Потенциальная жертва это: Жертва и потенциальная жертва преступления как субъект правоотношений Текст научной статьи по специальности «Право»

Содержание

Жертва и потенциальная жертва преступления как субъект правоотношений Текст научной статьи по специальности «Право»

Виктимология 2(16) / 2018, с. 34-39

Васильев С. А.

ЖЕРТВА И ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ

ЖЕРТВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

КАК СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Данная статья посвящена проблемам существования потенциальных жертв преступлений и иных правонарушений в современной России. С точки зрения соотношения таких субъектов права, как человек и государство, в работе сделана попытка обосновать необходимость более пристального государственного внимания к защите прав потерпевшего и тех лиц, которые потенциально могут оказаться в роли таковых.

Ключевые слова: потерпевший, жертва преступления, потенциальная жертва, правоотношения, защита прав, человек и его права, теория соотношений.

В последние годы опубликовано большое количество работ, посвященных вопросам правоотношений в различных сферах общественной жизни. Основная их масса все же отталкивается от норм действующего права, чаще всего предполагая, что как та или иная сфера общественной жизни урегулирована, так в жизни все и происходит. Чаще всего указанная позиция находит свое отражение на практике, однако вопросы защиты прав жертв преступлений, к сожалению, недостаточно урегулированы. И.В. Мисник и вовсе считает, что с юридической точки зрения преступники, подсудимые, обвиняемые защищены в куда большей степени, чем потерпевшие [9, с. 3]. В этом по большей части нет вины законодателя, т.к. недостаточно изучены соответствующие правоотношения по целому ряду причин. Одной из них является недостаточно глубокая доктринальная проработка определения правового статуса жертв преступлений, отталкиваясь от тех правоотношений, в которых они оказываются в результате претерпевания преступления.

Описанные выше правоотношения по Русской правде Ярослава Мудрого [13, с.75-86] или закону талиона [7, с.13]

строились бы между жертвой и преступником, но современное государство, провозгласив в Уголовном кодексе Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-Ф3 только себя в качестве легитимного карателя, такого не допускает [15]. Поэтому правоотношения, в которых участвует жертва после того как перенесенные жизненные трудности такого лица признаны судом в качестве преступления, строятся в соотношении с государством.

Взаимоотношения между гражданами и государством О.Е. Кутафин отмечал в качестве обязательного условия полноценной реализации прав граждан наличие развернутых юридических процедур, позволяющих решить максимально возможное количество самых разных ситуаций, с которыми сталкиваются люди [8, С. 320]. Возможно, для этой цели в современной России действует огромное количество нормативных правовых актов, регулирующих самые разные общественные отношения, которые, порой, не имеют к праву совершенно никакого отношения.

В.М. Гессен считал, что соотношения правительства и отдельной личности являются именно правоотношениями — т.е.

отношением между правовыми субъектами, изначально юридически равными друг другу. Это отличает властеотноше-ния, в рамках которых субъект оказывает воздействие на подвластный ему объект [5, с.56].

В Европе же бытовало иное мнение, согласно которому координация деятельности людей, управление ими, даже если последние того не желают, считалось долгом власти [3, с.261]. То есть, люди самостоятельно принимают решения, осуществляют активные действия, государство же вносит лишь некоторые коррективы.

В случае с жертвами преступления все так и выходит в конечном итоге: государство инициативно не стремится активным образом восстановить нарушенные права человека, оставляя только юридические гарантии и иные условия, с помощью которых потерпевший должен инициативно обращаться в компетентные органы, восстанавливать справедливость, преодолевая бюрократизм, доказывая свою правоту, собирая справки, иные документы, дополнительные доказательства, о чем ярко свидетельствует ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ [14].

Конкретные виды государственной защиты жертвы преступления перечислены в гл. 2 Федерального закона от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» [10], однако на практике следует обосновать необходимость их реализации.

Так, статус потерпевшего еще необходимо «заслужить», соблюдая фактические и юридические основания. Жертва преступления должна быть готовой в любой момент подтвердить то обстоятельство, что в отношении нее был причинен вред (фактическое основание), а также необходимо юридическое оформление самого преступного посягательства компетентным лицом. Описывающий данные обстоятельства в свое работе М.К. Джа-шуев, отмечает также то, что в уже упоминавшейся ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ прописаны процессуальные права потерпевшего для того, чтобы он мог восстанавли-

вать свои права. При этом автор справедливо употребляет такие слова, как «бороться», «добиваться» и др. [6, с.90-91].

М.С. Сирик отмечает, что в России отсутствует целостная всеобъемлющая государственная виктимологическая доктрина, направленная на качественное и эффективное государственное воздействие на правоотношения с целью защиты прав потерпевших. Это, в свою очередь, обуславливает неправильную квалификацию отдельных преступлений, искаженный статистический учет и ряд других криминологических последствий, негативным образом влияющих на соблюдение и защиту прав человека в России [11, с.4].

Кроме того, недостаточно эффективная защита потерпевшего и иных потенциальных жертв преступления негативным образом влияет на сам ход уголовно-процессуального разбирательства, т.к. люди боятся участвовать в указанных процедурах, умалчивают известные им факты и в целом не мотивированы на плодотворное сотрудничество с государством [18, с.113].

В этой связи предлагается переменить парадигму самих правоотношений между государством и потерпевшим, согласно которому публичная власть посредством работы своих компетентных органов должна инициативно самостоятельно решать проблемы потерпевших, в особенности тех лиц, которые стали жертвами тяжких и особо тяжких преступлений. С моей точки зрения, об оперативных мерах по поддержке или защите потерпевшего должен инициативно принимать решение субъект, возбудивший уголовное дело с письменного согласия самого защищаемого. Социальные и иные меры могут приниматься государством после вынесения приговора преступнику.

При этом, безусловно, необходимо не просто учитывать объективную необходимость принятия соответствующих мер со стороны государства, но и выработать определенные критерии рекомендательного характера, служащие ориентиром лицу, принимающему решение о применении мер защиты пострадавшего. Исходя из судебной практики, средств массовой информации, приходится констатировать большое количество случаев, когда в обычных бытовых условиях муж систематически избивает жену, последняя

в редких случаях, не выдерживая, обращается в правоохранительные органы, которые задерживают фактического преступника, а через какое-то время выпускают его обратно. После этого все возвращается на круги своя. Как справедливо замечает К.В. Вишневецкий, некоторые люди, как, например, в описанном примере, сами изначально являются потенциальными жертвами правонарушений, что является их индивидуальной особенностью [4, с.212].

Здесь же следует отметить, что уголовное законодательство, как материальное, так и процессуальное, фактически создало такую ситуацию, при которой любой из нас является незащищенным. Так, пока не совершено преступление, какая бы угроза ни нависала над каждым из нас, правоохранительные органы не смогут защитить человека, совершенно справедливо не имея на то законных оснований. Так, на протяжении 2013-2014 годов жительница города Домодедово Московской области несколько раз обращалась к участковому уполномоченному полиции с жалобами на то, что владелец собаки, проживающий с ней в одном подъезде, выпускает своего питомца на улицу, в подъезд многоквартирного жилого дома без поводка и намордника. Данная собака бросалась на людей, держа в страхе весь подъезд. Полиция не могла никак отреагировать на данные обращения, беседы с владельцем собаки не давали результата. Фактически все находились в ожидании того, как один из соседей окажется покусанным. Таким образом, все жители описанного подъезда и близлежащих окрестностей фактически являлись потенциальными жертвами, пусть не преступления, но халатности, способной привести к негативным последствиям.

В практике Европейского суда по правам человека существует понятие потенциальной жертвы, которое относится к отношениям потерпевшего, хоть и потенциального, и государства, на территории которого он находится. Сущность данной категории сводится к тому, что законодательство государства или правоприменительная практика потенциально способна в будущем негативным образом сказаться на таком человеке [1, с.36]. Данный опыт, по моему мнению, вполне возможно применить к российскому уголовно-правовому регулированию с соот-

ветствующей процессуальной адаптацией к осуществляемым правоотношениям.

Отдельные составы преступлений превращают обычных, ничего не подозревающих граждан в потенциальных жертв преступлений. Например, Е. М. Юцкова считает, что терроризм в качестве жертвы преступления должен предполагать не только тех лиц, которые пострадали от соответствующих действий, являются потерпевшими, но и всех остальных граждан, которые начинают бояться посещать публичные мероприятия, опасаются лиц, выглядящих подозрительно и т.д. [17, с.84]. Ю.В. Бурова особым образом отмечает подверженность детей такому негативному воздействию со стороны террористов [2, с.32-24]. Е.В. Шевченко справедливо относит детей, в особенности отдельные их категории к изначальным потенциальным жертвам негативного воздействия на них из вне по их сугубо психо-со-циальным особенностям [16, с.227].

М. А. Стародубцева к таким относит преимущественно проводящих свое свободное время дома в социальных сетях и на иных Интернет-ресурсах [12, с.136].

А. В. Яшин предлагает относить к потенциальным жертвам преступления всех физических лиц, вовлекаемых в уголовный процесс, т.к. их участие в указанных мероприятиях, как в настоящее время, так и в прошлом, могло быть основанием, которое может побудить подозреваемых совершить в отношении таких лиц противоправные деяния [18, с. 117].

Эти обстоятельства также необходимо учитывать при выработке предложений нормативного правового совершенствования регулирования правоотношений. Таких лиц частично можно признать косвенными жертвами, т.к. непосредственным образом они не пострадали, с уголовно-процессуальной точки зрения они не могут быть потерпевшими, однако их законные интересы затронуты [1, с.32] и должны быть учтены.

Кроме того, в доктрине высказываются позиции, согласно которым суд должен учитывать отдельные интересы потерпевших при вынесении наказания преступнику [11, с.8]. В этой связи, безусловно, никто не говорит об обязательной реализации мнения потерпевшего в указанной ситуации. На основании действующего нормативного правового регулирования, фактически возможно только

категорическое смягчение наказания путем примирения с потерпевшим и все. В то же время большинство наказаний, предусмотренных действующим Уголовным кодексом Российской Федерации, граждане считают несоразмерными тем деяниям, которые они совершили. Поэтому при вынесении приговора, с моей точки зрения, суд должен учитывать, в том числе и позицию потерпевшего, что также явится одной из гарантий защиты законных интересов граждан.

На основании всего вышеизложенного предлагается существенным образом пересмотреть положения Федерального закона от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и отдельные положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ для защиты со стороны государства не только жертв уже состоявшихся преступлений, но и тех, над кем постоянно нависает угроза. Граждане должны находиться в состоянии постоянной защищенности, обеспечиваемой государством. Безусловно, для этого необходимо вырабатывать норма-

тивные правовые критерии в отношении тех, кто еще не стал жертвой преступления, но потенциально может ей быть. Это обусловлено тем, что существуют разные категории людей, некоторые из которых, по их словам, постоянно нуждаются в государственной защите, но фактические основания для этого отсутствуют.

Такими критериями могут быть, например, совершение в отношении потерпевшего административного правонарушения, подтвержденные обращения в правоохранительные органы, по тем или иным причинам не позволявшие государству привлечь нарушителя к ответственности, участие лица в уголовном процессе в качестве свидетеля и т.д.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью, соблюдение, обеспечение и защита которых является прямой обязанностью государства. Принятие и реализация на практике высказанных в данной работе предложений позволит еще раз подтвердить, что данная конституционная норма не декларативна, существенным и позитивным образом воздействует на правовой статус граждан России.

ПРИМЕЧАНИЕ:

1. Афанасьев Д.В. К вопросу о субъектах обращения в Европейский Суд по правам человека (непосредственная, косвенная и потенциальная жертвы) // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2008. — № 12. — С. 31-38.

2. Бурова Ю.В. Дети как потенциальные жертвы террористических акций // Научные исследования в социально-экономическом развитии общества: Материалы Международной научно-практической конференции. Редколлегия: Б.Ф. Кевбрин (отв. ред.) [и др.]. — Саранск: Принт-Издат. — 2017. — С. 32-34.

3. Виппер Р.Ю. Учебник истории. Часть III. Новое время. — Рига: Изд. акц. общ. Вальтере и Рапа, 1928. — 473 с.

4. Вишневецкий К.В. Место виктимологической теории в криминологии // Теория и практика общественного развития. 2011. № 5. С. 209-213.

5. Гессен В.М. Основы конституционного права. — Петроград: Право, 1918. — 438 с.

6. Джашуев М.К. Понятие потерпевшего и порядок признания потерпевшим в уголовном процессе // Чтения молодых ученых. Материалы международной научно-практической конференции. Сер. «Научный вестник». — Пятигорск: Северокавказское издательство МИЛ, 2015. — С. 89-101.

7. Иванов А.А. От талиона к индивидуализации юридической ответственности. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2015. — 223 с.

8. Кутафин О.Е. Избранные труды: в 7 томах. Том 7. Российский конституционализм: монография. — М.: Проспект, 2016. — 544 с.

9. Мисник И.В. Потерпевший в российском уголовном судопроизводстве: автореферат дис. … к.ю.н. — Иркутск, 2005. — 22 с.

10. О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: Федеральный закон от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ (ред. от 7 февраля 2017 года) // СЗ РФ. 2004. — № 34. — С. 35-34.

11. Сирик M.& Институт потерпевшего: уголовно-правовые и криминологические аспекты : автореферат дис. … к.ю.н. — Ростов-на-Дону, 2006. — 26 с.

12. Стародубцева M.A. Криминологическая характеристика потенциальной жертвы «группы смерти» // Лучшая студенческая статья 2017: Сборник статей X Mеждународно-го научно-практического конкурса. В 2-х частях. — 2017. — С. 134-137.

