Причины межнациональных конфликтов и пути их разрешения: Межнациональные отношения, этносоциальные конфликты, пути их разрешения

Содержание

Молодежь и межнациональные отношения — Ломоносов

Программа Второй Всероссийской молодежной конференции
«Молодежь и межнациональные отношения: конструктивные и деструктивные тенденции»
29 апреля 2011 г.

Место проведения конференции: факультет политологии СПбГУ –Смольный проезд, д.1, литер Б, подъезд № 7

9.00-10.00 Регистрация участников
10.00 – 11.30 Пленарное заседание
11.30 – 12.00 Кофе-брейк
12.00 – 14.30 Заседание секций
14.30 – 15.00 Кофе-брейк
15.00 – 18.00 Круглый стол «Молодежь и межнациональные отношения», посвященный обсуждению широкого круга проблем обеспечения толерантных, равноправных межнациональных отношений в современной России
18.30 – 19.30 Подведение итогов конференции

Открытие конференции
10.00 – 10.30, Большой зал

Приветственное слово – декан факультета политологии, д.экон.н., профессор Еремеев Станислав Германович;
Приветственное слово – первый заместитель председателя Совета Санкт-Петербургского общественного движения «Воля Петербурга», советник председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ Болдырев Геннадий Владимирович

Пленарное заседание
10.30 – 11.30, Большой зал

1. Де Лонг Михаил Петрович, Стратегии межличностного и межнационального взаимодействия (аспирант КНТЭУ, г. Киев, Украина).
2. Сухоруков Виктор Викторович, Религиозная идентичность молодежи как объект государственного управления (аспирант БелГУ, г. Белгород)
3. Райзман Екатерина Михайловна, Миграция в представлениях российских студентов (студентка СГАУ имени С. П. Королева, г. Самара).

Секционные заседания
12.00 – 14.30

Секция 1. Молодежь и межнациональные конфликты. Ауд.
• Бакунин Игорь Николаевич, Рост националистических настроений в российском обществе: причины и пути решения проблемы (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Невская Эмилия Александровна, Противодействие молодежному экстремизму на Северном Кавказе (студентка СГУ, г. Ставрополь).
• Никитина Татьяна Юрьевна, Поле этнических отношений: межэтнические конфликты и пути их разрешения (студентка МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва).

• Пронякина Елизавета Дмитриевна, Мусульманская община в США: проблемы и перспективы сотрудничества (аспирантка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Салимон Александра Евгеньевна, Толерантность в студенческой среде (студентка Брянского филиала РАНХиГС при Президенте РФ, г. Брянск).
• Спятницкая Анастасия Сергеевна, Национальное самосознание в контексте структуры социальных связей (студентка Брянского филиала РАНХиГС при Президенте РФ, г. Жуковка).
• Холодилина Мария Геннадьевна, Экстремизм в молодёжной среде (студентка СПбГУКиТ, г. Санкт-Петербург).
• Чурсина Екатерина Андреевна, Межнациональные отношения как фактор молодёжной политики (студентка РАНХиГС (СЗАГС), г. Санкт-Петербург).

Секция 2. Политическое участие и общественная активность молодежи в межэтнической среде. Ауд.

• Афонькин Святослав Олегович, Политизированные молодежные субкультуры современной России как актуальная проблема социологии молодежи (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).

• Бражник Татьяна Алексеевна, Востребованность и активность молодёжных движений в России (студентка НИУ – ВШЭ, г. Москва)
• Герасимов Всеволод Кирович, Международное объединение белорусской молодежи “Молодой фронт” как пример успешности и востребованности модели неимперского демократического культурного национализма (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Де Лонг Михаил Петрович, Стратегии межличностного и межнационального взаимодействия (аспирант КНТЭУ, г. Киев, Украина).
• Евдокимов Никита Андреевич, События на Манежной площади как показатель обострения межэтнических конфликтов (студент ВолГУ, г. Волгоград)
• Курьянович Александр Викторович, Молодежная политика в республике Беларусь: законодательный аспект (на примере закона «Об общих началах государственной молодежной политики в республике Беларусь») (профессор МИТСО, г.Минск, Беларусь).
• Мухаметшина Галлия Закиевна, Место и роль молодежи в политической жизни общества (студентка УлГТУ, г.Ульяновск).
• Павлий Ганна Юрьевна, Особенности протестной активности российской молодёжи (студентка ВолГУ, г.Волгоград).
• Саломатина Александра Александровна, Функционирование национальных общественных организаций Саратовской области (студентка ПАГС имени П.А. Столыпина, г. Саратов).
• Самохина Алёна Игоревна, Молодежь в современном мире. Толерантность и гуманизм (студентка КГТУ-КАИ им. А.Н.Туполева, г. Казань).
• Сафина Айгуль Альбертовна, Вачаев Никита Петрович Политическая активность молодежных движений (студенты УГНТУ, г. Уфа).
• Смирнова Наталья Сергеевна, Экстремизм и проблема толерантности в молодежной среде (студентка СПбГУ, г.Санкт-Петербург).

Секция 3. Уроки истории: межнациональные конфликты и их последствия в исторической перспективе. Ауд.

• Боярков Роман Леонидович, Практики формирования толерантности в молодежной среде: опыт Санкт-Петербурга (аспирант РАНХиГС (СЗАГС), г. Санкт-Петербург).
• Гусев Артём Сергеевич, Геноцид армян: причины и последствия (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Демьянов Сергей Александрович, Территориальные особенности размещения «хуацяо» и их роль в экономическом развитии Китая (студент БГУ, г. Минск, Беларусь)
• Коркоташвили Натия Нугзаровна, Этнополитические конфликты в официальном дискурсе власти (студентка ПАГС имени П.А. Столыпина, г. Саратов).
• Лисий Олеся Александровна, Внешняя политика как практика формирования идентичности (на примере отношений Турции и ЕС) (аспирантка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Мораев Филипп Викторович, Межнациональный конфликт как важный фактор формирования внутренней и внешней политики государства: пример Израиля и Нагорно-Карабахской республики (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).

• Набока Аркадий Владимирович, Проблемы региональной системы безопасности на постсоветском пространстве при решении межнациональных конфликтов на примере грузино-осетинского конфликта 2008 года (аспирант СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Сонина Валентина Владимировна, Деволюция государственной власти в Бельгии как попытка преодолеть этнополитический конфликт (студентка ЮУрГУ, г. Челябинск)
• Тихонова Олеся Сергеевна, Социальный проект «Молодёжь за межнациональное согласие!» (студентка АлтГУ, г. Барнаул).
• Трофимов-Трофимов Виталий Дмитриевич, Современные концепции преодоления и смягчения межэтнических конфликтов (студент РАГС при Президенте РФ, г. Санкт-Петербург).
• Чернов Виктор Николаевич, Межнациональный конфликт в Канаде (студент ВолГУ, г. Волгоград).

Секция 4. Межкультурное и межконфессиональное взаимодействие и молодежь. Ауд.

• Баринов Илья Александрович, Диалог этносов, религий и конфессий: пути взаимодействия (на примере Забайкальского края) (студент ЧитГУ, г. Чита)
• Бахтеева Фаина Ринатовна Межнациональные отношения глазами молодежи г.Пенза (студентка ПГПУ им. В.Г. Белинского, г. Пенза).
• Будко Диана Анатольевна, Роль культурных центров в установлении межкультурного и межконфессионального взаимодействия среди молодежи (студентка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Грошева Любовь Игоревна, Религия и молодёжь: проблема формирования доверия (студентка ТюмГНГУ, г. Тюмень).
• Дербунова Наталия Владимировна, Возможность толерантности среди молодежных организаций (студентка Липецкого филиала ОРАГС, г. Липецк).
• Кузицына Анна Геннадьевна, Проект социально-культурного пространства СНГ (студентка ПГУ, г. Пермь).
• Сагинов Кайрат Мырзабаевич, Формирование ментальности студенческой молодежи как условие межкультурного и межконфессионального согласия (PhD по специальности «Педагогические науки» ЕНУ имени Л.Н.Гумилева, г. Астана, Казахстан).

• Сухоруков Виктор Викторович, Религиозная идентичность молодежи как объект государственного управления (аспирант БелГУ, г. Белгород).
• Тумгоева Танзила Ахметовна, Особенности самосознания студентов, обучающихся в полиэтнических группах (аспирантка МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва).
• Чугункин Сергей Александрович, Межэтнические отношения в этнокультурной школе (студент СГУ, г. Ставрополь).

Секция 5. Социально-экономические аспекты межнациональных конфликтов. Ауд.

• Ведмецкая Людмила Васильевна, Преодоление межнациональных конфликтов как динамическая способность государства (аспирантка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Динуллина Юлия Айдаровна Экономические интересы в межнациональных конфликтах (студентка СПбГУКиТ, г. Санкт-Петербург).

• Жаркая Татьяна Александровна, В чужой монастырь со своим уставом не ходят» или крах мультикультурализма (студентка ЮУрГУ, г. Челябинск).
• Лысенкова Наталья Евгеньевна, Политические интересы в межнациональных конфликтах (студентка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Сидорова Елена Александровна, Позиция политической элиты США в вопросе признания геноцида армянского народа (студентка НИУ-ВШЭ, г. Москва).
• Соколов Борис Олегович, Стабильность и насилие в полиэтнических регионах: «третий – не лишний»? (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).

Секция 6. Актуальные вопросы мировых миграционных процессов. Ауд.

• Варганова Олеся Флюновна, Адаптированность мигрантов к новым жизненным условиям (на примере Республики Башкортостан) (аспирантка БашГУ, г.Уфа)
• Зубков Владимир Владимирович, Основные направления молодежной миграционной политики в Хабаровском крае (студент ДВАГС, г. Хабаровск).

• Котова Евгения Олеговна, Правовые основы государственного управления в сфере миграции (студентка УлГУ, г. Ульяновск).
• Райзман Екатерина Михайловна, Миграция в представлениях российских студентов (студентка СГАУ имени С. П. Королева, г. Самара).
• Самсонова Мария Сергеевна, Особенности адаптации иностранных студентов, обучающихся в России (аспирантка МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва).
• Стурейко Степан Андреевич, Традиционная соционормативная культура афганцев в Беларуси (аспирант БГУ, г. Минск, Беларусь).
• Третьякова Татьяна Алексеевна, Развитие мигрантофобии в современной России (студентка АлтГУ, г. Барнаул).
• Тямкова Наталья Андреевна, Перспективы мультикультурализма в России (студентка СГАУ имени академика С.П.Королева, г. Самара).

Секция 7. Роль СМИ в освещении и формировании межнациональных отношений. Ауд.

• Авдонина Наталья Сергеевна, Семантика врага в советской прессе периода войны в Афганистане (1979 – 1989) (аспирантка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Васянин Александр Владимирович, СМИ как инструмент формирования межэтнических отношений (студент СПБГУКиТ, г. Санкт-Петербург).
• Голатова Мария Павловна, Кривоносова Виктория Александровна «События на Манежной площади как показатель обострения межэтнических конфликтов» (студентки ВолГУ, г. Волгоград).
• Колесник Андрей Александрович, Печатные средства массовой информации о межнациональных конфликтах в России (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Конзалаева Наталья Александровна, Межнациональные отношения: социальный заказ и потенциальные возможности СМИ (студентка СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Ломидзе Натия Бондовна, Освещение вопросов национальной безопасности в полиэтническом регионе (студентка СурГПУ, г.Сургут).

• Мышьякова Дарина Вадимовна, СМИ – заочный или непосредственный участник межнациональных отношений? (студентка НИУ-ВШЭ, г. Москва).
• Остякова Татьяна Алексеевна, Роль средств массовой информации в современных межнациональных конфликтах (аспирантка МГУ имени М.В. Ломоносова, Г. Москва).
• Портнягина Мария Андреевна, Функционирование СМИ в условиях конфликтной политической культуры (аспирантка МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва).
• Руссов Андрей Евгеньевич, Использование различных типов дискурса при освещении межэтнических конфликтов в СМИ (студент СПбГУ, г. Санкт-Петербург).
• Тангасова Екатерина Дмитриевна, СМИ как фактор формирования культуры межнациональных отношений у подрастающего поколения (студентка ИрГТУ, г. Иркутск).
• Татаркова Дарья Юрьевна, Межнациональный конфликт в медиареальности: возможно ли СМИ выполнять миротворческую функцию? (студентка МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва).
• Шайдуллина Венера Камилевна, Средства массовой информации как фактор межнациональной дестабилизации (студентка ВГНА МинФин РФ, г. Москва).
• Шайсултанова Эльмира Ильдаровна, О роли местной прессы в полиэтничном обществе в 1990-е годы (ассистент ИНЭКА, г. Набережные Челны).

Круглый стол «Молодежь и межнациональные отношения»
15.00 – 18.00, Актовый зал

Участники заседания:
• Максим Мищенко Депутат Государственной Думы РФ;
• Галина Ратникова член молодежной общественной палаты;
• Егор Холмогоров главный редактор сайта «Русский обозреватель»;
• Борис Межуев заместитель главного редактора «Русского журнала»;
• Марина Юденич – российская писательница;
• Дарья Митина – глава РКСМ, а также ведущие российские политологи, общественные деятели, журналисты, политики, представители общероссийских молодежных организаций.
В ходе работы предполагается обсудить следующие темы:
• Роль молодежных организаций в межнациональных конфликтах;
• Этнические субкультуры и их влияние на самосознание молодежи;
• Межнациональные конфликты в России и в мире: экономические и дипломатические потери;
• Межнациональные конфликты, молодежь и национальная безопасность;
• Миграция и молодежь в современной России.

Подведение итогов конференции
18.30 – 19.30

характеристика, причины и основные классификации – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

10. Некрасов В.Н., Пивоваров И.В. Современные механизмы повышения эффективности реализации государственной кадровой политики // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2013. № 2. С. 62-68

11. Овакимян М.А., Буров А.В. Стратегия социально-экономического развития современного муниципального образования // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2015.№ 4 (59). С. 21-24.

12. Овчаренко Р.К. Теоретические основы управления гражданской службой // Государственное управление. Электронный вестник. 2012. № 30. С. 6.

УДК 327 Мирзоян С.Э.

ЮРИУ РАНХиГС Науч. рук.: к.п.н., доц. Ароян А.С.

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ: ХАРАКТЕРИСТИКА, ПРИЧИНЫ

И ОСНОВНЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ

Аннотация: Статья посвящена анализу межнациональных конфликтов, рассматривается их характеристику, причины и основные классификации. Исследование феномена этнических конфликтов представляется принципиально важным в целях сохранения национальной идентичности как одного из определяющих факторов социокультурной динамики современного общества. Автор статьи рассматривает данные проблемы в преломлении к одному из конфликтов, а именно, Нагорно-Карабахскому.

Ключевые слова: этнос, этничность, конфликт, этнический конфликт, межнациональные отношения.

В науке скопилось масса дефиниций феномена «межнациональный конфликт», анализируемого как часть конфликта вообще. Можно сказать, что этнический конфликт, как разновидность конфликта, не является каким-то современным явлением. Межэтнические конфликты стали распространенной проблемой в нынешнем обществе. По статистическим данным, больше половины противостояний в 90-е годы пребывали в межэтнической

37

напряженности .

Одним из важнейших вопросов для уяснения подобных конфликтов является проблема их взаимосвязи с самим понятием «этничность»: возникает ли отношение между ними исторически, заложенное в самом этническом разнообразии человечества, или она лишь функциональна? В случае признания подлинным первый принцип, то пример ингушей и осетин, арабов и евреев, армян и азербайджанцев следует признавать как «несовместимых». В случае, если мы считаем верным второй, тогда напрашивается вывод: не этничность составляет сущность таких конфликтов,

38

а она — способ их реализации .

В конфликтных ситуациях выявляется неприязнь, существующая между общностями людей, объединенными на национальной основе39. Далеко не во всякий конфликт бывает включен весь этнос, это может быть его часть, группа, ощущающая на себе все противоречия, которые ведут к конфликту. На самом деле конфликт — это средство разрешения различных противоречий и проблем. Усиление этнических проблем во всем мире

37 Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М. Аспект Пресс, 2012. — С.32-37

38 Харченко О.К., Черниченко А.Г. Процессы развития оптовой торговли в экономиках развитых стран // PER ASPERA AD ASTRA Через тернии к звёздам сборник студенческих научных работ. Ставрополь, 2014. С. 72-75

39 Асатрян Б.А. Влияние национального менталитета на организацию политического управления по ценностям в современной России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2016. — № 1. — С. 260.

приумножило заинтересованность в исследовании причин и сущности национальных противоречий. Межнациональные конфликты, как общественное явление есть столкновение интересов разного уровня и содержания, и представляет собой проявление не примитивных процессов среди отдельных этнических общностей, которые протекают под воздействием массы разных факторов. А что это значит? Только то, что между разными этносами уже изначально существует борьба за превосходство. Какими бы причинами это не вызывалось бы, ясно одно, ни один закон или права человека не остановят надвигающийся конфликт.

Причиной возникновения межэтнических конфликтов потенциально являются и любые необдуманные или заведомо провокационные заявления политиков, национальных лидеров, представителей духовенства, СМИ, происшествия бытового характера.40

Одними из первых, межэтнические конфликты этимологизировал В.Л. Хесли. В своей статье он выделил конфликты стереотипов, т.е. ту стадию конфликта, когда нации могут еще четко не осознавать причины неприязней, но в отношении противника создают отрицательный образ «не дружественного соседа», «нежелательной нации». В качестве примера ученый приводил армяно-азербайджанские отношения.41Поистине социологические и практические этнографические исследования до возникновения конфликта зафиксировали взаимные отрицательные представления армян и азербайджанцев друг о друге.

Хотя причиной противоречий в этом длящемся с февраля 1988 г. конфликте стала Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджана, которая получила независимость, истинная причина армяно-азербайджанского конфликта лежит глубже. Кроме фактического спора по

40 Артюхин О.А., Крицкая А.А., Султанов А.Д. Политические механизмы обеспечения военной безопасности к вопросу субъектности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2015. — № 3. — С. 385-388.

41 Хесли В.Л. Национализм и пути реализации межэтнических противоречий // Политические исследования. — 2011. — № 4. -С.98-107.

поводу территории, тут присутствует и историческая конкуренция с элементами религиозной неприязни между армянами и азербайджанцами. Решения тогдашнего правительства СССР ставило целью оставить республики Закавказья в зоне своего влияния, для чего было необходимым обессилить и расщепить местные национально-освободительные движения. Там реализовывался принцип «разделяй и властвуй». Ну и последняя причина — это вопрос, связанный с каспийской нефтью, превратившийся со временем в едва ли не важнейший фактор геополитической конкуренции в

42

регионе .

По сравнению с Арменией и НКР, Азербайджан защищает территориальную целостность с международно-правовой точки. Баку требует решить проблему путем возвращения семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов, оккупированных армией НКР, что составляет, по подсчетам азербайджанской стороны, 20% территории страны. Лидеры Азербайджана, апеллируя к мировой общественности, стремятся представить нагорно-карабахский конфликт не борьбой карабахских армян за самоопределение, а агрессией Армении и захватом ею чужих земель с вытекающими отсюда международно-правовыми последствиями.

В центре внимания руководство Армении ставит вопрос о безопасности армянского населения Нагорного Карабаха и такое решение карабахской проблемы, которое было бы приемлемо для НКР. Официально не признавая Нагорно-Карабахскую Республику, армянская сторона поддерживает право НКР на самоопределение. По мнению политиков Армении, «важно, чтобы решение карабахского конфликта было найдено его сторонами, а не навязано международным сообществом»43. Вместе с тем, непредвзято, Армения заинтересована в установлении мира с Азербайджаном. Во-первых, это

42 Ароян А.С., Клюшников С.С. Современные формы взаимодействия национальной диаспоры и органов местного самоуправления (на примере армянской общины г. Ростова-на-дону) // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС- . 2015.-№3. — С. 392-396.

43Литвинов Н.Д. Общество и право. — 2013. -№ 3 (45). — С. 287-292.

уменьшило бы ее зависимость от России. Во-вторых, позволило бы ей наладить нормальные отношения с соседями и мировым сообществом.

Таким образом, исследование межэтнических конфликтов, бесспорно, очень важная и необходимая задача для политологии и других наук, потому что, знания о причинах и противоречиях между этническими сообществами, позволяют своевременно выявлять конфликты и проводить их профилактику44.

Среди политических причин межнациональных конфликтов отмечаются распад СССР (когда республики, которые отделились, желали приобрести самостоятельность), сталинские репрессии, депортации народов Кавказа, а также формально закрепленный характер федерации.

Конфликт всегда бывает динамичным. Он стабильно созревает. В процессе развития появляются пункты, по которым возможно достичь согласия. Это является толчком к тому, чтобы сесть за стол переговоров. Не обязательно, чтобы конфликт был разрешен сразу, для этого может понадобиться время. Сущность улаживания содержится в том, чтобы поменять обстановку и сделать шаг к мирному взаимовыгодному решению. Из-за последних событий в 2016 году на территории Нагорного Карабаха, ясно лишь одно, что гарантий мирного процесса нужны два фактора: а) постоянный и прямой диалог между сторонами; б) минимальные продвижения в политической повестке. Без этих факторов процесс мирного урегулирования невозможен

История не дает четких советов по выходу из конфликтных ситуаций. Лишь, одно точно понятно — эти конфликты невозможно разрешить, если непосредственные стороны противоречий не захотят прийти к примирению. Роль посредника или гаранта не может заставить стороны найти компромисс,

44 Понеделков А.В., Старостин А.М., Старостин А. А. Национальная безопасность современной России в контексте проблем национально-государственной идентичности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2015. — № 3. — С.123-129.

а условием мирного разрешения конфликта может быть только — отказ от применения силы, именно потому, что в конечном итоге нужна готовность к устранению ненависти между конфликтующими сторонами.

Возможно сегодня события, происходящие в мире, указывают на дезинтеграционные разрушительные тенденции, грозящие новейшими конфликтами. Из-за этого проблемы исследования их истории, устройств их предотвращения и урегулирования становятся как никогда важными.

Список использованной литературы

1. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология: Учебное пособие для вузов. М., 2013.

2. Хесли В.Л. Национализм и пути реализации межэтнических противоречий // Политические исследования. — 2011. — № 4. -С98-107.

3. Старостина С.А. В сборнике: актуальные проблемы современного российского государства и права сборник материалов всероссийской научно-практической конференции. Санкт-петербургский университет МВД России. Калининград.2015. — С.15-24.

4. Литвинов Н.Д. Общество и право. — 2013. -№ 3 (45). — С. 287-292.

5. Боришполец К.П. Постсоветское пространство в этнополитическом измерении // Вестник Моск. ун-та. Серия 18. Социология и политология. — 2014. — №3. — С44-48.

6. Гасанов Н.Н. О культуре межнационального общения // Социально-политический журнал. — 2014. — №3. — С 61-78.

