтобы принести почту.

Слово Verywell

Боязнь смерти естественна, и многие люди в той или иной степени разделяют этот страх. Если вы подозреваете, что ваш страх перерос в танатофобию, лучше всего обратиться за помощью к квалифицированному специалисту в области психического здоровья.

Диагностика и лечение танатофобии

Танатофобия или страх смерти — довольно сложная фобия.Многие, если не большинство, люди боятся смерти. Некоторые люди боятся быть мертвыми, в то время как другие боятся самой смерти. Однако, если страх настолько распространен, что влияет на вашу повседневную жизнь, у вас может быть полномасштабная фобия.

Роль религии

Страх многих людей перед смертью связан с их религиозными убеждениями, особенно если они проходят период вопросов. Некоторые люди думают, что знают, что произойдет после смерти, но беспокоятся, что могут ошибаться.Некоторые считают, что путь к спасению очень прямой и узкий, и опасаются, что любые отклонения или ошибки могут стать причиной их вечного осуждения.

Религиозные убеждения очень индивидуализированы, и даже терапевт, придерживающийся той же общей веры, может не полностью понять убеждения клиента. Если страх смерти имеет религиозную основу, часто полезно получить дополнительную консультацию у своего религиозного лидера. Однако его никогда не следует использовать вместо традиционных консультаций по психическому здоровью.

Типы страхов

Существует множество причин танатофобии, некоторые из которых обычно включают следующие.

Страх неизвестного

Танатофобия также может иметь корни в страхе перед неизвестным. Желание знать и понимать окружающий мир является частью человеческого состояния. Однако то, что происходит после смерти, нельзя однозначно доказать, пока мы живы.

Однако, по крайней мере, одно исследование показало, что повышение эмоционального интеллекта может помочь вам справиться со страхом перед неизвестным, тем самым уменьшая страх смерти.Взаимодействие с другими людьми

Страх потери контроля

Как и знание, контроль — это то, к чему стремятся люди. Тем не менее, акт смерти находится вне всякого контроля. Те, кто боится потери контроля, могут попытаться сдержать смерть с помощью строгих, а иногда и экстремальных проверок здоровья и других ритуалов.

Со временем легко увидеть, как люди с этим типом танатофобии могут подвергаться риску обсессивно-компульсивного расстройства, болезненного тревожного расстройства (ранее называвшегося ипохондрией) и даже бредового мышления.Взаимодействие с другими людьми

Страх боли, болезни или потери достоинства

Некоторые люди с явным страхом смерти на самом деле не боятся самой смерти. Вместо этого они боятся обстоятельств, которые часто сопровождают акт смерти. Они могут бояться сильнейшей боли, изнурительной болезни или даже связанной с этим потери достоинства.

Этот тип танатофобии может быть идентифицирован путем тщательного опроса о специфике страха. Многие люди с этим типом страха также страдают нозофобией, болезненным тревожным расстройством или другими соматоформными расстройствами.

Страх бросить родственников

Многие люди, страдающие танатофобией, не так боятся умереть, как того, что может случиться с их семьями после их смерти.

Страх смерти у детей

Детский страх смерти может быть разрушительным для родителей, но на самом деле может быть здоровой частью нормального развития. Детям обычно не хватает защитных механизмов, религиозных убеждений и понимания смерти, которые помогают взрослым справиться с этим.Они также не до конца понимают время, из-за чего им трудно принять тот факт, что люди иногда уходят и возвращаются снова.

Эти факторы могут привести детей к путанице, а иногда и к пугающему представлению о том, что значит быть мертвым. Можно ли квалифицировать страх как фобию, зависит от его серьезности и продолжительности присутствия.

Фобии, как правило, не диагностируются у детей до тех пор, пока они не проявляются более шести месяцев.

Связанные страхи

У людей, страдающих танатофобией, нередко развиваются связанные с этим фобии.Страх перед надгробиями, похоронными бюро и другими символами смерти — обычное дело, поскольку они могут служить напоминанием об основной фобии. Боязнь призраков или других существ также распространена, особенно у тех, чья танатофобия основана на религиозных факторах.

Диагноз танатофобии

Поскольку существует так много возможных причин и осложнений, важно, чтобы диагностика танатофобии проводилась только квалифицированным специалистом в области психического здоровья.

Он может задать наводящие вопросы и помочь пациенту понять, что именно происходит.Также она может распознать симптомы сопутствующих заболеваний и назначить соответствующий курс лечения.

Лечение танатофобии

Курс лечения во многом зависит от личных целей клиента в терапии. Она пытается разрешить религиозный конфликт? Он просто хочет иметь возможность без паники посещать мероприятия на Хэллоуин?