13. Тихомиров M.H. Пособие по изучению Русской Правды M., 1953. — С. 75-86.

14. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ (ред. от 19 февраля 2018 года) // СЗ РФ. 2001. 24 декабря. — № 52 (ч. I). — Ст. 4921.

15. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ (ред. от 19 февраля 2018 года) // СЗ РФ. 1996. 17 июня. № 25. — Ст. 2954.

16. Шевченко Е.В. Буллинг в школе и порядок выявления потенциальных жертв и преследователей // Психологическая студия: Сборник статей студентов, магистрантов, аспирантов, молодых исследователей кафедры прикладной психологии ВГУ имени ПЖ. Mашерова. под ред. С.Л. Богомаза, В.А. Каратерзи. Витебск, 2016. — С. 227-228.

17. Юцкова E.M. О некоторых криминологических последствиях террористической деятельности // Организованная преступность, терроризм, коррупция в их проявлениях и борьба с ними. — M.: Рос. криминол. ассоц., 2005. — С. 75-84.

18. Яшин А.В. Участники уголовного судопроизводства как потенциальные жертвы преступлений // Современное право. — 2017. — № 12. — С. 113-117.

REFERENCES:

1. Afanas’yev D.V. K voprosu o sub»yektakh obrashcheniya v Yevropeyskiy Sud po pravam cheloveka (neposredstvennaya, kosvennaya i potentsial’naya zhertvy) // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. — 2008. — № 12. — S. 31-38.

2. Burova YU.V. Deti kak potentsial’nyye zhertvy terroristicheskikh aktsiy // Nauchnyye issledovaniya v sotsial’no-ekonomicheskom razvitii obshchestva: Materialy Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. Redkollegiya: B.F. Kevbrin (otv. red.) [i dr.]. — Saransk: Print-Izdat. — 2017. — S. 32-34.

3. Vipper R.YU. Uchebnik istorii. Chast’ III. Novoye vremya. — Riga: Izd. akts. obshch. Val’tere i Rapa, 1928. — 473 s.

4. Vishnevetskiy K.V. Mesto viktimologicheskoy teorii v kriminologii // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2011. № 5. S. 209-213.

5. Gessen V.M. Osnovy konstitutsionnogo prava. — Petrograd: Pravo, 1918. — 438 s.

6. Dzhashuyev M.K. Ponyatiye poterpevshego i poryadok priznaniya poterpevshim v ugolovnom protsesse // Chteniya molodykh uchenykh. Materialy mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii. Ser. «Nauchnyy vestnik». — Pyatigorsk: Severokavkazskoye izdatel’stvo MIL, 2015. — S. 89-101.

7. Ivanov A.A. Ot taliona k individualizatsii yuridicheskoy otvetstvennosti. — M.: YUNITI-DANA: Zakon i pravo, 2015. — 223 s.

8. Kutafin O.Ye. Izbrannyye trudy: v 7 tomakh. Tom 7. Rossiyskiy konstitutsionalizm: monografiya. — M.: Prospekt, 2016. — 544 s.

9. Misnik I.V. Poterpevshiy v rossiyskom ugolovnom sudoproizvodstve: avtoreferat dis. … k.yu.n. — Irkutsk, 2005. — 22 s.

10. O gosudarstvennoy zashchite poterpevshikh, svideteley i inykh uchastnikov ugolovnogo sudoproizvodstva: Federal’nyy zakon ot 20 avgusta 2004 goda № 119-FZ (red. ot 7 fevralya 2017 goda) // SZ RF. 2004. — № 34. — S. 35-34.

11. Sirik M.S. Institut poterpevshego: ugolovno-pravovyye i kriminologicheskiye aspekty : avtoreferat dis. … k.yu.n. — Rostov-na-Donu, 2006. — 26 s.

12. Starodubtseva M.A. Kriminologicheskaya kharakteristika potentsial’noy zhertvy «gruppy smerti» // Luchshaya studencheskaya stat’ya 2017: Sbornik statey X Mezhdunarodnogo nauchno-prakticheskogo konkursa. V 2-kh chastyakh. — 2017. — S. 134-137.

13. Tikhomirov M.N. Posobiye po izucheniyu Russkoy Pravdy M., 1953. — S. 75-86. 14. Ugolovno-protsessual’nyy kodeks Rossiyskoy Federatsii ot 18 dekabrya 2001 goda № 174-FZ (red. ot 19 fevralya 2018 goda) // SZ RF. 2001. 24 dekabrya. — № 52 (ch. I). — St. 4921.

15. Ugolovnyy kodeks Rossiyskoy Federatsii ot 13 iyunya 1996 goda № 63-FZ (red. ot 19 fevralya 2018 goda) // SZ RF. 1996. 17 iyunya. № 25. — St. 2954. 16. Shevchenko Ye.V. Bulling v shkole i poryadok vyyavleniya potentsial’nykh zhertv i presledovateley // Psikhologicheskaya studiya: Sbornik statey studentov, magistrantov, aspirantov, molodykh issledovateley kafedry prikladnoy psikhologii VGU imeni P.M. Masherova. pod red. S.L. Bogomaza, V.A. Karaterzi. Vitebsk, 2016. — S. 227-228.

17. Yutskova Ye.M. O nekotorykh kriminologicheskikh posledstviyakh terroristicheskoy deyatel’nosti // Organizovannaya prestupnost’, terrorizm, korruptsiya v ikh proyavleniyakh i bor’ba s nimi. — M.: Ros. kriminol. assots., 2005. — S. 75-84.

18. Yashin A.V. Uchastniki ugolovnogo sudoproizvodstva kak potentsial’nyye zhertvy prestupleniy // Sovremennoye pravo. — 2017. — № 12. — S. 113-117.

ВАСИЛЬЕВ Станислав Александрович, кандидат юридических наук, заведующий кафедрой «Уголовное право и процесс», Севастопольский государственный университет.

E-mail: [email protected]

Vasilev S. A.

VICTIMS AND POTENTIAL VICTIMS OF CRIME AS A SUBJECT OF RELATIONSHIPS

This article is devoted to the problems of the existence of potential victims of crimes and other offenses in modern Russia. From the point of view of the correlation of such subjects of law as a person and the state, an attempt was made in the work to justify the need for closer state attention to protecting the rights of the victim and those potentially potentially in the role of such.

Keywords: victim; victim of crime; a potential victim; legal relationship; protection of rights; a man and his rights; theory of relations.

VASILIEV Stanislav Aleksandrovich, Candidate of Law, Head of the Department «Criminal Law and Process», Sevastopol State University. E-mail: [email protected]

Дата поступления: 15.06.2018 г.

Требуют выкуп, угрожая выложить видео. Правда ли это? И что делать?

Сексуальное вымогательство в онлайн-сообщениях может иметь серьезные последствия и офлайн. Узнайте о примерах таких писем и правильной реакции на них.

Сексуальное вымогательство (sextortion) — вид мошенничества основанный на эксплуатации чьей-либо половой жизни. Он основан на опасении людей, что их самые интимные моменты окажутся достоянием публики. Обычно такие угрозы приходят по электронной почте.

Злоумышленники массово рассылают электронные письма, в которых угрожают публикацией якобы имеющихся у них интимных видеозаписей жертв, если не получат выкуп.

Это очень опасный вид мошенничества, который может иметь серьезные последствия, в том числе для ментального здоровья жертв. 

Сексуальное вымогательство по электронной почте уже доводило до трагедий и приводило к самоубийствам. В качестве примеров можно назвать случаи пяти разных мужчин в Великобритании и одного в США. И это лишь некоторые из подобных историй.

Какими бы серьезными и пугающими ни были угрозы в подобных письмах, мы призываем пользователей сохранять спокойствие и игнорировать их, ведь это всего лишь подлая уловка мошенников, которые хотят добраться до ваших денег.

В январе 2021 Avast заблокировал более 500 000 случаев sextortion-атак, из них 6 785 случаев — в России.  На изображении ниже показана распространенность атак, связанных с сексуальным вымогательством, по всему миру.

Что такое сексуальное вымогательство?

Сексуальное вымогательство начинается с электронного письма. Такие письма обманывают жертву, заставляя поверить, что злоумышленник записал изображение с ее экрана или сделал видеозапись с помощью камеры, и теперь у него есть фото и видео сексуального характера с потенциальной жертвой.

Злоумышленники заявляют о наличии таких записей, чтобы шантажировать жертву и вымогать у нее деньги. Они угрожает отправить записи знакомым, друзьям и родным жертвы, если она не выполнит их требований. На самом деле у злоумышленника нет никаких записей. Он просто использует методы социальной инженерии, чтобы напугать потенциальную жертву, вызвать у нее чувство стыда и заставить заплатить.

Как работает сексуальное вымогательство?

Сексуальное вымогательство основано на готовности людей платить, чтобы сохранить свои секреты, способные нанести им ущерб. С точки зрения потенциальной жертвы подобная атака — это внезапная угроза репутации.

Жертва может представить себе возможные последствия и увидеть все риски публикации интимных записей. Злоумышленники используют этот страх и применяют другие методы социальной инженерии. Они могут ограничить время, отведенное для оплаты, и создать впечатление, что система пользователя взломана. Кроме того, они могут перечислить действия, с помощью которых собираются навредить жертве.

Ниже приведен пример электронного письма с сексуальным вымогательством. 



Сначала злоумышленник утверждает, что ему известно о посещении жертвой сайтов для взрослых. Это прямая попытка вызвать у жертвы чувство вины и стыда. Мошенник утверждает, что полностью контролирует устройство потенциальной жертвы и что это позволило ему получить или подделать видео сексуального характера с жертвой. Все это убеждает, что преступник держит ситуацию под полным контролем.

Все это подкреплено угрозами отправить это компрометирующее видео контактам жертвы. Наконец, дело переходит к вымогательству. Жертве сообщается, что может уничтожить видео, если ему заплатят выкуп в биткоинах. Злоумышленник использует социальную инженерию: он ограничивает время и сообщает жертве, что у нее есть лишь 48 часов, чтобы заплатить.

Важно отметить: проверить истинность заявлений преступника невозможно. На практике подавляющее большинство подобных угроз часто оказываются блефом.  

Это пример типичного письма вымогателей, которые массово рассылаются пользователям. Для убедительности могут в письме могут указываться ваши старые — утекшие с откуда-либо — пароли, которые продаются на специализированных форумах. Также при подготовке своих кампаний по рассылке спама злоумышленники учитывают актуальные тенденции и события.

За последние два месяца мы отследили множество различных кампаний, связанных с сексуальным вымогательством, но чаще всего они относились к одному из двух типов. Один из них охватывает серию кампаний, связанных с повсеместным использованием программы Zoom во время карантина. Ко второму типу относятся кампании с ложными заявлениями об установке троянов в системах потенциальных жертв.

Рассылки, связанные с Zoom

Самая массовая кампания, которую мы обнаружили, была связана с возросшей популярностью Zoom во время пандемии. В частности, всплеск наблюдался в сезон зимних праздников в 2020 года. Злоумышленники заявляли, что благодаря критическим уязвимостям в приложении Zoom они якобы смогли получить доступ к устройству и камере пользователя.  

Преступники пытались получить от жертв деньги, используя методы социальной инженерии и упоминая известный в Америке скандал с Джеффри Тубином. Остаток письма состоял из типичных вымогательств. 

У кампаний этого типа была характерная черта: электронные письма выглядели так, будто они отправлены с почтового адреса пользователя самому себе. Это еще один метод социальной инженерии, цель которого — создать впечатление, что злоумышленник действительно контролирует систему пользователя. На самом деле адрес отправителя подделан, а более тщательный анализ позволял узнать настоящий адрес отправителя.

Рассылки, связанные с троянами

Кампании второго по полуряности типа полагались на угрозу со стороны троянских вредоносных программ.

Потенциальная жертва получала электронное письмо, в котором злоумышленники утверждали, что несколько месяцев назад они установили на ее устройство троянскую программу. Преступники заявляли, что эта программа записывала все действия потенциальной жертвы с помощью микрофона и веб-камеры, а также переправляла все данные с устройств, включая переписки, контакты и информацию из социальных сетей. Затем злоумышленники использовали типичный для вымогательства сценарий: требовали выкуп в криптовалюте. В конце письма они добавляли ложную информацию о «таймере», который якобы начинал отсчитывать время с момента получения письма. Так они ограничивали время, отведенное для платежа.

Как и в случае с кампаниями, связанными с Zoom, все эти угрозы были пустыми. Никаких троянов, которые нельзя было бы обнаружить, не было, запись не велась, данных жертв у злоумышленников не было. Таймер в электронном письме был одним из методов давления на пользователя.

Ниже приведен пример электронного письма в рамках англоязычной кампании по рассылке таких писем. Даже если не знаешь язык, видно что по структуре такое письмо совпадает с англоязычными.

Другие виды мошенничества и рост количества новых вариантов атак после праздников

Кампании, связанные с Zoom и троянами — далеко не единственные разновидности сексуального вымогательства, которые мы обнаружили. В некоторых случаях текст был написан на другом языке, а затем автоматически переведен с помощью онлайн-переводчиков.

Кроме того, мы заметили значительное увеличение количества писем с сексуальным вымогательством после 11 января. Похоже, злоумышленники возвращаются к работе после праздников. Мы встречали случаи сексуального вымогательства с упоминанием взломанных программ, программного обеспечения и сайтов, использования уязвимостей маршрутизатора, операционной системы или протокола RDP.

Бывают и реальные случаи вымогательства. Большая часть из них связана со случаями, когда злоумышленники сначала провоцируют жертву отправить им интимное видео (для этого часто используются фейковые аккаунты на сервисах знакомств), а уже затем вымогают деньги. Но имея на руках компромат, требования не оформляются ими в письмо, которое выглядит как обычный спам.

