Потеря эмоций: Общая психопатология | Обучение | РОП

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП

Эмоциональное огрубение — утрата высших (нравственных, эстетических, интеллектуальных и пр.) эмоций и чувств, тонких эмоциональных дифференцировок. Больные теряют присущие им ранее интересы и привязанности, способность к состраданию, заботе о близких, сдержанность, учтивость, такт, чувство собственного достоинства. В поведении преобладают примитивные эмоциональные реакции (низшие, биологически обусловленные эмоции), нацеленные на удовлетворение своих сиюминутных потребностей, больные становятся назойливыми, бесцеремонными, заносчивыми, не соблюдают элементарных приличий.

Может наблюдаться при разных заболеваниях, в том числе особенно отчетливо при различных органических заболеваниях головного мозга, зависимостях (например, как проявление личностных изменений при алкоголизме).

Например, мужчина 62 лет, слесарь, злоупотребляет алкоголем, в том числе суррогатами, на протяжении многих лет пьет практически постоянно, последние годы приобрел множество болезней, обусловленных пьянством, физически одряхлел, выражены явления алкогольного полиневрита, ходит с большим трудом. Перестал работать, получив пенсию, сразу же ее пропивает, а затем начинает требовать выпивку или отбирать деньги у жены и дочери, с которыми живет. Если те деньги ему не дают, уносит из дома ценные вещи. Нисколько не стыдится и не гнушается этого, не обращает никакого внимания на бедственное материальное положение своей семьи. Если жена пытается в чем-то спорить или возражать ему, злится, кричит на нее, может ударить своей палкой. Совершенно не стесняется в выражениях, несмотря на то что вместе с ним живут малолетние внучки, разговаривает преимущественно матом. На протяжении всей жизни часто увлекался разными женщинами, «гулял», теперь, так как круг общения из-за физической немощи сократился, больше времени стал проводить дома, и в этих условиях совершенно неуместной выглядит сексуальная тематика, шутки на сексуальные темы, которые превалируют в его речи.

Но наиболее пугают родственников его попытки вести грубые разговоры на сексуальные темы со своими внучками, а при любом удобном случае — стремление трогать их или свою собственную дочь за интимные места.

Изменения эмоциональных свойств подобного рода может приводить и к жестоким преступлениям, что часто становится сюжетом хроники происшествий в телевизионных новостях. Например, из телевизионного сюжета:

В городе N возбуждено уголовное дело по факту убийства двух детей 3 и 4 лет. Их останки были найдены под крыльцом частного дома (по данным пресс-службы Следственного управления). Подозрение пало на мать малышей. По версии следствия, в феврале подозреваемая — 25-летняя женщина — бросила двух своих дочерей в деревянном доме и в течение 10 дней дома не появлялась, оставив их умирать от голода и холода. Все это время употребляла алкоголь с собутыльниками. Вернувшись, она обнаружила дочерей мертвыми, обнимавшими друг друга в своей предсмертной агонии. Желая уйти от наказания, спрятала тела. В течение года женщина исправно получала от отца детей алименты, а также все полагающиеся пособия и тратила их по своему усмотрению. За это время она родила еще одного ребенка.

Эмоциональная холодность — общий недостаток эмоциональности, уменьшение выраженности всех эмоций в виде ровного, равнодушного отношения ко всем происходящим событиям.

В некоторых случаях эмоциональная холодность может быть врожденной особенностью человека, в других она становится следствием различных заболеваний головного мозга — последствием органического поражения, как проявление легко и умеренно выраженного эмоционально-волевого дефекта при шизофрении.

Апатия — безразличие, полное отсутствие эмоций, при котором не возникают желания и побуждения («ноль эмоций», «бодрствующая кома»).

Утрачены или значительно снижены как высшие эмоции, так и низшие, связанные с удовлетворением своих физиологических потребностей. Больные равнодушно относятся к происходящему вокруг, утрачивают интерес к общению с близкими, своим прежним увлечениям, много времени пребывают в бездействии. Никакие внешние события не вызывают каких-либо эмоций, ни радости, ни печали. С одинаковым, ничего не выражающим видом едят и лакомства, и обычную пищу, а в случае отсутствия еды могут долго оставаться голодными. Равнодушны к своему будущему, никак не пытаются что-либо изменить в нем. Равнодушны к своему здоровью, поэтому могут не обращаться за медицинской помощью в случае возникновения соматических заболеваний. Равнодушны к своему внешнему виду, неопрятны, не следят за прической, пренебрегают гигиеническими процедурами, одеваются неряшливо, часто оказываются одетыми не по погоде.

В беседе интереса не проявляют, говорят мало, ответы односложны, мимика бедная, не выражающая каких-либо эмоций. Некоторые больные формально могут говорить о своих привязанностях к близким, увлечениях, интересе к тому, что ждет их в будущем (например, о желании скорее выписаться из стационара, устроиться на работу и пр.), но обычно каких-либо реальных подтверждений в их поведении эти эмоции и стремления не имеют — стремление устроиться на работу остается только словами, увлечения оказываются уже давно в прошлом, а с родными общаются больше по привычке, никаких эмоций к ним не проявляют. Достаточно характерны затруднения при необходимости сделать какой-либо эмоциональный выбор (на вопрос: «Что тебе больше нравится — это или это?» — возникает ответ: «Не знаю, мне все равно»). Само уменьшение эмоциональности при апатии не осознается пациентом и не тяготит его.

Апатия может наблюдаться при шизофрении, органических заболеваниях головного мозга (вариант психоорганического синдрома), в старости. Апатия в сочетании с абулией, не обусловленная грубого органическим поражением головного мозга и симптомами интеллектуального снижения, составляет так называемый апато-абулический синдром — проявление выраженного дефекта эмоционально-волевой сферы, который может развиваться при шизофрении.

Пациент Р. 25 лет поступил в психиатрическую больницу впервые, прежде у психиатров не наблюдался. С детства отличался замкнутостью, никогда не имел друзей, к общению со сверстниками не стремился. С 12–13 лет стал холодно общаться со своими родными, чурался ласки, часто грубил, появилась необъяснимая жестокость — мучил и убивал кошек, вешал птиц. В дальнейшем стал плохо справляться с учебой в школе, к занятиям не готовился, прогуливал. Большую часть времени проводил дома в бездеятельности, общался с родными по необходимости. В юношеском возрасте не смог установить личные и социальные связи, после 11 классов учебу не продолжал, никогда нигде не работал и не пробовал найти работу. Инвалидности не имел. Жил на иждивении у родителей. Дома обслуживал себя лишь элементарно, хозяйственные работы всегда избегал, поэтому их не освоил, комнату захламил, жил в антисанитарных условиях, сопротивлялся любой попытке что-либо изменить в его жизни, легко доходил до физической агрессии. Несколько лет назад на некоторое время увлекся чтением религиозной и мистической литературы, стал разговаривать без собеседника, родным говорил, что общается с духами и богами; сутками напролет писал какие-то обращения к «Богине», изобрел для этого особую тайнопись (криптография). Сохранялось грубое, жестокое отношение к родным, однако отец больного категорически возражал против обращения к психиатрам. После смерти родителей проявлял агрессию к своей сестре, которая была вынуждена обслуживать больного в связи с отсутствием у него навыков ведения хозяйства, а затем выгнал ее из дома. Был госпитализирован в психиатрический стационар, где первое время отмечалась галлюцинаторно-бредовая симптоматика (он — единственный наследник миллионов отца, талантливый ученый. Он слышит голос «Богини», восхваляющий его, считает, что должен на ней жениться, однако другие «эзотерические божества» пытаются помешать ему в этом, негативно воздействуя на его мысли, тело и пр.). Был выставлен диагноз параноидной шизофрении. В ходе лечения галлюцинаторно-бредовая симптоматика была быстро купирована и на передний план в клинической картине вышли явления эмоционально-волевого дефекта.

В отделении большую часть дня лежит в постели без какого-либо дела, к общению с другими больными и персоналом не стремится, все попытки вовлечь его в какую-либо общественную жизнь, реабилитационные программы неудачны, так как сначала пассивно соглашается, но в самом общении не участвует, а затем незаметно уходит. Книг не читает, телевизор не смотрит («неинтересно»). За собой не следит, зубы не чистит, не причесывается, постель слеженная, неопрятная. Нуждается в постоянном контроле со стороны персонала — без дополнительного понуждения с его стороны постель не заправляет, может не пойти кушать в столовую и остаться голодным, лишь изредка, после длительных уговоров, выходит на прогулки на улицу. Делает это неохотно. В беседах с врачом мимика однообразная, ответы на вопросы односложные, никаких жалоб не предъявляет, настроение без заметного снижения. Интеллектуально развит достаточно хорошо, эрудирован — изредка, в ответ на случайные вопросы может, например, вспомнить своих любимых художников, объяснить, что интересного есть в творчестве того или иного живописца, и т.д. Высокого роста, физически крепок. Своим пребыванием в стационаре не тяготится. В связи с беспомощностью были оформлены документы для направления в психоневрологический интернат, относится к скорому переезду туда равнодушно. На прямой вопрос о том, понимает ли он, что будет теперь жить в интернате, видимо, всю свою оставшуюся жизнь, говорит, что понимает, при этом каких-либо эмоций, связанных с этим, не проявляет.

К симптомам обеднения эмоций в некотором роде феноменологически близко состояние, которое в психологической литературе называют эмоциональным выгоранием. Обычно считают, что это состояние характерно для работников «помогающих профессий» (врачей, учителей, психологов), когда со временем из-за длительного эмоционального перенапряжения, связанного с такой работой, некоторые из них оказываются не в состоянии адекватно реагировать на эмоциональные переживания обращающихся к ним людей, становятся равнодушными, бесчувственными, раздражительными, что в дальнейшем негативно отражается и на качестве их работы.

Если более широко посмотреть на такие эмоциональные изменения, то можно заметить, что на самом деле они возникают во многих аспектах жизни большинства людей. Например, молодожены изначально женятся с эмоциональным подъемом, овеянные высокими чувствами, а через несколько лет во многих семьях чувства значительно тускнеют, между супругами появляется равнодушие, а иногда даже неприязнь. Родители обычно рожают детей, чтобы любить их и заботиться, но через несколько лет многие из них по незначительному поводу уже готовы накричать на своего ребенка, ударить, оскорбить его, унизить и т.д.

Эмоциональное выгорание у врачей является серьезной проблемой медицины во всех странах мира. Признаками такого выгорания могут быть:

  • Изменение целей: выбирая врачебную специальность, изначально хотел помогать «страждущим», а теперь формально выполняет работу, не заботясь о результатах.
  • Равнодушие к страданиям пациентов.
  • Утрата осознания смысла своей работы.
  • Отсутствие удовлетворения от работы.
  • Снижение работоспособности, постоянная усталость.
  • Отсутствие желания узнавать новое в своей профессии, учиться.

В произведениях А.П.Чехова есть два характерных примера, которые в какой-то степени отражают варианты эмоционального выгорания врачей:

  • «Палата № 6» — главный герой доктор Рагин первоначально усердно трудится в земской больнице, но постепенно разочаровывается в работе, перестает видеть в ней смысл, начинает пропускать работу, днями лежит дома и т.д. Т.е. описано состояние, близкое к апатии.
  • «Ионыч» — главный герой доктор Старцев с годами утратил многие высшие чувства, в том числе единственную в жизни любовь, стал грубым и раздражительным, однако по-прежнему много работает ради хорошего заработка. Т.е. данное описание ближе к понятию эмоционального огрубения.







Каково это – жить, не испытывая эмоций?

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Есть на свете люди, которым неведомы радость, печаль, любовь. .. Иногда это связано с нарушением мозговой деятельности, получившим в современной науке название «алекситимия». Корреспондент BBC Future попытался выяснить, какие трудности возникают у тех, кто живет с таким нарушением, и какие преимущества оно дает.

Калеб рассказывает мне о рождении сына, которому сейчас восемь месяцев.

«Вы слышали, наверное, как родители рассказывают о тех чувствах любви и радости, которые их охватили при виде своего новорожденного малыша?», — спрашивает он.

«Ну так вот, — продолжает мой собеседник после драматической паузы, — я ничего подобного не почувствовал».

Собственная свадьба тоже мало его тронула. Пытаясь объяснить свое тогдашнее состояние, он приводит метафору бродвейского шоу: в зале сидит публика; она эмоционально вовлечена в театральное действо; а за кулисами тем временем дежурят рабочие сцены, которые, оставаясь безучастными к спектаклю на чувственном уровне, участвуют лишь в техническом его осуществлении.

На собственной свадебной церемонии Калеб, в отличие от большинства участников этого волнующего события, прилива чувств не испытывал.

«Я исполнял свою роль чисто механически», — говорит Калеб (свою фамилию он попросил не называть).

Даже когда его невеста направлялась к алтарю, единственное, что он почувствовал, — это приливающую к щекам кровь и тяжесть в ногах; в сердце же он не чувствовал ни радости, ни счастья, ни любви…

Калеб признается мне, что вообще никогда не испытывает эмоций — ни позитивных, ни негативных.

Мы познакомились на интернет-форуме для людей с так называемой алекситимией — это своего рода эмоциональный дальтонизм, который лишает человека способности различать и выражать разнообразные чувственно-эмоциональные нюансы.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Безэмоциональному человеку поведение других, эмоциональных людей может казаться неадекватным

Из тех, кто страдает этим нарушением, около половины — аутисты. Однако Калеб и многие другие «алексы» кроме безэмоциональности не проявляют никаких других аутических черт, таких как компульсивное (навязчивое) поведение, например.

Что значит «влюбиться» для того, кто в принципе неспособен почувствовать к другому любовь или даже симпатию?

Глубокое изучение «эмоционального дальтонизма» может пролить свет на целый ряд сопутствующих заболеваний, таких как анорексия, шизофрения, синдром раздраженного кишечника.

Истории, рассказываемые на форуме членами алекс-коммюнити, заставляют нас заново переосмыслить эмоциональные переживания, которые, казалось бы, мы все так хорошо знаем.

Взять, например, влюбленность. Вот как может влюбиться человек, которому неведомы даже такие базовые чувства, как нежность и симпатия? Ведь именно они и зажигают в нас искорку любви…

Многослойность эмоционально-чувственной сферы

Понять, что такое «эмоциональная немота», можно на наглядном примере матрешки, многослойной игрушки, состоящей из нескольких вложенных в нее куколок, каждая следующая затейливее предыдущей.

В основе эмоционально-чувственной сферы человека лежат телесные ощущения — например, когда мы видим возлюбленного, мы чувствуем, как подпрыгивает сердце; а когда испытываем гнев, часто ощущаем желудочные спазмы.

Наш мозг приписывает каждому из этих ощущений определенную ценность — тогда вы знаете, позитивное оно или негативное, сильное или слабое.

Так аморфные ощущения обретают форму, и у эмоции появляется некий осознанный образ.

Эмоции могут иметь множество нюансов и подчас совмещают разноокрашенные переживания (например, светлая грусть).

Для описания наших эмоциональных состояний мы рано или поздно находим подходящие слова — мы способны вербально описать наше состояние отчаяния или радости, например, и мы можем также объяснить, что нас привело в то или иное эмоциональное состояние.