7. Артюхин О.А., Крицкая А.А., Султанов А.Д. Политические механизмы обеспечения военной безопасности к вопросу субъектности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2015. — № 3. — С. 385-388.

8. Ароян А.С., Клюшников С.С. Современные формы

взаимодействия национальной диаспоры и органов местного самоуправления (на примере армянской общины г. Ростова-на-Дону) // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2015. — №3. — С. 392396.

9. Асатрян Б.А. Влияние национального менталитета на организацию политического управления по ценностям в современной России // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. -2016. — № 1. — С. 259-263.

10. Понеделков А.В., Старостин А.М., Старостин А. А. Национальная безопасность современной России в контексте проблем национально-государственной идентичности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. — 2015. -№ 3. — С. 123-129.

УДК 327 Паршутин А.Ю.

ЮРИУ РАНХиГС Науч.рук.:к.п.н., доц. Ароян А.С.

ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ

Аннотация: В тезисах рассматривается понятие «национальная безопасность», «межэтнический конфликт», выявляются основные причины современных межэтнических конфликтов, анализируются возможные пути преодоления напряженностей на национальной или этнической составляющих.

Ключевые слова: этнический конфликт, конфликт, угроза национальной безопасности.

Понятие межнациональных конфликтов и пути выхода из них

Так уж сложилось, что природа человека заключена в постоянных конфликтах и противостояниях за право, за жизнь, за свободу, за власть и тому подобное. Особое место в сложных человеческих взаимоотношениях занимают межнациональные (межэтнические) конфликты, являющиеся излиянием взаимной ненависти от представителей одной этнической общины к другой. Зачастую такие конфликты протекают в пределах одного государства. Нередки случаи, когда данные противостояния доходят до открытой демонстрации ненависти или использования военной силы.

Причины

К основным причинам возникновения межнациональных конфликтов причисляют:

  1. Существование в государстве социальной неудовлетворенности. Обычно это характеризуется тем, что в едином государстве одна нация обладает большей привилегированностью и больше поддерживается со стороны правительства. Тогда как другая нация обречена на определенные тяготы и лишения.
  2. Сложная история развития взаимоотношений между нациями. Эта причина может развиваться и вынашиваться веками. В прошлом этносы, проживающие в современности на одной территории, могли часто конфликтовать, вести борьбу, ущемлять друг друга, обезличивать культуру и культурные ценности, язык, ограничивать в правах и заставлять жить в подчинении. И новый конфликт между нациями мог послужить поводом для последующих конфликтов. Таким образом, человеческая ненависть к представителям других народом способна накапливаться и с течением времени выливаться в открытое противостояние или приводить к возникновению дискриминации по любому национальному призраку. В таком случаем для одного ненавистного народа достаточно будет малейшего повода, чтобы развязать межнациональный конфликт.

Факторы

У каждого межнационального конфликта есть свои факторы для последующего развития и распространения. Почти все факторы могут или возникать из воздуха, или копиться на протяжении долгого времени.

Однако основные факторы все же выделить можно:

  • социальное положение;
  • тип поселения;
  • национальный состав;
  • политические взгляды;
  • уровень образования;
  • история отношений.

Формы конфликтов

Межнациональные конфликты делятся на:

  1. Цивилизованные.
  2. Нецивилизованные.

Сами конфликты могут ограничиваться только словесной дискриминацией по признаку нации, а могут переходить в открытые противостояния, характеризующиеся массовыми беспорядками, или даже перерастать в гражданскую войну.

К основным формам и типам межэтнических конфликтов относят:

  1. Сепаратистские и гражданские войны.
  2. Массовые беспорядки и нарушения прав личности и человека.
  3. Религиозный фундаментализм.

Способы урегулирования межнациональных конфликтов

Не существует единого и подходящего ко всем конфликтам способа решения возникшей проблемы. Однако опыт регулирования все же подсказывает, что для выхода из конфликта в первую очередь нужно использовать мирные способы и методы. Так как решения с позиции силы могут или лишь на малое время урегулировать конфликт и стабилизировать ситуацию, или еще больше усугубить противостояние, «разбередить» воинствующие очаги, привести к большему сопротивлению и недовольству.

Наиболее эффективным способом решения возникшей проблемы может стать деконсолидация, то есть разделение сил. При таком методе необходимо поддерживать и сотрудничать с готовыми к мирным переговорам и компромиссам сторонам, отсекая воинствующие и радикальные секторы сопротивления. Чтобы такой метод принес результаты, необходимо подписать перемирие между враждующими сторонами, снизив тем самым возраставшее напряжение.

Однако имеют место быть случаи прямого военного вмешательства со стороны государства. Но следует помнить: к подавлению очагов конфликта при помощи военной силы правительство может прибегнуть лишь в том случае, если переросший в вооруженные столкновения конфликт повсеместно нарушает права человека.

Еще до непосредственного начала конфликта его можно предсказать. В этом случае государству необходимо сделать все, чтобы предотвратить саму возможность разгорания противоборства. Для этого нужно вести переговоры и приходить к договоренностям, гарантом которых могут стать, к примеру, третьи силы.

Лишь так можно избежать всех негативных и пагубных эффектов, которые будут принесены начавшимся межнациональным конфликтом. При этом необходимо учитывать мнение всех сторон, обговорив все бытовые, социальные, экономические и политические вопросы. А будущем нужно заняться пересмотром законодательств, несправедливость которых и могла привести к возможному развязыванию межнационального конфликта.

Только установлением доброжелательных отношений между всеми представителями различных национальных общин можно добиться полного отсутствия дискриминации и национальной предвзятости, существующих и по сей день.

Краткая история межнациональных конфликтов в России. Фото | Новости

Москва: атака скинхедов в день рождения Гитлера

Регион: Москва

Место: Ясенево

Дата: 22 апреля 2001 года

В этот день группа из 200 молодых людей разгромила рынок в Ясенево. В результате пострадали 10 человек, преимущественно, выходцы из Азербайджана. Милиция задержала 53 человека в возрасте от 13 до 17 лет, среди которых были активисты радикальных националистических организаций.

Гособвинитель просил назначить участникам беспорядков по 5 лет лишения свободы. Всего по делу о погроме в Ясеневе проходили 6 человек. В итоге обвиняемые получили условные сроки.

Следующий слайд

Москва: погром в Царицыно

Регион: Москва

Место: Царицыно

Дата: 30 октября 2001 года

На рынке около станции метро «Царицыно» произошли столкновения с участием 300 человек. Молодые люди, вооруженные металлическими прутьями, избивали торговцев из Азербайджана. По данным правоохранительных органов, побоище было организовано движением «Русское национальное единство» Александра Баркашова. В результате погрома погибли три человека — граждане Азербайджана, Таджикистана и Индии. Более 30 человек получили ранения.

Осенью 2002 года Мосгорсуд приговорил пятерых обвиняемых по уголовному делу о погроме в Царицыне к срокам от 4 до 9 лет тюрьмы.

Следующий слайд

Частоозерье: битва в Курганской области

Регион: Курганская область

Место: Частоозерье

Дата: май 2002 года

В райцентре Частоозерье произошла драка между русскими и чеченцами, в которой участвовали около 400 человек. Поводом для выяснения отношений стало изнасилование представителем кавказской диаспоры местной девушки. В результате столкновения два чеченца были тяжело ранены.

Следующий слайд

Красноармейск: избиение в Подмосковье

Регион: Подмосковье

Место: Красноармейск

Дата: 7 июля 2002 года

Волнения в подмосковном городе начались после того, как в баре представитель армянской диаспоры ударил ножом 26-летнего местного жителя. После этого случилось несколько нападений на армянские семьи. Жители Красноармейска на стихийных выступлениях потребовали очистить город от выходцев с Кавказа.

В итоге были задержаны всего 2 человека, в отношении которых было возбуждено дело по статье «хулиганство».

Следующий слайд

Нальчик: месть студентам

Регион: Кабардино-Балкария

Место: Нальчик

Дата: сентябрь 2003 года

После того, как в маршрутном такси уроженцы Чечни избили местного жителя, в столице Кабардино-Балкарии произошла целая серия нападений на чеченских студентов. В массовых драках участвовали около 200 человек, более 50 были ранены.

Следующий слайд

Искитим: «борьба» с наркотрафиком

Регион: Новосибирская область

Место: город Искитим

Дата: 14 февраля 2005 года

20 жителей Искитима подожгли более десятка домов в цыганском поселке. Так они решили победить «цыганский наркотрафик». После погрома город покинули около 400 цыган.

За решеткой по итогам расследования оказался костяк бердской преступной группировки во главе с криминальными авторитетами Александром Григорьевым и Олегом Бахаревым. Всего по делу о погромах были арестованы 7 человек. Они получили от 9 до 14,5 лет лишения свободы.

Следующий слайд

Новороссийск: казаки атакуют

Регион: Краснодарский край

Место: Новороссийск

Дата: 23 марта 2005 года

Драка местного казака с армянином привела к массовым погромам: около 200 казаков избили несколько десятков армян и разгромили несколько принадлежавших кавказцам магазинов и кафе.

Следующий слайд

Мосхоб-Новосельская: «добрососедская» драка

Регион: Чечня, Дагестан

Место: села Мосхоб и Новосельская

Дата: 6 августа 2005 года

Массовая драка случилась между жителями приграничных селений Мосхоб (Дагестан) и Новосельская (Чечня). В потасовке пострадали 20 дагестанцев и 5 чеченцев.

Следующий слайд

Яндыки: последствия убийства

Регион: Астраханская область

Место: село Яндыки

Дата: 18 августа 2005 года

В астраханском селе, где компактно проживают выходцы из соседних северокавказских республик, произошла драка между калмыками и чеченцами. Причиной волнений стало убийство калмыка. После похорон толпа жителей двинулась по селу, избивая чеченцев и поджигая их дома. По факту убийства 12 чеченцев получили реальные тюремные сроки от 2,5 до 5 лет, а один из погромщиков-калмыков был приговорен к 7 годам колонии.

Следующий слайд

Нальчик: студенческая драка

Регион: Кабардино-Балкария

Место: Нальчик

Дата: 23 сентября 2005 года

Осенью 2005 года в столице Кабардино-Балкарии случилась массовая драка между местными студентами и уроженцами соседней Чечни. В потасовке участвовали около 200 человек. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

Следующий слайд

Сальск: драка с последствиями

Регион: Ростовская область

Место: Сальск

Дата: 22 августа 2006 года

В ростовском городе случился конфликт между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В массовой драке один человек погиб, 8 были ранены. Шестерым уроженцам Дагестана было предъявлено обвинение по ст. 213 УК РФ (хулиганство). Еще одному участнику конфликта по фамилии Дагиров были предъявлены обвинения в убийстве, умышленном уничтожении имущества и незаконном хранении оружия.

Следующий слайд

Кондопога: око за око

Регион: Карелия

Место: Кондопога

Дата: 3 сентября 2006 года

Поводом для межэтнического конфликта в карельском городе лесозаготовителей стал спор администрации кафе «Чайка» с посетителями. После столкновения к ресторану «на подмогу» прибыла группа чеченцев. В потасовке кавказцы убили двух местных жителей. Это спровоцировало беспорядки: погибли еще 2 человека, а «Чайка» и другие заведения, принадлежащие местной чеченской диаспоре, были сожжены.

По итогам разбирательства были осуждены 15 участников погромов: зачинщики драки Юрий Плиев и Сергей Мозгалев получили 8 месяцев и 3,5 года колонии строгого режима, 12 участников беспорядков — по три года условно.
 За двойное убийство был осужден к 22 годам лишения свободы чеченец Ислам Магомадов. Четыре его подельника получили от 3 до 10 лет колонии.

В октябре 2006 года кондопожский конфликт спровоцировал кадровые перестановки в силовых структурах Карелии. Владимир Путин отправил в отставку руководителя МВД республики Дмитрия Михайлова и начальника УФСБ Алексея Дорофеева, а генпрокурор Юрий Чайка отстранил прокурора региона Владимира Панасенко. Слово «Кондопога» на время стало именем нарицательным — для обозначения межэтнического конфликта.

Следующий слайд

Краснодарский край: конфликт на отдыхе

Регион: Краснодарский край

Место: Туапсинский район

Дата: 25 июля 2010 года

Конфликт в оздоровительном лагере «Дон» на Кубани привел к массовой драке чеченцев и местных жителей. Поводом послужил слух об оскорблении кавказцами одной из отдыхающих. В результате конфликта 9 человек получили легкие травмы. Туапсинский районный суд Краснодарского края позднее приговорил к условным срокам шестерых участников драки.

Следующий слайд

«Манежка»: бунт фанатов

Регион: Москва

Место: Манежная площадь и Ленинградский проспект

Дата: 11 декабря 2010 года

Непосредственным поводом для беспорядков стало убийство 6 декабря 2010 года болельщика «Спартака» Егора Свиридова уроженцом Кабардино-Балкарии Асланом Черкесовым. 11 декабря футбольные фанататы и ультраправые националисты устроили шествие в память о Свиридове и с требованием к правоохранительным органам провести беспристрастное расследование дела.

После шествия, которое прошло на севере столицы, до 5000 человек собрались в центре города на Манежной площади на несанкционированным митинг. Во время акции начались беспорядки: толпа прорвала кордон полиции, были избиты несколько кавказцев и граждан среднеазиатских республик. Всего в ходе столкновений пострадали около 30 человек. Успокаивать националистов на площадь приезжал лично глава ГУВД Москвы Владимир Колокольцев, позднее ставший министром внутренних дел России.

Обвинения в участии в массовых беспорядках были предъявлены 4 активистам. Они получили от года до 3 лет колонии. Также по следам событий на Манежной в тюрьме оказались трое членов незарегистрированной партии «Другая Россия» Эдуарда Лимонова. «Нацболам» обвинение инкриминировало насилие в отношении стражей правопорядка. Они были приговорены к реальным срокам лишения свободы от 3 до 5 лет.

Следующий слайд

Кобралово: массовая драка

Регион: Ленинградская область

Место: Кобралово (Гатчинский район)

Дата: 12 июня 2011 года

В День России в Кобралове случилась массовая драка между местными жителями и представителями дагестанской диаспоры. В результате пострадали несколько человек. По официальной версии, поводом для потасовки послужил бытовой конфликт. Было возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство».

Следующий слайд

Сагра: маленькая война

Регион: Свердловская область

Место: поселок Сагра

Дата: 2 июля 2011 года

Конфликт в уральском поселке произошел между местными жителями и представителями закавказских народов и цыганами, по версии основателя фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана, причастными к наркоторговле. Причиной конфликта стала ссора недавно поселившегося в поселке цыгана Валентина Лебедева с местными жителями. Лебедев собрал и возглавил группу из вооруженных огнестрельным оружием людей (около 20 человек), которая отправилась в поселок автоколонной. На въезде в Сагру путь им преградили местные жители. Завязалась перестрелка, в ходе которой один из приезжих был убит.

В суде нападение на Сагру было квалифицировано как массовые беспорядки. 23 человека были признаны виновными, но лишь шестеро получили реальные сроки. Организаторы атаки на поселок Кахабер Чичуа и Шоте Катамадзе были приговорены к четырем годам колонии.

Следующий слайд

Осинский район: рабочие против жителей

Регион: Иркутская область

Место: поселок Бильчур

Дата: 20 июня 2012 года

Конфликт в Приангарье случился между местными жителями и работающими на пилораме гражданами Китая. Причиной стал провал в переговорах о закупочной стоимости леса. После того, как жители начали штурмовать пилораму, китайские рабочие попытались раздавить тракторами несколько машин, в которых находились погромщики. Завязалась потасовка. Конфликт удалось погасить благодаря посредничеству поселковой администрации. В драке пострадали десятки человек, трое оказались в больнице. Полиция задержала 18 участников потасовки. Дело было возбуждено по статье «умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества».

По данным ФМС, всего в Иркутской области проживает около 11000 китайцев.

Следующий слайд

Демьяново: предотвращенная битва

Регион: Кировская область

Место: поселок Демьяново

Дата: 22 июня 2012 года

Конфликт в поселке Демьяново произошел между местными жителями и уроженцами Дагестана. Причиной напряженности послужила потасовка в кафе между хозяином пилорамы, выходцем из Северного Кавказа, и двумя жителями поселка. Через два дня из Коми на легковых автомобилях прибыли около 40 земляков предпринимателя. Еще через день около полусотни местных жителей собрались у пилорамы, чтобы выяснить отношения с семьей и гостями бизнесмена. Драку предотвратила прибывшая к месту событий полиция. Инициаторам конфликта суд назначил штраф. Один из участников потасовки был приговорен к году условно.

Следующий слайд

Восстание Пугачева: бунт в маленьком городе

Регион: Саратовская область

Место: город Пугачев

Дата: июль 2013 года

6 июля в Пугачеве случился конфликт между 20-летним местным жителем Русланом Маржановым, недавно демобилизовавшимся после службы в ВДВ, и 16-летним уроженцем Чечни Али Назировым. Ссора (то ли на бытовой почве, то ли из-за девушки) быстро переросла в драку. В потасовке Назиров смертельно ранил Маржанова ударом скальпеля. Гибель местного жителя вызвала волнения в городе. После похорон собравшиеся на стихийный митинг пугачевцы потребовали выселить выходцев из северокавказских регионов. За несколько дней были предотвращены разгром кафе «Халяль» и перекрытие участка федеральной трассы. В город были стянуты дополнительные силы полиции и военных, объясняться с жителями пришлось саратовскому губернатору Валерию Радаеву.

Следующий слайд

причины и пути их предотвращения. Презентация

Межнациональные конфликты

  • Межнациональный конфликт — одна из форм отношений между национальными общностями, характеризующаяся состоянием взаимных претензий, открытым противостоянием этносов, народов и наций друг другу вплоть до вооруженных столкновений, открытых войн.

Межнациональные

конфликты

Из-за насильственного

включения народа в соседнее

государство

По поводу

спорных

территорий

Между этническим большинством

и компактно проживающим

меньшинством

(искорененная национальность)

Из-за произвольного

изменения

административных

границ

По поводу отсутствия у народа

национальной государственности

и ее расчлененности между

другими государствами

Из-за изгнания народа со

своей территории и

возвращение

депортированного народа на

свою историческую родину

  • Основной причиной конфликтов , трений, различного рода предубеждений между представителями разных национальностей выступает этноцентризм.
  • Этноцентризм — совокупность неправильных представлений (предубеждений) одной нации по отношению к другой, свидетельствующих о превосходстве первой.

Это уверенность в правоте собственной культуры, склонность отвергать стандарты другой культуры как неправильные, низкие, неэстетичные.

Поэтому многие межнациональные конфликты называют ложными , поскольку в их основе лежат не объективные противоречия, а непонимание позиций и целей другой стороны , приписывание ей враждебных намерений, что порождает неадекватное чувство опасности, угрозы.

Причины межнациональных конфликтов

  • Социально-экономические — неравенство в уровне жизни, различное представительство в престижных профессиях, социальных слоях, органах власти.
  • Культурно-языковые — недостаточное, с точки зрения этнического меньшинства, использование его языка и культуры в общественной жизни.
  • Этнодемографические — быстрое изменение соотношения численности контактирующих народов вследствие миграции и различий в уровне естественного прироста населения.
  • Экологические — ухудшение качества окружающей среды в результате ее загрязнения либо истощения природных ресурсов вследствие использования представителями иной этнической группы.
  • Экстерриториальные — несовпадение государственных или административных границ с границами расселения народов.
  • Исторические — прошлые взаимоотношения народов (войны, былое соотношение господства-подчинения и т. д.).
  • Конфессиональные — из-за принадлежности к разным религиям и конфессиям, различий в уровне современной религиозности населения.
  • Культурные — от особенностей бытового поведения до специфики политической культуры народа.

Национализм — идеология и политика, ставящие интересы нации превыше любых других экономических, социальных, политических интересов, стремление к национальной замкнутости, местничеству; недоверие к другим нациям, нередко перерастающее в межнациональную вражду.

Виды национализма

Этнический — борьба народа за национальное освобождение, обретение собственной государственности.

Державно-государственный — стремление наций воплотить в жизнь свои национально-государственные интересы, нередко за счет малых народов.

Бытовой — проявление национальных чувств, враждебное отношение к инородцам, ксенофобия

Национализм может перерасти в свою крайне агрессивную форму — шовинизм.

Шовинизм —система взглядов и действий, обосновывающая исключительность той или иной нации, противопоставление ее интересов интересам других наций и народов, внедряющая в сознание людей неприязнь, а зачастую и ненависть к другим народам, которая разжигает вражду между людьми различных национальностей и вероисповеданий, национальный экстремизм.

Одним из проявлений государственного национализма является геноцид

Геноцид — преднамеренное и систематическое уничтожение отдельных групп населения по расовым, национальным или религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение этих групп.

Примером геноцида является холокост — массовое уничтожение гитлеровцами еврейского населения во время Второй мировой войны.

Пути разрешения межнациональных проблем

Признание

межнациональных

проблем и решение

их методами национальной политики.

  • Осознание всеми людьми неприемлемости насилия , овладение культурой межнациональных отношений, требующей безусловной реализации прав и свобод лиц любой национальности, уважения самобытности, их национального самосознания, языка, обычаев, исключающей малейшее проявление национального недоверия, вражды.
  • Создание в регионах со смешанным национальным составом населения культурной инфраструктуры — национальные общества и центры, школы для обучения детей на родном языке и в традициях национальной культуры.

Использование экономических рычагов для нормализации этнополитической ситуации. Организация эффективно действующих международных комиссий, советов, других структур для мирного разрешения национальных споров.

Тест проверь себя

Ответы

Каковы причины межэтнических конфликтов на рабочем месте? | Small Business

Данные переписи населения показывают, что рабочая сила в США становится все более разнообразной. Эксперты прогнозируют, что эта тенденция будет только увеличиваться по мере изменения численности населения в США. Для многих предприятий это будет преимуществом, поскольку более разнообразное рабочее место также означает разнообразие опыта и более широкую базу знаний. Однако конфликты также могут возникать, и было бы разумно знать о причинах межэтнических конфликтов на рабочем месте до того, как они произойдут, чтобы справиться с ними эффективно.

Притеснение

Дискриминация и жестокое обращение могут проявляться по-разному. Атмосфера в офисе имеет большое значение для предотвращения межэтнических конфликтов. Прежде чем сотрудники начнут дискриминировать друг друга по признаку этнической принадлежности, они могут оскорблять друг друга иными способами. Работодатель должен проявлять нетерпимость ко всем злоупотреблениям по мере их эскалации. В частности, малые предприятия, поскольку у них меньше сотрудников, должны заботиться о создании здоровой окружающей среды.

Разрешение

Часто конфликт на рабочем месте продолжается и обостряется из-за отсутствия механизма для его разрешения.Если бизнес устанавливает процедуры рассмотрения жалоб на раннем этапе, он может многое сделать для снижения уровня конфликтности. Это особенно важно в вопросах расы и этнической принадлежности, когда вовлеченные чувства сильнее, а люди более чувствительны. Решая проблемы до того, как они станут неуправляемыми, компания может многое сделать для предотвращения серьезных проблем.