Как распознать мошенническое письмо

  • В sextortion-письме злоумышленники заявляют, будто у них есть запись экрана или видеозапись с интимными моментами из жизни пользователя.

  • Мошенники часто подчеркивают, в каком унизительном и неловком положении оказалась жертва, чтобы оказать на нее давление с целью получения выкупа — обычно в криптовалюте, например, в биткоинах.

  • Иногда текст письма может выглядеть так, будто его перевели с помощью Google Переводчика. По этому признаку еще проще догадаться, что письмо фальшивка.

  • В некоторых случаях в графе Отправитель отображается сам пользователь. Чтобы узнать настоящий адрес, достаточно кликнуть на имя отправителя.

  • Чтобы угрозы мошенников имели больший вес, они могут упоминать в письме ранее украденные пароли жертвы. Базы украденных паролей продаются в даркнете, и злоумышленники могут купить их без особого труда, чтобы посильнее напугать жертву.

Как защититься от «сексуального вымогательства»

  • Сохраняйте спокойствие. На самом деле у мошенников нет никаких видеозаписей: они используют методы социальной инженерии, чтобы пристыдить и напугать жертву, заставляя ее заплатить выкуп.

  • Игнорируйте sextortion-письма, как обычный спам: не отвечайте на них и не платите преступникам.

  • Если в письме упоминаются ваши ранее украденные пароли, смените их на более длинные и сложные и не повторяйтесь с другими вашими паролями. 

  • Используйте антивирусное ПО. Со специальными функциями антивируса Avast Premium Security вы будете уверены, что на вашем устройстве нет вредоносных программ, а к веб-камере никто не получал несанкционированного доступа. 

Следите за нашими новостями в социальных сетях ВКонтакте, Одноклассники, Facebook и Twitter. 

Уполномоченный по правам человека в РФ

Недавно появился новый вид мошенничества с банковскими картами Сбербанка, основанный на популярной программе TeamViewer.

Потенциальной жертве поступает телефонный звонок. В разговоре мошенник представляется сотрудником финансовой службы безопасности Сбербанка и сообщает, что была зафиксирована попытка взлома Мобильного приложения Сбербанк Онлайн. Для большей убедительности он обращается к клиенту по имени, звонит на номер телефона, к которому привязан мобильный банк (смс-банк).

Во время звонка клиент слышит фоновый шум работающего Call-центра, чтобы у него создалось впечатление, что действительно звонит сотрудник банка. Потенциальная жертва верит, что это действительно так, поскольку злоумышленник использует при разговоре психологические приемы: грамотная и четкая речь, использование профессиональных терминов и т.д. Для убедительности клиенту приходит СМС с номера 900 с кодом. Код не просят назвать. Клиенту сообщают, что в настоящее время мошенники пытаются с помощью вируса взломать Мобильное приложение Сбербанк Онлайн. Чтобы заблокировать карту и удалить вирус клиенту необходимо скачать программу удаленного доступа, например, TeamViewer, AnyDesk на телефон. Люди верят в эту информацию, поскольку мошенник не просит назвать код из SMS, код CVC/CVV, пароль Мобильного приложения Сбербанк Онлайн.

Мошенники обманом вынуждают жертв установить TeamViewer , AnyDesk либо другое приложение схожего назначения. Этот софт позволяет удаленно управлять смартфоном или компьютером. Пользователя просят назвать номер ID программы для того, чтобы «сотрудник банка» смог подключиться к телефону клиента, и программа поддержки нашла вирус и удалила его, при этом заблокировав карту. Делать это ни в коем случае нельзя! Согласившись на подобное предложение, пользователь позволяет мошеннику действовать от своего имени.

Если пользователь предоставил злоумышленникам номер идентификации для подключения к TeamViewer, то мошенники подключаются к устройству и получают полный доступ ко всей информации, хранящейся в телефоне или компьютере.

Злоумышленники могут использовать логин и пароль для входа в личный кабинет банка, переводить деньги с одного счета на другой, перехватывать SMS различных сервисов для подтверждения финансовых транзакций. Мошенничество не стоит на месте! Злоумышленники могут знать (спросить) какое у клиента устройство: iPhone или Android. Мошенники сообщают жертве, какую программу необходимо установить на устройство, называя ее, например, «Поддержка», а не произнося вслух TeamViewer. Они просят зайти в App Store, если у пользователя iPhone, и загрузить программу «Поддержка».

Если пользователь скачал приложение «Поддержка» (TeamViewer) в телефон и открыл его, то приложение отображается как Техподдержка Сбербанка.

Злоумышленники просят назвать из 10-ти цифр последние 9, чтобы у клиента сложилось впечатление, что он держит ситуацию под контролем. Мошенники просят ввести данные банковской карты в приложение, т.е. номер, дату выпуска и три цифры на обороте. Если клиент начинает возражать и говорить, что последние цифры ни в коем случае никому нельзя сообщать, то мошенники начинают убеждать, что Вы ему лично ничего не сообщаете, а пишите это в своем телефоне в программе. Все действия в приложении выполняет робот – оператор. Цель — это удаление вируса в телефоне и блокировка карты. Ни в коем случае не выполняйте подобные просьбы: сотрудники банка никогда не станут просить ни о чем подобном!

Если пользователь установил приложение и предоставил мошенникам свой ID TeamViewer, данные карты, то необходимо срочно удалить это приложение и позвонить в Сбербанк, чтобы заблокировать карту, данные которой он предоставил злоумышленникам.

Доказать в банке несанкционированный доступ и кражу финансовых средств будет практически невозможно, так как пользователь самолично передал свой смартфон (компьютер) под управление мошенников.

Если Вам поступил такой звонок, и человек представился сотрудником финансовой службы безопасности Сбербанка и попросил установить приложение, чтобы «удалить вирус» с вашего телефона, то можете сразу класть трубку. Не стоит продолжать этот разговор, а сразу следует позвонить в Сбербанк и сообщить о происшествии.

Потенциальная жертва СБУ Дмитрий Соин прокомментировал признания своего киллера

— Как вы познакомились с Евгением Василькевичем-Довлатовым?

— Я познакомился с ним в 2013 году летом или осенью. Я в то время жил в Одессе и развивал сеть площадок, где люди занимались оздоровительными технологиями, йогой, тибетскими практиками. Я уже был в политической эмиграции, хотя еще оставался депутатом парламента Приднестровья.

С Довлатовым мы познакомились на почве ЗОЖа. Он был администратором одного из фитнес-клубов. Мне порекомендовали приехать в этот клуб. Так я познакомился с ним и с Верой Шевченко, которая тоже потом фигурировала в разных политических историях. Потом я приезжал в этот клуб несколько раз в неделю, вел там занятия. С Довлатовым мы сблизились и обсуждали разные темы. Он занимался тогда разными политическими перфомансами, которые мне лично не близки и не понятны. Но они были востребованы, о них писали, он был известным человеком. Мне как политтехнологу было интересно его послушать. Я действительно был у него дома, он меня знакомил со своей мамой. Он знал моего сына.

 — Он утверждает, что получил от СБУ задание вас отравить в кафе. Что вам известно о планах покушения на вас? 

 — Когда мне удалось переправиться в Россию, это было в ночь с 30 ноября на 1 декабря 2014 года, я в течение длительного времени получал в Фейсбуке реальные угрозы из Украины. Суть обвинений была в том, что мой побег сорвал мой предполагавшийся обмен на пленных боевиков одного из украинских добровольческих формирований. Там были прямые угрозы физической расправы. Мне угрожали «закатать в асфальт», уничтожить разными способами. Писали: «Ты сволочь, сам свалил, а люди страдают». Утверждают, что среди тех, кого планировали менять, был кто-то очень нужный то ли спецслужбам Украины, то ли кому-то во властных структурах. 

Поэтому я не удивлен, что Довлатову могло быть дано такое поручение. Меня немного удивляет избранный способ убийства – отравление. Попахивает средневековьем. Сразу вспоминаются обвинения, которые звучат сейчас в адрес России. А тут дается поручение отравить гражданина РФ на территории самой РФ. Меня это зацепило.

 — Довлатов утверждает также, что «заказ» якобы исходил от экс-президента ПМР Евгения Шевчука. Такое могло быть?

 — Я не видел документов, которые бы это подтверждали. Но мои источники в Молдавии, назвать которые я не могу, сообщили, что мое задержание на Украине было инспирировано из Тирасполя. Якобы Шевчук обратился к молдавскому олигарху Плахотнюку и тот через прокуратуру Молдовы активизировал мой розыск на Украине. 

 — Довлатов также утверждает, что вы не совершили побег, а вас обменяли на граждан Украины. Это так? 

 — На самом деле обмен сорвался из-за моего побега. Но он планировался. Как это тогда делалось? Человека выводили на домашний арест, потом отправляли на обмен, а оформлялось это как побег из-под домашнего ареста. 26-27 ноября 2014 года суд меня неожиданно вывел на домашний арест. Но я на него не поехал, а поехал в другую сторону. Молдова и Украина – дружественные государства. У них есть серьезные общие интересы. И когда Украина меня не выдала Молдове, а вывела на обмен, это вызвало недовольство. 

В Кишиневе были уверены на 100%, что я окажусь у них. Так думали и в Тирасполе. И тут такой поворот. У меня был главный вопрос к Довлатову: что я должен сделать с этой информацией? Это такая история, когда сложно выстроить систему ответного реагирования. Он называет конкретные фамилии. Конечно, это может быть основанием для возбуждения уголовного дела. Должен ли я обратиться с заявлением в правоохранительные органы? Это вопрос для меня открыт.

 — Как в целом вы оцениваете историю Довлатова? Она могла иметь место в реальности? 

 — У спецслужб есть методика прямой вербовки, когда, оказывая сильное морально-психологическое и физическое воздействие на человека, его вербуют, что называется, «с колес». Психологическая вербовка требует подготовки, это ряд последовательных шагов, о которых я не могу говорить в интервью. 

Но есть вербовки, которые делаются под конкретную острую ситуацию. И там возможно использование любых форм и методов. Тем более, у СБУ тогда был полный карт-бланш. Ломали через колено всех, кто попадался на пути. У них было прикрытие и гарантии, что весь беспредел – это часть государственной политики. Было сказано: ребята, действуйте, вам за это ничего не будет. Более того, это поощрялось.

Я помню, как в Одессе громили организации, которые выступали против националистического курса. Людям ломали ребра, руки, ноги, кого-то убивали. Много людей просто исчезло, даже тела до сих пор не нашли. И на этом фоне почему бы не поступить так с Довлатовым? Для нас, живущих в РФ, это выглядит дико. А там они прекрасно понимают, что находятся в состоянии гражданской войны, которая всегда подразумевает зверства.

 — Может ли в реальности существовать на Украине государственная программа создания «эскадронов смерти»?

  — «Эскадроны смерти» в свое время активно применялись в Южной Америке, Африке, Юго-Восточной Азии. Они создавались ЦРУ, дружественными американцам силовыми структурами. Наработки есть, технологии есть. Учитывая, что СБУ в какой-то момент перешла на ручное управление американцами, почему бы и не создать такие эскадроны? Для запугивания людей они эффективны. Просто рано или поздно они выходят из-под контроля и их приходится уничтожать. Но тогда на Украине надо было проводить тотальные зачистки. Они прекрасно понимали, что от них отвалятся Одесская, Николаевская, Харьковская, Херсонская область. Что им оставалось? Только террор. В рамках закона они не могли это остановить. И Довлатов вполне мог попасть в одну из схем формирования этих групп, нацеленных на ликвидацию противников, в том числе за пределами Украины. 

Светлана Алешина — Потенциальная жертва читать онлайн

Светлана Алешина

Потенциальная жертва

Вечер был меланхолично-уютным. Я сидела дома, закутавшись в плед, слушала Фалько, которого мне подарил на Новый год Пенс, и наслаждалась моментом бытия. Вроде бы ничего особенного с тобой не происходит — звезды не обрушиваются на твою голову, ты живешь нормальной, растительной жизнью и — вот ведь как счастлив, и слов не находится!

Потому что просто хорошо. Душе спокойно, а телу — уютно. Все плохие воспоминания отошли на второй план, позволив тебе не обращать на них никакого внимания.

Это и есть — счастье?

Понятия не имею… Но сказал же поэт: «На свете счастья нет, но есть покой и воля».

Вот я и наслаждаюсь собственным Покоем и собственной Волей.

Звонок телефона разрушил мою негу, вырывая меня из маленькой иллюзии счастья с такой безжалостной свирепостью, что и у вампира бы дрогнуло сердце.

— Алло, — проговорила я в трубку, надеясь, что это кто-то из моих друзей. Кому еще беспокоить меня в столь поздний час?

— Сашка, прости, что поздно, — прозвучал голос Ларикова, такой встревоженный, что я не сдержалась и пробормотала:

— Кранты!

— Ты что-то сказала?

— Я сказала «добрый вечер», — соврала я.

— Сашенька, ты мне нужна. Срочно. Можешь приехать?

— Ты на часы смотрел? — поинтересовалась я. — Я собиралась уже ложиться спать.

— Саша, я все понимаю, но ты действительно нужна. Я сейчас что-нибудь придумаю с машиной…

Он начал тихонечко с кем-то переговариваться, потом бросил в трубку:

— Через пятнадцать минут за тобой подъедут.

— О господи! — закатила я глаза. — По твоему разумению, я вообще не имею права на отдых, да?

— Саш, имеешь! После того как мы поможем этому человеку, я дам тебе на сон трое суток!