В 1972 году, когда алекситимия впервые была научно описана, предполагалось, что проблема возникает именно на этом последнем, лингвистическом этапе; предполагалось, что страдающие алекситимией люди на глубинном уровне чувствуют как все и что они неспособны лишь описать свое эмоциональное состояние словами.

Ученые предположили, что это может быть вызвано нарушением нормальной коммуникации между двумя полушариями мозга, которое препятствует передаче сигналов из эмоциональных центров, находящихся преимущественно в правом полушарии, левополушарным центрам, отвечающим за речь.

Такая трансмиссия необходима нам для того, чтобы вербализировать то, что мы чувствуем, объясняет Катарина Гёрлих-Добре из Рейн-Вестфальского технического университета города Ахен, что в северной Германии.

В этом можно было убедиться, когда врачи впервые попробовали лечить эпилепсию, удаляя соединяющие две доли волокна; такое хирургическое вмешательство сокращало количество эпилептических приступов, однако перенесшие операцию пациенты становились «эмоционально немыми».

Еще одно важное, хоть и менее сенсационное, открытие, сделанное самой Гёрлих-Добре благодаря томографии, состоит в том, что у людей с алекситимией нейронные связи имеют аномальную плотность.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

Когда хирургическим путем удаляются соединяющие два полушария волокна, пациенты становятся эмоционально немыми и неспособными выражать свои чувства

Возможно, предположила исследовательница, это создает дополнительные шумы при трансмиссии (что-то вроде помех в плохо настроенном радиоприемнике), и связь с эмоциональными зонами, соответственно, нарушается.

Сегодня ученые уже знают, что существует много разных типов алекситимии.

Одни «алексы» с трудом выражают свои эмоции и чувства, тогда как другие (как Калеб) даже не осознают их.

Ричард Лейн из Университета штата Аризона предлагает в качестве аналогии феномен потери зрения у людей, получивших травму визуальной зоны коры головного мозга; сами глаза не пострадали; тем не менее способность различать зрительные образы утрачивается.

Подобным же образом поврежденная нейронная цепочка, участвующая в обработке эмоциональных сигналов, может мешать чувствам грусти, радости или гнева достигать сознания (если продолжить метафору многослойной матрешки, то проблема возникает на уровне второй «куклы»: тело реагирует нормально, но интеграции ощущений не происходит, и, соответственно, не может сформироваться эмоциональная мысль).

«Возможно, что эмоция активизируется, и тело на нее отвечает, но человек своих эмоций просто не осознает», — говорит Лейн.

Проведенные недавно исследования с применением магнитно-резонансного сканирования (томография), выявили признаки более базисной проблемы перцепции в некоторых типах алекситимии.

Гёрлих-Добре, к примеру, обнаружила недостаток серого вещества в центрах поясной коры, отвечающих за самосознание, и предположила, что это блокирует сознательное представление эмоций.

А ее коллега Андре Алеман из Университетского центра медицинских исследований в Гроненгене, Нидерланды, обнаружил дефицит в зонах головного мозга, связанных со вниманием, в моменты, когда страдающие алекситимией люди смотрят на эмоционально заряженные картинки. У него сложилось впечатление, будто эмоции их мозг просто-напросто отказывался регистрировать.

«Мне кажется, это вполне соотносится с теорией Лейна, — говорит Алеман (первоначально он полагал, что причины у этого явления иные). — Мы вынуждены признать их (Лейна и его коллег — прим. переводчика) правоту».

Вот как сам Калеб описывает свой разрыв в сознании, который препятствует нормальной передаче эмоциональных сигналов в левую долю мозга.

Он вспоминает, как работал однажды в школьном театре. Целую неделю перед спектаклем пытался он записать нужные звуковые эффекты, но свести всё вместе никак не удавалось.

В конце концов ответственный потерял терпение и набросился на него с упреками.

Автор фото, SPL

Подпись к фото,

Вопреки стереотипу, не все аутисты страдают от эмоциональных или социальных проблем

«Тело мое отреагировало странным образом, — вспоминает Калеб. — Я почувствовал напряжение; сильно забилось сердце, но ум оставался безучастным… За этим было любопытно наблюдать с исследовательской точки зрения. А потом я совершенно забыл эту ситуацию».

Кажется, что никакое событие не может поколебать такое твердое равнодушие. «Чем насыщеннее эмоция, тем ярче, по идее, она должна окрашивать мое мышление, — говорит Калеб. — Но на самом деле мышление у меня более ясное и более склонное к анализу».

Есть одно небольшое преимущество: Калебу проще переносить медицинские процедуры — просто потому, что он не связывает с подобным опытом никаких негативных эмоций и не испытывает страха или тревоги.

«Я спокойно переношу всякие неприятные моменты, поскольку знаю, что в памяти у меня отсутствуют [негативные] эмоциональные ассоциации, — признается мой собеседник. — Но это значит, что позитивные воспоминания из памяти тоже вымываются».

Короткое замыкание в мозгу

Впрочем, компенсация эта несущественная — алекситимия связана, по всей видимости, с разными другими заболеваниями, в том числе с шизофренией и расстройствами пищевого поведения. Потому, наверное, что именно благодаря эмоциям мы обычно начинаем лучше заботиться о своем физическом и ментальном здоровье.

Более точное определение алекситимии помогло бы лучше понять природу сопутствующих расстройств, а также больше узнать о различиях между разными видами аутизма.

Джефри Бёрд из лондонского Королевского колледжа отмечает, что, вопреки стереотипам, половина аутистов вполне способна к восприятию других людей на эмоциональном плане и к адекватным эмоциональным реакциям, а те, которые испытывают трудности с социализацией, обычно страдают алекситимией.

Поэтому он полагает, что разграничение этих двух видов расстройств приведет к более адекватному уходу и лечению.

Пока же остающееся недопонимание в этой области часто мешает аутистам получать ту помощь, которая им действительно требуется.

«Я работал с одной женщиной-аутистом, которая хотела стать помощником по уходу за больными, — говорит Бёрд. — Но ей отказали — под предлогом, что она якобы не способна на эмпатию. Однако проведенное нами исследование показывает, что у многих аутистов нет проблем с эмоциями.»

Дальнейшая работа в этом направлении могла бы также прояснить загадочную связь с соматическими заболеваниями, такими как хронические боли и синдром раздраженного кишечника, которые у больных алекситимией встречаются необычно часто.

Лейн предполагает, что причина состоит в своего рода «коротком замыкании» в мозгу, которое является следствием «эмоционального дальтонизма». По его словам, осознанное восприятие эмоций помогает затушить физические ощущения, связанные с той или иной эмоцией.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Стараясь найти связь со своими эмоциями, «алексы» часто проходят свой жизненный путь в одиночестве

«Если ты можешь осознанно обрабатывать эмоцию, позволяя ей расти и развиваться, если ты подключаешь фронтальные зоны мозга, то задействуются механизмы, модулирующие процессы в теле сверху вниз», — говорит Лейн. Однако без эмоционального выхода ум может застрять в физических ощущениях, что приведет к усилению реакций.

По словам Гёрлих-Добре, «они («алексы») гиперчувствительны к ощущениям в теле и не могут ни на чем другом фокусироваться, что возможно является одной из причин хронических болей, которые они испытывают».

Некоторые исследования действительно показали, что «алексы» необычно чувствительны к ощущениям в теле, хотя результаты других экспериментов эти выводы опровергают.

Описания физических ощущений часто доминируют в рассказах Калеба о трудных моментах в его жизни, таких как расставание с семьей.

«Вообще я не скучаю по людям, мне кажется. Если я уезжаю и долго кого-то не вижу, жизнь у меня идет по принципу «С глаз долой, из сердца вон», — признается он. — Но если пару дней со мною рядом нет моих жены и ребенка, то я физически ощущаю давление или стресс».

Восстановление связи с потерянными чувствами

Есть надежда на то, что в конце концов врачи установят причины алекситимии и помогут своим пациентам избежать эффекта «снежного кома» при ее воздействии на организм.

Калеб полагает, что его заболевание возникло при рождении и могло быть вызвано генетическими факторами. Особенности воспитания и эмоциональная отзывчивость родителей тоже могут играть здесь определенную роль.

Но есть люди, которые становятся «алексами» в результате психологической травмы, нарушающей их способность обрабатывать некоторые или даже все эмоции.

Лейн представил меня одному из своих пациентов, Патрику Дасту, который в детстве подвергался насилию со стороны отца-алкоголика, так что в какой-то момент даже возникла угроза его жизни.

«Однажды вечером, когда он вернулся домой, они с мамой в очередной раз поругались. И тогда он сказал: «Вот пойду схожу сейчас за своим ружьем и застрелю вас всех». Мы побежали к соседям и из их дома вызвали полицию».

С тех пор прошло несколько десятилетий, а для него все это время было проблематично понимать и интерпретировать свои эмоции, особенно страх и гнев, которые он до сих пор испытывает по отношению к своим родителям.

Даст подозревает, что в результате у него развилась фибромиалгия — диффузная мышечно-скелетная хроническая боль и слабость всего тела — а также расстройство пищевого поведения.

Вначале под руководством Лейна, а позже и самостоятельно Даст вспомнил свои давние переживания и вновь соединился с эмоциями, которые он прежде всегда старался упрятать поглубже. В результате этого его фибралгические боли уменьшились.

«Я обнаружил огромный гнев, который испытывал сам того не осознавая, — объясняет Патрик. — Это самое важное, что я сделал в своей жизни». Он только что закончил работу над книгой, в которой описал этот процесс. Чтобы лучше социализироваться, Калеб тоже посетил психотерапевта, специализирующегося на когнитивном поведении, и теперь через осознанное решение он может лучше анализировать собственные физические ощущения и соотносить их с эмоциями других людей.

Хотя этот процесс и остается во многом исследовательским экзерсисом, он позволяет Калебу осознавать чувства его жены и понимать, почему она поступает так, а не иначе.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Принимая осознанное решение любить, «алексы» могут принести в отношения стабильность

Однако далеко не каждый больной алекситимией обладает такой решимостью и упорством. И не всякому удается найти себе спутника жизни, который был бы готов принять связанные с этим заболеванием допущения.

«Со стороны моей жены требуется большое понимание… Она осознает, что я понимаю любовь и другие вещи несколько иначе», — говорит Калеб.

Зато он эмоционально стабилен и не подвержен перепадам настроения. «Компенсация состоит в том, что мои отношения с женой — это для меня осознанный выбор», — объясняет Калеб.

Он действует не по прихоти, а на основе осознанного намерения любить и заботиться о ней. В последние восемь месяцев это было особенно важно.

«Если мы переживаем какую-то сложную ситуацию — к примеру, ребенок не спит всю ночь и плачет, — на мое отношение это никак не повлияет, потому что у меня связь основана не на эмоциях».

Калеб не испытал эйфории по поводу своей свадьбы или рождения ребенка, но он большую часть жизни провел глядя внутрь, пытаясь прочувствовать и понять ощущения, которые испытывает он сам и окружающие его люди.

Он один из самых заботливых и осознанных людей, которых я когда-либо имел удовольствие интервьюировать — человек, который знает себя и свои ограничения насквозь.

Завершая разговор, он подчеркивает, что «эмоциональный дальтонизм» не делает человека злым или эгоистичным.

«Трудно поверить, но жить полностью отделенным от эмоций и воображения возможно, хотя это как раз то основное, что делает нас людьми, — говорит он. — Но это вовсе не значит, что такой человек бессердечен или что он псих».

Что такое деперсонализация и как с ней жить

Нарушение восприятия собственного «я», ощущение нереальности происходящего, приступы тревоги, панические атаки и потеря эмоций — так выглядят симптомы расстройства деперсонализации, которое часто путают с шизофренией. «Афиша Daily» публикует три истории людей с этим страшным диагнозом.

Татьяна, 28 лет: «Впервые с чувством нереальности происходящего я столкнулась, когда мне было 22 года. Однажды я просто перестала испытывать какие-либо эмоции; родные вдруг стали чужими, я не хотела ни с кем общаться, никуда выходить. Я не чувствовала себя — личность стерлась, а я стала другим человеком: ощущение, будто души больше нет, только одна оболочка. Это сопровождалось постоянной тревогой, самокопанием, головными болями, ощущением безысходности. Это страшное состояние, когда суицид кажется единственным способом все прекратить.

Я очень испугалась и срочно вызвала маму, так как сама даже к врачу не могла пойти. Невропатолог в больнице сказала, что у меня депрессия, и выписала коктейль из антидепрессантов и нейролептиков. Удивительно, но чуть ли не с первых дней приема таблеток я вернулась к жизни: симптомы прошли, улучшилось настроение, выросла трудоспособность, я стала общительной и открытой. Через месяц я перестала принимать эти препараты и к врачу больше не пошла (хотя меня предупреждали, что лекарства бросать нельзя). На четыре года я забыла о проблемах.

Симптомы вернулись, когда родственник предложил мне новую работу. Там были довольно высокие требования к сотрудникам — обязательное наличие водительских прав, профильное образование в сфере морских перевозок и свободный английский. Мне дали полгода на подготовку. Родственник оплатил все курсы, университет — и тут начались стрессы. Я чувствовала, что меня накрывает, поэтому самовольно вернулась к таблеткам. На время становилось немного легче. Я старалась из последних сил не ударить лицом в грязь, заполучить эту работу, не подвести человека, который верил в меня и к тому же потратил деньги. Но мне становилось хуже и хуже, и собеседование на работу я провалила. Это был очень сложный период.

После этого я стала сидеть на форумах, гуглить статьи о психических отклонениях с похожими симптомами. Были мысли, что у меня шизофрения и я окончательно слетаю с катушек. Я начала бегать по психиатрам, но все поголовно опровергали мои подозрения. Повторно диагностировали депрессию, назначили антидепрессанты — немного отошла тревожность, но эмоции и чувства так и не вернулись.

Однажды на каком-то сайте я увидела описание диагноза, который в точности совпадал с моими симптомами. Тогда и началось мое знакомство с расстройством деперсонализации-дереализации. Я обращалась к врачам, но они в принципе не знали, что это такое и как это лечить. Иногда меня просто не хотели слушать — сразу назначали лекарства и отправляли домой. Один профессор сказал, что это я «в интернете начиталась». Свое спасение я нашла в онлайн-консультациях с врачом, который имел дело с дереалом: по его схеме начала принимать антидепрессанты и противоэпилептические препараты.

Причина моей деперсонализации — невроз, который сопровождается тревогой: при стрессах организм защищается и мозг как будто отключается, происходит изоляция от внешнего мира. Такое случается с впечатлительными людьми, которые переживают по любому поводу, принимают все близко к сердцу. Я из таких.

Подробности по теме

Как жить с биполярным расстройством

Как жить с биполярным расстройством

Мой стаж — 2,5 года. Знаю, что может быть ухудшение, но выход есть. Сейчас я вышла на этап, когда новая работа в радость, я снова чувствую себя собой, умственные способности, эмоции и чувства как и до болезни. И, хоть я все еще на таблетках, лучше так, чем снова страдать. Надеюсь, когда-то получится их отменить. Странно звучит, но эта болезнь изменила меня в лучшую сторону. Благодаря ей я по-настоящему начала ценить жизнь и близких людей. Стала более терпеливой. Я радуюсь, что могу снова жить нормальной жизнью, чувствовать, любить, получать удовольствие от общения с людьми и от любимых занятий.