Привилегия

Из-за того, как дискриминация рассматривалась на протяжении всей истории и что она может проявляться в настоящее время, многие этнические группы считаются более привилегированными, чем другие.Это часто может быть причиной конфликтов на рабочем месте. Если один работник думает, что другой получил возможности, в которых ему было отказано, он, вероятно, возмутился этим. К сожалению, попытки компенсировать социальную дискриминацию, такие как позитивные действия, также привели к негодованию и конфликтам.

Стресс

К сожалению, многие люди реагируют на стресс тем, что переносят его на своих коллег и ведут себя агрессивно. Если компания переживает спад или если сотрудники сталкиваются с дополнительным стрессом по другим причинам, это может усилить уже существующую межэтническую напряженность.В такие моменты бизнес должен быть внимательным и стараться максимально снизить стресс, чтобы избежать конфликтов.

Расизм

Самой основной причиной межэтнических конфликтов на рабочем месте является расизм. Предвзятые представления о членах другой этнической группы, хотя часто и подавляемые, все же могут проявляться и влиять на отношения и поведение. Выявить такое невыраженное отношение может быть сложно, но компании должны четко дать понять, что они не потерпят выражения расистских взглядов.Кроме того, они должны тщательно пресекать любые злоупотребления, мотивированные таким отношением.

Источники

Биография писателя

Кейси Ридер начал писать в 2010 году. Его работа публикуется на eHow, уделяя особое внимание темам истории и культуры. Помимо внештатной работы, Ридер активно занимается писательской деятельностью. Он окончил Столетний колледж Луизианы со степенью бакалавра искусств в области истории и английской литературы.

межнациональный конфликт | Поиск точек соприкосновения

Эта оценка является частью общего проекта On est ensemble, который включает два подпроекта.Первый — «Совместное восстановление»: примирение на основе общин и улучшение коммуникации в Гвинее-Форестьер, а второй проект — «Votons pour la paix»: поддержка открытых, прозрачных, заслуживающих доверия и мирных выборов в Гвинее. Оба проекта направлены на содействие примирению, разрешению конфликтов и социальному миру в Гвинее.

Проект «Votons pour la Paix» был реализован во всех четырех регионах Гвинеи, способствуя проведению открытых, прозрачных, заслуживающих доверия и мирных президентских выборов.Риторика политиков считается основным фактором, влияющим на межэтническое насилие, наряду с незнанием политического процесса. Проект оказался эффективным в распространении точной и полезной информации об избирательном процессе через СМИ. Медийная продукция Search и создание совместной медиа-платформы, созданной профессиональными СМИ и организациями гражданского общества, предоставили общественности более точную информацию, которая менее склонна к насилию.Он оказался эффективным в противодействии политической риторике, вызывающей разногласия. В то время как усилия средств массовой информации рекомендуется продолжать, другие рекомендации предполагают большее включение уязвимых групп молодежи, а также участие политических лидеров.

Проект

«Восстановление мира» был реализован в лесном регионе, где межэтническая ненависть и традиционные обычаи являются основными факторами, ведущими к насилию. Проект способствовал примирению, разрешению конфликтов и социальному миру в Гвинее.Search организовал сеансы прослушивания с участниками из разных этнических групп своей радиопрограммы Nimba. Сессии предоставили членам сообщества важную платформу, чтобы высказать свои опасения и недовольства, а также услышать потребности и интересы других членов. Учебные занятия, проводимые Search, успешно расширили возможности молодых лидеров по методам разрешения конфликтов, основанным на подходе Common Ground, управлении слухами и коммуникативных навыках. Проект изменил знания членов общины об источниках насилия в их общинах и особенно о способах их предотвращения.

Эта запись была размещена в рубрике Оценки, Ресурсы и помечена как Выборы, этническая принадлежность, Оценки Гвинеи, межэтнический конфликт, Медиа +, Политические лидеры, Радио, молодежные лидеры .

Основные причины неразрешимых конфликтов

Автор:
Michelle Maiese

Октябрь 2003 г.

Текущее значение

Это эссе было написано 14 лет назад, но кажется, что почти каждый абзац относится к политическому конфликту, происходящему в США.С., а также многие другие демократические страны пережили «популистские» движения в 2017 году. Подробнее …

Введение

Непреодолимые конфликты — это конфликты, которые остаются неразрешенными в течение длительных периодов времени, а затем застревают на высоком уровне интенсивности и разрушительности. Обычно в них участвует множество сторон и затрагивается сложный комплекс исторических, религиозных, культурных, политических и экономических вопросов [1]. Эти вопросы являются центральными для человеческого социального существования и обычно сопротивляются любым попыткам разрешения.Фактически, стороны часто отказываются вести переговоры или идти на компромисс по таким вопросам. В результате каждая сторона рассматривает жесткую позицию другой как угрозу самому своему существованию. У них может развиться взаимный страх друг перед другом и глубокое желание причинить друг другу как можно больше физического и психологического вреда [2]. Это чувство угрозы и враждебности часто пронизывает повседневную жизнь вовлеченных сторон и перекрывает их способность распознавать любые общие проблемы, которые могут у них возникнуть.

По мере эскалации конфликта любые ощутимые проблемы могут быть встроены в более широкий набор ценностей, убеждений, идентичностей и культур. Споры о земле, деньгах или других ресурсах могут приобретать все большее символическое значение [3]. В ходе конфликта исходные проблемы могут даже стать неактуальными, поскольку новые причины конфликта порождаются действиями внутри самого конфликта. Противоборствующие стороны начинают рассматривать друг друга как врагов и могут прибегать к весьма разрушительным средствам. В конце концов, стороны становятся неспособными разделять различные вопросы и могут не видеть другого выхода из конфликта, кроме полной победы или поражения.[4]

Почему некоторые конфликты становятся неразрешимыми? Многие описывают несговорчивость в терминах деструктивной динамики отношений, которые управляют взаимодействием противников. Например, если одна сторона прибегает к бесчеловечному обращению при ведении конфликта, это усиливает антагонизм и может побудить противоположную сторону к мести. [5] Точно так же, когда экстремистские политические лидеры апеллируют к этнонационалистической идеологии, чтобы вызвать страх, это может усилить поддержку применения насилия и способствовать упорству.Другие факторы, которые делают некоторые конфликты чрезвычайно трудными для разрешения, включают огромное количество вовлеченных людей, большое количество сложных проблем, которые необходимо решить, и предшествующую историю насильственной конфронтации. Но каковы основные причины этой деструктивной динамики конфликта?

Общим для всех неразрешимых конфликтов является то, что они связаны с интересами или ценностями, которые участники спора считают важными для своего выживания. Эти основные причины включают моральные ценности, идентичность и фундаментальные человеческие потребности сторон.Поскольку конфликты, основанные на этих проблемах, связаны с основными формами мышления и действий в рамках данных сообществ и культуры, они обычно не разрешимы путем переговоров или компромисса [6]. Это связано с тем, что рассматриваемая проблема не может быть решена беспроигрышным способом. Если следовать одной системе ценностей, другая окажется под угрозой. Если одна нация контролирует участок земли, другая — нет. Если одна группа доминирует, другая подчиняется.

Хотя теоретически обмен возможен, противоборствующие стороны обычно считают компромисс проигрышем.Это особенно верно в обществах, где естественный страх и ненависть настолько укоренились, что противоборствующие группы не могут представить себе жизнь или совместную работу с другой стороной. Вместо этого они часто готовы использовать любые средства, необходимые для обеспечения выживания группы и защиты своего образа жизни. Ниже приводится краткое изложение некоторых основных причин неразрешимого конфликта.

Моральные конфликты

В общем, конфликты из-за недопустимых моральных различий имеют тенденцию быть неразрешимыми и продолжительными.[7] Существенные вопросы часто являются вопросом жестких моральных убеждений, основанных на фундаментальных предположениях, ошибочность которых невозможно доказать. [8] Эти фундаментальные моральные, религиозные и личные ценности нелегко изменить, и люди, которые придерживаются определенной идеологии, вполне могут не желать идти на компромисс со своим мировоззрением. Кроме того, поскольку стороны в таких конфликтах часто сталкиваются с большими трудностями при описании существенных проблем в общих чертах, им будет трудно достичь какого-то компромисса, даже если они захотят.

Такие конфликты обычно возникают в результате столкновения различных мировоззрений. Наиболее фундаментальные и заветные представления одной группы о том, как лучше всего жить, могут радикально отличаться от ценностей, которых придерживается другая группа [9]. Партии могут иметь разные стандарты правильности и добродетели и давать принципиально разные ответы на серьезные моральные вопросы [10]. Когда группы имеют разные представления о хорошей жизни, они часто подчеркивают важность разных вещей и могут выработать радикально разные или несовместимые цели.В некоторых случаях одна группа может рассматривать убеждения и действия другой группы как фундаментально злые, что они выходят за рамки терпимости и требуют активного и решительного противодействия. (Это относится, например, к обеим сторонам спора об абортах в Соединенных Штатах.) Поскольку ценности и мораль, как правило, довольно стабильны, люди часто не желают вести переговоры или идти на компромисс по этим темам. В самом деле, если основные существенные вопросы конфликта глубоко укоренились в моральных устоях участников, эти вопросы, скорее всего, не будут предметом обсуждения.[11] Сторонам таких конфликтов, как правило, очень трудно представить себе беспроигрышное решение.

Те, кто вовлечен в моральный конфликт, могут даже считать продолжение конфликта добродетельным или необходимым. Они могут черпать часть своей идентичности из того, что они воины или противники своего врага, и заинтересованы в продолжении конфликта, потому что это дает им весьма желаемую роль [12]. Кроме того, поскольку борьба за ценности часто связана с претензиями на статус и власть, партии могут быть очень заинтересованы в нейтрализации, нанесении вреда или устранении своих соперников.Они могут рассматривать любой компромисс в отношении своих самых заветных ценностей как угрозу своим основным человеческим потребностям и чувству идентичности. В неразрешимых конфликтах продолжение конфликта может показаться предпочтительнее того, от чего придется отказаться, чтобы угодить другой стороне [13].

Дополнительные сведения о основных причинах неразрешимых конфликтов предлагаются участниками проекта Beyond Intractability.

Вопросы юстиции

Поскольку стремление к справедливости — это то, к чему люди склонны не идти на компромиссы, утверждения о несправедливости также часто приводят к неразрешимым конфликтам.Чувство справедливости человека связано с нормами, правами и привилегиями, которые, как считается, лежат в основе достойного обращения с людьми. Если есть очевидное несоответствие между тем, что человек получает, чего он хочет, и тем, на что, по его мнению, он имеет право, он может прийти к выводу, что его лишают тех благ, которых он заслуживает. [14] Это может произойти, если процедура или результат рассматриваются как несправедливые. Когда люди считают, что с ними обращались несправедливо, они могут попытаться «отыграться» или бросить вызов тем, кто обошелся с ними несправедливо.

Действительно, чувство несправедливости часто мотивирует агрессию или возмездие. Люди могут рассматривать насилие как единственный способ устранить несправедливость, от которой они пострадали, и обеспечить удовлетворение своих основных потребностей. Это особенно вероятно, если отсутствуют процедуры исправления деспотических социальных структур или введения карательного или восстановительного правосудия. Однако сильные мира сего часто реагируют, пытаясь подавить беспорядки и сохранить статус-кво. [15] Это может привести к продолжающемуся насильственному конфликту.

Конфликты, которые касаются вопросов справедливости, как правило, трудноразрешимы отчасти потому, что достичь соглашения о том, что квалифицируется как несправедливость, часто чрезвычайно сложно. Те, кому выгодна несправедливость, часто увековечивают ее, часто даже не осознавая, что они способствуют несправедливости. Неудивительно, что жертвы обычно более чувствительны к несправедливости, чем преследователи. [16] То, что кажется справедливым одному человеку, может показаться несправедливым для другого, и на это восприятие часто влияет личный интерес.Однако стороны часто говорят о справедливости в абсолютных терминах, как о некоем независимом и объективном стандарте справедливости, который можно использовать для определения того, кто прав [17].

Неудивительно, что как только одна группа сформулировала конфликт с точки зрения справедливости, его становится намного труднее разрешить. Если одна или обе группы выдвигают свои претензии по справедливости, умеренные позиции становятся менее вероятными. Партии, которые считают, что они пострадали от несправедливости, могут претендовать на более высокую моральную основу для себя, ужесточая свои позиции до упадка.[18] Люди обычно не желают идти на компромисс по вопросам правосудия или даже вступать в диалог с теми, чьи точки зрения отличаются от их собственных. [19] Таким образом, переговоры и решение проблем становятся более трудными, а реальные интересы затушевываются, поскольку конфликт оформляется как взаимовыгодный. [20] Люди, которые считают, что их дело справедливо, вряд ли отступят или начнут процесс прощения и примирения.

На самом деле, те, кто считает себя жертвами несправедливости или несправедливого обращения, могут чрезвычайно разгневаться и почувствовать себя вправе отомстить.Или они могут обвинять членов другой группы и принижать их как морально неполноценных, прокладывая путь дегуманизации и еще большему насилию [21]. Это может просто привести к еще большей несправедливости и вызвать неконтролируемую эскалацию конфликта. Если месть становится главной целью, внимание может быть смещено с решения центральных вопросов правосудия, которые в первую очередь привели к конфликту.

Права

Жалобы, основанные на правах, также способствуют неразрешимости. Спор начинается, когда один человек или группа предъявляют претензию или требование другому, который его отвергает.Один из способов разрешения споров — полагаться на некий независимый стандарт предполагаемой легитимности или справедливости [22]. Однако, если обе группы продвигают свои претензии как «правильные», умеренные позиции становятся менее вероятными, и становится трудно прийти к компромиссу или достичь консенсуса. Разговоры о правах могут исключить «дальнейшее общение с теми, чьи точки зрения отличаются от наших» [23]. Это отчасти потому, что люди рассматривают аргументы, основанные на правах, как «козырные карты», нейтрализующие все остальные позиции. Тенденция к абсолютным формулировкам в разговорах о правах способствует нереалистичным ожиданиям и увеличивает вероятность конфликта.Он также игнорирует социальные издержки и права других и препятствует диалогу, который может привести к поиску точек соприкосновения или компромиссу. [24] Например, аборты обычно представляют как столкновение двух интересов друг с другом в состязании по принципу «все или ничего». Такого рода абсолютная формулировка «беспроигрышный» вариант обычно не способствует решению проблем.

Предположение людей о том, что они имеют определенные права, также может привести к эгоцентризму. Преобразование чего-либо в право дает носителям предполагаемого права возможность требовать его реализации от тех, у кого есть «долг» реализовать это.[25] Однако такие требования могут затруднить изменение одного требования перед лицом разумных требований других. Действительно, разговоры о правах часто приводят к тому, что стороны забывают, что их свободы ограничиваются оговоркой о том, что они не причиняют вреда другим. [26] Когда стороны не уравновешивают свои требования о правах с правами других, их конфликт может стать неразрешимым.

В связи с вопросами правосудия многие отметили сильную взаимозависимость между нарушениями прав человека и неразрешимым конфликтом.Нарушения политических и экономических прав являются первопричинами многих кризисных ситуаций, которые, в свою очередь, порождают дальнейшие нарушения прав человека. Когда отказывают в правах на достаточное питание, жилище, занятость и культурную жизнь, а большие группы людей исключаются из процессов принятия решений в обществе, вероятно, возникнут серьезные социальные волнения. Такие условия часто приводят к конфликтам правосудия, в которых стороны требуют удовлетворения своих основных потребностей. Действительно, многие конфликты возникают или распространяются нарушениями прав человека.Например, массовые убийства или пытки могут разжечь ненависть и укрепить решимость противника продолжать боевые действия. Нарушения также могут привести к дальнейшему насилию с другой стороны и могут способствовать выходу конфликта из-под контроля.

С другой стороны, вооруженный конфликт часто приводит к разрушению инфраструктуры и гражданских институтов, что, в свою очередь, подрывает широкий спектр прав. Закрытие больниц и школ ставит под угрозу право на адекватное здоровье и образование.Коллапс экономической инфраструктуры часто приводит к загрязнению окружающей среды, нехватке продовольствия и общей бедности [27]. Распад государственных институтов приводит к отказу в гражданских правах, включая право на неприкосновенность частной жизни, справедливое судебное разбирательство и свободу передвижения. Во многих случаях правительство становится все более милитаризованным, а полицейская и судебная системы ужасно коррумпированы. Часто следуют похищения, произвольные аресты, задержания без суда, политические казни, убийства и пытки.

Эти различные формы экономического распада и угнетения нарушают право на самоопределение и часто способствуют дальнейшим человеческим трагедиям в виде болезней, голода и отсутствия жилья.В случаях, когда имели место крайние нарушения прав человека, трудно провести мирные переговоры или начать процесс примирения. [28] Это связано с тем, что сторонам трудно двигаться в направлении трансформации конфликта и прощения, когда в их головах все еще остаются воспоминания о жестоком насилии и злодеяниях.

Неудовлетворенные потребности человека

Теоретики человеческих потребностей утверждают, что многие неразрешимые конфликты вызваны отсутствием удовлетворения основных человеческих потребностей. К ним относятся основные потребности в пище, воде и жилье, а также более сложные потребности в безопасности, защищенности, самооценке и самореализации.[29] Эти более сложные потребности сосредоточены на способности осуществлять выбор во всех аспектах своей жизни и принимать свою идентичность и культурные ценности как законные. Необходимость справедливого распределения и возможность участвовать в жизни гражданского общества также имеют решающее значение. Все эти потребности являются фундаментальными требованиями человеческого развития [30]. Таким образом, если интересы могут быть согласованы, когда они входят в конфликт, потребности — нет.

Различные типы структурного насилия ставят под угрозу физическую безопасность людей.Бедность, ухудшение состояния окружающей среды, плохое медицинское обслуживание и отсутствие надлежащего жилья часто приводят к отказу в удовлетворении их основных потребностей в достоинстве, безопасности и контроле над своей жизнью. [31] Точно так же конфликты, возникающие вокруг вопросов идентичности, этнической принадлежности, религии или культуры, часто возникают из-за неудовлетворенных человеческих потребностей. Поскольку все люди стремятся удовлетворить эти основные потребности, они будут бесконечно бороться за их достижение и не сдадутся, пока их цель не будет достигнута. Действительно, отдельные люди, группы и целые общества страдают от неудержимого стремления людей удовлетворить неудовлетворенные человеческие потребности.[32] Например, конфликт между Израилем и Палестиной связан с угрозой идентичности отдельных лиц, а также групп и наций. Глубоко укоренившийся и неразрешимый конфликт вырос из неудовлетворенной потребности обеих групп в признании и безопасности.

Проблемы с идентификацией

Идентичность — одна из фундаментальных потребностей человека, которая лежит в основе многих неразрешимых конфликтов. Конфликты по поводу идентичности возникают, когда члены группы чувствуют, что их самоощущение находится под угрозой или лишено легитимности и уважения.Поскольку идентичность является неотъемлемой частью самооценки и того, как человек интерпретирует остальной мир, любая угроза идентичности, вероятно, вызовет сильную реакцию. Обычно такая реакция носит агрессивный и оборонительный характер и может быстро перерасти в неразрешимый конфликт. Поскольку угрозы личности нелегко отбросить, такие конфликты, как правило, сохраняются.

Непреодолимые конфликты часто поддерживаются развитием поляризованной коллективной идентичности среди членов группы. [33] Членство в группах формируется по признаку национальности, этнической принадлежности, расы, религии или любых других категорий, имеющих отношение к конфликту.Люди отождествляют себя с членами своей группы и начинают объединяться против тех, кто находится в противоположной группе. Хотя изначально коллективные идентичности могут формироваться вокруг таких проблем, как сопротивление репрессивным социальным структурам или предъявление претензий на территорию, в конечном итоге они приобретают собственное значение и ценность. По мере обострения конфликта противоборствующие группы становятся все более поляризованными и враждебно настроены по отношению к тем, кто находится вне группы. Высокий уровень внутригрупповой идентификации вместе с высокой степенью воспринимаемой угрозы со стороны другой группы приводит к базовому импульсу к сохранению себя и уничтожению противника.[34]

Идентичность — главный вопрос в большинстве расовых и этнических конфликтов. Это также ключевая проблема во многих гендерных и семейных конфликтах, когда мужчины и женщины расходятся во мнениях относительно надлежащей роли или «места» друг друга или дети не соглашаются со своими родителями в отношении того, кто контролирует их жизнь и как они себя представляют внешний мир. Эти конфликты касаются вопросов безопасности, справедливого обращения и чувства контроля над своей жизнью. [35] Поскольку проблемы, связанные с идентичностью, связаны с фундаментальными человеческими потребностями, конфликты вокруг идентичности часто угрожают самому существованию сторон.Такие конфликты обычно более интенсивны, чем конфликты на основе интересов. Это связано с тем, что проблемы в конфликтах на основе интересов обычно более четко определены и имеют больший потенциал для компромисса. Конфликты идентичности, с другой стороны, основаны на психологии людей, культуре, основных ценностях, общей истории и убеждениях. Эти вопросы имеют тенденцию быть более абстрактными и связаны с основными потребностями людей для выживания.

Кроме того, жесткая коллективная идентичность может затруднить группам компромисс.Когда они чувствуют, что другая группа представляет угрозу их авторитету или легитимности, они могут наброситься. Те, кто находится вне группы, могут быть исключены, что ограничивает контакты между идентичными группами и способствует развитию негативных стереотипов и межгруппового насилия. [36] Партии считают своих противников злыми или даже нечеловеческими и считают свои взгляды и чувства недостойными внимания. Поскольку простое сидение рядом с противником может рассматриваться как угроза собственной идентичности, даже начало усилий по примирению может быть чрезвычайно трудным.Более того, отрицание противостоящей группы часто становится фундаментальным аспектом собственной идентичности [37]. Например, во время холодной войны важным аспектом идентичности многих граждан США была антикоммунистическая позиция.

Некоторые конфликты идентичности основаны на национализме. Национализм как идеология утверждает существование народов или наций, члены которых имеют общую историю и судьбу. Националистические настроения часто приводят к тому, что люди считают свою группу или нацию выше других.Это также может привести к тому, что члены группы будут очернять или доминировать над другими народами и странами. Поскольку любые вызовы нации рассматриваются как угроза самому существованию, национализм может выступать в качестве источника неразрешимого конфликта.

Наконец, трудноразрешимые конфликты идентичности обычно связаны с историей колониализма, этноцентризма или расизма и возникают из истории доминирования и воспринимаемой несправедливости. В частности, колонизация часто имеет серьезные социально-экономические и моральные последствия, которые, как правило, сохраняются.В случае серьезного дисбаланса сил более могущественная партия может использовать менее могущественную партию или злоупотреблять ею [38]. Группам меньшинств может быть отказано в эффективном политическом участии или возможности для культурного самовыражения. Если их идентичность отрицается или просто не признается большинством, эти угнетенные группы могут признать эти властные иерархии несправедливыми и восстать против них. [39] Это приводит к неразрешимому конфликту.