Прежде чем составить план лечения, терапевт должен определить ожидания клиента.

В зависимости от обстоятельств для лечения танатофобии могут быть уместны различные терапевтические решения. Они могут варьироваться от когнитивно-поведенческой до психоаналитической терапии. Дополнительные религиозные консультации, лекарства и другие терапевтические альтернативы также могут использоваться в сочетании с терапией.

Когда обращаться за помощью при танатофобии

Обращаться за лечением от какой-либо фобии или нет — это личное решение. Независимо от того, решите ли вы получить профессиональную помощь, преодоление страха смерти может стать постоянной ежедневной борьбой.

В отличие от многих фобий, которые вызваны конкретными инцидентами, такими как вид паука, танатофобия может постоянно находиться в глубине души.Возможно, вам будет интересно обсудить эту фобию с теми, кто разделяет ваш страх.

Мы боимся смерти, но что, если смерть не так страшна, как мы думаем? | Смерть и умирать

«Идея смерти, страх перед ней преследуют человеческое животное как ничто другое», — писал Эрнест Беккер в своей книге «Отрицание смерти». Это достаточно сильный страх, чтобы заставить нас запихнуть капусту в глотку, бегать в поту на беговой дорожке в 7 утра в понедельник утром и показать свои гениталии незнакомцу с холодными руками и в белом халате, если мы чувствуем, что что-то не так.

Но наш надвигающийся конец — это не просто доброжелательный поставщик здорового образа жизни. Исследователи обнаружили, что смерть может определять наши предубеждения, жертвуем ли мы на благотворительность или пользуемся солнцезащитным кремом, наше желание прославиться, за какого лидера мы голосуем, как мы называем своих детей и даже как мы относимся к грудному вскармливанию.

И, конечно, нас это пугает. Тревога смерти, по-видимому, лежит в основе нескольких расстройств психического здоровья, включая тревогу за здоровье, паническое расстройство и депрессивные расстройства.И мы слишком напуганы, чтобы об этом говорить. Опрос ComRes, проведенный в 2014 году, показал, что восемь из десяти британцев чувствуют себя неуютно, говоря о смерти, и лишь треть написала завещание.

Но нам не нужно так сильно волноваться, согласно новому исследованию, сравнивающему наше восприятие того, что значит умереть, с сообщениями людей, которым грозит неминуемая смерть. Исследователи проанализировали статьи постоянных блоггеров с неизлечимым раком или боковым амиотрофическим склерозом (БАС), которые все умерли в ходе исследования, и сравнили их с сообщениями в блогах, написанными группой участников, которым было предложено представить, что им поставили диагноз: в терминальной стадии рака, и жить осталось всего несколько месяцев. Они искали общие чувства позитивности и негатива, а также слова, описывающие позитивные и негативные эмоции, включая счастье, страх и ужас.

Было обнаружено, что сообщения в блогах неизлечимо больных содержат значительно больше положительных слов и меньше отрицательных, чем те, которые воображают, что они умирают, — и по мере приближения к смерти они используют положительный язык.

Курт Грей, один из исследователей исследования, сказал: «Я полагаю, это потому, что они знают, что все становится серьезнее, и есть какое-то принятие и сосредоточение внимания на положительном, потому что они знают, что у них мало осталось времени.”

Исследователи также сравнили последние слова и стихи заключенных, приговоренных к смертной казни, с группой людей, которым было поручено представить, что им грозит казнь. Опять же, отрицательных слов от заключенных было меньше. В целом те, кто столкнулся со смертью, больше сосредоточились на том, что делает жизнь значимой, включая семью и религию.

«Мы все время говорим о том, насколько мы физически адаптированы, но мы также адаптируемся умственно. Мы можем быть счастливы в тюрьме, в больнице, а также можем быть счастливы на грани смерти », — сказал Грей.

«Смерть — это не просто часть человеческого существования, но и центральная часть его. Все умирают, и большинство из нас этого боится. Наше исследование важно, потому что оно говорит, что это не так плохо, как мы думаем ».

Но прежде чем мы забегаем слишком далеко, исследование вызывает несколько вопросов. Лиза Иверач, научный сотрудник Сиднейского университета, объяснила, что исследование подчеркивает, что участники могли быть менее негативными, потому что тайна смерти была удалена.

«У людей, которым грозит неминуемая смерть, было больше времени, чтобы осмыслить идею смерти и умирания, и, следовательно, они могут больше смириться с неизбежностью смерти. У них также есть очень хорошее представление о том, как они собираются умереть, что может принести некоторое чувство покоя или принятия ».