Наше общество очень презрительно относится к нуждающимся в психологической помощи. Если узнают, что человек был у психиатра, то сразу клеймят психом и сторонятся. Тем не менее не стоит бояться обращаться за квалифицированной помощью, главное в этом вопросе — найти действительно хорошего врача. А таких очень мало».

Николай, 27 лет: «Я с детства невротик: заикание, обсессивно-компульсивное расстройство (синдром навязчивых мыслей). В августе 2014 года я попал к психиатру с депрессией и нарушением восприятия реальности, мне тогда было 25 лет. Началось все с редких панических атак, которые сменялись приступами сильной дереализации. Мир переворачивался вверх ногами, и приходилось ложиться на пол и закрывать глаза, это помогало прийти в себя. После очередного такого приступа у меня появилась тревожность.

Ровно 6 месяцев я брыкался в поисках и придумывании физических болячек, чтобы оправдать свое состояние. Признаться самому себе, что ты немножко «ку-ку», трудно, так и появляется ипохондрия. Катализатором ипохондрии еще выступает такая неприятная данность, как неквалифицированная медицина. Инертность, идущая из СССР, еще сохраняется — врачи лепят диагноз «ВСД» (которого уже давно в мировой классификации болезней нет), говорят, что все в порядке, выписывают витаминки и отправляют домой. Поэтому и приходилось заниматься самодиагностикой и страшно бояться, что же там такое со мной на самом деле. К большому сожалению, диагноз «деперсонализационное расстройство» я поставил себе сам, в очередной раз бороздя интернет. Через знакомых мне удалось лечь в психоневрологический диспансер. Там меня качали теми же советскими препаратами, ставили капельницы, был даже массаж и циркулярный душ. При выписке значительных результатов не было: спать стало легче, но состояние оставалось таким же мучительным.

Деперсонализация — это в привычном смысле слова потеря себя; когда не можешь понять, что ты за человек

Наконец мне чудом удалось попасть к хорошему психиатру. Грамотно подобранные препараты построили надежный фундамент для моего восстановления. Сейчас фармакология достигла такого уровня, что лекарства работают надежно при минимуме побочных эффектов и последствий для организма. Безусловно, они не устраняют психологические проблемы, но предоставляют взлетную полосу для поднятия на ту высоту, где эти проблемы можно было бы устранить. Антидепрессант стал ощутимо действовать где-то через 3–4 недели после начала приема. Улучшилось настроение, появились силы, жизнь стала приносить удовольствие. Дальше потихоньку: начало восстанавливаться общение с друзьями, я стал выходить в свет, проснулось либидо и желание чем-то заниматься. Я восстановился на работе: когда дойти до туалета — огромное испытание, работа становится чем-то невыносимым.

Деперсонализация — это в привычном смысле потеря себя; когда не можешь понять, что ты за человек. Восстановление после этого приводит к переосмыслению жизненных установок. Например, в прошлом я ограничивал себя, старался соответствовать представлениям, диктуемым обществом. Жил по по принципу «как надо», а не «как хочу». В этот период и теряется понимание своей персоны: кто ты? зачем ты? кем ты должен быть? Ты деперсонализируешься. В переломный момент расстройства ты понимаешь, что жить нужно ради себя, а не для других, перестаешь постоянно искать изъяны и исправлять их, чтобы стать кем-то. Я принял себя».

Анастасия, 20 лет: «В школе надо мной часто издевались из-за лишнего веса, дома никто не воспринимал всерьез, были постоянные крики и скандалы из-за алкогольной зависимости отца. В 15 лет я решила попробовать наркотики и, не зная «правильных дозировок», приняла слишком много за один раз. После этого у меня резко ухудшилось самочувствие: начались кратковременные панические атаки, учащенное сердцебиение, появилась шаткость походки, головокружения. Сначала я думала, что у меня что-то с сердцем или сосудами; со временем это переросло в страх инфаркта, инсульта или внезапной смерти. Дальше было обследование всего организма, но ничего конкретного так и не выяснилось: врачи либо ничего не находили, либо ставили диагноз «вегетососудистая дистония». Один врач посоветовал мне провериться на рак.

Со временем ситуация прогрессировала. Появилось жуткое чувство внутри вроде тревоги: я не могла нормально спать, казалось, что я с минуты на минуту умру. В один день я поняла, что не ощущаю своего тела. Появилось одновременно чувство легкости и невесомости, а потом я стала ловить себя на мысли, что меня как бы нет. Ощущения в руках стали не мои, отражение в зеркале не то. Тогда я осознала, что мне грозит не инфаркт, а шизофрения. Я полностью отдалась этому страху: физические симптомы исчезли, остался неописуемый ужас, что сейчас я потеряю связь с реальностью и контроль над собой. Я стала прятать ручку от балкона, чтобы в порыве беспамятства вдруг не выброситься окно. Мир, каким я его знала, разлетелся вдребезги. Выходя на улицу, я понимала, что между мной и реальностью большой барьер. Мир за стеклом казался плоским, бесцветным, мертвым. Я не могла понять, сон это или реальность, а может, я вообще умерла. Время просто остановилось, его не было, не было для меня. А в душе пустота, тишина и никаких эмоций.

Подробности по теме

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Что такое панические атаки и как от них избавиться

О том, что это никакая не шизофрения, я узнала на сайте о диссоциативном расстройстве. Так начался новый этап. В «ВКонтакте» я нашла группу о дереале, где таких, как я, были сотни. Около недели я просидела в сообществе, читая информацию, личные истории и рекомендации, пока полностью не поняла, что это оно — расстройство деперсонализации-дереализации.

В 11-м классе все дошло до того, что с ЕГЭ меня забирали на скорой. Когда я зашла к доктору, он что-то начал спрашивать, а я молчала: настолько устала от этого дерьма, что не могла сказать ни слова. Родители узнали о том, что у меня серьезные проблемы с психикой. Мне казалось, что мама меня не понимает. Меня снова повели по врачам, но найти толкового специалиста у нас не получилось. В больницах советских времен врачи с деперсонализацией вообще не знакомы: в одной из таких мне прописали 12 сомнительных таблеток в день, а еще глицин — от него совершенно нет толка при моих симптомах. Попадались такие врачи, которых больше интересовали мои взгляды на жизнь, чем мое здоровье.

В итоге своего психиатра, с которым мы поддерживаем связь и сейчас, я нашла через мамину знакомую. Если говорить о лечении, то без антидепрессантов не обойтись. Они помогают вернуться в прежний режим и значительно улучшают состояние. Сейчас мне 20, и я до сих пор на таблетках: решила, что лучше чувствовать себя хорошо с ними, чем каждый день думать о самоубийстве».

Мнение эксперта

Артем Костюжев

«В основе синдрома деперсонализации-дереализации лежит попытка психики адаптироваться к стрессу в условиях его высокой интенсивности, например во время страха или паники. Этот синдром как отдельное расстройство внесен в международную классификацию болезней (МКБ-10), но нередко встречается в качестве вторичного синдрома при сильной тревоге, депрессии и других острых состояниях. Деперсонализация и дереализация хоть и объединены в один термин из-за своей схожести и общей природы, но представляют два самостоятельных симптома, которые могут проявляться раздельно друг от друга. При деперсонализации пациенту кажутся незнакомыми собственное лицо, фигура, улыбка, речь, будто наблюдаешь за собой как за посторонним. Дереализация же касается восприятия окружающей обстановки: места, времени, обстоятельств и т. д. Иногда добавляется чувство «пьяности», «нереальности» и «плывущей картинки».

Главная причина ДП/ДР лежит в активации опиатных рецепторов — есть предположение, что таким образом организм человека пытается снизить сильную тревогу. Стресс может стать поводом, если он был интенсивным и вызвал вегетативный криз (по типу панической атаки).

Ощущения при деперсонализации-дереализации пугают своей необычностью. Больному кажется, что он потерял контроль над собственным телом, а это само по себе провоцирует еще более сильный страх. От шизофрении это отличается прежде всего отсутствием симптомов психоза (галлюцинации, бред, кататония и др.). Также синдром ДП/ДР может наблюдаться при острых психотических эпизодах, но тогда должны быть соответствующие обязательные симптомы тяжелой психической болезни.

При всей распространенности, этот диагноз не до конца изучен в том, что касается механизмов и происхождения, что и приводит к сложностям в терапии. В США расстройство лечится преимущественно с помощью антидепрессантов и ламотриджина. В России четкого стандарта и рекомендаций нет: при ДП/ДР часто ищут «основное расстройство», надеясь, что синдром отступит сам. Нередко деперсонализация или дереализация быстро проходят, если встречаются в структуре панического или иного тревожного расстройства, но могут потребоваться годы на лечение этих расстройств при депрессии и биполярном аффективном расстройстве».

Душевное безразличие — Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Психиатрические явления алекситимии и ангедонии имеют отношение к нашему рассказу. Первый термин, имеющий греческие корни, создан психиатром Питером Сифнеомосом в 1970-х гг., буквально переводит­ся как «нет слова для эмоций»; второй, тоже греческого происхождения, означает неспособность получить удовольствие от обычно приятных вещей. Два французских психиатра заложили основу для дискуссии, выс­казав идею о «penseeoperatoire» («оперативная мысль») — практичес­ком способе мышления и взаимодействия.

 

Алекситимия

В психиатрии термин «алекситимия» используется для описания лю­дей, похожих на дохлую рыбу; от былого огня в них остались только тлеющие угли. Подобные люди с переменным успехом стараются понять свои эмоции и настроения, но они не могут понять их тонкости. Так как они не уверены, что именно чувствуют, то с трудом выражают эмоции. Вместо того чтобы проявить чувства, они сосредотачиваются на физических проблемах. (Помните, что язвы вызваны не тем, что вы едите, а тем, что ест вас.)
Несмотря на странное название, определить алекситимию не сложно. Ее симптомы: бедное воображение, недостаток внутреннего эмоционального опыта, неспособность выразить веселье, склонность говорить безжизненно и слишком де­тально. Более того, от людей с подобным расстрой­ством психики исходит некое ощущение механич­ности, которое мешает всякой спонтанности. (Уинстон Черчилль, описывая русского политика Вячес­лава Молотова, ухватил эту особенность: «Я никог­да не видел человека, который бы лучшим образом воплощал современ­ное представление о роботе».) Алекситимики остаются спокойными в тех условиях, которые бы потрясли обычных людей. Смерть близкого, невер­ность партнера, потеря возможности продвинуться по службе — ничто не трогает их. Все события проваливаются в черную дыру невыразитель­ности и пустоты.
Алекситимики не способны ни к сочувствию, ни к самоанализу. Это, в сочетании с их механическими реакциями на конфликт, приводит к психологической безграмотности. Они думают о конкретном и объек­тивном; метафоры, аллюзии и скрытые смыслы для них — иностран­ный язык.
Рабочая атмосфера, в которой вращается большинство руководите­лей, способствует развитию алекситимии. Так, в рутинной жизни неко­торых страховых компаний и банков просто нечему удивляться или ра­доваться, нечем интересоваться. Безжизненность умирающей компании заставляет руководителей подавлять свои эмоции — процесс, отнима­ющий много энергии. Подобно тяжелоатлету, старающемуся поднять большой вес, руководители, подавляющие свои эмоции, в конце концов приходят к изнеможению.
В наши дни в компаниях существует эмоциональное разделение тру­да: чем выше пост, который человек занимает, тем больше ему придется сдерживать себя. Среди членов руководства — от менеджеров до стар­ших рабочих — практикуются более строгие правила управления свои­ми эмоциями, возможно, из-за экспансии «белых воротничков» и сек­тора услуг. Многие компании уделяют внимание выражению определенных эмоций. Например, компания «Диснейленд», которую иногда назы­вают «фабрикой улыбок», требует от своих сотрудников, чтобы они «иг­рали» счастье. В других компаниях дают понять, что выражение глубо­ких и сильных чувств неуместно. Немногие поняли, что подавление эмо­ций (или слишком строгое управление чувствами) приводит к регрес­сивному поведению и инфантилизации и вызывает симптомы стресса

 

Ангедония (эмоциональная анестезия)

Доктрина гедонизма, открытая древними греками, гласит, что удоволь­ствие, т. е. удовлетворение чувственных желаний, есть наивысшее бла­го. Хотя большинство людей до сих пор придерживаются этой теории, слишком многие страдают от ангедонии — неспособности испытывать удовольствие. Ангедоники испытывают чувство полной апатии, потери интереса и неприятия к обычно приятным занятиям; они мертвы внутри. Им не хочется искать новых ощущений, у них ос­лаблено внимание, им не хватает жажды жизни. Настоящая ангедония является серьезным пси­хиатрическим синдромом. Здесь же нас интересу­ет квазиангедония, т. е. легкая форма, которая раз­вивается в людях, способных испытывать удовольствие (и раньше они испытывали его). Однако даже квазиангедония высшего руководства мо­жет оказать разрушительное воздействие на компанию, так как лидер­ство отнимает много энергии. А дохлой рыбе не хватит энергии, чтобы вести людей к успеху.
 

Воскрешение «мертвых» лидеров

Что можно сделать, чтобы восстановить чувство воодушевления? Что можно сделать, чтобы заново открыть или придумать себя? Учитывая тот факт, что люди — главное богатство компании, как мы можем обна­ружить творческие способности у себя, своих коллег и подчиненных? 

 

Ощущение потока

Мы должны открыть в себе то, что психолог Михаль Чикжентмихалый называет ощущением «потока» — ощущение, складывающееся из ожив­ления, концентрации и такой увлеченности, что мы теряем чувство вре­мени. Как это сделать?
Во-первых, нам нужен вызов. Если мы работаем над трудными зада­чами, которые можно выполнить, мы достигаем ощущения покоре­ния Эвереста, которое сопровождает чувство потока. Слишком труд­ные или слишком простые задачи вызовут сложности. Рабочие цели должны быть достижимы: если они слишком сложные, тревога вы­нудит вас сдаться или работать до изнеможения; если они будут слишком простыми, вам станет скучно, и вы «заржавеете». Вызов очень важен, потому что он заставляет вас учиться. Человеку свойственен исследовательский голод, который может утолить только учеба (как мы увидим в главе 13). Компании, поощряющие обучение и тем са­мым создающие возможности для творчества и инноваций, помо­гают своим сотрудникам чувствовать себя в тонусе.
Во-вторых, нужны промежуточные результаты. Маленькие «побе­ды» очень важны. Если вы установите и достигнете определенного этапа на пути к каждой большой цели, вы будете получать посто­янную обратную связь, чувство контроля над тем, что вы делаете, и сможете «праздновать» продвижение на протяжении всего пути.
В стрессовых условиях сложнее поддерживать воодушевление и энергию, так необходимые для чувства потока. Слишком много энергии у них уходит на решение личных проблем. Тем не менее, учитывая важность управления эмоциями и той степени, в которой ру­ководители служат живым символом для своих людей, эмоциональная выразительность необходи­ма. Симптомы алекситимии, ангедонии или диссо­циации мешают руководителю находиться в кон­такте со своими сотрудниками. Это можно сыграть, но со временем руководители и подчиненные по­чувствуют, что их лидер морально и эмоционально не с ними, что он не может сохранить движущую силу. Таким образом, лидер должен либо предупреждать появление подобных симптомов, либо обращаться за внешней помощью (коллег или специалистов), чтобы от них избавить­ся. Лидеры будут в состоянии помочь своим людям оставаться энергич­ными, только если разумно посмотрят на эти проблемы.