Проблемы распределения с высокими ставками

Конфликты вокруг того, кто что и сколько получает, также обычно неразрешимы.Раздаваемые предметы включают материальные ресурсы, такие как деньги, землю или лучшие рабочие места, а также нематериальные ресурсы, такие как социальный статус. Если ресурсов достаточно, то каждый просто берет то, что ему нужно, и никаких конфликтов не возникает. Однако, когда данного ресурса не хватает для удовлетворения потребностей или желаний каждого, и больше не может быть найдено или создано, конфликт становится ситуацией «беспроигрышная». Чем больше получает одна сторона, тем меньше получает другая сторона (или тем больше она «проигрывает»).Когда предмет, о котором идет речь, очень важен или ценен, эти конфликты становятся очень трудноразрешимыми.

Например, конфликты из-за воды на засушливых землях — это классические распределительные конфликты с высокими ставками. В западной части Соединенных Штатов, а также во многих других засушливых регионах вода чрезвычайно ценится, поскольку без нее не может существовать жизнь. Из-за того, что воды не хватает, возникают бесконечные конфликты о том, кто какое количество воды и для каких целей получает. Хотя индивидуальные споры разрешаются, другой спор по той же воде почти наверняка снова возникнет позже.

Конфликты за доминирование — это особый тип распределительного конфликта с высокими ставками, в котором распределяемым ресурсом является социальный статус. Поскольку большинство групп хотят быть на вершине социальной, экономической и / или политической иерархии, часто происходит постоянная борьба между теми, кто находится наверху, и теми, кто находится внизу. Конфликты по поводу социального статуса могут возникать между отдельными людьми или между народами. Поскольку вопросы социального статуса связаны с вопросами неравного экономического могущества, разрыв между богатыми и бедными внес свой вклад в неразрешимые конфликты как внутри стран, так и в международном сообществе в целом.Эти конфликты, как правило, очень трудно разрешить, потому что никто не хочет находиться внизу, и лишь немногие готовы разделять верхний уровень социальной иерархии.

В то время как те, кто находится в более слабом положении, хотят получить больше власти и изменить отношения, те, кто обладает наибольшей властью, не желают отказываться от преимуществ, связанных с их положением. Если эти люди наверху не захотят поделиться своими привилегиями со всеми остальными, такие конфликты, вероятно, будут продолжаться. Даже если люди с низким социальным или экономическим статусом смогут переломить ситуацию и занять руководящую позицию, конфликт будет продолжаться, поскольку новая группа внизу будет стремиться получить статус.

Текущее значение

Это эссе было написано 14 лет назад, но кажется, что почти каждый абзац применим к политическому конфликту, происходящему в США, а также во многих других демократических странах, испытавших «популистские» движения в 2017 году. Например, в США и республиканцы, и демократы которые стойко отказываются идти на компромисс; и многие с обеих сторон, кажется, больше заинтересованы в нанесении вреда друг другу, чем в совместной работе для решения национальных проблем.

Конечно, как Майез говорит в первом абзаце, «это чувство угрозы и враждебности пронизывает повседневную жизнь сторон и перевешивает их способность признавать общие интересы».

Или посмотрите на ее предложение в третьем абзаце: «когда экстремистские политические лидеры апеллируют к этнонационалистической идеологии, чтобы вызвать страх, это может усилить поддержку применения насилия» — это тоже очень заметно в США после того, как Дональд Трамп был избран.

Или взгляните на первый абзац, посвященный конфликту правосудия, особенно последнее предложение: «Когда люди считают, что с ними обращались несправедливо, они могут попытаться« отомстить »или бросить вызов тем, кто обошелся с ними несправедливо.«Многие люди, голосовавшие за Трампа, чувствовали, что« истеблишмент »обошелся с ними несправедливо, и они думали, что Трамп собирается избавиться от« истеблишмента ». Теперь оба« истеблишмента »- воплощены в« космополитической элите » «- и многие группы меньшинств чувствуют, что администрация Трампа обращается с ними несправедливо, и цикл мести, вероятно, будет продолжаться и продолжаться.

Примеров предостаточно — я оставлю их вам. — Хайди Берджесс. 11 февраля 2017 г.

Вернуться к началу эссе


[1] Питер Коулман, «Непреодолимый конфликт», в Справочник по разрешению конфликтов: теория и практика, ред.Мортон Дойч и Питер Коулман, (Сан-Франциско: Jossey-Bass Inc., 2000), 428. Обновленное (2011 г.) издание доступно здесь.

[2] Там же, 430.

[3] Питер Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта: на пути к развитию мета-рамок», Мир и конфликт: журнал психологии мира , Vol. 9, No. 1, 2003. .

[4] Там же, 29.

[5] Луи Крисберг, «Непреодолимые конфликты», в Справочник по межэтническому сосуществованию, изд.Юджин Вайнер, (Нью-Йорк: Continuum Publishing Co., 1998), 334. .

[6] Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта», 20.

[7] У. Барнетт Пирс и Стивен У. Литтлджон. Моральный конфликт: когда сталкиваются социальные миры . (Thousand Oaks, CA: Sage Inc., 1997), 68. .

[8] Дэвид П. Бараш и Чарльз П. Вебел. Исследования мира и конфликтов .(Калифорния: Sage Publications, 2002), 234. .

[9] Пирс и Литтлджон, 49.

[10] Отомар Дж. Бартос и Пол Вер. Использование теории конфликтов . (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2002), 41. .

[11] Пирс и Литтлджон, 50.

[12] Там же, 70.

[13] Там же, 70.

[14] Мортон Дойч, «Правосудие и конфликты», в Справочник по разрешению конфликтов: теория и практика , М.Дойч и П. Коулман, ред. (Сан-Франциско: Jossey-Bass Publishers, 2000), 44. Обновленное издание (2011 г.) доступно здесь.

[15] Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта», 16.

[16] Deutsch, 45.

[17] Уильям Юри, Дж. Бретт и С. Голдберг, Разрешение споров: разработка систем, снижающих стоимость конфликта . (Сан-Франциско: Джосси-Басс, 1988), 7. .

[18] Дойч, 55.

[19] Мэри Энн Глендон. Разговор о правах. Обнищание политического дискурса . (Нью-Йорк: Free Press, 1993), 9. Обновленное издание (2008) доступно здесь.

[20] Deutsch, 52.

[21] Там же, 55.

[22] Уильям Юри, Дж. Бретт и С. Голдберг, 7.

[23] Глендон, 9.

[24] Там же, 14.

[25] Антонио Кассезе. Права человека в меняющемся мире . (Филадельфия: Temple University Press, 1990), 63. Обновленное издание (2011 г.) доступно здесь.

[26] Амитаи Эциони. Дух сообщества: права, обязанности и повестка дня сообщества. (Нью-Йорк: Crown Publishers, Inc., 1993), 7. Обновленное издание (2013) доступно здесь.

[27] «Права человека сегодня: приоритет Организации Объединенных Наций», Организация Объединенных Наций, 2000 г. .

[28] Мишель Veuthey, «Международное гуманитарное право и восстановление и поддержание мира». Обзор безопасности в Африке, Vol. 7, № 5, Институт исследований в области безопасности, 1998 г..

[29] Джей Ротман. Разрешение конфликтов на основе идентичности в странах, организациях и сообществах. Сан-Франциско, Калифорния: Jossey-Bass Publishers, 1997. .

[30] Джон Бертон. Разрешение и предотвращение конфликтов. New York: St. Martins Press, 1990. .

[31] Коулман, «Непреодолимый конфликт», 433.

[32] Террелл А. Нортруп. «Динамика идентичности в личных и социальных конфликтах». В Непреодолимые конфликты и их трансформация , изд. Луи Крисберг, Террелл А. Нортрап и Стюарт Дж. Торсон, 55–82. Сиракузы, Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета, 1989. .

[33] Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта», 31.

[34] Там же, 33.

[35] Коулман, «Непреодолимый конфликт», 431.

[36] Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта», 29.

[37] Там же, 33.

[38] Коулман, «Непреодолимый конфликт», 433.

[39] Коулман, «Характеристики затяжного, неразрешимого конфликта», 15.


Используйте следующее для цитирования этой статьи:
Maiese, Michelle. «Причины споров и конфликтов». Безупречность . Ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум по исследованию конфликтов, Колорадский университет, Боулдер.Опубликовано: октябрь 2003 г. .


Управление этническими конфликтами в Африке: сравнительное исследование Нигерии и Южной Африки

Автор
Эмми Годвин Ироби

Май 2005 г.

Введение

Нигерию и Южную Африку можно сравнить с библейскими Аароном и Моисеем, на которых была возложена ответственность вывести Африку из рабства отчаяния, упадка и отсталости.Как региональные державы, история поставила перед ними огромную задачу поиска решений некоторых из наиболее насущных проблем Африки.

африканских стран сегодня сталкиваются с более серьезными вызовами миру и стабильности, чем когда-либо прежде. Страны Африки к югу от Сахары, включая Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуар, Либерию и Демократическую Республику Конго, представляют собой неустойчивое сочетание отсутствия безопасности, нестабильности, коррумпированных политических институтов и бедности. Вызывает тревогу то, что большинству этих стран не хватает политической воли для поддержания предыдущих мирных соглашений, и поэтому они стали жертвами продолжающегося вооруженного этнического конфликта.(Монти Маршалл, 2003 г.) Отчасти это связано с неэффективным управлением конфликтами.

Конфликты в этих странах происходят в основном между этническими группами, а не между государствами. Если не проверять, этнические конфликты заразительны и могут быстро распространяться за границу, как раковые клетки. Тед Гурр и Монти Маршалл написали, что большинство конфликтов в Африке вызвано сочетанием бедности и слабых государств и институтов. (Мир и конфликт, 2001: 11-13; 2003)

Настоящий документ является вкладом в продолжающийся поиск новых средств управления этническими конфликтами в Африке.Используя Нигерию и Южную Африку в качестве тематических исследований, он сравнивает управление этническими конфликтами в обеих странах и показывает трудности в управлении глубоко укоренившимися и сложными конфликтами. Правительства Нигерии и Южной Африки предприняли смелые конституционные шаги для снижения напряженности, но продолжающиеся этнические и религиозные конфликты вызывают вопросы об эффективности этих механизмов.

Это исследование предполагает, среди прочего, что этнический конфликт лежит в основе проблем развития обеих стран.Политизированная этническая принадлежность наносит ущерб национальному единству и социально-экономическому благополучию. Важно отметить, что большинство этих этнических конфликтов были вызваны колониализмом, который усугублял межэтнические конфликты, извлекая выгоду из изоляции этнических групп. Метод «разделяй и властвуй» использовался для противопоставления этнических групп друг другу, таким образом удерживая людей от восстания против колонизаторов. Распределение экономических ресурсов часто искажалось в пользу определенной группы, что заставляло маргинализированные группы использовать свою этническую принадлежность для мобилизации усилий на равенство.Это семена конфликта.

Есть несколько распространенных моделей конфликтов. В их числе:

  1. Требование этнической и культурной автономии,
  2. Конкурирующий спрос на землю, деньги и власть, и
  3. Конфликты между соперничающими этническими группами.

Теоретические подходы к этнической принадлежности и этническим конфликтам

Этнические группы определяются как сообщество людей, имеющих общие культурные и языковые характеристики, включая историю, традиции, мифы и происхождение.Ученые давно пытаются разработать теоретический подход к этничности и этническим конфликтам. Некоторые, такие как Дональд Горовиц, Тед Гурр, Дональд Ротшильд и Эдвард Азар, согласны с тем, что этнические конфликты, переживаемые сегодня, особенно в Африке, имеют глубокие корни. Эти конфликты по поводу расы, религии, языка и идентичности стали настолько сложными, что их трудно разрешить или управлять. Этническая принадлежность сильно влияет на статус человека в обществе. Таким образом, этнические конфликты часто возникают из-за попыток получить больше власти или получить доступ к большему количеству ресурсов.Авторы данного исследования считают, что конфликт в Африке является синонимом неравенства. Везде, где проявляется такое неравенство между группами, неизбежны конфликты. Отсюда вопрос: как мы можем эффективно управлять этническим конфликтом в Африке, чтобы избежать дальнейших человеческих потерь? Есть ли план управления конфликтами?

Причины межнационального конфликта

Экономические факторы были признаны одной из основных причин конфликтов в Африке. Теоретики считают, что конкуренция за ограниченные ресурсы является общим фактором почти всех этнических конфликтов в Африке.В многонациональных обществах, таких как Нигерия и Южная Африка, этнические общины жестоко конкурируют за собственность, права, рабочие места, образование, язык, социальные удобства и хорошее медицинское обслуживание. В своем исследовании Оквудиба Нноли (1980) привел эмпирические примеры, связывающие социально-экономические факторы с этническим конфликтом в Нигерии. По словам Дж. Фернивал, цитируемый у Нноли (1980: 72-3), «действие экономических сил создает напряженность между группами с конкурирующими интересами».

В случае Южной Африки Герхард Маре подтверждает, что этническая принадлежность и этнические конфликты, по-видимому, являются ответом на неравномерное развитие в Южной Африке, которое заставило этнические группы (коса, зулусы и даже африканеры) мобилизоваться для борьбы за ресурсы по этническому признаку .Отсюда следует, что многонациональные страны могут столкнуться с конфликтами распределения.

Другой важной причиной этнических конфликтов является психология, особенно страх и незащищенность этнических групп в переходный период. Было высказано мнение, что экстремисты используют эти страхи для поляризации общества. Кроме того, эти тревоги усиливаются воспоминаниями о прошлых травмах. Эти взаимодействия порождают ядовитую смесь недоверия и подозрений, которая ведет к этническому насилию. Страх перед белыми африканерами в Южной Африке накануне демократических выборов — хороший тому пример.

Теория относительной депривации Гурра (1970) предлагает объяснение, основанное на доступе этнических групп к власти и экономическим ресурсам. Это тесно связано с Горовицем (1985), который писал, что ценность группы основывается на результатах экономических и политических соревнований.

Согласно Лейку и Ротшильду, (1996) этнический конфликт является признаком слабого государства или государства, втянутого в древнюю лояльность. В этом случае государства действуют предвзято, отдавая предпочтение определенной этнической группе или региону, а такое поведение, как преференциальное обращение, разжигает этнические конфликты.Следовательно, в критических или сложных политических ситуациях эффективность управления зависит от его способности решать социальные проблемы и потребности человека.

Недавно ученые предложили разные подходы к концептуализации этничности. Перед лицом распространения сепаратистских конфликтов в Северной Америке обнаруживаются несоответствия, лежащие в основе теории модернизации. Представление о том, что современность приведет к плавному переходу от gemeinschaf (сообщества) к gessellschaft (ассоциации) с постепенным исчезновением этнической принадлежности, просто не работало.Этническая принадлежность сохранилась в Северной Америке, Африке и других местах. Эта неудача просто означает, что этническая принадлежность сохранится, и что стабильности африканских государств угрожает не этническая принадлежность как таковая, а неспособность национальных институтов признать и учесть этнические различия и интересы. Согласно этому аргументу, урок управления этническими конфликтами состоит в том, что правительства не должны дискриминировать группы, иначе они создадут конфликт.

Вторая теория исходит из изначальной школы и подчеркивает уникальность и первостепенную важность этнической идентичности.С их точки зрения, этническая принадлежность — это биологическая и фиксированная характеристика индивидов и сообществ. (Герц, 1963)

Третий теоретический подход — инструменталистский аргумент. (Barth.1969, Glazer and Moynihan, 1975) В Африке, где бедность и лишения становятся повсеместным явлением, в основном в результате несправедливого распределения, этническая принадлежность остается эффективным средством выживания и мобилизации. Этнические группы, которые создаются по экономическим причинам, легко распускаются после достижения своих целей.Это соответствует аргументу Бенедикта Андерсона (1991: 5-7) о том, что этническая принадлежность — это «конструкт», а не константа.

Кроме того, внимание ученых также переключилось на природу этнического конфликта и насилия, поскольку эпоха после холодной войны была отмечена возрождением этнического конфликта и даже геноцида в некоторых обществах, таких как Руанда, Босния и Заир.

Важной теорией конфликтов и управления конфликтами является теория человеческих потребностей Джона Бертона (1979, 1997). Такой подход к этническому конфликту объясняет, что этнические группы воюют, потому что им отказывают не только в их биологических потребностях, но и в психологических потребностях, связанных с ростом и развитием.К ним относятся потребность людей в идентичности, безопасности, признании, участии и автономии. Эта теория дает правдоподобное объяснение этнических конфликтов в Африке, где такие потребности нелегко удовлетворить недемократическим режимам.

В данной статье основное внимание уделяется теории Джона Бертона по объяснению этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке, поскольку она предоставила убедительные причины конфликтов в тематических исследованиях. (Burton 1979) Теория человеческих потребностей была введена для опровержения других теорий, которые приписывают причины конфликта врожденной агрессивной природе человека.(Джон Бертон, 1990). Важность этой теории для управления этническими конфликтами в Африке заключается в том, что она выходит за рамки теорий, которые обвиняют африканские конфликты в первобытном прошлом. Вместо этого он указывает на неэффективные институты, неспособные удовлетворить основные человеческие потребности своих граждан. Если не удовлетворяются такие не подлежащие обсуждению потребности, неизбежен конфликт. Очевидно, что проблема этнической принадлежности в Африке во многом зависит от уровня эффективности, подотчетности и прозрачности государства в удовлетворении требований разнообразия.Сосредоточение внимания на теории человеческих потребностей в этом исследовании не означает пренебрежения другими теориями, которые я считаю столь же полезными.

Необходимо подчеркнуть, что правильный анализ этнических конфликтов очень важен, чтобы не прописать неправильное лекарство от недуга. Неспособность найти решения этнической проблемы Африки будет иметь разрушительные социальные и экономические последствия для континента, который уже измучен конфликтами, нищетой и болезнями.

Согласно теоретикам, управление конфликтами означает конструктивное устранение различий.Это искусство создавать соответствующие институты, чтобы направить неизбежный конфликт в мирное русло. Невозможно переоценить важность управления конфликтами. Когда лидеры и государства не могут решить важные проблемы и удовлетворить основные потребности, порождает насилие. Нигде урегулирование конфликтов и мирное разрешение конфликтов не имеют более важного значения, чем в Африке. Африканские лидеры должны по-новому взглянуть на свое поведение и выбор политики. Акцент здесь должен быть на противодействии коррупции, обеспечению прозрачности и надлежащего управления.

Методология

В этом исследовании был проведен подробный анализ большинства этнических конфликтов, которые недавно охватили Нигерию и Южную Африку. Однако эта статья не претендует на решение угрозы, исходящей от этнического конфликта в Африке; это скромный вклад в дискурс. Этот анализ начался с изучения следующих вопросов:

  • Источники межнациональных конфликтов,
  • Участники и проблемы, о которых идет речь,
  • Политика и институты, используемые для управления конфликтами,
  • Успех политики и институтов и
  • Необходимость в альтернативных механизмах управления такими сложными конфликтами.

В этом анализе были выбраны два междисциплинарных метода, чтобы понять динамику этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке:

  1. Считается, что сравнение моделей управления этническими конфликтами может помочь лучше понять сложности и доступные механизмы для обеспечения этнической гармонии и мира. Сравнительное исследование Нигерии и Южной Африки фокусируется на выявлении этнополитических проблемных точек и последующей оценке сходства или различий в подходах к управлению конфликтами и эффективности обеспечения этнического сосуществования.
  2. Во-вторых, историческая методология уместна в свете того факта, что проблемы сегодняшнего дня имеют долгую историю, которая требует взглянуть на современные события в Нигерии и Южной Африке через призму прошлого.

В данной статье предполагается, что огромное политическое и экономическое неравенство, существующее в обеих странах, способствовало возникновению этнических предрассудков. Однако это требует тщательного анализа политической и экономической политики, лежащей в основе правительственных мер по устранению неравенства и бедности.

Гипотеза

Это исследование построено вокруг двух основных гипотез.

  • Во-первых, конфликт неизбежен в любом обществе, где людям отказано в их основных человеческих потребностях в идентичности, равенстве, признании, безопасности, достоинстве и участии. Это также возможно в тех случаях, когда считается, что деятельность правительства противоречит национальным интересам и где политика правительства смещена в пользу определенной этнической группы.
  • Во-вторых, Южная Африка была более успешным «плавильным котлом», чем Нигерия, потому что этнические конфликты с большей вероятностью разрешатся в стране с разумным экономическим ростом.

Контекстное сравнение Нигерии и Южной Африки

Есть веские причины, по которым я выбрал Нигерию и Южную Африку в качестве тематических исследований. Несмотря на отдельные страны, они являются региональными гигантами. Они обладают огромной экономической, политической и военной мощью в странах Африки к югу от Сахары. Обе страны в равной степени наделены мозаикой этнических и расовых групп, что является активом для национального и экономического развития.

В случае Южной Африки более 40 миллионов человек в стране давно поляризованы по расовому признаку.Страна состоит из белых, коренных африканцев, цветных и индийцев. Черные составляют большинство населения — около 30 миллионов человек, белые — 5 миллионов, а на цветных и индейцев — 3 миллиона. В Южной Африке класс определяется по расе, а черные занимают нижнюю позицию в рейтинге. В прошлом коренные африканцы были вынуждены жить в обедневших и сегрегированных этнических «хоумлендах» при режиме апартеида. В стране около 11 языковых групп, но официальный язык — английский.

Нигерия с населением около 120 миллионов человек является самой густонаселенной страной Африки. Здесь проживает 250 лингвистических групп, но английский также является официальным языком Нигерии. Хотя большинство этнических групп очень крошечные, три этнические группы составляют от 60 до 70 процентов населения. Этнические группы хауса-фулани составляют 30 процентов населения, йоруба — около 20 процентов, а игбо — около 18 процентов. Эти три основные этнические группы различаются не только по региону, но также по религии и образу жизни.

Нигерия и Южная Африка — стратифицированные общества. Однако только в Южной Африке белая раса доминировала над африканским большинством. Как мы узнаем из этого исследования, институционализированный расизм, дискриминация, язык, история и культура усилили дистанцию ​​между Южной Африкой и Нигерией. Обе страны были сформированы предположениями и определениями, навязанными британскими правителями. Британское имперское правление в обеих странах обеспечивало идентичность, языки и символы для этнических и расовых групп.Колониальный расизм несет ответственность за создание этнического разделения и поощрение регионализма и сепаратизма, которые еще больше разделяют расы и этнические группы.