Но не все из нас будут знать, как и когда мы умрем, прежде чем это произойдет, и, следовательно, упустим какие-либо преимущества, обнаружив ее неопределенность.

Хави Карел, профессор философии Бристольского университета, согласен с выводами исследования о том, насколько мы способны к адаптации.«Я думаю, ты привыкаешь к мысли о смерти, как мы привыкли ко многому. Первоначальный шок после плохого прогноза ужасен, но после месяцев или лет жизни с этим знанием страх утихает », — сказала она.

Однако Карел также отметил, что существует важное различие между положительными реакциями и приятностью, и что есть некоторые неприятные и болезненные события, к которым мы все еще относимся положительно, например, роды.

«Блоги пишутся для общего пользования и остаются там после смерти людей.Использование блогов и стихов может выявить только те эмоции, которыми люди хотят поделиться, или даже просто созданные для того, чтобы их запомнили. Действительно ли люди говорят правду в своих блогах? Возможно, до некоторой степени, но это очень публичные СМИ », — сказал Карел.

«Возможно, они« делают храброе лицо ». Трудно сказать, но блоги явно не самый интимный способ общения. Возможно, лучше использовать дневники, записанные разговоры с близкими или даже личные письма.

Натан Хефлик, исследователь и преподаватель Университета Линкольна, также предостерегает от интерпретации результатов как о том, что умирающие люди рассматривают смерть как полностью положительный опыт. «Я думаю, что это опасное сообщение, и это не вывод, отраженный в данных исследования. Быть менее негативным — это не то же самое, что приветствовать это или хотеть смерти », — сказал он.

«Люди будут бояться смерти. Эти умирающие люди боялись смерти. Они просто не боялись этого так сильно, как люди думают.”

Если страх смерти на самом деле так же неизбежен, как и само событие, есть одно изменение, которое мы можем сделать, чтобы помочь. В западной культуре мы склонны притворяться, что смерти не существует, в то время как исследования показали, что восточноазиатская философия смерти инь и ян — где жизнь не может существовать без смерти — позволяет людям использовать смерть как напоминание, чтобы наслаждаться жизнью.

«Я считаю, что Великобритания и США являются культурами, отрицающими смерть, поскольку смерть в основном избегается как тема», — сказал Хефлик.

«Чем меньше что-то открыто обсуждается, тем страшнее становится. Хотя избегание разговоров о смерти может уменьшить некоторый дискомфорт в краткосрочной перспективе, это, вероятно, заставляет большинство из нас гораздо больше беспокоиться о смерти в долгосрочной перспективе ».

Почему я так боюсь смерти в последнее время?

Смерть может быть одной из немногих общих черт, и все же, как ни странно, наши страхи вокруг нее могут в конечном итоге заставить нас чувствовать себя ужасно одинокими.

Здесь, в западном мире, смерть до сих пор остается запретной темой.Это то, о чем мы просто не говорим. Это означает, что, когда возникают страхи, мы можем неохотно делиться ими с окружающими нас людьми.

Возможно, мы не хотим показаться болезненными или «гасить» настроение, или, может быть, мы так боимся, просто думая о смерти, что делаем все, что в наших силах, чтобы не допустить, чтобы эта тема даже обсуждалась.

В какой-то момент все мы столкнемся со страхом смерти. В конце концов, что происходит, когда гаснет свет, остается одной из самых больших загадок жизни.

Не только бояться неизвестного — это нормально, но в нынешние неопределенные времена мы, вероятно, обнаружим, что наши мысли еще больше обращаются к нашей собственной смертности.

И это не обязательно плохо. Фактически, размышления о смерти могут побудить нас внести важные изменения в нашу жизнь. Это может заставить нас задуматься, живем ли мы жизнью, основанной на наших ценностях — вещах, которые важны для нас.

Но — и это важное но — в то время как думать о смерти — это нормально, одержимо беспокоиться о ней — нет.Если вы застряли в тисках беспокойства и изо всех сил стараетесь не думать или говорить о смерти, это может указывать на более глубокую проблему.

В этой статье мы собираемся изучить «смертельную тревогу» и некоторые признаки и симптомы, на которые следует обратить внимание.

Почему я так много думаю о смерти?

Как следует из названия, танатофобия — или страх смерти — это фобия. А фобии, как правило, либо ловят, либо учат.

Многие люди начинают беспокоиться о смерти после потери близкого человека.Потеря любимого человека может пролить свет на хрупкость нашей собственной жизни. Точно так же «близкий вызов» или близкий к смерти опыт также может привести к озабоченности смертью. Во многом так же, как врачи и медсестры, работающие в отделениях неотложной медицинской помощи, которые регулярно подвергаются смертельному исходу, могут быть уязвимы для развития страха смерти.