К списку статей по Коучингу и бизнес-консультированию
К списку статей по Клинической парадигме менеджмента
К списку статей по Истории и теории психоанализа
К списку статей А. В. Россохина в журнале «Psychologies»

Алекситимия: эмоциональный разрыв, скрывающийся под маской нормальности

Алекситимией называют психологическое состояние личности, при котором человек, потеряв способность к определению и проявлению собственных эмоций, вынужден стараться выглядеть нормальным в глазах других. Психиатр Сайто Сатору рассказывает об этом расстройстве на примере случаев из собственной практики, а также на примере героев повести «Человек минимаркета» (Комбини нингэн, автор Мурата Саяка), удостоенной премии Акутагавы за 2016 год.

В психиатрии существует термин «алекситимия». Он состоит из отрицательного префикса «ἀ» и двух основ: «λέξις» (слово) и «θυμός» (чувства, эмоции). Этот термин описывает психологическое состояние, когда личность неспособна оценивать и описывать собственные эмоции. Для того, чтобы иметь целостное представление о собственной жизни, индивид должен осознавать и различать, что он чувствует. Однако есть люди, которые к этому неспособны – они не понимают, в каких ситуациях у них возникает та или иная эмоция. Особенности алекситимии проявляются у таких людей в те моменты, когда их охватывает гнев, грусть или любое другое сильное чувство, которое они не в состоянии определить и выразить.

В действительности, за исключением младенцев, в современном обществе практически нет людей, которые бы плакали или кричали, совершенно себя не сдерживая. Подразумевается, что взрослый член общества должен контролировать себя и не проявлять внешне такие примитивные эмоции. А если он не в состоянии сдерживаться – значит, он нуждается в лечении.

Молодые люди, стремящиеся соответствовать понятиям о «нормальности», учатся у старшего поколения подавлять проявление эмоций. Со временем некоторые из них утрачивают способность распознавать собственные чувства. Подавленные гнев, грусть становятся причиной психосоматических заболеваний и ипохондрического расстройства. Для ипохондриков характерно явное проявление соматической симптоматики при отсутствии сколько-нибудь существенных патологических отклонений. Вследствие тревожной установки и постоянного беспокойства по поводу здоровья могут нарушиться функции сердца, желудочно-кишечного тракта и других вегетативно иннервируемых систем. А это, в свою очередь, приводит к развитию артериальной гипертензии, язвенной болезни и т. д. Именно поэтому ипохондрия считается психосоматическим заболеванием.

Однако при алекситимии размываются не только негативные эмоции, но и положительные – человек не способен испытывать такие чувства, как радость или воодушевление. Потеря способности получать удовольствие называется ангедония. Для этого расстройства характерна утрата мотивации к деятельности, от которой индивид в прошлом получал удовольствие. Развитие ангедонии – важный показатель в диагностике патологической депрессии.

Под маской нормальности

У меня есть собственная психиатрическая практика в Токио, и я ежедневно сталкиваюсь на работе с людьми, страдающими от депрессии и ипохондрического расстройства. Во время первой встречи большинство из них не выказывают никаких признаков страдания или отчаяния. И я должен сдёрнуть с них маску нормальности, под которой они скрывают свой недуг, нуждающийся в лечении.

Обложка повести «Человек минимаркета» (иллюстрация предоставлена изд. «Бунгэй Сюндзю»)

Я задумался об этом, когда прочел повесть «Человек минимаркета», за которую Мурата Саяка недавно получила премию Акутагавы. Ведь в этой повести идет речь как раз-таки о человеке, страдающем алекситимией. Героиня, женщина по имени Кокура Кэйко, 18 лет проработала продавщицей в одном и том же минимаркете (комбини) – именно от ее лица и ведется повествование. Она взяла себе за правило никогда не выказывать своих чувств и не высказывать суждений. Вместо этого она создала «лоскутную личность», копируя поведение и перенимая привычки и манеры у окружающих ее женщин (в основном коллег по работе), которых она считает правильными и восхищается их стилем. Эта эффективная и удобная стратегия позволяет ей приспособиться к собственному окружению. В тот момент, когда, прибыв на работу незадолго до начала смены, она переодевается в рабочую униформу, Кэйко превращается в функцию, в «человека минимаркета». Теперь все, что от нее требуется – в течение назначенного времени выполнять предписанные обязанности, используя подходящие к случаю усвоенные ей навыки и позаимствованные суждения. Школьные годы героини прошли под бесконечные сетования родителей, недовольных дочерью-индивидуалисткой, и постоянный прессинг со стороны школьных учителей. Повзрослев, она благодарна возможности скрывать свою индивидуальность под безликой униформой.

Тем не менее, когда Кэйко вдруг осознает, что окружающие жалеют ее – одинокую женщину, 18 лет подряд проработавшую продавщицей в минимаркете – она приходит в сильнейшее беспокойство. В этот момент она знакомится с новым работником минимаркета, мужчиной, который является полной ее противоположностью. Он убежден, что общество отвернулось от него и что все его травят и преследуют. Поэтому он даже не пытается казаться нормальным, и очень скоро его увольняют из минимаркета. Кэйко предлагает ему пожить у нее. На первый взгляд кажется, что они очень гармоничная пара, но их связь построена на холодном расчете. Для трудоголика Кэйко это возможность создать видимость романтических отношений, для мужчины-лоботряса жизнь с Кэйко является отличным укрытием от несправедливости жестокого мира. Но их совместная жизнь нарушает хрупкий душевный баланс, который Кэйко поддерживала и укрепляла в себе на протяжении всех этих восемнадцати лет.

Язвительные замечания сожителя разоблачают ее душевную пустоту, зияющую бессодержательность ее личного пространства, которую Кэйко столько лет отказывалась замечать. Отказ, отрицание – это примитивный механизм психологической защиты, подсознательная попытка игнорировать проблему, существование которой очевидно для любого стороннего наблюдателя. А тот, кто отрицает очевидное, выглядит в глазах окружающих инфантильным и эксцентричным.

Осознав всю безысходность своего положения, Кэйко бросает работу и перестает быть «человеком минимаркета». Ей не остается ничего другого, кроме как лежать целыми днями под одеялом, на футоне, который она разложила внутри стенного шкафа. Я называю эту фазу «постельная зависимость» и считаю, что она является отправной точкой для развития других видов зависимости: от наркотической или алкогольной зависимости до сексуальной аддикции. На самом деле, как аддиктивное поведение, так и «показательная нормальность» являются отчаянными попытками выбраться из зыбучих песков эмоционального вакуума.

У этой повести в каком-то смысле счастливый конец – Кэйко снова начинает работать в минимаркете. Но не думаю, что это слишком рассмешит многочисленных читателей, поскольку они замечают связь чрезмерной зацикленности на работе и бессмысленности личного пространства героини.

Отказ чувствовать

«Постельная зависимость» по сути является регрессией к так называемому «первичному сну» – сноподобному состоянию, свойственному младенцам. Это именно то состояние, которого так страстно желают достичь наркоманы-героинщики. Похожий процесс регрессии переживают и затворники-хикикомори. С каждым днем эта трясина засасывает хикикомори все больше, и вытащить их из нее – нелегкая задача.

Здесь важно обратить внимание на один момент. Грудничок, который заснул в процессе кормления и, проснувшись, обнаружил, что его отняли от материнской груди, почувствует беспокойство, рассердится, раскраснеется и заплачет.

Младенцы постарше (в возрасте от года до полутора лет) тоже живут в мире базовых эмоций, таких как гнев, беспокойство, подавленное состояние или грусть. Но взрослые хикикомори глухи к этим эмоциям. Сначала они сами отказываются чувствовать что бы то ни было, а потом просто теряют эту способность и впадают в состояние алекситимии.

Освободиться от заклятия «нормальности»

Такие люди иногда обращаются в мою клинику за помощью, по ошибке принимая свое состояние за депрессию. Например, ко мне пришла домохозяйка, которая рассказала, что по окончании университета устроилась сразу на фирму, но проработала всего год, потому что офисная работа показалась ей скучной. Затем она нашла подработку в садомазохистском (СМ) клубе – это место ей так понравилось, что она проработала там четыре года. Незадолго до того, как ей исполнилось тридцать, она уволилась из клуба, рассудив, что рано или поздно ей все равно придется это сделать. Еще некоторое время спустя, после активного поиска подходящей партии (конкацу) она вышла замуж, родила ребенка и начала вести «нормальную» жизнь домохозяйки. И тут она вдруг обнаружила, что большую часть дня она проводит в постели или в неподалеку от нее.

Ее муж – типичный маменькин сынок, к тому же страдающий атопическим дерматитом – довольно быстро понял, что жена не будет заботится о нем в той же мере, как заботилась мать, и развелся с ней. На момент ее визита ко мне со дня развода прошел примерно месяц.

Думаю, некоторые мои коллеги диагностировали бы у этой пациентки депрессию или расстройство адаптации и прописали бы ей антидепрессанты. Но я обратил внимание на то, насколько сильно в ней желание быть, или, по крайней мере, казаться нормальной. Именно оно заставило ее подавить свою индивидуальность и обречь себя на жизнь в мире, не вызывающем у нее ничего кроме скуки.

Повседневная работа в СМ-клубе таила в себе опасность, но в то же время будоражила её – мысль о том, что она работает на «нестандартной», «ненормальной» работе служила сильнейшим источником эмоционального возбуждения. Таким образом, «нормальность» – это всего лишь иллюзия, идеал, который может быть разным для разных людей.

Моя пациентка говорит, что ей уже тридцать пять, фигура уже не та, и что «того, что было в прошлом, уже не воротишь». Я не оспариваю эту точку зрения. Но вне зависимости от того, вернется ли она на работу в СМ-клуб или нет, я считаю, что ей нужно вспомнить и заново переосмыслить те сильные, будоражащие чувства, которые она испытывала, работая на любимой работе. Моя задача вернуть этой женщине способность чувствовать сильные эмоции, восстановив ее связь с собственной эротичностью. Я должен убедить её, что ей не нужно прятаться под маской нормальности.

Иллюстрация к заголовку: Design Pics/AFLO

(Статья на японском языке опубликована 18 ноября 2016 г.)

Как я учился контролировать стресс и негативные эмоции на работе

Моя история будет полезна всем, кто:

{«id»:154587,»url»:»https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote»,»title»:»\u041a\u0430\u043a \u044f \u0443\u0447\u0438\u043b\u0441\u044f \u043a\u043e\u043d\u0442\u0440\u043e\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441 \u0438 \u043d\u0435\u0433\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435 \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u0438 \u043d\u0430 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote&title=\u041a\u0430\u043a \u044f \u0443\u0447\u0438\u043b\u0441\u044f \u043a\u043e\u043d\u0442\u0440\u043e\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441 \u0438 \u043d\u0435\u0433\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435 \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u0438 \u043d\u0430 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter. com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote&text=\u041a\u0430\u043a \u044f \u0443\u0447\u0438\u043b\u0441\u044f \u043a\u043e\u043d\u0442\u0440\u043e\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441 \u0438 \u043d\u0435\u0433\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435 \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u0438 \u043d\u0430 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote&text=\u041a\u0430\u043a \u044f \u0443\u0447\u0438\u043b\u0441\u044f \u043a\u043e\u043d\u0442\u0440\u043e\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441 \u0438 \u043d\u0435\u0433\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435 \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u0438 \u043d\u0430 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041a\u0430\u043a \u044f \u0443\u0447\u0438\u043b\u0441\u044f \u043a\u043e\u043d\u0442\u0440\u043e\u043b\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0440\u0435\u0441\u0441 \u0438 \u043d\u0435\u0433\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435 \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u0438 \u043d\u0430 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435&body=https:\/\/vc.ru\/life\/154587-kak-ya-uchilsya-kontrolirovat-stress-i-negativnye-emocii-na-rabote»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

16 154 просмотров

  • теряет много сил на негативные эмоции.
  • хочет ответить фидбэком на фидбэк;)
  • долго отходит после дискуссий, испытывая ощущение вымотанности-выжатости уровня «лезу на стенку».
  • в угаре гнева может растерять ценность любых отношений.
  • испытывает порой сильные импульсы зависти.

Пару лет назад на работе меня могли считать считали не самым приятным человеком. Я часто терял над собой контроль, был задирист. Критику и любое вторжение в мою рабочую область воспринимал как акт агрессии.

Типичный случай: подходит ко мне коллега, чтобы дать нейтральный фидбек по задаче, которую выполняю. А я толком даже не слушаю, что мне говорят, потому что моментально начинаю злиться. Например, из-за того, что, как мне кажется, комментарии коллеги поверхностные и глупые.

Как будто нитро в движок заливают! И реагирую соответствующе: начинаю отпускать какие-то язвительные шутки, грубить, закатывать глаза. Могу даже голос повысить.

Такое со мной происходило регулярно — раз в пару дней. Нечего говорить, что отношения с коллегами из-за всего этого были не самые дружеские — до сих пор не понимаю, как ребята меня вытерпели. Они начинали держать со мной дистанцию, общаться формально и сугубо по делу. Из-за этого я обижался еще сильнее. Кроме того, из-за эмоциональной нестабильности никто не верил в мой потенциал, в то, что я могу расти профессионально: могу, например, взяться за долгосрочный проект и с успехом дотащить его до реализации. Это перекрывало многие перспективы.

Другой проблемой была зависть

Она начала мучить меня очень давно, еще когда я учился. Время от времени — совершенно непредсказуемо — у меня внутри начинало все полыхать от того, что кто-то почему оказался лучше, круче, сноровистей меня, добился большего, чем я. Глаза будто заволакивало туманом, сердцебиение даже учащалось.

Причем завидовать я мог кому угодно. И коллегам, и известным предпринимателям или ученым — даже тем, кто живет на другой стороне земного шара, или вообще уже умер. В такие моменты я в секунду перестраивал все планы на неделю, отбрасывал текущие задачи и проваливался в размышления о том, как мне догнать объект зависти. Если этот человек был в пределах досягаемости, я начинал искать способы установить с ним контакт: писать ему и звонить.

Причем делал это совершенно иррационально — чего я хотел в итоге добиться, я не знаю. Если добраться до того, кому я завидовал, было нереально, то я принимался судорожно искать про него информацию: ревниво изучал все факты его биографии, поступки. В общем, старался доступными способами к этому человеку приблизиться.

Институт теоретической физики имени Л. Д. Ландау РАН

Например, однажды мне снесло крышу по Льву Ландау — советский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии. Я выяснил, какие научные лаборатории в России сейчас работают над проблемами, над которыми работал Ландау. И несколько раз даже попадал в них — меня брали на стажировку для энтузиастов. Но энтузиазм, впрочем, быстро улетучивался.

Эти эмоции обессиливали и разрушали меня.

За каждой вспышкой ярости, каждым приступом зависти шел период апатии. Я одновременно чувствовал и жгучую обиду на окружающих, потому что обвинял их во всех проблемах и неудачах, и вину перед ними за свое поведение. Мотивация делать что-то, куда-то двигаться, пропадал напрочь. Хотелось только одного — свернуть на полу в позе эмбриона и забыться.