— Какому человеку?

— Не телефонный разговор, малышка! Приедешь — расскажу!

И он самым что ни на есть нахальным образом повесил трубку.

* * *

Я не знала, куда деваться от охвативших меня чувств раздражения и гнева.

Нет, кажется, мой вконец обнаглевший босс скоро начнет названивать мне в любое время суток!

И я — что самое смешное! — просто обязана буду откликаться.

«Да, хозяин». «Слушаюсь, хозяин»…

Тьфу, ну и жизнь!

Я металась как разъяренная тигрица.

— Черт, черт, черт, — твердила я, сметая все на своем пути, отчасти забыв, что падающие на пол несчастные вещи принадлежат не Ларчику, а мне. И, следовательно, так поступать с ними в высшей степени неосмотрительно.

Когда на пол упал мой любимый тигр с такой милой и простодушной физиономией, я почувствовала раскаяние.

— Бедняжка, — пробормотала я, прижимая несчастного плюшевого звереныша к груди. — Невинный ты мой страдалец!

Успокоившись, я взяла сигарету и плюхнулась в кресло, нажав на кнопочку пульта.

Но расслабиться мне не дали!

В дверь позвонили. Осторожно и вежливо, как бы заранее извиняясь за причиненное беспокойство.

— Сейчас, — отозвалась я, бросаясь к двери с таким рвением, что с моей ноги слетела домашняя тапочка.

По сей глупейшей причине я немного задержалась и лишь через некоторое время открыла дверь.

На пороге стоял невысокий мужчина лет сорока, и на его лице застыла угодливая до отвращения улыбка.

— Александра Сергеевна? — поинтересовался он, немного склонившись в лакейском поклоне.

— Да, — кивнула я.

— Я от Андрея Петровича. Он вас ждет.

— Знаю, — буркнула я. — У него дурная манера вызывать меня в самое неподходящее время. Теперь он требует меня даже глубокой ночью.

— Обстоятельства, — развел руками «пришелец». — Знаете ли, Александра Сергеевна, таковы вот у нас обстоятельства-с!

Мой «ночной гость» сейчас был похож на персонажа романов Достоевского. Как бы выплывший из ночной темноты, он вбирал в себя этот сумрак и зловеще распространял его вокруг себя.

Быстро надев куртку, я вышла наружу.

На улице было классно — наконец-то пошел снег, крупными хлопьями тихо и печально покрывая землю.

А во дворе стоял настоящий лимузин с затемненными стеклами!

И именно к нему подвел меня странный дяденька и распахнул передо мной дверцу.

«Ого, — подумалось мне, когда я уютно устроилась на мягком сиденье, — кажется, у нас с Ларчиком наконец-то появились богатые клиенты!»

* * *

Отношение к богатым клиентам у меня было двойственное. С одной стороны, эти самые богатые клиенты всегда платили неплохие гонорары, что, безусловно, было в радость. Но, с другой стороны, они отличались ужасным высокомерием и в основном требовали прослеживать, чем развлекаются их «барышни» на досуге.

Барышень своих они подбирали зачастую в стриптиз-клубах, и посему они и развлекались соответственно. А мне на все сии безобразия смотреть было совершенно не в кайф.

Так что, пока наш великолепный лимузин рассекал пространство столь неподходящего ему Тарасова, я печально готовилась к тому, что снова придется бегать, высунув язык на плечо, за какой-нибудь насмерть перекрашенной гризеткой и отбиваться от завсегдатаев тех мест, к которым лежала душа у наших клиентов, и уж если меня вытащили из тепленькой кроватки ночью, дело это взвалят на мои юные плечики немедленно… Я уже была мысленно готова отказаться от своей части гонорара в пользу бедного Ларикова, а сама бы продолжила отдых, как вдруг мой загадочно молчаливый спутник сказал вполголоса:

— Вы еще слишком молоды, чтобы нам помочь. Кажется, ваш босс немного переоценивает ваши способности.

* * *

Лучше бы он этого не говорил!

Я застыла с открытым от возмущения ртом, и в моих глазах вспыхнул опасный огонь.

Он продолжал смотреть на меня с легким оттенком жалости и насмешки.

Когда мое возмущение наконец начало идти на убыль, я сделала глубокий вдох, чтобы привести в порядок свои нервы, и процедила сквозь зубы:

— Я, между прочим, и не настаивала на своем участии. Вы ворвались ко мне, разбудили, хотя я в сей час должна спать, а теперь начинаете вправлять мне мозги…

— Помилуйте, — сдвинул он недоуменно брови, — никому я мозги не вправляю!

— Нет, вы заняты светлым процессом воспитания, — продолжала бушевать я. — Кажется, скоро вы начнете указывать мне, что делать, как жить, и тыкать пальцем в мои маленькие грехи!

— Боже мой, — растерянно пробормотал мой спутник, — я и не подозревал, что женщина может так обидеться. Черт знает что такое… Скажешь: старая — обижаются, говоришь, что слишком молода — обижаются еще сильнее! Я всего лишь хотел сказать, что дело это чрезвычайно опасное, а вы совсем еще девочка! Мне кажется, нам надо было поискать более взрослую девицу! И нечего так обижаться!

Читать дальше

Критерий лица (ratione personae) — Вера, Надежда, Любовь

     Обстоятельства лица касаются того, кто именно и против кого может жаловаться в Европейский Суд по правам человека. Ответчиком в Европейском Суде всегда выступает государство, которое является членом Совета Европы, а также подписало и ратифицировало Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и которое нарушило права человека и его основные свободы, предусмотренные Европейской Конвенцией. В настоящий момент Конвенцию подписали 45 государств.
    

 Заявителями по жалобам в Европейский Суд по правам человека может быть широкий круг лиц.

     Во-первых, возможность обращения в международно-правовые органы не зависит от факта гражданства, то есть в Европейский Суд по правам человека может обратиться гражданин той страны, которая нарушила его права, лицо без гражданства, иностранец, лицо с двойным гражданством. Основанием для обращения является сам факт нарушения прав человека, допущенный государством.


     Во-вторых, возможность обращения не зависит от гражданской дееспособности, то есть человек, обратившийся в Европейский Суд по правам человека, может быть душевнобольным, несовершеннолетним и, конечно, нормальным и совершеннолетним.

     В-третьих, в Европейский Суд по правам человека могут обращаться физические лица, группы граждан и юридические лица — коммерческие и некоммерческие, включая религиозные объединения. Обращение от группы граждан, как правило, направляется в том случае, если в отношении ряда граждан было допущено одно и то же или аналогичное нарушение прав человека. В этом случае возможно одно обращение, в котором указаны два и более заявителей в качестве жертв нарушения.

     Понятие жертвы подразумевает, что в Европейский Суд по правам человека может обратиться только то лицо, в отношении которого были допущены нарушения прав человека и основных свобод. Жертва может быть прямой, косвенной и потенциальной.
Заявитель является прямой жертвой, если нарушено его непосредственное право, например, именно этого заявителя пытали или обращались с ним жестоко и бесчеловечно. 

     Косвенная жертва — это родственник или близкий человек прямой жертвы. Обращение косвенной жертвы принимается тогда, когда прямая жертва не может самостоятельно направить свою жалобу в Европейский Суд по правам человека, например, в том случае, если нарушение права на жизнь повлекло за собой смерть человека. Косвенная жертва может участвовать в разбирательстве в Европейском Суде в том случае, если человек, являвшийся прямой жертвой, умер на какой-то стадии рассмотрения дела, а его родственники намерены продолжить рассмотрение дела.

     Понятие потенциальной жертвы может иметь место при определенных обстоятельствах, когда какой-либо законодательный акт государства может потенциально нарушить права человека.

Жертвы терроризма | Контртеррористическое управление ООН

Роль жертв в борьбе с терроризмом

Генеральная Ассамблея в своей резолюции об обзоре Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций признает «эту роль, которую могут играть жертвы терроризма, в том числе в дискредитации терроризма, и [подчеркивает] необходимость содействовать международной солидарности в поддержку жертв терроризма». Она также рекомендует государствам-членам содействовать повышению жизнестойкости жертв и их семей в качестве неотъемлемой части стратегии противодействия терроризму, «в том числе путем предоставления жертвам и их семьям надлежащей поддержки и помощи сразу после нападения и в долгосрочной перспективе и обмена на добровольной основе передовой практикой и извлеченными уроками, связанными с защитой жертв терроризма, в том числе в части оказания правовой, медицинской, психосоциальной или финансовой поддержки».

Генеральная Ассамблея также приняла резолюцию 72/165, в которой она провозгласила 21 августа Международным днем памяти и поминовения жертв терроризма с целью воздать должное жертвам терроризма и лицам, пострадавшим от него, и поддержать их и содействовать защите и полному осуществлению их прав человека и основных свобод.

Программная деятельность в области поддержки жертв терроризма

Контртеррористическое управление Организации Объединенных Наций прилагает все усилия в целях оказания поддержки жертвам терроризма. Силами Контртеррористического центра Организации Объединенных Наций оно разработало глобальную программу оказания помощи государствам-членам. Оно также внесло вклад в усовершенствование портала Организации Объединенных Наций по поддержке жертв терроризма для распространения знаний и навыков среди жертв терроризма в целях противодействия материалам, пропагандирующим насильственный терроризм, проводило активную деятельность по углублению глобального понимания роли жертв терроризма, разрабатывало и поддерживало проекты, направленные на укрепление потенциала государств-членов по оказанию помощи жертвам терроризма и проявлению солидарности с ними.

Глобальный конгресс жертв терроризма

В июле 2020 года в Организации Объединенных Наций в ходе Недели борьбы с терроризмом будет проведен первый Глобальный конгресс жертв терроризма, призванных обратить внимание на характер и масштабы проблем, с которыми сталкиваются жертвы.

определение потенциальной жертвы | Словарь английских определений

потенциал


прил.

возможно, но еще не актуально

b предварительный номер , способный существовать или становиться, но еще не существующий; скрытая

2 (Грамматика) (глагола или формы глагола), выражающая возможность, как английский может и может

3 архаичное слово для → мощный 1
n

4 скрытые, но нереализованные способности или возможности
Джонс имеет большой потенциал в качестве менеджера по продажам

5 (Грамматика) потенциальный глагол или глагольная форма

6 короткое для → электрический потенциал
(C14: от древнефранцузского потенциала, от позднего латинского потенциала, от латинского потенция мощность)
потенциально аванс

потенциал действия
n локализованное изменение электрического потенциала от —70 мВ до +30 мВ, которое происходит через нервное волокно во время передачи нервного импульса

химический потенциал
n термодинамическая функция вещества в системе, которая является частным дифференциалом функции Гиббса системы по отношению к количеству молей вещества., (Условное обозначение) мкм

электрический потенциал
n

a Работа, необходимая для передачи единичного положительного электрического заряда с бесконечного расстояния в заданную точку

b разность потенциалов между точкой и некоторой другой контрольной точкой., (Символ) В φ , (иногда сокращается до) потенциал

потенциал электрода
n (Chem) разность потенциалов, возникающая, когда электрод элемента помещается в раствор, содержащий ионы этого элемента

потенциал ионизации
n энергия, необходимая для удаления электрона от атома, молекулы или радикала, измеряется в электронвольтах., (Условное обозначение) I Сравнить → сродство к электрону

разность потенциалов
n разность электрических потенциалов между двумя точками в электрическом поле; работа, которая должна быть проделана для передачи положительного заряда единицы из одной точки в другую, измеряемая в вольтах (аббревиатура). pd (символ) U ΔV, Δφ

Сравнить
→ электродвижущая сила

делитель потенциала
n резистор с ответвлениями или переменный резистор или цепь постоянных резисторов, последовательно подключенных к источнику напряжения и используемых для получения желаемой доли от общего напряжения (также называется) делитель напряжения

потенциальная энергия
n энергия тела или системы в результате ее положения в электрическом, магнитном или гравитационном поле.Он измеряется в джоулях (единицы СИ), электронвольтах, эргах и т. Д. (Символ) Ep, V, U φ , (сокращ.) ЧП

потенциальная яма
n (физика) локализованная область в силовом поле, в которой потенциал внезапно уменьшается

новых изменений в понятии «потенциальная жертва»: превентивный аспект защиты

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 19 ноября 2021 г.

Глава:
(стр.125) VII Новые изменения в понятии «потенциальная жертва»: превентивный аспект защиты
Источник:
Доступ физических лиц к международному правосудию
Автор (ы):

Антониу Аугусто Кансаду Триндади

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof: oso / 9780199580958.003.0007

Понятие жертвы возникло на законодательной стадии договоров и инструментов по правам человека и постепенно становилось более точным на этапе осуществления этих договоров и инструментов. Вскоре выяснилось, что в него входили как прямые, так и косвенные жертвы (близкие родственники первого). Кроме того, понятие «потенциальные жертвы» стало объектом юридической трактовки. После того, как понятие «потенциальные жертвы» было принято в международном прецедентном праве, в последние годы оно претерпело новые изменения, которые имеют прямое отношение к вопросу доступа к международному правосудию и законности ad causam.

Ключевые слова: понятие жертвы, прямые и косвенные жертвы, потенциальные жертвы, доступ к международному правосудию, рассмотрение в международных трибуналах

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Ищу информацию о жертве — ФБР

  • Поиск жертв в расследовании Стива Вайта

    ФБР пытается выявить потенциальных жертв Стива Вайта — бывшего тренера по легкой атлетике в различных академических учреждениях — который якобы пытался обманом заставить студенток-спортсменок отправить ему фотографии обнаженного или полуобнаженного тела как минимум с февраля 2020 года по апрель 2021 года.