Тем не менее, вам не обязательно подвергаться смерти, чтобы развить смертельную тревогу. Он также может развиваться, казалось бы, неожиданно.

Как сказал Юнг, «то, чему мы сопротивляемся, сохраняется».Поскольку мы выросли в культуре, которая избегает разговоров о смерти, когда мы задумываемся о , мы можем попытаться подавить эти страхи. Может быть, мы пытаемся отвлечься от трудных мыслей и чувств, применяя неадаптивные стратегии преодоления трудностей — выпивку, куря, смотря телевизор, делая покупки и т. Д.

Но загвоздка в следующем: чем больше мы стараемся избегать сложных мыслей и чувств, тем более интенсивными они могут стать.

Итак, то, что начиналось как естественные, здоровые мысли о смерти, может легко ввести нас в отрицательный цикл беспокойства.

Симптомы тревоги смерти
  • Сильный страх или тревога всякий раз, когда вы думаете о смерти
  • Думайте или беспокоитесь о ней каждый день
  • Избегайте ситуаций, в которых вы думаете, что вам, возможно, придется подумать или поговорить об этом
  • Физические симптомы при мысли о смерти — учащенное сердцебиение, потливость, боли в животе, тошнота и т. д.
  • Проблемы со сном
  • Боязнь худшего каждый раз, когда вы что-то заболеете, или часами ищите симптомы в Интернете. (Беспокойство о здоровье и страх смерти часто сочетаются друг с другом — оба связаны с контролем, и с трудностью переносить неопределенность).

Я все время думаю о смерти — я в депрессии?

Хотя страх смерти сам по себе не является расстройством, экзистенциальные страхи лежат в основе многих тревожных и депрессивных расстройств. Это означает, что это часто связано с такими проблемами психического здоровья, в частности с генерализованным тревожным расстройством (ГТР), которое характеризуется частым и неконтролируемым беспокойством.

Важно понимать, что то, что вы думаете о смерти, не означает, что у вас проблемы с психическим здоровьем. Страхи перед смертью становятся проблематичными, если они возникают ежедневно и очень постоянны (в течение 6 месяцев и более). Когда это происходит, вполне вероятно, что эти мысли и страхи начали мешать вам получать удовольствие от повседневной жизни.

Преодоление страха смерти

Преодоление страха смерти обычно включает в себя общий контроль над своим беспокойством.

Как только мы признаем и признаем собственными , что у нас есть проблема, мы даем себе возможность начать предпринимать необходимые шаги для восстановления.

Therapy предоставляет безопасное пространство, чтобы поделиться своими страхами и научиться более здоровым способам справиться с трудными мыслями и чувствами о смерти, когда они возникают.

По словам Эпиктета, «Смерть необходима, и ее нельзя избежать. Я имею в виду, куда я пойду, чтобы уйти от этого? »

Смерть — это нормальная, естественная часть жизни.Как бы нас это ни пугало, мы не можем тратить свою жизнь, беспокоясь о том, что, как мы знаем, никогда не сможем изменить.

И если мы не можем избежать этого, мы должны найти способ принять это.

Один из ключевых принципов диалектической поведенческой терапии (ДПТ) — это радикальное принятие , которое фокусируется на принятии реальности, а не на борьбе с ней — или попытках «избежать» ее. Радикальное принятие не означает, что нам нужно что-то вроде , это просто означает признание реальности. Отрицание реальности только причинит нам больше страданий в долгосрочной перспективе.

Когда мы находим принятие с нашим собственным непостоянством, мы понимаем, что все, что у нас когда-либо действительно есть, — это настоящий момент. Вместо того чтобы бояться смерти, мы можем сосредоточиться на принятии жизни, проживая каждое мгновение так, чтобы это было важно. Таким образом, смерть может стать движущей силой построения жизни, которая заставляет нас чувствовать себя по-настоящему живыми.

Танатофобия: понимание страха смерти

Что такое танатофобия?

Танатофобию обычно называют страхом смерти.В частности, это может быть страх смерти или страх процесса умирания.

Для кого-то с возрастом естественно беспокоиться о собственном здоровье. Также часто люди беспокоятся о своих друзьях и семье после их ухода. Однако у некоторых людей эти опасения могут перерасти в более серьезные беспокойства и страхи.

Американская психиатрическая ассоциация официально не признает танатофобию расстройством. Напротив, беспокойство, с которым кто-то может столкнуться из-за этого страха, часто связывают с общим беспокойством.