Нормально работать я, понятное дело, в таком состоянии не мог. Общаться с людьми — тоже: становился ворчуном, отрицающим любую инициативу, циником, который начинал обо всех презрительно отзываться.

Отходняк

Выкарабкиваться помогала перезагрузка. Я гулял, налегал на спорт, очень много спал. Чтобы забыться, смотрел кино и сериалы. Это помогало — до следующего всплеска негативных эмоций.

Я понял, что с собой что-то нужно делать, когда со всех сторон начали поступать тревожные звоночки из личной жизни и общения с близкими. Также на работе я совершил несколько совершенно неконструктивных и необъяснимых поступков.

Первый шаг: медитация

Действовал я вслепую, наощупь. Пару лет назад друг подарил мне книгу про медитацию — «Радость изнутри». Я взялся ее читать из любопытства, медитировать тогда я совершенно не собирался. Но может быть, потому что автором оказался не какой-нибудь просветленный гуру, а чувак, в прошлом похожий на меня — бывший инженер Google Чед-Менг Тан, она показалась мне очень практичной и достоверной.

Та самая книга

На первых нескольких десятках страниц описывалось буквально то, что я чувствовал тогда: беспокойство, постоянную и бесконтрольную злость, сожаление о бессмысленно растраченных силах. Справляться со всем этим Тан предложил с помощью наукообразного подхода. Это меня окончательно подкупило, и я решил, должен попробовать.

Поначалу практика давалась тяжело. Я не мог никак удержать внимание на дыхании и отключиться от того, что происходит вокруг на 15-20 минут. Мозг бунтовал и постоянно на что-то отвлекался, а я ему поддавался. Приходилось даже использовать беруши и выключать свет, чтобы свести количество внешних раздражителей к минимуму.

Еще и сидеть на коврике на коленях было очень неудобно. Я из-за всего этого раздражался и переставал медитировать. Потом вспоминал описание таких состояний в книге Тана — и пытался продолжать дальше. А если совсем ничего не получалось, не насиловал себя, останавливался и настраивался на следующую практику. И со временем дело пошло: сейчас уже не представляю свой день без минимум 30 минут медитации.

Результаты появились через 7-8 месяцев. Я наконец начал ловить то самое ощущение существования в настоящем моменте, о котором писал Тан, и держать фокус на том, что происходит со мной и моим внутренним миром прямо сейчас. Это со временем помогло мне выработать важный для управления своим состоянием скилл: я научился сразу замечать момент, когда во мне начинают зарождаться гнев или зависть, и подключая к процессу сознание — обдумывал ситуацию, — и с помощью этого не давать им разгораться.

Так я стал более эмоционально устойчивым. Теперь, если на работе мне прилетал непрошенный фидбек, я не начинал заводиться с полоборота. А спокойно выслушивал и старался извлечь из того, что мне говорят, какую-нибудь ценную информацию. Стал меньше психовать, когда коллеги не понимали мои идеи, и вкладывать больше сил и терпения в то, чтобы все им объяснить.

Второй шаг: випассана

Съездить на випассану мне посоветовал знакомый CEO. Он же рекомендовал курс, который проходит на турбазе в подмосковном лесу еще с 1990-х. Туда я и отправился. На всякий случай уточню, что випассана — это когда ты выезжаешь в тихое место, чаще всего на природу, и там медитируешь несколько дней подряд по 15-16 часов. А в остальное время ни с кем не общаешься, даже с другими участниками курса или близкими родственниками. То есть сохраняешь внутреннюю и внешнюю тишину.

То самое место

Моя випассана длилась 10 дней. Как-то специально я к ней не готовился — к тому времени я уже довольно давно медитировал и чувствовал, что смогу выдержать многочасовые практики. Ну и честно говоря, когда ты едешь на випассану впервые, нельзя подготовиться к тому, что с тобой произойдет во время нее. Потому что этот особый опыт можно получить только там: дома в городе воссоздать его не получится.

А произошло вот что.

На 3-4 день курса, когда я гулял после вечерней медитации, из меня полезли мои страхи: страхи личного характера, страх утраты близких мне людей. Но с помощью многочасовых медитаций мне удавалось понемногу их усмирять. Происходило это так. После того, как возникал страх, я не блокировал его, как мы обычно делаем в жизни, а продолжал испытывать — проживать. Ощущения при этом возникали не самые приятные: я как будто начинал тонуть в страхе. Но постепенно, минут через 10, во мне начинало проступать осознание, что я и есть — источник этих страхов. Ведь никаких внешних причин бояться сейчас нет: вокруг только лес, тишь и благодать. И удивительным образом это успокаивало меня.

Вернувшись с випассаны, я начал сознательно менять свое поведение в личной жизни и на работе, отслеживая своих реакции и анализируя их.

Для этого

  • Стал маркировать (буквально записывать на стикерах) свои сильные чувства и эмоции, сразу же, как только замечал их в себе. Если подступал гнев — писал «гнев», начинал завидовать — писал «зависть». Это помогало — как во время медитации — абстрагироваться от них и включить конструктивное мышление.
  • Начал «чистить» ум от бесцельных фантазий о будущем и переживаний из-за прошлого, потому что, как я понял, их тоже порождают во мне негативные эмоции. Скажем, уловив, что начинаю из-за зависти представлять себе как я вот совсем скоро всем докажу, что я крутой бизнесмен и заработаю кучу денег, а потом накажу своих обидчиков, я усилием воли останавливал эти мысли — и направлял внимание на то, что происходило со мной сейчас: брался за срочный проект, начинал читать очередную книжку.

В результате начала волшебным образом налаживаться рабочая коммуникация, потому что я начал конструктивнее общаться с коллегами: четче и адекватнее формулировать свои мысли и больше говорить по делу. Стал меньше паниковать, а заодно и повышать голос на других, когда возникала какая-то проблема, потому изо всех сил фокусировался на настоящем моменте. То есть думал, как проблему решить, вместо того чтобы пугать себя фантазиями о том, какие беды в будущем она мне принесет.

Да и в целом стал лучше работать.

Меньше отвлекаться на всякую ерунду, чаще успешно справляться с делами разного уровня сложности и реже срывать дедлайны. Я даже построил командные процессы нового вертикального юнита внутри компании.

Эта задача как раз была сложной и раньше бы я ее просто не вытянул — из-за стресса выгорел бы за месяц. А еще у меня сильно выросла эмпатия: то, что я стал глубже разбираться в себе, и это помогло мне лучше понимать других.

Третий шаг: психотерапия

В какой-то момент мне стало важно понять, а почему у меня возникают всевозможные страхи, из-за которых я испытываю такой сильный стресс, что я то бешусь, то завидую. Для этого я обратился к психотерапевту. Мы с ним встречались 1-2 раза в неделю в течение четырех месяцев. Углублялись в детские и подростковые воспоминания, в мой стартаперский период.

Я как заново пережил все самые яркие моменты своей жизни, но уже по новому: как будто сам в них не участвовал, а просто наблюдал со стороны. И так выяснилось, что источник страхов — мое сильное нарциссическое эго. Поясню, это когда, условно, вы внутренне постоянно мечетесь между двух полюсов: вы либо считаете себя величайшим человеком на планете и от того испытывайте эйфорию, либо — гребанным неудачник и впадайте в депрессию. Никаких промежуточных состояний нет.

В этом нет ничего ужасного. Нарциссизм, как я понимаю, в разной степени есть у всех (могу порекомендовать книгу по теме: Джозефа Бурго «Осторожно, нарцисс! Как вести себя с этими самовлюбленными типами»).

Плохо только то, что я очень долго не понимал, что всеми моими поступками руководит нарциссическое эго, потому что и им тоже лучше сознательно управлять. Отдельная история это то, как мое эго появилось в такой форме, как оно усиливалось и для чего это все. Расскажу в следующий раз, возможно.

Джозеф Бурго — “Осторожно, нарцисс! Как вести себя с этими самовлюбленными типами”

Осознание этого сильно облегчило мою жизнь и как это не банально, сделало меня более счастливым: я перестал гоняться за внешним успехом, а вместо этого стал ценить свои внутренние достижения. То, что я осознанно, пусть и медленно, становлюсь лучше прошлого себя.

Становлюсь таким, каким хочу быть.

P.S. Надеюсь мой опыт окажется полезен. Вот видео с более глубоким разбором.

Это оно

P. P.S. Возможно мое эго подтолкнуло меня к этой статье, чтобы захватить еще больше внешнего внимания на себе. Ну что ж, может быть;) Я понимаю это и пытаюсь сознательно управлять этим импульсом.

Nourish. Connect. Create. Be🙏

Потеря эмоций — Неврология — Здоровье Mail.ru

анонимно, Мужчина, 21 год

Здравствуйте.Моя проблема началась 7 месяцев назад.Я с детства очень мнительные и ранимый человек,все воспринимаю близко к сердцу.Даже если меня оскорбят или повысят голос я могу несколько часов ходить в плохом настроении.Мне настолько надоело быть неженкой что я решил подавить свои положительные эмоции,полагая что это избавит меня от этой повышенной чувствительности.Я не ожидал что последствия от этого могут быть насколько фатальными.Я настолько сильно подавил свои положительные эмоции,что они перестали ощущаться в теле и выскользнули куда в голову.Например начинаю смеяться,радоваться чему либо,или испытывать эмоцию любви,а эмоции ощущается не в теле как раньше,а где то в голове на уровне переносицы,давят на переносицу и на глаза,а тело все сдавлено и сжато.Пропало чувство удовольствия и интереса к любимым занятиям.Совершенно не чувствую музыку,не получаю от прослушивания никакого удовольствия,хотя умом распознаю то настроение которое она несет.В теле ужасное напряжение,с каждым днем все сильнее сжимает внутренние органы и растет напряжение в позвоночнике,и с каждым днем все сильнее(ощущение будто бы меня сжимает какая то сила,стискивает всего.)От этого у меня уже начинаются боли вдоль позвоночника и периодические головные боли.Никакие седативные лекарства не помогают,все эти ощущения возвращаются с еще большей силой.Я посетил уже множество разных врачей,все мне почему то ставят невроз.Я обследовался в больницы.Опухоли в головном мозге не нашли.Выявили остеохондроз,назначили массаж,лазеротерапию и магнитотерапию.Но это не помогло,напряжение,боли и чувство сдавливания всего тела остались. Мне ставили капельницы для улучшения кровообращения,но и они не помогли мне.В настоящее время эмоции даже в голове перестали ощущаться,их вообще нет.Полагаю что я когда подавил свои эмоции вызвал какой то сбой в организме,и этот сбой вызвал психическое расстройство.Нарушились какие то процессы,и мне хотелось бы понять какие именно?

Эмоциональное онемение: симптомы, причины и лечение

Эмоциональное онемение, также известное как эмоциональное онемение, — это то, что большинство людей испытает в какой-то момент своей жизни. Довольно часто это ощущение временное. Однако для некоторых чувство эмоционального оцепенения становится способом защиты от дальнейшей эмоциональной или физической боли.

Эмоции — важная часть того, как мы функционируем в жизни. Фактически, одно исследование показало, что люди сообщали о том, что испытывают хотя бы одну эмоцию в 90% случаев, а положительные эмоции — более двух.В 5 раз чаще, чем отрицательные эмоции.

Эмоции не только обеспечивают автоматическую обратную связь, которая может помочь вам обезопасить себя, но они также могут мотивировать вас к действию и дать вам возможность принимать решения.

Но когда вы подавлены или чувствуете себя беспомощным, нередко вы обращаетесь к эмоциональному онемению, поскольку оно обеспечивает вам защитную защиту. Хотя это может принести временное облегчение, научиться справляться с трудными чувствами таким образом может иметь долгосрочные последствия.

Если вы заметили, что думаете: «Я чувствую онемение», это может быть признаком эмоционального или психического состояния. У вас могут быть проблемы с определением собственных эмоций, и вам может быть сложно присоединиться к другим людям или взаимодействовать с ними.

Что такое эмоциональное онемение?

«Эмоциональное онемение — это умственный и эмоциональный процесс выключения чувств, который может проявляться как дефицит эмоциональных реакций или реактивности», — объясняет Майра Мендес, доктор философии, LMFT, лицензированный психотерапевт и координатор программы в Providence Saint John’s Child and Family. Центр развития.

Часто эмоциональное онемение приводит к временным ограничениям в способности чувствовать или выражать эмоции.

«В то время как эмоциональное оцепенение блокирует или отключает негативные чувства и переживания, оно также отключает способность испытывать удовольствие, участвовать в позитивном взаимодействии и социальной деятельности и препятствует открытости для близости, социальных интересов и навыков решения проблем», — добавляет она. .

В конце концов, это становится инструментом выживания, определяемым избеганием, отрицанием, непривязанностью и отклонением, который блокирует способность противостоять, обрабатывать, решать проблемы и управлять эмоциями и переживаниями.Симптомы эмоционального онемения включают:

  • Потеря интереса к важным, когда-то положительным занятиям, которыми вы раньше наслаждались
  • Ощущение отстраненности или отстраненности от других
  • Отсутствие доступа к своим чувствам
  • Ощущение плоского, как физически, так и эмоционально
  • Переживания Неспособность полноценно участвовать в жизни
  • Имея трудности с переживанием положительных чувств, таких как счастье
  • Предпочтение изоляции, а не общению с другими

Причины

Эмоциональное онемение может возникнуть в результате физической или эмоциональной боли.В попытке защитить себя от повторной боли нередко отключаются, отключаются или заглушаются чувства, связанные с ситуацией.

Когда это произойдет, вы можете почувствовать временное облегчение, которое позволит вам продолжить свою жизнь. Однако со временем этот защитный щит может начать мешать общаться с другими и соприкасаться с чувствами, как положительными, так и отрицательными.

То, как один человек испытывает эмоциональное онемение, может полностью отличаться от того, как вы проявляете симптомы. Это потому, что люди испытывают чувство эмоционального оцепенения по-разному. Например, вы можете изо всех сил пытаться общаться с другими или терять способность испытывать печаль или радость в ответ на определенные события. Вы можете чувствовать онемение по разным причинам.

Ощущение эмоционального оцепенения также может быть побочным эффектом приема некоторых лекарств, которые лечат депрессию и тревогу. Если вы принимаете антидепрессант и чувствуете эмоциональное оцепенение, необходимо тесно сотрудничать с врачом.Они могут скорректировать дозировку или полностью изменить лекарство.

Эмоциональное онемение чаще всего наблюдается при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), которое представляет собой психическое расстройство, которое может произойти в результате переживания травмирующего события или свидетеля его. Когда это происходит, у человека часто возникают сильные тревожные мысли и чувства, связанные с событием, которые могут длиться месяцами или даже годами после его завершения.

Чтобы справиться с травмой, вызванной событием, некоторые люди обращаются к эмоциональному оцепенению или избеганию как способу справиться с эмоциональной и физической болью.Для людей с посттравматическим стрессовым расстройством это также может проявляться в избегании мыслей, чувств или разговоров о травмирующем событии и местах или людях, которые напоминают о нем.