В Южной Африке, например, политика колонистов усилила различия между зулусами и косами, ндебеле и вендас, тсваной и кваквой и т. Д. Кроме того, представители смешанной расы были отделены от белых групп по культуре, месту проживания, занятиям и статусу . Эти различия пошли на пользу элите, разжигая конфликт. (См. Horowitz, 1985; Mare, Gerhard, 1993)

Пример Нигерии аналогичен, за исключением расовых групп.В Нигерии нет значительных популяций цветных или белых. Вместо этого есть коренные этнические группы, которых колонизаторы поощряли к сегрегации. Стратегия «разделяй и властвуй» была очевидна в плане разделения этнических групп друг от друга в отдельных районах, называемых «Сабонгари» на севере Нигерии и «Абакпа» в восточной части страны. Эта договоренность привела к ожесточенному конфликту, когда различные этнические группы были вынуждены бороться за ограниченные ресурсы.

В обеих странах процесс модернизации усиливает напряженность в уже разделенных обществах. Как и в большинстве стран третьего мира, серьезные разногласия в обществе, подобные этим, представляют собой огромные проблемы для правительств, пытающихся сохранить или установить этническую гармонию и способствовать экономическому развитию.

В конфликте в Южной Африке участвовали зулусы и коса, сторонники Африканского национального конгресса на родине Квазулу-Натал. Между доминирующими группами белых меньшинств и этническими группами черного большинства произошло несколько физических конфликтов.Отчасти это было из-за государственной стратегии сегрегации, которая отделяла чернокожие страны от белых городов. Однако между этническими группами чернокожего населения на родине был высокий уровень жестоких конфликтов. Только в Натале за первые месяцы 1992 года было убито более 1147 человек (The New York Times, 18 ноября 1992: A6).

Конфликт в Нигерии, особенно с 1967 по 1970 год, несколько отличался от конфликта в Южной Африке. В Нигерии этническая принадлежность настолько неоднородна, что ни один регион или штат не застрахован от инфекции.Основные конфликты касались хауса-фулани и восточных ибо, а также йоруба и хауса, меньшинств нефтедобывающих государств юга.

Нигерия и Южная Африка являются одними из самых богатых на континенте с точки зрения природных ресурсов. Нигерия может похвастаться своей нефтью, углем, оловом, бокситами и золотом. Южная Африка богата золотом, алмазами и другими стратегическими полезными ископаемыми. К сожалению, большинство южноафриканцев не воспользовались этими богатствами из-за расизма и апартеида. Однако это не исключает наличия сильного и диверсифицированного частного бизнеса и значительного среднего класса, в который действительно входят некоторые чернокожие.Хотя экономика Южной Африки не очень здорова, у нее все еще есть высокоразвитая финансовая система, довольно эффективная телекоммуникационная инфраструктура, электроэнергия, надежное водоснабжение, дороги и система государственного управления, которая страдает от покровительства и коррупции, но все же доставка гражданам.

В Нигерии большинство населения, особенно люди из нефтедобывающих районов дельты Нигера на юге, еще не почувствовали влияния доходов от продажи нефти из-за коррупции, дискриминации и бесхозяйственности.После обретения независимости правительство Нигерии активно вмешивалось во все сферы экономической жизни, что дорого обходилось частному сектору и экономическому росту в целом. Кроме того, этническая принадлежность, централизованное правительство и коррумпированная правящая элита омрачают жизнь в Нигерии. Непрерывные перебои в подаче электроэнергии в нигерийских городах и отсутствие хорошей питьевой воды, телекоммуникационных систем и надежных дорог осложняют жизнь самой густонаселенной и богатой страны Африки. Отсюда вопросы, где нефтяные доходы Нигерии? Где руководство Нигерии?

И Нигерия, и Южная Африка, завершив трудный переход к демократическому правлению, находятся на перепутье.Обе страны несут ответственность за то, чтобы увести континент от репрессий авторитарных правительств на путь социально-экономического развития и надлежащего управления. Интересно, что обе страны руководствуются схожими политическими стратегиями по управлению конфликтом посредством национального примирения, достижения консенсуса и экономического развития. Двойные процессы перехода и трансформации требуют не что иное, как динамичную экономику, в которой удовлетворяются основные потребности граждан.Они также нуждаются в государстве и обществе с чувством общей судьбы, в котором расовая и этническая идентичность используются позитивно как объединяющая сила, а не как фактор разделения или препятствие на пути построения нации. В Южной Африке возможность катастрофы, возможно, была предотвращена мудростью Нельсона Манделы. Однако, что станет с правительством нынешнего президента Табо Мбеки, пока неизвестно. Теперь все взоры прикованы к президенту Нигерии Олусегуну Обасанджо и его партии, чтобы также продемонстрировать определенную степень своих способностей.

В переходном процессе в Южной Африке харизма Манделы помогла Африканскому национальному конгрессу (АНК) идти по пути переговоров, согласия и укрепления доверия для решения проблемы этнического разнообразия, хотя некоторые белые южноафриканцы по-прежнему жалуются на фаворитизм доминирующей партии после вторых выборов АНК. победа 1999 года. Однако в Нигерии недостатки правящей Народно-демократической партии (НДП) очевидны в процессе перехода Нигерии к демократии. Южноафриканский народ бросил вызов образцам своего прошлого и нарушил все правила социальной теории, чтобы сформировать мощный дух единства из разрушенной нации.(Waldmeir and M. Holman, 1994) Но в Нигерии политики по-прежнему тушат растущее пламя этнических конфликтов и религиозного насилия. Отчасти это связано с отсутствием воли правительства, а отчасти с военными, которые в течение некоторого времени были камнем преткновения на пути к демократии. Диктаторы Нигерии часто одевались в этнические костюмы и эксплуатировали оппортунизм политиков и, таким образом, могли использовать этническую принадлежность для манипулирования переходным процессом и замалчивания своих оппонентов.Правозащитные группы, которые боролись против режимов генерала Бабангиды и Абачи, не были готовы к предвыборной политике. Следовательно, Нигерия идет к демократизации со слабым гражданским обществом, опасаясь будущих военных захватов.

Для сравнения, гражданское общество в Южной Африке, как полагают, гораздо более поддерживает демократию, чем в Нигерии. Южноафриканское общество объединяет неправительственные организации, гражданские ассоциации и правозащитные группы. Они играют очень важную роль, связывая формальную бюрократическую деятельность с интересами людей.Напротив, то, что появилось в Нигерии в переходный период, — это воинствующие этнические ассоциации, такие как Движение народов одуа для йоруба, группа арва для хауса-фулани и Движение за актуализацию суверенного государства Биафра (МОСОБ) для игбо. . В отличие от настоящего гражданского общества, эти воинствующие организации действуют как политические головорезы, редко поддерживая демократические принципы.

Исторические предшественники проблемы этнических конфликтов в Нигерии и Южной Африке

Нигерия и Южная Африка имеют тревожную историю колониализма и репрессий против белых, которые породили ненависть и конфликты между различными этническими группами.Задача устранения этих семян конфликта, посеянных британцами, была сложной.

После ослабления африканских королевств и реорганизации обществ колониальные державы потерпели неудачу в построении нации и обеспечении основных потребностей людей. Следовательно, увеличилась бедность, а вместе с ней и конфликт из-за ограниченных ресурсов. Южная Африка стала Объединенной республикой в ​​1910 году. Менее чем через четыре года южный и северный протектораты Нигерии также были объединены в одну нацию. В Южной Африке республика была создана после мирного соглашения 1902 года, достигнутого с бурами после ужасной англо-бурской войны.Между тем, слияние отдельных колоний в стране Нигерии было насильственно без согласия народа. Это было серьезным зерном конфликта, который до сих пор беспокоит Нигерию.

Первое дело: Южная Африка

В Южной Африке расизм лишил коренных африканцев возможности пользоваться плодами модернизации. Белые правители, которые видели в них всего лишь «занозу в своей плоти», постоянно дискриминировали зулусов, коса и других чернокожих этнических групп.Период между 1910 и 1947 годами показал, как экономический расизм консолидировал структуры доминирования белых и лишения избирательных прав и эксплуатации черных. Это было сделано с помощью расистского законодательства против черного большинства. Эти законы вынудили африканцев покинуть крупные города и переехать в отдаленные поселения в бедной части страны. В 1912 году африканские элиты восстали, образовав Африканский национальный конгресс (АНК), который должен был представлять и защищать права чернокожих африканцев.

Чернокожие южноафриканцы были лишены права владеть землей в результате принятия Закона о Черной земле 1913 года.Этот закон не позволял чернокожим производить продукты питания для себя и зарабатывать деньги на сельском хозяйстве. Правительство также регулировало рынок труда, оставляя квалифицированную работу только для белых и отказывая чернокожим африканским рабочим в праве на организацию и создание профсоюзов. Наконец, законы о пропусках не позволяли чернокожим свободно перемещаться между родными землями и городами, тем самым создавая почву для введения апартеида.

Здесь необходимо подчеркнуть, что политика сегрегации или дискриминации разжигает конфликты.Но ослепленное цветом, правительство Южной Африки не обращало внимания на будущие последствия своего выбора. Жестокое подавление ранних забастовок чернокожих рабочих в 1922 году показало, что белые стремились укрепить границу между ними и коренными африканцами.

Важную роль в истории этнического конфликта в Южной Африке сыграла победа правой расистской Национальной партии (НП) в 1948 году и введение апартеида. Победа Националистической партии африканеров консолидировала интересы белых на политической и экономической арене.НП усилил дискриминационные законы и отстаивал веру в то, что африканцы уступают как в биологическом, так и в культурном отношении белым и неспособны вести свои собственные дела. Система апартеида служила стратегией «разделяй и властвуй», которая ограничивала мобильность чернокожих и их участие в социально-экономической деятельности в стране, ставя их в структурное невыгодное положение.

Последующие правительства НП не принимали во внимание основные потребности африканского населения, когда создавали хоумленды под предлогом сохранения национальной власти.(Leroy Vail 1989) Согласно Mzala (1988: 77), план отдельной администрации для хоумлендов был направлен на «ретрайбализацию в колониальных рамках Южной Африки. Это была попытка исключить черное большинство из роли в управлении. своей страны «.

Хоумленды, или «бантустаны» (Иван Эванс, 1997), были созданы для того, чтобы дистанцировать африканцев от плодов экономического развития страны и сделать их источниками дешевой рабочей силы для предприятий, принадлежащих белым.Эти бантустанцы, такие как Квазулу-Натал, Квандебеле, Бопутатсвана и Лебова, в основном характеризовались бедностью, перенаселенностью, отсталостью и разочарованием (Дэвид Чанаива, 1993: 258-9). Институционализированный расизм и апартеид взяли под контроль жизнь чернокожих людей, вызвав огромные невзгоды, нищету, отчаяние и болезни на родине. Поскольку неправильный выбор политики и отрицание основных потребностей людей являются семенами конфликта, правительство Южной Африки стало свидетелем организованных забастовок членов запрещенного Африканского националистического конгресса (АНК) и Конгресса профсоюзов Южной Африки (COSATU). при поддержке Союза демократических партий (UDF).Насилие также увеличилось в период с 1976 по 1980 год в поселках Йоханнесбурга и Соуэто, в основном чернокожих, где молодежь и школьники пытались сделать поселения неуправляемыми (см. John Kane-Berman, 1993: 29–31). Жестокие полицейские репрессии и закрытие школ вынудили многих молодых людей покинуть поселки и присоединиться к воинствующему крылу запрещенного АНК, где они продолжили освободительную борьбу.

Апартеид сделал жизнь черных очень трудной перед лицом растущей нехватки на родине.То немногое, что поступало, подвергалось ожесточенной конкуренции и в большинстве случаев становилось средством создания покровительства для элит. Ученые полагали, что традиционный правитель зулусов, вождь Монгосуту Бутхелези и его Движение за свободу Инката представляют собой хороший пример того, как ресурсы использовались для сетей покровительства на его родине, Квазулу (Mzala, 1987; Gerhard Mare`. 1993). Распределение ресурсов на этой родине было искажено в пользу тех, кто лоялен вождю, и в то же время маргинализировалось представителей других этнических групп, проживающих в этом районе.Согласно Маре (1993: 41), эта стратегия «направлена ​​на то, чтобы скрыть классовые интересы культурных предпринимателей, прикрыть горизонтальное расслоение, например, классовое и гендерное, посредством своего рода этнического популяризма; и продвигать классовые интересы. мобилизаторов «. Инката, будучи культурной группой и политической партией, контролировала бизнесменов и профессионалов среднего класса. (См. Маре и Гамильтон, 1987: 59-60). Вождь Бутелези не скрывал своего намерения контролировать экономическую и политическую власть на своей родине.Он использовал такие этнические маркеры (Gerhard Mare 1993: 14-15), такие как язык, общее происхождение, культуру и традиции, чтобы установить границы между инката и другими этническими группами.

Поведение вождя Бутелези было неприемлемо для АНК, которому не нравилось сотрудничество вождя с лидерами апартеида и его растущие амбиции узурпировать руководство Африканским национальным конгрессом, заявив, что он является лидером черного общественного мнения в Южной Африке. Вождь Бутелези когда-то был членом молодежного крыла АНК, прежде чем из-за его явного стремления разделить нацию зулусов, Квазулу-Нат, я был уволен из партии.(См. Герхард Маре, 1993). Кроме того, политика вождя противоречила вооруженной борьбе АНК против лишения избирательных прав чернокожих и правления апартеида в Южной Африке.

Деятельность Инкаты и его тесное сотрудничество с правительством апартеида разделили черную оппозицию против режима апартеида, тем самым укрепив правительство и его репрессивную политику. Вождь Бутхелези и его движение использовались государством апартеида в качестве марионеток в его войне против освободительных движений.Попытка вождя Бутелези повлиять на жителей города (Герхард Маре, 2000: 66), некоторые из которых не придерживались его риторики, обострила этнический конфликт, охвативший многие черные поселки в Южной Африке с начала 1980-х до конца 90-х годов. . Проникая и влияя на деятельность этнических ассоциаций и клубов в поселках, Инката и вождь Бутелези создали конфликт, поскольку черные начали рассматривать свою борьбу за ограниченные ресурсы, такие как рабочие места, социальные удобства и образование, через этническую призму.

Непосредственные причины конфликта могут быть связаны с высоким уровнем бедности, безработицей и политизацией каждой части жизни на родине. Уместно добавить, что эти социальные условия часто помогали этническим предпринимателям мобилизовать одни группы против другой группы. Конфликты, обычно называемые «конфликтами черного с черным», приобрели этнический оттенок из-за риторики, исходящей из лагеря Инката. Этот конфликт установил жесткие границы между зулусами и косами и усилил человеческую бойню и разрушения в поселках.

Следует признать, что различные правительства Южной Африки с 1983 года пытались найти решение проблемы насилия, но их усилия были косметическими, поскольку они были предвзято относились к инкатам и белым африканерам. Кроме того, утверждения Нельсона Манделы и АНК о том, что правительство Южной Африки оказывает Инкате материально-техническую и вооруженную поддержку, подорвали доверие к любым усилиям правительства по разделению враждующих групп. Власть, подавляющая свое большинство, не могла похвастаться эффективными институтами управления конфликтами, и в результате конфликт обострился.Последовавший за этим этнический конфликт унес много жизней и разрушил собственность до 1990 года, когда начался процесс демократизации.

Потребовались смелость и мудрость президента Ф. В. де Клерка в 1990-х годах, чтобы провести реформы, которые привели к демократической республике (см. Heribert Adam and Kogila Moodley, 1993), в которой чернокожие и другие меньшинства могли участвовать на равных. Это изменение взглядов Де Клерка привело к освобождению политических заключенных, таких как Нельсон Мандела и Вальтер Сисулу, а также к легитимации Африканского национального конгресса.Позже это также проложило путь к демократическим выборам в Южной Африке в 1994 году, на которых АНК победил под руководством Нельсона Манделы.

Второе дело: Нигерия

История этнических групп и этнических конфликтов в Нигерии также восходит к колониальным нарушениям, которые вынудили этнические группы северных и южных провинций в 1914 году стать образованием под названием Нигерия. Поскольку с различными этническими группами, проживающими в этих провинциях, не проводились консультации относительно в результате слияния эта британская колониальная политика была автократичной и недемократической, что привело к конфликту.Он отрицал основные потребности людей в участии, равенстве и социальном благополучии.

Администрация, поддерживающая сегрегацию своего народа, не имеет в сердце единства страны. Скорее отдельные правительства, введенные на Севере и Юге, были разработаны, чтобы усилить колониальный контроль над нигерийским обществом и ослабить потенциал народа к сопротивлению. Эта эпоха провинциального развития, хотя и относительно мирная, также привела к росту этноцентризма.

Введение «косвенного правления» в Нигерии лордом Фредериком Лугардом, главным администратором, не было подходящим механизмом для управления межплеменной враждой в колонии.Система не только усилила этническое разделение, «она усложнила задачу объединения различных элементов в нигерийскую нацию» (Coleman, 1958: 194, цитируется по Nnoli, Okwudiba 1980: 113). Эта стратегия управления дистанцировала этнические группы друг от друга. Лугард дал власть традиционным правителям, которые коррумпированно использовали ее в деревнях для накопления богатства, земли и создания сетей покровительства, что в конечном итоге поощряло племенной образ жизни и семейственность.

Сегрегация нигерийской колонии также была усилена колониальными законами, ограничивающими мобильность (Афигбо, А.Е., 1989; Okonjo, I.M., 1974) христианских южан на мусульманском севере, создали отдельное поселение для некоренных граждан на севере и даже ограничили покупку земли за пределами своего региона. Предрассудки и ненависть стали распространяться в провинции, поскольку разные этнические группы начали подозрительно смотреть друг на друга во всех сферах контактов. Неравное и дифференцированное отношение к этническим группам стало причиной острой конкуренции в нигерийском обществе. Это создало неравенство в образовательных достижениях и увеличило политический и экономический разрыв между северной и южной Нигерией.

В этот период наблюдался значительный дефицит всех товаров, «очевидный в экономической, социальной и политической сферах жизни. Это сказывалось на занятости, образовании, участии в политической жизни и предоставлении социальных услуг населению». (Нноли, 1980: 87). Отсутствие таких «базовых потребностей» всегда дает элитам возможность мобилизовать группы для жесткой конкуренции, используя этноцентризм для достижения своих целей. В 1947 году колониальная конституция разделила Нигерию на три политических региона: Восток, Запад и Север.Север, где преобладали хауса-фулани, был самым большим и в конечном итоге самым густонаселенным регионом. Игбо доминировали на Востоке, а Йоруба — на Западе. При доминировании трех основных этнических групп группы меньшинств (Osaghae, Eghosa 1991; Rotimi Subaru, 1996) восстали, и нигерийцы начали борьбу за этническое доминирование по мере того, как нация шла к независимости.

При создании трех этнических регионов не учитывались потребности групп этнических меньшинств в автономии и самоопределении.Вместо этого они потерялись в большинстве. Это развитие было основано на «ложной теории регионализма? Что нужно быть лояльным и защищать интересы своего региона в ущерб другим». (Osaghae, Eghosa, 1989: 443)

Годы между 1952 и 1966 годами изменили политическую культуру страны, превратив три региона в три политических образования. Таким образом, борьба за независимость свелась к поискам этнического превосходства. В то время этническая и субэтническая лояльность угрожала выживанию как Востока, так и Запада, в то время как Север был религиозно разделен между христианством и исламом.Это был период политизированной этнической принадлежности и конкуренции за ресурсы, что ухудшило отношения между этническими группами. Была высокая степень коррупции, кумовства и трайбализма. Национальный интерес был оставлен в стороне, в то время как политики использовали государственные деньги для создания и поддержания сетей патронажа. С момента обретения независимости ситуация в Нигерии была чревата этнической политикой, когда элита из разных этнических групп планировала привлечь как можно больше федеральных ресурсов в свои регионы, игнорируя проблемы, которые могли бы объединить страну.

Анархия, конкуренция и незащищенность привели к падению первой республики. Военное вмешательство завершилось ужасающей этнической войной с 1967 по 1970 год, когда подвергшиеся жестокому обращению игбо восточной Нигерии (Биафран) пригрозили выйти из федерации. Обиды игбо были вызваны отрицанием их основных человеческих потребностей (Burton, 1992) в равенстве, гражданстве, автономии и свободе. Везде, где отказывают в удовлетворении таких основных потребностей, часто возникает конфликт, поскольку пострадавшие группы используют насильственные методы для борьбы за свои права человека.

Пока политики пытались справиться с колониальным наследием, которое объединило несовместимые этнические группы в одну страну, военные элиты устроили перевороты, посмеиваясь над демократией в самой густонаселенной и многообещающей стране Африки. Коррупция, некомпетентность и неразбериха, которые характеризовали военную эпоху, ввергали Нигерию в экономические проблемы, бедность и этнорелигиозные конфликты до 1990-х годов. В Нигерии, где политика все еще придерживается этнической линии, всегда возникают разногласия по поводу правил игры.Военные вмешались, потому что считали гражданских лидеров некомпетентными и нерешительными. Однако южане не доверяли военному режиму, потому что считали, что он пытается сохранить гегемонию хауса-фулани в Нигерии. 12 июня 1993 года вождь Мошуд Абиола, йоруба из юго-западной Нигерии, победил на президентских выборах в Нигерии, но его президентство было аннулировано военным режимом. В ответ южные нигерийцы начали формировать воинствующие организации, протестуя против несправедливого обращения и требуя демократически избранного правительства.Во время авторитарного правления генерала Сани Абачи, мусульманина с севера, южане все больше опасались политической маргинализации и требовали положить конец доминированию хауса-фулани на политической арене. Это событие означало слабость правительства и отсутствие у них эффективных механизмов для управления этническим конфликтом в Нигерии.

Этнорелигиозный конфликт в Нигерии усугубился бойкотом йоруба конституционной конференции 1994 года, организованной режимом генерала Абачи.Конференция должна была разрешить общенациональные дебаты по поводу этнической принадлежности. Вдохновленные группировками боевиков пан-йоруба, Афенифере и Народный конгресс Одудува (OPC) на юго-западе Нигерии пригрозили отделением и усилили насильственные протесты по всей стране.

Этнические конфликты в Нигерии продолжались в период перехода к демократии. Олусегун Обасанджо, гражданское лицо, был президентом в течение нескольких лет. Однако конфликт продолжает нарастать, поскольку различные этнические группы требуют политической реструктуризации.В федеральной структуре образовались глубокие трещины, и требуются срочные меры по их устранению. Но больше всего беспокоит религиозный аспект этнической конкуренции за власть и нефтяные богатства в Нигерии. Множественные этнорелигиозные конфликты в северных городах Кано, Кадуна, Джос и Замфара возникают из-за введения мусульманских шариатских судов и требований Юга об автономии. Продолжающийся конфликт свидетельствует о том, что в Нигерии отсутствуют эффективные механизмы для урегулирования этнических конфликтов.

Сравнительные подходы к управлению конфликтами

Ввиду интенсивности этнических конфликтов, потрясших Нигерию и Южную Африку, обе страны работали над созданием конституционно поддерживаемых институтов для управления конфликтами.