Признаки и симптомы танатофобии включают:

Лечение фокусируется на:

  • обучении переориентировать страхи
  • говорить о своих чувствах и беспокойствах

Симптомы танатофобии могут не проявляться постоянно. Фактически, вы можете заметить признаки и симптомы этого страха, только когда и если вы начнете думать о своей смерти или смерти любимого человека.

Наиболее частые симптомы этого психологического состояния включают:

  • более частые панические атаки
  • повышенное беспокойство
  • головокружение
  • потливость
  • учащенное сердцебиение или нерегулярное сердцебиение
  • тошнота
  • боль в животе
  • чувствительность к горячему или холодному температура

Когда приступы танатофобии начинаются или усиливаются, вы также можете испытывать несколько эмоциональных симптомов. К ним могут относиться:

  • избегание друзей и семьи в течение длительного периода времени
  • гнев
  • грусть
  • возбуждение
  • чувство вины
  • постоянное беспокойство

У некоторых людей чаще возникает страх смерти или страх перед смертью. при мысли о смерти. Эти привычки, поведение или личностные факторы могут увеличить риск развития танатофобии:

Возраст

Пик тревожности смерти приходится на 20 лет. Он исчезает, когда они становятся старше.

Пол

И мужчины, и женщины испытывают танатофобию в свои 20 лет. Однако в 50 лет женщины испытывают вторичный всплеск танатофобии.

Родители близки к концу жизни

Было высказано предположение, что пожилые люди испытывают танатофобию реже, чем молодые.

Однако пожилые люди могут опасаться процесса смерти или ухудшения здоровья. Однако их дети больше боятся смерти. Они также с большей вероятностью скажут, что их родители боятся смерти из-за их собственных чувств.

Смирение

Менее скромные люди чаще беспокоятся о собственной смерти. Люди с более высоким уровнем смирения меньше чувствуют самомнение и с большей готовностью принимают жизненный путь. Это означает, что они реже страдают страхом смерти.

Проблемы со здоровьем

Люди с большим количеством проблем с физическим здоровьем испытывают больший страх и беспокойство, когда думают о своем будущем.

Танатофобия не является клинически признанным заболеванием. Не существует тестов, которые могут помочь врачам диагностировать эту фобию.Но список ваших симптомов поможет врачам лучше понять, что вы испытываете.

Официальным диагнозом, скорее всего, будет тревога. Однако ваш врач заметит, что ваше беспокойство происходит из-за страха смерти или смерти.

Некоторые люди, страдающие тревожностью, испытывают симптомы более 6 месяцев. Они также могут испытывать страх или беспокоиться о других проблемах. Диагноз этого более широкого тревожного состояния может быть генерализованным тревожным расстройством.

Если ваш врач не уверен в диагнозе, он может направить вас к психиатру.Это может включать:

  • терапевт
  • психолог
  • психиатр

Если психиатр поставит диагноз, он также может предоставить лечение вашего состояния.

Подробнее о поиске и выборе врача для лечения тревожности.

Лечение тревоги и фобий, таких как танатофобия, направлено на ослабление страха и беспокойства, связанных с этой темой. Для этого ваш врач может использовать один или несколько из следующих вариантов:

Разговорная терапия

Обмен опытом с терапевтом может помочь вам лучше справиться со своими чувствами.Ваш терапевт также поможет вам узнать, как справиться с этими чувствами.

Когнитивно-поведенческая терапия

Этот тип лечения направлен на поиск практических решений проблем. Цель состоит в том, чтобы со временем изменить ваш образ мышления и успокоить свой ум, когда вы сталкиваетесь с разговорами о смерти или умирании.

Техники релаксации

Медитация, образы и дыхательные техники могут помочь уменьшить физические симптомы тревоги, когда они возникают. Со временем эти методы могут помочь вам уменьшить ваши конкретные страхи в целом.

Лекарства

Ваш врач может прописать лекарства для уменьшения беспокойства и чувства паники, которые часто встречаются при фобиях. Однако лекарства редко бывают долгосрочным решением. Его можно использовать в течение короткого периода времени, пока вы работаете над преодолением своего страха в терапии.

Беспокойство о своем будущем или будущем любимого человека — это нормально. Хотя мы можем жить настоящим моментом и наслаждаться друг другом, страх смерти или смерти все еще может вызывать беспокойство.

Если беспокойство переходит в панику или кажется слишком сильным, чтобы справиться с ним самостоятельно, обратитесь за помощью.Врач или терапевт могут помочь вам узнать, как справиться с этими чувствами и как перенаправить свои чувства.

Добавить комментарий