Лица, у которых диагностировано тревожное расстройство, также могут испытывать эмоциональное онемение в ответ на чрезвычайно высокий уровень стресса, реакции страха или чрезмерного беспокойства. Фактически, избегание как положительных, так и отрицательных эмоций связано с более высоким уровнем тревожности.

Кроме того, Мендес указывает, что депрессивные эпизоды могут проявляться снижением настроенности на чувства, притуплением эмоций и эмоциональным онемением.«Более высокий уровень депрессии и нарушение регуляции настроения приводят к большей склонности к эмоциональному онемению», — добавляет она.

Лечение

Существует множество вариантов лечения, которые могут помочь вам уменьшить степень, в которой вы пытаетесь убежать, отстраниться или избежать своих эмоций.

Как только вы найдете терапевта или психолога для работы, первым шагом в процессе лечения будет выявление причины вашего эмоционального оцепенения. Терапевт может помочь вам определить основную причину травмы и придумать более эффективные способы справиться с чрезмерными переживаниями и эмоциями.

По словам Мендеса, основная цель психотерапии — стимулировать понимание проблемы и выявить жизнеспособные и эффективные альтернативы ее решения. Кроме того, участие в психотерапии может также способствовать обучению и использованию продуктивных инструментов преодоления трудностей, таких как проявление чувств и их обработка в безопасной, питательной среде терапевтических отношений.

Какую бы терапию вы ни выбрали, получение помощи может предоставить вам безопасное место, чтобы выразить свои эмоции и подойти к ним.Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) дает вам возможность выразить и понять свои эмоции, а также изучить источники этих эмоциональных реакций. В нем также рассматривается, как определенные мысли или способы оценки ситуации могут влиять на ваши эмоции.

«Изучение и применение когнитивно-поведенческих стратегий для управления стрессом, травматическими переживаниями, депрессией и тревогой может помочь укротить негативные мысли и избежать защитных паттернов совладания, которые неэффективны и сводят на нет эмоциональную обработку и решение проблем», — объясняет Мендес.

Вместо того, чтобы избегать или использовать неадекватные инструменты совладания (например, онемение), стратегии КПТ направлены на то, чтобы дать вам возможность перейти от мыслей о бессилии к убеждениям в силе и эмоциональной компетентности.

Терапия принятия и приверженности (ACT) — еще одна форма поведенческой терапии, которая часто используется при посттравматическом стрессовом расстройстве и других проблемах психического здоровья, симптомами которых являются эмоциональное онемение и избегание.

ACT использует подход, основанный на внимательности, чтобы помочь вам распознать способы, которыми вы пытаетесь подавить или контролировать эмоциональные переживания.Цель ACT — помочь вам испытать свои внутренние чувства, сосредоточив внимание на том, чтобы жить осмысленной жизнью.

Модификации образа жизни

В дополнение к психотерапии ваш врач или терапевт может также порекомендовать несколько изменений образа жизни, которые помогут облегчить некоторые симптомы эмоционального онемения и, надеюсь, предотвратить появление новых эпизодов в будущем.

Хотя может потребоваться немного проб и ошибок, ключ к успеху изменения образа жизни — найти то, что лучше всего подходит для вас.Вот несколько примеров, которые вы можете попробовать самостоятельно.

Разработка системы поддержки

Хотя поначалу общение с другими может показаться трудным, поиск социальной поддержки у друзей и семьи, которым вы доверяете, может помочь обеспечить безопасный способ выразить свои эмоции.

Занимайтесь физической активностью

Сохранение физической активности и выполнение упражнений, которые вам нравятся, не только приносят пользу вашему здоровью, но также могут уменьшить симптомы депрессии и беспокойства.Постарайтесь включить упражнения или физическую активность в любой день недели.

Достаточно отдыхать

Как качество сна, так и количество отдыха имеют решающее значение для устранения симптомов любой проблемы физического, эмоционального или психического здоровья. Это особенно верно в отношении проблем с психическим здоровьем, поскольку недостаточный сон может затруднить преодоление стрессовых факторов жизни.

Хотя пробуждение ночью является обычным явлением при посттравматическом стрессе, депрессии, тревоге или любой другой травме, постарайтесь спать семь или более часов каждую ночь, что является рекомендуемым количеством для взрослых.

Минимизировать напряжение

И ежедневные стрессовые факторы, и непреодолимый стресс являются основными причинами эмоционального оцепенения. Поиск способов лучше справляться со стрессом — ключ к решению проблемы избегания эмоций и чувств.

Стратегии, основанные на расслаблении и внимательности, помогают уменьшить последствия стресса. По словам Мендеса, выполнение упражнений на расслабление, особенно упражнений на осознание тела, может быть очень полезным для пробуждения ощущений, чувств и регуляции эмоций.

Используйте стратегии внимательности

«Стратегии внимательности могут быть особенно полезны для уменьшения эмоционального оцепенения и повышения эмоциональной силы и способности справляться со стрессовыми переживаниями», — говорит Мендес. Рассмотрите возможность подтверждения эмоций, поскольку этот процесс демистифицирует чувства и позволяет контролировать подавляющие и дезорганизованные мысли и чувства.

Слово Verywell

Возможно изучение новых способов справиться с травмирующими событиями, непреодолимым стрессом, депрессией, тревогой или любым другим серьезным жизненным событием.Обращение к врачу — это первый шаг к решению проблемы эмоционального оцепенения. Они могут помочь вам найти специалиста по психическому здоровью, обученного в этих областях.

Создав сеть поддержки с вашим врачом, экспертом по психическому здоровью, близкими родственниками и друзьями, вы можете начать менять то, как вы справляетесь с травмой, и научитесь чувствовать и переживать свои эмоции.

Чувство онемения: симптомы, причины и лечение

Чувство эмоционального оцепенения после или во время очень стрессового события — обычное дело.Человек также может заметить временное чувство диссоциации или оторванности от тела и внешнего мира.

Эмоциональное онемение может быть признаком сильного стресса. Это также может указывать на более стойкое психическое заболевание, такое как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) или расстройство деперсонализации-дереализации.

Людям, у которых наблюдаются тяжелые, стойкие или повторяющиеся симптомы, следует попытаться обратиться за медицинской помощью.

Из этой статьи вы узнаете, как распознать симптомы эмоционального онемения и что делать, если они возникают.

Эмоциональное онемение, также известное как аффективное притупление, означает, что человек не может испытывать эмоции. Или же им может казаться, что они отрезаны от собственных эмоций.

Некоторые признаки и симптомы, которые могут быть связаны с эмоциональным онемением, включают:

  • чувство оторванности от своего тела или мыслей
  • чувство оторванности от внешнего мира
  • чувство постороннего в своей жизни
  • искаженное или сбитое с толку чувство времени
  • трудности в общении с другими людьми
  • снижение способности ощущать, обрабатывать и реагировать на эмоции и физические сигналы

Расстройство деперсонализации-дереализации

Эмоциональное онемение может быть симптомом расстройства деперсонализации-дереализации, которое может в в свою очередь, быть симптомом других диссоциативных расстройств.

У человека с расстройством деперсонализации-дереализации наблюдается стойкое нарушение самосознания.

Четыре основных симптома расстройства деперсонализации-дереализации:

  • чувство развоплощения, как если бы человек был отделен или отключен от собственного тела
  • эмоциональное оцепенение и неспособность испытывать эмоции или сочувствие
  • отсутствие собственности, когда вспоминание личной информации или воображение вещей, известное как аномальное субъективное воспоминание
  • дереализация, или ощущение того, что окружение не является реальным

Согласно Диагностическому и статистическому руководству психических расстройств , 5-е издание , человек может чувствовать:

  • как будто они находятся в тумане, сне или пузыре
  • робот, или как автомат
  • , как если бы их окружение было безжизненным, бесцветным или искусственным

Также могут быть:

  • искажения зрения и звук
  • потеря памяти или отключение от воспоминаний
  • ощущение, будто живешь во сне 9 0026
  • чувство оторванности от других

Человек может также демонстрировать следующее поведение:

  • низкая реакция на эмоциональные сигналы
  • отсутствие понимания социальных ситуаций
  • низкая эмоциональная осведомленность

Диссоциация и дереализация различны от галлюцинаций, потому что человек осознает, что то, что он чувствует, влияет только на него.

Врачи точно не знают, что вызывает эмоциональное онемение и разобщенность. Причины временного онемения могут быть иными, чем причины деперсонализационно-дереализационного расстройства.

Некоторые причины временного эмоционального оцепенения, которые, по-видимому, не связаны с расстройством деперсонализации-дереализации, включают:

Исследователи все еще изучают, как, почему и когда возникает расстройство деперсонализации-дереализации, но следующее может играть роль:

  • генетические особенности
  • факторы окружающей среды
  • биологические факторы, такие как структура мозга и химические вещества мозга

Также может быть связь между расстройством деперсонализации-дереализации и:

  • мигренью
  • параноидальным бредом
  • лобной эпилепсией

Эмоциональное онемение — ключевой симптом посттравматического стрессового расстройства.Узнайте больше о посттравматическом стрессовом расстройстве здесь.

Лекарства

Некоторые лекарства могут также вызвать эмоциональное онемение.

Исследование 2014 года показало, что 60% из чуть более 1800 взрослых, принимавших антидепрессанты, включая селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), в течение последних 5 лет испытали эмоциональное онемение.

В другом исследовании приняли участие 38 человек с биполярным расстройством, которые принимали СИОЗС для лечения тревоги или депрессии. Участники сообщали о различных эффектах, от «просто безразличия» до полного эмоционального оцепенения.

Травма, стресс и расстройство деперсонализации-дереализации

Некоторые исследования показывают, что эмоциональное онемение может развиваться как своего рода механизм выживания, когда человек сталкивается с экстремальным стрессом. Это может помочь человеку избежать обработки информации, которая шокирует или расстраивает.

В шестилетнем исследовании, проведенном в 2016 году, приняли участие почти 3500 детей, подвергшихся насилию. Авторы обнаружили, что со временем молодые люди становились все более нечувствительными или эмоционально оцепеневшими.

Факторы, которые могут привести к эмоциональному онемению, включают:

  • подверженность травматическим переживаниям
  • тяжелую утрату
  • физическое или иное насилие
  • экстремальный стресс
  • сведения о неизлечимой болезни

Некоторые эксперты предположили, что эмоциональное онемение может возникает в результате истощения эмоциональных ресурсов после периода сильных эмоций, например стресса.

Эмоциональное онемение может помочь людям справиться с трудными чувствами, но оно также может повлиять на их способность принимать решения и общаться с другими.

Устранение основного стресса и любых других проблем часто может помочь человеку справиться с симптомами онемения.

Лечение может включать принятие решения об образе жизни, психотерапию или прием лекарств. В следующих разделах каждый из этих вариантов рассматривается более подробно.

Изменения образа жизни

Следующие стратегии могут помочь снять стресс, который приводит к временному эмоциональному онемению:

  • регулярная физическая активность
  • попытка расслабляющих упражнений
  • здоровая диета
  • получение достаточного количества сна
  • определение триггеров и поиск новых способов приблизиться к ним
  • обсуждение чувств с доверенным лицом и обращение за помощью при необходимости
  • обращение за лечением от стресса

Эти стратегии также могут помочь при расстройстве деперсонализации-дереализации.

Психотерапия

Если изменение образа жизни не помогает, врач может порекомендовать обратиться за консультацией или психотерапией.

Например, когнитивно-поведенческая терапия может помочь человеку понять, как его мысли и чувства влияют на его поведение. Это может помочь им научиться подходить к ситуациям по-новому, что может помочь уменьшить беспокойство.

Существует много видов психотерапии, и лучший вариант будет зависеть от индивидуальных потребностей. Терапевт может порекомендовать способы лечения и снятия онемения и расстройства деперсонализации-дереализации.

Лекарства

Не существует специального лекарства для лечения чувства онемения, но может помочь прием лекарств для лечения основного состояния, такого как депрессия.

В некоторых случаях решением может быть прекращение приема лекарства или замена лекарства, если кажется, что само лекарство вызывает эффект.

Врач может прописать лекарство, если:

  • симптомы тяжелые
  • симптомы оказывают значительное влияние на повседневную жизнь человека в течение длительного времени
  • человеку поставлен диагноз посттравматического стрессового расстройства, депрессии или другого состояния

Эмоциональное онемение может быть результатом сильного стресса, приема некоторых лекарств или такого состояния, как расстройство деперсонализации-дереализации.

Это часто проходит со временем, но если оно сохраняется и является серьезным, человеку следует обратиться к врачу. Им может потребоваться лечение основного заболевания.

Эмоциональная непривязанность: симптомы, причины и лечение

Эмоциональная непривязанность означает неспособность человека в полной мере взаимодействовать со своими собственными или чужими чувствами. Это может помешать физическому, психологическому, эмоциональному и социальному развитию человека.

Однако возможность отключиться от своих чувств может быть полезной для людей, попавших в стрессовые ситуации.

В этой статье обсуждаются признаки и симптомы, а также потенциальные причины эмоциональной отстраненности.

Поделиться на PinterestЧеловек с эмоциональной отстраненностью может испытывать сложные интимные отношения.

Эмоциональная отстраненность — это психологическое состояние, при котором человек не может полностью взаимодействовать со своими чувствами или чувствами других.

Это может продолжаться, как у людей с расстройствами привязанности, или быть временной реакцией на чрезвычайную ситуацию.

Эмоциональная непривязанность может проявляться по-разному. В следующих разделах они описаны более подробно.

У детей

По данным Американской академии детской и подростковой психиатрии, у ребенка может развиться два типа расстройства привязанности:

Реактивное расстройство привязанности

У детей может развиться реактивное расстройство привязанности (РРП) из-за негативного опыта общения со взрослыми. их ранние годы.

Симптомы RAD включают:

  • трудности с успокаиванием
  • отсутствие эмоций или отсутствие эмоций при взаимодействии с другими людьми
  • отсутствие утешения у своих основных опекунов
  • появление несчастных, испуганных, грустных или раздражительных, когда участие в обычной деятельности с основным опекуном
Расстройство подавленной социальной активности

Симптомы расторможенного расстройства социальной активности у ребенка включают:

  • чрезмерное дружелюбие с незнакомыми людьми
  • подходит к незнакомцам и, возможно, обнимает их
  • позволяет незнакомым людям забрать их
  • не проверять у своих основных опекунов, когда они находятся в незнакомой ситуации

У взрослых

Возможные симптомы расстройства привязанности у взрослых могут включать:

  • трудности с открытием
  • сложные интимные отношения
  • плохие навыки слушания
  • отсутствие физического, вербального или сексуального контакта
  • низкая самооценка
  • злоупотребление психоактивными веществами
  • амбивалентность

Причины эмоциональной отстраненности могут зависеть от того, является ли она частью более серьезного расстройства привязанности или временный ответ на конкретную ситуацию.

В следующих разделах более подробно описаны некоторые возможные причины.

Прошлый опыт

У детей может быть больше шансов на развитие расстройств привязанности и эмоциональной отстраненности, если они столкнутся с трудными обстоятельствами в раннем возрасте, такими как:

  • переживают значительную утрату, например, смерть одного из родителей или разлуку с опекуном
  • пережил травматический опыт
  • вырос в детском доме
  • испытал эмоциональное насилие
  • испытал физическое насилие
  • испытал пренебрежение

Лекарство

Те, кто испытывают эмоциональную отстраненность, могут чувствовать эмоциональное оцепенение.Однако эмоциональная отстраненность не всегда возникает из-за состояния психического здоровья или расстройства привязанности.