  • Поиск жертв в расследовании 1-го миллиона

    ФБР пытается выявить потенциальных жертв, которые могли быть обмануты через инвестиционную компанию Smart Partners LLC, которая вела бизнес на 1 миллион долларов или 1 миллион долларов с 2017 по май 2019 года.

  • Поиск потенциальных жертв в расследовании Джерри Харриса

    ФБР ищет помощи общественности в выявлении потенциальных дополнительных жертв Джереми Харриса, который был арестован 17 сентября 2020 года за то, что якобы склонял несовершеннолетнего мальчика к созданию и передаче видео и фотографий откровенно сексуального характера.

  • Поиск потенциальных жертв по делу Майкла Фангмана

    ФБР просит общественность помочь в выявлении потенциальных жертв, в том числе лиц моложе 18 лет, которые подверглись сексуальному насилию и / или давали или вводили наркотики Майклом Фангманом, который, как утверждается, участвовал в этих преступных действиях с 2009 года.

  • Поиск жертв в расследовании xDedic

    ФБР разыскивает жертв преступлений, пострадавших от xDedic, онлайн-рынка, который продавал скомпрометированные учетные данные (такие как имена пользователей и пароли) для компьютеров по всему миру.

  • Поиск потенциальных жертв по делу Титуса Миллера

    ФБР ищет помощи общественности в выявлении потенциальных жертв Титуса Миллера, который работал в Playful Painters Child Care в Линкольне, штат Небраска, с 2016 по октябрь 2019 года.

1-15 из 39 результатов Показать еще 15 статей

Современное рабство: как идентифицировать и поддерживать жертв

Опубликовано 24 марта 2020 г.
Последнее обновление 8 ноября 2021 г. + Показать все обновления
  1. Руководство обновлено с целью включения оперативных изменений в процесс принятия решений.

  2. Руководство обновлено. Список изменений приведен на странице 10.

  3. Обновленное руководство в соответствии с началом делегированного принятия решений для детей-жертв, наряду с другими общими обновлениями

  4. Обновленное руководство в соответствии с изменениями в политике «Взрослые из группы риска в иммиграционном заключении».

  5. Обновленное законодательное руководство для использования 1 апреля 2021 года или после этой даты.

  6. Руководство обновлено с учетом нового Договора об оказании помощи жертвам современного рабства.

  7. Руководство обновлено.

  8. Изменение политики, документ заменен.

  9. Удалено руководство по временным изменениям политики в отношении «переходного периода», поскольку срок действия политики истек.

  10. Добавлено временное изменение политики в отношении «переходного периода».

  11. Заменен Закон о современном рабстве 2015 года: нормативное руководство для документа Англии и Уэльса, валлийская версия будет следовать.

  12. Добавлены временные изменения в политику в отношении периода перехода.

  13. Добавлена ​​валлийская версия нормативных положений.

  14. Впервые опубликовано.

Правоохранительные органы | Служба национальной безопасности

Сотрудники правоохранительных органов могут столкнуться с потенциальной жертвой торговли людьми во время выполнения своих служебных обязанностей, во время звонков по поводу внутренних беспорядков, при реагировании на инциденты в массажных салонах, барах и стриптиз-клубах или даже во время обычных остановок транспорта.

Распознавание ключевых показателей может спасти жизнь. Просмотрите индикаторы; это первый шаг к выявлению жертв. Если вы подозреваете, что кто-то может быть жертвой торговли людьми, обратитесь в Службу иммиграционной и таможенной службы США (ICE) по расследованию внутренней безопасности (HSI) по телефону 1-866-347-2423 или в целевую группу по борьбе с торговлей людьми в вашем районе, чтобы поработать. совместно провести расследование или сообщить о подсказке. ICE HSI отвечает за расследование случаев торговли людьми и аресты торговцев людьми.Также может существовать специальный протокол организации, которому вы должны следовать, чтобы уведомить своего начальника и привлечь соответствующие местные органы власти.

Ресурсы правоохранительных органов

Сотрудники правоохранительных органов и общественной безопасности кампуса: Руководство по реагированию на торговлю людьми

Цель этого руководства — проинформировать сотрудников правоохранительных органов и служб общественной безопасности университетского городка о торговле людьми, ее индикаторах, которые могут присутствовать в окружающей среде университетского городка, и о том, как реализовать подход, ориентированный на жертву, при реагировании на предполагаемые случаи преступления.

Правоохранительные органы кампуса

Карманная карточка предназначена для ношения в бумажнике, кармане или бардачке для быстрого использования в полевых условиях. Он включает в себя список общих индикаторов торговли людьми, которые могут показывать учащиеся, а также список способов внедрения подхода, ориентированного на жертв, чтобы помочь им укрепить доверие к жертвам и обеспечить их чувство безопасности.

Иммиграционная помощь для жертв торговли людьми и других преступлений

Этот двухстраничный информационный бюллетень информирует сотрудников правоохранительных органов о вариантах иммиграционной помощи для квалифицированных жертв торговли людьми и других преступлений через DHS (ICE и USCIS), включая непрерывное присутствие и визы U и T.

Доступен на английском, испанском, арабском, китайском (упрощенном и традиционном), французском, корейском, португальском, русском, тайском и вьетнамском языках.

Подход, ориентированный на потерпевших

DHS использует ориентированный на жертв подход к борьбе с торговлей людьми, при котором равное значение придается выявлению и стабилизации жертв и оказанию иммиграционной помощи, а также расследованию и судебному преследованию торговцев людьми.

Подход к расследованию и судебному преследованию, ориентированный на потерпевших, имеет важное значение для выполнения нашей правоохранительной миссии.Жертвы, которые могут рассказать свою историю и дать показания в качестве свидетелей, являются ключом к успешному расследованию случаев торговли людьми и судебному преследованию. При встрече с потенциальной жертвой важно помнить, что жертвам может быть неудобно выходить вперед и работать с правоохранительными органами. Им нужна помощь, чтобы чувствовать себя стабильно, в безопасности и защищенности. Жертвы торговли людьми могут:

  • Страх правоохранительных органов;
  • Не считать себя жертвой;
  • Не рассказывать полную историю или использовать отрепетированные ответы; или
  • Идентифицируйтесь с торговцем людьми.

Крайне важно понимать, что такое поведение свидетельствует об уровне контроля торговцев людьми над жертвами, и что жертвы нуждаются в поддержке и понимании, чтобы сделать расследование дела — и последующее судебное преследование преступника — успешным.

Когда правоохранительные органы сталкиваются с потенциальной жертвой торговли людьми при выполнении своих обязанностей, очень важно, чтобы они начали развивать взаимопонимание и устанавливать доверительные отношения с помощью:

  • Немедленное подключение жертвы к специалисту по жертвам, который может связать их со службами поддержки―, подчеркивая, что помощь доступна независимо от результатов расследования и судебного преследования;
  • Найдите время, чтобы объяснить, кто они такие, ответить на вопросы, которые могут у них возникнуть, а также признать и устранить их страхи;
  • Чуткость к культурным различиям и языковым барьерам и использование переводчика при необходимости;
  • Проведение собеседований в нейтральном месте только после оценки потребностей жертвы и удовлетворения любых неотложных потребностей; и
  • Будьте терпеливы и дайте жертве время стабилизироваться и начать процесс выздоровления.

Министерства юстиции, здравоохранения и социальных служб США (HHS) поддерживают прямые услуги жертвам торговли людьми через местных поставщиков услуг на уровне сообществ. HHS также может предоставлять жертвам федеральные государственные пособия.

Сотрудничество

В большинстве штатов теперь есть свои законы, криминализирующие торговлю людьми, что делает эту форму современного рабства нарушением не только международного и федерального законодательства, но и законов штата.

В результате U.S. Министерство внутренней безопасности (DHS) ― в частности Иммиграционная и таможенная служба США (ICE) Расследование внутренней безопасности (HSI) ― проводит совместные расследования с другими правоохранительными органами на международном, федеральном, государственном, местном, окружном и племенном уровнях. . DHS также работает с теми, у кого есть следственные полномочия, такими как инспекторы кодекса, должностные лица по вопросам труда и следователи по вопросам защиты детей. Основная цель DHS в борьбе с торговлей людьми — работать с коллегами из правоохранительных органов для защиты и стабилизации жертв, преследования правонарушителей и предотвращения дополнительной торговли людьми.

Отправьте электронное письмо в отдел по борьбе с незаконным ввозом и торговлей людьми по адресу [email protected] с вопросами о политике. По срочным или оперативным вопросам звоните 866-347-2423.

Варианты иммиграции

— продолжение присутствия, визы T и U

DHS предоставляет правоохранительным органам по всей стране инструменты для оказания помощи жертвам торговли людьми негражданам. Использование этих инструментов является частью подхода, ориентированного на потерпевших, при расследовании случаев торговли людьми и судебном преследовании.

Некоторые жертвы торговли людьми могут не иметь легального иммиграционного статуса в Соединенных Штатах, и торговцы людьми используют это отсутствие статуса, чтобы внушать страх, эксплуатировать и контролировать своих жертв.В свою очередь, страх потерпевших перед высылкой может помешать им сообщить о преступлении или продолжить сотрудничество с правоохранительными органами после того, как их установят. Однако, когда правоохранительные органы используют временные инструменты иммиграции, которые предоставляет DHS, жертвам разрешается оставаться в Соединенных Штатах, они больше не боятся высылки и могут начать восстанавливать свою жизнь. Таким образом, расследования и судебное преследование будут иметь больше шансов на успех, потому что свидетели потерпевших будут доступны и смогут лучше помочь.

DHS предоставляет три варианта иммиграции, чтобы побудить жертв выступать и работать с правоохранительными органами: непрерывное присутствие (CP), T-визы и U-визы.

Продолжение присутствия — заявление правоохранительных органов

Центр по противодействию торговле людьми DHS обрабатывает все заявления о продолжении присутствия (CP) для федеральных, государственных и местных правоохранительных органов по всей стране.

CP — это временное иммиграционное удостоверение, предоставляемое лицам, идентифицированным правоохранительными органами как жертвы торговли людьми, которые могут быть потенциальными свидетелями.CP позволяет жертвам торговли людьми на законных основаниях временно оставаться в США и работать во время расследования преступлений, связанных с торговлей людьми, совершенных против них, а также во время любого гражданского иска в соответствии с 18 Кодексом США. § 1595, поданный жертвами против торговцев людьми. CP не только разрешает жертве оставаться в Соединенных Штатах в течение двух лет с возможностью продления, но также предоставляет бесплатное разрешение на работу и право на другие федеральные льготы и услуги.

На самых ранних стадиях расследования CP является лучшим средством для федеральных, государственных и местных правоохранительных органов, чтобы получить временную и быструю легальную иммиграционную защиту для жертв торговли людьми.Такое сочетание мер защиты стабилизирует жертв, восстанавливает самодостаточность и улучшает их способность оказывать помощь правоохранительным органам. Для получения дополнительной информации см. Ресурсы ниже или отправьте электронное письмо [email protected]

Брошюра о продолжении присутствия

Продолжение видео присутствия

1996 Национальная академия помощи жертвам

1996 Национальная академия помощи жертвам

Глава 3

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

Аннотация: Это глава предоставит информацию об эволюции понятие «жертва» и изучение виктимологии.Виктимология — термин, впервые использованный для обозначения специальности в области криминологии. В последнее время виктимология охватила широкий спектр профессиональных дисциплин по работе с потерпевшими. В оригинале форма, виктимология изучила характеристики жертв и то, как они «способствовали» своей виктимизации. Возникновение движения за права жертв преступлений повлияли на сферу виктимологии и характер исследования. Текущее исследование помогли выявить факторы риска, связанные с виктимизацией, без обвиняемых жертв.

Задачи обучения: По завершении этой главы студенты поймут следующие концепции:

1. Определение понятия «жертва».

2. Исследования, создавшие область виктимологии.

3. Эволюция виктимологии.

4. Факторы высокого риска, связанные с вероятностью виктимизации.

Обзор виктимологии

Концепция жертвы

Концепция жертвы восходит к древним культурам и цивилизациям.Его первоначальное значение уходило корнями в жертвоприношение — лишение жизни человека или животного ради удовлетворения божества. (Кармен, 1990)

С течением веков слово жертва приобрело дополнительные значения. значения, чтобы включить любого человека, который получил травму, потеря или лишения по любой причине.

Сегодня слово жертва используется во многих контекстах и трактуется широко. Слово «жертва» — не редкость. в сочетании с широким спектром человеческого опыта: жертвы рака, жертвы холокоста, жертвы несчастных случаев, жертвы несправедливости, ураган потерпевшие, жертвы преступлений и другие.Каждый из них вызывает в воображении визуальные образы страдания, опустошения и часто индивидуального героизма или стойкость перед лицом мощных разрушительных сил. (Кармен, 1990)

Одна общая черта стала применяться практически ко всем видам использования Термин жертва : Человек получил травму и вред силами вне его или ее контроля, а не его или ее личных обязанность.

Частое и разнообразное употребление термина «жертва» — как в разговоре, так и в печати — изменил образ людей думайте о жертвах сегодня.Текущие значения этого слова расширяются далеко за пределами исторического смысла.

Обзор определений «жертвы», перечисленных в Словарь американского наследия, иллюстрирует широту принятого значение термина «жертва»:

1) Человек, казненный, подвергнутый пыткам или страданиям. другим.

2) Живое существо, убитое и принесенное в жертву божеству или как часть религиозного жертвоприношения.

3) Лицо, которому причинен вред или которого заставили пострадать в результате действия, обстоятельства, обстоятельство, учреждение или условие: жертвы войны.

4) Лицо, получившее травму, утрату или смерть в результате добровольное обязательство: жертва собственных интриг.