В Южной Африке после трудных и смелых политических переговоров между различными группами интересов страны, государство предотвратило дальнейшее насилие, разработав несколько демократических подходов к созданию основы для мира и безопасности. Создатели новой конституции Южной Африки создали впечатляющий документ, призванный залечить раны прошлого и создать общество, основанное на социальной справедливости, основных правах человека и верховенстве закона. Конституция гарантирует свободу ассоциаций, языков и религии и включает билль о правах.

Во-вторых, правительство создало пакеты позитивных действий для обездоленных групп, которые подчеркивают «управление разнообразием». Они предназначены, среди прочего, для устранения структурного расизма, созданного государством апартеида.

В-третьих, структура правительства Южной Африки была конституционно изменена, чтобы уступить место правительству национального единства. В конституцию были включены механизмы разделения власти для предотвращения этнического или расового доминирования какой-либо группы.Состав нового правительства подтверждает тенденцию к примирению и терпимости, что также помогло легитимизировать правительство.

В-четвертых, конституция разрушила хоумленды. Этот акт означал конец апартеида. Как уже упоминалось выше, условия в черных резервациях были бесчеловечными. Бедность была повсеместной, социальные удобства и рабочие места были скудными. Пренебрежение родиной и поселками делало людей уязвимыми для этнических предпринимателей и полевых командиров, которые боролись за власть и экономические ресурсы.После ликвидации этнических хоумлендов конституция предусматривала создание девяти провинций вместо четырех бывших провинций, существовавших во время апартеида. Это решение было направлено на распределение власти между субнациональными единицами. Провинции пользуются относительной автономией, что способствует деэскалации конфликта.

Пятым шагом на пути к мирному урегулированию конфликта стало создание Комиссии по установлению истины и примирению (КИП) под председательством архиепископа Десмонда Туту, которая помогла залечить раны, нанесенные системой апартеида.Это также помогло привить приверженность подотчетности и прозрачности общественной жизни Южной Африки.

Шестой шаг правительства АНК был направлен на устранение корней экономического неравенства. АНК представил амбициозный план действий под названием «Программа реконструкции и развития (ПРР). ПРР была направлена ​​на поощрение обездоленных групп, особенно чернокожих, к участию наравне с другими в бизнесе».

Для решения своей сложной этнической проблемы Нигерия, как и Южная Африка, разработала механизмы управления этническими конфликтами.Конституционно Нигерия сделала выбор в пользу федерализма и секуляризма, чтобы справиться с этническими и региональными недоразумениями. Как и в Южной Африке, в конституцию 1999 года был включен билль о правах, призванный развеять опасения этнических меньшинств на Юге.

В прошлом нигерийские диктаторы подвергались огромному давлению со стороны групп меньшинств, требовавших более справедливого распределения власти. С 1967 по 1999 год в Нигерии было создано тридцать шесть штатов, противоречащих этническим и религиозным границам. Этот шаг был призван еще больше развеять опасения этнических групп по поводу доминирования трех основных языковых групп: хауса-фулани, игбо и йоруба.

Однако жизнеспособность этих новых государств неясна, за исключением нефтедобывающих государств на Юге. Некоторые из этих штатов недавно стали проводниками личного обогащения элит за счет сокращения бедности и создания рабочих мест для остальной части населения.

В течение многих лет поступали сообщения о неравенстве в распределении нефтяных ресурсов в Нигерии. Этот спорный вопрос стал причиной большинства недавних этнических конфликтов в стране.Хотя конституция предусматривала новую систему распределения ресурсов, этнические группы из нефтедобывающих районов считают новую систему неадекватной, утверждая, что они не получают достаточно денег для собственного регионального развития. Такова динамика кризиса огони и недавних спорадических этнических столкновений в нефтедобывающих штатах дельты Нигера. Я бы сказал, что, если этот вопрос не будет решен на национальной конференции, экономическая база страны окажется под угрозой.

Заключение

В целом, эти два случая свидетельствуют о некоторых важных связях между управлением конфликтом и результирующим состоянием и качеством отношений между соперничающими этническими группами. Во-первых, сохранение этнического мира (или его нарушение) зависит от типа и эффективности имеющихся механизмов управления конфликтами, а также от политических выборов и решений соответствующего правительства. Во-вторых, использование конституционных инструментов управления конфликтами может способствовать установлению прочного мира.Это было более очевидно в Южной Африке, где правительство заложило основу для процветающего гражданского общества, подотчетности и прозрачности правительства. Однако в Нигерии недемократическая федеральная конституция 1999 года не пользуется поддержкой граждан. Конституция была составлена ​​военными диктаторами и передана народу. Он не зашел достаточно далеко, чтобы решить проблемы этнической принадлежности, преследующие страну с момента обретения независимости. Группы за гражданские свободы в настоящее время проводят кампанию за новую конституцию.

В обеих странах этнические конфликты возникли в результате отрицания основных человеческих потребностей в доступе, идентичности, автономии, безопасности и равенстве, усугубляемых автократической ролью правительства и вооруженных сил. Кроме того, жестокие конфликты в Квазулу-Натале, Йоханесбурге, Лагосе, Кано и дельте Нигера привели к более искаженной модели управления, что привело к дальнейшему отказу масс в удовлетворении основных потребностей. Управление конфликтами более эффективно, если в правительстве отсутствует коррупция.В соответствии с теорией Джона Бертона, это единственный способ удовлетворить основные потребности людей.

Невозможно переоценить роль хорошего политического руководства. По шкале лидерства Нельсон Мандела и Ф. В. де Клерк получают высокие оценки. Оба лидера смогли забыть прошлое и двинуться по пути мира и демократии. Однако Нигерии с ее руководством повезло меньше. Этнорелигиозные конфликты в Нигерии продолжаются, потому что нигерийские элиты коррумпированы и расколоты по религиозным и этническим признакам.Это привело к этническому соперничеству, подозрительности и вражде среди лидеров. Без смелого и четко сформулированного руководства управление или предотвращение конфликтов всегда будет миражом.

Относительный экономический рост и развитие, наблюдавшиеся в Южной Африке после ее преобразований, помогли стране снизить уровень бедности и урегулировать этнические проблемы. Этот успех побудил Нигерию попытаться превратить этническую политику во взаимовыгодные отношения. Для этого Нигерия должна отказаться от своих старых и неэффективных подходов и разработать новые институты и механизмы, которые могут мирно решать проблемы бедности, распределения доходов и других национальных проблем.

В этой статье подчеркивается важность гражданского общества в управлении этническими конфликтами. Активность гражданского общества в Южной Африке способствовала мирному переходу к демократии. В Нигерии подавлено большинство гражданского общества. Во время военной диктатуры большинству низовых организаций угрожали и заставляли скрываться или становиться воинственными. Гражданское общество, которое действительно существует в Нигерии, сыграло важную роль в урегулировании конфликтов. Они использовали публичные собрания и дебаты, чтобы повысить осведомленность о необходимости этнической гармонии и последствиях неконтролируемой этнической вражды.Следующим шагом для гражданского общества является попытка сотрудничества с государством в разработке стратегий управления конфликтами, а также мониторинг эффективности существующих институтов.

Уроки этого исследования заключаются в том, что этнический конфликт — это игра с отрицательной суммой, которая никому не приносит пользы. Сторонников расового и этнического мира в Нигерии и Южной Африке больше, чем тех, кто хочет кормиться из добычи конфликта. Об этом свидетельствуют недавнее уменьшение числа насильственных конфликтов и переход обеих стран к демократии.Для достижения прочного мира Нигерия и Южная Африка должны бросить вызов действиям этнических лидеров, которые использовали жестокие этнические конфликты в личных целях.

Уроки, извлеченные как из Южной Африки, так и из Нигерии, могут начать убеждать политиков и политиков в том, что стратегии дискриминации и расизма не в интересах мира и демократии. Кроме того, эффективные институты управления конфликтами успокаивают иностранных инвесторов, тем самым способствуя росту экономики. Наконец, мир поможет обеим странам укрепить свои лидирующие позиции в Африканском союзе и Новом африканском партнерстве в целях развития (НЕПАД).

Процесс демократических преобразований в обеих странах еще не завершен. Важность управления этническими конфликтами в Африке подчеркивается слаборазвитостью континента и слабым экономическим ростом. Это указывает на необходимость изменения подхода континента к управлению конфликтами. Мир в Африке — это не отсутствие войны, а удовлетворение основных человеческих потребностей людей.


Библиография

Афигбо, A.E., (1989) «Федеральный характер: его значение и история», в P.P Ekeh и E. Osaghae, (ред.), Федеральный характер и федерализм в Нигерии. Ибадан. Heinemann.

Андерсон, бенедикт (1991) Воображаемые сообщества: размышления о происхождении и распространении национализма. (ред) Исправленное издание. (Лондон и Нью-Йорк: Verso)

Азар, Эдвардс (1990), Управление затяжными социальными конфликтами. Теория и случаи, Дартмут, Олдершот.

Брасс, П.Р., (1991) Этническая принадлежность и национализм. Теория и сравнение. Публикация Sage. Лондон.

Б.B.C News 19 июня 20002, 16:00 по Гринвичу.

Бертон, Джон (1997) «Испытанное насилие: источник конфликтного насилия и преступности и их предотвращение». Нью-Йорк. Издательство Манчестерского университета.

Бертон, Джон (1990) Разрешение и предотвращение конфликтов: St. Martins Press

Бертон, Джон (1979) Девианс, терроризм и война: процесс решения нерешенных социальных и политических проблем, (Нью-Йорк: Сент-Мартинс Пресс).

Ханаива, Дэвид (1993) «Южная Африка с 1945 года», Ин, (ред.), Али Мазруи и Вонджи, К., Всеобщая история Африки с 1935 г., т. 8, Heinemann. Калифорния. ЮНЕСКО

Коэн, Абнер (1974) Обычаи и политика в городской Африке. Рутледж и Кеган Пол Пресс.

Коулман Джеймс (1958) Нигерия: предыстория национализма. Беркли и Лос-Анджелес.

Федеративная Республика Нигерия: Отчет Конституционной конференции, содержащий резолюцию и рекомендации, том 2, Абуджа. National Assembly Press, 1995: 7

Гирц, К., (1963) Комплексное решение: изначальные настроения и гражданская политика в новых государствах », в (под ред.), К. Гирц, Старые общества и новые государства. Нью-Йорк.

Глейзер Н. и Мойнихан Д. П. (1975) под редакцией «Этническая принадлежность и опыт». Кембридж. Массачусетс, издательство Гарвардского университета. Атланта, Джорджия.

Гурр, Тед и Б. Харфф (1994) Этнический конфликт в мировой политике. (Сан-Франциско: издательство West View)

Гурр, Тед (1970). Почему Men Rebel (Принстон)

Хериберт, Адам и Когила Мудли (1993) Переговорная революция. Общество и политика в Южной Африке после апартеида. Йоханесбург, издательство Jonathan Ball Publishers.

Хислоп, Роберт, (1998), «Этнический конфликт и момент щедрости», Журнал демократии, Том 9, № 1: 140-53

Hobsbawn, E.J., and Rangers, T., (1983), ред. Изобретение традиции. Кембридж.

Горовиц, Дональд (1985) Этнические группы в конфликте. Беркли: Пресса Калифорнийского университета.

Иванс, Эванс (1997) Бюрократия и раса. Родная администрация в Южной Африке. Южноафриканский институт расовых отношений. Йоханесбург.

Джозеф, Ричард (1991) Демократия и добендальская политика в Нигерии: расцвет и падение Второй республики.Spectrum Books Limited. Ибадан. Оверри.

Кейн-Берман, Джон (1993) Политическое насилие в Южной Африке. Южноафриканский институт расовых отношений. Йохансебург.

Лейкс, Д. А. и Ротшильд, Дональд (1996), «Сдерживание страха: истоки и управление этническими конфликтами», Международная безопасность, т. 21, нет. 2: 41-75.

Mare ‘, Герхард (1993) Этническая принадлежность и политика в Южной Африке. Зед. Пресса, Лондон.

Mare ‘, Герхард и Гамильтон C., (1987) Аппетит к власти: Buthelezi’ Inkatha и Южная Африка.Йоханесбург. Вороны, Блумингтон и Индиана Полис: Издательство Индианского университета.

Монти Г. Маршалл и Тед Гурр, (2003) Мир и конфликт 2003: Глобальный обзор вооруженных конфликтов, движений за самоопределение и демократии. (Центр международного развития и управления конфликтами. Мэрилендский университет, 2003 г.)

Монти Дж., Маршалл, Тед Гурр и Дипла Хосла (редакторы) «Мир и конфликт 2001: глобальный обзор вооруженного конфликта, движений за самоопределение и демократии». (Центр институционального развития и управления конфликтами.Университет Мэриленда, 2001)

Мзала (1988) Гатша Бутелези, руководитель с двойной повесткой дня. Zed Books Limited. Лондон и Нью-Джерси

Ньюман, Уильям, М., (1973) Американский плюрализм. Нью-Йорк: Издательство Харпер и Роу.

Нноли, Оквудиба, (1980) Этническая политика в Нигерии. Четвертое измерение Press. Энугу.

Оконджо, И.М. (1974) Британская администрация в Нигерии. 1900-1950 гг.

норвежских крон

Osaghae, Eghosa (1991) «Этнические меньшинства и федерализм в Нигерии», по африканским делам, том 90: 237-258.

Охобошане, Виктория (1999) Программа реконструкции и развития; Основа экономического развития в Южной Африке », В (ред.) Ханс Гсангер и Райнер Хойферс, Социальная политика, ориентированная на бедность, в странах Южной и Восточной Африки. DSE. Берлин

Ротими Суберу, (1996) Конфликты этнических меньшинств и управление в Нигерии. Spectrum Books Limited. Ибадан, Оверри.

Ротшильд, Дональд (1997), Управление этническим конфликтом в Африке: давление и стимулы для сотрудничества.Брукингс Пресс.

Рупесингхе, Кумар (1987) «Теории разрешения конфликтов и их применение к затяжным этническим конфликтам», Бюллетень мирных предложений. Том 18, № 4: 527-539

Сиск, Т. Д. (1995) Демократизация в Южной Африке: неуловимый общественный договор. Принстон. Издательство Принстонского университета.

Южноафриканский ежегодник, 1999. Претория, Южная Африка.

Ставенхаген, Рудольфо, (1990) Этнический вопрос. Токио. United Nation, Press.

The New York Times, 18 ноября 1992 г .: A6

Вейл, Лерой, (1989) Создание трайбализма в Африке.Джеймс Карри. Лондон

Вальдмейр и М. Холман (1994) «Могущественный дух. Единство», в «Файнэншл таймс». Лондон. 18 июля 1994 г .: 1

Миростроительство в этнически разделенных обществах

Как миростроительство может быть эффективным в контексте наследия этнических войн, этнической вражды и этнической нетерпимости? В этом исследовании утверждается, что «примирение» должно быть включено в усилия по миростроительству для достижения постконфликтного развития в этнически разделенных обществах, и пропагандируется подход «миростроительство через примирение».Он рассматривает примирение как преобразование отношений. Это предполагает создание союзов на благо общего блага; и обращение к индивидуальной и групповой рациональности для преодоления деструктивных эмоций ради развития. Независимо от того, происходит ли миростроительство на политическом, экономическом, социальном или инфраструктурном уровнях, важно, чтобы процессы миростроительства были призваны сломать, а не усилить динамику этнической вражды и этнической нетерпимости.

Подход «Миростроительство через примирение» основан на принципах равенства, недискриминации и общинного функционализма.Предпосылка состоит в том, что взаимозависимым этническим группам лучше научиться сосуществовать, чем отделяться друг от друга после насильственного конфликта (если полное разделение невозможно и не устраняет основные причины конфликта). Включение примирения в политический, экономический, социальный, инфраструктурный и другие уровни миростроительства может помочь устранить причины и последствия этнического конфликта, в частности, наследие этнической вражды и нетерпимости. Важно побудить бывших воюющих сторон к совместной работе и обеспечить им одинаковую выгоду от постконфликтного развития.Конкретные аспекты миростроительства через примирение включают следующее:

  • Чтобы общество было эффективным, составляющие его группы не должны быть исключены из участия в различных процессах, посредством которых общество достигает человеческого развития.
  • Измерения подхода включают социальные, культурные, экономические, политические и физические преобразования. Например, социальные и культурные процессы гуманизации, поощрение равного доступа к общественным ресурсам, удаление этнонационалистов из политической системы и создание инфраструктуры для обслуживания всех групп.
  • Для достижения доверия группы должны преобразовать свои отношения не только посредством диалога и межэтнического обмена, но и посредством практических шагов к общим целям.
  • Проекты могут осуществляться различными участниками — местными, национальными, международными на всех уровнях общества.
  • Подход, скорее всего, будет исходить от периферии — от инновационной практики в местных сообществах, неправительственных организациях и других массовых инициативах.
  • Роль международных участников должна заключаться в том, чтобы способствовать созданию устойчивых изменений на местном уровне.

Этническая неприязнь и нетерпимость могут проявляться на всех уровнях общества. Это препятствует возникновению либеральной демократии и тормозит человеческое развитие. В то же время военные действия не уничтожают возможности межэтнического сотрудничества. Фактически, большинство этнических групп большую часть времени мирно сосуществуют. Особое внимание необходимо уделить тому, как возобновить такое сосуществование и сотрудничество. Применение либерального экономического подхода к постконфликтным этнически разделенным обществам без учета проблемы этнической вражды может усилить, а не решить проблему.Примирение, понимаемое как «преобразование отношений», должно лежать в основе либеральных усилий в области развития. В то время как демократический компромисс дает решения относительно проблем в конфликте, примирение затрагивает отношения между теми, кто должен будет реализовать решения.

Многие ученые выступают за разделение как решение этнического конфликта. Однако полного разделения между этническими группами трудно достичь во многих ситуациях, и разделение может работать только в том случае, если все группы в конфликте видят в нем решение.Кроме того, отсутствие прямого контакта с другой группой может усилить дегуманизацию и страх. Если невозможно полностью разделить группы, следующим лучшим решением будет работа над преобразованием враждебных отношений в более позитивные и конструктивные.

Управление конфликтами между культурами: вызовы практикам

Управление конфликтами между культурами: вызовы практикам — Кристофер А. Лидс; Международный журнал исследований мира

Кристофер А.Лидс

1. Введение

Управление конфликтами охватывает различные процессы, необходимые для остановки или предотвращение явных конфликтов и помощь вовлеченным сторонам в достижении прочных мирное урегулирование их разногласий. Практикующие или посредники включают государственные деятели, дипломаты и ряд профессиональных переговорщиков, посредников, фасилитаторов, или советники, включая представителей НПО. Особое внимание уделяется этому документ об этнических конфликтах, как внутренних, так и международных.

Культура, как определено в этом документе, может оказывать значительное или незначительное влияние в любом конфликте быть тесно связанным с понятием идентичности. Несмотря на важность индивидуальной идентичности человека, культура обычно рассматривается как групповое явление. Практически все серьезные конфликты с 1970-х гг. Холодная война, являющаяся исключением, была этнической и во многих случаях возникла в более слабая группа прибегает к насилию в результате дискриминационной практики правящей элиты, принадлежащей к доминирующей этнической группе.

Культура сама по себе, вероятно, будет одним из элементов, определяющих результат процесса управления конфликтами, в зависимости от степени культурного разнообразия между участниками конфликта (сторонами конфликта и посредниками). В третьих партийные команды, вероятно, будут усилены в долгосрочной перспективе, если будут состоять из членов разного национального или этнического происхождения, которые работают интегрированно, каждый раскрывая свои таланты, качества и мировоззрение.

В этой статье обсуждаются определенные аспекты актуальных кросс-культурных исследований. управлению конфликтами и работе практиков в этой области.

2. Культура, идентичность, человеческие потребности и конфликты

Каждый человек отчасти похож на всех, отчасти на других, отчасти на других никто другой. В этом исследовании особое внимание уделяется более глубоким аспектам культуры, ценности, убеждения, нормы, которые влияют на восприятие, предположения, отношения, и, в конечном итоге, поведение и традиционные обычаи.Культура понимается для наши цели как «коллективное программирование разума» (Хофстеде, 1991: 5) или как выражение всего опыта конкретного народа или группы с течением времени, которые помогают формировать их личность и манеру восприятия. Хофстеде утверждает, что люди несут в себе несколько уровней ментального программирования, которые соответствуют на разные уровни культуры, от индивидуального до универсального. В таблице 1 представлены различные культурные уровни анализа с примерами наиболее распространенных региональных и социальные контексты.

Таблица 1

Уровни анализа — идентичность и культура

Уровень Примеры
1 Универсализм а) Вестернизация
б) Глобализм
в) Религиозный фундаментализм
2 Биполярная перегородка а) Восток и Запад
б) Универсализм — Партикуляризм
в) Либерализм — синкретистские идеологии
г) Индивидуализм — Коллективизм
3 Цивилизация или крупные кластеры стран а) Строгие доктрины (исламский фундаментализм)
б) Панорамные движения
в) Исторические группировки — европейские, англо-американские, азиатские, африканские, арабские
4 Наднациональный или региональный Возможные примеры в Европе — кельтские, германские, латинские и Северный
5 Многонациональные государства Большинство стран
6 Этнонационализм и национальные государства Определенные мировые разработки
7 Субнациональная идентичность Каталонский, Эльзасский, Валлийский, Баскский, самобытность коренных народов народы
8 Сообщество Город / село
9 Семья Ядерная / расширенная семья; Родственные группы
10 Персональный / Индивидуальный


«Группы» или «народы» в этом определении (уровни 2-7 Таблицы 1) относятся в первую очередь, субнациональным родственным группам, общинам или меньшинствам с их собственными специфическими идентичности; вторым по сравнению с принадлежностью (свободной или узаконенной) этнической или конфессиональный характер, которые не только внутри, но обычно выходят за пределы национального границы, как в случае с курдами или исламскими фундаменталистами; и основные причины социальных конфликтов к неудовлетворенным человеческим потребностям в результате тиранических или коррумпированное правление, «отсутствие законных структур, институтов и политики »(Бертон, 1990: XV).Предлагаемые решения — это основные внутренние реформы, и изменения в международной системе для уменьшения неравенства. Культура не считается значимой переменной, поэтому различия между этнические и другие конфликты.

Хантингтон утверждает, что культура будет главной причиной будущих конфликтов, и что культурные различия труднее скомпрометировать и разрешить, чем политические и экономические вопросы, особенно когда речь идет о религии (Huntington, 1993: 22,27).Напротив, Рубинштейн и Крокер (1994) обращаются к теории человеческих потребностей Бертона. в вызове Хантингтона. Они утверждают, что, если не будут удовлетворены основные потребности в результате несправедливых структур у разных культур нет причин для конфликта. Хотя это может быть правдой на уровне цивилизации, их следующая точка зрения, что конфликты основанные в первую очередь на одних только культурных различиях, урегулировать легче, чем структурные конфликты, потому что вовлеченные стороны стремятся к таким благам, как идентичность и взаимное признание, которых нет в дефиците, является спорным.Предсказывая, что внутренние и этнические конфликты становятся важнейшей угрозой международному безопасности, Кармент (1993: 146), например, подчеркивает, что экономически слабые, особенно страдают зависимые регионы в Африке и на Ближнем Востоке. Гурр указывает, что чем больше конкуренция и неравенство между группами в разнородных обществах тем более заметными будут этнические личности и перспектива открытого насилия.Другими словами, культурные различия добавить еще более резкое измерение, увеличивающее раскол и интенсивность конфликта. Например, все, кроме 5 из 23 войн в 1994 г., были основаны на общинных войнах. соперничество (Gurr, 1994: 348,350,355). Таблица 2 демонстрирует неравномерный восходящий тренд. по количеству этнополитических конфликтов с 1970 г.