Согласно некоторым исследованиям 2016 года, длительный прием антидепрессантов может вызывать побочные эффекты.

Из 180 человек, принявших участие в исследовании, 64,5% сообщили о чувстве эмоционального оцепенения.

Другие состояния

Чувство эмоциональной отстраненности может быть симптомом другого состояния психического здоровья, в том числе:

Может ли эмоциональная отстраненность быть полезной или нет, зависит от причины и сценария.

Если это связано с психическим заболеванием, или если оно влияет на способность человека поддерживать отношения или другие аспекты своей повседневной жизни, человеку следует обратиться за лечением.

Однако в некоторых профессиях человеку может быть полезно эмоционально дистанцироваться. Например, для тех, кто работает в сфере здравоохранения, регулирование своих эмоций может быть полезным, чтобы предотвратить выгорание и помочь сохранить их психическое благополучие.

Некоторые люди также могут стать эмоционально отстраненными, чтобы пережить травмирующие ситуации.Однако человеку следует обратиться за лечением, чтобы оно не стало постоянным.

Квалифицированные специалисты по психиатрической помощи могут диагностировать эмоциональную отстраненность.

Первым шагом обычно является собеседование или оценка, во время которой терапевт спрашивает о настроении, мыслях, чувствах, основных стилях поведения человека и любых недавних изменениях, которые он испытал. Они также спросят, как долго это длилось.

Лечение эмоциональной отстраненности будет зависеть от индивидуальных факторов.

Если это ребенок, план лечения обычно включает других членов его семьи.

Для взрослых лечение зависит от того, является ли эмоциональная отстраненность реакцией на конкретную ситуацию или часть продолжающегося паттерна.

Люди могут работать с терапевтами, чтобы:

  • научиться открываться
  • найти способы снять стресс и тревогу
  • улучшить свою способность доверять другим
  • укрепить самоощущение
  • развить навыки регулирования своих эмоций

Беспокойство о психическом здоровье очень распространено: каждый пятый взрослый в США испытывает диагностируемое состояние каждый год.

В общем, время обращаться за помощью — это когда эмоциональные или умственные проблемы начинают регулярно мешать чьей-либо повседневной жизни.

Это может быть, когда такие проблемы начинают вызывать:

  • чрезмерный страх и беспокойство
  • изменения в привычках питания
  • изменения в привычках сна
  • плохое настроение, которое, кажется, не проходит
  • таинственные или неопределенные физические недомогания
  • вспышки гнева
  • социальная изоляция
  • плохая успеваемость на работе или в школе
  • столкновения с властями
  • злоупотребление психоактивными веществами
  • мысли о самоубийстве

Для людей, страдающих эмоциональной отстраненностью из-за определенных ситуаций, например, по состоянию здоровья кризис, жизненно важно убедиться, что они имеют поддержку, в которой они нуждаются в данный момент.

Людям, у которых в результате травматического опыта развивается эмоциональная отстраненность, может быть трудно научиться общаться с другими людьми и давать себе возможность полностью испытать свои чувства.

Это может потребовать обширной работы с терапевтом и поддержкой сообщества, но прогресс возможен.

Эмоциональная отстраненность может стать серьезной проблемой для психического здоровья, особенно когда она развивается в детстве.

Люди с эмоциональной отстраненностью могут испытывать большие трудности, но лечение дает надежду.

Эмоциональная непривязанность также может быть разумным выбором, когда люди борются с трудными ситуациями.

Деперсонализация: почему я чувствую пустоту и оцепенение?

«Я эмоционально насыщен, но в основном я ничего не чувствую, пуст, оторван от реальности и окружающих…»

Вам кажется, что окружающий вас мир нереален?

Вам кажется, что вы наблюдаете за своей жизнью, не будучи в ней?

Вам сложно понять, что вы чувствуете, или не можете найти для этого словарный запас?

Вы чувствуете себя оторванным от своего тела?

Хотя поначалу это звучит парадоксально, многие эмоционально напряженные и чувствительные люди борются с «эмоциональным онемением», своего рода внутренней мертвостью или пустотой, которая пронизывает все их существо и лишает их радости и полноты, которые может предложить жизнь.

Расстройство деперсонализации — это ощущение нереального, отстраненного и часто неспособного испытывать эмоции. Люди, переживающие деперсонализацию, чувствуют себя сторонними наблюдателями самих себя и часто сообщают о потере контроля над своими мыслями или действиями.

Источник: Unsplash

Эмоциональное онемение берет свое начало в той части нашей личной истории, которую слишком болезненно понять. Защищаться от боли — в человеческой природе. После того, как мы испытали физически или эмоционально болезненную ситуацию, такую ​​как предательство или вторжение, мы сосредоточим все свое внимание на защите от того, чтобы это повторилось снова.

Перед лицом физических, эмоциональных или связанных с отношениями травм у людей есть три реакции: борьба, бегство или замирание. Если отключение от других, чтобы избежать травм, — это «бегство», то полное подавление эмоций — это «замораживание».

Когда мы сталкиваемся с экстремальными ситуациями, такими как отказ, оставление или стыд, наше тело и психика переходят в «режим оцепенения» как часть этой замораживающей реакции. Фактически, диссоциация — это наш «организменный дефолт»: оно исходит из наших животных инстинктов, которые заставляют нас выжить в самых невообразимо трудных обстоятельствах.Когда что-то подавляет нас, отключение может быть единственным способом сохранить рассудок или спасти свою жизнь.

Однако этот защитный рефлекс иногда сохраняется намного дольше после того, как реальная опасность миновала. Эмоциональное оцепенение, как правило, не является сознательным выбором; вы можете даже не осознавать построение паттерна до тех пор, пока оно не станет вашим «нормальным» способом функционирования.

Первоначально эмоциональная оторванность предлагает чувство псевдо-невозмутимости, устойчивую приятность, которая также позволяет вам создать социально приемлемый образ.Вам может казаться, что вы можете нормально функционировать — вставать утром, одеваться, идти на работу. Но со временем это становится смертельным.

Поначалу этот защитный щит может показаться полезным: вы почувствуете, что боль ушла и что вы можете «жить дальше», возможно, даже с уверенностью. Хотя этот шаблон изначально был способом защиты вас от других, в конечном итоге он может превратиться в то, что вы прячетесь от себя или вообще отрицаете свои потребности.

Эмоциональное онемение или отстраненность по-разному переживается разными людьми: вы можете испытывать затяжное чувство скуки и пустоты, как будто вы не можете проявлять или испытывать какие-либо эмоции.Вы можете потерять способность реагировать на события с обычной радостью или грустью, или вам может быть трудно установить глубокую и значимую связь с другими людьми.

В психологии термин «аффективная фобия» используется для описания склонности некоторых людей избегать чувств, которые, по их мнению, недопустимы. В результате они становятся эмоционально отстраненными и переживают жизнь «диссоциированным» или «обезличенным» образом. То, как работает ваш щит, можно сравнить с тем, что психолог Джеффри Янг называет «режимом независимого защитника».Признаки и симптомы этого режима включают «деперсонализацию, пустоту, скуку, злоупотребление психоактивными веществами, переедание, членовредительство, психосоматические жалобы,« пустоту »[или принятие] циничной, отстраненной или пессимистической позиции, чтобы избежать инвестирования в людей или деятельность. ‘

Боль и опасность замерзания

Хотя это может показаться достойным решением для эмоционального выживания, отстранение от боли имеет много недостатков. Во-первых, подавленные эмоции имеют тенденцию накапливаться в вашей системе, оставляя вам спокойный фасад, скрывающий настоящие психические раны: гнев, как выраженный, так и подавленный; тоска по тому, что могло бы быть; горе из-за предательства в прошлом; или горе из-за отношений, которые закончились слишком рано.

С таким большим количеством скрытого внутри вы можете чувствовать себя особенно чувствительным и раздражительным. Для достижения «точки кипения» могут потребоваться лишь незначительные события, когда вас могут застать врасплох эмоциональные всплески, которые, кажется, возникли из ниоткуда.

Если вы отрезаны от всего своего существа, вы можете делать определенные вещи, которые не соответствуют вашей истинной воле. Например, если ваши основные потребности в комфорте и безопасности не удовлетворяются, вы можете прибегнуть к самоуспокоению путем переедания, чрезмерных расходов или других импульсивных форм поведения.

Источник: Unsplash

Когда мы отворачиваемся от плохих эмоций, мы также отказываемся от нашей способности привязаться к радостям всего, что может предложить нам жизнь. Вы можете стать наблюдателем жизни, наблюдая за ней, не будучи «в ней». Некоторые люди могут даже испытывать потерю памяти, поскольку они не помнят большую часть своей жизни — даже взгляд на старые фотографии может показаться сюрреалистичным.

Боль жизни может казаться приглушенной, но вы также не ощутите в полной мере положительные эмоции — любовь, радость или дружбу.Хотя внешне все может казаться прекрасным, вас может охватить волна печали или одиночества. Любое напоминание о конечности жизни может вызвать болезненное экзистенциальное осознание и чувство вины. Это потому, что даже если часть вас настаивает на том, чтобы замерзнуть, в вас есть что-то глубоко внутри, что не может не напомнить вам, что вы упускаете жизнь.

В глубине души вы знаете, что стратегия запереть свое сердце больше не работает и что выбрать полноценную жизнь в этой жизни означает позволить своему сердцу таять, цвести и болеть одновременно.Внутри вас — дико непосредственный, невинный и игривый ребенок. В глубине души вы стремитесь полностью погрузиться в жизнь, чувствовать себя в полной безопасности в присутствии других и любить, не сдерживаясь, поскольку это зов вашей природы.

Благодаря развитию эмоциональных навыков и устойчивости, вы сможете почувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы окунуться в глубокие воды чувств. Мы можем начать с небольших стратегий, таких как научиться определять эмоции и саморегулироваться.

Как только вы начнете развивать определенную степень эмоциональных способностей, естественным образом последует процесс «оттаивания».В этот момент вы снова откроете дверь, чтобы испытать радость жизни, изобилие и живость — вещи, к которым давно тосковала скрытая часть вас.

Упражнение на рефлексию: работа со щитом

1. Отказ от вины и стыда

Первый шаг к работе с эмоциональным онемением — это отказ от стыда или самокритики, связанных с ним. Помимо боли от ощущения пустоты, у вас могут накапливаться слои стыда в отношениях и связанных с ним конфликтов.

Например, ваш интимный партнер мог обвинить вас в холодности, обороноспособности или отстраненности, когда он нуждался в вашей привязанности. Однако важно помнить, что ваше онемение возникло из-за боли и нежности и было не чем иным, как отчаянной попыткой выжить. Стыдить или наказывать себя за то, что он онемел, в первую очередь только укрепит защитный паттерн.

2. Признание печали

Отбросив своего сурового внутреннего критика, вы готовы приступить к своему онемению с позиции сострадания.Это важно, потому что, когда вы впервые признаете, в какой степени ваше онемение удерживает вас от радости, вас накроет волна печали. Это горе из-за того факта, что вы все это время были оторваны от себя и своей истинной природы. Вместо того, чтобы обходить печаль, установите намерение приблизиться к ней, почувствовать ее, чтобы ее можно было переварить, а не подавлять.

3. Осмотр щита

Теперь вы готовы внимательно посмотреть на свое онемение.Дайте волю воображению и подумайте над следующими вопросами:

  • Если ваше эмоциональное онемение — это стена или щит, какой он толщины?
  • Из каких материалов он будет сделан? Металл, дерево или пластик? Насколько он плотный или тяжелый?
  • Когда вы касаетесь своей стены / щита, чувствуете ли вы тепло или холод?
  • Меняется ли он в соответствии с вашими жизненными обстоятельствами или уровнем энергии, или остается застрявшим и статичным?
  • Если у вашей стены / щита есть голос, о чем он говорит?

4.Поблагодарив и преобразив оцепенение

Продолжайте приближаться к своему щиту, пока не дойдете до нежных ран, лежащих под ним. Во время этого процесса дышите мягко и тщательно. Только тогда вы можете пожелать сказать: «Спасибо, что защищали меня все эти годы. Я бы не выжил без вас. Однако теперь я сильнее, и вы мне больше не нужны».

Наша цель здесь не в том, чтобы избавиться от щита, а в том, чтобы подружиться с ним и узнать его, чтобы он больше не управлял шоу. Мы не ожидаем, что что-то изменится в одночасье, и вам, возможно, придется повторять процесс приближения к нему и выяснения его снова и снова.

В следующий раз, когда вы обнаружите, что используете щит для защиты от возникающих эмоций, или когда вы почувствуете онемение там, где вы хотите чувствовать себя живым и присутствующим, вы будете более осознанными, и ваше онемение больше не будет бессознательной разрушительной силой.

Ваш эмоциональный щит призван защищать, и вы можете использовать его или нет. Но сила остается в тебе.

Этот пост является отрывком из книги Emotional Sensitivity and Intensity.

Эмоциональные симптомы — симптомы, причины, лечение

Эмоциональные симптомы включают гнев, тревогу, отвращение, волнение, страх, счастье, радость и печаль, и это лишь некоторые из них.Эмоциональные симптомы могут быть положительными или отрицательными и могут исходить изнутри вас или быть реакцией на ваше окружение. Эмоциональные изменения могут быть нормальными временными реакциями на события; однако непропорциональные, экстремальные, стойкие или нестабильные эмоциональные реакции могут указывать на основное расстройство.

Эмоциональные симптомы могут вызывать юридические или финансовые проблемы, трудности в отношениях, а также проблемы дома, в школе или на работе. Они могут быть связаны с агрессией, возбуждением, чувством пустоты, вины, беспомощности и безнадежности, а также с потерей удовольствия.В качестве альтернативы могут присутствовать чувства энтузиазма, грандиозности и надежды. Эмоциональные симптомы могут привести к ненадлежащему поведению, увеличению числа несчастных случаев, неправильному суждению, членовредительству, насилию и самоубийству.

Аномальные эмоциональные симптомы связаны с несколькими психическими заболеваниями, включая тревожные расстройства, биполярное расстройство, дистимическое расстройство, большую депрессию, послеродовую депрессию, сезонное аффективное расстройство и злоупотребление психоактивными веществами. Эмоциональные симптомы также можно увидеть при расстройствах личности, таких как пограничное расстройство личности, прерывистое взрывное расстройство и антисоциальное расстройство личности.Кроме того, поведенческие расстройства и состояния, такие как синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), также могут иметь эмоциональные симптомы.

Большинство людей с эмоциональными симптомами не обращаются за помощью к специалисту по психическому здоровью, но продолжают посещать своего основного лечащего врача. Часто из-за отрицания или неправильного понимания возникает нежелание обращаться за помощью.

Некоторые эмоциональные симптомы также могут быть связаны с побочными эффектами лекарств или хроническими заболеваниями.Лекарства и вещества могут напрямую влиять на нервную систему и, таким образом, вызывать эмоциональные симптомы. Медицинские состояния, такие как слабоумие, могут способствовать возникновению эмоциональных симптомов, повреждая ткань мозга. Связь между эмоциональными симптомами и хроническими заболеваниями, такими как рак, диабет, болезни сердца, ВИЧ / СПИД и хронические болевые расстройства, менее очевидна и, вероятно, связана с рядом факторов.