5) Лицо, которого обманули, обманули или использовали в своих интересах; а дурак.

Таким образом, жертва может быть невиновной, убитой, обманутой или кто-то, чьи страдания вызваны его собственными интригами или бездарность.Неудивительно, что общество запуталось в как положительно или отрицательно относиться к некоторым жертвам.

Термин «жертва преступления» использовался для обозначения человека, группы или люди, или организации, которые понесли травмы или убытки из-за незаконной деятельности. Вред может быть физическим, психологическим, или экономический. По определению сюда входят жертвы мошенничества или финансовые схемы, предприятия или даже правительство. В налоговой или случаев мошенничества с Medicaid, жертвой является правительство, а потеря доходов в конечном итоге ощущается честными гражданами, которые покорно выполнять свои обязанности.

Для целей защиты прав и услуг жертв преступлений правовая Определение «жертвы» обычно включает следующее:

  • Лицо, пострадавшее напрямую или под угрозой физического, моральный или материальный вред в результате совершения преступность, в том числе:

A. В случае недееспособности потерпевшего моложе 18 лет, недееспособным или умершим, одно из следующих (в порядке предпочтение): супруг; законный опекун; родитель; ребенок; а брат или сестра; другой член семьи; или другое лицо, назначенное суд; и

Б.В случае, если жертва является институциональным лицом, или уполномоченный представитель юридического лица.

Движение жертв преступлений сосредоточило наибольшее внимание на потребности жертв насильственных преступлений. В этих случаях терминология вышла за рамки «потерпевших от основных преступлений» и стала включать «жертвы вторичного преступления», которым также причинен вред из первых рук, например, интимные партнеры или другие значимые жертвы изнасилования или дети избитой женщины.

Некоторые люди, пострадавшие от преступления, чувствуют, что самоопределение как «жертва» имеет негативный оттенок, и выберите вместо этого определять себя как «оставшихся в живых». Это очень личный выбор, который может сделать только человек жертвой, а не каким-либо другим лицом. Термин «оставшийся в живых» также имеет множество значений в обществе, например оставшийся в живых после преступления, «пособия по выживанию». Еще неизвестно, будет ли это терминология для жертв преступлений выдержит.

Кто жертва?

Внимание СМИ к нескольким громким делам за последние годы затуманил вопрос «кто жертва?» Например, случаи, когда жертва сталкивается с антагонистами, в результате в суде «потерпевшего» и усложняет разграничение потерпевшего и правонарушителя, т. е. так называемые «линчеватель метро», человек, застреливший четырех подростков из нелицензированный револьвер в поезде метро, ​​когда он боялся, что быть ограбленным.Как сообщается, он чувствовал себя жертвой ограбление и применил оружие к предполагаемым преступникам, чтобы «защищаться». «Будущая жертва» был осужден за покушение на убийство, нападение и безрассудную угрозу. Для некоторых он был / был жертвой, защищающей себя; другим, он беззаботный боевик, который, как сообщается, остро отреагировал на неточно воспринимаемая угроза. (Джонсон, 1986; Салливан, 1989; Кармен, 1990)

Одна из первых книг, целиком посвященных жертвам преступлений, была Книга жертв преступлений (Бард и Сангрей, 1979), рассмотрел вопрос «кто жертва?» Бард и Сангри попытался нарисовать портрет жертв преступления, заявив, что что:

«Каждая жертва личного преступления сталкивается с жестоким реальность: умышленное насилие над одним человеком другим.Преступлением может быть убийство или изнасилование, грабеж или кража со взломом, кража автомобиля, кража в кармане или кража кошелька — но основная внутренняя травма остается прежней. Жертвы имеют подверглись нападению — эмоциональному, а иногда и физическому — со стороны хищник, потрясший мир до основания «.

Последние изменения

«Защита потерпевших» недавно появилась в случаях отцеубийство и убийство обидчиков со стороны супругов, подвергшихся насилию, и также служил для размытия ранее сформулированных различий между жертвы и правонарушители.Защитники женщин, подвергшихся побоям, были среди первыми, кто осознает проблему и продвигает «потрепанные» женский синдром «защита для защиты женщин, которые убили или серьезно травмировал супруга или партнера после долгих лет физических нагрузок, эмоциональное и / или сексуальное насилие. Адвокаты, защищающие детей или молодые люди, которых обвиняют в убийстве родителей, также нарисовали на теории посттравматического стрессового расстройства, чтобы объяснить причина несчастного случая со смертельным исходом. Такие случаи широко и энергично обсуждались. обсуждаются адвокатами потерпевших и специалистами в области уголовного правосудия.Интенсивное внимание средств массовой информации к некоторым из этих «высокопоставленных» дела повлияли на общественное мнение и посеяли путаницу в кто на самом деле является «жертвой», а кто «жертвой». Появление явно перекрывающихся ярлыков (жертва и жертва) подчеркивает необходимость научного подхода к изучению виктимология.

Исследование виктимологии

Эндрю Кармен, написавший исчерпывающий текст по виктимологии под названием . Жертвы преступлений: Введение в виктимологию в 1990 г., в целом определил виктимологию:

«Научное исследование виктимизации, включая взаимоотношения между потерпевшими и правонарушителями, взаимодействие между жертвами и система уголовного правосудия, то есть полиция и суды, и сотрудников исправительных учреждений — и связи между жертвами и другие социальные группы и институты, такие как СМИ, предприятия и общественные движения.»

Поскольку виктимология возникла из исследования преступности, некоторые говорят, что виктимология — это исследование преступности (а не виктимизации) с точки зрения жертвы. (Роберсон, 1994)

История виктимологии

Научное изучение виктимологии восходит к 1940-е и 1950-е годы. А пока в центре внимания исследований и академический анализ в области криминологии был на криминальном преступники и преступные действия, а не жертвы.Два криминолога, Мендельсон и фон Хентиг начали изучать вторую половину Диада преступник / жертва: жертва. Теперь они считаются «отцы изучения виктимологии». (Роберсон, 1994) `

В своих попытках понять преступность эти новые «виктимологи» начали изучать поведение и уязвимости жертв, такие как сопротивление жертв изнасилования и характеристики видов людей, ставших жертвами преступлений, особенно жертв убийств.

В ходе своей юридической практики Мендельсон взял интервью у своего клиенты для получения информации о преступлении и потерпевшем. Он рассматривал жертву как один из многих факторов преступника. кейс. Его анализ информации о жертвах привел его к теоретическим выводам. что жертвы обладают «бессознательной склонностью к жертвам». (Роберсон, 1994)

Фон Хентиг изучал преступления и жертв в 1940-х годах, а Стивен Позже Шаффер опубликовал Преступник и его жертва .Их анализ убийства сосредоточен на типах людей, которые наиболее вероятно быть жертвами убийства. Наиболее вероятный тип жертвы Фон Хентиг идентифицировал себя как «депрессивный тип», которого видели как легкая цель, беспечная и ничего не подозревающая. Жадный тип «был замечен как легко обманутый, потому что его или ее мотивация для легкого обогащения снижает его или ее естественную склонность к подозрительности. «Развратный тип» особенно уязвим к стрессам. которые происходят в определенный период времени в жизненном цикле, например несовершеннолетние жертвы.Последним типом фон Хентига был «мучитель», жертва нападения со стороны объекта злоупотребления, такого как избитая женщина. (Роберсон, 1994)

Работа фон Хентига послужила основой для анализа склонности к жертвам это все еще очевидно в современной литературе. Исследование Вольфганга последовали этому примеру и позже предположили, что «многие жертвы осаждали на самом деле убийства были вызваны бессознательным желанием жертвы совершить самоубийство.»(Роберсон, 1994)

Если смотреть с точки зрения криминологии, виктимология изначально посвятил большую часть своей энергии изучению того, как жертвы вносят свой вклад — сознательно или неосознанно — к собственной виктимизации и потенциальные способы разделения ответственности с правонарушителями за конкретные преступления.

Глава вторая учебной программы Национальной академии помощи жертвам, История движения жертв , обсуждает возникновение и рост движения за права жертв преступлений в 1960-е годы, 1970-е и 1980-е годы.Движение жертв преступлений увеличилось. социальное и политическое внимание к плохому обращению с преступностью жертвами системы уголовного правосудия и оспаривали обращение жертв системой уголовного правосудия.

Негативные эффекты «обвинения жертвы» были ключевой участник борьбы за улучшение обращения с жертвами преступлений. Исследование способов, которыми жертвы «вносят свой вклад» в их собственная виктимизация рассматривалась (и продолжает рассматриваться) жертвами и защитников жертв как неприемлемые, так и деструктивные.

Поскольку услуги и права потерпевших от преступлений расширились на за последние два десятилетия практики и политики искал исследования, чтобы обеспечить более научную основу для дизайн и доставка услуг.

Более поздние направления исследований виктимологии включают:

  • Как трактуют различные компоненты системы уголовного правосудия жертвы;
  • Последствия виктимизации; а также
  • Эффективность определенных вмешательств с жертвами преступлений.

Обширные качественные и количественные исследования природы и объем услуг для потерпевших от преступлений был проведен и опубликован. Исследования об эффективности вмешательств с жертвами преступлений тоже было сделано. Кроме того, споры о масштабах и направленность виктимологии развивается и проявляется в контрастирующие темы исследований, которые можно найти в различных журналы по виктимологии.

Социальное влияние

В тот же период на общественное мнение повлиял взрыв. внимания СМИ к проблемам преступности и виктимизации.Газета заголовки и телевизионные новости наводнили граждан бесконечные отчеты о насильственных преступлениях и их жертвах. (Кармен, 1990)

Хотя «обвинение жертвы» было настойчивой защитой используется многими для борьбы с растущим страхом перед преступностью, деликатные изображения в средствах массовой информации рассказы отдельных жертв преступлений сделали опыт более реален. Кроме того, уровень преступности достиг такие высокие уровни, что немногие остались незамеченными преступностью.Казалось бы случайный характер все более серьезных преступлений, а также увеличивающийся чувство уязвимости вызывает у большинства американцев страх преступления.

Кроме того, американское движение за закон и порядок продолжал пересекаться с движением по укреплению правового статуса и улучшить обращение с жертвами преступлений. Реформаторы уголовного правосудия добиваться большей ответственности правонарушителей за счет ужесточения приговоров нашел союзников среди откровенных жертв насильственных преступлений и политиков кто осознал озабоченность общественности преступностью и ее последствиями.Комбинация принесла большую политическую поддержку преступности. законодательство о правах потерпевших и увеличенное финансирование жертв преступлений Сервисы. (Кармен, 1990)

Пример тщательного совмещения этих двух движений может быть замеченным во многих законах, принятых на государственном и национальном уровне которые санкционировали использование уголовных штрафов, пени и конфискация облигаций для финансирования создания или расширения прямых услуги для жертв преступлений.

Кто являются жертвами насильственных преступлений в Америке?

Последние данные о вероятности пожизненной виктимизации подтверждают представление о том, что никто, живущий в Америке, полностью не свободен от риск стать жертвой преступления.В то время как преступление связано с жертвой исследования 40 и 50 лет назад изучили характеристики жертвы, многие из них подошли к проблеме с точки зрения «совместной ответственности», вот как жертвы преступлений были отчасти «ответственны» за свои преследования. В последние десятилетия парадигма изменилась. Изучение характеристики жертв преступлений, как правило, сосредоточены на выявлении факторы риска, чтобы лучше понять явления, без возлагая вину на жертв.Информация о риске виктимизация использовалась для развития предупреждения преступности и правоприменения стратегии.

Исследования показывают, что существует множество индивидуальных, ситуативных, и факторы на уровне общины, повышающие риск криминальной виктимизации (подробный обзор см. в Sampson & Lauritsen, 1994).

Примечание: Следующий материал взят из главы книги. Хэнсона, Килпатрика, Фальсетто и Резника (в печати).

Демографические характеристики

Риск стать жертвой преступления зависит от демографических факторов. такие переменные, как:

  • Пол
  • Возраст
  • Гонка
  • Социально-экономический класс

(Бахман, 1994; Бюро статистики юстиции, 1992; Униформа ФБР. Отчеты о преступлениях , 1992; Хэнсон, Фриди, Килпатрик и Сондерс, 1993; Килпатрик, Сеймур и Бойл, 1991; Бреслау, Дэвис, Андрески, и Петерсон, 1991; Килпатрик, Резник, Сондерс и Бест, под давлением; Норрис, 1992; Адлер и др., 1994; Рейсс и Рот, 1993; Розенберг и Мерси, 1991).

Пол

За исключением сексуальных посягательств и домашнего насилия, мужчины риск нападения выше, чем у женщин (Gelles & Straus, 1988; Hanson et al., 1993; Норрис, 1992).

Пожизненный риск убийства у мужчин в три-четыре раза выше чем женщины (Bureau of Justice Statistics, 1992).

Возраст

Подростки чаще подвергаются нападениям, чем молодые. взрослые или пожилые американцы (Bureau of Justice Statistics, 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик, Эдмундс и Сеймур, 1992; Килпатрик и др., В печати; Рейсс и Рот, 1993; Уитакер И Bastian, 1991).

Данные национального обследования жертв преступлений указывают на то, что что у детей от 12 до 19 лет в два-три раза больше шансов, чем у детей в возрасте от 12 до 19 лет. более 20 человек ежегодно становятся жертвами личных преступлений (Уитакер И Bastian, 1991).

Данные Национального исследования женщин показывают, что 62% всех случаев насильственного изнасилования произошло, когда жертва находилась под 18 лет (Килпатрик и др., 1992).