Стол 2

Количество этнических (этнополитических) групп Участник серьезных конфликтов с 1970 года

(по материалам Gurr, 1994: 350)

Европа Ближний Восток Азия Африка Латинская Америка ИТОГО
1970-1979 1 16 18 19 1 55
1980–1989 7 13 20 17 5 62
1993–1994 10 6 28 3 70

3.Культура, познание и переговоры

Культурные элементы, лежащие в основе конфликтов, важны для рассмотрения посредниками нужно иметь в виду, добавляя дополнительную грань и степень чувствительности к сложные задачи посредничества и миростроительства. В этом разделе будут рассмотрены эти элементы, и две пары или парадигмы, которые противопоставляют, соответственно, (а) плюралистический атомизм и интегрированный холизм и (б) «жесткий» механистический имперсонализм и «мягкий» гибкий персонализм.Эти две пары раскрывают понимание отношений между культурой, менталитетом или мировоззрением и эффективным общением при ведении переговоров, посредничество и разрешение конфликтов. Холл (1976: 64) противопоставляет дедуктивную холистическую мыслящие культуры коренных народов Северной Америки, таких как навахо, с более фрагментированным индуктивным мышлением евроамериканцев, которые сосредотачиваются на деталях или биты. В целом он также исследует основные различия между высоким контекстом. (обычно полихронические, коллективистские общества) и низкий контекст (обычно монохронные, индивидуалистические общества).Его результаты напоминают существующие результаты исследований относительно правое и левое полушария головного мозга (Орнштейн, 1972). Одна популярная точка зрения раньше ассоциировали западные общества с левым полушарием, научным, аналитическим и рациональным мыслительные процессы и незападный мир с правым полушарием, синтетический, эмоциональный и процессы интуитивного мышления (Минцберг, 1989: 55). Индивидуалисты подчеркивают такие атрибуты, как логичность и сбалансированность, тогда как в других культурах, например, африканцы ценят такие качества, как непосредственность человека, непредсказуемость, уникальные движения и раскованное самовыражение (Triandis, 1989: 82).Потом исследователи утверждали, что оба полушария мозга способны выполнять функции, ранее приписываемые исключительно другому. Этот факт не помешал продолжали размышлять о том, как определенные группы качеств связаны с мозг относятся к разным культурам.
Лессем и Нойбауэр разработали типологию кластеров ответов, которую они применяются в Западной Европе, Северной Америке и Японии. Прагматизм описывает англосаксов (включая Соединенные Штаты и Канаду), рассматриваемые в первую очередь как разумные, поддерживаемые мышлением.Рационализм характеризует франко-нордическую группу (мышление поддерживается интуицией) и целостностью германо-японского кластера (в основном интуиция и чувство). Гуманизм применяется к итальянской / латинской группе (чувство поддержки интуицией) (Lessem and Neubauer, 1994: 20-24).

В большей части незападного мира и средиземноморской Европы построение отношений является важной частью любой сделки, будь то политическая, экономическая или социальная. Допускается публичное проявление эмоций, аффективности или естественных человеческих чувств. в какой-то степени.В некоторых обществах, таких как японцы, люди могут быть эмоциональными, чувствительны, даже если они, как азиаты и африканцы, склонны на публике скрывать свои эмоции. Коэн (1987) противопоставляет имперсонализм (американцы) и персонализм. (Египтяне) как одно из ряда противоположных взглядов, которые вызвали проблемы в дипломатических переговорах между этими странами.

Различные исследователи определили разные подходы к ведению переговоров и разрешение споров на международных конференциях.Например, Уокер (1990) идентифицировал три различных типа дискурса во время Третьего Закона Организации Объединенных Наций Морская конференция (Каракас, Венесуэла, 1974, и последующие переговоры). В Первый мир имел тенденцию сосредотачиваться на процедуре, конкретных деталях, фактических утверждениях, и статистическая информация. Представители приняли прагматичный, законнический подход, предпочитая обсуждать четко определенные вопросы, прежде чем рассматривать общие принципы, индуктивный способ рассуждения.Когда Уокер обращается к вестерну или стиль ведения переговоров Первого мира, это, по сути, отражает англосаксонский стиль. Второй мир, а именно бывший коммунистический блок, за исключением Китая, принял дедуктивный рациональный подход, основанный на абстрактных и общих принципах, до того, как перейти к конкретным деталям. Аргументарная ориентация стран третьего мира обычно характеризовались эмоциями, преувеличением, образностью, двусмысленностью и ссылка на историю. Они подчеркнули необходимость компенсации справедливости, аргументируя это тем, что от общих принципов, которые часто считаются универсальными (Walker, 1990: 106-7).

Индивидуализм-коллективизм часто рассматривается как важнейшее измерение. основные культурные различия. Множество недоразумений между западными и незападные общества относятся к этому измерению (Ting-Toomey et al., 1991: 276; Triandis, 1989: 48-49). Один подход объясняет индивидуализм-коллективизм различие в основном как актер, имеющий выбор между установлением приоритета либо частные и личные интересы или коллективные цели (Kluckholm and Strodtbeck, 1961: 18).Другой подчеркивает относительную прочность связей и связей. В индивидуалистическом общества, идентичность основана на личности, связи ослаблены, а индивидуумы ожидается, что они будут заботиться о себе и ближайших родственниках. В коллективных обществах идентичность основана больше на социальной сети, к которой вы принадлежите, люди интегрированы с рождения в сильные группы, которые обеспечивают защиту в обмен на верность.

Хофстеде помещает универсализм и партикуляризм, а также низкое и высокое значение Холла. контекст как подкатегории, соответственно, индивидуализма и коллективизма.Коллективистские общества делают важную партикуляристскую «нашу группу — другую группу». различия, отношение к друзьям лучше, чем к другим, считается этичным и естественный (Хофстеде, 1991: 66). Эмпирические данные свидетельствуют о том, что мораль в коллективистской общества рассматриваются иначе, чем в индивидуалистических культурах, и связаны больше к конкретному контексту и социальному положению актера (Triandis, 1989: 83). Идея зависимости или подчинения фигурирует во многих исследованиях в качестве важного особенность многих сфер незападных обществ.Личность и существование человека частично или полностью связано обязательствами по одному или нескольким из следующего: семья и родство, этнические связи, ассоциации клиентов или религия.

Различные находки Уокера, Хофстеде, Триандиса и других коррелируют с степень с выводами Хантингтона, Хааса и Гарра относительно рисков о крупных конфликтах, связанных с религиозными, идеологическими или культурными проблемами. Простой Дихотомия между Западом и не-Западом, по-видимому, является одной из частых интерпретаций.Все западные страны являются демократиями, в то время как устойчивые устоявшиеся демократии в других странах являются немногие, из которых Япония и Коста-Рика являются примерами.

Сценарий «Запад против не-Запада» можно смягчить определенными выводами, что указывает на то, что южные европейцы в некоторой степени разделяют многие черты, связанные с с незападными обществами. Ключевые психологические черты — ощущение, мышление, интуиция и чувство, связанные с некоторыми частями Западной Европы, как говорят, быть универсалиями, способными быть объединенными отдельными людьми и обществами по мере их развития и взаимодействия.Культурное разнообразие Европы подразумевает, что оно представляет миниатюрный вариант мира с точки зрения разнообразия ментального программирования (Хофстеде, 1993: 10).

4. Культура, переговоры и посредничество

Многие навыки посредника, естественно, включают ведение переговоров и управление конфликт. Раньше международные переговоры были широко распространены и до сих пор остаются степень, рассматриваемая как основанная на общепринятых принципах и практике. в в последнее десятилетие идея о том, что культура может оказывать важное влияние, в зависимости от обстоятельства получили большее признание (Black and Avruch, 1993: 382-5; Элгстром, 1994: 294-9).Литература по ведению переговоров обычно подчеркивает три стиля. формула — соревнование, компромисс и сотрудничество. Конкурентная стратегия (доминирующий) обычно рекомендуется изначально (Сергеев, 1991, с. 59) с компромиссом. часто рассматривается как лучшее решение между жесткими и компетентными противоборствующими сторонами (Кременюк, 1991: 30; Перссон, 1994: 220). Однако стиль сотрудничества или решения проблем как идеальная общая стратегия (Fisher and Ury, 1983) принятие.

Предположение, что международные дипломатические и деловые переговоры должны обычно начинается с жесткой фазы соперничества (особенно с новыми противостоящими переговорщиками) менее очевиден для многих незападных обществ. Азиатские и многие другие культуры ценим гармонию, согласие и косвенность в общении. Такие страны как Япония и Франция могут использовать уклонение в качестве стратегии отсрочки. Японский предпочитают использовать официальную сессию, чтобы объявить о соглашении, достигнутом путем переговоров на неформальном уровне (Thayer and Weiss, 1987: 54-55).Во многих частях Среднего Восток, Азия, Мексика, Франция, Россия и другие страны компромисса имеют негативный оттенок, часто ассоциируется со второсортным решением, с принципами отказа и потерять лицо. Западные культуры склонны недооценивать важность «лица». соображения в переговорах, посредничестве и управлении конфликтами (Харрисон, 1987: 81; Фишер и Ури, 1981: 34). Более подробное обсуждение этой области см. освещается, в частности, в исследовании Stella Ting-Toomey et al.(1991).

Подход к межличностному конфликту, довольно популярный в литературе. по решению организационных и производственных задач, предполагает пять основных вариантов (Рахим и Блюм, 1994: 5-6).

  1. Интеграция (беспроигрышная) — высокая забота о себе и других;
  2. Доминирующий (соревновательный, беспроигрышный) — высокая забота о себе, низкая забота для других;
  3. Компромисс (смешанный — нет выигрыша / нет проигрыша) — промежуточная забота о себе и другие;
  4. Избегание / уход (проигрыш) — низкая забота о себе и других;
  5. Обязательство / приспосабливание / сглаживание (потеря более одного выигрыша) — незначительное беспокойство для себя и высокой заботы о других.

На межличностном уровне исследование в пяти странах продемонстрировало полезность пятистиловая модель ведения переговоров. Американцы максимально использовали конкурентоспособные стиль, в то время как коллективистские культуры, Япония, Корея, Китай, Тайвань, использовали больше обязывающих и избегающих стилей. В то время как американская литература прошлого интерпретирует стиль избегания отрицательно, коллективистские культуры положительно относятся к избегание как «спасение лица» другой стороны (Ting-Toomey et al., 1991: 289-291; Moran et al., 1994: 46-47). Стиль переговоров, предлагающий широкий набор вариантов лучше отражает культурные предпочтения в международных переговорах.

Подход к разрешению конфликтов, разработанный Джоном Бертоном и другими, на основе предположения, что «универсальные модели поведения существуют» (Бертон и Сандол, 1987: 97; Бертон и Дьюкс, 1990: 189-209). Конфликт Подход к разрешению вопросов используется как для обучения сторонних фасилитаторов, так и для в качестве подхода третья сторона предлагает сторонам принять решение.Нейтральный, опытный, третья сторона посредников помогает участникам спора найти взаимоприемлемое решение. Сторонняя и беспристрастная позиция действующих лиц защищает их легитимность. и авторитет. Посредник этого профиля был обозначен как «Аутсайдер-нейтральный». (Вер и Ледерах, 1991: 86-87).

Модель Outsider-Neutral может иметь множество вариаций. Японцы, для Например, примените стратегию избегания как средство не допускать открытого конфликта.Это может быть связано с тем, что участники спора в частном порядке просят общего знакомого вмешаться, кто принимает активное участие в процессе разрешения конфликтов. Одно исследование среди Студенты университетов Гонконга и США обнаружили, что коллективистский культуры занимают разные позиции в отношении разрешения конфликтов, в зависимости от от того, имеют ли они дело с внутренними или внешними группами. Китайские подданные с большей вероятностью продолжили конфликт, если в споре участвовали члены внешней группы, и не стесняйтесь использовать агрессивные стратегии при переговорах с ними.В Американцы не делали никаких различий между внутренней и внешней группой (Triandis, 1989: 90).

И современная теория исследования конфликтов, и мировая Считается, что модель посредника в значительной степени отражает американскую и западную практику и традиции (Авруч, 1991: 7). Образ отстраненного рационального посредника может быть менее подходящим для других культур, таких как арабская, из-за неудач чтобы иметь дело с иррациональными аспектами человеческого поведения и ролью эмоций (Мелвилл и Бретертон, 1994: 16-17).Модель «аутсайдер-нейтральный», предполагающая участие эгалитарные методы, с помощью которых спорщики поощряются к разрешению собственных конфликтов, с посредниками и «модераторами конфликта», выступающими в качестве фасилитаторов, соответствует демократическому индивидуалистическая традиция.

Модель Insider-Partial появляется в другом наборе культурных контекстов, в коллективистских обществах. Важные черты этих обществ включают сохранение иерархия, гармония и доверие, основанные на личных отношениях внутри группы, и зависимость — склонность обращаться к другим за советом и наставлением.Уважение к другим частично основано на объективном статусе (положении человека в жизни и связях). Следовательно, посредник, рассматривающий споры в таких окружающая среда может быть вовлечена в более широкую роль, чем фасилитатор, действуя напористо в качестве посредника-переговорщика. Это будет включать способность оказывать «кредитное плечо». или власть, обладая ресурсами, способными влиять на спорящих и исход переговоров. Высокая промежуточная роль входит в круг предусмотренных задач. для посредника типа «Insider-Partial».Такой посредник поддерживает тесные связи с участниками спора (внутренность) и лично заинтересован в успешном исход (пристрастие). На Ближнем Востоке конфликты часто разрешаются через доверенные третьи стороны, как это произошло, когда иранский тупик был достигнут решение, когда американцы привлекли марокканцев в качестве посредников.

Режим Insider-Partial возник из исследования роли Оскара Ариаса, Президент Коста-Рики и другие сыграли в разрешении межгосударственного конфликта в Центральной Америке, и особенно в Никарагуа, в конце 1980-х гг.Ариас работал в качестве посредника-переговорщика (Wehr and Lederach, 1991: 87,98). И арабы, и латынь Американцы ценят коммуникативный стиль, включающий чутье, чувство, риторику. и эмоциональная приверженность, тогда как контролируемый, нейтральный или невыразительный стиль обычно более приемлемо в африканской и азиатской среде. Вер и Ледерах предполагаем, что модели «инсайдер-частичный» и «посторонний-нейтральный» дополняют каждую другое, посредники обоих типов могут работать вместе в сторонних командах как это было в Центральной Америке.

5. Заключительные замечания

Разделение между индивидуализмом и коллективизмом обычно ассоциируется с коллективизмом. с сильными семейными / родственными связями и сильными различиями внутри и вне группы. Коллективист общества обычно имели слабые или несуществующие демократические традиции. Наиболее страны, вовлеченные в серьезные этнические конфликты с 1980 г., как правило, обладают характеристики только что описаны. Часть трансформации отношений процесс на долгосрочной основе будет включать меры по прекращению политики обязательная ассимиляция или исключение на основе узких определений народа, нация или государство.Это также означало бы применение основных прав человека к всех членов данного населения, прекращение дискриминационной практики, введение большая демократизация и поиск путей развития более тесного сотрудничества за рамками семейные, этнические или религиозные привязанности.

Важной особенностью обществ, разделенных по этническому признаку, является то, что враждующие группы занимают такое же пространство. Кельман (1996: 104) обнаруживает корреляцию между степенью интенсивности конфликта и степени взаимозависимости сторон участвует.Одно из решений может заключаться в том, чтобы посредники поощряли актеров, путем внесения предложений искать решения, которые могут быть жизнеспособными на постоянной основе. По всей видимости, необходимо будет построить новую основу для идентификации, сочетание эксклюзивистских этнических форм с большей привязанностью к гражданскому, общественному лояльность. Люди во всех странах, обществах и культурах проявляют черты индивидуализм и коллективизм в разных формах и сочетаниях.Страны сильны в том, что Фукуяма (1995: 28-29) называет «семейным коммунитаризмом», слабы в «социетальном коммунитаризме». Хотя Фукуяма ссылается только на Южную Европу, Китай и Тайвань как примеры семейного коммунитаризма, казалось бы, очевидны. Основываясь на работе Хофстеде, он присутствует в большом количестве обществ. Социальный коммунитаризм подразумевает способность людей идентифицировать себя с общественные объединения, основанные на высокой степени доверия между членами, которые являются частью промежуточной зоны между семьей и родственными группами, с одной стороны, и государство с другой.Смит (1991: 115) сомневается в эффективности отсоединения людей от их этнических привязанностей, чтобы получить более широкую общественная лояльность. Вместо этого он предлагает уменьшить этнические разногласия. путем создания среди людей приверженности определенному пространственному положению (территориализм), основанный на важности проживания и близости, в отличие от происхождению и генеалогии.

Конфликты, доминирующие в мире с 1990-х годов, такие как конфликты в бывшем Советском Союзе или в Руанде и Бурунди продемонстрировали, согласно Кельману (1996: 104), соотношение между степенью интенсивности конфликта и взаимозависимость вовлеченных сторон.Такие затяжные конфликты высокие в обоих отношениях. Следовательно, существует большая необходимость в преобразовании отношения между задействованными актерами. Slim and Saunders (1996: 43) рекомендуют, для разделенных обществ, таких как Таджикистан, посредники, участвующие в разрешении конфликты могут работать совместно с НПО для усиления или установления «пересекающих границы» организаций ». Последний будет объединять людей из разных секций. населения работать над созданием первостепенных трансобщинных целей так что каждый может развить большее отождествление с целым.

Имеющиеся доказательства вмешательства третьей стороны в бывшую Югославию с 1991 г. предполагает, что ряду посредников не хватало опыта и знаний об условиях. Межправительственный характер операции затруднил примирительную деятельность на местном уровне (Wiberg, 1994: 229,252-3). Уроки балканского миротворчества мероприятия включают признание ценности более активного участия НПО в посредничество и необходимость превентивной дипломатии до того, как конфликты станут очевидными или открыто.НПО теперь участвуют в проектах, чтобы способствовать более тесному сотрудничеству. в некоторых частях Восточной Европы между группами этнических меньшинств, принимающими государствами и прилегающими «родственные государства» (родины этих групп).

В заключение можно утверждать, что моделирование и простые конструкции, такие как обсуждается в этой статье, представьте некоторые обобщенные или идеализированные, но действительные, указатели в нестабильном постмодернистском мире. Они представляют собой отправные точки или точки встречи. Народы или общества неизменно сочетают элементы противоположных ценностей в разных комбинации.У каждого, например, есть индивидуальный и групповой аспект. их характер и поведение.

Из любой полярности или бинарной конструкции возникает синтетический третий путь. В с точки зрения управления конфликтами, ведения переговоров или посредничества, этот третий способ описывает различные варианты, которые человек или группа разрабатывает в пределах пространства, установленного низкий контекст — высокий контекст и ограничения, связанные с нейтральным и частичным инсайдером. Творческие способы разрешения конфликтов часто возникают из принятия гибких, прагматический взгляд на вещи.Такая модель непредвиденных обстоятельств требует поиска стратегии что кажется наиболее подходящим в конкретной ситуации.

Список литературы

Авруч, Кевин. 1991. «Культура и разрешение конфликтов». В книге Кевина Авруха, Питера У. Блэка и Джозефа А. Шимекка, ред. Решение конфликта: Межкультурные перспективы. Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Блэк, Питер В. и Кевин Аврух. 1993. «Культура, власть» и Международные переговоры: понимание переговоров о статусе Палау и США.» Миллениум, 22 (3): 379-400.

Бертон, Джон В. и Деннис Дж. Д. Сандол. 1986. «Генерал Теория: Основа разрешения конфликтов. «Negotiation Journal», 2 (4): 332-344.

Бертон, Джон В. и Деннис Дж. Д. Сандол. 1987. «Расширение» Дебаты о разрешении конфликтов: ответ на критику ». Журнал, 3 (1): 97-99.

Бертон, изд. Джона У. 1990. Конфликт: основная теория человеческих потребностей. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина.

Бертон, Джон У. и Фрэнк Дьюкс. 1990. Конфликт: практика. в управлении, урегулировании и разрешении. Бейзингстоук: Макмиллан.

Кармент, Дэвид. 1993. «Международные измерения» этнических конфликтов: концепции, индикаторы и теория. «Journal of Peace» Исследования, 30 (2): 137-150.

Коэн, Раймонд. 1987. «Проблемы межкультурной коммуникации». в египетско-американских дипломатических отношениях. «International Journal of Intercultural Отношения, 2: 29-47.

Эльгстрем, Оле. 1994. «Национальная культура и международный» Переговоры. «Сотрудничество и конфликт, 29 (3): 289-301.

Фишер, Роджер и Уильям Ури. 1981. Как добраться: переговоры. Согласие без сдачи. Бостон, Массачусетс: Хоутон Миффлин.

Фукуяма, Фрэнсис. 1995. Доверие — Социальные добродетели и Создание процветания. Лондон: Хэмиш Гамильтон.

Гурр, Тед Роберт. 1994. «Народы против государств: этнополитическая Конфликты и меняющаяся мировая система.»Международные исследования Quarterly, 38 (3): 347-378.

Хаас, Эрнст Б. 1993. «Национализм: инструментальный социальный» Строительство ». Миллениум (Лондонская школа экономики), 22 (3): 505-546.

Холл, Эдвард Т. 1976. За пределами культуры. Нью-Йорк: Даблдей.

Харрисон, Майкл М. 1987. «Дипломатия самоуверенного» Средняя держава ». В издании Ханса Биннендейка,« Национальные стили ведения переговоров ». Вашингтон: Государственный департамент США, стр. 75-104.

Хофстеде, Герт. 1991. Культуры и организации. Девичья голова: Макгроу-Хилл.

Хофстеде, Герт. 1993. «Образы Европы». Прощание Адрес, Лимбургский университет в Маастрихе, 1 октября. 20 с.

Хантингтон, Сэмюэл П. 1981. Американская политика: обещание дисгармонии. Кембридж: Belknap Press / Гарвардский университет.

Хантингтон, Сэмюэл П. 1993. «Столкновение цивилизаций». Иностранные дела, 73 (3): 22-49.

Кельман, Герберт С. 1996. «Переговоры как интерактивные. Решение проблем «. Международные переговоры (Kluwer Law International), 1: 99-123.