Иногда эмоциональные симптомы могут иметь серьезные, даже опасные для жизни, осложнения. Немедленно обратитесь за медицинской помощью (звоните 911) в случае серьезной травмы; неумение заботиться о себе; или угрожающее, иррациональное или суицидальное поведение.

Если ваши эмоциональные симптомы постоянны, создают проблемы или вызывают у вас беспокойство, искать Скорая медицинская помощь .

Невысказанные эмоции и влияние

После того, как моему отцу поставили диагноз «заболевание легких, у которого нет известной причины и неизлечимого лечения», я некоторое время разговаривал с психотерапевтом Эди Натан, Массачусетс, LCSWR.Ее новая книга, Это горе: Танец самопознания через травмы и потери, , основана на более чем 20-летнем личном и клиническом опыте в области горя и утрат. Эти страницы знакомят читателей со сложностями личности, которые человек переживает после травматической утраты, и исследуют, как пройти через то, что он называет «11 фазами горя». Помимо обсуждения того, что означают эти 11 фаз, я также поговорил с ней о некоторых менее известных эмоциях и мыслях, которые могут сопровождать потерю любимого человека.

Чего ожидать после проигрыша: 11 фаз горя

Главный компонент книги Натана — это подробное описание 11 фаз горя, которые расширяют традиционные пять стадий (то есть отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие), чтобы включить более широкий спектр эмоций. Первые пять были предложены в 1969 году швейцарско-американским психиатром Элизабет Кублер-Росс, вдохновленная ее работой с неизлечимо больными. 11 прикосновений Натана к пятерке Кюблер-Росс, но были переработаны, чтобы включить следующее:

  • Эмоциональная броня: онемение, истерия, отрицание и протест, шок
  • Смешение ролей
  • Три D: отвлечение, депрессия и непривязанность
  • Страх и тревога
  • Гнев, ярость и отчаяние
  • Сожаление, вина и стыд
  • Печаль
  • Прощение
  • Изменение структуры, калибровка и интеграция
  • Разрешение
  • Грейс
Продолжение статьи ниже

Вы можете страдать от осложненного горя?

Пройдите нашу 2-минутную викторину, чтобы узнать, можете ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройдите тест на горе
Натан специально использует термин «фазы» в отличие от более традиционных «стадий» горя, чтобы отточить тот факт, что люди, испытывающие горе, могут входить и выходить из каждой эмоции в разное время, и не всегда в определенном порядке. Они могут даже вернуться к определенным этапам, например, в годовщину потери. Она пишет: «Когда вы движетесь с потоком горя, стремление понять его силу, цель и процесс может сделать ваше путешествие на другую сторону немного лучше.Натан также подчеркивает, что горе похоже на «отпечаток пальца», поскольку нет двух людей, которые переживают его одинаково. Например, предыдущий опыт человека с травмой или потерей, его пол и тип личности (например, интроверт, экстраверт, амбиверт) — все это играет роль в том, как он справляется с горем. «Горе может быть связано даже с тем, как мы пережили разлуку с матерями в детстве», — говорит Натан. «Мы возвращаемся к известным нам методам выживания».

Таким образом, не существует «нормального» способа справиться с горем, — объясняет она.На самом деле, говорит она, если близкому человеку поставили неизлечимый диагноз или он находится в процессе смерти, не удивляйтесь, если горе проявится до того, как пройдет (прочтите Часть 1 этой серии, чтобы узнать больше о предвосхищении горе).

Чего вы могли бы, , не ожидать , потеряв любимого человека

От отрицания и гнева до печали и возможной надежды — люди ожидают многих эмоций, когда они теряют или вот-вот потеряют родителя, супруга, брата или сестру, ребенка или друга.Но есть и другие чувства, объединенные в 11 фаз, упомянутых выше, которые могут проникнуть в это время, чувства, которые мне и, вероятно, другим людям труднее разделить или признать. Натан рассказывает о некоторых из них ниже.

Заедание
В последние несколько месяцев я часто чувствовал себя «застрявшим», думая о моем отце и ближайшем будущем. Трудно строить какие-либо серьезные планы, поскольку я не знаю, когда он может пройти, или когда мне нужно будет запрыгнуть в машину и броситься к его постели.Те, кто ухаживает в основном, как моя мама, могут чувствовать себя не в состоянии выйти из дома, насладиться едой вне дома или сохранить свой рабочий график.

Когда умирает любимый человек, — говорит Натан, — обычно чувствуешь себя «застрявшим» в ситуации. Но «застревание» также может возникнуть, когда вы беспокоитесь о том, что будет после смерти вашего любимого человека, добавляет она. Например, я часто задаюсь вопросом, как изменится динамика моей семьи и какими будут встречи в будущем? Моя мама не понимает, как она будет управлять материально-техническими вопросами, такими как финансы и капитальный ремонт дома, — вопросами, над которыми мой отец руководил на протяжении многих лет.И мы оба, как и многие в этой ситуации, не можем не думать: кем же будет I без этого человека? Как говорит мне Натан, когда вы попадаете в фазу горя, вы обнаруживаете, что не можете — или не желаете — смотреть в будущее или двигаться дальше.

То, как люди выражают горе друзьям и коллегам, также может заставить человека почувствовать себя неподвижным или даже отстраненным от того, что происходит. Натан объясняет, что для гордого общества обращение за помощью может считаться слабым. «Мы не хотим, чтобы нас судили о том, как мы справляемся с горем, о том, сколько времени это займет или как мы справляемся», — говорит она.Однако улыбка и демонстрация принятия потери, подавляя другие чувства, только удерживают нас в горле.

«Осознание того, насколько хрупка жизнь, — это часть застоя», — говорит Натан. «Как общество и как люди, мы — борцы, и осознание того, что мы не можем контролировать или изменить курс любимого человека, влияет на нашу внутреннюю сущность и наши отношения с другими. Но наблюдение за тем, как кто-то умирает, также может помочь вам избавиться от », — говорит она.

Для некоторых это может означать еще более лихорадочную работу по «списку желаний», чем раньше.Для других это может включать изменение способа принятия решений или того, как они ценят определенные аспекты своей жизни, в том числе свои текущие отношения, — говорит Натан. «Мы так заботимся о тех, кого любим, и о том, что они думают, что зачастую мы не можем быть самими собой до тех пор, пока они не уйдут. Некоторые люди даже обретают более полное самоощущение после того, как их жизни меньше переплетаются с теми, кого они теряют или потеряли », — добавляет она.

Цепляясь

В последнее время я обнаружил, что чрезмерно защищаю то, что однажды дал мне отец — пурпурного плюшевого медведя по имени «Виноградная сода», трость, которую он использовал для восхождения на гору.Fuji в Японии, а также наши совместные фотографии. Я даже сохраняю и печатаю небольшие тексты и электронные письма. Я цепляюсь за эти предметы почти так, как если бы они были им.

Натан говорит мне, что удерживание нескольких предметов одежды или голосовой почты от человека, которого вы можете потерять или потерять, не является чем-то необычным. «Мы держимся за эти штуки для связи, — объясняет Натан, — и это никому не повредит». Тем не менее, если вы держитесь за весь шкаф или сохраняете комнату такой же годами, вместо того, чтобы сохранять живые воспоминания, вы сохраняете горе, говорит она, и это может быть признаком сложного горя.Натан подчеркивает, что, если горе сохраняется более 3 лет, возможно, стоит поговорить с терапевтом.

Другие люди могут не захотеть видеть какие-либо предметы или изображения умершего, поскольку они слишком болезненны, чтобы нести их, — говорит Натан. Но, когда вы почувствуете себя готовыми, подумайте о том, чтобы поместить несколько их вещей в специальную коробку и хранить ее в важном для вас месте. Когда вы обнаружите, что снова посещаете одну из фаз горя, откройте коробку и потратьте некоторое время с предметами, чтобы помнить и дорожить своим любимым человеком.

Облегчение
Время от времени, возможно, после того, как у моего отца был действительно плохой день, или когда моя мама зовет меня плакать, потому что она просто не может больше заниматься 24-часовой заботой, я чувствую легкую надежду скоро все закончится. Больше никаких страданий. Больше не плачь. Больше никакого эмоционального истощения. И тогда я сразу чувствую себя виноватым даже за то, что вынашиваю такие мысли. Я спрашиваю Натана об этом…

Когда любимый человек страдает в течение длительного периода, нередко испытывать облегчение, когда он наконец проходит, — говорит она мне.Если вы ухаживаете за любой потребностью человека в течение нескольких месяцев, вы можете почувствовать благодарность, когда она закончится. Если вы почувствовали себя пойманным в ловушку плохих или оскорбительных отношений, вы можете испытать чувство свободы после их ухода. И все же может быть трудно поделиться какими-либо из этих эмоций с другими. Точно так же, как мы пытаемся сделать обнадеживающее лицо, столкнувшись с травмой, в определенных обстоятельствах мы также можем не говорить правду о том, что на самом деле означает для нас потеря.

Возьмем, к примеру, болезненное или неизлечимое заболевание. «Наблюдать за тем, как кто-то, кого вы любите, проходят лечение и не добивается успеха… видеть трубы, неудачи, отсутствие достоинства в процессе умирания… другие не представляют, насколько болезнен этот опыт», — говорит Натан. «И часто мы не делимся этим».

Вместо этого вы можете посмотреть вперед, на то, что будет дальше. Вы можете манипулировать группой эмоций, пытаясь уравновесить то, что от вас ожидают как «скорбящего», и ваше желание исцеления.Помните, что горе может быть «одновременно большим и крошечным моментом», — говорит Натан. «Думайте об этом как об изменении правил игры. После проигрыша все никогда не будет прежним, и это нормально, иначе ничему нельзя научиться ».

Например, Натан рассказывает, как она научилась лучше заботиться о себе, увидев, как ее отец страдает ожирением. «Есть много подарков, которые приносит горе, и мы можем заплатить за них вперед».

Оставаться верным себе

Помните, советует Натан, горе у всех разное.Никто не переживает потерю любимого человека одинаково, независимо от того, были ли отношения положительными или отрицательными. Ваше путешествие через горе станет вашим собственным. Если вы будете говорить, писать или делиться своими мыслями с другими, это поможет вам легче пройти через фазы горя.

Когда я пишу эту статью, я не мог не согласиться с этим. Изложение моих мыслей на бумагу было более чем терапевтическим; это также снова открыло мою творческую дверь. Это позволило мне поделиться тем, что переживает моя семья, с другими, столкнувшимися с такой же ситуацией, в надежде, что они знают, что их чувства — выходящие наружу или прячущиеся внутри — в порядке.

Рассмотрите возможность более полного ознакомления с книгой Эди Натана, Это горе: Танец самопознания через травмы и потери (2018), или , используя ее медитации, сосредоточенные на горе, которые доступны на ее веб-сайте.

Продолжение статьи ниже

См. Часть 1 этой истории

Скорбь в ожидании: скорбь по жизни, прежде чем она исчезнет

См. Часть 1 Продолжение статьи ниже

См. Часть 3 этой истории

Когда смерть бросает вызов достоинству: выбор уступить

См. Часть 3 Продолжение статьи ниже

См. Часть 4 этой истории

Другая сторона горя

См. Часть 4 Продолжение статьи ниже

См. Часть 5 этой истории

Что мой отец научил меня о персонаже даже после его смерти

См. Часть 5

Последнее обновление: 20 ноября 2020 г.

Опыт ничего не чувствовать во время горя

В этой жизни можно ощутить так много вещей — гнев, радость, ревность, любовь, стыд, счастье, смущение, веселье, грусть, эйфорию , разочарование.Американские горки эмоций снова и снова проносятся по пикам, вращениям и спадам — ​​это захватывающе, это страшно, и это чертовски круто.

Кроме этого, я хочу, чтобы вы представили себе, что однажды вы садитесь на американские горки, и когда они поднимаются, падают, поворачиваются и поворачиваются, вы понимаете, что ничего не чувствуете. Вы сидите в крошечной тележке, которую вертят, как мокрую лапшу, и удивляетесь, почему все смеются и размахивают руками.

Техническое название «ничего не чувство» — ангедония.Ангедония — один из основных симптомов большого депрессивного расстройства, но кто-то может также испытывать такую ​​реакцию в ответ на такие вещи, как тревога или травма.

В горе часто бывает эмоциональное онемение, особенно в первые дни или недели после смерти. Ни при каких обстоятельствах ничего не чувствовать ужасно.


Что значит «ничего не чувствовать»?

Ангедонию можно описать как потерю интереса к ранее вознагражденным или приятным занятиям, таким как друзья, семья, хобби, работа, еда, секс и смех, но некоторые могут сказать, что это описание бледнеет по сравнению с реальным опытом.На самом деле довольно сложно объяснить чувство ничтожества людям, которые ощущают нечто общее. «Ну, иногда мне кажется, что я таю». «И иногда мне кажется, что я исчезаю». К сожалению, людям бывает трудно понять, что такое таяние и исчезновение.

Ничего не чувствовать — это не то же самое, что чувствовать себя «в порядке», разочарованием или отсутствием энтузиазма. Ничего не чувствовать — это больше похоже на ощущение пустоты, мертвости внутри, отсутствия эмоций, как будто вам нечего делать или как будто вы не можете относиться к чувствам и эмоциям других (что делает социальное взаимодействие проблематичным).

Трудно понять, как отсутствие чувств может на самом деле равняться сильной боли и страданию, но это так. Когда вы ничего не чувствуете, кажется, что мир теряет смысл. Ты смотришься в зеркало и с трудом узнаешь себя, без эмоций ты чувствуешь себя чужим, и трудно представить, что ты когда-нибудь снова станешь человеком.

Эмоциональное онемение, которое иногда испытывается во время горя, может вызывать особое беспокойство, потому что после смерти любимого человека вы ожидаете, что почувствуете так много. Вы можете спросить, «Что со мной не так?!?! Почему я ничего не чувствую?!? Может, я вообще не человек.О нет, а что, если я социопат?!? Или робот?!? » Похоже, все остальные хорошо понимают свои чувства. Они плачут, они все выпускают наружу, они поощряют вас, , выпустить все наружу.

Друзья и семья приходят в поддержку и говорят что-то вроде: « Я могу только представить себе все, что ты, должно быть, чувствуешь прямо сейчас» и отправляешь тебе открытки с надписью « слезы — это отражение любви», и ты чувствуешь виноват, потому что ты не плачешь.

Вы знаете, что вам грустно из-за смерти, но на самом деле вы не можете получить доступ к эмоциям, поэтому вы чувствуете себя иначе, чем другие, скорбящие о смерти, и вы беспокоитесь, что другие подумают, что вы апатичны, и сомневаются в вашей любви к человеку, умер.

Ничего не чувствовать, когда вы должны чувствовать сильную грусть, действительно дезориентирует. Вам нужно снова почувствовать STAT чувства, поэтому вы пытаетесь утихомирить свои эмоции, делая такие вещи, как драки. Или проявляя безрассудство в надежде что-то почувствовать…. ничего . Драки и безрассудство иногда работают, но они также имеют нежелательные последствия.

Добавить комментарий