Гонка

Расовые и этнические меньшинства чаще подвергаются нападениям, чем другие американцы ( FBI Uniform Crime Report , 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик и др., 1991; Рейсс и Рот, 1993).

В 1990 году афроамериканцы были в шесть раз чаще, чем белые. Американцы должны стать жертвами убийств (FBI Uniform Crime Report, 1992). Уровень насильственных нападений примерно в два раза выше среди африканцев. и испаноязычных американцев по сравнению с белыми американцами (Reiss & Рот, 1993).

Килпатрик и др. (1991) обнаружили, что афроамериканцы (28%) и Американцы латиноамериканского происхождения (30%) были значительно чаще, чем белые Американцы (19%) когда-либо были жестокими жертвами преступлений.

Социально-экономический класс

Насилие непропорционально затрагивает лиц из более низкого социально-экономического положения. классы (Бюро переписи населения США, 1991 г.). Семейный доход связан к уровню насилия и виктимизации с семьями с более низким доходом с более высоким риском, чем люди из групп с более высоким доходом (Рейсс И Рот, 1993).

  • Например, в 1988 году риск виктимизации был в 2,5 раза больше для семей с самым низким доходом (менее 7500 долларов США) по сравнению с тем, у кого самый высокий (50 000 долларов и более) (Reiss & Roth, 1993).

Используя лонгитюдные данные из Национального исследования женщин , Килпатрик и др. (В печати) обнаружили, что женщины, ведущие домашнее хозяйство доход менее 10 000 долларов имел шансы в 1,8 раза больше, чем с доходом 10 000 долларов и более от изнасилования или при отягчающих обстоятельствах жертва нападения в течение двухлетнего периода наблюдения.Бедность увеличилась риск нападения даже после учета последствий предыдущая виктимизация и поиск сенсаций.

Однако в некоторых других исследованиях сообщается, что семейный доход меньше. важный показатель виктимизации, чем пол, возраст или этническая принадлежность (Рейсс и Рот, 1993).

Интерпретация данных демографических характеристик

Некоторые из противоречивых выводов о демографических характеристиках поскольку факторы риска насильственных преступлений связаны с методологическими вариации в разных исследованиях.Еще одна причина противоречивых выводов заключается в том, что многие демографические переменные смешаны. То есть они настолько взаимосвязаны, что затрудняют разделение из их относительного вклада.

Демографические переменные возраста, пола и расового статуса имеют тенденцию следует путать с доходом: молодые люди, как правило, беднее, чем взрослые люди; женщины, как правило, имеют меньший доход, чем мужчины; и афроамериканцы как правило, имеют меньший доход, чем белые американцы.

Повторная виктимизация и цикл насилия

До недавнего времени мало кто понимал, насколько которых многие люди стали жертвами преступлений не раз, а несколько раз в течение жизни. Было достаточно понимания о том, как повторная виктимизация увеличивает риск и сложность психологической травмы, связанной с преступлением. Мы также не поняли степень, в которой виктимизация увеличивает риск дальнейшей виктимизации и / или агрессивного поведения жертвы.

Несколько исследований показывают, что значительная часть жертв преступлений неоднократно подвергался виктимизации, и что история виктимизации увеличивает риск последующего насильственного нападения (например, Килпатрик и др., в печати; Косс и Динеро, 1989; Резник, Килпатрик, Дански, Сондерс и Бест, 1993; Килпатрик и др., 1992; Reiss И Рот, 1993; Вятт, Гатри и Нотграсс, 1992; Завиц, 1983 г.).

Другие исследования показывают, что риск развития посттравматического стрессового расстройства и психоактивных веществ Проблемы использования / злоупотребления выше среди повторных жертв насильственного нападения чем среди тех, кто пережил только одно насильственное нападение (е.г., Килпатрик и др., в печати; Breslau et al., В печати; Килпатрик, Резник, Сондерс, Бест и Эпштейн, 1994).

Есть и другие свидетельства того, что история виктимизации молодежи увеличивает риск причастности к преступникам со стороны сверстников и последующего делинквентное поведение (Ageton, 1983; Dembo et al., 1992; Straus, 1984; Видом, 1989, 1992).

Некоторые исследования показывают, что участие в делинквентах или девиантных сверстники увеличивают риск виктимизации (например,г., Агетон, 1983), и что употребление психоактивных веществ также увеличивает риск виктимизации (например, Килпатрик и др., 1994; Коттлер, Комптон, Магер, Шпицнагель, и Янка, 1992).

Другое направление исследований показало, что история жестокого обращения с детьми и пренебрежение увеличивает риск преступного поведения в детстве подросткового возраста и быть арестованным за нападение с применением насилия в качестве взрослый (например, Widom, 1989, 1994).

Это новое знание о повторной виктимизации и цикле насилие имеет несколько последствий для надлежащего психического здоровья Консультации для жертв преступлений:

  • Специалисты в области психического здоровья должны включать профилактику преступности и профилактика злоупотребления психоактивными веществами в их работе с жертвами, чтобы уменьшить риск того, что новые проблемы виктимизации или злоупотребления психоактивными веществами будут происходят (е.г., Килпатрик и др., в печати; Килпатрик и др., 1994).
  • Специалисты в области психического здоровья не должны предполагать, что преступление они лечат — это только пострадавших. Это требует тщательного анализа истории виктимизации от преступлений.
  • Предоставление жертвам эффективных консультаций по психическому здоровью может быть эффективным способом снизить риск будущей виктимизации, употребление / злоупотребление психоактивными веществами, преступность и агрессивное поведение.

Жилой район

Место, где живет человек, влияет на риск стать жертва насильственного преступления. Рейсс и Рот (1993) сообщают, что насильственные уровень преступности увеличивался в зависимости от размера сообщества. Например, уровень насильственных преступлений составил 359 на 100 000 жителей городов. менее 10 000 человек; но 2243 на 100000 в городах с населением более миллиона означает рост в семь раз.(Рейсс И Рот, 1993; п. 79). Данные, включая незарегистрированные преступления от Национальное обследование жертв преступлений (NCVS) также указывает что уровень насильственных преступлений наиболее высок в центральных городах, несколько ниже в пригородных районах и ниже в сельской местности (Бюро Статистика правосудия, 1992 г.). UCR и NCVS лучше измерение уличной преступности, чем измерение совершенных насильственных преступлений знакомыми или партнерами. Таким образом, предположение, что увеличенное риск насильственного нападения, связанный с жилым помещением, в основном скорее всего, является результатом нападений незнакомцев, не обязательно в результате атак членами семьи или другими близкими, зависит от ограничений измерительного прибора.

Воздействие потенциальных нападавших

Никакое насильственное нападение не может произойти, если нападавший не имеет доступа к потенциальная жертва. Кто-то мог иметь каждые ранее обсудили фактор риска насильственного нападения и быть в полной безопасности от нападения, если к нему не приблизился нападавший.

Известная теория, пытающаяся предсказать риск криминальной виктимизации теория рутинной деятельности .По описанию Лауба (1990), риск виктимизации связан с образом жизни человека, поведение и рутинные действия. В свою очередь, образ жизни и распорядок деятельность обычно связана с демографическими характеристиками (например, возраст и семейное положение) и другие личные характеристики.

Если образ жизни или повседневная деятельность человека ставят его или ее в частом контакте с потенциальными противниками, то они больше могут подвергнуться нападению, чем если бы их повседневная деятельность и образ жизни не доводите их до столь частого контакта с хищными особями.

Например, у молодых мужчин более высокий уровень агрессивного поведения. чем в любой другой возрастной группе (Reiss & Roth, 1993; Rosenberg И Милосердие, 1991). Таким образом, те, у кого повседневная деятельность или образ жизни вовлекать значительный контакт с молодыми людьми; уровень виктимизации. Точно так же люди, состоящие в браке, никогда не выходят из дома после наступления темноты и никогда не выходят на публику транспорт должен иметь ограниченный контакт с молодыми людьми, и поэтому снизился риск нападения.

Хотя некоторые утверждали, что теория рутинной деятельности имеет существенные поддержка в эмпирической литературе (Laub, 1990; Gottfredson, 1981), большинство данных о виктимизации от преступлений, которые используются для оценки Риск нападения измеряет нападение незнакомца намного лучше, чем партнер или нападения знакомых. Таким образом, теория, вероятно, намного больше относится к нападениям со стороны посторонних, чем к другим нападениям.

Почему система уголовного правосудия Заботиться о преступлениях, связанных с жертвами преступлений Психологическая травма?

Психологическая травма, связанная с преступлением, снижает способность и / или готовность многих жертв преступлений сотрудничать с преступником система правосудия.

Целевая группа президента утверждала, что с жертвами нужно обращаться лучше системой уголовного правосудия, потому что она не может его миссия без сотрудничества жертв. На каждом ключевом этапе процесса системы уголовного правосудия — от размышлений о создании заявление в полицию для участия в слушании по делу об условно-досрочном освобождении — взаимодействия может вызывать стресс у жертв и часто усугубляет преступления, связанные с преступностью. психологическая травма.

Жертвы, из-за страха перед преступлением которых они не хотят сообщать преступления в полицию или тех, кто слишком напуган, чтобы давать показания, эффективно сделать невозможным для системы уголовного правосудия выполнение его миссия.Таким образом, важно понимать:

  • Проблемы психического здоровья потерпевших, связанные с преступностью.
  • Какие аспекты процесса системы уголовного правосудия вызывают стресс? жертвам.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим в связи с преступлениями проблемы с психическим здоровьем.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим справиться с уголовным правосудием системный стресс.

Эффективное партнерство между системой уголовного правосудия, жертва вспомогательный персонал и обученные специалисты в области психического здоровья может помочь жертвам с психологической травмой, связанной с преступлением, и с стресс, связанный с системой уголовного правосудия.Помогая жертвам пройти такое партнерство, система уголовного правосудия тоже помогает себе становятся более эффективными в сдерживании и сокращении преступности.

Как отметили Килпатрик и Отто (1987), существует несколько психологических теории, которые полезны для понимания того, почему жертвы могут развиваться психологическая травма, и почему взаимодействие с уголовным правосудием системы обычно вызывают стресс у жертвы.

Почему система уголовного правосудия Стресс для жертв?

В этом разделе описывается одна теория, которая имеет особое значение. для понимания того, почему система уголовного правосудия так напряжена для многих жертв.

Классическая теория кондиционирования

Русский физиолог Иван Павлов впервые описал основные Тип обучения называется классическим обусловливанием (Павлов, 1906). Кратко описанное, классическое кондиционирование происходит, когда нейтральный стимул сочетается со стимулом, который производит определенный отклик. Например, если пища помещена в пасть собаке, слюноотделение реакция возникает естественным образом. Если нейтральный раздражитель колокольного звона представлен собаке примерно в то же время, что и предъявляется пищевой раздражитель, раздражитель звонка (условный раздражитель) приобретет способность производить условную реакцию слюноотделение аналогично безусловному слюноотделению произведенный безусловным раздражителем пищи.Что делает это связаны с проблемами психического здоровья, связанными с преступностью, или преступным система правосудия?

  • Килпатрик, Веронен и Ресик (1982) отметили, что насильственные криминальная виктимизация — это реальный классический опыт обусловливания в котором атака является безусловным стимулом, который производит безусловные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, боль и другие отрицательные эмоции.
  • Любые стимулы, присутствующие во время приступа, являются парными. с приступом и стали условными раздражителями, способными производить условные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, и другие отрицательные эмоции.

Классическая теория обусловливания предсказывает, что любые присутствующие раздражители во время насильственного преступления — потенциальные условные раздражители которые будут вызывать условный страх, беспокойство и другие негативные эмоции, когда жертва встречает их.

  • Таким образом, характеристик нападающего (например, возраст, расы, одежды, отличительных черт) или характеристик параметр (например, время дня, когда произошла атака, особенности обстановки) могут стать условными раздражителями.

Классическая теория обусловливания также предполагает, что отрицательные эмоциональные реакции, обусловленные определенным стимулом, могут обобщать на похожие раздражители.

  • Таким образом, женщина, проявляющая условную реакцию страха на вид ее насильника может также вызвать страх перед раздражителем мужчин, которые напоминают насильника через процесс стимулирования Обобщение .
  • В конце концов, этот процесс генерализации стимула может привести к жертва изнасилования демонстрирует условный страх всем мужчинам.

Поведение избегания

Наиболее частая реакция на условные раздражители, связанные с преступлением поведение избегания . Таким образом, существует естественная тенденция для потерпевших от преступлений, чтобы избежать контакта с связанными с преступлением обусловленными стимулы и избегать ситуаций, в которых они соприкасаются с такими раздражителями.

Кондиционирование второго порядка

Последний классический механизм кондиционирования с важными последствиями для понимания поведения жертв преступлений — второго порядка кондиционер .Если нейтральный раздражитель сочетается с условным стимула (без предъявления безусловного стимула), это нейтральный стимул становится условным стимулом второго порядка это также может вызвать условную реакцию.

  • Таким образом, любые стимулы, присутствующие одновременно, имеют отношение к преступлению. условный раздражитель может стать условным раздражителем второго порядка. стимул, который также вызывает страх, другие негативные эмоции и сильная склонность к поведению избегания.
  • Это важно для практиков, таких как полиция, прокуратура, и поставщики услуг для жертв могут стать второстепенными условный раздражитель.
Классическое кондиционирование и реакции жертв в систему уголовного правосудия

Применение этих классических принципов кондиционирования к жертвам взаимодействие с системой уголовного правосудия помогает нам понять почему система уголовного правосудия вызывает такой стресс для многих жертв.