Клюкхон, Флоренс К. и Фред Л. Стродтбек. 1961. Вариации в ценностных ориентациях. Эванстон, Иллинойс: Роу, Петерсон.

Кременюк, Виктор А. 1991. «Развивающаяся международная система. Переговоры. В Кременюке, Виктор Анатольевич, ред., Международные переговоры. Сан-Франциско: Джосси-Басс, стр.22-39.

Лессем, Ронни и Нойбауэр, Фред. 1994. Европейский менеджмент Системы. Лондон: Макгроу-Хилл.

Мелвилл, Аманда и Д. Бретертон. 1994. «Оценка конфликта: последствия для переговоров между мусульманами и немусульманами ». Документ представлен на XV Генеральной конференции IPRA, Мальта, 31 октября — 4 ноября. 26 с.

Минцберг, Генри. 1989. Минцберг об управлении: внутри нашей Странный мир организаций.Нью-Йорк: Свободная пресса.

Моран, Роберт Т., Джонатан Аллен, Ричард Вичманн, Томоко Андо и Мачико Сасано. 1994. «Япония». В Рахиме М. Афзалур и Альберт А. Блюм, ред., Глобальные перспективы организационного конфликта. Вестпорт, Коннектикут: Praeger. С. 33-51.

Орнштейн, Роберт. 1972. Психология сознания. Сан-Франциско: Фриман.

Перссон, Стефан. 1994. «Тупики в международных переговорах». Сотрудничество и конфликт, 29 (3): 211-244.

Рахим, М. Агфзалур и Альберт А. Блюм. 1994. «Введение». В М. Афзалур Рахим и Альберт А. Блюм, ред., Глобальные перспективы организационной Конфликт. Вестпорт: Praeger, стр. 1-10.

Розенау, Джеймс Н. 1994. «Новые измерения безопасности: Взаимодействие глобализирующейся и локализуемой динамики ». Диалог по вопросам безопасности, 25 (3): 255-281.

Рубинштейн, Ричард Э. 1990. «Основная теория человеческих потребностей: За пределами естественного закона ». В книге Джона У.Бертон, изд. Конфликт: теория человеческих потребностей. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина. С. 336-355.

Рубинштейн, Ричард Э. и Ярл Крокер. 1994. «Сложный Хантингтон. «Внешняя политика», 96: 113-128.

Сергеев Виктор М. 1991. «Метафоры для понимания». международные переговоры ». В сб. Виктор Анатольевич Кременюк, изд. Переговоры. Сан-Франциско: Джосси-Басс. С. 58-64.

Слим, Рандер М. и Гарольд Х. Сондерс. 1996 «Менеджмент Конфликт в разделенных обществах: уроки Таджикистана.»Журнал переговоров, Том 12-1.

Смит, Энтони Д. 1991. Национальная идентичность. Хармондсворт: Пингвин.

Смит, Энтони Д. (1993) «Европа Наций — или Нация Европы? »Журнал исследований мира, 30-2: 129-136.

Тайер, Натаниэль Б. и Стивен Э. Вайс. 1987. » Изменение логики бывшей второстепенной державы. «In Hans Binnendijk, ed., National Стили переговоров. Вашингтон: Государственный департамент США, стр. 45-74.

Тин-Туми, Стелла, Ге Гао, Паула Трубски, Чжичжун Ян, Хак Су Ким, Сунг-Лин Линь и Цукаса Нишида. 1991. «Культура, уход за лицом» и «Стили урегулирования межличностных конфликтов: исследование пяти культур». Международный журнал управления конфликтами, 2-4: 275-296.

Triandis, Гарри К. 1989. «Межкультурные исследования Индивидуализм и коллективизм ». В J. Berman, ed., Nebraska Symposium. Линкольн, NE: University of Nebraska Press, стр.41–130.

Уокер, Грегг Б. 1990. «Культурная ориентация аргументов». в международных спорах — ведение переговоров по морскому праву ». In Felipe Корзенни и Стелла Тинг-Туми, редакторы, «Общение во имя мира, дипломатии и Переговоры. Ньюбери-Парк, Калифорния: Сейдж. 96–117.

Вер, Пол и Джон Пол Ледерах. 1991. «Посредничество Конфликт в Центральной Америке ». Journal of Peace Research, 28 (1): 85:98.

Wiberg, Хакан. 1994. «Мир в бывшей Югославии». — Проблемы и уроки.В Джеймсе Кальехе, Хакане Виберге и Сальвино Бусуттиле, ред., «Поиски мира в Средиземноморском регионе: проблемы и перспективы». Мсида, Мальта: Мирева. С. 229–253.

Основные причины насильственных конфликтов в развивающихся странах

BMJ. 2002 9 февраля; 324 (7333): 342–345.

Исследования развития, Дом королевы Елизаветы, Оксфорд, OX1 3LA

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Бедность и политическое, социальное и экономическое неравенство между группами предрасполагают к конфликту; меры по их устранению снизят этот риск

Восемь из 10 беднейших стран мира страдают или недавно пострадали от крупномасштабного насильственного конфликта.Войны в развивающихся странах сопряжены с тяжелыми человеческими, экономическими и социальными издержками и являются основной причиной бедности и отсталости. Например, дополнительная младенческая смертность, вызванная войной в Камбодже, оценивалась в 3% от населения страны в 1990 году. 1 Большинство текущих конфликтов, например, в Судане или Конго, происходят внутри государств, хотя часто происходит значительное вмешательство извне, как в Афганистане. За последние 30 лет Африка особенно сильно пострадала от войны (см. Рис.).

Количество вооруженных конфликтов по уровням, 1946–2000 гг. (По материалам Gleditsch NP, Wallensteen P, Eriksson M, Sollenberg M, Strand H. Вооруженный конфликт 1946-2000 гг .: новый набор данных. Www.pcr.uu.se/workpapers.html)

В этой статье рассматриваются свидетельства о корне причины конфликта и предлагает некоторые ответные меры политики, которые следует принять, чтобы снизить вероятность войны в будущем.

Сводные пункты

  • Войны являются основной причиной бедности, отсталости и плохого здоровья в бедных странах

  • Число войн растет с 1950 года, при этом большинство войн происходит внутри штатов

  • Часто войны имеют культурные аспекты, связанные с этнической принадлежностью или религией, но всегда есть и лежащие в основе экономические причины

  • Основные коренные причины включают политическое, экономическое и социальное неравенство; крайняя бедность; экономический застой; плохие государственные услуги; высокая безработица; ухудшение окружающей среды; и индивидуальные (экономические) стимулы к борьбе

  • Для снижения вероятности войн необходимо содействовать инклюзивному развитию; уменьшить неравенство между группами; бороться с безработицей; и, посредством национального и международного контроля над незаконной торговлей, уменьшить частные стимулы к борьбе

Культурное измерение войны

Многие группы людей, которые вместе воюют, считают себя принадлежащими к общей культуре (этнической или религиозной) и частично Причина, по которой они воюют, может заключаться в сохранении своей культурной автономии.По этой причине существует тенденция относить войны к «исконным» этническим страстям, из-за чего они кажутся неразрешимыми. Однако эта точка зрения неверна и отвлекает внимание от важных лежащих в основе экономических и политических факторов.

Хотя культура человека частично унаследована, она также создается и выбирается, и многие люди имеют несколько идентичностей. 2 Многие из этнических идентичностей в Африке, которые сегодня кажутся такими сильными, были «изобретены» колониальными державами для административных целей и имеют лишь слабые корни в доколониальной Африке. 3 Их границы обычно плавные, и их справедливо называют «нечеткими множествами». 4

Во время войн политические лидеры могут намеренно «переработать исторические воспоминания», чтобы породить или укрепить эту идентичность в борьбе за власть и ресурсы. Например, в конфликте в Матебеланде в Зимбабве после обретения независимости идентичность ндебеле использовалась для достижения политических целей. 5 Другими хорошо известными примерами являются нацисты в Германии, хуту в Руанде (рис.), А сегодня акцент на мусульманском сознании со стороны Талибана и других.

Жертвы резни, устроенной хуту в Руанде

Экономические факторы, предрасполагающие к войне

Для объяснения внутригосударственных войн были выдвинуты четыре экономические гипотезы, основанные на факторах, связанных с групповой мотивацией, частной мотивацией, нарушением общественного договора , и деградация окружающей среды.

Гипотеза групповой мотивации — Поскольку внутригосударственные войны в основном состоят из боевых действий между группами, групповые мотивы, обиды и амбиции обеспечивают мотивацию для войны. 4 , 6 , 7 Группы могут быть разделены по культурным или религиозным признакам, по географии или классам. Однако за межгрупповые различия стоит бороться только в том случае, если есть другие важные различия между группами, особенно в распределении и использовании политической и экономической власти. 8 В этой ситуации относительно обездоленные группы, вероятно, будут искать (или их лидеры склонят их искать) компенсации. Если политическая компенсация невозможна, они могут прибегнуть к войне.Недовольство, вызванное групповыми различиями, называемое горизонтальным неравенством, является основной причиной войны. Эти групповые различия имеют много измерений — экономические, политические и социальные (см. Таблицу). Относительно привилегированные группы также могут быть заинтересованы в борьбе за защиту своих привилегий от нападений со стороны относительно обездоленных групп. 6

Гипотеза частной мотивации — Война приносит как выгоду людям, так и затраты, которые могут побудить людей сражаться. 9 , 10 Молодые необразованные мужчины, в частности, могут получить работу в качестве солдат.Война также создает возможности грабить, нажиться на нехватке и помощи, торговать оружием и осуществлять незаконное производство и торговлю наркотиками, алмазами, древесиной и другими товарами. Там, где альтернативных возможностей мало из-за низких доходов и плохой занятости, а возможности обогащения за счет войны значительны, частота и продолжительность войн, вероятно, будут выше. Эта «гипотеза жадности» основана на теории рационального выбора. 10 , 11

Нарушение общественного договора — Это происходит из точки зрения, что социальная стабильность основана на гипотетическом социальном контракте между народом и государством.Люди принимают государственную власть до тех пор, пока государство предоставляет услуги и обеспечивает разумные экономические условия (занятость и доходы). При экономической стагнации или упадке и ухудшении государственных услуг социальный договор нарушается, и возникает насилие. Следовательно, ожидается, что высокий и растущий уровень бедности и сокращение государственных услуг вызовут конфликт. 12

Гипотеза зеленой войны — Это указывает на деградацию окружающей среды как на источник бедности и причину конфликтов. 13 , 14 Например, рост численности населения и падение производительности сельского хозяйства могут привести к земельным спорам. Растущая нехватка воды может спровоцировать конфликт. 15 Эта гипотеза противоречит точке зрения, согласно которой люди борются за контроль над богатствами окружающей среды. 10 , 16

Четыре гипотезы не исключают друг друга. Например, конфликт в Судане является примером как горизонтального неравенства (когда люди на юге сильно обделены), так и мощных личных выгод, которые увековечивают борьбу. 9 Хотя экологическая бедность, вероятно, была важным фактором конфликта в Руанде, в бывшей Югославии, похоже, не было.

Свидетельства, лежащие в основе гипотез

Свидетельства из тематических исследований и статистического анализа показывают, что каждая гипотеза может внести свой вклад в объяснение конфликта.

Групповое неравенство —Существуют постоянные свидетельства резкого горизонтального неравенства между группами, находящимися в конфликте. 17 Неравенство групп в политическом доступе наблюдается неизменно — отсюда и обращение к насилию, а не стремление разрешить разногласия путем политических переговоров.Групповое неравенство по экономическим параметрам является обычным явлением, хотя и не всегда большим (например, в Боснии 18 ). Горизонтальное неравенство, скорее всего, приведет к конфликту, если оно будет существенным, постоянным и со временем нарастает. Хотя систематические межстрановые данные редки, одно исследование классифицировало 233 политизированные общинные группы в 93 странах в соответствии с политическими, экономическими и экологическими различиями и обнаружило, что большинство групп, страдающих горизонтальным неравенством, предприняли определенные действия для отстаивания групповых интересов, начиная от ненасильственного протеста к восстанию. 4

Частная мотивация — Мнение о том, что личная мотивация играет важную роль в затягивании, если не вызывает, конфликта в некоторых странах, хорошо подтверждается работой в Судане, Сьерра-Леоне и Либерии. 9 , 19 , 20 Кольер и Хеффлер проверили гипотезу жадности (хотя и с довольно грубой оценкой богатства ресурсов) и обнаружили значительную связь с конфликтом, хотя это было оспорено. 21 Они также обнаружили, что большее образование мужчин до более высокого среднего уровня снижает риск войны.Они пришли к выводу, что «жадность» важнее жалоб при объяснении конфликта.

Нарушение общественного договора — Эконометрические исследования показывают, что частота конфликтов выше среди стран с низкими доходами на душу населения, средней продолжительностью жизни и экономическим ростом. 10 , 12 , 22 Однако многие статистические исследования связи между вертикальным распределением доходов и конфликтами дают разные результаты. 10 , 12 , 23 Было высказано предположение, что программы финансирования из Международного валютного фонда — обычно связанные с сокращением государственных услуг — вызывают конфликты, но ни статистические данные, ни данные тематических исследований не подтверждают это, возможно, потому что страны грани конфликта, как правило, не подходят для участия в таких программах. 12 , 24

Гипотеза зеленой войны — Здесь доказательства противоречивы. Кажется, что с конфликтом могут быть связаны как экологическая бедность, так и богатство ресурсов. 13 , 16 , 25 Экологический стресс, как правило, делает людей склонными к насилию, поскольку они ищут альтернативы безвыходным ситуациям (как в Руанде), в то время как богатство ресурсов дает сильную мотивацию отдельным группам для получения контроля над такими ресурсами (например, в Сьерра-Леоне).

Хотя ни одна из четырех гипотез не объясняет полностью все конфликты, они все же определяют факторы, которые могут предрасполагать группы к конфликту. Ясно, что некоторые объяснения верны в одних ситуациях, а не в других, но один фактор, который все исследования признали важным, — это история конфликта. Это связано с тем, что те же структурные факторы, которые изначально предрасполагали к войне, часто сохраняются, и потому, что мобилизация людей путем обращения к групповым воспоминаниям более эффективна, если существует история конфликта.

Политика по снижению вероятности войны

Исследование, обобщенное выше, позволяет сделать некоторые важные политические выводы для стран, подверженных конфликтам. Во-первых, политика по борьбе с бедностью и деградацией окружающей среды снизит вероятность войны, а также станет важнейшей целью развития. Уменьшение масштабного горизонтального неравенства необходимо для устранения основного источника конфликта. Также необходима политика, уменьшающая частные стимулы к борьбе, особенно когда конфликт продолжается.Прежде всего, необходимо обеспечить инклюзивное правительство — с политической, экономической и социальной точек зрения — и процветающую экономику, чтобы все основные группы и большинство людей выиграли от участия в нормальной экономике.

С политической точки зрения инклюзивное правительство — это не просто вопрос демократии; Демократия, основанная на большинстве, может привести к угнетению меньшинств. Конфликты наиболее велики в полудемократических странах или государствах с переходной экономикой и меньше всего — в странах с устоявшейся демократией и авторитарными режимами. 26 Демократические институты должны быть инклюзивными на всех уровнях — например, системы голосования должны гарантировать, что все основные группы представлены в правительстве. Недавняя конституция, принятая для правительства в Северной Ирландии, и предложения для Афганистана и Бурунди являются примерами этого.

Экономическая и социальная политика необходима для систематического сокращения горизонтального неравенства. Политика в отношении инвестиций, занятости, образования и других социальных услуг должна быть направлена ​​на сокращение дисбалансов и неравенства.Такую политику необходимо проводить осторожно, поскольку действия по исправлению горизонтального неравенства иногда провоцируют конфликты со стороны группы, чье привилегированное положение ослабевает, особенно в Шри-Ланке.

Основная проблема заключается в том, что правительство страны, подверженной конфликту, может сопротивляться таким действиям, поскольку оно может быть бенефициаром дисбалансов. Внешние агентства могут указывать на необходимость сокращения горизонтального неравенства, но в конечном итоге такая политика должна зависеть от внутренних субъектов.

В краткосрочной перспективе политика по изменению частных стимулов к борьбе включает предоставление молодым мужчинам программ занятости и кредитов.В более долгосрочной перспективе расширение образования и достижение инклюзивного развития расширит возможности мирного времени. Более эффективный контроль и легитимность международных рынков наркотиков, древесины, алмазов и т. Д. Должны уменьшить возможности получения прибыли от незаконной торговли во время войны.

Заключение

Хотя в этой статье основное внимание уделяется причинам конфликтов внутри стран, большая часть анализа имеет отношение к международной ситуации. Резкие экономические и социальные различия между западными обществами и мусульманским миром являются ярким примером международного горизонтального неравенства.Это, вместе с повсеместным обнищанием во многих мусульманских странах, позволяет таким лидерам, как Усама бен Ладен и Саддам Хусейн, слишком эффективно мобилизовать поддержку на религиозной основе.

Дополнительные образовательные ресурсы

  • Бердал М., Мэлоун Д. Жадность и недовольство: экономические программы в гражданских войнах . Боулдер, командующий: Линн Риннер, 2000

  • Ле Биллон П., Макрэ Дж., Лидер Н., Восток Р. Политическая экономия войны: что необходимо знать агентствам по оказанию помощи .Лондон: Сеть помощи и реабилитации, 2000

  • Нафцигер Е.В., Стюарт Ф., Вайринен Р. Война, голод и перемещение: источник гуманитарных чрезвычайных ситуаций . Оксфорд: Oxford University Press, 2000

Таблица

Примеры горизонтального неравенства

9 0096
Категории дифференциации Избранные примеры
Политическое участие
Участие в правительстве Фиджи, Бурунди, Босния и Герцоговиния Ланка
Членство в армии и полиции Фиджи, Северная Ирландия, Бурунди, Косова
Экономическая мощь
Активы:
Земля Фиджи, Камбоджа, Сальвадор, Гаити
Частный капитал Малайзия, Южная Африка, Бурунди
Государственная инфраструктура Чьяпас, Мексика, Бурунди
Помощь Афганистан, Судан, Руанда
Природные ресурсы Либерия , Сьерра-Леоне
Занятость и доходы:
Доходы Малайзия, ЮАР, Фиджи, Чьяпас
Государственная занятость Шри-Ланка, Фиджи
Работа в частном секторе Фиджи, Уганда, Малайзия
Элитная занятость Южная Африка, Фиджи, Северная Ирландия
Безработица Южная Африка, Северная Ирландия
Социальный доступ и положение
Образование Руанда, Бурунди, Гаити, Южная Африка, Северная Уганда, Косова
Медицинские услуги Бурунди, Северная Уганда, Чьяпас
Безопасная питьевая вода Уганда, Чьяпас
Жилье Северная Ирландия
Бедность Бедность , Уганда, Южная Африка

Благодарности

Я благодарю редактора и двух рецензентов за их полезные комментарии.

Примечания

Конкурирующие интересы: не заявлены.

Список литературы

1. Стюарт Ф., Фицджеральд В., редакторы. Война и отсталость: экономические и социальные последствия конфликта. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2001. [Google Scholar] 2. Тертон Д. Война и этническая принадлежность: глобальные связи и локальное насилие в северо-восточной Африке и бывшей Югославии. Oxford Dev Stud. 1997. 25: 77–94. [Google Scholar] 3. Рейнджер Т. Изобретение традиций в колониальной Африке. В: Hobsbawm E, Ranger T, редакторы.Изобретение традиции. Кембридж: Песнь; 1983. С. 211–262. [Google Scholar] 4. Gurr TR. Меньшинства в группе риска: глобальный взгляд на этнополитические конфликты. Вашингтон, округ Колумбия: Институт прессы мира; 1993. [Google Scholar] 5. Александр Дж., МакГрегор Дж., Рейнджер Т. Этническая принадлежность и политика конфликта: случай Матабелеленда. В: Nafziger EW, Stewart F, Vayrynen R, редакторы. Война, голод и перемещение: источник чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2000. С. 305–336. [Google Scholar] 6.Горовиц Д. Этнические группы в конфликте. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1985. [Google Scholar] 7. Стюарт Ф. Горизонтальное неравенство как источник конфликта. В: Хэмпсон Ф., Мэлоун Д., редакторы. От реакции к профилактике. Лондон: Линн Риннер; 2001. С. 105–136. [Google Scholar] 8. Коэн А. Двумерный человек: очерк антропологии власти и символизма в сложном обществе. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1974. [Google Scholar] 9. Кин Д. Преимущества голода: политическая экономия помощи голодающим на юго-западе Судана 1883-1989 гг.Princeton: Princeton University Press; 1994. [Google Scholar] 10. Кольер П., Хёффлер А. Жадность и обида в гражданской войне. Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк; 2000. с. 42. [Google Scholar] 11. Хиршлейфер Дж. Темная сторона силы. Экон-запрос. 1994; 32: 1–10. [Google Scholar] 12. Нафцигер Э. У., Аувинен Дж. Экономические причины чрезвычайных гуманитарных ситуаций. В: Nafziger EW, Stewart F, Vayrynen R, редакторы. Война, голод и перемещение: источник чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2000 г.С. 91–145. [Google Scholar] 13. Гомер-Диксон Т. Экологическая нехватка и насильственные конфликты: доказательства из случаев. Int Secur. 1994. 19 (1): 5–40. [Google Scholar]

14. Каплан Р. Грядущая анархия: как дефицит, преступность, перенаселенность и болезни угрожают социальной структуре нашей планеты. Atlantic Monthly 1994 (февраль): 44-74.

15. Суэйн А. Нехватка воды как источник кризисов. В: Nafziger EW, Stewart F, Vayrynen R, редакторы. Война, голод и перемещение: источник чрезвычайных гуманитарных ситуаций.Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2000. С. 179–205. [Google Scholar] 16. Фэрхед Дж. Конфликт из-за природных и экологических ресурсов. В: Nafziger EW, Stewart F, Vayrynen R, редакторы. Война, голод и перемещение: источник чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2000. С. 147–178. [Google Scholar] 17. Нафцигер Э. У., Стюарт Ф., Вайринен Р., редакторы. Война, голод и перемещение: источник чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2000. [Google Scholar] 18.Котук Э. Оксфорд: Оксфордский университет; 2001. Причины насильственного конфликта в Боснии и современные усилия по установлению прочного мира [диссертация] [Google Scholar] 19. Кин Д. Сьерра-Леоне: война и ее функции. В: Стюарт Ф., Фитцджеральд В., редакторы. Война и отсталость: экономические и социальные последствия конфликта. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2001. С. 155–175. [Google Scholar] 20. Рино В. Политика военачальника и государства Африки. Боулдер, Колорадо: Линн Риннер; 1998. [Google Scholar] 21.Крамер К. Человек экономический идет на войну: методологический индивидуализм, рациональный выбор и политическая экономия войны. Лондон: Школа восточных и африканских исследований; 2001. [Google Scholar] 22. Эльбадави I, Самбанис Н. Сколько войны мы увидим? Оценка частоты гражданской войны в 161 стране.

Добавить комментарий