Во-первых, участие в системе уголовного правосудия требует преступления. жертвы сталкиваются со многими когнитивными и средовыми стимулами которые напоминают им о преступлении. Они варьируются от:

  • Необходимость смотреть на подсудимого в зале суда.
  • Необходимость думать о деталях преступления при подготовке для дачи показаний.
  • Противостояние члену «условных раздражителей второго порядка» в форме полиции, защитников потерпевших / свидетелей и прокуроров.

Во-вторых, столкновение со всеми этими связанными с преступлением условными стимулами часто приводит к избегающему поведению со стороны жертв.

  • Такое поведение избегания вызвано условным страхом и тревога, а не апатия. Избегание может привести к тому, что жертва отменит или не приходить на прием к сотрудникам системы уголовного правосудия, или защитники жертв.
Другие источники стресса

Помимо обусловливания, есть несколько других причин, по которым взаимодействие с системой уголовного правосудия может вызывать стресс для жертв.

  • Одна из причин, по которой общение вызывает стресс, заключается в том, что жертвам не хватает информация об этой системе и ее процедурах, а также о жертвах бояться неизвестного.
  • Вторая причина, по которой взаимодействия вызывают стресс, заключается в том, что жертвы обеспокоены тем, поверят ли им и воспримут ли они всерьез системой уголовного правосудия.

Большинство жертв рассматривают систему уголовного правосудия как репрезентативную. общества в целом, и верят ли им и принимают ли они серьезно системой указывает им, верят ли они и воспринимается обществом всерьез.

Самообследование Глава 3

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

1) Когда возникло исследование жертв преступлений и какова была его цель?

2) Опишите происхождение термина «жертва». и эволюция его определения и коннотации?

3) Как повлияло движение за права жертв преступлений область виктимологии?

4) Кратко объясните «классическое обусловливание». и как это может повлиять на реакцию жертв на уголовное правосудие системы и поставщики услуг для жертв.

5) Определите три фактора высокого риска, связанных с вероятность виктимизации от преступления?

Список литературы

Адлер, Н.Э., Бойс, Т., Чесни, М.А., Коэн, С., Фолкман, С., Кан, Р. Л., и Сайм, С. Л. (1994). Социально-экономический статус и здоровье. Американский психолог, 49, 15-24.

Агетон, С.С. (1983). Сексуальное насилие среди подростков. Лексингтон, Массачусетс: Lexington Books.

Бахман, Р.(1994). Насилие против женщин. Национальная виктимизация преступности отчет об обследовании. Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Бюро статистики юстиции.

Бреслау, Н., Дэвис, Г.С., Андрески, П. и Петерсон, Э. (1991). Травматические события и посттравматическое стрессовое расстройство в городе население молодежи. Архив общей психиатрии, 48, 216-222.

Бюро статистики юстиции (1992 год). Преступная виктимизация в США, 1990 г.Вашингтон, округ Колумбия: Правительство США Типография.

Коттлер, Л. Б., Комптон, В. М., Магер, Д. Шпицнагель, Э. Л., & Янка, А. (1992). Посттравматическое стрессовое расстройство среди веществ пользователи из общей популяции. Американский журнал психиатрии, 149, 664-670.

Дембо Р., Уильямс Л., Шмейдлер Дж., Берри Э., Вотке В., Гетреу А., Уиш Э. Д. и Кристенсен К. (1992). Структурный модель, исследующая взаимосвязь между физическим насилием над детьми, сексуальная виктимизация и употребление марихуаны / гашиша в преступных молодежь: лонгитюдное исследование.Насилие и жертвы, 7, 41-62.

Федеральное бюро расследований (1992). Единые отчеты о преступлениях: Преступность в Соединенных Штатах: 1991 год. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США. Типография.

Геллес, Р.Дж. И Straus, M.A. (1988). Интимное насилие. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Готфредсон, М.Р. (1981). Об этиологии криминальной виктимизации. Журнал уголовного права и криминологии, 72, 714-726.

Хэнсон, Р.Ф., Фриди, Дж. Р., Килпатрик, Д. Б., & Сондерс, Б. Э. (1993, ноябрь). Гражданские беспорядки в Лос-Анджелесе: разнообразие в сообществе, расе / этнической принадлежности и поле. Постер представлен на Ежегодном собрании Ассоциации содействия развитию Поведенческая терапия, Атланта, Джорджия.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетто, С.А., и Резник, H.S. (под давлением). Насильственные преступления и психическое здоровье. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: от теории к Упражняться.Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетти, С.А., Резник, Х.С., И Уивер Т. (в печати). Жестокие преступления и психологическая адаптация. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: Теория и практика (стр. 129–161). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Кармен, А., (1990). Жертва преступления: Введение в виктимологию. Белмонт, Калифорния: Издательская компания Wadsworth.

Килпатрик, Д. (1986).Обращение к потребностям травмированных жертв. Практический прокурор, 15-18.

Килпатрик, Д. (1995). Проблемы психического здоровья, связанные с преступностью виктимизация. Неопубликованная статья подготовлена ​​для Национального Преступления Повестка дня жертв.

Килпатрик Д. Г., Эдмундс К. Н. и Сеймур А. К. (1992). Изнасилование в Америке: доклад нации. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи пострадавшим и Медицинский университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д.Г., & Отто, Р.К. (1987). Конституционно гарантированный участие в уголовном процессе для потерпевших: возможные последствия на психологическое функционирование. Обзор закона штата Уэйн, 34 (1), 7-28.

Килпатрик, Д. И Резник, H.S. (1991, ноябрь). Важность эпидемиологии: значение для изучения связанных с изнасилованием Этиология посттравматического стрессового расстройства. Документ представлен на 25-м ежегодном собрании Ассоциации по развитию поведенческой терапии, New Йорк.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Фриди, Дж. Р., Пелковиц, Д., Резик, П. А., Рот, С., и ван дер Колк, Б. (1994). Посттравматический полевые испытания стрессового расстройства: акцент на критерии А и в целом Диагностика посттравматического стрессового расстройства. Справочник DSM-IV. Вашингтон, округ Колумбия: американский Психиатрическая пресса.

Килпатрик Д.Г., Резник Х.С., Сондерс Б.Е. И Бест, К. (под давлением). Изнасилование, другое насилие в отношении женщин и посттравматические стрессовое расстройство: критические вопросы в оценке психопатологии неблагоприятных факторов, стресса и стресса. отношение.В Б. Доренвенд (ред.), Невзгоды, стресс, И психопатология, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая больница. Нажмите.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Сондерс, Б. Э. и Бест, К. Л. (1989). Модуль национального женского исследования посттравматического стрессового расстройства. Не опубликовано инструмент. Чарльстон, Южная Каролина: Исследование и лечение жертв преступлений Центр, Отделение психиатрии и поведенческих наук, Медицинский Университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д., Резник, Х.С., Сондерс, Б.Е., Бест, К.Л., & Эпштейн, Дж. (Июнь 1994 г.). Жестокое нападение и алкогольная зависимость среди женщин: результаты лонгитюдного исследования. Исследовательское общество по алкоголизму, Реферат № 80, с.433.

Килпатрик Д. Г., Сеймур А. К. и Бойл Дж. (1991). Америка высказывается: Отношение граждан к правам жертв и насилию. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи жертвам.

Килпатрик, Д. Г., Веронен, Л. Дж., И Ресик, П.А. (1982). Психологические последствия изнасилования: стратегии оценки и лечения. В Д. М. Доли, Р. И. Мередити и А. Р. Чиминеро (ред.), Поведенческая медицина: стратегии оценки и лечения. Нью-Йорк: Пленум.

Косс, М. П. и Динеро, Т. Э. (1989). Дискриминантный анализ факторов риска сексуальной виктимизации среди национальной выборки женщин колледжа. Журнал консалтинговой и клинической психологии 57: 242-250.

Лауб, Дж.Х. (1990). Модели криминальной виктимизации в Соединенные Штаты. Жертвы преступлений: проблемы, политика и программы. В A.J. Луриджио, В.Г. Скоган и Р.С. Дэвис (ред.) Sage Publications. С. 23-49.

Моуби, Р.И., Уокейт, С. (1994). Критическая виктимология. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Мендельсон, Б. (1963) Происхождение виктимологии. Excerpta Criminologica, т. 3. С. 239–256.

Норрис, Ф.Х. (1992). Эпидемиология травм: частота и влияние различных потенциально травмирующих событий для разных демографических группы. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 60 , 409-418.

Павлов, И. (1906). Научное исследование психического способности или процессы у высших животных. Наука, 24, 158–177.

Резник, Х.С., Килпатрик, Д.Г., Дански, Б.С., Сондерс, Б.Е., И Бест, К.Л. (1993). Распространенность гражданских травм и посттравматического стрессового расстройства в репрезентативной национальной выборке женщин. Журнал клинических И психология консультирования 61 (6).

Рейсс, А. Дж., И Рот, Дж. А. (1993). Понимание и предотвращение насилие. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

Роберсон, К. (1994). Введение в уголовное правосудие. Плейсервилль, Калифорния: издательская компания Copperhouse.

Розенберг, М. И Фенли, М.А. (Ред.). (1991). Насилие в Америке: подход к общественному здравоохранению . Нью-Йорк: Оксфордский университет Нажмите.

Розенберг, М. И Мерси, Дж. (1991). Насильственное насилие. In Violence in America , pp 12-50, New York: Oxford University. Нажмите.

Сэмпсон, Р.Дж. И Лауритсен, Дж. Л. (1994). Насильственная виктимизация и правонарушения: на индивидуальном, ситуативном и общинном уровнях. факторы риска. В Понимание и предотвращение насилия, Vol.3 , Reiss, A.J. И Рот, Дж. (Ред.), Стр. 1-114, Вашингтон, ДК: Национальная академия прессы.

Страус, М.А. (1984). Семейное насилие и преступления вне семьи и насилие. В A. J. Lincoln & M. A. Straus (Eds.), Crime и семья. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Фон Хентиг, Х. (1948). Преступник и его жертва. Новый Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Уитакер, К. Дж., И Бастиан, Л. Д. (1991). Подростковые жертвы: Отчет о национальном исследовании преступности.Вашингтон, округ Колумбия: США Департамент правосудия

Видом, С. С. (1989). Цикл насилия. Наука, 244, г. 160-166.

Видом, С. С. (1992). Цикл насилия. Национальный институт юстиции: исследование вкратце. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент США правосудия.

Видом, С. С. (1994). Семейное насилие на протяжении всего жизненного цикла. Документ, представленный в Трудах Американской медицинской ассоциации Национальная конференция по семейному насилию: здоровье и справедливость, Вашингтон, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.

Wyatt, G.E., Guthrie, D., Notgrass, C.M. (1992). Дифференциальный последствия сексуального насилия над детьми женщин и последующей повторной виктимизации. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 60, 167-173.

Завиц, М. В. (1983). Доклад народу о преступности и правосудии: Данные. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Бюро статистики правосудия, документ № NCJ-87068; Департамент США Правосудие, Бюро статистики юстиции, документ № NCJ-87068.

Вернуться к NVAA

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справки.

Обязанность специалистов в области психического здоровья предупредить

Содержание

Контакт

В большинстве штатов есть законы, которые требуют или разрешают специалистам в области психического здоровья раскрывать информацию о пациентах, которые могут прибегнуть к насилию. Эти законы привлекают повышенное внимание после недавних массовых расстрелов, например, в Авроре, штат Колорадо.и Ньютаун, штат Коннектикут. Закон штата Нью-Йорк, вступивший в силу 15 января 2013 года, переводит закон этого штата с разрешительной на обязательную обязанность специалистов в области психического здоровья сообщать, когда они считают, что пациенты могут представлять опасность для себя или других, но защищают терапевтов от как гражданская, так и уголовная ответственность за несообщение о своих действиях «добросовестно». Новый закон Нью-Йорка также позволяет правоохранительным органам изымать огнестрельное оружие, принадлежащее пациентам, которые, как сообщается, могут быть опасными. (Примечание. Обновления см. В таблице ниже.)

Согласно этическим стандартам, восходящим к римской клятве Гиппократа, врачи и специалисты в области психического здоровья обычно должны сохранять конфиденциальность информации, раскрываемой им пациентами в ходе взаимоотношений между врачом и пациентом. За некоторыми исключениями, закрепленными в законах штата и федеральном законодательстве, медицинские работники могут нести юридическую ответственность за нарушение конфиденциальности. Одно исключение проистекает из попытки защитить потенциальных жертв от агрессивного поведения пациента. Суды Калифорнии возложили на психотерапевтов юридическую обязанность предупреждать третьи стороны об угрозах пациентам их безопасности в 1976 году в деле Tarasoff v.Регенты Калифорнийского университета. Этот случай повлек за собой принятие законов «обязанность предупреждать» или «обязанность защищать» почти в каждом штате, как показано на карте и, более подробно, в таблице ниже.

Мнения о законах различаются. Американская психологическая ассоциация выступает за разрешение работникам психиатрических служб выносить профессиональное суждение относительно обязанности предупреждать и не расширять без необходимости исключения для «опасных пациентов». Законы об обязательной отчетности, говорят некоторые профессионалы, могут удерживать людей от обращения за профессиональной помощью или полного раскрытия своих намерений; или поставщики медицинских услуг могут неохотно лечить пациентов, потенциально склонных к насилию, потому что они опасаются ответственности за невыполнение должным образом обязанности по предупреждению.

* Аризона, Делавэр и Иллинойс имеют разные обязанности для разных профессий.

В этом поле можно выполнить полнотекстовый поиск или ввести название штата.

Источники: Исследования персонала NCSL; Эдвардс, Гриффин Симс. База данных государственных законов Тарасова, февраль 2010 г .; Soulier, M.

Добавить комментарий